Мельцов Илья: другие произведения.

Линии на руке 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этом мире линии на руке - синоним жизни, а тело человека можно менять, как душе угодно, хватило бы денег, получаемых за убийство опасных тварей. Отсюда нет выхода, а значит нужно искать свое место в социуме, становиться сильнее, развивать умения и обрастать полезными связями, однако у Максима пока одна цель - оказаться как можно дальше от Лесного. Крест наверняка захочет наказать сбежавшего раба, и не стоит доставлять ему этого удовольствия.

  1 Глава
  Яркий свет, бьющий в глаза, заставил меня зажмуриться, что, впрочем, не помешало хотя бы мельком разглядеть небольшое помещение, в котором я оказался. Обелиск за спиной, грубая кирпичная кладка стен, бойница с прожектором и, кажется, пулеметным стволом, направленным на место возрождения. Здесь мне точно не приходилось бывать, а значит наш с Машей план все-таки увенчался успехом - из Лесного мы сбежали, другой вопрос, а Перекресток ли это?
  - Ну, че встал? - из бойницы до меня донесся голос, - иди в соседнюю комнату, не забудь оружие сдать и рюкзак для досмотра предоставить.
  - Мужик, - обратился я неизвестному, - я в Перекрестке?
  - А где ж тебе еще быть? - послышался смешок.
  Получилось! Добрались! Через минуту или около того, в комнате появится Маша, и можно будет с уверенностью сказать - мы все-таки добились своего, жаль, конечно, не удалось прибыть сюда своим ходом, но это уже не так критично. Главное, никто пока не посягает на нашу свободу, на счету кошелька болтается приятная сумма денег, а в рюкзаке бренчат разнокалиберные патроны, которые удалось собрать возле памятного мне подвала.
  Многие солдаты, убитые сколопендрой, после смерти забрали с собой оружие, но некоторые во время боя его потеряли, и пусть мы с Машей очень спешили убраться от опасного места подальше, задушить жабу и не помародерить, не смогли. Сами стволы брать не стали, ограничившись лишь минимальным набором - два автомата и пистолет для каждого. Насколько я помнил, оружия в данном мире хватало, и стоило оно не слишком дорого, зато патроны повытаскивали откуда только можно. Ершова еще предлагала забрать меч Медведя, но весила эта железяка как чугунный ломик, и тащить ее с собой я посчитал нецелесообразным. Наша скорость и так оставляла желать лучшего, а дополнительные десять килограмм веса сделали бы ее совсем черепашьей. Умереть из-за жадности, оказавшись в пол шаге от заветной цели - отличное завершение побега.
  В итоге мы быстро, насколько мне позволяла раненая нога, собрали трофеи и двинулись в сторону Перекрестка, однако выбраться из Полиса нам было не суждено. Спустя несколько километров мы нарвались на несколько крупных тварей синей зоны, и тут даже прихваченное с собой оружие не помогло. Напавшие монстры, похожие на помесь кабана с шакалом, обладали очень плотной шкурой, в которой, вероятно, застревали пули, не причиняя им особого вреда. Да и чего греха таить, стрелки из нас с Машей оказались так себе.
  В итоге, мы решили не вступать в рукопашный бой и самостоятельно ушли на перерождение до того, как хищные твари вонзили зубы в наши тела. Способ выбрали весьма простой - направляешь дуло пистолета в висок соседа и на счет три нажимаешь на курок. Таким образом, кстати, некоторые рейдеры сокращали себе путь до базы, правда иногда мог случиться сбой, и сохранить линию на руке не получалось. Так что люди предпочитали избегать подобный вариант путешествий.
  К счастью, у нас с Машей такого не произошло, и, пускай мне пришлось пережить не самую приятную процедуру дважды, в конце концов, все получилось.
  Как оказалось, выводы о порядке возрождения я сделал не самые верные, Ершова уже ждала меня в соседнем помещении, отделенном от первой комнаты тяжелой, обшитой стальными листами, дверью, открыть которую получилось, только навалившись на нее всем телом.
  Пройдя еще пару метров, я завернул за угол и будто оказался в тюремном изоляторе - железная мебель, кафельный пол, решетки на окнах и три вооруженных человека, следящих за каждым твоим шагом.
  Форма одежды у встречавших нас людей мало чем отличалась от той, что носили солдаты Креста: камуфляжный костюм, берцы, у одного бойца даже разгрузка была надета. Тем не менее, одно весомое отличие сразу бросалось в глаза - у каждого на правой стороне куртки в районе груди был вышит большой белый крест с некоторым числом полосок под ним, и что-то мне подсказывало, означал данный знак звание человека и его принадлежность к вооруженным силам Перекрестка.
  - Оружие на стол, - удерживая меня на прицеле автомата, произнес лысеющий мужчина средних лет, - рюкзак тоже. Да не напрягайся так, если ничего запрещенного там нет, отдадим обратно, запишем только. Во всем нужен порядок.
  - А что конкретно входит в перечень запрещенного? - спросил я, выполняя приказ лысого.
  - Первый раз у нас что ли? - удивился боец. - Сильные наркотики под запретом, взрывчатка, некоторые виды растений... если интересно, вон на стене список висит, прочти, пригодится. Так, Рыба, что у него?
  Пока лысый объяснял мне прописные для данных людей истины, худощавый мужчина с густой бородой и длинными, как у таракана, усами с большим интересом обследовал мой старомодный рюкзак, позаимствованный в деревенском доме.
  - Патронов у него тут дохрена, разных, - сказал Рыба, - но вроде ничего запрещенного нет. Откуда дровишки, мужик?
  - Из лесу, вестимо, - ответил я.
  - Ну я так и подумал, в принципе, - усмехнулся боец, - забирай свой раритет. Странные вы ребята, одеты как обсосы, а патронов как у дурака фантиков. Ладно, не мое это дело. Имя назови, только врать не вздумай - не получится, а проблем себе наживешь. Можем и в город не пустить.
  Уточнение было сказано весьма вовремя, так как имя я действительно хотел назвать не свое, однако теперь ситуация немного изменилась. Скорее всего, этот самый Рыба или кто-то другой из троицы бойцов обладал умением отличать правду от лжи. Пришлось говорить все как есть. Непонятно, правда, зачем тогда потребовалось осматривать мой рюкзак, спросили бы, что в нем, да и все, но, видимо, солдаты действовали по определенному регламенту.
  После осмотра вещей, в толстый журнал, лежащий на столе, записали наши имена, знаки и число линий на предплечьях, а затем без лишних вопросов выдали вещи и открыли дверь наружу.
  - Вы сейчас куда пойдете? - спросил меня лысый, - за стену или в город?
  - Хотелось бы помыться и одежду сменить, - честно ответил я.
  - Понятно, тогда смотри, если идти направо - там выход в зоны, а если прямо, то упретесь в КПП, мы о вас сообщим сейчас, так что пропустят без проблем, заплатите только пару монет за вход. Там же ознакомитесь с правилами поведения в Перекрестке. Ну все, удачи вам, наш город состоятельных клиентов любит.
  Выдав эти напутственные слова, мужчина дождался пока мы выйдем, после чего потянул на себя дверь, и та с громким лязгом встала на место, отгородив помещение от внешнего мира.
  Как и в Лесном, между точкой возрождения и основным городом высилась стена, причем построена она была из камня, а не из дерева. Сам алтарь и, соответственно, здание вокруг него так же отгородили, но при этом сделали отдельный проход на свободные территории. Зачем? Сложно сказать, может его специально оставили для тех, кто не может заплатить за проход на территорию Перекрестка.
  К счастью, у нас с Машей таких проблем не было. На пурсе, снятом с тела Медведя, болталась сумма в двадцать тысяч, а в рюкзаке бренчали патроны, которые тоже стоили немалых денег.
  - А ведь я до последнего момента сомневалась, - сказала Маша, когда мы остались наедине, - даже когда глаза после возрождения открыла, все равно не верила до конца, а сейчас вроде как отпускать начало. Выпить бы чего-нибудь, да покрепче, а потом горячую ванну, и спать сутки...
  - Железная Маша, кажется, размякла, - улыбнулся я, - а мне казалось, тебя ничем не пронять.
  - Смейся, смейся, - зашипела девушка.
  - Да я ж так, по-дружески. У меня, в принципе, желания с твоими совпадают вплоть до последней буквы, думаю, мы заслужили хотя бы денек отдыха. Надо только деньги сдать и на счет патронов что-нибудь придумать, таскать их с собой, думается мне, не самая лучшая затея.
  - И чего ты тогда встал тут, как верстовой столб? Пошли уже, есть хочу - слона бы обглодала.
  - Так ты есть или выпить хочешь?
  - Одно другому не мешает, - заявила девушка и, не оборачиваясь, направилась к КПП.
  Контрольно-пропускной пункт Перекрестка представлял собой небольшие ворота в каменной стене и, расположенную рядом с ними, будку охраны. Там, молодой солдат, радостно улыбаясь, попросил нас зайти в помещение, где еще раз записал имена и попросил внимательно прочитать правила поведения в городе. Для этой цели он вручил два заламинированных листочка, на которых печатной машинкой были выбиты ровные строчки текста.
  Всего пунктов оказалось около десяти. Вполне стандартные правила: нельзя воровать, убивать, заниматься вандализмом и тому подобное. В зависимости от тяжести нарушения предусматривались различные наказания. Самое легкое - штраф, самое тяжелое - депортация и запрет на посещение города с конфискацией имущества и обнулением полосок. Оружие носить с собой не возбранялось, но запрещалось применение его в любом случае, кроме самообороны, да и то, каждый подобный инцидент будет внимательно рассматриваться администрацией города.
  - Прочитали? - увидев, что мы отложили листки, спросил солдат. - Тогда здесь расписывайтесь, и добро пожаловать в Перекресток.
  Парень подал нам еще один журнал с вложенной в него ручкой, где уже были вписаны наши имена.
  - Уважаемый, - поставив бессмысленную, по моему мнению, закорючку, спросил я, - нам бы гостиницу какую-нибудь найти или столовую хотя бы.
  - Да без проблем вообще, - сказал солдат, улыбаясь так, будто находится под веществами, - сразу за будкой нашей стенд стоит с картой, на ней все нужное подписано. Там найдете и гостиницы, и банк, и магазины на любой вкус.
  - Удобно.
  - Ну так, для людей же сделано. Город, считай, живет за счет транзита, народу нового здесь всегда много, вот и сделано все по уму. Раньше, когда в Перекрестке другой мэр командовал, на удобство путешественников всем плевать было, а теперь времена поменялись.
  - Мэр? - удивился я. - Вы выбираете человека на эту должность?
  - Не то, чтобы выбираем..., - замялся солдат, - но он сам себя так любит называть. Мировой мужик, за десять лет очень многое для Перекрестка сделал, строгий конечно, но как здесь без этого? Вот и я говорю - никак.
  На этом улыбчивый паренек дал понять, что разговор закончен, и не мешало бы нам покинуть помещение, впрочем, делал он это весьма вежливо и ненавязчиво.
  Карта города действительно нашлась рядом с КПП. На большом листе бумаги были аккуратно нарисованы улицы и дома, а надписи, над некоторыми из них уточняли назначение данного заведения.
  Перекресток, если верить схематичному изображению, имел два основных входа, расположенных на противоположных концах города. Соединяла их прямая и широкая улица, на которой располагалась большая часть организаций, обслуживающих проходящие сквозь поселение караваны. Столовые, гостиницы, банк и даже публичный дом, обведенный художником нежно розовым кружком, видимо, создатель карты испытывал к этому заведению особые чувства. Впрочем, нас с Ершовой в первую очередь интересовала гостиница, а уж потом можно будет наведаться и в остальные места.
  Город удивлял. Перекресток разительно отличался от Лесного. Ровные улицы, четкая планировка, отсутствие мусора на дорогах, дома, выполненные из кирпича или камня. Я конечно не исключал, что так красиво выглядел только туристический маршрут, по которому мы, собственно, и шли, но даже в этом случае стоило признать, что в Перекрестке однозначно водились деньги. Взять тот же Питер, там, если есть желание, тоже можно найти убогие и страшные районы, на которые даже смотреть страшно, но на поддержание, скажем так, фасада города, бюджета не жалеют.
  Немного отличались и люди, которых мы видели на улицах города. Если в Лесном как минимум половину населения составляли обычные поселенцы, возделывающие поля или занимающиеся другой полезной работой, то здесь люди по большей части выглядели как солдаты на отдыхе. Оружие было если не у всех, то у половины точно. Причем, женщины исключением не являлись, что Маше очень понравилось. Она одну особу с крупнокалиберной винтовкой за спиной едва глазами не съела, причем непонятно, что больше вызвало интерес девушки - оружие или стильная боевая форма воительницы.
  Для временного проживания карта предлагала гостям Перекрестка две большие гостиницы, имеющие, довольно забавные названия: первая гостиница и, соответственно, вторая. Скорее всего, цены в них отличались согласно порядковым номерам. В первой останавливались те, кто побогаче, а во второй остальные. Хотя, это только мои предположения.
  Так как в ценах мы до сих пор разбирались весьма посредственно, то после короткого обсуждения решили просто направиться туда, где ближе. Двадцати тысяч, болтающихся на счету, наверняка хватит на несколько дней, к тому же в данный момент нас устроила бы даже кровать в каком-нибудь подвале, лишь бы там можно помыться, перекусить чем-нибудь и отдохнуть.
  Ближе всего от точки возрождения находилась вторая гостиница, и, подходя к яркому, будто бы вытащенному с бразильского карнавала зданию, я невольно задумался, а хватил ли у нас денег, чтобы поселиться в столь вычурном заведении? Колонны, позолота, швейцар в ливрее, учтиво открывающий двери посетителям. Выглядело все, конечно, несколько топорно, но строители постарались выполнить внешнюю отделку максимально богато. Мы в своих замызганных, местами порванных и грязных нарядах выглядели здесь как совершенно чужеродные элементы, впрочем, Маше на такие мелочи было глубоко плевать и, пробормотав что-то вроде: "чистенько", девушка уверенно шагнула к швейцару. Тот, к слову, даже глазом не моргнул при виде нас и поспешно отворил тяжелую деревянную створку. Моя старомодная окровавленная одежда его совершенно не смутила, думаю, он на своем веку видел и не такое.
  Едва мы переступили порог гостиницы, как все мои переживания относительно нашего внешнего вида улетучились без следа. В большом холле в данный момент находилось порядка десяти человек, трое из которых, судя по бейджам, являлись сотрудниками данного заведения, и как раз они-то и были одеты лучше всех, а остальные посетители предпочитали куда более простую одежду. Камуфляж, джинсы, спортивные костюмы, в общем, сельская дискотека на отдыхе.
  Не успели мы осмотреться, как к нам подошел молодой мужчина, одетый в строгий костюм. Надпись на бейдже, закрепленном на груди, гласила, что зовут человека Сергеем и являлся он администратором гостиницы.
  - Добрый день, могу я вам чем-то помочь?
  - Добрый день, - ответил я, - хотим снять номер, сколько это будет стоить?
  - Одноместный - сто двадцать за сутки, номер с двумя кроватями - сто пятьдесят, если есть желание воспользоваться горячей водой, то стоимость увеличивается еще на пятьдесят монет за человека.
  - Нормально, - кивнула Ершова, - два одноместных с горячей водой.
  - На какой срок?
  - Пока на сутки, - ответил я, опередив Машу, - а там посмотрим.
  Процедура оплаты и заселения ничем особым меня не впечатлила. Приложив пурс к медальону администратора, мы перевели обозначенные суммы и получили ключи от комнат. Заодно узнали, где здесь можно перекусить. Разумеется, гостиница имела ресторан, который Сергей и посоветовал посетить.
  После этого, поднявшись на второй этаж мы с Машей договорившись встретиться через час, и разошлись по своим номерам. Пуская нам предстояло очень многое обсудить, но желание помыться и хоть немного отдохнуть пока главенствовало над всем остальным.
  ***
  Никогда бы не поверил, что простой горячий душ может доставить мне столько эмоций. Я провел под обжигающими струями воды, наверное, полчаса, смывая с себя не столько грязь (после возрождения тело полностью очищалось), сколько усталость и стресс, накопленный за неполный месяц пребывания в этом мире.
  Прошло всего четыре недели, а казалось, будто минула целая жизнь. Сперва ненавистная деревня, где мне впервые пришлось убить человека, затем Лесной - город рабов и солдат. Да, я знал, что "чистых" от всего населения там было процентов десять, не больше, но Лесной мне запомнился именно таким.
  Сейчас начинался новый цикл моего жизненного пути, уже завтра ночью этот мир обновится, наполнив зоны опасными тварями и ценным лутом, а где-то в закрытых локациях появятся новые, растерянные и не понимающие ничего люди, которым предстоит доказать свое право возродиться в этом жестоком мире.
  Горячая вода, льющаяся из душевой лейки, постепенно остывала, намекая на то, что не мешало бы экономить столь дорогостоящий ресурс. Не знаю, как именно гостиница нагревает теплоноситель, но вряд ли здесь используется газовый котел или тем более электрический. Скорее уж, где-то в подвале чумазые кочегары сжигают уголь или дрова. Почему-то именно такой образ представился мне, когда я выходил из душа.
  Завернувшись в чистое, пахнущее цветами полотенце, любезно предоставленное гостиницей, я развалился на кровати, чувствуя себя абсолютно счастливым. Пусть грядущие проблемы, связанные с обустройством в этом мире и возможной местью Креста, никуда не делись, но мне совершенно не хотелось думать об этом, я просто наслаждался моментом. Иногда даже сущие мелочи, на которые в обычной жизни ты не обращаешь внимание, могут доставлять неимоверное удовольствие. Сними тугой ботинок после долго дня, и вот оно блаженство, выпей кружку ледяного пива, зайдя в прохладное помещение бара, и душная жара уже не кажется такой ужасной. Счастье оно всегда работает на контрасте, и чем глубже была черная полоса, тем ярче потом светит солнце.
  Тем не менее, наслаждаться бездельем слишком долго, я не мог себе позволить. Масса вопросов, касающихся оружия, патронов и одежды, требовала решения. К тому же, не мешало бы перекусить, пусть с голодом я подружился еще в детстве, но зачем терпеть это неприятное чувство, когда на твоем счету болтается немаленькая сумма денег?
  Спустя оговоренный час, я постучался в номер Ершовой, дождался пока девушка, благоухая запахом дорогого шампуня, соизволит выйти, и с удивлением отметил, что Маша как-то неуловимо изменилась. Короткие волосы были расчесаны и уложены в незамысловатую, но весьма аккуратную прическу, а уродливый мешковатый балахон остался в комнате, сменившись на выцветшую рубашку, не скрывающую стройное тело.
  Маша в данный момент очень походила на городскую студентку, приехавшую в деревню к бабушке, помогать с огородом, и разве что кобура на поясе полностью рушила эту картину.
  Как и я, Ершова оставила автомат в номере, там для таких целей, даже специальный оружейный сейф был выделен, но пистолет с собой, она конечно же прихватила.
  - Ну что, в ресторан? - улыбнулся я, глядя на девушку, - отметим наше спасение прожаренным до хрустящей корочки стейком? Не уверен, правда, что здесь такое делают, но мало ли.
  - Может одежду сменим для начала? - Маша критическим взглядом осмотрела мой наряд.
  В принципе вопрос был поставлен правильно. После столкновения волосатым монстром, едва не оторвавшим мне ногу, рубаха и штаны окончательно потеряли товарный вид. Порванные в нескольких местах и запачканные пятнами крови, они совершенно не подходили для посещения даже привокзальных забегаловок, не говоря уже про рестораны. Не сказать, что я не думал об этом, но мысли о еде пока полностью вытесняли заботы о внешнем виде. Однако, Маша права, шляться по городу в рванине не стоит, придется еще немного потерпеть.
  - Ты запомнила где здесь ближайший магазин? - с некоторой грустью спросил я.
  - Спрашиваешь, - усмехнулась Ершова. - Чтобы такая девушка как я, да не запомнила, где можно шмоток купить?
  - Ого.
  - Это если что шутка была, - уже серьезным тоном сказала Маша. - Пойдем, тут недалеко.
  
  
  2 Глава
  Большая и яркая вывеска на здании гласила: "товары на все случаи жизни". Магазинчик явно не бедствовал, так как двери его редко оставались закрытыми, туда то и дело наведывались жители и гости Перекрестка, создавая иногда даже заторы на входе. Заведение, по всей видимости, пользовалось немалым спросом, но мне толкаться среди множества покупателей совершенно не хотелось. Наверное, подсознательно я старался держаться от большого скопления людей подальше.
  Маша, что удивительно, придерживалась того же мнения и после некоторого раздумья потянула меня в другую сторону. Куда именно, стало понятно спустя несколько минут. Девушка действительно отлично ориентировалась в картах, да и на память не жаловалась, так как четко вывела нас к еще одному магазину. Сквозь большие окна было совершенно не разглядеть, что находиться внутри, и понять назначение здания получилось лишь по небольшому круглому вензелю, висящему на двери. Три буквы, выведенные затейливым шрифтом, сообщали посетителям, что они хотят войти в "ГУМ". Хозяин магазина, видимо, не был лишен чувства юмора, пусть и довольно специфичного.
  Открытие двери сопровождалось звонким дребезжанием колокольчика, на которое тут же отреагировал высокий мужчина, одетый в весьма старомодный офисный костюм, будто бы вышедший со швейной фабрики лет тридцать назад. Судя по всему, человек занимал должность продавца или даже владельца магазина, так как кроме него в большом полуподвальном помещении находились лишь парочка посетителей, сосредоточенно рассматривающих витрины.
  Данное заведение чем-то мне напоминало провинциальный универмаг где в одной комнате могли красоваться и одежда, и продукты, и товары первой необходимости. Здесь все выглядело примерно так же, только с учетом местной специфики. На стене висело оружие, под стеклом на столах, лежали патроны, пустые пурсы, золотые украшения и многое другое. Одежде тоже нашлось место, и, разумеется, по большей части в ассортименте были представлены военные и полувоенные образцы швейной промышленности.
  - Добрый день, меня зовут Виктор, вам что-нибудь подсказать? - заметив наше замешательство, к нам подошел продавец и задал самый стандартный вопрос, который только может быть.
  - У вас цены сильно отличаются от других магазинов? - вопросом на вопрос ответила Маша.
  - Процентов на десять, но мы отвечаем за качество продукта. Вы не найдете здесь бракованных вещей, я лично проверяю поступающий товар, а все оружие полностью подготовлено для эксплуатации, так что цена вполне оправдана.
  - Патроны вам можно продать? - спросил я.
  - Разумеется, мы с радостью купим все, что вы принесете, если, конечно, продукт соответствует нашим стандартам.
  - Даже так, - удивился я, - то есть торговля ведется с магазинами напрямую, без контроля администрации Перекрестка?
  - С частными лицами, да, - кивнул продавец, - однако если вы являетесь представителями других поселений, то вам стоит обратиться к Мэру, а точнее к его заместителю по внешним связям.
  - Серьезно тут у вас, - уважительно отозвалась Маша, - но мы сами по себе, Макс, ты тут разберешься без меня? Я пойду пока одежду гляну.
  - Давай, - кивнул я, снимая с плеча рюкзак.
  Патроны у нас купили без каких-либо проблем. Высыпав на прилавок доставшиеся в Полисе трофеи, я дождался пока Виктор с некоторой долей удивления пересчитает все это и озвучит цену.
  Как выяснилось, полный автоматный рожок стоил здесь на продажу около полутора тысяч монет. Пистолетные патроны покупали по тридцать единиц за штуку. Цена, конечно же варьировалась, в зависимости от калибра и состояния.
  Прежде чем озвучить итоговую цифру, Виктор очень внимательно осмотрел каждый представленный экземпляр, едва ли, не обнюхивая и пробуя патроны на зуб, после чего выдал окончательный вердикт: четыре тысячи сто монет.
  Вполне приличная сумма, хотя, конечно, и не предел мечтаний, но с учетом того, что в магазин на продажу мы притащили лишь половину имеющегося боезапаса, то меня все устраивало. К тому же ценник продавец озвучили вполне адекватный - пока Виктор проводил дефектовку товара, я успел бегло осмотреть магазин и прикинуть, сколько тут чего стоит.
  Дешевле всего продавалась одежда. Вполне приличный на вид камуфляжный костюм стоил около двухсот монет, стоимость обуви в зависимости от качества могла доходить до пятисот единиц. Оружие тоже отдавалось копейки, так ценник на укороченный калаш висел всего в триста экспов, что было в пять раз дешевле, чем один полный рожок патронов к нему.
  Особый интерес у меня вызвал стеллаж с холодным оружием. Причем разброс цен там был просто космический. К примеру, качественный на вид боевой нож стоил всего сотню монет, а вполне себе обычный меч длиной сантиметров пятьдесят - десять тысяч!
  Выяснить причину такого странного ценообразования очень хотелось, но подобным вопросом я бы с головой выдал свое невежество, и кто знает, не захочет ли продавец после этого нажиться на неопытном покупателе? Конечно, магазин, выглядел весьма прилично, и вряд ли здесь обманывали клиентов, но моя привычка не доверять людям никуда не делась.
  Тем не менее, момент с холодным оружием я запомнил и дал себе зарок в обязательном порядке разобраться в этом вопросе. Ну не верю я, что какая-то железяка может стоить так дорого, разве что клинок обладал какой-то коллекционной ценностью. С другой стороны, мне вспомнился меч Мишани, которым он едва не обезглавил сколопендру, и не исключено, что данное оружие обладало какими-нибудь особыми свойствами, повышающими стоимость клинка на порядок.
  После продажи патронов на моем счету оказалось почти двадцать пять тысяч монет, часть которых мы с Машей тут же и потратили. Пока решили не покупать лишнего и обошлись лишь сменой гардероба, да приобретением разнообразной мелочевки. Нам еще только предстояло решить, чем заниматься дальше, поэтому закупать снаряжение не имело в данный момент никакого смысла.
  Порванные и окровавленные тряпки я оставил тут же в магазине, сменив их на качественный и удобный костюм, очень похожий на армейскую горку. Чтобы не бегать дважды, сразу прикупил второй комплект, а заодно и хороший туристический рюкзак на тридцать литров. Помимо этого, обзавелся тремя парами обуви на все случаи жизни и приобрел пять пустых пурсов. Стоили они совсем недорого - всего двадцать монет за штуку. На один такой я перегнал половину имеющейся у нас суммы и отдал его Ершовой.
  Маша, естественно, без обновок тоже не осталась. Камуфляжную форму для вылазок за город она, как и я, стороной не обошла, но помимо этого купила себе обычную повседневную одежду. Отдел с ней занимал большую площадь в комнате по соседству, предлагая мужские и женские вещи на любой размер.
  Переоделась Ершова тут же в магазине и, надо сказать, обтягивающие джинсы и яркая футболка сильно преобразили девушку. Выглядела она просто отлично. Невольно я поймал себя на мысли, что с большим удовольствием смотрю на нее, оценивая плавные изгибы фигуры. Плохо. Нельзя так. Если я все правильно понимаю, пока наши с Машей цели и дороги совпадают, а значит впереди ждет достаточно много рискованных мероприятий, и любые возникшие чувства могут серьезно помешать совместной работе. Нужно всеми силами гнать от себя мысли о возможной близости с Ершовой. Да и вообще, не мешало бы заглянуть в бордель, сбросить, так сказать, нервное напряжение. Дорогу к нему я уж как-нибудь найду.
  - Ну что, куда сейчас? - выходя из магазина, Маша потянулась, отчего футболка плотно обтянула ее грудь.
  - Есть хочу, спасу нет, - ответил я, стараясь не глядеть на девушку (лифчик она купить не удосужилась).
  - Тогда обратно в гостиницу?
  - Сперва да - вещи там оставим, но в ресторан я идти не хочу, надо промониторить обстановку в городе, узнать, что тут да как, и лучше это сделать в местах попроще.
  - Предлагаешь завалиться в дешевую забегаловку, угостить там какого-нибудь алкаша и завязать с ним непринужденную светскую беседу?
  - Как догадалась? - усмехнулся я.
  - Так это самый простой способ. Не гида же нам нанимать, в самом деле? Только, я совсем не уверена, что тут пьяницы в принципе есть. Такие в этом мире выживать не должны.
  - Да ну, а кто тогда будет выполнять самую грязную работу? Перекресток, в отличие от Лесного, рабов не имеет, это я еще в отстойнике узнал. В общем, найдем с кем переброситься парой слов.
  Увы, но голод мне пришлось терпеть еще почти час. Сперва мы заскочили в гостиницу, где оставили покупки, затем, чтобы не таскаться по городу с крупной суммой денег наведались в банк. Пусть двадцать пять тысяч не являлись колоссальной суммой, но зачем лишний раз рисковать? Карманников еще никто не отменял, а вытащить медальон, висящий на шее, для профессионала - дело нехитрое.
  Банк в Перекрестке был всего один, поэтому просто так и назывался - "банк", и первое, на что я обратил внимание заходя туда - охрана. В большом помещении, разделенном на две части решеткой, внимательно следили за посетителями четыре монструозных бойца. Помнится, совсем недавно меня очень удивили размеры Мишани, так вот, он рядом с этими акселератами выглядел бы как воробей рядом с коршунами.
  Назвать этих мутантов людьми, у меня уже язык не поворачивался. Четверка охранников больше походила на огров, пришедших к нам из западных сказок: широченные кости, огромные, выпирающие мышцы, кулаки размером с футбольный мяч. Со своим, под два с половиной метра, ростом мужчины с трудом влезали в сшитую на заказ одежду, да и на ногах носили явно не изделия массового производства.
  Из-за подобной неестественности, гиганты выглядели очень отталкивающе, но уважение определенно внушали.
  Вполне очевидно, с какой целью банк нанял таких громил. Не удивлюсь, если кредитные заведения в этом мире регулярно пытаются ограбить - все же деньги тут совсем не виртуальные, а значит пурсы с кругленькими суммами хранятся где-нибудь в защищенном сейфе. Лакомый кусок для воров. Однако, чего я точно понять не мог - зачем эта четверка решила превратить себя в перекаченное подобие человека? Надеюсь, им за это хотя бы платят хорошо.
  Наверное, я слишком пристально глазел на охранников, так как один из них обратил на нас внимание и, не спеша, подошел, перегородив путь, но, как оказалось, дело обстояло совсем в другом.
  Тяжелым, низким басом гигант неожиданно вежливым тоном попросил нас убрать пистолеты в камеру хранения, расположенную возле стены. Люди с огнестрелом и любым другим оружием в комнаты для работы с клиентами не допускались.
  Разумеется, мы не стали спорить, выполнив необходимые требования. Затем, пройдя через зарешеченные двери, оказались в следующей части помещения, а потом и в небольшой комнатушке также разделенной решеткой надвое. Там нас уже встретил молодой клерк, очень быстро решивший все вопросы касающиеся хранения денег и сопутствующих этому мелочей.
  Небольшое затруднение вызвало отсутствие у нас удостоверений личности, но именно, что небольшое. Большая часть людей, попавших в этот мир, паспортов с собой не захватили, так что приходилось администрации поселений и банкам выкручиваться из этой ситуации тем или иным способом. Для постоянных жителей Перекрестка были изготовлены достаточно качественные документы даже, снабженные фотографией. Гости города, в свою очередь, обходились иными способами идентификации. Так, для регистрации банковской ячейки, нас попросили придумать кодовую фразу, а еще щелкнули на древний пленочный фотоаппарат.
  Спустя полчаса мы наконец закончили финансовые дела. В ячейке с кодовым замком остались лежать два пурса общей стоимостью в восемнадцать тысяч экспов, а мы, оплатив услуги банка, выбрались на улицу, чтобы найти ближайший бар.
  Место, где можно выпить и перекусить, нам указал первый встречный прохожий. Впрочем, могли бы и сами найти нужную улицу - почти все злачные заведения Перекрестка располагались недалеко от центра города рядом друг с другом, наверное, так сделали специально, чтобы не раздражать простых горожан шумом по ночам - большинство забегаловок работали круглые сутки.
  Пройдя буквально несколько сотен метров, мы оказались в царстве веселья и аппетитных запахов жареного мяса и выпечки. Я едва слюной не подавился, стоило нам зайти на площадь, окруженную высоким забором, где собственно и размещались бары, столовые и прочие заведения, созданные чтобы утолить голод и потушить горящие с утра трубы.
  Людей на площади было предостаточно, причем среди разномастного люда, что находился тут, я заметил нескольких вооруженных мужчин в одинаковой форме. Они равномерно распределились между зданий и очень внимательно осматривали отдыхающих. Скорее всего так выглядела полиция Перекрестка, или какой-нибудь отряд дружинников. Этих товарищей я и раньше замечал на улицах города, но здесь их концентрация была существенно выше, чем в других районах, что, впрочем, понятно - какой-нибудь высокоуровневый загулявший рейдер легко может укокошить пару десятков людей, если его вовремя не остановить.
  Бар, который мы с Машей выбрали для посещения, назывался "у Гурама". Оттуда доносилась веселая живая музыка и невероятные по своей аппетитности запахи, хотя, не исключено, что мне так просто казалось, все же несколько дней вынужденной диеты заставляют смотреть на еду совсем иначе.
  Света, внутри большого и несколько задымленного помещения, остро не хватало, все-таки электричество в Перекрестке экономили, как и везде, но большие окна кое-как с справлялись со своей задачей, а несколько керосиновых ламп, расставленных то тут, то там, давали надежду, что и ночью здесь можно будет хоть что-нибудь разглядеть.
  Видимая часть бара состояла из двух неравных частей: небольшой сцены, где сейчас играла на пианино симпатичная женщина в вечернем платье, и обеденной зоны, рассчитанной человек на пятьдесят. При этом, большая часть столов оказалась занята. Люди пили, ели, веселились и совершенно не обращали на нас внимания, что меня полностью устраивало.
  Несмотря на высокую наполненность зала, куда приземлиться, мы нашли сразу. В углу помещения молодой парень лет двенадцати как раз убирал обеденное место на четверых. Там и расположились, ожидая официанта и присматриваясь к отдыхающим в баре людям.
  Большую часть посетителей составляли крепкие такие мужики, отдыхающие то ли после рейда, то ли после длительного перехода из одного города в другой. Расслышать, что именно они говорили, практически не представлялось возможным, зато меня привлек разговор за соседним столиком. Там коренастый блондин очень эмоционально объяснял своему собеседнику авантюрный план по проникновению в черную зону с целью вытащить оттуда какой-то очень ценный лут. О чем конкретно шла речь я так и не понял, мужчина старательно обходил эту тему, играя словами как жонглер, но речь, видимо, шла о больших деньгах.
  Спустя несколько к нам подошел официант и любые разговоры тут же отошли на второй план. Все мое внимание полностью сосредоточилось на меню, а затем и на легких закусках, которые нам принесли, а уж когда на стол опустились две запотевшие кружки пива, я вообще забыл обо всем на свете.
  - А неплохо, - Ершова оценила качество напитка, - хотя могло быть и лучше. Какие планы дальше, Макс?
  Я с большим трудом заставил себя оторваться от вяленого мяса и пива, чтобы ответить девушке. Какой же это все-таки кайф, когда можно вот так вот сидеть и наслаждаться маленькими радостями жизни, однако вопрос Маша задала очень важный.
  - Ты про ближайшие планы или на отдаленную перспективу? - уточнил я.
  - Про все.
  - Пока сидим, ждем кого можно позвать в качестве собеседника, вон тот мужик вроде между столов ходит выпить клянчит, - я указал в сторону неряшливого субъекта бомжеватый наружности, - а если говорить в целом, то долго в Перекрестке мне задерживаться нельзя.
  - Думаешь Мишаня правду сказал, и Крест реально решит с тобой поквитаться?
  - Да легко. Мы ведь совершенно не знаем характер Креста. Может он забьет на сбежавшего раба, а может решит, что его репутации был нанесен ощутимый урон и "чистого" необходимо прилюдно наказать, чтобы восстановить ее. Не хочу рисковать - Лесной слишком близко. Сомневаюсь, что Крест сможет что-то сделать в ближайшие дни, все же завтра ночью Обновление мира, но что произойдет спустя пару недель, я предугадывать не берусь.
  - Ох эти ваши мужские заморочки, - покачала головой Ершова, - вечно вам нужно самоутвердиться, показать, кто в доме хозяин.
  - Ой ли, - усмехнулся я, - помнится, кто-то недавно жаловался, что в том женском доме, где ты две недели провела, каждая вторая особа пыталась выше другой залезть и козни соседкам строила...
  - Нашел чего вспомнить, - фыркнула девушка, но со скользкой темы все-же съехала.
  - В общем, я постараюсь уйти из Перекрестка как можно раньше, выясню где здесь ближайшее поселение и как туда добраться. Тебе, думаю, можно и в этом городе неплохо устроиться. Крест с женщинами не воюет.
  - Вот давай я сама буду решать, что мне делать и с кем идти. Я здесь тоже задерживаться не планирую. Крест, может с бабами и не воюет, но про его дружков такого никто не говорил. Нет уж, чем дальше мы окажемся от Лесного, тем лучше, так что пока наши планы совпадают.
  - Рад слышать, - улыбнулся я, - ну что, тогда за будущий поход?
  Поднятая кружка столкнулась с другой, отчего на стол пролилось немного пены. В этот момент к нам подошел тот самый мужичок, которого я заметил недавно.
  - Господа, - произнес он хриплым голосом, - сердечно извиняюсь, но не найдется ли у вас немного монет для страждущего? Я завтра же все верну, клянусь.
  - Присаживайся отец, - я кивнул на свободный стул, - расскажи, как тут у вас в Перекрестке живется, а мы тебя за это пивом угостим.
  
  
  3 Глава
  Мужик своему счастью, кажется, поверил не сразу, но быстро сориентировался в ситуации, представился Федором и уже спустя несколько минут жадно хлебал дешевое пиво, которое мы ему заказали.
  - Ой спасибо, дорогие мои, - вытирая пену с бороды, сказал мужик, - сразу видно, хорошие люди мне повстречались, а вы ведь не местные да? Не видел я вас тут раньше, с караваном каким-то приехали?
  - Типа того, - кивнул я, - Федор, мы в этих краях совсем недавно, много не знаем, так что ты просвети нас насчет порядков в Перекрестке и желательно со всеми подробностями.
  - Так чего рассказывать-то? Город у нас хороший, спокойный, спасибо Мэру за это, все для людей делает, все жители его очень любят...
  - Федя, - перебила его Маша, - ты походу решил, что мы пришли твою лояльность властям проверить? Ты про город расскажи, сколько тут людей живет, как денег можно заработать, как часто караваны приходят и откуда они? Вот про это говори, а как сильно ты любишь Мэра, другим втирай, нам это ни разу не интересно.
  - А вам зачем это все? - прищурился мужик.
  - Тебе же сказали - мы здесь совсем недавно, две недели как из-за стены, вот и решили найти человека, который нас введет в курс дела.
  - Серьезно? Ну тогда вы не ошиблись с выбором, я тут всех знаю, только это, - Федор поднял опустевшую наполовину кружку, - голову бы прочистить, а то соображаю туго.
  - Федор, давай договоримся, - нахмурился я, - с тебя информация, с нас бухло, а пока ты на вторую кружку не заработал.
  - Справедливо, - согласился мужик, горестно вздохнув.
  Смакуя остатки кислого пива так, будто пил виски двадцатилетней выдержки, Федор принялся вещать. По его словам, население Перекрестка не превышало пары тысяч человек, да и то, существенная часть жителей не проводили здесь все свое время, занимаясь сопровождением караванов и добычей ништяков в Полисе. Те, кто поспокойнее, зарабатывали мелким бизнесом и обслуживали заведения города. Многие промышляли заготовкой дров, сбором трав в лесу и отстрелом мелкой живности возле Перекрестка. Как оказалось, мясо некоторых зверей было вполне пригодно в пищу и мало чем отличалось от той же курятины или свинины.
  В подтверждение своих слов Федор намекнул, что те самые колбаски, которые мы с огромным удовольствием поглощали, делались из существ, еще недавно шлявшихся по зеленке и мечтавших сожрать неосторожного путника. Данная информация сюрпризом для меня не оказалась, все-таки ферм в этом мире мы не видели, и глупо было думать, что мясо здесь появляется сразу на кухнях, поэтому аппетит у нас не испортился. Вон, китайцы летучих мышей едят и ничего, а мы чем хуже? Тем более, подцепить какую-нибудь дрянь из-за плохо прожаренного стейка здесь практически невозможно.
  По рассказам Федора, да и по нашим собственным наблюдениям, Перекресток не бедствовал, и главной заслугой этому было его расположение на одном из главных торговых маршрутов, соединяющем сразу несколько поселений. Эдакое золотое кольцо, по которому курсировали многочисленные караваны, нагруженные разнообразными товарами: едой, оружием, специями, а в некоторых случаях и людьми. Пусть в самом Перекрестке рабство не прижилось, но про другие города такого сказать было нельзя.
  - И что, один караван успевает за месяц обойти все поселки? - спросила Маша, уплетая за обе щеки куски вареного мяса. Заказ нам принесли очень быстро и сейчас мы наслаждались сытной, но слегка необычной на вкус едой. Федор же, от закуски отказался и дул уже второй литр пива, постоянно намекая на то, что неплохо бы заказать еще один или увеличить градус пойла.
  - Да нет конечно, - ответил наш собеседник, - вообще, караваны в первые две недели после перезагрузки стараются не выходить за пределы городских стен - какая-нибудь стая из синей или даже фиолетовой зоны пришкондыбает, и привет - улетят торговцы к ближайшему алтарю, а это, считай, все - минус товар и деньги, и никакая охрана тут не поможет. Так что сейчас у нас две недели затишья. Мужики расслабляться будут - пить, в карты играть, ух и веселье в городе начнется, а вот потом да - караваны уйдут в другие поселения.
  - Хочешь сказать ближайшие две недели из Перекрестка никто не уходит, а потом все разом сваливают? - спросил я.
  - Не совсем, кто-то раньше, кто-то позже, некоторые торговцы вообще приходят в Перекресток на двадцатый день, а на двадцать второй уже уходят. По-разному.
  - Людей с собой они берут?
  - Берут конечно, но не бесплатно, и не все. Некоторые караванщики сектантов боятся.
  - Кого?
  - Сектанты. Они каким-то выдуманным богам поклоняются, очень любят рейдеров ловить и караваны грабить, причем в таких местах, чтобы после смерти люди возрождались в тех белых зонах, которые эти сектанты облюбовали.
  - На кой им это? - удивилась Маша, - выкуп что ли требуют?
  - Не, больные они. Выдумали себе какого-то божка злобного и пытаются всех в свою веру переманить, и ладно бы уговорами там или проповедями действовали, так ведь пытают людей, сволочи! Пытают, пока мозги набекрень у бедолаги не поедут, а если не получается, то обнуляют пленника и все. Главный жрец у них - отбитый наглухо псих, его пытались уже поймать, да без толку, он, зараза, под себя уже несколько мелких деревень подмял, и сейчас в тех краях лютует.
  - Только сектантов нам тут не хватало, - выругалась Ершова.
  - Они за пределы своей территории не выходят, да и охрана караванов все опасные места уже наизусть знает, так что не переживайте.
  - А если караван не приходит в назначенный срок, что делают? - я откинулся на стуле, - есть какая-то связь между поселениями? Радио там или проводная линия? У местных охранников вроде бы есть способ связаться друг с другом по телефону.
  - Ну да, здесь кабель телефонный проложен под землей. Он почти все здания административные соединяет, а вот между поселками прямой связи нет, только если письма вместе с торговцами отправлять. Пытались тут когда-то давно умельцы радио настроить, так одни помехи и поймали, будто глушит кто сигнал, а проволоку между городами не проложишь - сами должны понимать, пройдет перезагрузка, и все труды насмарку.
  - Понятно, - удовлетворенно кивнул я.
  Вопрос Федору был задан прежде всего с целью убедиться - из Лесного весточку в Перекресток никто передать не сможет, по крайне мере дистанционно.
  - Получается, - Маша отложила в сторону вилку, - ближайшие две недели нам придется торчать в городе, и чем тут можно себя занять, кроме как шляться по барам и бухать?
  - Если хотите, можете по округе пошататься. После перезагрузки, считай, мелочевки зеленой вокруг навалом, поубиваете нескольких - копейка в карман. А вообще, сходите лучше в забегаловку "Дикий кот", она тут рядом, можно сказать, в двух шагах. Там любой официант подскажет с кем за работу перетереть можно. У нас ведь тут целые отряды собираются, чтобы зоны вокруг города чистить, к тому же, рестораны неплохо за мясо платят, а на некоторых редких тварях можно вообще поднять кучу бабла, они, правда, в синих зонах все обитают, но кто-то рискует. Печень рогатого мечехвоста стоит почти пять сотен, представляете?
  - И как понять, какую живность на мясо пускать, а какой рога отпиливать?
  - Так купите этот, как его, - Федор задумался, не переставая при этом прикладываться к кружке с пивом, - о, глоссарий. Рейдеры, правда, чаще всего красной книгой его называют, ну да не суть, там как раз вся живность зон описана. Хорошая штука, глянешь на какую-нибудь кракозябру, и понимаешь сразу, что с ней делать - на мясо пустить, железу какую-нибудь вырезать, ну или просто превратить в экспы напрямую. Только, конечно, в синюю зону сразу после перезагрузки очень опасно идти, оружие надо хорошее купить или в отряд сильный вступить.
  - Кстати про оружие, - вспомнил я, - почему огнестрел стоит так дешево?
  - Так это, на окраине Полиса есть несколько военных складов, и находятся они в зеленой зоне. Патронов там, только, нет, но остального добра навалом. Вот и возят оттуда всякое.
  - Мы в ГУМе видели ножи, - сказала Маша, - которые стоили почти десять тысяч монет, откуда такие цены?
  - Ну... они поди с кристаллическими лезвиями..., - задумался Федор, - а, вы, ведь не знаете, наверное. В зонах видели такие линии разноцветные? Они еще сквозь стены и землю проходят, как паутина, или плесень на сыре.
  - Угу, - кивнул я, вспоминая пробежку через Полис.
  - Ну вот, в некоторых местах этих прожилок становится очень много, там будто какой-то паук гнездо себе сплел. Я сам, правда, не видел, но говорят, что все именно так и выглядит. Много ниток друг с другом переплетены, а в сердцевине можно отыскать кристалл, причем в каждой зоне кристаллы своего цвета, синие, фиолетовые или самые дорогие - черные.
  - Зеленые тоже есть? - спросила Маша.
  - Есть, но их очень редко можно найти, да и то, зеленка - фуфло бесполезное, их даже продать нельзя.
  - А остальные, значит, полезные?
  - Конечно. Один синий кристалл, может несколько тысяч стоить! Фиолетовый до десяти, а черные вообще за сотню уходят! С помощью них делают самое лучшее оружие, как-то там их размалывают, смешивают и добавляют в расплавленное железо. Я точно не знаю весь процесс, но главное ведь результат, а фиолетовым кристаллическим мечом ты можешь даже сколопендре хитин пробить!
  Воспоминания о мече Мишани, оставленном в Полисе, вновь заставили уснувшую было жабу напомнить, что ценным барахлом разбрасываться не стоит. Впрочем, о сделанном я не слишком жалел, как знать, к чему бы привела неуемная жадность.
  - Или можно наконечники для стрел делать, - продолжил Федор, - они из этой стали получаются такие, что любой броник навылет шьют! А еще, кристаллы - единственная вещь, которую можно на алтаре продать.
  - Объясни, - заинтересовался я.
  - Ну смотрите, у вас, например, есть тысяча монет, вы идете к алтарю, прикладываете пурс и тратите эти деньги на развитие. Быков в банке видели? Вот, можно такими же стать, денег правда придется влить - я столько в жизни не видел. Линии на руке, тоже можно купить, если тысяч двадцать есть лишних. Некоторые у нас специально ходят, полосками светят - смотрите, типа, какой я богатый. Позеры, чтоб их. - Федор скривился, глянув куда-то в сторону. - Вот, а если человек хочет, например, продать линию и экспы за это получить, что ему делать? Куда бежать? Правильно - в банк, и там у него полоску купят всего за пятнадцать тысяч. Жлобы! Натурально жлобы!
  - С кристаллами-то чего? - не выдержала Маша.
  - С кристаллами? - мужик, казалось, забыл, о чем говорил, - А ну да, так вот, приходишь к алтарю с ними, прикладываешь пурс и все, денежки на счет падают, но выгоднее такую добычу людям продавать - любой кузнец с руками оторвет...
  Громкий возглас за соседним столом заставил нас прекратить разговор. Блондин, объясняющий что-то своему собеседнику, видимо вышел из себя:
  - Да ты подумай, это же хорошие деньги!
  - Жизнь дороже, - громко ответил ему мужчина и поднялся из-за стола.
  Блондин после неудачных переговоров со злобой ударил по деревянной поверхности, от чего посуда на ней ощутимо подпрыгнула.
  - Что за кекс? - с интересом спросила Маша, глядя на Федора.
  - Антоха это, - ответил он, - нормальный мужик, но авантюрист - прям клейма ставить негде. У него вечно какие-то планы, мутки и верняковые темы, иногда и правда в плюс выходит, а иногда и в ноль сливается. Полгода назад он с группой молодых идиотов решил провернуть какое-то шибко прибыльное дельце, но что-то у них там не срослось - вернулись в Перекресток с голыми жопами. С тех пор с Антохой дел никто вести не хочет, тем более он тут собрался в черную зону идти, походу совсем с катушек съехал. Деньги, конечно, неплохие предлагает, но дураков среди нас нет. Вы ведь про черные-то зоны знаете?
  - Типа, там окончательно умирают с любым количеством полосок? - спросила Маша.
  - Вроде того, но не совсем, тела после смерти исчезают как обычно, вот только человек не возрождается возле алтаря. Некоторые говорят, что где-то на севере есть зона, где такие вот неудачники маринуются, как огурцы в банке. Почти как девятый круг ада у Данте - люди вроде и живые, а ни пошевелиться, ни умереть не могут. Никто оттуда не выбирался.
  - И откуда такая информация - усмехнулась Ершова, - если никто не выбирался?
  - Ну так и в раю никто не бывал, а все знают, что там сорок девственниц на одного мужика, - Федор сыто рыгнул, убирая в сторону пустую кружку. - У нас здесь много легенд ходит, и про армейские склады, которые охраняют зомби, и про инопланетян, что иногда летают по небу, если хотите могу все рассказать.
  - Спасибо, пока хватит, - решил я. - За беседу спасибо, но нам с девушкой необходимо кое-что обсудить наедине.
  - Понял, понял, испаряюсь, - мужик поднялся со стула, едва не опрокинувшись назад, - но, если нужен экскурсовод по городу или просто захотите побеседовать с умным человеком, я всегда готов. Федор Лишков всегда к вашим услугам, спросите любого, меня тут все знают.
  Федор еще долго рекламировал себя, предлагая все новые и новые эпитеты, непрозрачно намекая на новую порцию халявной выпивки, но под грозным взглядом Ершовой все-таки заткнулся и направился в сторону выхода из заведения.
  - Ну, что думаешь? - вяло ковыряя закуски, спросила Маша.
  - Думаю, ближайшие две недели придется провести здесь, а затем с первым же караваном направиться дальше. Надо бы с торговцами поговорить, цены узнать и нужную сумму отложить на всякий случай.
  - Две недели, - задумчиво произнесла девушка, - может попробуем бабла поднять, чего просто так штаны просиживать? Чего там этот алкаш говорил? Можно брать заказы на мясо и зачистку окрестностей? Может подпишемся? Креста, считай, можно уже не бояться, если что пулю в висок, и привет Перекресток, хрен теперь нас прищучишь.
  - В принципе, неплохая идея - деньги лишними не бывают, да и прокачаться не мешает. Только вдвоем я бы пока не рисковал по зонам шляться, лучше к какому-нибудь отряду зачистки прибиться.
  - Если они нас возьмут вообще. Кстати, а ты алтарем планируешь воспользоваться? Отрастишь себе мышцы как у тех быков в банке, или чего другое увеличишь, - подмигнула Маша.
  - Может и увеличу, - пожал я плечами, - а кому-то не помешало бы язык укоротить. Совсем чуть-чуть - раза в два.
  - Обиделся что ли? - хохотнула девушка. - Какой-то ты Макс, напряженный, расслабься, мы из такой задницы выбрались, а ты все еще как в тылу врага себя ведешь. Крест далеко и в ближайшее время ничего нам не сделает, у каждого по три полоски на руке, и даже деньги лишние есть, короче, ты как знаешь, а я хочу это дело отпраздновать. Официант!
  Такой Ершову я еще не видел. То ли на нее так подействовало выпитое пиво, то ли расслабляющая музыка и вкусная еда, но девушка будто размякла. С лица исчезло привычное настороженное выражение, в глазах появился блеск, а на губах заиграла игривая улыбка. Маша еще сильнее похорошела, хотя не исключено, что на мое восприятие действовал выпитый алкоголь.
  В итоге я все-таки поддался уговорам девушки. На столе магическим образом появилась запотевшая бутылка коньяка (я предлагал Маше заказать вино, но она отказалась) и закуска к нему в виде маринованных кусочков мяса.
  Возможно, нам все-таки не стоило расслабляться и злоупотреблять крепкими напитками. Как никак мы оказались в совершенно незнакомом городе, без друзей и понимания специфики данного места, но слишком многое обрушилось на наши головы в последнее время. Перенос в другой мир, неоднократная смерть, драки с монстрами, рабство и рискованный побег в конце концов. Нервы были уже на пределе, так что я дал слабину. Тем не менее, количество выпитого все же контролировал и после определенной дозы алкоголя остановился, а вот Ершова, похоже, решила оторваться по полной, и после первой бутылки, на столе появилась еще одна.
  С Машей мы сидели до самого вечера, много болтали, смеялись. Наверное, сегодняшний вечер стал самым приятным за этот длинный и наполненный событиями месяц, однако оставаться в баре на ночь я не собирался и, расплатившись, помог подняться Ершовой из-за стола. После чего, прихватив девушку за талию, вышел из бара. Затянувшийся ужин обошелся мне, кстати, всего в пятьдесят две монеты, причем большую часть расходов составлял именно алкоголь.
  По улице Машу я практически тащил на себе, чем вызвал, как мне кажется, нехилую зависть у проходящих мимо мужчин. Все-таки с прекрасным полом в Перекрестке, как и в других городах, были определенные проблемы. Скорее всего, именно по этой причине проблемы по дороге не обошли нас стороной.
  - Эй чувак, - нетрезвым голосом окликнул меня какой-то небритый тип, - зачем тебе такая цыпа? Может поделишься, мы в долгу не останемся. Да и девахе все понравится, гарантирую!
  - Слышь ты урод, а ну слюни подобрал! - Маша как будто очнулась ото сна, - Ненавижу вас козлов, а ну иди сюда мразь, я тебе сейчас язык вырву! Ты у меня кровью будешь захлебываться и мамочку вспоминать! Трахнуть меня захотел? А ну иди сюда, падла!!!
  Дополнив свой спич массой непечатных эпитетов, девушка вознамерилась реализовать угрозу членовредительства на практике и попыталась оттолкнуть меня в сторону, чтобы добраться до обидчиков, причем сил Ершова не жалела - мне пришлось очень постараться, чтобы удержать ее.
  Тихо выругавшись про себя, я как можно крепче схватил Машу. Массовая потасовка - последнее, чем бы я хотел закончить сегодняшний вечер. Не хватало еще нажить неприятностей на ровном месте и привлечь к себе ненужное внимание в первый же день прибытия в город.
  Как оказалось, защитники правопорядка в Перекрестке не зря ели свой хлеб. Назревающую драку очень профессионально купировали несколько полицейских. Они как-то незаметно оказались рядом, приструнив говорливого хама, ну а я в свою очередь буквально утащил матерящуюся, как сапожник, Ершову в сторону. Минут через пять девушка успокоилась и вновь обмякла, опершись на мое плечо.
  Оставшийся путь до гостиницы, к счастью, прошел без приключений. Мы спокойно добрались до нужного здания, поднялись на второй этаж, где долго и безуспешно пытались найти ключ от номера Маши. Понятия не имею, куда она его засунула, но внятно ответить на этот вопрос Ершова уже не могла. Девушка на ногах-то еле стояла и по факту уже спала. Пришлось тащить Машу к себе в номер, укладывать на кровать, а самому ложиться на пол. Подушку я у нее, кстати, спер.
  Понятно, что алкоголь и присутствие рядом молодой симпатичной особы будоражили кровь, к тому же, женщины у меня не было больше месяца, и в голову лезли самые разнообразные мысли, но приходилось себя сдерживать. Мало ли как Ершова отреагирует, проснувшись со мной в одной постели поутру, а мне с этим человеком предстоит провести бок о бок еще не один день.
  Забавная ситуация, несколько недель назад я нажил себе кучу проблем, не переспав с одной женщиной, а может ли сейчас все пойти по тому же сценарию? Очень надеюсь, что нет. Эх, надо все-таки наведаться в бордель.
  
  
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"