Меллер Юлия Викторовна: другие произведения.

Воспевая любовь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.45*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Ознакомительный отрывок.

    Мир Вариетас, тот же что в книге "Гаруня". Абсолютно самостоятельная история Веры. Верина жизнь таяла на глазах у родителей и будущего у неё не было, если бы не случайность. Её отец встретил настоящего мага и перевёз свою семью в другой мир. Магический дар, сжигавший девочку изнутри, в новом мире стал наградой. Учителя прочили ей великое будущее, пока не увидели какого рода сила Веры. Ещё вчера её чуть ли не на руках носили, а сегодня уже ухмыляются.

    Дорогие читатели, мы пройдём весь путь с Верой. На наших глазах она будет учиться, взрослеть, влюбляться и отчаиваться. А свою настоящую любовь она найдёт там, где не чаяла))

    Продолжение книги платное в библиотеке литнет.

    Автор обложки и буктрейлера для моей книги Mika

    Огромная благодарность за помощь в редакции моей читательнице Algambra


  Здесь выложена часть книги. Полностью она лежит в библиотеке Литнет.
  
  
  Примечание автора. Лэр-в - лэр-воин, входящий в первую сотню магов королевства. Самые сильные боевые маги.
  Лэр-ч - лэр-чиновник. Их очень мало, они выходцы из магических семей, но без магического дара. Очень образованы и востребованы, но отношение к ним несколько неуважительное, ведь они не боевики!
  Остальные маги - лэр (муж.р.) и лэра (жен.р.) Все они военнообязанные и все они аристократы, пока являются магами.
  

Часть первая.

  

Глава 1.

  
  Переход в новый мир.
  
  - Мама, папка приехал! - Вера радостно забежала на кухню, чтобы мама бросала свою шкворчащую маслом сковородку и шла встречать мужа.
  - Серёжа! Ну, наконец-то, - Надежда, убавив огонь и накрыв крышкой обжаренные котлеты, стремительно выскочила в прихожую.
  Симпатичный, с обветренным лицом, ещё довольно молодой мужчина, стоял и улыбался.
  - Девочки вы мои, как я по вас соскучился! - и широко раскрыв объятия, притиснул жену и дочку к себе, целуя в макушки.
  Дальше всю семью охватила суета. Никогда ещё Верин папа не уезжал так надолго в командировку. Вопросов накопилось много. Будет ли у него работа, какая зарплата, есть ли шанс собрать денег Вере на учёбу, стоит ли мечтать о том, чтобы отремонтировать квартиру...
  Всё дело в том, что городок, в котором живёт семья Скворцовых, небольшой и работы в нём мало. Родители у Веры ещё молодые, им хочется заработать, жить в новом доме, где ничего отваливаться на голову не будет, хотя бы раз в год ездить отдыхать на море, как делали это в своё время их родители. Но если оставаться жить здесь, то перемен к лучшему не видать. Вот Сергей и рискнул. Надежда думает, что он ездил в командировку работать, на испытательный срок, но всё было верно только по сути, в остальном же... сказать стыдно!
  Какое-то время назад Сергей встретил странного человека, помог ему обменять немного золотых украшений в ломбарде, потом выступив посредником, снял ему квартиру. Очень солидный, серьёзный человек, но как будто впервые вышел в этот мир из какого-то закрытого города.
  "Мало ли чудиков вокруг!" - подумал он тогда. Сергею в диковинку было на него смотреть, но в тоже время видно, что человек приличный и не хотелось, чтобы его облапошили. Вот он и помогал "чудику". А потом, отсутствие документов, но наличие холодного оружия породили подозрения, и случился между мужчинами откровенный разговор.
  Странный, невероятный, но каждое слово в нём было правдой. Теперь, спустя месяц, Сергей это знал точно. Это сначала он то верил, то не верил. Продолжал помогать странному человеку освоиться с бытовыми проблемами, с техническими достижениями в рамках снятой квартиры, а потом чудик, называвший себя лэром Рансом, сказал, что пришла пора Сергею освоиться в новом мире.
   "Ну, а что ж не освоиться! Давай, показывай свой мир, пришелец!"
  Лэр Ранс только усмехнулся. Он понимал, что Сергей хочет поверить, но слишком невероятна была история о множестве миров и возможности ходить по ним. Лэр Ранс тоже не верил, пока его сын, подрастая, не стал исчезать на глазах, а появляться далеко от дома. Уникальный дар мага-пространственника открылся у ребёнка, только радости это не принесло. Раньше существовало предположение, что проколы в пространстве, которые оставляют подобные маги, могут послужить тропинкой для тварей из нижнего мира в верхний.
  Совсем недавно случилось несчастье, которое доказало, что это действительно так, и отныне, магам-пространственникам выжигали их дар. Это решение узаконено королём при полной поддержке совета.
  Но разве могут родители маги допустить, чтобы ребёнку выжгли магический дар? У малыша не просто дар ходить на далёкие расстояния, он силён, он может ходить по мирам! Но правда и то, что вслед за почти каждой попыткой мальчика пройти куда-либо в этом же месте появляются голодные твари нижнего мира. Семья пока справляется с защитой, но ведь рано или поздно их сил не хватит.
  Мир лэра Ранса двойной. Когда-то всё в нём было гармонично и разумно. Верхний мир, населённый разными расами, жил, развивался, творил добро и зло. Всё плохое поглощал нижний мир.
  Пока в верхнем мире царили войны и закон сильного, то нижний мир очень хорошо питался, но как только в верхнем стали устанавливаться закон и порядок, так нижний мир начал голодать. И чем лучше и спокойнее наверху жили - тем хуже было тварям изнанки. Наконец, голод вынудил созданий из нижнего мира искать путь наверх и забирать силой недоданное.
  Слабыми местами в верхнем мире стали разбросанные повсюду порталы - именно через них первым тварям было легче всего проникнуть в верхний мир, чтобы сеять смерть, боль, ужас. Время шло, верхний мир научился противостоять нижнему, и противостояние продолжалось уже столетиями. Твари нижнего мира начали меняться, усложняться, пытаясь найти ещё лазейки наверх, старались получить хотя бы близкие к смерти и боли эмоции, и всегда ждали дополнительных проколов пространства.
  Лэр Ранс, сговорившись с братом жены, давал возможность сыну пробовать свои силы только рядом с крепостью, которую всегда ставили возле дыры в нижний мир. Только тогда проколы пространства были бесполезны для тварей. Но зато был риск, что почуют точечные разрывы другие лэры, а особенно лэр-вы и накажут по закону. И всё же семья шла на риск. Не ради того, чтобы сын хоть чуточку вкусил силы, попробовал на зуб, что такое магия, а был у лэра Ранса план. Его мальчик искал мир, в который можно было бы переселиться. Первые два мира оказались непригодными для нормальной жизни, а вот следующий мир, несмотря на то, что сильно ослаблял магию, пришлось рассматривать как пригодный вариант.
   Командующий крепости, лэр-в Бекетт уже усилил патрули, почуяв странную магию и истончение пространства возле дыры. Для семьи Ранс оставалось очень мало возможностей продолжать поиски, и эту малость решили использовать не на розыск новых миров, а на попытку присмотреться к уже открытому. Так вот и получилось, что лэр Ранс шагнул в незнакомый мир, познакомился там с Сергеем, узнал, что мир называется Земля и вместо того, чтобы просто научиться в нём жить, решил предложить обмен.
  Лэр Ранс с женой и сыном поселятся на Земле. Здесь они уже продолжат поиски более подходящего для себя мира, где не ослабевает магия. А Скворцовы переселятся в мир Вариетас. Старшие Скворцовы могут стать ремесленниками, торговцами, а вот их дочь вполне может занять место их сына. Лэр Ранс и лэра Ранс "погибнут", а Верн Ранс чудом останется жив и не придётся отдавать заслуженные земли в казну королевства с недавно обнаруженными там ценностями. Брат жены станет опекуном Веры Ранс, и к тому времени, когда она вырастет, уже все найденные драгоценные паучьи коконы с нитью, вывезут из пещер на их землях. По прогнозам специалистов, за пять лет должны успеть управиться с нежданным подарком судьбы. Редкая удача для магов, когда пауки шелкопряды, из-за смерти паучихи бросают обжитую пещеру вместе с коконами и ищут новую стаю для жизни. Соседствовать с шелкопрядами не очень приятно, они могут тревожить крестьян, а вот заполучить их коконы - несбыточная мечта.
  Вот и получается, что Скворцовым хорошо, их дочь прекратит всё время болеть, станет магом, и родня семьи Ранс не потеряет своё законное имущество, полученное за боевые заслуги в награду.
  Вся сложная махинация сложилась в голове лэра Ранса, когда он на улице случайно увидел жену и дочь своего приятеля Сергея. Сам Сергей обладал слабеньким магическим флёром, его жена тоже не была магичкой, но что-то в ней присутствовало, а вот их дочь, милое, слабое создание, обладала мощным даром.
  Даже Земля не могла заглушить его, рассеять, лишь ослабляла. И вот этот дар буйствовал в теле ребёнка, не находя выхода и разрушал его. Можно было бы обучить девочку здесь, как выпускать понемногу свою силу, как заботиться о ней, но каково будет её будущее на Земле? Он долго возиться с ней не сможет, им надо искать другой мир для проживания, а в Вариетасе у девочки будет очень хороший шанс стать самой сильной магиней.
  Поначалу сыроватый план всё больше обретал плюсов при разных поворотах судьбы. И вот лэр Ранс уже достаточно освоился в новом мире, очень многое узнал из интернета, в том числе о том, что на Земле есть точки, где можно восстанавливать силы, и от этого она стала более привлекательной для более длительной задержки на ней. А Сергей провёл месяц в мире Вариетас, знакомясь с ним, и именно оттуда он воодушевлённым вернулся домой.
  Лэра Ранс приняла гостя из другого мира радушно, рассказала ему о своём мире. Провела его по крепости, довелось Сергею посмотреть и на лезущих из разлома тварей изнанки, и на магический бой. Было страшно, но в крепости служили опытные воины, лэры, они надёжно защищали свои земли. Что-то понравилось Сергею, что-то ему было тяжело принять, всё-таки общество на Земле намного гуманнее, лояльнее, чем на Вариетасе. Но основным доводом стало ощущение магии. Даже ему легче дышалось здесь, и лэра Ранс определила его дар сродни очень слабенького природника.
  - Если бы вы закончили у нас школу, то вполне могли бы попробовать сдать экзамены на лэра. Сейчас уже поздно расширять каналы, по которым идёт магия, они у вас сформированы, и силы не добавится.
  - Ваш супруг сказал, что у моей дочери сильный дар. Это значит, что здесь он станет ещё сильнее?
  - Похоже, что так, - кивала лэра.
  - Значит, её возьмут в школу?
  - Несомненно. Вашу девочку обязательно возьмут в школу, независимо от того, будет она с нашей фамилией или нет. Но мой муж неплохо придумал с подменой фамилии и всем нам пойдёт на пользу, если наш дом, наши земли ещё некоторое время послужат роду Ранс. Не бог весть какие богатства, особенно когда все коконы закончатся, но голодать не дадут. Тем более, что основным доходом у Вашей дочери после окончания академии станет жалование лэры.
  - Я понимаю, - согласился Сергей.
  - Мой брат, лэр Гревори, продолжит заниматься разработкой пещеры и будет выплачивать вам небольшой гонорар. Вам лишние деньги помогут обустроиться и завести своё дело. К тому же, несмотря на то, что можно добиться бесплатного обучения, будет лучше, если девочка поступит на платное и по родовой линии магов. Это повлияет на её будущее назначение.
  - Если она сильный маг, то назначение должно быть отличным, разве не так?
  - Если она сильный маг, то её отправят в крепость, где чаще всего беспокоят твари. Это не обсуждается, но вот условия проживания здесь будут учитывать, к чему привыкла юная лэра. Одно дело девушка - из крестьянской семьи, бесплатница; другое дело - из заслуженного магического рода, полностью оплатившая своё обучение. В дыру её не пошлют.
  Сергей смотрел, думал, спорил с собой, пытался придумать лучший план, но выходило, что через пару лет, даже если он останется с семьёй на Земле, Вере надо будет всё равно уезжать, чтобы поступать учиться. Денег нет, успеет ли он заработать, непонятно, а Вера часто болеет и сможет ли она одна, в чужом городе жить, учиться, да ещё каждую копейку считать. Здесь же его малышка будет здорова, обеспечена, правда, у неё будет новая фамилия, но это с девочками рано или поздно случается.
  Так с каждым днём Сергей всё больше склонялся к тому, чтобы кардинально изменить жизнь своей семьи. Обратного пути уже не будет.
   О согласии Надежды на переезд он не беспокоился. Она разохается, начнёт переживать, но пойдёт за ним. Подруги её называют дурёхой, корят её, что она мужу в рот смотрит, но каждому своё. Надя очень домашняя, милая, ей бы вообще не работать, а дома сидеть, детишек воспитывать, уют наводить, но жизнь - такая штука непредсказуемая!
  Верочка родилась слабенькая, Сергею пришлось бросить университет, хотя один год остался всего, и пойти работать, чтобы оплачивать все курсы прописанных процедур. Вытянули дочку, квартира старенькая от родителей досталась, вроде можно дух перевести, но Сергею негде стало работать. Закрылось одно предприятие на переоборудование, потом другое закрыли из-за ветхости здания. Надя пошла работать продавщицей, Сергей подрабатывал, где придётся, так и шли годы. Всё совсем не так сложилось в их жизни, как мечтали, но муж не отчаивался, а жена верила.
  Серёга искал выход, и вдруг нашёл. Надя не зря в него верила, она у него ещё будет королевной ходить, а подруги её пусть и дальше поучают кого-нибудь другого.
  
  - Девочки мои родные, любимые, как вы отнесётесь к тому, чтобы переехать жить в другое место?
  - Серёжка, тебе предложили работу? - воскликнула Надежда, с затаённой радостью отмечая, что муж не хмурится, наоборот затаил что-то очень хорошее.
  - Папа, а куда? Мне бы не хотелось школу менять, - расстроилась Вера.
  - Очень далеко, моя радость, - с сожалением глядя на дочь, вынужден был признать отец.
  В начальной школе Верочка часто болела и не особо успевала найти подруг, но сейчас как-то с перепиской по интернету стало проще обращаться, и подруги у неё всё же появились. Но если уехать далеко и не поддерживать тесный контакт, то дружба сойдёт на нет. Дочь было жалко, но ради её будущего пришла пора приносить жертвы.
  Сергей не сказал Вере, что уходят они в другой мир, но Надежде признался. Она не верила, думала, задурили ему голову, но когда он сказал, что дочь их часто болеет из-за бушующей внутри неё силы, а там, в новом мире, она сможет магически раскрыться, то пришлось прислушаться внимательнее к словам мужа.
  Надежда собиралась по-настоящему, но в любую минуту готова была признать, что их всех задурил странный мужчина. Ничего удивительного, что выглядит он респектабельно, все мошенники умеют себя преподносить. Она ждала, что поездка сорвётся, когда они сидели на чемоданах, она боялась, что их завезут в лес и убьют там, она ждала, что после того, как они все вместе шагнут в дымку, то придётся успокаивать Сергея, что его развели как ребёнка. Но ничего из надуманного делать не пришлось. Они, загруженные вещами, вышли на полянку с яркими цветами, там их ждали мальчик с мамой и похожим на неё мужчиной.
  - Добро пожаловать в наш мир. Будьте счастливы, - улыбнулась молодая женщина и держа мальчика за руку пошла за ним в ту же дымку, из которой только что вышла семья Скворцовых и дымка вскоре рассеялась.
  - Добрый день, лэр Гревори, - поздоровался Сергей с оставшимся на поляне мужчиной.
  - Добрый, - поприветствовал он в ответ, - поспешите, проход долго держали открытым, это засекли наши лэры, могут попытать своего счастья и твари. На днях их славно побили, вполне вероятно, что они решатся от отчаяния попробовать проскользнуть сюда через прокол.
  - Да, лэр, я понимаю. Надя, Вера, не отставайте!
  Надежда смотрела на новый мир, изумлённо раскрыв глаза. Здесь дышалось полной грудью, как будто что-то отпустило и настроение от этого поднялось. Господи, она молодая женщина, ей ещё и тридцати пяти нет, а она уже забыла, каково это, когда тело требует движения. Хочется бегать, прыгать, и отчего-то так жарко, когда Сергей на неё смотрит! Он шёл победителем! Плечи развернулись, взгляд уверенный, он теперь точно знает, что Верочкиному здоровью больше не будет вреда, а со всем остальным они справятся.
  Вере сказали про новый мир уже тогда, когда они выехали из дому. Она всю дорогу молчала, не зная, что сказать. Подозрительно смотрела на родителей, на их сопровождающего, а сейчас она едва переставляла ноги, так как в теле её происходило какое-то невообразимое движение. Сначала показалось, что ей стало плохо, но вскоре ощутила, что ей ни плохо, ни хорошо. Странное ощущение наполненности и дальнейшего освобождения.
  - Вера, просто дышите, и ваша магия будет свободно циркулировать. Она должна выходить немного за пределы тела. Чем сильнее дар - тем мощнее кокон снаружи. У вас большой потенциал. Сейчас тело приноровится к новым условиям жизни, и вы почувствуете облегчение.
  Девочка слушала, смотрела, и понимала, что попала в сказку. Удивительное светило, похожее на яркую карамель, повсюду яркие цветы и травы, лэр, одетый как принц, родители со счастливыми глазами. А потом Вера почувствовала, что её тело налилось силой и жизнью. Удивительное ощущение здоровья, переполняющей энергии, такого она никогда раньше не знала. Вера счастливо улыбнулась отцу и поспешила вслед за сопровождающим. Вещи больше не казались тяжелыми, вся семья была обвешана сумками, чемоданами, но сейчас им всем всё было по силам.
  - Сегодня мы остановимся в особняке моей сестры и ещё раз обговорим, как вы будете жить в нашем мире. Завтра вы сделаете вид, что въезжаете в селение по основной дороге, а я сообщу всем, что чета Ранс погибла. Что же касается Веры, то у нас с сестрой ещё живы родители и они подтвердят, что произошла описка в документах и у них не внук, а внучка осталась после дочери. Так что с документами будет полный порядок. Правда, ни на какое наследство Вера претендовать не сможет. Но об этом мы уже говорили.
  - Да, лэр Гревори, - подтвердил Сергей, давая знак помолчать своим девочкам. Им он пояснит всё после. Разговор предстоит непростой, но Веру придётся отпустить в самостоятельное плавание. Ещё пару месяцев она проживёт в особняке Рансов, усваивая необходимые знания о новом мире, а потом поедет в школу.
  
  

Глава 2.

  
   Школа.
  
  Вера пыталась удерживать одной рукой страуатиса, а второй поправить выбившиеся короткие волоски из причёски, чтобы не раздражали щекотанием. Из всех ездовых животных меньше всего ей понравились страуатисы, и именно поэтому дядя Гревори посадил её на него.
  "За время пути волей-неволей научишься управлять им, найдёшь для себя наиболее удобное положение и свыкнешься с этой зубастой птицей" - пояснил он свой поступок.
  Время проживания в особняке Рансов пролетело быстро. Не успела на глазах показаться первая слеза от того, что она теперь не Вера Скворцова, а Вера Ранс, как принесли алфавит, тетради, книги. Пока папа рассказывал, какую они комбинацию затеяли с ушедшим на Землю лэром Рансом, Вера разглядывала принесённые ей вещи.
  Сумка для учебников была с обманкой, и в неё влезало в два раза больше книг, чем могло показаться, но вот вес она не уменьшала. Некоторые картинки в учебниках могли чуть шевелиться, это, конечно, мало походило на ожидаемое волшебство, но всё же они шевелились!
  На следующий день родители покинули особняк и сделали вид, что въезжают в небольшой городок по основной дороге, а с Верой пришёл заниматься дядя Гревори. Он ещё несколько лет будет считаться дежурным лэром и отвечать за хозяйство нескольких владельцев земли. У него подрастает свой малыш, но Гревори почти всё время в течение двух месяцев уделял внимание Вере и двум новым поселенцам.
  Девочку он обучал всему, что она должна была знать перед поступлением в школу, в которой ей предстояло учиться два года. Там будут преподавать основы пользования магическим даром, познакомят с разными разделами магии, а после, в академии, она будет развивать уже только своё направление и её начнут усиленно готовить к боевой магии.
  Для лэра Гревори семья землян преподнесла немало сюрпризов. Мало того, что у девочки был колоссальной силы дар, так и её родители оказались не так просты. Заниматься с ними по развитию магического дара было уже поздно, но те крохи, что в них были, преобразовались в нечто иное, чем узнаваемые на Вариетасе направления магии. Они оба могли творить удивительные вещи. Надежда, вышивая и напевая в процессе спокойную, душевную песню, получала не просто красивые вещи, а умиротворяющие, убаюкивающие.
  При подсказке лэра она начала вышивать детское постельное бельё, ночные рубашечки, и он первый выкупил их у Надежды. Теперь его сын всегда быстро и сладко засыпал, без тревог, даже когда его беспокоили разбитые коленки. Гревори подготовил официальное магическое подтверждение, что вышитые вещи Надеждой обладают эффектом здорового мягкого сна - и заказы посыпались на неё из ближайшей крепости. Сергей посмотрел на успех жены и смастерил колыбельку для самых маленьких, которую можно было бы носить в руках, а потом простую детскую кроватку, которая была всем знакома на Земле, а здесь ещё не получила распространения. И если до Сергея колыбельки успешно делали из лозы, и она была легче для переноски, то его работа подкупала заложенной в неё защитой. Гревори долго пытался понять, как Сергей вкладывает в готовое изделие свой дар, но оба они ничего не поняли.
  - Да не знаю я! Верочка много болела, плохо спала. Муха пролетит - она проснётся и капризничает; ветерок подует - она обязательно заболеет, мы всё время боялись потревожить её. Вот и тут, мастерю я, и думаю о безопасности ребёнка.
  - Но, Сергей, я проверил - и смотри, что у тебя выходит!
  Лэр Гревори взял чайник, нагрел воды и плеснул в сторону колыбели. Вода, долетев до неё, остановилась, и основная струя сменила направление, а брызги скатились вниз, будто натолкнулись на сферу. Сергей стоял и недоуменно потирал висок.
  - Ёшкин кот! Это я, что ли, сделал?!
  Оба мужчины подошли, поводили руками, но ничто им не мешало.
  - В общем так, колыбель и кроватку отдам молодым лэрам с маленькими детьми, пусть поэкспериментируют. Узнаем, от чего ты защищаешь малышей, и не повредит ли это самим младенцам. А ты попробуй другие вещи сделать и думай о чём-либо очень конкретно.
  Но что бы Сергей ни сделал, будь то стул, или ложка, или дверь, ничего магического в них не было, только при работе с детскими вещами он интуитивно вкладывал, рождённую его тревогами о Вере, защиту. Вот так и получилось, что практически с первой недели поселенцы чувствовали себя всё более уверенно на новом месте и радовались своему добротному дому, обустраивались в нём, смотрели в будущее с оптимизмом.
  Но самое главное, что их дочка наливалась здоровьем, как спелое яблочко. Вера впервые узнала, что такое быть абсолютно здоровой тринадцатилетней девочкой. Она ещё не могла пользоваться своим даром, но он сам помогал ей чуточку быстрее восстанавливаться, если она устала, заживлять ранки, ведь она теперь активно двигалась. Её магическая сила позволяла быть ей чуть более ловкой и быстрой, чем другие дети.
  Лэр Гревори никак не мог определить, что у неё за дар. Ему попеременно казалось, что Вера огневик, потом водник, воздушник, целитель, природник, и так без конца. Сначала он был уверен, что правильно определил Верино направление, но после мотал головой и говорил, что ошибся. Магическая сила Веры огромна, но она едва ли могла зажечь разом десяток свечей. Девочка совершенно спокойно устраивала микроскопическую бурю в луже, но в пруду подобное у неё уже получалось с трудом. Нагнать порыв ветра - это запросто, а вот с вихревым потоком она опять не справляется. Значит, это просто не её направление. Лэру казалось, что он всё перепробовал, но так и не нащупал, в чём основная сила Веры. Однако они оба не унывали, старательно готовились к школе, составляли план, по которому она должна будет самостоятельно доучиваться.
  Для Веры жизнь изменилась настолько, что ей казалось, будто раньше она не жила, а только готовилась жить. К её величайшему стыду, она сейчас даже не скучала по родителям, так сильно её захватили новые эмоции, возможности, ощущение наполненности живой энергией. А вот Надежда с Сергеем очень скучали по Вере. Они привыкли, что она всегда дома, сидит себе в комнате, укутавшись в тёплую кофту, и пишет что-то на планшете или читает. Но жизнерадостный дочкин вид помог смириться, что нет её больше рядом, и они старались поддерживать её в соответствии с новыми обстоятельствами.
  Лэр Гревори не всегда понимал столь трепетного отношения между супругами, их переживания по поводу Веры, но ничего не говорил. В мире Вариетас меньше чувств, может, они и есть, но их скрывают, ведь превыше всего долг.
  Долг перед королевством, перед народом, перед товарищами, перед всем миром, а чувства... Ну, их никто не отменял, но это не главное. Из всех рассуждений Гревори выбивался случай с магическим даром племянника, но раз сестра с мужем нашли приемлемое решение, которое не вредит королевству, то почему бы и нет. Вот, например, хорошо, что ему Вера понравилась, и он с удовольствием проводит с ней занятия. Но если бы она не понравилась бы ему, то он всё равно учил бы её, потому что главное - долг. А если жить чувствами, то верхний мир снова станет добровольным кормильцем мира изнанки.
  Очень верные и продуманные размышления успокаивали лэра Гревори, но иногда ему было завидно смотреть, как поглядывает Надежда на своего мужа. Пожалуй, столько искренности он получает, когда возвращается домой и к нему навстречу бежит его малыш, но приходится его одёргивать, чтобы был сдержанней. А зачем? Если он и сам Гревори счастлив в это время?
  Лэр спорил сам с собой почти всю дорогу по направлении к школе, пока Вера молча обдумывала полученные ответы на свои нескончаемые вопросы. Но путь их вскоре закончился, и лэр Гревори оставил девочку в лучшем младшем магическом учебном заведении, находящемся в пригороде столицы.
  Вера очень переживала, как она устроится в новом месте, но всё получилось очень хорошо. Фамилия у Веры оказалась одной из известных. Рансы уже не одно поколение посылали в эту школу своих детей. Пусть в их роду редко появлялись лэр-вы, но зато устойчивый дар средней силы никогда не прерывался.
  Вера даже не думала, что кто-то отслеживает всю эту чепуху, и отношения в школе могут складываться во многом благодаря родовым фамилиям. Ещё Вера не придала большого значения, что при проезде под аркой, которая показывает силу магии учеников, та засветилась почти полностью и надпись на ней проступила отчётливо, что получается только у будущих магов первой сотни. Лэр Гревори удовлетворённо кивнул, воспитанница успокоилась, что прошла проверку, а слухи по школе уже полетели.
  Необходимый минимум добротной одежды, полный набор учебников и даже больше - стайка подруг, крутящихся рядом, что ещё нужно для счастья девочке, которая большую часть жизни провела в постели или среди настороженно присматривающихся к ней одноклассников.
  Вера полюбила школу, девочек, учителей и вроде бы ей отвечали взаимностью. Она не замечала, что более родовитые ученицы посматривают на неё снисходительно, но всё же принимают в свой круг, не замечала, что к девочкам, проходящим обучение за счёт казны, относятся с некоторым пренебрежением. Вера была счастлива, училась с удовольствием и хранила честь фамилии Ранс, как просил её лэр Гревори.
  Первый год обучения промчался как один день.
  Интересно было всё! Особенности рас, проживающих на Вариетасе; история артефактов и их назначение; что собой представляет магия; какие выводы сделали из наблюдений за миром изнанки за последние сто лет. В основном учащихся знакомили с разными направлениями магии, они буквально нюхали её, ощущали, запоминали. Немало времени уделяли практическим занятиям, где изучали наиболее полезные растения и ядовитые; знакомились с минералами, подходящими для создания артефактов; рассматривали тварей изнанки на предмет пригодности их кожи, зубов, когтей в ремёслах.
   Были даже самые обыкновенные уроки по обслуживанию себя в дороге, в лесу. Боевые маги должны уметь выбрать место для ночёвки, разжечь костёр без дыма, найти, что съесть и приготовить. К удивлению Веры, лучше всех на подобных занятиях справлялись девочки из семей лэр-вов. Видно было, что они не впервые в лесу и умели вести себя осторожно, чётко зная, что делать, а всякие небольшие капризы, что они позволяли себе в школе, прекращались.
  Учёба Вере давалась легко. Ей не только не пришлось учиться писать, читать, как некоторым ученицам, пришедшим с улицы, но её мозг был подготовлен к получению информации и умело классифицировал её. Никто из воспитанниц не мог похвастаться знаниями математики на таком же уровне, что владела Вера.
  Земная школа успела внести свой неоценимый вклад в развитие Вериного мышления. Несмотря на всего лишь шесть оконченных классов она замечала, что умеет обобщать и выделять главное в полученном материале, легко находит закономерности, что у неё хорошо получается рассуждать, а главное, она умеет мыслить логически и абстрактно.
  Всё это очень помогало ей не просто знакомиться с преподаваемыми предметами, а понимать их суть. Единственное, что огорчало её, так это невозможность понять направление своей силы. К концу года уже половина девочек знали, какой стихии они принадлежат.
  Как только закончился учебный год, так за Верой приехал папа. Сергей несколько раз в течение года навещал дочь, радовался, что у неё всё хорошо, рассказывал, как они с мамой живут без неё. Смущаясь, признался, что Надюша ждёт братика или сестрёнку. Вера очень хотела бы жить в том же доме, что и родители, но договор обязывал её проживать в особняке, и это была лишь малая плата за предоставленные возможности.
   Сергей не мог налюбоваться на расцветающую дочь. Всё больше проявлялась в ней мягкая, нежная красота Надюши, приятная доброжелательность к окружающему, бесконфликтность, что тоже было свойственно его жене, но ощущались в малышке и настойчивость, принципиальность, свойственные ему.
  Вера рассказывала об учёбе, о некоторых случаях, выбивающихся из обычных трудовых дней, а отец переспрашивал, уточнял, и многое для неё теперь виделось по-другому.
  - Знаешь, пап, я так волновалась о том, справлюсь с учёбой или нет, что ничего, кроме, неё не видела. Но вот ты меня спрашиваешь, сколько раз я дежурила в прачечной, в столовой, и сколько раз дежурила Марика, Линель, Кари, да и другие девочки, которые учатся за счёт королевства, то понимаю, что они чуть ли не вечные дежурные.
  - Не кори себя, Верочка. Не всё сразу заметишь, но запомни одно: люди важнее всего. Нужно быть внимательней к подружкам, к окружающим тебя учителям, персоналу. Это не сложно: интересоваться людьми и их проблемами; зато поможет тебе не очерстветь душой, да и лучше будешь разбираться в складывающейся вокруг тебя обстановке.
  - Я постараюсь. Я была так счастлива, что мне казалось и все тоже счастливы!
  - Ну же, малышка, ты сейчас себе надумаешь не Бог весть что. Конечно, все девочки довольны, что учатся в этой школе. Кому-то проще приходится, кому-то сложнее, но это отличная школа. К тому же это твой первый полностью законченный учебный год! На следующий год эйфорию можно немного отодвинуть и присмотреться внимательнее к подружкам. Радость моя, ты ведь подрастаешь, и должна понимать, что уже через год можно выбирать себе напарника, равного по силе. Обычно это происходит в академии. Но я увидел, что некоторые девочки уже присматриваются к тебе, а ты не понимаешь, почему они трутся рядом с тобой, не видишь, что они оценивают тебя. Это не дружба, Верочка, а сотрудничество, причём в довольно циничной форме. Не хотелось бы мне, чтобы ты обманывалась насчёт многих девочек всего лишь из-за того, что невнимательна.
  Всю дорогу проболтали Вера с отцом. Скучно им не было. Новостей, которыми хотелось поделиться, оказалось много. Сергей волновался за свою малышку, он уже столкнулся со сложившимися устоями, где всё регламентировано, и не хотел, чтобы дочь воздвигла бы те же рамки в своей жизни. Он рассказывал ей о жизни селян, о том, сколько они работают, об их обязательной военной службе в течение двух лет или пожизненной. Говорил о том, как родители подбирают пару своим детям. Пытался показать дочери плюсы и минусы такого подхода к браку. Сравнивал жизнь крестьян, ремесленников и лэров.
  - Будь осторожна, Верочка, у тебя сейчас такой возраст, когда начинаешь мечтать о любви. Но тебя могут здесь не понять. Даже лэры предпочитают заключать союзы, исходя из равенства магических сил, близкого расположения места службы. Их можно понять: ведь служба их пожизненная, но мне, кажется, они слишком мало значения придают чувствам и не желают ради них преодолевать возникающие трудности.
  Вера слушала отца внимательно. Она уже мечтала об академии, где будет учиться с мальчиками вместе, и надеялась, что в неё кто-нибудь влюбится. А уж она обязательно ответит ему взаимностью, лишь бы он ей хоть немного понравился. Ведь любовь вырастает из дружбы, так говорили учителя. В школе эта фраза звучала романтично, но папа совершенно неромантично добавляет, что для местных в возникающей любви имеет значение место службы, род, сила дара, да ещё неплохо бы, чтобы наследные земли тоже рядом находились бы. И вот тогда сердечко Веры начинало противиться такому подходу. Ей хотелось, чтобы в её жизни была настоящая любовь! Такая, где весь мир сосредотачивается в избраннике, и чтобы всякие мысли об удобности расположения крепости даже не возникали!
  Вера мечтала о любви, совершенно забывая о реалиях складывающейся жизни. Ведь её, обладательницу сильного дара, должны будут послать в наиболее опасное место, а что, если её избранник будет служить, к примеру, в столице? Или вдруг любовь всей её жизни будет слабее неё, и при нападении тварей ему придётся стоять за её спиной? Все эти тонкости пока в голову не приходили. Рисовались только сладкие картинки в голове, где двое стоят и смотрят друг другу глаза в глаза и оторваться не могут, а потом он прижимает её к себе и целует, так что сердце неистово грохочет. И это так красиво, так романтично!
  А Сергей старался вложить в дочкино сознание осторожность, предусмотрительность, чтобы не впадала она из крайности в крайность. Прикрыла бы своё сердечко до поры до времени броней и берегла бы его. Он не был уверен в том, как лучше настраивать дочь на дальнейшую жизнь. Не хотелось ему, чтобы Вера строила свою жизнь как многие лэры, выходя замуж за сослуживца, но и делать из неё одиночку-мечтательницу, которой реальность рано или поздно разобьёт сердце, было нельзя.
  В особняке Веру ожидала мама с корзинами наготовленных вкусностей. Животик Надежды уже гордо обозначился и даже временами ходил ходуном.
  - Бегает он там, что ли? - с улыбкой стонала женщина.
  А Вера улыбалась и временами чуть не плакала. Давно она не видела своих родителей такими счастливыми. Всегда встревоженные её здоровьем, усталые, часто тяжело вздыхающие. Теперь мама занималась домом, много вышивала, и радовалась, что любимое занятие приносит хороший доход. Лэр Гревори, как договаривались, не только оплатил обучение Веры, но и выплачивал небольшой процент с проданных паучьих коконов. Теперь семья Скворцовых уже знала, что очень редко удаётся найти пещеры, брошенные пауками-шелкопрядами. Пауки эти огромны, нередко в два, а то и в три раза больше человека, к тому же очень агрессивны и соседствовать с ними сплошное наказание. Вот поэтому на землях Рансов и их соседей так мало живёт крестьян, содержащих скот. Но по разным причинам случается так, что паучиха погибает, и тогда вся паучья стая бросает обжитое место и либо присоединяется к другим паучьим семьям, либо ищут новую самку. Только в таких случаях можно заполучить их коконы.
  Паучьи нити не только обладают необычайной прочностью, но ещё пригодны для создания редких артефактов. Сеть, сплетённая из паучьих нитей, удержит почти всех магических созданий. Верёвка будет обладать схожими свойствами, а ещё можно сплести одежду и тогда она защитит от магии или от колото-режущих ран, правда синяки останутся и от молота она не защитит, но порвать её невозможно.
  Стоимость коконов высока, но продать просто так на рынке их нельзя, слишком редкий товар и приоритет выкупа его у короля.
  Если сложить доход от вышивки, да приплюсовать процентик с нитей, то уже получалось, что семья может с уверенностью смотреть в завтрашний день, но Сергей тоже не сидел сложа руки. Он успевал совершенствовать купленный дом, проведя в него водопровод и другие удобства. Делал он почти всё сам, лишь заказывая детали в мастерских. Изготавливал детскую мебель на продажу.
  Его колыбелька и кроватка полностью оправдали себя при эксплуатации и теперь пользовались спросом. Как он устанавливал защиту на изготовляемые им предметы, так и не удалось понять, но факт был налицо. Всё что могло потревожить, напугать малыша, притуплялось, приглушалось или даже полностью сводилось на нет. Но это совсем не означало, что малыш сидел в кроватке в полной тишине и ничего не видел. Защита была выборочная и умная, вот этого никак не могли понять даже лэр-вы. Пришлось принять как факт, тем более, в практике уже бывали такие случаи, когда крестьянские женщины, не обладающие никаким даром, вышивая вещи, накладывали потрясающей силы защиту от врагов.
  Время отдыха пролетело быстро. Да и не так уж много его было. Дорога съедала приличный кусок каникул. В школе девочки встречали друг друга с радостными восклицаниями. Все очень быстро росли, менялись, и многих было даже не узнать, такие они стали красавицы! Веру тоже посчитали симпатичной, только заметили ей, что лицо её слишком доброе и нежное, что не годится воину.
  Она потом долго стояла у зеркала у в общем зале, смотрела, что можно сделать. Глаза с какой-то дурацкой доверчивостью смотрели на окружающих и их никак не изменить! Можно крепче сжимать губы и тогда чуточку сглаживается беззащитность всего облика, но главное - это немного вьющиеся волосы. Они придают женственность, и от этого надо избавляться.
  Вере пришлось научиться управляться со своими волосами так, чтобы причёска получалась строгой и гладкой. С забранными в пучок волосами вид её приобрёл одухотворённую утончённость, а если поджимала губы, то она казалось серьёзной. Всё лучше, чем милая и нежная.
  Поддавшись общему мнению и из-за него немного изменив свой внешний вид, Вера, будто в отместку, стала более придирчиво приглядываться к девочкам. Папа был прав, только она была честна и открыта эмоционально, все остальные уже без иллюзий "работали", учась в школе, и отлично понимали, кем они будут. Этакие маленькие опытные женщины в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет. Они могли не очень хорошо учиться, но каждая могла дать полную характеристику любой своей однокласснице и звучало бы это так:
  Род Ранс. Маги в каждом поколении. За пятьсот лет - четыре мага, попавших в первую сотню.
  Направления в магии: разнообразное, превалирует стихия воздуха.
  Уровень силы: всегда средний, иногда выше среднего.
  Личные качества всего рода: ответственность, доброжелательность, щепетильная честность, гордость.
  Дальше шла бы уже оценка именно Веры, но пока её направление силы не определили, то она оставалась тёмным дракончиком.
  Сама Вера ничего подобного выдать не смогла бы, и когда осознала это, то занялась заучиванием всех известных родов в королевстве или хотя бы тех, чьи предки побывали в сильнейшей сотне.
  Девочка решила подстраиваться под существующие порядки, но не желала расставаться со своими предпочтениями и понятиями о дружбе, о любви. Просто перестала говорить об этом открыто, и больше не пришлось ей ловить на себе сочувствующие взгляды. Так она поняла, что весь первый год обучения её считали чуточку не от мира сего, но родословная и сильный дар позволяли ей получать несколько снисходительное отношение, во всяком случае, пока она была "маленькой".
  Верина учёба продолжалась, многие девочки разбились по парам, но немало оставалось и тех, кто желал найти себе пару в академии. Подружек рядом стало меньше, некоторых стало раздражать желание Веры охватить как можно больше знаний по всем направлениям магии. Она ни за что никому не стала бы объяснять своего нарастающего волнения по поводу своего дара. Он так и не определился, и у неё не появилось специализированных занятий, поэтому она пыталась охватить всё, что можно получить в школе. К концу года над Верой некоторые сложившиеся магические пары начали зло посмеиваться над её старательностью и непонятностью её суперсилы. И всё же школа была окончена ею блестяще, а направление дара совершенно точно определят в академии, куда Вера поступила без всякого труда.
  
  

Глава 3.

  
  Академия. Начало.
  
  У Сергея с Надеждой, пока Вера училась, родился чудесный карапуз. Он встречал старшую сестричку, сидя на руках у мамы, втискивая свой кулачок в рот. Это ничего, что особняк для девочки так и не стал родным, он все равно назывался ею домом. Туда приходили родители с малышом, там оставались их следы заботы о ней.
  Свободное время на каникулах Вера проводила с лэром Гревори, который знакомил её с крепостью, с царившими там порядками, показывал, как надо управлять своими землями, рассказывал о богатых и бедных территориях. Кто знает, может, она вскоре заслужит себе новые земли и ей их дадут выбрать, так пусть хоть понимает, что имеет наибольшую ценность.
  Он бы не стал загружать девочку всей этой информацией, если бы она не проявила бы удивительную хозяйственность и умение просчитывать перспективы, видеть недостатки и сразу пытаться предлагать решения к их устранению, пока наивные, но это только от нехватки опыта. Семья Скворцовых в подходе к делам вся была похожа. Их феноменальное владение цифрами, умение строить долговременные прогнозы, рассматривать будущее со всех сторон просто поражало. Такая детальность, способность к планированию были доступны только особой категории - лэр-чам. В старинных магических семьях, бывало, рождались дети без дара и тогда особое внимание уделяли их образованию, чтобы они смогли сдать экзамен и стать лэрами - чиновниками. Пусть не боевые маги, но хоть так, дети древних магических родов могли приносить пользу королевству, а там, глядишь, у их детей снова проснётся дар.
  Вот и получалось, что отдых у Веры превращался в новые занятия. Папа рассказывал, как устанавливал удобства в доме, хвастал, что в их селе ещё несколько семей проделали то же самое, пользуясь его наработками и схемами. Вера немного помогла ему в работе с кроватками. У неё удивительно хорошо получалось заниматься мелкой работой. Она очень быстро придумала, как помочь отцу быстро отшлифовать все детали, потом закалила ему новый инструмент, так, чтобы он стал похож на тот, что принесли они из своего мира. Всю работу приходилось делить на маленькие этапы, но тут подсказывал отец - и у них всё получилось!
  - Сокровище, да ты универсал! - радостно восклицал он. - Всё можешь, в любой области ты спец!
  - Эх, папка, если бы я так же гору могла разогреть, как твой тесак!
  - Ну, малышка, ты не права. В чём смысл раскалить гору и быстро остудить? Ты мне шикарный инструмент для работы помогла сделать, в этом польза, а про гору - это глупость. Мы же с тобой даже над составом поработали, а это не во всякой кузнице сделаешь. Это работа специалистов и нужно оборудование, а ты мне на коленке всё произвела.
  Вера счастливо улыбалась, что хоть отцу её дар принёс пользу.
  - Только тебе надо бы учиться. Кто бы знал, что здесь позарез понадобиться химия, физика. Если бы ты понимала, как взаимодействуют вещества, то сама бы поняла, что твой дар уже сейчас уникален. Сколько хорошего можно было бы сделать для людей!
  - Папа! Я боевой маг, а не мастер-самоделкин!
  - Да, да, знаю. Видел я этих тварей, всё верно, нельзя их выпускать. Ну, дай Бог, чтобы у тебя оказалось пусть редкое, но убойное направление дара, хотя я бы предпочёл, чтобы ты не на передовой была.
  Плечи отца опустились, а глаза смотрели вдаль, и можно было только догадываться какие теперь думы бродят в голове мужчины.
  - Пап, ну ты чего? Если я не буду готова, то никуда меня не пошлют, а если готова, то никакие твари мне будут не страшны. Не грусти, я не представляю, чтобы со мной сейчас стало на Земле! Наверное, потихоньку бы чахла, и вы вместе со мной, упираясь и поддерживая мою хрупкую жизнь. Я здесь уже счастлива и что бы дальше не случилось, я жила эти два прошедшие года! Понимаешь, не делала вид, а именно жила!
  Было время у Веры с мамой посекретничать, немного с братиком повозиться, но вскоре она снова отправилась в путь.
  Сердце замирало, когда при приближении к академии на дороге стали чаще встречаться будущие одногруппники. Парни и девушки, на ящерах, на грифонах, на дракончиках, реже на лошадях и страуатисах. Все смотрели друг на друга с любопытством, немного красовались, если было чем. Кое-кто из девочек, поступивших в академию, был знаком Вере по школе, но не все её бывшие одноклассницы выбрали для себя столичный вариант обучения. Ощущение праздничного волнения не оставляло её. На юных магов, не отрываясь, пялились местные жители. Всем хотелось прикоснуться, быть причастными к элите королевства. Будущие защитники выглядели, словно юные божества, сошедшие на Вариетас. Вера старалась не суетиться, не улыбаться слишком сильно, держала спину прямой и делала вид, что не замечает любопытства окружающих горожан. Лэр Гревори, провожающий племянницу в академию, весело сверкал глазами, вспоминая, как когда-то сам так же старательно делал вид, что его совершенно не затрагивает восхищение местных жителей.
  При въезде на территорию академии стояла точно такая же арка-измеритель, как и в школе. Народ восторженно ахал, когда арка полностью вспыхивала, и на ней проступал весь текст-послание будущим защитникам королевства. Вера облегчённо выдохнула, когда арка подтвердила, что сила её дара не уменьшилась за время обучения, а лэр Гревори с гордостью посмотрел на неё.
  Вера видела, что к ней многие ребята присматриваются, слышала фразы: "это крошка не для тебя", или "ей в пару только лэр-в подойдёт" - и это немного наполняло её сердце тщеславием. Только бы поскорее узнать своё направление, а то измучилась уже совсем от недосказанности и таинственности своих способностей.
  На следующий день всех тех ребят у кого дар ещё не определился, пригласили в особую залу, где работал артефакт-определитель.
  - Кого я называю, - громко сказал мужчина с военной выправкой и суровым выражением лица, - те подходят, встают в центр круга и стоят не шевелясь. На тех, кто будет ёрзать, я кину обездвижение. Ясно?
  - Да, - отозвались приглашенные ребята.
  Совсем мало было тех, кто обладал силой, но так и не мог ещё раскрыть её. Вера слышала, что сейчас каждый день будут приезжать к ним в академию из разных уголков королевства те, у кого возникла такая же проблема. Артефакт-определитель направления всего один, поэтому к нему бережное отношение.
  Юноши и девушки подходили один за другим и вставали в круг. Они замирали, а круг наоборот переставал быть рисунком на поле, приобретал объём, поднимался вверх и окутывал студента вращающимся коконом. На нём был расположен полный спектр цветов, начиная с белого и заканчивая чёрным, на каждом оттенке стоял символ.
  Когда кокон вращался, то всё смазывалось, а к студенту тянулись разной прозрачности и насыщенности цвета, принадлежащие его дару. Почти все пришедшие ребята отличились некоторым несоответствием классическим направлениям. Был тут синий холодный огонь, на что преподаватель удовлетворённо хмыкнул, были смешанные золотисто-зелёные цвета, означающие, что студент - лекарь-природник, за что удостоился весёлого фырка.
  Вера не могла понять, хорошо это или не очень, что у студентов какие-то редкие направления, но, похоже, ничего криминального, судя по реакции окружающих. Она вошла в круг последней, сопровождаемая множеством любопытных взглядов. Он закрутился, цвета в нём разгорелись очень ярко, что подтверждало Верину насыщенность магией, на неё все смотрели с любопытством.
  - Так, интересно, - довольно произнёс мужчина.
  Вера стояла, круг раскручивался сильнее и к ней начали тянуться цветные лучики с артефакта. Сначала основные, потом близкие к ним, а потом и полутона. В зале стояла тишина, преподаватель всё больше хмурился, а Вера боялась пошевелиться. Наконец, абсолютно все цвета круга хлынули к девушке, закружились над ней и, собравшись в непонятного цвета столб, устремились ввысь. Несколько секунд все наблюдали сияние неприглядного света над головой Веры - и всё стихло.
  - Никогда подобного не видел, - как-то не слишком радостно прокомментировал преподаватель.
  - Всего по чуть-чуть. Есть ли толк от этой кучи малы?
  Его слова и интонация словно прорвали плотину тишины.
  - Дар цвета грязи! - фыркнула одна из девушек.
  - Мыльный пузырь! Сила есть, а толку никакого. Пустышка! - добавила её соседка.
  - Что с этим делать? Лэр Харменион, её отчислят? - вроде как с сочувствием спросил один парнишка.
  - А чему её здесь учить? Свечки зажигать и воду в стакане носить? - едко заметил юноша с даром синего огня, который был довольно редок и востребован.
  - Тишина! - рявкнул лэр Хармелион и окинул болтунов свирепым взглядом. - Не вам решать, чему лэру Ранс учить, и как она будет применять свой дар! Все свободны.
  Воодушевленные знанием своего собственного дара и увиденной сенсацией, первокурсники быстро покидали аудиторию. Всем хотелось первыми рассказать новость о бесполезном даре Ранс. Столько разговоров было, что у девчонки невероятно сильный дар, а он оказался пустышкой.
  - Ранс, останьтесь!
  Вера, ничего не понимая, кроме того, что всё плохо, стояла в стороне, делая вид, что произошедшее - пустяки. Услышанные ею реплики очень сильно задели её и, чтобы не расплакаться, она усмехалась. Слёзы здесь не терпят, так пусть на лице будет маска насмешливости.
  Уходящие сокурсники смотрели на неё как на прокажённую, словно больше неё понимали происходящее. Но Вера видела ранее, как они волнуются, не зная, какой у них будет дар и сейчас, пережив свой стресс, они выплёскивали на неё собственные пережитые страхи и раннюю зависть. "Ведь ей, - думали они, - волноваться не о чем".
  Не столько осознанно разложив чувства окружающих по полочкам, сколько интуитивно ощутив все эмоции сокурсников, она за несколько минут сильно повзрослела. Вера уже знала, что все, кто вышел из зала, понесли сплетню в массы в самом невыгодном для неё ключе. Не со зла, просто у них сейчас такое настроение, но это уже ничего не изменит. Девушка перевела взгляд на преподавателя, и по его лицу, по тяжести исходящих от него флюидов, если хотите, она уже знала, что он ей хочет сказать.
  - Лэра Ранс, не скрою, удивлён. Сейчас, мы повторим с вами процедуру определения дара в присутствии других преподавателей и ректора.
  - Я понимаю, - всё ещё держа лёгкую улыбку на лице, спокойно произнесла девушка.
  - Чему вы радуетесь? - раздражённо бросил мужчина.
  Вера завела руки за спину и больно сжала себе кисти, чтобы отвлечь себя, не допустить рыданий. Помогло.
  - Думаю, будет интересно работать с моим даром.
  - Думаете? Это хорошо, что вы умеете думать, так как здесь некому возиться с вами, лэра. Вы хоть понимаете, что произошло?
  - Я не уверена, но похоже, что я универсал, - вспомнив слова отца, нещадно терзая свои кисти рук за спиной, чтобы предательские слёзы не смели появляться, ответила Вера.
  - Нет, милочка, вы не универсал. Универсал - это когда выбраны только основные цвета разных направлений, а вы вобрали в себя все, понимаете, ВСЕ имеющиеся цвета. С универсалами можно работать, они не так сильны, но в небольшой крепости заменят группу магов, а вы - не пойми что! Вся ваша сила рассыпалась на множество бесполезных крошек! В дороге вы сумеете разжечь костёр даром огня, сжатым в луч синим пламенем вы сразите мышку-шерхушку, используя стихию земли выкопаете себе ямку сходить в туалет, как водник - раздобудете горсть воды, как целитель - залечите царапину. Вы даже сможете почувствовать, как к вам относятся окружающие, потому что в вас капля ментальной магии. Не знаю, на что вы ещё способны будете, но всё это настолько мизерно, что я не знаю, кому это может понадобиться. От вас больше пользы будет в крестьянском труде в предсказывании погоды и подпитке растений, чем на службе королевству.
  Лэр ронял обидные слова, в которых остро сквозило его собственное разочарование. Огромный силы дар - и полная его бесполезность. Вместо первой девушки, претендующей на звание лэр-в, предстоит напрасная трата сил на попытки найти ей применение на службе. Лучше сразу отказаться от неё, чтобы она сама не питала иллюзий по поводу своего будущего и не занимала чьё-то место.
  - Ну, что же вы молчите? - неприязненно спросил преподаватель замершую девушку, со словно приклеенной лёгкой улыбкой на лице. "Да понимает ли она вообще, о чём я ей толкую?!" - без труда читалось в выражении его лица.
  А Вера ничего не могла сказать. Она даже моргнуть боялась, чтобы всё же набежавшая лишняя влага в глазах не скатилась слезой. Её выручили входящие в аудиторию другие преподаватели, получившие сигнал.
  - Ну, что у нас тут? - задорно спрашивали они у лэра Хармениона.
  Но он только показывал рукой, чтобы рассаживались, и дожидался ректора.
  Кто-то из преподавателей ободряюще подмигнул Вере, кто-то просто улыбнулся, а кто-то включился в спор с своим коллегой по давнему вопросу.
  - Я здесь, Харменион, времени нет, так что давай быстрей! - влетел в аудиторию средних лет мужчина, занял место за отдельным столом и выжидающе посмотрел на всех.
  - Лэра Ранс, встаньте, пожалуйста, в круг, - нейтрально произнёс Харменион.
  Вера встала, всё повторилось, и даже реплики были похожие. Она всех крайне разочаровала.
  - М-да, - подытожил ректор. Он внимательно посмотрел на девушку. - Ну что ж, в крайнем случае, мы можем выучить вас хотя бы зельеваром или научим выполнять работу младшего лекарского персонала. Если пройдёте основы артефакторики, то у вас, лэра, будет шанс устроиться помощником артефактора. Будете помогать заряжать ему любой направленности артефакты. Думаю, и в питомнике с животными вы сможете найти работу. Да что говорить, в любой области у вас есть частичка дара, так что выбирайте, а мы уж хоть как-то разовьём его. Пусть на побегушках, но вы останетесь лэрой.
  - Но, лэр-в Каримон, мы не занимаемся благотворительностью! Давайте дадим шанс поступить и закончить академию магу с устойчивой средней силы даром, чем вкладывать усилия в заведомо провальную ученицу.
  Вера слушала всё очень внимательно, ловила настроение уже более осознанно, чем делала это ранее. Немного озорной преподаватель, который при входе ей подмигнул, сейчас так же бесцеремонно назвал её провальной ученицей. Это было очень обидно. Он ничего против неё не имел, он искренне посчитал её занимающей чужое место.
  - Ни о какой благотворительности речи нет. Во-первых, обучение лэры Ранс оплачено, во-вторых, никто никогда не сталкивался с подобным проявлением дара и необходимо понаблюдать за его развитием, даже если бы не было во-первых! Вы дадите мне гарантию, что если лэра Ранс выберет для себя факультет воздушников и, отдавая ему все силы, не изменит соотношение распределения сил своих возможностей. Быть может, ей всего-навсего предоставлен полный выбор и сделав его, она через год-два, станет сильнейшей лэрой своего направления.
  Преподаватели по-новому посмотрели на Веру.
  - Лэр Харменион, пусть девочка сама составляет для себя расписание.
  Харменион вырвавшись из задумчивости, поспешно кивнул. Все разошлись, оставив его и девушку наедине.
  - Лэра Ранс, в свете того, что сказал наш ректор, советую вам приложить усилия и охватить как можно больше предметов. Не все занятия проходят одновременно, поэтому при желании можно многое усвоить. Дело за вами.
  - Да, лэр Харменион. Я постараюсь.
  - Постарайтесь и помните, что возможно, вы занимаете чужое место, так что не разочаруйте лэр-ва Каримона.
  - Да, лэр Харменион.
  - Идите.
  Вера шла в выделенную ей комнату, игнорируя любопытные взгляды. Кому-то было все равно, кто-то заинтересовался произошедшим случаем и не более, но были и те, кому Верино "падение" стало бальзамом на душу. Ещё вчера она у всех была на слуху из-за ярко сработавшей арки, а сегодня - такой конфуз! Некоторым юным магам доставило удовольствие это происшествие. Но самое неприятное, что среди некоторых оказалась Верина соседка. Ещё вчера она улыбалась, говорила как здорово, что они соседки по комнате, а сейчас она в спешке собрала вещи и прямо перед носом гордо хлопнула дверью.
  Вера осталась одна. Отчего-то обвешанная сумками соседка и её демонстративный уход, рассмешил девушку. Сначала она засмеялась, зажимая себе рот руками, чтобы никто не услышал, а потом почему-то разрыдалась и пришлось скрываться в туалетной комнате, чтобы не попасться на глаза случайно зашедшему однокурснику. Но никто не забегал, как в первый день, чтобы узнать, кто здесь живёт, как устроилась и имеет ли смысл всем новичкам идти в столовую вместе.
  Никакого облегчения истерика не принесла, только добавила головной боли и вялости.
  Так была подведена черта между сказочными иллюзиями, которые с легкостью прижились в новой жизни и наступающими серыми буднями, где даже самоотверженный труд не страхует от разочарования и неудач.
  Уже после, с маниакальной старательностью проучившись первый год в академии и приехав домой на каникулы, она, поделившись своими бедами с родителями, касающихся её дара и отношения к ней сокурсников, услышит, что во многом в сложившихся к ней отношении она виновата сама. Мама пожалеет её, но согласится с отцом.
  - Ты, дочка, быстро возгордилась, а ведь не с чего! И я даже рад, что тебя так вовремя спустили с небес на землю. А то, глядишь, вскоре и к нам во двор постеснялась бы заходить, ведь мы люди простые.
  - Папа! Ты что такое говоришь?! - бросилась в слёзы Вера, не ожидавшая нотации от отца.
  - И деды твои, и бабушки - все честными тружениками были. Люди их уважали, но носы они не задирали, как ты!
  - Серёж, ну что ты завёлся, - укорила его Надежда.
  - Обидно мне, Надюша, что дочка моя полюбила к себе особое отношение и горюет теперь об утерянном. Может, это и хорошо, что не вошла она в сотню сильнейших магов. Ведь это не балы, не низко склонённые головы горожан и селян, а служение Отечеству не щадя себя. Идти первой туда, где опаснее всего, невзирая на усталость, грязь. Защищать тех, кто, может, и не очень-то по нраву! Тех, кто не знает счёта, писать не умеет, зато с удовольствием в носу ковыряет!
  - Не надо, папа, я всё поняла.
  - Хорошо Вера, если это так. Нельзя быть такой податливой. Что же получается: тебя обидели - ты обижаешься; тебя игнорируют - ты закрываешься и отстраняешься. Да ещё, как будто специально, выискиваешь недоброжелателей, слушаешь их, пестуешь свои обиды в душе.
  Девушка кивала, соглашаясь. Она уже многое сама поняла, когда начала рассказывать о прошедшем годе. Надо было раньше так сделать, сесть и подумать о том, что происходило и как быть, а она поддалась упадническому настроению. Теперь стыдно за себя стало, что, потеряв раздутое лидерство, опустила руки. Ведь Вера сама заметила, что злословящих было не так много, но она первое время болезненно замечала только их. Ещё она отмечала, что никто больше не стремился с ней общаться, стать с ней в пару на занятиях, не обсуждал с ней интересные спорные моменты, и это её ранило, но сама она тоже не делала первого шага в общении, на что обратили внимание её родители. Пришлось признать, что они правы во всём. А осознав всё, Вера пообещала в следующем учебном году не замыкаться, а пробовать быть активной и общительной, но многое за прошедший год уже было упущено.
  Однако нашлись и плюсы в её одиночестве. Окунувшись в некомфортное существование, она с упорством носорога училась, правда, это раздражало многих амбициозных сокурсников, но знания получать ей не мешало. Вера до изнеможения посещала все занятия, которые были ей доступны по времени. Целительство, зельеварение, владение огнём, стихией воздуха, воды, земли - везде она стала слушателем. А в выходной день сидела на практических занятиях артефакторов, менталистов, копировальщиков, заклинателей, и других редких направлениях.
  Кто-то из преподавателей старался ей помочь, видя её усердие, а кто-то только под напором ректора соглашался проводить для неё занятия. Так она стала единственной ученицей у менталиста и ради неё приглашенного из крепости копировальщика. Оба преподавателя считали, что напрасно тратят время на неё, что ей не хватит сил полностью освоить направление и получить профессию, но вынуждены были учить её.
  Лэр Гревори, узнав о специфичном даре Веры, был сильно расстроен, но нашёл в себе силы похвалить её за прилежание. Ректор ему охарактеризовал племянницу как очень целеустремлённую студентку, трудолюбивую, усидчивую, ответственную и тихую. Он сам жалел, что с такими данными она не оправдала надежд в плане силы дара, но надеялся, что толк из неё всё-таки будет. Лэр опекун тоже надеялся, но то, что она не станет первой девушкой, вошедшей в сотню сильнейших магов, прославляя фамилию Ранс, умерило пыл по её обучению. В конце концов, у него растёт свой малыш, и он требует к себе не меньшего внимания.
  А вот отец, после того как высказался, всё свободное время посвятил приехавшей дочери. Он с раннего утра до позднего вечера находил для Веры дело по хозяйству, и они вместе выполняли его. Дела были разные и нужные.
   Студентка академии смогла провести полный анализ земли возле дома родителей и внесла с отцом все необходимые элементы питания, добыв их самостоятельно из лесной земли. Потом они вместе привели в идеальный порядок все посадки. Вера при работе по настоянию отца использовала только свой дар, а отец помогал, где это было нужно, и по завершению их работ в небольшой сад с огородом можно было бы приглашать художников, чтобы рисовали на память устроенную ими красоту. Надежда от переизбытка чувств даже прослезилась, говоря, что она находится в сказке и у неё теперь есть свой волшебный сад.
  Потом Вера с отцом поколдовали над подвалом дома, делая из него полноценный минусовой этаж. После придумали ещё углубить его и сделать комнату-морозильник. Вера на занятиях артефакторики и водников кое-чему научилась, и заморозила отцу несколько приличных размеров кубиков льда, потом разместила их в ящиках с активированными рунами сохранения. Сложную конструкцию полноценного стазиса она ещё не освоила, а вот простое сохранение, подпитанное силой, поможет не таять льду год-другой.
  Помогла она отцу провести вентиляцию, прокладывала трубы для полива обновлённого огорода и в домик к содержащейся там живности. Неделю они просидели в кузнице, экспериментируя с получением новых сплавов, с поддержанием нужной температуры огня в печи. Кузнец был в восторге от Веры. Она ему в считанные секунды могла увеличить силу огня, уменьшить или держать его ровно, не используя ни топлива, ни надувных мехов. Но отец только отмахивался от ерундовой похвалы.
  - Сокровище моё, вот ты своим даром смогла вытащить из земли нужные элементы.
  - Пап, ну кому, кроме нас, будет польза от горсточки полезных элементов?
  - А ты посмотри с другой стороны, - ласково прижал к себе дочь Сергей, - ведь и вреда лесу нет. Да и нет нужды в большем, ведь ты не крестьянка, чтобы ухаживать за огромными полями, а садику с лечебными травами разбитом при крепости, этого хватит.
  - Пожалуй, - задумалась Вера.
  - Вот видишь, польза. Ещё мы с тобой отличный сплав для труб изготовили, на долгие годы его хватит.
  - Да, пап, из меня вышел неплохой сантехник, - горько призналась девушка.
  - Металлург. Но и в сантехнике не вижу ничего плохого. Это жизнь, Вера. Ты не художник, не певица, не библиотекарь, как и твои сокурсники. Их предназначение на куски рвать тварей, согласись, не чистенькая работка; а твоё - создать для них приемлемые условия жизни.
  - Я всё понимаю, - грустно вздохнула Вера.
  - Малышка, они же всю жизнь живут в этих крепостях! Надёжные стены, еда и товарищи рядом - это всё, что есть там хорошего.
  - Не надо, пап, мне не нужно объяснять, чего они лишены, ведь я знаю, как можно жить иначе. Просто сколько пройдёт времени, пока меня перестанут считать бесполезной и неудачницей.
  - У тебя разные направления дара и есть знания нашего мира, которые мы с тобой записали. Ты сможешь повторить самостоятельно тот сплав, что пригоден для лучшего оружия.
  - Сплав-то я повторю, а вот ковать не буду. Нет у меня художественного вкуса. Я лучше ещё одну чугунную ванну сделаю.
  - Да уж, твоя мама не вылезает из неё часами, - улыбнулся отец.
  - Ничего, Верочка, поначалу всем сложно, у всех свои проблемы, но у тебя хотя бы есть, от чего отталкиваться. Не унывай, а то потеряешь, что имеешь.
  - Пап, ты говорил, что у тебя есть рецепты изготовления стекла?
  - Да, малышка, у меня всё записано от простых технологий до самых современных. Я же побывал тут до вас с мамой и знал, что может пригодиться. Но тебе стоит начать с простого, это уже будет прорыв. Здешнее стекло неплохое, но хрупковато. Некоторые даже не моют его, чтобы при надавливании случайно трещина не пошла. По этой же причине не делают открывающиеся окна, хотя я вот сделал - и ничего, нормально.
  - Но мне опять придётся сотрудничать с мастерами, а мне не хочется зависеть от них.
  - Тебе надо приобретать рабочие навыки, так что не пренебрегай их мастерством, присматривайся. Так уж получается, что если ты сотрудничаешь с кем-то, то твой дар - просто чудо! Твои обширные знания во всех областях магии уже приносят потрясающие плоды. Верочка, бросай менталистику, природу, общение с животными, даже целительство тебе не нужно. Не распыляй своё внимание, сосредоточься на артефактах, на копировании, на земле, точнее на извлечении из её недр полезных элементов. Ты же читала книги, неужели ты не понимаешь, что ты сильнейший бытовик?
  - Бытовик! Но здесь нет бытовиков...
  - Так ты покажи, чего стоит твой дар! Не сиди сиднем, оборудуй свою комнату так, чтобы на загляденье, поспособствуй с удобствами преподавателям. Продемонстрируй свою полезность! Что ты как маленькая?
  - А разве я большая? На Земле ребята ещё в школе учатся, даже не в последнем классе!
  - И ты, Верочка, учишься, - погладил по голове её отец, - всё у тебя получится! Ты у меня умница.
  - Мне остался всего год, - поникла девушка.
  - Это если ты себя не успеешь проявить, - возразил отец.
  - Не успею, если начинать с добывания из земли полезных минералов для работы, то на это уйдёт много времени.
  - Вот тебе и первая курсовая. Определить, как выгоднее королевству использовать мага-бытовика. Дать ему начинать работу с нуля или в качестве руководителя, помогающего своим даром мастеровым.
  - Но как же...
  - Мы с мамой уже скопили денег, поэтому тебе есть чем оплачивать содействие мастеров и сам материал. Ничего страшного, если поначалу придётся вложиться. А вот когда ты будешь начинать работать на кого-то, то сразу предоставишь смету. Пусть маленький, но опыт у тебя уже будет.
  - Боязно как-то, - взгрустнула Вера.
  - Мы с тобой ещё поработаем в разных мастерских, сколько успеешь, - задумался отец, - одновременно давай вместе продумаем, что можно дельного сделать в твоей комнате. Ты мне начерти её подробно. Не забудь пометить, на каком ты этаже, из чего построено здание. Возможно, надо будет получить разрешение на переделку, но это мы с тобой определим позже.
  И полетели дни в хлопотах так быстро, что когда мама устроила прощальный ужин, то Вера не сразу и поняла, с кем прощаются. За небольшой срок они с отцом чем только не занимались! Вера чувствовала себя прорабом, иногда мастером какого-то ремесла, но отец гордо именовал её магом-бытовиком. Девушка стеснялась общаться, сотрудничать со степенными мастерами, но благодаря отцу её везде хорошо принимали, а потом, оценив направленность её дара, хвалили, временами присылали подмастерьев просить её помощи, когда предстоял сложный заказ и требовалась точность с аккуратностью.
  На прощание отец сказал ей, что отношение к ней будет зависеть от неё. Ведь артефакторов уважают, а они тоже не стоят на стенах крепости, не сражаются с тварями. Всё в Вериных руках, и она, воодушевленная, собиралась воспользоваться этим.
  
  

Глава 4.

  
   Академия. Путь к самостоятельности.
  
  Совсем с другим настроением она подъезжала к академии. Теперь ей не требовался сопровождающий, более того, как студентку, закончившую первый курс академии, её с удовольствием приняли в караван безо всякой оплаты.
  Поначалу её воспринимали в качестве дополнительного воина и охотника, но вскоре высоко оценили её специфический широкопрофильный дар. И с погодой она подсказала, и про рядом находящихся упитанных тетеревов, и другую живность, годную для приготовления еды на всех, тоже она помогла обнаружить. Огонь быстро разжечь, ускорить кипячение воды, облегчить вес застрявших в луже телег, просушить наиболее разбитые участки дороги после дождя - везде Верина помощь приходилась кстати.
  А уж проблемы с поломками вообще времени у каравана почти не занимали. Ей только подсказывали этапы починки сломанного колеса, а она уже магичила и соединяла, подсушивала, скрепляла, шлифовала. Миновав особо разбитый участок дороги, Вере пришлось даже несколько колёс сделать полностью с нуля, проведя все этапы процесса в ускоренном режиме. Не было гарантии, что быстрое увлажнение срубленного дерева, чтобы согнуть его в круг, работа с ним, а потом его экстренная сушка не скажутся на качестве готового изделия, но до пункта назначения изготовленные магией колёса выдержали, а это было главным. Именно благодаря Вере караван прибыл на три дня раньше, чем обычно, и всех это очень радовало.
  
  Она входила в академию с улыбкой, и некоторые студенты ей приветливо кивали. Вера улыбалась ещё шире и с удовольствием отвечала, а на тех, кто недоуменно фыркал, не обращала внимания.
  - Привет, - подошли к девушке двое ребят с её курса. Оба они имели все шансы войти в сильнейшую сотню.
  - Привет, Альберт, привет, Данияр, - радостно ответила Вера.
  - О, а мы думали, ты не знаешь, как нас зовут! - воскликнул Данияр.
  - Почему же? - искренне удивилась девушка.
  - Ты всегда одна, никого не видишь, - пожал плечами Альберт, - голову опустишь и идёшь, о чём-то всё думаешь.
  - Я... - Вера не знала, что и сказать.
  - Как у тебя дела? Как твой дар? Получился прорыв в каком-то одном направлении? - спросил светленький Альберт, маг водной стихии.
  Девушка опустила глаза, но потом, словно очнувшись, задорно ответила:
  - Не-а! Я так и осталась универсальным универсалом. Разве что некромантию плохо знаю, но если надо, то...
  - И... как? - ребята явно не понимали, чему радуется девушка.
  - Отлично!
  - У нас в этом году будет много тренировок, с кем же ты будешь в паре? - не поддерживая весёлого тона, обеспокоенно спросил Данияр.
  - Пока не знаю, - улыбнулась Вера симпатичному природнику. Его коричневатый ёжик волос, чуть придающие наивный вид расширяющиеся к переносице брови, оливкового цвета глаза - всё очень сочеталось с его даром. Природники всегда отличались спокойствием, вдумчивостью, покладистостью. Правда, только когда они не демонстрирует свою полную силу, а лишь берутся созидать что-то.
  - Да, выбрать пару - проблема. Мы хотели с Яром вместе быть, но редко где ставят вместе двух сильнейших магов.
  - А Яр - это?..
  - Это я, последние буквы Данияра, - тепло улыбнулся природник.
  - Да, так проще, когда каждый миг на счету. А ко мне можно обращаться Аль.
  - А я Вера, всегда Вера. Хоть официально, хоть в бою.
  - Да, не повезло тебе! Я думал твоё полное имя Вернанция, а ты просто Вера! - задорно произнёс Аль.
  - Так, значит, вы тоже не выбрали себе пару?
  - Для нас нет большого смысла в выборе, - пожал плечами Яр.
  - Да, нас будут приучать работать с группой и с разными магами, - продолжил Аль.
  - Все лэры должны научиться действовать в паре с лэр-вом, - добавил Яр.
  - Так вы уже точно знаете, что сдадите экзамены на лэр-ва? - с восторгом спросила Вера.
  - Ну-у, всякое бывает, но должны справиться, - осторожно пояснил природник.
  - Если не определишься с парой, то можешь вставать с кем-либо из нас. Пусть другие посмотрят, что от тебя можно ожидать, - щедро предложил Аль, зная, что любой будет рад встать с сильнейшими ребятами.
  - Спасибо, я очень ценю ваше предложение и обещаю, что вы не пожалеете. Может, у меня и нет силы в каком-либо одном направлении, но я сумею толково помогать и приносить пользу партнёру, - искренне растрогалась Вера.
  - Не напрягайся! Достаточно того, что ты не растеряешься в бою и станешь дополнительными глазами и сдержишь хотя бы первый неожиданный удар, если он случится, - совершенно серьёзно произнес Яр.
  - Если я буду в паре, то никаких неожиданностей не случится, - так же серьёзно ответила девушка.
  Подошли ещё ребята, поздоровались с Альбертом и Данияром, вполне доброжелательно кивнули Вере. В душе у неё всё пело и ликовало.
   Какая же она глупая была! Больше никогда она не потеряет себя!
  - Рада была вас всех повидать! Я пойду, вещи разберу, - попрощалась с ребятами Вера.
  - Она хорошенькая, - посмотрел ей вослед один из подошедших ребят.
  - Если бы у неё ещё с направлением всё наладилось бы, цены бы ей не было, - ответил ему товарищ.
  С оставленными у ворот вещами Вере никто не помогал, хотя сундуков у неё в этот раз было много. Заготовки для производства разных нужных для ремонта предметов, которые она использовала в совместной работе с отцом, занимали много места. Редкие ингредиенты, папины чертежи, подробные технологии, забранные им с Земли на всякий случай - и вот, пригодились. Отец подготовил Веру для работы в захолустье, где нет никаких мастерских, но настойчиво посоветовал первое время пользоваться всё же услугами мастеров, магически помогая им и ускоряя их работу.
  В академии не делят никого на юношей и девушек. Они все - будущие воины с разной силой дара и умениями. Здесь даже комнаты перемешаны, разве что помывочные разделены на мужские и женские, но, говорят, что в небольших крепостях и этого нет.
  Вера вздохнула, вспомнив отца, который так и не смирился, что магички вроде как и не женщины, а только боевые единицы. Уж он-то, делая кроватки для малышей, прекрасно видел, насколько им тяжело живётся при таком отношении. Ну и пусть, что любая лэра щелчком пальцев может размазать его по стенке, её все равно надо оберегать, считал он. Всё это вспомнилось, когда Вера встала у сгруженных в ряд её сундуков и не знала, как взяться за них. У воздушников вещи летели за ними следом, у водников, скользили по земле на водяной простыне, у некоторых природников сундуки обрастали корешками и перебирали ими как гусеницы ножками, остальные тащили сами.
  Вера внимательно посмотрела, как передвигается сундук у природника, и во чтобы то ни стало решила придумать нечто подобное. Уж хотя бы колёсики она сможет приделать, а на лёгкий воздушный толчок у неё сил хватит. Но пока не сделала, то пришлось ей несколько раз ходить и используя разные направления своего дара, затаскивать сундуки к себе.
  Вспотевшая, красная, она с неприязнью посмотрела, как они заняли половину её комнаты и, вздохнув, пошла ополаскиваться с дороги. Ещё не все приехали, поэтому помылась она без очереди, без просьб поторопиться, с огромным удовольствием счищая с себя дорожную грязь. На обратном пути в комнату в ответ встретившимся ей злопыхательницам, она, улыбнувшись, ответила:
  - И вам, девочки, не хворать!
  Чем вызвала новый виток сплетен у недоброжелательно настроенных девушек и подозрений по поводу своего дара. Но были и такие, которые спокойно отвечали Вере, когда она здоровалась и спрашивала, как прошли каникулы. Закрыв за собой дверь, она ещё долго стояла, прижавшись к ней спиной и счастливо улыбаясь. У неё всё получилось! Отец был совершенно прав, когда отругал её за синдром принцессы, доведший её до уныния.
  А на следующее утро Вера уже ползала по туалетной комнате с измерительной лентой и подсчитывала, какого размера ей делать стеклянные перегородки для душевой кабины, как объединить трубы, идущие к раковине, с трубой для душевой лейки и дальше, со сливом. После всех замеров и поправки заготовленных дома чертежей, она придирчиво окинула взглядом обе комнаты. Жилая была заставлена сундуками, а вот в туалетной прямо сейчас можно попробовать применить полученные навыки домоводства.
  Вера вытащила большую половую щётку, вылила воды на пол, накрошила мыла и принялась магичить. Сначала определила силу нажима на щётку, потом посчитала сколько раз надо пройтись по одному месту, чтобы отчистить камень до первоначального состояния, а потом - на сколько щётка должна сдвинуться в сторону.
  Не всё сразу получилось, но задав ещё множество параметров, используя разные направления дара, Вера закрепила всё в крошечном хрусталике, пользуясь знаниями об артефакторике. Заполнила его нейтральной силой и вложила в ручку щётке. Теперь она двигалась без участия девушки. Как самоходный пылесос на Земле, так же работала щётка, пока Вера не остановит её или пока не закончится заряд в хрустальной бусине.
  Вера, довольная собой, оставила щётку тереть пол, занявшись другими делами, но проверив работу через полчаса, увидела, что за подсыпкой мыла надо всё же самой следить и вообще, дело продвигалось слишком медленно. Тогда она тихонечко выбралась в коридор, залезла в кладовку и, забрав оттуда заброшенные старые и новые щётки, бегом отнесла их к себе. Достав горсть закупленных хрустальных бусин, она откопировала на них всю ранее составленную ею схему для первой щётки - и через десять минут в её туалетной комнате деловито шуршали десять щёток.
  Дело пошло быстро. На полу вскоре взбилась грязная пена, снова потребовалось небольшое участие Веры в уборке, но конечный результат того стоил. К обеду девушка знала, что тёмно-серый пол на самом деле светло-бежевый.
  Выковыряв обратно хрустальные бусинки с заложенной программой полотёрства, она вернула щётки на место. Воодушевлённая, она до поздней ночи занималась устранением щелей в своём жилище, сглаживанием отбитых уголков, выступов, дополнительными замерами окон и мелкой починкой мебели.
  На следующий день Вера отправилась в мастерские договариваться о своих заказах и участии в работе. Без отца дело с мастерскими не клеилось. То ей просто отказывали, то просили дополнительных денег за её участие в работе, воспринимая её желание, как блажь. Уже когда она готова была согласиться на требуемые доплаты, подвернулся случай проконсультироваться у мага-артефактника, точнее у лэры-артефактора. Ведь ей тоже приходилось изготавливать разные предметы и пользоваться услугами мастеров. Она-то и подсказала, к кому обращаться. Дело пошло на лад. Уже вечером Вера принесла в мастерскую образцы того, что ей нужно, и болванки для изготовления. У неё оставалось совсем мало времени до начала занятий и всё его хотелось посвятить обустройству жилья.
  - Ну что ж, лэра Ранс, завтра с рассветом жду вас, - внимательно осмотрев, что требуется девушке, попрощался мастер.
  На рассвете они оба приступили к работе. Поначалу рядом крутились ещё двое помощников, но вскоре остались только самые младшие "принеси-подай". Вера многое взяла на себя. Она следила за огнём, облегчала вес полученного металла, помогала выравнивать созданные пластины и соединять их. Мастеру оставалось только руководить, следить за временем и стучать молотом там, где нужно.
  - Никогда так не работал! - восхищался он. - И ладно бы без помощников обошлись, но ведь и печь у нас одна, а по уму надо хотя бы две с разными температурами, но ведь всё сделали правильно!
  Вера улыбалась и надеялась, что действительно всё сделали правильно, но понятно это будет при сборке всей системы. Ещё несколько дней пришлось ходить девушке к кузнецу за мелкими деталями, а потом к стекольщику, выкраивая время среди начавшихся занятий. Пришлось от многих направлений отказаться, но дело того стоило.
  Она успела установить у себя душ и оградила его крепкими цельными стеклянными перегородками, чтобы не заливать всё пространство водой. Стекольщик стонал от досады, увидев, какое шикарное стекло у них с лэрой Ранс получилось и, осознав, что без её магической помощи ему никогда не изготовить полотно такого размера, крепости и безупречной прозрачности.
  А вот над поддоном для душевой она почти не трудилась. Огромная поилка для мелких птиц прекрасно вписалась в заданные параметры. Уже когда всё готово было, Вера заметила, что в туалетной комнате теперь не хватает света и долго держится влажность после пользования душем. Такую работу показывать ректору нельзя. Как ни старалась всё предусмотреть, но нехватка опыта всё же сказалась. Она совсем немного не успела закончить до начавшихся тренировок.
  
  Ранним утром весь второй курс выстроился перед входом на огороженной специальными щитами территории. Лэр Хармелион, часто занимающийся организацией занятий, окинув всех придирчивым взглядом, громко скомандовал:
  - Готовые пары могут разойтись по площадкам, расположенным с левой стороны, там вас встретят студенты третьего курса и они оценят вашу пару вместе с демонстрируемыми способностями.
  Потребовалось несколько секунд, чтобы студенты переварили указание и заспешили занять тренировочные поляны. На месте осталось не больше трети от всего курса.
  - Так, очень интересно. Ну, а вы что же, не можете решить с кем идти плечом к плечу всю дальнейшую жизнь?
  Ответить было нечего. Ведь выбор предстоял действительно серьёзный. Сложившуюся пару магов не будут разбивать при распределении на дальнейшую службу. Лэр насмешливо посмотрел на неловко чувствующих себя студентов, и продолжил:
  - Это здорово, когда пара складывается ещё с учёбы, но практика показывает, что в течение первых пяти лет многие пары расходятся.
  - Зачем тогда все настаивают на выборе уже сейчас? - угрюмо спросил один из крепких середнячков.
  - Потому что в этом есть неоспоримые преимущества. Слаженной двойке намного легче адаптироваться в первый год в новом коллективе. Бывает, что кроме прибывшей двойки в крепости других магов нет, и тогда это уже вопрос жизни и смерти. Вы должны понимать, что у любого решения есть плюсы и минусы. Предположим, вы не нашли партнёра для себя. Разве плохо, если в крепости вас поставят с опытным лэром, который будет страховать вас и продолжать подсказывать, как лучше действовать?
  - Ну не знаю, бегать в подмастерьях у бывалых магов - та ещё радость, - фыркнул Альберт.
  Лэр Хармелион согласно покивал головой.
  - И это тоже верно. Слаженные академические двойки вынуждены быстро осваиваться, ведь каждая ошибка - это новые раны или чья-то смерть. Под патронажем опытного мага шкура ваша будет целее, а вот самолюбие может пострадать и самостоятельность приобретается медленнее.
  Преподаватель внимательно посмотрел на оставшихся студентов и продолжил:
  - Уважаемые лэры, готовящиеся сдавать экзамены на лэр-вов, у вас нет выбора. Вы в стенах нашей академии будете учиться работать со всеми магами, как в двойке, так и группой. Более того, куда бы вы не получили распределение, у вас будет короткая обязательная особая практика, где вы должны проявить себя хорошими командирами. Сейчас вы выбираете себе пару на неделю и идёте отрабатывать навыки сражения с тварями на площадки, расположенные с правой стороны. Там вас встретят студенты, уже сдавшие экзамен на сильнейших магов королевства. Прислушивайтесь к их советам.
  Лэр на всякий случай махнул рукой вправо, чтобы ни у кого не возникало дополнительных вопросов, с какой стороны определять право-лево.
  - Тех, кто остался, я распределю сам. Попробуйте сработаться, потом советую в любом случае меняться напарниками, так вы сможете набрать разноплановый опыт сотрудничества.
  - Лэр Хармелион, а тот, кто уже выбрал пару навсегда, они будут меняться напарниками с другими?
  - Обязательно. В следующем полугодии все пары принудительно разделят, и они будут пробовать себя на тренировках рядом с другими направлениями. Хотя бы для того, чтобы понять на практике, что изначальный выбор был удачным. Всё, время пошло!
  Вера развернулась к Данияру с Альбертом, надеясь, что они не забыли о своём предложении встать в пару с ней на тренировке, но их уже окружили другие сокурсники.
  Она давала слово себе и отцу, что больше не будет отступать, станет активной, но толкаться локтями в данной ситуации не смогла. Понимала, что глупо стоять в стороне, ведь сейчас нет места чувствам, а властвует разумность и расчёт, но она мало что могла предложить партнёру, поэтому, ощущая себя второсортным товаром, стеснялась навязываться.
  Вера ещё стояла, не зная как поступить, а новые пары уже разбегались по площадкам. Альберт с Марикой, знакомой Вере ещё по школе и напрочь игнорирующей её здесь, спешили занять последнюю свободную площадку. Данияр о чём-то переговаривался с ребятами и, рассмеявшись в ответ на шутку рыженького сокурсника-балагура, бегом бросился вслед за Альбертом, стараясь его обогнать. Оставшиеся ребята нехотя создали пары, и Вера почувствовала на себе неприязненный взгляд сокурсника-природника с уклоном к общению с животными. Он ничего не имел против Веры, но он не боец и она не боец, и хуже пары, чем они, и придумать было нельзя. Им обоим предстояло стать посмешищем на площадке, что повлияет на всеобщее отношение к ним впоследствии.
  - Ну, и чего ты стояла как замороженная? - зло спросил он её.
  Девушка с непониманием посмотрела на него.
  - Состроила бы жалостливую мордашку и тебя бы взял кто-нибудь из ребят!
  - А ты чего не состроил? - опешила Вера.
  - Совсем без мозгов, да? - парень отвернулся от неё и пошёл смотреть, где вскоре освободится место для тренировки.
  Лэр Хармелион только усмехнулся, глядя на последнюю пару, и отправился проверять, как третий курс контролирует второкурсников.
  Везде на площадках были раскрыты тренировочные шкатулки с кристаллами. Самые светлые кристаллы копировали наиболее безопасных тварей изнанки и их поведение, самые насыщенные цвета принадлежали образам смертельно опасных существ.
  На первом курсе студенты уже знакомились с действием этих шкатулок, и Вера определила для себя, что больше всего активированные кристаллы похожи на голограммы, но не статичные, а с заданными действиями. Совсем недавно она задавала программу для щёток, а эти учебные камни изготавливали мастера-артефакторы высочайшего уровня. Голограмма реагировала на тепло и действовала соответственно тем тварям, которых копировала.
  Студенты отбивались от имитируемых атак и могли "ранить" агрессивную тень (голограмму) или "убить", а вот она не могла нанести никакого вреда, разве что напугать. При работе с учебными кристаллами создавалась полная иллюзия настоящего боя, и молодые маги постепенно привыкали к виду тварей, понимали, чего от них ожидать, ну и тренировались в освоении своего дара.
  Вера шла за природником-животноводом и слышала короткие команды старшекурсников, предназначенных работающим парам.
  - Прикрывай товарища! Дай ему ударить огнём, не лезь под руку!
  - Что ж вы такие активные! Нельзя действовать без оглядки на партнёра.
  - Бей, бей, отступать некуда, вас, клуш бестолковых, в угол зажимают!
  - Эй, а вы что без дела шатаетесь?
  Вера даже не сразу поняла, что это её с парнем окликнули. Животновод развернулся.
  - Идите сюда, здесь уже пара выдохлась. Начнём с простого, - и старшекурсник активировал бледно-розовые кристаллы.
  Начали.
  Вера кидала крошечные огненные шарики, пыталась сделать острыми струи воды и направляла их в глаза тварей, подкидывала им под ноги камни, шептала замедляющие проклятия, но всё было без толку. Партнёр был сильнее её, но он мог только запутывать существ, внушая им растерянность и заставляя на время терять пару магов из вида, а вот убивать ему было нечем.
  - М-да, - протянул старшекурсник, - ну и пара у вас! Тебе - указал он рукой на природника, - ознакомиться с владением оружия и желательно после выпуска продолжить с ним тренироваться. Иначе всегда будешь зависим от других.
  - Да знаю я, - буркнул парень.
  - Ну, а тебе, красавица, даже не знаю, что посоветовать. Не представляю тебя с ножами или с луком. Ручки тоненькие, сама того и гляди переломишься.
  - Очень узконаправленные у вас, лэр Стелм, советы, - скептически заметил подошедший преподаватель по тренировкам.
  - Ну, а что, я разве не прав? Природнику надо физически развиваться и тренироваться с оружием, ведь дар у него мирный, а ... - парень замолчал, не зная как обозвать Верино направление. Поняв его затруднение, она решилась подсказать:
  - Бытовик.
  - Что?
  - Я говорю, что я - бытовик, - терпеливо повторила Вера.
  - Что, у нас и такое есть теперь? Будешь главной над прачками и кухарками? - развеселился третьекурсник.
  - Лэр Стелм, свободны. Только что вы заработали штрафные баллы.
  - Но я...
  - Не суметь правильно оценить полезность редких направлений на вашем курсе - непозволительная беспечность. Я удивлен, что вас характеризовали, как хорошего командира. Идите!
  - Шерх! - выругался парень и сопровождаемый множеством любопытных взглядов покинул площадку.
  - Лэр Трог, - преподаватель обратился к партнёру Веры. - Дополнительные занятия по владению оружием для вас обязательны, но в боях маги вашего направления теперь не участвуют. Совсем недавно произошли некоторые изменения, и ваша специализация отделена от природников. Назначение, скорее всего, у вас будет в крупную крепость, где вы будете следить за здоровьем питомцев магов и воинов. Сами понимаете, они чаще получают ранения, а ещё нам приходится убивать тех существ, кто был запечатлён и потерял в боях своих хозяев, так как иначе они сходят с ума от одиночества и чувства потери. Но ваш дар позволяет этого не делать, поэтому ваша ценность возрастает многократно. Всё ясно?
  - Ясно. Так что же, мне на тренировки с кристаллами не приходить? - растерянно спросил природник-животновод.
  - По желанию. Тварей знать обязательно, но вам надо сделать акцент на том, какие раны они наносят, их ядовитость, как лечить ваших будущих подопечных.
  Парень кивнул и отошёл в сторону.
  - Теперь вы, лэра Ранс. Встаньте в паре со мной. Лэр Трог, активируйте по моему сигналу сразу все кристаллы.
  Все присутствующие на соседних площадках в изумлении уставились на тренера. Шкатулка была предназначена для второго курса, но она мало чем отличалась от той, что предлагалась для сдачи экзамена на лэр-ва.
  - Прошу всех отойти за силовое поле, чтобы не перетягивать внимание теней на себя. А вы, лэра Ранс, соберитесь. У меня немало было студенток, похожих на вас, и могу с уверенностью сказать, что из них получаются отличные воины, было бы желание. Упорство, трудолюбие, быстрая оценка ситуации и фантазия - вот те качества, которые помогали им раскрывать свой дар. Я ведь не ошибся, вы обладаете перечисленными умениями?
  Вера, не зная как реагировать на происходящее, активно закивала, с испугом смотря на приготовившегося активировать все кристаллы разом бывшего напарника. Он стоял, нахмурившись и, похоже, попытался подбодрить её, но тут тренер дал сигнал - и начался ад.
  Площадка заполнилась насекомыми, сбившимися в черную тучу; прыгающими зубастыми лягушками, достигающими по высоте до колена; адские гончие, с горящими глаза; туповатые, но сложно истребимые гнаары с огромной пастью; скользящие на высоких тонких ножках глаза, атакующие смертельными лучами; уродливые помеси животных с насекомыми; минотавры, ящеры, сгустки чёрных субстанций и много другой дряни, которая почти мгновенно определяла, где стоит их цель.
  Преподаватель вышел на полшага вперёд:
  - Итак, лэра Ранс, я главный в нашей паре, а вы работаете на меня. Ваша задача максимально помогать мне. Готовы?
  Вера чуть не задохнулась от его: "Готовы?"
  "Нет, конечно, она не готова!"
   Но лэр Филси, когда давал знак активировать кристаллы, не спрашивал её, а теперь-то чего уж!
  Девушка бросила на первую приближающуюся стайку тварей по проклятию замедления и сразу почувствовала, что в этом направлении её силы ополовинились. Восполнится быстро, а пока она может задействовать противоположный цвет дара. Вера кинула на тренера убыстрение физических возможностей, временную удачу, срабатывающую в одном случае из трёх, и обманку. Теперь рядом с лэром Филси повторял его движения полупрозрачный клон.
  - Отлично, - выдохнул тренер, - но на теней обманка не действует, так как в ней нет тепла, а в настоящем бою поможет.
  Лэр уже начал сражение и старался не подпускать тварей к ним с Верой, но расстояние сокращалось катастрофически быстро. Если так пойдёт и дальше, то они не продержатся и полминуты.
  Девушка бросила на подлетающую тучу насекомых "волну ужаса". Во всяком случае, так ей хотелось, но сил было мало, чтобы полностью сымитировать её, однако туча приостановилась. Тогда Вера послала им россыпь огненных искр и туда же, выложившись полностью, отправила стихию воздуха. Получилось здорово: искры, раздутые порывом ветра в огненный шквал, влетели в замершую тучу мелких кровопивцев. Восполнилась энергия для проклятий и девушка, собрав всё, что там было, прокляла болезнью самого крупного и опасного монстра. Он силён, будет неплохо, если его удастся ослабить.
  Лэр Филси оказался довольно сильным огневиком, и Вера попробовала скопировать его огненный шар. У неё получилась абсолютная копия, только не такая насыщенная, но пользу она принесла, врезавшись в недобитую гончую. Девушка с бешенной скоростью опустошала множество своих маленьких резервов и тормозила подход тварей к ним, как могла, давая партнёру время разделываться с ними.
  Иногда она добивала покалеченных лэром тварей, иногда ослепляла их вспышками света, забирая энергию из своих неиспользованных закромов. Как только набиралась светлая целительская сила, так она кидала на лэра убыстрение, укрепление на его щит или простейшую удачу.
  Без артефактов все эти заклинания действовали недолго, тем более при маленькой силе посыла, но Вера регулярно обновляла их, как только чувствовала, что уже может это сделать. В остальном она сыпала песок в глаза тварям, раздувала искры, направляла веер капель, которые на ходу замораживала, пугала, путала и проклинала, повторяя свои действия безостановочно.
   В какой-то момент к ним прорвался, сметя защиту тренера, огромный монстр-переросток, ранее проклятый девушкой, и лэру Филси пришлось сражаться с ним не только магически, но и мечом. Вера отскочила в сторону и без конца пыталась поливать монстра водой. Все знали, что текучая вода ослабляет тварей, а девушка ещё и морозила остатки воды на чудовище, крайне мешая ему и снова ослабляя. Наконец, лэр Филси справился с ним, и наступила оглушительная тишина. Вера осматривала площадку шальными глазами на предмет оставшихся тварей, но она была пуста.
  - Три минуты. Браво, лэр Филси, вы побили последний рекорд студентов, сдающих экзамен на лэр-ва. Правда, у вас была помощница, но и вы не лэр-в!
  Тренер довольно подмигнул своей обескуражено смотрящей на всех напарнице.
   "Три минуты, всего три минуты!" - билось у неё в голове.
  - Лэр-в Каримон, рад, что вы стали свидетелем нашего эксперимента, - ответил ректору тренер. - У девочки дар так и не выбрал какое-то одно направление, как вы думали, но и в таком виде он не бесполезен. Она прекрасный напарник для любого сильного мага. Увеличить время физических тренировок, чтобы не беспокоила напарника своей беззащитностью - и ставить в пару к тому, кто претендовал на лэр-ва, но чуть-чуть не хватило умений или силы.
  - Согласен, лэр Филси. Неплохое решение. Можно попробовать.
  Вера ещё ничего не понимала. То, что она не подвела лэра Филси, это она уяснила, а вот какие последствия будут у её успеха, она не могла предугадать.
  Её ещё несколько раз ставили в пару к наиболее сильным сокурсникам, и в конце дня лэр Филси сделал вывод, что прав. Тысячу раз прав.
  Казалось бы, Вере можно было бы радоваться. Почётная карьера воина-мага приоткрылась для неё, но оказалась и обратная сторона её маленькой победы. Многие юные маги, обладающие достаточно сильным даром, хотели бы попасть в крупные крепости-города, где не так часто проходят дежурства, ведь там достаточно лэров; где больше предоставляется льгот при проживании и там, в паре с таким же сильным магом, есть все шансы дожить до старости, вступив в брачный союз там же и вырастив детей.
   Если же брать в пару лэру Веру Ранс, то какой бы эффект усиления её дар не производил бы на напарника, всё равно она будет считаться как пол-мага, и назначение им обоим будет в маленькую крепость. Туда, где нападения тварей редки и можно было бы обойтись одним лэром, но в довесок ему бонусом пойдёт лэра Ранс. Об этом ни один учащийся маг, без разницы девушка или парень, не мечтали. Теперь на Веру недоброжелательно косились все оставшиеся без пары сокурсники. Ничего личного, но всё же им бы хотелось иметь выбор в назначении, а не унылую предопределённость.
  До всей сложности своего сложившегося положения Вера догадалась не сразу. Она сначала радовалась, что её дар всё-таки похвалили и она сумела проявить себя. Потом пыталась придумать ещё способы воздействия на тварей и только после, перебрасываясь словами с ребятами на дальнейших тренировках, услышала какие перспективы ожидают того, с кем она встанет в пару. Причём, скорее всего, сложившуюся пару можно было бы рассматривать как будущих мужа и жену, а это уже обязывало более тщательно присматриваться к Вере.
  А пока за ужином к ней подсел Данияр.
  - Отличные сегодня были тренировки, - уплетая вторую порцию ужина, немного напряжённо начал он беседу.
  В столовой было шумно, и Вера вполне спокойно отнеслась бы к тому, что они поели бы молча. Но раз Данияр решил заговорить, то она в ответ на нейтральную фразу, согласно кивнула.
  - Слушай, а чего ты не подошла ко мне, когда выбирали пару?
  Девушка пожала плечами.
  - Так вышло, - стараясь как можно беспечнее ответить.
  - А-а, - протянул парень, - ты не обиделась?
  - Нет, конечно, - поспешила уверить его Вера.
  - Ну, тогда ладно. Я, честно говоря, растерялся, когда меня все окружили, набиваясь в пару.
  Данияр, действительно чувствуя себя неловко, залез пятернёй себе в шевелюру и неосознанно произвёл беспорядок на голове. Вера тут же устыдилась того, что всё-таки обиделась на природника, но следующие его слова снова заставили пересмотреть своё отношение к нему.
  - Понимаешь, тут ещё вот что, - явно подбирая слова, замялся парень, - Марика, ты ведь её знаешь?
  - Угу, - настороженно кивнула девушка.
  - Не знаю, чего она тебя взъелась, но говорит, что ты задавака, и попросила Аля и меня не вставать с тобой в пару. Она нравится Алю, а я просто не спорил с ней. Решил, что если ты подойдёшь, то я не откажу тебе. Мне не по душе, когда вот так сплетничают.
  Вера не знала, что и думать. Обучение Марики в школе оплачивала королевская казна и та всегда держалась таких же девочек. Им приходилось сложно, ведь до этого никто не занимался их обучением, но Вера никогда не сталкивалась с ними ни в каких конфликтах. Она вообще тогда витала в облаках, и впервые ей казалось, что жизнь кипит у неё. Она могла быть невнимательной, но совершенно уверена, что никого не обижала, тем более девчонок, которым и так пришлось нелегко.
  Яр, посмотрев на задумавшуюся девушку, испытывая неловкость, спросил:
  - Чего вы не поделили? Две такие замечательные девчонки - и вдруг вражда.
  - Я и не знала, что у нас вражда, - горько заметила Вера. - Спасибо, что рассказал. Я видела, что некоторые девочки, которые учились со мной в школе и перешли сюда, как-то странно и быстро переменили ко мне отношение, когда дар мой оказался сомнительным, но не понимаю, чем заслужила столь неприязненное отношение.
  - У вас, у девчонок, всегда всё сложно. Взяла бы и поговорила бы с ней, чего гадать.
  - Может, и поговорю, - снова улыбнулась Вера, не желая заканчивать разговор на грустной ноте. - А ты, я слышала, здорово проявил себя. Вся площадка была раскурочена!
  - Есть немного, - смутился парень, - я же природник, ну и работал с землёй, переворошил всё покрытие.
  - Ты молодец, надеюсь, что у тебя всё получится, и ты войдёшь в сотню сильнейших магов, - пожелала девушка и, махнув рукой на прощание, побежала к себе в комнату. День выдался насыщенный, с сюрпризами, и снова приходится выбирать, как быть дальше.
  Ещё несколько дней весь курс занимался на тренировочных площадках, а лэр Филси присматривался ко всем. Он отмечал у себя на листах выносливость студентов, силу, сообразительность, совместимость, способность сотрудничать и многое другое, что было известно только ему одному. Вера вместе со своим самым первым неудачным напарником Дени Трогом после обеда ходила на занятия по физической подготовке. Ничего интересного там не было, лишь упражнения на растяжку, на силу, на координацию и ещё на чёрт знает что. Старшекурсники сказали, что только через два-три месяца им в руки дадут оружие и начнут учить более конкретно, а пока они должны просто окрепнуть.
  Не только Вера с Дени бегали после обеда на физподготовку, но только у них она длилась до ужина. Мучения немного сблизили ребят, и они вместе ползли с занятий до комнат, а потом на ужин. Девушка с удовольствием принимала душ у себя, радуясь, что успела его сделать, но вот дальше её работа не продвинулась. Слишком изматывающей была для неё нагрузка и после ужина она падала на кровать, сразу же засыпая. Наверное, так и поплыла бы она по течению, если бы не пришедшая посылка от отца.
  Веру позвали ко входу и вручили небольшой ящичек с письмом. Она очень обрадовалась, прочитав домашние новости, но в то же время задумалась об ответственности. Мама писала, что по всем признакам у братика будет похожий на Верин дар.
  Ему удаётся самому себе подсушивать описанную рубашонку, тянуть по воздуху маленькие печенюшки и детским лепетом сообщать, чего хотят цветочки или живность. Всех этих признаков уже хватает, чтобы понять, что малыш - будущий универсал, но если учесть наследственность, то вполне вероятно, что его сила, так же, как у Веры, размазана по всем направлениям. Но ему должно быть легче, ведь он уже не будет первопроходцем.
  Вот тут девушке стало неловко. Все сундуки, стоящие в её комнате, пылились бесполезным грузом, а планы по введению в практику бытового направления, под давлением обстоятельств, незаметно сошли на нет. Ей преподаватели вручили путеводную нить, и она чётко пошла по ней, и не оставалось времени на реализацию своих домашних заготовок. Вере было жаль отказываться от тех задумок, что они спланировали с отцом, но у неё не оставалось сил воплощать их в жизнь при тех нагрузках, что она тянула сейчас.
  Когда она открыла посылку, то долго безмолвно сидела над присланной отцом огромной лампочкой. Толстое кривоватое стекло, грубоватый цоколь без какой-либо резьбы и прикреплённый к дощечке кристалл с выемкой. Отдельно завёрнутые в бумажку лежали образцы используемого материала для спиральки в лампе, для крючочков, что её держат, для цоколя и донышка. Отец подробно расписал, как он изготовил эту лампу и надеялся, что Вера сумеет повторить процесс и правильно зарядить прилагающийся кристалл.
  Она сидела над посылкой, пропуская тренировку и размышляла. Ей бы очень хотелось снова почувствовать себя нужной и востребованной, как тогда, когда она ходила с отцом по мастерским и помогала ему в работе, создавая необходимые людям вещи. Но она не могла признать и того, что все студенты прекрасно выживали в существующих условиях.
  Никто не жаловался, что душевая общая, что в прачечной течёт только холодная вода, что от многих разит потом, а рубашки редко у кого со свежими воротничками. Всё это было нормой, а Верины новшества только вызвали бы презрительные насмешки, и она боялась их услышать.
   Подумать только, она стеснялась кому-либо сказать, что у неё есть собственный душ! И всё же, надо было решаться и делать выбор. Либо она бытовик и совершенствуется в этом направлении, создавая собственную программу обучения, либо она продолжает дальше пытаться стать тенью сильного мага.
  Вера встала, посмотрела на себя в зеркало. Жалкое зрелище предстало перед ней. Ушла мягкость, детская беззащитность, зато пришло измождение, потерянный взгляд, ожидание подвоха и поперечная морщинка между бровей, которой ещё дома, месяц назад, не было.
  Она смотрела на себя и не верила, что так изменилась за короткий срок. Изо дня в день отдавать все силы тому, что не нравится - и вот результат. Если смысл в тренировках с кристаллами она видела, то физические упражнения на износ превращали её в какую-то иссохшую тень. А ведь ей пожизненно придётся поддерживать себя в отличной форме, чтобы не подвести мага-партнёра, к которому она пойдёт довеском. Наверное, потом она втянется, будет гордиться феноменальным владением своего тела, разным оружием, но...
  Вера посмотрела на себя внимательнее и решительно запустила целительную энергию на образующуюся морщинку. Маленький успех придал ей уверенности, и выразительные глаза ожили, сразу сделав её облик более приятным. Вера ещё раз прошлась по себе целительной энергией, выскребая её всю без остатка и заметив, что кожа перестала быть тусклой, немного расслабилась.
   Надо было раньше посмотреть на себя и понять, что нет ничего хуже, когда все силы отдаёшь тому, что тебе непонятно и противоестественно. Она попробовала тот путь, что ей предложили и теперь видит, что он ей не подходит.
   Отец правильно сказал, что выбранное дело должно приносить радость или хотя бы удовлетворение. Он не раз настаивал на том, что только её фантазия и усердие может поставить ей рамки в освоении бытового направления, а если она будет работать усилителем мага, то это и есть её потолок. Конечно, от этого будет польза, но сопоставима ли она с развитием бытового направления?
  Вера ещё посидела, покрутила создавшуюся ситуацию со всех сторон и взялась за присланный отцом кристалл. Она пробовала зарядить его энергией огня, воздуха, целительской, природной... Подносила к выемке кристалла лампу и смотрела, сколько света она даёт. Получалось, что подходит любая магическая энергия, но самая большая отдача света идёт при зарядке воздушной стихией. Примитивная лампа горела ярче маленьких магических светлячков, которые стоили довольно дорого и уж тем более ярче, заполненного свечами канделябра.
  Дальше оставалось придумать, как закрепить лампу, защитить её от брызг воды, и сделать рычаг, который бы прижимал лампочку к кристаллу и отодвигал. Достаточно, чтобы он шевелил её на крошечное расстояние, этим Вера и занялась до обеда. Кое-что у неё получилось, но это напоминало действие, когда на Земле в отсутствии выключателей лампу вкручивали и выкручивали. И всё же, закончив работу с подключением лампы, Вера отправилась к ректору.
  
  

Глава 5.

  
  Академия. Отстаивание своего дара.
  
  В здании академии стояла тишина. Первокурсники сидели на лекциях, второкурсников гоняли на тренировочных площадках, а малочисленный третий курс был рассредоточен на практических заданиях. Тем неожиданней было встретить взъерошенную Марику, баюкающую свою руку и морщась от ссадин на лице.
  - Марика, что случилось? - подбежала к ней Вера.
  Та только поморщилась.
  - Тебе помочь дойти до целителя? - не отставала встревоженная Вера.
  - Нет, я сама, - буркнула Марика и пошла дальше.
  Вера видела, что девушка действительно не нуждается в помощи, но, помявшись, она догнала её и прямо спросила:
  - Марика, я тебя чем-то обидела?
  Девушка остановилась, насмешливо посмотрела на смущённую Веру:
  - Нет, не обидела.
  - Тогда почему...
  - Что, Яр уже донёс, что я попросила Аля не вставать с тобой в пару?
  Вера кивнула, пытаясь по лицу Марики понять больше, чем из слов.
  - Всё очень просто, - сокурсница Веры остановилась и с превосходством посмотрела на неё. - Все вы, богатенькие девочки из старинных магических семей, смотрите на нас свысока! Как же, неграмотные бесплатницы, зубами вцепившиеся в свой шанс стать лэрой! А для тебя, с твоей силой, все дороги были открыты! Но надо же как случилось, - притворно ахнула Марика, - сила твоя оказалась пустышкой и вот теперь покрутись-ка так же, как мы с девчонками! Узнай, что значит быть среди тех, на кого смотрят с жалостью!
  Вера не ожидала, что само её существование раздражало кого-то. Хотелось оправдаться, но обвинение было таким несправедливым, что слов не находилось.
  - Ну что, узнала, почему ты меня бесишь? Довольна?
  - Ты не права, Марика, - тихо произнесла Вера. - Я всегда с уважением относилась к тем девочкам, что учились без чьей-либо помощи. А сейчас ты, заняв, по твоему мнению, более высокое положение, ведёшь себя так же, за что меня только что порицала.
  - Разве? - фыркнула девушка. - Мне вообще-то нет до тебя дела! Просто не хотелось, чтобы ты крутилась рядом с Алем. Но сейчас это неважно, он на тебя и не посмотрит, на страшилище такое.
  Вера отошла, понимая, что разговаривать дальше бессмысленно, а вот привлекать внимание преподавателей, которые могли услышать голоса в пустующем коридоре, не хотелось.
  - Ранс! Это Санове ты жить спокойно не даёшь! Ей всё кажется, что её парень смотрит на тебя, вот она и распускает о тебе слухи, что ты придурковатая. Только какие же это слухи, если они правда?
  Марика посчитав, что всё сказала, спокойно продолжила свой путь, а Вера осталась стоять.
  Лэра Рита Санова? Их сокурсница, с которой она познакомилась здесь. Симпатичная девушка, из рода воздушников со средней силы даром, только её специфика - горячие ветра. Там, где она магичит, сильно страдает растительность. Вера видела, что она неприятна Рите, но ей в голову не приходило, что это из-за парня. С романтическими отношениями в академии очень строго, вся будущая карьера на кону, да и от насмешек не отобьёшься, если заподозрят в каких-то нежных чувствах. Это она всё мечтает, что будет любить всем сердцем и её полюбят так, что больше жизни ценить будут. Но она давно уже помалкивает о своих тайных мечтах, чтобы глупой не выглядеть.
  Вера оглянулась, не появился ли кто, и отошла в сторону. Ей необходимо настроиться на разговор с ректором, а тут из головы не идёт Марика и её слова. Какая же она невнимательная, даже не поняла, что Санове её ревнует. Но кто же её парень? Неужели третьекурсник? Кажется, высокий такой, немного угловатый, но приятный водник. Видела его не раз, но даже не знает, как его зовут. Вера растеряно постояла, думая, может, ещё что-нибудь вспомнит. Ведь должен же был как-то парень проявить себя, чтобы Рита заревновала, но ничего, кроме того, что сталкивалась с ним пару раз, не вспомнила.
  "Глупость какая-то", - расстроилась Вера и заспешила к ректору.
  - Лэр-в Каримон! Лэр-в Каримон, подождите, я к вам! - закричала Вера, увидев, что ректор прямо перед носом ускользает от неё по своим делам.
  - Ранс? Почему не на занятиях? Что случилось? - встревожился мужчина.
  - Я хочу вам показать, как по-другому можно использовать мою силу, и считаю, что так будет полезнее для всех! - выпалила Вера, опасаясь, что ректор отмахнётся и убежит по делам, а ей больше не хватит смелости прогуливать занятия, посвящая время своим делам и надеяться, что потом всё образуется.
  - Да? Интересно. Показывайте, - лэр-в забавно выгнул красиво изогнутую бровь, и Вера смутилась. Ректор был не молод, скорее, находился в середине своего жизненного пути, к тому же обладал весьма харизматичной внешностью, любил пошутить, но при этом его опасались намного больше, чем без конца орущего на студентов лэра-зельевара. Тот покричит и остынет, а ректор пошутит - и ты уже не студент, стоишь за воротами и думаешь, как так получилось.
  - У меня в комнате! - махнула рукой Вера и развернулась идти вперёд показывать дорогу.
  - Да? - удивился лэрКаримон и как-то странно посмотрел на девушку, но она, пройдя несколько шагов, остановилась, с искренним недоумением выжидающе посмотрела в ответ.
  - Ну, что ж, действительно интересно. Ведите, Ранс.
  Вере пришлось бежать, чтобы не только не отставать, но ещё и держаться чуть впереди, показывая, где она живёт.
  - Понимаете, - торопилась она объяснить, - я на каникулах попробовала себя в работе, помогая мастерам и кое-что поняла.
  Девушке хотелось сослаться на отца, ведь это он занимался ею, направлял её, подсказывал, но она больше не Скворцова, а у Веры Ранс отец считается погибшим.
  - Вы только не смейтесь, но я маг- бытовик.
  - М-да? Забавно, - усмехнулся ректор.
  - Может, это и забавно звучит, но это очень нужное направление! - не удержалась Вера и, потеряв показное спокойствие, нервно возразила.
  Лэр-в бросил насмешливый взгляд на девушку. Слишком она была эмоциональна, но плохо было то, что очень переживает за всё. Её впереди ждут смерти товарищей, искалеченные солдаты, пострадавшие мирные жители, монстры, а она будет всё пропускать через себя. Надо бы ей пройти курс вместе с целителями, те тоже впечатлительные натуры, но тогда собьётся её график тренировок.
  Вера, не дождавшись возражений или едкого словца на свой счёт, распахнула дверь своей комнаты и сразу начала пояснять:
  - Вот, вы должны сразу почувствовать, что у меня теплее в комнате, чем у других.
  - Ну, знаете ли, Ранс, я по другим комнатам не шастаю! Вы первая, кому удалось коварно заманить меня в своё логово!
  Вера остановилась и, чуть приоткрыв рот, смотрела на ректора, не мигая.
  - Вы внушение бросьте, на меня не действует!
  - Да вы! - захлебнулась словами девушка, - Вы! - ректор продолжал насмешливо улыбаться, и она сдулась. - Вы шутите, да?
  - Давайте, лэра, не тяните, показывайте! - небрежно бросил лэр-в, и сразу присвистнул, упёршись взглядом в нагромождённые сундуки.
  - М-да, Ранс. А я-то думаю, как вам удаётся всегда чистенькой и благоухающей ходить? А у вас тут залежи барахла! На весь учебный год одёжкой запаслись? Наверное, мышек-шерхушек любите? Они тоже запасливые.
  Вера укоризненно посмотрела на мужчину. Ну вот почему он такой?
  - Лэр-в Каримон, я хотела обратить ваше внимание, что не обязательно беспокоить целителей лечением простудных заболеваний. Их можно избежать, если заделать все щели в стенах.
  Лэр-в окинул девушку таким выразительным взглядом, что Вера, смутившись, принялась оправдываться:
  - Я понимаю, что многие природники могут это сделать, и вроде нет в этом никакого достижения, но ведь другие-то не могут! Кто будет заниматься этой мелочёвкой? А дети в крепостях болеют! Но я вас не за этим позвала. Смотрите.
  Девушка открыла дверь в туалетную комнату.
  - Мне понадобилось несколько дней, чтобы установить у себя душ. Ничего в этом сложного нет.
  -Душ? Ранс, у вас собственный душ? Это возмутительно! Только у меня есть собственный душ!
  Вера с испугом отскочила от взъярившегося мужчины, но тут же поняла, что он развлекается за её счёт.
  - Ранс, пейте успокоительное, - бросил он ей снисходительно. - Значит, любите жить в комфорте?
  - Возможность быстро ополоснуться для нас не комфорт, а необходимость, - постаралась спокойно ответить Вера.
  - А общая мыльня чем вам не угодила?
  - Когда мы все вместе возвращаемся с занятий, то там не хватает места. Да и потом бежать по продуваемому всеми ветрами ледяному коридору чревато соплями.
  - М-да? Вроде никто не жаловался, - буркнул ректор. - К тому же во многих крепостях бежать после душа придётся намного дальше.
  - Вот об этом я и говорю! Я как маг-бытовик смогу улучшить условия проживания для всех!
  - Погодите-ка, Ранс. Вы что, ещё и пол обновили?
  - Что? Пол? Нет, я его вычистила и отшлифовала.
  - Вы что, ночами этим занимаетесь?
  - Нет лэр-в Каримон, я магичу!
  Вера схватила хрустальную бусинку в стоящей на полке вазочке и быстро вставила её в приготовленную щётку.
  - Смотрите, вот она оттёрла грязь, а я после сгладила торчащие углы, а потом, используя магию воды с воздухом, отшлифовала пол речным песком. Это заняло не так уж много времени.
  - Ну что ж, пол у вас, Ранс, не хуже, чем во дворце, - задумчиво похвалил ректор, продолжая осматривать душ, ограждение, стены, зеркало, которое не надо активировать, чтобы оно начало показывать отображение.
  - У вас здесь очень любопытно. Неужели вы всё сделали сами?
  - Я могу изготовить всё с нуля. Добыть из земли нужные элементы, создать из них необходимые для работы материалы, а потом уже создавать предметы, но это слишком долго. Надо создать карту, где что находится в земле, ехать туда, потом желательно иметь свою печь и т.д. Дешевле и быстрее сотрудничать с мастерами. Они работают - я магичу. Вот смета, во сколько мне обошлось усовершенствование комнаты.
  - Нет-нет-нет, Ранс, даже не надейтесь, что я вам выплачу потраченные средства!
  - Я не...
  - Ранс! Ну нельзя же быть такой серьёзной! Вы же юная девушка, а у вас цифры в голове!
  - Но как же, если не считать...
  - За вас всё посчитает лэр-ч, а вы мне скажите, что это у вас за штука, что даёт столько света?
  - Это изготовил мастер Скворцов. Он живёт на моих землях. Прислал мне первый экземпляр, чтобы я сделала его более изящным.
  - Хм, ну что ж, лэра Ранс, я оценил ваш труд. Признаюсь, впечатлён, но неужели вы хотите обустраивать чужие туалетные комнаты всю жизнь?
  - Лэр-в Каримон, разве у меня есть выбор, с чего начинать освоение своих возможностей? Где я, по-вашему, ещё могла проявить себя?
  - Да уж, в комнате у вас тесновато.
  - В сундуках лежат не вещи, как вы подумали, а заготовки для разного вида работ. Не у всех мастеров есть то, что мне нужно, а тратить время на их изготовление мне жаль. Например, вот это зеркало можно сделать только при помощи абсолютно гладкого листа, что лежит у меня на дне сундука. Или вот болванка для труб. Они же должны быть все абсолютно одинакового размера!
  - Я понял, Ранс, не будьте такой занудой.
  Ректор ещё раз внимательно посмотрел на всё, что сделала студентка, и уже без всякой насмешливости произнёс:
  - Вера, вы должны понимать, что если сейчас выбираете вот это всё, - он обвёл рукой все её поделки, - то обратного пути у вас не будет. Вас лэр Филси вытягивает на боевого мага, пусть с некоторыми ограничениями, но всё же боевика, и стоит вам сократить занятия, как вы перестанете справляться.
  - Я, лэр-в Каримон, и так не справляюсь, - грустно произнесла Вера, - посмотрите на меня, ещё полмесяца усиленных тренировок - и я упаду замертво.
  - Ну, быть может, наоборот, тело привыкнет, и вы втянетесь, но выглядите вы паршиво. Вы, наверное, плохо кушаете?
  - Почти по две порции уминаю всего, что дают.
  Ректор прошёл к дверям.
  - Ну что ж, подойдите вечером ко мне в кабинет, напишите заявление, что по своему желанию переходите на индивидуальную программу обучения, а я тем временем переговорю с нашем лэр-чем. Пусть подбросит деньжат нам на развитие и оценит преимущества вашего участия в благоустройстве лекарских помещений. Лэра Калина давно ноет, что ей необходима персональная душевая, может, ещё пациентам персональные туалеты сварганите, раз уж вам это нравится.
  Сказал - и ушёл. Вера стояла и осмысливала то, что произнёс ректор. Он насмешничал, но дал своё разрешение на переход к индивидуальному обучению и пообещал выделить какие-то средства на работу в лекарском помещении. Неужели получилось?
  Вера заметалась по комнате, потом села, взяла расписание и стала смотреть, что ей нужно оставить, а с чем она может распрощаться с чистой совестью. Это огромная ответственность - осваивать новое направление, и если результаты не удовлетворят педагогический коллектив, то на новом направлении можно ставить крест. Вера перестанет быть лэрой, а бытовую магию признают бесперспективной. Она будет не первой, кто решился отстаивать свою специализацию, но чаще это делают уже признанные маги, не рискуя потерять лэрство. Ну что ж, очень страшно, но в конце концов без работы она не останется. Будет ремесленником, выйдет замуж за симпатичного мастерового... и ничего в этом плохого нет! Жаль только, что брату придется ещё сложнее, чем ей, ведь она своей неудачей усложнит ему путь.
  Вера вздохнула. Она будет стараться изо всех сил, а там как выйдет.
  Стук в дверь отвлёк её.
  - Вер, ты чего не была на занятиях? - спросила девушку соседка из комнаты напротив.
  Вера с удивлением посмотрела на любительницу разных новостей. Раньше она никогда ни о чём не спрашивала Веру, а тут вдруг обеспокоилась.
  - И чего у тебя в комнате делал наш ректор?
  "Вот оно!" - с досадой подумала Вера. Большая часть студентов не обратит на это внимание, но есть и те, кто раздует из пустяка ураган и придаст всему новый, самый неприятный смысл.
  - А вот чего! - бодро воскликнула Вера, стараясь заранее исправить возникновение двусмысленных сплетен. - Иди сюда, смотри!
  Гостья с любопытством осмотрела Верину комнату, вошла в туалетную и ахнула.
  - У тебя есть свой душ! А я-то думаю, почему тебя давно не видно в общей душевой и прачечной! Обалдеть! Это тебе ректор провёл? За какие такие заслуги?
  - С ума сошла? - возмутилась Вера. - Я перешла на индивидуальное обучение. Буду доказывать состоятельность бытового направления магии.
  - Да ну! А если не получится? Ты бы сначала академию закончила, а потом экспериментировала бы.
  - Я рискну. Моим заданием стали лекарские помещения.
  - Ой, не знаю, странная ты какая-то! Зачем тебе это нужно?
  - Лея, ну разве плохо, если к тебе в крепость приедет маг-бытовик и за пару дней превратит твоё жилище в уютный уголок?
  - Это мечта! Разве такое возможно? У меня родители проводили водопровод в особняк, выложили крупную сумму денег, а он и полгода не проработал. Отовсюду течь стало. Отец сам огнём всё спаял намертво, так в других местах потекло. Я уж молчу про то, какие дыры для всех труб сделали. Ужас!
  - Вам просто не повезло с мастерами, - посочувствовала Вера.
  - Да какие там мастера! Свои, местные взялись делать, - махнула рукой гостья.
  Дверь осталась приоткрыта, и в гости к Вере зашли ещё ребята.
  - Вер, чего у тебя ректор делал? - первым делом прозвучал вопрос.
  - Тебя что, отчисляют?
  - Ну что вы такие тёмные, чуть что - сразу плохое думать? - возмутилась соседка. - Вера будет защищать новое направление! Верунь, как называется, я забыла?
  - Маг-бытовик, - смутившись от внимания всё прибывающих в её комнату сокурсников, пояснила девушка.
  - И что ты будешь делать? Что за глупое направление?
  - Ах вы, кляксы безмозглые! - накинулась на них Лея. - Много вы понимаете? Идите отсюда, дышать нечем!
  Лея вытолкала всех за дверь.
  - Верунчик, можно у тебя душ принять? У тебя так тепло и уютно, - жалобно попросила соседка.
  Вера посмотрела на неё удивленно:
  - Конечно, можно.
  - Верунь, а как ты сделала зеркало? Оно долго будет работать?
  - Всегда, - улыбнулась хозяйка она.
  - Как "всегда"? Я просила Зарину, артефакторшу с третьего курса сделать мне зеркало, так она цену загнула, - Лея посмотрела на потолок, показывая, что только там, можно поискать запрошенную стоимость, а потом возмущенно добавила: - да ещё оно у неё дольше полуминуты не работает. Чего-то напортачила она в схеме и разобраться не может.
  - Лея, здесь другой принцип работы. Моё зеркало не артефакт, а просто вещь, сделанная при помощи разных направлений магии, - принялась объяснять Вера, но соседка нетерпеливо перебила.
  - А ты мне можешь такое же сделать? А? Верунчик, ну пожалуйста! - заканючил она.
  - Я думаю, - Вера задумалась, что-то просчитывая, - что лекарям тоже понадобится зеркало, вот тогда разом можно будет сделать. Только мне нужны деньги на материал.
  - Ой, Верунь, я тебе прямо сейчас дам, только ты не забудь про меня! Сделай мне, пожалуйста, такое же большое как у тебя, лады?
  - Лады. Иди мойся, а мне нужно подготовиться к разговору о том, что потребуется лекарям и как это вообще основывать новое направление.
  Вечером ректор дал образец заявления и уселся в сторонке, а вот после того, как Вера написала, что отныне по своей воле обязуется доказать полезность бытовой магии, к ней подсел специально приехавший из дворца гоблин. Девушка впервые видела представителя этой расы.
  Невысокого роста, чуть сгорбленный, щупловатый, обладатель удлинённых ушей, встопорщенных жёстких волос, крючковатого носа и красивых миндалевидных глаз. Он длинными пальцами перебирал подготовленные документы, задавал вопросы, сразу что-то у себя помечал. Гоблина интересовали все детали произведенного ремонта в комнате Веры. Сроки, стоимость, необходимость тех или иных изменений. Ректор через полчаса мелочных вопросов источал бешенство.
  - Господин Свураль! - прорычал лэр-в, привставая и намереваясь вышвырнуть мелкого зануду вон.
  - Свиритарель. Ваша должность, лэр-в Каримон, обязывает вас хорошо помнить имена.
  - Мне плев...
  - Думаю, пора вас послать на курсы подтверждения вашей преподавательской квалификации. К тому же, последние бланки с расходами вы прислали неверно заполненными.
  Ректор смотрел на гоблина, как на садового вонючего клопа, обнаруженного у себя в постели и наливался болезненной краской.
  - Из-за неправильно составленных отчётов управление финансов решило, что расходы на питание студентов у вас явно завышены и - если бы не я! Если бы не моя лояльность к вам и компетентность, а также заступничество многоуважаемой госпожи Ферокс, нашей незабвенной покровительницы, то советник по финансам оштрафовал бы вас.
  - Шерх знает, что творится! Гаргулья - покровительница академии! - сбавляя тон и плюхаясь обратно на стул, пробормотал ректор.
  Гоблин пристально посмотрел на ректора суровым взглядом, и тот сделал вид, что он очень занят. Не стоило в непочтительном тоне говорить о гаргулье, основавшей ведомство отчётности и ставшей предметом поклонения всех гоблинов. Именно с её лёгкой лапы этот народ стал востребован в сфере бухгалтерии.
  Если бы ещё она не ввела в обиход кипу бланков различного назначения, то лэр-в Каримон и слова против неё не сказал бы! Но, шерх её подери, все документы теперь надо заполнять по стандартному образцу, а записки на обрывках бумаги больше не принимаются. Одна радость, что после гибели лэр-ча Вираса, курирующего дела академии, и приходом на его место гоблина, стало хоть понятно, сколько требуется денег на содержание учебного заведения и что остаётся не потраченным из выделенных денег казной. У Вираса всегда денег не хватало, а гоблин, если ему все бумажки правильно заполнить, то всегда находит какие-то резервы на развитие.
  Ректор угрюмо сидел, наблюдая, как его студентка отвечает на все вопросы дотошного гоблина. Кажется, она неплохо ориентируется в гоблинских схемах и даже умудряется вставлять в них свои цифры. Наконец, ушастый зануда поднялся, вручил Вере пачку документов:
  - Не забывайте, лэра Ранс, всё вовремя их заполнять, тогда и расчёты с сотрудничающими вами мастерами будут производиться сразу.
  - Да, господин Свиритарель, - кивала Вера, как будто всё понимала.
  Гоблин раскланялся и с достоинством покинул кабинет.
  - Уф, я думал он никогда не уйдёт! - облегчённо воскликнул ректор. - Сочувствую, Ранс, но с бумажками вам придётся разбираться самой. Я в ужасе от них, и ничем помочь не могу.
  - Спасибо, но и не требуется. Здесь ничего сложного нет, - счастливо улыбнулась Вера.
  - Да? - с подозрением посмотрел на неё ректор. - Ах, эйфория! Ну, тогда понятно. Сейчас вам всё по плечу.
  Мужчина покачал головой и сочувствующе произнёс:
  - Идите, лэра Ранс, и помните, к самому короткому дню вы должны предоставить хоть что-то на всеобщий суд. Иначе я буду вынужден вас отчислить!
  - Да, лэр-в Каримон, не беспокойтесь, спасибо, я побежала!
  Лэр-в посмотрел на разноцветное светило Вариетас, ища у него ответа на вопрос: "За что ему всё это?" Потом бросил взгляд на оставленную гоблином расчерченную на множество квадратиков таблицу, которую ему надо заполнить, брезгливо поморщился и, плюнув на всё, побежал трепать нервы третьему курсу. День заканчивался, наверняка кто-то из них напортачил где-нибудь, так что можно хоть душу отвести справедливыми замечаниями.
  А Вера, вернувшись в комнату, долго не могла успокоиться. Ей хотелось немедленно бежать в отделение лекарей и приступить к работе, но было уже поздно. Набросав для себя план действий на завтра, она внушила себе здоровый сон и проснулась с рассветом.
  Лэра Калина кемарила на скамье в приёмном покое, куда рано утром постучала Вера. Она с любопытством смотрела, куда попала, и ёжилась от царствующего здесь холода.
  - Доброе утро, лэра Калина, - поприветствовала девушка дежурившую лэру с даром лекаря.
  - Доброе, что так рано? - нахмурилась лэра.
  - Так дел впереди много, надо всё осмотреть, а вдруг потом пострадавшие появятся.
  - Ну, пойдём, посмотрим, - нехотя вылезая из-под огромной шкуры и потягиваясь, протянула лэра.
  Холод стоял жуткий, несмотря на то, что зима ещё не началась. Приёмный покой был темноватым, сбоку стоял узкий стол, на котором в ряд стояла батарея баночек с зельями. С другой стороны стояла высокая скамья, на которой и спала лэра. Её дар был очень слабеньким, и она закончила направление зельеваров, совмещенное с лекарским. Это означало, что лечить она будет при помощи своих зелий, лишь понемногу вливая в пациента свою магии. В академии был преподаватель-целитель, но в штате медработников он не числился. Хотя, конечно, если случались серьёзные случаи, то его приглашали лечить, а точнее спасать. Хорошие целители - весьма редкое явление, а сильные вообще из академии выпускаются штучно, но, слава звёздам, каждый год. Но Веру эти тонкости сейчас не интересовали. Она была рада, что лэре Калине ничего объяснять не надо и можно сразу приступить к работе.
  - Лэра Ранс, наш ректор сказал, что вы можете сюда поставить душ, это правда?
  - Правда, - кивнула Вера, - но этого будет мало, чтобы мне засчитали открытие нового направления. Сейчас я посмотрю, что можно сделать ещё.
  Вера заглянула в узкую комнату, где в ряд стояли кровати и получалось, что лежачие больные взглядом упирались в стену, а окно располагалось в самом конце "пенала" и давало минимум света. Потом посмотрела несколько кладовок, прошла по бестолковому коридору, который был расточительно широк. Зашла в комнату, где лэра Калина готовила свои зелья. И напоследок заглянула в туалетную комнату. Она была точь-в-точь, как у Веры до ремонта.
  - И это всё? Я думала, у вас тут несколько палат, кабинет, место, где можно удобно магичить. Нельзя это делать на глазах у других пациентов!
  - Да какие у нас пациенты? Если что-то страшное случается, то приходит целитель и сразу ставит на ноги. Дольше расплачиваемся с ним потом, а если работа для меня, то совсем не обязательно здесь лежать. Приходят, принимают зелье и уходят.
  - Я как-то всё не так себе представляла, - растеряно произнесла Вера. - А где вы живёте? Здесь же?
  - Нет, в этом крыле слишком холодно, оно не жилое. Первый этаж занимает кухня, у них там печи всегда работают, так им нравится, что прохлада идёт от стен. А здесь есть ещё несколько помещений, так в них складывают всякое барахло. На третьем этаже был когда-то разбит лекарственный сад, но он давно заброшен. Я хотела его восстановить, но не потянула. Да и нет сил за ним ухаживать. Говорят, его создавал лэр-в, так ему несложно было воду наверх поднять, да землю менять.
  Вера слушала внимательно. Она измерила все помещения, которые занимала лекарка с двумя сменными помощницами. Залезла во все комнаты, что использовали под всякий хлам. Поднялась на крышу, где высохшая земля с кочками травы представляла жалкое зрелище. Вышла на улицу и тщательно зарисовала пристроенное к общему зданию крыло.
   Обед Вера пропустила, вспомнила о еде только тогда, когда проходила мимо единственной таверны в их небольшом городке, спеша купить почтовый шар. Аппетитные запахи так манили, что она зашла и заказала себе жаркое.
  Наслушавшись от скучающей хозяйки, какая Вера худенькая и не морят ли в академии студентов голодом, она побежала на почту. С интересом рассмотрев свою покупку, девушка прикрепила к почтовому шару письмо с чертежами и зарисовками помещения, где ей предстояло работать и отправила его отцу.
  Шар будет лететь днём и ночью с приличной скоростью, так что время на дорогу можно не учитывать. Отцу надо будет разобраться со всем, что прислала Вера и посоветовать ей, что можно сделать.
  Она написала ему, что хотела бы задействовать все помещения на этаже и приготовить их к использованию для больных. В городке, где стоит академия, не работает ни один целитель, даже лекарки с слабым магическим даром, кроме лэры Карины, нет. Один лишь старенький знахарь есть. Понятно, что сравнительно недалеко находится столица, но всё же это не один час езды.
  Потом Вера загорелась восстановить сад на крыше, но ей не хватит сил поднять туда землю, посадить растения, да и не сезон сейчас. О многом она успела помечтать, вдохновлённая свободой действий и предоставленными денежными средствами, но всё тщательнейшим образом обдумав, побоялась затевать, что-то грандиозное без одобрения и помощи отца.
  Два дня она сидела и чертила план будущей больницы, уж она их повидала на своём веку немало! По всему выходило, что ей не обойтись без помощи лэр-ва или ребят, умеющих работать с камнем, что могло обесценить её собственный труд в глазах преподавателей. Но всё же Вера надеялась, что за участием в перестройке многих людей сумеют разглядеть и её вклад в общее дело.
  Оставалось спросить согласия лэры Калины, нужно ли ей столь масштабное расширение сферы её деятельности и будет ли она принимать местное население. Потом надо будет договориться с ректором, чтобы он дал указание освободить захламлённые комнаты, ну, и ещё раз переговорить с гоблином. Вряд ли он полагал, что затеянная работа Верой будет столь объёмна.
  
  Вскоре лэр-в Каримон проклинал Веру на чём свет стоит. Ему пришлось искать новое место для склада всякого нужного барахла, а потом ещё в течении всего срока ремонта работать по указке студентки и настоятельной рекомендации гоблина помогать ей во всём. Можно подумать, он бы отказал, если бы гоблин своим крючковатым носом не влез бы в их дела! Тем более Ранс умеет как-то так воздействовать, что даже его огромная разрушительная сила начинает работать рядом с ней точечно и дозировано.
  Лэра Калина смотрела на студентку с каким-то затаённым выражением лица и ожиданием чуда. А Вера, получив ответное письмо отца, стояла у ворот и ждала его прилёта. Он нанял грифона и мчался помочь дочери в качестве прораба. Так началась грандиозная переделка небольшого здания, куда время от времени приглашали ворчащего ректора, чтобы он в указанных местах проделывал отверстия под трубы или дыры для нового окна.
  
  Вера едва уложилась в выделенный срок. Лэр-в Каримон, как только сообразил, что студентка справляется, и вклад её в обустройство неказистой пристройки получается грандиозный, так сразу закутал строение дымкой и сейчас с превосходством смотрел на народ, собравшийся по случаю открытия лечебницы, куда может обратиться каждый за помощью лэры Калины и даже целителя.
  Немаловажным приятным сюрпризом для ректора стало обещание гоблина выбить снижение налогов и ещё одну преподавательскую ставку за то, что у лечебницы будет статус общегородской.
  Местные мастерские с удовольствием сотрудничали с юной магичкой и её толковым помощником. Именно мастеру Скворцову удалось договориться о работе в долг с последующей оплатой из казны. Мастера восхищались Вериными магическими умениями, но то, что она не могла оплатить сразу материал и труд, вызвало у них опасения. Но как только первая работа была выполнена, Вера заполнила нужные бумаги и передала их господину Свиритарелю, так сразу же из казны поступили деньги на оплату заказа. Мастера успокоились и уже смелее работали с лэрой Ранс.
   Но всё это осталось позади, а сейчас ректор академии устроил небольшой праздник, поддаваясь новому столичному веянию, введённому неугомонной гаргульей. Студенты-огневики забросили в воздух огненные шарики, которые под воздействием обладателей синего огня, лопались на высоте и рассыпались фейерверком искр. Воздушники сделали из облаков барашков и составили их в ряд, а водники придумали водяную девушку, которая прошлась мимо восхищённого народа, покачивая прозрачными крутыми бёдрами, чуть приподнимая юбочку. Отличились щедростью и кухонные работники, раздав всем горячие напитки, чтобы зрители не мёрзли. Наконец, праздничное вступление закончилось, и ректор снял дымку со здания.
  Неказистая двухэтажная пристройка теперь гармонично вписывалась в общий величественный вид академии. Кардинально увеличилось количество окон, и здание перестало казаться каменным сараем. Высота пристройки стала казаться больше за счёт поставленных на крыше пергол и возведённого зубчатого забора, копирующего в уменьшенном виде зубцы башен на основном здании.
  Вера, как и хотела, смогла возродить на крыше сад. Конечно, в разгар зимы там не зацвели розы, но она обновила заклинания защиты крыши, ведь это не требовало много сил, только внимания и аккуратности, чтобы при поливе сада вода не попадала внутрь здания. Подняла туда новую плодородную землю, правда, в этом ей помог Данияр и несколько воздушников, сагитированные болтливой Леей. Как только соседка получила за свои скромные деньги не одно, а два довольно больших зеркала, так стала ярой поклонницей дара Веры.
  Без посторонней магической помощи Вера прочистила старые водоотводы, провела воду для полива, сделала многочисленные дорожки, ведущие к укромным уголкам. Здесь ей помогал дельными советами отец. Он тщательно распланировал её работу небольшими этапами, и дочери оставалось только придерживаться порядка и учиться совмещать несколько дел, по очереди задействуя свои невеликие возможности.
  Девушка, видя, что справляется со взятыми на себя обязанностями и получив большие скидки на изготовление стекла в мастерской, решилась поставить небольшую оранжерею на крышу, установив её вплотную к основному зданию. Задумывалась она совсем небольшой, но из экономии пришлось её увеличить, так как дешевле было изготавливать в мастерской уже заданный размер окон. Но всё равно, поставленную оранжерею снизу не было видно, зато внутри неё смогут расти даже редкие теплолюбивые деревца.
  В открытой части сада Вера посадила несколько ценных саженцев, растущих только в горах и приобретённых по случаю в столице. Она магически прислушалась к их потребностям и создала для саженцев идеальные условия на крыше. Теперь оставалось ждать весны и мечтать о том, как ахнет лэра Калина от восторга, когда увидит, какие редкости появились в её саду. Больше Вера ничего не сажала: когда будет тепло, лекарка сама посадит то, что ей нужно.
  Много споров у Веры с отцом вызвала возможность сделать отдельный вход в лечебницу. Он был необходим, но как должен выглядеть, они оба смутно представляли. В конце концов, решили не мелочиться и сделали с торца роскошную парадную лестницу, ведущую сразу на второй этаж. Более того, чуть урезав помещение кухонных работников на первом этаже, им удалось соорудить подъёмник на тот случай, если понадобиться поднимать лежачего пациента или доставить что-то тяжёлое в сад.
  Стоит ли говорить, что Вера самостоятельно проделала всю рутинную работу по обнаружению щелей и их заделыванию, чтобы в лечебнице даже намека от сквозняков не осталось. Пол, стены, потолок были оттёрты и отшлифованы. Стены девушка решила оштукатурить и расписать незатейливыми повторяющимися рисунками, как делали в старинных замках на Земле. Получилось светло и нарядно. Лея, любопытствуя, как идут дела у соседки, часами могла бы сидеть и смотреть, как полсотни щёток чистили полы, десятки кисточек вырисовывали заданный рисунок, а странный инструмент сбивал лишние кусочки камня в будущих окнах, чтобы получался ровненький прямоугольник, но у неё были свои занятия, и она, с грустью оглядываясь, убегала на них.
  Чтобы пристройка приобрела достойный вид, Вере пришлось поменять окна и на первом этаже. Теперь двухэтажное здание могло похвастать ровными рядами крупных окон, которые девушка сделала двойными, и их можно было открывать-закрывать, а уж подоконники хотелось гладить рукой, такими гладкими и приятными на ощупь они казались.
  Людей поразило, что внутри лечебницы было светло и тепло. Местами Вера установила лампочки, но в основном горели магические светлячки. Ведь в академии первые курсы при их изготовлении осваивали технику дозированного воздействия и их было очень много. Поэтому девушка решила воспользоваться оказией.
  Входящие посетители оказывались в зале, где стояли скамьи, прилавок с множеством снадобий и стол. Лэра Калина надеялась, что если дела у неё пойдут неплохо, то можно будет нанять ещё одного зельевара, который будет помогать готовить зелья и продавать их. Возможно, понадобится обслуживающий персонал в лечебницу, но это всё потом.
  Из приёмного покоя можно было пройти либо в маленькие чистенькие палаты со смешными кроватями на колёсиках, либо в помещение, где удобно осматривать пациента, колдовать над ним.
  До неузнаваемости преобразилась кухня лэры Калины. Теперь там стояла совсем другая печь, от которой по трубам распространялось тепло по всему второму этажу. Так как борьба с холодом прошла успешно, то лэре Калине понадобился холодильник для хранения её зелий. Вера старалась предусмотреть для работы женщины всё, что могла, в том числе и парочку отдельных небольших уютных комнаток для личного отдыха. Кто знает, может лэра наймёт на работу девушку, не имеющую своего жилья, а зарплата у помощниц небольшая, чтобы снимать комнату. Так что лучше сразу предусмотреть такую возможность.
  
  Лэр Каримон с трудом разогнал задержавшихся посетителей, желающих сразу полечиться в таком красивом здании. Он злился на затоптанный пол, бросался бить по рукам тех, кто трогал разукрашенные стены, следил, чтобы никто не воспользовался сверкающими белизной туалетами.
  Отец Веры научил дочь делать кафельную плитку, и она выложила ею стены в санитарных комнатах. Потом девушка пообещала себе, что поработает с плиткой в своё удовольствие, пробуя делать на ней рисунок или рельефный оттиск, а сейчас она изготовила одноцветную белую плитку, что привела ректора в восторг.
  Он был необычайно доволен работой своей студентки и сладко мечтал, как можно ещё использовать её дар. Однако весь педагогический коллектив поставил ему ультиматум, что следующая работа лэра Ранс будет в их доме. Это же безобразие, когда все удобства на улице или на работе, совместно со студентами! Лэл-в Каримон каждому досаждающему ему сотруднику-кровопийце нашёл "ласковое" слово, но те совсем обнаглели и устроили ему бунт! Ректор вынужден был смириться и отложить преобразование библиотеки на следующий год. В эти трудные минуты ему настоящим другом стал господин Свиритарель, считающий, что люди могли бы и потерпеть неудобства ради вечного и бесценного, но и ему досталось за неосторожные слова.
  И стоит ли упоминать о том, что работа студентки Веры Ранс была единогласно признана нужной, выгодной и перспективной. Более того, её сразу же загрузили новой работой, почти не ограничивая в средствах, правда, при условии изготовления определённого количества зеркал и ламп для королевства. Но это уже было неважно. Главное, что Вера могла по выбору продолжать посещать некоторые занятия и приобретать практический опыт.
  
  

Глава 6.

  Назначение в крепость Живицу.
Оценка: 8.45*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"