Мельникова Н.Ю., Арефьев А.К.: другие произведения.

И было это во вневременье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эту сказку я недавно закончила в соавторстве с Арефьевым А.К., кому, собственно говоря принадлежит более половины работы. Сказка о том, как охотник полюбил оборотня, и что из этого вышло.


И было это во вневременье

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

   И было это во вневременье, в неизвестной стороне. Там и тогда, а может в ином месте и в иное время, что, впрочем, неважно, жил охотник.
   Грусть и тоска с недавних пор поселились в его душе, а дела и заботы задержали его в грязном и душном городе дольше обычного. Его вольное сердце с детства тяготилось этими каменными стенами, булыжными мостовыми и чахлыми деревьями в садах состоятельных горожан... Они были так непохожи на те дубы и ясени, которые спасали его не раз от непогоды в лесу. Однако он нуждался в этом городе, ведь ему были необходимы оружие, одежда, женщины. Женщины! Они ласкали его взглядами, проходя мимо, жеманными или наоборот, откровенными жестами пытались привлечь его внимание. Только Той, за которой бы он пошёл на край света, а то и за край, он не встретил. Только лес понимал и откликался на его порывы волнительными запахами добычи, трав и ручья, обещая что-то неведомое, доступное лишь такому, как охотник. И всегда, покидая город, он чувствовал, что вырывается на свободу, где есть место всему чудесному, прекрасному и волшебному, что жило в его сердце. Так было и в этот раз.
   Лес принял восторженного охотника в свои объятья и прошелестел: Я тебя не выпущу...
  
   В знакомой зелени леса, вдыхая его ароматы, очищаясь от городской шелухи, охотник чувствовал, как обостряются зрение и слух, а обоняние рисует тонкие узоры лесных обитателей... Где-то рядом зайцы... Хороший обед для вольного молодца!
   Через несколько минут с тушкой в руках и довольной улыбкой на лице он, насвистывая веселую легкомысленную песенку, которую услышал в городе, уже искал удобное место для привала. Светило перевалило за полдень и голодный охотник, оставив зайца на попечение березки, отправился собирать хворост. И тут неожиданно он наткнулся на свежий след хищника. Оставшийся запах сказал ему, что это очень крупная кошка. Запах был на удивление влекущим, а не тревожным и опасным. Таких зверей за всю жизнь в лесу охотник не встречал, и любопытство взяло верх над осторожностью и голодом. Бесшумно и внимательно он пошёл по следу.
   Вдруг неведомая сила заставила его бросить взгляд в сторону, где он услышал звук, даже не звук, а тень звука. Меж деревьев охотник увидел мелькнувшее гибкое тело незнакомого зверя. Большая чёрная кошка двигалась в сторону тихого лесного озера. Сделав крюк, он притаился в кустах, надёжно укрытый спускающимися до воды ветвями. Тут, на открытом берегу, он увидел великолепную чёрную пантеру.
   Он невольно залюбовался грацией хищницы, которая неспешно вышла к самой воде. Сердце охотника застучало быстрее, а глаза не желали отрываться от зверя. А кошка, покрасовавшись, скрылась в высокой траве. В тот же миг из травы встала и вышла к воде неземной красоты девушка. От такого зрелища у охотника перехватило дыхание. Он в жизни видел много женщин, но Такой - никогда! Именно подобные картины во все времена заставляли мужчин задумываться о Высоком... хотя...
   Девушка, конечно, была прекрасна, стройна и волнующа, но день выдался нестерпимо жаркий, солнце нещадно подрумянивало и без того румяную кожу, невзирая на попытки деревьев защитить любого, кто искал прохлады в их тени. А озерко сверкало белизной в лучах нещадного мучителя, обещая прохладу и чистоту... Охотник вышел на берег и, стягивая с себя пропотевший камзол, молвил:
   - Здравствуй, красавица! Бела твоя кожа, упруги твои груди, роскошны твои волосы... Кстати, какова водичка?
   От неожиданности девушка забыла, что ей положено стесняться, и собралась было отчитать наглеца, но следующая его фраза заставила её насмешливо поднять бровь:
   - Думается мне, - продолжал охотник, снимая рубаху, - ты родня водным девам, что обитают в озерах и реках нашего королевства, а посему должна плавать быстрей форели...
   - Уж не хочешь ли ты, мил человек, состязание со мной устроить? - девушка окинула более внимательным взглядом сильное тело охотника и задумчиво улыбнулась.
   - Имеется у меня желание окунуться в прохладную водицу, да и проверить проворность водных дев я не против, - уж больно фантастические сказки рассказывают про русалок!
   Ответом охотнику был надменно-самоуверенный взгляд.
   - Плывём наперегонки. Выигрываю я - я тебя целую. А если ты, то ты меня целуешь! - хитро прищурившись, молвил охотник.
   Возмущённая девица упёрла руки в бока.
   - Если я обыграю тебя, ты улей диких пчёл целовать будешь!
   - Идёт! - ответил охотник, дабы не терять лица. "А лицо можно совсем потерять", - подумал он.
   - Тогда на ту сторону озера и назад! Догоняй! - крикнула девушка, бросившись к воде.
   Чуть замешкавшись, в прохладную воду стрелой вошёл и охотник. Девушка рассекала воду, словно горячий нож масло. На миг оглянувшись, она не увидела на поверхности плывущего охотника, и сбавила скорость. Но тут же на расстоянии вытянутой руки от неё показалась мощная загорелая спина. Без лишних движений охотник размашисто плыл, все быстрей и быстрей. Дева кинулась за ним во всю прыть и ближе к берегу настигла его. Выскочила на берег и вновь стремглав метнулась в воду. Охотник немного отставал, но отрыв не увеличивался. Она не плыла, а летела как на крыльях, и победа была так близка, но охотник снова увеличил скорость и, обогнав её, выскочил на берег первым.
   Покачиваясь от усталости, вышла из воды и девушка, чтобы тут же наткнуться на насмешливый взгляд победителя.
   - Давай-ка рассчитаемся, русалка! - весело произнёс охотник.
   - Лешего целовать будешь! - зло ответила дева. Её прекрасная грудь вздымалась и опадала в такт учащённому дыханию. Охотник невольно залюбовался белым телом, покрытым капельками воды.
   - Чего уставился!? Глаза сломаешь! - раздражённо крикнула девушка. Её лицо от обиды и стыда стало пунцовым.
   - С тебя поцелуй, милая, - спокойно молвил охотник, открыто любуясь красавицей.
   - Знать ничего не знаю, ведать не ведаю. Не было ничего, - буркнула та, направляясь к высокой траве, одеваться. И.. не нашла там одежды. Гневно сверкнув глазами, она стремительно подскочила к посмеивающемуся охотнику:
   - Отдай, что не твоё!
   - Ты тоже мне кое-что обещала, сердитая!
   - Ладно, целуй, - ответила дева, полуприкрыв глаза, поднимая своё лицо ему навстречу. И едва почувствовав прикосновение к губам, резко отдёрнула лицо, с удовольствием наблюдая, как обескуражено вытянулось лицо охотника.
   - Всё! Поцеловал? Отдавай одежду!
   - Э, нет, милая! Мы договаривались, что я поцелую тебя, а не воду на твоих губах! - ответил охотник и, поймав её руку, привлёк себе, даря поцелуй, полный страсти.
   Когда он отпустил девицу, строптивости в её взгляде стало немного меньше. Охотник похлопал себя по животу:
   - Я собираюсь пообедать, вернее уже поужинать. И буду рад, коли ты разделишь со мной трапезу. Если, конечно, русалки едят мясо.
   Слегка сомневаясь, девушка все же согласилась, - холодная вода не прибавит сытости ни статному молодцу, ни стройной деве!
  
   На тихой лесной полянке ярко горел небольшой костерок, разносящий по округе аромат жареного мяса. Упитанные зайцы покрывались румяной корочкой и истекали соком.
   - Отведай, красавица! - охотник протянул девушке добрый кусок зайчатины, - Лесные зайчики повкусней сырой рыбки да лягушек будут! Или водным девам больше по вкусу водоросли?
   - Вот ведь заладил... водная дева да водная дева... Не русалка я! Не русалка! - Недоеденная заячья ножка врезалась в ухмыляющуюся физиономию. Гнев на лице девушки сменился досадой, а досада слезами.
   - Прости, милая, - охотник присел рядом и попытался обнять, - а кто ж ты тогда? На берегу ты появилась - как из воздуха соткалась, вот и решил русалкой назвать... Ведь и не видел никого в округе, кроме черной пантеры, блестящей и грациозной! Но где это видано, чтоб пантера девушкой стала!?
   - Не видано, не слыхано, - молвила дева, - А и такое бывает! Оборотень я! Половину дня живу я человеком, а другую половину - черной кошкой-хищницей. Бегаю по лесам, пугаю людей да животных убиваю... Ох и немилое это занятие! Сбросила б личину свою, да не знаю, как.
   - А я, может, и знаю, и помогу, если ты примешь мою помощь, - сказал охотник, растянувшись на мягкой траве, - только думать будем утром, а теперь уже пора спать.
   Девушка еще некоторое время посидела в нерешительности возле догорающего костра, а потом и сама улеглась рядышком, но долго не спала и думала о чем-то своем, пристально наблюдая за угасающими один за другим угольками.
  
   Сквозь утренний сон охотник почувствовал запах хищника. Он вскочил и прижался к дереву спиной с ножом в руках, но, встретившись глазами с непонимающим взглядом чёрной пантеры, вспомнил прошлый день и убрал оружие.
   - Пойдём к старому Ольгарду, - он знахарь, может и поможет чем, - сказал охотник, с удивлением наблюдая, как кошка неловко пытается поддеть головой котомку с аккуратно сложенной туда одеждой, - Давай, помогу!
   Пантера недовольно зашипела, желтые глаза предупреждающе сверкнули в рассветных сумерках. Следующая её попытка увенчалась успехом и, довольно мурлыкнув, она последовала за охотником.
   Так они и направились в свой путь, не ведая, долгим он будет, или коротким: впереди загорелый охотник, насвистывающий песенку, а за ним - черная пантера с холщовой котомкой на шее, величавая и щурящая глаза от солнца.
   Старик встретил охотника приветливой улыбкой на пороге небольшой избушки, но, завидев его спутницу, сурово нахмурился.
   Приветствие запуталось у него в бороде.
   - Ты... ммм... зачем оборотня привёл? - он проглотил имя охотника, не желая открывать его перед нечистью.
   - Помочь надо, - буркнул охотник, заслоняя старика от ощерившейся пантеры.
   - Проходи, - Ольгард посторонился, пропуская охотника, но захлопнул дверь перед носом зверя. Перечить охотник не посмел, зная крутой нрав знахаря.
   - Что ж, - сказал старик, выслушав рассказ, - Вижу, совсем небезразлична тебе кошка эта, однако я не в силах помочь. Только вот нужна ли ей помощь?
   Он ненадолго замолчал, глядя на охотника, заворожено наблюдающего за тем, как на солнышке грациозно приводит себя в порядок пантера.
   - С другой стороны, - продолжил знахарь, - может мудрее будет оставить все как есть, ведь тебе вполне хватит того времени, когда она в человечьем обличье, чтобы потешиться... Наверное, как кошка ласковая, - старик улыбнулся в бороду.
   -Нет! Что ты говоришь! Я даже не... - охотник вспыхнул как мальчишка и осёкся.
   -Н-да... - вздохнул старик, - запала тебе эта нечисть в сердце.
  
   Охотник не отвечал. Между тем, Ольгард продолжал раздумывать вслух:
   - А может, ну её, оборотня этого? Мало ли что! Женишься на нормальной девушке, заведёшь дома кошку, а?
   - Да у меня и дома-то нет. Ты же знаешь, - ответил охотник, снова залюбовавшись, как пантера играла, ловя бабочек.
   - Тогда да, - усмехнулся знахарь, - лучше жёнушки и не придумать. И охотница, и крыша над головой ей не требуется, и одежка не нужна. Красота! Зачем тебе её "лечить"? Может это не кара, а дар? А? А она и сама не понимает.
   Охотник молчал.
   - Ладно! - сказал наконец старик, - поступай, как знаешь. В этом деле я тебе не помощник. Иди в Самый Чёрный лес, там нечисти водится больше, чем во всех остальных лесах, вместе взятых, найдёшь там колдунью. Она с нечистым на ты разговаривает, может и поможет. Только бабка она не в своем уме... Понятное дело! В таком гиблом месте поселиться! Ты берегись.
   Солнце медленно, но неуклонно шествовало к западу. Неожиданно в дверь постучали, и в избушку вошла девушка. Старик взметнул кустистые брови и хмыкнул в бороду: Эх, хороша!, а в слух произнёс:
   - К нам гости пожаловали! Проходи, садись, милая. Чем тебя угощать? Пора ужинать.
   - Мясом, - ответила девушка, подарив охотнику долгий взгляд.
   - Откуда же у меня, старого отшельника, мясо? - хмыкнул Ольгард, - тоже одарив охотника укоряющим взглядом.
   Выручила пантера.
   - Пока вы сплетничали, как тетки на рынке, я кое-что принесла, - белозубая улыбка осветила полутьму избушки, - Есть тут мужчины, чтобы это освежевать и приготовить?
   Во дворе лежала косуля с прокушенным горлом. Охотник, охваченный стыдом, быстро достал нож и принялся за работу. Через некоторое время на очаге булькал котелок, источая аромат тушёного с пряными травами мяса. Охотник возился со стряпнёй. Старик молчал, взглядом гипнотизируя огонь. Девушка тихонько жевала кусочек сырого мяса. Наконец ужин был приготовлен и моментально съеден.
   - Ты не плохо готовишь, - сказала девушка, сыто улыбнувшись, - Чужую добычу! - её белые зубки довольно сверкнули в полутьме.
   - Пора и спать ложиться, - молвил знахарь, зевнув, - Вам, молодые, на двоих постель стелить? - Охотник и дева вспыхнули. - Ладно, шучу!
  
   На утро, наскоро перекусив, охотник и пантера отправились в Самый Чёрный лес. Дорога до леса была легкой и приятной, в самом же лесу их встретили мрачные высокие деревья, заслонявшие своими кронами солнце, не пуская внутрь чащи ни единого лучика.
   Стояла осторожная тишина, не нарушаемая даже чириканьем воробьев. Самый Черный лес по праву мог называться также и Самым Тихим. Порыскав по сторонам, ни охотник, ни пантера не обнаружили и намёка на дичь. Шнырявшие то тут, то там тени, даже отдалённо не напоминали зверей. Не забывая о цели своего путешествия, не обращая внимания на голод, они углублялись в полумрак чащи все больше и больше. Шли наугад, но потом выбились на еле заметную тропку, которая вывела их к жилищу. Только курящийся терпкий дымок поведал о том, что это сооружение, одновременно напоминающее берлогу, избушку и просто нагромождение камней, жердей и брёвен, есть человеческое жильё. Внезапно к ногам охотника выскочил ком тряпья, который развернулся в горбатую бабку устрашающего вида.
   - А-а-а! Кто пожаловал! - раздался скрипучий голос, срывающийся на визг, - Кто такие? Чего хотите? - ведьма, приплясывая, кружила вокруг спутников, пантера со вздыбленной шерстью невольно жалась к ногам охотника.
   Собравшись с мыслями, охотник заговорил:
   - Меня Ольгард послал. Помочь надо.
   - Ха-ха-ха! - закаркала ведьма, - Какая помощь вам нужна? Что хочет от меня этот старый пень - Ольгард? Он, наверно, давно мхом оброс и поганками!!
   "Вот кто мхом и поганками оброс, так это поглядеть ещё надо", -хмыкнул про себя охотник.
   - Такой молодой, а такой дерзкий! - взвизгнула старуха, - Не научен с дамами обращаться и стариков уважать?
   Охотник опешил.
   - Я вот... - начал было он, - хотел...
   - Да вижу я! - буркнула ведьма и хихикнула, - Оборотня привел. И чего? Хочешь-то чего? Чары снять или новые наложить?
   Охотник замялся. Пантера, освоившись, ткнула его мордой в бок, мол, говори, не мешкай, а сама смело сверкнула желтыми глазищами в сторону старухи. Та прищелкнула языком:
   - Ишь, какая смелая! Только пока ты зверем в этой шкуре бегаешь, охотник твоим языком будет! Говори, не томи бабку старую, больную, а то разозлюсь я, - и не спасет тебя даже оборотень твой!
   - А что говорить? - молвил охотник, - Хочет пантера девушкой стать, да не на полдня, а навсегда! Может, есть у тебя какое зелье, чтоб ей истинный облик вернуть?
   - Зелье, зелье... - поморщилась ведьма, - Всем только и нужно от меня, что зелье какое или травку, а я, может, мечтаю тут о принце! Могу твою кошку в лягушку обратить - насовсем! Или вот в пень трухлявый - тоже можно... или яду дать, раз мучиться не желает...
   - Ах ты, карга старая! Яду! Яду! - охотник не на шутку рассердился, - Всё тебе травить да губить! Чем твоя помощь, лучше никакой совсем!
   - А тогда и иди ты, сынок куда хочешь, - ответила бабка, - Я ведьма приличная и со всякой нечистью, - он покосилась на пантеру, - водиться не собираюсь! Иди хоть к священнику! Да хоть к самому епископу!
   - И пойду! - рявкнул охотник.
   - Иди себе кругом, куда хочешь, - взвизгнула ведьма, - Иди, пока я вас обоих в коряги не превратила!
   "Мило побеседовали", - думал охотник, когда они шли обратно. Путь, как и пожелала ведьма, был гораздо длинней. Ни опыт охотника, ни звериное чутьё пантеры не помогало и, проплутав довольно долго, они, голодные и обессиленные, выбрались наконец на поляну, где царил не столь тягостный мрак... Там и заснули, голодные и уставшие, у костра, прижавшись друг к другу...
   Проснулся охотник уже в обнимку с большой кошкой, которая даже спящая, оставалась на диво грациозной. Шелковистая шерсть приятно ласкала его пальцы. Он не спешил подниматься и лежал, рассеяно поглаживая пантеру по боку. Увлечённый, он и не заметил, что она не спит. Незаметно для самого себя он стал чесать кошке за ухом и остановился лишь тогда, когда разомлевшая пантера повернулась, вытянувшись во всю длину. Это было какое-то дивное наваждение. Но оно мгновенно пропало, едва охотник прекратил ласки. Пантера вскочила на лапы, и замотала головой стряхивая дурман. Охотник так и продолжал сидеть, погружённый в свои мысли и ощущения. На следующий день они выбрались из Самого Черного леса и, наконец-то, насытили свои желудки. А потом отправились на поиски священника.
  
   Молодой священник Клаус получил сан и приход буквально на днях и был, по сути, ещё зелёным студентом факультета богословия. Пара служек из местных составляли всю его команду по борьбе за веру. Сам студент получил этот незавидный приход при паре деревень вдалеке от епископата и крупных городов, будучи далеко не лучшим учеником. Когда под вечер к нему постучали, он слегка опешил. Перед ним стояли статный охотник и прелестная, даже очень красивая девушка. Священник, поправив белый воротничок, решил, преодолевая свою робость, выслушать охотника. Когда охотник закончил рассказ, Клаус оробел окончательно, но будучи укреплённым в своей вере, всё же решил попытаться повторить подвиг отца-экзерциста, который ценой собственной жизни изгнал тьму демонов из одержимой девушки. К тому же сумма "пожертвований" храму была немаленькой, и священник, украдкой перекрестившись, согласился повести ритуал изгнания, а если потребуется, то и несколько. Согласия служек почему-то никто не спросил, но справедливость всегда была больным местом всякого мира!
  
   Следующим же вечером, усердно помолившись, молодой священник приказал служкам готовиться к ритуалу. Сам Клаус появился в церкви с маской непоколебимой твёрдости духа на лице, в лиловой накидке и с лёгкой дрожью в коленях. В его руках было древнее Писание и ларец реликвий. Девушка в грубой рубахе до пола уже ждала его, сидя в кресле. Она удивленно и насмешливо изогнула красивую бровь, едва увидела преобразившегося священника. Грубая ткань не смогла скрыть прекрасной фигуры, и Клаус с трудом отгонял от себя греховные мысли. Служки стояли по обеим сторонам от кресла, тараща глаза на девушку. Один держал кропило, а другой ведёрную чашу святой воды. Охотник стоял в стороне и смотрел на всех с лёгкой улыбкой.
   Тем временем, Клаус, бормоча молитвы, попытался наложить руку на голову "одержимой", но не смог коснуться ни высокого лба, ни чёрных густых волос, так и замерла его рука, простёртая над головой девушки. Служки распевали псалмы дрожащими от старания голосами. Девушка изо всех сил старалась не засмеяться, так её потешало всё это действо. Сдерживая себя, она начала закатывать глаза и строить гримасы, что было истолковано Клаусом, как первые успехи в борьбе с демонами. Пение стало громче, его голос стал немного твёрже. Он призывал демона покинуть тело, совал к лицу девушки какие-то непонятные предметы из ларца, окуривал ароматными смолами. У неё уже стала кружиться голова, как незаметно подкралась полночь.
   Священник поднял глаза к своду купола, забывшись в ритуальном экстазе, а когда вновь воззрился на девушку, то увидел сидящего в кресле огромного зверя. С воплем Изыди, Сатана! он уронил ларец прямо на кончик хвоста всё ещё соловой после превращения пантеры. Клевавший носом служка с чашей очнулся и, сам не сознавая, что делает, окатил кошку холодной святой водой. Кошка дико взвизгнула, прыгнув на священника. Охотник кинулся в самый центр свалки и вытащил разъярённую пантеру, ловко опутав ей пасть и лапы прочным ремнём.
   Наскоро осмотрев раны незадачливых экзерцистов, охотник щедро угостил их крепким болеутоляющим и, протянув священнику кошель с оговоренной суммой пожертвования, поспешил вместе с сопротивляющейся пантерой на поводке подальше от святого места.
   Зелёный лес принял их ближе к рассвету. На следующий день охотник и девушка молча шли рядом. Охотник размышлял о том, что делать дальше, у кого просить помощи. У знахаря они уже были, у ведьмы были, у священника тоже. И тут он вспомнил про аптекаря, живущего в городе, который охотник покинул совсем недавно. В витрине его магазинчика были выставлены порой очень странные вещи, а снадобья аптекаря лечили по слухам даже неизлечимые болезни.
   - Ты останешься в лесу, - сказал охотник пантере, - А я пойду в город, там живет один человек, старый и умный аптекарь. Он должен знать, как справиться с твоей бедой.
   Договорившись встретиться у озера через два дня, они расстались.
   К полудню охотник вошёл в город. Только цель его поисков не позволяла ему убежать из этого пыльного и грязного каменного мешка. Магазин стоял в одной из узких улочек, маня и отпугивая витриной. О прибытии покупателя аптекаря известил дверной колокольчик.
   - Чем могу служить? - маленький сухой старичок засеменил в сторону охотника, - Все есть у старого Гаспара! Есть порошки и притирки от множества недугов, есть чудесные эликсиры для восстановления мужской силы, хотя Вам, молодой человек, как я вижу, требуется совсем не это.
   - Вы правы, - сказал охотник, - Слышал я чудесные вещи! Говорят, Вы лечите и такие болезни, от которых доктора отступаются.
   - Люди многое говорят, - усмехнулся Гаспар, - И правду, и ложь, и придумывать любят. А я много прожил, и многое повидал за свою жизнь, потому знаю, что природа - великая помощница человека! Так какая же болезнь нуждается в излечении?
   - Нужно, чтобы девушка не превращалась в кошку.
   - У Вас галлюцинации? Видения? - седые брови взметнулись вверх, - И давно? Помнится, где-то было у меня одно средство...
   - Нет у меня никаких видений, - ответил охотник и поведал о своём странном знакомстве.
   - Интересно! Очень интересно! - тараторил старый аптекарь, стремительно шаря по полочкам и ящичкам, коих было великое множество.
   - Помоги мне, аптекарь! Я заплачу тебе - последнее отдам! - охотник с надеждой посмотрел на старика.
   - Не торопитесь, молодой человек, - ответил Гаспар, извлекая из сундука древний фолиант, покрытый толстым слоем пыли, - сейчас поищем.
   Аптекарь долго листал желтыми тонкими пальцами листы старого тома, размышляя вслух:
   - Медицина, сударь, есть ничто без природы! Природа и жестока, и милостива: она насылает на род человеческий болезни разнообразные, но и дает в руки знающих и пытливых людей лекарства против любого недуга! Её дары обладают свойствами исцеления. Помнится, в годы моей юности я слышал от своего учителя, а тот - от своего учителя, что есть волшебный корень, способный обратить человека в животное, а животное в человека. Встречается он весьма редко, но бывает множества видов. В этой умной книге обязательно должно быть упоминание о сем примечательном факте! Вот же! Нашел! - палец Гаспара уткнулся в скопление мелких строчек на одной из страниц, - Radix versafacies! Только Вам, молодой человек, придется сильно потрудиться в поисках этого чудного корешка, потому как спрятан он в земле и мало кто его приметит! Да и встречается не во всяком лесу! Я наш лес хорошо знаю и скажу так: не здесь его искать надо! Вы у своей милой спросите - из каких краев она родом, да когда в зверя начала превращаться, - вот Вам и ниточка к поискам!
   - А как же я найду корень, если он под землей? - расстроился охотник.
   - Ага! - обрадовался аптекарь, - Вот для этого книга и пригодится, ибо написано в ней, что Radix versafacies нужно искать у берегов пресных лесных озер или рек во второй день полнолуния там, где трава не растет, земля в том месте будто светится изнутри, сам же корень похож на репу, да только черный. И как выкопаешь, - так сразу и съесть надобно, иначе потеряет корень свои волшебные свойства!
  
   - Так... Лес, озеро или река, репа... - бормотал охотник на обратном пути, голова его болела от непроизносимых названий, которыми так легко жонглировал Гаспар. Он в который уже раз повторял слова аптекаря про корень, боясь что-нибудь забыть или перепутать, - Вторая ночь полнолуния, репа, нет... совсем не репа, потому что черный радикс... тьфу!
   До озера он добрался без приключений и, увидев на берегу черный силуэт пантеры, обрадовался так сильно, что сам испугался своей радости.
   По привычке охотник подошёл с наветренной стороны, и пантера не чуяла его близкого присутствия, а он, затаившись, наблюдал за грациозным зверем, и сердце его билось как-то иначе. Наконец он всё же вышел на поляну. Большая кошка с достоинством приблизилась, приветствуя его легким кивком головы, и села рядышком, ожидая рассказа. Охотник поведал спутнице о своем визите к аптекарю, постоянно путаясь и сбиваясь, пытаясь поточнее воспроизвести слова Гаспара. Поэтому заключительную часть слушала уже не пантера, а девушка. Скоро настала пора слушать охотнику. Закончив свой рассказ, он пристально посмотрел на девушку и та, вздохнув, стала вспоминать прошлое:
   - Родом я не из этих мест. Моя земля находится много дальше на юг. Долго я скиталась по лесам, но в памяти живут воспоминания о лианах и горячем белом солнце моей страны, - девушка вздохнула, закрыв глаза, и ей на мгновение почудилось, будто теплый южный ветер согрел её лицо. Помедлив, она продолжила, - Давным-давно я очутилась в лесу, маленькая сирота, без еды и одежды, убежавшая от человека с недобрыми глазами. Так я и жила несколько лет, питалась сочными фруктами, кореньями и ягодами, а потом вдруг стала превращаться в пантеру. Испугалась, покинула знакомые места... И оказалась здесь.
   - Что ж, молвил охотник, - на юг, так на юг... Ты помнишь дорогу?
  
   Дороги девушка не помнила, но знала, что путь в её страну лежит лишь один - на юг, через горный проход. Надо было отправляться. Голова охотника гудела от непривычной работы, думать и говорить долго он не любил, да и не умел. На полдень, так на полдень, - сказал он, и в сопровождении пантеры отправился к одному из своих тайников. Не имея собственного дома, охотник имел в лесу насколько тайных мест с оружием, одеждой и даже деньгами, заработанными охотой. На этот раз он разворошил самый богатый из них, ведь путь предстоял долгий.
   Сменив оружие и одежду, запасшись золотом и серебром, спутники покинули лес.
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

  
   Небольшой костерок освещал двух путников, жадно рвущих крепкими зубами куски жареной дичи. Позади в закатных лучах багровели хищные отроги горного хребта. Перевал оказался очень трудным, и путники выбились из сил, но теперь он был оставлен позади, а впереди виднелась цепочка оазисов пересекающих пустыню, за которой, судя по влажному дыханию местных ветров, раскинулись джунгли.
   - М-м-м... как вкусно! - произнесла девушка, кокетливо облизывая изящные пальчики.
   - Да, неделю без свежего мяса было тяжело, - сыто ответил охотник. Он уже предвкушал, как проснётся рядом с большой чёрной кошкой, запустив пальцы в густую, лоснящуюся шерсть.
   Так и случилось. Стремительно выпрыгнувшее из-за горизонта солнце разбудило охотника, но он только плотнее прижался к тёплому пушистому боку огромного зверя. Ночная прохлада медленно отступала, передавая путников во власть жаркого южного солнца, такого беспощадного в пустыне.
   Пустыня оказалась не такой страшной, как показалось в начале пути. Оазисы попадались всё чаще, дичь и вода в них изобиловали. И только одно терзало охотника. Весь день до полуночи он временами не мог оторвать взгляда от стройной фигурки девушки в простом, легком платье. Но его попытки ухаживаний уже получали столь жёсткий отпор, что повторения охотник отнюдь не желал. Да и в последнее время он всё чаще ловил себя на том, как заворожено смотрит на грациозную хищницу. Это его и смущало, и терзало, и влекло одновременно, он прогонял греховные мысли так далеко, как только мог, но каждую ночь они возвращались к охотнику.
   Через несколько дней путники достигли влажных зарослей тропического леса. Охотник с удовольствием отметил, что дичь в этих краях не менее вкусная, чем в его родном лесу. Поиски им предстояли длинные, так как вместо озер и рек им попадались лишь маленькие родники, тонкой струйкой исчезающие в ковре трав, да древние глубокие колодцы, причудливо оплетенные лианами.
   Но вот однажды, после нескольких дней неуклонного пути на юг, меж деревьев показался просвет, и потянуло прохладной свежестью. Охотник и девушка вышли на берег огромного озера. Открытый берег не пересекался звериными тропами. Идеальное место, чтобы остановиться, - подумал охотник и его заплечный мешок полетел в траву.
   - Давай, красавица, разводи огонь, а пока я чего-нибудь на ужин принесу, - бросил охотник, скрываясь в густых зарослях. Девушка вспыхнула, хотела возмутиться, но спорить уже было не с кем и она, вздохнув, стала собирать хворост.
   Едва начало смеркаться, вернулся охотник с тушей животного, похожего на дикую свинью. Куртка на груди была вымазана кровью, а на горле туши остались странные раны. В ответ на вопросительный взгляд спутницы, охотник лишь хмыкнул и принялся свежевать добычу. Через некоторое время они ужинали изумительно вкусным мясом и терпкими плодами, которые насобирала девушка. Над озером медленно выплыл огромный полумесяц. Времени до полнолуния оставалось еще достаточно.
   За ужином решили обследовать окрестности, но сделать это удобней было разделившись. Охотнику досталась правая сторона от берега, а девушке - левая. Так шли дни. Охотник думал, что в лагерь будет возвращаться поздней ночью и встречать там пантеру, но девушка решила, что рыскать по окрестностям в обличье зверя намного удобней и безопасней, поэтому охотнику пришлось только смириться и возвращаться раньше, чтобы поделиться впечатлениями.
   Однажды, пробираясь густыми зарослями, охотник наткнулся на совершенно лысую круглую прогалину не более десяти шагов в поперечнике. В предвечерних сумерках это неестественно светлое место, казалось, светится. Мысли вихрем пронеслись в голове. Вот оно, это место! - подумал охотник, и, памятуя о наставлениях Гаспара, решил дождаться ночи. Когда багровый диск полной луны лениво поднялся над джунглями, странный пустырь ожил. В мертвенно-зелёной дымке угадывались полупрозрачные фигуры, непонятные звуки еле слышно возникали, сменяли друг друга и пропадали, чтобы зазвучать вновь. Волосы на голове охотника шевелились от страха, руки судорожно сжимали длинный кинжал. Еле переборов панический ужас, охотник покинул колдовское место, твёрдо пообещав себе не возвращаться. У костра за ужином он ничего не сказал девушке о своей находке, только и думал о странном месте, да вспоминал наставления старого аптекаря. Внезапная догадка молнией осенила сознание охотника. Да ведь сегодня как раз вторая ночь полнолуния! - едва не крикнул он, но осёкся. Тяжёлые мысли бередили его душу, решение не находилось, но времени уже не оставалось.
   Выждав, когда девушка, обратившись зверем, скользнёт в ночной сумрак, охотник достал из мешка длинный узкий кинжал с посеребрённым лезвием. Это оружие дал ему старый Ольгард для защиты от разной нечисти, которая, как известно, боится серебра. Вооружённый заговоренным кинжалом и собственной решимостью, он отправился к колдовскому месту.
   Охотник еще издалека почувствовал, что приближается к цели. Едва он переступил невидимую черту, смолкли звуки ночных джунглей. Не было слышно не трескотни насекомых, ни криков ночных птиц. Даже запахи ослабли. Между кустов показалась зеленоватая дымка. В светящемся кругу двигались, перетекая друг в друга, призрачные фигуры.
   Охотник, преодолевая стойкое желание бежать отсюда подальше, ступил в круг. Раздался ужасный полустон-полурык и фигуры, сгустившись, задвигались вокруг него. Свечение усилилось, но зеленоватый туман мешал разглядеть даже собственную руку. Охотник почувствовал себя беспомощней ребенка в этой липкой мути, которая мешала свободно двигаться, лезла в нос и рот, сбивала дыхание. Обернувшись на движение за спиной, он нос к носу столкнулся с ужасной мордой неведомого зверя и тут же наудачу ткнул серебряным кинжалом. Нечеловеческий рёв оглушил его, но он продолжал вертеться волчком, нанося удары невидимым противникам. Вопли неведомых тварей резали слух. Тут на него навалилась страшная тяжесть, которая обволакивала, сминала охотника. Собрав остатки сил, он пустил в ход кинжал.
   Внезапно всё кончилось. Когда в голове прояснилось, охотник обнаружил себя лежащим в центре светящейся прогалины с кинжалом в руке. Зелёная дымка исчезла, лунный диск наблюдал за ним сверху. Опершись на локоть, охотник всё тем же кинжалом принялся рыхлить землю, в поисках заветного корешка.
   И вот он на ладони! Radix versafacies! Грязная и невзрачная картофелина, как и предупреждал Гаспар. Охотник думал сунуть его в карман, да вспомнил, что волшебная сила может пропасть и съесть его надо сразу! Решение моментально созрело в голове и он, кое-как стряхнув налипшую землю, откусил твёрдую горьковато-терпкую мякоть. Песок скрипел на зубах, но охотник этого не замечал. Его захватил поток неведомых ощущений, сопровождающийся звуками рвущейся одежды. Сильный запах крупного хищника заставил оглянуться, одновременно нашаривая кинжал. Но схватить оружие не получилось. Охотник поднёс руку к лицу. О, Боги! - перед его носом оказалась мощная когтистая лапа. По мере того, как охотник осматривал себя в ярком лунном свете, ужас сменялся ликованием.
   Незадолго да полудня на поляну, где был лагерь, вышла большая кошка. Это вернулась девушка. Странное ощущение чужого присутствие заставило ноздри пантеры затрепетать, улавливая запахи и забеспокоиться, почувствовав хищника. Она мягко скользнула к костровищу и с удивлением обнаружила сваленную грязной кучей одежду охотника со следами свежей крови и внушительными прорехами. Вокруг костра отчетливо были видны следы животного. Сзади раздался тихий звук, и пантера от неожиданности отпрыгнула почти на десять шагов, развернувшись, припала к земле, вздыбив шерсть и ощерив клыки.
   На поляне спокойно стоял великолепный самец пантеры. Его насмешливо-дружелюбный вид напоминал... её спутника! Охотника! Наступивший полдень развеял все сомнения девушки.
  
   Девушка сидела на траве, обхватив колени тонкими, изящными руками, угрюмо наблюдая за пламенем костра, и молчала. Охотнику тоже было нечего сказать, и он, повинно опустив голову, строгал ножом ветку, случайно попавшуюся на глаза. Он пытался осмыслить все многообразие ощущений, которые испытал, будучи хищником. Через пару часов молчание нарушил тихий безнадежный вздох.
   - И что мне теперь делать? - спросила девушка, устремляя карие глаза на охотника, - Ты говорил, что хочешь помочь мне!
   - Я хотел... - начал было охотник, но замолчал. Как объяснить ей, что тяга к пантере заставила его совершить столь безрассудный поступок, что он любит в ней именно грациозное черное животное с влекущим запахом, и что ради этого он сам стал таким, как она!
   - Я люблю тебя, - пробормотал он тихо.
   - Что мне твоя любовь?! - воскликнула девушка, вскакивая, - Ты мне не помог! А ведь обещал! Думаешь, я не видела, как ты на меня смотришь, думаешь, я не чувствовала своей шерстью твоих прикосновений? Вот что я тебе скажу, охотник! Ты отступил от своего слова! Ты стал оборотнем ради своих глупых и странных желаний! Это ты чудовище, а не я! Я полюбила человека, которым ты был, и всем сердцем желала остаться в человеческом обличье, чтобы стать твоей спутницей в лесных скитаниях, но теперь я не хочу тебя видеть! Я вернулась в родные края, прощай!
   Подхватив холщовую сумку, девушка скрылась в зарослях, мелькнув белым подолом короткого платья, оставляя охотника-оборотня наедине с лесом.
   Она бежала наугад, не разбирая дороги, слезы безнадежности заливали ей лицо, а странная боль щемила сердце. Можно убежать от лагеря и озера, но разве убежишь от себя?
   С наступлением темноты двигаться стало труднее, но пришла полночь и стремительная пантера продолжила безумный бег. Она и не подозревала, что по её следу несётся чёрной молнией охотник-оборотень. Он просидел до самой темноты, обуреваемый тяжкими мыслями и угрызениями совести, а затем, решив во что бы то ни стало вернуть пантеру, двинулся за ней.
   Быстрый бег отрезвил девушку, в полдень, обратившись в человека, она переплыла неширокую речку, чтобы освежиться и предалась на другом берегу невесёлым раздумьям. За время путешествия девушка-пантера привязалась к сильному и смелому охотнику, который стал ей надежным другом. В её сердце зародилось до этого неведомое чувство, заставлявшее желать скорейшего превращения из оборотня в человека. И вот теперь сам охотник разбил все её надежды на счастливую жизнь, съев корень. Ей оставалось одно - бежать, куда глаза глядят, снова привыкая к полному одиночеству.
  
   Бесцельный бег по изрядно поредевшим джунглям, наконец, закончился, и девушка с удивлением отметила, что места ей неуловимо знакомы. Повинуясь внутреннему чувству, она пошла вперёд. Скоро она вышла на небольшую полянку, где стояла маленькая покосившаяся хижина. Её хижина, её убежище до превращения в оборотня! Чувство светлой грусти затопило сердце девушки. Она бродила по полянке, заходила в хижину, касалась предметов, которые оживали в её памяти. Так она и заснула в хижине, с детской улыбкой на лице, первый раз за много лет под собственной крышей.
   Где-то, потерявший след охотник, тоже остановился на ночлег. Он смотрел, как на небе зажигаются звёзды, и думал о любимой.
  
   Шли дни. Девушка привыкала снова быть одинокой, но это плохо получалось. Гнев на охотника сменился на тоску по нему, и только гордость мешала ей думать о новой встрече с ним. Она настойчиво искала в окрестностях чудесный корешок, стараясь отогнать ощущение, будто порой охотник где-то рядом, но поиски оставались бесплодными.
   Охотник тоже искал. Искал свою любимую с отрешённым упорством. И однажды он нашёл её и маленькую хижину. С этого момента он бесшумной тенью следовал за девушкой, ничем не выдавая своего присутствия. Охотник с замиранием сердца наблюдал за ней издали, надёжно укрытый густыми ветвями, но выйти к девушке не хватало духу. Он всё чего-то ждал, сам не зная, чего.
   Однажды ночью, когда багровый лик полной луны во второй раз выплыл над лесом, тишину леса разорвал радостный крик. Посреди фосфоресцирующего пятна стояла девушка со счастливой улыбкой на лице, в её ладонях лежал грязный невзрачный комочек. Radix versafacies! Она радостно засмеялась, и этот смех, подобный звону серебряного колокольчика, разнесся по лесу. Только у охотника неясной тревогой кольнуло в груди. Он стоял на небольшой полянке, уже обнажённый, ожидая полуночи. Так и рванулся он на звук, вовсе не понимая зачем.
   Бережно обтерев о подол платьица корешок, девушка надкусила его, горьковато-терпкий вкус захватил язык. Она откусила ещё один маленький кусочек, а потом еще и еще, прислушиваясь к ощущениям и слегка морщась. Охваченная восторгом предвкушения, она и не заметила, как на спине хрустнуло по шву платье. Поднеся последний кусочек ко рту, девушка с удивлением обнаружила, что он насажен на острые когти большой кошачьей лапы. Ух, не заметила превращения, - мелькнула в голове мысль, - И платье испортила. Ничего, потом починю!
   Довольная, пантера с платьем в зубах направилась к своей хижине. Развалившись на невысоком ложе, она заснула, предвкушая, как завтра станет настоящей девушкой.
   В это время на светящейся полянке охотник-оборотень в бессильной ярости грыз землю. Он-то понял, что его любимая навсегда потеряла человеческий облик, пусть даже такой изменчивый.
   Солнце поднялось и неуклонно лезло в зенит. В ярком свете нежилась большая чёрная кошка, играя с порхающими над цветами бабочками. Увлечённая игрой, пантера не заметила, что солнце уже чуть перевалило за полдень. Шло время, но превращения не происходило, а когда предвечерние сумерки окутали джунгли, по маленькой хижине металась в ярости пантера, так же как и человеческая суть девушки металась в темнице звериного тела.
   Поздним вечером охотник решился отправиться к хижине. Сердце его бешено колотилось. Едва он открыл дверь, на него чёрной молнией кинулось стремительное тело. Опешивший, он не сразу сообразил, что надо сопротивляться. Острые зубы и когти вцепились в охотника, клочья одежды летели во все стороны. Завязалась схватка с обезумевшей пантерой, в которой охотник одержал тяжелую победу, придавив животное к земле и опутав крепкими ремнями. И только тогда она узнала его и обмякла, прекратив сопротивление. Охотник освободил пантеру от пут, а она прижалась к нему. Он обнял её за шею, и тут в голове его помутилось, свет в глазах померк. Очнулся охотник уже под утро в облике зверя. Пантера старательно зализывала его раны, и хотя прикосновение к глубоким царапинам не доставляло приятных ощущений, охотник-зверь почувствовал ни с чем не сравнимое блаженство. Он поднял голову, и две пары жёлто-зелёных глаз встретились. В них плескалось невыраженное чувство.
   Так и стали они вместе жить в маленькой избушке. Вместе охотились, вместе рыскали по джунглям. Охота стала сложным занятием, так как присутствие логова хищников заставило мелких животных уйти подальше от этого места. А по ночам на небольшой поляне в свете луны резвились два красивых и грациозных зверя. Только грустные искорки в глазах девушки-пантеры напоминали охотнику, что не всё так хорошо, как он надеялся.
  
   Однажды, оставив пантеру спать, охотник отправился в джунгли в одиночку. Он беззвучно двигался, втягивая ноздрями воздух, надеясь по запаху найти добычу. Неожиданно чудный аромат коснулся его ноздрей. Словно в дурмане, он пошел на этот запах и вышел на прогалину, где рос причудливый куст, на котором красовался бутон неизвестного цветка. Охотник протянул руку, и цветок на короткой веточке как будто сам лёг в его ладонь и заблагоухал ещё сильнее. Отнесу любимой! - решил охотник, позабыв об истинной цели своих поисков. Едва он покинул прогалину, как его окликнули. От неожиданности охотник застыл на месте. Уже долгое время он не слышал человеческой речи. Оглянувшись, он увидел женщину.
   - Отдай мне цветок, охотник! - приятный голос женщины притягивал. Чёрные густые волосы обрамляли её чарующее лицо, на котором щурились хитроватые глаза, яркий рот насмешливо улыбался.
   - Это подарок для другой... - начал было охотник.
   - Твоей красавице больше подойдёт молоденький кабанчик! А цветок отдай мне, поверь, она не оценит.
   Охотник смутился и не знал, как поступить, уж больно по-хозяйски вела себя эта незнакомая красавица. И откуда она знала про пантеру? Женщина, словно прочитав его мысли, весело засмеялась:
   - Откуда? Да весь лес только о вас и судачит! Вот ведь интересная семейка! Пантера и оборотень!
   - Кто ты? - смущенно спросил охотник.
   - Какой любопытный! - женщина окинула оценивающим взглядом сильную мужскую фигуру, - Живу я здесь. И в последний раз говорю: не расстраивай меня, отдай цветок!
   Под пристальными карими глазами охотник приблизился к прогалине и протянул цветок незнакомке. Довольно рассмеявшись, женщина ловко вколола бутон в черную гриву буйных блестящих волос и, внезапно посерьезнев, посмотрела на охотника:
   - Нравишься ты мне. И девушка твоя нравится. И сказки я люблю, но у сказок должен быть хороший конец. Знаю я, чего вы оба хотите, и, так уж и быть, помогу. Слушай меня, охотник, слушай внимательно. Негоже полузверем быть, да и получеловеком негоже. Но судьба решит, кем вам остаться. Родятся у вас дети. Коли родится мальчик, то станет твоя пантера человеком, а если девочка, то станешь человеком ты. Я сказала.
   - Подожди! Но ведь если я стану человеком, а она останется пантерой... - но женщина, взмахнув рукой, растаяла в воздухе, оставив охотника в недоумении и печали.
  
   Вернувшись, он всё поведал пантере. Но она, к его удивлению нисколько не расстроилась. Кошачьи глаза таили лукавую улыбку, нежность и понимание. Глядя на округлившиеся бока пантеры, охотник понял, что ждать предсказания таинственной женщины осталось недолго.
   Быстро летели месяцы. Однажды у дверей хижины охотника встретила пантера, всем своим видом показывая, что его присутствие нежелательно. Не понимая её поведения, охотник, тем не менее удалился.
   Он просидел он весь вечер у костра на соседней полянке до полуночи. А в полночь чуткие уши оборотня уловили тяжелые стоны возлюбленной. Когда полуденное солнце осветило лес, охотник направился к хижине.
   Сердце его бешено колотилось, ожидание жгло огнём. Огромным усилием охотник подавил в себе желание бежать, очертя голову и ворваться в хижину. Он тихо подошёл к домику, прислушался и осторожно приоткрыв дверь, заглянул внутрь. На подстилке из пряных мягких трав лежал крошечный комочек живой плоти. Мальчик? Девочка? Кто? Где она? - одни за другим вспыхивали вопросы в его голове. А может, судьба опять жестоко обманула её, и она ушла!? - ужасная догадка наполнила его страхом. Охотник захлопнул дверь и тяжко осел прямо на землю, спиной к стене, отдавая себя во власть мрачных мыслей.
   - Ну вот, даже на сына не посмотрел! - звуки давно забытого голоса коснулись слуха, а гибкие руки обвили его шею.
   Охотник вскочил как ужаленный, обхватил свою любимую за плечи, прижал к себе, отстранился, жадно глядя на неё, и снова прижал, осыпая поцелуями лицо. Полная тихой нежности улыбка на её бледном лице была ему ответом. В этот вечер они заснули, касаясь друг друга, оберегая своими телами хрупкую искорку жизни, лежавшую между ними.
   Утром счастливейшая из матерей проснулась одна. Охотник посчитал, что зверю не место рядом с младенцем. На полянке лежала туша антилопы, а рядом на мягкой травке с порхающими бабочками играл чёрный хищник. Полюбовавшись с минуту, девушка вздохнула, подумав о чём-то своём, и вернулась к сыну. Чуть за полдень, за едой, они решили перебраться поближе к людям.
   Скоро они покинули лесную хижину и зажили на окраине небольшой деревушки. Приняли их неплохо, хотя пересуды о том, что охотник до полудня спит, не показывается, ходит на охоту в одиночку и приносит добычи больше любого другого мужчины, не умолкали. Шло время, рос сын, принося радость всей округе, но стала молодая хозяйка замечать, что охотник почти не ест дома, груб и резок с ней, и больше ему нравится быть зверем, нежели человеком. Тяжело у неё на сердце стало, а поделать ничего не может.
   Как-то в предрассветных сумерках охотник-оборотень долго преследовал лань, но в последний момент животное скрылось в густых зарослях. Последовав за ней, он оказался на полянке прямо перед Хозяйкой Леса. Её насмешливые глаза сыпали озорными искорками, а бровь удивленно изогнулась. Кто к нам пожаловал! - сверкнула белозубая улыбка. Совсем озверел, милый, смотрю, - укоризненно произнесла она, - Не хочешь человеком быть? Не хорошо!
   Жёлто-зелёные глаза огромной кошки насторожено следили за женщиной, а она по-хозяйски потрепала хищника по загривку и шепнула: Домой беги! Там твое счастье! И жену с сыном люби, а я уж прослежу!
  
   В дверном проёме, сложив руки на груди, его ждала любимая. Он остановился и посмотрел ей в глаза. А она взяла его руку и приложила ладонью себе к животу. Море тёплой нежности плескалось в её глазах: Как мы назовём нашу ДОЧЬ, любимый?.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"