Мельгуй Александра Сергеевна: другие произведения.

Орден Хрустального Меча. Предисловие.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то Иолан был процветающей страной. Всё изменилось с тех пор, как король Леор изгнал из королевства своего младшего брата Керена, а тот забрал с собой в изгнание величайшую из иоланских реликвий - Хрустальный Меч. И наступил тёмный век бедствий и несчастий. Однако было предсказано, что однажды вернётся потомок Керена, который принесёт с собой Хрустальный Меч - и счастье для иоланского народа. Для того, чтобы найти его, и был создан Орден Хрустального Меча...


   Предисловие.
   Утерянная реликвия.
  
  
   ...По правде говоря, всё началось совсем не в этот день, а целым веком раньше. Но именно в этот день всё решилось, ибо в непроглядной тьме безысходности забрезжил тусклый лучик надежды...
   В предрассветный час, когда на тёмном ещё небе только начинали появляться первые признаки восходящего солнца, а Таирет со всеми его жителями спал безмятежным сном, в звенящем хрустальным перезвоном прохладном утреннем воздухе родился свежий ветер, дитя иоланского утра. Он стремительно ворвался в распахнутые окна дворца и затушил несколько свечей, но темнее от этого не стало - в Зале Совета их были сотни. Человек, который вот уже несколько часов взад-вперёд расхаживал по залу, ничего не заметил. Казалось, ему вообще ни до чего не было дела. Даже когда в комнату вошли и расселись за длинным столом, накрытым алым с золотой каймой покрывалом, ещё шесть человек, он не обратил на это никакого внимания и всё так же продолжал мерить шагами комнату, а его хмурое лицо казалось высеченным из камня.
   Он был высок и сед, и его длинные, аккуратно причёсанные волосы ниспадали на плечи, оставляя открытым высокий морщинистый лоб. Всё его лицо было покрыто сетью мелких морщинок, кожа уже слегка потемнела от старости, а серые глаза потускнели, однако в них была видна не только незамутнённость ума, но и подлинная мудрость. Серебристая длинная мантия с высоким воротником развевалась за его спиной, когда он в очередной раз широкими шагами пересекал комнату. Каблуки его сапог при этом стучали так громко и нервно, словно он пытался пробить ими пол насквозь. За окнами тоже был слышен стук, но этот был весёлым и беззаботным - ветер забавлялся со ставнями.
   Люди за столом терпеливо ждали. Впрочем, теперь нельзя было даже с уверенностью сказать, люди ли это. Они сидели молча и неподвижно, а лица их, казалось, ничего конкретного не выражали, поэтому все они сейчас напоминали искусно сделанные статуи - пугающе схожие с живыми людьми, но холодные и безжизненные.
   Седовласому было всё равно. Теперь он передвигался ещё быстрее, а на его лице отражалось подлинное страдание. Левой рукой он судорожно вцепился в складки мантии, а правую отставил в сторону, словно она ему и вовсе не принадлежала.
   Люди за столом продолжали сидеть неподвижно, глядя прямо перед собой.
   Через несколько минут он всё-таки с тяжёлым вздохом остановился у одного из окон и отёр тыльной стороной ладони выступивший на лбу пот. Его длинные тонкие пальцы легли на подоконник и сразу же вцепились в него - похоже, ему просто нужно было чем-то занять руки, пока голова его была занята раздумьями. Постояв немного, он, не говоря ни слова, стремительно вышел из комнаты. Лишь его серебристая мантия взметнулась над полом - словно в прощальном жесте.
   Сидящие за столом стали постепенно оживать. Они больше уже не сидели неподвижно, однако всё ещё хранили молчание. И теперь воцарилась напряжённая, нарушаемая лишь постукиванием ставень тишина. Казалось, каждому из сидящих за столом есть что сказать, вот только никто не знает, с чего начать.
   Наконец один из них, мужчина средних лет, соломенные волосы и бороду которого уже тронула седина, всё же нарушил молчание:
   - Старейшина сегодня сам не свой.
   - Ещё бы, Идаил! - воскликнул другой, темноволосый и кареглазый. - Разве может быть по-другому, когда такие дела творятся в Иолане?
   - Дела действительно неважные, - вздохнул третий, самый молодой из всех.
   - Неважные?! - взорвался Идаил. - Неважные?!
   Он вскочил со стула и нервно прошёлся до окна и обратно. Затем снова сел, глубоко вздохнул и продолжил:
   - Да более ужасного положения в Иолане не было за всю его историю! Нам объявило войну королевство Деган, которое ещё несколько лет назад было нашим самым большим союзником, распался союз с Беоном, на который мы так надеялись... От страшного недуга умер Деанар, сын нашего старейшины и превосходный полководец... А кругом - запустение и раздоры, раздоры! Скоро страна распадётся на части. И мы, Семь правителей, ничего не можем с этим поделать...
   - А как же то старое пророчество? - задумчиво спросил кареглазый, наморщив лоб.
   - Никто не помнит его, Тэрим, ты и сам знаешь это, - горько вздохнул Идаил. - Оно давно забыто... давно потеряно...
   - Нет, - раздался вдруг чей-то напряжённый хриплый голос.
   Правители разом обернулись. В дверях стоял Старейшина, глаза которого, ещё полчаса назад казавшиеся безжизненными и потухшими, теперь словно пылали огнём.
   - Нет, - повторил он. - Забыто - да, но не потеряно. Долгие годы лежало оно там, где никому не приходило в голову его искать, - в секретном ящике под троном, в тронном зале, пока я не нашёл его. Оно у меня в руках.
   С этими словами Старейшина бережно положил на стол старый, пожелтевший от времени, но ещё вполне целый свиток.
   - Вот оно, забытое пророчество! - с придыханием промолвил Идаил. - Возможно, в нём разгадка всех наших бед, решение всех проблем! Читай же, Старейшина!
   Старейшина сел во главе стола, осторожно, словно боясь повредить, развернул свиток и начал читать:
   - "Произошло это в годы царствования светлейшего нашего государя Леора. Младший брат его, Керен, бывший всегда верным его слугой, кротким и неизменно послушным его воле, сделался вдруг своевольным и непокорным, и никому не ведомо, почему так случилось. Однако люди догадывались, что на то были причины, ибо Керен никогда не совершал неправедных поступков, и был он справедливее и милосерднее своего брата, и в душе многие мечтали, чтобы он, а не Леор, был королём Иолана. Сам же он был всегда равнодушен к власти и лишь исполнял волю своего брата, а тот вознаграждал его доверием и расположением. Однако всё переменилось, и Керен не раз теперь осмеливался перечить своему королю, и все видели, что, как братья раньше горячо любили друг друга, так теперь люто ненавидят. Однажды, собрав в тронном зале всех знатных людей королевства, Леор повелел своему брату раскаяться в своих словах, назвав их необдуманными и лживыми, и попросить прощения за нанесённые ему оскорбления, однако Керен ослушался. И тогда переполнилась чаша терпения Леора, и воскликнул он в гневе:
   - Я изгоняю тебя, Керен! Уходи с земель Иолана и никогда не возвращайся! Ты уйдёшь прямо сейчас, сию же минуту, и если ты посмеешь снова осквернить стены этого зала своим присутствием, тебя ожидает казнь.
   На что Керен спокойно ответил:
   - Хорошо, мой король и брат, я уйду, а со мной уйдёт и правда, которую ты, я знаю, желал бы запереть в тёмном подземелье. Ты не хочешь больше слышать моего голоса - да будет так. Но позволь мне взять с собой одну любую вещь на мой выбор, а также всех тех людей, что захотят пойти со мной.
   - Бери и убирайся! - был ответ.
   И тогда подошёл Керен к трону и взял со стены Хрустальный Меч, что висел над ним.
   - Вот мой выбор.
   Разгневался король, ибо был Хрустальный Меч символом государства и самым великим его сокровищем, но не сдержать своего слова не мог. Потому не покарал он дерзость своего брата.
   А Керен спросил у всех, кто был в зале:
   - Люди Иолана! Отправится ли кто-нибудь из вас добровольно со мной в изгнание?
   Молчание было ответом ему, ибо боялись люди гнева короля своего, и страх этот был сильнее любви к Керену. И только один старец подошёл к нему и сказал:
   - Я пойду с тобой.
   Это был Линвиатар, провидец, чьи предсказания всегда сбывались. Королю не хотелось отпускать этого человека, но он всегда был верен своему слову и спросил только:
   - Не скажешь ли ты, Линвиатар, прежде чем уйти, что ждёт нас в будущем?
   - Ты хочешь знать это, мой король? - с поклоном спросил старец. - Так слушай же! Великую ошибку совершаешь ты, изгоняя брата своего, ибо с этого дня не будет счастья ни тебе, ни народу твоему, и это лишь твоя вина и ничья боле. Много лет горя и страданий предстоит вам всем. Ты же, король, умрёшь, не оставив наследника. И продлятся все эти несчастья до тех пор, пока не придёт истинный король - наследник брата твоего. Он вернёт Хрустальный Меч в Таирет, и только тогда воцарится мир. Вот что ждёт Иолан. А теперь мы уйдём.
   И они вышли из тронного зала. Одумался король, хотел вернуть изгнанников, но те исчезли без следа. А пророчество тем временем начинало сбываться. Через два дня умерла Наннор, жена короля. Вскоре Нигарад объявил Иолану войну. Победу одержал Иолан, однако много крови пролилось в той войне, и невосполнимы были потери. Во время решающего сражения король был смертельно ранен. Перед смертью он завещал, чтобы страной теперь правили семь его наместников, дожидаясь, пока исполнится пророчество и на земли Иолана вернётся истинный король". Вот что говорит свиток.
   - Так в чём же дело? - удивился Идаил. - Оказывается, всё очень просто: стоит только разыскать короля, и все беды кончатся...
   Старейшина невесело рассмеялся:
   - Разыскать? Но как? О Керене и его потомках с тех пор больше никто не слышал. Да и кто будет искать их?
   - Можно создать для этого что-нибудь вроде рыцарского ордена, - предложил правитель Тэрим. - Это очень удобно: его члены будут и короля искать, и страну защищать, если понадобится...
   Айвер, самый молодой из правителей, внимательно посмотрев на него, прищурился и с иронией спросил:
   - Значит, мы теперь готовы добровольно отречься от власти?
   - Ради блага Иолана мы должны быть готовы на всё, - парировал Идаил. - И на это в том числе. Ещё пара неудачных войн - и не от чего будет отрекаться.
   - Я и не возражаю, - спокойно сказал Айвер. - Мне было интересно, как вы ответите, вот и всё.
   Что-то в его тоне безошибочно указало всем, что он говорит неискренне. Впрочем, все и так знали, что Айвер никогда не был равнодушен к власти.
   - Значит, решение принято? - уточнил правитель Натэйн, до этого хранивший молчание. - Старейшина?
   - Мне эта идея нравится, - кивнул Старейшина. - А назовём мы его Орден Хрустального Меча. Пусть в него будут входить лучшие мужи королевства. Может, нам и не удастся найти короля, но у нас хотя бы появится надежда. А в наше неспокойное время это самое главное.
  
   * * *
  
   ...Со времени создания Ордена Хрустального Меча прошло два года, и всё это время лучшие из воинов, оказавшиеся достойными вступить туда, пытались узнать хоть что-нибудь о судьбе Керена и его потомков. Но каждый раз они возвращались ни с чем - ни в Иолане, ни в других землях никто не слышал об изгнанном из королевства младшем брате последнего короля. Больше искать не было смысла, и решили, что Керен, как и его старший брат, умер, не оставив наследника. Трудно было поверить в то, что пророчество великого провидца не сбылось, но выбора не было. Поиски прекратились, а вот Орден решено было оставить - на этот раз уже чисто для военных целей, так как в сражениях в последнее время недостатка не ощущалось. Войны чередовались с шаткими перемириями, за которыми следовали новые войны.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"