Мелова Ксения Александровна: другие произведения.

Будущее (черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:


Мелова Ксения

Будущее

  
   Часть 1.
   Бесконечный путь
  
   Глава 1.
   Говорят, раньше было хорошо. И всего хватало: места для жилья, еды, воды, да и остального тоже. Не знаю, правда ли это. Честно говоря, верится с трудом. Все, что я помню с детства - это постоянная борьба за безопасный угол как раз, чтобы с трудом в нем поместиться, кусок провонявшего непонятно чем подобия хлеба и кружку тухлой воды. Вот это реальность, а не какие-нибудь там бесконечные зеленые поля и мирно пасущийся на них скот. А еще говорят, что человек привыкает ко всему: к хорошей и плохой жизни, к роскоши и аскетизму, к добру и предательству. Вот здесь, я, пожалуй, соглашусь на все сто. Мы - такой вид, мы выживем как тараканы при любых условиях, потому что мы можем терпеть, существовать и закрывать глаза на очень многое.
   - Эй, о чем задумался, парень?
   Это старик Джо, мой временный попутчик. Не знаю, кто кому помогает преодолеть путь, но все же вдвоем не так страшно. В одиночку я бы пока не решилась.
   - Да так ...
   - Не стоит предаваться этому бесполезному в настоящее время занятию. Только голова разболится и все. От мыслей только проблемы.
   С этим трудно не согласиться. Ведь сейчас я смотрю как раз на результат мыслей наших давно почивших ученых, великих мыслителей и гениев. И хорошо, что их уже нет в живых, иначе толпы обезумевших людей давным-давно бы растерзали их и разорвали в клочья.
   Джо подполз ближе и устроился под моим боком. Я невольно поморщилась, запашок тот еще, но не время брезговать чем-то, тем более, что впереди ночь. А ночи сейчас очень и очень холодные.
   Мы не разговаривали много. Да и не было в том нужды. Что он мог мне сказать нового?
   Старик тут же захрапел, а я в который раз позавидовала этой его способности моментально засыпать и так же просыпаться. И, правда, от мыслей одни проблемы. Сегодня я точно не усну.
   Я закрыла глаза и постаралась успокоиться. Завтра идти весь день. Явно, отдыха не предвидится, но предательское сознание не хотело успокаиваться и то и дело подбрасывало картинки прошлого, такого далекого, что иногда казалось совершенно нереальным и просто-напросто выдуманным.
   - Эй, малышка! Ну, где ты? Разве не хочешь увидеть, что тебе принес папа?!
   Маленькая рыжеволосая девочка, до этого рассматривающая в зеркале свое новое платье, взвизгнула и выбежала из комнаты навстречу распахнувшему объятья мужчине.
   - Что ты принес?
   Мужчина громко рассмеялся и чмокнул дочь в щеку.
   - Угадай!
   Девочка на секунду замерла, боясь высказать свое самое заветное желание.
   - Не может быть...
   - Что-что? Не слышу, - продолжал улыбаться отец, но девочка уже смотрела ему за спину и не могла отвести взгляд. У входной двери стоял мальчик с темными блестящими волосами и серьезными серыми глазами.
   - Ну, как? Нравится?
   Девочка медленно обходила ребенка, боясь сказать хоть что-нибудь. Мальчик в свою очередь молча и чересчур внимательно ее рассматривал.
   - Он настоящий? - прошептала девочка.
   - Конечно, - улыбнулся мужчина и потрепал ее по голове, - один из первых, если не самый ... Прототип, скажем так. Я подумал, что так даже лучше, да и защитить тебя сможет в случае чего.
   Тогда она не обратила внимания на слова отца, слишком уж шикарный подарок он ей сделал. Она всегда о таком мечтала. Тот момент она запомнила на всю жизнь: то, как подняла мелко дрожащую руку и дотронулась до его щеки, то, как он посмотрел, вплоть до мельчайших движений, то, как он впервые ей улыбнулся....
   - Подъем!
   Я подскочила и больно ударилась головой. Совсем забыла, что мы заночевали в этой трубе. Даже не знаю, откуда она точно и для чего предназначалась, но нам хватило места и никто не потревожил. Если бы только не холод...
   - Болтаешь во сне.
   Я промолчала. Есть такое.
   - Кто такой Алекс?
   Я отвернулась, чтобы Джо не видел мое лицо.
   Старик что-то пробурчал и бросил мне сверток.
   - Надевай, пацан. Скоро будет еще холоднее.
   Я покосилась на свинцовое небо и передернула плечами. Холоднее, так холоднее. Хуже уже быть не может. Ведь правда?
   Мы шли через руины очередного совершенно пустого города. Не знаю, как он раньше назывался. Да и какая теперь разница? Больше нет красивых зданий и памятников, ради которых приезжали туристы со всего мира, нет иллюминации и гостеприимных кафешек, нет людского гомона, в конце концов. Под ногами мелкое крошево непонятного цвета, вокруг - остовы бывших когда-то небоскребов, а вверху ...
   - Что-то мне не нравятся те тучи, Джо.
   Мужчина сказал что-то непонятное и выразительно посмотрел на небо. Все было ясно и без слов. Надо спешить. Я сжала капюшон куртки обеими руками и время от времени дула на них. Кожа покраснела и начала болеть. Этот бесконечный холодный ветер просто сводил с ума. Мы ускорили шаг, иногда переходя на бег, стараясь успеть укрыться до очередного варианта бури, а то, что грядет именно она, сомнений уже не было. Прежде беспроглядное серое небо потемнело сразу на десяток тонов, всем своим видом выражая угрозу.
   Наконец Джо не выдержал и махнул рукой в сторону какого-то дома, главным преимуществом которого была крыша, хотя эта защита была не очень-то надежной. Но варианта получше не нашлось.
   Я побежала за ним, пытаясь хоть немного разогреть онемевшие от холода конечности и игнорируя боль в пальцах. Только обморожения не хватало!
   Дверь поддалась не сразу, но Джо навалился всем телом, в который раз поражая меня силой, несвойственной старику, и мы буквально ввалились в помещение.
   - А, ну-ка, помоги! - гаркнул Джо, пытаясь перекричать оглушающий шум ветра.
   Я заметила ящики и принялась толкать их к двери. Какая-никакая, а защита. Скоро мне стало жарко, капли пота разъедали глаза, но Джо успокоился только тогда, когда дверь и окна были полностью заставлены.
   Старик медленно опустился на холодный пол, и минуту было слышно лишь наше тяжелое дыхание.
   - Надеюсь, мы тут одни, а то с выходом могут возникнуть некоторые проблемы, - Джо тихонько рассмеялся, а я улыбнулась. Конечно, мы одни. Нас осталось очень мало.
   - Иди сюда, парень. Давай-ка расстелимся, и чуток поспим.
   Достав из рюкзака хлипкий матрас, Джо сложил его вдвое и постелил на доски. Как обычно мы прижались друг к другу, чтобы сохранить тепло и укутались нашими же куртками. Сон накатил мгновенно. Усталость взяла свое. Только что шумел ветер, и в следующее мгновение темнота, да всполохи былых воспоминаний.
   -Алекс, посмотри, это я сама нарисовала. Правда, здорово?
   Темноволосый мальчик подходит и внимательно рассматривает протянутый ему рисунок. Он видит все неточности. Здесь линии могли бы быть и тоньше, а здесь неправильно распределены тени и свет.
   - Очень красиво, а цвета вообще подобраны здорово! Как тебе удалось их так смешать?
   Девочка приосанивается и гордо смотрит на мальчика.
   - Тебе правда нравится?
   - Мне нравится все, что ты делаешь, - серьезно отвечает он.
   - Хватит дрыхнуть, пацан!
   Я резко открыла глаза и недовольно посмотрела на Джо.
   - Что ...?
   - Тихо ты! - цыкнул старик и к чему-то прислушался.
   Я проследила за его взглядом и вздрогнула. Все ящики у двери разлетелись по всему помещению. И как я могла не услышать? Неужели, такой силы ветер? Или...
   В дверь кто-то стукнул, да так, что створки зашатались и хлипкий механизм, именуемый замком, отчаянно задрожал.
   - Джо, что там?
   - Не знаю, но нам лучше бы затаиться.
   Старик лихорадочно осматривал помещение и кивнул на небольшое отверстие в стене, видимо, служившее ранее вентиляцией или чем-то подобным. Пластиковая сетка легко поддалась, и мы не без труда просунулись в узкую щель. В этот же момент дверь не выдержала и разнесенная в щепки, упала на пол.
   Джо, изловчившись, зажал мне рот рукой, но этого и не требовалось. Я сама затаила дыхание, боясь выдать нас каким-нибудь шумом.
   Шаги вошедшего казались ужасно громкими то ли от воцарившейся после бури тишины, то ли от страха, спеленавшего нас обоих с головы до ног.
   Я сглотнула и тут же мне показалось, как будто меня услышали. Но это невозможно. Только если перед нами не ...
   Я толкнула Джо, показывая ему, чтобы он двигался дальше по трубе. Старик понял меня без слов и полез вперед, тщательно работая руками, при этом стараясь не производить лишнего шума. Вот он уже скрылся за поворотом, и я собралась ползти за ним, как прямо перед наспех вставленной нами сеткой я услышала шаги и увидела, как кто-то остановился. С такого расстояния я могла рассмотреть ноги и поняла, что передо мной даже не взрослый, скорее ребенок или подросток. Но эта мысль меня не обрадовала. Я сцепила зубы и постаралась двинуться назад, вслед за Джо, продвигаясь миллиметр за миллиметром. Спасительный поворот уже был рядом, как решетка улетела в сторону, заставив меня вжаться в плечи.
   Фигура нагнулась, явив хорошенькую девочку со светлыми волосами и большими голубыми глазами.
   - Попалась, мышка!
   Я попыталась увернуться, но куда там! Нетипично крепкая, словно стальная, рука буквально вытащила меня из трубы и грубо бросила на пол.
   - Кто ты? Имя, место проживая. Номер чипа.
   Я постаралась унять сбившееся дыхание, перевести дух хоть секунду другую, чтобы найти выход, придумать хоть что-нибудь.
   - Повторяю последний раз. Имя, место проживая. Номер чипа, - девочка нависла надо мной, и я знала, что выбора нет.
   - Александра Стоун, - я откашлялась, похоже, наглоталась пыли, - сектор 139.
   - Номер чипа.
   - Нет.
   Девочка опешила и внимательно посмотрела на меня.
   - Незарегистрированный объект. Надо же, как интересно.
   Я не уловила момент, когда она подошла ко мне и схватив за руку, оторвала рукав ветхой кофты, притянула к себе и стала внимательно рассматривать плечо.
   - И правда! Как неожиданно и ... весело, - ребенок предвкушающе улыбнулся, словно ее ждала настоящая игра.
   Но тут же ее улыбка погасла.
   - По правилам сектора 820 вы должны быть сопровождены в отдел учета и там будет решена ваша дальнейшая судьба.
   Отдел учета ... Судьба попавших туда крайне незавидна.
   - Вставай, - сказала девочка, - и иди за мной. Не советую ненужных действий.
   Мне ничего не оставалось как выполнить ее приказ. Хорошо хоть Джо успел улизнуть. Только жаль, что я так и не успела добраться до места встречи.
   Буря уже улеглась и об ушедшей стихии свидетельствовали лишь огромные насыпи песка. Теперь песок был почти везде.
   Снаружи находился небольшой транспортер, легкий и маневренный. Видимо, на нем она и прибыла.
   - Мод 120 вызывает базу. Найден неопознанный объект. Сопровождаю. Буду через 13 минут.
   Я тихо вздохнула. Вот и конец свободе.
   - Залезай!
   Я подчинилась, прекрасно понимая, что мне не убежать от нее. Ведь передо мной не ребенок, не человек, а самая настоящая машина со своей программой и схемой поведения. Ей чужда жалость, она лишь выполняет приказы. Думаю, ее внешний вид призван обмануть, ввести в заблуждение, потому что люди склонны так часто оценивать остальных по внешности, будь то другой человек или бродячий щенок.
   Меня даже не пристегнули и не нацепили ошейник, будучи в полной уверенности, что деться мне некуда. И вне всякий сомнений, так оно и было.
   Я давно не летала, и уже почти забыла чувство свободы и такого близкого мне восхищения скоростью и способностью так легко маневрировать и управлять сложным механизмом транспортера.
   На миг я даже отвлеклась от предстоящей мне участи, полностью отдавшись ощущениям и представила, как мои волосы развевает ласковый ветер, накрапывает дождик, но мне не холодно, потому что я крепко держусь за сидящего на мотоцикле парня и его присутствие согревает лучше любого огня...
   - Черт! - крикнула "девочка", - что-то случилось с приборами.
   Я перевела взгляд на приборную панель и замерла. Они буквально бесновались. Транспортер явно вышел из подчинения и словно обрел свой собственный разум и решил наконец-то взбунтоваться.
   - Мод 120 вызывает базу. Вынужденная посадка. Время доставки объекта увеличивается.
   В ответ раздался лишь треск и шипение, так что в получении сообщения можно было смело сомневаться.
   "Девочка" выругалась так, что я невольно покраснела и покрепче уцепилась в поручни, хотя подобное ни в коей мере не спасло бы меня при падении транспортера.
   - Держись!
   Так что я и делаю! Я хотела крикнуть ей это в ответ, но глухой удар и последовавшая за ним острая боль в плече здорово мне помешали. Судя по тому, что голова слегка кружилась и ныла рука, я осталась жива. Медленно вытянув поврежденную конечность из-под вывернутого сидения, я ощупала себя и тихо выдохнула. Все же я родилась в рубашке! Я перевела взгляд на место пилота и тут же закрыла глаза. Как бы то ни было, все же это существо было в виде ребенка и смотреть на пустые глаза и неестественно вывернутую шею, не было никакого желания.
   - Надо выбираться, возьми себя в руки!
   Цепляясь за металлические поручни, я неловко вывалилась из кабины и прищурилась. В глаза бил ослепляющий свет, а вокруг ни единой души. Только песок, бесчисленные барханы. Но, очевидно, где-то поблизости должна быть их база, судя по времени. Если идти пешком, наверняка, пара-тройка часов, не больше. Определить в каком направлении мы летели, оказалось сложно. Голова все еще кружилась и слегка потряхивало. Видимо, все же хорошо приложилась. Я невольно ощупала голову и посмотрела по сторонам. Не надо быть гением, чтобы понять, что вскоре здесь появятся транспортеры, так как в обозначенное время мы не прибудем на место. Следовательно, надо пошевеливаться и поскорее. Но куда же все-таки идти? А то получится просто милая встреча, если я пойду на встречу базе...
   Я вытерла пот с стянула порванную порядком кофту и намотала на голову, облизала высохшие губы и пошла в обратную сторону. Надеюсь, я определила ее точно, хотя транспортер нещадно болтало и крутило.
   Солнце - одна из многочисленных проблем этого мира. Оно не часто балует нас своим присутствием, но когда такое происходит, все мы, оставшиеся на воле, молим о наступлении холодов, и покрасневшие обмороженные конечности воспринимаются как благо.
   Я шла, но не думаю, что быстро, то и дело оглядывалась и вытирала разъедающий глаза солоновато-горький пот. Погони, как ни странно, не было. Появилась слабая надежда, что и первое сообщение с транспортера не было доставлено. Но радость быстро сменилась унынием и горькой безнадежностью. Скорость транспортера, даже такого маленького, была очень и очень велика. А я просто физически не могла идти еще несколько часов. Хотелось снять все вещи, но делать это крайне не рекомендовалось. Ожоги были бы обеспечены в ближайшие минуты. Но больше всего хотелось пить. Жажда была просто ошеломляющей, она застилала даже чувство голода и раскалывающую головную боль.
   В голове зашумело. Или ... это звук приближающегося транспортера? Я стала вертеться, но ничего кроме песка не видела, да еще этот треклятый пот! Если в теле еще столько жидкости, почему так хочется пить?!
   Шум стал громче и теперь не было никаких сомнений. Я рухнула на песок, потому что бежать смысла не было никакого. Да и куда? За все то время, что я шла, я не увидела ни единого укрытия или даже намека на него.
   Проведя рукой по раскаленному песку, я почти смирилась. Не надо было нам разделяться. Уже тогда эта идея была глупой и совершенно идиотской. Надеюсь, у тебя все хорошо, Алекс. Надеюсь, что ты в безопасности. Я легла, и спину тут же обожгло. Интересно, сколько сейчас градусов?
   Мысли лениво сменялись в голове, и к своей радости, я не чувствовала страха. Наверное, пришел предел и ему. У всего есть свой лимит.
   Я улыбнулась. Наверное, тепловой удар и я медленно схожу с ума.
   Я не повернулась даже тогда, когда услышала шаги и шорох ненавистного песка, который, казалось, проник во все поры.
   Не было сил. Просто не было этих чертовых сил!
   Послышался треск работающей с перебоями рации, и я немного удивилась. Обычно, они использовали оборудование посолиднее, чем допотопная рация. Но эта мысль сразу же померкла, оставив ленивое безразличие. Я ощутила легкие прикосновения, и вроде бы, даже слышала мужские голоса или это был предсмертный бред. Пара мгновений и все поглотила темнота.
   - Александра, прекрати уже его мучить и ложись спать!
   - Папа, но ... но мне ведь так интересно. Он как настоящий человек, ни единого отличия. Просто удивительно! А еще он все знает! Что бы я ни спросила. Зачем мне теперь компьютер? Он поможет мне делать все домашние задания, и мисс Паркер больше не будет меня ругать...
   Пробуждение было тяжелым. И это мягко сказано. Кто-то капнул мне на губы несколько капель воды, и я, несмотря на слабость, вцепилась в руку этого человека, требуя еще, но к моему разочарованию, воды больше не было. А еще меня погладили по голове! Неужели, бред? Тогда все очень и очень плохо. Вряд ли кто-то будет меня лечить. Они уж так точно не будут, а у обычных людей просто нет сейчас таких возможностей, даже таблетки от головной боли, и те не достать.
   Мне казалось, что я не спала, потому что слышала какие-то голоса. Но вот глаза открыть почему-то не могла. Я пробовала, но не выходило. Руками слегка шевелила и все. А еще считала секунды до очередной порции воды.
   Наверное, мои молитвы были услышаны, и рядом кто-то присел, шурша одеждой. Причем, я как-то упустила звук шагов. Либо кто-то мастерски подобрался ко мне, и от этой мысли хотелось просто завыть, либо ... либо этот человек все время сидел здесь?!
   Я открыла рот, намереваясь хоть что-то сказать, но раздался только какой-то сип, и я запаниковала. Что со мной случилось? Я калека? Слепая? Парализованная?
   - Тихо...
   Этот голос я знаю! И впрямь бред. Самый настоящий.
   - Тебе нельзя шевелиться, лежи спокойно.
   Боже! Пусть это окажется правдой!
   - Неужели, так трудно было добраться до места, Александра?
   Я бы заплакала, если бы только могла.
   - Алекс, - вот и все, что я могла выдавить из себя и тут же ощутила настоящий пожар в горле.
   - Молчи, глупая! У тебя сильные ожоги на лице, обезвоживание. Есть подозрение на сотрясение. И это все ты получила меньше чем за неделю без меня. Как так можно? Больше не отпущу.
   И не отпускай! Я так хотела сказать, но не могла. Хотя, думаю, он меня понял. Всегда понимал. С того самого момента, как увидел меня впервые.
   - Мисс Паркер сказала, что я жульничаю.
   - И почему же?
   - Она говорит, что информацию нужно добывать самостоятельно. А какая разница, прочитаю я в книге или спрошу у тебя?
   - Разница есть. Второе намного быстрее.
   - Точно! И свободное время можно потратить с пользой!
   - Это с какой же? - мальчик отложил в сторону книгу о механике и с иронией посмотрел на свою собеседницу, - поиграть?
   - Да, отдых - неотъемлемая часть жизнедеятельности любого живого организма.
   - Ты сама это придумала, - улыбнулся он, несмотря на ее возмущенный вид.
   - Ты должен быть на моей стороне!
   - Так и есть.
   - Почему тогда у меня такое ощущение, что ты меня осуждаешь?
   - Тебе лишь кажется, - еще шире улыбнулся мальчик и снова уткнулся в книгу.
   - А вот и нет!
   В этот раз, когда я проснулась и стала различать звуки более отчетливо, боли не было. Во всяком случае, острой, и я даже рискнула открыть глаза, но тут же поморщилась. Вокруг все такое белое!
   - Проснулась?
   Ради этого голоса я могла потерпеть и белый цвет.
   - Алекс.
   - Я, кто же еще? Ты меня напугала.
   - Прости.
   - Говорить много тебе пока еще нельзя, поэтому старайся беречь голос. Сама понимаешь, медицинской помощи пока никакой. Хорошо, хоть шрамы не так видны.
   Я замерла и широко открыла глаза, забыв о боли. Шрамы? На лице? Он ведь что-то говорил про ожоги ...
   И тут я увидела, как затряслись плечи Алекса, а сам он едва сдерживает смех.
   - Какая ты ... девчонка!
   Последнее слово он произнес с явной издевкой, вложив в него куда больший смысл, чем оно предполагало.
   Я бы бросила в него подушкой или залепила подзатыльник, но ... я просто улыбнулась.
   Как же хорошо.
  
   Глава 2.
   Мне кажется, все началось не с указанного во всех учебниках истории дня изобретения и успешного тестирования искусственного интеллекта, а намного раньше. Я помню, как рассказывала мама, что людей стало намного меньше. Когда-то давным-давно было сложно пройти по улицам, тебя обязательно толкали, задевали, ты не мог спокойно купить билет, потому что транспорт был забит битком. Удивительно, уже тогда в детстве я не могла это представить.
   Мой первый и единственный год в школе. Наш класс самый большой. 10 человек. Тогда это уже было нормой. Почему так произошло? Может быть, виноваты технологии. Людям был интересен искусственный мир, в котором они и проживали свои жизни, почти не выходя из дома и полностью разучившись общаться. Я не знаю. Фактом остается лишь то, что 13 лет назад, во всем мире по последним данным насчитывался всего лишь 1 миллиард людей и уровни рождаемости стремительно сокращались.
   Теперь никто не знает, сколько нас. Хотя ... они знают.
  
   - Как ты меня нашел? - я повернулась на бок и подложила под голову руку. Говорить я уже могла, но ожоги все еще немного болели, хотя и заросли.
   - Просто вышел на встречу. Не мог больше ждать.
   - Ясно.
   - А, еще перехватил сообщение от Мод 120.
   Я невольно вздрогнула. Сразу вспомнила кукольное личико и свернутую шею. Я никогда к этому не привыкну.
   - Она выглядела как ребенок, Алекс. Такие локоны и чистые детские глаза. Зачем так?
   - Так проще, Сана. Люди верят детям. Ведь и ты поверила, так?
   Я кивнула. Конечно. Я здорово растерялась, хотя догадалась, что ребенка с такой силой просто быть не может. И вот драгоценные секунды были потеряны.
   - Надеюсь, у Джо все хорошо, и он смог сбежать.
   Алекс ничего не сказал. Знаю, его не волновал никто другой, но все же ...
   - Где мы?
   - В одной из заброшенных шахт. Неплохо здесь окопались. Да и датчики не сразу найдут. Мы глубоко под землей.
   - Вот почему они покрасили все в белый.
   - Да, без света тяжело, но ко всему привыкаешь.
   Так по-человечески.
   - Алекс, я ...
   - Ничего не говори. Отдыхай. Как только ты восстановишься, мы уйдем. Не хочу здесь задерживаться.
   - Плохое предчувствие?
   - Пускай так. Спи. Я посижу рядом.
   - Хорошо.
   - Как ты его назовешь, Александра?
   Девочка возмущенно смотрит на родителей.
   - Он же уже большой. Неужели у него до сих пор нет имени?
   - Так и есть. Он твой, поэтому и имя ему выбираешь ты сама. Это ответственное дело, поэтому не прогадай.
   Девочка кивает и снова осматривает спокойного мальчика, который, казалось бы, ничего и никого не слышит.
   - Я - Александра, а ты ... ты будешь Алекс! Ты - мой друг, а я буду твоим другом. Самым настоящим!
   На следующий день мне разрешили встать и под внимательным взглядом Алекса я добралась до ванной. Скажу я вам, это просто великолепно ни от кого не зависеть в этом плане. Я категорически отказывалась от помощи Алекса в вопросе туалета, хотя он и хмурился поначалу, затем привел какую-то немолодую женщину в белом халате. Все же я воспринимаю и всегда воспринимала его как человека. Самое странное, что даже гребанный апокалипсис не смог избавить меня от скромности. Не могу сказать, что меня это радует.
   Когда я с трудом привела себя в порядок и вышла из ванной, Алекс стоял, прислонившись к стене и ждал меня. Окинув быстрым взглядом, протянул широкое полотенце, которое я тут же накинула на мокрые волосы.
   - Здесь просто здорово! Такие удобства, и вода почти теплая!
   Алекс слегка улыбнулся.
   Мы вернулись в мою комнату, и я с блаженством растянулась на кровати. Как же хорошо! Такие мгновения очень редки, поэтому буду ценить то, что есть. Я открыла глаза и натолкнулась на внимательный взгляд зеленых глаз.
   - Ты чего? - мне почему-то сразу стало неловко. Алекс тут же отвернулся.
   - Пойду принесу перекусить.
   - Спасибо, - промямлила я, ничего не понимая, и тут же выбросила все ненужные мысли из головы.
   Алекс вернулся примерно через полчаса с подносом и двумя бутылками воды под мышкой, улыбнулся мне и аккуратно поставил поднос на прикроватный столик.
   - Даже не представляю, как нам за это расплатиться перед этими людьми, - начала я сокрушаться. Сейчас такое время, что благотворительность не процветает.
   - Не волнуйся об этом. Я починил пару генераторов, которые они уже списали в утиль, поэтому нас и терпят.
   Я хмыкнула. Да уж, услуга и впрямь солидная.
   - Но ... как ты нашел этих людей? Они ведь не знают?
   - Нет. Но здесь не подходящее место. Обсудим, как уйдем.
   Я кивнула и невольно покосилась не стены. Вряд ли где-то здесь есть камеры, но раз Алекс говорит, значит, так оно и есть.
   - Ты совсем не ешь? Не голодна? Что-то болит?
   - Нет, - я вымученно улыбнулась, - просто уже наелась, - я отодвинула от себя поднос, и Алекс задумчиво начал жевать то, что осталось. Ему еда тоже нужна, пусть не так, как мне, но все же. А я как-нибудь перебьюсь, тем более, что переедание мне сейчас противопоказано.
   Я рассматривала белые стены и понимала, что это место и правда временное. Здесь безопасно. Насколько это возможно сейчас. Да, и люди неплохие. Мы бы здесь не затерялись и уж точно бы пригодились, но ... Я хотела наружу, к свету, к безжалостному солнцу, к дикому переменчивому климату, холодным до одури ночам и свободе.
   - У тебя странное выражение лица, - пробормотал Алекс.
   Он уже все доел и теперь наблюдал за мной.
   - Задумалась.
   - О чем?
   - Найдем ли мы когда-нибудь дом.
   Алекс тяжело вздохнул и встал со стула, затем, совершенно не церемонясь, подвинул меня и лег на край узкой койки. Кровать явно была рассчитана на одного человека, причем очень и очень стройного, так что, чтобы не упасть, мне пришлось прижаться к спине Алекса и обвить его руками и ногами.
   - Разве у тебя нет своей комнаты?
   - Есть, наверное. Но у тебя лучше. Я был почти все время здесь.
   - Знаю. Спасибо.
   - Не стоит.
   Алекс дышал мерно и спокойно. Этот звук успокаивал, даже убаюкивал. Я знала, что он не спит, знала, что он думает, куда нам податься дальше, решает множество задач, чтобы спрятать меня, увести в безопасное место, подарить хоть мгновение тишины, как здесь. Знала и не мешала ему, полностью доверяя его выбору. А как иначе?
   - Александра, вставай!
   - Что случилось, папа? - девочка сонно потерла глаза ручками и с недоумением посмотрела на темноту за окном, - сколько времени? Еще рано...
   - Не спорь, малыш, вставай.
   Голос отца был мягким, но настойчивым.
   За дверью слышались торопливые шаги. Мама.
   - Папа?
   - Вставай! - крикнул отец и тут же осекся, увидев испуг на детском лице, - прости меня, нет времени объяснять. Давай-ка, иди ко мне, - мужчина взял дочь на руки и накинул ей на плечи одеяло.
   Девочка испугалась. Впервые в жизни. Что-то происходило. Или что-то уже произошло. Предчувствие вопило изо всех сил, и Александра крепко ухватилась за плечи отца, как за самую крепкую преграду от опасностей, которые ее ждали. Слышался мамин голос и еще чей-то. Спокойный и уравновешенный. Алекс! Точно, это он. А мама? Она, что плачет?
   - Ты недолго спала.
   - А ты, видимо, совсем не спал.
   Во сне Алекс развернулся, каким-то чудом, совершенно меня не потревожив, и я сейчас я смотрела прямо в его серые глаза.
   - Опять плохие сны?
   - Куда же без них. Когда отправляемся?
   - Через час.
   Вот и все. Закончилось мгновение спокойствия. Наступает очередной кошмар. Преследования, голод, холод и черт его знает, что еще.
   - У тебя все на лице написано.
   Я потянулась, и если бы Алекс меня не придержал, точно бы упала на пол.
   - Просто ты очень хорошо меня знаешь.
   С большой неохотой я оторвалась от Алекса и стала одеваться. Он так и остался лежать на постели, наблюдая за мной.
   - Мне кажется, или что-то изменилось в последнее время, - пробормотала я, - ты странно себя ведешь. Надеюсь, не заманиваешь меня в какой-нибудь отдел учета биологических видов? - я неловко рассмеялась, понимая, что неудачно пошутила.
   - Нет, - а вот Алекс, похоже, воспринял мою шутку, как полноценный серьезный вопрос, - просто начинаю понимать, что я стал уж слишком походить на людей. Во всех аспектах.
   Я непонимающе посмотрела на него. Что он имеет в виду? Ведь, в принципе, так оно и есть, да и задумывалось так же. Почему он говорит об этом сейчас, да еще так смотрит снова?
   - Не понимаю, - я невольно сглотнула слюну и сообразила, что невольно задержала дыхание, - ты же знаешь, что можешь сказать мне все?
   - Угу. Как и ты. Необязательно было вызывать сиделку, я бы сам о тебе позаботился.
   Я покраснела. Вот черт!
   Алекс едва слышно рассмеялся.
   Скотина!
   - Пойдем уже.
   Я обернулась и увидела, что Алекс уже собрал рюкзаки со всем необходимым. И когда только успел?
   - Нам надо попрощаться и поблагодарить людей.
   - Не думаю. Лучше поскорее убраться и чтобы нас не заметили.
   - Как скажешь. Эй! Надеюсь. Ты у них ничего не позаимствовал?
   Алекс принял вид обиженной невинности и серьезно покачал головой. Я еще раз подозрительно осмотрела его с ног до головы и кивнула.
   Мы вышли из комнаты, выключив одинокую лампочку у кровати. Вокруг было темно. Оно и понятно. Экономия энергии. Но Алекс уверенно вел меня за собой. Уж он-то прекрасно все видел.
   Довольно быстро мы нашли железную дверь, которая легко и без скрипа открылась, за ней была еще одна, как я поняла, с секретным механизмом. Мне стало не по себе. Алекс знал все, как будто прожил здесь десяток лет. И где, собственно, охрана у дверей? Появилось неприятное чувство.
   - Алекс...
   - Тихо!
   Я разозлилась. Ах, так! Значит, удираем, как воры? Ничего не взял, значит? Ну, ладно!
   Алекс словно почувствовал мое возмущение и еще крепче сжал руку. Еще пара поворотов, подъем по лестницам и, наконец, мы на свободе. В лицо ударил свежий морозный ветер. Скоро рассвет. Еще темно и явно температура хорошо под минус, но уже можно рассмотреть очертания бывших когда-то зданий, а, может, и настоящих небоскребов.
   Я накинула капюшон куртки и побежала за Алексом. Он здорово петлял, что тоже наводило на определенные подозрения. Гонка продолжалась больше часа и после стольких дней, проведенных на койке, я чувствовала каждую клеточку своего тела и когда уже стала задыхаться, только тогда Алекс остановился, зашел в покосившийся барак и бросил рюкзаки на пол. Я упала на колени и тяжело дышала. Хорошо, что ничего не ела.
   - Ты как?
   Я промолчала. Злость еще не ушла, а этот спокойной, ничуть не запыхавшийся голос и вовсе бесил, и сводил с ума одновременно.
   - Злишься?
   - А ты как думаешь?! - крикнула я и тут же закашлялась. Алекс невозмутимо протянул мне бутылку воды, но я ее оттолкнула.
   - С каких пор у тебя от меня секреты? Ты мне не доверяешь или принимаешь за дуру? Неужели, я не заслужила правды? - я тяжело дышала и со злостью смотрела в такие родные глаза. И это еще больше выводило из себя. Алекс спокойно меня слушал, не повышал голос, принимал все обвинения.
   - Почему ты стала меня стесняться?
   - Что? - я невольно опешила.
   - Ты услышала мой вопрос. Тебе секреты иметь можно, а мне нет?
   Я замерла. Да что такое?
   - Это не одно и то же.
   - Почему? Потому что ты человек?
   - Алекс, о чем ты? Конечно, нет. Просто мне показалось, что эти люди не заслужили обмана? Мы им здорово обязаны. Что ты у них взял?
   - Ничего. Я ведь тебе сказал, - Алекс сел у двери и, взяв брошенную мной воду, положил ее обратно в рюкзак.
   Я почувствовала себя глупо. Никогда так не поступала раньше. Что на меня нашло? Алекс на меня не смотрел. Мне стало стыдно. Черт, как же трудно это сказать...
   - Прости.
   -Забьем.
   Ну, что же, забьем, так забьем. Я не рискнула спорить и решила воспользоваться передышкой на полную. Неизвестно, когда предвидится следующий отдых. Алекс неторопливо осматривал неказистое здание, даже обнаружил какие-то ящики и теперь увлеченно в них рылся, напрочь забыв обо мне. Такое положение дел меня устраивало и не мешало думать. Но долго отдыхать мне не позволили.
   - Подъем, надо успеть до темноты.
   - Хорошо, - я потянулась за рюкзаком, но Алекс меня опередил и набросил оба мешка себе на плечи. Я улыбнулась. Значит, не обижается.
   Дальнейший путь мы опять проделали в ускоренном темпе. Бег не давал замерзнуть. Температура ощутимо упала, и изо рта вырывались облака пара. Алекс же дышал спокойно и уверенно, и это с учетом того, что он нес все наши вещи. Скоро я начала тяжело дышать. Алекс обернулся и бросил на меня быстрый взгляд.
   - Беги... Все нормально, - с трудом проговорила я и тут же пожалела о сказанных словах. Легкие обожгло огнем, и я закашлялась. Ноги еще передвигались на автомате, но меня бы не хватило надолго. Я почувствовала, как Алекс меня подхватил и побежал уже вместе со мной. Перед глазами плясали черные мошки и хотелось только нормально дышать и хоть чуть-чуть успокоить норовившее выпрыгнуть из груди сердце. Я ухватилась за плечи Алекса и прижалась к нему всем телом, стараясь не думать о том, насколько ему тяжело. Становилось темнее, и времени у нас оставалось всего ничего.
   Внезапно он остановился и затаился. Вообще он двигался очень легко и непринужденно, ни на миг, не позволяя забыть о том, кем он собственно является.
   Я неловко сползла с его спины, стараясь сильно не шуметь, и невольно поежилась, лишившись тех крох тепла. Алекс взял меня за руку и медленно повел за собой. Я хотела спросить, что он услышал, но не решалась нарушить тишину.
   Вскоре мы оказались перед странным сооружением. Явно металлическая, местами проржавевшая дверь, торчала прямо из земли. Что это? Бункер? Или подвал?
   Алекс внимательно смотрел на нее и изредка оглядывался, словно видел что-то или кого-то. Я дернулась от очередного порыва холодного ветра и потерла покрасневшие руки. Видимо, этого было достаточно, раз Алекс резко втянув воздух, схватился за ручку и потянул дверь. Зная его способности, я не сомневалась, что он откроет ее, ну или сломает ... Но, видимо, на этот раз бункер строили на совесть. Спустя 10 минут, за которые окоченели мои ноги, покореженный метал упал с характерным стуком недалеко от меня.
   Алекс пошел вперед, а я следом. Впрочем, как всегда.
   Мы оказались в небольшом коридоре, полностью темном, но я опять доверилась чутью Алекса и старалась идти за ним след в след. Проход то сужался, то расширялся, не переставая удивлять меня своими размерами. Зачем его построили? И, самое главное, кто? К тому же, такое местечко не могло долго оставаться незанятым. Я отвлеклась, и в наказание за рассеянность, стукнулась головой об острые камни, покрывающие потолок и зашипела от боли. Алекс мгновенно остановился и повернулся ко мне.
   - Все нормально, просто не заметила.
   Однако, он не успокоился, пока не ощупал мою голову и, видимо, не найдя серьезных повреждений, так же без слов, продолжал идти вперед.
   Понемногу я начала различать контуры бесконечного коридора. Мы идем уже минут 20, не меньше! Пару раз нам попадались двери стальные и наспех сбитые из деревянных балок. На этот раз Алекс быстро, и что самое главное, совершенно бесшумно расправлялся с ними. То, что мы никого не встретили, внушало определенные надежды, и я расслабилась. К тому же, сказалась усталость. Спать хотелось неимоверно, и если бы не чувство гордости, я бы упала прямо тут, в каменном коридоре.
   Я скорее почувствовала, чем услышала, что Алекс стал идти медленнее и тише. Потянув его за рукав, я замерла за его спиной. Перед нами оказалась комната. Самая настоящая. Пол был покрыт аккуратной каменной плиткой, как и стены, впрочем. Я заметила несколько закрытых дверей и махнула туда рукой. Но Алекс не двигался.
   - Мы здесь не одни.
   Всю усталость как рукой сняло. Я отпустила рукав Алекса и стала внимательно осматриваться, но отсутствие освещения и мои обычные человеческие глаза никак мне в этом не помогли, поэтому я полностью сосредоточила свое внимание на Алексе, доверяя его способностям на все сто.
   Он повернулся и посмотрел на право. Я оглянулась в ту же сторону, но ничего не разобрала.
   - Эй, кто здесь? - крикнул Алекс, и тут же то, что я приняла за груду коробок или камней, зашевелилось и перед нами оказался ужасно худой ребенок. Нет, даже подросток.
   - Смотри, это же ребенок, - я рванулась было к нему, но Алекс меня удержал, крепко схватив за запястье.
   - Что ты творишь? Он еле живой!
   И правда, на мальчишке были истертые до дыр штаны, перетянутые какой-то веревкой и куртка, очевидно, с чужого плеча, потому что была велика размеров на пять. Длинные немытые волосы свисали, почти полностью закрывая лицо, но не могли скрыть горящего ненавистью взгляда.
   - Эй, парень, - я все-таки вывернулась из захвата Алекса и сделала шаг вперед, - послушай, мы не причиним тебе вреда. Нам нужно просто где-то переночевать и отдохнуть. Пожалуйста, - я подняла ладони вверх и сделала еще один шаг, - ты не против нашего соседства?
   Подросток осматривал меня уже с любопытством и затем коротко махнул головой, но тут же насторожился, взглянув мне за спину.
   - Как тебя зовут? - я постаралась не упустить мгновение доверия и, возможно, узнать хоть немного больше информации. Здесь ведь могут быть еще люди.
   - Мэтт. А ... ты?
   - Я - Александра, - я широко улыбнулась, а позади - Алекс. Не обращай на него внимания. Он частенько такой хмурый.
   Мэтт серьезно кивнул.
   - Вы ... ведь люди?
   - Да, конечно.
   - Просто они выглядят так же, совершенно не отличаются от нас.
   - Да, почти ничем, - согласилась я, - но тебе не стоит нас бояться. Скорее, это мы опасаемся. Так, можно нам остаться здесь? - я вернулась к своему предыдущему вопросу.
   - Да, я принесу вам еще пару одеял.
   - Спасибо и ... Мэтт, ты здесь один?
   Парень тут же опустил голову, еще больше зарывшись в свои волосы.
   - Понятно, но кто-то о тебе заботится, не так ли?
   - Нет, я один! - выкрикнул Мэтт, и эхо разнесло его слова по почти пустой комнате.
   - Не волнуйся, мы тоже одни и не будем тебя тревожить. Извини, я больше не буду спрашивать.
   Я проследила как Мэтт почти бесшумно исчез за одной из дверей и обернулась на внимательно наблюдавшего за мной Алекса.
   - Что думаешь?
   - Думаю, ты хорошо ладишь с детьми.
   Я улыбнулась.
   - Я не об этом. Как считаешь, он не врет по поводу людей?
   - Я больше никого здесь не ощущаю, - просто сказал Алекс и сбросил мешки с вещами на пол. Довольно скоро он распаковал наш нехитрый скарб и протянул мне пачку с печеньем. Смотреть на срок годности было бесполезно, и я не стала лишний раз расстраиваться, сжевала весь нехитрый ужин в один присест. Когда Алекс бросил мне воду, у двери появился Мэтт. Возможно, он стоял здесь и раньше, но я его не заметила. Парень провожал завороженным взглядом упаковку из-под печенья в моих руках, и я хлопнула себя по лбу.
   - Мэтт, иди сюда, мы поделимся с тобой.
   Я проигнорировала возмущенный вид Алекса и потянулась к своему рюкзаку. Завтра придется поголодать, но иначе не смогу спокойно смотреть на этого мальчика. Он еще совсем маленький. Да еще и один.
   - Ты знаешь мое мнение.
   - Знаю, Алекс. Я отдам свою порцию, не переживай.
   Мне показалось, что Алекс скрипнул зубами, однако промолчал.
   Мэтт же казалось не верил своему счастью, когда в его руке оказался батончик мюсли и твердый как камень пряник. Он ошарашено смотрел на это "сокровище" несколько минут, затем горько заплакал. Я подвинулась к нему ближе и обняла за острые тонкие плечи. Я давно не плакала, но сейчас не могла удержаться. Этот ребенок. Боюсь, я не смогу оставить его здесь. Я подняла покрасневший взгляд на Алекса и тот сразу же нахмурился.
   - Нет.
   - Ты еще не знаешь, что я хотела тебе сказать!
   - Все я знаю, и мой ответ - нет.
   Я стиснула зубы, чтобы не закричать на него и не перепугать немного успокоившегося паренька.
   - Ешь, только не торопись. Вот... еще возьми воды.
   Руки у мальчишки затряслись, и он чуть не уронил бутылку с водой. Я не успела и моргнуть, как Мэтт съел батончик и выпил всю воду.
   - Стой, не так быстро!
   Но Мэтт меня не слышал, он жадно поглощал пряник, не обращая внимания на его твердость.
   - Надеюсь, он не сломает зубы, - едко процедил Алекс.
   - Прекрати! Что на тебя нашло?
   - Ничего, - буркнул Алекс и развернувшись ко мне спиной, лег на тонкое одеяло и сделал вид, что уснул.
   Я еще крепче обняла Мэтта, стараясь не думать о возникшем между мной и Алексом напряжении. Печально, но стоит признать тот факт, что рано или поздно, я все же останусь одна. Когда-нибудь ему надоест быть моей сиделкой. Я и так обязана ему почти всем. Если бы не он ...
   Я громко выдохнула, отгоняя тревожные мысли.
   - Ну, что Мэтт, давай укладываться?
   - А, у тебя больше ничего нет?
   - Прости.
   На самом деле, у нас был еще небольшой запас, но я побоялась дать Мэтту еще еды. Неизвестно, сколько он не ел.
   Парень вздохнул и лег на принесенное им же одеяло, притянув ноги к груди.
   Я посмотрела на Алекса, потом на Мэтта и постелила свое одеяло посередине, а затем притянула паренька ближе. Все же, теплее. Мне показалось, что Алекс затаил дыхание, настолько тихо было вокруг. Но подвинуться к нему я почему-то не могла, было неловко. Наверное.
   Сон не шел. Все было не так, хотя Мэтт быстро уснул и забавно засопел. Я улыбалась, слушая его дыхание, но покоя не находила. Возможно, другое размеренное дыхание было для меня важнее. Я покосилась на спину Алекса и легла на спину, смотря в полоток.
   - Почему не спишь?
   - Не могу, - я старалась скрыть откровенную радость в голосе, но боюсь не слишком-то преуспела.
   - Почему?
   - Не могу, - я подумала и добавила, - без тебя, - и сразу же замерла. Вот, зачем я это сказала?
   Тишина была осязаемой, а потом к моему немалому облегчению, Алекс подвинулся ближе с взял мои руки в свои, немного растирая.
   - Я тебя достала?
   - Немного, - он улыбнулся краешками губ, именно так как мне нравилось.
   - Теперь спи. Завтра трудный день.
   - Алекс, я ... Мэтт...
   - Все завтра. Спи уже.
   Он притянул меня еще ближе, стараясь не потревожить спящего ребенка, вцепившегося в мой бок словно клещами, провел рукой по волосам и почему-то втянул воздух, словно ... Да, о чем я только думаю? Теперь сна не было ни в одном глазу! Сердце отчаянно заколотилось, а щеки обожгло огнем румянца.
   - Алекс ...
   - Прости, я пытался тебя успокоить.
   - Получилось наоборот.
   - Буду иметь в виду, - я почувствовала, что он улыбается. Со спокойной совестью я провалилась в такой долгожданный сон.
  
   Глава 3.
   - Итак, спрашиваю еще раз, у тебя остались родственники, друзья или хотя бы знакомые?
   Мэтт молчал, глядя на Алекса испуганными глазами и стиснув руки.
   Я решила вмешаться, понимая, что терпение у Алекса заканчивается. Утро наступило уже давно, и мы должны были быть уже в пути, но Алекс начал этот допрос, очевидно, пытаясь ухватиться хотя бы за небольшую соломинку.
   - Тебя кто-нибудь ждет?
   Мэтт еще больше сжался и опустил голову.
   - Подожди, Алекс. Дай я попробую.
   Я села на корточки перед Мэттом и взяла его за руку.
   - Слушай меня внимательно, мы должны идти, но хотим знать, есть ли у тебя хоть кто-то, кто может о тебе позаботиться и защитить. Если нет, ты мы, - я посмотрела на Алекса, - возьмем тебя с собой. В одиночку все равно не выжить. А мы ищем более-менее надежное место, но желательно как можно дальше отсюда.
   Мэтт опустил голову. В принципе, все было понятно без слов. Если бы кто-то и был в этом бункере, он бы давным-давно появился, да и сам Мэтт не выглядел бы таким истощенным. Пришлось утром отдать ему еще одну свою порцию. Есть хотелось ужасно, но выбора все равно не было. Оставаться здесь нельзя, хотя бы по той причине, что не было никаких запасов.
   - Мэтт, - я подняла его голову, - пойдем с нами.
   В глазах мальчишки зажглась на секунду надежда, и он мельком взглянул на ожесточенно собирающего наши вещи Алекса. Мальчишка сразу же сдулся и покачал головой.
   - Алекс не против, не бойся. Он добрый.
   За моей спиной громко фыркнули, однако промолчали.
   - Пожалуйста. Я не смогу оставить тебя здесь. Ты ведь погибнешь.
   - Эй, пацан! - Алекс одним рывком поднял худенькое тельце с земли, да так что у Мэтта клацнули зубы, - решай быстрей, время не резиновое, или хочешь здесь сдохнуть? - Алекс бросил мне мой рюкзак и коротко кивнул.
   - Спасибо.
   Но Алекс меня уже не слышал, или не хотел слышать.
   - Спасибо вам, - губы Мэтта отчаянно затряслись, и я испугалась, что у него начнется истерика.
   - Все-все, тихо, - я ласково погладила паренька по плечу, но стало еще хуже. Мэтт закусил губу изо все сил, и его глаза покраснели от появившихся слез.
   Я буквально услышала раздражение Алекса, и хотела уже стать между ним и Мэттом, как он вновь меня удивил. Алекс подошел к трясущемуся парнишке и ласково ему улыбнулся.
   - Эй, ты же парень, плакать нельзя. К тому же, я беру тебя не просто так. Ты будешь помогать мне защищать Александру. Какой же из тебя помощник, если ты постоянно ревешь?
   Мэтт растерянно икнул и быстро вытер слезы.
   - Совсем другое дело. Есть что-нибудь ценное здесь? Личные вещи? - Алекс быстро перешел на строгий тон, и паренек не стушевался, а даже как-то вытянулся.
   - Пара одеял и все. Остальное разворовали.
   - Значит, ничего не берем. Давайте в темпе. Нужно идти.
   Уходили мы все тем же длинным коридором. Я спрашивала у Мэтта, что это за бункер, но парень не знал. Он вообще не очень охотно рассказывал о том, что здесь происходило, и как он собственно сам оказался в этом месте. Из его обрывочных фраз я поняла, что Мэтта привел сюда отец, который отправился на поиски еды, но так и не вернулся. Что ж, это все было вполне понятно. Людей на свободе оставались лишь единицы, а судьбы тех, кто попадали в плен, были нам неизвестны.
   Мы вышли из бункера, и с непривычки чуть не ослепли. Солнце на этот раз решило, видимо, спалить нас заживо. Перепады температур становились все более пугающими. Я заметила, что Мэтт со слезящимися глазами стягивает с себя куртку и остановила его и даже замотала тряпкой его голову и лицо.
   - Руки тоже спрячь, иначе ожоги гарантированы.
   Парень не спорил.
   Мы постояли несколько минут, пока наши глаза не привыкли. Алекс махнул, и мы пошли за ним. Мэтт следовал за мной, видимо, всерьез восприняв слова Алекса о том, что меня нужно защищать. Эта мысль грела и придавала сил.
   Мы прошли несколько сотен метров и уже промокли насквозь. Такими темпами далеко нам не добраться. Я то и дело косилась на Мэтта. Учитывая, что тот был долгое время без еды и воды, да еще и не выходил наружу, то не надо быть гадалкой, чтобы оценить его физические возможности. Надеюсь, Алекс тоже о них помнит.
   Пот здорово мешал, и грязная тряпка, которую я повязала себе на голову, уже не помогала. Удивительно, сколько в теле человека жидкости. Пить, тем не менее, хотелось неимоверно. Я уже и не мечтала об отдыхе, когда Алекс махнул в сторону одинокой стены, создающей видимость тени. Ясно, небольшой привал. И то, скорее всего, из-за Мэтта. Я хоть и устала, но прошла бы дальше.
   Алекс сбросил рюкзак и стал в нем копошиться. Мэтт же тихо сполз по раскаленной стене.
   - Ты, наверное, уже жалеешь, что пошел с нами, - слова давались тяжело, в горле пересохло, а вездесущий песок, казалось, был везде, в каждой поре моего тела.
   У Мэтта хватило сил только на то, чтобы покачать головой.
   Я стянула с него куртку и положила ее внутренней стороной на песок. Самого же парня вытерла тряпкой. Затем взяла из рюкзака бутылку воды и щедро полила на Мэтта. Мальчишка тяжело дышал.
   - Нам осталось идти пару часов. Скоро будет небольшой пригород. Раньше там было много ферм. Можно надеяться на еду, - сказал Алекс, угадывая мои мысли.
   Я кивнула.
   - Дотянет ли пацан? - Алекс с некоторым сомнением посмотрел на покрасневшее лицо Мэтта.
   - Дотянет, не волнуйся, - упрямо сказала я, вытирая шею от липкого пота, - я ему помогу.
   - Его куртка сейчас сварится, - буркнул Алекс и думая, что его никто не слышит, прошептал, - а кто поможет тебе?
   Я подобрала и, правда, уже совершенно высохшую и порядком одеревеневшую куртку с песка, и сразу же натянула ее на Мэтта. Не хватало ему только получить удовольствие от ожогов. Куртка настолько пропиталась потом и песком, что почти не гнулась. Но лучше уж так.
   - Я справлюсь, - твердо сказал Мэтт, и я ласково ему улыбнулась, решив не говорить, что наш сегодняшний переход - это ничто по сравнению с многодневными поисками укрытия и еды.
   - Конечно, ты очень сильный.
   Алекс подозрительно закашлялся за моей спиной.
   - Песок попал? - невинно поинтересовалась я.
   - Наверное, - ухмыляясь кивнул друг и тут же бросил нам по пачке совершенно иссушенных хлебцев и одну бутылку воды. Верно, одну ведь я вылила на Мэтта.
   - Намочи их, так будет лучше, иначе сломаешь зубы.
   Мэтт жадно осматривал маленькую пачку и мне стало не по себе, но отдать и этот паек я не могла. Желудок уже болел, а доводить себя до крайности не хотелось.
   - Уверена, вечером мы сытно поужинаем, - я похлопала Мэтта по плечу и села рядом с Алексом, чтобы не стеснять парня, который жадно поглощал свой незавидный обед.
   Алекс же молча и совершенно спокойно, не торопясь отламывал кусочки хлебцев и тщательно их пережевывал.
   Я улыбнулась.
   - Что? - тут же спросил он.
   - Нет-нет, ничего.
   И тут же вспомнила наш первый ужин еще там, дома...
   - Папа, а ему можно кушать?
   - Конечно, малыш, он такой же, как и ты, только более сильный и выносливый.
   - Да? Тогда давай приготовим ему нашу фирменную пасту! С сыром и соусом!
   - Хорошо, - отец хитро улыбается в усы и берется за готовку. Девочка больше мешает, чем помогает, бегает по кухне и громко отдает приказы. В это время Алекс тихо с совершенно прямой спиной и положив руки на колени, сидит на стуле и внимательно за всем следит.
   Спустя полчаса паста готова, и Александра сама неумело накладываем своему новому другу полную тарелку.
   - Ну, пробуй! - она протягивает мальчику тарелку и садится напротив, стараясь уловить каждое его движение, и вообще тогда казалось, что она не может на него насмотреться.
   Алекс осторожно взял вилку и наколол пару макаронин. Сначала он тщательно все пережевывал, потом его лицо немного изменилось. Он перевел недоверчивый взгляд на тарелку и взял побольше еды, задышал тяжело и проглотив очередную порцию, расплылся в улыбке. Через считанные минуты тарелка была пуста, и мальчишка развалился на стуле. Куда только делась его осанка?
   - Вкусно? - спросила Александра.
   - Это самое вкусное, что я когда-либо ел.
   - Ты подозрительно улыбаешься, - произнес уже взрослый Алекс, - задумываешь какую-нибудь гадость?
   - Нет, - я открыла глаза, и унылый пейзаж тут же стер радость от воспоминания, - просто вспомнила твой первый ужин у нас.
   Алекс отвернулся, рассматривая горизонт.
   - Ты покраснел!
   - А вот и нет!
  
   Мы продолжили путь, и сказать, что это было нелегко все равно, что ничего не сказать. Солнце словно сошло с ума и палило со всей своей безграничной силой. Мэтт едва ковылял за мной, уже не обращая внимания на кативший градом пот. Я шла вперед, стиснув зубы и чуть не плача. Больше всего бесил песок. Мне даже казалось, что его становится все больше и больше, ноги вязли и проваливались, при малейшем порыве ветра он попадал в глаза и в рот, да и сама кожа, казалось, уже полностью состоит из песка. Куда ни посмотри - одно и то же - пустота ...
   Когда Алекс махнул рукой, я даже не сразу заметила и врезалась ему в спину. Протерев глаза, я увидела нечто, очевидно, бывшее когда-то многоэтажным жилым зданием. Кое-где уцелели даже оконные стекла, что уже само по себе удивительно.
   Я обернулась. Мэтт стоял на ногах на одном честном слове. Я подхватила его и буквально понесла на себе. Алекс шел впереди, внимательно осматриваясь, но я почему-то была уверена, что здесь никого нет. И дело совсем не в предчувствии или каком-нибудь сверхъестественном чувстве. Все объясняется гораздо проще. Это место уже никому не нужно.
   Перед началом кризиса численность людей катастрофически уменьшалась. Нас стало так мало. Зато всевозможных помогающих нам в быту и работе устройств было ужасно много. Жизнь стала проще и легче, а людей рождалось все меньше и меньше. Парадокс или очередная загадка эволюции? Кто знает ...
   Мы остановились как раз перед этим большим зданием. Теперь вблизи я видела, что по некогда величественным стенам расползлись, словно паразиты, широкие уродливые трещины, некоторые стены и вовсе отсутствовали или в них зияли огромные дыры. Я покосилась на Алекса, тот невозмутимо осматривал строение, убеждаясь в его надежности. По мне так лучше внутрь не заходить.
   - Все нормально. Заходим.
   Я вздохнула и покрепче перехватила Мэтта. Хорошо, что сейчас он весит совсем немного, и я могу его поднять, иначе Алекс тащил бы нас на себе.
   Внутри было темно и прохладнее. Тело моментально расслабилось, а Мэтт и вовсе сразу же соскользнул на пол, сплошь усеянный песком. Я присела рядом, эгоистично позволяя Алексу осматривать наше очередное убежище, но, как я и думала, он вскоре вернулся и сообщил, что здесь никого нет, а потом протянул мне найденные консервы. Да это же настоящий пир!
   Я не без труда открыла банку и толкнула Мэтта, чтобы он присоединился к моему застолью. Паренек слабо зашевелился, но вставать не хотел.
   - Нет уж, так не пойдет. Съешь хоть пару кусочков, а потом будем укладываться спать.
   Мэтт приоткрыл глаза и равнодушно посмотрел на банку в моих руках, но я решила не сдаваться.
   - У меня даже завалялась одноразовая ложка. Представляешь? Все как в старые добрые времена. Правда, ложка не очень чистая, ну, да ладно... Вставай, - я потянула парня на себя, и он тут же кулем упал мне на плечо.
   - Прости, мы тебя совсем замучили, Мэтт.
   - Нет, - прошептал парень, - все в порядке, я просто так устал.
   - На, давай! Я зачерпнула ложкой консервы и стала его кормить. По сравнению с тем, что мы ели раньше, эта еда была божественной. Глаза у Мэтта заблестели, а щеки даже покраснели. Вот, он уже сидит прямо и с удовольствием ест.
   - Спасибо вам, - выдохнул Мэтт и протянул мне пустую банку, и тут же, словно опомнившись, с ужасом посмотрел на меня, - это ведь был и твой ужин? Я опять съел всю твою еду?! Прости, прости меня, Александра.
   Я засмеялась, втайне радуясь, что Алекса здесь нет. Позже, когда он вернется, я смогу сказать ему, что мы съели банку вместе, разделив паек поровну. Но вслух я произнесла другое.
   - О чем ты? Ты разве не видел, что мы с Алексом поели в первую очередь, пока ты отдыхал? Ну и ну! - по-моему я говорила чересчур бодро, но Мэтт, похоже, поверил и уже спокойнее посмотрел на меня.
   - Где Алекс?
   - Ушел осматривать местность. Может быть, найдет что-нибудь полезное для нас. Желательно, какой-нибудь запас еды и питья. Лекарства бы тоже не помешали, но это уже фантастика.
   - Я ему не нравлюсь, - Мэтт не спрашивал, он утверждал.
   - Ты не прав. Дело в том, что мы вдвоем очень долгое время, с самого детства. Мы вместе росли. Так что привыкли друг к другу. А ты ... просто пока что новенький, как в школе.
   - Я никогда не ходил в школу. Когда все это началось, я только родился.
   - А твои родители?
   - Отец. Он воспитывал меня. Даже не представляю, как ему удалось прокормить меня, когда я ... ну ... был младенцем.
   - Мама? - в принципе, я знала, что он ответит, но все равно спросила.
   - Она умерла в родах. Отец рассказывал, что люди спрятались в одном из бункеров, похожих на тот, где вы меня нашли. Он работал в каком-то правительственном учреждении, и узнал о происходящем заранее. Однако на тот момент поблизости не было ни одного врача, и мама ... что-то пошло не так. Она умерла от потери крови. Тогда никто особо не печалился. Количество смертей во всем мире было настолько огромным, что одна уже не воспринималась.
   Я погладила Мэтта по спине и подвинулась поближе к нему. Темнело и ощутимо холодало. Сейчас даже моя изношенная куртка оказалась полезной.
   - Я помню те времена. Я училась в начальной школе.
   Мэтт молчал, но я знала, что он слушает меня очень внимательно.
   - В тот день все было как обычно. Папа отвез нас в школу и поехал с мамой на работу. Знаешь, тогда было много офисов корпорации "Сэнтелбио", вот в одном из них родители и работали, разрабатывали какое-то программное обеспечение или что-то вроде того. Обычные программисты. Я даже не знаю, может, Алекс и в курсе, но это уже не важно. Я очень четко помню, что первым уроком был английский, а я не сделала домашнее задание, потому что ... Эх...
   - Что случилось потом?
   Я задумалась, пытаясь разложить события в более-менее приемлемой последовательности.
   - Потом ... Отключилось все электричество в городе. За ним все остальное. Не работало ничего. Телефоны стали бесполезным куском пластика. Но не это самое ужасное. Все, кто был в пути: летел в самолете или ехал на поезде, все эти люди ... Боже мой, я даже сейчас не могу представить реальных цифр первых жертв. Все же хорошо, что тогда я понимала мало. Да и Алекс был рядом, не отпускал меня все это время. Так что мне в какой-то степени повезло. Нас продержали в школе до самого вечера. Я видела растерянность взрослых, замечала их взгляды, мне казалось, что даже слышала их учащенное сердцебиение...
   Я усмехнулась и закрыла глаза. Вспоминать было тяжело, даже по прошествии стольких лет. Мэтт молчал.
   - За кем-то приехали родители, за кем-то нет. Помню, Саманта Скон ужасно плакала как только стемнело за окном. За мной ... за нами никто не приехал. Тогда уже я поняла, что ... что некому. Понимаешь? Просто если бы они были живы, они бы пришли за нами пешком. Я это знаю! Их бы ничего не остановило! - я тяжело задышала и закрыла лицо трясущимися руками.
   - Александра ...
   - Мэтт, они все погибли. Не знаю, как, но так оно и было. Мы провели в здании школы еще неделю. А потом сбежали.
   - Правда?
   Я кивнула, горько улыбаясь.
   - Да, как только Алекс заметил одного из сантеллитов, мы спрятались в подвальном помещении, а ночью убежали, прихватив немного одежды и еды.
   - Все же крутой он, Алекс, - выдохнул Мэтт, прижимаясь ко мне еще ближе, - как только он смог распознать одного из них? Ведь они копия людей, совершенно ничем не отличаются. Вот это чутье!
   - Да уж, - пробормотала я, - так, давай уже укладываться, надо бы соорудить хоть подобие кровати, не очень-то хочется мерзнуть на голой земле.
   Мэтт согласился, и мы начали осматривать помещение. Кое-где валялись деревянные балки. Им мы очень обрадовались. Возможно, получится разжечь костер, и ночь не будет такой уж холодной.
   Мэтт притащил нечто, отдаленно напоминающее матрас.
   - Видимо, кто-то тоже пережидал здесь ночь или непогоду. Мысль о других людях, живых и свободных, грела.
   Я кивнула, подтверждая его мысли. Может быть. Матрас был ужасно грязным, так что догадаться о его первоначальном цвете не представлялось возможным, однако не время для брезгливости.
   Я разломала найденные деревяшки и сложила их рядом с нашим импровизированным ложем. У Алекса вроде бы была зажигалка. Можно попытаться их поджечь.
   Мэтт упал на матрас и тут же захрапел. Вот же везет! А я то и дело посматривала на входную дверь. Мы расположились подальше, чтобы нас не было видно, если кто-нибудь нагрянет, но я в отличие от Алекса параноиком не была. Иногда мне казалось, что мы одни в этом мире. И если бы не Джо, встреченные нам в шахте люди, а теперь и Мэтт, я бы и продолжала так думать.
   Пожалуй, настолько ощущать свое одиночество стало моей привычкой.
   Тут я услышала шаги и сразу же спряталась за колонной. Параноик или нет, а разумные меры безопасности никто не отменял. Вскоре я облегченно выдохнула и вышла на встречу Алексу. Тот нес большую сумку в руках, а на спине я разглядела еще и набитый рюкзак.
   - Ты, я вижу, с уловом, - я помогла ему снять сумки и дотащить до матраса. Не смотря на то, что мы порядком шумели, Мэтт даже не пошевелился. Я ему даже завидую.
   - Я наткнулся на бывшую больницу, очевидно. Захватил пару еще годных обезболивающих, бинтов и так по мелочи. Даже если не найдем им применение, обменяем. Еще разломал старый автомат с едой, так что можно и попировать.
   При этих словах мой желудок отчаянно заворчал, и я покраснела. Ну когда это закончится? Почему я такая невезучая?
   - Только не говори мне, что не ела, - сердито начал Алекс, а я отмахнулась. Мол, ерунда.
   - Александра, если ты не будешь хоть немного есть, я выгоню этого паршивца взашей и даже ты мне не помешаешь!
   Я с опаской покосилась на матрас. Мэтт крепко спал и, надеюсь, ничего не слышал.
   - Прекрати отдавать ему всю еду!
   - Хорошо-хорошо, я обещаю, только не кричи ты так. Ты сам-то когда ел последний раз?
   - Ты прекрасно знаешь, что для меня это не так актуально.
   Да, я знала. Алекс мог есть раз в три дня, при этом чувствуя себя сносно. Но мне было все же не по себе.
   - Что ты нашел? Давай как раз перекусим?
   Алекс немного побурчал, больше для вида, но сел рядом со мной перебирать найденное.
   А находок и впрямь оказалось немало. Я с большим воодушевлением обнаружила многочисленные консервные банки, пакетики с давным-давно высохшим печеньем и бутылки с водой. Но больше всего меня порадовали новые теплые штаны и самое настоящее одеяло.
   - С обновкой тебя, - улыбнулся Алекс и протянул мне вещи.
   - А себе ты что-нибудь взял? - спросила я с трудом, в горле почему-то пересохло.
   - Думаю, наведаться туда завтра. В любом случае здесь относительно безопасно, так что почему бы и не задержаться. Нарастить жирок, так сказать. Возможно, сходим туда вместе. К тому же, неподалеку были фермы. Это я точно знаю. Может быть, найдем еще что-нибудь ценное. Так или иначе, отдых не помешает.
   Я согласилась. А и правда, почему бы и нет. Мы все время в пути, так неужели мы не заслужили нескольких свободных дней?
   Алекс открыл одну из банок и протянул мне.
   - Съешь всю целиком, и слушать ничего не хочу.
   Я не стала привередничать, есть хотелось просто до дрожи. Самое главное в этом деле - не спешить. Иначе, вскоре с едой придется попрощаться.
   Алекс поставил рядом еще и бутылку с водой и взял себе другую банку. Мы ужинали молча и слышали только сопение Мэтта.
   Стоило мне доесть свою порцию, как голова отяжелела и глаза стали сами закрываться. Я ощутила, как Алекс подхватил меня и положил на матрас рядом с Мэттом, а потом укрыл найденным им же одеялом. Обоих. Я улыбнулась. И уже перед сном пообещала себе, что завтра останусь дежурить я. Несмотря на всю выносливость Алекса, и ему нужен полноценный отдых. С этой мыслью я и уснула.
  
   Глава 4.
   Я чувствовала запах гари. Отец вынес меня на улицу, и я слышала, как громко колотится его сердце. Пожар!
   - Александра, стой здесь! - отец поставил меня около деревьев как раз напротив нашего дома и укутал толстым одеялом, видимо, прихваченным впопыхах с моей же кровати. - Никуда не уходи. Мы скоро придем, нужно попытаться вынести ценные вещи.
   Я хотела что-то сказать, чтобы он не бросал меня, что мне страшно, спросить, где Алекс и мама, но не смогла ... Язык словно приклеился. А отец уже побежал обратно к дому. Я протерла глаза и откашлялась. Вот, вышел наш одинокий сосед и растерянно посмотрел на наш дом, затем перевел взгляд на меня и побежал к кричавшему отцу. Я тоже хотела помочь, но мне было страшно. Ноги приросли к земле, одеяло совсем не грело, казалось, холод проник даже в кости, зубы щелкали.
   - Александра, не бойся.
   Я обернулась. За моей спиной стоял немного чумазый Алекс и улыбался. В одной пижаме, с лохматыми волосами, он стал моим спасением от самого первого страха в моей жизни. Вскоре завыли пожарные сирены, родители вынесли из дома какие-то ящики и теперь переговаривались с соседом. Скоро все закончится. Огонь уйдет, останется лишь воспоминание, но не о пожаре, а о крепкой теплой уверенной мальчишеской руке, держащей меня всю сознательную жизнь.
  
   - Подъем соням!
   Как же трудно просыпаться по утрам!
   - Ты ужасно бодрый, - пробормотала я и еще сильнее укуталась в одеяло, - это раздражает.
   Алекс засмеялся. Мэтт фыркнул совсем рядом. Надо же, уже проснулся. Теперь парень сидел и перебирал вещи из рюкзака. А я и не заметила, что Алекс прихватил кое-что и для него тоже.
   - Давай, Александра! Алекс сказал, мы пойдем на разведку!
   Я перевела равнодушный взгляд с взволнованного сверх меры подростка на улыбающегося Алекса и завернулась в одеяло еще глубже.
   - Ну, ты что! Вдруг, мы найдем что-нибудь полезное? Или ... какие-нибудь интересные вещи? Я так хочу все это посмотреть. Александра, вставай!
   И этого задохлика я вчера несла на себе и кормила с ложечки...
   - Ладно-ладно, - я недовольно пробурчала и вылезла из нагретого телами подобия кровати, - завтракали уже?
   - Прости, - широко улыбнулся Мэтт, - я не дождался.
   Я махнула рукой. Растущий организм. Что с него взять?
   - Иди сюда, - Алекс протянул мне мою порцию и две бутылки воды. Шикарно, однако. Я даже смогу умыться.
   - Это потому что от меня уже несет?
   - Не исключено, - вполне серьезно сказал Алекс.
   - Эй! - я возмутилась и кинула в него курткой, которую он, конечно же, поймал. Да еще и улыбнулся так хитро... Гад!
   Завтраком пришлом давиться, потому что Мэтт совершенно не давал мне покоя. Ходил туда-сюда. И откуда силы-то взялись? Нудел, что время уходит. По жаре особенно ведь не походишь. Да и буря может начаться.
   - Все, ты меня замучил! Дай спокойно одеться! - гаркнула я, но Мэтт похоже не растерялся. Осмелел паренек.
   - Так одевайся. Кто мешает-то? Вон, твои штаны и куртка.
   - Умыться хочу и расчесаться.
   - Чего? - протянул Мэтт, - зачем это?
   - Представляешь, люблю чистоту.
   - Ну да, ты же девчонка.
   Последнее слово прозвучало пренебрежительно. Вот тебе и раз. Я посмотрела на все пребывающего в благодушном настроении Алекса и ткнула в него пальцем.
   - Это все твое влияние.
   Алекс только передернул плечами и стал раскладывать вещи. Но я-то видела, что его данная ситуация веселит.
   - Предатели, - пробормотала я и взяла из сумки тряпку, служившую мне полотенцем, пару относительно чистого белья и бутылку и пошла по коридору. Еще вчера мы нашли некоторое подобие туалета. Из сантехники здесь не было ничего, если не считать дырки в полу и капающей воды из отверстия в стене, видимо, когда-то бывшего краном. Да что там говорить, в одной стене зияла такая дыра, что в нее бы пролезли мы все втроем. Но другого варианта нет. Подниматься выше мы не хотели, справедливо полагая, что здание уже не такое крепкое как раньше и перегородки могут оказаться слабыми. Тем более, это не самый худший вариант.
   Приведя себя в относительный порядок, я расчесала спутанные волосы, в который раз подумав, что их надо остричь. В подобных условиях длинные волосы - роскошь.
   Я вышла из "ванной" и меня уже ждали. Мэтт, судя по всему, терял терпение и злился на трату времени. Алекс был спокоен как удав и улыбался. Вот же, гад! Наслаждается.
   Когда мы вышли из здания, солнце уже припекало, и я заслужила пару осуждающих взглядов, но вины не чувствовала. Во-первых, идти нам недалеко, а во-вторых, нет необходимости передвигаться быстро. Наоборот, мы должны внимательно осматриваться. Вдруг попадется что-то интересное.
   Очевидно, что раньше здесь был небольшой городок со своими магазинами, офисами, кафе и просто жилыми коробками. Теперь об этом напоминали лишь кирпичные остовы стен, да фундаменты, построенных добротно зданий. Улицы, некогда покрытые полосами асфальта, теперь были густо усеяны песчаным крошевом.
   Мы остановились перед огромным "зданием". О его былых размерах говорили не столько дырявые стены, сколько масштаб ограждений и огромная площадка, видимо, предназначенная для машин. Парковка. Хотя, возможно, это лишь мои догадки, теперь сложно узнать, что здесь было раньше. Я даже не знаю названия этого города. Остались только номера секторов, сухие цифры, не более.
   - Похоже, это был супермаркет, - сказал Алекс, всматриваясь куда-то вдаль.
   - Значит, здесь ничего уже не осталось.
   - Ну, проверить в любом случае стоит. Пошли.
   Мы, не став спорить, последовали за Алексом, хотя я знала историю. Когда все это началось, люди, ранее цивилизованные и воспитанные, озверевшей толпой бросились к магазинам, чтобы смести все, что было на полках, нужное и ненужное.
   Алекс толкнул металлическую створку, и она тут же рассыпалась, оставив пожелтевшие от времени и песка контуры. Мы оказались внутри огромного ангара. Наверное, здесь поместился бы настоящий старый самолет.
   - Идите к тем полкам, - Алекс указал нам направо, а сам двинулся в противоположную сторону.
   Полки. Громко сказано. Вообще-то все стеллажи были на полу, разбитые и пустые, но мы с Мэттом продолжали все тщательно исследовать.
   Вскоре парень толкнул меня в бок, указав на дверь с сохранившейся табличкой "Подсобное помещение" и опустил ручку. Дверь оказалась не заперта, хотя и открыть ее было бы не проблематично. В крыше зияли огромные дыры и пропускали солнечный свет, что уж говорить о какой-то двери?
   В небольшой комнатке было темно и, судя по запаху, она давненько не открывалась. Здесь хранились разные чистящие средства, наверняка, уже превратившиеся в бесполезный порошок. Я нащупала швабру и взяла Мэтта за руку. Здесь нечего делать. Ничего полезного мы не найдем. Парень только вздохнул и осторожно закрыл за собой дверь.
   - Что-нибудь нашли? - спросил Алекс, держа в руках металлическую корзину с какими-то пачками.
   Вот так всегда. Он может найти еду даже в давным-давно обчищенном супермаркете.
   - Нет, - признался Мэтт, - только средство для мытья пола.
   Алекс улыбнулся и передал ему корзину.
   - Держи. Пойдем к следующему зданию.
   Я перевела взгляд на корзинку и тут же покраснела. Неужели мне показалось? Да нет же...
   - Что такое, Александра? - спросил Мэтт, - почему ты так смотришь?
   Алекс, шедший чуть впереди, споткнулся, но не обернулся.
   - Ничего, Мэтт. Пойдем.
   Вот и дожили. Алекс прихватил для меня упаковку прокладок. Я выдохнула и накинула капюшон. Раньше я справлялась сама, во всяком случае, пыталась. Сначала, это было не очень-то и легко. В 8 лет я осталась с Алексом. И то, что в детстве воспринималось нормально и естественно, спустя пару лет стало некомфортным что ли. Слово уже давным-давно изжившее себя. Нам везло. Во время наших странствий мы изредка, но все же встречали людей, среди которых мне попалась одна женщина, объяснившая все касательно основ гигиены. С тех пор я приспосабливалась сама. Никогда не думала, что дам Алексу хотя бы намек на подобное. Неужели он заметил? Или ... Хотя о чем это я? Он - ходячая энциклопедия, которая все видит и знает. И уж конечно, ему известны такие вот истины. Но все же. Как-то неловко. Я опять тяжело вздохнула, пытаясь забыть об этом ненужном в современном мире чувстве. Сейчас нас не должны волновать такие мелочи. Или должны? Может, именно из-за них мы все еще остаемся людьми?
   Алекс привел нас к очередному зданию, о назначении которого было легко догадаться. Мы стояли перед больницей и характерный знак этого учреждения был аккуратно выведен краской на кирпичной стене. Что ж, попытка не пытка. Не хотелось говорить, что после супермаркетов, люди с той же ожесточенностью рванули именно к больницам. А кто был поумнее, так явился сюда в первую очередь.
   Было заметно, что Алекс знает это место. Он уверенно миновал несколько коридоров, не обращая внимания не темные провалы по бокам.
   - Что мы ищем, Алекс? - спросил Мэтт, осторожно обходя яму в полу.
   - Лекарства, только смотрите на срок годности, бинты, шприцы, что угодно. Пригодится все.
   Парень кивнул и принялся за поиски. И куда девалась их неприязнь друг к другу?
   Мы разошлись в разные стороны, но при этом старались не терять друг друга из виду, то и дело перекликались. Я оказалась в обычном кабинете, о чем свидетельствовали стол с опрокинутыми ящиками и прибитые к стенам массивные стеллажи с совершенно нетронутыми книгами. Я провела рукой по корешкам и они тут же стали осыпаться. Жаль. На столе лежал ноутбук. Я усмехнулась. Теперь от него никакого толка. Порылась немного в уцелевших ящиках, ничего нет, кроме истлевшей бумаги. Сегодня явно не мой день. И тут мне на глаза попалась потертая тетрадь. Даже не знаю, чем она меня привлекла. Может быть, своей непохожестью на все остальные предметы. Она явно была кожаной и какой-то старой, а рядом с тонким ноутбуком вообще казалась ископаемым. Привлекали внимание и многочисленные закладки, так что я решила бросить ее в сумку и потом на досуге почитать. Тем более, что мы тут явно задержимся. Пусть это и записки сумасшедшего врача, но все же. К тому же, Алекс часто сокрушался, что мое образование на печальном уровне. Хотя, кому оно сейчас нужно, это образование?
   Тетрадка перекочевала в мой рюкзак, и я вышла из комнаты. Мэтт и Алекс уже уложили большие тюки с вещами и ждали меня. Мне оставалось только развести руками, но они не расстроились и по-моему, наоборот, явно гордились своими достижениями.
   Не без труда мы все же дотащили собранные вещи к нашему зданию и принялись их разбирать. Радовало наличие приличных запасов еды, беспокоило то, что нам все не унести, поэтому решение остаться здесь было принято единогласно. На неопределенный промежуток времени. Алекс настоял, чтобы пару полностью собранных рюкзаков стояли на видном месте на случай чрезвычайной ситуации. Параноик...
   Я вышла из здания в самый разгар пекла. Интересно, сколько сейчас градусов? Алекс наверняка знает, но иногда хочется побыть одной, чтобы никто не мешал. Я смотрела на раскаленную пустыню перед собой и чувствовала грусть. Пройдет еще пару лет, и вон то здание совсем скроется под толщей песка, не останется и места, которое служит нам временным приютом. Все пройдет и все поглотит золотистая поверхность... Будущее этого мира совершенно не внушало оптимизма.
   - Грустишь?
   Я обернулась. Ну, конечно же.
   - Есть немного, Алекс.
   - Хорошо себя чувствуешь?
   - Да, не обращай внимания, просто настроение.
   - Тебе не кажется, что это ... красиво?
   - Красиво? - я ошарашенно осмотрелась, пытаясь найти хоть что-то примечательное в совершенно унылом, лишенном зелени пейзаже.
   - Ну да, - Алекс, словно смущаясь сказанного, взлохматил порядком отросшие волосы, - удивительные переливы цвета, и неиспорченная человеком природа. И ни единой души ...
   Надо же.
   - Я смотрю на это иначе. Признаюсь, ты меня удивил. Мне кажется, наш мир умирает. Ему больно. Хотя глупости все это, пойдем внутрь, пока совсем не изжарились.
   Если Алекс и хотел что-то сказать, то я не намеревалась это слушать, поэтому поспешно скрылась за металлической створкой, которая при прикосновении здорово обожгла мне руки.
   Мэтт с упоением мерял новые штаны. Как мало для счастья надо. И что на меня нашло?
   Алекс зашел следом и плотно прикрыл дверь, затем перетянул несколько шкафов и только потом уселся у окна, продолжая всматриваться в марево. И как его глаза это только терпят?
   - Мэтт, поспи, через пару часов сменишь меня.
   Парень кивнул и тут же упал на расстеленный матрас и захрапел.
   У меня так никогда не получится.
   - По коридору, последняя комната. Там до сих пор бежит из крана. Можно в принципе искупаться, - произнес Алекс, все так же, продолжая смотреть вдаль. Я кивнула, взяла кипу грязных вещей и сменку для себя, и потопала в указанном направлении. Да, когда выдается такая возможность, пренебрегать ею нельзя.
   В конце коридора и правда оказалась небольшая комнатка. Возможно, для работающего здесь когда-то персонала. Зеленоватый пол был основательно залит водой, которая тут же стекала в небольшое отверстие в полу. Сложив чистые вещи в коридоре я решила заняться стиркой. Дело было нелегким, но хотя бы от песка и пота я вещи отмою. Вода была холодной, так что руки сильно покраснели, но я не обращала на это внимание. Наоборот, получала какое-то извращенное удовольствие отстирывая футболку Алекса. Интересно ...
   Кожа сильно огрубела от бесконечных температурных перепадов и уже не ощущала какой-бы то ни было дискомфорт. Когда со стиркой было покончено, я развесила все вещи в соседней комнате, в которой вместо окна, зияла огромная дыра. Думаю, все быстро высохнет.
   Потом я вернулась в "ванную" и полностью разделась, сбросила все грязные вещи, с тоской подумав, что и их постирать тоже не помешает. Холодная струя била из стены. Настоящий душ. Кожа тут же покрылась мурашками, но я терпела и намочила волосы. По кафельному полу поплыли многочисленные песчинки. Надо было спросить у Алекса, может быть, они нашли хотя бы брусок простого мыла. И тут словно в ответ на мои мысли в дверь постучали. Я вздрогнула от неожиданности, но тут же взяла себя в руки, услышав родной голос за дверью.
   - Я принес тебе мыло.
   - Спасибо, - почему-то мой голос звучал как-то глухо.
   За дверью было тихо, и я подумала, что Алекс ушел. Брезгливо посмотрев на грязные и уже намокшие вещи на полу, я не стала на себя ничего набрасывать и открыла дверь. Алекс стоял напротив.
   Сердце дернулось и замерло. Я открыла рот и не произнесла не слова. Алекс тоже застыл безмолвной каменной статуей и ошарашенно пялился на меня. Я смогла сдвинуться с места и хлопнуть шаткой дверью только тогда, когда его взгляд опустился ниже.
   - Боже мой..., - я опустилась на холодный влажный пол и закрыла пылающее лицо руками.
   За дверью не было слышно ни звука. Я не знала, ушел Алекс или нет, но открывать дверь не хотелось совершенно. Странно, за все это время, что мы были вместе, я ни разу не попадала в такую неловкую ситуацию. Мы вместе засыпали и вместе просыпались, завтракали, проводили все время, за редким исключением, вместе, настолько притерлись друг к другу, что совершенно не воспринимали друг друга иначе, по отдельности. Что же произошло сейчас?
   Я отняла дрожащие руки от лица и посмотрела на них. Почему я так разволновалась? Прежнего мира больше не существует, оставшихся на свободе людей можно сосчитать на пальцах, а я волнуюсь, что парень увидел меня голой. Что со мной не так?
   Не знаю, сколько я так просидела, но продрогла я основательно. Кое-как прополоскав оставшиеся вещи, я не без страха открыла дверь и нащупав рукой стопку сухого белья, быстро его натянула. Вещи больничные, недавно принесенные Алексом и Мэттом, неприятно пахли, но очевидно были новыми: широкая рубаха, в которую бы поместились несколько человек и светлые штаны. Непрактично, но в качестве пижамы пойдет. Я шла по коридору и слушала удары своего сердца, и чем ближе я подходила к повороту, тем отчаяннее оно билось.
   Я провела рукой по лбу, вытирая испарину и облизнула высохшие губы.
   - Эй, ты чего так долго? - спросил шепотом Мэтт. Я покосилась на матрас и увидела только спину Алекса. Ах, да! Они же собирались смениться.
   - Вещи стирала, - пробормотала я, - может, пойдешь перекусишь, а я пока посижу, все равно спать не хочется.
   Мэтт пожал плечами и сразу же зарылся в сумку с провизией. Да, его приглашать второй раз, явно, не надо. Видно, парень и впрямь истосковался по еде.
   Я вновь с опаской посмотрела на мирно вздымающуюся спину Алекса и выдохнула. Тугой комок в горле испарился, и я почувствовала настоящее облегчение. Все хорошо, все, как и прежде. Раз уж он так спокойно спит, то ничего страшного и не случилось. Разве стоило вообще переживать из-за подобной ерунды?
   Я села на то же место, где только что сидел Мэтт и посмотрела на неизменный пейзаж, наводящий на меня, как всегда, лишь глухую тоску. Уже темнело, и, как и раньше, на смену одуряющей жаре придет леденящий кровь холод. Я невольно поежилась. Надо бы прихватить куртку, да и волосы не высохли окончательно.
   Мэтт быстро расправился с едой и протянул мне кружку с горячей водой. Надо же, они и правда развели костер, а я даже не заметила.
   - Спасибо.
   - Я посижу с тобой? Можно?
   - Да, конечно.
   Присутствие Мэтта внушало покой и с ним было легко, никакой неловкости. Я сделала большой глоток и закашлялась.
   - Эй, осторожнее. Ну, ты как ребенок, - Мэтт так серьезно покачал головой, что я не могла не улыбнуться, - Алекс сказал, завтра сварим настоящую еду, на костре. Представляешь? Макароны или кашу... Мм...
   - Было бы здорово, - призналась я без лишнего энтузиазма. Я привыкла к любой еде, сухой и невкусной, уже все равно.
   - Ты какая-то печальная в последнее время. Вы поссорились?
   - Нет, Мэтт, - я вздохнула и расчесала рукой еще чуть влажные волосы, - просто все это тяжело, и я люблю себя иногда пожалеть. Не обращай внимания, это пройдет.
   Мэтт кивнул.
   - Знаешь, я тебя понимаю. Я видел такое выражение у отца, ну, до того как он ... Я знаю, что это. Банальная усталость. Это как будто ты один в огромном, бескрайнем океане, барахтаешься изо всех сил, но не можешь переплыть его все равно. Ты знаешь, что твое плавание бессмысленно, но все равно смотришь вдаль, надеешься, что вот-вот появится клочок суши, а его все нет.
   - Мэтт..., - я растерянно посмотрела на парня. И почему я думала о нем как о ребенке? Уж больно часто я ошибаюсь в последнее время.
   - Но ты не права, Александра. И он был не прав. Если бы он выжил, я бы ему все рассказал.
   - И что бы ты ему сказал? - я ласково провела рукой по голове Мэтта.
   - Я бы сказал что-нибудь, типа, жизнь бесценна и смысл не потерян. Вот он я - твой смысл, я не выживу без тебя. Так бы и случилось, если бы не вы. То же самое я скажу и тебе. Я и Алекс - разве этого мало для желания жить?
   - Нет. Не мало.
   - Пей, а то совсем остынет.
   - Спасибо тебе.
   - И не сиди долго. Все равно в такой темноте ничего не разобрать. К тому же, совсем скоро похолодает.
   - Хорошо.
   Я еще раз посмотрела в окно. Песок окрасился в темно-синий цвет, а солнце уже почти скрылось за горизонтом. Мэтт прав. Я что-то расклеилась. Нужно взять себя в руки, но как же объяснить это странное недавно появившееся чувство пустоты. Мне чего-то не хватает, как будто не достает какой-то части меня.
   Я вздохнула и допила уже теплую воду. Еще раз осмотрела, надежно ли прикрыта дверь, больше для того, чтобы потянуть время и подошла к нашему общему матрасу. Достала из сумки полотенце и принялась сушить едва влажные волосы, потом натянула носки и надела сверху свою дорожную куртку. Тяжело вздохнула и снова отошла на пару шагов. Да что за глупости?!
   Так, я не маленькая девчонка и боятся совершенно нечего!
   Я села на матрас, как раз между Алексом и Мэттом. Оба спокойно дышали, Мэтт забавно сопел. Осторожно, чтобы никого не потревожить проползла в середину и закуталась в одеяло, закрыла глаза, но сон не шел. Впрочем, как всегда.
   Я вслушивалась в ночные звуки, но не слышала ничего: ни шороха грызунов, ни ночных животных, ни птиц. Тоскливая, унылая тишина умирающей планеты. Мало было не только людей, как оказалось. Правда, это заметили позднее. Количество всех живых существ неуклонно уменьшалось. Как мы могли прозевать подобное? Как могли игнорировать? Я тяжело вздохнула и тут же замерла. Алекс заворочался и перекинув через меня свою руку, подтянул мое замершее тельце к себе. Мэтт пробормотал что-то во сне, ничего не услышав, а я ... я затаила дыхание. Алекс и правда спал, и сделал это неосознанно, во сне. Или нет? Стоп, разве он может делать хоть что-то неосознанно? Разве его мозг не сложная искусственно-созданная машина, решающая миллиарды задач ежесекундно вне зависимости от состояния его владельца? Разве это возможно, чтобы он поступил так просто... по-человечески?
   Как бы то ни было, но уже через несколько минут я расслабилась, наслаждаясь живым теплом и уснула. Сторож из меня явно никакой.
  
   Глава 5.
   Маленькая девочка с длинными русыми волосами, заплетенными в аккуратную косу, пишет, скрипя карандашом. Она то и дело облизывает его, задумываясь о чем-то и смотрит в окно на пустую улицу. Там тихо, как будто они живут за городом, и на многие мили ни единого жилого дома, но Александра-то знает, что семья Стоун проживает в очень большом городе, где повсюду небоскребы и множество машин, а папа говорит, что совсем скоро появятся современные транспортеры, которые будут одинаково легко передвигаться как по земле, так и по воздуху. Только вот на улице никого нет. Их район очень престижный. Здесь повсюду аккуратные коттеджи с зелеными лужайками, и не один на одном как раньше. До ближайшего соседа метров сто, не меньше. Тут и теннисный корт рядом, и просторный бассейн. А на улице все так же пусто. Александра слышит где-то вдалеке пение птиц, потому что ее окно открыто, но птицы сейчас просто так не летают на свободе, они содержатся в специальных высоких вольерах с крышами, чтобы не улетали. Каждые выходные мама и папа водят ее смотреть на пестрых попугаев и маленьких серых птичек, чьи названия она забыла. Ей нравятся птицы, их звуки успокаивают. Но на улице все так же пусто ...
   - Александра, мы пойдем на разведку, - возбужденно сообщает Мэтт, - Алекс говорит, надо держать ухо востро!
   Я соглашаюсь и сворачиваю матрас.
   - Алекс говорит, можно пройти сегодня немного дальше, к самим фермам. Представляешь?
   - Куда уж мне? - ворчу я, отбирая грязные вещи, но Мэтт, кажется, ничего не замечает. Клянусь, если он еще раз повторит "Алекс говорит", то я его стукну.
   - Ты не будешь скучать? Может, с нами?
   - Нет, - я говорю спокойно, хотя каких усилий мне это стоит ..., - у меня много дел, надо бы собрать все вещи, расфасовать. Мы теперь состоятельные, - киваю на собранные ребятами мешки.
   - Эх, транспортер бы нам..., - мечтает Мэтт.
   Я с улыбкой смотрю на парня. Он изменился. И внешне, и внутренне. Позавчера я наконец-то уговорила его искупаться и немного коряво подстригла. В любом случае, результат превзошел все мои ожидания. Теперь на меня смотрел немного угловатый, зеленоглазый парень, который оказался самым настоящим блондином. Удивительный цвет, никогда такого не видела. А еще он улыбается, откровенно восхищается Алексом, все так же засыпает, стоит ему упасть на матрас, ест все без разбора, отчего даже немного поправился и больше не напоминает костяной мешок, смотрит прямо в глаза, бывает возьмет меня за руку и рассказывает свои нехитрые приключения за день или слушает мои скупые слова. В общем, все наладилось. И еще. Алекс больше не разговаривает со мной.
   Этого стоило ожидать. Когда мы проснулись на следующий день, его уже не было. Ушел осматривать территорию. Стоило ему вернуться, как он тут же начал отдавать какие-то распоряжения Мэтту, полностью игнорируя меня и спустя короткое время снова ушел. Окрыленный ответственностью Мэтт вообще ничего не замечал, а я затосковала еще сильнее. В чем я виновата?
   Это продолжается уже три дня. И это самые долгие три дня в моей жизни.
   - Мы пошли, - крикнул Мэтт, который стоял у двери, - будь осторожна, Александра.
   Я кивнула пареньку и зарылась с головой в дело. Что ж, Алекс решил, что нам пора двигаться дальше, и я была с ним совершенно согласна. Просто потому что к любому месту начинаешь привыкать, хочешь обустроить его, сделать своим. Но, к сожалению, подобное невозможно. Уж точно не здесь. Мы и так превысили свой лимит. И хотя я знала, что оставшихся людей никто специально не отлавливает, посчитав, видимо, что мы передохнем сами от ужасного климата, отсутствия еды и медицинской помощи (в этом, пожалуй, они не далеки от истины), все же подобные рейды иногда случаются, в чем я уже имела возможность убедиться.
   Поэтому сейчас мне предстояло наполнить три рюкзака самым необходимым. Остальное надежно спрятать и пометить это место на карте. Кто знает, что случится дальше и, возможно, мы еще вернемся сюда, в очередной сектор без названия.
   В каждый рюкзак я положила смену чистого белья, теплые носки, полотенце и порядком изношенные свитеры. Затем поровну разложила консервные банки и бутылки с водой. Мы нашли несколько упаковок с крупами, их я мстительно бросила в рюкзак Алекса, может быть, получится развести костер и приготовить кашу. Небольшой котелок добавила туда же. Несколько бинтов на всякий слушай, всякие гигиенические мелочи вроде истертой до пластика зубной щетки. Аккуратно свернула новый толстый спальный мешок. С ним нам повезло. Редкость. Будем нести по очереди. Отложила отдельно вещи, которые наденем в дорогу. И все ... Что теперь делать? Остальные запасы сложила в мешки, решив, что Алекс еще раз посмотрит. Может, захватим что-нибудь еще.
   Я села на пыльный ящик и осмотрела комнату. Здесь мы провели две недели. Огромный для нас срок. Теперь мы снова отправимся в путь. Куда мы идем? Зачем? Я запустила руки в волосы, ощущая прилив головной боли. Так, надо взять себя в руки! Но тут же снова сдалась. Сколько можно идти? Да еще просто так, без цели? Как же я устала.
   Я взяла кипу грязных вещей и пошла к нашей "ванной". Комнатка вызывала смешанные чувства, но хотелось занять чем-то руки. Эти вещи мы, скорее всего, даже не возьмем, они так и останутся здесь обычным мусором, который вскоре истлеет и станет таким же желтым песком, как и все вокруг.
   В глазах защипало, и я с остервенением начала стирать вещи. Не знаю, сколько прошло времени, но я услышала голос Мэтта и вышла к нему на встречу.
   Парень был немного взбудоражен. Ну, еще бы, с самим Алексом на разведку ходил!
   Я слегка скривилась.
   - Александра, мы вернулись!
   А то я не вижу.
   Махнув им рукой, я вернулась в ванную и собрала отстиранные вещи, развесила их и только потом пошла обратно.
   Алекс сидел ко мне спиной и слушал болтовню Мэтта. Сколько же у паренька энергии? Они разводили костер. Что ж, поесть бы и правда не помешало.
   - Представляешь, мы видели птицу! Самую настоящую!
   Я вздрогнула, вспомнив свой сон.
   - Не может быть, Мэтт. Их всех переловили давным-давно.
   - Но ... Алекс подтверди, это и правда была живая птица, она сидела в паре метров от нас.
   - Так и есть, - просто сказал Алекс и впервые с того дня посмотрел мне в глаза, - живой орел. Удивительный.
   - Как жаль, что ты его не видела!
   - И правда жаль, - согласилась я.
   Воцарилась неловкая тишина, и Мэтт недоуменно переводил взгляд с меня на Алекса, словно только сейчас что-то почувствовал.
   - Эй, вы в порядке? Вы же не поссорились?
   - Нет, - мы произнесли это слово вместе и вновь посмотрели друг на друга. Я не могла не улыбнуться.
   - Нет, Мэтт, все, как и раньше.
   Алекс резко встал и вышел из комнаты, а я опять поняла, что сказала что-то не то. Все наоборот изменилось. Но что?
   Мы провели еще одну ночь в нашем временном доме, наслаждаясь привычной обстановкой и подобием уюта. Я, как и всегда, лежала между Мэттом и Алексом, вслушиваясь в ровное дыхание обоих, но сама уснуть не могла. Это уже вошло в привычку. Зябко поежившись, я смотрела на пламя костра и оставляемые им блики на лице Алекса. Создавалось такое ощущение, что он то смеется, то плачет. Мне хотелось, как раньше, прильнуть к нему и ощутить ответные прикосновения, но что-то мешало. Снова и снова.
   Я тяжело вздохнула и перевернулась на другой бок. Мэтт спал с чуть приоткрытым ртом и слегка храпел. Счастливчик. Хотя, возможно, мы все везунчики, раз до сих пор живы и стоит благодарить высшие силы за каждую прожитую секунду. Я закрыла глаза, призывая сон, но не тут-то было. В голове мелькали сотни лиц из прошлого: родители, школьные друзья, просто знакомые и совершенно чужие люди, встреченные на улице, старик Джо, безымянные люди из шахты. Все они не давали мне расслабиться. Я еще поерзала на матрасе, но поняла, что только мучаю себя. Возможно, организм, здорово отвыкший от переходов и значительной физической нагрузки, совершенно не устал. Вот завтра-то он удивится. Алекс мельком бросил, что выйдем еще до рассвета, чтобы найти хоть какое-нибудь укрытие в разгар жары. Так что идти придется часов 7 без остановки. Я постаралась еще раз заснуть, считая овечек, но потом плюнула на эту идею и вылезла из ласкового теплого плена, нагретого телами, одеяла. Оглянулась, парни спят. Хорошо, что не разбудила.
   Сев у костра, я протянула дрожащие руки к огню, каждой клеточкой ощущая теплое покалывание. Запах горевшего дерева успокаивал, что-то напоминал, давно ушедшее, нереальное. Я улыбнулась. Хорошо все же. Это одно из мгновений покоя, одна из мельчайших частичек счастья.
   Передо мной упала тень, но я не вздрогнула. Знала его вплоть до непохожего на других запаха. Алекс сел за моей спиной и вытянул длинные ноги к огню, меня привлек к себе и ощущение восторга стало полным. У меня словно появились крылья, и я тут же поняла, чего мне не хватало. Какой же зависимой я от него стала. Даже страшно подумать, что случится, если ... Стоп. Хватит.
   Я отклонилась назад, опуская голову на его плечо и лениво улыбнулась, когда Алекс потерся о мои волосы. Как назвать это чувство? Я терялась в догадках, а мои глаза слипались: наконец-то приходил долгожданный покой. Счастье? Безусловно. Спокойствие и уверенность? Да. Ощущение полной защищенности? Конечно. Но за всем этим было что-то еще. Что-то, от чего, то сладко, то горько замирало сердце, что-то, заставляющее широко улыбаться и петь, что-то, моментально окунавшее в уныние и тоску, что-то, ради чего, тем не менее, так хочется жить.
   Меня разбудил Алекс, погладив по щеке. Я сразу поняла, что пора. Парни были уже одеты. Видимо, не будили меня до последнего. Мэтт проверял сумки, чтобы мы ничего не забыли. Остальные вещи мы спрятали среди ящиков. Укрытие так себе, но лучше ничего нет. Я быстро поднялась, схватив приготовленные заранее вещи и побежала в "ванную". На все про все ушло минут 10, не больше. Я знала, как сейчас ценно время. Стоило мне вернутся, как Алекс без намека на улыбку протянул мне рюкзак. Произошедшее вчера казалось скорее сном, а не явью, особенно сейчас, когда он смотрит так серьезно, но воспоминание грело. Я надела рюкзак и мы вышли в темноту.
   Холод сразу охватил все тело. Песок, разбрасываемый небольшим ветерком, подобно хищнику, тут же учуял свежую добычу и поспешил ею заняться, тут же проникая в рот и нос. Алекс пошел быстрым шагом, и мы за ним следом, Мэтт за мной молча и полный желания показать, что он тоже не лыком шит.
   Я опустила голову и тупо шла за Алексом, скорее чувствуя каждый его шаг. Не знаю, сколько прошло времени, но постепенно леденящий холод стал отступать. Кромка горизонта окрасилась в какой-то бурый цвет, и я стала более четко различать контуры видневшихся впереди насыпей песка, настоящих барханов.
   Мне показалось, что идти стало труднее, ноги вязли почти по щиколотку, но, может быть, все это просто от усталости. Я здорово вспотела, а ноги начали гудеть. Мэтт тяжело дышал за моей спиной, но молчал. Алекс не снижал темп, и мы почти бежали. Я вновь опустила голову, сопротивляясь порывам уже теплого ветра. Совсем скоро он станет обжигающим, а вокруг нет ни единого намека на укрытие.
   Монотонные движения вскоре стали автоматическими. В такие моменты мозг отключался напрочь, я не думала ни о чем, лишь передвигала конечности, да время от времени поправляла платок, который надела на рот и нос, чтобы хоть немного защититься от песка, ветра и возможных ожогов.
   Ужасно хотелось снять все вещи, но я точно знала, что это не поможет, станет лишь хуже, поэтому сцепила зубы и продолжала идти, обливаясь потом. Алекс остановился махнув рукой, а я поблагодарила всех Богов, что эта пытка закончилась. Хотя бы на немного. Хотя бы на пару минут.
   Протерев глаза, я посмотрела вперед и замерла. Перед нами открывался вид на какую-то чудную конструкцию: огромные, никогда таких не видела, колонны и металлические сваи были разбросаны по пустыне, гигантские каменные глыбы и проволоки, черными змеями рассыпавшиеся по песку.
   Что это такое? Что здесь находилось?
   Алекс еще раз махнул рукой и мы побежали к первой попавшейся бетонной скале, чтобы хоть немного укрыться от ветра и вступающего в свои владения жара.
   Мэтт больше не хорохорился, и стоило нам добежать, мешком скатился по стене, тяжело дыша. Алекс бросил ему бутылку воды, другую протянул мне.
   - А ты? - с трудом спросила я.
   - Позже. Осмотрюсь сначала, - Алекс сорвался на бег и скрылся за одной из колон. Я же упала рядом с Мэттом и в один присест выдула всю бутылку. Парень поступил так же. Облегчения вода не принесла. Губы потрескались, глаза было больно открывать, настолько разъел их пот и ненавистный песок.
   Алекс вернулся довольно скоро, потрепал нас по плечу, заставив подняться и следовать за ним. Та еще пытка. Гуманнее было оставить нас умирать. Я слегка ухмыльнулась.
   Мы доковыляли до изодранной трубы, выпирающей из песка, нет, даже какого-то непонятного бетонного кольца. Алекс затолкал нас внутрь и вновь зашуршал чем-то. Оказалось, что он легко двигает огромные камни, закрывая проход с одной стороны. Не смотря на усталость, я покосилась на Мэтта. Увидел ли он? Но тот лежал на спине, раскинув руки в стороны и, казалось, ничего не замечал вокруг. Бетонные стенки были теплыми, но не обжигающими, что очень радовало. Я чуть подвинулась, пропуская Алекса, который еще бросил куртку на камни, и в нашем укрытии воцарилась благословенная темнота.
   - Живые?
   - Не уверен, - бросил Мэтт и застонал переворачиваясь на бок.
   Алекс улыбнулся и стал рыться в моем рюкзаке, достал по банке консервов и, решив расщедриться по полной, еще и по бутылке воды.
   Когда мы утолили первый голод, и жажда пошла на убыль, я легла прямо на бетон и вытянула ноги. Рядом завозился Алекс. Я поняла, что он хочет расстелить спальный мешок и достать одеяла, но сил помочь ему у меня не было совершенно. В такие моменты, моменты собственной слабости, я прекрасно понимала мотивы инженеров "Сэнтелбио". Как же, человек до ужаса хрупок. Он быстро устает, то и дело хочет есть и пить, нуждается и в других немаловажных для него вещах. Другое дела - сантеллиты. Сильнее и умнее нас по всем показателям.
   Я покосилась на Алекса, занятого своим делом. А еще они преданные, им не чужды чувства, которых лишены люди. Когда сантеллитам выбирают хозяина, они остаются с ним до самой смерти, не смотря ни на что. Может, наше время, и правда, вышло?
   Я тяжело вздохнула, отгоняя непрошенные мысли.
   - Приподнимись чуть, - пробормотал Алекс. Я послушалась и тут же он раскатал под моей спиной мешок, видимо, посчитав, что мне он нужнее. Я громко сглотнула, ощутив его дыхание на своем лице и запах песка. Думаю, мы с Мэттом не благоухали после такой-то пробежки, а вот Алекс пах как-то иначе. Наверное, все дело с том, что он такой необычный, не совсем человек.
   - А, как же вы?
   - Нам хватит и одеял. К тому же сейчас жарко до одури. А ночью определимся. Отдыхай.
   Легко сказать. Я закрыла глаза и, как обычно, ничего. Что-то со мной явно происходит. Надо бы Алексу рассказать. Но ... что такое отсутствие желания спать по сравнению со всей нашей ситуацией? Полная чушь.
   Я еще немного поерзала, и чтобы не тревожит парней, просто лежала. Мысли, как назло, сразу же полезли в голову. Перед глазами возник дом родителей, спокойная тихая улица, на которой ни машин, ни транспортеров, ничего. От представленной картины веяло умиротворением и как ни странно обреченностью. Я многого не понимала, будучи ребенком. Сейчас же, анализируя тусклые воспоминания, осознала некоторые вещи. А, может, и додумала порядком.
   Как бы я хотела найти свое место в этом мире! Где нет рейдов, нет песка, а холод и жар - с ними можно примириться и жить. Просто жить, не оглядываясь по сторонам.
   Мэтт громко всхрапнул и перевернулся на другой бок.
   Я невольно улыбнулась.
   - Опять не спишь.
   - Как и ты, - прошептала я Алексу, стараясь не разбудить паренька, хотя, пожалуй, его сейчас и пушкой не подымишь.
   - Я не устал.
   - Везет.
   - Не жалуюсь. О чем задумалась?
   - Родителей вспомнила. Просто ... я... Как ты думаешь, мы когда-нибудь осядем хоть где-нибудь? Сколько помню, мы все время в движении? Неужели не осталось места, куда сантеллиты бы не совались, и где бы мы просто могли жить?
   Алекс промолчал, а я закусила губу. Глаза подозрительно заболели. Ответ и так был ясен.
   - Не знаю, - честно ответил Алекс, - но я бы не рискнул. Лучше так. Я хотя бы уверен, что ты в безопасности. К тому же ...
   - Да, знаю. Нигде нет пригодной земли, выращивать ничего нельзя, мы просто умрем с голоду на одном месте и сейчас все, что мы делаем, это доедаем остатки.
   - Но это жизнь. И не самая плохая. Смотри, мы спасли Мэтта. От него польза все же есть. Греет он хорошо, хотя и храпит.
   - Ага.
   - Александра, повернись ко мне.
   Я замерла, но тут же одернула себя и как-то неловко извернулась, оказалась лицом к лицу с Алексом, заметила песок в его бровях и в складках у глаз.
   - Ты, наверное, видишь, что я веду себя немного странно.
   Да, что уж там. Все мы этим грешим.
   - Я не хочу, чтобы ты меня боялась.
   - Этого никогда не будет, - поспешила я его уверить, - даже представить подобное не могу.
   Алекс мягко улыбнулся и провел рукой по моим спутанным, мокрым от пота волосам.
   - Никогда не видел никого подобного тебе.
   - И как это понимать?
   - Ты лучше всех.
   Я тихонько засмеялась.
   - Ты тоже.
   - Слушайте, я конечно, крепко сплю и все такое, но имейте совесть! - буркнул Мэтт, - и что это вы вообще делаете? Только не говорите, что вы парочка?
   Я и Алекс промолчали, но Мэтт уже повернулся на бок и захрапел. Или сделал вид.
   Парочка.
   Что ж, ребенок оказался умнее нас обоих. Или это просто я такая ... недальновидная.
   Я погладила плотную ткань спального мешка, не решаясь начать разговор и точно зная, что Алекс не спит. Мы лежали так тесно друг к другу, что я слышала его дыхание.
   - Александра, - на этот раз голос Алекса был тише, видимо, он не хотел очередного вмешательства, - ты ... как ты ко мне относишься?
   Что за вопрос?! Ты - то, что меня здесь держит. Если бы не ты, я бы умерла давным-давно от голода или холода, или еще хуже, меня бы поймали и препарировали бы как лягушку. Вот и все. Ты - моя жизнь. Все очень просто.
   Но вслух я сказала другое.
   - Что ты имеешь в виду?
   Зачем я так? Я ведь все поняла.
   - Кто я для тебя? Мне просто интересно, - голос Алекса слегка дрогнул, и я невольно поежилась. Он себя не контролирует. Эта ситуация для него нетипична.
   - Ты - моя семья, - просто сказала я, надеясь, что это общее слово подойдет, и я не буду нервничать еще больше.
   - Твоя семья? Кто конкретно? Кем ты меня представляешь? Братом? Добрым дядюшкой?
   Я задумалась. Что же сказать? Все это не пойдет, и я почувствовала, что если вот сейчас обману, то между нами появится стена из недомолвок или чего похуже, а если скажу правду, то обратно уже ничего повернуть не смогу.
   - Нет.
   - Нет?
   - Ты меня услышал, - я начинала злиться, ну, что за допрос?
   - Тогда кто? Твой друг?
   Я закатила глаза. И сердце это! Сейчас из груди выпрыгнет. Да что б тебя, Алекс! Нашел время!
   - Нет!
   - Правда? Неужели враг?
   - Пошел ты!
   Я отвернулась и уставилась в серую стену, провела рукой по шершавой поверхности, успокаиваясь.
   - Прости. Просто я устал. Чувствую, что мне чего-то не хватает. Я жил среди людей, видел и анализировал их действия, сроднился с ними и похоже стал одним из них.
   Боже мой!
   - Александра, ты знаешь, о чем я.
   Он не спрашивал. Значит, и отвечать не обязательно.
   - Знаешь, - прошептал он, мне в шею, и я поежилась от теплого дыхания. Ощутимо похолодало, но мне почему-то, наоборот, становилось жарко. Я знала, конечно, знала. Хоть рядом со мной все это время не было мамы, не было подруги, с которой можно все обсудить, но я понимала, хоть и отрицала это долгое время.
   Теперь мы оба станем ненормальными. Даже по меркам этого увядающего уничтоженного мира.
   - Знаю, - едва слышно сказала я и тут же ощутила теплые руки, обвившиеся вокруг спального мешка.
   - Просто позволь мне. Не отталкивай.
   - Хорошо, - чуть не всхлипнула я.
   Алекс уткнулся мне в шею, вызвав целую стаю мурашек и еще сильнее обнял.
   - Спи, Александра, спи.
   Я думала, что не усну. Не после такого. Но стоило глазам закрыться, как меня тут же поглотила тьма. И не имело значения, что мы застряли в какой-то непонятной трубе, что нас всего лишь трое, что завтра, возможно, мы не найдем ничего. Не имело значения ничего, лишь родной запах и крепкие руки, способные защитить меня от всего на свете.
  
   Так как вход был практически полностью закрыт, то я не сразу сообразила, что уже пора вставать. Еще не наступил рассвет, но сероватая дымка уже окрасила бесконечную пустыню в иррациональные несуществующие цвета, так что и описать нечто подобное не хватало человеческих слов.
   Мэтт все так же сопел, и Алекс решил этим воспользоваться вылез словно уж и отодвинул наиболее большие камни. И успел как раз вовремя. Парень заворочался и поднялся, недоуменно осматриваясь.
   - Ну, что там? Пора? - Мэтт поморщился, поднимаясь на корточки. Во весь рост не давала встать высота трубы. Еще бы ему не корчиться, спал то он на простом одеяле. Из мешка меня так и не попросили. Непорядок. Я должна делиться. К тому же, несла его не я в этот раз.
   - Да, завтракаем и выдвигаемся, - бросил Алекс и тут же исчез снаружи. Как обычно, пошел осматривать территорию.
   Мэтт лениво достал из сумки банку консервов и начал есть. Я последовала его примеру. Хорошо бы еще по нужде сходить, как бы ни прозаично это прозвучало. Парень быстро расправился со своим пайком и выполз из норы. Я ограничилась каким-то засохшим пряником и водой. Знаю, что поесть удастся не скоро, но аппетита не было, а руки мелко подрагивали.
   Чтобы не сидеть просто так, быстро скатала мешок и закрыла рюкзаки, вытащила их из нашего жилища. Поежилась. Как же холодно. Особенно, если пару минут назад был в относительном тепле.
   - Доброе утро, - Алекс был серьезен, сосредоточен, очевидно, уже настроился на предстоящий путь, но я заметила и нечто иное.
   - Доброе, - я опустила голову, стремясь не встретиться с ним взглядом и как только увидела, что он сделал пару шагов в мою сторону, буркнула, что пойду по своим делам. Алекс вздохнул и махнул рукой к каким-то камням.
   Вернулась я быстро, а ребята уже были готовы и ждали меня.
   - Идем сегодня на восток. Если верить карте, то в 10 часах была небольшая деревенька. Еда есть, так что ищем место, где можно укрыться и передохнуть. Осматривайтесь тоже. Возможно, я чего-то не замечу.
   Я фыркнула. Похоже, вышло слишком громко. Парни посмотрели на меня.
   - Алекс, а как ты определяешь направление? Научишь? Кругом один песок, никаких ориентиров. По звездам, что ли.
   - Да, - Алекс слегка замялся, - обязательно покажу, а пока не теряем время. Давайте бегом, чтобы согреться.
   Это он правильно. Я потерла руки о штаны, накинула рюкзак со спальным мешком и пристроилась за Алексом. Мэтт за моей спиной. Уже начинаю привыкать.
   И опять - бесконечная и бессмысленная гонка в поисках очередного куска еды или крыши над головой.
   По ощущениям мы шли, временами срываясь на бег, уже пару часов. Странно, уже должно теплеть. Немного, едва заметно. Но все же.
   Я передернула плечами, избавляясь от боли. Рюкзак здорово давил, да еще этот мешок не такой уж и легкий.
   Снова бег. Алекс то и дело срывался, все, что нам оставалось лишь следовать за ним в его же ритме. Причем, он наверняка именно нас и жалел. Сам бы он добрался на порядок быстрее.
   И все же, почему так холодно?
   Я подняла голову и покосилась на серовато-синее небо. Конечно, у меня нет часов. Да и смысла в них уже нет, но по всем ощущениям уже должен быть рассвет. Возможно, мы просто раньше вышли. Алекс знает, что делает, в любом случае.
   Я заметила, что мы стали бежать больше. Не смотря на пронизывающий до внутренностей холодный ветер, я начала потеть. Облачка пара вырывались изо рта и носа. В таком темпе я выдержу максимум пол часа. Мэтт позади тяжело дышал.
   Мы перешли на быстрый шаг, чтобы восстановить дыхание. Порывы ветра стали сильнее. Что происходит?
   Я дернула Алекса за рукав, и тот обернулся. Лицо обветренное, покрасневшее и обеспокоенное.
   - Нет времени на вопросы. Идем вперед. Нужно найти укрытие, как можно быстрее.
   Я кивнула и посмотрела на Мэтта, упершего руки в колени.
   - Я буду в норме, дайте пару минут.
   Только похоже этой пары минут у нас как раз-таки и не было.
   По небу пошли яркие всполохи, и загремело так, что заложило уши. Алекс нервно дернулся и побежал вперед, мы за ним. Сразу прибавилось сил, прошла одышка и то, что было раньше, оказалось не таким уж и плохим. Промелькнула мысль об обеденной жаре и, как ни странно, о том, что сейчас именно ее и не хватает.
   - Не успеем! - крикнул сквозь гром Алекс, но мы его расслышали и остановились.
   - Доставайте все, чем можно укрыться.
   Да он шутит, что ли?!
   Похоже, что нет.
   Алекс опустился на землю и принялся ожесточенно копать яму. Как-то это похоже на могилу, подумала я и лишний раз покосилась на сошедшее с ума небо.
   - Сана, прекрати пялиться, помогай! - гаркнул Алекс, и я резко подскочила, сразу же начала разбирать спальный мешок. За считанные минуты Алекс выкопал яму с пол метра и уложил нас с Мэттом. Затем стал укрывать всеми имеющимися одеялами и наконец сверху спальным мешком.
   - Что ты делаешь, Алекс? А ты?
   - Нет времени, я справлюсь.
   Мэтт ошарашенно смотрел на нас и вздрагивал от каждого раската.
   - Ты сошел с ума! Мы поместимся все вместе! - прокричал парень, но очередной оглушительный раскат стер все его слова.
   Алекс просто мотнул головой и подоткнул к нам наши же рюкзаки. Такая нелепая защита. Хоть бы это был просто дождь.
   Наконец, наше ожидание закончилось и первая капля упала мне на лицо. Алекс тут же накрыл меня. Огромные капли словно дикий рой начали падать рядом. Мешок в общем-то спасал, но мы лежали в песке и совсем скоро точно промокнем. Я выглянула, стараясь найти Алекса, который тут же закрыл мне голову.
   Мне кажется или капли стали тяжелее? Не смотря на все наши глупые попытки хоть как-то защититься, все, похоже, было напрасно. Мэтт тяжело дышал рядом, а я с опаской ощущала, как удары воды стали больнее. Сбоку потекли ручейки воды, которые ненадолго задерживали наши же рюкзаки.
   Тут что-то ударило в плечо, и я дернулась, потирая ушибленное место. Да что там падает с неба?
   Дальше я ощутила тяжесть, как будто меня укрыли еще десятком одеял.
   - Лежи и не высовывайся, - прошептал Алекс над головой. Он еще и собой меня укрыл! Горло сдавило спазмом. Нельзя расклеиваться!
   Я услышала ужасный треск. Молния! А мы лежим на открытом пространстве, хоть и наполовину в песке, но все же. Вокруг уже собрались целые озера воды, однако наша одежда была на удивление сухой. Тем не менее, не стоит долго рассчитывать на подобную удачу. Тут Алекс сжал меня сильнее, и я поняла, почему. С неба посыпались настоящие ледяные камни. Я никогда такого не видела. Одним глазом наблюдала из своего укрытия и ужасалась масштабу стихии. Алекс то и дело вздрагивал, принимая все удары на себя.
   Боже мой! Хотелось кричать и плакать от своего бессилия.
   Что же делать? Я ничем не могу ему помочь! Какими глупыми были мои прежние переживания и как нелепо я сама себя вела. Неизвестно, выберемся ли мы сегодня.
   - Скоро закончится. Потерпите еще немного, - крикнул Алекс, стараясь перекричать стихию. Мэтт лежал неподвижно, совершенно не реагируя ни на что, но я так волновалась за Алекса, что не думала о нем совершенно.
   И правда. Еще несколько минут, и лед сменился на обычный, хоть и частый дождь. Молния сверкала, но как-то лениво и уже вдалеке. После диких раскатов воцарилась тишина.
   Я почувствовала, как Алекс поднялся и потянул меня за собой, тут же укутав в еще сухие одеяла. Спина у меня полностью промокла, да и волосы тоже. Но в целом я чувствовала себя сносно, хоть и потряхивало неслабо то ли от озноба, то ли от пережитого страха. Сам Алекс промок насквозь, темные волосы прилипли к покрасневшему лицу, но выглядел он спокойным и довольным.
   - Ты как?
   - Нормально. Все закончилось.
   - Мэтт, вставай! - я только сейчас обратила внимание на то, что парень так и остался лежать на мокром песке, поджав ноги, - ну же, нам надо идти, иначе замерзнем.
   Я откинула мокрые вещи и натолкнулась на исполненный животного ужаса взгляд.
   Вот оно что. Похоже, он все понял. Не так, все должно быть не так.
   Мэтт посмотрел мне за спину и сжался еще сильнее. Стоило мне подойти, как он отпрянул и неловко упал в глубокую лужу, но, казалось, не заметил этого. Его взгляд был прикован к Алексу, который молча наблюдал за всеми движениями парня.
   - Мэтт, тебе не стоит бояться. Алекс поможет нам выбраться. Разве он нас хоть когда-то подводил?
   Мальчишка молчал, тяжело дыша. Грудь так и ходила ходуном.
   - В любом случае, нам нужно идти. Обсудим все потом, как окажемся в безопасном месте. Или ты мне не веришь?
   Мэтт промолчал, но, видимо, решил последовать моему совету. Поднялся и побросал мокрые вещи в свой рюкзак, накинул его на плечи и пристроился рядом со мной.
   Хотелось все объяснить, как-то утешить, но не было времени. Дождь не прекращался, к тому же не потеплело ни на йоту. Если мы задержимся, то точно замерзнем. Я с тоской посмотрела на открытую равнину перед собой.
   И вечно мы, неприкаянные, в поисках тепла, и вечно мы в пути, и вечно ждем надежды...
  
   Глава 6.
   Оставшаяся часть пути оказалась не менее трудной. Бег, то и дело, переходящий в быструю ходьбы согревал тело, но никак не мог высушить при такой температуре наши промокшие вещи. Рюкзаки налились тяжестью. А Алекс еще и тащил на себе спальный мешок. К тому же, я боялась с ним говорить. Как бы то ни было, а к Мэтту и он, и я привыкли. Что ж, время покажет.
   Действительно вскоре мы увидели очередные руины, но обрадовались им как сказочному дворцу. Крыша над головой и четыре стены - все, что нам нужно сейчас.
   Алекс оставил нас у одной из шатких построек и приказал ждать, сам же отправился на разведку. Спустя полчаса он вернулся и кивнул. И это место оказалось пустым, что совершенно не удивительно.
   Мы выбрали одно из выложенных кирпичом зданий. На самом деле, из всего здания осталась одна комната, все остальное представляло собой лишь проемы и трещины, вместо окон зияли уродливые кривые дыры, а кое-где и вовсе торчали лишь куски фундамента. Тем не менее, оставшаяся часть дома казалась надежной и во всяком случае защищала от непогоды. А ветер только усиливался. Возможно, придется здесь задержаться.
   - Давайте попробуем найти хотя бы пару сухих вещей. Остальное развесим тут, - сказал Алекс, ни к кому конкретно не обращаясь и тут же скинул мокрый свитер прямо на пол.
   - Господи, Алекс! Ты же сказал, что все в порядке!
   Вся его спина была в красных, местами отливавших синевой, кровоподтеках.
   - Я не обманул. Скоро все заживет. Внутренних повреждений нет, это просто синяки.
   Я сжала кулаки, вспомнив, что он еще и вещей нес больше, чем мы. Я ему только мешаю. Сам бы он точно успел найти укрытие. Эти мысли стали для меня привычными в последнее время, вызывая боль в груди.
   - Прекрати.
   - Что?
   - Что бы ты там себе не напридумывала, прекрати, - просто и как-то устало повторил Алекс.
   Я в ответ только шмыгнула носом и вспомнила о том, что я до сих пор во всем мокром и принялась выворачивать рюкзак. Сам рюкзак сразу же бросила на упавшую балку, туда же повесила и пару одеял, а также почти все свои вещи. Сухой был только спальный мешок, да и то внутри. Так что переодеться было не во что.
   Алекс времени не терял и уже разводил костер из валявшихся то тут то там обломков мебели. Видимо, люди крушили все на своем пути, а может, это мародеры, которых и язык не повернется людьми назвать. С другой стороны, чем мы-то сами лучше?
   - Мэтт, у тебя есть сухие вещи? - на какое-то время я совсем забыла обо всем произошедшем. Слишком уж напугал меня внешний вид Алекса. Честно говоря, я никогда не видела его раненным, а теперь он оказался не менее хрупким, чем я.
   Парень промолчал, и я повернулась в его сторону. Мэтт сидел в темном углу, опустив голову на колени, словно спал. Но я знала, что это не так.
   Позади затрещал костер, и я переглянулась с Алексом.
   - Мэтт, - я присела рядом с ним на пол, - я тебе все объясню.
   Парень немного дернулся, но не перебивал.
   - Когда все это произошло, мы с Алексом остались одни. Мои родители погибли. Я ведь тебе говорила. Да, и что прикажешь нам делать? Он не причинил вред ни одному человеку и защищал меня, да и тебя сегодня ценой своей жизни, между прочим, - почему-то я начала злиться, хотя первоначально хотела просто утешить парня, - разве он сделал тебе что-то плохое? Хватит распускать нюни! Снимай мокрую одежду, иначе заболеешь, а нам только этого сейчас не хватало.
   Мэтт поднял голову и горько усмехнулся.
   - Тебя это разве волнует?
   Ну все, достал!
   Волна злости, кажется, достигла своего предела, и я стукнула Мэтта по голове. Не сильно, конечно. Устала чертовски, но выплеснуть раздражение все же получилось. Он ошарашенно на меня уставился. Думаю, сам Алекс тоже немало удивился, но виду не подал и промолчал, что тоже хорошо.
   - Мэтт, мне повезло, что обо мне заботился Алекс. Не разрушай то, что возникло между нами. Мы обманули тебя, но без нас ты бы уже был мертв. И если бы мне было все равно, мы бы давным-давно тебя бросили. Как ты думаешь, что ты можешь нам дать? Чем ты можешь помочь? Ничем. Ты - такой же бесполезный, как и я сама. Но нам надо держаться вместе. Я не хочу сдохнуть в этом песке от голода, или попасть в лаборатории. Чего хочешь ты? Подумай!
   Я резко встала и начала снимать с себя мокрые вещи. Куртка и штаны полетели на деревянные ящики. Я сама осталась в длинном почти до колен дырявом свитере просто потому что под ним ничего не было. Возле костра уже лежали остатки кресел, на которые я и взобралась, вытянув грязные голые ноги к огню.
   - Ты не бесполезная, - Алекс дотронулся до моего плеча и бросил на колени чистую сухую футболку.
   - Еще какая, - футболку я взяла и с сомнением посмотрела по сторонам, думая, где бы мне переодеться.
   - Я отвернусь, не волнуйся.
   Я посмотрела на Мэтта, который уже поднялся с пола, но к нам не подходил, занявшегося разбором своего рюкзака, и быстро скинула мокрый свитер, тут же натянула футболку.
   - И как тебе удалось сохранить ее?
   Алекс повернулся и слегка улыбнулся, а потом передал еще и сухое пушистое полотенце. Очевидно, из тех вещей, что мы нашли в заброшенной больнице. Сам же стал снимать штаны, и я резко отвернулась. Ну, вот. Опять!
   Я замотала полотенец наподобие юбки и снова села к огню. Алекс пристроился рядом и тоже вытянул ноги вперед. Мэтта мы решили не беспокоить. Захочет - подойдет. Надо дать ему время к тому же.
   В этот момент мне было спокойно, хотя я и переживала о своих словах. Зачем я наговорила Мэтту столько гадостей? Надо было просто успокоить его. Все же он еще такой ребенок.
   - Не волнуйся ты так, - спокойно сказал Алекс, откинувшись на руки, - он справится. Если не захочет идти с нами, мы оставим ему припасы на первое время. Он уже не так уж и мал.
   Признаюсь, в этот момент я даже не сразу сообразила, о чем Алекс собственно говорит, заглядевшись на его тело. Он всегда казался мне сильным. Не мускулистым, а именно крепким, жилистым что ли. Вот теперь я в этом полностью убедилась. Плоский пресс, мышцы-канаты на руках и на ногах. Отрезвили меня обнаруженные тут же синяки.
   Алекс перехватил мой взгляд и покачал головой. Мол, ничего страшного.
   - Может, хоть чем-нибудь обработать? - жалобно предложила я, прекрасно понимая, что никакой мази у нас нет, а так антисептики только. Сейчас от них никакого прока.
   - Нет, спасибо.
   Я снова повернулась к огню, всматриваясь в всполохи огня. Говорят, люди древности могли видеть в нем свое прошлое и грядущее.
   Алекс вывел меня из задумчивости, проведя рукой по уже почти сухим волосам. Я прислушалась к своим ощущениям. Я боялась на него посмотреть, мне было неловко, он рядом почти голый. Смешно, но в таком виде я его еще ни разу не видела. Да что там! Я еще ни разу не видела ни одного парня в одних только трусах. Но я не вздрогнула, а наоборот подалась к нему. Почему-то этого касания было мало. Алекс притянул меня к себе, и я неловко повалилась ему на плечо.
   - Сама грация, моя Александра.
   В ответ я толкнула его в ребро, но слово "моя" отдалось телом в груди и разбежалось ласковыми искрами по всему телу.
   Было непривычно, но как-то правильно.
   - Согрелась?
   - Угу.
   - Может, перекусим?
   - Давай еще немного так полежим?
   Алекс слегка фыркнул мне на ухо и ухватив прядь моих уже полностью состоящих из песка волос, стал пристально ее рассматривать.
   - Сегодня я понял, что такое страх.
   - Добро пожаловать. Я частенько его испытываю. Все время боюсь.
   - Почему? Ведь я рядом, да и подобные шторы все же редкость. Раньше мы такого не видели.
   - Боюсь остаться одна.
   Вот я и сказала это. Да, это то, чего я боюсь до потери пульса. Потерять Алекса, остаться одной среди песка, палящего солнца и холодящего кровь мороза.
   - Этого никогда не произойдет.
   - Хочется верить.
   Вместо ответа Алекс осторожно гладит меня по голове и все волнения сегодняшнего дня уходят, смываемые волнами нежности. И чего я, спрашивается, опасалась? Я ведь знаю Алекса всю свою жизнь, и он столько же знает меня. Ближе его у меня все равно никого не будет. Я вцепилась в его бок и заснула, совершенно забыв и про ужин, и про Мэтта.
   Следующий день встретил меня теплом, поддерживаемого ночью костра, тихими, едва слышными разговорами и голодом. В животе заурчало так, что я резко подскочила.
   - С добрым утром, соня, - Алекс присел рядом и протянул мне консервную банку, полную горячей каши. Вот это да! Сама я оказалась лежащей на все той же импровизированной кровати у костра, правда, еще и укрытая высохшим одеялом.
   - Доброе утро. Спасибо, - я с удовольствием взяла в руки горячую банку и подержала немного, наслаждаясь тем, как тепло проникает в пальцы, - вы разговаривали или мне показалось?
   - Нет, не показалось. Перекинулись парой фраз. Мэтт останется с нами.
   Я облегченно выдохнула. Все же я здорово к нему привыкла. Да и отпустить его непонятно куда просто не позволила бы совесть.
   - Сегодня останемся здесь, переведем дух, посмотрим на погоду, да и вещи не все высохли.
   - Хорошо, - я быстро слопала горячую кашу, то и дело обжигая рот, и поднялась. Очевидно, что на улице снова холодно. Костер так и горит, и стоит отойти чуть подальше, как холодный ветер касается конечностей, вызывая толпы противных мурашек.
   Раз мы остаемся, надо привести в порядок все вещи. Я с тоской осмотрела побросанную то тут, то там одежду и принялась ее осматривать. Некоторые вещи уже высохли, и я аккуратно сложила их. Алекс протянул мне герметичный пластиковый пакет. Теперь понятно, как он сохранил футболку и полотенце. Знали бы, взяли бы таких пакетов больше. Кое-что из лекарств пришлось выбросить. Особенно жалко было некоторые обезболивающие в старых бумажных упаковках, совершенно размякшие от воды.
   Перебирая свой рюкзак, я натолкнулась на какую-то тетрадь. Что это такое? И сразу же вспомнила - еще там в больнице я нашла записную книжку какого-то врача. И зачем я только ее взяла? Лучше бы лишние консервы прихватила. Наверное, машинально бросила.
   Что ж, вещи сложены. Алекс ушел, как обычно, на осмотр территории. В этот раз, правда, один. Мэтт делает вид, что меня здесь нет и занимается своими делами. Почему бы и не почитать? Вдруг какие-то записи уцелели.
   Я открыла книжку и тут же поморщилась. Этот странный доктор писал старыми чернилами, которые, естественно, растеклись, оставив только уродливые кляксы и синие потеки. Неужели в последнее время кто-то писал от руки, да еще и старомодными ручками? Даже мы в школе использовали стики с бесконечными чернилами, которые можно было ими же и стирать, и менять цвет, да и почерк тоже, а то и вовсе использовали учебные буки. Зачем так делать? Непонятно ...
   Я пролистала еще пару страниц, на которых ничего нельзя было разобрать и тут натолкнулась на совершенно сухую, и поэтому сохранившуюся запись.
   22.03.2358
   Сегодня я все рассказал Саймону, все. Не скрыл ничего, ни подозрений, ни явных фактов. Он выслушал, не перебил. И я знаю, поверил мне. Но что толку от нашей веры или нашего же неверия? Конец близок. Мы - вымерший вид, как когда-то миллионы лет назад исчезли динозавры. Кто бы мог подумать, что мы уподобимся им? Саймон говорит, что это стоит обнародовать. Пусть люди знают. А я просто боюсь. Начнется паника, хаос. Люди ... я ведь знаю, просто поубивают себе подобных. Тысячи и тысячи. Наш вид никогда не отличался особой добротой, а в такие моменты и подавно. Нет, даже если нам осталась лишь пара дней, я хочу провести ее в покое. Поэтому завтра позову Кэсси. Зря я ее обидел, зря запретил приходить. Она не виновата в том, что не человек, не виновата в том, что не всегда понимает меня. К тому же, она дорога мне как никто больше. Решено. Так и сделаю.
   - Надо же, похоже на дневник.
   - Что? - Мэтт, похоже, подумал, что я обращаюсь к нему.
   - Ничего, я вроде как нашла настоящий дневник, написанный от руки. Представляешь? Еще там, в больнице.
   Мэтт подошел поближе и с сомнением посмотрел на потрепанную тетрадку у меня в руках.
   - Ты не против?
   - Нет, конечно. Садись. Похоже, этот доктор пишет о последних днях до конца. Смотри тут дата. Все начнется меньше, чем через месяц.
   Мэтт сел на деревяшку рядом и быстро просмотрел написанное.
   - Трудно разобрать. Странный почерк.
   - Ага. Прочитал? Тут дальше ничего не ясно. Я переверну сейчас.
   Следующая страница также уцелела, и мы принялись за чтение.
   25.03.2358
   Кэсси рядом, и я больше ничего не боюсь. Она - мой свет и мой проводник в мир мрака. Как только я все ей рассказал, она не сомневалась ни минуты и сразу же мне поверила. Иначе и быть не могло. Как же мне ее не хватало! Кэсси говорит о бункере недалеко от моей больницы. Предлагает натаскать туда запасов и закрыться, переждать хоть какое-то время. Но я так думаю, она имеет в виду, спрятаться от обезумевших людей. Боже, как она права! Я уже предвижу толпы, хватающие все подряд, нужно им это или нет. Они будут идти по головам, толкать своих братьев и сестер, не обращать внимания на крики близких друзей, нет, им лишь бы насытиться и набить свою утробу. Я не знаю, что ответить Кэсси. Мне кажется, что лучше оставаться в больнице. Раненных будет много, этого не избежать. Каждый врач будет на счету. Долг велит. Но как же Кэсси? Все подумают на таких как она. Все ее знают. Я боюсь прежде всего за нее. Толпа просто-напросто разорвет ее на части. Боже, дай мне сил принять правильное решение.
   - И как это понимать? Кэсси, она же, сантеллит?
   - Судя по всему, да. И почему он говорит, что люди подумают на таких, как она? А разве ...
   - Все это полная чушь! Эти выродки отрубили всю энергию, захватили власть и оружие, сделали из нас подопытных кроликов. А этот твой доктор просто чокнутый!
   - Мэтт ...
   - Мне не интересно. Читай сама, если хочешь!
   Парень отвернулся и принялся ожесточенно копаться в своем уже трижды собранном и разобранном рюкзаке.
   А только все стало налаживаться. Эх...
   Я посмотрела на тетрадь. Удивительно все же. Этот человек что-то знал, или думал, что знает. Ладно, оставлю это на потом. Покажу Алексу. Ему точно будет интересно.
   Алекс, кстати, вернулся довольно быстро. И без каких-либо новостей. Даже не знаю, радоваться этому или нет. Мы уже столько дней в пути и никого не встретили. Это пугает. Хотя с другой стороны не знаешь на кого можно натолкнуться.
   - Как у вас дела?
   - Все путем. Вот, смотри, нашла еще в больнице и забыла совсем, - я протянула Алексу тетрадь, - вроде бы, принадлежала одному из врачей, но я могу и ошибаться.
   - Интересно. Только начала читать?
   - Да, - я улыбнулась, когда Алекс сел на пол и скрестил ноги как в детстве, - только совсем мало страниц уцелело. Написано старыми чернилами, да еще и почерк непонятный.
   - Ну, тогда уж точно врач, - хмыкнул Алекс, а я недоуменно посмотрела на него. И как это связано? Не поняла.
   - Давай почитаем. С Мэттом говорила, кстати?
   - Так, пара слов, не больше, - вдаваться в подробности совершенно не хотелось.
   - Как там на улице?
   - Температура не растет совсем. При такой погоде мы могли бы спокойно идти днем, не заботясь о жаре, если бы только все обошлось без подобных вчерашнему сюрпризов. Не волнуйся, время покажет, как нам поступить.
   Я согласно кивнула, и мы приступили к чтению. Алекс быстро просмотрел первые страницы, слегка нахмурился, но мне ничего не сказал. Затем была пара истертых и даже вырванных страницы, потом непонятные мне рисунки, и только затем текст.
   3.04.2358
   Я все же поддался на уговоры Кэсси. Да и разве когда-то было иначе? Она хочет спасти меня, уже полностью снабдила наше укрытие необходимыми вещами. Сегодня я там был. Мы проверили замки и надежность дверей. Но я чувствую себя трусом. Я так слаб, и если бы не она, поддерживающая меня все это время, я бы, пожалуй, не вынес этого и пустил бы себе пулю в лоб. Кем я стану для потомков? Убийцей или спасителем? Кем они будут меня помнить, те немногие оставшиеся поколения и будут ли помнить вообще? Я мечтаю, что когда-нибудь, люди утолят свою жажду насыщения и обратятся к чистому знанию. Тогда они смогут понять меня, мои мотивы, страхи. Ведь я обычный человек. Как бы я хотел повернуть время вспять! Хотя ... я точно обманываю себя. Даже если бы у меня была такая возможность, я бы вновь поступил также. И лучшим доказательством является Кэсси, моя надежда. Знаю, что подобных ей много, и они защитят все, что осталось, они сохранят наш мир и возродят человечество.
   Мои пальцы задрожали, когда я переворачивала страницу. О чем вообще он писал? В его понимании сантеллиты выступают нашими спасителями. Или мне это просто кажется? Ничего не понимаю.
   4.04.2358
   Еще один безопасный день закончился. Молю Бога, чтобы это продлилось как можно дольше. Кэсси не отходит от меня ни на секунду, боится, что я откажусь от задуманного. Но это не так. Я люблю жизнь, какой бы она не была. Даже полной сожалений. И ... теперь уже не боюсь в этом признаться, люблю мою Кэсси. Сейчас бы меня никто не понял, но я не нуждаюсь в их признании. Я просто наслаждаюсь этими мгновениями с ней и не устаю поражаться полету человеческой мысли. Если меня когда-нибудь не станет, и этот дневник будет читать кто-то чужой, сломленный обстоятельствами, уверенный, что все погибло, послушай меня, друг. Ты - человек или сантеллит, не важно, ты наследуешь землю. Сохрани ее и сохрани себя. Не бойся мечтать и творить. Живи, борись за жизнь, но помни и о душе. Я уверен, она есть у всех. Не смейся! Даже созданные нами же существа - ничто без души. Я - ученый, но я всегда верил в Бога, продолжаю верить и сейчас. Вижу в Кэсси Его отражение.
   - Алекс, у меня просто нет слов..., - прошептала я, в то время как сам Алекс буквально выхватил у меня записную книжку и принялся ее остервенело листать. Я даже испугалась, не порвет ли он ее.
   - Что ты хочешь там найти? - спросила я и поежилась от ответного взгляда.
   - Отражение моих мыслей, Александра.
   Мне стало не по себе, тем более, Алекс буквально процитировал этого неизвестного доктора, а если еще учесть то, о чем мы прочитали, становилось и вовсе жутко.
   - Дай ее мне на время. Обещаю, что отдам.
   Я пожала плечами. Самой было ужасно интересно, что же там еще описано, но отказать в такой малости Алексу я просто не могла.
   - Бери, конечно. Тем более, она мне не принадлежит.
   Алекс ничего не ответил и прижал к себе книжку как настоящее сокровище. Я не могла не улыбнуться.
   - Есть будем сегодня? - несколько грубо крикнул Мэтт.
   Я вздохнула, сдерживая очередную порцию раздражения.
   - Само-собой и сейчас твоя очередь нас угощать, дорогой наш напарник! - я хлопнула паренька по плечу и отправилась по своим маленьким делам. Жаль, здесь нет никакого крана. Жуть, как хочется искупаться. Все тело чешется. Я уже не говорю о голове. А эта книжка ... При всем желании выбросить из головы прочитанное не удавалось. Врач определенно был влюблен в Кэсси, которая, судя по всему, была сантеллитом. Она уговорила его спрятаться в бункере. А раз он работал в больнице, то, возможно, это как раз тот бункер, где мы нашли Мэтта. Расстояние не такое уж и большое.
   Я вышла из здания и поежилась. Что же такое творится с этой чертовой погодой? Холодно. Ветер пробирает прямо до костей. А у нас теплой одежды не так уж и много. Наверное, не стоило так жаловаться на жару. Видимо, наши мысли все же достигли высших сил.
   Сделав все свои дела за одиноким камнем, я поспешила обратно. Сейчас почему-то хотелось укрыться за стенами. Земля все больше и больше становилась для нас чужой. Теперь мы не знаем, чего ждать от завтрашнего дня. И если бы не отсутствие продуктов. Эх!
   Мэтт громко бил ложкой и стенки консервной банки, всем своим видом показывая, что он думает о моей просьбе готовить еду. Ну, ладно, друг мой. Разберемся с тобой позже, когда пройдет очередной псих. Алекс же зарылся с головой в книжку доктора и не на что не реагировал. Я открыла рюкзак и с тоской посмотрела на тающие буквально на глазах припасы. Не вовремя эти неясности с погодой. Как бы не пришлось возвращаться. Я взяла первую попавшуюся банку и открыла ее. Подумала и прихватила пачку печенья, раскрошила ее в банку и стала есть прямо так, руками. Единственная ложка оказалась занята.
   Покончив с нехитрым ужином, я собрала остальные высохшие вещи в рюкзак и застегнула его. С некоторым омерзением натянула свои штаны и свитер, больше напоминавший клубок проволоки. Надо бы его заменить при первой же возможности. Затем расстелила спальный мешок и тут же поймала жалостливый взгляд Мэтта.
   Черт!
   Ненавижу себя за это!
   - Мэтт, иди сюда. Сегодня твоя очередь спать в мешке. Я лягу рядом с ...
   - Меня это не колышит! - бросил парень и моментально закутался в спальный мешок, отвернувшись от меня.
   Вот и делай добро людям.
   Я неловко потопала к Алексу, который соизволил отвлечься от чтения и наблюдал всю эту сцену. Мне стало неловко.
   - Разрешишь к тебе присоединиться?
   - Конечно. Ты можешь не спрашивать.
   Я бросила несколько одеял на деревяшки и укрылась курткой. Алекс лежал рядом, подложив руку под голову.
   - Он не обижается на тебя, на самом деле, - пробормотал Алекс, всматриваясь в потрескавшийся потолок. И что он там увидел такого интересного?
   - Думаешь?
   - Уверен.
   - Иногда такое ощущение, что он просто меня ненавидит.
   - Это не так.
   - От этого не легче, - призналась я, - я к нему привязалась.
   - Знаю. Поверь, скоро все изменится. Трудно воспринимать все иначе, когда всю, пусть и недолгую, жизнь верил во что-то. За один день перемены не возможны.
   - Спасибо тебе.
   - И тебе, - прошептал Алекс.
   Я повернулась на бок и столкнулась с его веселым взглядом. Ужасно приятно было на него смотреть. Я знаю, что сантеллиты создавались идеальными. Прежде всего, они должны были быть красивыми в общечеловеческом смысле. Никто никогда не видел полного или прыщавого сантеллита. Да, это был основной критерий. Извечная истина оказалась верна - встречают по одежке. Вторым критерием была психологическая составляющая. Сантеллит, попадая к своему хозяину, несколько дней обычно просто молчал, таким образом, проводя глубокий анализ поведения и особенностей хозяйского характера. То есть если хозяин был болтуном, то сантеллит говорил мало, любил слушать, если же хозяин чего-то страшился, то сантеллит никогда не оставлял его одного, спал рядом, защищал от назойливых насекомых или темноты.
   Все это мелочи, но они сделали их незаменимыми. Разве другой человек может понять меня так, как Алекс? Разве разглядит мои плюсы и минусы? Ну, и конечно, третий пункт. Сантеллит защищал своего хозяина от смертельной опасности. Думаю, именно поэтому родители и привели Алекса. Может быть, они о чем-то догадывались уже тогда.
   - Почему ты так на меня смотришь?
   - Мне это нравится, - я высунула руку из-под одеяла и провела пальцами по его бровям. Алекс закрыл глаза и улыбнулся.
   - Скажи, в тот первый день, ты понял, какая я?
   - Нет.
   Я удивилась. Обычно, насколько я знаю, для сантеллитов это не было проблемой.
   - Почему? Как же ты тогда ...
   - Втерся к тебе в доверие?
   Я посмотрела внимательно на Алекса, но не заметила признаков обиды. Надеюсь, я ничего не испортила.
   - Ну, ты же лучше знаешь, как подобное происходит.
   - Я не захотел этого.
   Просто не захотел? Ничего себе. Не знала, что такое возможно.
   - Прикоснись ко мне еще раз.
   Невольно я обернулась и посмотрела на Мэтта.
   - Не волнуйся. Он спит. И я же не прошу тебя делать что-то смущающее, правда?
   Я пробурчала нечто невнятное и немного повозилась на неудобных досках. Алекс терпеливо ждал, все так же с закрытыми глазами.
   Было как-то не по себе. Рука задрожала, и я прикусила губу до боли. Затем закрыла глаза и снова коснулась пальцами его лица, провела линию по слегка нахмуренному лбу, ощущая крупицы песка на коже, обвела дуги бровей. Мне понравилось, я невольно улыбнулась и открыла глаза, и тут же встретила внимательный взгляд зеленовато-карих, слегка потемневших глаз. И правда, уже стало темно. Костер едва горел, но никто из нас не пошевелился, чтобы добавить еще пару деревяшек. Алекс в ответ провел рукой по моей щеке, вызвав стаю мурашек, но почему-то на руках и спине, наклонился ближе и поцеловал меня в лоб. Я даже всхлипнула. Сердце забилось как одержимое, и я схватила руки Алекса крепко-крепко, боясь, что это прикосновение скоро растает. Ощущения просто непередаваемые. Я уже дрожала всем телом, и похоже передавала эту дрожь и ему. Он слегка отклонился, разрывая контакт, и я расстроилась, даже возмутилась.
   Это неправильно!
   - Моя Александра, - прошептал Алекс и на этот раз коснулся уже моих губ. То, что я испытала раньше, всего лишь секунду назад, не шло ни в какое сравнение с этими совершенно новыми для меня ощущениями. Внутри что-то будто взорвалось и горячая лава стала растекаться по всему телу. Внизу живота и в груди заболело и заныло, но я бы ни за что не отказалась от такой боли. Отчаянно хотелось испытывать ее снова и снова.
   Не знаю, сколько прошло времени, секунда или час, но Алекс отстранился, выпустив облачко пара. Похолодало. Меня же охватил такой жар, что я ничего иного не чувствовала.
   - Сана, я ..., - его голос дрожал, я знала, что он испытывает такое впервые и была ему благодарна. Эти эмоции мы разделим пополам, как и прежде, все остальное.
   - Ничего не говори, - с трудом произнесла я, - это было ... прекрасно, - внутри меня бушевали настолько смешанные эмоции, что мозг буквально разрывался, не зная, за что ему взяться в первую очередь. Хотелось плакать и смеяться, вскочить и радостно закричать и в то же время, неподвижно лежать, растекаясь, подобно медузе.
   - Это был мой первый поцелуй, - зачем-то сказала я очевидную вещь.
   - Наш, - прошептал Алекс и уткнулся мне в плечо, втягивая мой запах.
   - Наш, - повторила я, испытывая величайшее счастье в своей жизни.
  
   Когда я проснулась, я не сразу сообразила, где, собственно, нахожусь. Протирая глаза, я пыталась вспомнить, как вообще умудрилась вчера уснуть. Но на ум ничего не приходило, и я махнула на это рукой.
   Рядом потрескивал уютный костер, распространяя вокруг приятный запах. Я потянулась и увидела, что Мэтт уже проснулся и стоит у двери, всматриваясь во что-то. Алекса не было видно.
   - Доброе утро, Мэтт! - бодро воскликнула я и стала скатывать одеяла.
   - Доброе, - буркнул паренек, все так же стоя ко мне спиной.
   - Где Алекс?
   - Ушел.
   Вот и весь разговор. Вздохнув, я предприняла очередную попытку.
   - Сказал куда?
   - Да. Он пошел к нашей предыдущей стоянке, - спокойно ответил парень.
   - Что?! - я бросила так и несвернутые толком одеяла на пол и подошла к Мэтту, - он ушел без нас? Так далеко?
   - Да что с ним станется-то! - выплюнул Мэтт и зашагал прочь.
   У меня же от возмущения просто не нашлось никаких слов. Да как он мог?! Даже не сказал мне, не спросил совета! А вдруг начнется такой же шторм? Или еще что-нибудь похуже? Я вышла из дома и поежилась. Холодно и ни единого намека на потепление. Что это, зима или очередная причуда погоды? Я запуталась в месяцах и во времени тоже, полностью доверяя ощущениям Алекса. Но одно знаю точно, в наших краях раньше зимы как таковой не было. Мы бегали в легких куртках, иногда шел небольшой дождик. Что же происходит сейчас? Мы, конечно же, отошли уже порядком от того места, где жили. Я ничего не понимаю...
   Я вернулась в дом и села у окна, вглядываясь в горизонт и тут же кое-что поняла. Мэтт тоже смотрел туда, ждал, когда вернется Алекс. Значит, еще не все потеряно. Я немного успокоилась и старалась не смотреть особенно на темные тучи вдалеке. Он справится. Я в этом уверена.
  
   Глава 7.
   Время ползло как черепаха. Я исходила всю нашу комнатку из угла в угол так много раз, что вполне сравнилась с нашими ежедневными многочасовыми переходами. За это время я успела о многом подумать, миллион раз разозлиться на Алекса и миллион же раз его простить. Я слышала, как Мэтт ходил туда-сюда, открывал банку консервов, обедал, грел воду на костре. Но все это проходило как-то мимо. Я так боялась пропустить появление Алекса, так измучила себя, что когда стало темнеть, я не сразу разглядела одинокую фигурку на фоне покрасневшего песка. А стоило мне сообразить, что это он, навьючен со всех сторон сумками, то я не понимая ничего, выбежала ему навстречу. В горле возник ком, мешавший мне крикнуть ему, что вот она я, сейчас я помогу.
   Нет, не выходило ничего.
   Алекс остановился в десятке метров от меня, и я увидела его измученное, обветренное лицо, потрескавшиеся губы, а еще я увидела широкую улыбку. Он сбросил все сумки и побежал ко мне, словно не было этого утомительного перехода, словно не было медленно отравляющего ожидания и неясных страхов.
   - Алекс, я тебя убью, - прошептала я, находясь в его крепких объятьях, только голос мой прозвучал отнюдь не так уверенно и рассерженно, как я рассчитывала, наоборот, едва слышно, сдавленно. Вообще в этот момент я боролась со слезами.
   - Убивай, я заслужил, - так же тихо прошептал Алекс.
   Я тут же спохватилась. Время для убийства еще придет. Надо бы его покормить и дать отдохнуть. Все же такой переход совсем не шутка.
   - Пойдем внутрь, - пробормотала я и схватила Алекса под руку, не столько помогая, сколько опасаясь, что он снова уйдет. Какая же я паникерша.
   Мэтт сидел у костра и то и дело подкидывал тонкие деревянные щепки. При нашем появлении он не сказал ничего, но я заметила облечение на его лице.
   Усадив Алекса, я принесла ему консервы и бутылку воды.
   - Ничего не приготовили. Извини.
   Алекс только отмахнулся и принялся с аппетитом уплетать предложенное. Когда с едой было покончено, он устало завалился на спальный мешок. Я села рядом, решив подождать, пока он уснет.
   - Прости, что ушел так. Не хотел тебя будить. Ты так сладко спала.
   Ну вот и как на него обижаться?
   - В следующий раз все же разбуди. Я очень волновалась, - больше ради приличия пробурчала я.
   - Обязательно, - пообещал Алекс, но мне показалась, что он подшучивает надо мной. Ладно, оставим все это. Главное, что он добрался целым и невредимым.
   - Почему ты ушел? Запасов хватило бы еще на неделю.
   - Мне не нравится эта погода. Все меняется. Неизвестно, сколько еще мы здесь проторчим. Да и защита так себе. Надо поискать что-то покрепче.
   Я согласилась с ним. Хоть над нами и была крыша, но выглядела она, мягко говоря, не очень.
   - Завтра пойду вперед, осмотрюсь. Возможно, там будут здания покрепче.
   - Мне не нравится, что ты идешь один.
   Алекс улыбнулся в ответ и ничего не сказал. В принципе, все было понятно. Сам он справится быстрее. Намного быстрее, если меня или Мэтта не будет на хвосте.
   - Мне не стоит спрашивать, как прошел день?
   - Не стоит. У меня появились седые волосы из-за тебя.
   - Неправда.
   Я только хмыкнула и собиралась встать, но Алекс удержал меня.
   - Останешься со мной?
   - Вообще-то сегодня твоя очередь спать в спальном мешке.
   - Обойдусь.
   - Тогда его займу я, - мстительно сказала я и потопала разбирать спальное место, не обращая внимания на сопение за спиной. И что на меня нашло? Когда переживания немного улеглись, мне захотелось так поступить. Я покачала головой, злясь на себя и, в то же время, чувствуя прилив энергии. Мне было весело и как-то странно. Мне понравилось издеваться над ним. Разве это правильно?
   Подавив желание обернуться и посмотреть на Алекса, я закончила со спальным мешком и только сейчас почувствовала, как голодна. И правда, я не ела весь день. Разворошив свой рюкзак, я достала очередную банку консервов и какие-то хлебцы. Специально села спиной к Алексу, стараясь не вдумываться в свое поведение. Как жаль, что некому мне подсказать или просто сказать в лицо, какая я дура.
   Я громко вздохнула и встала со своего места, закончив нехитрый ужин, потянулась к бутылке с водой и столкнулась плечом к плечу с Алексом. Он не выглядел обиженным, наоборот, с трудом скрывал улыбку, но его выдавали смеющиеся глаза.
   И как это понимать?!
   - Держи воду, - сказал он и протянул мне маленькую пластиковую бутылку. На этикетке был нарисован малыш. Детская вода. Последний ребенок, которого я видела, хотел запереть меня и убить, скорее всего.
   - Спасибо.
   - Мм ... Я тут поразмышлял и решил воспользоваться спальным мешком. Думаю, заслужил.
   - Что? Ты же только что отказался!
   - Я передумал, - Алекс отвернулся, но я заметила, что его плечи вздрагивают. Он смеется надо мной. Осознание этого привело меня в замешательство. Почему так происходит? Ничего не понимаю.
   - Александра, - Алекс уже повернулся и взял меня за руки, - не волнуйся ни о чем, просто доверяй себе и мне.
   - Мне иногда кажется, что мы как первые люди на земле, все узнаем в первый раз. А ты частенько ставишь меня в тупик!
   - И это прекрасно, - улыбнулся Алекс, - но спальный мешок все же сегодня займу я.
   - Ну и пожалуйста!
   Алекс тихонько засмеялся и нарочито громко стал укладываться, то и дело восклицая, как же хорошо, спать на мягком.
   Вот же ... гад!
   Кое-как умостившись на твердых досках и укрывшись одеялом, я только сейчас поняла, как устала за весь день. Я ничего не делала, но тело страшно ломило, а когда схлынула тревога, то я вся как-то обмякла. Слегка поежившись, (все же как холодает!) я укуталась в одеяло наподобие кокона и попыталась заснуть. Но все как и прежде.
   Через несколько минут я услышала Мэтта. Где он был, я не знала, но и запереть его не могла. Парень немного постоял, осматривая нас и пошел в мою сторону. Лежала-то я рядом с костром.
   - Опять не спишь?
   - Ага. А ты?
   - Да так, неохота.
   - Иди сюда, ближе, а то я замерзну.
   - А как же твой дружок, не заревнует? - бросил Мэтт.
   Я улыбнулась.
   - Нет. Давай, а то превратимся утром в ледышки.
   Мэтт пожал плечами и примостился прямо под боком. Но сон не шел и к нему.
   - О чем думаешь?
   - Ни о чем, честно говоря. Хотя ... скажи, ты правда с ним? Ну, вы вместе?
   - А что? Тебя это волнует?
   - Ну, это как-то противоестественно, что ли.
   Я горько усмехнулась.
   - Мэтт, я осталась с Алексом одна, еще когда была совсем маленькой. Он уберегал меня от всего, что представляло хоть какую-либо опасность, и как видишь, справился на отлично. Возможно, даже чересчур... Сначала я просто ощущала привязанность и благодарность. Да и как иначе? Когда все началось, он ведь был ненамного старше. Как же нам все же повезло не попасться... А потом все стало меняться. Я не знаю, как это объяснить, я и сама ничего не понимаю, но знаю точно одно - без него я просто не смогу, - я с тоской посмотрела на Мэтта, - понимаешь?
   - Стараюсь, - признался парень.
   - Спасибо.
   Парень немного повздыхал и поворочался, устраиваясь поудобнее.
   - Как же все странно.
   - Мэтт, странно, что мы еще живы, все остальное - ерунда. Спи.
   Говорить ему дважды не пришлось. Спустя несколько минут Мэтт засопел, а я так и лежала, наслаждаясь теплом живого тела и думала. О чем? О бессмысленности жизни, о конце света, об Алексе.
  
   Я проснулась от холода. Ноги и руки озябли, не смотря на то, что Мэтт прижался ко мне всем телом. А еще нас укрыли дополнительной парой одеял и даже нашими куртками. Не трудно догадаться, кто именно это сделал. Рядом горел жадный костер, забирающий все тепло себе и почему-то мало согревающий нас.
   Алекс, полностью одетый, стоял у окна и куда-то смотрел. Я осторожно вылезла из кокона вещей, стараясь не разбудить Мэтта и тут же пожалела. Как же холодно!
   Алекс обернулся на шум и я встретила его обеспокоенный взгляд.
   - Как там? - прошептала я, кивая на окно.
   - Подождем до обеда, - уклонился от прямого ответа Алекс, - возможно, чуть потеплеет. Я сейчас уйду на пару часов. Хочу пройти чуть дальше. Это здание точно не подойдет для зимовки, да и костер скоро будет нечем топить.
   - Мне пойти с тобой?
   - Не стоит. Так мне спокойнее.
   - Хорошо. Просто мне не по себе, когда ты уходишь.
   И это было правдой. Я настолько свыклась с тем, что он рядом, что не видеть его постоянно было как-то неправильно, странно. Да и стоит вспомнить тот случай, когда мы разделились. Эх, не накаркать бы!
   - Не волнуйся. Уверен, здесь никого нет. Сейчас важна скорость.
   - Знаю, - я взъерошила его волосы и улыбнулась, стараясь отогнать нехорошее предчувствие, - тебе надо подстричься.
   Алекс покачал головой. Мол, не до этого.
   - Даже не спорь, как вернешься, так и возьмемся, а то станем как доисторические люди и будем заворачиваться в шубы из своих же волос.
   - Они так не делали! - прыснул Алекс, и мое волнение немного улеглось.
   - Делали, не спорь.
   - Ага, как же!
   Я начала одеваться, все еще улыбаясь. Немного подумав, натянула старые штаны сверху тех, в которых спала. Алекс принес много вещей, так что надела и пару широких, явно не моего размера, кофт, сверху еще набросила куртку и заплела волосы, которые были уже ниже плеч. Как же хочется их помыть, но при такой погоде и думать об этом нечего. Уже даже прикасаться к ним было неприятно, надо остричь как можно короче.
   Алекс тоже не терял время и уже полностью укомплектовался. Я увидела за его спиной пару пустых рюкзаков, в которые он как раз бросал две бутылки воды. Сердце сжалось. Да что это со мной? Он же всегда уходил вперед осматривать территорию. Почему сейчас я не хочу его отпускать?
   Он поймал мой взгляд и нахмурился. Нет, только этого не хватало.
   - Алекс, просто пообещай, что будешь осторожен. Пожалуйста.
   - Конечно. Поверь, я хочу вернуться к тебе и еще раз попробовать тебя поцеловать. Это было так ...
   Я не дала ему договорить, схватила его за руки и прижалась к его губам. Не думаю, что я делала это правильно, но я так хотела выразить, что он мне нужен, что уцепилась как самый натуральный клещ. Алекс на секунду замер, а потом ответил так же, как и я, сильно, отнюдь не нежно, зеркально отвечая на мои мысли.
   Тяжело дыша, я отпустила его руки, на которых точно будут синяки.
   - Я скоро приду, ни о чем не волнуйся, - Алекс погладил меня по щеке и вышел наружу, не оборачиваясь. А я так и стояла, смотря на его удаляющуюся фигуру и сдерживала желание остановить его.
   - Опять ушел?
   Я обернулась. Мэтт стоял рядом, весь взъерошенный и завернутый как раз во все одеяла, которыми мы и укрывались.
   - Да.
   - Ужас, как холодно-то. Что планируете делать?
   Я вкратце рассказала ему о планах Алекса, и чтобы не издеваться над собой, как в прошлый раз, придумала нам занятия. Во-первых, мы разобрали все, что принес Алекс и разложили по сумкам, приготовили две с самым необходимым на случай быстрого ухода. Все же и я становлюсь немного параноиком. Затем прошли по всему зданию и собрали все деревяшки, какие только могли найти и сложили недалеко от костра. Мэтт предлагал развести еще один, но я отказалась. Неизвестно, сколько мы здесь пробудем, так что не стоит разбрасываться. Затем мы перекусили, и я начала нервничать. По моим подсчетам, довольно приблизительным, но все же, Алекс уже должен вернуться.
   - Александра, давай почитаем ту книженцию.
   - Что? - я не сразу сообразила, что Мэтт говорит о записной книжке врача, - эм, ну, давай.
   Какой-никакой, а все же повод отвлечься.
   Книжка нашлась у спального мешка, который мы постелили на деревяшки и уселись сверху.
   Я открыла страницу, на которой остановилась сама и тут же нашла целую запись, правда, краешек листа был оторван, но начало сохранилось.
   10.04.2358
   Сегодня со мной говорил Сэм. Судя по всему, он что-то знает. Задавал разные подозрительные вопросы. Боюсь делиться с ним своими мыслями, учитывая его должность. Лучше промолчать. Не хочу оставлять Кэсси одну. И все же я слаб... Вот, передо мной сидит человек, полностью изменивший человечество. В какую сторону - покажет лишь время. Слава Богу, он быстро ушел и, кажется, поверил мне. Надо срочно связаться с ...
   Здесь лист как раз и обрывался. Жаль.
   Я перевернула страницу.
   - Здесь все размыто водой, - сказал Мэтт, потирая руки, - смотри, только отдельные слова.
   Да, я тоже это вижу. Часто мелькает имя "Кэсси", оно и понятно.
   - Листай дальше, ничего тут не поймешь.
   Так я и сделала. Кое-где встречались обрывочные фразы, кое-где только слова. Но вот, мы снова натолкнулись на более-менее цельную запись.
   18.04.2358
   Время на исходе. Я чувствую, как оно утекает, словно песок из моих рук. Кэсси настояла, чтобы мы сегодня ночью перешли в бункер. Мне страшно. Сейчас, когда я один, и она не видит меня, я могу это признать. Меня постоянно тошнит, я не могу спать уже третьи сутки, руки дрожат как у пьяницы. Я хочу забрать с собой еще нескольких близких мне людей. Кэсси вроде бы не против. Уже хорошо. Так и сделаю. Саманта, Эндрю и Патрик. Вот и все. Остальные? Что будет с ними? Боже, спаси их и мою грешную душу!
   - Похоже, этот ваш врач был тем еще уродом, - тихо сказал Мэтт, и я не могла с ним не согласиться.
   - Почему он не рассказал остальным?
   Я пожала плечами.
   - Трудно сказать, Мэтт, может быть, боялся, что ему не поверят. В таких ситуациях остро понимаешь, как хочешь жить и идешь на все, чтобы спасти свою жизнь.
   - Как дикие животные ...
   - Да, мы ничем не лучше.
   Мэтт на меня покосился и посмотрел в окно.
   Тут же вернулись мысли об Алексе.
   - Александра, ты не против, если я сбегаю чуть вперед? Обещаю, далеко не зайду.
   - Нет, давай, только осторожнее.
   Парень кивнул и быстро выбежал за дверь.
   Минуты стали еще длиннее. Я смотрела на костер и старалась не думать ни о чем, потому что иначе в голову лезли лишь ужасные мысли. Наконец, Мэтт вернулся и тут же быстро закрыл дверь. Он то и дело отплевывался, как будто наелся песка.
   - Ну, что там? - подскочила я.
   - Как будто начинается буря или что-то подобное. Даже не знаю, как и назвать то. Ветер поднялся, песком залепило и рот, и нос. Ничего не разглядеть. Я не рискнул даже уходить куда-то, просто обошел здание по кругу. Побоялся, что не найду наше укрытие, - последнее Мэтт произнес, немного извиняясь, но я просто махнула рукой.
   - Что же теперь делать?
   - Ну, Александра, это многое объясняет. Я уверен, что Алекс просто перестраховался.
   - Что ты имеешь в виду? - я потерла весок, ощущая настигающую меня головную боль.
   - Уверен, что он просто решил переждать бурю. Лучше так, чем затеряться в песках. Даже с его зрением и выносливостью, найти дорогу будет очень и очень трудно, особенно в темноте. Думаю, ему так и безопаснее. Не волнуйся, уж укрыться-то он все равно сумеет, лучше, чем мы.
   Я вздохнула. Вроде бы, Мэтт и прав. Боже, зачем я его отпустила?
   - Давай мы сейчас поедим, а завтра, чуть рассветет, отправимся на поиски? Сейчас мы все равно ничего не сделаем.
   - Ты прав, Мэтт. Спасибо тебе.
   Мэтт еще немного потоптался и отправился доставать наш очередной нехитрый ужин. Все наши дни сводятся к опостылевшей рутине, и только Алекс привносил в мою жизнь хоть что-то настоящее.
   Где же ты сейчас?
   - Александра, бери, - Мэтт протянул мне банку, и я машинально стала есть, совершенно не разбирая вкуса. Также на автомате выпила протянутую мне кружку с горячей водой. Мэтт стал укладываться, то и дело виновато на меня поглядывая.
   - Мэтт, отдыхай. Завтра нам понадобятся свежие силы, а я подежурю, все равно глаз мне сегодня не сомкнуть.
   Парень что-то пробурчал в ответ, но послушался. Во всяком случае, я увидела, как он укрылся парой одеял и вроде бы уснул. Я же села вплотную к костру, ощущая с одной стороны горячие прикосновения, а с другой, особенно со спины, порывы холода. Где-то дует. Неудивительно. С тоской осмотрела наше убежище, стены, крышу и заплакала.
   Стало так больно в груди, что просто не было сил сдерживаться. В горле появился комок, и я кусала кулак, надеясь, что Мэтт не услышит меня. Теперь, когда вокруг стемнело и ночь неумолимо вступала в свои права, одиночество казалось абсолютным. Только Алекс удерживает меня, только он...
   Что если я его потеряла?
   Что если он сейчас уже ...?
   Стоп! Хватит! Прекрати, сейчас же!
   Слезы все еще капали, глаза жгло, но стало немного легче. Вытерев лицо рукой, я, наверное, только размазала грязь, но сейчас меня это не волновало. Я поставила еще один котелок с водой просто для того чтобы убить время, а никак не согреться. То и дело прислушивалась к шуму за дверью, стараясь различить шаги дорогого мне существа. Но там лишь шумел ветер, вечный как вселенная.
   Утро встретило меня все на том же месте. Я поддерживала костер всю ночь. Мэтт покачал головой, когда увидел меня, но ничего не сказал.
   - Завтракаем и идем?
   - Да, - прокаркала я в ответ.
   Парень быстро оделся и в таком же темпе что-то слопал. Я есть не могла. Просто ждала.
   - А если мы разминемся?
   - Алекс будет ждать нас здесь, оставим все рюкзаки. Только потушим костер, да прихватим немного воды. На всякий случай.
   Мэтт кивнул и положил пару бутылок в свои необъятные карманы.
   Выходя из здания, я оглянулась. Вещи я уложила еще ночью, оставила свернутыми у окна. Припасы тоже рядом. А больше ничего и нет. Больше не о чем волноваться.
   - Пошли!
   Мэтт посеменил следом, закрывая лицо. И, правда, стоило нам оказаться снаружи, как недружелюбный ветер осыпал нас с ног до головы грудами песка. Я поспешно закрыла рот и нос воротником свитера и застегнула куртку.
   Не став лишний раз кричать, просто махнула рукой вперед. Мэтт все понял и пристроился рядом. Наш поиск начался.
   Я не знала, правильно ли делаю, покидая наше убежище, а тем более, оставляя все вещи здесь. Не знала вообще, в том ли направлении иду, и будет ли смысл от наших поисков, но просто сидеть на одном месте я уже не могла.
   Мне показалось или сегодня было теплее. В какой-то момент даже захотелось снять куртку, и если бы не ветер, я бы так и сделала. Мы прошли вперед как можно дальше. Наше здание скрылось из виду, и я обвела взглядом унылый вид бесконечного песка. Серое небо было таким же неприветливым, но хотя бы не извергало громы и молнии. По моим ощущениям мы шли несколько часов. Вокруг ничего и никого.
   - Возвращаемся? - крикнул Мэтт.
   Я кивнула. Без Алекса мы могли довольно легко здесь потеряться.
   Таким образом, еще немного покружив, мы все же повернули в обратном направлении. За это время успели лишь набрать в свою одежду пару килограмм песка и натереть до крови ноги. Надежда угасла в тот миг, когда мы совершенно измученные вернулись в наше убежище и повалились на пол.
   Мэтт нашел в себе силы и забаррикадировал дверь чем попало. Это он правильно. Ветер становился просто невозможным. Но и явно потеплело. Хоть что-то.
   Алекса не было.
   Каких усилий мне стоило не зареветь при виде пустой комнаты, знаю лишь я. Я встала, слегка пошатываясь и начала переодеваться, в кои-то веки, совершенно не стесняясь присутствия Мэтта.
   - Эм, Александра, - пробормотал Мэтт за спиной, - мы попробуем еще, чуть позже.
   - Хорошо.
   - Ты только ...
   Что именно хотел сказать Мэтт, я не услышала. Зато совершенно точно расслышала голоса за дверью. Незнакомые голоса.
   Я не знаю, как я смогла в тот момент и что мной двигало, но все произошло за доли секунды. Ухватив Мэтта, я утянула его в соседнюю комнату и стоило мне закрыть дверь, как входная дверь рухнула прямо на пол. Кем бы ни были эти незнакомцы, церемониться они не собирались. Что ж, понаблюдаем.
   Позже, когда я вспоминала свои ощущения, я немало удивлялась. Я не испытывала страха, сердце билось ровно, а в голове уже просчитывались варианты ухода. Жаль, что сумки остались прямо у двери. Но это мелочи.
   В здание вошли двое мужчин. Высокие, темноволосые, порядком заросшие и такие же грязные, как и мы. Одним словом, люди. Однако чувства облегчения я не испытала. Иногда не знаешь, кого лучше встретить.
   Говорили они громко, совершенно уверенные, что здесь никого нет. Нужно было уходить, но я решила подождать. Мэтт тяжело дышал прямо на ухо, но так же как я буквально прирос к земле.
   - Эй, Гар! Смотри, тут вещи, да и угольки еще теплые.
   - Да уж, заметил.
   - Как думаешь, мы одни?
   - Кто знает...
   Мне сразу не понравился этот Гар. Уж больно цепкий у него взгляд, такой колючий. Уж он-то все приметит, не упустит и мелочи.
   - Проверю пойду.
   - Давай, - лениво махнул Гар и принялся разбирать наши вещи.
   Вот и собрались мы, - с тоской подумала я. Столько усилий, а все напрасно.
   Попасться им мне совершенно не хотелось, поэтому я толкнула Мэтта в бок, указывая ему на дверь. Парень сразу понял меня и осторожно, стараясь не создавать лишнего шума, пошел к выходу. Когда мы оказались снаружи, я махнула в строну огромных валунов, торчащих из песка. Хоть немного, но все же укроют от ветра. К тому же, оттуда будет видно, уйдут наши незнакомцы или останутся. Хотелось бы, чтобы они не задерживались. Пусть заберут все вещи. Не жалко.
   Когда мы спрятались за камнями, Мэтт развязал шарф на лице и спросил:
   - Кто они? Что им надо?
   - Я-то откуда знаю? Скорее всего, такие же бродяги, как и мы. Определенно люди. Но попадаться им на глаза не стоит.
   - Они заберут все наши вещи и припасы, - простонал Мэтт.
   - Поверь, это не самое страшное.
   Я присела на песок и накинула капюшон. Цвет куртки вполне сливался с камнями, так что можно было беспрепятственно наблюдать за зданием. Мэтта я усадила с другой стороны. Еще не хватало, чтобы к нам подошли со спины.
   - Нам придется здесь ночевать?
   - Посмотрим, но, скорее всего, да.
   Парень тяжело вздохнул. Да, я его понимала. И самое главное - не было Алекса. Никто нам не поможет на этот раз. Что ж, пора учиться разбираться самостоятельно.
  
   Глава 8.
   Как описать ожидание? Оно подобно однотонным песчинкам, медленно осыпающимся сквозь пальцы. Ты пробуешь их сосчитать, но не можешь, ибо их многие миллиарды, а еще потому что такой счет просто бессмысленен.
   Я лежала и смотрела на дом, в котором мы провели эти дни. Глаза слипались, дико хотелось спать. Становилось не просто тепло, а по-настоящему жарко. В таком темпе мы просто умрем от теплового удара. Мэтт не жаловался. На его лице я заметила необычное для него упрямое выражение. Мол, умру, но не сдамся. Такого исхода, конечно же, не хотелось. А что делать? Я вновь и вновь прокручивала варианты. Идти? Куда? Без Алекса мы просто-напросто потеряемся. Я не могу определить направление. Вокруг бесконечная пустыня, и только он умудрялся как-то находить бывшие когда-то поселения. К тому же, хотелось есть и пить. Я с ненавистью посмотрела на решившее вдруг проснуться солнце и перевела взгляд на дом.
   - Александра, может, я пойду к ним?
   - Ты с ума сошел, что ли? Я тебя не отпущу.
   - Что они мне сделают?
   - Мы не знаем, кто они. Они могут быть убийцами.
   - А могут и обычными людьми без крова.
   - Я против.
   - А я твоего мнения и не спрашиваю, ты мне никто и отчитываться я не обязан, - мрачно добавил Мэтт и спокойно оглядел меня. Если все будет хорошо, я за тобой вернусь. Если нет, уходи.
   - Стой! - я схватила его за рукав, - ты что, серьезно? Это не выход, мы придумаем что-нибудь еще. Смотри, там дальше еще развалины. Можно перебраться туда как только стемнеет.
   - До этого мы зажаримся здесь. И Алекс не простит мне, если с тобой вдруг что-то случится.
   В груди остро кольнуло.
   - Со мной все будет нормально. Не растаю.
   Мэтт в ответ только фыркнул.
   Он прав. Чертовски прав.
   - Хорошо, попробуем добраться до них сейчас. Укрытие там так себе, стен и тех нет, но ...
   - Очнись, Александра! Там даже крыши нет. Разницы между этими камнями и теми так называемыми домами нет совершенно. Мы были в единственном целом доме.
   Я вздохнула.
   - Мэтт, ты не прав. Не хорошо разделяться. Мне это не нравится.
   - Ты видишь другой выход?
   - Давай еще немного подождем? Может быть ...
   Как же я хотела сказать - Алекс вернется. Как же я этого хотела.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - покачал головой Мэтт и стал снова завязываться шарфом. Не успела я сказать и слова, как он уже исчез за камнями.
   Привалившись спиной к уже нагретой поверхности, я вспомнила дневник того врача. Если бы у меня сейчас был хотя бы клочок бумаги и стик, то я бы написала следующее: Я ошибалась. Вы, неизвестный мне врач, трус, и вы не боялись признать себя таким. Я - еще большая трусиха. Вот она я, сижу за камнем и жду пока подросток, еще совсем ребенок, защитит меня, найдет мне кров. Жду, когда вернется Алекс. Всю жизнь жду. Я ошибаюсь вновь и вновь. Я не способна ни на что. Жалкое существо.
   Отряхнув песок со штанов, я вышла из-за камня и пошла к зданию. Что бы не ждало меня там, лучше встретить это лицом к лицу. Ожидание просто сводит с ума, и сил терпеть это у меня не осталось.
   Я подошла к задней двери и прислушалась. Ничего не слышно. Оно и не удивительно: ветер даже не думает стихать. Отворив створку проскользнула внутрь и замерла. Тихо. Ни единого шороха. Постояла, немного привыкая к темноте. Глаза покалывало.
   Осторожно, обходя разные обломки и просто мусор, подошла к другой двери и остановилась. Снова не было страшно. Как-будто внутри что-то выключилось, даже как будто сломалось.
   - Так ты говоришь, сидел в бункере, малец? - донесся до меня голос одного из мужчин. Кто именно говорил, было не разобрать.
   - Да, - уверенно и спокойно ответил Мэтт, - ждал до последнего, думал, отец все же вернется.
   - И как далеко этот твой бункер?
   - Около суток. Но я, наверное, и направление не укажу. Ничего не понимаю в этом.
   Мужчина громко вздохнул.
   - Там ничего не осталось. Последнее время я здорово голодал, - добавил Мэтт.
   - Как же ты выбрался? - спросил на этот раз другой.
   - Мне помогли. Такие же как я. Они проходили мимо, тоже искали еду и укрытие. Вот и встретились.
   - И где они сейчас?
   Я замерла и тут же одернула себя. Хватит уже паниковать по любому поводу!
   - Недалеко, - осторожно ответил Мэтт.
   - Хм... А тебя значит отправили вперед? Как пушечное мясо, прям. Не очень-то они тобой дорожат, малец.
   - Все не так, - в голосе Мэтта не было слышно возмущения или обиды, - они меня здорово выручили. Я сам предложил. Хотел посмотреть, кто вы такие.
   - Вещи ваши? - спросил мужчина.
   - Наши.
   - Мы взяли у вас воду и пяток банок с едой.
   - Берите, - махнул рукой Мэтт, - мы все равно хотели уходить в ближайшее время.
   - И куда же? - хмыкнул один из незнакомцев.
   - Не знаю. Алекс поведет.
   - Алекс, говоришь... Ладно, парень, мы не причиним вам вред. Кто еще с тобой? Хватит уже жарить его на солнцепеке.
   Мэтт, видимо, смутился, так как ответил не сразу.
   - Как вы догадались?
   - Было бы о чем! Вещи все здесь, значит, и друзья твои неподалеку. Кто же богатства такие бросает, если в своем уме?
   - Да уж. Сейчас я позову, - Мэтт уже поднялся, как я, решив больше не ждать, толкнула дверь.
   Парень вздрогнул, увидев меня, однако, наши гости даже не пошевелились.
   - И это твой Алекс? - бросил один из них, который не Гар, - далеко же заведет тебя.
   - Нет, меня зовут Александра.
   Мужчины сориентировались довольно быстро.
   - Я - Тони, а там - Гаррет.
   Я просто кивнула в ответ. Не могу сказать, что приятно было с ними познакомиться, поэтому просто помолчу.
   - Давненько я девчонок не видал. А ты, Гар?
   Неприятный холодок пробежал по спине, но я старалась не подавать виду.
   Гаррет промолчал, но внимательно меня рассматривал. От этого цепкого взгляда было не по себе.
   - С вами ведь еще один был? Алекс?
   - Да, он ушел вперед, осмотреть местность. Скоро вернется, - сказала я, очень надеясь, что это правда.
   - Надо же, какой шустрый, - пробормотал Гар.
   - Вы же не в обиде, ребят, что мы в вещичках ваших покопались? - как в ни в чем не бывало, спросил Тони. Говорил он громко, даже чересчур и производил впечатление этакого весельчака, но ... но что-то мешало мне расслабиться и поддаться его обаянию.
   - Нет, - буркнула я, - мы бы тоже так поступили. И это была чистая правда.
   - Больше людей не встречали по дороге? - спросил резко Гаррет.
   - Нет, - за меня сказал Мэтт.
   Это он правильно. Встречать-то мы с Алексом встречали, но рассказывать об этом кому ни попадя совершенно не хотелось.
   - Вот и мы так же. Уже больше 3 месяцев ходим вдвоем, еще из сектора 29 как вышли, так и до сих пор, - продолжал болтать Тони, - ни единой душонки. Вот вы как раз первые люди на нашем пути.
   - А, люди ли? - тихо спросил Гаррет и оглядел нас с Мэттом. Парень не выдержал и вздрогнул.
   Тони тихонько рассмеялся.
   - Вы бы себя видели со стороны-то. Старина Гар умеет страху нагнать, не обращайте внимания. Ты сам посмотри на них, грязные и все в царапинах. Конечно же, они люди.
   Гаррет ничего не сказал, так и не перестав нас осматривать, отмечая каждую деталь.
   - Ребят, давайте-ка перекусим. Жрать охота, просто нечеловечески, - Тони опять засмеялся. Мне смешно не было.
   - Мэтт, разведи костер, приготовим что-нибудь горячее.
   Мэтт присел у груды деревяшек и достал из кармана старенькую зажигалку.
   - Да у вас тут все как надо, - присвистнул Тони.
   Я в это время зарылась в свой рюкзак и нашла пачку какой-то крупы, мельком заметила, что рюкзаки, которые мы приготовили на случай срочного ухода так и стоят у двери, приваленные досками и вроде бы не тронуты. Хорошо.
   Я взяла котелок и налила в него воды из нескольких бутылок. Непривычно и даже неприятно было проделывать все это под неусыпным наблюдением. Тони то и дело отпускал свои шутки, на которые, пожалуй, никто не обращал внимания. Напряжение, казалось, можно было пощупать. Мы не доверяли им, а они нам, но сила была на их стороне.
   Установив котелок и прикрыв его одной из деревяшек, я принялась ждать, пока закипит вода. Мэтт сидел рядом, словно приклеенный. Похоже, он уже жалел, что не остался там снаружи.
   Стоило мне засыпать крупу, как Тони громко потянул носом.
   - Вот что значит женщина! Сегодня уж мы поедим как следует.
   Я промолчала, все еще всей кожей ощущая взгляд молчаливого Гаррета.
   Когда каша была почти готова, я открыла одну из консервных банок, отметив наши поредевшие запасы, и высыпала все содержимое в котелок. Мужчины сразу же, словно по команде, приблизились и сели рядом у костра. В помещении становилось душно. Видимо, и, правда, на улице очень и очень жарко.
   - Костерок-то погасим давайте, - предложил Тони.
   - Он сам скоро потухнет, - объяснил Мэтт.
   Разговор затих. Все принялись за еду. Я наложила себе небольшую порцию в опустевшую банку и ела прямо так руками, обжигая огрубевшие пальцы. Затем мы с Мэттом выпили одну бутылку на двоих и снова отошли от наших гостей подальше. Ужасно хотелось хоть немного отдохнуть. Но позволить себе расслабиться я не могла. Однако на Мэтта уже смотреть не было сил.
   - Мэтт, поспи немного. Потом я, - прошептала ему на ухо и не ожидая его ответа, расстелила спальный мешок. Мужчины тоже о чем-то переговаривались. Я сделала вид, что мне все равно. Мэтт, к счастью, спорить не стал и упал на мешок. Я же взяла книжку врача и стала читать, однако, вскоре поймала себя на мысли, что не понимаю прочитанного, а больше прислушиваюсь к разговору наших гостей. Надо хотя бы страницы переворачивать.
   Тут Тони поднялся со своего места и подошел ко мне. Я невольно отодвинулась, и этот маневр не ускользнул от его внимания. Мэтт уже сладко сопел. Везунчик!
   - Александра, правильно?
   - Угу, - я закрыла записную книжку и посмотрела на него. Лицо обветренное, глаза какие-то мутные, то ли серые, то ли голубые. Уже не разобрать. Волос темный, но с проседью. Весь в мелких морщинках. В принципе, довольно приятный внешне человек, даже симпатичный, но мне он не нравился.
   - Алекс этот, дружок твой?
   - Что-то вроде того.
   - Ну да, ну да... Ты это, скажи, не против повеселиться чуток?
   Я посмотрела на него с сомнением. О чем это он? О каком веселье вообще может идти речь?
   Тони улыбнулся и положил свою руку мне на колено. Я тут же ее сбросила, машинально, даже не осознавая, что именно делаю.
   - Верная, что ли? - ухмыльнулся Тони и предпринял новую попытку.
   Я резко встала, разбудив Мэтта. Тот подскочил сразу, как ужаленный. Видимо, не так уж и крепко спал.
   - Что здесь происходит?
   Никто не ответил на его вопрос. Тони осматривал меня с некой ехидцей, словно проверяя на прочность. Я взгляд не отвела.
   - Алекс скоро придет.
   - Что ж, подождем твоего Алекса, - Тони легко вскочил на ноги и словно ничего не случилось пошел к своему другу.
   - Александра?
   - Спи, Мэтт, все хорошо, - я погладила его по голове, - все нормально.
   Всем своим видом показывая, что я ничуть не напугана, я села на свое место, рядом с Мэттом, снова открыла книжку и начала читать, точнее создавать видимость чтения. Мужчины больше не переговаривались. Они сидели в тени, так что я их почти не видела. Костерок погас, но внутри было очень даже тепло, если не сказать жарко. Хотелось снять вещи, но не сейчас. Я вспомнила о руке на моей коленке и в живот ударило спазмом. Стало противно. Я догадывалась, что именно он от меня хотел, но только в теории. Я помню, как папа целовал маму, когда уходил раньше на работу, как он обнимал ее за талию. Я знала, что есть что-то еще, что-то большее. И этот Тони, определенно, решил, что получит от меня нечто подобное. Повеселиться ... Вот как это называется. Слегка затошнило.
   Я боролась со сном. Несколько раз прошла туда-сюда по комнате, выглянула в окно. Солнце развлекалось во всю. Казалось еще немного и загорится сам песок.
   Мужчины вроде как дремали. На мои движения они не реагировали. Эх, если бы не жара, мы бы взяли наши вещи и ушли уже сейчас. Надо дождаться хотя бы вечера.
   Закрыв окно парой досок, я вернулась к Мэтту. Не хотелось его будить, но я боялась уснуть прямо здесь. Он слегка дернулся, стоило мне дотронуться до его плеча.
   - Извини, - пробормотала я.
   - Ничего, - зевнул парень и вылез из мешка.
   - Сразу буди, если что.
   Мэтт просто кивнул и взял себе воду. Сел на мое место и даже записную книжку прихватил.
   Я думала, что не смогу расслабиться и как обычно, буду больше мучить себя, чем отдыхать. Но стоило мне лечь на мягкую поверхность, как сон сразу же нахлынул, и я погрузилась в темноту.
   - Александра, что ты хочешь на день рождения? - спросил высокий мужчина с немного лохматыми каштановыми волосами. Его очки немного сбились и сидели кривовато.
   - Мне хочется, чтобы у меня был сантеллит, как в рекламе.
   - Малышка, это ведь не игрушка. Ты же знаешь?
   - Да, он станет моим другом, самым настоящим. Честное слово, папа! И мне не нужны карманные деньги! И еще я накопила немного. Вот, - девочка протягивает глиняную копилку в виде котенка, - этого хватит?
   Мужчина улыбается и принимает копилку.
   - Конечно, хватит.
   - Александра, - кто-то настойчиво шипел на ухо, я пыталась отмахнуться, но куда там! - Да вставай же!
   Такую просьбу я уже игнорировать не могла. Мэтт тряс меня за плечо. С трудом разлепив глаза, я в недоумении уставилась на него и тут же вспомнила.
   Алекс.
   Наши гости.
   - Что случилось?
   - Они вдвоем вышли из здания только что. Сказали, пойдут осмотрятся. Солнце почти зашло, жара спала. Что будем делать?
   У меня в голове была лишь одна мысль - срочно уходить.
   - Бери рюкзаки у двери и сматываемся.
   Мэтт кивнул и пошел разгребать сумки. Я быстро вскочила и тут же об этом пожалела. Голова закружилась. С трудом справившись, я смотала спальный мешок и повесила на плечо. Я была одета, поэтому не тратя лишнего времени, повела Мэтта за собой. Мы вышли через заднюю дверь и выглянули наружу. Никого. И, правда, темнеет. Уже можно идти, не боясь сгореть заживо.
   - Пошли? - прошептал Мэтт.
   - Пошли, - согласилась я и вышла. Ветер стих, лишь слегка шевелил волосы и даже казался приятным. Необычно. Говорить Мэтту о том, что надо идти как можно быстрее и тише, не пришлось. Он здорово поднаторел за это время с Алексом. Слегка кольнуло. Я отогнала невеселые мысли. Не время. Только не сейчас.
   Мы побежали, как только осмотрелись и не заметили вокруг наших гостей. Главное теперь - не столкнуться с ними лицом к лицу.
   Впереди расстилалась оранжевая пустыня песка, и закат только подчеркивал эти краски, переходы от ослепляюще-золотого до насыщенного коричневого.
   Куда идти? Неважно, главное - подальше отсюда.
   Парадокс. Конец света приписывают сантеллитам, а мы убегаем от людей. Но внутренний голос твердил, что я поступаю правильно.
   Я сбилась со счета шагов, поминутно оглядываясь. Чего уж скрывать, эти люди внушали мне страх. Они были не такими как Мэтт, и уж подавно не походили на Алекса. Я хотела уйти от них как можно дальше.
   Мы начали уставать и перешли на шаг. Я оглянулась. Нашего укрытия уже не было видно и становилось довольно-таки темно. Но я не боялась потеряться, просто потому что и так шла наугад. А вот холод... Будем надеяться, что не замерзнем.
   Мэтт молча шел следом. Он ни о чем не спрашивал. Он и так все знал.
   Мы снова переходили на бег, то и дело задыхаясь и отплевываясь от песка, а затем шли, но как можно быстрее. В конце концов, когда уже стемнело так, что не было видно ничего в пределах нескольких метров, я остановилась и усадила Мэтта на рюкзак. К нашему счастью, было не так уж холодно, терпимо, а при быстрой ходьбе и вовсе почти незаметно. Я протянула парню бутылку воды, которую он выдул в один присест.
   - Как думаешь, мы оторвались?
   - Не обольщайся. Они - двое взрослых мужчин, догнать нас им труда не составит, если они этого, конечно, захотят. Посидим чуток и пойдем дальше. Я с тоской подумала о сложенных у костра досках, на которых мы спали. Эх ...
   - Ты обо мне не беспокойся. Я могу идти быстрее.
   - Знаю, Мэтт. Дело в том, что я не могу.
   Это было правдой. Я совершенно не собиралась льстить Мэтту. Не смотря на наши многочисленные походы с Алексом, я до сих пор не могу бежать несколько часов подряд, особенно когда ноги вязнут в песке.
   - Вот бы натолкнуться на какую-нибудь завалюху, - размечтался Мэтт.
   - Ага, как же.
   Я решила не экономить и тоже выпила целую бутылку. В рюкзаке немного полегчало.
   - Все, подъем.
   Мэтт не спорил и легко вскочил на ноги. Наш путь продолжился.
  
   Глава 9.
   Мы шли уже несколько суток и нам чертовски везло. Небо вновь затянула серая хмарь и днем не было так жарко. Мы то и дело останавливались и отдыхали, едва заприметив хоть какие-нибудь камни или валуны. Запасы медленно заканчивались, хотя рюкзаки становились легче. Во всем надо видеть положительные стороны.
   Я не хотела думать о том, что нас ждет завтра, о том, что мы будем есть. Эти мысли я упорно отгоняла и всматриваясь в бесконечное желтое полотно, шаг за шагом теряла надежду. Но рядом шел Мэтт, немного осунувшийся, но все такой же решительный. Я не могла его подвести.
   Когда я уже с трудом открывала глаза и почти не видела дороги перед собой, мы наткнулись на непонятные нагромождения труб, длинной толстой проволоки и бетонных блоков.
   Я уже и не ожидала хоть какого-то укрытия. Впервые за эти дни мы не будем спать на голом песке и, может быть, даже приведем себя в порядок.
   Мэтт уже заприметил какое-то местечко и махнул мне в ту сторону. Сил осматривать все остальное просто не было, поэтому едва забредя в широкую трубу, я сразу же упала прямо так на бетон. Мэтт последовал моему примеру. Не знаю, сколько прошло времени. Здесь было довольно-таки темно и солнечный свет почти не проникал внутрь, но по моим ощущениям мы лежали плашмя несколько часов.
   С трудом пошевелившись, я вытянула онемевшую руку и потрепала Мэтта по плечу. Хочешь-не хочешь, а встать все-таки надо и привести себя в порядок, посмотреть, что у нас осталось из вещей и припасов. Мэтт громко заворчал, но все же поднялся. Его волосы, которые мне очень нравились, сейчас полностью состояли из песка. Подозреваю, что мое состояние мало чем отличается.
   - Снимай вещи, Мэтт, хорошенько их вытряси. То, что нельзя больше надеть, оставь, желательное переодеться и ноги, - я достала упаковку бинтов, - перевяжи, только не туго. Неизвестно, как скоро нам придется отсюда уходить.
   Мэтт кивнул и принялся за дело, а я отошла чуть дальше, не уставая поражаться уровню человеческой инженерной мысли. В этой трубе я помешалась свободно во весь рост и даже могла вытянуть руки вверх. Сама труба заканчивалась через десяток метров, причем ее конец был полностью погребен песком, так что с той стороны нас никто потревожить, явно, не мог.
   Я разложила спальный мешок прямо так, на бетон и принялась перебирать свой рюкзак. Пришлось хорошенько его потрусить. Так, негусто. Четыре консервные банки и четыре же бутылки воды. Две пачки то ли хлебцев, то ли печенья. Теперь уже не разобрать, остались просто крошки.
   - Мэтт, что у тебя?
   - Две бутылки воды и две пачки крупы.
   То есть максимум дней пять, ну шесть, не больше. И это если мы сможем развести костер и эту самую крупу приготовить. Больше пугало количество воды. Черт бы вас побрал, Тони и Гаррет! Из-за вас нам пришлось уходить в такой спешке. Мэтт словно прочитал мои мысли.
   - Как думаешь, что они подумали? Ну, эти, как их там, Тони и Гар?
   - Не знаю и знать не хочу, - устало ответила я.
   В рюкзаке я нашла относительно новый свитер и сразу же его натянула его, старый свернула валиком и положила на спальный мешок. Пускай послужит подобием подушки.
   - А мне вот очень даже интересно, какие у них были рожи, - засмеялся Мэтт.
   Я вот его веселья совсем не разделяла, но не скрою, чувство облегчения, безусловно, испытала, когда поняла, что за нами никто не идет.
   - Надо бы пойти осмотреться, - лениво предложила я.
   - Да, - довольно бодро ответил Мэтт, - только разделяться не будем. Идем вместе.
   Я согласилась и перевязав натертые ноги бинтом, влезла в свои изношенные ботинки и вышла наружу. Что ж, погода была, на удивление, мирной и спокойной. Легкий ветерок и солнце, не палящее изо всех сил.
   - Пойдем сначала туда, - Мэтт указал на огромные каменные остовы, торчащие из-под земли.
   - Пошли, - согласилась я, - интересно, что это было раньше?
   - Понятия не имею. Может быть, огромные заводы или самые настоящие мосты. Ну, помнишь, такие, на картинках? Мне отец еще показывал. Они были высоко-высоко над землей, и даже над морем.
   Представить здесь море не получалось. Хотя ... Неужели они виноваты во всем этом?
   Я тяжело вздохнула и потерла шею. В груди то и дело покалывало. Как же мне тебя не хватает, Алекс. Я так хочу, чтобы ты был жив, просто жив, даже если мы никогда не встретимся.
   - Александра, смотри! - вдруг закричал Мэтт и стрелой метнулся куда-то вперед.
   Я сорвалась следом, даже не отдавая себе отчет в том, что делаю. Алекс меня бы за это не похвалил. Упрямо мотнув головой, я продолжала бежать, однако, вскоре увидела, что Мэтт остановился и вроде бы что-то рассматривает. Через минуту я была рядом. Сказать, что я удивилась, это ничего не сказать. Мэтт молчал, молчала и я. Наконец, он выдавил:
   - Это вообще нормально?
   - Я понятия не имею!
   - Может..., - Мэтт присел на корточки.
   - Даже не вздумай! Не рви! - закричала я.
   Парень слегка поморщился.
   - Что будем делать?
   Я посмотрела на цветок в песке и пожала плечами. Да, именно цветок. Даже не знаю, как его описать. Толстый, в несколько пальцев, зеленый стебель, явно, не страдающий от жажды, как мы с Мэттом, такие же толстые крупные листья с видимыми прожилками и огромный насыщенно-синий цветок.
   - Не знаю, но мне это не нравится.
   - Видимо, у него огромные корни, раз он дотягивается до воды. Ты только посмотри, какой он красивый! - продолжал восхищаться Мэтт, а я нервно оглядывалась.
   - Как думаешь, он вырос здесь сам?
   Мэтт вздрогнул и почесал голову.
   - Не думаешь же ты, что ...
   - Тихо! - шикнула я и прислушалась.
   Ветер, шевеление песчинок и ... песня?
   - Ты это слышишь? - прошептал Мэтт.
   Я кивнула и громко сглотнула. Едва различимо, даже не слова, а какие-то странные звуки. Откуда они здесь? Я не могла определить, пока страшная догадка не озарила меня. Я опустилась на колени и приложила ухо к песку. Звуки стали громче! Боже мой...
   - Мэтт, - я старалась говорить как можно спокойнее, - медленно, очень медленно уходим отсюда. Без вопросов.
   Стоит отдать ему должное, он ни о чем не спрашивал. Лишь слегка побледнел. Оно и понятно.
   Мы поднялись на ноги, немного постояли, слушая, как нарастают звуки, доносящиеся из-под толщи песка.
   - Иди.
   Мэтт как-то дергано кивнул и пошел в сторону нашей с ним стоянки. Хоть бы успеть. Какое-никакое, а все же укрытие.
   Я следом, сдерживая себя изо всех сил, чтобы не бежать.
   Мы не сделали и нескольких шагов, как появилось это. Из песка вырвались, иначе и не скажешь, огромные, толстые щупальца-корни и поползли с быстротой транспортера в нашу с Мэттом сторону.
   - Беги! - заорала я изо всех сил и бросилась вперед. Мэтт стоял как вкопанный. Не знаю даже, откуда у меня нашлись силы, но я дернула его за руку и потащила за собой. Корни, казалось, были бесконечными. Еще секунда, и нас догонят!
   - Брось! - кричал Мэтт, но я не отпускала его руку. Боюсь, в тот момент во мне не открылись запасы отваги. Нет, я просто испугалась до ужаса и совершенно не понимала, что там кричал мне Мэтт и чего он хотел. Я вцепилась в него, как в единственное живое существо, нормальное, понятное мне, а не это ...
   Вдруг Мэтт дернулся и упал. Я перевела ошалелый взгляд на него и увидела, что вокруг его ноги обмотался корень и теперь тащил пойманную жертву обратно. Я потянула его к себе, но куда там! Силы, явно, были неравны.
   - Отпусти! - снова крикнул Мэтт. На этот раз я поняла, но поступать так не собиралась. Я ухватилась за Мэтта руками и ногами, стянула с него ботинки и бросила прямо в шевелящееся растение. Щупальце словно заколебалось, не зная, какая жертва ему нужнее. Этой доли секунды мне хватило. Подхватив парня под руки, я понеслась вперед, забыв об его тяжести, усталости, боли в ногах, даже об Алексе. В голове билось только одно - бежать, бежать, чтобы выжить, выжить любой ценой.
   Вскоре я поняла, что нас уже не преследуют и этой мысли хватило, чтобы упасть на песок, задыхаясь. Накатила волна дрожи, за ней озноба, а затем и жара. Мэтт стонал рядом. Я повернула голову, всматриваясь вдаль. Щупальца-корни остались вдалеке и угрожающе извивались, вспенивая песок.
   - Мэтт? - я закашлялась, с трудом сдерживая рвотные позывы.
   - Все ... нормально ... сейчас...
   Парень тяжело дышал, но поднялся раньше меня и помог мне встать. Я ощутила, как дрожат его руки. Или это была дрожь, резонирующая от моего тела?
   - Пойдем, - едва слышно сказал он.
   Так, едва передвигая ногами, мы буквально доползли до нашей трубы и завалились внутрь. Накатила какая-то апатия. Буквально несколько минут назад сердце выпрыгивало из груди, а теперь было чертовски все равно, что произойдет дальше. Мэтт пошевелился и повернул ко мне голову.
   - Прости меня, Александра. Я повел себя глупо. Просто никогда не видел ничего подобного. Только на картинках. Подумал, что это самое настоящее чудо.
   Это и было чудо, правда, ужасное.
   - Ничего. Я повела себя не лучше.
   Мэтт замолчал.
   - Я совсем на него не похож. Не могу тебя толком защитить. Да что там! Себя даже и то не смог.
   - Успокойся, Мэтт, - я погладила его шершавую и почему-то ледяную руку, - на него никто не похож.
   Мы пролежали еще несколько часов. Вставать было ужасно лень. Я видела, как свет тускнеет, и сила солнца неумолимо ослабевает, позволяя ночи войти в свои права.
   Мэтт не спал. Он, как и я, просто смотрел вверх.
   - Как думаешь, стоит здесь оставаться?
   - Я бы не стал, но сейчас не потяну очередной переход, - Мэтт поднял завернутые в бинт ноги, - далеко не уйду.
   - Это не большая проблема. Соорудим тебе обувь из изношенных вещей, хорошенько обмотаем, - я говорила бодро, но прекрасно понимала, что так мы и, правда, далеко не уйдем, - ладно, давай немного отдохнем, поедим, поспим и на рассвете пойдем дальше?
   - Хорошо, - тут же согласился Мэтт, - уж, извини.
   Я махнула головой. Мол, не стоит.
   - И, это... Спасибо, что не бросила.
   Я слегка улыбнулась.
   - Поверь, в тот момент я ничего не соображала, делала все неосознанно.
   - И все же. Спасибо.
   - Всегда пожалуйста.
   Я думала, что после произошедшего не усну, но я ошибалась. Меня буквально вырубило. Как мы еще умудрились проснуться до жары, непонятно. Наскоро перекусив и "обрадовавшись" уже совершенно легким рюкзакам, мы вышли наружу. Солнце еще не взошло и было прохладно, но терпимо. Мэтт неловко шлепал по песку в самодельной обуви, но тут уж ничего не поделаешь. Мы бы могли поделиться моими ботинками, но даже при том, что Мэтт был младше, нога у него была на порядок больше.
   Впереди расстилались лениво волнующиеся барханы песка, к виду которых я настолько привыкла, что совершенно не ожидала уже через несколько часов увидеть какие-то здания. Мэтт шел опустив низко голову, так что натолкнулся на мою спину.
   - Чего там?
   - Вроде какое-то поселение. Отсюда и не разберешь, - я покатала песок во рту и брезгливо сплюнула, - давай-ка немного попьем и пойдем осмотрим его.
   Мэтт равнодушно согласился. Одним мертвым городом больше, одним меньше. Что мы можем там найти? Повезет, если еду, а так...
   Пить хотелось ужасно, но я поделила маленькую бутылку на двоих. Не жарко, во-первых, а, во-вторых, мы прошли всего ничего.
   Через пару минут мы спустились с очередной насыпи песка и осторожно осматриваясь, подошли к зданиям. Хотя это громко сказано. Все постройки были основательно разрушены и от прежней высоты мало что осталось. Но это точно был город: зданий много, улицы, конечно же, засыпаны песком напрочь, как и подвалы и первые этажи зданий, но здесь могут остаться магазины как большие, так и маленькие. Надо все осмотреть.
   - Александра, смотри, там вроде как магазин, табличка даже сохранилась.
   Я прищурилась, но толком ничего не рассмотрела.
   - Ну и зрение у тебя!
   Мэтт пожал плечами и пошел вперед. И, правда, стоило нам подойти ближе, как я увидела логотип ранее очень популярной продуктовой компании.
   Мы переглянулись и вошли внутрь, просто толкнув дверь. Она сразу же поддалась. Еще бы! В последние дни люди почти ничего не запирали.
   Что ж, это действительно был когда-то магазин, причем гигантский, возможно, даже продуктовый склад. Не берусь утверждать. Повсюду, вплоть до дырявой крыши виднелись бесконечные ряды полок и каких-то ящиков.
   Мэтт возбужденно заохал.
   - Не торопить, - я удержала его за плечо, - возможно, мы здесь не одни. Не жадничай.
   Парень тут же посерьезнел и успокоился.
   - Самое главное - найти тебе обувь и воду. Остальное подождет, - сказала я, всматриваясь в многочисленные ряды полок.
   Мэтт кивнул и уверенно повернул направо. На мой безмолвный вопрос, просто ответил, что одежда, скорее всего, там. Я решила не спорить. Во-первых, я сама не знала, куда идти, а, во-вторых, парню не помешает доза уверенности после всего произошедшего. У меня так до сих пор трясутся руки.
   - Смотри! Я был прав!
   Мы стояли перед десятком ровных рядов одежды, полностью покрытых песком. Самое странное, что стойки не были перевернуты, а многочисленные вешалки висели ровно, словно их привели в порядок только пару часов назад. И только запах ветхости выдавал состояние одежды.
   Жуткое зрелище. Видимо, отсюда бежали в спешке, раз ничего толком не тронули.
   - Вон там обувь! - махнул Мэтт, лучась довольством, а я все продолжала осматриваться. Теперь я понимала все предосторожности Алекса. Хоть бы мы оказались здесь одни! Только и оставалось, что молиться.
   Мэтт тем временем уже перебирал пары ботинок, и я невольно обратила внимание на вполне удобную пару сапог. То, что надо. Мои-то уже стерлись до дыр.
   - Бери, не раздумывай! - посоветовал Мэтт, - когда еще подвернется такая возможность?
   Это он верно сказал.
   Пока Мэтт примерял обувь, сидя прямо на песке, я прошлась по рядам с одеждой и почти не глядя сунула в рюкзак пару футболок и кофт. Глаза разбегались, но я себя сдерживала. Лучше быть налегке.
   - Все, я готов.
   - Отлично, - я одобрила выбор Мэтта, - пойдем поищем воду.
   Теперь Мэтт уже увереннее повел меня мимо очередных полок, пару раз повернул налево и мы оказались в большом зале.
   - Странно, - прошептал Мэтт, и его голос тут же подхватило эхо.
   - Да уж, - согласилась я. И, правда, необычно. Наверное, именно в таких огромных пустых помещениях понимаешь, как много нас было и какие крохи остались.
   - Я возьму пару бутылок. Хорошо?
   - Давай и уходим отсюда. Мне как-то не по себе.
   Мэтт согласился и быстро наполнил рюкзак бутылками, причем, взял больше, чем собирался, но сейчас не время для споров.
   Выйдя из здания, мы принялись искать себе приют и остановились на одном из домов, почти на отшибе. Собственно, от самого дома остался целым лишь первый этаж, но перекрытия надежно защищали на первый взгляд. Все же, чтобы избежать повторения всех наших неприятностей, я аккуратно сложила вещи в наших рюкзаках, разделив воду поровну. Затем привела в порядок наши вещи, с удовольствием сменив насквозь пропахшие потом, и только после этого принялась за нехитрую готовку. Между собой мы договорились отдыхать по очереди. Первый был Мэтт, хотя убедить его в этом оказалось нелегко, пришлось повысить голос, хотя думаю, он согласился просто потому что я его достала и лишь бы не спорить. Как и всегда, стоило ему упасть на горизонтальную поверхность, как он тут же заснул.
   В это время я забаррикадировала двери мебелью и села у окна. Стоило мне остаться один на один с моими мыслями, как тут же воспоминания потекли рекой, и я поняла (да, только сейчас!) страшное - он никогда нас не найдет. Он никогда не узнает, где мы, и я больше никогда не увижу его. Сжав пальцы так, что они побелели, я прислонилась лбом к пыльному стеклу и прошептала:
   - Алекс, я знаю, ты меня слышишь. Иначе просто не может быть. Знай, просто знай. Береги себя. Не ввязывайся в разные неприятности, избегай опасностей. Твоя жизнь - моя жизнь. Ты - моя душа. Не смейся! Так и есть. Я это знаю. Ты - мой свет. Я люблю тебя всем своим существом.
   Сгорбившись у окна, я следила за каждым движением светила, вглядывалась в каждую крупицу песка и прощалась с Алексом. Неважно, как сложится моя жизнь, неважно все, кроме того, что я испытала, что я поняла и что, как оказалось, было самым важным в моей никчемной жизни. Я поняла это в тот момент, когда потеряла Алекса, когда потеряла свою душу.
  
   Часть 2.
   Борьба с собой
  
   Глава 1.
   Дни смешались в череду рутинных действий, поисков нужных вещей, попыток согреться или найти хоть какое-нибудь прохладное местечко. Мы с Мэттом пробыли в том неизвестном и, как оказалось, совершенно одиноком брошенном всеми городке, пару недель. Можно было остаться там и подольше. Запасов продуктов хватило бы на пару лет, точно, но что-то двигало нас дальше. Не знаю, что мы хотели найти в этой бескрайней пустыне. В оазисы мы уже не верили.
   Мэтт за это короткое время здорово возмужал, взяв на себя роль лидера, с которой справлялся более чем. Я вновь была балластом, с тоской ощущая, что становлюсь безразличной ко всему окружающему и рада быть ведомой. Машинально переставляя ноги, я так и представляла свою жизнь: бесконечный путь до самой смерти.
   Мэтт то и дело пытался меня подбодрить, но, скажу честно, ему это не удавалось, и вскоре он бросил свои попытки. Я следила за ним и понимала, что вскоре нам придется расстаться. Если бы мы наши хоть какую-нибудь группу людей, он бы с радостью там остался. Похоже, терпеть меня мог только ...
   Не важно.
   - Александра, похоже, сегодня переночуем прямо на песке.
   - Хорошо.
   Мы шли уже много часов и нам не встретилась ни единая живая душа и ни единый клочок обжитой земли. Хоть бы камень разбавил этот вид! Но нет.
   - Как думаешь, будет ночью холодно?
   Одни и те же вопросы каждый раз...
   - Не знаю, но лучше утеплиться, - машинально отвечаю я, почесывая голову.
   Еще там на нашей стоянке я уговорила Мэтта обкорнать меня чуть ли не на лысо. Он здорово возмущался, но послушался, когда я призналась, что больше не в силах терпеть эту грязь и расчесала себе голову в кровь. Без шевелюры стало легче. И вот я, с кривым ежиком, иду вслед за Мэттом, отсчитывая минуты до того момента, когда у меня не будет сил идти, когда я просто лягу и усну навсегда.
   - Ты тоже это видишь? - Мэтт гаркнул так, что я спотыкнулась и запутавшись в ногах, упала прямо на горячий песок.
   - Не вижу ничего, - призналась я и тут же подумала, что надо хоть что-то придумать с глазами. Я давно отметила, что зрение ухудшилось. Оно и не удивительно. Удивительно, что вечно находясь в грязи, я ни разу толком не болела.
   - Там впереди что-то есть.
   Надо же. Еще одна парочка пустых домов. Вслух же я сказала другое.
   - Что там?
   - Не могу толком разобраться, но как будто город.
   Я вздохнула. Надо же, новость.
   - Живой город..., - потрясенно прошептал Мэтт.
   - Что? - мне показалось, что я ослышалась.
   - Сама взгляни!
   Я протерла глаза воротником кофты, но увидела лишь мутную темноту впереди.
   - Мэтт, мне не разобрать.
   - Ладно, давай подойдем ближе?
   - А если это не люди?
   - Мне кажется, что это именно люди.
   Вот и поспорь с ним.
   - Знаешь, это не всегда хорошо.
   - Да, знаю я, - разгорячился парень, - просто, такая возможность. Ну, давай! Пожалуйста!
   - Хорошо, - немного подумав, согласилась я. В принципе, какая разница. Мне кажется, еще пара дней в таком духе, и я совершенно сойду с ума. Пусть уж лучше так.
   Мэтт широко улыбнулся, показав полный рот песка. Я только усмехнулась и пошла за ним.
   А ведь это и впрямь был город людей. Все в его внешнем виде кричало об этом: высокие рвы, обнесенные колючей проволокой, даже не представляю, как они соорудили все это из песка, здания за стеной стояли как попало, видимо, их сооружали в спешке, стремясь найти укрытие от такого непостоянного климата.
   - Я же тебе говорил! - самодовольно заявил Мэтт, услышав мои соображения.
   А я смотрела на вышку и человека, наблюдавшего за нами. Ошибиться было невозможно, он целился прямо в нас.
   Я никогда вживую не видела оружие. Его не показывали в мультиках. Уже давным-давно не поощрялось насилие. Лишь упоминали на уроках в школе, да видели на картинках людей с разными пиками, облаченными в шкуры. Настоящих дикарей.
   - Мэтт ...
   - Что? О ... Боже мой! Это то, о чем я думаю?
   - Боюсь, что так.
   Мы остановились в десятке метров от вышки.
   - Кто вы такие? - донесся до нас зычный мужской голос.
   Мэтт здорово растерялся, так и продолжая гипнотизировать странное, наверняка, самодельное оружие в руках незнакомца.
   - Я - Алекс, а это Мэтт. Мы ищем где бы укрыться. Если у вас нельзя, мы пойдем дальше.
   - Вокруг на многие мили нет ни единого домишки, - все также свысока гаркнул мужчина, - ждите здесь!
   Я увидела, что он поднес какой-то прибор ко рту. Неужели у них работает техника? Это было бы просто удивительно!
   Спустя несколько минут из высоких ворот появились еще люди. Мне стало не по себе. Наверное, я не привыкла видеть такое количество людей сразу. Я покосилась на Мэтта. Тот уже жалел, что решил сюда заглянуть.
   Перед нами остановились пятеро мужчин. Все довольно высокие и сразу видно, сильные. Нас мрачно осматривали с ног до головы. Один из незнакомцев опустил ружье, видимо, посчитав нас не представляющими опасности.
   - Погоди, Марк! Не торопись, - сказал темноволосый мужчина с серыми глазами, - кто знает, что они еще могут придумать?
   Марк только хмыкнул, но оружие все же поднял.
   - Вы ... это ... уж, извините, что мы подошли, просто никогда ничего подобного не видели, - начал оправдываться Мэтт.
   - Тихо, ты, паренек! - шикнул на него тот самый Марк и дернул своим ружьем.
   Мэтт тут же замолчал, не опуская взгляда от оружия.
   - Ваши имена?
   - Алекс и Мэтт, - я решила отвечать, так как Мэтт, явно, был не в состоянии.
   - Откуда идете?
   - Оттуда! - я махнула рукой себе за спину. Ну, что за вопросы! Честное слово! Откуда мне знать, что это за место!
   Марк противно заржал и не дожидаясь приказа, закинул оружие себе за спину.
   - Ты только посмотри на них, Йен! Они же безобидные!
   Йен мрачно осмотрел нас. Не похоже было, чтобы он согласился со своим другом. Остальные молчали и посматривали на Йена. Очевидно, он их лидер или что-то вроде этого.
   - Ведите их внутрь. В дальнюю камеру.
   - Камеру? - отмер Мэтт, - что мы сделали? Не трогайте нас, мы сейчас уйдем!
   - Мэтт, - я взяла его за руку, - не кричи, все нормально, успокойся.
   Парень посмотрел на меня, тяжело дышла.
   - Все будет хорошо, - попыталась его успокоить я и потянула за собой. Нас окружили, словно мы были какими-то преступниками, но я решила не спорить, прекрасно понимая этих незнакомых нам людей. Почему они должны нам доверять? К тому же, я верила, что скоро они во всем разберутся и, возможно, именно это место станет для Мэтта домом. Так мне будет спокойнее.
   Как только мы подошли к воротам, я поняла, что стены и насыпи совсем не из песка, а из огромных кусков какого-то желтого камня. Это же сколько сил и времени потребовалось, чтобы возвести нечто подобное!
   Внутри было многолюдно. Несколько десятков людей громко разговаривали и стоило нам войти, как голоса тут же притихли.
   - Ну, чего столпились! - прикрикнул Марк, - дел что ли нет?
   Женщины тут же засуетились и неловко посматривая друг на друга, разбрелись в разных направлениях. На площади остались только мужчины, продолжающие о чем-то болтать. Некоторые из них прошлись по мне жадными взглядами и улыбнулись. Мерзко, но терпимо. Я с вызовом посмотрела в ответ.
   Надо же, даже мой вид их не пугает. А должен вроде бы. Насколько я могла заметить, жили здесь не плохо. Люди были опрятно одеты и чистые, что очень даже важно. Я уже и забыла, когда выливала на себя бутылку воды. Ах да, недели две назад как раз.
   - Идите, - толкнул нас в спину Марк, - а вам, что особое приглашение нужно? Джэк, ты свои дела на сегодня уже сделал? Так я еще пару накину!
   Тот самый улыбающийся мне Джэк как-то сник и начал оправдываться, но, похоже, его никто не слушал.
   Пока мы шли за нашими сопровождающими толпа понемногу рассосалась, и я смогла отвлечься от любопытных взглядов и осмотреть город за стеной. Возможно, здесь и раньше было настоящее поселение, но небольшое. Это очевидно. Дома были в основном одноэтажными, редко встречались двухэтажные постройки. Рядом то и дело мелькали своеобразные навесы. Интересно, для чего они? Но больше всего меня удивили большие загоны вдалеке за домами. Простые, совершенно пустые площадки, огороженные кое-как деревянным забором. А так все тоже самое. Песок, песок и еще раз песок. Правда, сами улицы были все же аккуратнее. Очевидно, что песок тут частенько убирали, иначе и их стену, и дома вскоре бы засыпало.
   Мы остановились и осмотрелись. С нами остались лишь двое: Марк и Йен. Я даже не заметила, как остальные сопровождающие ушли. Ну и растяпа...
   Марк откинул деревянную дверцу прямо в земле и пожалуй, сильнее, чем следовало толкнул в лаз Мэтта.
   - Эй! Мы пойдем и сами, не трогай его!
   - Помалкивай, - спокойно ответил Марк, - и топай за своим дружком.
   Выбора особенно и не было, поэтому я, нашарив ногой ступеньку, осторожно спускалась вниз. Тут было темно, но глаза довольно скоро привыкли. Мэтт подхватил меня, едва я неловко оступилась.
   - Вот так влипли! - сказал Мэтт и добавил пару слов, которые я слышала от него впервые. Откуда набрался только?
   - Ничего, все будет хорошо, - я повторила уже ранее сказанную фразу и почему-то была уверена в ее правдивости.
   - И стоило убегать от парочки мужиков, чтобы натолкнуться на целую сотню? - продолжал сокрушаться Мэтт.
   - Стоило, садись.
   Парень послушно умостился прямо на землю, но я потянула его к себе на деревянный настил. Для заключенных здесь было вполне комфортно. Когда глаза привыкли окончательно, я смогла различить и пару ведер, а еще свертки, то ли одеяла, то ли допотопные матрасы, но несло от них примерно так же как от ведер, поэтому я решила, что воспользуюсь ими только в случае крайней необходимости.
   - Почему ты так думаешь? Опять я загнал тебя непонятно во что!
   - Я не согласна. Те мужчины, которых мы встретили, внушали мне серьезное опасение. Особенно, Гаррет. Здесь же я чувствую неловкость, но не страх. Доверимся моей интуиции. Может быть, это место окажется нашим, и нам не придется продолжать путь?
   Я заметила, как загорелись глаза Мэтта. Ему надоело идти непонятно куда, думать о завтрашнем дне, хватит ли еды, достаточно ли воды, будет ли холодно или жарко. Я его понимала. И ... если бы только была не одна, то, возможно...
   - Было бы неплохо. Но обольщаться не стоит.
   Я кивнула. Это уж само собой.
   - Может, поспишь?
   - Поспим, причем оба, - согласилась я и прижалась к Мэтту. Мы с трудом поместились на деревянном настиле, но так было теплее.
   - Как думаешь, что это за место и как им удалось выжить здесь?
   - Спи, Мэтт. Уверена, что завтра мы все узнаем.
   Так и произошло. Мне показалось, что мы только-только уснули, и нас тут же начали будить. Противный скрежет замка и голоса, явно, мужские.
   - Эй, подъем! Хватит дрыхнуть!
   Мэтт резво подскочил, отдавив мне ноги.
   - Прям голубки, смотрю, - пробормотал Марк, правда, без тени улыбки. Я промолчала и встала с нашей лежанки, правда, не так шустро, как Мэтт. Шея здорово затекла, а в спине ломило. Я потянулась, и позвоночник звонко хрустнул.
   - Как вам тут, удобно было?
   - Более чем, - сухо ответила я, - что дальше?
   - Идите за мной и без глупостей.
   Последнее замечание было излишним. Хорошее поведение было в наших же интересах, поэтому мы неловко поползли за Марком.
   Что же это за испытание для моих глаз! Снаружи было уже светло. И, видимо, день будет жарким. Вроде бы еще раннее утро, а палит немилосердно.
   Мэтт слегка придержал меня, пока я терла слезящиеся глаза. Марк, однако, терпением не отличался.
   - Ну, скоро вы там? Тащите свои тушки сюда скорее.
   Мэтт взял меня за руку и повел за собой. Это он правильно, потому что я ничего не видела, только растерла грязь и пот, и глаза теперь ужасно щипали. Так я и вовсе слепой останусь.
   - Как называется это место? - Мэтт попытался завязать диалог, но ожидаемо ничего не получилось.
   - Помалкивай!
   Так, собственно, помалкивая, мы и шли вперед. Нам никто не встретился по дороге, что довольно странно после вчерашней-то толпы. Марк снизошел до нас и сплюнув на песок, сказал:
   - Все на работе, а мне вот подпала работенка вас опекать. Шагайте быстрее.
   Вскоре мы остановились перед небольшим домишком, правда, с целыми стеклами и довольно внушительной дверью.
   - Идите вперед!
   Ничего не оставалось, как последовать этому приказу.
   Внутри было, на удивление, тепло и светло. Я покосилась на странные палочки, от которых исходил довольно-таки приятный аромат и свет. Эти палочки горели. Что это такое?
   - Это свечи. Мы делаем их сами, - Йен вышел из-за угла и указал нам на стулья у широкого стола. В уголке сидел какой-то дряхлый старик и вроде бы спал. Во всяком случае, его глаза были закрыты.
   - Никогда не видел такого, - признался Мэтт.
   Йен скупо улыбнулся.
   Мы сели и уставились на хозяина этого дома, а то, что это был Йен, сомнений не возникало. Старик за нашими спинами как-то забавно причмокнул во сне.
   - Куда идете?
   Я с трудом заставила себя не закатить глаза. Спасибо Мэтту, избавил меня от необходимости отвечать.
   - Куда угодно, где есть хоть какая-то еда.
   - По нашим сведениям, в нескольких часах отсюда пустой город. Почему не остались там?
   Мэтт поежился и покосился на меня, а затем честно признался.
   - Нам там было не по себе.
   Йен только хмыкнул, но ничего больше не добавил.
   - Мы сами построили это место, сами. Эдем.
   Я не удержалась и засмеялась. Кто придумал это название?
   - Много ты понимаешь, соплячка! - разозлился Йен и моментально покраснел, но тут же, успокоился.
   Ну и ну. Они тут все чокнутые, похоже.
   - Итак, это место для нас особенно ценно и не хотелось бы позволить кому-либо нанести ему вред.
   - Мы и не хотели, - начал Мэтт, - мы просто шли мимо. И после стольких дней, увидеть подобное, просто нереально. Я никогда не думал, что это возможно. Как вас не находят сантеллиты? Как вы прячетесь?
   - Тише, парень, - Йен остыл и даже соизволил еще раз улыбнуться. Похоже, Мэтт пришелся ему по душе. - Мы не прячемся, мы просто живем, заново изобретая и строя то, чего были лишены. У нас действуют строгие законы. Иначе - никак. И еще. Никаким сантеллитам нет до нас никакого дела. Неужели, вы еще не поняли? Мы никому не нужны, даже этим железякам.
   Они не железные. Хотелось возразить, но ...
   - А теперь еще раз расскажите все, что с вами произошло. И я подумаю, разрешить вам здесь остаться или нет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Равновесия. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | Н.Мондлихт "Лунная дорожка в неизвестность" (Любовное фэнтези) | | Н.Мамаева "Академия темных властелинов" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | С.Александра "Волчьи игры. Разбитые грёзы 2" (Романтическая проза) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"