Мельгуй Александра Сергеевна: другие произведения.

Орден Хрустального Меча. Часть 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "...Но удача, видимо, вконец от него отвернулась. Это были не люди – это был ещё один волк, гораздо больше предыдущего… и гораздо злее. Будь на месте Этеля кто-то ещё, он, возможно, и покорился бы судьбе. Но юноша всё же был воином и привык сражаться до последнего, поэтому поднялся на ноги и вытащил меч. Однако он уже совсем ослабел от голода и жажды. Руки почти не слушались. В первом же прыжке зверь сбил его с ног. Меч отлетел далеко назад и, описав в воздухе длинную дугу, воткнулся в землю.
    Слишком далеко, чтобы Этель мог до него достать.
    Это был конец".

    "- Последний вопрос, - громко сказал правитель Идаил. – Будет ли это настоящий поединок?
    Тар какое-то время смотрел противнику в глаза, а затем твёрдо и отрывисто, с застывшей на устах мрачной улыбкой промолвил:
    - Мы будем биться насмерть. Таково моё желание.
    Лаонар, казалось, не был удивлён. Он ответил абсолютно спокойно, лишь пожав при этом плечами:
    - У меня нет такого желания. Однако… да будет так. Смотри только, как бы тебе не пришлось пожалеть о своём решении.
    - Не пожалею, - посуровев, ответил Тар. – К твоему сведению, я ещё ни разу не был побеждён. Так что спокойно предоставляю право убить меня тому, кому это удастся. А сражаться с тем, кто сам боится смерти, я считаю недостойным себя.
    - Тогда я рад буду скрестить с тобой клинки, - ответил Лаонар со спокойной улыбкой. – Мы бьёмся насмерть. Да будет так".


   Часть вторая.
   Рыцарь издалека.
  
  
   Глава 1.
   В погоне за арвинусом.
  
   Лес Тигольт был самым большим лоскутом нетронутой человеком природы на всём Континенте. Люди редко ходили туда - уж слишком легко можно было здесь заблудиться - а если и ходили, то никогда не заходили слишком далеко. Среди старых деревьев Тигольта всегда царил полумрак, а тишина его редко нарушалась даже пением птиц.
   Этель заблудиться не боялся - он шёл по довольно широкой тропинке, протоптанной за много лет такими же охотниками, как и он. Птиц и зверей в лесу было много, но все они отличались крайней осторожностью. Этель не мог назвать себя очень хорошим охотником, но и плохим тоже не был. Сегодня ему с охотой явно везло: к полудню он успел подстрелить двух птиц и зайца. А затем и вовсе произошло небывалое: он увидел арвинуса. Эти звери с необычайно вкусным мясом и, что ещё важнее, ценным мехом считались в Иолане очень редкими. Этель, как и большинство охотников, видел их лишь на рисунках и гравюрах, а теперь один из арвинусов как ни в чём не бывало грыз какую-то веточку невдалеке от него. Редкостная удача!
   Стараясь двигаться как можно тише, Этель начал осторожно подкрадываться к нему, натягивая тетиву лука. Если бы ещё и шкуру не повредить! Серебристым мехом можно отделать края зимнего плаща - не для себя, конечно, а для Ален.
   Этель поймал себя на том, что побуждения у него довольно-таки корыстные: после такого подарка сестра будет милой и кроткой по крайней мере недели две. Впрочем, отчасти ему просто хотелось сделать ей что-то приятное. Он слишком часто насмехался над ней и сам понимал, что так делать нельзя, но уж таков был его характер. Теперь Этель знал, как хотя бы отчасти загладить свою вину перед сестрой. Всё же она для него - самый родной и близкий человек на земле...
   Этель подкрадывался всё ближе, а арвинус по-прежнему ничего не замечал. И вдруг предательски хрустнула под ногой сухая ветка. Этель мысленно проклял себя за привычку мечтать в самый неподходящий момент. Арвинус поднял голову и прислушался, слегка шевеля заострёнными ушами. Этель тут же выстрелил, но если делать это в спешке, вряд ли попадёшь - теперь Этель и сам в этом убедился. Зверь уже заметил его и, ломая ветки, бросился наутёк. Не собираясь упускать свой шанс, Этель ринулся за ним, на бегу выхватывая из колчана новую стрелу. Но арвинус, несмотря на короткие с виду ноги, бегал на удивление быстро. Вскоре ему удалось нырнуть в какие-то колючие заросли и затеряться среди них. Этель, весь оцарапанный, остановился и, в бешенстве швырнув лук на землю, прислонился к дереву, чтобы немного отдышаться.
   Только сейчас он заметил, что вокруг на удивление темно. Неужели уже вечер? Но в середине июня темнеть должно довольно поздно, а ведь ещё совсем недавно солнце было высоко над головой. Этель посмотрел наверх и понял, что причина странного сумрака - густо переплетающиеся над головой ветви...
   И тогда юноша с пугающей ясностью осознал, что нечаянно свернул с тропинки и очутился в самой чаще леса. "Наверное, позади осталась", - подумал он и пошёл назад, хотя уверенности в этом у него не было никакой. Юноша бродил по лесу до самой ночи, пытаясь найти хоть какую-нибудь тропинку - пусть бы она вела даже во враждебный Деган! - но кругом была лишь непроходимая чаща.
   В конце концов Этель вышел на небольшую поляну. Делать было нечего - нужно было где-то переночевать, а места получше в такой темноте он бы всё равно уже не нашёл. Юноша развёл костёр (хвала Высшей силе, он додумался взять с собой огниво) и поджарил одну из тех двух птиц, что подстрелил сегодня. Достав из сумки фляжку, он понял, что в ней осталось всего-то два глотка, так что воду расходовать нужно очень экономно. Теоретически это было разумно, однако практически - абсолютно невыполнимо. Как прикажете экономно расходовать воду, если ты запыхался и устал настолько, что, если не выпьешь сейчас хотя бы глоток, свалишься замертво?
   "Нужно было взять с собой ещё одну", - вяло подумал Этель, допивая остатки воды. Но зачем? Он ведь не собирался здесь ночевать, кто же мог знать, что погоня за арвинусом кончится так плачевно?
   Он улёгся на землю, подложив под голову сумку и поплотнее закутавшись в плащ. Ночевать в лесу было неудобно и опасно, но выбирать не приходилось. Хорошо ещё, что комары здесь не водились, иначе Этель бы совсем пал духом. С другой стороны, ему не раз приходилось слышать о том, что в этом лесу водится кое-что похуже. Воочию этот безымянный ужас никто не видел, но растерзанные трупы, невесть кем периодически вытаскиваемые из леса, говорили сами за себя. Так что нет ничего удивительного в том, что, ложась спать, юный рыцарь чувствовал себя на редкость неуютно.
   За ночь, к счастью, ничего не произошло. Утром Этель доел жареную птицу и бросил полный тоски взгляд на пустую фляжку, жалея, что допил остатки воды ещё вчера, а затем снова отправился искать дорогу. И ему, наконец, повезло - через несколько часов блуждания по тёмному угрюмому лесу он наткнулся на давно нехоженую, заросшую травой тропинку. "Хоть куда-нибудь она должна меня вывести", - успокоил себя Этель. Идти, правда, было довольно трудно - здесь и действительно давно уже никто не ходил, так что в некоторых местах тропа заросла колючим кустарником, кое-где из земли торчали огромные толстые корни вековых деревьев, а иногда дорогу и вовсе преграждали упавшие стволы. Но юноша всё шёл и шёл без передышки, надеясь выбраться из леса до наступления темноты. Больше всего его волновала теперь даже не собственная безопасность, а обещание, данное сестре. "Что она сейчас чувствует? - с всё нарастающей тревогой думал он. - Ведь я должен был вернуться ещё вчера... Но ничего - вот только выберусь из леса, а там уже найду дорогу".
   Но тропинка всё не кончалась, и это навело Этеля на тревожные мысли о том, что он вполне может просто ходить по кругу или же забрёл настолько далеко, что вскоре окажется где-нибудь в Дегане или Кэйбере. Однако выбора не было - лучше уж давно нехоженая, ведущая неизвестно куда тропинка, чем вовсе никакой.
   Его размышления прервал какой-то шорох. Этель молниеносно обернулся - и ему стало не по себе. Из-за кустов на него смотрели два злобных горящих во мраке леса глаза. Это был волк.
   Этель отнюдь не был трусом, поэтому нельзя сказать, чтобы он сильно испугался, но встречи один на один в тёмном лесу с огромным волком он не пожелал бы и врагу. Но делать было нечего - нужно было драться.
   Юноша судорожно вцепился в рукоять своего меча, пытаясь понять, как лучше действовать. Хищник вышел из кустов, и у Этеля мурашки пробежали по коже. Он был огромен и по виду необычайно силён, но юноша обратил внимание отнюдь не на это. В облике зверя было что-то зловещее, не свойственное обычным волкам. Глаза его имели странный кроваво-красный, рубиновый оттенок, а по серой вздыбленной шерсти на спине бежала узкая серебристо-чёрная полоса. Оскал его был похож на жутковатую злорадную усмешку.
   Сказать, что Этелю стало не по себе - значит, ничего не сказать.
   Хищник медлил. Казалось, он с интересом разглядывает добычу, оценивая её возможные вкусовые качества.
   - Думаешь, под каким соусом меня приготовить, да? - прошептал Этель, вытаскивая меч. - Прости, но у твоей добычи тоже есть когти, и подлиннее, чем тебе думается. Так что я серьёзно намереваюсь не стать сегодня ничьим ужином.
   Волк зарычал и кинулся в атаку. Этель ловко отпрыгнул в сторону и попытался ударить его мечом, но промахнулся и только срубил небольшой кустик.
   Волк между тем снова двинулся ему навстречу. Юноша начал отступать, держа наготове меч. Его сердце бешено колотилось - волк был гораздо более сильным противником, чем любой человек - хотя бы из-за того, что его поведение предугадать было невозможно.
   Зверь тем временем снова зарычал и бросился на Этеля, но тот сделал резкий выпад и отрезал ему ухо. Зубы хищника неприятно щёлкнули около его плеча. Волк взвыл от боли, но рана только разъярила его. Юноша продолжал медленно отступать, пока не наткнулся спиной на дерево. Зверь решил, что теперь уж добыча никуда не денется, и бросился на Этеля, но тому повезло вовремя отскочить - иоланские воины всегда отличались ловкостью, и он не был исключением.
   Теперь волк разозлился ещё больше. Людей ему встречать доводилось очень редко, и он не привык к тому, чтобы добыча так долго и яростно сопротивлялась. Он сделал новый бросок, но Этель, упав на одно колено, молниеносно выставил вперёд и немного вверх свой меч, и волк наткнулся на него горлом. Фонтаном хлынула кровь. Волк тяжело рухнул на бок, едва не подмяв под себя рыцаря.
   Этель с трудом перевёл дух и отёр со лба льющийся ручьём пот. Затем, тяжело дыша, опустился на землю подле мёртвого хищника и привалился спиной к дереву. Врагов на войне убивать была намного легче, да и с таким крупным зверем он встретился первый раз в жизни. Вот только теперь он начал подозревать, что это и впрямь не совсем обычный волк. Эти странные глаза и полоса на шкуре...
   Этель стер рукавом с лица кровь хищника. Смертельно хотелось пить, а волчья кровь вряд ли для этого подходила. Хотя ещё два дня - и она покажется ему не хуже нектара. Впрочем, Этель всё же не терял надежды выбраться из леса раньше.
   Отдышавшись, он поднялся на ноги, вытер о волчью тушу залитый кровью меч и огляделся в поисках тропы. Но её нигде не было - видно, отступая, он зашёл слишком далеко...
   Этель искал потерянную тропинку до самого вечера, но так и не нашёл. Когда юноша совсем уже выбился из сил, продираясь сквозь колючий кустарник, он неожиданно вышел на небольшую полянку. Сначала он решил заночевать прямо на земле, но это было бы слишком рискованно - встреча с волком многому его научила. Тем более что на самом краю поляны обнаружилось вполне удобное для сна дерево, а у Этеля в сумке лежала крепкая верёвка, и падение с дерева во сне ему не грозило.
   Юноша хотел было развести костёр, но обнаружил, что потерял огниво. Теперь он даже не мог поужинать. Пить хотелось просто невыносимо, но за весь день ни одного ручья или лесного озера ему не встретилось. Этель поднёс флягу ко рту и без особой надежды наклонил её. Через несколько мгновений в рот скатилась одна единственная капля - словно в насмешку. "Никогда не думал, что умру голодной смертью, - вздохнул про себя Этель. - Лучше бы меня убили у Фортата... По крайней мере, я умер бы героем".
   Но делать было нечего - оставалось только надеяться, что ему удастся выбраться из леса до того, как он окончательно выбьется из сил. Этель вытащил из сумки остатки ставшей теперь абсолютно бесполезной сырой дичи и бросил её в кусты, а затем забрался на дерево и уснул.
   Утром он проснулся на удивление поздно - солнце уже высоко стояло над верхушками деревьев. Видно, вчерашнее сражение с волком, голод и жажда вконец вымотали его. Уже ни на что не надеясь, Этель снова отправился на поиски тропы.
   Ещё несколько часов он бродил по лесу, с трудом переставляя ноги от жажды и усталости. Никаких тропинок - даже самых узких и нехоженых - ему не встретилось, зато колючих непролазных зарослей было с избытком. В конце концов он вышел на ещё одну поляну, и его сердце забилось вчетверо быстрее: всё указывало на то, что здесь недавно были люди! Но эта счастливая мысль быстро сменилась разочарованием - он стоял на той самой поляне, где провёл ночь. Полдня было потрачено впустую - он просто-напросто сделал круг.
   Этель горько вздохнул и опустился на землю. У него не было никаких сил идти дальше. Наверное, стоило покориться судьбе и остаться здесь - ждать, пока смерть от жажды принесёт избавление... "Да, наверное, так и следует сделать, - подумал юноша. - На своих двоих я всё равно уже никуда не дойду".
   Он сидел так с полчаса, когда до его ушей неожиданно донёсся неясный шорох. Этель устало поднял глаза и повернул голову на звук. Может, люди?..
   Но удача, видимо, вконец от него отвернулась. Это были не люди - это был ещё один волк, гораздо больше предыдущего... и гораздо злее. Будь на месте Этеля кто-то ещё, он, возможно, и покорился бы судьбе. Но юноша всё же был воином и привык сражаться до последнего, поэтому поднялся на ноги и вытащил меч. Однако он уже совсем ослабел от голода и жажды. Руки почти не слушались. В первом же прыжке зверь сбил его с ног. Меч отлетел далеко назад и, описав в воздухе длинную дугу, воткнулся в землю.
   Слишком далеко, чтобы Этель мог до него достать.
   Это был конец.
  
  
   Глава 2.
   Тревога.
  
   Ален проснулась в холодном поту. Ей опять приснился кошмар - самый ужасный из всех, которые ей когда-либо снились. Она стояла на бескрайнем поле, и вокруг не было ничего кроме колышущихся на ветру золотистых колосьев. Небо было ярко-голубым и безмятежным, и по нему лениво скользили белые пушистые облака. Но воздух был странно густым, и Ален задыхалась, а её сердце бешено колотилось в непонятной тревоге. Что-то было не так, но девушка не могла понять, что.
   И вдруг поняла. В шагах пятидесяти от неё стояли отец и мать. Они приветливо улыбались, а мать махала ей рукой. Ален хотела подойти к ним, но её сковало какое-то странное оцепенение, она не могла пошевелить даже рукой. Она хотела закричать - и не могла. Но самым неприятным чувством было то, что кто-то впился взглядом ей в спину - кто-то, молча стоящий сзади.
   "Кто ты? - хотела спросить Ален. - Зачем ты прячешься?"
   Но язык отказывался повиноваться ей, и вопрос оставался без ответа.
   Неожиданно девушка уловила какое-то движение за своей спиной. Она снова попыталась обернуться, но не смогла; впрочем, это оказалось совсем ненужным: незнакомец и сам вышел из-за её спины, и Ален с облегчением узнала в нём брата. Но что-то в его облике показалось ей странным. Он словно стал выше и серьёзнее, на лице застыла улыбка, но не насмешливая, как обычно, а ласковая и добрая. Он медленно приблизился к сестре, положил обе руки ей на голову и поцеловал в лоб. А затем повернулся и зашагал к родителям, и они улыбались сыну, словно желая сказать: теперь ты будешь с нами, и ничто больше не разлучит нас.
   В последний раз посмотрев на Ален и помахав ей рукой, все трое развернулись и зашагали вдаль, постепенно теряясь среди высоких колосьев. Ален стояла и смотрела им вслед, не в силах даже пошевелиться. Она понимала: происходит что-то страшное, непоправимое... Но ничего не могла сделать.
   И неожиданно Ален закричала - и проснулась.
   Полулёжа в постели, откинувшись на подушки, девушка размышляла над смыслом своего сна, и чем больше она думала об этом, тем страшнее ей становилось. Этеля не было уже третий день, и это не могло не настораживать. В день, когда он ушёл, она прождала его на стене почти до самой ночи. Она готова была стоять там и до утра, но дядя, заботясь о её здоровье, велел ей ложиться спать.
   - Этель вернётся, - убеждённо сказал он тогда, кладя руку ей на плечо. - Он не в первый раз на охоте, и два раза он ходил со мной. И вот что я тебе скажу, моя девочка: твой брат не знает чувства меры. Он вряд ли вернётся, не настреляв дичи на год вперёд. Но уж завтра-то он обязательно придёт.
   Ален поблагодарила правителя и отправилась в свои покои, но сон не шёл. Слова дяди не успокоили её, хотя ей очень хотелось верить, что он прав.
   Солнце едва показалось над горизонтом, а Ален уже снова стояла на крепостной стене, жалея, что в спешке забыла надеть плащ, так как утро выдалось на редкость холодным.
   Через некоторое время на стене появился правитель с плащом в руках. Накинув его на плечи племяннице, он по-отечески ласково сказал:
   - Ты простудишься, Ален. А от того, что ты будешь стоять тут целыми днями, забыв о холоде, о еде и сне, Этель скорее не придёт.
   - Но так я скорее увижу его, правитель! И... и меня снедает тревога. Что-то случилось с Этелем. Я так не хотела, чтобы он шёл в этот лес! Люди боятся его, и не зря. Не так уж мало людей отправилось туда, не думая о смерти и не зная о том, что вскоре родные и близкие найдут лишь окровавленные трупы...
   Её голос неожиданно сорвался. Девушка прерывисто вздохнула и оперлась обеими руками на низкий край стены.
   - Это было давно, Ален, и, хотя мы все продолжаем бояться этого леса, он давно уже не нёс людям смерти. Этель вернётся... По крайней мере, мне хочется в это верить, - добавил правитель гораздо тише.
   Эти слова не успокоили даже самого Идаила, а в сердце Ален они вселили гораздо больше тревоги, чем само отсутствие брата. Ален привыкла верить своему дяде, но теперь он, похоже, и сам себе не верил. Этеля не было слишком долго.
   А теперь ещё этот сон... Ален очень хотелось бы, чтобы он не был вещим.
   Но, может, брат уже вернулся? Невольная надежда охватила сердце девушки. Быстро одевшись, Ален выбежала из комнаты и едва не столкнулась со стоявшим у двери правителем.
   - Я боялся, что ты решишь провести ночь на стене, поэтому простоял тут всю ночь, карауля тебя. К счастью, в этот раз ты оказалась благоразумной. Но вот, едва рассвело - а ты уже снова спешишь туда же...
   - Правитель, мне нужно тебе кое о чём рассказать... - начала было Ален, но вдруг замолчала. Глупо рассказывать дяде про этот сон: он либо сочтёт её глупой суеверной девчонкой, либо встревожится ещё больше...
   - Я слушаю тебя, дочь моя, - внимательно посмотрев на племянницу, молвил Идаил, но Ален молчала. - Что ты хотела мне сказать, Ален? - нахмурив брови, настойчиво спросил правитель.
   - Ничего, - быстро сказала Ален. - Это не стоит твоего внимания, правитель. А сейчас прости: мне пора идти.
   Глядя, как племянница быстро идёт в сторону выхода из дворца, правитель лишь хмуро качал головой, а затем, когда девушка скрылась из виду, обеспокоено пробормотал: "Если он не вернётся через два дня, я сам отправлюсь искать его". Он не знал, что в ту же минуту те же слова на противоположном конце дворца сказал лучший друг Этеля Тар.
  
  
   Глава 3.
   Лаонар.
  
   Голыми руками с таким огромным зверем не справиться даже взрослому могучему воину, подумал Этель, - что уж говорить о семнадцатилетнем юноше! А волк между тем подходил всё ближе, угрожающе рыча и готовясь к прыжку. Странно, но Этелю не было страшно. В мыслях царила пустота. "Всё же лучше, чем умереть от голода", - отрешённо подумал юноша.
   Ещё чуть-чуть - и волк вцепится в горло своей жертвы. "Прощай, Ален, - прошептал Этель. - Никогда уже тебе не узнать, что стало с твоим братом..."
   Но неожиданно раздался какой-то странный свистящий звук, и голова зверя покатилась по земле, а сам он упал, окровавленный. Над ним возвышался высокий и стройный темноволосый юноша лет восемнадцати с мечом в руках. Лицо юноши было суровым, голубые глаза сверкали. Он чем-то был похож на Тара - такой же высокий лоб и благородные, правильные черты лица, да и роста они были примерно одинакового - но незнакомец всё же был немного выше и носил волосы до плеч, тогда как короткие волосы Тара едва прикрывали шею.
   Одет незнакомец был в удобную дорожную одежду: сапоги хорошей выделки, штаны, лёгкую рубашку и серый плащ. Внимание мог привлечь лишь пояс: чёрный, вышитый серебряными нитями, с красивой пряжкой из такого же чёрного драгоценного камня, он явно был дорогим. Под стать были и ножны, явно сделанные тем же мастером и из той же кожи. Они были узкими и длинными, как и меч, который незнакомец держал в руках. С лезвия на землю капала тёмно-бордовая кровь волка, но юноша не замечал этого: зверь, похоже, перестал интересовать его сразу же после того, как он его убил. Теперь он пристально глядел на Этеля, но хранил молчание.
   Этель попытался прошептать слова благодарности, но язык его не слушался. Он приподнялся на руках, пытаясь встать, но тут же в изнеможении рухнул на землю. Два дня блужданий по лесу без еды и воды дали о себе знать.
   Спаситель молча протянул ему руку и необычайно сильным рывком поставил на ноги. Этель благодарно кивнул и прислонился спиной к дереву. Стало немного легче. Незнакомец сочувственно покачал головой и спросил:
   - Ла риннат эрей?
   Язык Этелю был незнаком, но на резкий, гортанный деганский, казавшийся грубым и некрасивым всем, за исключением самих деганцев, он не был похож в любом случае. Это радовало. Этелю меньше всего хотелось, чтобы его спаситель оказался деганцем. Однако радость быстро уступила место разочарованию: как же теперь спросить дорогу?
   - Прости, я тебя не понимаю... - пробормотал расстроенный юноша.
   Незнакомец неожиданно негромко рассмеялся и сказал уже по-иолански:
   - Не думал, что встречу здесь иоланца... Принял тебя за кэйберца. С тобой всё в порядке? - перевёл он недавно заданный вопрос.
   - Похоже... - пробормотал Этель. - Хотя с уверенностью ничего сказать не могу. Эта зверюга едва не откусила мне голову. И откусила бы, если бы не ты... Спасибо.
   - Кто ты? И что делаешь здесь, в глуши? - спросил незнакомец.
   - Я Этель, сын Нетира. Я заблудился в этом лесу и уже два дня ничего не ел и не пил.
   Незнакомец неспешно и тщательно вытер окровавленный меч о шкуру волка и спрятал его в ножны. Затем порылся в небольшой дорожной сумке, выудил оттуда фляжку и протянул Этелю. Этель жадно припал к ней губами, не спросив даже, что внутри. По вкусу содержимое фляги напоминало родниковую воду с приятным привкусом чего-то ещё, Этель не мог понять, чего именно, - и при этом необычайно вкусную. По крайней мере, так ему показалось. Осушив фляжку почти до дна, юноша опомнился и смущённо протянул её своему спасителю.
   - Пей, пей, - усмехнулся тот. - Не волнуйся, у меня есть ещё, так что можешь выпить всё.
   Выпив всю воду до конца, Этель почувствовал себя намного лучше.
   - Спасибо, - ещё раз поблагодарил он своего спасителя, протягивая ему пустую фляжку. - Теперь я чувствую себя намного лучше... Ты спас меня сегодня уже дважды... Но кто ты?
   - Тебя интересует имя? Я Лаонар, сын Эналона. Я вижу, тебе и действительно лучше. Тебе теперь нужно ещё только поесть и отдохнуть... Два дня не есть и не пить, а потом столкнуться с таким огромным волком... Тебе не позавидуешь.
   - Мне повезло, что я встретил тебя...
   - Повезло, - согласился Лаонар. - Лес этот я знаю очень хорошо. Я помогу тебе выбраться. Куда тебе нужно?
   - Хотя бы просто выбраться из леса. Но ещё лучше было бы попасть домой, в Таирет...
   - Так ты из Таирета? - удивился Лаонар и неожиданно мягко улыбнулся. - Значит, нам по пути. Тем лучше. Завтра отправимся в путь.
   - А почему не сегодня? - растерялся Этель. - Меня ждут... и волнуются, - добавил он, вспомнив о сестре. Да и дядя уже, наверное, почувствовал неладное.
   - Слишком поздно, - покачал головой Лаонар. - Даже если отправиться прямо сейчас, ночевать всё равно придётся в лесу. А учитывая то, что ты едва держишься на ногах... У меня есть хижина недалеко отсюда, там и переночуем.
   - Ты живёшь в лесу? - удивился Этель.
   - Нет, конечно, - рассмеялся его новый знакомый. - Она для ночёвки в лесу во время охоты.
   - Откуда ты родом?
   - Мне трудно назвать свою родину. Я, скорее, вольный странник. Всю жизнь, сколько сам себя помню, я путешествовал. Теперь вот в Иолан иду. Прежде я там никогда не бывал...
   - А как же хижина? Она-то в Иолане...
   - Она в Кейбере, - усмехнулся Лаонар. - Далеко же ты зашёл...
   - А кем были твои предки?
   - Вот что, Этель, сын Нетира, - неожиданно прервал его Лаонар. - Давай-ка лучше пойдём в мою хижину. Тебя, я вижу, уже шатает от голода.
   - Благодарю. Но ты так и не ответил на мой вопрос.
   - Они были воинами. Тебя устраивает такой ответ?
   - Более чем, - рассмеялся Этель. - Коротко и ясно. А...
   - Ты так любишь задавать вопросы? - Лаонар в упор посмотрел на него.
   - Нет, - смутился юноша. - Но я хотел бы знать как можно больше о человеке, который спас меня, а затем пригласил меня разделить с ним трапезу и ночлег. Хотя ты, я вижу, немногословен?
   - Можно сказать и так, - усмехнулся Лаонар. - Я предпочитаю слову дело. Подбери свой меч - и пойдём, - добавил он и, не оборачиваясь, зашагал к непролазным на вид зарослям. Этель быстро сунул меч в ножны и поспешил за ним. Вода и действительно придала ему новых сил - если, конечно, это была вода... Этель уже не был в этом уверен.
   Словно прочитав его мысли, Лаонар, не оборачиваясь, сказал:
   - Во фляжке был укрепляющий силы травяной настой. Очень полезная вещь, когда гуляешь по лесу. Ты теперь выглядишь уже не таким измождённым.
   Остаток пути они провели молча. Этель был просто поражён тем, с какой лёгкостью его новый знакомый ориентируется в этом лесу. Вскоре они вышли на узкую тропинку, которая вывела их к небольшой деревянной хижине, показавшейся Этелю после двух ночей под открытым небом в чаще леса самым прекрасным местом на земле. Конечно, если бы прошлую ночь он провёл в своей комнате во дворце, простая жёсткая кровать могла бы показаться ему неудобной... но после ночи, проведённой на дереве, даже такая постель казалась ему удивительно уютной. К тому же, Лаонар разделил с ним свой скромный ужин из лепёшек и родниковой воды, который тоже показался Этелю просто королевским.
   - Прости, но мяса сегодня нет, - со вздохом сказал Лаонар, протягивая новому приятелю лепёшку. - Придётся довольствоваться этим...
   - Смеёшься? - воскликнул Этель. - Да я ещё не пробовал ничего вкуснее! Эх, если бы я не потерял своё огниво...
   И Этель рассказал Лаонару всю историю своего трёхдневного блуждания по лесу. Лаонар слушал очень внимательно и, как и прежде, не задавал лишних вопросов. Этелю этот юноша начинал нравиться всё больше и больше, и он был рад, что им по пути. Интересно, а зачем нужно в Таирет Лаонару?
   - А что ты собираешься делать в Таирете, Лаонар? - полюбопытствовал он. - Я имею в виду, ты ведь, как сам говоришь, никогда там не был...
   - Я слышал, правителям Иолана нужны умелые воины.
   - Нужны, - подтвердил Этель. - Сейчас смутное время. Значит, ты хочешь служить нашим правителям? Если ты действительно хороший воин, ты можешь попробовать вступить в Орден...
   - В Орден?
   - Его полное название - Орден Хрустального Меча. Не слышал о таком?
   Лаонар удивлённо поднял брови.
   - Смеёшься? Как я мог не слышать о самом известном рыцарском ордене на всём Континенте? Всех деталей, правда, не знаю, так что от более подробного рассказа не откажусь.
   - В него входят лучшие воины Иолана. Я и сам стал его рыцарем несколько дней назад. Понятно, что чтобы вступить туда, нужно это заслужить.
   - Каким образом? - полюбопытствовал Лаонар.
   - Либо военными подвигами, либо пройдя испытание, но это бывает гораздо реже. Я так понял, ты хочешь вступить в Орден?
   Лаонар кивнул.
   - Так как я теперь твой должник, я попробую помочь тебе. Один из правителей - мой дядя. Если хочешь, я попрошу его устроить тебе испытание. Пройдёшь его - и вступишь в Орден. А нет - не беда, стране всегда нужны воины... Ну так как, попробуешь?
   - Ещё бы! Спасибо за то, что предложил мне свою помощь. А что, кстати, за испытание?
   - Поединок с кем-нибудь из воинов Ордена.
   - Это мне по нраву, - усмехнулся Лаонар. - По правде говоря, я очень люблю поединки.
   - А как ты с волком расправился! Это было просто потрясающе. Если бы не ты, мне пришлось бы плохо...
   - Но ты, как я понял, тоже одного убил.
   - Откуда ты знаешь? - удивился Этель.
   - Шёл по твоему следу и увидел мёртвого зверя, зарубленного не слишком острым одноручным мечом.
   - Как ты догадался? - растерялся Этель. - Меч у меня действительно одноручный - не люблю тяжёлого оружия... И не слишком острый - притупился немного в последнем сражении... Нет, меч ты, конечно, видел, но мельком... Всё же, как ты определил?
   Лаонар улыбнулся:
   - Жизнь научила меня быть внимательным.
   - Ты шёл по моему следу... - продолжал размышлять вслух Этель. - Я-то думал, ты оказался рядом случайно...
   - Знаешь ли, в мои привычки входит оказывать помощь всем, кому она нужна.
   - А откуда ты узнал, что она мне нужна? - ещё больше удивился Этель. - Может, я просто гулял...
   - Ну да, - усмехнулся Лаонар. - Гулял в такой глуши, ходя кругами, ломая ветки... Иногда ты забирался в такую глушь, что ни одному человеку в здравом уме не пришло бы в голову добровольно отправиться туда на прогулку. По следам вполне можно определить, гуляет человек или всё же заблудился, уж поверь мне.
   Лаонар встал и собрал остатки еды в дорожную сумку. Затем повернулся к Этелю и сказал:
   - Не знаю, как ты, а я собираюсь лечь спать. Учти, встанем завтра рано.
   - Ничего, я привык.
   Лаонар молча лёг на свою лежанку, положив под подушку кинжал.
   - Зачем это тебе? - удивился Этель.
   - Привычка, - спокойно ответил Лаонар и отвернулся к стене. - Спокойной ночи.
   - Ты мне не доверяешь? - в голосе Этеля ясно слышалась обида.
   Лаонар снова сел и внимательно посмотрел на Этеля, а затем всё так же спокойно ответил:
   - Отнюдь. Глупо бояться, что тебя убьёт ночью тот, кто заблудился в лесу и никогда не выберется оттуда без твоей помощи.
   Этель смущённо кивнул: теперь он и сам понимал, что здесь, в самой чаще леса слова о недоверии звучали, по меньшей мере, глупо.
   - В лесу много диких зверей, ты и сам в этом убедился, - продолжал Лаонар. - Я, лично, предпочитаю быть защищённым.
   - А, ну тогда понятно, - успокоился Этель, тоже укладываясь спать.
   Лаонар усмехнулся и снова отвернулся к стене.
   Этель очень устал за день, однако сон почему-то не шёл. Он долго ещё лежал на спине, глядя в потолок, а затем сел. В хижине царил полумрак, и лишь через два маленьких окошка внутрь проникал тусклый лунный свет. Где-то вдалеке крикнула сова. Этель невольно вздрогнул и посмотрел на соседнюю лежанку. Лаонар спал.
   Этель встал и, стараясь двигаться как можно тише, приблизился вплотную к нему. На самом деле, он до конца не понимал, зачем это делает.
   Вдруг юноша ощутил у своего горла холодную острую сталь. От неожиданности он едва не подпрыгнул. Он даже не заметил, как Лаонар выхватил из-под подушки кинжал. Наверное, на его лице отразился испуг, потому что Лаонар приглушённо рассмеялся.
   - Я бы тебе не советовал подкрадываться ко мне, когда я сплю. Сон у меня очень чуткий... - хмыкнул воин, таким же быстрым и неуловимым движением пряча кинжал под подушку.
   - Ты мог бы меня убить? Нечаянно? - обескуражено спросил Этель.
   - Поверь, я бы долго тебя оплакивал, - спокойно ответил Лаонар. У Этеля от неожиданности даже приоткрылся рот. - А если серьёзно, - как ни в чём не бывало продолжил Лаонар, - я сначала просыпаюсь, а потом уже берусь за кинжал. Прости, если напугал.
   - Зачем тебе это... эта... привычка?
   - Дать тебе полный список людей, которым она спасла жизнь? То-то же. Поэтому я считаю её весьма полезной.
   Лаонар приподнялся на локтях, затем сел и уже серьёзно спросил:
   - Ты что-то хотел?
   - Вообще-то, нет, - честно признался Этель.
   Лаонар поднял левую бровь в знак удивления. Это придало ему поразительное сходство с Таром, который всегда выражал удивление именно так.
   - То есть ты разбудил меня просто так?
   - Мне не спалось... Я встал - и... Прости, - смущённо прошептал Этель. - Ты устал сегодня, наверное.
   - Ничего, - усмехнулся Лаонар. - И за кинжал не обижайся - я даже во сне себя контролирую. Надеюсь, мы ещё узнаем друг друга получше...
   Этелю вдруг стало гораздо легче на душе. И если до этого он, чувствуя к Лаонару расположение, всё же не знал, в какой степени может доверять ему, то теперь напряжение между ними окончательно спало.
  
  
   Глава 4.
   Возвращение.
  
   Утром юноши встали рано. Быстро позавтракав, они начали собираться в путь.
   - Идти долго, - предупредил Лаонар. - В город попадём только к вечеру. Можем попутно поохотиться.
   - Не отказался бы.
   - Вот и хорошо. Кстати, ты меня вчера так заговорил...
   Этель невольно покраснел.
   - ...что я забыл отдать тебе вот это.
   Этель с удивлением посмотрел на лежащее на ладони Лаонара огниво. Его собственное.
   - Я решил сохранить его, когда нашёл, - пояснил Лаонар. - Почему-то мне показалось, что оно тебе ещё пригодится...
   - Спасибо! - радостно воскликнул Этель. - Ты не представляешь, как оно мне дорого. Это одна из немногих вещей, оставшихся у меня в память об отце. Как я могу отблагодарить тебя?
   - Мы уже говорили об этом, помнишь?
   - Да, но это будет благодарность за другое...
   - Кроме того, что ты уже пообещал, мне ничего не нужно.
   Огниво легло на ладонь Этеля. Синий мешочек, шитый серебряными нитями. Старый, потрепанный, но такой дорогой сердцу!
   - Ещё раз спасибо. Надеюсь, я смогу отблагодарить тебя за всё, что ты для меня сделал, - сказал Этель, пряча огниво в сумку. И неожиданно он понял: есть то единственное, от чего Лаонар не откажется. - Пока же... пока же всё, что я могу предложить тебе - это свою дружбу.
   Этель протянул Лаонару руку. Лаонар с улыбкой пожал её и сказал:
   - С радостью приму её и предложу взамен свою. Ну что, пойдём?
  
   * * *
  
   Идти действительно оказалось очень далеко: от Кэйбера до Иолана, да ещё через лес, путь неблизкий. Этель снова и снова удивлялся, как его новый знакомый может настолько хорошо ориентироваться в такой глуши. Несколько раз они останавливались, чтобы поохотиться, и оказалось, что Лаонар к тому же ещё и превосходный стрелок. В ответ на вопрос Этеля, где он научился так хорошо стрелять, воин с невесёлой усмешкой ответил:
   - Ты привык жить во дворце и ни в чём не нуждаться, Этель, тебе не нужно самому добывать себе пищу, однако ты тоже неплохо стреляешь. Я же, хоть и жил некоторое время в больших городах, большую часть жизни провёл в странствиях. Тут волей-неволей научишься метко стрелять и расставлять силки - иначе умрёшь с голоду...
   В голосе Лаонара прозвучала странная тоска, и Этель решил больше не касаться этой темы. Остаток пути они провели молча.
   Как и говорил Лаонар, до города им удалось добраться только к вечеру.
   - Переночуй сегодня у нас во дворце, - предложил Этель, когда они входили в городские ворота. - Дядя с радостью предоставит ночлег тому, кто спас его племянника, да ещё и собирается стать рыцарем Ордена. А пока давай сходим к моей сестре Ален. Вот, кстати, и она...
   Ален уже бежала им навстречу. Лицо её было необычайно бледным; волосы развевались на ветру. Лаонар невольно залюбовался этой стройной красивой девушкой...
   - Этель, где же ты пропадал так долго! Я так волновалась... - воскликнула Ален и хотела добавить ещё что-то, но заметила незнакомого юношу и замялась.
   - Это Лаонар, сын Эналона, - представил сестре своего нового друга Этель. - Он спас мне жизнь, и теперь запомни: он наш друг, что бы ни случилось.
   - Он спас тебе жизнь? Но как это произошло? Почему тебя так долго не было? Где ты пропадал? - буквально засыпала брата вопросами девушка.
   - Давай пойдём в твою комнату, я расскажу по дороге.
   Пока они втроём шли в сторону дворца, Этель пересказал сестре всю историю от начала до конца. Лаонар, как обычно, шёл молча, предоставив весь рассказ своему другу.
   - Спасибо тебе, - дослушав историю до конца, поблагодарила Лаонара Ален и неожиданно грустно улыбнулась. - Я и мой брат в долгу перед тобой.
   - Уже одна лишь улыбка такой девушки, как ты, полностью этот долг искупает, - улыбнулся в ответ Лаонар.
   Ален покраснела и опустила глаза. Потому что в тот самый миг её охватило удивительное чувство, которое она до этого испытывала всего раз в жизни. Имя ему - любовь.
   Когда все трое пришли в комнату Ален, Этель сказал, что вынужден оставить их, чтобы поговорить со своим дядей. Он ушёл, а Лаонар и Ален долго сидели молча, не зная, с чего начать разговор. Ален была настолько увлечена своими чувствами, что далеко не сразу заметила устремлённого на неё внимательного взгляда Лаонара.
   Увидев, что Ален смотрит на него, Лаонар улыбнулся, однако ничего не сказал. Ален нарушила молчание первой:
   - А ты и правда хочешь стать рыцарем Ордена?
   - Да.
   - А откуда ты?
   - На этот вопрос трудно ответить.
   - Просто он не любит говорить о себе, как я понял, - сказал Этель, входя в комнату. - Мы целый день провели вместе, а я так и не узнал о нём ничего кроме того, что он хороший охотник и воин.
   - Неужели тебе так важно знать абсолютно всё о тех, с кем ты общаешься? - искренне удивился Лаонар.
   - А что в этом такого?
   - Ничего. Просто я предпочитаю рассказывать о себе не словами, а делами.
   - Значит, сказать пару слов о себе для тебя труднее, чем завалить огромного волка? - недоверчиво хмыкнул Этель.
   - Сдаюсь, - воскликнул Лаонар, в притворном ужасе заслоняясь от него руками. - Ну, что я могу рассказать о себе?.. Мне восемнадцать лет. Если отвечать на вопрос, откуда я, то я скорее из Руана, чем откуда-либо ещё. Но мне много где приходилось бывать. А вот воевал я лишь за Руан.
   - Отчего же ты отправился сюда? - удивилась Ален.
   - Такова предсмертная воля моего отца.
   - Так значит... - начал было Этель, но неожиданно воскликнул: - Эй, Ален, что с тобой?
   Только сейчас он заметил, каким странным взглядом его сестра смотрит на Лаонара.
   - А что со мной? - не поняла Ален.
   - Да нет, ничего, - смутился Этель и тут же хлопнул себя по лбу: - Как я мог забыть! Лаонар, тебя же ждёт мой дядя! Он хочет поблагодарить тебя...
   - Не стоит, - слегка смутился Лаонар.
   - ...а ещё поговорить с тобой о твоём желании вступить в Орден.
   - А вот это уже лучше.
   - Ну, мы тогда пойдём, Ален, - улыбнулся сестре Этель. - Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, Ален, - пожелал девушке Лаонар.
   - Спокойной ночи, - улыбнулась та.
   Когда юноши ушли, Ален ещё долго сидела у окна и мечтательными глазами смотрела на звёзды. Она не знала, что с ней происходит и почему ей так хочется петь. Она уже любила - точнее, считала, что любит, - но в тот раз всё было совсем не так. Та любовь сжигала её изнутри. Эта - окрыляла.
  
   * * *
  
   Правитель Идаил ждал их в одном из залов дворца. Историю знакомства своего племянника с Лаонаром он уже знал, и потому сразу же горячо поблагодарил юношу, а затем речь зашла о предполагаемом вступлении Лаонара в Орден.
   - Ну что ж, Лаонар, сын Эналона, - сказал правитель. - Завтра у тебя будет шанс стать рыцарем нашего Ордена. Испытание будет устроено в девять часов на площади у дворца. Испытание серьёзное: в Ордене слабых воинов нет. Это будет поединок. Звучит просто - но только звучит.
   - Я не боюсь трудностей, правитель, - ответил Лаонар.
   - Похвально, - чуть снисходительно улыбнулся Идаил. - А теперь идите. Вы, верно, устали сегодня. Этель покажет тебе твою комнату, Лаонар.
   - Благодарю, - с поклоном ответил Лаонар, и они с Этелем ушли.
   Правитель, как уже было сказано, любил племянника, как собственного сына, поэтому в благодарность отвёл его спасителю на эту ночь одну из лучших комнат дворца.
   - Давно же я не спал в нормальной постели, - заметил Лаонар, ставя на пол свою сумку.
   - А в такой и вовсе вряд ли когда-нибудь спал, - усмехнулся Этель, указывая взглядом на роскошную кровать, застланную бархатным покрывалом.
   Лаонар только пожал плечами. Это можно было расценивать и как "да", и как "нет".
   - Отдыхай и набирайся сил, - улыбнулся Этель. - Завтра в девять тебе предстоит поединок, так что ты должен хорошенько отдохнуть. Тебе всё же придётся сражаться с кем-то из наших лучших воинов. Но и ты, похоже, воин не слабый - не знаю, я ещё не видел тебя в настоящем бою.
   - Я давно не сражался, - признался Лаонар. - Последний раз - во время войны Руана с Нигарадом. Ну а потом только для развлечения в поединках с друзьями.
   - А на той войне... На чьей ты воевал стороне? - осторожно спросил Этель.
   - Ну уж точно не Нигарада, - рассмеялся Лаонар. - Это королевство испокон веков враждовало со всеми остальными и завоёвывало другие земли.
   - Да, их король, видно, хочет вскоре захватить весь мир... Значит, ты воевал за Руан? - с облегчением воскликнул Этель. - Ах, да, ты же говорил, что ты скорее оттуда, чем откуда-либо ещё... Это была последняя война Руана и Нигарада, так?
   Лаонар кивнул.
   - Насколько я помню, руанцы победили, - продолжил Этель.
   - Победили, но слишком дорогой ценой. Мало кто остался в живых. Мне тоже слишком дорого обошлась эта война. В последней битве я потерял отца...
   - Соболезную, - опустив голову, вздохнул Этель. - Прости, что я заговорил об этом. Наверное, у тебя слишком тяжёлое прошлое, и поэтому ты так мало о нём рассказываешь.
   - Можно сказать и так. Да и не привык я открываться практически незнакомым людям. Но с тобой мы, похоже, уже подружились, так что впредь обещаю стать менее неразговорчивым, - усмехнулся Лаонар.
   - Отлично. Было бы кстати - я ведь, как ни странно, до сих пор почти ничего о тебе не знаю. А теперь тебе пора спать, я думаю. Спокойной ночи. Утром зайду к тебе, если хочешь.
   - Заходи, конечно! Буду только рад. Спокойной ночи, Этель.
   Племянник правителя Идаила вышел из комнаты. Лаонар снял дорожную одежду, прислонил к стене ножны, по привычке положил под подушку кинжал, задул стоявшую на столе свечу и лёг спать. Завтра ему и в самом деле предстоял трудный день.
  
  
   Глава 5.
   Поединок.
  
   Этель встал с рассветом. Наскоро позавтракав, он отправился к своему новому товарищу. "Интересно, Лаонар уже проснулся? - думал он, идя по ещё безлюдному в такое время коридору. - Хотя он вроде говорил, что встаёт рано..."
   Лаонар и действительно уже встал. Этель застал его упражняющимся с мечом - благо, комната была достаточно просторной для этого.
   - Разминаешь руки? - улыбнулся Этель.
   - Они мне понадобятся сегодня, - пожал плечами Лаонар, вкладывая меч в ножны.
   - Тогда тебе лучше делать это на улице - комната хоть и большая, но места здесь всё равно маловато, а там тебе будет гораздо удобнее.
   - И то правда, - кивнул юноша.
   - А можно мне посмотреть на твой меч? - полюбопытствовал Этель.
   - Разумеется, - кивнул Лаонар, снова вынимая оружие из ножен.
   Длинный узкий клинок лёг на ладони Этеля, и юноша почувствовал приятный холод. Он любил это чувство. Когда холодная гладкая сталь прикасалась к его ладоням, он ощущал какое-то странное возбуждение и прилив сил. Этель знал толк в оружии, но теперь, когда он получил возможность вблизи рассмотреть меч своего нового друга, у него просто дух захватило. Такого красивого, совершенного меча ему ещё не приходилось видеть. Длинный, узкий, обоюдоострый клинок, украшенный замысловатыми рунами; такая же узкая, удобно ложащаяся на руку рукоять, инкрустированная мелкими драгоценными камнями, со вставкой из металла, похожего на серебро.
   - И сколько же такой стоит? - восхищённо воскликнул Этель. - Никогда ничего подобного не видел... В Руане ты, верно, был не простым воином...
   Лаонар молча кивнул.
   - Рыцарем?.. - неуверенно предположил Этель.
   - Угадал.
   - Когда же ты успел? Тебе ведь только восемнадцать, - удивился Этель.
   - В Руане рыцарем можно стать раньше, чем здесь, - пожал плечами Лаонар.
   - И всё же, откуда у тебя этот меч?
   - В нашем роду он передавался от отца к сыну с давних времён, и лишь один раз его получила дочь, потому что лишь один раз дочь была старшим ребёнком. Это была моя бабушка. Его главное достоинство - не красота, а то, что он удобный, острый и не слишком тяжёлый.
   Тут Этель готов был поспорить: более тяжёлого меча из тех, которые можно использовать равно как одноручные и двуручные, в руках ему держать ещё не приходилось. Впрочем, Тару этот меч тоже показался бы не слишком тяжёлым. А вот сам Этель предпочитал лёгкие одноручные и довольно ловко умел с ними обращаться.
   Бросив на меч последний, полный неподдельного восхищения взгляд, он осторожно передал его Лаонару, тот вложил оружие в ножны, и оба направились к двери.
   В коридоре почти у самого выхода они встретили Ален. Девушке не терпелось увидеть, как Лаонар будет сражаться.
   - Обычно она делает вид, что не любит такие зрелища, - шепнул ему Этель. - А на самом деле она и сама, похоже, хотела бы научиться владеть мечом. Странная она, правда?
   Лаонар только пожал плечами.
   Для упражнений они выбрали небольшую площадку невдалеке от ворот. Лаонар нашёл её вполне удобной. Он вытащил из ножен свой меч, несколько раз взмахнул им, затем подбросил его над головой, быстро повернулся вокруг себя в полтора оборота и поймал у себя за спиной.
   Ален восторженно захлопала в ладоши.
   - Право же, такое лёгкое упражнение не стоит твоего восхищения, - пожал плечами Лаонар. - Бывают и посложнее.
   - Вот только Этель никогда не показывает их мне: ни простых, ни сложных. А меч свой он мне и подержать-то ни разу не дал, - горько вздохнула Ален.
   Этель нахмурился:
   - Не престало девушке брать в руки оружие. Это - удел мужчин.
   - И так всегда, - грустно улыбнулась Ален. - Мужчинам - воевать, женщинам - сидеть дома и ждать их. Может, хоть ты научишь меня владеть мечом, Лаонар?
   - Вряд ли твои брат и дядя одобрят это, - покачал головой Лаонар. - Кроме того, я не знаю, примут ли меня в Орден, а значит, и останусь ли я здесь.
   - Ты в любом случае сможешь остаться, - сказал Этель. - Иолану нужны воины, особенно в наше смутное время. А насчёт Ален... посмотрим. Может, я и поменяю своё мнение, всё равно ведь у неё ничего не выйдет, так пусть хоть она сама это поймёт. Тогда она, быть может, наконец перестанет мечтать о невозможном. А сейчас, Лаонар, я хотел бы проверить чего ты стоишь в бою...
   - Давай, - кивнул Лаонар. - Мне тоже интересно, не забыл ли я ещё, как держать меч в руках.
   - Подождите! - воскликнула Ален. - Скоро уже поединок, а у вас обоих ещё и крошки во рту не было! Ведь может случиться так, что вам придётся сражаться друг с другом.
   - И правда, - согласился Этель. - Лучше бы нам сначала подкрепиться.
   Лаонар молча кивнул в знак согласия.
   - А посражаться всегда успеете, - закончила Ален. - Пойдёмте в мою комнату, я попрошу принести нам завтрак туда.
  
   * * *
  
   Испытание для Лаонара решено было устроить на площади около дворца, где обычно устраивались праздники - и все поединки подобного рода. Раньше рыцарские турниры устраивались в Таирете каждый месяц, и участвовали в них не только иоланские рыцари. Были и иноземцы, желавшие блеснуть своими воинскими умениями. Проводились поединки и для простых воинов. Иногда лучших из них после нескольких выигранных поединков посвящали в рыцари.
   Но после того как Старейшиной стал Герон Мудрый, традиция стала постепенно забываться. Герон был далёким от всего, что связано с войной, человеком, и больше всего его заботило сохранение мира. В последние годы поддерживать мир с другими державами становилось всё труднее. Нельзя было найти пять таких лет, чтобы не вспыхнула война, а не война - так новая стычка с Деганом, из-за Фортата или чего-либо ещё - линия, по которой Иолан граничил с Деганом, была достаточно длинной. Старейшина делал всё, чтобы предотвратить возможные войны. Если же это не удавалось, иоланское войско шло в бой, но уже под предводительством правителя Идаила и со стратегией и тактикой, разработанной правителем Тэримом.
   Только они двое и заботились о проведении турниров, особенно с тех пор, как был создан Орден. И рыцари были благодарны им за это. Но последний турнир проводился больше года назад, и сегодня на Дворцовой площади царило необычайное оживление. Все помнили, насколько интересными и зрелищными бывают иногда поединки между рыцарями и теми, кто хочет ими стать.
   Туда Этель и отвёл Лаонара к девяти часам.
   - Дальше иди сам, - сказал он, остановившись перед шумной толпой горожан. - Подойди к Старейшине, он расскажет тебе о правилах. А мне пора занять место среди рыцарей.
   Кивнув Лаонару на прощание, он нырнул в толпу. Люди, видя, что перед ними рыцарь, слегка расступались, и он без особого труда смог пройти топу насквозь. Затем Этель подошёл к длинному ряду товарищей. Собрались ещё не все, и Тара среди присутствующих пока что не было. Этель встал рядом со Старым Лувиолом.
   - С возвращением, - хмуро кивнул ему Лувиол. - Ты здорово всех напугал. Кое-кто даже идти за тобой собрался...
   Он не сказал, кого имеет в виду, но Этель и так догадался: себя, Денеора, Тара и правителя Идаила. Этель хотел уже поблагодарить его за такую искреннюю заботу, но старый рыцарь ворчливо продолжил:
   - Впрочем, ты здесь, и чего тут удивляться? Ты же в рубашке родился...
   Со стороны могло показаться, что Лувиол злится, но Этель хорошо знал старого воина. Такова была его манера говорить, и, если ему что-то нравилось, он никогда открыто не признавался в этом, скрывая своё истинное лицо под маской вечно ворчащего старика. И сейчас Этель знал, хоть Лувиол и скрывал это весьма и весьма старательно: старый рыцарь был рад его видеть.
   - Он не специально, господин Лувиол. Этель ведь не виноват в том, что заблудился...
   Этель вздрогнул, узнав голос сестры.
   - Ты-то здесь откуда?
   - Я тоже рада тебя видеть, - усмехнулась она, полностью игнорируя его заданный не самым приветливым тоном вопрос.
   Ален добилась своего. Этелю стало стыдно.
   - Прости... Я просто удивился, что ты здесь, среди рыцарей.
   - Ты плохо помнишь традиции турниров, Этель. Знатные девушки могут стоять среди рыцарей, если сами этого хотят. Ты не против моего общества?
   - Конечно, нет... - выдавил из себя Этель. Его голова была занята другими мыслями. Тара всё не было; рыцарь беспокоился, что лучший друг мог обидеться на него за то, что он даже не зашёл поздороваться...
   Через несколько минут показался и Тар. Он только что узнал от правителя Идаила, что Этель вернулся ещё вчера, и был действительно слегка обижен тем, что его лучший друг, о котором он так беспокоился, после возвращения словно забыл о нём. О Лаонаре и его роли в возвращении Этеля он ничего не знал, знал только, что какой-то воин издалека хочет вступить в Орден. Этеля Тар заметил сразу, но в отместку не подошёл к нему и вместо этого встал с самого края справа.
   Лаонар между тем подошёл к правителям, которым было отведено почётное место на возвышении, где они в данную минуту ожидали, пока соберутся все желающие посмотреть на испытание, и с лёгким почтительным поклоном поприветствовал их и представился. Старейшина с улыбкой кивнул и спросил:
   - И что же привело тебя в Иолан, Лаонар, сын Эналона? Хочешь попытать счастья вдали от дома?
   - Да, достопочтимый Старейшина, - кивнул Лаонар. Старейшина сам ответил на его вопрос, и добавлять что-то ещё было бы излишне. Юноша чувствовал на себе внимательные взгляды сотен людей: просто любопытные, доброжелательные, безразличные... И странный взгляд крайнего справа рыцаря: внимательный, изучающий и - насмешливый. Лаонар поймал его взгляд, а тот смотрел на него спокойно и открыто, не отводя глаз. У рыцаря были необычные как для Руана, так и для Иолана короткие волосы, - эта деталь сразу бросилась Лаонару в глаза. Юноша медленно перевёл взгляд на Старейшину, а тот продолжил задавать вопросы.
   - Ты знаешь правила поединков в нашей стране?
   - Нет, досточтимый Старейшина, - покачал головой Лаонар.
   - Ты не страшишься смерти? - этот вопрос вроде бы и не был связан с предыдущим, но юноша понял, что задан он был не просто так. И действительно, Старейшина не требовал на него ответа и вместо этого продолжил: - Рыцарем Ордена Хрустального Меча в нашей стране быть очень почётно. В Орден входят только лучшие из лучших. Поэтому вступить туда можно лишь по очень, очень жёстким правилам. Подобные испытания устраиваются нечасто, и участвующие в них воины бьются насмерть, если хотя бы один из них этого потребует. Многие таким образом погибли. Впрочем, победив, воин может и сохранить жизнь своему противнику... а может убить его, он сам волен решать. Ты впервые слышишь об этом правиле?
   Лаонар спокойно кивнул.
   - Впервые. Впрочем, я и не ожидал, что вступить в Орден окажется просто.
   - Значит, смерти ты не боишься, - удовлетворённо кивнул Старейшина. - Что ж, займи своё место в центре площади, испытание скоро начнётся.
   Лаонар поклонился правителям.
   - Удачи, - с доброжелательной улыбкой кивнул правитель Идаил.
   - Благодарю, правитель, - ответил Лаонар и встал в центре площади. Он не испытывал ни малейшего волнения, только крайний интерес ко всему происходящему. Площадь быстро заполнялась людьми - такого рода зрелища были не такими частыми, чтобы их пропускать, - но Старейшина не спешил объявлять о начале поединка. Лаонар с интересом смотрел на рыцарей. Некоторые из них были совсем ещё молодыми - не старше, а то и младше самого Лаонара, - а некоторые (правда, таких было меньшинство) - седовласыми воинами преклонного возраста. Всех их отличала одна деталь одежды: длинный тёмно-синий плащ, скреплённый серебряной пряжкой в форме меча. Лаонар снова встретил насмешливый взгляд черноволосого рыцаря и заметил, что тот необычайно похож на одного из правителей. Они смотрели друг другу в глаза довольно долго, и на этот раз взгляд отвёл уже рыцарь.
   Затем Лаонар встретился глазами с Этелем. Тот улыбнулся, словно желая ему удачи. Лаонар с удивлением заметил рядом с ним Ален, а затем понял, что в рядах рыцарей стоит несколько девушек и женщин, - видно, их родственниц. Ален тоже улыбнулась, а затем вдруг залилась краской и опустила глаза.
   Старейшина сделал рукой знак соблюдать тишину и воскликнул:
   - Рыцари Ордена Хрустального Меча! Достойнейшие из достойнейших! Вот Лаонар, сын Эналона, который хочет стать одним из вас. Достоин он этого или нет - решать не мне, это может показать лишь честный бой. Кто из вас готов сразиться с ним, чтобы испытать его в бою?
   Все, как один, воины разом сделали шаг вперёд - даже Этель.
   - Хорошо... - протянул Старейшина. - Я знал, что трусов среди вас нет, - тут он обратился к Лаонару: - Не мне выбирать тебе противника. Решай сам, с кем ты сразишься.
   Лаонар ещё раз пробежал глазами по всему ряду рыцарей. Выбор был нелёгкий, однако совсем не потому, что он боялся нарваться на слишком сильного противника. Скорее наоборот: юноша опасался, что поединок, который должен бы стать самым ярким событием в его жизни, окажется скучным и слишком лёгким. Молчание слегка затянулось, однако его никто не подгонял.
   - О воине редко можно судить по его виду, - сказал наконец Лаонар, - и выбор мне сделать трудно. Однако, - тут Лаонар бросил взгляд на давно уже привлёкшего его внимание рыцаря, - мне кажется, что крайний справа воин - противник сильный. Гадать я не буду, предпочту проверить это боем.
   Этот ответ был встречен криками одобрения. Воин, которого Лаонар выбрал для поединка, был действительно сильным противником. Точнее, самым сильным. Юноша, сам о том не подозревая, собирался сразиться с Таром, лучшим другом Этеля, первым клинком Иолана.
   "Его всё-таки задел мой взгляд", - удовлетворённо подумал Тар, делая шаг вперёд.
   Тар был не совсем прав. Лаонара насмешливый взгляд рыцаря не задел - заинтересовал.
   - Что ж, я - Тар, сын Тэрима - готов сразиться с тобой, - всё с тем же насмешливым взглядом ответил рыцарь. Затем прикоснулся пальцами к застёжке плаща, которая в следующую секунду негромко щёлкнула, и позволил ему медленно соскользнуть с плеч на землю.
   Ещё три шага вперёд - и он оказался почти в центре площадки прямо напротив Лаонара.
   Этель бессильно уронил голову на руки. Да уж, Лаонара везучим не назовёшь: получил право самостоятельно выбрать противника - и нарвался на такого, который вряд ли кому-нибудь по зубам. Тар не зря носил негласный титул лучшего мечника Иолана. Этеля он спокойно обезоруживал в три выпада, а ведь племянник правителя Идаила был далеко не худшим даже среди рыцарей Ордена! Принятие в Орден, правда, допускало и поражение в поединке - лишь бы кандидат показал настоящее мастерство. Только в полуминутной схватке его вряд ли успеешь показать, а дольше в поединке с Таром мог продержаться разве что Старый Лувиол. Ещё хуже была внезапно пришедшая в голову Этелю мысль о том, что Тар, разумеется, потребует биться насмерть... И уж в этом Этель мог винить только себя. И как он мог не познакомить друга с Лаонаром?
   "Да ещё и Ален рядом стоит, - устало подумал юноша. - Не нужно иметь богатое воображение, чтобы представить, чем всё закончится. Хорошо ещё, если Лаонар уйдёт отсюда на своих ногах. Девушкам на такое смотреть вообще противопоказано..."
   Этель вспомнил, чем закончился его последний поединок с Таром. Точнее, не поединок, а так, учебная тренировка. Тогда он по наивности попросил друга продемонстрировать, что такое настоящая схватка...
   На четвёртый день, выйдя, наконец, из лазарета, он зарёкся даже упоминать поединки в разговоре с другом.
   Ален, словно угадав мысли брата, шепнула ему с нескрываемой тревогой и так укоризненно, что вогнала бы в краску даже невозмутимого Тара:
   - Почему ты их не познакомил? А если они сейчас убьют друг друга?
   - Не убьют, - попытался успокоить её Этель. - Правители никогда этого не допустят. Хотя если подумать... - тут Этель нахмурился и мрачно закончил: - Правила это не запрещают, если, конечно, они сами захотят биться насмерть... Но с чего бы им?..
   Последние слова брата всерьёз встревожили девушку. Задавая свой вопрос, Ален надеялась, что брат успокоит её, но теперь стало только хуже. Жестокие, но древние, как сам Иолан, правила подобных поединков не исключали возможность того, что противники убьют друг друга.
   - Последний вопрос, - громко сказал правитель Идаил. - Будет ли это настоящий поединок?
   Тар какое-то время смотрел противнику в глаза, а затем твёрдо и отрывисто, с застывшей на устах мрачной улыбкой промолвил:
   - Мы будем биться насмерть. Таково моё желание.
   Лаонар, казалось, не был удивлён. Он ответил абсолютно спокойно, лишь пожав при этом плечами:
   - У меня нет такого желания. Однако... да будет так. Смотри только, как бы тебе не пришлось пожалеть о своём решении.
   Слова эти были сказаны гордо и с достоинством, и Этель подумал, что в характерах Тара и Лаонара определённо есть что-то общее, хотя у Лаонара это и проявлялось гораздо реже.
   - Не пожалею, - посуровев, ответил Тар. - К твоему сведению, я ещё ни разу не был побеждён. Так что спокойно предоставляю право убить меня тому, кому это удастся. А сражаться с тем, кто сам боится смерти, я считаю недостойным себя.
   - Тогда я рад буду скрестить с тобой клинки, - ответил Лаонар со спокойной улыбкой. - Мы бьёмся насмерть. Да будет так.
   Ален едва не лишилась чувств. Все её худшие опасения сбывались. Немного оправившись от потрясения, она про себя ругала глупость и жестокость мужчин.
   - И угораздило же Лаонара из всех нас выбрать именно Тара! - сокрушённо прошептал Этель. - Его ведь ещё ни один человек не победил в поединке!
   - Помолчи, пожалуйста, - пробормотала Ален, чувствуя головокружение и непроизвольно хватая брата за руку. - Мне и так плохо, а тут ещё твои комментарии...
   - Тебе лучше не смотреть на это, сестрёнка. Иди домой... - необычайно ласково ответил брат, поддерживая сестру под руку и не давая ей упасть. - Ну же, пойдём!
   Но Ален не могла сдвинуться с места - словно какая-то неведомая сила удерживала её. Как завороженная следила она за тем, как противники спокойно шли навстречу друг другу. Сделав с десяток шагов, Лаонар неожиданно остановился. Тар подошёл почти вплотную к нему и сделал то же самое.
   - Начнём же! И да победит сильнейший! - воскликнул правитель Идаил.
   Лаонар посмотрел на противника с холодной улыбкой, но в ответном взгляде увидел всё ту же насмешку; правда, теперь там можно было разглядеть и крайнюю самоуверенность. Лаонар чувствовал, что Тар полностью уверен в своей победе, и, видимо, не без основания. Он не знал, что его противник считается первым клинком Иолана. С другой стороны, Тар также знал о Лаонаре слишком мало...
   Меч Лаонара был опущен, а рука с виду расслаблена - обычный приём, создающий впечатление неподготовленности и безоружности. Впрочем, на то, что противник попадётся на эту удочку, он даже не рассчитывал. Скорее, это была привычка. Лаонар никогда, никогда не начинал поединок первым - это был один из его главных принципов.
   Тар, наоборот, не имел привычки долго ждать. За что бы он ни брался, он привык делать это быстро - и в то же время хорошо. Возможно, для кого-то это было непосильной задачей, но только не для Тара. Неудивительно, что в любом деле, за которое он брался, ему неизменно сопутствовала удача. И всё же он чувствовал, что Лаонар не из тех слабаков, которые встречались ему на каждом шагу и которых можно было вывести из строя несколькими выпадами. А Тару, хоть он никому и не признавался в этом желании, давно уже хотелось встретить кого-либо, равного себе. Пока что, однако, единственным, для победы над кем ему требовалось приложить некоторые усилия, оставался Лувиол, его учитель.
   Тар послал противнику ещё один надменный насмешливый взгляд, но на Лаонара это ровным счётом никакого впечатления не произвело. Тару оставалось только удивиться его хладнокровию - и сделать первый выпад самому.
   Клинок рыцаря резко взметнулся вверх, а затем полетел вниз. Казалось, в этот удар Тар вложил всю свою силу (между прочим, немалую), и Лаонару никогда не отразить его. Но Лаонар в самый последний момент плавно выставил свой меч навстречу летящему на него клинку противника. Мечи с лязгом скрестились. Клинок Тара будто налетел на непреодолимую преграду. Лаонар всё так же холодно улыбался, глядя противнику прямо в глаза; он не сдвинулся с места - даже выражение лица осталось прежним. Как будто и не было тяжёлого удара, который ему пришлось отразить. Воины застыли, впившись друг в друга взглядами и не опуская мечи, даже не ослабляя напора. Каждый из них знал: стоит ему сделать это - и противник мгновенно воспользуется создавшимся преимуществом. Так они и стояли, словно стремясь в глубине взгляда противника увидеть и разгадать его душу.
   - Вы что же - глазами сражаться будете?! - нетерпеливо воскликнул кто-то из простых воинов.
   - Нет, почему же... - усмехнулся Тар и резко рванул свой меч вниз, пытаясь нанести противнику неожиданный удар, но тот отразил его лёгким движением руки и увёл в сторону, а сам с кошачьей грацией прыгнул, оказавшись в самом неожиданном для Тара месте. Впрочем, иоланец сориентировался быстро и нанёс мощный удар с разворота... но удар этот только пронзил пустоту: Лаонар был уже совсем в другом месте и снова с насмешкой глядел на противника. Иоланец на мгновение остолбенел. Очень хорошо знавший друга Этель с удивлением прочёл в его взгляде не только ярость и некоторое замешательство, но и какой-то странный интерес. Тар по справедливости считался в Таирете настоящим мастером боевых искусств и ещё ни разу не был побеждён в поединке: даже зрелые опытные воины были тут бессильны. Поэтому встретить равного себе по владению мечом воина (если не более умелого - хотя уж в это ни гордый Тар, ни его друзья никогда не поверили бы) было для него неожиданностью. Иоланец сделал новой выпад - и снова в пустоту. Зато сбоку на него тут же обрушился удар, отбить который ему удалось с трудом. Снова выпад - и снова в пустоту... Снова насмешливый взгляд Лаонара... "Смеёшься? - со злостью подумал Тар. - Посмотрим, будешь ли ты смеяться сейчас..."
   ...Такого выпада Тар, похоже, не делал ещё никогда в жизни. Необычайно сильный, неотвратимый удар... Лаонар отбил и его. Впрочем, отбил с трудом: на лбу воина выступили капельки пота, а выставленный в качестве заслона клинок, получивший от удара мощный толчок, едва не врезался ему в плечо. Из взгляда Тара исчезла насмешка, её место заняло уважение. Уважение было и во взгляде Лаонара: нанести такой удар мог только очень сильный воин...
   На этот раз вниз клинок увёл уже Лаонар. Прежде, чем Тар успел опомниться, его противник уже нанёс новый удар сбоку. Отбивая его, Тар невольно отметил, что Лаонар не нанёс ещё ни одного удара сзади. Видно, бить противника в спину было ниже его достоинства.
   Снова удар - и снова Лаонар невесть как очутился в самом неожиданном месте.
   - Что же ты от меня бегаешь? - насмешливо заметил Тар, глядя противнику в глаза.
   - Бегаю? - усмехнулся в ответ Лаонар. - Отнюдь нет. Просто маленькая проверка на ловкость... Твою и мою. Но следующие пять минут ты не сдвинешь меня с места, как бы ни старался...
   - Да неужели? - с иронией осведомился Тар. - Это мы ещё посмотрим...
   - Посмотрим, - легко согласился Лаонар.
   Похоже, оба воина уже забыли даже, что на них, затаив дыхание, смотрят сотни людей. А может, им это просто не было важно. Они смотрели только друг на друга, до остальных им не было дела.
   Верный своему слову, Лаонар уже не уклонялся от выпадов Тара: он отражал их все и при этом не сходил с места, как и обещал.
   - У меня бы уже руки отвалились, - восхищённо покачал головой кто-то из простых воинов.
   Правители следили за схваткой с нескрываемым интересом. Неожиданно правитель Идаил наклонился к уху Старейшины и прошептал:
   - Чужестранец владеет мечом просто отменно... Может, пора прекратить битву? По-моему, он уже доказал, что достоин вступить...
   - Пусть сражаются, - прервал его правитель Тэрим. - Нельзя лишать моего сына шанса победить. А он победит: ему нет равных во владении мечом...
   - Не было, - поправил его Идаил.
   Тэрим посмотрел на него холодно и неприязненно, но промолчал.
   Между тем битва продолжалась. Тар неожиданно обнаружил, что снова нанёс удар в пустоту.
   - Увернулся всё же? - усмехнулся он, ловко отбивая выпад противника.
   - Пять минут уже кончились, - холодно бросил Лаонар и сделал вдруг необычайно сильный выпад. Тар не успел ни отразить его, ни даже до конца увернуться. Меч Лаонара оставил на его плече неглубокую, но длинную рану. Брызнула кровь. Тар стиснул зубы от боли, но не издал ни звука.
   Игры закончились. Началась настоящая битва.
   ...Ален в страхе зажмурилась. Видя, что противники никак не могут нанести друг другу повреждения, она практически успокоилась. Всё действие было похоже на какую-то странную игру. Но теперь ей стало ещё страшнее. Тара она знала давно и понимала, что он никогда не отступит: умрёт, но не сдастся. Лаонар, похоже, был точно таким же.
   Следующие несколько минут они сражались с просто невероятной скоростью и мастерством, но ранить друг друга так и не смогли. Ален уже начала успокаиваться, когда Тар вдруг сделал резкий выпад в лицо противнику. Лаонар успел увести клинок в сторону, но не до конца, и меч рыцаря оставил на его щеке неглубокую, но длинную царапину. Тар снова взмахнул мечом, чуть не снеся противнику голову, но тот быстро пригнулся и ответил ударом настолько мощным, что Тар, пытаясь отразить его, упал, а его меч отлетел в сторону.
   Тар с ужасом понял, что встать уже не успеет. Никак. В последнем, отчаянном рывке он потянулся к рукояти меча. Она была так близко - и всё же длины руки не хватало, чтобы дотянуться до неё. Ещё один рывок... Но нет, Тар не успел сделать его. В тот самый миг, когда его пальцы были особенно близки к рукояти, Лаонар, двигавшийся нарочито медленно, приставил к его горлу меч.
   Рука Тара безвольно опустилась. Лаонар слегка приподнял остриё своего меча, и ему пришлось поднять голову выше. Теперь ледяной клинок ещё сильнее касался его шеи, и Тар вряд ли смог бы назвать ощущение более неприятное, чем это. Таким разбитым и обескураженным он себя никогда ещё не чувствовал, а уж от обычной его самоуверенности и следа не осталось. Хуже всего было осознавать, что он находится в полной власти своего противника и ничего не может с этим сделать, так как сам потребовал биться насмерть - а ведь Лаонар ясно сказал, что на этом не настаивает... Возможно, это была самая большая ошибка в жизни Тара и, что ещё более вероятно, самая последняя.
   Но потерять достоинство он никогда бы сам себе не позволил. Подняв глаза, он спокойно встретил взгляд Лаонара, ожидая увидеть там торжество, самодовольство, радость - что угодно. И удивился, увидев там нечто другое, неясное, больше всего напоминавшее интерес. А ещё Тару показалось, что на мгновение губы Лаонара тронула улыбка. Впрочем, он уже ни в чём не был уверен.
   Единственное, что он мог теперь сделать - бесстрашно посмотреть в глаза смерти.
  
  
   Глава 6.
   Честь и жизнь.
  
   Ален закрыла лицо руками; плечи её предательски задрожали. Как ни пыталась она сдержать слёзы, они ручьями полились из её зелёных глаз.
   Этель обнял сестру за плечи и прошептал:
   - Давай я уведу тебя отсюда. Всё будет нормально... Но всё равно тебе лучше уйти.
   - Нет, я не уйду отсюда, - упрямо прошептала Ален. Она не хотела, чтобы брат видел её слабость, и, переборов себя, открыла глаза.
   Лаонар всё ещё стоял над лежащим на земле Таром, но тот угрюмо молчал. Зрители, затаив дыхание, ждали, что же будет дальше.
   - Ну и что же ты скажешь теперь, гордый рыцарь Иолана? - первым нарушил молчание Лаонар.
   - Ждёшь, пока я попрошу пощады? - холодно спросил Тар. - Так вот, знай: не бывать этому! Ну, чего же ты ждёшь? Убей меня!
   Тар сказал это твёрдо, без малейшего намёка на страх. Зато правитель Тэрим, отец Тара, побледнел и схватился за сердце. "Ты сам настоял на продолжении поединка", - хотел было напомнить ему правитель Идаил, но тут же понял, что это было бы слишком жестоко. Тэрим и так едва держался на ногах. Идаил с удивлением понял, что ещё немного, и тот, от кого Тар унаследовал свою гордость, сам будет умолять победителя не убивать его сына...
   Впрочем, Лаонар пока ещё не сделал этого.
   - Убей меня, - твёрдо повторил Тар. - Я от своего слова не отступлюсь.
   - Как я вижу, ты истинный рыцарь и не боишься смерти, - одобрительно сказал он, с уважением глядя на поверженного, но не сдавшегося противника.
   - Для настоящего воина не потерять жизнь - не главное, - гордо ответил Тар. - Главное - не потерять честь.
   - Твой ответ достоин рыцаря. Мы не враги, а такие воины, как ты, нужны Иолану. Ты достойный противник, Тар... самый достойный из тех, с кем мне доводилось биться в честном поединке. Мы бились насмерть... однако лишь для того, чтобы показать, на что способны. Мне нет нужды убивать тебя. Надеюсь, что мы расстанемся если не друзьями, то хотя бы не врагами.
   С этими словами юноша опустил свой меч. Вся площадь взорвалась рукоплесканиями. Это было самое достойное завершение поединка, которое только можно было себе представить - совсем не похожее на кровавое зрелище, свидетелями которому жители Таирета стали года полтора назад. Ален наконец-то смогла вздохнуть с облегчением. Слёзы на её глазах, правда, высохли далеко не сразу.
   В знак примирения Лаонар протянул бывшему противнику руку, помогая встать - точно так же, как в своё время протянул руку Этелю: спокойно и дружелюбно. Правитель Тэрим со стоном пошатнулся, и стоящим по бокам от него правителям пришлось поддержать его под руки. Не было нужды задавать лишних вопросов: всё и так было понятно.
   Лаонар между тем с интересом посмотрел на лежащий на земле меч противника - длинный, прямой, с отливающим голубизной клинком и инкрустированной рубинами рукоятью.
   - По законам боя он твой, - с явным сожалением сказал Тар. - Тот, кто сумел обезоружить своего противника в честном поединке, может забрать его оружие себе...
   - Вижу, он дорог тебе, - заметил Лаонар.
   - Это - подарок моего отца, а все его подарки дороги мне.
   Лаонар подцепил меч Тара своим и с удивительной силой подбросил его вверх. Несколько секунд он кружился в вихре солнечных бликов, а затем рукоять легла в раскрытую ладонь Лаонара. Этель с силой протёр руками глаза: он отлично знал, сколько весит меч его лучшего друга, и никогда бы не поверил, что его можно так подбрасывать.
   Тем временем Лаонар левой рукой проделал с ним несколько непростых упражнений, а затем, к немалому всеобщему удивлению, протянул его бывшему противнику рукоятью вперёд.
   - Меч хороший, но он мне не нужен. Держи!
   Тар с благодарным кивком спрятал его в ножны и сказал:
   - Слушай же, Лаонар, сын Эналона! Отныне ты друг мне. Я в долгу перед тобой и, чтобы искупить его, клянусь, если понадобится, отдать за тебя последнюю каплю крови.
   Те, кто хорошо знал Тара, поняли, что он говорит эти слова от всего сердца, хоть и давались они гордому воину очень тяжело.
   - Что ж, Тар, сын Тэрима, прими и мою дружбу в обмен на свою, - улыбнулся Лаонар, и юноши протянули друг другу руки для пожатия.
   - Итак, - промолвил Старейшина, - все видели: Лаонар, сын Эналона, достоин занять место среди рыцарей Ордена Хрустального Меча. Может ли кто-нибудь оспорить моё решение?
   Ответом ему было молчание. Согласны были все.
   - Что ж, тогда подойди, Лаонар, и произнеси слова присяги.
   Преклонив колено, Лаонар повторил слова, продиктованные ему правителем Идаилом: "Я, Лаонар, сын Эналона, клянусь отныне говорить и молчать, разить и защищать только на благо Иолана; сражаться и отдать последнюю каплю крови за Иолан. Моя цель - счастье и благополучие Иолана; моё оружие - не только меч, но и отвага и благородство. Отныне лишь смерть может освободить меня от данной мной клятвы".
   - Встань, Лаонар, сын Эналона, - промолвил Старейшина. - Теперь ты рыцарь Ордена.
   Испытание закончилось, и все стали расходиться по домам, оживлённо обсуждая поединок. К Тару и Лаонару сразу же подошли Этель и Ален. Этель с улыбкой промолвил:
   - Вы оба друзья мне, и вот, мне даже не пришлось знакомить вас.
   - Он друг тебе? - одновременно вскричали Тар и Лаонар.
   - Что же ты не сказал мне раньше? - укоризненно воскликнул Тар. - Я бы не стал биться с ним.
   - Всё, что не делается - всё к лучшему, - возразил Этель. - Теперь вот вы тоже друзья.
   - Я бы предпочёл познакомиться с ним при других обстоятельствах, - еле слышно пробормотал уязвлённый своим поражением Тар, но его всё же услышали.
   - Вряд ли ты когда-либо встретишь кого-нибудь более гордого, чем Тар, - улыбнулся Этель, повернувшись к Лаонару.
   - Да я уже понял, - усмехнулся Лаонар.
   Тар поморщился.
   - Впрочем, это не порок, если есть, чем гордиться, - с улыбкой добавил Лаонар.
   - Не переживай, - Этель похлопал друга по здоровому плечу. - Не ты один обязан Лаонару жизнью...
   - Разве ты не видишь - они ранены, - вмешалась вдруг Ален. - Им нужен уход.
   - Рана, вообще-то, пустяковая... - смутился Тар, в очередной раз теряясь перед девушкой.
   - А у меня и вовсе царапина. - Лаонар тоже не привык к такой заботе.
   Но Ален и слышать ничего не хотела. Пришлось юношам идти в её комнату, и, пока она обрабатывала им раны, Этель рассказал Тару историю его знакомства с Лаонаром.
   - Так что я тоже у него в долгу, - закончил Этель. - Что же касается нашей дружбы с Таром, Лаонар, то мы друзья с детства - росли вместе, вместе сражались. Кстати, Тар, Лаонар ведь ещё ничего не знает о тебе...
   - И, похоже, не стремится узнать, - заметил Тар.
   - Я не люблю говорить о себе и никогда не требую этого от других, - спокойно возразил Лаонар. - Но я совсем не против, если ты расскажешь мне то, что сам считаешь нужным.
   - Имя моё ты уже знаешь, - пожал плечами Тар. - Лет мне восемнадцать, как и тебе. Мой отец - Тэрим, сын Теорлинга - один из правителей, ты видел его сегодня. В Орден я вступил почти год назад, в день своего восемнадцатилетия. Меч держу в руках с раннего детства, а сражаюсь с тринадцати. Считался раньше первым клинком Иолана... теперь уже вторым. Вот, собственно, и всё.
   - Коротко и ясно, - усмехнулся Этель. - Тебя ведь тоже не назовёшь особо разговорчивым, Тар. Вы с Лаонаром, часом, не братья?
   Тар и Лаонар рассмеялись. Этель всегда умел разрядить напряжение. Тем более что некоторое сходство между ними действительно наблюдалось, и не только в их характерах, но и во внешности. Оба высокие, примерно одного роста, хорошо сложенные, темноволосые. Этель и вовсе утверждал, что сзади они были бы неотличимы, если бы волосы Тара не были такими короткими.
   - Между прочим, Этель, ты обещал подумать насчёт обучения Ален владению мечом, - напомнил Лаонар. - Что ты решил?
   - Решил, что она может учиться этому, если уж ей так этого хочется. Она в любом случае своего добьётся, заставит меня разрешить, так пусть уж лучше у неё будет хороший учитель. А после того, что я видел сегодня...
   - Я никогда ещё не видел, чтобы кто-то сражался так же, как ты сегодня, - признался Тар, глядя в пол.
   - Большой удар по твоему самолюбию, не так ли? - усмехнулся Этель. Не претендуя на первенство в чём бы то ни было и неизменно восхищаясь своим другом, он всё же не уставал подтрунивать над ним, искренне считая, что без этого Тар бы окончательно зазнался.
   - Ты тоже был сегодня великолепен, Тар, - возразил Лаонар. - Сразиться с тобой было честью для меня.
   - Ты удивительный человек, - вздохнул Тар. - Мы оба, Этель и я, знаем тебя так недолго, и уже обязаны тебе жизнью. Я не люблю быть обязанным кому-либо, но к тебе почему-то чувствую только дружеское расположение...
   - Можешь быть уверен в его поддержке, - шепнула Лаонару Ален. - Он всегда поможет тебе... по крайней мере, пока не отплатит долг. Но и после этого он будет тебе верным другом.
  
  
  
   Глава 7.
   После поединка.
  
   Вскоре Тар ушёл, сославшись на важные дела (Этель, впрочем, догадался, что его друг просто нуждается во временном уединении). Затем удалился и Этель - он хотел узнать, куда поселят Лаонара. Ален и Лаонар уже во второй раз остались наедине. И снова воцарилось неловкое молчание.
   Понимая, что нужно как-то начать разговор, девушка не нашла ничего лучшего, чем сказать:
   - Спасибо за то, что согласился учить меня сражаться.
   - Мне нетрудно, - пожал плечами Лаонар. - Правда, я тоже считаю, что это не совсем обычное занятие для девушки. По крайней мере, в вашей стране...
   - Ну и что! - с жаром возразила Ален. - Значит, я буду первой женщиной-воином в Иолане.
   - Ты независимая, - улыбнулся воин.
   - А разве это плохо?
   - Я этого не говорил.
   - Но думал!
   - Ты неправа, Ален, - мягко сказал Лаонар. - Я отнюдь не считаю, что это плохо. Странно - да...
   - Я не хочу быть такой, как все, - с вызовом сказала девушка.
   - Тогда ты смелая, - улыбнулся Лаонар.
   - Почему тогда я не могу быть воином?
   - Этого я опять же не говорил. Насколько я помню, это слова твоего брата.
   - Прости, - смутилась Ален и после недолгой паузы спросила: - Когда начнём занятия?
   - Когда пожелаешь.
   - Тогда прямо сейчас, - с воодушевлением сказала девушка.
   - Извини, но я слишком устал...
   - Прости, - ещё больше смутилась Ален. - Ты ранен, а я пристаю к тебе со своими глупостями...
   - Ранен? - Лаонар выглядел весьма удивлённым. - Мою царапину на лице трудно назвать раной даже с натяжкой. А что касается занятий... Как насчёт завтрашнего дня?
   Ален просияла.
   Дверь со скрипом отворилась, и вошёл Этель.
   - Надо смазать петли, - поморщившись от резкого неприятного звука, проворчал он, закрывая дверь, которая снова ответила на это недовольным пронзительным скрипом. Он размашистым шагом подошёл к стоявшему у стены креслу, сорвал с себя плащ и небрежно бросил его на высокую спинку.
   - Завтра Лаонар начнёт учить меня обращаться с мечом, - с гордостью сказала Ален.
   - Если тебе так хочется - учись, - усмехнулся брат, опускаясь в кресло с таким довольным видом, словно это было пределом его мечтаний, и с наслаждением вытягивая ноги. - Но я уверен: после первой же царапины ты расплачешься и не захочешь продолжать.
   - Этого не будет! - с обидой в голосе воскликнула девушка, вскакивая на ноги.
   - Ты слишком резок со своей сестрой, Этель, - покачал головой Лаонар. - А ведь ты рыцарь...
   Этель вспыхнул.
   - Но ведь то, что она задумала, просто смешно!
   Ален бросила на брата испепеляющий взгляд, красноречиво говоривший, что месть будет ужасной, и снова села.
   - Об этом можно судить, только увидев результаты, - парировал Лаонар.
   - Ты прав, - нехотя согласился Этель. - Другое дело, что я уверен: их просто не будет. Но раз уж ты веришь... Как говорится, карты тебе в руки! А теперь давай я покажу тебе твою комнату. Тебя поселили в правом флигеле - там живёт большинство воинов Ордена.
  
   * * *
  
   Комната в правом флигеле была меньше, чем та, в которой Лаонар провёл прошлую ночь, но для него не было разницы, где спать. Этель посоветовал ему оставить здесь всё оружие, кроме меча.
   - Незачем носить его с собой - пока что у нас мирное время, хотя, наверное, и ненадолго. Нужно будет - возьмёшь.
   Лаонар покачал головой.
   - Я привык носить всё с собой. Мало ли что может случиться.
   - Ну что ж, дело твоё. Пойдём, я покажу тебе трапезную - пришло время обедать.
   Трапезная располагалась в отдельном здании рядом с дворцом. Это была просторная комната с двумя длинными столами, по обе стороны от которых стояли резные скамьи. Сразу было видно, что обедали здесь не простые воины. За одним из столов уже сидел Тар. Когда юноши приблизились, он молча подвинулся, чтобы они смогли сесть. Лаонар оказался крайним справа, и вскоре к нему подсел ещё один юноша. Он был ниже ростом, чем сам Лаонар, но шире в плечах; у него были каштановые волосы, ниспадающие на плечи, и живые карие глаза.
   - Я Денеор, сын Лувиола, - представился юноша. - А ты, должно быть, Лаонар? Ты великолепно сражался сегодня. Где ты этому научился?
   - Меня учил отец, - грустно улыбнулся Лаонар.
   - Насколько я помню, до тебя никому ещё не удавалось победить Тара, - усмехнулся Денеор, покосившись на гордого воина.
   Тар поджал губы и отвернулся. Что ни говори, а ему очень трудно было принять своё поражение - и действительно первое в жизни.
   - А то, что вы после этого ещё и друзьями стали... - продолжал Денеор. - Это ещё больше удивляет. А кроме него у тебя есть друзья?
   - Да - Этель.
   - Вполне понятно - их редко увидишь не вместе, - улыбнулся юноша.
   - Но с нами он познакомился по отдельности, - возразил Этель.
   - И начал с того, что сделал нас обоих обязанными ему жизнью, - мрачно добавил Тар.
   - Всегда так знакомишься? - со смехом спросил Денеор.
   - Как получится, - пожал плечами Лаонар. - Обычно выбирать не приходится...
   - Ну что ж, не буду вам мешать, - улыбнулся Денеор, поднялся и, слегка прихрамывая, пошёл к своим товарищам.
   - Денеор - славный малый, - сказал Этель. - Он был с нами тогда, при взятии крепости, как и его отец, Лувиол.
   - Денеора ранили в ногу, - вздохнул Тар. - Мы вдвоём сдерживали натиск деганцев, пока Этель и Лувиол открывали ворота. Меня тоже ранили, но несерьёзно. А вот он до сих пор хромает.
   - Но зато его приняли в Орден, - улыбнулся Этель. - Как и меня. Так что это того стоило.
   - А сколько человек в Ордене? - поинтересовался Лаонар.
   - Четыре десятка с небольшим, - ответил Этель. - И только нам с Денеором ещё нет восемнадцати.
   - Дети, - еле слышно прошептал Тар.
   Этель посмотрел на него так, словно готов был схватиться за меч.
   - Эй, перестаньте! - попытался разнять их Лаонар.
   - Не обращай внимания, - буркнул Этель. - У нас такое часто бывает. И мне даже обижаться нет смысла - Тар слишком горд, чтобы извиняться.
   - Я заметил, - усмехнулся Лаонар.
   - Кстати, Тар, завтра Лаонар начнёт учить Ален владению мечом, представляешь? - воскликнул Этель, все обиды которого вдруг странным образом испарились.
   - Неужели ты веришь, что девушку можно научить этому, Лаонар? - недоверчиво рассмеялся Тар.
   - Это зависит только от самой девушки, - спокойно возразил юноша. - Я не смогу сказать, верю ли я в Ален, пока не увижу, будет ли она пытаться добиться чего-либо.
   Тар и Этель недоверчиво посмотрели на него, но спорить не стали. Кто знает - может, он и прав?
  
  
   Глава 8.
   Мечи и любовь.
  
   Ален провела ночь крайне беспокойно. Ей снилось, что занятия с Лаонаром уже начались, но у неё не получается даже поднять меч с земли, а он с каждой секундой становится всё тяжелее и тяжелее. А рядом стоит Этель и смеётся...
   Девушка проснулась в холодном поту, но, когда она поняла, что это всего лишь сон, легче ей от этого не стало. В первый раз в жизни она засомневалась в том, стоит ли ей действительно учиться тому, чему в Иолане, да и, насколько ей было известно, в любых других землях учат исключительно мужчин. Но гордость всё-таки взяла верх, и Ален отправилась разыскивать Лаонара.
   Юношу она нашла стоящим в задумчивости у окна в его комнате. Когда она вошла, Лаонар обернулся, и его лицо озарила улыбка.
   - Доброе утро, Ален. Не терпится начать занятия?
   Ален кивнула.
   - А я думал: решишься ты всё-таки или нет?
   - Я и сама засомневалась, - нехотя призналась Ален. - Но никогда не стоит отступать перед трудностями. Я должна хотя бы попробовать.
   - Тогда пойдём. Вот только какое место выбрать для занятий?
   - Лучше выйти за городские ворота. Я, признаться, не хотела бы, чтобы кто-нибудь ещё видел, как я учусь... И в особенности Этель. Почему он не верит в то, что я смогу стать воином?
   Лаонар ничего не ответил. Ален досадливо махнула рукой и вышла из комнаты.
   Между лесом и городской стеной было довольно большое открытое пространство, на котором даже травы почти не росло. Лаонар счёл, что, если уж Ален надумала учиться владеть мечом, то лучшего места просто не найти. Юноша протянул своей ученице меч и сказал:
   - Возьми.
   Как только оружие очутилось у Ален в руках, она поняла, что оно действительно очень тяжёлое. Меч неудержимо тянул её руки к земле, но девушка сделала усилие над собой и медленно выпрямилась.
   - Теперь подними его клинком вверх, - велел Лаонар.
   Это далось Ален с ещё большим трудом.
   - Наклони его немного вправо. Теперь взмахни.
   Девушка попыталась взмахнуть мечом, но не удержала его в руках. Ей пришлось отскочить назад, чтобы меч, падая, не зацепил её.
   - Мой меч слишком тяжёл для тебя, - покачал головой Лаонар. - Тебе нужно что-нибудь полегче...
   Ален стояла, понуро опустив голову. В руках Лаонара меч казался таким лёгким - не тяжелее пушинки! А на самом деле... Но ей так не хотелось отступать сейчас, когда она уже поверила, что у неё получится!
   Лаонар мягко положил ей руку на плечо.
   - Не расстраивайся, Ален. У тебя всё получится, только нужен меч полегче.
   - Ты думаешь? - слабо улыбнулась Ален, с робкой надеждой заглядывая ему в глаза. Она вдруг ощутила себя маленькой девочкой, совсем ещё ребёнком. Это уже не в первый раз случалось с ней в его присутствии. Лаонар казался ей гораздо, гораздо старше не только её самой, но и едва ли не всех, с кем ей приходилось общаться, - даже Тара. А ведь Тар был младше Лаонара всего на неделю.
   - Не расстраивайся. Даже твой брат вряд ли смог бы хорошо управляться с этим мечом, - покачал головой Лаонар. - Тар - другое дело, но он привык к двуручным. Я постараюсь найти для тебя что-нибудь подходящее - тогда и начнём занятия.
   Эти слова прозвучали тепло и мягко, и Ален почувствовала, как с её души соскользнуло вниз что-то большое и тяжёлое. Она только теперь осознала, как ей легко и радостно, когда он рядом, каким ярким тогда ей кажется и этот город, и весь мир. Раньше она никогда не ощущала ничего подобного.
   Ален снова заглянула в его глаза. Губы Лаонара тронула лёгкая улыбка.
   - Ты больше не будешь грустить? - спросил он.
   - Не буду. С тобой - не буду.
   Сказав это, Ален улыбнулась. Он рассмеялся и провёл рукой по её золотистым волосам.
   - Ты такая красивая, когда улыбаешься. Можно попросить тебя, чтобы ты делала это чаще?
   Ален слегка покраснела и опустила глаза, но её губы против её воли тронула робкая улыбка. И куда только делась вся её холодность? О да, раньше она была холодной и недоступной. Ей ведь не раз уже признавались в любви - и ровесники Этеля, и люди много старше... Она выслушивала их с каменным лицом, а затем вежливо отвечала, что их слова ей приятны, но она, к сожалению, не может ответить тем же. Ален и в самом деле не могла: когда очередной влюблённый с горящими глазами и букетом цветов в руке рассказывал ей о том, как она прекрасна и какие чувства пробуждает в его сердце, она ровным счётом ничего не чувствовала. Иногда такое внимание немного раздражало её (особенно когда некоторые молодые люди становились навязчивыми, не желая понять, что она не может приказать своему сердцу полюбить даже достойнейшего из них), иногда вызывало сочувствие.
   Теперь она понимала, что чувствовали при этом они. Лаонар был к ней небезразличен; пожалуй, его чувства к ней можно было даже назвать любовью... Но то была любовь, которую брат испытывает к младшей сестре, и не более того - по крайней мере, так ей казалось. И она, как никто, понимала, что не в праве требовать от него большего.
   - Может, давай я пока покажу тебе город? Раз уж с обучением ничего не вышло, - предложила она, надеясь, что в её взгляде не мелькнуло ничего, что могло бы указать ему на её чувства.
   Юноша поднял свой меч с земли и вложил его в ножны.
   - Я бы не отказался.
   - Тогда пойдём, Лаонар.
  
   * * *
  
   Когда они миновали городские ворота, Лаонар поинтересовался:
   - Куда ты ведёшь меня, Ален?
   - К колодцу желаний.
   Лаонар, как обычно, не стал задавать лишних вопросов и молча последовал за своей спутницей.
   Колодец желаний, о котором говорила Ален, с виду казался самым обычным колодцем. Вот только воды в нём давно уже не было. На самом дне тускло поблёскивало несколько мелких монет. Лаонар тоже достал мелкую монетку, чтобы бросить и загадать желание.
   - Можешь бросить, только твоё желание вряд ли сбудется, - пожала плечами Ален. - Когда не стало Хрустального Меча, вода ушла, и желания больше не сбываются. Говорят, когда Меч снова будет висеть над королевским троном, вода снова вернётся сюда. Настанут счастливые времена, кончатся все беды...
   Лаонар покрутил монетку в руках и спрятал её, а затем вдруг пристально посмотрел на Ален и попросил:
   - Отведи меня в тронный зал.
   - Не знаю, пустят ли нас туда, - задумалась девушка. - Туда редко пускают людей, если вообще пускают - я не уверена... Уже много лет ни у кого не возникало даже мысли зайти туда. Хотя... Ты ведь рыцарь, а я племянница правителя Идаила. Нас должны пропустить. Пойдём.
   Как Ален и думала, ключи от тронного зала им дали без лишних вопросов, хотя сделавший это страж явно недоумевал, что они могли там забыть. Девушка знала, куда нужно идти, хотя сама в тронном зале ни разу не была.
   Он всё ещё сохранял признаки былого величия королевства. Стены были украшены роскошными гобеленами с изображениями великих битв. В дальнем конце на возвышении стоял королевский трон, над которым висел герб Иолана - белая башня на фоне тёмного ночного неба. То была Башня Покоя, с которой по легенде начался Иолан. Она была построена первой, а затем вокруг возник город Даргиллан - первая столица Иолана. Через много лет он был разорён и разрушен, а башня так и продолжала стоять и стояла по сей день, не тронутая временем. Вокруг были древние развалины города, но на гербе была только она. Три звезды горели справа от неё, три - слева и пять - полукругом сверху. По бокам от герба были два золотых держателя, тоже в виде небольших зубчатых башенок - именно здесь висела когда-то великая древняя реликвия королевства, Хрустальный Меч.
   Да, этот зал был когда-то самым красивым помещением во дворце. Но им уже очень долго не пользовались - с тех пор, как умер последний король, - и годы сделали своё: всё было покрыто толстым слоем пыли, углы и окна были затянуты паутиной. В зале царил вечный полумрак и ничем не нарушаемая тишина. Вот уже многие годы сюда никто не заходил. Тронный зал хранили для короля, который должен был когда-нибудь вернуться.
   Лаонар долго стоял неподвижно у подножия трона, размышляя о чём-то. Возможно, он предавался воспоминаниям, а может, наоборот, думал о будущем. Ален тоже стояла неподвижно, но смотрела она не на трон, а на Лаонара. Что-то в нём притягивало её - может, то, что он не был похож ни на кого из воинов, которых она знала. Он один понимал её стремление научиться сражаться наравне с мужчинами... или хотя бы пытался понять. В отличие от её брата он никогда не смеялся над ней. Он один согласился ей помочь. К тому же, и Тар, и Этель знают его всего несколько дней и уже обязаны ему жизнью. Неудивительно, что в представлении Ален настоящий рыцарь должен был быть таким, как Лаонар. Единственное, что её в нём удивляло - его скрытность и немногословность. Правда, проявлялись они только тогда, когда речь заходила о его прошлом. Воин явно избегал этой темы. Однако на все остальные он говорил довольно охотно, и Ален это вполне устраивало.
   Из размышлений её вывел оклик Лаонара:
   - Пойдём, Ален. Это место угнетает меня. Подумать только, этим залом не пользовались целый век, он весь в пыли и паутине, но величия не утратил. Как бы он выглядел тогда, если бы не был заброшен?
   - Когда-нибудь пророчество сбудется, и всё вернётся на круги своя, - сказала Ален и задумчиво полюбопытствовала: - А ты веришь в это, Лаонар?
   - Не знаю, - ответил Лаонар после долгой паузы. - Никто не знает. Кстати, где сейчас пророчество?
   - В библиотеке. Хочешь, сходим туда?
   - Не сейчас. Просто скажи, где она.
   - Лучше я покажу.
   Ален провела юношу извилистыми длинными коридорами дворца и указала на массивную дубовую дверь, по обе стороны от которой висели факелы.
   - Свиток ты найдёшь здесь. Можешь заодно и летописи почитать, их в библиотеке много. А теперь давай поднимемся на городскую стену: оттуда открывается такой красивый вид на окрестности!
  
   * * *
  
   С городской стены и действительно открывался великолепный вид, к тому же, видно было очень далеко: город построили именно здесь с тем расчётом, чтобы на него нельзя было напасть внезапно. Разве что из леса... но ни один враг не решился бы туда сунуться уже просто из суеверного страха. Леса боялись.
   Ален стояла на стене и всматривалась вдаль; ветер развевал её белое платье и золотистые волосы. Лаонар невольно залюбовался девушкой. Белая лилия, сверкающая в лучах солнца...
   Словно почувствовав его взгляд, Ален повернулась и пристально посмотрела на юношу. Лаонар заставил себя перевести взгляд на лес Тигольт, или Тегель, как его называли деганцы. Находящейся за ним крепости Фортат отсюда видно не было - лес тоже рос на возвышении и полностью скрывал её от чьих-либо глаз. К тому же, Тигольт был просто огромен. Люди боялись его и предпочитали тратить больше времени, но ходить кружным путём. Бывали там в большинстве своём охотники, но и они никогда не заходили далеко.
   А вокруг, на сколько хватало глаз, простирались бескрайние поля - море золотистых колосьев, которое сразу же заставило Лаонара подумать о локонах Ален.
   - Давай пройдём дальше по стене, - предложила между тем Ален. - Полюбуемся рекой Кетр.
   Река Кетр брала начало в Серых горах, смутно видневшихся вдали, и текла дальше, в земли Дегана. Течение в ней было медленным, размеренным.
   - Очень живописно, - согласился Лаонар. - Река Сиэтан далеко не так красива и величественна.
   - Сиэтан... - задумалась Ален. - Ведь это в Руане, так?
   Лаонар кивнул.
   - Ты так много путешествуешь, - грустно улыбнулась Ален. - Я бы тоже хотела увидеть дальние страны. Но мой брат говорит...
   - ... что это удел мужчин? - рассмеялся юноша. - Я угадал?
   - Тут и угадывать нечего, - с грустью подтвердила Ален.
   Лаонар ободряюще улыбнулся:
   - Придёт и твой час - тебе всего шестнадцать, всё ещё впереди. Да и не думай, что в других странах лучше, чем дома. Я бы очень хотел вернуться на родину... если бы она у меня была.
   - А Руан?
   - Я жил там всего три года. Но почти столько же в общей сложности я жил в Кейбере. Я обошёл весь Континент, но ни одну из его земель не могу назвать своей родиной.
   - Ты и отсюда уйдёшь? - с плохо скрываемым беспокойством спросила Ален.
   - Не знаю. Пока не собираюсь, по крайней мере. Но я точно знаю, что буду скучать по былой свободе.
   - А у меня её и вовсе никогда не было, - печально сказала Ален. За шестнадцать с небольшим лет, что я прожила, я и за пределы города-то выходила всего несколько раз.
   Лаонар попытался её утешить:
   - Когда-нибудь, если только ты этого действительно этого хочешь, ты обязательно отправишься путешествовать.
   - Но почему я никогда не могу делать то, что мне хочется?! - воскликнула Ален, чувствуя, что ещё немного - и она расплачется.
   Чтобы не показывать Лаонару своей слабости, девушка отвернулась, переведя взгляд на зеркальную гладь озера Ахеад, и ещё долго смотрела на его неподвижные воды. В её глазах застыли слёзы. Лаонар молча стоял рядом, глядя на безоблачное небо.
  
   Глава 9.
   Библиотека ночью.
  
   Давным-давно зашло солнце; весь город уже спал. Лаонар выбрал для посещения дворцовой библиотеки именно это время. Он шёл по коридору уверенным шагом, стараясь в то же время не шуметь. Путь себе он освещал факелом.
   "Так, налево... а теперь направо...", - вспоминал он ту дорогу, которой вела его Ален. Он нигде ещё не видел более длинных и запутанных коридоров, чем здесь, однако память у него была хорошая, и вскоре он вышел к резной дубовой двери дворцовой библиотеки.
   Дверь слабо скрипнула, когда Лаонар входил. Он обвёл библиотеку взглядом и заметил, что за одним из столов спиной к нему кто-то сидит.
   Незнакомец обернулся, и Лаонар узнал в нём Этеля.
   - А, это ты... Привет.
   Этель подвинулся и предложил:
   - Садись.
   Лаонар сел и спросил:
   - Что ты здесь делаешь в такое время?
   - А ты? - усмехнулся Этель.
   - Пришёл посмотреть на пророчество, - улыбнулся Лаонар.
   - А я читаю летописи, - ответил Этель, зевнув.
   - Ну, что ж... Не буду мешать.
   Лаонар встал и направился к ближайшей полке.
   - Не здесь, - тихо сказал Этель.
   Лаонар обернулся.
   - Что?
   - Пророчество не здесь, - повторил Этель. - Оно в шкатулке на крайней справа полке.
   Лаонар осторожно достал старый свиток, помещённый в золотой ларчик, присел рядом со своим другом и углубился в чтение. А у Этеля вдруг возникла странная мысль, которую он тут же поспешил отогнать от себя. "Нет, не может этого быть", - чуть слышно пробормотал он. Лаонар с удивлением посмотрел на друга, но тот, похоже, и не заметил, что произнёс что-то вслух. Лаонар пожал плечами и снова углубился в чтение.
  
   * * *
  
   Прошло около часа. Лаонар уже успел внимательнейшим образом изучить пророчество и также приняться за летописи, когда Этель со вздохом закрыл старую потрёпанную книгу, лежащую перед ним на столе, и прошептал:
   - Тогда были совсем другие времена...
   - Но времена меняются, - заметил Лаонар, оторвав взгляд от книги, и неожиданно улыбнулся. - Скоро женщины будут воевать наравне с мужчинами...
   - Ты об Ален? Ну и как же, позволь спросить, прошёл ваш первый урок?
   - Ей нужен свой собственный меч - небольшой и лёгкий. Мой слишком тяжёл для неё.
   - Ну вот, я же говорил: не выйдет у неё ничего! - торжествующе воскликнул Этель.
   Лаонар покачал головой.
   - Если бы тебе, когда ты был ещё мальчишкой, дали слишком тяжёлый меч - такой, какие носят взрослые воины - ты бы тоже ничего не достиг. Да и сейчас ты вряд ли сможешь без должной подготовки хорошо управляться с двуручным - согласись, Этель, ведь это так. Так что не надо недооценивать Ален. Я верю в неё. Достань ей меч полегче - и у неё всё получится.
   - Ещё чего! - возмутился Этель. - Буду я ещё своей сумасшедшей сестрице, которой вечно что-то взбредает в голову, оружие подбирать!
   Глаза Лаонара сверкнули.
   - Ладно, ладно, - мгновенно сдался Этель. - Твоя взяла. Я постараюсь найти что-нибудь, хотя пообещать и не могу. А то ещё чуть-чуть, и ты, видно, за меч возьмёшься... - Этель немного помолчал, а затем вдруг пристально посмотрел на друга и неожиданно спросил: - Скажи честно, ты... тебе ведь она нравится?
   - Нравится, - после довольно долгой паузы ответил Лаонар.
   Этель резко поднялся и, на ходу пожелав Лаонару спокойной ночи, вышел из библиотеки.
   Лаонар же провёл там всю ночь, изучая древние летописи. Записи, сделанные с тех пор, как погиб последний король Иолана, - а ведь с того времени прошёл всего-то один век - занимали почти в два раза больше, чем все остальные. Пожелтевшие от времени страницы были испещрены записями о бесчисленных войнах. "С тех пор, как Иолан лишился Хрустального Меча, жизнь его народа навсегда омрачена горем", - с тоской подумал Лаонар, ставя книги на месте. Затем он посмотрел в окно и понял, что уже наступило утро.
  
   * * *
  
   Хоть Этель ничего и не обещал, меч для Ален он всё же нашёл: небольшой и лёгкий, как раз такой, какой подойдёт девушке - если, конечно, в этом плане ей вообще что-то может подойти.
   Поблагодарив друга, Лаонар отправился к Ален. Он долго стучал в дверь её комнаты, но девушка не отзывалась. Тронув дверную ручку, он обнаружил, что дверь заперта. Тогда Лаонар отправился искать Ален по всему замку, но найти её так и не смог. Её не было ни во дворце, ни возле него. Побродив по городу, он снова отправился в комнату Ален, надеясь, что она уже вернулась. Но его надежды были напрасны - её не было и там.
   Когда Лаонар шёл по коридору, гадая, куда могла деться девушка, он неожиданно наткнулся на Этеля.
   - Ты не знаешь, где Ален? - с тревогой в голосе поинтересовался он. - Я ищу её всё утро...
   Этель тоже встревожился:
   - А разве она не с тобой? Ты ведь учить её собирался...
   - Для этого я её и ищу. Я уже начинаю волноваться...
   - Неудивительно, - протянул Этель, вспомнив их вчерашний разговор. - И куда она могла деться? Не понимаю. А когда ты её видел в последний раз?
   Лаонар задумался.
   - Вчера днём... Мы стояли на городской стене и смотрели на реку Кетр, а потом... - юноша вдруг запнулся и неожиданно воскликнул: - Я, кажется, знаю, куда она ушла!
   - Куда же? - удивился Этель.
   Но Лаонар уже скрылся из виду. Этель досадливо махнул рукой и отправился искать Тара.
  
  
   Глава 10.
   Побег.
  
   Ален бесшумно выскользнула за городские ворота. Солнце ещё только поднималось из-за горизонта, и весь город спал.
   После вчерашнего разговора с Лаонаром девушка твёрдо решила отправиться в небольшое путешествие, но вот куда? В какую сторону идти?
   Ален огляделась. Прямо перед ней угрюмо чернел лес Тигольт. Уж куда-куда, а туда идти у неё не было никакого желания. Может, просто прогуляться вдоль реки?
   Это решение показалось девушке самым лучшим. Но и здесь было два варианта: идти по течению или против.
   Немного поразмыслив, девушка поняла, что если она пойдёт по течению, то рано или поздно может оказаться в Дегане, а там ей вряд ли будут рады. Значит, она пойдёт против течения - к Серым горам.
   Ален поправила висящую на плаче дорожную сумку с провизией, которую взяла с собой на всякий случай - вдруг ей захочется погулять подольше? - и уверенно зашагала в сторону реки.
   В этом месте берег был крутым и неровным, поросшим густой травой. Идти было не так-то уж и легко. Однако через некоторое время он стал песчаным и ровным. Солнце взошло довольно высоко над горизонтом, и стало припекать.
   Теперь вода Кетра так и манила Ален своей прохладой. Девушка бросила сумку на траву, разулась и вступила в реку. И её сразу же охватило пьянящее ощущение полной свободы. Приподняв подол длинного платья, она зашла в воду по колено и медленно прошлась вдоль берега. Дно было хорошим, без водорослей и острых камней, и Ален захотелось побродить в воде подольше.
   "Какое же это счастье - быть свободной, как птицы, парящие в небе!" - подумала она и вдруг, сорвавшись с места, закружилась в диком, безумном, радостном танце, разбрызгивая вокруг себя воду. Летящие во все стороны капельки воды сверкали в лучах восходящего солнца, и девушка казалась феей, купающейся в реке. Её платье вымокло уже по пояс, но она не замечала этого.
   Вдоволь насладившись своим странным танцем, Ален выбежала на берег и упала в мягкую траву. И долго лежала там, утопая в зелени. И в своей свободе...
   Когда она наконец очнулась от блаженного оцепенения, солнце уже стояло в зените. Девушка поднялась, подхватила сумку и пошла дальше, любуясь удивительно голубым небом без единого облачка, мягкой зеленью, цепочкой собственных следов на жёлто-коричневом песке и искрящимися на солнце водами реки Кетр. Стены Таирета остались далеко позади, но Ален ничуть не жалела об этом. Ведь Иолан, её Родина, - это не только Таирет. Это ещё и леса, поля, реки и горы, которые всегда так манили её.
   Но спешить девушке было некуда. Она вновь зашла в воду и, присев на корточки и ещё сильнее вымочив уже успевшее подсохнуть платье, омыла лицо, а затем долго ещё смотрела на текущую в сторону её родного города воду.
   Ален подняла глаза и вдруг заметила, что на берегу в двух шагах от неё, скрестив на груди руки и улыбаясь, стоит Лаонар.
   - Ну что, решила отправиться в путешествие? - спокойно осведомился он, стараясь спрятать улыбку под серьёзным видом. Впрочем, ему это не удалось.
   - С такими няньками, как вы с Этелем, это у меня вряд ли когда-нибудь получится, - угрюмо ответила Ален и отвернулась. Она не хотела показывать ему, что в действительности рада его видеть.
   - Не сердись, - дружелюбно улыбнулся Лаонар. - Мы ведь волновались за тебя.
   - Тебе-то зачем волноваться? Ты ведь не мой брат, - проворчала девушка, вставая и подходя к нему. Но в душе она была рада, что не безразлична тому, кого она сама любит всем сердцем.
   - Ладно, - пожал плечами юноша. - Если ты не хочешь меня видеть, я не буду тебе мешать и уйду. Значит, урок обращения с мечом придётся отложить на потом...
   - Что ты имеешь в виду?! - вскричала Ален, не веря в своё счастье.
   - У тебя просто замечательный брат - заботливый и внимательный, - то ли в шутку, то ли всерьёз сказал Лаонар. - Он нашёл для тебя подходящий меч - маленький и лёгкий. Но если ты не хочешь учиться...
   - Нет-нет, не уходи! - воскликнула Ален. - Прости, что я встретила тебя так холодно! Просто... - тут она замялась.
   - Не надо оправдываться. Я всё прекрасно понимаю. Ты хотела почувствовать себя свободной... Хорошо, что я вспомнил наш вчерашний разговор, иначе до сих пор бы метался по всему городу, разыскивая тебя. Я ведь всё утро искал тебя...
   Сердце Ален забилось быстрее. Он искал её всё утро? Чтобы скрыть охватившее её волнение, девушка быстро спросила:
   - А меч у тебя с собой?
   Юноша кивнул, и Ален спросила:
   - Тогда, может, позанимаемся прямо здесь?
   - Не знаю, - протянул Лаонар. - Боюсь, твой брат будет волноваться. Я так спешил проверить свою догадку, что ничего не сказал ему...
   - Ничего, ему полезно, - рассмеялась Ален. - Может, поймёт, как я волновалась, когда он четыре дня пропадал на охоте.
   Лаонар с улыбкой протянул ей меч.
   - Держи. Он одноручный, с ним тебе будет гораздо легче, чем с моим.
   Этот меч действительно оказался намного легче и удобнее. Как только он оказался в руке Ален, девушку неожиданно охватило странное чувство - ощущение того, что это именно её меч.
   Она взмахнула им, и это оказалось неожиданно легко. Ален восхищённо смотрела, как её меч со свистом рассекал воздух.
   - Такое чувство, как будто я уже когда-то держала его в руках! - воскликнула она.
   - Вот почему говорят: не воин выбирает оружие, но оружие воина. Ты почувствовала этот меч - значит, он только твой и ничей больше. Такое, правда, нечасто случается... Но я тоже когда-то почувствовал свой меч, и отец сказал мне те же самые слова. Это было незадолго до его смерти...
   Юноша замолчал, охваченный скорбью. Ален неожиданно для себя взяла его за руку.
   - Я понимаю, что ты чувствовал, когда узнал, что он погиб. Мой отец тоже пал во время сражения...
   - Я видел смерть своего отца собственными глазами, - покачал головой Лаонар. - И сам тогда чуть не погиб. Я получил такие раны, что трудно было поверить в то, что я выживу... Но не будем о грустном, - прервал сам себя юноша. - Нам нужно жить дальше! И жить так, чтобы наши предки гордились нами. Давай начнём занятия.
  
   * * *
  
   Когда они вернулись в Таирет, уже давно стемнело. У городских ворот их встретил взволнованный Этель.
   - Ты всё-таки нашёл её, Лаонар! Ну и где же пропадала моя несносная сестрица?
   - Отправилась в небольшое путешествие, - беззаботно пояснила девушка. - Хотела прогуляться к Серым горам...
   - Что? - не веря своим ушам, воскликнул Этель.
   - Кстати, спасибо тебе за меч, братишка. Теперь мне ещё понадобится перевязь и щит.
   У Этеля округлились глаза. Опомнившись, он попытался было отобрать у сестры меч, но та ловко увернулась и выставила его клинком вперёд. Юноша бессильно опустил руки - не сражаться же ему в самом деле с собственной сестрой!
   - Вот так-то, друг мой, - усмехнулся Лаонар. - С нашей юной воительницей теперь шутки плохи...
   - Ну почему ты именно моя сестра, Ален? - простонал Этель.
   Девушка расхохоталась и, похлопав брата по плечу, отправилась в свою комнату. Только сейчас она поняла, насколько успела устать за день.
  
  
   Глава 11.
   Первые успехи.
  
   Прошло чуть больше месяца. Всё это время Ален усердно занималась, даже не думая отступаться от поставленной цели, хотя и понимала, что достичь её будет труднее, чем ей казалось первоначально. Лаонар оказался хорошим и крайне терпеливым наставником. Иногда, когда Ален впадала в отчаяние и кричала, что у неё никогда ничего не выйдет, он успокаивал её и подбадривал, и постепенно девушка понимала, что становится увереннее в себе.
   Во время очередного занятия оба они стояли по другую сторону городской стены с мечами в руках. Лаонар раздобыл ещё один меч - тоже слишком тяжёлый для Ален, но лёгкий для него самого и, к тому же, одноручный и короткий. Поэтому для обучения Ален он подходил гораздо больше.
   Юноша и девушка стояли абсолютно неподвижно и неотрывно смотрели друг на друга. Вдруг Лаонар сделал резкий выпад, но Ален проворно отскочила в сторону, и его меч прорезал пустоту. Лаонар снова взмахнул мечом, ожидая, что Ален использует своё оружие для защиты, но девушка вместо этого опять увернулась.
   - Неплохо, - усмехнулся юноша. - Но про твою ловкость я уже знаю. Я хочу, чтобы ты научилась использовать для защиты свой меч - в твоих руках он пока что всего лишь бесполезная железка. Попробуй отбить мой выпад, ладно?
   Ален напряжённо кивнула, сжав рукоять меча с такой силой, что побелели костяшки пальцев.
   - Ну, что ж... Начали! - воскликнул Лаонар и сделал стремительный выпад. И опять Ален увернулась - надо сказать, мастерски. Но всё же это было не то, чего ждал Лаонар.
   - Попробуй ещё раз! - воскликнул он, делая новый выпад.
   На этот раз девушка отпрыгнула назад.
   Лаонар расхохотался. Ален с досадой отшвырнула меч в сторону и прислонилась к дереву, закрыв лицо руками.
   - Ничего, - подбодрил девушку Лаонар, кладя ей руку на плечо. - Твоей ловкости могут позавидовать многие опытные воины. Но если ты хочешь научиться владеть мечом, то тебе придётся поработать над собой. Оружие в умелых руках - надёжная защита, поверь мне. Вот если твой меч сломается - тогда да, придётся скакать по полю боя, словно горной козочке...
   - Когда ты сражался с Таром, ты делал то же самое, - возразила девушка, оставаясь серьёзной, хотя подобранное им сравнение её и позабавило.
   - Справедливое замечание... но не совсем. Меч я использовал для защиты гораздо чаще. А теперь вспомни всё, чему я тебя учил, и отрази мой удар.
   Ален с самым несчастным видом кивнула и подобрала свой меч.
   - Я всё время забываю... Понимаешь, мне удобнее увернуться, чем отразить удар.
   - Это как раз понятно, ведь ты девушка. Но не волнуйся - ты привыкнешь. Я верю: у тебя всё получится.
   Окрылённая его словами, Ален решила доказать, что Лаонар не зря в неё верит. И, вместо того, чтобы, как всегда, увернуться, она стремительно выставила свой меч навстречу летящему на неё клинку Лаонара. Её рука слегка дрогнула, но всё же выдержала.
   - Отлично! - восхищённо воскликнул юноша. - Я же говорил: у тебя всё получится, надо только верить... Не бойся отбивать мои удары, Ален! Я не раню тебя даже случайно. А теперь попробуй отразить выпад посложнее...
   И снова Ален заставила себя не увернуться, а использовать в свою защиту меч. Это далось ей с ещё большим трудом, чем в первый раз, ведь этот выпад был ещё более резким и сильным, но она справилась. Их мечи с лязгом скрестились, и тут Лаонар неожиданно резко увёл свой меч вниз и сделал новый выпад. Ален от неожиданности отпрыгнула в сторону - до этого Лаонар не сделал ещё ни одного выпада без предупреждения. Но, сообразив, что юноша просто испытывает её, она смогла сконцентрироваться и отбить следующий удар мечом. Однако Лаонар не успокаивался и делал всё новые и новые выпады. Казалось, он чего-то ожидал от неё самой. И, когда девушка наконец поняла, чего, она решила сама сделать выпад. Лаонар с лёгкостью отбил его. Тогда Ален снова взмахнула мечом. Постепенно она полностью перешла в наступление.
   - Видел бы тебя сейчас Этель! - со смехом прокричал Лаонар, отбивая очередной выпад девушки. - Он бы взял свои слова обратно...
   - Думаешь? - Ален, подняв руку в знак того, что хочет передохнуть, опустила свой меч и откинула со лба прилипшую прядь волос. - Если честно, я уже почти отчаялась... Но потом поняла, что должна доказать брату и, в первую очередь, самой себе, что смогу. Только Этелю я не буду говорить - незачем ему знать.
   - Не хочешь - не говори, - пожал плечами Лаонар. - А сам он спрашивать не станет - ты же его знаешь. Ему всё равно суждено когда-нибудь узнать об этом, но всему своё время.
   - Знаешь... Мне кажется, в этом мире только ты меня понимаешь, - пробормотала Ален, вкладывая меч в ножны. - Спасибо тебе...
   - Да не за что... - смутился Лаонар. - Просто ты не первая девушка, которой пришло в голову научиться владению мечом. Есть земли, на которых девушка-воин - обычное явление.
   Ален только пожала плечами. Ей трудно было в это поверить.
   - Ладно, хватит на сегодня. Тебе нужно отдохнуть, иначе переутомишься, и это отобьёт у тебя всю охоту продолжать занятия. До завтра, Ален, - мягко улыбнулся Лаонар. Он, разумеется, заметил в глазах девушки недоверие к своим словам про женщин-воинов, но предпочёл промолчать.
   - До завтра, Лаонар...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"