Меллер Юлия Викторовна: другие произведения.

Во славу человечности!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Ознакомительный отрывок. Полную версию книги можно купить на литнет

    Оборотни не захотели жить в мире с людьми и сделали всё, чтобы уничтожить их. Спастись удалось немногим, но люди выжили и хотят вернуть отнятое. Сердца потомков изгнанников наполнены местью, пока девушке из другого мира не удаётся убедить их, что этот путь ведёт в никуда. Однако раздавая советы - будь готова отвечать за последствия!

    . На книге есть значок 18+ не из-за секса, а из-за кусочков, где есть сражения и она в литнет видна только пользователям старше 18лет.

    Автор обложки Mika

    Мне помогает справляться с ошибками и косноязычием - труженица Algambra


  

Во славу человечности!

  

Мир оборотней.

  
  

Пролог, рассказывающий о героине и её тайне, которая стала причиной перемещения.

  
  Пятница. На работе директор загрузил работой, и Анна притащилась домой уже затемно. Она секретарь. Настоящий секретарь без всяких пошлостей и намёков. Сегодня, например, пришлось срочно готовить новые документы, чтобы отпустили груз с таможни. В понедельник с самого утра придут дамы из бухгалтерии, им установили новую программу, и итоговые цифры по доходам у директора и у них не совпадают. Надо разобраться. Ещё к понедельнику надо подготовить запросы по механизмам, которые требуются одному из клиентов.
   В общем, секретарь с приличным заработком, но без личной жизни. Да и откуда ей взяться, если в двушке в одной комнате родители, в другой - брат после развода с женой, и сестра.
  Сестра, младше её на год, пашет как вол; скопила денег на квартиру и отдала их любимому, который оказался аферистом. Теоретически жалко брата, сестру, но практически сложно смириться с их дуростью.
  В девятиметровой комнате стоит детская двухъярусная кровать, где спят две взрослые девы и мужик на полу. Об этом ли они все мечтали, когда росли?
  Анна помалкивает о том, что выплатила пятилетний кредит за крошечную квартиру-студию в строящемся доме. Она не будет говорить родным, что это её собственная квартира, соберёт вещички и съедет из этого дурдома.
  Аня, слегка перекусив, взяла ноутбук, залезла на кровать, чтобы последний раз просмотреть короткие передачи по экологическому земледелию и не заметила, как уснула. Впрочем, это был не совсем сон. Четыре года назад всё казалось сумасшествием, но ко всему привыкаешь и к голосу в голове тоже!
  Первое время было страшно и дико. Писклявое нытьё какой-то Кареманны пугало и изводило. Потом Анна закрылась в туалете и зло спросила, сколько это безобразие будет продолжаться? Поступок, продиктованный отчаянием, ответа она не ждала, но получила.
  С тех пор, она "живёт" в двух мирах. Это проще - верить и помогать, чем тратить деньги на лечение сумасшествия. В двадцать один всё казалось будоражащим и интересным, сейчас происходящее превратилось в обременительную обязанность.
  Мифическая Кареманна в возрасте шести лет осталась без родителей, но сложность заключалась в том, что она - правительница выживших и спрятавшихся людей в мире оборотней. Анна верила и не верила, но ради своего спокойствия помогала этой малышке.
  Вскоре родные узнали об этом секрете и как-то привыкли посмеиваться над тем, что сестра (дочь) в свободное время занимается обучением девочки и прогрессом людей в негостеприимном мире оборотней. Вся эта чушь надоела Анне уже через несколько месяцев, но малышка Кареманна поражала своей прилипчивостью, серьёзностью и совершенной памятью.
   Всё, о чём говорила и показывала взрослая подруга из другого мира, малявка зарисовывала и отдавала советникам, не скрывая, кто нашептал ей это. В ответ возникали вопросы, иногда получался диалог, растягивающийся на недели. Анне было жалко крошечную правительницу, которую лишали детства и использовали как передаточное звено, но Кареманна объясняла, что у них нет выхода, что это вопрос выживания. Безусловно, это внушали ей советники, но девочка верила и переживала, а Анна продолжала помогать. Так было проще.
  Схемы печей с минимальной потерей тепла, улучшение качества кирпича для них, утеплители, черепица, водонапорные башни, трубы, виды оружия, ковка, разработка металлов, получение некоторых веществ, усовершенствование ткацких станков, улучшение качества бумаги, секреты выделки кожи... Но помимо хозяйственных вопросов Анне приходилось вникать в политическую обстановку того мира и давать советы.
   Оборотни в том мире были повсюду, а люди остались только в долине, скрытой горами. Это последний оплот человечества, и они хотели выжить, а ещё лучше - отомстить! Анна по этому поводу советовалась с братом, потом со своим директором, вроде бы шутя, но всех слушала внимательно. Это был вопрос непростой и интересный. Пришлось ознакомиться со многими материалами, чтобы найти единственно верный выход для людей в другом мире.
  В результате она разработала для них долгосрочный план, включающий в себя усиленное развитие общества людей. Было желательно значительно превзойти оборотней, а потом следовало возвращаться из изоляции, чтобы отстоять человеческие права и создавать смешанные браки на выгодных для себя условиях. Анна часами приводила доводы в пользу этого плана, малышка всё передавала советникам, а те задавали всё новые вопросы, пока не отбросили месть, как путь, ведущий к их полному уничтожению, и не прониклись идеей перемешивания двух народов.
  За несколько лет общения с Аней в долине обустроили школы, где учились стар и млад. В школах обучали не только письму, счёту, чтению, ремёслам, но ещё уделяли время воинскому искусству. Оборотни ценили силу, значит, люди должны уметь дать отпор при необходимости.
   Теперь ни одна женщина, девушка, девочка не были беззащитны. Лучницы, пращницы, метательницы ножей, копей, а некоторые могли бы дать сдачу и в контактном бою. Мужчины тоже стали чувствовать себя намного увереннее и иногда брали в плен излишне любопытных оборотней, неосторожно добравшихся до их укрытия, чтобы оттачивать на них свои умения.
  Анна даже не представляла, какую роль играет в обществе людей долины Лейн. Она, как Голос маленькой правительницы, и сама Кареманна, стали путеводной звездой и надеждой всего человечества.
  Благодаря общим усилиям и самоотверженному труду жизнь в долине менялась на глазах. Люди жалели только об одном: что раньше у правителей не появлялось благословенного Голоса.
  За прошедшие годы совет объяснил своим жителям, что о мести придётся забыть. Их осталось слишком мало, и человечеству придётся принять в свой род свежую кровь, чтобы выжить. Многие родители стали готовить своих детей к жизни за горой, среди оборотней. Важно было не раствориться, не затеряться в сильной крови, а получить потомство с яркими человеческими качествами.
  Это была продуманная программа! Люди впервые благодаря Анне задумались о том, что представляет собой человек или оборотень. Были выделены сильные-слабые качества каждой расы, и в школах, семьях, уделяли особое внимание развитию нужных черт. Всё это была большая тайна людей! Очутившись на грани вымирания, они стали единым, литым кланом, семьёй, которая движется в одном направлении, ради одной цели, во имя будущего.
  Анна частенько говорила Кареманне, что когда она вырастет, ей придётся заключить династический брак. Добиться его с вожаком оборотней будет непросто, но ещё важнее сделать так, чтобы он принёс плоды во всех смыслах. Брак двуликих с людьми должен стать почётным, желаемым, ценным!
   Кареманне уже исполнилось десять лет, и первым ласточкам уже пора лететь в ближайшие селения, чтобы показать, как хорош союз оборотня с человеческой девушкой или парнем.
  Иногда Анна жила больше проблемами другого мира, чем своего. Пока она справляется с этим, но всё это в ущерб её личной жизни, хотя какая может быть личная жизнь в её условиях?! Случайные поклонники не задерживаются, узнав, что она не сможет поселить у себя будущего мужа. У всех, видите ли, жилищный вопрос ребром!
  Мысли у Анны путались. Усталость взяла своё, и в голове всё перемешалось: урожаи, жилищный вопрос, Кареманна, её советники, закрытие кредита и своя квартирка, которая не за горами. А ещё директор обещал нанять ей двух помощниц и сменить название её должности.
  Неужели жизнь поворачивается к ней лицом? Ох, надо же сосредоточиться на подкормке растений, чтобы не истощать землю и получать хорошие урожаи! Хорошо бы девочка ещё запомнила способы борьбы с вредителями, а то впереди трудная неделя, и Анне некогда будет уделять ей внимание.
  
  

Часть 1.

  

Глава 1. Цель оправдывает средства.

  
  Анна чудесно выспалась! Как же давно этого не случалось! Крепкий, здоровый сон, принёсший отдых и ясность мыслей. Она отрыла глаза, но счастье мгновенно свернулось испуганным клубочком: Аня лежала не в своей постели!
  Огромная кровать со столбиками по краям и крышей, стоящая на поляне, а вокруг, насколько хватает глаз, сидят сотни людей. Стоило кому-то увидеть, что она проснулась, как людское море зашевелилось и взгляды устремились на неё.
   Она видела, что каждый спешно менял своё расслабленное положение, вставая на колени, и выжидающе смотрел. Анна чуть вылезла из-под одеяла и отвлеклась на белоснежный балахон, в котором она очутилась. Хотелось фыркнуть на эту бесформенную гадость, держащуюся на завязках у шеи, но, посмотрев на собственное тело, ей стало не по себе. Нет женской груди, сама она тщедушно-тоненькая, будто ребёнок, а множество косичек, спускающихся по плечам, казались прилепившимися змейками.
  Мыслей не было. Ни вопросов, ни предположений - одна пустота!
  "Наверное, это шок", - проскользнул где-то глубоко внутри диагноз. Народ тысячью глазами молча смотрел, пожалуй, даже уместнее будет сказать, взирал на неё. Да, они ловили каждую эмоцию или жест, и что-то ждали, сдерживая дыхание.
  "Что им всем от меня надо?!" - испугалась она.
  Шоковое состояние отступило, давая место страху. Все увидели, как она отреагировала и выдохнули. Шёпот помчался по рядам: "Получилось. У нас всё получилось!"
  - Как твоё имя?! - оглушил голос сбоку.
  Анна резко дёрнулась в сторону, закрываясь руками. Жест выглядел трогательным и беззащитным.
  - Имя?!! - совсем близко к кровати, так же, как и все, на коленях стояли несколько мужчин и они тоже с нетерпением ожидали ответа.
  Больше всего на свете Анна не терпела, когда на неё давят. Сейчас именно это и происходило. Несмотря на более чем странную ситуацию, она набычилась и молчала. Тут ведь было множество вариантов. Скажи то, что требуют - и тебя убьют. Или назовёшь имя - попадёшь под власть колдунов. А ещё...
  Анна оборвала поток своих фантазий, так как осознала, что именно видит вокруг.
  Горы!!! Огромная вытянутая долина, окружённая горами!
   Её взгляд метнулся к ожидающему её имени народу. Это не современные люди Земли! Они одеты по-другому, их лица открыты и читаемы в эмоциях. Мужчины выглядят очень мужественно, от них веет силой, уверенностью, действием. Женщины тоже отличаются от земных они крепки телом, у всех длинные тёмные волосы, а ещё они заметно переживают и волнуются.
   Аня посмотрела на находящихся поблизости от неё мужчин. Ноздри её гневно трепетали.
  Она узнала их! Это невероятно, но она знает их по рассказам девчонки!
   Тёмноглазый, борода лопатой, широк в плечах - это Кирам, советник. Рядом тоже темноглазый, но цвет глаз едва заметен сквозь узкие щёлки, скуластый, невысокий - это Амир, советник. Ещё один постарше, с сединой и блёклыми глазами, круглолицый Манул, казначей-советник. Где же четвёртый? Кареманна говорила, что у неё четыре советника! Да вот же он, голубоглазый Дан. Маленькая правительница была влюблена в него. Он ей казался идеалом красоты.
  "М-да, у детей свои взгляды на прекрасное", - скептически отметила Анна.
  Пауза даже не затянулась, наверное, она устала за последние годы удивляться и размышлять, а здорова ли она? От неё ждали имя? А не хотят ли они объяснить, что здесь происходит?
  - Кирам! - громко и требовательно обратилась она к одному из советников и сразу же перевела взгляд на следующего:
  - Амир! Манул! Дан!
  Толпа насторожилась, и Анне показалось, что разочарована.
  - Как так получилось, что я здесь? - вышло двусмысленно.
  Вроде как: почему я, Анна, здесь? Или: почему я, Кареманна вынесена на улицу и сижу в кровати перед всем народом?
  Стоило прозвучать вопросу, как люди снова стихли и боялись пропустить каждое слово.
  - Кареманна? - неуверенно и даже растерянно, спросил скуластый Амир.
  Анна бросила на него испепеляющий взгляд и, глотая слёзы, бросила:
  - Я Анна! Анна!
  Она поняла, что находится в теле своей маленькой подопечной. Хотелось бы верить, что всё это сон, но налицо проведение массового обряда.
  Как им это удалось?!
   Кареманна не говорила, что здесь есть магия!
  После того, как вслух прозвучало её имя, толпа радостно взревела, ликуя:
  - Анна!!!
  "Возмутительно! Так нельзя!" - надрывалась в душе Аня, выискивая хоть одно лицо, выразившее бы ей сострадание, но нет, все счастливы и до идиотизма восторжённы.
  - Свершилось! Наша маленькая и храбрая Кареманна пожертвовала собой, чтобы уступить место Голосу! - пробасил один из советников. - Той, что наставляла нашу правительницу все эти годы, что указала нам путь, который мы приняли всей душой и следуем по нему! - а дальше, сбавив ликования и добавив тревожности, советник продолжил:
  - Впереди нас ждут трудные времена, но теперь мы точно справимся ради нашей отважной дочери, уступившей своё тело Голосу! Дочери народа лейнов!
  Народ радовался и грустил о покинувшей их Кареманне, смотрел с надеждой на обновлённую правительницу и не понимал, отчего та не улыбнётся им.
  Ане хотелось прямо сейчас потребовать, чтобы всё вернули обратно. Похоже, что в обряде было необходимо участие всех людей и...
  А-а-а, глупо! Никто ничего не повернёт вспять! Может, потом удастся как-то вынудить их, но не сию секунду.
  Советники в состоянии призванной души понимали больше, чем остальные обитатели долины Лейн, поэтому, накинув на девочку накидку и надев тёплые мягкие сапожки, повели её в замок. По пути она смотрела по сторонам и видела ухоженные улицы, состоящие из простоватых, но просторных жилищ. Уже позже она выяснит, что один дом - это целое подворье.
  Скотина, корм, инвентарь, мастерская, кладовка, огромная печь с кухней и маленькие закутки вокруг печи для того, чтобы спать. Никто не тяготился крошечными спальнями, так как вся жизнь проходила в делах, и лишний раз присесть в доме было некогда.
  Замок Анну впечатлил монументальностью и грозным видом. Его построили всей долиной, как только люди пришли сюда. Поколение строителей уже давно покоится в земле, а их защитное сооружение, способное выдержать атаку оборотней, стоит.
  Первое время все люди, преодолевшие горы, жили в замке и возле, позже они потихоньку расползлись по долине, возвращаясь в него только зимой. Выросло следующее поколение, считающее жаркую и влажную долину своим домом, и смельчаки стали селиться в стороне от замка.
  Оборотни их почти не беспокоили. Горы сложно проходимы даже для них, а поживиться у людей было нечем. Да и до гор ещё надо дойти! Глухие места с переменчивой погодой стали людям дополнительной защитой! Двуликим приятнее жить вдоль Великой реки, где сытно, тепло и просторно. Но ближайшие редкие поселения изредка "пробовали на зуб" спрятавшихся за горой людей. Никто не отказался бы от трудолюбивых работников, способных терпеливо возиться с землёй, выполнять кропотливую работу, ткать полотно, и многое другое. Оборотни умели многое делать, но их свободолюбивую звериную часть нелегко было уговорить часами сидеть на месте, выполняя ежедневные обязанности.
  Труднопроходимые горы и замок защитили людей. Огромная неприступная крепость с высокими стенами, со множеством ловушек отбили желание у ближайших поселений оборотней нападать. Изредка находились смельчаки и пробирались к людям, но никто из них не возвращался обратно. Народ, осевший в долине Лейн, стали побаиваться.
  Анну провели по тёмному туннелю, который был построен на случай падения ворот. Для врагов этот путь стал бы кровавым.
  Выйдя на площадку, заключённую между высоких стен замка, она явственно ощутила давление ловушки. Ей ничего не грозило, но для тех остатков, кто прорвался бы сквозь туннель, клочок неба над головой стал бы последним свидетелем их гибели.
  С закрытого двора выводило несколько потайных туннелей. Аню сразу провели внутрь здания, минуя парадный двор. Наверное, хотели как лучше, поскорее провести правительницу в тёплое домашнее помещение, но узкие коридоры давили на земную девушку, и она дрожала. Смешались холод, страх, волнение, беспокойство, невероятность происходящего.
  Наверху стало светлее, окна попадались чаще и, несмотря на их узость, за счёт приличной высоты они всё же давали хоть какой-то свет. Анна от волнения не сразу обратила внимания, что часть коридоров выкрашена светлой, слегка мерцающей, краской.
  Два года назад в горах нашли отложения сверкающего в темноте порошка, и Кареманна спрашивала о нём свою старшую подругу. После примитивного исследования на вредность она посоветовала его использовалась в качестве подсветки тёмных помещений. С тех пор в горах велась добыча этого порошка и им понемногу подкрашивали тёмные коридоры в замке, подвалы в жилых домах, беспросветные горные лабиринты.
  Кареманна спустя год хвасталась, что их учёный, проведя много опытов, усилил светящиеся свойства порошка и определил, что если его использовать в качестве подкормки горному мху, то тот начинает давать свет, равный десятку свечей. Зайдя в покои девочки, Анна увидела в закутке стоящие рядами округлые банки со светящимся мхом. Он действительно давал свет, но проблема заключалась в том, что сам он не терпел солнечного сияния, и днём его приходилось прятать.
  Каждая замеченная Анной мелочь утверждала, что она теперь в мире девчонки, а вот та, судя по всему, оказалась на Земле в её теле. Годы упорного труда пойдут насмарку: работать за Аню Кареманна не сможет, как бы в психушке не оказалась. Жалко оплаченную квартирку-студию, за которую уже насчитывают квартплату, хотя дом стоит ещё пустой.
  Ей перестало хватать воздуха, и она подошла к окну. Хотела открыть его, но это был просто застеклённый проём.
  - Анна, присядьте, - обратился к ней Кирам, оглаживая свою бороду. Явный признак того, что он волнуется.
  Все советники устроились за небольшим столом, ожидая, когда можно будет поговорить. Она окинула взглядом помещение. Средних размеров комната, где без тесноты расположили кровать, массивные комоды вдоль стены, огромнейший шкаф, красивые резные скамьи с пузатыми подушками. Вполне современная по назначению мебель, выполненная вручную. Потом Аня рассмотрит её получше, возможно, даже погладит резьбу руками, столь искусна она и интересна, но сейчас, закутавшись плотнее в накидку, Аня села во главе стола.
  - Анна, мы счастливы видеть вас здесь, - произнёс любимец Кареманны Дан и обаятельно улыбнулся.
  Все одобрили его слова, только не она. Эта улыбочка с притягательной сеточкой морщинок вокруг глаз могла обмануть только ребёнка. Классический тип интригана, человека с двойным, тройным дном и множеством потайных уголков души с сюрпризами. С такими людьми любят делиться секретами, полагаясь на их душевность и безобидную спокойную мудрость, но только не земляне! Классический типаж киношного иезуита. Девушка удержала себя от реплики: "Не верю!", но выразительный взгляд скрыть не удалось.
  - Хм, - довольно хмыкнули сразу двое советников: бородатый и скуластый, а седой чуть выгнул бровь и слегка прищурился.
  - Не вижу повода для счастья, - обрезала лёгкий настрой советников. - Похоже, вы не до конца понимаете весь ужас сложившейся ситуации.
  Мужчины нахмурились.
  - Ответьте мне на вопрос, зачем вы это сделали? Я не спрашиваю - как, это вы мне расскажете позже.
  - Э-э, наша любимая маленькая Кареманна последнее время с трудом выдерживала нагрузки, свалившиеся на неё, - осторожно подбирая слова, начал бородач. - Мы достигли успехов, особенно за последний год и понимаем, что уже можно рискнуть и делать следующий шаг. Нам пора налаживать контакты с оборотнями, но правительница понимала, что понадобится быстрая реакция на всевозможные события и от этого потеряла аппетит и покой. Она осознавала, что не справится, поэтому мы вызвали вас.
  Аня слушала и кивала, подтверждая, что так и подумала. Как только бородатый Кирам замолчал, она обвела всех презрительным взглядом.
  Четыре взрослых мужика пиявками прилепились к сопливой правительнице и выжимали из неё все соки. Ей ли не знать, как девочка боялась не оправдать их доверие, и ей ли не догадываться, кто внушал и настаивал на выполнение долга, чтобы погибшие мама и папа на каком-то там свете были довольны и гордились своей дочерью!
  Но им оказалось мало достичь внутреннего успеха, теперь понадобилась путеводная нить во внешнем мире! А сами они что же? Неужели не справились бы? Смешна сама мысль об этом! Перед Анной сидели далеко не дураки! Значит, перед осуществлением следующего этапа понадобился новый стимул или идол, чтобы все продолжали шагать ровно.
  Они идут к цели и ничего, что кого-то ломают, кто-то падает, а кто-то против! Аня бросила взгляд на своё отражение. Судя по отражению в зеркале, закреплённому на шкафу, из Кареманны выжали все соки, и её при порыве ветра может унести вместе с листиками. Неудивительно, ведь для детей важен здоровый сон, а не блуждания в поисках знаний, не попытки запомнить всё на пределе своих сил. Не надо было помогать Кареманне, всё оказалось во вред им обеим!
  - Здесь я ничем вам не могу помочь! Те знания, что я вам давала, я брала из гигантских библиотек. Для меня они были бесполезны, так как наше общество давно продвинулось вперёд, поэтому я даже не пыталась запоминать. Читала, передавала и забывала.
  - Но это невозможно! Разве можно забыть такие открытия?
  - Я ежедневно пропускаю через себя огромное количество информации, и помнить о бесполезных, устаревших вещах, бессмысленно и вредно. Так что поздравляю вас, вы напрочь закрыли себе выход в мировую копилку знаний моего мира.
  - Но быть может, Кареманне удастся узнавать что-то? Она сейчас в вашем теле...
  - Она маленькая девочка, оказавшаяся в опасном мире во взрослом теле! Как только она поведёт себя неадекватно, так её сразу же изолируют. Если она покажет себя не опасной, то, пока тело молодо, ей удастся стать шлюхой, чтобы прокормить себя.
  Анна с удовольствием смотрела на вытянувшиеся рожи советников и добила:
  - Я ощущаю отторжение телом моей души. Мои знания не умещаются в маленькой детской голове, возможно, мне грозит сумасшествие. Господа советники, вы лишили свой народ света знаний, оставили его без правительницы, зарыли собственным усердием его будущее.
  - Но можно ли верить вам?
  - А вот это интересно! - зло улыбнулась Анна.- Что же вы об этом не подумали до проведения обряда?
  Потом она демонстративно потёрла виски, сделала вид, что с трудом дышит и упала. Обморок изображать не стала, во всяком деле нужна сноровка, но вот полное бессилие и плавающий, бестолковый взгляд, получились удачно.
  - Кареманна! Тьфу, Анна! - бросились поднимать её советники, толкаясь плечами.
  Она расслаблено висела на руках и часто, прерывисто дышала, перед тем как её положили на кровать, пару раз вздрогнула, изображая конвульсии.
  - Что мы наделали? - раздался встревоженный голос скуластого Амира.
  - Я говорил, что не надо рисковать! - это внёс свою лепту борода-лопата Кирам.
  "Так вас, прохиндеи!" - злорадствовала Анна.
  Глаза она не закрывала, продолжая демонстрировать плавающий взгляд, поэтому, ей удавалось зрительно следить за советниками.
  - Кареманна становилась слишком настойчивой и упёртой! Ещё год, два - и она стала бы неуправляема! - мрачно прошипел седой Манул.
  - Теперь мы остались без всего, - констатировал голубоглазик-хитрован Дан.
  - Мы обязаны сберечь её. Обратного пути нет, вы это знаете, - немного успокоился Амир.
  "Свиньи! Эгоистичные скоты!" - ругалась про себя Анна.
  Не выходя из образа, она едва слышно спросила:
  - Что, разогнала бы вас девчонка, как стала бы взрослой?
  - Вы неверно поняли, - заторопился объяснить довольно импульсивный Амир. Пока он Ане казался наиболее искренним и симпатичным.
  - Кареманна - очень ответственная, хорошая девочка, но по нашей вине она мало училась. Её тренировали стрелять из лука, метать ножи, она отлично лазает по горам, умеет читать и писать, хорошо рисует... для ребёнка... но на большее не хватало времени! Сами понимаете, слишком большие ночные нагрузки и бесконечная тренировка памяти. Она очень уставала, но фанатичная преданность делу всегда вела её вперёд.
  - Надо полагать, что фанатизм вы искусно подкармливали.
  - Да, но как ещё маленького ребёнка заставить делать то, что нужно всем? - начал пояснять седовласый. - Мы закрепились в долине, но жизнь наша была тяжела, пока не появилась надежда, объединившая нас всех. Любой из нас был бы рад снять груз с плеч Кареманны, но это было невозможно! Только она могла слышать вас!
  - Так чем же стала плоха чудесная девочка? Меры вы приняли кардинальные, и я так понимаю, что не были уверены в успехе и всё же рискнули, - Аня, услышав, что обратной дороги нет, перестала прикидываться смертельно больной, и призывала к ответу.
  - Мы упустили собственное развитие Кареманны. Она не способна принимать самостоятельные решения, но при этом она очень упряма. Многие ваши знания невозможно применить без адаптации, но девочка верит вам и не приемлет изменений. Пока она была крошкой, она ревностно следила, чтобы её записи, рисунки, добытые ею колоссальным трудом, никто не менял. Её не расстраивали, делали вид, что все технологии неизменны, но она растёт, и конфликтов возникало всё больше и чаще. Надо было сразу объяснять ей, давать наши собственные знания, но мы все тогда работали от рассвета до заката. В школе она не посещала ремёсла, историю, расоведение из-за нехватки времени. Сейчас ей десять лет, она обожествлена нашим народом, её слово - закон, и у неё появилось время интересоваться происходящими переменами. Вот тут-то и стала видна наша ошибка в обучении! Она с самыми благими целями начала рушить то, что мы все создавали потом и кровью.
  - Слушаю вас и поражаюсь вашей наглости! Вместо того, чтобы приложить усилия и восполнить недостатки в образовании и воспитании, вы устранили её, причём надеясь и из этого выжать выгоду!
  - Мы не ради себя!
  Аня приподняла руку, показывая, чтобы помалкивали, пока она не закончила:
  - Вам стоило ваше упорство направить на поиск контакта со мной вместо Кареманны. Освободить девочку от непосильной ноши, но нет, использовали её и выбросили!
  - Она говорила, что ваш мир прекрасен!
  - Мой мир замечательный! Он комфортен, насыщен событиями, различными проявлениями жизни, но в нём надо родиться, чтобы выжить! Каждый ребёнок в моём мире, едва научившись ходить, начинает своё обучение. Сначала это домашние занятия и детский сад, потом одиннадцать лет школы, следом на выбор ещё несколько лет учёбы, чтобы впоследствии получить хорошую работу и справляться с ней. Вы понимаете, сколько лет я училась, чтобы иметь право жить в своём мире? - не сдержавшись, Анна выкрикнула им последние слова в лицо, подбежав к столу.
  Возможно, со стороны всё выглядело более чем странно: маленькая девочка, больше похожая на привидение в белоснежной рубашке до пят и жемчужного цвета плаще с меховой оторочкой, опершись ладошками на стол, отчитывала взрослых мужчин. Она не капризничала, пользуясь властью и смирением советников; она успешно давила на них, заставляла чувствовать себя никчёмными и неуверенными перед нею. Они видели перед собой пронизывающий взгляд, справедливую ярость и величайшую силу убеждения.
  Они сделали правильный выбор, и все усилия были потрачены не зря!
  - Что вы переглядываетесь? - заметила Анна, исподволь бросаемые взгляды советников друг на друга.
  - Анна, как вы себя чувствуете? - осмелился спросить Дан, хотя видел, что девочка крайне возбуждена и близка к срыву.
  Она хотела ответить резко, попытаться дожать советников, чтобы они раскаялись, и прочувствовали, и... Ей хотелось сделать им больно, чтобы они поняли, каково это: находиться на грани отчаяния и крушения всех надежд и мечтаний! Показалось, что она добралась до их душ, но в какой-то момент они стали поглядывать на неё с удовлетворением и она поняла: всё бесполезно.
  К тому же, тощее тельце Кареманны выдохлось. Анна прислушалась к своим ощущениям - и ей пришлось вернуться в кровать. Что-то ей нехорошо.
  - Этому телу нужен здоровый сон, усиленное питание. Хорошо бы попить гранатовый сок, но я не знаю, есть ли у вас этот фрукт. Пока обойдёмся мясом и жареной печёнкой; постругайте белокочанную капусту на салат и вообще предоставьте побольше выбора в еде.
  - Но женщины не едят мяса! - удивились советники.
  Аня посмотрела на них с изумлением. Кареманна перед тем, как попросила подготовить для неё материал по увеличению урожая, познакомила Аню с растительностью. Всё было похоже на Землю, отличаясь лишь малым. С языковым барьером у них проблемы закончились к концу первого года общения. Сначала они говорили каждая на своём и больше опирались на образы, потом языки стали смешиваться, и спустя год они обе свободно владели языком подруги. Они так много узнали друг о дружке, но мясная диета местных женщин стала для Ани сюрпризом.
  - Не скажу, что без мяса невозможно прожить, но для многих людей его отсутствие ведёт к слабости, длящейся годами и, в конце концов, к смерти. А если женщина часто рожает и не восполняет свои силы, то не удивительно, что они умирают, не успев вырастить своих детей.
  Молчание советников заставило Аню пояснить свою позицию:
  - Я не собираюсь ломать вам весь сложившийся порядок, но обдумайте то, что я вам сказала. Соберите данные, этому я учила вашу правительницу ещё в самом начале нашего общения, и делайте выводы сами. Хочу сразу предупредить, что не стоит впадать из крайности в крайность. Если женщины всю жизнь не брали в рот мяса, то заставлять не надо, а если они хотят, то имеет смысл начинать с крошечных кусочков, постепенно увеличивая порции.
  - Так вам подавать мясо? Кареманна ни разу не ела его...
  - Подавать. Съем чуть-чуть и посмотрим на реакцию тела. Всё, оставьте меня.
  Советники вышли, прикрыв за собой дверь. Аня подбежала и закрыла на засов, так ей будет спокойнее. Потом она побродила по комнате, в подробностях рассмотрела мебель, заглянула внутрь комодов и шкафа. Вещей было немного, основное место занимали рулоны тканей. Хотелось бы обдумать происходящее, составить план действий, разработать стратегию поведения, придумать варианты на непредвиденные случаи, но детский разум настойчиво потребовал отдыха. Всё же подселение в тело ребёнка чужой взрослой души не прошло легко. Пришлось лечь - и сон ни на секунду не задержался в стороне.
  
  

Глава 2. Разговор с Кареманной

  
  Ещё хотелось спать, но чем-то знакомый женский голос настойчиво просил проснуться. Вырвавшись из оков сна и обведя мутным взглядом пустую комнату, Аня снова закрыла глаза. Вот в этом состоянии её снова подловил голос.
  - Анна, помогите мне, я не знаю, что мне делать?! Кто все эти люди, что рядом со мной?
  - А-а, Кареманна? Ну, как тебе в моём мире?
  - Плохо. Здесь всё чужое и мне страшно.
  - Ну, надо же! Оказывается, мало совершить подвиг, надо ещё учитывать последствия! Насколько я поняла тебя, за уши меняться телами никто не тянул, лишь советовали, что так будет лучше, а ты и рада!
  - Я не справлялась, меня не слушались, всё делали не так... я устала...
  - Послушай, я понимаю, они насели на тебя, но ты проявила упорство не там, где нужно. Хоть бы посоветовалась, ведь я никогда не отказывала тебе! Я относилась к тебе с сочувствием, мне было тоже тяжело, но я тебя не бросила, а ты обманула моё доверие! Теперь одним махом разрушены и твоя, и моя жизнь.
  Слышать в голове плач взрослой женщины, в теле которой сидит ребёнок, было отвратительно.
  - Кареманна, я не знаю, чем тебе помочь, - вздохнула Аня. - Давай думать, как вернуть всё обратно.
  - Обратно невозможно.
  - Если сделали раз, то получится и другой.
  - Нет. Си́билл всё рассчитал по звёздам. Один раз в сто лет идёт сильнейший выплеск энергии и весь наш народ, собравшись вместе, перенаправил его на обмен того, что является самой сутью человека. Ваша суть вселилась в моё тело, а моя - в ваше.
  - Ну, раз Си́билл сказал "раз в сто лет", тогда беда! Кареманна, ты хоть понимаешь, что если меня ты сделала несчастной, то ты не выживешь в моём мире!
  - Простите, я уверена, что у вас всё будет хорошо. А я здесь... я постараюсь, мне бы только кто-то помог!
  - Девочка моя, тебя воспринимают взрослой женщиной! Тебе необходимо не только адаптироваться к незнакомой, чуждой обстановке, но ещё и вести себя придётся по-взрослому! Малышка, ты сама у себя украла юность! Пока ты будешь адаптироваться - пройдёт молодость! К тому же, девочка моя, наша жизнь короче вашей! Полноценнее, но до двухсот никто не доживает, мы же говорили об этом!
  - Я понимаю...
  - Нет, пока не понимаешь. Слушай меня внимательно.
  Аня пыталась сообразить, как помочь девочке, и вариантов было не так уж много.
   - Тебе придётся рассказать о себе моим родным! Они знают, что я помогала тебе, но это настолько невероятно, что они не верили. Тебе надо их убедить что ты - ребёнок ОТТУДА! Но если тебя обо всём этом начнут спрашивать чужие люди, ничего не говори им, - строго предупредила она. - Делай вид, что ничего не понимаешь, и посмеивайся над богатой фантазией. Дальше! Мою работу, то есть теперь свою, предложишь моей сестре. Она справится. Жалко терять: хороший заработок, нормальный директор, но... Поняла?
  - Да.
  - Скорее всего, учить тебя возьмутся родители, но постарайся подружиться с братом. Он может помочь тебе разобраться, в какой сфере ты сможешь работать, но не жди от него многого. Ещё. В сумочке лежит паспорт, это такая тоненькая книжечка с твоим изображением на страничке. Там написано имя, фамилия, адрес проживания. Выучи! Это важный документ, береги его. Научись платить за квартиру. Мы всё это делаем раз в месяц.
  - Дом не принадлежит тебе?
  - В доме живёт множество семей, ты сейчас всего лишь в одной из ячеек.
  - Вы живёте как пчёлы?
  - Да, как пчёлы. За то, что в твою ячейку подаётся вода, свет и другие удобства надо платить. Запомни, для тебя это важно. У меня - теперь у тебя - есть секрет от своей семьи! Я хорошо работала и купила себе отдельную квартирку-ячейку. Это очень ценно в нашем мире! Никому о ней не говори. Когда немного освоишься, разберёшься с деньгами, самостоятельно следи за оплатой услуг в этой квартире. Деньги будешь брать с моего счёта, это объяснят тебе родители.
  - Но разве это хорошо - что-то скрывать от родных?
  - Плохо. Мне стыдно, но я отдала кусок своей жизни, чтобы собрать оплату за отдельную ячейку и не хочу её делить ни с кем.
  - Но это же твоя семья?! Если бы были живы мои мама и папа, если бы у меня были брат или сестра, я бы ничего для них не пожалела!
  - Умница. Моя сестра тоже не пожалела денег для любимого, а он её обманул. Ты отдашь ей мою работу и этим очень ей поможешь. А брату ближе его семья, которая теперь не семья, потом услышишь эту душещипательную историю. Но знай, скажешь им про квартиру - считай, бездарно её потеряла. Вернёмся к оплате услуг. Родители расскажут, что это такое. На счету денег совсем немного, но тебе хватит, чтобы не влезть в долги. Через полгода, думаю, ты уже должна будешь что-то понимать, как мы живём, попробуй сдать внаём мою квартиру какой-нибудь семье. У тебя появится доход, и ты этим очень облегчишь жизнь себе и моим предкам, пока живёшь у них, растёшь и учишься. Не жди, что они будут тебя долго содержать! Может, они и хотели бы помочь, но им не с чего.
  Анна ещё говорила, поясняла, не будучи уверена в том, доведётся ли им ещё раз пообщаться и только когда сама выдохлась, попрощалась. Оказалось, что спала она недолго, а общение с Кареманной её сильно вымотало. Когда Анна притворялась больной, доказывая, что тело не принимает её, она не думала, что вскоре всё так и будет. Состояние её было не стабильно и менялось в худшую сторону.
  Целый день она провела в покоях Кареманны, частенько впадая в дрёму и выходя из неё только ради еды. Анна тщательно пережёвывала маленькие кусочки мяса, овощи, потом ей принесли жутко костлявую рыбу, которую она лишь расковыряла. Ещё подавали фрукты, дичь, кашу, а она всё ела и спала, ела и спала.
  В короткие промежутки бодрствования она разговаривала с советниками, настаивала на поиске выхода из их ситуации, но девочка сказала ей правду: только раз в сто лет можно обоснованно надеяться на чудо.
  На третий день двор замка начал заполняться народом, встревоженным долгим недомоганием правительницы. Анна, измотанная болезненной усталостью, сильными головокружениями, оплакиванием своего налаживающегося земного будущего, валялась в постели и всё отчётливее понимала, что во многом сама усугубляет своё состояние.
  Лейны сменяли друг друга, но во дворе замка уже неделю находилось не меньше нескольких сотен человек. Они молились дневному и ночному светилам, чтобы их Голос-Мать выжила в добровольно отданном ей теле правительницы.
  Анна почувствовала себя лучше лишь на десятый день. Сначала она робко погуляла по комнате, потом постояла у окна, смотря на молящихся людей. Пришедшая ухаживать за ней женщина сообщила что все лейны, где бы они не находились, просят даровать ей, их Матери, здоровье.
  - Кареманну называли матерью? - с улыбкой переспросила Анна.
  - Нет, отважная Кареманна была нашей правительницей, и она слишком юна, чтобы быть Матерью.
  - Ничего не понимаю!
  - Вы же не будете отрицать, что старше Кареманны?
  - Нет.
  - Ваша мудрость объединила нас, мы теперь знаем, что у нас есть будущее. Мы не останемся здесь на веки вечные. Ничего плохого не скажу о нашей долине, но если бы вы знали, как я мечтаю, чтобы пусть не я, но мои дети могли бы выбраться отсюда, увидеть другие земли и никого не бояться! Это ничего, что вы в теле девочки, пройдут года и это исправится, но вы уже наша Мать! Мать всех лейнов, Мать, растящая новое поколение и показывающая ему путь!
  Анна слушала женщину и отходила от неё дальше и дальше. Невозможно было смотреть в фанатично преданные глаза, слушая весь этот бред.
  Она решилась одеться и попробовать выйти погулять, но советники подняли её на руки и, высоко подняв над собой, вытащили на небольшой балкон, чтобы показать собравшимся лейнам. Оглушительный рёв радости, горящие ликованием глаза, доказывали правдивость слов помощницы. Многие плакали, не сдержав эмоций, протягивали к ней руки, всё эмоциональное неистовство обрушилось на Анну.
  Это было пугающе и в то же время завораживало, придавало сил, насыщало энергией. Весь день она чувствовала себя отлично, но больше выходить не спешила.
   Народ расходился, неся счастливую весть о выздоровлении Матери остальным, а Аня пыталась понять, имеет ли она право занимать пост правительницы? Если она принимает на себя ответственность за народ, то сумеет ли соответствовать или станет ширмой для правления совета четырёх?
  Она бы предпочла отойти в сторону и спокойно жить, помогая чем может, но чудесная долина действительно вскоре станет ловушкой для людей. Уже стоит вопрос, как на тех же площадях увеличить урожай, чтобы его хватало до весны увеличивающемуся населению, и это только начало.
  Хотя на её жизнь хватит благ, а вот детям уже придётся тяжеловато. Но останавливало ещё то, что она без интернета, без доступа к мировому наследию Земли мало чем сможет помочь. Ей больших трудов стоило запоминать материал, который она подбирала для Кареманны, но он почти не остался в памяти.
  Поразмыслив, взвесив все "за" и "против", она решила, что надо дать себе такой же срок, какой она обозначила Кареманне для адаптации на новом месте. Нельзя судить обо всём, сидя в покоях и ориентируясь на небольшое количество взволнованных людей.
  На следующее утро Анна надела штаны, рубашку, пояс с оружием, накинула на плечи кожаную куртку и спустилась завтракать в общий зал. Её приветствовали поклонами, прижимая руку к сердцу, искренне радовались и с удовольствием отмечали её отменный аппетит. После завтрака она собрала советников, чтобы сообщить им о своём желании осмотреть всю долину.
  - Мне надо не только знать размеры территории, но увидеть, пощупать её руками. Заодно посмотрю, как и где работают люди, познакомлюсь с ними.
  Советники одобрительно кивали, радуясь, что таким образом они продемонстрируют всем Мать-правительницу, и каждый сможет убедиться, что звёздный ритуал прошёл успешно.
  Дан, ясно почувствовавший, что теперь за одну только добрую улыбку он не будет любимым советником, поспешил проявить себя:
  - Помните, вы говорили про необходимость женщинам потреблять мясо?
  - Да, к чему вы это сейчас?
  - Я поднял наши записи о рождении, смерти, и вот что получается: мужчины в среднем живут до двухсот лет. Женщины в среднем доживают едва ли до ста, хотя есть такие, что перешагнули двухсотлетний рубеж, но их по пальцам можно пересчитать.
  - Очень большой разброс, - нахмурилась Аня.
  - Мы тоже так подумали и предложили ребятам в школе посчитать, вывести закономерности, какие женщины живут дольше, какие меньше. Конечно, исходя из тех данных, что у нас есть. Вот что у них получилось:
  Женщины, родившие десять и более детей, не дожили и до семидесяти лет.
  Женщины, родившие пятерых, чаще других доживают до ста и чуть более.
  Но вот что интересно, что те матери, что отпраздновали своё двухсотлетие, родили десять-пятнадцать детей.
  Значит, дело не в количестве беременностей! Тогда мы опросили старых дам и выяснили, что они едят. Их рацион оказался довольно простым, так как зубов у них нет, но все они в первые сто лет употребляли в пищу мясо! Как одна из них сказала, она ела всё то же самое, что и её муж. Так что, возможно, вы правы.
  Аня кивнула. Было приятно, что советник со вниманием отнёсся к её словам и попробовал из минимума данных найти общее. Она решила, что неплохо бы ей чуточку подробнее пояснить своё мнение, всё-таки это будет важное и серьёзное изменение в буднях лейнов.
  - Женщина, вынашивая ребёнка, должна очень хорошо и разнообразно питаться. Это не только её здоровье, но и закладывается здоровье её дитя. Крепость костей, скорость мышления, работа органов и многое другое будет заложено матерью во время вынашивания плода. На первого ребёнка хватает собственных сил, но всё равно желательно предоставить богатый выбор для питания матери; второй ребёнок тянет больше здоровья у женщины, так как не каждая успевает восстановиться, набрать всё то, что вытянул первенец. Дальше получается всё хуже и хуже, потому что всё внимание отдаётся детям, а надо бы всей семьёй помочь матери. Она же продолжает отдавать свои силы, выкармливая малыша, и ей, как никогда, снова необходимы хорошая еда, приятное настроение, душевный покой... Но я сомневаюсь, что в ваших условиях за этим следят. С каждым следующим младенцем ситуация для женщины всё хуже и хуже, если, конечно, она не делает значительные перерывы между беременностями.
  - Это можно будет выяснить у наших старушек. Но я и так помню, что Айна три раза была замужем и у всех её детей большая разница в возрасте.
  - Да к тому же вы говорили, что все они потребляли мясо.
  - Все её мужья были охотники, да и сама она никогда робкой не была, та ещё задира.
  Анна улыбнулась, отмечая, что Дан поморщился при упоминании характера старой Айны.
   - Но меня волнует ещё вот что, - продолжила она. - Если большинство женщин не переходит рубеж в сто лет, то у нас перекос в населении?
  - Да, взрослых мужчин в несколько раз больше женщин. До начала нашего плана по выходу из долины это была большая проблема! Агрессивность среди лейнов зашкаливала, и всё чаще звучали призывы идти воевать с оборотнями, но сейчас все так выматываются, что не до войн.
  - М-да, - задумалась Анна, - а во сколько лет девушки выходят замуж?
  - Начиная с шестнадцати.
  - Так рано?! Куда вы торопитесь?
  - Это не мы, это женихи с ума сходят. Мужчины постарше караулят девчонок чуть ли не с первых дней объявления, что те перешли в статус девушки, предлагая им достаток и уверенность в будущем. Так же за юных красавиц сражаются сопливые пацаны, так как весь разум, помноженный на желание, у них в это время в штанах. Простите за грубость, но это действительно проблема!
  - Значит, девчонок мало, а мы ещё хотим отдавать их оборотням. Не станет ли это поводом для раздора, бунта?
  - Никого принуждать мы не собираемся. Не один год об этом говорится в школах, мы исподволь готовим родителей и учеников к этому шагу. Обращаем внимание на общее потомство с оборотнями, у них продолжительность жизни чуть больше нашей и есть надежда, что рождённые от них девочки проживут полный срок. Ну и отмечаем возникновение возможных проблем и способы предотвращения их. У нас все понимают, что людям будет сложно среди двуликих, но также все осознают, что общие дети - это наша надежда. К тому же, ребята тоже надеются найти себе пару!
  - Ладно, мы ещё поговорим об этом, а сейчас как насчёт организации осмотра долины?
  - Вы больше не сердитесь? - вступил в диалог седой Манул.
  - Я негодую, и буду искать способ вернуться, но пока это невозможно, не хочу терять время. Если удастся вернуть Кареманну, то пусть хоть порадуется проделанной мною работе.
  Советники переглянулись, не скрывая удовольствия.
  - Я буду вас сопровождать, - вызвался Амир, а Аня одобрительно кивнула.
  Этот мужчина ей нравился и казался более понятным, чем тот же Кирам, без конца оглаживающий свою бороду или невыразительный Манул с жутковатыми блёклыми глазами, а от Дана вообще хотелось держаться подальше, так как ему даже возражать тяжко, настолько он приторно обаятелен, что только гадости говорить ему хочется. К тому же он первый подсуетился насчёт мяса и это снова не в его пользу по её мнению. Аня огорчённо вздохнула: она предвзята к этому мужчине, возможно, напрасно, а если нет, то ей никогда не переиграть его! Слишком он изворотлив... Вот опять она о нём извращённо думает, а он смотрит на неё ясным взглядом и по-доброму улыбается. По телевизору показывали маньяка, его лицо тоже вызывало безоговорочное доверие и тем самым тогда поразило Аню.
  - Через пару часов выходим. Мне надо завершить дела, - поднялся Амир, не желая терять времени.
  - Хорошо. Сколько времени займёт наша прогулка?
  Советники переглянулись, чуть усмехаясь.
  - За неделю должны всё обойти, - немного сомневаясь, протянул Амир.
  - Мы пешком? - Аня даже не дрогнула, хотя сразу не сообразила, что предстоит продолжительный поход, а не прогулка до вечера.
  - Возьмём с собой осликов, они потащат нашу поклажу.
  - А мне что надо с собой взять? - неуверенно спросила она.
  - Смену одежды, тёплую накидку, по ночам уже прохладно... - начал перечислять Амир.
  - Возьмите лук, госпожа, - посоветовал Кирам.
  - Но я не умею стрелять из лука, - возразила Аня, готовая уже искать повод, чтобы отказаться.
  - Кареманну этому учили. Тело должно помнить навыки.
  - Да, наверное, - вяло согласилась она и отправилась собираться.
  - Может, стоило бы дать ей отлежаться? - засомневался Манул.
  - Я позабочусь о ней. Она быстрее восстановится на воздухе, нежели в каменных стенах. Кареманна любила горы, она всегда набиралась сил, убегая к ним, - без сомнений произнёс Амир.
  - Ты береги её, сам понимаешь, мы сотворили из Голоса Кареманны больше, чем правительницу или Мать! Может, и не стоило, но она для лейнов сейчас наравне с нашими Светилами. Добейся от неё сотрудничества, иначе нам придётся ломать голову, как задвинуть её на задний план, не теряя божественного света, - тихо, с мягкой улыбкой, посоветовал Дан.
  - Ты иногда меня пугаешь, - недовольно бросил Амир и зашагал по своим делам.
  - Что Дан, не льнёт к тебе наша Мать? - усмехнулся Кирам и тоже отправился решать неотложные вопросы.
  Манул ничего не сказал, лишь дружески хлопнул Дана по плечу и спустился вниз, тренировать дожидавшихся его воинов.
  Дан немного постоял у окна, покачиваясь с носка на пятку и обратно, усмехнулся и отправился к Си́биллу, звездочёту, учёному, выдумщику и новатору в одном лице.
  У каждого свой путь к достижению целей. Главное, что цель у них одна: выйти из долины, воспеть силу людей, а ещё лучше - установить господство новой смешанной расы, но для этого их маловато. Нравится он Голосу или нет, это неважно. Пока она будет действовать во благо лейнов, он будет ей верным помощником; как только она станет бесполезной, он скинет балласт, и как бы другие советники не подшучивали над ним, они поступят также.
  
  Анне помогла собраться её помощница Данияра. Она нашла подходящую сумку, похожую на рюкзак, уложила туда смену рубашек, полотна для обтирания тела, чистые тряпочки, чтобы перевязать раны.
  - Правительница Кареманна каждую свободную минуточку лазала в горах и частенько приходила разбитая. Один раз ранка загноилась, и ей было больно, пока её вычищали, - поясняла Данияра.
  - Я помню, Кареманна рассказывала об этом, - грустно улыбнулась Аня.
  Ей пришлось тогда долго убеждать девочку, что, прежде чем класть листья целебной травы на рану, надо её вычистить. Всё обошлось, и листья помогли заживить ранку. Анна подняла руку и посмотрела на полоску шрама. Кожа загорела, а шрамик остался белёсым. Если бы листья были волшебными! Но это всего лишь алоэ, поэтому, чтобы случилось чудо, Кареманне пришлось потрудиться и потерпеть, раз впустила в рану грязь.
  - Госпожа, будете ли вы одаривать отличившихся лейнов?
  - Одаривать?
  - Да, вы же хотите посмотреть на их успехи в работе? В горах стоят мельницы, есть шахты, на плато варят краски, за Зубом Великана, так называют утёс, получают известь, а в пещере Жадный рот добывают светящийся порошок. Каменщики отправились на восток за белоснежным мрамором, чтобы возвести в городе в вашу честь купальню. Все очень стараются, каждый вносит посильный вклад в общее дело.
  Женщина расплакалась и стала спешно вытирать уголком фартука, глаза.
  - Данияра, вы что? У вас что-то случилось?
  - Нет, нет, что вы, всё хорошо! С тех пор как вас стала слышать Кареманна, наша жизнь очень изменилась. Мы сплотились, работая сообща, мы многого добились за короткие сроки. Мой старший сын поставил себе отдельный дом за пару недель! Потому что пришли все ребята, с которыми он работает, и помогли ему.
  - Кем трудится ваш сын?
  - Основная его работа - каменщик. Когда нет спроса, он помогает жене и детям по хозяйству. У нас свой сад, огород, живность. Трудолюбивых рук всегда не хватает.
  - Ясно. А сколько у вас детей?
  - Было шестеро мальчиков, но осталось трое. Ещё у нас с мужем родились две девочки, обе уже замужем и у них взрослые дети.
  - Мне жаль, что ваши сыновья погибли...
  - Да, один был совсем малышом, его унесла большая птица. Я до сих пор помню, как бежала следом, но спасти моего Уго не удалось. Остальные погибли, будучи взрослыми. Горы не прощают небрежения, так что будьте всегда осторожны и никогда не торопитесь.
  Они немного помолчали.
  - А что я могу подарить отличившимся лейнам? Я ведь ещё не знаю, что порадует их и что вообще у меня есть.
  - У вас есть многое, пойдёмте, я покажу, - Данияра подошла к шкафу, но не стала открывать дверцу, а просунула руку за него, пошарила там и вытащила здоровенный ключ.
  - Мне правительница показала, чтобы я передала его вам. Это ключ от вашей кладовой.
  - Казна?
  - Нет, деньгами распоряжается Манул. У него две обязанности: тренировка замковых воинов и подсчёт денег.
  - О, что же тогда делают другие советники?
  - Манул только тренирует, но за охрану всей долины отвечает Кирам. Просто он часто в разъездах, поэтому тут за мужчинами присматривает Манул, но его основная деятельность - это подсчитывать доходы, определять выгодные направления, выдавать деньги, собирать налог.
  - А остальные?
  - Амир следит за работающими предприятиями. Он хорошо ладит с людьми, чувствует, кому какая работа подходит, разбирается в каракулях Дана. Советник Дан у нас получил свою должность сравнительно недавно. Он больше всех работал с Кареманной, все записи, навеянные ей Голосом, - Данияра смутилась, - вами, он обдумывал и дорабатывал, чтобы мы могли использовать их во благо. Это он убедил всех, что нельзя продолжать жить так, как раньше. Он объединил нас, доказал, что только вместе и единым порывом мы можем изменить ситуацию и повернуть её в выгодном для нас свете.
  - Надо же, значит, советник Дан - духовный лидер?
  - Лидер? Не знаю, он же только передавал ваши слова? Его можно заменить тем же Амиром, а вас никто не заменит!
  Аня смутилась, вот опять этот обожающий взгляд!
  - Ну что ж, идёмте смотреть, что есть в кладовой и немного опустошим её во благо лейнов! - шутливо провозгласила она.
  Взяв висящие на тонких цепях банки со светящимся мхом, они отправились по лабиринтам коридоров. Аня с удовольствием шагала, спускалась, поднималась, радуясь движению. Тело соскучилось по активности, да к тому же всё это время его хозяйка регулярно доставляла ему питание. Энергия теперь била ключом.
  - Ваши покои находятся в центральной части замка, а мы перешли в крайнюю левую башню. Она нежилая, строители что-то намудрили с отоплением и, сколько бы угля не кидали в печь, её никак не протопить, но башня сухая и здесь хорошо хранить вещи. Ниже находится оружейная, в подвалах продукты, над нами склад тканей, шерсти, а на самом верху работает Си́билл.
  - Я слышала о нём.
  - Это внук моей соседки Вьюны. Ох, сколько мы от него натерпелись! Такой выдумщик! То что-то жжёт и нюхает, то не тронь его палочки, разложенные прямо на проходе, то все стены у Вьюны заляпал... да и что говорить, много вреда от него было, пока Дан не пристроил его в башню и не назвал учёным! Теперь наверх страшно подниматься: никогда не знаешь, что он учудит; но толк от Си́билла есть. Книжки, хранящиеся в замке, он все прочитал, увлёкся звёздами, но и свои эксперименты не забывает. Вот эти фонарики - его работа, - Данияра подняла руку с висящей банкой, - очень удобно, а ещё он сообразил, как сохранить нам бегущие с вершин гор весенние воды. Представляете, он сумел направить поток в озеро, что расположено внутри горы.
  Аня с любопытством посмотрела на женщину, не понимая, в чём смысл достижения. Данияра с энтузиазмом стала пояснять:
  - Летом у нас жарко и реки пересыхают, водоёмы показывают дно, а озеро в горе всегда прохладное и вода там свежая, только мало её было, на всех не хватало. Но под руководством Сибилла мы расширили его, и теперь весной оно наполняется до краёв. Больше у нас нет проблем с водой, во всяком случае, в замке и по всей близлежащей территории. За одно это Си́биллу можно многое простить! Ещё он придумал, как изготавливать прочный клей. Сейчас на его основе он пытается создать плёнку, которая не пропускала бы влагу. Не знаю, зачем она ему нужна, но он точно придумает!
  Данияра остановилась у мощной двери и сняла с неё замо́к.
  - Вот ваша кладовая. Каждый молодой лейн с первого заработка покупает вам подарок. Часто при рождении первенца тоже несут дар правительнице, чтобы она подержала на руках малыша, сказала доброе слово, бывает, и без повода дарят.
  - Ух, да тут прилично барахла, - не особо счастливо ахнула Аня.
  Окон в округлом помещении не было, всё загромождено огромными стеллажами, как в супермаркетах, на которых лежали рулоны тканей, тюки с шерстью, стопки рубашек, расшитых полотенец, сапожки всех размеров, корзины, какие-то деревяшки, разукрашенная посуда, бусы, серьги, не особо богатые и искусные, но с драгоценными камешками. Насколько всё это ценно, понять было сложно. Вышитое полотенечко могло стоить дороже простенького золотого колечка с кривовато вставленным рубином.
  Интересно, дорожат ли каменьями оборотни? Кто они больше: звери или люди? В любом случае, Аня собрала несколько золотых изделий и решила, что обязательно придумает, как извлечь из них пользу. А пока она разбирала тряпки и морщила нос от лежалого запаха.
  - Так, Данияра, пока меня не будет, всё здесь перетрясти, старьё отдать на производство бумаги. В замке проведёте смотр имеющегося белья и так же избавьтесь от старья, взяв отсюда новое. Вот это что такое?
  - Это для вычёсывания травы на волокна.
  - Нечего без дела нужным предметам лежать. Торги́ у вас... - сама себя оборвала и поправилась, - у нас бывают?
  - А как же! Перед холодами как раз все соберутся и начнут обмениваться или продавать излишки.
  - Данияра, надо почистить кладовую! Оставьте то, что нам годно для использования, остальное на продажу.
  - Жалко, столько добра.
  - Мы же не раздадим, а продадим, чтобы закупить что-то новое и нужное. Скажите мне, зачем мы храним столько корзин? Или вот десяток люлек, а куда нам сотня ночных горшков? Не представляю даже, с каким выражением лица их дарили!
  - Горшки - вещь нужная! Будут гости в замке, вот им и поставим.
  - У нас что, нет туалетов в гостевых комнатах?
  - Только в центральной части замка есть водопровод с холодной водой и уборные.
  - Слушайте, но всё равно, горшочки-то маленькие, не стыдно их ставить гостям? Может, ведро, а сверху стул с откидывающейся крышкой? Вы же не дикари.
  - Я распоряжусь.
  - Да, проследите за этим! Все украшения собрать и отнести ко мне в комнату! Сложите в верхнем ящике комода. Давайте теперь определимся с подарками.
  - Та-а-ак, самые дорогими подарками будут...
  Данияра с Анной едва уложились по времени, так как Аня хотела ещё помыться перед дорогой. Пока она ходила за подарками, воду для неё нагрели и, не рассиживаясь в купели, она быстро вымыла голову, с удовольствием потёрла жёсткой мочалкой тело. Данияра во время болезни лишь нежно обтирала её, а хотелось скрипучей чистоты.
  Сидя у тёплой стены, разложив по плечам светло-русые волнистые волосы, Анна проверяла, что у неё напихано в рюкзаке и двух громадных корзинах, которые надо повесить на спину осла. Как только волосы высохли, она, игнорируя Данияру, собиравшуюся заплести ей десятки косичек, сделала вполне девчоночью причёску "корзиночку" и выскочила на улицу. Амир уже ждал её и сердито запыхтел, глядя на поставленные перед его носом дополнительные корзины.
  Анна насмешливо приподняла бровь, и советник махнул рукой, командуя отбытие. К корзинам подбежал юноша лет четырнадцати и, повесив их на подведённого дополнительного ослика, замкнул маленькую процессию. В обход долины Лейн отправились Амир, Мать-правительница Анна, воин Стах и двое юношей.
  
  

Глава 3. Первые шаги по долине Лейн.

  
  Люди радостно приветствовали их, но не задерживали. У всех были свои дела, которые не терпели отлагательств. Амир продвигался быстро, изредка бросая взгляды на девочку. Аня думала, что сдуется через полчаса пути, максимум через час, но она бодренько шагала уже пару часов, и пока всё ей приносило только радость. Чувствовалось, что тело привычно к длительным переходам, к подъёмам и спускам, к осторожности. Вспомнила, что сама в детстве тоже была вынослива и даже после тяжёлых тренировок, куда водила её мать, мечтающая из дочки сделать олимпийскую чемпионку, успевала попрыгать во дворе и бегом взбежать по лестнице домой на десятый этаж.
  - Стах, устрой нашу госпожу на ослике! - дал указание Амир.
  - Но я не устала, - отозвалась Аня.
  - Госпожа, вы долго лежали, не стоит в первый же день перенапрягать тело. Вы раскраснелись, посидите, отдохните.
  Она не стала спорить. Действительно, ей жарковато, но в тени прохладно и она не рисковала снимать куртку. Остыть не помешает.
  Сидеть на ослике было довольно удобно и не страшно. Бредёт себе спокойно ушастый, ноги переставляет, кажется, не спешит, а всё быстрее её шага получается. Вскоре, она начала клевать носом и не заметила, как уснула. Амир давно уже караулил момент, когда девочка начнёт заваливаться. Ей бы ещё пару дней побыть в замке, но он почувствовал, что правительнице не хватает воздуха, свободы. Иногда важнее учесть душевное состояние, чем физическое, поэтому он вывел её в горы. Он сам нёс её, спящую, до стоянки, уложил на приготовленное из вороха листьев ложе и поставил полог из лёгкой ткани, чтобы насекомые не побеспокоили.
  Анна проснулась на рассвете, чуть подмёрзшая и голодная. У костра сидел Стах. Он склонил голову в приветствии и улыбнулся:
  - Госпожа, у меня приготовлена для вас тёплая водичка и тоненькие лепёшки с овощами и нарезанным мясом. Амир сказал, что вы его любите.
  - Да, мне нравится мясо. Спасибо.
  Она достала из рюкзака полотно для обтирания, подошла взять воду.
  - Вы, никак, целиком хотите умыться?
  - Ну-у, не целиком, но... - Аня смутилась.
  - Сейчас, я для вас загородку сделаю, погодите-ка маленько, - Стах поднялся, взял тесак и быстро свалил несколько тоненьких деревцев, чахнущих в тени рослых товарищей. Он осмотрелся, нашёл свободное место с небольшим уклоном, воткнул по кругу палки и натянул покрывало, на котором лежала правительница.
  - Ну вот, мойтесь, никто не увидит, и водичка не застоится, стечёт вниз. Только не поскользнитесь, а то тут в стороне овражик.
  Анна поблагодарила и, забрав котелок с водой, спряталась в наспех сооружённой будочке. Пока она там возилась, Стах поднял юношей, и они тоже убежали ополоснуться.
  - Берите пример с госпожи, а то со стыда сгорите, когда на вас будут садиться навозные мухи! - наставлял он их.
  Аня, закончив со своими делами, присела к костру и жадно ухватилась за аппетитную лепёшку. О хлебе, который был знаком гостье из другого мира, тут ходили только сказки. Выращивать пшеницу и рожь в полном объёме не могли. Любая мука, не только пшеничная или ржаная, очень ценилась, и лепёшки позволяли себе есть лишь раз в день, а некоторые - и не каждый день. Даже с мясом дела обстояли лучше, чем с зерном. Правда, мясо всё меньше добывалось и больше выращивалось, считаясь менее ценным, но это уже детали.
  Вскоре все поели и собрались в дальнейший путь.
  - Сегодня мы начнём подъём в гору, нам нужно попасть вон в тот чёрный зев, видите? - Амир показывал рукой на вход в большую пещеру, расположившуюся совсем невысоко, но на приличном отдалении.
  - Вижу, а что там?
  - Это пещера Жадный рот, там добывают светящийся порошок.
  - Мы пойдём вглубь неё? Далеко нам спускаться?
  - Нет, внутри нам делать нечего, только если вам интересно, можем пройтись. Мы подойдём туда ближе к обеду, рабочие в это время как раз выходят передохнуть, сдать то, что собрали.
  - Внутри пещеры красиво?
  Амир чуть сморщил лицо и пожал плечами.
  - Камни, низкие своды, темно и холодно. Там, где есть каменная крошка, которую мельчат в порошок - необычно, но красоты не замечал.
  Путешествие продо́лжили. Поднялись немного выше, сразу стало легче идти. Густая растительность отступила, временами под ноги попадалась только каменная крошка, даже без вездесущих, цепляющих за ноги, пучков травы. Было заметно, что доро́гой часто пользуются и она была выровнена и, насколько возможно, очищена от крупных осколков.
  Аня сегодня чувствовала себя увереннее, не боялась показаться обузой и всё больше понимала, что она хозяйка. Захочет - отдохнёт, пожелает - поедет на ослике, задумает свернуть с пути - и все пойдут за ней. Это понимание успокаивало и позволяло наслаждаться видами необыкновенно красивой природы.
  Кое-какие растения были знакомыми и родными, но многое она видела только по телевизору и узнавала с трудом. Возможно, кое-что было совсем чужое, но утверждать это она бы не взялась. Много ли она повидала за свою недолгую жизнь? Одна поездка в Турцию с родителями после окончания школы, да три дня в Италии в командировке - вот и всё.
  Даже телек Аня смотрела, исходя из интересов Кареманны, поэтому сейчас хотелось запомнить всё, что понравилось: яркие краски природы; многослойный фон, поднимающийся ввысь и соперничающий красотой с небом; вкус воздуха, меняющийся на разных высотах; шорох камешков под ногами, гомон птиц, доносящийся снизу из гущи деревьев.
  Анне нравилось всё отслеживать, ей не хватало привычного потока информации, который раньше ежедневно полноводной рекой тёк мимо неё. Она уже составила полную характеристику Стаха, создала виртуальное досье на двух гордящихся своим поручением юнцов, сделала выводы по поводу Амира.
  Стах и мальчики знали, что она для них теперь не правительница, а Мать, но её детский вид сильно сбивал их с толку. Они полагались больше на свои глаза, и если Стах по взгляду госпожи видел в нём серьёзность, опыт, то юнцы сбивались и относились к ней как к маленькой правительнице, хвастаясь перед ней своей ловкостью, деловитостью и горделиво задирали носы, видя, с каким любопытством и изумлением она смотрит на окружающее. Им всё было знакомо, а важной девочке, едущей с ними, всё в диковинку; только это они и воспринимали, и отношение складывалось соответствующее.
  Аню это не беспокоило, наоборот, она сделала вывод, что несмотря на то, что все всё знают, понимают, в каком ритуале они участвовали, её будут воспринимать больше глазами, нежели опираясь на знания. Можно ли из этого извлечь пользу, непонятно, но надо быть к этому готовой.
  По дороге к Жадному рту Амир показал рукой вверх на парящую в небе птицу.
  - Смотрите госпожа, это Рух.
  - О, крупная птичка! - присвистнула Аня.
  - Когда будете гулять, посматривайте в небо и, увидев её, прячьтесь. Ей по силам поднять даже меня, но она не глупа, чтобы хватать взрослых особей, способных дать отпор, а вот детей от неё приходится беречь.
  - Я не... - чуть не сказала "не ребёнок".
  Амир, поняв недосказанное, добавил:
  - Подняв жертву как можно выше, она любит сначала сбросить её вниз и только потом несёт в гнездо.
  - Такому монстру необязательно убивать, скидывая вниз, она изначально может тюкнуть в темечко - мало не покажется.
  - У нас храбрый народ и мы сражаемся до последнего, так что пока она прицеливается, то получит рану. Это очень сообразительная птица. Наше счастье, что она предпочитает горных козлов или баранов.
  - А может, это её счастье, - не сдавалась Аня. - Ведь если бы она открыла охоту на людей, то лейны добрались бы до её гнезда во что бы то ни стало!
  - Возможно, так и было бы, госпожа. Её считают любимым детищем дневного Светила, но всему есть предел.
  Амир напугал Аню, и она частенько стала поднимать глаза вверх. Не хватало ей глупо сгинуть в когтях местной птицы!
  Ближе к обеду они добрались до Жадного рта, и на площадке, незаметной снизу, Аня увидела небольшой домик с широкой террасой. В стороне была сложена печь и под навесом хозяйка готовила еду.
  - Ая, накрывай на стол! - крикнул Стах при выходе на площадку.
  Женщина встрепенулась, вгляделась в гостей и, умудряясь кланяться, причитать и набирать стопку плошек в руки, бросилась к столу, стоящему на террасе.
  - Советник, Мать, как же это? Если бы я знала, нафаршировала бы тыквы к вашему приезду!
  - Не суетись, Ая, уверен, у тебя найдётся, чем порадовать Мать-правительницу, - улыбнулся Амир.
  Немного полноватая Ая с восторгом смотрела на удивлённую девочку - кажется, правительница ждала, что верхняя раскачивающаяся плошка в высокой стопке вот-вот упадёт!
  Ая не один раз видела Кареманну, и та, бывало, самостоятельно добиралась до пещеры, чтобы полакомиться вареньем из дикого винограда на кленовом сиропе, но сейчас женщина видела совершенно другого человека. Это было странно и удивительно, а попросту - чудо!
   Люди говорили, что ритуал прошёл успешно, но как они это поняли, для неё до этого момента оставалось вопросом. Теперь она сама видела, что сомнений нет! Для тех, кто хоть немного общался с Кареманной, ясно, что эта девочка больше не она.
  Вместо самоуверенного взгляда, часто сменяющимся тревожным, в глазах нынешней правительницы было любопытство, спокойствие, доброжелательность и открытость. Она не пытается произвести впечатление, не пытается доказывать всем и вся, как Кареманна, что она взрослая. Именно такое поведение не вызывает сомнений, что в теле девочки более взрослая душа.
  Говорят, ей двести лет, может триста, а кто-то фантазировал, что даже тысяча. Но если бы спросили Аю, то она сказала бы, что женщин в двести лет уже мало что удивляет. У них в глазах одна усталость и желание посидеть, прислонившись к нагретой светилом стене или печи, погреть свои кости.
  Анна приоткрыла крышку над плоским каменным блюдом и потянула носом. Пахло вкусно. Там лежали рисовые оладьи. Она их уже пробовала в замке, и они ей понравились больше, чем рисовая каша дома. Не удержавшись, она ухватила самый поджаристый и, макнув в подставленную Амиром розетку с кленовым сиропом, быстренько положила сверху кусочек жареного бекона и всё вместе запихнула в рот.
  Ая выставляла на стол мясные шарики. Аня посмотрела на них с неприязнью: её угощали ими вчера, и она сжевала их только потому, что была голодна. Сушёное измельчённое мясо, смешанное с жиром и сухими ягодами черники, винограда и толчёными семечками тыквы. К тому времени как повариха выставила на стол мясную похлёбку, Аня наелась печёной кукурузы с арахисом, обжаренным в кукурузной муке кактусом и беконом. Больше в неё ничего не влезло. Ну, разве что, другой сорт кактуса, размером со сливу, хорошо пошёл на десерт.
  Они уже заканчивали обедать, когда работающие в пещере лейны начали выходить из неё. Они щурились от яркого света, а после удивлённо застывали, увидев облизывающую пальцы Мать-правительницу. Оконфузившись, Аня посмотрела на Аю:
  - А где можно руки помыть? - и только сейчас дошло, что она кинулась есть, как только почуяла запах жареного мяса. Оголодала в пути!
  
  Рабочие относили мешки с собранными камешками для порошка в сторону. Аня подошла посмотреть, кто принимает добытое сырьё, и заинтересовалась огромными весами. Сложная система с противовесами и двое рабочих, помогающих ставить тяжеленые "гири".
  - Сразу после взвешивания камни относят на мельницу, - подошёл Амир с объяснениями.
  - Но я не вижу её здесь, - закрутила она головой.
  Советник провёл девочку в сторону, почти к самому краю плато, и показал неказистое сооружение возле бегущего вниз ручья.
  - О-о-о, но неужели такого тоненького ручейка хватает, чтобы запустить жернова?
  - Не сейчас, - улыбнулся Амир, - весной поток мощнее и мельница работает без помощи, а сейчас мы совмещаем силу ручейка и вон того ослика, что отдыхает.
  - Разумно, - одобрила она.
  - Мы и раньше строили мельницы, только движущей силой всегда были животные. Здесь нет бизонов, а на большой земле они были и использовались нами. Когда вы подсказали использовать ветер или воду, мы уже почти сами дозрели до этого, но не было возможности и сил на эксперименты. Ваши готовые схемы очень выручили нас.
  - Ваша Кареманна большая умничка. Я, взрослый человек, с трудом запоминала все детали, а как она это делала, не представляю.
  - У Кареманны прекрасная зрительная память. Впрочем, вы, наверное, сами уже в этом убедились?
  - Я? Не знаю, как-то не на чем проверить было... но думаю, вы правы. Закрываю глаза и вижу сложные переходы внутри замка в деталях. Раньше бы мне надо было раз десять пройти, чтобы сориентироваться. Значит, кое-что мне передалось от неё? Интересно.
  - Ну что, вернёмся к рабочим? Им не терпится на вас посмотреть. Может, подбодрите их? Они отсюда не вылезают уже несколько месяцев.
  - С ума сойти! Но зачем вам столько этого порошка?
  Амир рассмеялся:
  - Ну, порошок пользуется спросом, покраску раз в год надо бы освежать, и он требуется в каждой семье. Свечи дороги, а порошок значительно сокращает их использование. И не думаете же вы, что достаточно измельчить камни и это будет конечный продукт?
  - Признаюсь, так и думала.
  - Нет, тот порошок, что получим здесь, после просыпают между двух чёрных, притягивающих железо, камней. Считайте, четверть порошка долой! Далее мешки с ним скинут вниз и дальше их ждёт прокаливание с добавлением меди*.
  (прим. Авт. - полнейшая авторская выдумка, т. к. невозможно занимательно описать получение любого люминофора)
  - Ваш народ - молодец.
  Советник слабо улыбнулся и, устремив взгляд на долину, неожиданно решил поделиться прошлым:
  - Мы многого достигли, когда жили в мире с оборотнями! Наша сила была в знаниях, и они испугались. Они перестали понимать, как устроены многие технические новинки, с насторожённостью стали относиться к открытиям, и как результат - истребление нас.
  - Это страшно, то, о чём вы говорите. Но неужели всё случилось в один день?
  - Нет, конечно, - Амир едва удержался, чтобы не погладить девочку по голове. - Был период гонений, потом люди стали жить отдельно от оборотней и всё это вылилось в крупномасштабные войны. На их стороне сила, ловкость; на нашей - знания. Люди продержались в противостоянии почти два столетия, несмотря на численный перевес оборотней! Вы только представьте, сколько всего ценного было потеряно за эти века не только нами, но и двуликими. Оборотни без нас деградировали, их жизнь упростилась, ещё более стала цениться сила и власть вожаков. Те, кто ещё помнил, как они жили с людьми и жалел о потерянном, стали приходить к нам, договариваться о том, чтобы уйти вместе в далёкие земли подальше от творившегося хаоса. Кто-то рискнул и ушёл, вестей от них мы больше не получали.
  Амир поднял с земли горсть камешков и, продолжая рассказывать, стал кидать их вниз, целясь во фруктовое дерево.
  - Люди тоже деградировали. Денег на развитие нет, еды не хватает, и мы стали проигрывать по всем направлениям. Знаете, Анна, резня меняет всех, но оборотни сходят с ума от бесцельно проливаемой крови. Убить зверя ради еды или сражаться за свою жизнь - это одно; а резать беззащитных людей в павших городах... Это противно их инстинктам, но перечить вожакам они не могут, и многие из них теряли голову, нападая на всё живое без разбору. Когда их генералы спохватились, то людей уже почти не было, а по округе бродили сбившиеся в безумные отряды фанатичные убийцы. Они резали всех, купаясь в крови. Я читал в записях, что те крохи людей, что остались в живых, сами оборотни вывели из городов, собрали вместе и дали время им уйти.
  Амир удовлетворённо ссыпал лишние камешки на землю, после того как сбил какой-то фрукт. Внизу мелькнуло небольшое животное, подхватившее подарочек, а советник посмотрел на внимательно слушающую Аню.
  - Пятьдесят тысяч человек вышли в зиму, продолжали путь всю весну, лето, прежде чем дошли до нашей благословенной Лейны. Наш первый правитель, Карем Сильный, подсчитал, что до долины дошло меньше пятнадцати тысяч. Так началась наша новая история. История лейнов.
  Аня подавленно молчала, ясно представляя медленно шагающих людей, падающих от бессилия, отдающих кусочек вяленого мяса ребёнку.
  - А сейчас сколько жителей в долине?
  - Пять лет назад отец Кареманны, Карем Зеленоглазый, провёл перепись населения, и нас было пятьдесят тысяч.
  - Сколько лет вы живёте в долине?
  - Триста.
  - А ещё, простите, если обижу, почему Карем Зеленоглазый? Кроме цвета глаз он ничем не отличился?
  Амир чуть замялся:
  - Понимаете Анна, уже давно все Каремы, так, кстати, называют старших детей в роду правителей. Мальчиков Каремами, девочек Карем плюс имя матери.
  - Маму Кареманны звали Анна, как и меня? - удивилась Аня.
  - Анья. Но как только Кареманья стала слышать Голос, так она сразу велела звать себя Кареманна.
  - О-о, не знала!
  - Так вот, ни последний правитель, ни его отец, Карем Золотоволосый, ничем себя не проявили, кроме как любовью к женщинам, за что отец Кареманны и поплатился. Думаю, вам надо знать. Официальная версия - погиб на охоте; на самом же деле его жена увидела с любовницей и учинила ещё большее непотребство: подкараулила обоих любовников в самый интимный момент в спальне и пришпилила копьём к кровати.
  - О Боже, сильная женщина!
  - Нет, коварная. Она ведь прекрасно всё рассчитала и дождавшись нужного момента, поднялась на башню, развернула там баллисту внутрь двора и выстрелила из неё прямо в окно спальни. Так что её можно назвать ещё и меткой.
  - Но куда же она делась?
  - Увидев, что натворила, испугалась или раскаялась, не знаю... прыгнула с той же башни и разбилась.
  - Ужас!
  - Да, бесславный конец. Весь род был бы опозорен, если бы не целеустремлённость совсем ещё малышки Кареманны. Она истово молила о чуде, и Светило откликнулось, установив связь с вами. Ну, а дальше вы уже знаете.
  - Да, знаю.
  - Идёмте, нас уже ищут.
  - Подождите, кого мне надо отметить за хороший труд?
  - Э-э, молодой Паок выделился количеством добытого. Гермус отличился командованием. Сам он стар, но объединил своих детей и их друзей, теперь его команду называют рабочей бригадой и то, что они добыли, считают гуртом, потом Гермус делит всё поровну.
  - И никто не ссорится?
  - Нет. Они придумали целую систему сбора, и зарабатывают больше, чем ранее самый удачливый.
  - Так, хорошо, Паок, Гермус, ещё кто?
  - Ну, можно сказать пару тёплых слов Дарму́. Он в прошлом месяце нашёл лимонит, а до этого наткнулся на гематит.
  - Помню, Кареманна рассказывала. У вас теперь разнообразие в красках, - улыбнулась Аня, - если не ошибаюсь, жёлтый и красный?
  - Лимонит дал жёлтый, а гематит оказался красно-коричневым, но у нас ещё остались старые запасы красной краски, так что...
  - Хорошо, не будем заставлять нас ждать.
  Амир с Аней вышли к собравшимся рабочим. Их было несколько десятков и все они с любопытством смотрели на девочку. Она шла сосредоточенная, и они засомневались в словах Аяны, что только что расписывала, как изменилась их правительница.
  - Ещё месяц, и ваша смена будет завершена, - начал советник, - но, пользуясь случаем, что наша Мать сейчас находится здесь, выслушаем её!
  Аню охватило волнение. Вот так, с наскока, толкнуть речь не каждый сможет!
  - Лейновцы! - волнуясь начала она. - Вы выполняете важную работу, добывая светящийся порошок! Он облегчает наш быт, позволяет экономить деньги на свечах.
   "Ой, ой, что я такое несу!" - широко раскрыв глаза, она замолчала, но люди ждали продолжения и Аня уже не так уверенно, пояснила:
  - Это немало для одной семьи, а посчитайте, какая польза для всей долины?
  Рабочие одобрительно закивали, поддерживая рассуждения, и Анна быстренько перешла к приятной части своего выступления:
  - Более того, мы не стоим на месте и ищем способы другого разумного его использования. Давайте, пройдём в пещеру, и я вам покажу, какое теперь в замке есть освещение.
  Немного потоптавшись, лейны развернулись к Жадному рту.
  - Правительница, а далеко уходить?
  - Нет, - крикнула Аня, подбежавшая к своей корзине и вытягивающая оттуда небольшие банки со мхом. Данияра по секрету рассказала, что Кареманне так понравился светящийся мох, что она сама взялась его выращивать. Отщипнула мха из больших светильников Сибилла и положила кусочки в бокалы с узким горлом, у которых были отломаны ножки. Отнесла свой трофей в чулан и каждый день опрыскивала его водой, а раз в неделю посыпала порошком - и у неё всё получилось!
  Сибилл, в отличие от неё, забывал ухаживать за мхом, и у него он рос плохо. Звездочёт был человеком увлекающимся, и пока он ставил эксперименты, то все растения всего получали в достатке, а как дело перешло на коммерческую волну, так зачахли и энтузиазм, и мох.
  Прикрывая от света три небольших сосуда на верёвках, она побежала за последними рабочими.
  - Достаточно, дальше не надо! - крикнула она и подняла руку, чтобы всем видно было висящие светильники.
  - Смотрите, это мох из глубин горы. Он даёт немного света самостоятельно, но если его подкармливать порошком, тем, что вы добываете, то получается вот такое чудо! Теперь холодными вечерами не надо сидеть в темноте и портить глаза, выполняя какое-то дело! Вот наш свет! И вы к этому тоже приложили усилия!
  Народ гудел, круг вокруг Ани сомкнулся, всем хотелось поближе посмотреть светящиеся банки.
  - Ну-ка, расступись! - гаркнул Амир. - Совсем нашу правительницу зажали!
  Толкаясь, все подались назад.
  - Уважаемый, трудолюбивый Паок! Примите в дар за своё усердие этот свет! - сразу приступила к следующей части своего выступления, правительница.
  Аня отделила от связки один светильник и протянула вперёд, ожидая, когда выйдет мужчина. Из толпы выпихнули молодого парнишку, крайне смущённого вниманием. Анна улыбнулась и показала ему встать сбоку, вручая подарок.
  - Мудрый Гермус, вручаю свет вам за то, что вы неравнодушны к работе, за то, что делитесь своими навыками с молодёжью!
  Коренастый старичок, довольно поблёскивая глазами, вышел вперёд и с поклоном принял светильник, оставшись рядом с Паоком.
  - Удачливый Дарму! Ваши находки делают нашу жизнь красивее, ярче. Краски в руках художников превращаются в нашу историю, отображённую на стенах. Нас не будет, а потомки по рисункам увидят, как мы жили, о чём мечтали. Примите свет в благодарность!
  Из круга вышел жилистый мужчина с цепким взглядом под широкими бровями. По нему непонятно было, рад ли он подарку, или всё это для него баловство, но он чинно принял светильник, поклонился и встал рядом.
  - Теперь я хотела бы поведать вам о последнем открытии Кареманны. Наш учёный Сибилл придумал, как использовать драгоценный мох, делая его ещё сильнее и полезнее для нас, а Кареманна догадалась как размножить мох, не спускаясь в пещеру.
  Анна повернулась к троим награждённым и начала пояснять для них, но так, чтобы слышали все:
  - Приглядитесь, внутри банки пока ещё небольшой кусочек мха, но даже от него уже можно отщипнуть малявочку и посадить в другую ёмкость. Нужно что-то округлое с нешироким горлом. Положить чуточку песка на дно, ещё меньше, с ноготок, земли и сверху мох. Держать банку с ростком в темноте, каждый день сбрызгивать водой, раз в неделю брать щепотку порошка и как бы присолить кусочек мха. Если он доволен, то через месяц увеличится в два раза. Берегите его от дневного света и тогда у вас будет расти здоровый собственный светлячок-мховичок. Всё понятно?
  - Да, - ответили Гермус и Паок, а Дарму только кивнул. Все они бережно прижимали к себе подарки и на выходе из пещеры укутали их в рубахи.
  Амир, Аня и их сопровождающие не стали более задерживаться у Жадного рта и выдвинулись дальше. Если они поторопятся, то к вечеру попадут на плато, где изготавливают многие технические растворы, в том числе краски. Вся сопроводительная компания смотрела на Анну с уважением, и ей это было приятно. Спасибо Данияре, что подсказала о подарках. Получилось хорошо не только с рабочими, но и советник увидел, что она здесь не только для того, чтобы смотреть ему в рот, слушая подсказки.
  Вечером на плато получилось так же хорошо, как у пещеры. Одному рабочему Аня подарила светильник, а трём другим - душистое мыло, что варят только в замке.
  Утром для Анны был готов закуток, чтобы обмыться от пыли. На плато они говорили с рабочими до темноты, и ей пришлось лечь спать, расчёсывая дорожную грязь ногтями, тело Кареманны настойчиво требовало сна. Она чувствовала, что не отказалась бы даже от дневного сна, если бы была возможность.
  
  Они обходили долину, заходя в шахты, проверяя работу мельниц, встречаясь с охотниками и сборщиками кореньев, орехов, фруктов. С каждым днём роль Анны становилась заметнее, внушительнее, и она с удивлением понимала, что за несколько лет Кареманна ей достаточно о многом поведала.
  Казалось бы, это были просто сплетни о том, как один из молодых охотников, сорвавшись с вершины, всё же добрался домой со сломанной ногой, к тому же не бросив барана. Аня встретила этого охотника и похвалила его за мужество. Спросила, как поживают его малыш и юная жена, к которым он спешил.
  Кареманна рассказывала о курьёзном случае при варке краски, и Анна удачно пошутила, вспомнив о нём ко времени.
   Один из сопровождающих ребят разодрал руку в кровь и, вспомнив с благодарностью о Данияре, Аня сумела обработать и перевязать его рану. Это всё мелочи, но из них складывался образ Матери-правительницы, который усиливался рассказами людей, впечатлённых встречей с ней.
  К концу путешествия Анна уже не смотрела на лейнов как на средневековых людей. Они не успели до войны открыть электричество, которое сильно продвинуло человечество на Земле вперёд, но они были на грани этого! Предки лейнов уже обдуманно пробовали летать, делали попытки строить что-то вроде железных дорог и если бы не оборотни, то можно сказать, что к сегодняшнему дню жители этого мира не только не отстали бы от землян, но ушли вперёд.
  Конечно, долговременная война уничтожила многое, а переход в долину добил всех тех, кто не был физически сильным, не умел выживать в суровых условиях. И всё же лейны старались не забывать, какими они были и мечтали вернуть утерянное.
  Поэтому они с такой жадностью ухватились за Голос. Они потеряли знания, но помнили об их ценности и важности. Анне было за что уважать этот народ, они стоило того, чтобы жить дальше, но кто бы знал, как ей не хватало привычной обстановки!
  Невозможно чувствовать себя комфортно, когда на каждом шагу что-то новое. Люди, звери, растения, отношения, обязанности, условия проживания... Ничего из того, где можно было бы выдохнуть, и закрыв глаза, расслабиться. Причём самым напряжённым моментом стали походы в туалет. Надо было следить не только за людьми, но за животными, змеями, насекомыми. Это ужас! Ужасный ужас!
  Когда она вернулась в замок, то прошла в свои покои и упала на кровать. Хотелось закрыть двери на засов и больше никогда не открывать их. Природа больше не радовала Аню. Хотелось асфальтовых дорог со столбами, ограду от животных, современные домики для туристов со всеми удобствами, ну, или хотя бы, чтобы всегда рядом была суетливая Данияра, обеспечивающая комфорт.
  
  

Глава 4. Знакомство с Вартеком.

  
  Насладившись тишиной и одиночеством, Анна задумалась о том, как устроилась на Земле Кареманна. И каково же было удивление, когда девочка ей ответила.
  У неё всё сложно! С работы она еле-еле уволилась, её не хотели отпускать, грозя всеми карами, но всё обошлось, сестра заменила её и более-менее справляется. Брат Анны не поверил ей и считает, что она придуривается, а родители...
  - Понимаете, они взялись познакомить меня с вашим миром, но все время так косятся на меня...
  - Ох, Кареманна! Натворили вы с советниками дел! Тяжело тебе будет.
  - А ещё ваши домашние отметили, что я помолодела.
  - Намного?
  - Я посмотрела по паспорту, вам было двадцать пять, а теперь говорят, что я выгляжу на пять лет моложе.
  - Интересно, - Аня задумалась, но не стоило попусту терять время в этом состоянии. - Кареманна, сделай акцент в обучении на иностранных языках. У тебя шикарная память! Возможно, сможешь зарабатывать деньги переводом. Побольше читай, причём разную литературу. Спроси у мамы книги из серии "Жизнь замечательных людей". По ним тебе легче будет приблизиться к нашему времени.
  - Хорошо, - покладисто согласилась бывшая правительница.
  - Как тебе город?
  - Я ещё не выходила. Только в окно смотрю.
  - М-да, прогуляйся с мамой хотя бы до булочной. Там тихая улочка, она не должна тебя сильно испугать. Смотри телевизор.
  - Я смотрю.
  - Вот и молодец.
  - А как у вас?
  - Нормально. Устала я что-то. Сначала болела, потом поход по всей долине, вот только что вернулась.
  - Болели?
  - Да, твоё тело неохотно меня приняло.
  - А у меня всё в порядке, - обеспокоилась девочка.
  - Ладно, осваивайся, а я пойду мыться. Данияра мне уже воды набрала, хоть немного понежусь в этом суровом мире.
  Анна млела в горячей воде, побаловала себя деликатесами, насладилась чашечкой самого настоящего высококачественного кофе! Это был рай! Кофе, шоколадный напиток, помидоры, картошка, перец чили - всё здесь росло и употреблялось в пищу!
  Отдохнув с дороги, она начала размышлять. Все здесь готовились к выходу из долины. Кто-то мечтал по возможности сохранить человеческий род, кто-то делал ставку на общее потомство, намереваясь дать ему толчок в развитии. Понятны были мотивы тех и других. Люди могли бесследно раствориться среди оборотней, а если обособляться от двуликих, то достигнутое людьми благополучие, скорее всего, вызовет зависть и новую волну истребления человечества.
  Анна понимала, что идеала не достигнуть и надо выбираться из долины. Лейны на грани родственных связей - и это основной повод к активнейшим действиям. Но что предложить оборотням? Почему они должны захотеть жить с людьми? Амир полагал, что память о счастливых временах должна подтолкнуть их навстречу, но есть ли у них эта память?
  - Данияра, мне говорили, что здесь держат пленников?
  - Да, госпожа. Их используют на тренировках. Воины должны понимать, насколько оборотни сильнее и не пугаться их звериной формы.
  - Советник Кирам в замке?
  - Нет, он проводит учение в горах со взрослыми мужчинами. Раз в пять лет каждый лейн должен продемонстрировать, что не потерял свои воинские навыки.
  - Это надолго?
  - До холодов. Командиры сразу отпускают продолжать работать самых ловких и смышлёных, остальных разбивают по отрядам и тренируют. Через пару недель тех, кто доказал, что восстановил форму, освобождают, а из оставшихся снова формируют отряды и так до тех пор, пока всех не распустят. Кирам будет до конца, чтобы понимать, что из себя представляет наша армия.
  - То есть, ты хочешь сказать, что наша армия - это не те воины, что дежурят по вершинам гор?
  - Нет, конечно, у нас каждый мужчина - воин. А те, что в горах, это стражи. В замке тренируют молодых ребят, иногда приходят девушки на стрельбища, они же помогают стражам в горах.
  - Ясно. Скажи, советник Манул в замке?
  - Он всегда в замке. Позвать его?
  - Нет, я сама к нему зайду.
  Пока Анна сушила волосы, укладывала их в причёску, из озорства придумывая, что-то сложное и по-принцесьи красивое, она продолжала размышлять о том, что предложить оборотням. В качестве самой удачной мысли приходили на ум чудесные светильники, разноцветные шерстяные ткани, специи, кофе. Но вскоре пришлось с огромным сожалением признать, что всё это интересно людям, но не оборотням.
  Найдя Манула в кабинете, подсчитывающего затраты на рытьё туннеля, который бы кратчайшим путём соединял жителей долины с другой стороной, Анна попросила показать ей пленных и заодно пообщаться с ними.
  - Вам интересен их оборот? Они не любят делать это по приказу. Я могу заставить, но нам важно их сотрудничество, иначе они будут лежать мёртвым телом, а мне надо учить молодёжь.
  - Пожалуй, да, оборот мне интересен, - согласилась Аня.
  - Тогда давайте в процессе тренировки я скажу мастеру, и он вынудит...
  - Нет, мне хочется поговорить с ними, - определила она свою первостепенную причину.
  - О чём? Что у них можно узнать? - пренебрежительно фыркнул советник.
  - Вы можете присутствовать, если вам так интересно, - чуть обиделась она.
  - Госпожа, с ними не о чем говорить. Они тупы и ничего не знают, - начал пояснять Манул, не желая вызывать недовольство Анны. - Это простые жители близлежащих территорий, которые захотели прихвастнуть перед своими и полезли к нам.
  - Не так уж они просты, раз выделились среди своих. Они любопытны, азартны и смелы, - не согласилась она.
  - Глупы, самонадеянны и жадны до чужого добра, - переиначил советник.
  - Ну-у, вам лучше знать, ведь вы с ними общались, а я даже не видела, поэтому могу ошибаться, - не желая ссориться из-за пустяка, но всё же постепенно раздражаясь возникшему препятствию. - Так как? Могу я составить о них своё мнение?
  - Отчего же нет, идёмте, - как можно приветливее ответил советник, чувствуя, что она начинает расценивать его как неприятеля, хотя настойчивость Голоса ему была непонятна.
  Они с Манулом спустились во двор, и Анна думала, что её поведут в подвалы, но оборотни жили на крыше трёхэтажной пристройки к замку и имели собственную лестницу к себе наверх.
  - Их не выпускают за стены замка, но им нужен простор, вот их и поселили на крыше. Я могу велеть им спуститься, но можете подняться и посмотреть, как они живут у нас.
  - Признаюсь, не ожидала, что они не в цепях и не в подземелье.
  - Я же сказал, нам важно добровольное сотрудничество.
  - Они что же, сами у нас остались?
  - Нет, они пленники, но на особом положении. Настоящий пленник у нас один, и я бы не советовал вам с ним говорить. Он очень агрессивен.
  Поднявшись по лестнице в пристройку, Аня с советником очутились на крыше, в углу которой у стены замка прилепился домик. Трое здоровенных парней уже ждали гостей и встревожено насупившись, встречали их. По мере приближения к ним, ноздри оборотней шевелились всё активнее, и в глазах появлялась заинтересованность.
  - Добрый день, - вежливо поздоровалась Анна.
  - Поклонитесь, перед вами Мать-правительница! - рявкнул Манул.
  Они переглянулись, не понимая смысла прозвучавших слов, но склонился один, затем остальные. Аня их понимала: какая мать может быть из десятилетней девочки? Да ещё, надо полагать, что правителей они выбирают, ориентируясь на силу, а перед ними ребёнок. Ей стало смешно. Сколько раз в будущем ей придётся видеть непонимание и изумление на лицах оборотней? В её случае даже возраст не поможет!
  - Итак, вы наши пленники, - начала она, - сообщите мне, из каких вы семей?
  Парни снова начали переглядываться, тогда Аня обратилась к самому молодому:
  - Чем занимаются твои родители? Где они живут?
  Оборотень насупился и, опустив голову, молчал.
  - Твои родственники занимаются чем-то страшным, что тебе стыдно сказать?
  Все опустили головы и молчали.
  - Ты из семьи преступников? Изгои? Я слышала, что есть обезумевшие оборотни, твоя семья такова?
  - Нет! - не выдержал парень. - Моя семья хорошая! Мы живём недалеко от горы, охотимся, немного выращиваем еды.
  - Очень хорошо, так чего же ты молчал? - улыбнулась Аня.
  Парень нахмурился и нехотя произнёс:
  - Я переживаю за них.
  - Это замечательно. А чтобы ты не волновался понапрасну, не придумывал себе ужасов, я поясню, почему спрашиваю. Но прежде скажи, как тебя зовут?
  - Пак.
  - Пак, - протянула Аня с таким видом, будто смакует леденец, - короткое, запоминающее имя. Так вот Пак, вскоре мы собираемся перейти горы.
  Оборотни смятенно вскинулись и переводили взгляд с девочки на советника, ища подтверждение её слов.
  - О, ни к чему беспокойство, - засмеялась Аня, - когда-то оборотни и люди жили вместе в согласии. Вы помните об этом?
  - Это было давно, те времена называют благословенными, - ответил один из парней.
  Анна кивнула:
  - Попросту говоря, это был хороший союз, но всегда найдутся те, что начнут завидовать и сеять хаос. Закончилось всё плохо для всех, - мягко проговорила она, успокаивая интонацией, выражением лица. Оборотни слушали её внимательно. - Но мы можем попробовать снова объединиться и сосуществовать вместе. Попробуем с малого, с соседства с ближайшими жителями. Поэтому, я спрашиваю тебя о родителях, так как вскоре ты отправишься домой и будешь встречать меня у себя в доме.
  - Я?
  - Возможно, вожак вашего селения?
  - У нас нет селения, там живут мой прадед, деды, дядья и отец с братьями.
  - О, большая семья, - улыбаясь, кивнула Анна, - а женщин что же нет?
  - Их не считают.
  - М-да? Очень интересно, а вот у нас каждая девочка, женщина на счету! - Аня специально обратила внимание на этот факт. Пусть сразу знают и помнят об этом. - Ну что ж, а как тебя зовут?
  Анна познакомилась со всеми тремя, они с охотой разболтали ей о родителях, о семье, о своей первой охоте и даже показали зверей. Они давно не видели детей, тем более такую приятную и общительную девочку, которую можно было так легко насмешить и вызвать её восхищение. Они бы ей все секреты выложили бы, если б знали их. Манул только усмехался наивности ребят и присматривался к Голосу. Амир отозвался о ней очень хорошо и сказал, что они не прогадали.
  - Госпожа Анна, вы действительно хотите их отпустить?
  - Они могут рассказать о чём-то, что повредит нам?
  - Нет, они ничего не видели.
  - С ними плохо обращались?
  - Ну-у, всякое бывало, они всё же пленники.
  - Приставьте к ним наиболее дружелюбных ребят и пусть они расписывают пользу от соседства с людьми. Врать не надо, но вернувшись домой, наши пленники должны суметь отстоять свою точку зрения перед сварливыми дедами и подготовить для нас доброжелательный приём по весне.
  - Вы так быстро познакомились с нашей жизнью, что готовы уже к выходу из долины?
  - Уважаемый Манул, полностью готовыми к такому важному делу быть невозможно, - задумчиво протянула собеседница. - Нам надо попробовать сделать первую, вторую пробную вылазку, чтобы понять, с какими проблемами мы столкнёмся. К тому же нам нужны шпионы. Мы ничего не знаем о том, как сейчас живут оборотни, по какому принципу подчиняются друг к другу и сможем ли мы вообще реализовать наши планы? Я не исключаю, что всё придётся менять на ходу.
  - Не хотелось бы, мы все многое сделали...
  Анна положила ладошку на крепкую руку Манула в успокаивающем жесте:
  - Всё, что достигнуто, в любом случае пойдёт на пользу. Дорог всегда несколько, мы найдём свою, но нам пора получить больше данных о той земле, на которую мы идём.
  - Думаете, я не понимаю? Только людям не пройти по землям оборотней.
  - Вот поэтому пора заводить СВОИХ оборотней, которые соберут для нас всю информацию. А теперь, давайте навестим вашего заключённого.
  - Ещё недавно я был бы против, но посмотрев, как вы разговорили этих ребят, я подготовлю его сам.
  - Подготовите?
  - Госпожа, от него воняет хуже, чем от протухшей рыбы.
  - О, если вы об этом позаботитесь, то я буду весьма признательна, - быстро согласилась Аня.
  Она с трудом дышала рядом с относительно чистыми оборотнями, предположить запашок от заключённого у неё воображения хватало.
  Пока она ждала, сходила на кухню, взяла кувшин с водой, маленькую корзинку с мясными шариками и плошку с рисом. Всё это ей положили в большую квадратную корзину, которую она с трудом донесла до места встречи. Манул не согласился выпустить оборотня из камеры, но пообещал, что пока его будут мыть, то камеру тоже почистят.
  Анна ждала Манула и думала о том, что она совсем не учла в своих торговых проектах того, что оборотням не нужен свет, если только в совсем беспросветных помещениях, не нужен кофе и тем более специи! Разве что ткани пригодятся, но они у них есть. Это была катастрофа. Что тогда им предлагать? Музыку ветров? Или летающих змеев? Каучуковые прыгучие мячики? Может, погремушки для детей или бусы для женщин? Нужна информация, и не от той деревенщины, что сидит у них в домике на крыше.
  - Госпожа Анна, - позвал советник и повёл её вниз. - Не показывайте своего страха, помните, он прикован цепями и вырваться не сможет. Он любит пугать новеньких стражей, рыча и бросаясь на них. Я уверен, что этот оборотень не из простых, поэтому надеюсь, что вам удастся его разговорить, но не рискуйте.
  Манул строго посмотрел на Голос и добавил:
  - Он непредсказуем и опасен. Ему достаточно чиркнуть когтём вам по горлу - и вас уже ничто не спасёт. Я оставлю рядом с вами двух стражей, они присмотрят, чтобы вы не подошли слишком близко. Всё, что от вас требуется - не пересекать черту, и вы будете в безопасности. Вам ясно?
  - Да, не пересекать черту и разговорить.
  - Да.
  - Я взяла немного продуктов, их можно передать?
  - Кувшин - нет, остальное - пожалуйста.
  - Ему нельзя воду?
  - Воду я прикажу ему поменять, а кувшином он может убить вас или стражу.
  - А-а, понятно, простите, не додумала. Он уже кого-то убивал?
  - При задержании он яростно сопротивлялся, а здесь чаще пугал. Мы осторожны и не даём ему шанса. Послушайте, госпожа, даже те простоватые ребята опасны. Они точно так же, как наши, учатся в тренировочных схватках, а этот... этот может приказывать своим на расстояние.
  - Не волнуйтесь. Не стоит мне расписывать силу оборотней. Для меня без разницы, каков уровень силы, даже их ребёнок опасен для меня, если решит напасть. Если всего бояться, то страшно покидать свои покои.
  Манул тяжко вздохнул и вошёл в свежепобелённую известью камеру. Аня огляделась, чуть сморщила нос, чихнула, но села на поставленный для неё табурет. За ней насмешливо наблюдал сидящий у противоположной стены оборотень. Ноги Ани до пола не доставали и она, не задумываясь о том, насколько по-детски это смотрится, начала болтать ими в воздухе, ответно рассматривая оборотня.
  - Встань перед нашей Матерью-правительницей! - скомандовал Манул, и двое стражей, не дожидаясь повиновения пленника, дёрнули его за цепи, вынуждая подняться.
  Высокий, жилистый, довольно молодой и дерзкий. От жёлто-охряных глаз отрываться не хотелось, такой яркий, насыщенный цвет! Очень красиво. Даже красивее, чем у простых оборотней - у тех троих глаза были чистого голубого цвета. Манул пояснил ей, что у всех двуликих яркие глаза.
  Анне было неловко смотреть, как дёргая цепями, оборотня вынудили подняться и склониться, но спорить с Манулом не хотелось, да и интересно было понаблюдать за пленником. Он вяло сопротивлялся, словно бы по привычке. Ей показалось, что он раздражён на стражей, но в то же время ему скучно здесь сидеть и его волнуют перемены. Густая грива чёрных волос ещё не высохла и нечёсаными прядями спускалась по плечам. Одежда на нём была человеческая, новая. Можно предположить, что её только что дали ему, ради неё.
  Они разглядывали друг друга, и Анна не посмела сказать ему "ты".
  - Как к вам обращаться?
  - Как хочешь, - бросил он и нарочито небрежно отвернулся.
  Стражи хотели было его дёрнуть, но правительница хмуро посмотрела на них, напоминая взглядом, что советник обратил особое внимание, чтобы они не мешали своим усердием ей общаться.
  - Хорошо. Филиппок, зачем вы полезли в горы?
  - Что? Какой Филиппок? Что за гадкое прозвище?
  Аня засмеялась, прикрыв ладошкой рот, показывая, что понимает, что неприлично насмехаться, но сдержаться не может.
  - Но вы же сами попросили дать вам имя!
  - Но не это же!
  Она пожала плечами.
  - Хотите, будете Таксом? - разошлась она. - Есть такая длинная собачка, очень смешная, - Аня показывала руками скорее какого-то удава, а не собаку.
  - Нет.
  - Пушком? У вас на голове такой беспорядок, а сами вы худой, что напоминаете кисть для нанесения краски на лицо. Но кистью звать вас неприлично, а...
  - Пушком прилично? Нет. Зовите меня Вартеком.
  - Вартек? Хорошо. Так что вам понадобилось у нас? - чуть склонив голову набок, она с неприкрытым любопытством смотрела на него.
  - Я не буду отвечать, - горделиво ответил оборотень и, задрав подбородок, словно обиженный царь, отвернулся.
  - Да и не надо, я сама знаю, - насмешливо фыркнула она. - Вы искали калифорнийских червей!
  - Что?
  - Отпираться бессмысленно, - принялась убеждать его Аня. - Там, где вы шли, остались очень характерные следы. Вообще-то весьма гаденькое занятие, - брезгливо поморщилась и посмотрела на него с сочувствием, путая и раззадоривая.
  - Не знаю ни о каких червях!
  - Ну те, что дерьмо перерабатывают, - удивлённо вскрикнула она и ласково добавила: - Не притворяйтесь!
  Оборотень рыкнул и отвернулся. Аня чуть склонилась в его сторону и зашептала:
  - Хотите, я вам их подарю?
  - Кого?
  - Червей.
  - Зачем?
  - Я же сказала, что они перерабатывают. У вас запаха в камере не будет.
  Оборотень посмотрел на неё как на ненормальную, перевёл взгляд на стражей, но они стояли истуканами, тогда он снова уставился на неё.
  - Шутишь?
  - Каждый получает то, что заслужил? - состроив лукавое выражение лица, спросила она.
  - И что я, по-твоему, заслужил?
  - Вы отнеслись ко мне несерьёзно, вот и получаете насмешки от девчонки.
  - Ты и есть девчонка, а то, что тебя выбрали правительницей, так это ваши обычаи, меня они не касаются.
  - Ошибаетесь во всём. Но вас ведь должно волновать ваше будущее? Так вот, моё решение, которое я вынесу после нашего разговора, касается вас напрямую. Думаю, разумно усмирить свою гордыню и ответить на вопросы или хотя бы пояснить, почему вы не можете дать ответа.
  Мужчина внимательно посмотрел на Аню и, немного подумав, бросил:
  - Спрашивай.
  - Уже спросила.
  - Мне было интересно посмотреть на людей.
  - К чему тогда такая агрессия? Мы не общаемся и относимся к оборотням с опаской, но не враждуем.
  - Тогда почему меня схватили?
  - Потому что вы без разрешения проникли на нашу территорию. Разве вы не отслеживаете свои границы и не оберегаете их от чужих?
  - Я здесь уже год и со мной не могут решить, что делать! Убейте уже или отпустите! К чему такие пытки?
  - Что вы сделали для того, чтобы помочь принять решение по вашему поводу? Неужели вы не поняли, что вас не хотят убивать, но и отпустить врага мы не можем.
  - Я не враг!
  - Но вы ведёте себя крайне агрессивно! Вы наполнены ненавистью!
  - Я что, должен любить вас за то, что меня здесь держат?
  - Мы ничего о вас не знаем, а вы всячески демонстрируете неприязнь и злую направленность, - укорила Аня. - Вы похожи на обезумевшего оборотня, и лишь небольшие сомнения в этом откладывают вашу казнь, - как маленькому пояснила она колебания людей и страхи по поводу его персоны.
  Мужчина молчал, смотря на девочку исподлобья.
  "Это не простая девочка. Это не девочка, - настойчиво билась мысль, - не зря её называют Мать. Кто она такая? Откуда взялась?"
  - Что вы хотите знать? - уступил он. - Я уже сказал, что лазал по горам из интереса.
  Аня улыбнулась, отметив перемену в обращении:
  - Это ваш собственный интерес или наша жизнь заинтересовала какого-то вожака?
  - Вы никому не интересны, - фыркнул он. - О людях никто не помнит! Жалкие остатки, что ещё скрываются в лесах, одичали и выживают благодаря жалости некоторых оборотней.
  - А вам стало любопытно посмотреть на нас?
  - Да.
  - Но что именно вам интересно?
  - Не понимаю.
  - Что бы вам хотелось узнать? Как мы выглядим или наш быт, товары, природа долины, обычаи, количество народа... Что?
  - Я хотел посмотреть, чем вы отличаетесь от нас, - Аня уловила нотки смущения.
  "Да он же совсем молодой, отсюда и горячность его в поступках!" - осенило её.
  - Вы знатного рода?
  Оборотень отвернулся, не желая отвечать.
  - Ну-у, вы не в деревне живёте, хотя оттуда немало любопытных приходит.
  - Я чую.
  - Что, простите?
  - Иногда до меня доносится запах других оборотней.
  - А-а, понятно. Так вы скажете, какого вы сословия? У вас вообще есть сословия?
  - Есть.
  - Вы расскажете? Мне ведь тоже интересно, - чуть просительно протянула она. - А я вам покажу нашу жизнь, - добавила с воодушевлением.
  - А что потом? - подозрительно спросил Вартек.
  - Потом побежите домой. Возможно, успеете до холодов, но думаю, зиму вам всё же придётся переждать у нас. Если вы интересный собеседник, то нам общение будет не в тягость.
  - А если я прямо сейчас захочу уйти?
  - Видите ли, в чём проблема, - сочувственно вздохнула Аня, и оборотень отвернулся, полагая, что знает ответ, но Мать-правительница его удивила:
  - Мы собираемся возобновить общение с вашим народом, но не знаем, как лучше это сделать. Не хотелось бы конфликтов по пустякам, трагедий из-за нелепых недоразумений. Если вы относитесь к правящей семье, то я бы послала с вами письмо о предложении мира и сотрудничества, но что мне писать, если я ничего о вашем народе не знаю?
  Оборотень на неё смотрел как на привидение, даже рукой отмахнулся.
  - Могу только догадываться по вашей реакции, что мы уже готовы сделать глупость, которая приведёт к жертвам.
  - Да! Ещё какую! Ваше счастье, что наш вожак далеко от вас и вы ему не интересны, но если его подёргать за усы, то он не поленится прийти и поработить вас!
  Стражи нахмурились, а Аня досадливо подумала, что их реакция может помешать болтать оборотню.
  - Поработить нас? - искренне удивилась она, показывая полное непонимание. - Вам нужны рабы?
  Двуликий задумался и тщательно подбирая слова, начал объяснять:
  - Наш альфа, вожак Чёрных волков, хочет величия и подминает под себя соседние кланы. Простые оборотни становятся его рабами. Он хочет достичь успехов предков, но без людей это невозможно. Я знаю, я читал, а он не верит. Представляете, если он узнает о вас?
  - М-да, как минимум ему будет интересно, - предположила она.
  - О чём я и говорю! - торжествуя, подтвердил оборотень.
  - А вы, значит, отношения к вожаку не имеете? - очень сожалея, уточнила Аня.
  - Нет. Силой не удался, - и было в его ответе столько разочарования!
  - Силой? - отмечая главную обиду Вартека, она постаралась вложить в одно слово: удивление, непонимание и осуждение. - Это главный критерий отбора во власть? - весь её вид кричал о том, как так можно?
  - Да, сила - это основа, - вздохнул мужчина, - но без ума силе не продержаться, не считайте нас дураками! - заподозрил он подвох.
  - Ну что вы, даже не думала! - активно открестилась Аня. - Очень глупо недооценивать кого-то.
  - Вот и я говорил, что нельзя недооценивать знания! Природа любит равновесие и, если в оборотне не хватает силы, значит, будут другие необходимые качества!
  - Как же я с вами согласна! - одобрительно улыбнулась Аня.
  - Мой дед сохранил много человеческих книг, я их все прочитал, только не всё понял.
  - О, ваше усердие похвально! Наверняка там было немало скучных книг, сложно воспринимаемых?
  - Да, схемы, числа, всё это приходилось пролистывать, - пожаловался Вартек.
  - Но кое-что подзадоривало вас продолжать читать, разжигало интерес?
  - Да, описание быта, интересы общества, взаимоотношения. Представляете, раньше плавали через океан, а мы боимся оторваться от берегов! У нас говорят, что оборотни не любят море, но раньше часть команды всегда состояла из нашего народа!
  - Даже не сомневаюсь, - улыбнулась Аня, - без ловкой, сильной команды далеко по морю не уйдёшь.
  - Вы хотели сказать "не поплывёшь", - снисходительно поправил оборотень.
  - Тут есть тонкость в словах. У мореходов считается, что плавает купальщик, а судно управляемо скользит по воде, идёт.
  - Так вы верите, что моря могут быть нам подвластны?
  Аня рассмеялась горящему взгляду жёлтых глаз.
  - Ну что вы такое говорите! Моря и океаны никому не подвластны, но верно и то, что им нет дела до нас. Они живут по своим законам, а мы можем наблюдать и осторожно пользоваться периодами спокойствия в своих целях.
  - Это знания и многолетние наблюдения! - пафосно подытожил Вартек.
  - Вы абсолютно правы! - серьёзно согласилась правительница.
  - Ваши оборотни... простите, люди ходят в море? - немного смутившись, всё же спросил пленник.
  - У нас нет выхода к морю, - сожалея об этом факте, грустно прозвучал ответ.
  - Так откуда вы...
  - Память.
  - Вы застали времена гонений?
  - Нет, что вы, - улыбнулась Аня, - скажу вам по секрету, я намного моложе, чем все здесь думают.
  Видя растерянное лицо оборотня, Анна снова рассмеялась, прикрыв рот.
  - Я вас запутала?
  - Признаюсь, что - да.
  - Ну-у, вы же догадались, что я каким-то образом старше, чем выгляжу?
  Мужчина, пристально смотря на девочку, неуверенно подтвердил.
  - Правильно! - она снова, как давеча, чуть наклонилась к нему и прошептала:
  - Только я совсем чуть-чуть старше, а многие приписывают мне лишние столетия, а то и тысячелетие. Это обидно.
  - Почему они не знают, сколько вам лет и как так вышло?
  Стражи рядом напряглись. Все знают, что приход Матери - тайна, но что делать, если об этом она сама рассказывает?
  - Не знают, потому что не спрашивают. А насчёт того, как так вышло? Никто не понимает. Народ попросил у высших сил мудрую правительницу - и вот я тут. Кто решил, что я мудрая? Не знаю. Почему на эту просьбу Светила откликнулись, а на другие, может быть, более значимые - нет, я тоже не знаю. Это просто случилось, и мы все приняли это.
  - Вы сообщили мне о невероятных вещах, мне надо обдумать всё то, что я услышал.
  - А вы совсем мне ничего не рассказали, - расстроилась Аня, - хотя ваши слова могли бы сберечь многие жизни не только людей, но и оборотней.
  - Я не против помочь, но не хочу прослыть предателем, - засомневался мужчина.
  - О, мне совсем не интересно, где лежит казна вашего вожака или где живут сильнейшие оборотни, или ещё какая-то важнейшая информация.
  - А я и не знаю, - впервые улыбнулся пленник.
  - Зато хотелось бы понять, как сейчас устроено ваше общество? Есть ли в нём место людям? Будет ли польза от объединения, и каким оно должно быть? Нас мало, и надо понимать заранее, сможем ли мы доказать, что сильны и тем самым предотвратить попытки сделать из нас рабов? Я думаю, вы, как образованный оборотень, должны понять, что многого можно избежать, заранее обдумав проблемы. Быть может, нам не стоит возвращаться к прошлому, возможно, правильнее поискать другие пути? Мы хотим покинуть долину, но объединение - не единственный вариант.
  - А что же ещё?
  - Вы сами говорили про моря. Мы можем направить свои усилия на преодоление водной границы и навсегда покинуть эти земли. Поверьте, нам не нужны реки крови ни своей, ни вашей.
  - Я подумаю. Вам же нужно моё искреннее участие? Мне придётся довериться вам, а вы вынуждены доверять моим словам, ведь у вас нет других информаторов.
  - Деревенские ребята, никогда не покидавшие подножия горы, мало о чём могут поведать. Так что - да, вы могли бы очень помочь. Оставляю вас до завтра. Вот вам корзинка, чтобы лучше думалось.
  Аня повернулась к стражам.
  - Вы же снимите с него цепи, как только я уйду?
  - Да, госпожа.
  На следующий день Вартека выпустили, и Аня встретила его во дворе, жадно вдыхающим воздух.
  - Вам, наверное, надо обернуться и побыть зверем?
  - Да, я едва удерживаю себя от оборота, - согласился мужчина.
  - Вы контролируете себя в звериной форме? Важно, чтобы не пострадали дети, как и чья-нибудь курица.
  - Я не нападу ни на кого, но вот за курицу не поручусь, - улыбнулся худой и бледный Вартек. Его усталость и слабость стали особенно видны при свете дня.
  - Поешьте и бегите в лес. Сколько вам необходимо времени, чтобы успокоить звериную часть?
  - Пару дней хватит.
  - Вот ваша нянька, его зовут Стах. Со всеми проблемами, недоразумениями обращайтесь к нему. Он за вас отвечает.
  Так началась дружба Вартека с Аней. Он набрался сил, похорошел, и стало ясно, что он очень молод, совсем немного старше Аниного земного возраста. Теперь, будучи гостем, он рассказывал ей об оборотнях как о расе в целом, об отличиях среди них, о кланах и объединённых сообществах, куда могли входить кланы с оборотнями, имеющих разных зверей. Аня узнала о городах, о поддержании того образа жизни, что был при людях. Двуликие любили лес, свободу, но не желали отдавать первенство звериной части, однако, беда заключалась в том, что человеческая составляющая очень сложна и верх в обществе взяла "озверелая" часть человека.
  - Я много думал, откуда эта жестокость! - восклицал Вартек. - Ведь нашему зверю несвойственно напрасно унижать слабого, жадничать, проливать кровь, но повсеместно более сильный выжимает все соки из слабых членов стаи, заставляя работать сверх сил. Это происходит на каждом уровне от самого верха до низа. Особенно это проявляется у нас, у чёрных волков. Я побывал на многих землях, везде власть вожака неоспорима, но такого, чтобы даже слабый волк гнобил совсем слабого, нет. Мне стыдно признаться, но у нас нет стариков! Они рано или поздно попадаются под руку раздражённому соплеменнику, и он срывает на них свою злость.
  - Думаю, вы правы Вартек, - грустно соглашалась Аня, - человеком быть не просто. Себя можно и нужно воспитывать всю жизнь, делая выбор ежеминутно, задумываясь о многом. На эмоциях действовать просто, но нельзя отдавать им главенство. Они помощники, вдохновители в любом деле, но не руководители! Если у вас сложился жестокий мир, то негатив и вседозволенность нарастают как снежный ком, катящийся с горы. Мне страшно идти в ваш мир.
  - Но вы нам необходимы!
  - Это понимаете вы, но большинство приложит все усилия, чтобы подмять нас. Теперь я лучше понимаю ваши опасения, высказанные ещё в камере.
  - Я сожалею, что напугал вас. Теперь, когда мы с вами столько общались, я уверен, что только вы способны вывести людей из долины и противостоять нашим вожакам.
  - Противостоять? Вы что же, думаете, что я развяжу войну?
  - Нет, войну развяжут ваши советники, впрочем, она и без вас не прекращается. Гор, наш вожак, одержим властью, и заставил подчиняться себе всех соседей. Уверен, он на этом не остановится! Но он далеко от вас и не стоит беспокоиться. Ближайшие к вам кланы Серых, Бурых, Беров, Объединённый лисий, рысий, тигры, а где-то ещё есть оборотни с другими зверьми, все они делят территорию, и нет этому конца-края. Но вы хитры и целеустремлённы. Вы найдёте путь, который прекратит весь этот хаос.
  - Вы слишком оптимистичны, Вартек. Даже при удачном раскладе, который сулит в будущем мир и благоденствие, не исключены военные конфликты. Слушая вас, я вынуждена это признать.
  - Это неизбежно, но главное на века утвердить мир, порядок и законы людей.
  - Людей?
  - Да, нам нужны человеческие законы, конечно, с учётом наших потребностей.
  
  Сведения, сообщённые Вартеком, были бесценны. Молодой бунтарь, не сникавший у себя признания, обошёл все земли и знал всех вожаков. Он не был им приятелем, но он смог дать характеристику каждому, ведь он искал для себя место, где мог бы поселиться и заниматься изучением наследия прошлого. Он не просто хотел сидеть с книгами, он мечтал, чтобы его знания были востребованы, он жаждал уважения и почёта, но не силе, а образованию. Именно поэтому, зная о его слабости, Анна продолжала обращаться к нему очень вежливо и настояла на этом на совете. Вартек был уникальным чёрным волком. Он мог бы добиться многого, если бы сделал ставку на свою силу, он мог бы претендовать на пост беты при вожаке, но сделав выбор в пользу просвещения, он не сворачивал с пути, хотя надежда таяла год от года.
  
  
  

Глава 5. Ч.1 Первый выход из долины.

  
  
  Анна долго раздумывала, что заинтересует оборотней и, слушая Вартека, поняла: первоочередная задача - поднятие их сельского хозяйства! Обладая плодородными землями, они совсем не умеют разумно пользоваться ими. За долгие годы крестьяне-оборотни поняли, что земля быстро истощается, если относиться к ней потребительски, но настойчивость более сильных собратьев не позволяла им перевести дух, чтобы осмыслить земледелие, попробовать другой подход. Они слышали только: дай, дай, дай!
  Сложность для лейнов в оказании им помощи заключалась в том, чтобы не подменить собою беднейшую прослойку. И всё же пахать им придётся!
   Ещё требовалось развитие ремёсел. Оборотни сохранили многие направления, но без особого мастерства. Это понятно: сложно отдаваться кропотливому делу, когда не хватает еды и приходится своих детей не учить мастерству, выбирая потом наиболее умелого, а всех отправлять на поля, чтобы после грабежей более сильных урвать хоть что-то для своей семьи.
  Расслоение по силе складывалось не только на государственном уровне, но и в семьях. Вся семья могла работать на отца, которого мог сместить более сильный сын. Неважно, что глава такого семейства будет лизать сапоги другому успешному оборотню, главное, что дома он хозяин и господин, которого кормит вся семья.
  Оставалось удивляться, за счёт чего живут остальные оборотни? Это был какой-то замкнутый, порочный круг.
   Вартек описывал в основном жизнь в клане чёрных волков и, по его мнению, хуже, чем там, нигде не было, но в других кланах-государствах тоже было мало свободы. Жизнь у большинства оборотней тяжёлая, и им некогда было задуматься, как можно жить по-другому. Каждый вынужден ежедневно доказывать своё право и силу, чтобы не опуститься вниз.
  И всё же оставались семьи, где берегли друг друга, где опекали женщин и детей, уважали старость. Такое могли себе позволить только многочисленные и крепкие династии, но они были, и своим существованием сдерживали разгул глав других семей и даже вожаков.
  
  Анне чаще всего приходилось общаться с советниками Манулом и Амиром. Она затеяла массовое выращивание светильников, хотя бы для внутреннего пользования. Озадачила Дана с Сибиллом разработкой уличного освещения, чтобы в будущем, на землях оборотней, люди не чувствовали себя ущербными в тёмное время суток.
  Ещё по её просьбе Дан занялся отбором и классификацией семян. Им за несколько лет требовалось подготовить семена, дающие наиболее урожайные, неприхотливые в выращивании и годные для длительного хранения овощи.
  Так же советник начал готовить тысячи саженцев полезных деревьев. Но мало отобрать наилучший материал для посева, требовались современные орудия труда, большое количество удобрений. Всю эту ношу так же взвалил на себя Дан. Как только стихла осенняя работа с саженцами и семенами, он начал писать руководства по выращиванию каждой культуры. К весне первые издания должны были быть напечатаны. Не сказать, что у лейнов отличная книгопечатная мастерская, но она существовала, к тому всегда была загружена работой.
  Анна понимала, что ей надо бы ещё что-то придумать для торговли, но она едва успевала общаться со всеми, собирая сведения об оборотнях. Она продолжала знакомиться с жизнью лейнов, всё время обдумывала их будущее, пытаясь предусмотреть разные варианты развития событий, ведь только она обладала знаниями о том, как смешиваются народы. Ещё Аня продолжала посещать ежедневные тренировки вместе с другими девочками, что занимало немало времени. Иногда ей удавалось пообщаться с Кареманной.
  Кареманна рассказывала о своих успехах в учёбе, но жизнь у неё пока не особо складывалась. Девочка повинилась, что ей пришлось рассказать об Аниной крохотной квартирке. Брат захотел уйти туда жить, мотивируя тем, что он сам оплатит коммунальные расходы, но родители настояли на том, чтобы сдавать её и получать хоть какой-то доход. Все сильно ругались между собой. Сестра работала с утра до вечера и принялась снова копить деньги, а обиженный брат больше ни с кем не разговаривает. Кареманне было неловко, что из-за неё все Анины родственники рассорились, и она поспешила добавить, что, кажется, брат скоро уйдёт жить к своей подруге. Девочка часто вздыхала и помимо проблем с родственниками сетовала, что ей очень тесно и тяжело при новом ритме жизни.
  Анна ничем не могла утешить девочку.
  - Держись. Учись, осваивайся, начнёшь зарабатывать - станет легче. Сейчас ты живёшь в городе, но никто не запрещает тебе купить дом на природе и работать удалённо.
  А что ещё она могла ей сказать? Что на собственный дом Кареманна накопит только к старости? Нет, девочке нужна надежда и кто знает, может, у неё ещё всё будет хорошо? Ведь взбила же лягушка лапками масло из молока? Ведь говорят же, что усердие и труд всё перетрут! А Кареманна упорная, она добьётся, тем более хоть какое-то наследство Анна ей оставила!
  Аня ещё два раза обходила долину вместе с Вартеком. Он отметил, что растительность в долине своеобразная и уникальная. Это вполне могло быть, ведь она со всех сторон закрыта высокими горами и внутри сложился свой, особенный микроклимат. Гуляя, Аня случайно нашла закуток, где обнаружила тутового шелкопряда. На земле валялась крупная бабочка, больше похожая на жирного мотыля. Она прошла бы мимо, но до этого в опавших листьях видела кокон. Он был повреждён, и это было просто напоминание о лете, которое она пнула ногой, но словно щёлкнуло что-то внутри и, посмотрев на толстую замёрзшую бабочку, у которой, видимо, сбились биоритмы, она вернулась к кокону и стала теребить его, боясь ошибиться в своих предположениях. С тех пор место было помечено, и Анна ждала момента, когда Кареманна сможет собрать подробный материал по изготовлению шёлка. Гладкая тонкая ткань должна будет заинтересовать элиту оборотней и все затраты на неё непременно окупятся. Да и самой хотелось бы принарядиться в натуральный шёлк!
  Время шло, совет утвердил состав первых лейнов, готовых покинуть долину.
  - Думаю, что стоит попридержать наших девушек и не спешить заключать брачные союзы с ближайшими соседями, - заявляла Анна, - мы договоримся об использовании земли без них.
  Советники соглашались, но, как известно, дело молодое, и не стоило зарекаться!
  - Первое лето за пределами долины мы потратим на обработку новых земель и выращивание урожая для себя. Оплатим аренду соседям, и пусть они разнесут весть о наших возможностях. Мы должны их удивить, - подводил итоги Манул.
  - Нам нужны шпионы, - не забывал о главном военачальник Кирам и с надеждой посмотрел на Мать. Она очень легко находила общий язык со всеми и умела почерпнуть информацию из всего.
  - Это будет ваша забота, кто меня послушает? Не забывайте: я для них самка и ребёнок. Не стоит форсировать события. Думаю, придётся дать им время, чтобы они привыкли ко мне и смогли правильно воспринимать.
  - Да, этот момент надо предусмотреть и не позволять им неуважение к вам, - Манул повернулся к Кираму, - тебе за этим следить! Я останусь здесь.
  Военачальник кивнул, но всё же надеялся на помощь правительницы. Она не только может любого заболтать, но ещё и заставить делать то, что нужно ей! А он вообще не представляет, как работать со шпионами, да и характер у него не тот, чтобы шушукаться по углам.
  Всю зиму лейны изготавливали несколько форм плафонов для выращивания мха. Женщины плели для будущих светильников верёвки, ткали и раскрашивали в яркие цвета полотна на продажу. К началу весны сворачивались работы в стеклодувных мастерских и лейны готовились приступить к обработке своих полей и огородов.
  Аня хотела, чтобы в первую очередь светом были обеспечены её жители, и лучшие мастерицы получили драгоценный мох в свои жилища уже с приходом зимы. Посоветовавшись со всеми, было принято решение всё же подготовить шерстяные ткани на продажу, а также дешёвую глиняную посуду с самобытным рисунком и более дорогие изделия из рогов, камня, дерева.
  Кузнецы работали над различным инструментом, хозяйки шили тару для оставшихся после зимы сухофруктов, прикидывали, какое количество кленового сиропа можно отдать на продажу. Вартек оказался сладкоежкой, но все ли двуликие любители сладкого? Оборотень причмокивал, когда ел перчёное мясо, а деревенские собратья только чихали. Вартек пристрастился к кофе, а тот же Пак даже глотка сделать не смог, хотя сладкий тягучий шоколад ему понравился.
  Рыть туннель пока не стали, но для помощи в преодоления горы придумали систему лифтов. Поделив высоту горы на пять частей, разровняли в необходимых местах участки, и как только начал удлиняться день, приступили к устройству подъёмных механизмов.
  Аня думала, что потребуется её помощь, но Сибилл вместе с Даном, используя старые записи, соорудили настоящий лифт со стопором, со страхующей системой и поднимающийся усилиями самого пассажира. Даже она своими детскими ручками без труда поднимала свой вес и вес самого лифта за счёт каких-то роликов. Грузоподъёмность его всё же была ограничена, но следом принялись сооружать грузовой лифт, и он работал на силе осла, ходящего по кругу.
  Аня одной из первых поднялась наверх, чтобы насладиться видами долины. Лейн походила на гигантскую чашу и казалась колыбелью человечества. Спустя месяцы девушка привыкла здесь жить, многому научилась и перестала скучать. Ей некогда было предаваться воспоминаниям, ведь так много задумано и столько дел впереди! Все отметили, что их Мать-правительница повзрослела, но она всё ещё была ребёнком. Зимой ей исполнилось всего лишь одиннадцать лет.
  Однажды она, стоя в стороне, услышала принесённые ветром слова о себе. Это был разговор одной из девушек, довольно бойкой, с Вартеком. Его необычные глаза завораживали многих красавиц, они кокетничали с ним, искали его внимания, понимая, что он не простой оборотень и брак с ним будет хорошей партией.
  - Вы так много проводите времени с нашей Матерью-правительницей, - обижалась дева в ответ на невнимание молодого мужчины, - неужели не скучно?
  - Она интересная собеседница, - услужливый ветер донёс до Ани слова Вартека.
  - Да, наша Мать умна, но она ещё девочка, к тому же некрасивая, - кокетливо прозвучали возражения, заставившие замереть Аню.
  Она знала, что род Каремов не вписывается в стандарты красоты лейнов. Впрочем, как и род смазливого голубоглазого Дана или скуластого Амира с узкими глазами. Каремы все кучерявые, русоволосые, с меняющими цвет глазами. У Анны, в зависимости от настроения и освещения, глаза могли быть серыми, ярко-голубыми или тёплого глубокого серо-голубого цвета, но главным её отличием был греческий нос. Никто не знал здесь о греках, поэтому иногда её втихаря называли носатой, на это Ане жаловалась ещё маленькая Кареманна.
  В роду у Дана все были голубоглазы и смазливы, что нетипично для мужественных лейнов, а тип лица Амира Аня отнесла бы ближе к азиатскому, причём очень красивому варианту, но здесь он удостаивался лишь фырканья от молоденьких дурочек. А те, кто постарше, считали, что, одаривая его вниманием, делают ему одолжение. Анна, как-то заметив это, сказала, что в её мире у него отбоя не было бы от девиц. Теперь ей довелось услышать о себе нелестное мнение и тем интереснее стало узнать, что ответит Вартек.
  - С чего ты взяла, глупая самка? - искренне удивился Вартек - и тепло благодарности разлилось в душе девушки-девочки.
  - Она носатая! Её волосы не обладают ярким цветом! Как можно этого не замечать? - возмутилась собеседница, демонстративно перекладывая на плечо множество косичек цвета вороного крыла.
  Аня не видела, как оборотень снисходительно посмотрел на красавицу. У него у самого чёрные, как самая тёмная ночь, волосы и такого же цвета мех у его волка. В его клане у всех этого добра навалом, но особо ценится, когда есть светлая прядь или белоснежная манишка у зверя. А ещё назвать его подружку носатой! Это смешно, и он рассмеялся. У флиртующей с ним девы не хватило ума посмотреть на его прямой, гордый нос, тогда она даже не заикнулась бы о таком "недостатке"! Но не желая отказываться от того, что само падает в руки, он утешил красотку словами:
  - Я так увлечён беседой с нею, что не замечаю того, о чём ты говоришь. Но мне хотелось бы знать, в чём твоя сладость, дашь ли попробовать её или ты только на словах дерзка?
  Анна усмехнулась и подумала о том, что поскорее надо избавляться от этого ловеласа, пока его тут парни не прибили и не пустили шкуру на коврик. Желающих уже много, и только "нянька" Вартека Стах препятствует злым планам соперников.
   И всё же она лишний раз придирчиво посмотрела на себя в зеркало. Чтобы не говорила дева, волосы, несомненно, её украшение, надо только тщательнее ухаживать за ними, но лицо? Уже сейчас понятно, что безупречной красавицей она не будет. Можно научиться пользоваться косметикой, но та здесь такого качества, что разумнее делать ставку на "интересное" лицо, чем на красивое. Не то, чтобы Аня расстраивалась из-за этого, однако её долг найти себе высокопоставленного мужа-оборотня, чтобы женить его на себе, и красота очень помогла бы, но, вздыхала она: "Будем работать с тем, что есть".
  
  

Глава 5 ч.2.(продолжение)

  
  Прошла неделя с тех пор как отпустили деревенских пленников-оборотней. Пора начинать договариваться о предоставлении земли и готовить её к посевам. В долине, защищённой горами, теплее, и лейны уже начали сеять. Теперь пришло время спускаться к соседям. Кирам, воины, работники, несколько девушек, Вартек с "нянем", Анна стояли на вершине.
  - Мы спустимся до середины горы, - начал пояснять Кирам. - Мои воины подготовили площадку и поставили там дом. Оттуда хороший обзор на земли оборотней. Нам не помешает наблюдатель. К тому же, Манул подготовил часть стада и хочет перебросить их сюда на пастбище.
  - Ну, вы даёте, овец к волкам! - усмехнулся Вартек.
  - Двадцатая часть будет отдана в уплату, так что местным оборотням решать, съедят они своих овец или шерсть состригут.
  - Щедро, но это до тех пор, пока про вас не прознает тот, кому подчиняются местные, - напомнил Вартек.
  - Нам без разницы, кому платить, лишь бы он был разумен. Если что, мы сможем защитить своих.
  - Не сомневаюсь, - отступил Вартек, и все начали спуск.
  Казалось бы, совсем недалеко стоит маленький домик, но добрались к нему ближе к вечеру. Тропинка, ведущая вниз, была обихожена, в опасных местах протянуты верёвки, кое-где даже выбиты ступени и сделаны поручни, но шли с трудом. Каждый тащил груз за спиной, который к концу дня стал казаться неподъёмным. Оставалось догадываться, каким чудом спустили материал для постройки дома. Вблизи он оказался крупнее и больше не был похож на игрушечный. Добротный, вместительный, для людей и необходимого минимума животных, корма для них. Особым преимуществом был колодец. Именно присутствие воды натолкнуло на мысль поставить здесь жильё.
  - От подножия горы дом не видно, только если дальше отойти, можно было бы заметить его, но он сливается с горой. Лишь с наступлением темноты моховые светильники привлекут внимание, но и в этом случае вряд ли кто-то чужой догадается, что это дом, а не блуждающие огоньки, - не удержался и прихвастнул Кирам.
  Девушки принялись хлопотать и готовить место для сна. Все устали, но никто не хотел показаться утомлённым, ведь их отбирали в этот поход среди тысячи молодых людей.
  Аня присматривалась ко всем, наблюдала за взаимоотношениями, слушала их разговоры, отмечала отношение к себе. В этом году она не сыграет большой роли в общении с оборотнями, но в следующем Аня активно заявит о себе и ей понадобятся помощники, которых надо выбирать сейчас.
  Гордая красавица Дина уже отпала в её планах, так как всем было понятно, что она отдаст своё сердце охотнику Пачеку. Это недосмотр Кирама, не стоило брать с собой складывающуюся пару. Они занимают места тех, кто желал бы покинуть долину и соединить свою жизнь с оборотнем.
  А вот полную Лею жалко будет оставлять в малозначимой деревне. Она абсолютно точно понравится тому же Паку, как и многим другим. Есть в ней что-то такое, отчего возле неё уютно. Неунывающая, сердечная и деловитая, она всегда привлекает внимание ребят, но нет того, кто завоевал бы её сердце. Аня заметила, что Лея частенько идёт рядом с красавицей Диной и наблюдает за поведением ребят. Они сравнивают девушек и на время забывают о Лее, тогда она грустно отводит глаза, сделав собственные выводы об ухажёре, и продолжает хлопотать на коротких стоянках.
  Другие девушки были обыкновенными, чем-то схожими, каждая по-своему хороша, но Аня первый день их частенько путала. Коренастые, черноволосые, с выразительными тёмными глазами и чуть широковатыми аккуратными носами - самый распространённый типаж Лейнов.
  Ребята же не только поглядывали на девушек, но ещё подражали взрослым воинам, а те посмеивались и следили за безопасностью Матери-правительницы.
  Вартек не мог надышаться свободой, всё же горный пояс вокруг долины душил его, а ночью, взбудораженный впечатлениями, не смог уснуть. Он расположился на краю обрыва, смотрел на звёзды и думал, к чему он вернётся. Его семья, без сомнений, ждёт его! Он почти уверен, что они не потеряли своих позиций, но ему стыдно. Теперь он понимал, что убежал из клана, прикрываясь жаждой к знаниям и в поисках лучшей жизни туда, где его будут любить и уважать, а надо было сражаться за свои мысли, убеждения! Нужно искать способы доказывать свою правоту, пусть по маленькому шажку, но идти вперёд, даже лучше стоять скалой, только не бежать.
  Он многому научился, живя у людей, многое понял, наблюдая и обсуждая увиденное с разными по складу ума советниками, простыми жителями, с правительницей Анной. Ему хотелось рассказать об узнанном своим родным, чтобы они знали: возможна другая жизнь, другие устои, где есть место поддержке и доброжелательному отношению. И это не слабость, не мягкость, это сила!
  Все участники этого похода волновались. Анна тоже смотрела на звёзды и думала о том, что ей стало интересно жить, что у неё появилась более важная цель, чем накопить денег на квартиру, потом на её обстановку и снова копить, чтобы улучшить условия. Мечта всей её жизни была не замужество, а выбраться из живопырки! "Пробиться в люди!" - говорила её мама.
  На Земле со страстной любовью ей не удалось столкнуться, да и откуда той взяться среди мелких суетных дел? Нет, теперь она не жалеет, что оказалась здесь. Ей нравится её жизнь, нравится участвовать в общем деле, вершить важные дела. Она стала внутренне чувствовать себя по-другому, ощутила себя значимым человеком. Это дорогого стоит!
  Утром девушки смотрели, как тщательно приводит себя в порядок Мать-правительница. Зачем, если в пути снова вспотеет? Но на невысказанный вопрос помогающей Лее, Анна повела глазами в сторону Вартека, и та увидела, что оборотень неприязненно воротит нос от готовых к дороге девчонок.
  - Он встал раньше всех и ополоснулся холодной водой, - шепнула Аня. - У оборотней обострённое обоняние, и чтобы понравится ему, мало быть красавицей.
  Лея задумалась. Ей не нужно было внимание Вартека, да и нет ничего плохого в том, что от рабочего человека пахнет потом или ещё чем, но задело небрежение мужчины, и она решила, что лучше потратить немного время, чтобы по-быстрому лишний раз ополоснуться, чем видеть брезгливость по отношению к себе.
  На последней стоянке Лея сама организовала тёплую воду и помогла обтереться взмокшей Матери-правительнице, а та полила воду для Леи.
  Дом у подножия горы был одноэтажным, мощным, приземистым, с куцыми непрозрачными окнами. Семья Пака состояла из двух десятков мужчин и множества оборотниц, боязливо выглядывающих из-за углов дома.
  Кирам вышел вперёд и подождал, пока ему навстречу сделает шаг глава семьи. Им оказался крепкий оборотень чуть старше среднего возраста, с настороженным взглядом и не особо дружелюбный. Аня стояла в толпе и слышала слова приветствия, за которым сразу прозвучал вопрос, что они тут делают. Ни приглашения пройти в дом, ни угощения. Ну, в дом бы Кирам не стал заходить. Непонятно вообще, как они там все умещаются, но спрашивать о деле сразу в лоб?
  - Пак, подойди сюда, - уверенно скомандовал Кирам, на что глава семьи поморщился. Парень неуверенно подошёл, с опаской глядя на деда.
  - Ты рассказал о нас?
  Пак кивнул и чуть ссутулился. Отношение к его словам было понятно по его поведению. Кирам сразу решил, что не стоит родниться с этой семьёй, но аренду земель он организует. Переговоры заняли десять минут. Оборотни не против, если на горе с их стороны будут пастись животные, тем более за плату. Они так же не против, если люди возделают поля, отдав им часть урожая.
  - Ты понимаешь, что тебе не удастся нас обмануть? - угрожающе подался вперёд Кирам, подразумевая, что воровать или отнять что-то он не позволит, на что глава невольно отступил. Люди тоже умели подавлять, тем более военачальники.
  На том и разошлись. Анна предполагала подобный сценарий развития, а вот молодёжь расстроилась. Они надеялись на знакомство, на посиделки, совместные дела, страшные истории по вечерам. Они были готовы к общению, а оборотни - нет.
  Кирам дал знак оставшимся наблюдателям в доме на горе, чтобы те передали дальше, что пастухи могут перевести стадо на эту сторону, а пахари пусть спускаются и приступают к работе. У них всё подготовлено для облегчения своего труда. Оборотни должны заинтересоваться используемыми новинками, начать спрашивать и привыкать прислушиваться к людям.
  Немаловажно было и то, что временный дом для летних работников будет в разы богаче жилища семьи Пака хотя бы за счёт двух этажей, больших окон и разумного отопления. Но в то же время хвастовство не должно разбудить зависть, всё должно быть доступно для оборотней при проявлении их дружелюбия и активной помощи людям.
  Кирам, Анна, воины, молодёжь, Вартек двинулись дальше. По словам оборотня можно было найти диких лошадей, и они очень помогли бы в дороге. Сейчас все шли пешком и тащили за собой несколько собранных у подножия горы телег.
  На третий день пути вошли во владение следующей семьи. Двуликими это расстояние преодолевалось относительно быстро, но лейнам без лошадей приходилось смиряться с медлительностью. Людей встречали. Глава этой семьи показал себя более любопытным, разговорчивым и смышлёным, чем предыдущий. Среди мужчин Анна увидела ещё одного бывшего пленника. Встретившись с ней глазами, он поклонился, как делал это в долине.
  Глава оборвал свою речь и перевёл взгляд на неё. Аня уже нисколечко не смущалась пытливых взглядов, она не сомневалась в своих силах, в своих людях и уверенно смотрела в ответ. Глава обратил внимание, что человеческие воины не стоят толпой, как могло бы показаться, они охраняют эту девочку. Она - их ценность, это несомненно, и, глядя на неё, приходится верить, что она правит, как и говорил сын.
   Чудные дела творятся, но, может, потому люди дружелюбнее, что у них женщина имеет вес в обществе? Ему многие завидуют, отмечая, что в его доме часто слышен звонкий смех, там смеются девчонки, да и женщины любительницы повеселиться! Им только дай повод позубоскалить, они и насмешничать могут, и беззаботно хихикать. Они дарят радость одним своим пребыванием в хорошем настроении, глупо своими руками душить эти ростки счастья.
  Но чтобы девочка была правительницей? Это слишком даже для него! Хотя все гости одеты богато, сыты, здоровы, ну, и у него спина не переломится поклониться ей. Это стратегия, вон и отец с дедом подмигивают. Не всё им оказывать почтение всяким мерзавцам!
  Глава вежливо поклонился Анне, она в ответ склонила голову и с бо́льшим любопытством посмотрела на вожака и семью. Не ожидала, что им повезёт уже во втором селении. Ну что ж, здесь можно дать немного свободы молодёжи.
  Люди устроились в стороне, вечером спонтанно получился небольшой пир, а утром мальчишки-оборотни пригнали лейнам несколько лошадей.
  - Мы иногда пользуемся ими, когда надо стариков или раненных перевезти, а так мы и сами быстро бегаем, - улыбнулся глава семьи.
  - Лошади полезны в хозяйстве, - краснея, заметила Лея, и все замолчали.
  Оборотни поглядывали на мужчин, ожидая, что ей сделают замечание, чтобы помалкивала, но они лишь одобрительно покивали. Девушка могла обратить на себя внимание, если ей был симпатичен кто-то из беседующих. Все видели, что один из оборотней не сводил с неё глаз, поэтому она влезла. Тут намечается сватовство - и ничего нет важнее этого дела!
  - Лея - прекрасная хозяйка, - вступила Анна, - в её семье изготавливают самую гладкую ткань, очень красиво расписывают посуду и у них еда всегда в достатке.
  Анна развернулась к стоящим в стороне ребятам:
  - Поднесите в дар нашим гостеприимным хозяевам рулон ткани и инструмент для резьбы по дереву. Я вижу, что у вас в семье кто-то увлекается этим?
  - Да, госпожа правительница, мой отец балуется, да сын любит с деревом повозиться, - глава показал в сторону замершего истуканом и видящего только Лею оборотня.
  Аня улыбнулась и отступила, отдавая первенство вести деловые переговоры Кираму. Здесь имеет смысл оставить только наставников, взяв в качестве работников семью оборотней. Они посеют зерно, увеличат огород, заложат фруктовый сад, а в стороне можно посадить пару сотен клёнов. Здесь хорошее место: тихое, спокойное, не надо ждать схода снега с горы, се́ля и других подвохов. Здесь уже в этом году поставят мельницу и привезут ткацкие станки, так как уже понятно, что Лея останется тут. На неё можно положиться, она девушка хозяйственная, а когда вырастут её детки, семья займётся изготовлением кленового сиропа. На него всё же будет спрос, достаточно посмотреть на облизывающих сладкие пальцы детей.
  Глава Адор только кивал, слушая о предстоящих весной и летом делах. В его голове пока не укладывалось, что можно успеть столько дел переделать за одно лето.
  - Дом для нашей девочки начнём ставить завтра, - подытожил Кирам. - Позже привезём её приданое. Но помни, Адор, что, если ей будет плохо в вашей семье, дом разрушим, а Лею заберём, пусть даже с детишками. Она девушка видная, а малышей у нас не обидят.
  - Эк вы быстры на посулы и угрозы!
  - Да, мы не любим бездействия, а женщин мы ценим больше мужчин. Не будь их, ради чего нам жить? И поверь мне, я имею в виду не только потомство. Ты знаешь своего сына, если он способен обидеть нашу девушку, то лучше я её сейчас уведу.
  - У меня в семье достаточно женщин, и никто не жалуется, - обидчиво буркнул глава. - Меня отец учил, а я своих сыновей, чтобы не обижали сестёр, дочерей, а уж тем более мать своих будущих детей.
  
  Сразу после завтрака приступили к возведению фундамента. Народа было достаточно, чтобы собирать камни, готовить раствор для скрепления. На один дом лейны взяли с собой достаточно материала, предполагая скорое возможное строительство. А раз оборотни пригнали лошадей, то Кирам счёл разумным вернуться к горе и взять больше запасов еды, товаров, дать весть о сборе приданого для Леи.
  Вот так было положено начало дорожного движения поначалу между семьёй Адора и лейнами, а далее всё становилось только оживлённее. Сообща за короткий срок поставили дом молодым и, отпраздновав свадьбу Леи с сыном Адора, отправились дальше.
  Делегация лейнов всё лето объезжала близлежащие земли и знакомилась с семьями оборотней. О людях уже все слышали, кто-то принимал их радушно, надеясь, что они останутся и затеют какие-либо дела на их землях, а кто-то настороженно присматривался, боясь делиться территориями, чураясь незнакомого соседства. Но несомненным было то, что оживление охватило округу малозаселённых земель. Запряжённые телеги, иногда с возницей-оборотнем, сновали каждый день, доставляя на места людей, везя им инструменты, товары, саженцы, животных, птиц, мебель, детали...
  Помимо Леи оженили четверых ребят. Им пришлось сражаться и доказывать, что они способны защитить свою избранницу. Всем парам совместно ставили просторные дома, мельницы для зерновых или маслодавильни, одной из пар нежданно досталось добывать соль, другая поселилась в подходящем месте для выращивания риса, третьей достались шикарные пастбища, четвёртая пара собиралась жить за счёт ремесла. Лейны помогали распахать молодым собственные поля и заключали договор аренды, оставляли какое-то количество животных, семена - всё, что необходимо для полезного рукоделия зимой. Все должны были видеть благополучие пар, то, что их не бросают, что за ними стоят все люди.
  
  Проведя всё лето в разъездах и возвращаясь назад, Аня с удовольствием смотрела на колосящиеся поля на территории семьи Адора, на процветающий огород, где к высоким шестам были привязаны стебли помидор, усыпанные красными плодами, стояли крепыши с висящими баклажанами, пестрел разноцветный перец, зрели тыквы, а там, где была посажена картошка, земля уже отдыхала, чтобы вскоре принять новые семена сидеральных культур. Радовали глаза прижившиеся кленовые саженцы. Они неплохо растут, но взрослыми начнут считаться лишь через тридцать лет и только тогда можно начинать сбор сока. На лугу паслось несколько лошадей, за оградой бегали толстые овцы, будто бочонки на тонких ножках, ожидающие часа стрижки, возле дома блеяли козы, в стороне, чему-то возмущаясь, голосили индейки. Жизнь кипела и делами были заняты все от мала до велика.
  - Лея, у тебя всё хорошо? - тихо спросила Аня.
  - Я и мечтать не могла, - улыбнулась она, и, посмотрев в сторону родной горы, словно пытаясь увидеть сквозь неё родной дом, произнесла:
  - В долине я бы до рождения третьего, а то и четвёртого ребёнка была бы под властью свекрови, а тут я хозяйка, ко мне прислушиваются. А уж сколько здесь места!
  - Ты только не заносись, не забывай, что достаточно много вещей, которым тебе тоже надо бы научиться у оборотней. Как ты к ним, так и они к тебе. Помни, если тебя не будут любить, то отыграются на детях.
  
  У подножия горы, во владениях неприветливого оборотня из семьи Пака, дела тоже шли прекрасно. Слухи о пользе сотрудничества разносились быстро, и давешний угрюмый глава быстро переменил своё отношение, всячески пытаясь пристроить своих членов стаи работать рядом с людьми. Он не поверил, а оказывается, лейны действительно умели многое, знали ещё больше и, похоже, отродясь не голодали! Было бы счастье, если бы нынешней зимой никто не выл в его доме, сетуя на неудачную охоту.
  И он не прогадал, успев задействовать семью в делах людей, и вовремя засеял свои поля, делая всё в точности как новые соседи. Никто никогда не получал столь богатого урожая, как выдался в нынешнем году. Глава понимал, что это получилось только благодаря науке лейнов. Собранного хватит не только на прокорм семьи, но и можно попробовать содержать своих животных, ведь так поступают люди, а ещё, как только застынут дороги, он выплатит свои долги вожаку города, и есть надежда, что останутся излишки, которые он продаст.
  И по возвращении домой он с удовольствием сообщит людям обо всех городских новостях, как просил их бородатый советник, лишь бы они и на следующий год вернулись весной, чтобы засеять арендованные у него земли и помогли вновь получить богатый урожай на его собственном поле.
  Весь край, охваченный действиями лейнов, ожил, суля счастливую зиму и питая надеждами на будущее. Для самой долины это оказалось тяжёлое лето, рабочих рук не хватало повсеместно, но все знали, что зимой смогут разогнуть спины и отдохнуть. За горой был собран значительный урожай и перспективы обнадёживали.
  Те, кто работал среди оборотней, смелее смотрели вперёд, задумываясь о том, чтобы построить себе дома на большой земле. Простор ошеломлял, но совет настаивал подождать. Впереди ещё длинный путь.
  На следующий год лейны возьмутся за покорение городов и продолжат расширение своего влияния среди простого населения. Для комфортной спокойной жизни им надо завербовывать на свою сторону землепашцев. Самое низшее и многочисленное звено оборотней, основной кормилец знати. С помощью людей они заработают денег, смогут закупать необходимые товары и предпочтут делать это у лейнов. К тому же они повсюду, а людям необходимо много ездить, и они должны быть уверены, что везде их встретят хорошо.
  Но это только первый шаг, вторым необходимо заполучить поддержку знати.
  Тут всё более непредсказуемо, но люди придут к ним не с пустыми руками, и уже зная, что можно предложить вожакам. Но на всё необходимо время и советники не торопили его, к тому же в установлении контактов со знатью делали ставку на Анну. Только она умела думать как все четыре советника вместе, и плюс обладала собственными неординарными качествами, которые частенько удивляли.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"