Мельник Александр Федосеевич: другие произведения.

Очерки по истории Западного Кавказа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   А.Ф. Мельник
  Очерки по истории Западного Кавказа
  содержание
   Путь которому нет конца
  О чём молчат курганы
  Наш сосед-Абхазия
  Давно это было
  По следам одного предания
  Суровый апрель
  В созвучии преданий
  Всему своё время
  Под Андреевским флагом
  Несостоявшийся размен
  Лишь в наши дни
  Переселялись по царскому Указу
  По страницам прошлого
  У истоков казачества
  Как казаки Азов брали
  За други своя
  Черкасы и черкесы-горькие параллели
  Мы одной крови
  Кубанские казаки
  Хроника горьких лет
  Что было-то было
  Был массовый голод
  Пластуны
  Казаки-гвардейцы
  Откуда пошёл род казачий
  Непокорность
  Расказачивание
  Брали только добровольцев
  Эх, лампасы..
  Славянский путь
  Куда делись хетты
  Первые христиане Закубанья
  Наш земляк-генерал Ткачёв
  Не будем печалиться
  По подсказке юмориста
  Годы идут незаметно
  Он родился в Майкопе
  Есть женщины в русских селеньях..
  Знакомьтесь-Михаил Арзуманов
  
  Путь, которому нет конца
  
  Распад Советского Союза привел к тому, что теперь Краснодарский край и Адыгея невольно стали (после "ухода" Закавказья) самым древним в историческом плане регионом России, поскольку первое появление человека на территории нашей страны 300 тысяч лет назад обнаружено археологами именно здесь.
  А начиналось все это, по одной из версий, так: где-то около пяти миллионов лет тому назад на Северо-Востоке Африки, на территории нынешних Танзании и Эфиопии жили-были обезьяны, которые, постепенно совершенствуясь, через три миллиона лет превратились в первобытного человека. После чего этот человек и начал потихоньку своё расселение по всему миру.
  И вот 300 тысяч лет назад со стороны Закавказья через довольно низкие тогда, а потому легко проходимые перевалы Кавказских гор, этот человек впервые появился и на Западном Кавказе.
  Поселился этот человек со своими соплеменниками вначале в предгорных районах, как наиболее богатых в то время растительным и животным миром, да и убежище им здесь было легче найти для себя в имеющихся тут во множестве пещерах. Пропитание себе древние люди добывали охотой на мамонтов, пещерного медведя, бизона, дикую лошадь, кабана, а также собиранием растительной пищи. Для этого они широко использовали различные каменные орудия труда, что и позволило историкам этот период их жизни (примерно до Y тысячелетия до н.э.) назвать "каменным веком".
  В наше время наиболее древние следы пребывания людей каменного века были обнаружены на реке Фортепьянка (впадает в реку Белую в двух километрах к западу от Майкопа), а также ныне известны Среднехаджохское, Абадзехское, Курджипское, Даховское, Каменномостское и другие стоянки древних людей.
  На завершающей стадии каменного века (YI - Y тыс. до н.э.) жившее на Западном Кавказе население стало заниматься земледелием и скотоводством (так, к примеру, в Каменномостской пещере были найдены кости одомашненных собаки, быка, козы и свиньи), а также стало использовать в быту посуду из керамики (обожженной глины).
  В Y - IY тысячелетиях до н.э. на Кавказе происходит переход от каменного века к бронзовому веку, когда здесь начинает широко применяться для изготовления различных изделий и украшений бронза, получаемая из сплавов меди с мышьяком.
  В то далекое время население Западного Кавказа было немногочисленным, поэтому-то в III тысячелетии до н.э. и стало возможным быстрое заселение этой территории древними переселенцами из Мессопотамии (северная часть современного Ирака), получившими в настоящее время от археологов название "племена майкопской культуры". Такое название они получили по оставленному ими и раскопанному в 1897 году профессором Н.И.Веселовским кургану в городе Майкопе. Племенам майкопской культуры были известны ткачество и гончарное дело. Тем не менее оторванные от своей исторической родины племена майкопской культуры к середине II тысячелетия до н.э. оказались вытесненными и ассимилированы носителями других культур. А после исчезновения майкопской культуры на Кубани был забыт почти на два тысячелетия и гончарный круг.
  С середины III до конца II тысячелетия до н.э. в предгорьях Северного Кавказа, а также на черноморском побережье от Таманского полуострова до нынешней Абхазии обитали племена, которые для погребения своих умерших сооружали дольмены - большие гробницы из каменных плит. По одной из наиболее вероятных гипотез, носители дольменной культуры переселились на Кавказ по морю с Пиринейского полуострова (современная Португалия). В настоящее время больше всего дольменов сохранилось у станиц Новосвободной и Даховской и у поселка Каменномостского.
  Во II тысячелетии до н.э. племена майкопской культуры сменяют также и пришедшие из Кубанских степей в Закубанье племена новотитаровской культуры - предположительно далекие предки будущих индоевропейских народов, которых потом заменяют продвинувшиеся из Центрального Предкавказья племена северокавказской культуры (все названия культур - условные, т.к. неизвестны настоящие названия живших тогда племен).
  В середине II тысячелетия до н.э. со стороны волгодонских степей в степное Прикубанье проникают племена срубной культуры (киммерийцы) и вытесняют обитавших там в то время кочевые племена катакомбной культуры в Закубанье. В YIII - YII вв. до н.э. на территории Северо-Западного Кавказа и Западного Закавказья (Абхазии) получает распространение производство орудий труда и орудия из железа, технология изготовления которого была, по-видимому, занесена сюда очередными переселенцами со стороны Малой Азии (современная Турция).
  В I тысячелетии до н.э. жившие на Западном Кавказе и в Приазовье племена не имели еще своей письменности, но, благодаря древнегреческим авторам, до нас наконец-то дошли их названия. Это степные кочевники-киммерийцы, а также такие земледельческие племена, жившие в то время к востоку от Меотиды (Азовского моря) и в Закубанье, как синды, дандарии, тореты, досхи и другие, получившие общее для всех них название "меоты". Наиболее древние памятники меотской культуры датируются YIII - YII вв. до н.э. и представлены преимущественно грунтовыми могильниками на левобережье рек Белая и Фарс.
  В YII в. До н.э. в приазовские степи вторглись скифы, откуда, разгромив киммерийцев и преследуя их, они проходят вслед за ними через Кавказ в Переднюю Азию (современный Иран). Через 28 лет, потерпев там от местных племен ряд поражений, скифы вернулись в Северное Причерноморье, но часть из них после этого поселилась жить в Закубанье. Благодаря чему и появились здесь такие знаменитые скифские курганы, как Келермесские, Костромские, Ульские, датируемые YII - YI вв. до н.э.
  В III в. до н.э. скифов Причерноморья разгромили их ираноязычные сородичи-сарматы. А со II в. до н.э. началось постепенное проникновение сарматов на Кубань, что привело во второй половине I в. до н.э. к полной "сарматизации" меотов, выразившейся в распространении среди них общесарматских предметов материальной культуры, частичном изменении погребального обряда и т.д.
  В I в. до н.э. сарматов подчинили более воинственные кочевники-аланы. Под их влиянием все земледельческое население правобережья Кубани переселяется в Закубанье.Однако алано-сарматский союз просуществовал недолго. В конце IY в. этот союз, а затем и вся Кубань были подвергнуты сокрушительному разгрому новыми, пришедшими из Азии тюркоязычными кочевниками-гуннами. После гуннского нашествия в письменных источниках уже больше никогда не встречается о меотах ни одного достоверного упоминания.
  Но все в этом мире проходит. Ушли в небытие и гунны, и с начала Y века по левую сторону Кубани начинают переселяться с черноморского побережья зихские племена (предки касогов-адыгов), вернулись к своим родным очагам и те, кто чудом успел укрыться от жестоких кочевников среди неприступных отрогов Кавказских гор. И время снова продолжило свой путь по лесам и долинам Закубанья, путь, которому нет конца.
  
  "Маяк" 05.06.96 г.
  
  
  О чём молчат курганы
  
  История Крыма и Кубани тесно связана с именем скифов, живших на этих землях в первом тысячелетии до нашей эры.
  В 70-х годах VII в. до н.э. скифы, обойдя Кавказ с севера через Дербентский проход и Дарьяловское ущелье, а один из отрядов пройдя реку Белую через Белореченский перевал, вторглись в страны Передней Азии (современный Иран), где, по словам античного историка Геродота, скифы владычествовали в течении 28 лет и все опустошали своим буйством и излишествами. Они взимали с каждого дань, но, кроме дани, совершали набеги и грабили.
  В конце концов, они так надоели там всем своим поведением, что мидийский царь Киаксар решил от них избавиться довольно вероломным даже для тех времен способом: он пригласил на пир скифских вождей, напоил их, а затем перебил.
  Остатки скифов ушли обратно в причерноморские степи. Но и тут судьба-злодейка преподнесла им очередные сюрпризы. В пересказанном Геродотом предании говорится, что там их ждало бедствие не меньшее, чем война с мидянами: они встретили сильное вражеское войско. Ведь жены скифов вследствие долгого отсутствия мужей вступили в связь с рабами.От этих-то рабов и жен скифов выросло молодое поколение. Узнав свое происхождение, юноши стали противиться скифам, когда те возвратились из Мидии. Прежде всего они оградили свою землю, выкопав широкий ров от Таврийских гор до самой широкой части Меотийского озера. Когда затем скифы пытались переправиться через озеро, молодые рабы, выступив им навстречу, начали с ними борьбу. Произошло много сражений, но скифы никак не могли одолеть противника, тогда один из них сказал так: "Что это мы делаем, скифские воины? Мы боремся с нашими собственными рабами! Ведь когда они убивают нас, мы слабеем, если же мы перебьем их, то впредь у нас будет меньше рабов. Поэтому, как мне думается, нужно оставить копья и луки, пусть каждый со своим кнутом пойдет на них. Ведь пока они видели нас вооруженными, они считали себя равными нам, т.е. свободными. Если же они увидят нас с кнутом вместо оружия, то поймут, что они наши рабы, и, признав это, уже не дерзнут противиться".
  Услышав эти слова, скифы тотчас последовали его совету. Рабы же, устрашенные этим, забыли о битвах и бежали.
  (Долгое время нынешние историки сомневались в достоверности сведений, изложенных Геродотом, пока уже в наше время на Керченском полуострове археологи не нашли остатки того самого рва).
  А немного спустя, в конце VI в. до н.э. началась, по-видимому, самая героическая страница скифской истории. На скифов пошел войной Дарий, царь самой могущественной державы того времени - Персии, простиравшейся от Египта до Индии. Поскольку скифы значительно уступали персам по численности (которых было 700000 человек), то в борьбе с врагом они применили тактику, которую много лет спустя повторил Кутузов: скифы стали медленно отступать, угоняя скот, засыпая колодцы и источники, и уничтожая траву на земле. Такая война могла, учитывая обширность территорий Причерноморья, длиться бесконечно. В итоге изрядно изголодавшим персам пришлось уйти из Скифии не солоно хлебавши. И с тех пор о покорении скифов несколько веков никто не помышлял.
  Но ничто не вечно под луной. В III в. до н.э., ослабленная непрерывными межплеменными раздорами, Скифия была подвергнута нападению своих сородичей с востока - сарматов, которые, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню. Остатки же скифских племен рассеялись в Крыму и в бассейне Днестра, откуда, спустя некоторое время, начали свое восхождение на историческую арену под именем склавинов и антов славяне.
  Но память о скифах донесли до нас не только рассказы историков древности, но и многочисленные курганы, в которых скифы хоронили своих умерших. Побывавший в начале XIX в. В Крыму и на Кавказе английский путешественник Эдмонд Спенсер еще тогда обратил внимание на схожесть "могильных холмов" Причерноморья. Но ничего большего из истории курганов англичанин так и не смог узнать, поскольку в то время они в большинстве своем еще были нераскопанными. Спенсер объяснил это тем, что местные жители (черкесы) боятся того, что могут прийти потомки подлинных жителей этой страны и, если усмотрят следы владения ею своими предками, то тогда смогут потребовать и свою землю. Однако последующие поколения обитателей этих земель оказались более смелыми. Так в 1895 году казаки станицы Курджипской Василенко, Свердлик и братья Покледовы, в поисках камня для фундамента, обнаружили случайно в одном из курганов золотые украшения. Местные власти об этом были сразу же проинформированы и дальнейшие раскопки уже были выполнены под присмотром представителей из Майкопского отдела.
  В настоящее же время раскопки произведены во всех наиболее значимых, с точки зрения археологов, курганах. Найденные в них предметы старины хранятся в основной своей части в музеях страны, позволяя тем самым заглянуть нам в свое прошлое, которого не знают, по мнению древних, только рабы.
  
  "Маяк" 12.07.95 г.
  
  Наш сосед - Абхазия
  
  Всего несколько десятков километров отделяют юго - восточные границы нашей Адыгеи от Абхазии, чья древняя история овеяна прекрасными легендами и преданиями. Но что конкретно знаем о ней мы - ее ближайшие соседи? Увы, совсем немного. Хотя, казалось бы, только протяни руку и - пожалуйста - легенда "Откуда пошел народ Апсны" (см. В.П.Пачулиа "Падение Анакопии" М., 1986 г.) расскажет вам, что "давным - давно, в незапамятные времена, жили абхазы, в далеком краю Мысыр - теперь его называют Египет. Там жили люди белые, а рядом, в Абассии - черные. Были у них свои цари и долгое время пребывали они в мире..." Но однажды они все же серьёзно поссорились, после чего "собрались абхазы и пошли на север через пустыни безводные и горы бесплодные. Добрались они до высоких гор, дошли до большой Лыхненской поляны (ныне находится в селении Лыхни Гадаутского района Абхазии) и тут остановились. От этих людей и ведут счет своим поколениям нынешние абхазы, но не все беглецы остались здесь, другие двинулись дальше и осели на реке Кубани. От них пошли абазины". (стр. 29 - 31)
  Это - легенда, однако, и наука во многом подтверждает указанные в ней сведения. Так, археологи отмечают в VIII в. до н.э. на территории нынешней Абхазии резкое увеличение до этого довольно редкого населения (появилось два десятка поселений и такое же число связанных с ними могильников). К этому же веку археологи относят и появление в Северо - Восточном Причерноморье первых железных изделий А сходство орудий труда, быта и оружия абхазских поселенцев с аналогичными изделиями из Передней и Малой Азии позволяет, по мнению ученых, с большей долей вероятности рассматривать все это как следствие очередного расселения здесь многочисленных пришельцев с юга (предположительно - потомков хаттов, говоривших, как известно, на древнем абхазо - адыгском языке).
  Кроме этого в конце VIII - VII веках до н.э. у черноморских берегов стали все чаще появляться древнегреческие корабли, что привело в первой половине VI в. до н.э. к основанию на побережье Абхазии эллинских городов Диоскуриади и Гиеноса и превращению этой территории в периферийную часть античного культурного мира. С этого же времени появляются и первые письменные сведения о местном населении Абхазии.
  И лишь в конце VIII в. до н.э. в Восточном Причерноморье сформировалось первое раннефеодальное государство - Абхазское царство. Вот как описывает грузинская летопись это событие: "когда ослабели греки, отломился от них Эристав абхазов по имени Леон - племянник того Леона, которому была дана в наследственное владение Абхазия. Этот второй Леон был сыном дочери хазарского царя и, воспользовавшись силой их (хазар), отломился от греков, завладел Абхазией и Эгриси до Лихи и принял на себя в 786 г. имя царя абхазов".
  "...В это время абхазцы и черкесы представляли одну государствееную единицу: владения их в разное время простирались на север от реки Терека до рек Волги и Дона, а на запад - по обе стороны Азовского моря и доходили до крымсих степей. На западе, по берегу Черного моря, до самой Анапы, жили абхазские племена: абазины, абазехи, шапсуги, убыхи, джигеты и др." (С.М.Ашхацова "Пути развития Абхазской истории", 1925 г., стр. 12)
  В 985 году происходит объединение Абхазского царства и Картлии (Грузии). К этому же периоду, пожалуй, можно соотнести и старинное предание адыгов о том, как в былые времена над ними властвовал третий сын грузинского царя Рустама, резиденция которого находилась на реке Курджипс, притоке Белой.
  В эти же времена, по грузинским летописям, Каталикос Грузии посвящал пастырей всех народов от Черного до Каспийского морей, включая и адыгейский ("Очерки истории Адыгеи", т.1, стр.81), т.е. племена абхазского царства были объединены не только географически, но и духовно через христианскую религию.
  Однако, в конце XV века, после распада в 1462 году Абхазо - Грузинского царства на отдельные княжества, многие племена Причерноморья попадают под влияние турок, которые устраивая на побережье свои крепости в принудительном порядке, распространяют среди местных жителей и ислам.
  Под властью турок собственно Абхазия оставалась до 1810 года, когда после обращения ее князя Сефарбея к Александру I, последний издал 17 февраля Манифест о добровольном присоединении Абхазии к России.
  
  "Маяк" 14.03.94 г.
  
  
  Давно это было...
  
  Весна 965 года оказалась переломной для судеб народов Северного Кавказа. После разгрома Хазарского каганата Киевским князем Святославом Игоревичем, народы, входившие с VII века в состав огромного, простирающегося от Каспийского до Азовского морей Хазаро - иудейского государства, вновь обрели свою независимость, как то: хазары, тюрки, ясы (осетины), булгары, печенеги, касоги (адыги), восточные славяне и др.
  А ведь ничто, казалось, не предвещало столь быстрого распада этого внешне крепкого царства. Но на беду правителям Хазарии, объявился на Руси воинственный князь и стоило ему неожиданно, спустившись со своим войском на ладьях в низовья Волги, овладеть столицей Хазарии городом Итилем, как счастье навсегда покинуло этот каганат. А поскольку гибель правящей иудейской общины Итиля дала свободу простым хазарам и всем окрестным народам, то и дальнейший поход князя Святослава к Саландару на Тереке и затем через Кубанские степи к городу Таматарха (Тмутаракань) на Тамани оказался не менее успешным.
  И, как результат этого похода, на Таманском полуострове создается Тмутараканское княжество. Князей сюда присылали из Киева, и вот тогда - то и возникли первые дружеские отношения между славянами и касогоми (адыгами), поскольку для поддержания порядка на своей территории Тмутараканским князьям (они довольно часто менялись) приходилось содержать большую дружину. А в нее обычно, кроме славян, брали служить и касогов, которые показали себя при этом довольно умелыми и храбрыми воинами.
  Однако, в начале XII века "братство по оружию" прекратило свое существование. В это время в степной зоне появились половцы и возникла реальная угроза разъединения Тмутараканского княжества с Киевом. Все это вынудило славян оставить южные земли и уйти на Русь.
  А затем появились и татаро - монголы... И биться с ними и русским, и адыгам пришлось уже поодиночке...
  И лишь к середине XVI века, при Иване Грозном, после покорения Казанского и Астраханского царства, Россия вновь заявила о себе как о сильном, достойном всяческого уважения государстве. Горские же народы Кавказа в то время оказались в прямо противоположной ситуации. Они, а в особенности адыги, подвергались систематическим набегам со стороны Османской империи и ее вассала - Крымского ханства, в ходе которых уничтожались аулы, гибло и уводилось в рабство местное население. Более того, в ходе имевших тогда место междоусобиц между горскими князьями, последние зачастую прибегали, в поисках сиюминутных выгод, к помощи султана и приморского хана, способствуя тем самым еще большему разорению своей страны. Ну а дальнейшее же развитие событий в этом направлении неминуемо должно было привести к полной гибели народов Западного Кавказа. Но, к счастью, в среде адыгских феодалов появились люди, которые смогли найти и предложить своему народу путь к спасению - присоединение к России.
  И вот в 1552 году в Москву прибыло первое посольство от адыгов, которое стало просить, чтобы "их государь пожаловал, вступился за них, а их с землями взял к себе в холопи, а от крымского царя оборонил". В ответ Иван Грозный направил к адыгам на Кавказ свое посольство во главе с боярским сыном Андреем Щепотьевым с целью выяснения на месте действительной обстановки. Когда же в августе 1555 года Андрей Щепотьев вернулся в Москву, то с ним снова прибыло и посольство горцев, но на этот раз в его составе, кроме кабардинцев, были и представители северо - западных адыгов и абазин во главе со своими князьями, сопровождаемые свитой из 150 всадников. От имени своих народов князья, как сказано в летописи, "били челом ото всей земли черказской", чтобы русский государь принял их в вечное подданство.
  Андрей же Щепотьев в присутствии адыгских послов сообщил царю Ивану IV о том, что они "дали правду всею землею быть ими неотступными от царя и великого князя, и служити им в векы, как им государь велит". И тогда русский царь пожаловал послов "великим своим жалованием" и объявил им, что они приняты в вечное подданство России со всей своей пятигорской землей.
  А было это в 1555 году. Давно это было. Много воды утекло с той поры.
  
  "Маяк" 11.01.95 г.
  
  По следам одного предания
  
  Английский путешественник Эдмонд Спенсер, который в 1830 году посетил Крым и Черноморское побережье нынешнего Краснодарского края, в своих путевых заметках, озаглавленных как "Путешествие в Черкессию и Крымскую Татарию, включающее прогулку под парами вниз по Дунаю, из Вены в Константинополь и вокруг Черного моря" описал одну своеобразную черту в характере местных горских жителей - сильное отвращение к домам, построенным из камня, которые, как они считали, предназначались ни для какой другой цели, кроме как удержать их в подчинении.
  Такое поведение автор объяснил существованием у них старинной легенды, в которой говорилось, что некогда смелый отряд воинов из далекой страны, облаченных в стальные доспехи, нашел убежище среди них, когда их преследовал враг. Живя среди гостеприимных горцев, сильнейшие воины из того отряда вскоре возвысились до ранга вождей, построили себе укрепленные каменные замки и навязали иго вассалитета в самой тиранической форме всем своим подчиненным, которые с течением времени, рассерженные и возмущенные, восстали против их власти, разрушили их замки и вынудили своих тиранов искать убежище в горах. Далее автор заметок предположил, что те зазнавшиеся вожди были остатками крестоносцев.
  Возможно, когда - нибудь эту загадку кому - то и удастся разгадать, но если считать, что Эдмонд Спенсер в своем предположении насчет крестоносцев был прав, то тогда эту изложенную им легенду можно хронологически связать с 1211 годом, когда в Закавказье, как пишут летописцы, в Диогорской битве против вторгшихся сюда тюрков - сельджуков на стороне тогдашнего правителя Абхазского царства Давида IV выступали половцы, грузины, армяне, абхазы и западноевропейские крестоносцы, в том числе до 200 французских рыцарей ("История Абхазии", 1991 г., стр.95).
  Весьма вероятно, что часть возвращающегося к себе домой - в Европу отряда крестоносцев и могла по каким - то причинам задержаться на черноморском побережье и этот факт их пребывания и нашел свое отражение в старинной легенде.
  
  "Маяк" 21.08.96 г.
  
  Суровый апрель
  
  Шестьсот лет назад на Кавказе произошло сражение, в котором не участвовали ни горцы, ни казаки, но которое, тем не менее, оказало большое влияние на их судьбы.
  14 апреля 1395 года, оспаривая между собой право контроля над этим регионом, на берегах Терека встретились татарское войско Тохтамыша и тюркское войско Тимура (Тамерлана). Численность армий была примерно одинаковой, но по качеству они различались довольно сильно. Если войско Тохтамыша составляли в основном бывшие скотоводы, которые хотя и были прекрасными наездниками, но в части дисциплины и военного мастерства им было далеко до наемников (гулямов) Тимура. Поэтому нет ничего удивительного в том, что к вечеру ратники Тимура обратили врага в бегство.
  Преследуя бегущих татар, Тимур достиг Нижней Волги, прижал к ней беглецов и беспощадно с ними расправился. Спаслись только те, кто сумел сделать плоты и переправиться на левый берег Волги. Далее Тимур повернул на запад покорять степь по направлению к Днепру. И именно тогда, расправляясь с непокорными татарами, "тимуровцами" были попутно подвергнуты уничтожению все имеющиеся там казачьи поселения.
  И если посетивший эти земли 1252 году посол Людовика IX Ставку Батыя Вильям Рубрикус писал, что "повсюду среди татар разбросаны поселения русов; русы смешались с татарами и в смешении с ними превратились в закаленных воинов; усвоили их порядки, а также одежду, образ жизни. Средства для жизни добывают войной, охотой, рыбной ловлей и огородничеством. Для защиты от холода и непогоды строят землянки и постройки из хвороста; своим женам и дочерям не отказывают в богатых подарках и нарядах.Женщины украшают свои головы головными уборами, похожими на головной убор француженок, низ платья опушают мехами выдры, белки и горностая. Мужчины носят короткую одежду: кафтаны, чекмены и барашковые шапки. Все пути передвижения на этой обширной территории обслуживаются русами; на переправах рек - повсюду русы, имеющие на каждой переправе по три парома".
  А вот когда в 1399 году из Москвы в Константинополь по Дону проезжал митрополит Пимен, то сопровождавший его дьякон Игнатий в своих записках уже записал совсем иное: "По Дону никакого населения нет, только виднелись развалины многих городков и только в низовьях Дона, яко песок, были многи кочевые орды Тохтамыша...". Это было следствием того, что сотни тысяч казаков, состоявших на службе татарских ханов, после развала полчищами Тамерлана внутреннего управления Золотой Орды, были согнаны со своих мест и вынуждены были искать другие места для дальнейшего существования. Наиболее удобным местом для этого в то время были пределы русских княжеств, и в начале XV века во всех пограничных городах этих княжеств появились, как свидетельствуют летописи, массы "бездомного люда", называвшие себя казаками. Они - то и послужили в дальнейшем кадрами для формирования отрядов так называемых "городовых" казаков, открывая тем самым русским князьям возможность иметь собственные хорошо обученные постоянные войска, что ранее, при твердой власти ханов, им запрещалось.
  Но это произойдет несколько позднее, а в том роковом 1395 году, несмотря на стремительные и беспощадные действия Тимура, силы Золотой Орды были сломлены не окончательно. В низовьях Днепра, Дона и в Крыму скрывалось еще много храбрых воинов, а степи между Доном и Кубанью контролировали черкесы. Поэтому двигаться на север, на Русь, оставив столько врагов в тылу, Тимур посчитал безумием и повернул войска на юг.
  Один из его отрядов вторгся в Крым, другой пошел на Кубань. Теперь война приняла характер джихада - захваченных мусульман щадили, а иноверцев истребляли, в том числе и черкесов, которые в то время еще оставались христианами.
  Но поскольку уже приближалась осень, то местным жителям удалось запалить сухую траву между Доном и Кубанью, из - за чего скот, служивший провиантом тимуровской армии, стал гибнуть от бескормицы.Тем не менее, авангарду Тимура удалось полностью разорить Кубань, спаслись лишь те, кто убежал в горы.
  Затем наступила очередь алан (осетин) и горцев Дагестана. Гулямы брали их крепости, а защитников, связав, сталкивали в пропасть. Война шла уже на истребление.
  Но наступила зима и Тимур был вынужден отправиться к себе домой в Среднюю Азию, а наш Кавказ, окровавленный и опустошенный, наконец - то получил временную передышку...
  
   "Маяк" 15.02.95 г.
  
  В созвучии преданий
  
  В недавно опубликованной статье Г.М.Ананенко "Немного о прошлом района" упоминается, что "к периоду их (т.е. абадзехов) проживания в районе современных Тубов относятся предания о войне абадзехов с кабардинцами". Мне думается, читателям будет интересно более подробно узнать и о судьбе кабардинцев, которые, как и родственные им абадзехи, тоже переселились из Крыма на северо - западный Кавказ и какое - то время проживали на территории нынешнего Майкопского района.
  Вот как рассказал об этом в своей статье "Общий взгляд на страны, занимаемые черкесами, абхазцами и другими смешанными с ними горскими народами" действительный член Кавказского отдела Русского Географического общества Л.Я.Люлье, который в начале XIX века, по поручению российского правительства, прожил несколько лет в Черкессии:
  "О переселении кабардинцев приведу предание, оставшееся в памяти черкесов. Кабардинцы считают себя аравийскими выходцами и при этом повествуют следующее:Вследствие междуусобных раздоров один из народных предводителей переселился со своими подвластными и приверженцами в Анатолию (т.е. в Турцию). После некоторого времени колонии этой угрожала армия мусульман с целью обратить жителей ее к учению пророка. Когда предводитель армии на предложение, сделанное переселенцам принять учение Магомета, получил отказ и приказал армии своей двинуться вперед, то она задержана была какой - то сверхъестественною силою. Это заставило мусульман оставить переселенцев в покое. Далее предание гласит, что выходцы предприняли другое переселение и очутились в Крыму. Каким путем они следовали, кто был их предводитель - неизвестно, но присутствие их в Крыму подтверждается названием некоторых местностей, а именно: существуют там и поныне развалины замка, называемого Черкес - Кермен, равнина между рекой Бельбек и Качак называется Кабарда и Черкес - Дюзь, то есть Черкесская долина.
  Из Крыма выходцы перешли на Кавказ. Предание умалчивает о событиях, принудивших их к этому новому переселению, и о времени, в котором оно совершилось. Выходцы заняли равнины и окрестности нынешней Анапы. Тут царствовал со славою князь Инал - Теегел, которого кабардинские князья не зря считают своим родоначальником. Царствование князя этого подтверждается тем, что большое число речек, родников и колодцев, начиная от Анапы, где есть Инал - и - псень, по всему протяжению дороги, ведшей в Кабарду, носят его имя.
  На новом месте переселения выходцы были преследуемы крымским ханом, но по какой причине, предание этого не объясняет. Узнав о приближении хана, они начали удаляться во внутрь страны. (Татары овладели Крымом в 1237 году. - (Прим. автора).
  ...Следуя по направлению на восток, переселенцы основались было на некоторое время на берегах реки Схагуаше (т.е. р.Белая), но оттуда, по стечению обстоятельств, перешли к подошве горы Бештау, где по историческим данным жили в XV веке (кабардинцы появились в бассейне р.Терек на рубеже XIII - XIV веков, в местах, где прежде жили аланы (осетины), в значительной части истребленные во время нашествия монголов в XIII веке. - Прим. автора). В настоящее время они живут на Баксане и местность эту черкесы называют Кабертай - Туадж".
  По - видимому, те "неизвестные обстоятельства", которые заставили кабардинцев покинуть берега р.Белой, и та "война" между ними, о которой упоминает Г.М.Ананенко, имеют один корень. А дальнейший же переход разных племен (махошевцев, жанеевцев и др.) с южного ската Кавказских гор на северный и отделение бесленеевцев от кабардинцев в XII веке и привел к тому состоянию народонаселения Черкессии XIX века, которое довольно точно описано относительно нашего района в очерке краеведа Г.М.Ананенко.
  
  "Маяк" 06.05.94 г.
  
  
  Всему своё время
  
  В путевых заметках А.С.Пушкина "Путешествие в Азрум во время похода 1829 года", где он описывает турецкий поход Отдельного Кавказского корпуса, немало места отведено кавказским впечатлениям поэта.
  Но вместе с описанием сказочной природы его внимательный взгляд замечает не только снежные вершины кавказских гор, но и череду скорбных курганов вдоль дороги, являющихся могилами многих тысяч умерших от чумы.
  Чума или, как ее называют документы того времени, "моровая язва", свирепствовала на Северном Кавказе с конца XVIII века до 30-х годов XIX века и явилась настоящей катастрофой для адыгских и других народов. По - видимому, из городских народов наибольшие потери от эпидемии чумы понесли кабардинцы. Если к концу XVIII века их численность составляла примерно 200 тыс. человек, то к 30-м годам XIX века их осталось всего 30 - 35 тыс. человек. Это не могло не повлиять в конечном итоге и на исход имевшей тогда место Кавказской войны.
  "Моровая язва, - писал в своих воспоминаниях генерал А.П.Ермолов, - была союзницею нашей против кабардинцев, ибо, уничтожив совершенно все население Малой Кабарды и произведя опустошения в Большой, до того их ослабила, что они не могли уже, как прежде, собираться в больших силах". И лишь после нормализации межэтнических отношений правительство смогло оказать действенную медицинскую помощь местному населению.
  Так, современник тех лет писал, что теперь "казаки безопасно ездят в Кабарду прививать оспу детям и взрослым, а народ сам не раз просил местное начальство о назначении ему постоянного оспопрививателя (А.Х.Касумов, "Геноцид адыгов", 1992, стр.18).
  В настоящее время чумы на Кавказе, к счастью, нет, но нет, к сожалению, и Пушкина. Как говорится, всему свое время.
  
  "Маяк"15.04.94 г.
  
  Под Андреевским флагом
  
  Любознательным туристам в поселке Каменномостском обязательно покажут "турецкий базар" - место расположения в недалеком прошлом одного из невольничьих рынков, что был в урочище "Каменный мост". Существует легенда, что отсюда якобы сквозь горные хребты есть подземный ход до самого Черного моря и по этому ходу и доставляли купленных на базаре рабов на побережье.
  Начало торговли кавказских племен "живым товаром" теряется в глубине веков, но наибольший ее размах приходится на конец XVIII - начало XIX века, когда ежегодно до 12000 человек вывозилось в Турцию и страны Ближнего Востока, в основном турецкими и армянскими купцами. Столь высокая активность торговли рабами объясняется тем, что местные феодалы считали для себя более выгодным сбыть их за море, нежели непосредственно эксплуатировать их в своем хозяйстве. Желание же иметь как можно больше рабов для продажи, являлось в то время одной из главных причин феодальных набегов на соседские племена. Для торговцев, выступающих в роли посредников, тоже была очень выгодна покупка раба за 200 - 300 рублей, а затем сбывать их втрое, а иногда и вдесятеро дороже. Покупка людей совершалась в присутствии свидетелей и муллы, который писал за вознаграждение дефтерь - купчую.
  Но с присоединением в 1828 году Анапы к России царское правительство начало усиленную борьбу против этого зла. Российские крейсера под Андреевским флагом стали охранять побережье и преграждать путь работорговцам. Проданным в рабство взрослым горцам, перехваченными русскими военными кораблями, предоставлялась свобода и разрешение вернуться на родину. А малолетние, которые не помнили, откуда они, должны были воспитываться в русских "приказах общественного презрения". Пойманные же контрабандные суда продавались с аукционного торга.
  Большую роль в организации службы крейсирования военных кораблей русского флота вдоль всего Кавказского побережья от Анапы до турецкой границы сыграл адмирал М.П.Лазарев.
  Но, несмотря на все усилия, торговля "живым товаром" и оружием продолжалась. Объясняется это в первую очередь тем, что контрабандные плоскодонные суда обладали возможностью подплывать к самому берегу, в то время как русские парусные килевые суда не могли близко подходить к нему.
  Массовый вывоз людей в течение долгого времени нанес большой ущерб этническому развитию горных народов. Работорговля сыграла также отрицательную роль, явившись одной из предпосылок их массового переселения в Османскую империю. Предстоящее проведение крестьянской реформы вызвало опасения местных феодалов, что им не удастся сохранить рабство в своих руках по - прежнему, как даровую рабочую силу. Многие из них стали переселяться со своими подвластными в империю султана, чтобы иметь там возможность оставить в своих руках права на зависимых горцев.
  Но в конце - концов работорговля на побережье была прекращена. В 1865 году, после завершения Кавказской войны, правительство Александра II запретило самовольную распродажу крепостных и продажу их в чужие земли, а в 1866 году совсем запретило торговлю людьми.
  
  "Маяк"01.04.94 г.
  
  Несостоявшийся размен
  
  Обычно говорят, что на ошибках прошлого надо учиться, но полезные уроки можно извлечь и из того, что не произошло.
  В 1860 году между правительствами Турции и России было достигнуто соглашение о размене населением, в ходе которого предусматривалось "обменять" мусульман Крыма и Кавказа на христиан Болгарии, которая с XIV века находилась под османским владычеством. Цели договаривающихся сторон были довольно просты: Турция хотела добиться колонизации единоверцами малозаселенных земель, пограничных с Россией, а также земель, заселенных покоренными христианскими народами; Россия - заселить своими единоверцами южные области России, поскольку система насильственного заселения Северо - Западного Кавказа казаками себя не оправдала.
  Но если в деле переселения мусульманского населения Турцией и Россией были достигнуты определенные успехи, то в отношении болгар произошла "осечка": болгарская интеллигенция посчитала большой опасностью для нации уменьшение болгарского населения страны путем массового переселения болгар в Россию и заселения на их месте горцев и татар и выступила против этого. Особенно в этом отличалась газета "Дунайский лебедь", редактором которой был Г.С.Раковский, который призывал болгар не бросать свои очаги. В итоге число болгар - переселенцев составило всего лишь 10 - 11 тыс. человек в отличие от 493 тыс. переселенцев Кавказа, из которых, по данным А.П.Берже, 57,4 процента составили черкесы. Столь высокий процент частично можно объяснить активной пропагандой мусульманским духовенством того времени среди своих соплеменников религиозного фанатизма и непримиримого отношения к иноверцам.
  Так, к примеру, в своем рапорте от 7 апреля 1865 г. подполковник Генерального штаба Думкасов доносил Начальнику Кубанской области: "...Объезд Бжедуховского округа убедил меня, что религиозный фанатизм возбужден у бжедухов больше, чем где - либо между горцами Кубанской области. В других местах духовенство старалось не обнаружить своего участия в таком подстрекательстве, здесь же духовные лица главнейшим образом только и принимались толковать о нелепостях, на основании которых некоторые из них даже требовали разрешения идти в Турцию, давая заметить, что в противном случае они и без разрешения начальства готовы идти к морю, с тем, чтобы вернуться оттуда только по принуждении оружием" ("Культура и быт адыгов", 1991, стр.213).
  А вот своей интеллигенции, подобно болгарской, как известно, в то время у жителей Западного Кавказа не было...
  
  "Маяк" 08.04.94 г.
  
   Лишь в наши дни...
  
  Взятием 21 мая 1864 года царскими войсками урочища Кбааду (ныне Красная Поляна) верховьях р. Мзымта завершилась Кавказская война. Но и сегодня, спустя много лет, тема той войны и ее последствий продолжает волновать на только историков. А значит, мы не из тех, кто, забывая свое прошлое, обречен повторить его вновь.
  В последние годы Кавказской войны, несмотря на пленение в 1859 году Шамиля, царское правительство по - прежнему вынуждено было держать на Кавказе значительные военные силы, ежегодно тратя на их содержание довольно большую по тем временам сумму - 30 млн. рублей. Помимо этого, велики были и людские потери обеих сторон.
  Выход из этой затяжной, начатой еще в 1817 году войны был предложен генералом Н.И.Евдокимовым в октябре 1860 года на состоявшемся во Владикавказе совещании высшего кавказского начальства. Выдвинутый им план состоял в том, чтобы "решительно вытеснить из гор туземное население и заставить его или переселяться на открытые равнины, позади казачьих станиц, или уходить в Турцию".
  И именно об этом была проинформирована делегация горских племен на встрече 18 сентября 1861 года с императором Александром II в урочище Мамрюк - Чай - теперешней станице Новосвободной (Царской).
  Большинство жителей гор выбрало последний вариант этого ультиматума, т.е. уход за море. Сегодня объясняют такое решение целым рядом причин: это и понимание бесперспективности дальнейшей борьбы с царскими войсками; и боязнь феодальной верхушки, после отмены крепостного права в России, тоже лишиться своих подвластных, и желание султанской Турции заполучить дешевую рабочую силу для своих рудников и опытных рекрутов в свое войско, и географическое положение Кавказа, давшее его населению возможность легко эмигрировать в единоверную страну на юге.
  Переселение кавказских эмигрантов не было принудительным, но на начальной ее стадии царское правительство их и не удерживало, а активная агитация горских феодалов, мусульманского духовенства и турецкой агентуры была столь успешной, что к 1865 году в Закубанье лишь 106 тысяч человек нашли в себе силы не расстаться с могилами предков и стали подданными русского царя.
  Перевозкой переселенцев занимались в основном турецкие судовладельцы, безжалостно обирая их при этом. При отсутствии денег и ценностей, горцы вынуждены были расплачиваться людьми, которые становились рабами. Так, за провоз 30 пассажиров обыкновенно брали одного невольника или одну невольницу. При малейшем же признаке болезни у горца, его выбрасывали в море. Немало было случаев, когда турки подавали переселенцам непригодные суда, а потом топили их в море.
  В результате массового наплыва выходцев с Кавказа в Турцию, цены на невольниц упали до 60 - 80 рублей за каждую, за детей - 30 - 40 рублей, то есть более чем втрое, а об общем размахе работорговли в те дни можно судить из сообщения в ноябре 1864 года консула в Трапезунде своему правительству. Он сообщал, что из 220000 горцев, высадившихся в Турции за период с 1863 по 1864 год, были проданы в рабство 10000 человек. К этому переселенцев толкало бедственное положение, в котором они оказались. По свидетельству современников "турецкие власти раздавали эмигрантам пищу и одежду, но господин отбирал долю у раба и продавал ее в свою пользу. Раб, со своей стороны, крал все, что он мог украсть..." ("Культура и быт адыгов", 1991, стр. 197).
  Всего же, по данным председателя Кавказской историографической комиссии А.П.Берже, за период 1858 - 1865 г.г. в Османскую империю выехали со всего Кавказа 493 тысячи горцев, а по мнению профессора Н.А.Смирнова ("Политика России на Кавказе в XII - XIX веках", стр. 223), 50 процентов всех переселенцев погибли от различных эпидемий и в пути, из уцелевших же до 15 процентов были проданы в качестве рабов.
  Увидев, что там их надежды на счастливую, безмятежную жизнь не оправдались, обманутые переселенцы стали добиваться своего возвращения на Кавказ. Но это стало возможным для их потомков лишь в наши дни.
  "Маяк" 20.05.94 г.
  
  Переселялись по царскому Указу
  
  Как известно, в свое время для заселения станиц нашего нынешнего Майкопского района в основном были привлечены кубанские (потомки запорожцев) и донские казаки. Так, в станице Царской донских казаков поселили 52 человека, в Даховской - 31, в Курджипской - 50, в Дагестанской - 97, в Пруссской - 50. И если кто - то сегодня думает, что они ехали на Кубань, как комсомольцы пятидесятых на целину - с задорными песнями и шутками, то он глубоко заблуждается.
  Переселение казаков производилось не добровольно, а по царскому указу и зачастую разлучались даже семьи. Так что ни о каком веселье тут не могло и быть речи. А о том, как начиналось переселение донских казаков на Кубань, я и хочу рассказать в своем очерке.
  В феврале 1792 года Екатерина II решила укрепить верхний участок Кубанской кардонной линии, защищающий степи между Доном и Кубанью. Для этой цели она издала Указ, в котором повелела оставить там на поселение несущих там же, согласно очереди, охранную службу шесть донских полков, разделить их по станицам, с весны построить им там дома, и той же осенью перевезти туда же свои семьи с Дона.
  А в это время те самые полки уже оканчивали свой трехлетний срок службы на Кавказе и с нетерпением ожидали своей смены, чтобы отправиться к себе на Дон - домой. И вот вместо долгожданного возвращения им объявляют о том, что их оставляют жить навсегда на Кубани. А если еще принять во внимание тот факт, что согласно казачьим обычаям переселение казаков на новые места жительства, в случае необходимости, осуществлялось всегда не иначе как по жребию или очереди, то последовавшую вслед за этим реакцию казаков нетрудно угадать.
  Среди них начался разброд и шатания. Затем казаки решили отправить на Дон к своему войсковому атаману делегацию во главе с казаком Никитой Белогороховым для проверки правдивости указания о своем поселении на Кубани. И отправили делегацию, но ждать ответа не хватило терпения и спустя несколько дней следом за ней потянулись и казаки, оставив на Кубани своих офицеров, но зато не забыв прихватить с собой полковые знамена. И набралось таких беглецов 800 человек.
  Прибыв в конце мая на Дон, казаки заявили там своему начальству, что они не идут против высшей государственной власти и на военной службе головы готовы сложить за государство и царицу. Но только просили казаки "не отрывайте нас от родной земли, которая заслужена кровью нашею и наших предков и указана нам царем Иваном Васильевичем". Войсковой атаман обещал им на это подумать ( и он действительно направил в Петербург запрос за разъяснением Указа), а пока атаман думал, казаки тут же разошлись по своим станицам, объясняя это тем, что свой трехлетний срок они уже выслужили.Николай же Белогорохов, по просьбе казаков, отправился искать правды дальше - в сам Петербург к императрице Екатерине. И прибыл он в столицу, да не допустили его к ней, а заместо этого схватили и для начала посадили в темницу, а потом и суд над ним учинили, приговорив дать ему 50 ударов кнутом, вырвать ноздри и после этого сослать на каторжную работу в Сибирь.
  Что же касается оставшихся казаков на Дону, то туда для их усмирения были посланы регулярные (неказачьи) войска. Больше года, боясь повторения бунта, подобно пугачевскому, держало там эти войска правительство. За это время все зачинщики были выловлены и наказаны. А когда страсти немного стихли, была наконец - то организована летом 1794 года отправка первой партии донских поселенцев на Кубань. И ехали они туда под усиленной охраной, и оставили они за своей спиной цветущие сады и обжитые станицы родного Дона, и ждали их впереди грозные Кавказские горы, ждали их впереди тяготы, лишения, а зачастую и смерть. Так что если и пели во время переселения казаки песни, то это были не задорные казачьи песни, а песни о нелегкой казачьей доле, это были песни, подобные этой:
  
  Вольному да воля -
  казаку в поход.
  Ой, да ветер в поле
  снова в путь зовёт.
  Вороны да в небе
  чёрные кружат.
  Ой, да будет рубка
  скоро у ребят.
  Смелому да пуля
  ляжет прямо в грудь,
  Ой, судьбу да нашу
  нам не повернуть..
  
  "Маяк" 14.05.96 г.
  
  По страницам прошлого
  
  "Главное богатство нашей республики - это, конечно, люди. Трудолюбивый, добрый, гостеприимный адыгейский народ, прошедший длительный исторический путь развития от первобытнообщинного строя до становления культурноразвитого демократического общества".
  Именно такими проникновенными словами начинается учебник "История Адыгеи" для учащихся 8 - 9 классов. Авторы книги - Н.В.Анфимов, Б.М.Джимов, Р.Х.Емтыль. Их можно поздравить с успешным завершением своей работы, а вот преподавателям, которые будут по этой книге учить детей истории Западного Кавказа, хотелось бы высказать некоторые соображения, которые, на мой взгляд, могли бы быть полезными при изучении данного предмета.
  Беру смелость высказать свое мнение на правах человека, неравнодушного к истории земли, на которой мы живем и которую неустанно изучаю. В основном мои соображения будут касаться первого раздела учебника, в котором излагается период истории первобытнообщинного строя. Это и понятно, поскольку в те далекие времена у обитавших здесь племен еще не существовало письменности, и поэтому о событиях того времени мы можем судить лишь по осколкам дошедших до нас материальных и духовных культур. А поскольку мертвые молчат, то перед исследователями в этом случае открывается широкое поле для различных гипотез. Весь вопрос в том, как далеко в это поле можно зайти от имеющихся фактов.
  Итак, начнем. На стр. 37 учебника автор раздела Н.В.Анфимов пишет, что "на территории Адыгеи известны знаменитые меотские курганы: Келермесские и Ульские, раскопанные еще в дореволюционное время, Уляпские, исследованные в 1981 - 83 г.г., Курджипский, а также курган Костромской и Карагодеуашх и др.". Однако при рассмотрении данного вопроса школьник должен учесть, что Н.В.Анфимов в другой своей книге - "Курганы рассказывают" (1982 г.) - менее категоричен в оценке происхождения этих курганов, говоря, что "большинство исследователей считают, что в курганах похоронены представители скифской знати, другие придерживаются мнения, что курганы принадлежат меотам" (стр.42). Мы же ограничимся сообщением, что скифами "сами себя именовали обитатели Северного Причерноморья и Приазовья или даже первоначально только одно племя, в первые века I тысячелетия до н.э., подчинившие себе прочее население этого региона и создавшие на этой основе мощный союз племен, позже переросший в раннегосударственное образование" ("Древние цивилизации", М. 1989, стр. 178). Термин же "меоты" - собирательный, объединяющий целый ряд различных племен: синдов, дандориев, торетов и других, объединенных между собой лишь общим местом проживания - Меотидой, т.е. побережьем Азовского моря в его восточной части.
  Поэтому не совсем убедительным на стр. 32 - 34 учебника выглядит и утверждение, что меоты - предки адыгов. Доказательство этой гипотезы в том, что "целый ряд собственных имен, сохранившихся в боспорских надписях на каменных плитах, мы можем встретить в настоящее время у адыгов - Баго, Дзадзу, Блепс и др." (стр. 34), кажется недостаточно обоснованным, поскольку, рассуждая так, мы тогда и скифов можем назвать предками южных славян, так как последние, например, широко употребляют слова скифского происхождения хорошо, топор, собака наряду со славянскими добро, секира, пес.
  Появление же в языке адыгов инородных слов можно объяснить тем, что в IV веке, после вторжения на Западный Кавказ кочевых орд гуннов и уничтожения ими Боспорского царства, отдельным группам меотов все же удалось спастись в неприступных для кочевников горах, а поскольку в дальнейшем в письменных источниках того времени не встречается ни одного достоверного упоминания о меотских племенах, то, по - видимому, произошла ассимиляция этих беглецов с горскими племенами, которые в начале V века стали селиться на левом берегу р.Кубани, на запад от р.Лабы, а также на Черноморском побережье.
  Этот процесс наглядно иллюстрирует помещенная в книге "Вопросы археологии Адыгеи" (1984 г.) карта памятников археологии Северо - Западного Кавказа, связанных с меотской и средневековой адыгской керамикой.
  Схожесть погребального обряда средневековых адыгов с "колхидской культурой" Западной Грузии, а также то, что "в научном кавказоведении генетическое родство абхазо - адыгских народов сомнений не вызывает" ("Культура и быт адыгов", 1991г., вып. VIII, стр. 6), дает возможность сделать предположение, что территория Лазики (нынешняя Абхазия) и являлась в те далекие времена центром, из которого и произошло это расселение. Но этот вопрос, безусловно, требует более детальной проработки.
  Мы же вернемся к нашему учебнику, где на стр. 29, по - видимому, недостаточно полно цитируется автор книги "Испун - дома карликов" (1985 г.) В.И.Марковин по вопросу происхождения на Кавказе племен дольменной культуры и самих дольменов - каменных погребальных сооружений III - II тысячелетий до н.э. Приведенную в учебнике цитату о том, что "наиболее древние дольмены Кавказа имеют аналоги в Западной части Пиренейского полуострова (в современной Португалии и на острове Сардиния). Может быть, именно отсюда и началось движение строителей дольменов, хотя попасть в Восточное Причерноморье они могли чисто случайно", на мой взгляд, было бы целесообразно дополнить и другими, более точными высказываниями этого же автора, в которых он информирует, что "постройки, близкие кавказским дольменам, расположены вдоль морских течений... и везде, кроме малой Азии, по линии течений имеются дольмены, в той или иной степени схожие с кавказскими. Морские течения сильны, и их токи могли бы помогать движению древних судов... Корабли в столь глубокую древность, каким является время появления первых дольменных построек на Кавказе, уже строились, и они могли совершать плавания вдоль берегов, пользуясь не только попутным ветром, но и течениями" (стр. 104), а поскольку "среди древностей бассейна р.Кубани и Причерноморья, включая Абхазию, еще не найдены такие памятники, которые были бы им конструктивно близки и в то же время предшествовали" (стр. 101), то В.И.Марковин делает вывод, что "эта (т.е. "морская") гипотеза объясняет появление дольменов на Кавказе, обрастая попутными картинками: продвижение строителей от побережья вглубь гор, появление их связей - боевых и более мирных - с уже жившими на занимаемых землях племенами майкопской культуры и т.д." (стр. 105).
  Более детально, как я предполагаю, должно быть раскрыто и приведенное на стр. 47 учебника сообщение о том, что "в эпоху раннего железного века зарождается нартский эпос". Как известно, этот героический эпос широко распространен среди различных народностей Кавказа: Грузин, абхазов, адыгов, осетин, ингушей и др. Поэтому вполне уместным будет знакомство учеников здесь и с мнением ведущих отечественных востоковедов и антиковедов на эту тему. Касаясь вклада скифов в сокровищницу мировой культуры, ученые пишут, что "ни один их древних народов не уходит с исторической сцены бесследно. Его культурное наследие переходит к его преемникам. Самый ощутимый скифский пласт отложился в нартском эпосе, бытующим у разных народов Северного Кавказа. Среди этих народов, конечно, следует прежде всего назвать осетин - ираноязычный народ, родственный если не самим скифам, то племенам скифского круга. Ныне нартский эпос - достояние самых различных кавказских народов".
  В целом же, используя изложенные в учебнике и научной литературе факты, всю историю Западного Кавказа можно обозначить следующими вехами основных дат:
  II тыс. до н.э. - исчезновение племен дольменной и майкопской культур;
  I тыс. до н.э. - исчезновение киммерийцев и скифов;
  IV тыс. н.э. (70-е годы) - уничтожение гуннами меото - сармато - аланских племен;
  XIX в (1858 - 1865 гг.) - переселение горцев в Турцию (284 тыс. чел.);
  XX в - голод 1933 года, в результате которого умерло около 1 млн. человек.
  Хотелось бы, чтобы этот скорбный список никогда не был продолжен. А этому во многом способствует знание нашего прошлого и умения из него извлекать правильные выводы. "История Адыгеи" в этом отношении - на правильном пути.
  
  "Маяк" 04.03.94 г.
  
  У истоков казачества
  
  Появление в 1060-х годах в Черноморских степях половцев, стало причиной упадка могущественного до этого Тмутараканского княжества, которое простиралось к этому времени от Кубани по всему Подонью, Донцу и Северщине, с городами Тмутаракань в устье Кубани, Руссией (Артаной), Чешлюев, Осенев, Шаракунь (Саркел), Балин, Сугров, Орнас и Ахас в низовьях Дона.
  Но и став оторванным владением (половцы осели к востоку, а затем к западу от Северного Донца и к югу от него), Тмутараканское княжество еще полтора века после этого оставалось независимым государством, явившись колыбелью казаков Азовских и казаков - Черкасов, вышедших позднее отсюда на Дон и Днепр; часть же жителей центральной степной части, занятой половцами, отошла к лесо - степным границам Киевской Руси и продолжала бороться против кочевников под именем Черных Клобуков, а о оставшемся населении степной полосы, занятой половцами, летописи современников упоминают как о "бродниках".
  Бродники составляли отдельное от половецкого войско, участвуя в войнах вместе с ними, но иногда действовали и самостоятельно. Во время первого монгольского нашествия в битве на Калке в 1223 году бродницкое войско, под предводительством своего воеводы Пласкини, было союзником монголов, выступив против половцев и русских. По - видимому, бродники считали, что главный удар монголы направляют против половцев, и поэтому они настойчиво предлагали русским князьям союз против них, но те отвергли это предложение и были разбиты.
  С окончательным же установлением власти Золотой Орды в Восточной Европе (1240 г.) все население бывшего Тмутараканского княжества оказалось в границах этой татарской империи. Тут они пользовались некоторыми автономными правами, имели во главе своей Церкви епископов Сарайских и Подонских и в большинстве сохранили свой славянский язык и христианскую веру. Посол Людовика IX Вильям Рубрикус, посетивший Золотую Орду в 1253 году, в описании своего путешествия говорит, что "от смешания алан с руссами образовался особый народ.." и что закаленные воины этого народа, затерявшиеся среди иноплеменников (татар), все необходимое к жизни добывали войной, охотой и рыбной ловлей. Неблагоприятные условия жизни не позволяли им воздвигать больших городов, образ жизни их был полукочевой, и лишь для защиты от холода и непогоды строили они землянки и постройки из плетня и камыша, но не отказывали своим дочерям и женам в богатых нарядах. Мужчины же носили короткую одежду (кафтаны, чекмень) и барашковые шапки.
  Из упоминания посла о добывании населением Подонья средств к жизни войной вытекает, что эта народность занимала тогда в составе Золотой Орды военно-служилое положение, так как самостоятельно никто войн или походов во время татарского владычества вести не мог. И именно в это время за ними широко закрепляется наименование "казак", которое определяло не только тип воина-конника, в частном случае - пограничного стража, но и его социальное и государственное положение в Золотой Орде.Тогда же в их обиход вошли и другие слова: "атаман" (в переводе - "отец мужей"), "есаул" ("исполнитель распоряжений"), "торба" ("мешок") и другие.
  Когда же в Золотой Орде начались междоусобия и преследования христиан, казаки решили принять участие в восстании Московского князя Дмитрия (Донского) против татар.
  Однако разгром войск Мамая на Куликовом поле в 1380 году не принес освобождения для Руси и стал роковым для казаков: татары принудили их очистить берега степной части Дона и переселиться не только в верховья, но и дальше на север, вплоть до Камы и Белого моря. Днепровские же и Перекопские казаки отделились от Крыма после того, как ханы покорились власти султана, т.е. в конце XV века, а Азовские оставались на местах до начала XVI века, но потом, рассорившись с турками, перекочевали ближе к Северской земле. Там они объединились с общиной казаков Белгородских.
  Последними ушли от ханов Ордынские Нагайские и Ордынские Астраханские казаки, соединившись с Донцами только во второй половине XVI века. От этих дат жизнь казаков оказалась связанной с судьбами великих княжеств Московского и Литовского. В условиях постоянной турецко-татарской угрозы, явилась необходимость служить двум династиям: Рюриковичам в Московии и Гедеминовичам в Литве. Протестом против этой необходимости явилось образование двух казачьих "речных республик" на Дону (Войско Донское) и на Нижнем Днепре (Запорожская Сечь), которые послужили крепкими очагами возрождающейся казачьей независимости и главными центрами объединения казачьей народности.
  
  "Маяк" 10.06.94 г.
  
  Как казаки Азов брали
  
  Триста лет назад, 19 июля 1696 года, казаки под началом Петра I взяли турецкую крепость Азов. Эта крепость, расположенная в низовьях Дона и таким образом препятствующая свободному доступу казаков в Азовское море, давно не давала им покоя. И потому не раз они ее штурмовали, а в 1637 году даже было и завладели ею, потеряв при штурме более тысячи своих, но зато перебив весь гарнизон противника.
  Но тогда турецкий султан не смог смириться с такой потерей и потому в 1641 году, чтобы ее вернуть, послал против шеститысячного казачьего гарнизона свое 150-тысячное войско, в распоряжении которого находилось 850 пушек.
  Три месяца продолжалась осада турками крепости, в результате чего они потеряли убитыми почти сто тысяч человек. Но к тому времени понесли большие потери и казаки. За период "азовского сидения" в гарнизоне их потери составили больше половины личного состава, да еще в придачу к этому подошли у них к концу запасы продовольствия и боеприпасов.И тогда казаки приняли решение: выйти из крепости и дать врагу свой последний бой. Но, когда утром 25 сентября 1641 года казаки, отслужив молебен и попрощавшись друг с другом, подошли к лагерю противника, то того уже и след простыл - деморализованный в безуспешных атаках враг отступил от Азова сами.Казаки понимали, что турки все равно не оставят их в покое, а поскольку сил для повторной обороны у них уже не было, то они решили больше судьбу не испытывать и в 1642 году тоже покинули эту крепость, предварительно разрушив ее до основания.Турки не заставили себя долго ждать и тут же, заняв ее, отстроили заново.
  И вот спустя 54 года после этого, вновь подошли к стенам Азова штурмующие войска. Только на этот раз это была армия не султана, а Петра I с только что построенным в Воронеже флотом. Туда же подошел в мае 1696 года и закаленный в боях турецкий флот из 15 хорошо вооруженных кораблей, 13 больших галер и 13 полугалер.
  Весьма вероятно, что этот предстоящий первый бой для русского пока необученного флота мог бы оказаться для него и последним, если бы не казаки, которые, неожиданно выскочив из камышей на 100 своих легких стругах, взяли турецкий флот на абордаж. Битва тогда закипела серьезная и стоила туркам до 2-х тысяч убитых и потери 10 больших судов. А затем, 28 мая, русские войска окружили и Азов, с 16 июня приступили к его бомбардировке, а еще через месяц - 17 июля регулярные войска сделали с 3-х сторон демонстративное нападение на крепость, между тем как с четвертой на настоящий штурм пошли донские (хоперские) и днепровские казаки, которые сразу же овладели двумя бастионами и четырьмя пушками. Турки предпринимали отчаянные контратаки, но казаки более суток решительно отбивали все их нападения (русские же войска в это время не могли прийти им на помощь, поскольку 18 числа их лагерь тоже был подвергнут нападению противника).19 июля царь велел готовиться к решительному штурму, но азовский гарнизон, состоящий из 3700 человек, отчаявшись получить откуда-нибудь помощь, решил сдаться на условии, чтобы ему и всем жителям был дан свободный выход из крепости. Условия были приняты, и гарнизон на 18 стругах был вывезен из Азова.
  Таким образом, с взятием Азова открылся доступ России к южным морям. А затем эта дата - 19 июля была Указом императора Александра II установлена как отправная точка начала верной службы Кубанского казачьего Войска русскому государству по старейшему из входящих в его состав полков - Хоперскому, первая служба казаков которого в составе российских войск как раз и относится ко времени Азовского похода 1696 года.
  "Маяк" 17.07.96г.
  
  За други своя
  
  История казачества щедра на знаменитые имена. Это Пугачев и Разин, Ермак и Дежнев, Платов и Корнилов. Менее же известен широкой публике, к сожалению, Кондратий Афанасьевич Булавин. Но в наше время и это дело поправимое...
  Булавину выпало жить во времена, когда московский царь Петр I кнутом и секирой перекраивал Россию по образу и подобию западных стран. Многие его "эксперименты" пришлись не по душе. А когда терпеть становилось уж совсем невмоготу, люди срывались с обжитых мест и бежали на волю к казакам. Когда же стихийное переселение приняло массовый характер, царь решил одним махом прекратить это.
  В 1707 году он отправляет на Дон князя Юрия Долгорукова с большим отрядом стрельцов. Князь должен был выловить всех "новоприходцев", не проживших там двадцать лет, и отправить их всех на старые места проживания и по новостройкам.
  Долгорукий с великим усердием, достойным лучшего применения, приступил к выполнению этого поручения. По воспоминаниям очевидцев, царские войска не только хватали беглецов, но и "многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали, и младенцев по деревьям вешали, и многие станицы огнем выжигали, также женска полу и девичьи брали к себе для блудного помышления на постели, и часовни все со святыней выжгли". Этого, конечно, вольные казаки стерпеть не могли. И 9 октября 1707 года они под предводительством Булавина напали ночью на стрельцов и всех их перебили.
  А следом в защиту своих прав поднялось все Войско Донское, которое на своем кругу 1 мая 1708 года выбрало Кондратия Афанасьевича Булавина войсковым атаманом. Но на подавление непокорных уже двигалась русская армия в 32 тысячи. Да, приходилось казакам сражаться, и побеждать и против больших сил, но то были в основном кочевники, а тут - свои по языку и вере. И потому стали дончаки терпеть поражение за поражением.
  Видя такое дело, верхушка наиболее зажиточных старшин решила выкупить себе снисхождение победителей, выдав им атамана. 7 июля предатели окружили курень, где находился Булавин со своими единомышленниками, но последних застать врасплох не удалось. И был большой бой. Казаки защищались отчаянно и многих врагов положили на месте. Тогда нападавшие поставили пушки и стали расстреливать курень в упор.По преданию, вместе с Булавиным была и его дочь Галина, переодетая в казацкое платье. Она рубилась рядом с отцом до тех пор, пока не упала раненая. Булавин же, понимая, что ему уже не отбиться, после этого сам себя убивает из пистолета. Видя это, и Галя, собрав последние силы, вскакивает, обнажает кинжал и со словами, обращенными к изменникам: "Рабы, рабы, презренные и жалкие рабы! Смотрите, как умирает свободная казачка!" прокалывает себе грудь и падает мертвой на труп отца.
  Весть о вероломном предательстве облетела весь Дон. Друг и сподвижник Булавина Игнат Некрасов поспешил с верными казаками в Черкасск, чтобы отомстить за смерть атамана, но было поздно - верные царю войска уже захватили город. Казачьей независимости на Дону был положен конец.
  Но не все согласились принять для себя такую участь. Примерно 8 тысяч казаков (по некоторым сведениям - до 40 тысяч) отправились вместе с Некрасовым искать для себя правды и свободы на Кубань. И было это в сентябре 1708 года от Рождества Христова.
  Но и сегодня хранит память об этом казачья земля.
  
  "Маяк" 09.11.94 г.
  
  Черкасы и черкесы - горькие параллели
  
  Любая судьба неповторима, но в своем многообразии она часто проходит по уже знакомым тропам, а вовлеченные в этот ход не замечают этого и лишь время, все расставив на свои места, позволяет обнаружить исторические параллели.
  И вот сегодня мы видим, что схожей оказалась судьба таких разных народов, как черкасы и черкесы. Черкасы - предки днепровских казаков, ранее обитавших в степях Приазовья и нижнего Дона, но после прихода в XI веке половцев и падения Тмутараканского княжества, вынужденных покинуть родные места. Враждебные половцам, они оказались в дальнейшем полезными соратниками татар Золотой Орды, получив название ордынских казаков, а с XVI века, когда Запорожье стало принадлежать татарам только формально, за ними закрепляется название запорожских казаков.
  Полуоседлая жизнь рядом с татарами наложила свой отпечаток на этих казаков: в их среде большое влияние приобрел так называемый "степной промысел", выражавшийся в казачьих походах за добычей на татар, турок, поляков и др. Но в 1775 году последний оплот казачьей вольницы - Запорожская Сечь - была разгромлена по приказу императрицы Екатерины II, которая обвинила казаков в непослушании ее велениям, в том, что многие из них замышляли передаться на сторону турок, а также в том, что они препятствовали регулярным торговым сношениям России с Турцией.После падения Сечи многие запорожцы ушли в Турцию, земли же, принадлежавшие Низовой республике, были заняты Россией и переименованы в Новороссию.
  По аналогичной схеме развивалась судьба и черкесов - горской народности Западного Кавказа. Оттесненные кочевыми племенами в горы, они промышляли набегами на соседние племена до тех пор, пока своим "наездничеством" не стали досаждать подданным Российской империи. Последовавшая за этим затяжная Кавказская война имела тот же конец, что и в случае с запорожцами - частичный исход побежденных в Турцию, подтвердив тем самым, в который уж раз, правоту тех, кто говорит, что каждый счастлив по-своему, но все несчастны одинаково.
  
  "Маяк" 26.01.94 г.
  
  Мы одной крови
  
  Так уж получилось, что прожив плечом к плечу около 10 веков, мы, коренные жители Кавказа, сегодня в большинстве своем недостаточно ясно представляем себе раннюю историю наших взаимоотношений. А начиналось это так...
  Первая документально зафиксированная встреча славян и горцев Западного Кавказа - касогов произошла в 1022 году. Летописец так пишет об этом событии: "В то время Мстислав, который владел Тмутараканью, пошел на касогов. Узнав об этом, касогский князь Редедя вышел ему навстречу. И когда оба войска стали друг против друга, Редедя сказал Мстиславу: "Зачем нам губить в битве нашей дружины, лучше сойдемся и поборемся сами. И если ты одолеешь, то возьмешь все мое достояние и жену мою, и детей моих, и землю мою. А если я одолею, то возьму все твое". И ответил Мстислав: "Пусть будет так". И схватились крепко и боролись долго, и стал Мстислав изнемогать, потому что Редедя был большой и сильный. И начал молиться Мстислав: "О, Пречистая Богородица, помоги мне! Если я его одолею, то построю церковь во твое имя". И сказавши так, ударил им о землю и победил Редедю. И пошел в его землю, и взял его достояние, и жену его, и детей его, и наложил дань на касогов. А вернувшись в Тмутаракань, заложил церковь Пресвятой Богородице и построил ее".
  После этого, уже в 1024 году, вступившие в Тмутараканскую дружину касоги приняли активное участие в Лиственской битве князя Мстислава Храброго около г.Чернигова против варяжского войска князя Ярослава.Затем князь Мстислав, объединив под своей властью дополнительно Черниговское и Переяславское княжества, основал на границах подвластной ему территории военные поселения - прототипы будущих казачьих станиц, которые наряду со славянами заселил и другими выходцами с Кавказа и Приазовья: касогами, тюрками и берендеями, которые в летописях получили прозвище "черкасы". Примечательно, что позднее аналогичные поселения стали устраивать и татаро-монгольские ханы Золотой Орды. И поэтому нет ничего удивительного в том, что генерал Ригельман, собиравший в свое время материалы по истории казаков, писал, что в конце XVIII и начале XIX веков донские казаки считали, что они не русские люди, а происходящие от черкесов и других горских народов, но обрусевшие, живучи в России. Тому же, кто их "москалями" называл, они отвечали: "Я не москаль, а русский, и то по закону и вере православной, а не по природе".
  Но наибольшего сближения славянские и кавказские народы достигают после распада Золотой Орды в период правления московского царя Ивана IV, к которому в середине XVI века адыгами посылаются полномочные делегации с просьбой принять в подданство Московского государства. И в августе 1555 года эта просьба, наконец, была удовлетворена.
  А в 1561 году произошло событие, которое еще больше сблизило Россию с Кавказом: в этом году Иван Грозный вступил в брак с дочерью адыгского князя Темрюка Марией, что в последующем явилось причиной того, что в 1558-59 годах адыгские дружины активно участвуют в составе русских войск в Ливонской войне, а в 1613 году, когда на Земском соборе в Москве происходили выборы нового царя, одним из кандидатов от земщины на царский трон был выдвинут и адыг Дмитрий Мамстрюкович, внук Темрюка Айдаровича (избран же царем, как известно, был другой кандидат - Михаил Федорович Романов).
  Когда же началась Кавказская война, в ходе которой Россия ставила своей целью вывести Северный Кавказ из-под влияния Турции и тем самым обезопасить свои южные границы, то адыго-русские отношения стали, к сожалению, менее дружелюбными. Этому во многом способствовали как непродуманная внешняя политика царского правительства, так и нежелание отдельных горских феодалов выпустить из своих рук довольно прибыльную для них тогда торговлю унаутами (рабами) и безраздельное господство над своими пшитлями (крепостными). Увидев же для себя возможность стать свободными, унауты и пшитли стали в массовом порядке бежать от своих хозяев под покровительство русских.
  С учетом того, что горские выходцы селились в пограничных районах государства, царским правительством тогда была взята установка сближения беглых адыгов с местным русским населением посредством их постепенного оказачивания. Составными элементами этой политики являлась добровольная христианизация, предоставление воли и использование на военной службе. Очень часто беглые рабы и крепостные, порвав со своим безрадостным прошлым, горели довольно большим желанием отомстить бывшим хозяевам за все свои унижения. Позднее многие из них, служа в казачьих полках, награждались орденами и медалями, и получали чин урядника.
  Особую группу беглецов составляли дети-сироты. Испытав немало горя и нужды, живя в вечном полуголодном состоянии, они, узнав о готовящейся продаже их в Турцию, зачастую тоже предпочитали бежать к русским. Таких сирот обычно отправляли на Дон и поселяли в бездетных казачьих семьях.
  Но по мере завершения на Кавказе военных действий процесс оказачивания потерял свою актуальность. И сегодня лишь в облике того или иного казака мы можем заметить отголоски тех далеких событий.
  
  "Маяк" 07.12.94 г.
  
  Кубанские казаки
  
  Кубанские казаки - коренные жители правого берега реки Кубани и Приазовья. Выходцев из этой земли русские летописи называли Черными Клобуками (из-за черных войлочных шапок, которые они носили) и Черкасами (позднее они войдут в историю под именем Приазовских, Пятигорских и Днепровских казаков).
  Но само название "Кубанские казаки" появляется в исторических источниках только в конце XVII века. Так стали именоваться казаки - старообрядцы, которые, уйдя с Дона от притеснений русского царя, обосновались в 1703 году с разрешения турецкого султана, на правом берегу Кубани. Там, от Лабы до Азовского моря, они основали несколько поселений.
  В 1708 году, после жестокого подавления на Дону Петром I восстания под руководством Кондрата Булавина, в ходе которого казаки пытались отстоять последние остатки казачьей вольницы, на Кубань вместе с атаманом Игнатом Некрасовым пришло еще 8000 казаков с семьями (по другим источникам - 40000).
  На Кубани некрасовцы основали несколько новых поселений между прежними кубанскими казаками. Больше всего их разместилось на Таманском полуострове, где они построили три городка: Блудилинский, Голубинский и Чирянский. Казаки объединились здесь в Великое войско Кубанское, куда принимались все казаки, уходившие от насилий. По договору с султаном, они должны были охранять границу со стороны России и следить за поведением ближних кочевников. Как некогда в Золотой Орде, они сохраняли веру отцов, не платили налогов, жили по своим обычаям с выборными атаманами и занимались охотой, скотоводством и рыболовством. Однако, с продвижением русских войск в Приазовье, некрасовцы начали постепенно переселяться на турецкий в то время Дунай и в Малую Азию. В итоге 18 сентября 1783 года от Анапы к берегам Турции отплыли последние шесть с половиной тысяч тех кубанских казаков.
  Но основой кубанского казачества стали другие "репатрианты". В 1775 году Екатерина II разгромила запорожцев - людей вольных, воевавших и против турок, и против поляков, а то и вместе с ними - против царских войск. Запорожская Сечь кончилась, но казакам было предложено переселиться к Кавказу (по Кучуг - Кайнарджибскому мирному договору 1774 года Кубань отошла к России). И в 1792 году Кошевой атаман Захарий Чепига вывел сюда с Буга и Днестра казаков-запорожцев (черноморцев), которые заняли место ушедшего отсюда незадолго до них Великого войска Кубанского.
  Так образовалось Черноморское казачье Войско. А некоторое время спустя, прибывшие на новое место жительства казаки, нашли на Таманском берегу камень с высеченными на нём словами на древнеславянском языке: "В лето 6575 индиката 6 Глеб князь мерил море по леду от Тъмутороканя до Корчева 14000 сажен". Так казакам выпала удача еще раз подтвердить славянскую исконность заселенных ими земель, о чем красноречивое свидетельство несла в себе более чем семисотлетняя надпись на тьмутараканском камне.
  Черноморцы во время завоевания Кавказа в основном выполняли кордонную службу. Для этого к ним на помощь были в принудительном порядке переселены и казаки с Дона. Все переселенцы, так же как и Черноморцы, стали называться Кубанскими казаками, причем, жившие на востоке от станицы Воронежской, считались Линейцами.
  В 1860 году все кубанские казаки, т.е. Войско Черноморское и станицы шести бригад Кавказского линейного Войска были соединены в одно военно - административное общество - Кубанское казачье Войско.
  По мере завершения Кавказской войны, край постепенно приравнивался к обычным губерниям и стал называться Кубанской областью. Областью управляли наказные атаманы с правами генералов - губернаторов. Казакам же разрешалось сохранять привычные для них особенности быта, военной службы и местного самоуправления.
  После того, как кавказские границы России отодвинулись далеко на юг, кубанские казаки должны были принять на себя новый род службы. Их полки были включены в русскую армию в качестве регулярных частей, и здесь казаки, защищая Отечество, увенчали себя славой и в русско-турецких войнах, и при обороне Севастополя, и на фронтах Первой Мировой войны.
  
  "Маяк" 27.05.94 г.
  
  Хроника горьких лет
  
  Когда я задумываюсь о том времени, на память всегда приходят строки Марины Цветаевой:
  
  Все рядком лежат -
  Не развесть межой.
   Поглядеть : солдат
  Где свой, где чужой?
  Белый был - красным стал:
  Кровь обагрила.
  Красным был - белым стал :
  Смерть побелила...
  
  Первые дни февральской революции 1917 года мало нарушили старый распорядок жизни кубанских станиц. Но появились надежды на облегчение тягот военной службы, на возрождение древних представительных учреждений и на справедливое разрешение земельного вопроса. И поэтому, хотя все мужчины, кроме пожилых и инвалидов, находились в полках и батальонах на фронтах Мировой войны, на Раду (Народное Собрание), созванную в апреле 1917 года в Екатеринодаре, съехались не только представители станиц, но и делегаты войсковых частей. На Собрании было решено возродить старинное народоправство, избрав Краевое правительство с атаманом во главе (им стал А.П.Филимонов); было принято также решение ограничить частное землевладение до минимума и создать фонд для наделения малоземельных.
  После победы Октябрьского восстания в Петербурге, Кубанская Рада объявила себя верховной властью на Кубани. Казалось бы, все спорные вопросы можно было теперь разрешить на парламентском форуме, но простой народ, и в первую очередь иногородние, устал ждать...
  14 марта 1918 года Кубанское правительство, дабы избежать кровопролития в Екатеринодаре, оставило этот город красногвардейским отрядам, подошедшим из Новороссийска. Попытка же вернуться туда с помощью добровольцев генерала Корнилова в конце марта 1918 года окончилась безрезультатно. В основной своей массе казаки Кубани были безучастны к происходящим событиям, т.к. ущемления казачьих прав не ожидали и просто хотели отдохнуть от фронтовых тягот и лучше узнать, во что выльются на практике простые, заманчивые и всем понятные лозунги большевиков. Избавившись от одной войны, ввязываться в новую желания не было. И поэтому, когда утром 31 марта, при артиллерийском обстреле был убит генерал Корнилов, демобилизованным полкам Добровольческой армии и Кубанского правительства не оставалось иного, как отступить на территорию восставшего к тому времени Дона.
  Именно в этот период Гражданской войны стали заметно проявляться ее особенности от других войн: каждая смена власти сопровождалась появлением новых братских могил на окраинах станиц, городов и аулов, в которых и сегодня лежат неотпетые жертвы тех лет.
  Правление неискушенных в хозяйственной деятельности большевиков несколько охладило веру кубанцев в заманчивые лозунги. И поэтому Второй кубанский поход Добровольческой армии во главе с генералом Деникиным оказался более результативным: в ночь с 16 на 17 августа 1918 года его войска заняли Екатеринодар. Но хотя красные потеряли доверие у кубанцев, не приобрели его и белые.
  Генереал Деникин начал утверждение своей власти на Кубани мерами устрашения, внедрением в сознание кубанских казаков чувства виновности в том, что они не взялись за оружие по первому призыву и в некоторых случаях по мобилизации, без сопротивления становились в ряды красных. Порка, виселицы, расстрелы - лишь это смог предложить этот недальновидный генерал, волею судьбы ставший во главе Белого движения.
  И поэтому нет ничего удивительного в том, что весной 1920 года формально независимый Кубанский край с его Конституцией, представительными учреждениями, атаманом и правительством пал под ударами русских красных сил.
  На Кубань пришла совсем другая эпоха и первым ее шагом было массовое расказачивание. Но об этом в другой раз.
  
  "Маяк" 03.06.94 г.
  
  Что было - то было
  
  Сегодня мне хотелось бы рассказать о довольно горькой для казаков странице истории, касающейся проблем нашего расказачивания в советские годы, но рассказать это, не впадая в дикие крайности, при которых одни с пеной у рта доказывают, что никакого расказачивания не было и в природе, а другие же, наоборот, забывают, что и при Советской власти заглядывало солнце в наше оконце.
  Итак, начнем по порядку. Краеугольным камнем политики расказачивания явилась подписанная в самый разгар гражданской войны - 24 января 1919 года председателем ВЦИК и Оргбюро ЦК РКП(б) Я.М.Свердловым директива о расказачивании, в которой говорилось: "Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое - либо прямое или косвенное участие в борьбе против Советской власти. К среднему казачеству необходимо применить все меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти. Конфисковать хлеб и заставить сдать все излишки в указанные пункты; это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи. Наркомзему разработать в срочном порядке практические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли".
  Идеи Я.М.Свердлова затем продолжил Л.Д.Троцкий, который в одном из февральских номеров своей газеты "Известия народного комиссариата по военным делам" за 1919 год писал: "У казачества нет заслуг перед русским народом и русским государством. У казачества есть лишь заслуги перед силами русизма. Казачество для России лишь играло роль палача, усмирителя и прислужника императорского дома. По своей боевой подготовке казачество не отличалось способностью к полевым боевым действиям. Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отставание от приятной внешности культурного человека. Казачья масса еще настолько некультурна, что при исследованиях психологических сторон этой массы приходится заметить сходство между психологией казачества и некоторых представителей зоологическоого мира". И в заключение всего этого автор делал соответствующий вывод: "Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции!"
  Непосредственным же организатором претворения в жизнь этих, направленных на уничтожение казаков идей, стал Г.К.Орджоникидзе, чрезвычайный комиссар Юга России в годы гражданской войны. Именно он со своими сподвижниками натравливал иногородних и кавказских горцев на казаков, устраивал выселение и массовое истребление жителей кубанских и терских станиц.
  Политику уничтожения казачества продолжил прибывший в октябре 1932 года на Северный Кавказ руководитель хлебозаготовками Л.М.Каганович, который отдал тогда Северо - Кавказскому крайкому ВКП (б) распоряжение "решительно искоренить контрреволюционные элементы - кулаков, бывших офицеров, сторонников Кубанской Рады и др. - путем арестов, заключения в концлагерь, не останавливаясь перед применением высшей меры наказания к наиболее злостным из них".
  Причина паталогической ненависти этих деятелей к казакам - тема для отдельного разговора. Мы же заметим, что во второй половине тридцатых годов у руководства СССР отношение к казачеству стало меняться, и теперь уже сталинский террор обратился и против тех, кто запятнал себя преступлениями по отношению к собственному народу во время гражданской войны, раскрестьянивания и расказачивания.
  А затем в Красной Армии были наконец-то созданы и первые казачьи части. Так, 23 апреля 1936 года 12-я кавалерийская дивизия, комплектовавшаяся в Майкопе, Армавире, Тихорецке и станице Ленинградской, была преобразована в 12-ю Кубанскую территориальную дивизию, а 6-я кавалерийская Чонгарская Краснознаменная дивизия имени С.М.Буденного была переименована в 6-ю Кубано - Терскую Краснознаменную дивизию.
  Во время же Великой Отечественной войны процесс возрождения казачьих воинских традиций получил свое дальнейшее развитие: были созданы 4-й Гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус, 9-я Краснодарская пластунская дивизия и другие казачьи соединения.
  Так будем же надеяться, что начавшийся еще в те довольно суровые годы процесс возрождения казачества не остановится и в наши дни, потому что всем нам, наверное, хочется видеть нашу родину - Россию сильной и счастливой, и именно за это всегда стояли, стоят и будут стоять ее славные защитники - российские казаки. А как напоминание о том, что никогда не должно повториться, пусть звучат эти поэтические строки, написанные в память о казаках станицы Севастопольской, расстрелянных в 1920 году:
  Опять у той горы туман,
  Где спит последний атаман
  В кругу друзей, ушедших вслед
  Дорогой бесконечных бед.
  Прости же нас, всевышний Бог
  За этот ранний их уход,
  За этот непробудный сон,
  За всех казачьих наших вдов.
  Прости нас, Боже, за сирот,
  Что помнят их из года в год,
  Что, поседев у тех могил,
  Не верят больше в этот мир.
  Прости, последний атаман, -
  Не лечит время старых ран.
  Не знает время, кто был прав
  У тех станиц и тех дубрав.
  Как не узнать нам день и час,
  Когда вздохнем в последний раз,
  Когда в тиши лесов и трав
  И нас окутает туман...
  
  "Маяк" 17.07.96 г.
  
  
  Был массовый голод...
  
  По мнению некоторых современных исследователей в 1933 году на Кубани - главной житнице России, умерло от голода около одного миллиона человек.
  Старожилы, живущие недалеко от Тульского кладбища, помнят и рассказывают, как весной 1933 года туда каждый день подъезжали телеги, доверху груженные умершими от голода. Но помнят об этом голоде не только старожилы нашего поселка, но и других станиц Кубани.
  Голоду 1933-го года предшествовала массовая коллективизация казаков в 1929 - 1931 годах, в ходе которой все "несогласные" были либо расстреляны, либо с клеймом "кулак" высланы в Сибирь. Помимо всего прочего, в 1931 году из колхозов и казачьих дворов с применением насильственных мер было изъято по твердым, в несколько раз ниже рыночных, ценам максимальное количество зерна.
  В 1932 году положение для кубанцев еще больше ухудшилось. Отсутствие материальной заинтересованности повлекло за собой нежелание хлеборобов работать "на чужого дядю", а в итоге - к массовому срыву хлебопоставок, более того, под угрозой срыва оказался сев озимых. И тогда, 22 октября 1932 года в ЦК была создана чрезвычайная комиссия по хлебозаготовкам на Северном Кавказе. Ее возглавил Л.М.Каганович. Перед комиссией ставилась задача "взять хлеб любой ценой". И брали. Станицы же, не выполнившие планов заготовок зерна, заносились на "черную доску", что влекло за собой, согласно постановлению Северо - Кавказского крайкома ВКП(б) от 4 ноября 1932 года, следующие меры: лишение права жителям покупать продукты в магазинах сельских потребительских обществ, жителям запрещалось торговать и им прекращалась выдача кредитов. Кроме того, они предупреждались, что в случае продолжения саботажа сева и хлебозаготовок им грозит выселение за пределы края в северные области России. На "черную доску" у нас, на Кубани, оказались занесены 13 станиц, а вот жители станиц Полтавской, Медведовской и Урупской были полностью выселены. К 1933 году число таких расказаченных по Кубани составило более 60 тысяч человек. Но и у оставшихся оказалась судьба не лучше. Да, к началу 1933 года план хлебозаготовок был выполнен, но изъятие у колхозников и единоличников всех излишков зерна, в том числе продовольственного и семенного, привело к небывалому голоду. Пока нет точных данных о числе погибших от истощения, известно лишь, что в некоторых станицах эта цифра колебалась от 40 до 60 процентов от числа жителей.
  А в заключение я пытаюсь ответить тем, кто, прочитав вышеизложенное, скажет: "Зачем ворошить прошлое? Стоит ли искать виновных?" Я тоже против поисков в наше неспокойное время новых врагов. Более того, я уверен, что повторение того, что было в 1933-м, не хотят ни те, у кого отбирали, ни те, кто отбирал. Но знать свое прошлое обязаны мы все, хотя бы для того, чтобы извлечь из него уроки на будущее. Видимо, глубоко ошибаются те, кто считает, что истина рождается в споре. Настоящая истина рождается в анализе - анализе настоящего и прошлого. И пока мы не поймем этого, нам не избежать повторения ошибок. Взять, к примеру, решение о передаче земли в частную собственность. Казаки Всекубанского казачьего войска выступают против этого. Но их глас - это глас вопиющего в пустыне. И что мы имеем в итоге? Сотни тысяч наших соотечественников , приехав на родину своих предков из стран ближнего зарубежья, оказались и здесь в положении изгоев, потому что земля, как известно, уже приватизирована. И пускай она теперь зарастает сорняками, но она не твоя, и поэтому будь добр, иди в батраки! Но, вспомните, ведь такое в нашей истории уже было, на Кубани, к примеру, тогда они назывались не беженцами, а иногородниками. Но ведь дело не в названии, а в возможных последствиях. Вот поэтому - то и давайте помнить, думать и анализировать.
  
   "Маяк" 11.02.94 г.
  
  
  Пластуны
  
  Когда-то у казаков бытовала поговорка "Казак без коня, что солдат без ружья". Но были среди казаков и те, кто в своей жизни достойно обходился и без коня, это - пластуны. В Запорожской Сечи так называли охотников, которые в днепровских плавнях стреляли дикого зверя. Для этого им часто, выжидая добычу, приходилось вылеживать в засаде пластом, потому-то их так и прозвали. Были они стрелками меткими - во время ночной охоты клали на тропу, по которой должна была пройти дичь, сухой камыш и уж затем в темноте, стреляли вслепую - "на хруст". Причем убивали наповал. Частенько опытным пластунам давали на выучку молодых хлопцев и поэтому эта нелегкая охотницкая наука передавалась у казаков из поколения к поколению.
  Когда запорожские казаки перебрались жить на Кубань, то обнаружили там такие же плавни, как и на Днепре. Поэтому свой промысел пластуны продолжили и здесь.В последующем такие выработанные с годами у пластунов качества как осторожность, зоркость, острый слух и сообразительность сделали возможным широко использовать этих казаков в качестве непревзойденных разведчиков. Постепенно разрозненные группы пластунов, которые имелись и при конных, и при пеших полках, стали превращаться в особый род казачьей пехоты. Одним из первых, кто понял, как лучше употребить для армии их военные достоинства, был будущий генерал - фельдмаршал, а в 30-е годы XIX века полковой командир князь А.И.Барятинский. Он завел в своем полку специальную пластунскую команду. А уже в 1842 году пластуны были признаны как особый род войск при 12 конных полках и 9 пеших батальонах Черноморского казачьего войска. Профессия пластуна в Черноморском войске была окружена почетом, она передавалась по наследству и считалось, что только в семье потомственного пластуна может вырасти настоящий разведчик.
  В 1854 - 1855 годах во время Крымской войны два пластунских батальона приняли участие в обороне Севастополя от англо - французских интервентов. Поначалу казаков в Севастополе встретили насмешливо и недоверчиво. "Незадолго до первой бомбардировки, - вспомнил один из офицеров, - прибыли черноморские казаки - пластуны в своих изношенных до крайности полуазиатских костюмах... мы на пластунов имели мало надежды, судя по их малорослости и немолодым уже годам: некоторым пластунам было от 40 до 50 лет. Со строем они решительно не были знакомы. Словом, и по одиночке, и в целом пластуны были неказисты. Все над ними посмеивались". Однако уже в первых боях черноморцы заставили уважать себя.
  13 октября близ Балаклавы французские редуты были атакованы солдатами Владимирского полка, впереди которых шли 120 черноморцев. Неожиданно на них полетел полуэскадрон неприятельских конных егерей. С высоко поднятыми саблями вихрем летела на русскую пехоту знаменитая французская кавалерия, рассчитывая с ходу смять обычные для того времени пехотные каре. Но пластуны, прошедшие иную школу военных действий, встретили врагов врассыпную, метко стреляя, присев на одно колено. Не сдержав лошадей, французы пронеслись между черноморцами, не причинив им вреда. И лишь небольшая часть егерей при этом добралась до своих позиций. Тогда им на помощь был брошен второй полуэскадрон, но и его постигла та же участь. Пластуны же в этом бою не потеряли ни одного человека.
  Сами же казаки о своем пребывании в Крыму вспоминали так: "Кормили нас там хорошо, водку давали, нужды там никакой не приняли, как обычно у себя на кордоне. Век бы так служили и домой не шли бы. Хвалили нас там, Бог весть за что, потому что привыкли мы службу ровно нести, и сроду промаха не давали. Вот, так".
  В 1870 г. Все пешие батальоны Кубанского казачьего войска были переименованы в пластунские. А в 1877 - 1878 годах пластуны снова на полях сражений - участвуют на Балканах в освобождении братьев - славян от османского ига. Геройски воевали пластуны (шесть пластунских батальонов в составе 2-й Кубанской пластунской бригады под командованием генерал - майора Мартынова) и в кровопролитной русско - японской войне 1905 г. На Дальнем Востоке.
  С началом же первой мировой войны по первому мобилизационному призыву на фронт было направлено 18 пластунских батальонов, а к апрелю 1915 года на театре военных действий находилось уже 22 батальона. К этому времени боевых наград были удостоены более 9 тыс. пластунов.
  После Октябрьской революции 1917 года и последующей за этим гражданской войны знаменитые пластунские батальоны исчезли и, казалось, навсегда. Однако, в 1943 году накануне полного освобождения Кубани от фашистов на базе 9-й горно - стрелковой дивизии, понесшей тяжелые потери, было вновь создано пластунское соединение - 9-я Краснодарская пластунская дивизия, в которую сразу же записались многие десятки и сотни потомственных кубанских казаков.
  В Великой Отечественной войне пластуны вновь показали высокие образцы храбрости и мужества, они смело шли навстречу танкам противника, подрывая их гранатами, а в рукопашном бою действовали не только огнем своего оружия, но и кинжалами, наводя тем самым ужас на врага, за что и прозвали фашисты пластунов "сталинскими головорезами". Шесть раз салютовала Москва победам пластунов. Дивизия и все ее казачьи полки были удостоены пяти орденов, сами же пластуны за храбрость в боях были удостоены 13986 высоких правительственных наград.
  
  "Маяк" 07.08.96 г
  
  Казаки - гвардейцы
  
  Осенью 1941 года, когда на западе нашей страны уже вовсю полыхал пожар войны, зажженный фашистской Германией, на Кубани по инициативе Краснодарского крайкома партии началось формирование казачьих частей на добровольных началах из лиц непризывного возраста (до революции они назывались казаками третьей очереди). В свою очередь, на территории бывшего Майкопского отдела было решено укомплектовать один казачий полк. И это решение быстро выполнили, выделив в него по сто добровольцев из следующих районов: Майкопского, Гиагинского, Шовгеновского, Кошехабльского, Красногвардейского, Белореченского, Ярославского, Лабинского, Мостовского и Удобненского.
  Разместившись в ст. Ханской и получив официальное наименование "29-й Кубанский казачий кавалерийский полк", казаки приступили к плановым занятиям по боевой подготовке.
  Свой первый бой полк принял 2 августа 1942 года под станицей Кущевской в то время, когда германские войска, взяв Ростов, предприняли широкомасштабное наступление на Кавказ.
  Героически сражались казаки 17 казачьего корпуса, в который входил и 29-й полк, но силы тогда были неравны и советские войска, ведя ожесточенные, кровопролитные бои, были вынуждены отступить к кавказским перевалам. Бесстрашно, не жалея живота своего, дрались за свою родную землю кубанцы, недаром в то время по всему фронту был брошен клич "воевать так, как воюют казаки!".
  Родина высоко оценила подвиги казаков. За бои под Кущевкой и на Майкопско - Туапсинском направлении 17 казачий корпус был преобразован в 4-й гвардейский казачий кавалерийский корпус, а 29-й полк стал отныне 40-м гвардейским Кубанским казачьим Кавалерийским.
  Под этим именем полк затем и погнал врага обратно в его логово. В начале 1943 года казаки - гвардейцы освободили Кавказ, весной 1944 года - Украину, летом 1944 года - Белоруссию, осенью 1944 года - Румынию и Венгрию и, наконец, 11 мая 1945 года - Чехословакию, у стен древней Праги сделали кубанские казаки по врагу свои последние выстрелы. А затем было долгожданное возвращение домой.
  И был праздник, и были встречи с родными и близкими, и вспоминали тех, кто не вернулся. А когда в июне 1946 года, в связи с сокращением Вооруженных Сил, полк был расформирован, так казаки вернулись к своей мирной жизни окончательно.
  Прошло с той поры уже много лет, и не осталось уже в живых из тех казаков - добровольцев почти никого, как и не осталось и той страны, которую тогда они так самоотверженно защищали.
  "Маяк" 07.05.1996г.
  
  Откуда пошел род казачий
  1
  Изучая историю казачества, я обратил внимание на то, что, начиная с XIII века, то есть с момента установления владычества татаро - монгольской орды, два, казалось бы, совершенно разных народа - днепровские казаки и кабардинцы начинают упоминаться в летописях под одним и тем же именем "черкасы". Правда, некоторые историки, чтобы хоть как - то их различить, в последующем ввели для казаков обозначение "степные черкасы", а для кабардинцев - "горные черкасы". В связи с этим для меня долгое время оставалось загадкой, почему это так было.
  Но перед тем, как познакомить читателей с ответом, который был мной все же был в конечном итоге найден, я хотел бы дать небольшую историческую справку об этих народах.
  Итак, днепровские казаки. До XIII века в летописях они упоминаются под именем "черные клобуки" из - за своих папах - клобуков, которые они носили. Их история появления на Днепре связана с именем Тмутараканского князя Мстислава, который в начале XI века подчинил себе дополнительно Черниговское и Переяславское княжества, а затем основал на границах подвластной ему территории военные поселения - прототипы будущих казачьих станиц, которые, наряду со славянами, заселил и выходцами с Кавказа и Приазовья. Однако появление в середине XI века в Черноморских степях половцев, которые отрезали Приазовье от Днепра, привело к упадку Тмутараканского княжества. Население же центральной степной части княжества, занятой кочевниками, отошло к лесо - степным границам Киевской Руси и продолжало борьбу против половцев вплоть до XIII века под именем "черных клобуков".
  Что же касается кабардинцев, то их переход с Западного Кавказа на Северный - в места, где ранее до них проживали предки нынешних осетин - аланы, произошел в XIII веке после того, как последние были в значительной мере истреблены в самом начале татаро - монгольского нашествия. Весьма вероятно, что именно в это время за кабардинцами и закрепляется имя "черкасы", уходящее своими корнями к татарскому слову "черкэш" - пришелец.
  А в 1282 году татарский баскак Курского княжества (во время владычества Золотой Орды баскаками назывались ханские уполномоченные по наблюдению за русскими князьями и по сбору с них дани) переселил часть этих черкасов с Кавказа под Курск. Однако там они, как свидетельствуют документы той поры, не ужились с местным славянским населением, а потому переселились дальше - на Днепр. Влившись в состав обитавших там до этого "черных клобуков", они затем построили вместе с ними городок и назвали его Черкасск, по причине того, пишет историк Семен Броневский, что "большая часть из них были породою черкасы". Тем самым на Днепре были заложены основы будущей казачьей республики, ставшей колыбелью запорожских казаков.А наглядным же подтверждением всей этой необычной на первый взгляд истории, по - моему, может служить тот факт, что переселившиеся в 1792 году на Кубань запорожские казаки называли (а в иных старинных казачьих семьях называют и поныне) своих матерей словом "нэнько", уходящим своими корнями к слову "нане", имеющему у кавказских народов тот же смысл.
  Не менее интересные сведения собрал в XIX веке занимавшийся изучением истории казачества генерал Ригельман. Он писал, что в конце XVIII и в начале XIX веков донские казаки считали, что они не русские люди, а происходящие от черкесов и других горских народов, но обрусевшие. Тому же, кто их "москалями" называл, они отвечали: "Я не москаль, а русский, и то по закону веры православной, а не по природе".
  Когда же началась Кавказская война, в ходе которой Россия ставила своей целью вывести Северный Кавказ из - под влияния Турции и тем самым обезопасить свои южные границы (хотя есть и другие точки зрения, например, колонизация), то русско - кавказские отношения, к сожалению, приобрели иной характер. Этому во многом способствовали как не всегда хорошо продуманная внешняя политика царского правительства, так и нежелание отдельных горских феодалов выпустить из своих рук безраздельное господство над своими крепостными. Увидев же для себя иную возможность, рабы и крестьяне стали бежать от своих хозяев.
  С учетом же того, что горские выходцы селились в пограничных районах государства, царским правительством была взята установка сближения беглых горцев с местным русским населением. Составными элементами этой политики являлись добровольная христианизация, предоставление права участия в военной службе. Очень часто беглые рабы и крепостные, порвав со своим безрадостным прошлым, участвовали в боевых действиях, получали царские награды, чины урядников.
  Особую группу беглецов составляли дети - сироты. Испытав немало горя и нужды, узнав о готовящейся продаже их в Турцию, они зачастую тоже предпочитали бежать к русским. Таких сирот обычно отправляли на Дон и поселяли в бездетных казачьих семьях. Так же поступали и с теми малолетними сиротами, которых находили русские моряки в случае задержания ими кораблей турецких работорговцев. И хотя с тех далеких времен, о которых я рассказал, много воды утекло, многое забылось, но, тем не менее, и сегодня в облике того или иного казака мы иногда можем заметить отголоски тех далеких событий.
  
   "Советская Адыгея" 03.04.96г.
  
  2
  В нынешнем году казачество Кубани отмечает 300-летие Кубанского казачьего войска. Для начала сразу поясню, что "казачье войско" понимается у казаков не как масса вооруженных людей, организованная в полки и эскадроны, а та территория, на которой они живут со своими семьями. Так было раньше. Нынешнее Всекубанское казачье войско объединяет в своем составе лишь казачьи общины хуторов, станиц и других населенных пунктов и не более того. Создание же военных казачьих формирований, как законами Российской Федерации, так и уставами всех ныне существующих казачьих войск предусмотрено лишь в составе российской регулярной армии.
  Что же касается юбилея Кубанского казачьего войска, то историческая основа тут такова. И она связана с переселением на Кубань донских казаков. Впрочем, все по порядку. Предками донских казаков считаются подонские славяне - бродники. На основании археологических раскопок, ученым удалось установить, что бродники произошли от смеси славяно - туранских племен, живших вдоль Дона и Донца при хазарах. Разгром же в 965 году киевским князем Святославом Хазарского каганата сделал бродников полностью независимыми. Но последовавший затем в 1061 году приход в причерноморские степи половцев резко изменил сложившуюся ситуацию: оставшись жить в донских степях, бродники обрекли себя на полувоенный образ жизни, подвергаясь постоянным набегам со стороны кочевников. И потому нет ничего удивительного в том, что во время первого монгольского нашествия в битве на Калке в 1223 году бродницкое войско под предводительством своего воеводы Пласкини, было союзником монголов, выступив вместе с ними против половцев и русских. По - видимому, бродники считали, что главный удар монголы направляют против половцев, но вышло совсем не так.
  С окончательным же установлением власти Золотой Орды в Восточной Европе (1240 г.) все население бывшего Тмутараканского княжества (в том числе и бродники) оказалось в границах этой татарской империи. Тут они пользовались некоторыми автономными правами, благодаря чему сохранили славянский язык и христианскую веру. И именно в это время за ними широко закрепляется наименование "казак", которое определяло не только тип воина - конника, пограничного стража, но и его социальное и государственное положение в Золотой Орде. Тогда же в обиход казаков вошли и другие слова: "атаман" (в переводе - отец мужей), "есаул" (исполнитель распоряжений), "курень" (круг) и др.
  Когда же в Золотой Орде начались междоусобицы и преследования христиан, казаки решили принять участие в восстании Московского князя Дмитрия (Донского) против татар. Однако разгром войск Мамая на Куликовом поле в 1380 году не принес освобождения для Руси и стал роковым для казаков: собравшись с силами, татары принудили их очистить берега степной части Дона и переселиться не только в его верховья, но и дальше на север, вплоть до Камы и Беломорья. И лишь окончательный распад Золотой Орды сделал возможным возвращение казаков на свою историческую родину и создание там своей казачьей республики - Войска Донского. К 1549 году уже существовало четыре казачьих городка. В 1552 году эти казаки оказали существенную помощь Ивану Грозному в покорении Казани, а в 1556 году - в покорении Астрахани. И, согласно преданию, царь хотел щедро их за это наградить, но донцы подарков не приняли, а попросили признать их права на реку Дон "до тех мест, как им надобно". Иван Грозный согласился удовлетворить их желание.
  До 1671 года донские казаки поддерживали с русскими царями чисто договорные отношения, взяв на себя обязательства за соответствующие вознаграждения нести охрану от кочевников южных рубежей Руси. Однако при Петре I характер их взаимоотношений полностью изменился.
  В 1696 году Петр I "прорубил для России окно в Черное море", завоевав турецкую крепость Азов. Это стало возможным во многом благодаря героизму донских и днепровских казаков, принявших самое активное участие в штурме Азова.
  По преданию, первым ворвался в крепость со своей сотней Кондрат Булавин. Тогда это имя осталось мало замеченным, но вскоре оно загремело по всему Дону.
  Петр I приступил к жестокой перекройке России по образу и подобию западных стран. Многим его "эксперименты над людьми" пришлись не по душе. А когда терпеть становилось уже совсем невмоготу, люди срывались с обжитых мест и бежали на волю, к казакам. Когда же стихийное переселение приняло массовый характер, царь решил одним махом прекратить это.
  В 1707 году он направляет на Дон князя Юрия Долгорукова с большим отрядом стрельцов. Князь должен был выловить всех "новоприходцев" и отправить их всех обратно. Долгорукий с великим усердием, достойным лучшего применения, приступил к выполнению этого поручения. По воспоминаниям очевидцев, царские войска не только хватали беглецов, но и "многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали, и младенцев по деревьям вешали, и многие станицы огнем выжигали". Этого, конечно, вольные казаки стерпеть не смогли. И 9 октября 1707 года они под предводительством Булавина напали ночью на стрельцов и всех их перебили.
  А следом в защиту своих прав поднялось все Войско Донское, которое затем на своем кругу 1 мая 1708 года выбрало Кондратия Афанасьевича Булавина войсковым атаманом. Но на подавление непокорных уже двигалась русская армия в 32 тысячи штыков. Да, приходилось казакам сражаться и против больших сил, но то были в основном кочевники, а тут - свои по языку и вере. И потому стали донцы терпеть поражение за поражением.
  Видя такое дело,верхушка наиболее зажиточных старшин решила выкупить себе снисхождение победителей, выдав им атамана. 7 июля предатели окружили курень, где находился Булавин со своими единомышленниками, но последних застать врасплох не удалось. И был большой бой. Казаки защищались отчаянно и многих врагов положили на землю. Тогда нападавшие поставили пушки и стали расстреливать курень в упор. Булавин застрелился.
  Весть о вероломном предательстве облетела весь Дон. Друг и сподвижник Булавина Игнат Некрасов поспешил с верными казаками в Черкасск, чтобы отомстить за смерть атамана, но было поздно - царские войска уже захватили город. Казачьей независимости на Дону был положен конец.
  Но не все согласились принять на себя такую участь. Примерно 8 тысяч казаков со своими семьями отправились в 1708 году вместе с Некрасовым искать для себя правды и свободы на Кубань. Там некрасовцы основали несколько поселений. Больше всего их разместилось на Таманском полуострове, где они построили три городка: Блудилинский, Голубинский и Чирянский. Казаки объединились здесь в Великое войско Кубанское. По договору с турецким султаном они должны были охранять границу со стороны России. Однако с продвижением русских войск в Приазовье, некрасовцы начали постепенно переселяться на турецкий в то время Дунай и в Малую Азию. В итоге 18 сентября 1783 года от Анапы к берегам Турции отплыли последние шесть с половиной тысяч тех казаков.
  Не лучше сложилась и судьба тех казаков, что остались в донских степях, а не ушли с Игнатом Некрасовым на Кубань. Князь Василий Долгорукий (брат убитого), возглавлявший карательные войска, получил от царя приказ бунтовщиков не щадить. Князем Долгоруким было казнено около 7 тысяч человек. И казачьи городки по Хопру были разорены все до основания. Хопер опустел. И лишь в 1716 году там была построена крепость, названная Ново - Хоперскою. Вначале в ней стояли регулярные войска, но в 1717 году в ней осели хоперские казаки, которые во время Булавинского восстания воевали со шведами и потому царская месть обошла их стороной. А в 1775 году, по их прощению, из числа хоперских казаков по приказанию князя Потемкина был сформирован (воссоздан) Хоперский полк. Но на этом жизненные перипетии для хоперцев не закончились: в 1779 году они были вместе с семьями вначале переселены на Моздокскую кордонную линию, а затем, в 1823 году, на Кубанскую кордонную линию, т.е. на Кубань, куда ранее, начиная с 1792 года, уже были переселены и запорожские казаки.
  И только в 1860 году все казаки, проживающие к тому времени на Кубани, были объединены распоряжением императора Александра второго от 19 ноября в одно военно - административное общество, получившее название "Кубанское казачье войско". А почему тогда в этом году отмечается 300-летие этого войска? Тут все просто: дата рождения этого войска по распоряжению императора Александра второго установлена с 1669 года "по старшинству входящего в него Хоперского полка", первым переселившегося на Кубань, и сформирован был воссозданный полк как раз 300 лет назад.
  
  "Советская Адыгея"
  07.05.96 г.
  
  Непокорность
  
  Долгое время считалось, что казаки были слепым орудием в руках царского самодержавия. Что это было далеко не так, я попытаюсь сейчас показать на реальных примерах из жизни наших предков - кубанских казаков.
  Итак, 1792-й год. На Кубань для охраны нижней части Кубанской кордонной линии переселяются жить запорожские казаки. А для усиления верхней части, защищающей степи между Доном и Кубанью, в этом же году императрица Екатерина II издает указ о принудительном заселении этой линии тремя тысячами семей донских казаков и об образовании ими там 12 станиц. Причем сначала должны были переселяться сами казаки - (шесть Донских полков), расселяться по станицам и строить себе дома, чтобы осенью начать отправку на Кубань казачьих семей.
  В это время полки донских казаков, проходившие службу на Кубанской кордонной линии, уже оканчивали свой трехлетний срок службы на Кавказе и поэтому с нетерпением ожидали прибытия смены и своего возвращения на родину. И вот вместо долгожданного возвращения домой казакам было объявлено о том, что их оставляют на Кубани для заселения новых станиц. Кроме того, при этом был еще и старинный казачий обычай, согласно которому переселение на новые места всегда производилось не иначе как по жребию или очереди, но никак не поголовно целыми полками.
  Поэтому - то в среде казаков начались волнения, и на тайных сходках они стали уговариваться между собой к побегу на Дон. Душой этого замысла стал казак Никита Белогорохов, а ближайшим его помощником - Фока Сухоруков. Их - то и послали казаки на Дон, к войсковому атаману Иловайскому проверить, существует ли на самом деле такой указ императрицы, не самоуправство ли это царских генералов? Никита Белогорохов отправился узнавать про это в Черкасск (город был назван в честь одноименного города запорожских казаков на Днепре), но взбунтовавшиеся казаки не стали ждать его возвращения, а спустя несколько дней побежали за ним следом, оставив на Кубани своих офицеров, но захватив с собой 15 знамен и бунчуков. Общее же число бежавших составило почти тысячу человек.
  Прибыв в конце мая на Дон, казаки встретились со своим войсковым атаманом и заявили ему, что они не идут против высшей государственной власти и готовы на военной службе головы сложить за государство и царицу. Но только, просили казаки, "не отрывайте нас от родной земли, которая заслужена кровью нашею и наших предков и указана нам царем Иваном Васильевичем" (Грозным). Казаки также потребовали от атамана выдать им билеты о том, что они возвращаются в свои станицы по окончании службы, чтобы там приняли их не как беглецов (фактически так оно и было, поскольку трехлетний срок службы у них уже закончился). Атаман пообещал это сделать, и только после этого бунтари разошлись по домам.
  А Никита Белогорохов, по просьбе казаков, отправился в Петербург, чтобы подать Екатерине II прошение об отмене ее указа. Но в Петербурге его и близко не подпустили к царице, а вместо этого схватили и заключили под стражу. Вскоре туда же были привезены и арестованные на Дону помощники Белогорохова: казаки Штукарев, Садчиков, Подливалин и Попов. В Петербурге же была учреждена особая комиссия для осуждения виновных в производственном мятеже, которая 10 июня 1793 года постановила: "Яко достойно заслуживающих смертную казнь, исключа из войска Донского, наказать в крепости Святого Дмитрия (ныне Ростов - на - Дону), при собрании из станиц по нескольку казаков, кнутом и, дав Белогорохову 50, Сухорукову 30 ударов, с вырезанием обеих ноздрей и с поставлением указанных знаков, сослать в каторжную работу. Что же принадлежит до Штукарева, Садчикова, Подливалина и Попова, то, наказав их в той же крепости плетьми, употребить в очередь на службу и для исполнения определенного наказания отослать их туда скованных в сопрвождении офицера".
  На Дону же в течение года все не стихали страсти по поводу насильственного переселения на Кубань. Правительство, боясь повторения восстания, подобного пугачевскому, ввело на Дон регулярные (неказачьи) войска. И только благодаря этому оно летом 1794 года, наконец - то, смогло организовать отправку первой партии поселенцев из числа донских казаков под усиленным конвоем из регулярных войск на Кубань.
  В качестве же второго наглядного примера взаимоотношений казаков с не всегда благодарной властью мне бы хотелось привести эпизоды из истории Урупского полка. Полка, личный состав которого формировался из казаков Майкопского отдела.
  Поражение России в войне с Японией (1904 - 1905 гг.) дестабилизировало политическую обстановку в стране. Под влиянием революционной пропаганды начались массовые выступления против царского правительства вначале крестьян, а затем и рабочих. Не осталась в стороне от этих событий и Кубань. Так, 8 декабря 1905 года в Новороссийске началась всеобщая политическая стачка, которая позже переросла в вооруженное восстание. Созданный там в этот период Совет рабочих депутатов требовал введения 8-часового рабочего дня, повышения зарплаты рабочим и нормирования цен на продовольствие. Тогда же подняли восстание и железнодорожники станицы Тихорецкой.
  Для подавления революционных беспорядков царское правительство привлекло войска. Но в армии не все согласились выполнять несвойственные им полицейские функции. Казаки второго Урупского полка, мобилизованные для этой цели со второй очереди, отказались быть усмирителями собственного народа. 18 декабря 1905 года эти казаки отстранили от руководства полком своих офицеров и во главе с урядником Алексеем Кургановым (уроженцем станицы Псебайской) отправились боевым строем из Екатеринодара, где они находились, в свой родной Майкопский отдел. История сохранила для нас, помимо Курганова, имена и других непокорных казаков. Это Николай Сушков из станицы Царской (теперь Новосвободная), Андрей Богачев и Алексей Клочко из Ханской, Иван Веретенников и Николай Шумашев из Кужорской, Гавриил Горбов из Даховской и др.
  И вот 28 декабря 1905 года непокорный Урупский полк прибыл в Майкоп. Тут в местной типографии урупцы отпечатали воззвание "Ко всем гражданам России", в котором открыто заявили о своем отказе выполнять полицейские функции. Затем полк выступил в станицу Гиагинскую, где, сохраняя нетронутыми полковое имущество и казну, казаки приступили к самочинной демобилизации.
  Ответные меры со стороны правительства не заставили себя долго ждать. Кубанский казачий атаман генерал Михайлов окружил эту станицу регулярным солдатским полком и, открыв по ней предупредительный огонь из пушек, принудил 7 февраля 1906 года урупцев сдаться.
  После этого полк был демобилизован в дисциплинарном порядке, зачинщиков и выборных командиров присудили к различным наказаниям, а Алексея Курганова отправили в сибирскую ссылку, из которой он вернулся лишь после февральской революции 1917 года. Тогда же станица Псебайская послала его своим представителем на Кубанский областной съезд и в первую Войсковую Раду, которая в свою очередь наделила его званием почетного члена президиума. Но, несмотря на эти почести, он в 1918 году стал первым председателем ревкома в Псебайской и активно дрался с белыми в годы гражданской войны. Погиб же Курганов в 1942 году при налете фашистской авиации на Армавир.
  Но это уже страницы другой истории - истории кубанских казаков в советское время, о котором более подробно будет мной рассказано в другой раз.
  
  "Советская Адыгея"
  23.05.96 г.
  
  Расказачивание
  
  Свой рассказ об участии казачества в гражданской войне мне бы хотелось начать со следующих строк Марины Цветаевой:
  Все рядком лежат -
  Не развесть межой.
  Поглядеть: солдат.
  Где свой? Где чужой?
  Белый был - красным стал:
  Кровь обагрила.
  Красным был - белым стал:
  Смерть побелила...
  Эти горькие слова, на мой взгляд, как нельзя лучше подводят итог той братоубийственной войны. Но тогда, когда это только все начиналось, никто, думается, даже в самом страшном сне не мог представить себе такого.
  Первые дни февральской революции 1917 года мало нарушили старый распорядок жизни кубанских станиц. Но появились надежды на облегчение тягот военной службы, на возрождение древних представительных учреждений и на справедливое разрешение земельного вопроса. И поэтому, хотя все мужчины, кроме стариков и инвалидов, в то время находились на фронтах первой мировой войны, на Раду (Народное собрание), созванную в апреле 1917 года в Екатеринодаре, съехались не только представители станиц, но и делегаты войсковых частей. На собрании было решено возродить старинное народоправство, избрав краевое правительство с атаманом во главе (им стал А.П.Филимонов); было принято также решение ограничить частное землевладение до минимума и создать фонд для наделения малоземельных.
  После же победы Октябрьской революции в Петербурге Кубанская Рада объявила себя верховной властью на Кубани. Теперь, казалось бы, все спорные вопросы можно было разрешить на парламентском форуме, но простой народ, и в первую очередь иногородние, уже устал ждать. Пламя пролетарского пожара перекинулось на Кубань.
  14 марта 1918 года Кубанское правительство, дабы избежать кровопролития в Екатеринодаре, оставило этот город красногвардейским отрядам, подошедшим из Новороссийска. А попытка вернуться туда с помощью добровольцев генерала Корнилова окончилась безрезультатно. В основной своей массе казаки Кубани были безучастны к происходящим событиям, так как ущемления казачьих прав не ожидали и хотели просто отдохнуть от фронтовых тягот и тем временем получше узнать, во что выльются на практике простые, заманчивые и всем понятные лозунги большевиков. И поэтому, когда утром 31 марта при артобстреле был убит генерал Корнилов, деморализованным полкам Добровольческой армии и Кубанского правительства не осталось иного, как отступить на территорию восставшего к тому времени Дона.
  Именно в этот период гражданской войны начали проявляться ее отличия от других войн: каждая смена власти сопровождалась появлением новых братских могил на окраинах станиц, городов и аулов. И "подвиги" красного партизана Кочубея, к сожалению, мало чем отличались от "подвигов" белого партизана Шкуро.
  Правление неискушенных в хозяйственной деятельности большевиков несколько охладило веру кубанцев в заманчивые лозунги. И поэтому второй поход Добровольческой армии во главе с генералом Деникиным оказался более результативным: в ночь с 16 на 17 августа 1918 года его войска заняли Екатеринодар. Но хотя красные потеряли доверие у кубанцев, не приобрели его и белые.
  Генерал Деникин начал утверждение своей власти на Кубани мерами устрашения, внушения кубанским казакам чувства виновности в том, что они не взялись за оружие по первому призыву и в некоторых случаях по мобилизации, без сопротивления становились в ряды красных. Порка, виселицы, расстрелы - лишь это мог предложить народу этот недальновидный генерал, волею судьбы ставший во главе белого движения.
  И поэтому нет ничего удивительного в том, что весной 1920 года формально независимый Кубанский край с его конституцией, представительными учреждениями, атаманом и правительством без особого сопротивления пал под ударами красных сил.
  В марте 1920 года буденновцы пришли и на территорию нынешней Адыгеи. Пришли и сразу же приступили к наведению своего порядка, что выражалось в расстрелах лиц, причастных к белому движению. В принципе, они повторили то же самое, что ранее до них, в августе 1918 года, делали деникинцы (конкретно генерал Покровский), когда устанавливали свой, белый порядок на Кубани и, в частности, в Майкопе.
  Однако в 1920 году победители пошли дальше: уничтожив явных, на их взгляд, врагов, они затем принялись и за их семьи. И вот в тот далекий март, когда, по свидетельству очевидцев, с неба срывался иногда последний снег, собрали они со всех станиц и хуторов эти семьи и повели в Майкоп, поместили в бараки мебельной мастерской. И неизвестно, чем бы это все для них закончилось, если бы не пожилые рабочие той самой мастерской, которые стали стыдить бойцов, охранявших этих женщин и детей: дескать, что же это вы делаете, хлопцы? И вернулись после этого казачки по своим домам, и не пролилась тогда больше невинная кровь. А 14 августа 1920 года, воспользовавшись тем, что Советская Россия в то время вела войну с Польшей, белые вновь предприняли попытку вернуться на Кубань, высадив на Таманском полуострове десант.
  Для организации разгрома врангельского десанта ЦК РКП(б) направляет на Кубань члена Реввоенсовета Кавказского фронта Г.К.Орджоникидзе. на Кубани по инициативе этого человека и прибывшего сюда же М.И.Калинина была проведена с 15 по 22 августа "Неделя борьбы с Врангелем", в ходе которой был не только организован и осуществлен должный отпор врангелевцам, но и повторно проведена "зачистка" территории от всех нежелательных элементов.
  Но беды и дальше не оставили в покое бедных казаков. Старожилы, живущие около станичных кладбищ, и поныне помнят и рассказывают, как весной 1933 года туда каждый день подъезжали телеги, доверху груженные умершими от голода.
  Голоду же 1933-го года предшествовала массовая коллективизация казаков в 1929 - 1931 годах, в ходе которой все "несогласные" были либо расстреляны, либо с клеймом "кулак" высланы в Сибирь.
  В 1932 году положение для кубанцев еще больше ухудшилось. Отсутствие материальной заинтересованности повлекло за собой нежелание хлеборобов работать "на чужого дядю", а в итоге - сорван план хлебопоставок, под угрозой срыва оказался сев озимых. И тогда, 22 октября 1932 года, в ЦК была создана чрезвычайная комиссия по хлебозаготовкам на Северном Кавказе. Ее возглавил Л.М.Каганович. перед комиссией ставилась задача "взять хлеб любой ценой". И брали. Станицы же, не выполнившие план заготовок зерна, заносились на "черную доску", что влекло за собой, согласно Постановлению Северо - Кавказского крайкома ВКП(б) от 4 ноября 1932 года, следующие меры: лишение права покупать товары в магазинах сельских потребительских обществ; жителям запрещалось торговать и им прекращалась выдача кредитов. Кроме того, они предупреждались, что в случае продолжения саботажа сева и хлебозаготовок им грозит выселение за пределы края в северные области России. На "черную доску" у нас, на Кубани, оказались занесены 13 станиц, а вот жители станиц Полтавской, Медведовской и Урупской были полностью выселены.
  К 1933 году число таких расказаченных по Кубани составило 60 тысяч человек. Но и у оставшихся оказалась судьба не лучше. Да, к началу 1933 года план хлебозаготовок был выполнен, но изъятие у колхозников и единоличников зерна, в том числе продовольственного и сменного, привело к небывалому голоду. Пока нет точных данных о числе погибших от истощения, но современные историки придерживаются мнения, что в 1933 году на Кубани - главной житнице России умерло от голода около одного миллиона человек.
  А в заключение этой горькой хроники из жизни кубанского казачества мне бы хотелось ответить тем, кто, прочитав вышеизложенное, скажет: "Зачем ворошить прошлое? Стоит ли искать виновных?" Да, я тоже против поисков в наше неспокойное время новых врагов, но, тем не менее, знать свое прошлое, по - моему, обязаны мы все, хотя бы для того, чтобы извлечь из него уроки на будущее. Видимо, глубоко ошибаются те, кто считает, что истина рождается в споре.Нет,она рождается в анализе- в анализе настоящего и прошлого. И пока мы не поймем этого и не сделаем соответствующих выводов, нам не избежать повторения собственных ошибок.
  
   "Советская Адыгея" 02.07.96 г.
  
  Брали только добровольцев
  В октябре 1941 года фашистские войска подошли к городу Ростову. Создалась реальная угроза их прорыва на Кубань и Кавказ. И вот тогда Краснодарский крайком партии обратился в Государственный комитет обороны с предложением сформировать три казачьи кавалерийские дивизии в порядке добровольности из числа казаков непризывного возраста по принципу "сотню от района" с соответствующим обмундированием личного состава в кубанскую казачью форму.
  В Москве поддержали эту инициативу, и 22 октября 1941 года началось формирование казачьих соединений на Кубани, в состав которых должен был войти и полк, здание которого было поручено Адыгейской автономной области. К новому году казачий полк из добровольцев Майкопского, Гиагинского, Шовгеновского, Кошехабльского, Красногвардейского, Теучежского, Белореченского, Ярославского, Лабинского, Упорненского, Мостовского и Удобненского районов был создан. Он состоял из четырех сабельных и одного пулеметного эскадронов (в каждом эскадроне насчитывалось по 170 человек), артиллерийской и минометной батарей, зенитно - пулеметного взвода, взводов связи, разведки, саперно - подрывного дела, а также подразделения обслуживания.
  Следует заметить, что в этот полк добровольцами записывались не только потомственные казаки. Так, Рамазан Магометович Потоков, житель аула Мамхег, при этом заявил: "Советская власть вывела нас, адыгов, в люди, дала возможность жить свободно, зажиточно и культурно. Поэтому я буду до конца защищать свою Советскую власть, если даже это будет стоить мне жизни".
  В начале января 1942 года полк получил официальное наименование "29-й Кубанский казачий кавалерийский полк", в обиходе же именовался Адыгейским и был введен в состав 13-й Кубанской казачьей дивизии, которая в свою очередь вошла в 17-й казачий корпус. А с 1 февраля казаки приступили к плановым занятиям по боевой подготовке.
  Наконец, 27 апреля 1941 года поступил первый боевой приказ: 13-й дивизии занять оборону на восточном побережье Азовского моря в целях предупреждения высадки вражеского десанта со стороны Крыма и Таганрога. Приказ был выполнен.
  А в самом начале августа, после того как гитлеровские войска, вновь взяв Ростов, предприняли широкомасштабное наступление на Кавказ, казаки 13-й дивизии под станицей Кущевской вступили в свой первый бой, о котором потом в скупых сводках Совинформбюро будет сказано: "В районе Кущевской наши войска вели кровопролитные бои с противником. Немецкие войска несколько раз пытались форсировать водный рубеж, но были отброшены с большими для них потерями... По предварительным и неполным данным, в этих боях уничтожено до 300 солдат и офицеров противника".
  Но превосходство германской армии над нашей в то время было еще довольно значительным. Поэтому, несмотря на героические усилия, наши войска, ведя изнурительные оборонительные бои, вынуждены были отходить к кавказским перевалам. В этих боях кубанские казаки не ведали ни страха, ни паники перед врагом. "Воевать так, как воюют казаки!" - призывала 22 августа 1942 года газета "Красная Звезда". "Ведя бой в предгорье, казаки не отсиживаются за высотами. Нет, они, как говаривал Суворов, из - за лесов дремучих, из - за гор высоких, как снег на голову, обрушиваются на врага и наносят ему большой урон... Недаром на многих участках, которые обороняют части под командованием генерала Кириченко (командир 17-го казачьего корпуса), трудно установить, кто здесь наступает - немцы или казаки".
  За бои на Кущевском и на Майкопско - Туапсинском направлении приказом народного комиссара обороны от 27 августа 1942 года 17-й кавалерийский корпус был преобразован в 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус. Гвардейскими стали и все его соединения и части. Так, 13-я кавдивизия стала именоваться 10-й гвардейской Кубанской казачьей дивизией, а 29-й полк - 40-м гвардейским Кубанским казачьим кавалерийским.
  Между тем обстановка на фронте продолжала оставаться напряженной. И хотя к концу августа 1942 года наступление фашистских войск на Северном Кавказе было приостановлено, враг продолжал вынашивать план по захвату Грозного, Махачкалы и Баку с целью завладения имеющимися там богатыми источниками нефти.
  В ответ наше командование предприняло дополнительное усиление войск, занимающих подступы к Грозному и Орджоникидзе. В частности, туда был переброшен через Закавказье и 4-й казачий корпус.
  В боях на этом направлении особо отличился Айдамир Ачмизов из Лазаревского района. В одном из боев, после того как были убиты и ранены все бойцы расчета орудия, он подбил пять вражеских танков. За этот подвиг ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он стал первым из 22-х героев 4-го казачьего корпуса.
  Разгром фашистских войск под Сталинградом обозначил коренной перелом в ходе войны. Боясь повторения сталинградского "котла", немецкое командование в начале января 1943 года начало спешный отвод своих войск с Северного Кавказа. Советские же войска, в том числе и 4-й казачий корпус, начали преследование врага. К началу марта казаки прошли с ожесточенными боями около 500 километров и вышли к Азовскому морю. На этом боевые действия кубанских казаков на Северном Кавказе завершились. И, высоко оценивая заслуги кубанцев в разгроме кавказской группировки противника, Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 31 марта 1943 года наградил 10-ю Кубанскую казачью дивизию орденом Красного Знамени. Тогда же 40-й полк пополнился новыми добровольцами с Кубани. Причем на этот раз больше всего казаков прибыло из Майкопа (175), Гиагинского (125) и Красногвардейского районов (125).
  А затем вихрь конных атак вновь понес кубанских казаков по дорогам войны.
  И пришлось казакам принять участие в изгнании оккупантов с Украины. В марте 1944-го 10-я кавдивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени за боевые отличия в ходе оперативного рейда казаков по тылам противника во время Березнеговато - Снигиревской операции по разгрому нижнеднепровской группировки противника. В апреле 1944 года орденом Красного Знамени был награжден весь 4-й корпус, а орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени - 10-я кавдивизия за умелые действия в ходе Одесской операции.
  И били гвардейцы непрошенных гостей в Белоруссии (10-я кавдивизия во время Белорусской операции трижды отмечалась в приказах Верховного Главнокомандующего. 40-й казачий полк, кроме того, за образцовое выполнение боевых задач при форсировании реки Щара и освобождении города Слоним 25 июля 1944 года был награжден орденом Красного Знамени, и ему уже было присвоено почетное наименование "Барановичский").
  Освобождали казаки - добровольцы от гитлеровских войск Румынию и Венгрию. В приказе Верховного Главнокомандующего от 12 октября 1944 года об этом писалось так: "Наши войска в результате умелого обходного маневра овладели крупным административно - хозяйственным центром Трансильвании городом Орадеа - Маре - важным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны противника. В боях за овладение города Оридеа - Маре отличились кубанские казаки - кавалеристы генерал - лейтенанта Плиева, генерал - майора Головского, полковника Ревы..." за эти бои 40-й казачий полк был награжден орденом Александра Невского.
  И, наконец, в Чехословакии добили кубанцы своего заклятого врага, последними поставив точку в этой войне у стен древней Праги - 11 мая 1945 года.
  А потом был праздник, потом было долгожданное возвращение казаков домой, завершившееся для 40-го гвардейского казачьего полка 23 сентября 1945 года праздничным парадом в городе Майкопе.
  В дальнейшем, в связи с сокращением вооруженных сил, Кубанский казачий корпус (в том числе и 40-й полк) 31 июля 1946 года был расформирован, и казаки - гвардейцы вновь вернулись к мирной жизни, навсегда сохранив в своих сердцах память о той священной войне, на которой они не посрамили ни чести своей, ни чести своих предков.
  
  "Советская Адыгея" 21.08.96 г.
  Эх, лампасы
  Многие, наверное, видя казаков в их традиционной форме то ли где -нибудь на улице, то ли по телевидению, обращали внимание на красочные лампасы у них на брюках - цветные полосы, нашитые по внешнему шву. Но немногие знают, откуда пошла эта традиция. И вот сейчас я попытаюсь об этом рассказать.
  История лампас уходит своими корнями в глубокую древность. Так, еще скифы закрывали несовершенный внешний шов своих штанов дополнительной полоской из кожи. Цель тогда у них была довольно прозаическая - чтобы штаны дольше носились, поскольку шов был наружный и без защитной полосы он бы постоянно цеплялся за кустарник и высокую траву, по которой лихо разъезжали эти степные кочевники на своих скакунах.
  Появление же лампас у казаков объяснялось ими, то ли в шутку, то ли всерьез, следующим преданием: в XVI веке Государь всея Руси как - то пожаловал донских казаков наградой за то, что они остановили очередное татарское и ногайское нашествие на Русь, собственными жизнями заслонив Московское царство от погибели. Царь выделил за это казакам хлеб, оружейные припасы и сукно. Причем сукно было двух цветов: синего и красного. Синего было много и его хватило всем, а вот красного оказалось мало, поскольку алая "аглицкая" краска была в то время на Руси большой редкостью. И вот при разделе этого алого сукна у казаков и возникла заминка: "Как делить?" Тогда донцы обратились с просьбой к московскому приказному дьяку, помочь им в этом. Тот посоветовал выделить красного сукна на кафтан атаману. Выделили. А как делить оставшееся? Дьяк посоветовал тогда одеть в красное наиболее храбрых. "Да мы все тут герои, - ответили казаки. - Иначе бы нам тут на Дону и не выжить". Дьяк растерялся. Казаки же после этого, недолго думая, разделили сукно между собой поровну (вышло по две ладони с четвертью каждому) и разорвали на длинные ленты, совершенно непригодные для пошива какой -нибудь одежды.
  "Эх, сгубили сукно, бесовы дети!" - посетовал дьяк. "Это по твоим москальским мозгам сгубили! - ответили казаки. - А у нас , в казачестве, справедливость всего дороже!" И затем пришили себе эти красные полосы на шаровары.
  Официально же были введены лампасы в казачью форму во время правления императрицы Екатерины II. Причем для донцов и сибирцев они устанавливались красного цвета (шириной в три пальца), для уральцев - малинового, для оренбуржцев - темно - голубого, для астраханцев, забайкальцев, амурцев, уссурийцев - желтого. Терцы же и кубанцы вместо лампас должны были нашивать себе серебряный галун.
  
  "Маяк" 11.09.96г.
  
  
  Славянский путь
  
  Недавно в средствах массовой информации прошло сообщение, сильно поколебавшее ранее существовавшее мнение о том, что род человеческий зародился на Африканском континенте, поскольку, согласно этому сообщению, в Китае были якобы обнаружены скелеты обезьян, старше "африканских" на пять миллионов лет.
  Но, как бы там ни было, ясно одно: у нас, людей, был один общий предок и уж только потом, спустя многие тысячелетия, мы и разделились на "белых" и "черных", "коренных" , "некоренных" и т.д.
  Ну а о том, как произошло в Европе расселение тех, кто в дальнейшем получил название "славяне", думается, многим будет небезынтересно узнать более подробно.
  На основании последних археологических данных, прародиной славян считается область между Днестром, Припятью и Верхней Вислой. Тогдашними восточными соседями славян были скифы и сорматы, южными - фракийцы и иллирийцы, западными - кельты, северными - германцы и финны. И сейчас еще в финском и немецком языках известно слово "венеды", обозначающее славян. Венеды, как и многие другие древние народы - италики, кельты, германцы - выделились из некогда единой древнеевропейской общности скотоводческо - земледельческих племен, расселившихся на рубеже 3-го и 2-го тысячелетий до нашей эры из Северного Причерноморья и Прикарпатья по Центральной, Северной и Восточной Европе.
  Добытые во время археологических раскопок находки позволяют в общих чертах восстановить картину жизни тех людей. Свои поселения древние славяне никак не укрепляли и жили в постройках, слегка углубленных в почву или в наземных домах, стены и крыша которых держались на столбах, врытых в землю. На местах бывших поселений и в могилах найдены булавки, фибулы - застежки, кольца. Очень разнообразна обнаруженная керамика - горшки, миски, кувшины, кубки.
  Характерной особенностью культуры славян той поры был своеобразный погребальный обряд: умерших сородичей сжигали, а сожженные кости ссыпали в яму, которую затем закапывали, а над могилой ставили для обозначения простой камень.
  В начале же I тысячелетия н.э. славяне приступили к расселению в места нынешнего своего обитания. Первоначально они двигались от верховьев Вислы на юг, в Поднепровье, и на север, к верховьям Днепра, Десны и Оки; а в III - V веках, в период войны с готами - на юг, до Дуная и в степное Причерноморье, и на северо - восток - на днепровское левобережье. В VI веке славяне продолжали распространяться на запад, через проходы в Карпатах до Тиссы, вверх по Дунаю и в междуречье Вислы и Одера, и на юг, форсировав в 550 - 551 гг. Дунай.
  К VII веку они расселились до берегов Балтийского моря, а одна из групп на Севере дошла до оз. Ильмень. На юге же они заселили Балканский полуостров, принадлежавший до этого Византии, а с VIII века предки казаков появились и на Дону.
  Сейчас уже почти невозможно определить, как в действительности проходил этот процесс расселения. По - видимому, не всегда распространение славян по Европе было результатом одного лишь демографического взрыва. Наверное, иногда победители брали себе жен из числа пленниц. Поэтому - то и стали в дальнейшем славянские племена так мало похожи друг на друга, хотя общий славянский язык их потомки без труда понимали вплоть до XI века.
  Но потом одни из славян попали под влияние Византии, другие - литовцев, третьи - татар, четвертые - турок, кто - то принял католическую веру, кто - то православную, а кто - то мусульманскую.
  А в результате и сложилась та геоэтническая ситуация, которую мы ныне имеем.
  
  "Маяк" 07.08.96г.
  
  Куда делись хетты
  
  История древнего мира таит в себе много любопытного. Вот взять хотя бы для примера Хеттское царство...
  В учебниках по истории пишут, что оно сформировалось в XVIII - XVII вв. до н.э. на восточной части Малоазийского полуострова (территория современной Турции). И, просуществовав всего несколько столетий, в XII веке до н.э. под ударами своих воинственных соседей, эта держава распалась на мелкие княжества, которые затем были поглощены Ассирией, и хеттский народ при этом исчез без следа, растворившись среди других народов (фригийцев, арамеев и т.д.).
  Но так ли это? Дело в том, что хеттский народ сложился в результате объединения нескольких племенных групп. И одной такой группой были хатты, говорившие, по мнению некоторых ученых, на древнем абхазо - адыгейском языке.
  А теперь обратим свой взор на Закавказье. По свидетельству археологов, здесь (на территории современной Абхазии) в VIII - VII вв. до н.э. получает внезапное распространение производство орудий труда и оружия из железа, технология изготовления которого была, по - видимому, занесена сюда переселенцами со стороны Малой Азии.
  Напрашивается вопрос: а не были ли эти переселенцы хаттами?
  Спорить на эту тему, конечно, можно до бесконечности. Но зачем? Если в настоящее время можно сделать сравнительный анализ ДНК древних хаттов и их возможных потомков, и все, наконец - то, станет на свои места.
  Что же касается "переселенцев", то со временем они расселились по черноморскому побережью Кавказа до самой Тмутаракани (ныне Тамань). А в 786 году даже образовали там свое Абхазское царство (в конце XV в оно распалось).
  Помимо этого, с V века, после ухода гуннов, опустошивших весь Западный Кавказ и Приазовье, часть этих людей с побережья (тогда они назывались зихами) стала переходить горные перевалы и селиться на территории Закубанья. И называться там они стали касогами (в дальнейшем - адыгами)...
  Впрочем, и на эту тему можно спорить до бесконечности..., но перед этим своим оппонентам я посоветовал бы очень внимательно прочитать статью Н.Г.Ловпаче "Погребальный обряд средневековых адыгов V - IX веков" (см. Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп, 1984 г.), в которой автор приводит весьма подробные сведения о месте и времени появления первых адыгских захоронений в нашем регионе.
  
  
  Майкоп 2006г.
  Первые христиане Закубанья
  
  Первоначально распространение христианства среди закубанских племен, начатое в первых веках нашей эры, велось через расположенные на Черноморском побережье колонии Восточно - Римской империи. И уже в 656 году, согласно грузинским летописям, VI - й Вселенский собор в Константинополе подчинил мухлетскому патриарху земли Закубанья. Представители же христианской Абхазии, в ранге не ниже епископа, присутствовали на Вселенских соборах, начиная с 325 года.
  С образованием же во второй половине X века на правобережье Кубани Тмутараканского княжества в распространении христианства среди адыгских племен Закубанья стала играть активную роль и Киевская Русь.
  В период Средневековья на левобережье Кубани было построено несколько христианских храмов. Уже в наше время, в развалинах одного из них близ Белореченска, была найдена надпись, которая гласит, что церковь построена в 620 году армянской эры (т.е. в 1172 г.). однако исполнение в то время местным населением христианских обрядов и праздников сочеталось с языческими культами и традициями, и поэтому после падения в 1453 году Константинополя и захвата турками прибрежных районов северного Черноморья процесс христианизации Закубанья был легко остановлен. Здесь началось внедрение ислама. При этом многие шогены (священники) были убиты, книги их сожжены, а пастырские жезлы расхищены, отчего и появилась с тех времен у адыгов следующая поговорка: "Чтоб твое имущество было расхищено, как расхищены были шогейские жезлы!" Но, кроме священников, под мечи воинов ислама попадали и рядовые верующие. Так, в 1717 году отряды крымских ханов Давлет - Гирея и Хан - Гирея полностью уничтожили абадзехские аулы "несогласных" в долине реки Белой.
  В конечном итоге с XVIII века преобладающей религией в Закубанье становится ислам суннитского толка. И лишь немногие, несмотря на оказываемое на них давление, остались верны первоначальному учению.
  
  "Маяк"1994г.
  
  Наш земляк - генерал Ткачев
  
  На просторах Майкопского района, территория которого составляет почти половину всей Адыгеи, скромно затерялся хутор Ткачев. А ведь с его судьбой связано имя Вячеслава Ткачева - легендарного героя воздушных боев в годы первой мировой войны.
  Родился он 24 сентября 1885 года в станице Келермесской тогдашнего Майкопского отдела. Его отец, полковник Матвей Васильевич Ткачев, при выходе в отставку получил в потомственное владение 180 десятин земли. Хутор М.В.Ткачева, его мельница и маслобойня пользовались большой известностью в округе. А поскольку отец занимался еще и коневодством, то Вячеслав с детства стал лихим наездником, нередко побеждая других казачат на станичных скачках. И. по - видимому, эта страсть к удали, привитая ему тогда, и явилась причиной того, что в 1912 году подъесаул Вячеслав Ткачев поступает учиться в Севастопольскую военно - летную школу.
  19 июля 1914 года, в день, когда Германия объявила войну России, В.М.Ткачев встретил начальником 20-го корпусного авиационного отряда, а уже 12 августа он совершает свой первый подвиг, произведя рискованную воздушную разведку тылов противника, сумел своевременно, несмотря на повреждение аэроплана, доставить ценные разведданные в штаб армии. Всего же с 5 августа 1914 года по 15 сентября 1916 года Вячеслав Ткачев совершил 131 боевой вылет, и каждый такой полет можно приравнять к подвигу.
  Летом 1916 года Ткачев, чтобы пресечь активные действия вражеской авиации, добивается распоряжения Ставки Верховного главнокомандующего о формировании первой русской истребительной авиационной группы, которая в последующем довольно успешно одержала целый ряд побед над немецкими бомбардировщиками. А 24 декабря 1916 года Главнокомандующий 10-го Западного фронта генерал А.А.Брусилов, высоко оценив достоинства кубанского казака, утвердил его в должности инспектора авиации. Пять месяцев спустя подполковник Вячеслав Матвеевич Ткачев становится начальником Полевого управления авиации и воздухоплавания при штабе Верховного главнокомандующего, т.е. главой русской авиации!
  Не приняв Октябрьскую революцию, В.М.Ткачев уезжает вначале на Дон к Корнилову, а затем на Кубань. В декабре 1918-го им был сформирован 1-й Кубанский казачий авиационный отряд, и, как умелому организатору, в мае 1919 года ему приказом по Кубанскому казачьему войску присваивается звание генерал - майора.
  Но попытки опытных боевых генералов белой армии удержать власть в своих руках, не удались. И волею судьбы В.М.Ткачев в октябре 1920 года оказывается в Константинополе, а затем в Белграде, где до начала второй мировой войны он редактирует журнал "Вести воздухоплавания".
  Во время войны немцы неоднократно предлагали генералу сотрудничать с ними, но получали решительный отказ. Когда же войска 3-го Украинского фронта начали освобождение Югославии, друзья, обладая довольно точной информацией о сталинском "правосудии", уговаривали его эвакуироваться в Германию, на что Ткачев ответил: "Пусть лучше расстреляют меня свои, но я не стану пользоваться протянутой мне рукой помощи врагом моего народа".
  Его не расстреляли, но десять лет все же пришлось отсидеть... Выйдя на свободу в 1954 году, последние годы своей жизни В.М.Ткачев прожил в Краснодаре, где работал в переплетном цехе артели инвалидов имени Чкалова. В свободное же время бывший генерал писал для потомков "Воспоминания о далеком прошлом русской военной авиации", которые он так и не успел опубликовать.
  25 марта 1965 года русский авиатор ушел в свой последний полет. "Умру, поставьте надо мной простой памятник - пропеллер, который, я надеюсь, заслужил" - такой была последняя просьба Вячеслава Матвеевича. Его коллеги - кубанские писатели - так и хотели сделать, да школьники утащили приготовленный для этой цели пропеллер на металлолом и на этом все закончилось.
  
  "Маяк" 13.06.94г.
  
  Не будем печалиться
  
  18 сентября 1891 года в Майкопе местными казаками был задержан и на несколько дней посажен в только что отстроенную тюрьму некий бродяга. Понять тех казаков было можно: в городе в то время свирепствовала чума, и на лбу двадцатитрехлетнего бродяги Алексея Пешкова не было ведь написано, что он станет вскоре знаменитым писателем Максимом Горьким.
  Свое хождение по Руси будущий писатель предпринял не от хорошей жизни: в 1891 году в центральной части России из - за неурожая царил голод, и поэтому огромная масса голодных людей в поисках пропитания хлынула на юг, но, похоже, Майкоп в то время был не самым удачным местом для пришлых гостей. И потому - то Максим Горький, к сожалению, в своих произведениях об этом южном городе так ничего и не написал.
  Иное дело наши дни! Завернув бы к нам сейчас, товарищ Горький, думается, получил бы в нынешнем Майкопе уйму совсем иных впечатлений!
  Так, к примеру, Алексей Максимович с интересом бы узнал, что бывшая автономная область, с успехом развалившая за 15 лет почти все свое сельское хозяйство и промышленность, теперь гордо именуется, согласно ст. Љ1 своей Конституции "Демократическим государством в составе Российской Федерации".
  А еще Алексея Максимовича не могли бы не заинтересовать "добровольные" митинги, которые ныне любят проводить в нашем городе. И вот дружно стоят в рабочее время на этих самых митингах "добровольцы" и, не без основания, боясь лишиться своих премий и стипендий, дружно одобряют непонятно что, держа при этом, по старой русской привычке, кукиш в кармане. Ну чем, спрашивается, плох этот сюжет для небольшого юмористического рассказа, а?
  А можно ведь и телевизор в Майкопе включить и получить и тут массу интересных впечатлений. Вот, смотрите, некий господин, глубоко уважающий лишь самого себя, с упоением уверяет всех на местном канале, что депортация (т.е. переселение) народа равносильна его геноциду (т.е. физическому истреблению). И тут же с экрана мелькают кадры тех, кто восторженно приветствует эту "глубоко научную" точку зрения и тут же предлагается незамедлительно вписать ее во все учебники мира, а самого автора наградить за эту идею, если не Нобелевской, то какой - нибудь другой, не менее щедрой премией из госбюджета.
  А, прогулявшись в западной части Майкопа - в районе "Черемушек", в одном из скверов можно увидеть и сиротливо стоящий постамент для памятника Николаю Чудотворцу. Сам же христианский чудотворец стоит сейчас в другом месте. Наверное, кое - кто не хотел, чтобы люди вспоминали о том, что адыги добровольно приняли христианство задолго до славян (последние - в X веке, а адыги с VII века), и лишь с XV в. под жестоким давлением турок и крымских татар эта религия была вытеснена у них другой.
  Ах, Алексей Максимович, Алексей Максимович, вы явно поторопились с посещением нашего города...
  Но не будем печалиться, друзья, глядишь, и отправится когда - нибудь по стопам великого классика какой - нибудь новый талантливый писатель, и уж тогда - то наш Майкоп не останется незамеченным, ведь сюжетов для веселых рассказов в нем на этот раз ой как много!
  Майкоп 2006г.
  
  По подсказке юмориста
  
  Жил да был писатель - юморист Аркадий Аверченко. И этот писатель в 1924 году взял да и написал свои "Советы начинающим полководцам". А буквально вчера я - Александр Мельник взял эти Советы и прочитал. Прочитал раз, другой... да и подумал: "Эге... а ведь в Грузии эти Советы тоже читают... и не просто читают, но и претворяют в жизнь!"
  Да, впрочем, судите сами: недавно Грузия одно из своих ущелий срочно переименовала в Верхнюю Абхазию, а Аверченко же для борьбы с вражескими аэропланами (учитывая, что у противника есть подробные карты вашей страны) предлагал перевести все города в другое место, а на их место посадить деревья, чтобы вражеские летчики полетали, полетали да и вернулись к себе домой со словами : "Мы ничего не понимаем. Очевидно, это совсем другая страна, с которой мы не воюем".
  Простое совпадение? Не знаю... не знаю... Ведь был же еще и арест в Грузии "русских шпионов" и не зря ведь при этом вспоминается и другой совет Аверченко (см. "Как найти средства для ведения войны"), смысл которого заключается в том, чтобы изготовить в главном штабе около десятка фальшивых планов мобилизации, расположения крепостей, диспозиции и статистических данных о количестве и месте расположения войск. Затем все это поручить наиболее расторопному и плутоватому начальнику штаба продать соседним державам, содрав с них за такой лакомый кусок несколько десятков миллионов...
  Читатель, конечно, может возразить, что в рекомендациях Аверченко ничего не говорится про арест "покупателя", но, извините, а разве кто-то согласился купить "грузинские секреты?" То-то и оно, что нет. Вот в Грузии и обиделись...
  
  Майкоп 2006 г.
  Годы идут незаметно
  
  В отличие от 15-летнего юбилея Республики, 110-летний юбилей Евгения Львовича Шварца прошел мимо жителей Адыгеи тихо и незаметно, как тихо и незаметно стоит в г.Майкопе и дом Љ 19 по ул.Победы. А ведь именно в этом доме прошло детство Великого сказочника, детство того, кто написал для театра такие замечательные пьесы - сказки как "Два клена", "Голый король", "Дракон", "Тень", "Обыкновенное чудо" и др. Ну а тем же, кто не до конца еще уяснил для себя величие нашего земляка, я советую, опираясь на собственный опыт, прочитать и сравнить между собой сказку Шарля Перро "Золушка" и пьесу Шварца под одноименным названием или же посмотреть фильм "Золушка", поставленный по этой пьесе. И, уверяю вас, вы станете такими же поклонниками таланта Евгения Шварца, каковым в настоящее время является и автор этих незатейливых строк.
  В Майкоп же семья Шварцев приехала в 1899 году. Отец Жени - Лев Борисович Шварц был врачом и, может быть, именно поэтому их семья подружилась с многодетной семьей врача В.Ф.Соловьева. У Соловьевых при доме был большой сад, и маленький Женя часто приходил туда, чтобы поиграть в саду с детьми Василия Федоровича и читать там книжки, предварительно забравшись на самое высокое дерево.
  И вот, накануне юбилея Е.Л.Шварца, мне наконец - то посчастливилось найти в Майкопе это легендарное дерево и даже прикоснуться к нему.
  Вот и получается, что прав, ох, как прав был Евгений Шварц, когда учил в своих пьесах верить в чудеса!
  "Майкопские новости" 2006 г.
  
  Он родился в Майкопе
  
  Он родился в Майкопе. Он - это выдающийся русский художник Константин Васильев. А родился он действительно у нас - в Майкопе 3 сентября 1942 года. В это время город находился под оккупацией немецких войск, а отец мальчика - Алексей Васильев воевал в одном из местных партизанских отрядов.
  После войны Васильевы уехали из Майкопа, т.к. глава семьи, выполняя свой партийный долг, занимался восстановлением народного хозяйства. В конечном итоге, после многочисленных переездов, их постоянным местом жительства стал п.Васильево под Казанью.
  Любовь к живописи у Константина появилась рано, и, когда ему исполнилось 11 лет, юный художник, пройдя конкурсные испытания, поступил в Московскую среднюю художественную школу - интернат имени В.И.Сурикова. позже он перевелся в Казанское художественное училище, которое окончил с отличием по специальности "Театральный декоратор".
  А затем он вернулся жить в п.Васильево. там он стал работать на местном стекольном заводе художником - оформителем, а по вечерам... а по вечерам он писал у себя дома чудесные картины по мотивам русских былин и мифов.
  К сожалению, его жизнь рано оборвалась: в 1976 году, когда Константин Васильев возвращался домой после работы, он был убит неустановленным лицом у железнодорожного переезда.
  Но время все расставляет на свои места. И вот уже в наши дни имя художника становится все более популярными не только среди знатоков русского искусства, а его картины все чаще используются в качестве иллюстраций к сборникам русских сказок и былин.
  И было бы, думается, совсем не лишним, если бы в канун 150-летия г.Майкопа, администрация нашего города тоже проявила бы к этому художнику должное внимание, к примеру, фотокопии работ нашего земляка в общедоступных местах для всеобщего обозрения. Ну а надеяться на то, что этим займется наш знаменитый Национальный музей, лучше не надо. У него - этого музея - совсем иные цели.
  
  "Закубанье" 2006г.
  
  
  "Есть женщины в русских селеньях..."
  
  Так уж случилось, что стихи Н.Некрасова о русской женщине, которая и коня на скаку остановит и в горящую избу войдет, остаются в нашей стране актуальными и по сей день. Стихи, конечно, поэт написал хорошие, да вот только в них он почему - то забыл упомянуть еще об одном достоинстве русских женщин - об их творческом потенциале. А ведь для русского искусства имена поэтесс Ахматовой и Цветаевой, скульптора Мухиной, актрис Бабановой и Комиссаржевской отнюдь не пустой звук. Как не пустой звук и то, что делают наиболее талантливые из женщин на ниве искусства и в наши дни, в том числе и в г.Майкопе. И одна из таких женщин - Людмила Николаевна Маньшина.
  Как человек весьма одаренный, она проявила себя во многих областях отечественной культуры. Но мне сейчас бы хотелось рассказать лишь об одной грани ее творческой натуры - о той грани, что так ярко осветила театральную жизнь нашего города и благодаря которой выросло в лучах добра и веселого смеха, идущего со сцены, уже не одно поколение юных майкопчан.
  Для них, и только для них писала Людмила Николаевна свои сказки "Принцесса, балбес и кикимора", "Спасатели, вперед!", "Заколдованный город". И, благодаря этим сказкам, детишки учились да и поныне учатся отличать добро от зла, правду от лжи, мудрость от глупости.
  А когда же пришла к нам новая беда - наркомания, Маньшина не осталась равнодушной и тут. И вот об этой страшной болезни в 2005 году ею была написана пьеса "Последний герой". Это был со стороны Людмилы Николаевны поступок, безусловно, довольно смелый, ведь когда автор пишет пьесу, то он невольно поступки и мысли всех персонажей пропускает через свое сердце, а сердце ведь у нас одно, и оно у нас не железное...
  Но, как бы то ни было, а пьеса была написана и в 2005 г. поставлена на сцене Майкопского камерного театра. А когда, показав с успехом "Последнего героя" майкопчанам, театр вывез этот спектакль на гастроли в г.Сочи, то и там получил от зрителей высокую оценку, а от Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков к тому же и Благодарственное письмо.
  А еще Людмилой Николаевной написана довольно интересная пьеса по мотивам адыгейских народных сказок, да вот только местные режиссеры почему - то не спешат ставить ее на подмостках наших театров. А жаль...
  
  "Закубанье" 2006г.
  
  Знакомьтесь - Михаил Арзуманов
  
  Друзья, вы любите ходить в театр? Если - "да", то в какой? Лично я предпочитаю ходить в тот, где играет Михаил Арзуманов, т.е. в Майкопский камерный театр. Именно на сцене этого музыкального театра в спектаклях "Сильва", "Летучая мышь", "Веселая вдова", "Моя прекрасная леди" и др. в полной мере раскрылся и засиял талант Арзуманова как актера, благодаря наличию у него прирожденного сценического обаяния и хороших певческих способностей.
  Но больше всего меня поражает игра Михаила Арзуманова в сказках Камерного театра, музыку к которым в большинстве случаев написал тоже он. Дети, завидев его на сцене, прыгают в зале от восторга, что - то кричат, хлопают в ладоши. Да и я, давно уже не молодой дядечка, на сказку "Глупый дракон", где у Арзуманова была главная роль, ходил несколько раз, ходил до тех пор, пока не догадался записать эту сказку на видеокассету. И вот теперь, когда мне очень надоедает смотреть заунывные передачи местных телеканалов, я беру заветную кассету, переключаю телевизор... и радость снова приходит в мой дом!
  В последние годы Михаил Арзуманов много преподает в Майкопском колледже искусств. Что ж, будем надеяться, что и своим студентам он передаст частичку своего таланта.
  
  "Закубанье"
  2006 г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"