Мельник Сергей Витальевич: другие произведения.

Маленький человек

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (не окончено)

  
  Маленький человек или причуды героя.
  
  Ч.1
  
  В Академии наук,
  Заседает князь Дундук!
  Говорят, не подобает,
  Дундуку такая честь!
  Почему ж он заседает?
  Потому что есть чем сесть!
  
  (А.С. Пушкин.)
   Глава 1.
  
  Абель сидел на кованой лавочке перед Королевским Институтом Всех Наук и Волшебства, закинув ногу на ногу и жмурясь от мягких теплых лучей слегка перевалившего за полдень солнца. Тепло, удобно и совершенно некуда спешить. Он улыбнулся своим мысля. Пожалуй, это определение вполне можно принять как триединое основополагающее составляющее уравнения счастья. Тепло, удобно и никакой спешки.
  Абель фон Нильс, был выпускником того самого института, перед которым сейчас в данный момент и сидел. Всем телом ощущая как в кармане его расшитого золотыми нитями камзола, прям напротив его мерно стучащего сердца в небольшом тубусе, немного выпирающем из-под ткани, свернулась вся его жизнь за последние десять лет.
  Проехавшая мимо карета, запряженная двойкой вороных коней, спугнула стаю серых голубей, прогуливающуюся по вымощенной камнем небольшой площади на границе, которой находилась лавочка, а за спиной лавочки, уже находился, небольшой ухоженный городской парк. Хлопая крыльями, стая пронеслась над головой Абеля, вынуждая его запрокинуть голову, что бы проводить ее взглядом.
  В тубусе была грамота-патент, об окончании института, его дорога в жизнь, его сертификат значимости и начала новой взрослой жизни. Сегодня он получил его в руки, не спеша вышел из главного холла, прошел через площадь и сел на лавочку, просто посидеть и насладится моментом.
  Теплые деньки уходящего лета и еще ласковой не успевшей нахмурится дождливыми тучами осени.
  Не высокого роста, можно даже сказать маленького, пухленький, можно даже сказать толстый, он производил впечатление человека изнеженного и не обремененного физическим трудом в жизни. Впрочем, это было именно так. Семейство фон Нильсов было довольно богатым и в не меньшей степени знатным родом, они всегда отличались своей не суетливостью, мерностью жизни и деловым подходом к решению проблем. Начало их рода положил его пра-пра-пра-прадедушка Ульрих Нильс ушлый купец своим состоянием пробивший себе дорогу в знать, к словам которого в свое время прислушивался тогда король Эльтирим четвертый Разумный.
  Маленькие ладошки с верткими пухлыми пальчиками Абеля лежали на его выпирающем животе то и дело, подрагивая и производя впечатление пугливых розовых поросят. Круглое щекастое лицо, маленький вздернутый нос кнопкой и совершенно обезоруживающие своей какой-то детской чистотой голубые глаза.
  Белые чулки до колен, маленькие туфли с большими замысловатыми пряжками, расшитый золотой нитью камзол, его зажмурившееся под лучами солнца лицо толстого кота съевшего не один кувшин сметаны на кухне. Все это производило впечатление о том, что формула счастья, составленная Абелем, неукоснительно им почиталась и претворялась в жизнь всеми доступными ему силами.
  Даже то, что на протяжении всех десяти лет учебы, он был центром всех подколок и шуточек сокурсников, не могло испортить ему настроение. Что ему до всех этих глупцов пропойц и бездарей, не способных за весь срок учебы соотнести и рассчитать в уравнении компоненту преобразования потоков энергии в энергетическом плетении Герхарда Гумуля Великого?
  Вечеринки, кутеж денег на последние модные наряды, братские клятвы, влюбленные влюбленности с барышнями сокурсницами. Все это было пустым, по мнению Абеля, а вот резонанс энергетических потоков в степени, с учетом коэффициента корреляции на погрешность константы альфа игрик, вот это было уже не шуточкой!
  От возмущения Абель фыркнул и негодующе перекинул порядок закинутых друг на друга ног. Возмутительно как некоторые потратили время, отведенное им в стенах храма науки. Что их ждет в будущем? Глупая служба в армии, смерть в какой-нибудь неизвестной войне, которые день в день случаются на политической арене мира? Балы при дворе? Фантики нарядов, которые меняются и забываются сотнями на дню? Ну, уж нет, это не для него. По закону он, как и все отпрыски знатных семей, конечно должен был отслужить в армии короля, но закон как дышло, куда повернешь туда и вышло, как говаривал основатель рода Ульрих Нильс. Не глупый был человек. Есть лазейка, по которой, вместо него весь срок службы дворянина может быть оплачен деньгами, которые должны лечь в жалование десяти наемникам на все время пребывания их в армии короля. В то время как большинство студиозов проматывали положенную дотацию стипендии на вино и прочие глупости, кое-кто по настоянию отца открыл в банке счет, где деньги и лежали на протяжении десяти лет, множась и размножаясь. Ах, папенька, с какой теплотой теперь Абель думал о принятом по его подсказке решении.
  Правда все равно всей суммы не выйдет, даже с учетом процента, но все же, это львиная доля суммы и добавить недостающую часть из финансов семьи теперь будет не накладно.
  Хорошая, правильная, размеренная жизнь ждет теперь Абеля фон Нильса. Он переедет обратно из суетливой столицы на вотчину фон Нильсов, небольшой скалистый островок в архипелаге Нимерхольда, где постепенно под чутким руководством отца будет постигать азы управления торговой компанией их семьи. Вечерами он, сидя в своем кабинете, будет посвящать время для научных трудов и собственных изысканий, несколько публикаций дадут ему ученую степень, он будет вести переписку с видными умами науки, практиковать волшебство, оттачивая свое искусство до уровня мастера. Маменька, конечно же, найдет ему должную его статусу невесту, не взбалмошную, кроткую и спокойную девушку из приличной семьи.
  Тепло, уютно и совершенно некуда спешить. Так размышлял молодой человек, сидя на лавочке перед Королевским Институтом Всех Наук и Волшебства, ощущая радость перспективы в будущем, а так же переполняясь собственной значимостью и величием планов составленных им в будущем для себя.
  - Толстый! Ты чего это тут расселся?
  От неожиданно произнесенных у него над ухом слов Абель, аж крякнул, неудачно попытавшись, повернутся, покосился всем телом, да так и застыл, скособочившись и не в состоянии увидеть собеседника из-за массы своего тела.
  Стало неудобно.
  - Пухлый ты, что там помер что ли? - Произнес голос, по всей видимости, не без улыбки наблюдавший за телодвижениями Абеля.
  От осознания того, кому принадлежал голос у Абеля по спине пробежали мурашки. С резвостью не подобающей его комплекции он подскочил с лавки, тут же согнувшись в почтительном поклоне перед собеседником.
  Обладателем голоса оказалась высокая, крепкая девушка, в костюме для верховой езды, который подчеркивал ее спортивное дышащее силой тело. Однокурсница, активная эмоционально взрывная, она в отличие от него училась в параллели для офицерского состава армии короны, больше всех она подшучивала над нескладностью фигуры Абеля и его тяге к знаниям, или как она сама выражалась "занудного заумствования". Но ей прощалось все. Еще бы, попробовал бы кто-нибудь ей не простить, ведь перед ним стояла дочь короля Аврелия второго, принцесса Аврора.
  Учтиво кланяясь, он все же не мог, скрыть некоторое волнение, так как при всем своем уважении, принцесса была самым последним человеком, на этом свете с кем бы ему хотелось сейчас встретиться.
  Принцесса Аврора, была олицетворением хаоса во плоти. Где это видано, чтоб девушка из приличной семьи скакала на лошади на мужской лад? Разве это допустимо девушке учится на курсе офицеров, заниматься фехтованием, а так же наравне с прочими не блистающими умом студиозами участвовать во всяких вечеринках?
  Нет, нет и еще раз нет, считал Абель, но об этом его мнении соответственно никто бы не удосужился спросить, потому что Аврора была единственным ребенком короля, и посему ей дозволялось все.
  - Ну, хватит тебе расшаркиваться! Ты скажи, кого из наших видел? - Словно в нетерпении она пристукнула ножкой.
  - Никого не видел ваше высочество. - Абель действительно никого не видел, да собственно и не горел желанием увидеть.
  - Ну, ты даешь Круглый, сидишь тут в одиночестве, кстати, ты почему на выпускном бале не был? - Она села на лавочку до этого занимаемую им, как то озорно оглядывая своего сокурсника.
  - Эм... - Абель не нашелся что ответить, не мог же он, в самом деле, сказать, что далеко не лучшего мнения обо всем своем курсе, плюс о своем мнении по поводу всех этих балов. - Я вещи собирал, скоро покину столицу...
  - О! - Воскликнула принцесса, вновь поднимаясь на ноги. - Ты уже записался в полк?! Ах, ну и проныра, все еще бегают, суетятся, пытаясь, устроится в лучшие армейские части короны, а ты уже и отбываешь скоро! Хотя чему я удивляюсь, ты же единственный на всем потоке волшебник, конечно, тебя с руками ногами оторвут в любую часть.
  Абель как то потупился взглядом, не желая в открытую смотреть на принцессу. Столь вдохновленную, призывом отроков в ряды доблестной армии.
  - Эх, зря ты не пришел на выпускной бал! Это было так замечательно! Мы всем курсом договорились записаться в один полк, чтоб не расставаться и быть всем вместе на время службы!- Воодушевленная, по всей видимости, этим событием она бурно стала жестикулировать, что впрочем, сами понимаете, не пристало делать приличным людям. И это будущий владыка нашего королевства, сокрушенно вздохнув, подумал про себя фон Нильс.
  - Ну не расстраивайся Круглый! - Видимо заметив его вздох, она интерпретировала его по-своему. - Все еще можно поправить! Не забывай я принцесса! И знаешь, я замолвлю за тебя словечко, чтоб ты не отрывался от коллектива.
  - О нет!
  - О да! - Принцесса просто расцвела от посетившей ее мысли, помочь своему пусть и со странностями, но сокурснику.
  - Нет, нет, нет, нет! - Смотря на улыбающуюся принцессу, он испытывал крайнюю степень ужаса, а его лоб покрылся холодным потом.
  - Да, да, да и еще раз да! И не смей меня благодарить!
  - Но...- Его сердце замерло, язык онемел, а к горлу подкатил ком.
  - Нет, я же сказала, благодарностей не надо! - Она, мило улыбнувшись, похлопала его по плечу.
  Она продолжала, что-то говорить. Но он ее не слышал, все его будущее сейчас было сжато в ее глупых руках, которыми она столь, же глупо имела привычку размахивать. Он не мог поверить в то, что такой вот случайный казус, поворот судьбы и все может рухнуть в одночасье. Мелькнула безумная мысль, бросится бегом по дворам и улицам прочь, и бежать, не останавливаясь не секунды пока ноги несут, пока еще можно вздохнуть хоть глоток воздуха. Но тут, же он ее отмел, так как прекрасно знал, что она через пять шагов догонит его. Был уже инцидент, когда он пытался от нее скрыться, не желая делать за нее доклад по прикладной математике. Быстро она его тогда догнала.
  Они все и всегда быстро догоняли его. Как же он был сейчас раздосадован оплошностью, которую совершил, ну что стоило, получив грамоту-патент об окончании сразу же уйти из этого места?
  - Круглый! Ты опять заснул? - Принцесса поводила ладонью, перед застывшим в ужасе лицом, молодого Нильса. - Ты меня слышишь? Нам нужно идти, если хотим быстро все провернуть.
  - К-к-куда идти? - Заикаясь, проговорил тот.
  - Ну, ты даешь! Естественно в приписной вербовочный пункт армии короны!
  - Эм...я...э-э-э...этого...того...- Абель попытался покраснеть, потом побелеть, и при всем при этом, старался выглядеть достойно.
  - О Боже! Пухлый, прекращай! - Аврора больше не смотрела на него, повернувшись лицом к площади, она рукой кому-то призывно махала. С той стороны, сердито фыркая раздутыми ноздрями, подкатила двойка лошадей запряженных каретой.
  Скрипнули останавливающиеся колеса, спрыгнул с козел услужливый лакей, учтиво открывая дверцу, и вежливо склонившись в поклоне.
  Мысли лихорадочным потоком метались в голове Нильса, наблюдающего за тем, как принцесса скрывается за распахнутой дверью. Среди их сонма, четко и ясно звучала лишь одна: Все пропало! Все - пропало!
  
  
   ***
  
  
  Карета не спеша, несла их по запутанным мощеным камнем улочкам города столицы Андербург, слабо заполненных в послеобеденное время людьми, а разговор между ними меж тем не шел.
  Вернее было бы, сказать что шел, но в одностороннем порядке. Ну, или как-то так ...
  Она говорила он - потел.
  Она смеялась своим же шуткам, он - молча рыдал, в душе кляня все на свете.
  Она радовалась такой удачной встрече, он же в тайне мечтал всадить ей нож в сердце.
  Что ж тут поделать? Одна из нелицеприятных сторон власти, там, на верху совершенно не слышно мыслей снизу.
  Абель в сотый раз, прокручивал всевозможные варианты отступления, из сложившейся ситуации. Естественно он не мог сказать ей в открытую, что армия это удел, по его мнению, недалеких умом людей. Пожалуй, несмотря на то, что перед ним находится леди и принцесса, вполне предсказуемым результатом может стать удар в нос кулаком пока еще не коронованной особы.
  И пусть бы пострадал его нос, но ведь затронута будет репутация его семьи! Он в лице своей семьи дискредитировал бы себя перед лицом короны, и как в дальнейшем повернется судьба, под знаменем такого толка было очевидно. Предатели, трусы, вот те печати, которые бы пали на плечи Нильсов, а уж как на семейном бизнесе скажется, подобное Абель даже воображать не брался.
  Но, время отведенное на преодоление пути и обдумывание отступления, вышло.
  Карета остановилась, дверь услужливо открыли и тяжело, словно столетний старик, покряхтывая, Нильс вышел следом за принцессой наружу.
  Пункт вербовки короны, представлял собой трех этажное серое здание с большими витражами окон и двумя знаменами над входом внутрь.
  Уныло бредя хвостиком за деятельной принцессой молодой Нильс, все же, соблюдая правила этикета перед входом, немного вырвался вперед, открывая своей спутнице дверь в здание.
  Внутри их встретили два солдата вытянувшихся во фрунт, и небольшого роста лысоватый мужчина, с офицерскими регалиями на форме, по всей видимости, начальник пункта.
  - Приветствую ваше высочество в наших стенах. - Мужчина весьма учтиво склонился в поклоне, не забыв так же приветственно кивнуть спутнику принцессы головой. - Сотник Виллиам Ансен к вашим услугам.
  - Не стоит быть таким официальным господин Ансен, мы с моим спутником господином фон Нильсом, всего лишь скромные просители в ваших стенах! Как и прочие добропорядочные граждане нашей короны, мы пришли исполнить свой долг и записаться на службу королю!
  Зная принцессу не понаслышке, Абель ни в жизнь бы не дал ей эпитет "скромная", но как человек действительно скромный и не лишенный чувства такта, а так же чувства самосохранения, предусмотрительно держал язык за зубами.
  - Прошу вас проследовать за мной. - Ансен крутанулся на каблуках своих начищенных сапог, и четко чеканя шаг, направился по парадной лестнице на второй этаж, предлагая спутникам следовать за собой. Абель же удостоенный залихватского подмигивания от принцессы, покорно последовал за ними.
  Кабинет сотника на удивление был просторен, вид имел ухоженный и не обделен был хорошей добротной мебелью.
  Широкий дубовый стол, отделанный причудливыми завитушками, четыре резных мягких кресла для гостей, небольшой бар и задняя стенка закрытая длинным рядом шкафов, заполненных, разнообразными папками и книгами учета.
  - Прошу вас присаживайтесь. - На правах хозяина Ансен, рукой указал на гостевые кресла. - Итак, ваше высочество я так понимаю, господин фон Нильс, как и все выпускники института, так же собирается рекрутироваться в первый гвардейский полк Альбены, передающийся под ваше командование?
  - Совершенно верно господин Ансен! - Принцесса излучала радость, помноженную на непонятный Абелю детский восторг. - Более того, зная скромность господина, фон Нильса, спешу вас обрадовать тем, что он окончил институт по кафедре магии, причем с отличием!
  - Это действительно, радостная новость. - Согласно кивая, заговорил сотник. - Последние годы выпуски не радовали наши доблестные ряды армии чародеями, а почетное звание боевого мага короны, без сомнения наивысшее звание и гордость короны!
  Абель еле удержался от того чтобы нелицеприятно фыркнуть, так как прекрасно помнил двенадцатитомник Альфреда Буггерда Тирского, "Общие Основы и Принципы Стратегического Планирования Боевых Действий". Все войны, как наступательные, так и оборонительные всегда начинаются с фразы: как можно быстрее убейте мага противника. Поэтому, как правило, все почести, гордости и звания чародей, получал посмертно.
  - Ну, её высочество мне делает любезность. - Нильс решил срочно вклинится в диалог, пока его не записали на передовую. - Моя скромная персона хоть и способна оперировать неординарными потоками энергий, но, увы и ах, практиком я не являюсь, голая теория и бумажная работа вот моя стезя.
  Слова произвели две противоположные реакции, если у принцессы на лице легко читалась некая степень пренебрежения, то господин Ансен, наоборот удосужил Нильса пристальным со смешинкой и вроде как долей сочувствия и понимания взглядом. Видимо, человек был не лишен разума, который ему заменили бы погоны, а так же как минимум три из двенадцати томов Буггерда ему были знакомы.
  - В любом случае, - После непродолжительной паузы продолжил сотник. - Вам присуждается звание капитана, согласно табеля о рангах короны, в вашем распоряжении будет пятьдесят человек младшего состава, а так же пять сержантов и один поручик в звании лейтенанта. Первый гвардейский полк Альбены, состоит из двадцати капитанов, десяти сотников под командованием полковника Шеппарда Виггса, в свою очередь конечной главной точкой будет, являться принцесса Аврора. - При этих словах принцесса, словно ребенок при лести гордо вскинула голову.- Задача первого гвардейского охрана границ и устрашение Баронов Тарса. Вопросы?
  Абель не спешил с вопросом, ситуация была немного непонятна, с одной стороны из газет и курса географии, картина с границей Тарса была понятна и предсказуема. Тарс некогда, довольно обширное королевство, за годы своего развития, или скорей деградации превратился в некоторое подобие удельных автономных государств. С лишь условным главой, где-то за горизонтом. Фактически же, всем заправлял Совет Баронов, каждый в отдельности являясь на своей земле полноправным королем.
  Подобный сосед, сами понимаете ничем иным кроме разбоя и торговли, жить не в состоянии, из-за практически полного отсутствия единого органа контроля, государственных мануфактур, или же банальной системы дорожного сообщения. Каждый спешил урвать что мог, и как мог от этой жизни. Посему военные конфликты на границе были, чуть ли не самыми распространенными, но в то же время и серьезностью масштабов не отличались.
  Логика, в принципе присутствовала. Если король имел желание, оградить свою дочь от масштабности, то подобного рода назначение вполне объяснимо. Но присутствовало одно большое но. Принцесса не тот человек, который не владеет информацией и не тот человек, который владеет толикой самосохранения и здравого смысла.
  - Гинсдар? - Тихо произнес Абель, внимательно наблюдая за лицами присутствующих, впрочем, не сильно удивляясь, удивлению на лице принцессы и лукавой улыбки сотника.
  - Вас чем-то смущает королевство Гинсдар? - Сотник откинулся на спинку кресла, внимательно рассматривая Нильса и по все видимости, собираясь отмалчиваться по поводу истинной причины формирования гвардейского полка.
  - Круглый! - Нисколько не смущаясь посторонних, принцесса, буквально подпрыгнула на своем кресле от удивления.- Это секретная информация! Откуда тебе это известно?!
  Лицо сотника исказилось муками человека съевшего лимон, подобного провала армия короны видимо не имела за все свое время существования. Однако стоит отметить, что и подобного Авроре правителя корона еще не знала тоже.
  - Мне и неизвестно было до сего момента, об этом ничего. - Тяжело вздохнув, Абель последовал примеру сотника, откидываясь на спинку кресла. - Всего лишь, маленькое предположение на основе банальных интуитивных позывов души...
  - Что? - Принцесса непонимающе смотрела за, разлегшимся и расплывшимся, Нильсом в кресле, пытаясь найти ответ на лице у сотника, и опять, возвращаясь взглядом на своего сокурсника.
  - Всего лишь предположение, но какое точное! - Пришел на выручку принцессе сотник, который хоть и с трудом, но все же смог прожевать выданный Авророй ему лимон. - Я вижу, что армии достались с этим выпуском лучшие умы страны, посему меня переполняет гордость, а так же восторг от предстоящей легкой победы над всеми нашими врагами!
  Столь напыщенно и достаточно громко, произнесенная глупость, вполне смогла вернуть жизнерадостность принцессе, а так же лицо господину Ансену, но, увы, никак не сказалось на самочувствии фон Нильса, погруженного в свои невеселые мысли, и уже не обращавшего по большей части, на дальнейший диалог внимания.
  
   ***
  
  Пакет подписанных документов, ряд предписывающих грамот, улыбка принцессы, крепкое рукопожатие сотника, вот и все, что смог запомнить об этом дне Абель, сидя вечером в своей съемной квартире, на втором этаже одного из гостиничных подворий столицы.
  - Вот и все. - В слух продублировал он свою мысль. Не спеша, разлаживая письменные принадлежности перед собой и внимательно осматривая заточку пера, так как терпеть, не мог писать толстыми линиями, предпочитая легкость написания в ущерб многовидовым вензелям и завитушкам моды.
  
  Дорогой отец, пишет тебе твой любящий и недостойный тебя сын. Вести у меня к тебе черны подобно могильной тьме и тяжелее надгробного камня, так как вынужден я разочаровать тебя, и сообщить, что день нашей встречи откладывается, на неопределенный срок, впрочем, конкретно прописанный в моем вербовочном армейском контракте...
  
  Прервавшись от письма, молодой Нильс с печалью смотрел как его слуга, надрываясь и нелицеприятно кряхтя и краснея, тащит один из сундуков с вещами вниз из комнаты.
  
  Отец! Мне недостойному, не удалось следовать намеченной линией судьбы, о которой в былые годы мы не раз вели с тобой беседы.
  
  Где-то на лестнице, послышался вскрик слуги и глухой удар сундука. Служанки за спиной, вызванные им чтоб сложить его вещи, глупо "захихикали" отвлекая молодого господина от письма домой.
  
  Ах, папа! Если бы ты знал как глупо и печально распорядился моей жизнью злой рок! Как нелегко мне приходится, ибо нет во мне сил и стального стержня зовимого, зовущегося мужеством.
  
  Вернулся слуга, неоправданно громко хлопнув дверью, и сверкая огромной шишкой на лбу. Вновь тихо рассмеялись служанки, выдвигая к его ногам очередной сундук с вещами молодого господина.
  
  Принцесса Аврора! Да отец! Опять она! Уж и не знаю, кого из богов я прогневил, что наши пути пересекаются вновь и вновь! И хоть не гоже, мне роптать на первые лица короны (да продлится вечно жизнь Аврелия второго), но принцесса подобна северному урагану, что каждую зиму обрушивается на берега нашего благословенного Нимерхольда!
  
  - Господин, прикажет накрывать ужин? - Незаметно вошедший, камердинер подворья, учтиво склонил перед Абелем голову.
  - М-да, милейший, пожалуй, накрывайте, день выдался хлопотный. - Ответил фон Нильс, задумчиво покусывая кончик пера.
  
  Путь мой теперь, будет строго к северной границе, непосредственно к Альбене, где собственно и будет находится мой полк, но предугадывая ход твоих мыслей вынужден папа, огорчить тебя и написать по этому поводу всего лишь одно слово - дура Гинсдар.
  Да отец, могучий северный медведь, королевство Гинсдар.
  Уж не знаю...
  
  - Господин ужин на столике, будут еще распоряжения? - Абель оторвался от письма, отмечая расторопность камердинера и опускающуюся ночь за окном.
  - Разбудите меня на рассвете, мне предстоит ранняя дорога, хлопоты новой жизни, тяжкий армейский быт. - Нильс задумчиво проводил взглядом очередной сундук, с трудом сносимый его слугой вниз. - И еще милейший, я оставлю письмо, необходимо со всей расторопностью его доставить до почтового отделения.
  - Не извольте беспокоиться господин, все будет выполнено в точности. - Принимая серебряную монету из рук Абеля, он еще раз учтиво поклонился, покидая его покои.
  Торопливо дописав пару строк, он запечатал конверт, каплей сургуча оставив на нем оттиск семейного герба с перстня на своей руке.
  Вечер и поздний ужин, молодого Нильса, постоянно омрачался звуками стаскиваемых слугой вещей в заказанную подводу. Переезд из радостно-ожидаемого неожиданно повернулся в сторону яростно-отторгаемого. Так как милые хлопоты при переезде домой это не тягостный унылый поход за воинской славой.
  Запеченные в исмадийском соусе перепела, панированные кильбийским белоснежным хлебом, казались ему безвкусными черствыми сухарями из казармы, а вино с холмов Альмари, помещенное в подвалы задолго до его рождения, казалось пресной водой.
  Периодически вздыхая, он все же с трудом закончил ужин, омыл лицо и руки в розовой воде, после чего только позволил слуге себя раздеть, ложась в постель и все, думая над превратностями судьбы, о своей тяжкой доле.
  О том, как нелегко ему приходится жить на белом свете.
  
   Глава 2.
  
  -Билли, под каким флагом идет наш корабль?
  -Это Веселый Роджер!
  -Якорь мне в глотку, если этот Роджер веселится...
  
  (подслушано где-то на Тортуге)
  
  Утро Абель, практически не помнил. Кто его будил, кто его одевал, и самое главное позавтракал ли он, оставалось для него загадкой.
  Карета, отстукивая мерную дробь по мостовой, доставила его в порт столицы, где ароматы моря, плотно смешались с ароматами морепродуктов, и теперь не взирая на утреннюю прохладу и должную по всем правилам присутствовать свежесть, заставляли его морщить нос от, то и дело, шибающих с разных сторон ароматов.
  Пирс, с которого отправлялось зафрахтованное армией судно, был вместительным и, несмотря на ранний час, напоминал взбудораженный улей.
  Все еще как следует не проснувшись, он между делом отметил, что под общую суматоху подпадают пять трехмачтовых, трехпалубных корабля, выглядевших хоть и не ново, но вполне респектабельно.
  Матросы, под руководством младших офицеров то и дело оглашающих портовую гавань, непристойной бранью, а так же резким вскриком (иначе и не назовешь) корабельного боцманского свистка, суетились, по сходням принимая багаж будущих пассажиров.
  Соблюдая такт, Абель зевал прикрывая рот платочком, про себя отмечая уже прибывших вместе с ним сокурсников, и краем глаза отмечая головной корабль к которому подкатила карета с гербом короны.
  Достав из нагрудного кармана мелкую медную монетку, Нильс щелчком пальцев отправил её в море, про себя загадывая одно лишь в этой ситуации заветное желание, ни при каком условии не оказаться на одном судне с принцессой!
  - Хо! Круглый! И ты пузан здесь! - Чья-то без сомнения дружеская рука пребольно хлопнула его сзади по плечу.
  Не спеша выливать наружу радостные эмоции, Абель повернулся к собеседнику, коим оказался высокий статный молодой человек, по всей видимости, сногсшибательной внешности.
  Почему сногсшибательной? Если вы спросите молодого Нильса, то он ответит вам: (не факт что вслух) потому что данный типчик, завалил пол курса женского пола на спину, за годы свой совместной с ним учебы.
  Как уже было сказано - высок, фигурой вышел статной, улыбка белоснежная и крупная, впору обзавидоваться лошадям, профиль четкий, острый взгляд насмешливый - ироничный, волосок аккуратно на голове к волоску, тоненькие искусно напомаженные усики.
  - Доброго утра вам граф. - Учтиво поздоровался Нильс.
  - И тебе доброго утра НЕ граф! - Что ж, печально отметил Абель, шуточка старинная, но меж тем не новая, но все же до сих пор до коликов в животе обидная.
  По неизвестной причине, документально и исторически подтверждено правообладание семейством фон Нильсов архипелага Нимерхольд, но вот почему-то бюрократическая машина напрочь забыла, узаконить своевременно титул за фамилией. Что, и привело вот к такой вот ситуации, когда человек, обладающий всего лишь одним замком и парочкой деревенек, которых даже не видно на карте страны, в положении на ступень выше, каких-то магнатов, жуков богатеев, так и не ставших чем-то большим, чем купчишки и торгаши короны.
  - Остроумно, господин Крамберг, весьма. - Не считая больше необходимостью поддерживать дальше разговор, Абель попытался вновь вернуться к созерцанию пирса.
  - Хо-о-о, Круглый! Ты что надулся?! - После видимо секундного осмысления, получившегося (опять таки) обидным каламбура, молодой граф громко рассмеялся, по всей видимости, не прикрыв культурно рот ладонью. - Да ладно тебе! Мы теперь не просто друзья однокурсники! Мы теперь с тобой сослуживцы! И даже больше тебе скажу толстый! Удирая от врагов, ты будешь всегда знать, что сзади тебя всегда буду стоять я, смело, защищая честь и достоинство короны! А так же твою за...
  - О, граф! Вы уже здесь!- Голос Авроры, был просто до ужаса жизнерадостным. - Э-м-м... Нильс, ты тоже уже пришел, смотрю...
  Последнее у нее вышло не так весело, по всей видимости, Абель стал неудобством, от которого неплохо бы было, избавится, для того, что бы беспрепятственно повиснуть кое у кого на шее, или того хуже чмокнутся губами друг об друга, как это любит делать плохо воспитанная современная молодежь.
  - Доброе утро ваше высочество. - Учтивый поклон, должен был плавно перейти в неторопливое отступление. - Хотя бы за карету спрятаться, подумалось ему, впрочем, без особых на то надежд.
  - Граф Кай Крамберг, не сочтете ли вы за трудность скрасить, время в морском путешествии скромной даме? - Странный румянец посетил лицо молодой принцессы, чей виноватый взгляд неожиданно застыл на Абеле. - Э-м-м... Нильс, ты наверно тоже с нами?
  - О, что вы ваше высочество! Это честь для меня и даже больше скажу, не передаваемая радость быть вблизи вас! - Его учтивость, и мягкость движения были выверены до миллиметра.
  - К-хе-м... - В свою очередь попытался вставить многозначительно Нильс, чем бес сомнения разрушил магию, возникшую между двумя молодыми людьми. - Это, того... честь для меня,...но я вынужден отказаться,...так как... скромность...
  - О, Всевышний Создатель всего мироздания! Нильс, прекрати!- Если б смогла принцесса на месте бы испепелила, этого неуклюжего толстяка, свалившегося так некстати на ее голову.
  - Вы позволите?- Крамбер, сама галантность, продолжая о чем-то ворковать с принцессой, медленно стал удаляться, держа ее под ручку, а наш герой все так же стоял на пирсе, задумчиво потирая пальцами виски, и размышляя о воле случая и роли той мизансцены о подоплеке, которой, по всей видимости, не ему судить.
  Тронувшись через какое-то время за удаляющейся принцессой, Абель неожиданно остановился, протягивая руку в сторону моря, через секундную паузу раздался металлический удар, это брошенная недавно монетка, летя по воздуху задела край пирса, еще секунда и в ладонь уткнулся медный кругляш.
  - Не заработало! - Обвинительно сообщил Нильс свое мнение морю, после чего, все же отправился, не спеша своим путем.
  
   ***
  
  Время постепенно перевалило за полдень, убирая с пристани прохладу утра и увеличивая запах моря уже не летним, но все еще теплым солнцем.
  Господам молодым офицерам удалось за половину дня с горем пополам погрузится на корабли, причем некоторых как отметил Абель тоже пришлось грузить, ибо обильные возлияния отняли у молодых организмов способность к самостоятельному перемещению в пространстве.
  Личный слуга Нильса успел, распорядится багажом, навести порядок в корабельной каюте выделенной молодому господину, а так же предложить чай, что было совершенно к месту, так как Абель всегда в это время изволил просыпаться, непременно рассчитывая на любимый горячий напиток приятно бодрящий тело и разум.
  После выполнения всех этих нехитрых процедур, Абель переоделся в более подходящий случаю костюм, состоящий из мягких туфель без каблуков, более узких штанов, без модных нынче дутых штанин, сменил так же белый шелк чулков на домотканые, не боящиеся грязи. Немного покрутившись перед зеркалом, все же решил не одевать поверх белой рубашки расшитый золотом камзол.
  Еще раз, оглядев себя, он пришел к выводу, что вполне себе морской волк и даже успел пожалеть, что не прикупил себе заблаговременно красивую повязку на один глаз, впрочем, по здравому размышлению, решил что, пожалуй, эта деталь все же была бы несколько вычурной.
  Решив так, он покинул каюту, так как при всей своей состоятельности, надежности и высокоинтеллектуальной развитости, находил время романтике в душе.
  Поднявшись на верхнюю надстройку, служившую капитанской площадкой и рулевой палубой, Нильс в полной мере смог насладится слаженной работой корабельной команды.
  Представительный седой капитан, неспешно отдавал команды далее уходящие по цепочке, взметнулся один из сигнальных флагов к готовности корабля, с правого борта направленного в море натянулись многочисленные буксировочные канаты, звеня струнами.
  Раздались свистки боцманов (так напоминающие вскрики душевнобольных), со второй палубы, где жили матросы, раздался стук открываемых бойниц, по которым через ряд вышли длинные лапы весел, используемые пока для того чтобы оттолкнуть махину судна от причала.
  Через время необходимое для разворота судна, вновь полетели команды и уже новые сигнальные флажки, рубились боковые буксировочные канаты, кипела работа на носу судна.
  Галерочного типа тягловые суда за нос теперь вытягивали судно, из порта выводя на чистую воду. Открылась вторая сторона бойниц матросской палубы, теперь с двух сторон уже в полном объеме в три десятка весел на каждый борт под вскрик боцмана (свисток, разумеется), заработал темповый барабан, задающий мах гребцам, и вот теперь и именно в этот краткий момент. Когда произошел первый дружный удар весел о воду, Нильс вдруг ощутил радость и восторг который он не испытывал уже очень много лет.
  Словно пела душа.
  Немудрено, ведь фон Нильсы жили на островах, и для них море и корабли были тем первым, что они видели в своей жизни, ну может разве что после груди матери, а так определенно корабли и море.
  - Молодой господин имеет опыт хождения по морям? - Абель обернулся на неожиданно прозвучавший рядом с ним спокойный уверенный голос.
  - Абель фон Нильс.- Молодой человек поклонился подошедшему к нему капитану, с интересом наблюдающего за его душевными порывами которые, по всей видимости, волной проносились на лице Абеля.
  - Рад знакомству! Меня зовут Роджер Волдс, и могу сказать, нисколько не лукавя, что на флоте вашего батюшки, я стал тем, кто есть и счастлив до сих пор такому повороту судьбы!
  Для искренних слов, искренних чувств и крепкого рукопожатия, понимающих друг друга людей, нет необходимости фанфар и лицедейства, достаточно мгновения, поэтому жизнь вновь побежала своим путем, разводя их по местам. Капитана к рулевому колесу, а Абеля на нос судна, туда, где через некоторое время полетят брызги соленых волн, смешенные в коктейль, подаваемый с ветром и скоростью.
  За всем этим и в частности за молодым фон Нильсом, незамеченная, наблюдала принцесса Аврора, оставленная графом и забытая на какое-то время капитаном.
  Что она увидела? Мы не узнаем, но уж пищу для вечерних размышлений, она себе наверняка нашла.
  
   ***
  
  А теперь кое-что стоит отметить про вестибулярный аппарат человека, и в частности про то, что обнаруживает его наличие организм, как правило, оказавшись уже непосредственно на отплывшем от земли судне.
  Организм, который обнаруживает в себе это без сомнения полезнейшее устройство, отмечает этот день незабываемой феерией чувств, сопровождаемых непередаваемой радостью фонтанируемой во все стороны.
  Если конкретизировать, то рыгали за борт практически все молодые офицеры доблестной армии.
  Абель фон Нильс, никогда бы не посмел в этом признаться, но несказанно этому был рад, по причине того, что это позволяло ему уже третий день морского плавания, находится в гордом одиночестве, не подтруниваемый и не оскорбленный, чьей либо насмешкой.
  Погода первых осенних дней для моряка просто сказка. Еще тепло, вот-вот пойдут косматые тучи, но еще сияет солнце, но самое великолепное во всем этом это немного усилившиеся ветра.
  Стоя на верхней палубе Абель, с трепетом внимал песне гудящих от наполняемых мощью ветра парусов.
  За правило, он взял теперь просыпаться ровно в восемь утра, что являлось на два часа меньше, чем он позволял себе при гражданской жизни, будучи студентом. Впрочем, в остальном исключений из повседневных процедур не последовало.
  8:00 - Подъем.
  8:10 - Окончательный подъем.
  8:20 - Встаем с кровати.
  8:30 - Окончательно встаем с кровати.
  8:35 - Водные процедуры.
  8:50 - Гардероб.
  9:00 - Чай.
  Жесткий график, как считал фон Нильс, призван был закалить в нем дух бойца и приучить его тело к тяжелым армейским условиям. За утренним чаем, он так же взял за правило прочитывать по одному параграфу королевского военного устава для офицерского состава, а так же освежал в памяти обязательный курс тактики и стратегии ведения боевых действий для малых и средне масштабных военных конфликтов.
  Давая пищу для ума, не забывал молодой человек и о крепости тела, совершая каждые четыре часа обход палуб, полной грудью вдыхая морской бриз или рассматривая в подзорную трубу береговую линию по левому борту.
  Далеко от берега пока не отходили, так как преимущественно ветер сопутствовал их пути и, более сильных порывов капитану не приходилось искать, необходимая скорость набиралась сразу и легко.
  Предоставленный себе, Абель в послеобеденное время и короткого часового сна, пытался составить краткий план и руководство к дальнейшим своим действиям. Ряд вопросов стоял ребром.
  Сколько платят капитану? Выделяются ли деньги на съем квартиры? Питание оплачивается или со своего кармана? Какие представительства банков присутствуют в Альбене?
  В общем, начиная во всем этом разбираться, он понимал, что голова идет кругом, после чего выходил подышать на воздух, как и сейчас находясь на верхней палубе, он вслушивался в гул парусов, все еще пытаясь осмыслить весь тот ком мыслей, что поселился в его голове.
  - Господин фон Нильс! Господин фон Нильс! - Тоненький голосок, молодого паренька юнги вывел его из задумчивого состояния. - Вас срочно просили-с проследовать в каюту госпожи принцессы!
  Абель тяжело вздохнул неторопливо, но и меж тем, не мешкая, направляясь за юнгой. - Что ж, - думал он, - когда-нибудь все равно его милое уединение бы нарушилось, итак хорошо целых три дня тишины и покоя.
  Паренек юнга проводил его до каюты, где его тут же обступили две служанки Авроры, в свою очередь проводивших его к постели принцессы, в которой она и находилась все это время, меняя цвет лица от бледновато зеленого к пунцово красному.
  - Абель, молю тебя сделай хоть что-нибудь, ты же волшебник! Иначе я умру! - Услышал он, тихий голос принцессы, аккуратно присаживаясь рядом с ней у изголовья на небольшой пуфик. - Или хотя бы убей меня из сострадания!
  - Ох, ваше высочество, ну что вы такое говорите? Это всего лишь кинетоз, по идее трех дней вполне может статься для завершения адаптации организма к новым ощущениям, связанным с колебательными движениями...
  - Да ... жеж твою мать Абель! - Вскричала умирающая, так и не дав закончить мысль фон Нильсу. - Ты хоть на смертном моем одре можешь изъясняться по-человечески!?
  Еще раз, тяжело вздохнув, он подозвал служанку, давая ей наказ сходить за его слугой.
  - Да пусть непременно прихватит мой саквояж за номером четыре голубушка! - Добавил он ей в след.
  Сам же под пристальным и жалостливым взглядом, поднялся, снимая камзол и закатывая рукава своей расшитой золотой нитью рубахи. Пациенты у него случались и раньше, даже год своей учебы он посвятил практике в королевском военном госпитале, впрочем, не по причине страстного желания спасать нуждающихся, а исключительно по причине того, что там травмы посерьезней и есть прекрасная возможность изучать человеческую анатомию по трупам людей.
  Но об этом он решил принцессу Аврору не уведомлять, так как его наипервейшим долгом было избавить дочь любимого монарха от тягостного недуга, особенно если у нее хватило ума пусть и на третий день, но все же вспомнить о том кто имеет мозги в голове и не зря просиживал штаны в Королевским Институтом Всех Наук и Волшебства.
  - Что ты задумал Круглый? - Аврора с опаской следила за его приготовлениями. Тот же в свою очередь, не обращая на больную внимания, принялся наводить порядок, вокруг кровати отдавая распоряжение вернувшимся слугам, принесшим его рабочий медицинский саквояж за номером четыре.
  Появились тазики, горячая вода, и жуткие жуткости из саквояжа Абеля, такие как набор полевого хирурга, а так же алхимика натуралиста или перегонный аппарат "Сделай это сам".
  Естественно молодой Нильс прекрасно осознавал, что ничего из саквояжа ему практически не потребуется, но вот должное впечатление на пациента произвести был обязан, так как еще на первом курсе защищал курсовую работу на тему "эффективность плацебо или страх перед смертью и его живительные возможности".
  Следующие минут двадцать Абель посвятил тому, что произносил всякую ахинею замогильным шепотом, выдавая ее за заклинания, после чего охлажденной мокрой салфеткой протер лицо пациенту, естественно не без умысла сиюминутная свежесть дает мнимый результат облегчения.
  - Ну, как ваше высочество полегчало вам? - Как можно более ласковым голосом поинтересовался он.
  - Вроде бы. - Немного неуверенно произнесла Аврора, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. - Этот каматоз отступил?
  - Кинетоз, ваше высочество и да он постепенно будет отступать, могу лишь вам рекомендовать для еще большего улучшения самочувствия чаще бывать на верхней палубе и использовать одну маленькую хитрость, смотрите на горизонт или на обрез береговой линии которую мы все еще видим по левому борту судна.
  - Зачем? - Принцесса неуверенно села в постели.
  - Видите ли, это идет обман зрительного образа и внутренней смены горизонта, из-за чего и происходит заминка в обработке мозгом поступающей разной информации от различных органов чувств. - Он вновь присел на пуфик рядом с кроватью.
  - Ну и страшный же демон этот твой каматоз. - Задумчиво проговорила Аврора себе под нос.
  
   ***
  
  Принцесса Аврора, прогуливалась со своими служанками по верхней палубе корабля согласно рекомендациям, выданным ей ее доктором Абелем фон Нильсом. Гулять было хорошо после трех дней проведенных безвылазно в стенах своей каюты, снаружи было очень приятно, а так же открывался чудесный и завораживающий вид на бескрайние морские просторы.
  Мысли её витали в прошлом, страничка, за страничкой пролистывая книгу памяти и будоража прожитое и пройденное ей время как из далекого детства так и не далеко ушедшей студенческой молодости.
  Аврора считала себя довольно взрослой и в полной мере отдающей себе отчет девушкой. Впрочем, к слову сказать, что жизнь под печатью монарха мало оставляет ребенку возможностей по настоящему ощутить себя взбалмошным и не серьезным человеком. С ранних лет она не на секунду не была предоставлена возможности людей побыть одинокими.
  Учителя, наставники, нянечки и прислуга наполняли её жизнь своим вниманием и пусть под час невольной, но жаждой быть увиденными, услышанными, понятыми этой маленькой девочкой на плечи которой, несомненно, со временем ляжет ответственность не много не мало за судьбу королевства.
  Положение обязывает.
  И еще как! Посудите сами, к примеру, совершенно обычному ребенку родители скажут; что нельзя играть в мяч в гостиной, потому что разобьешь бабушкину вазу, в то время как ребенку монарха обязательно скажут, что нельзя играть в мяч в гостиной, потому что это недостойно, выглядит неприлично, совершенно не подобает, а так же упомянут не просто бабушку, а как минимум, десяток предков которые строили эту гостиную, и уж совершенно точно не для того чтобы их непутевый потомок гонял по ней мяч.
  Подобное воспитание у обычного человека способно развить не слабую такую параною, но, увы, монархам и это не разрешалось, так как сами понимаете не для того предки строили эту гостиную.
  Или как-то так.
  Поднявшись на капитанскую палубу, Аврора, пристроившись к поручням, в пол оборота наблюдала за прогуливающимся внизу Абелем.
  Не высокого роста, можно даже сказать маленького, пухленький, можно даже сказать толстый, он с первых мгновений их знакомства, стал центром её внимания впрочем, как и всего их курса.
  Сложно объяснить простым языком, то почему всех вокруг раздражают люди, носящие всегда с собой носовой платок, а не вытирающие нос рукавом. Или, к примеру, просто невыносимую привычку некоторых людей раскладывать все стопочками и в ряд, и при всем при этом с совершенно серьезным лицом после урока благодарить учителя за потрясающий математический анализ уравнения.
  Наверно все это и сплотило людей в едином и дружном порыве накинутся на фон Нильса, постоянно подлаживая ему в его неизменный саквояж то жаб, то змей, то прочую тварь земную, а то и вовсе не мудрствуя лукаво пнуть иномирца ногой в зад.
  И ничего удивительного в том не было, что привыкшая к общественному укладу жизни принцесса поступала аналогично большинству, то и дело, подкалывая этого странного маленького человечка.
  Все было понятно, все принималось, так как есть и так как должно, вот только странное чувство непонятного толка все чаще и чаще посещало её сердце при взгляде в эти странные обезоруживающе голубые глаза.
  Что в нем есть такого, что заставляет её думать о нем?
  Она вспомнила красавца графа Крамбера, о котором вздыхали все девочки, подкатывая глазки, со всего её курса.
  Да, без сомнения - хорош. Но чем? Высокий, стройный, ухоженный и бла бла бла, и прочая мишура, но вот оставаясь с ним наедине, принцесса всегда испытывала какой-то дискомфорт. Словно говоришь сама с собой, вроде и все правильно делает, но словно ему скучно рядом с ней, а то, как он с каким-то внутренним пренебрежением смотрел на неё, когда она лежала в постели больной, вообще тяжким камнем лежало на груди.
  То ли дело Абель, маленький комочек деятельности и упорядочения, такой смешной и милый, словно щеночек которого так и хочется схватить и потрепать за мордочку.
  Встрепенувшись, принцесса огляделась вокруг, словно боясь, что кто-то сможет увидеть её странные и непонятные мысли, она вновь нашла взглядом фон Нильса, направляясь уже неспешным прогулочным шагом к нему.
  
   ***
  
  Абель меж тем стоял на верхней надстройке палубы на носу судна, периодически подходя к маленькому переносному столику на котором его слуга расположил поднос с чаем и сладостями, переменно меняя чайную кружку с раскладной подзорной трубой позволяющей ему вести наблюдение то за берегом, то устремлять свой взгляд в глубь морской дали.
  Вчера вечером заметив на бушприте судна толстую большую чайку, в нем вдруг проснулся орнитолог, требующий теперь досконального изучения сих представителей местной фауны.
  Вот так задумчиво теребя одной рукой ремешок трубы, а второй поднося ко рту конфету, он и был удостоен чести подкрадывания со спины принцессы Авроры.
  - Круглый...- Задумчиво начала она. - Ты чем тут занимаешься?
  Вздрогнув всем телом, от неожиданности, Абель с досадой посмотрел на выпавшую из его рук, конфету исмадийского грильяжа.
  - Да вот-с, понимаете ли чайки. - Фон Нильс пространно обвел рукой водное пространство.
  - И что с ними? - Решила учтиво проявить интерес Аврора.
  - Что-то, их многовато скапливается, кучками, рассаживаясь на воде.
  - Это может быть интересно?- Сомнение прозвучало не только в голосе, но и удивлением отобразилось на ее лице.
  - Понимаете ли, ваше высочество, данный вид птиц в некоторой степени сходится характером поведения с воронами. - Абель для солидности заложил руки за спину.- Вороватые, наглые, хищные, они, по сути, и есть вороны, только их ореолом обитания является водная и прибрежная зона. Зная склонность этих птиц находить все, что плохо лежит и тянуть к себе в гнезда, мне просто до жути стало любопытно, что же эти разбойники нашли такого в море.
  - Хм. - Многозначительно изволила произнести принцесса, уже не без интереса осматривая морские просторы. - Может рыбу?
  - Это могло бы быть верным ваше высочество, но только весной или летом, так как в осеннее время меньше по видовых рыб сбиваются в косяки, держась прибрежной зоны.
  - Что же это может быть?- Заметив не вдалеке одно из таких скоплений птиц, она подошла к борту корабля.
  - Мне бы тоже это хотелось узнать, ваше высочество.
  Не говоря не слова, принцесса Аврора, развернувшись, устремилась к капитанской палубе, оставляя нашего без пяти минут орнитолога недоуменно смотрящего ей в след.
  После короткого разговора с капитаном, полетели на мачты сигнальные флажки, останавливающие с хода, выстроившиеся в ряд пять кораблей короны.
  С недоумением на лицах капитаны соседних судов передавали по эстафете сигнал с главного корабля стать на рейд, и высылать шлюпки к скоплениям птиц по левому борту, где вдалеке виднелась изогнутая линия далекого берега.
  Если б кто-то мог, то возможно в сторону принцессы могли бы прозвучать эпитеты наподобие: "вздорная девчонка" или "самодур", но как понимаете, (интересно в какой варварской стране подобное могло бы произойти?) этого не произошло, вызывая лишь интерес к причудам юной королевской особы.
  Хотя стоит отметить, что самочувствие молодого фон Нильса резко ухудшилось, от осознания того, что произойдет, когда люди узнают причину, по которой произошла остановка. Бледнея и краснея, попеременно он с замирание в сердце думал о том, что же ему теперь делать, говорить и думать вообще и в целом, в конкретности и частности, но, увы, ответа решительно не находил.
  Потянулось время, необходимое для полной остановки главного корабля и остальных судов, выстраивающихся на рейд в сигнальной видимости друг от друга. С каждого корабля спустили по шлюпке с бригадой матросов на веслах, каждой шлюпке была обозначена своя цель, ударили весла о воду. А Абель, приглашенный на командную палубу к принцессе и капитану, с содроганием в душе перебирал все имеющиеся в его голове мысли, чтоб хоть как-то выйти с лицом из сложившейся ситуации, когда матросы доставят к принцессе груды мусора отнятые у морских пернатых разбойников.
  В скором времени, пять шлюпок, доставили на главный корабль свои находки, аккуратно выкладывая их в ряд на верхней палубе.
  - Интересно. - Сказал капитан.
  - Кхм. - Недоуменно развел руками Абель фон Нильс.
  - Боги помилуйте. - Сказала принцесса и упала в обморок при виде двух изуродованных трупов среди деревянных обломков чьего-то судна.
  
   ***
  
  К закату дня, когда солнце уже практически скрылось за горизонт, на главное судно организованными в спешке поисковыми отрядами, было доставлено восемнадцать мертвых тел, часть из которых по форме были приписаны к матросам, остальных определили как пассажиров, два тела принадлежали молодым богато одетым юным девушкам.
  Аврора, сказавшись, больной не выходила из своей каюты, общаясь с капитаном через служанок. Фон Нильс же, как единственный человек, которого приняли за личного доктора монаршей особы, определили на осмотр тел.
  С первыми звездами на корабле собрался совет капитанов, а так же полковник Шеппард Виггс, который являлся пока что формальным, но все же главным по званию среди золотой молодежи, транспортируемой с принцессой к Альбене.
  Собрались в капитанской каюте, рассаживаясь вокруг стола, фон Нильсу места не досталось, так что, встав в одном из углов комнаты, он старался, как можно реже шевелиться и как можно меньше дышать.
  Собрание же началось лишь после того, как бледная с явными следами недавних слез на лице, в каюту пришла принцесса, заботливо усаженная во главу стола.
  - Господа. - Начала Аврора совет. - Это ужасная трагедия. Насколько мне известно, в живых нам не удалось обнаружить - никого. Прошу вас высказывать свое мнение и возможные варианты наших с вами дальнейших действий.
  - С вашего позволения я начну. - Произнес Роджер Волдс, капитан главного корабля, учтиво поклонившись принцессе и присутствующим. - По всей видимости, мы стали свидетелями кораблекрушения, что весьма редко происходит в здешних водах, но меж тем есть неотъемлемый риск любого морского пути.
  Он, продолжал говорить прочувствованную и наполненную скорбью речь под согласный шепот присутствующих и печальный взгляд Авроры. Молчание лишь сохранили полковник и Абель, первый по пока, что неизвестной причине, второй же в силу разрывающих его чувств, так как имел ряд несколько иных ответов на выставленный принцессой вопрос минувшего дня.
  - Ваше высочество! Господа! - Голос, полковника был под стать его внешнему облику, сильным с басовитыми нотками, он мог о многом рассказать впрочем, как и шрамы, покрывающие лицо Виггса, уже не молодого но еще крепкого мужчины, с внимательными цепкими темно-карими глазами, за которыми угадывался незаурядный ум. - Позвольте прервать вас, так как время позднее, а решение проблема требует быстрых, я бы даже сказал незамедлительно принятых решений.
  Своей речью полковник, заслужил пару удивленных взглядов и недоумение принцессы.
  - Если вам есть что сказать уважаемый господин Виггс.- Принцесса жестом руки как бы предложила ему продолжать.
  - Как человек военный, я привык доверять исключительно фактам, а во всей этой сложившейся ситуации, лично для меня слишком много белых пятен. Кто обнаружил тела и дал команду пяти судам остановиться? Мною лично опрошены все смотрящие с кораблей, чья смена проходила в тот печальный момент, ни малейшего подозрения у них не было.
  - Ну что ж господин полковник, ваш вопрос и все последующие, если таковые возникнут, думаю, сможет прояснить один человек.- Принцесса внимательно смотрела на бледнеющего в углу Абеля.- Позвольте представить, Абель фон Нильс, в прошлом мой сокурсник, а ныне капитан первого гвардейского полка Альбены, мой дорогой друг и личный медик.
  - Кхм.- От столь многозначительного представления Абель немного растерялся, особенно его интересовал, остро вопрос, когда же он успел стать другом и личным медиком принцессы? - Господа, корабли остановились из-за меня, вернее из-за чаек, тоесть принцесса... она...и мы,...а потом понимаете ...
  - Абель.- Голос принцессы был наполнен нотками угрозы. - Возьми себя в руки.
  - Да, конечно ваше высочество. - Все еще робея, он вкратце описал ситуацию, добавив пару своих мыслей. - Первое скопление птиц я обнаружил еще вчера вечером, на ночь мы не останавливались, поэтому могу предположить, что тел гораздо больше, чем мы думаем, или же судов было несколько, и еще господа, при осмотре тел мной было установлен примерный срок гибели, это чуть больше суток назад. Детальный анализ показал, что больше половины моряков умерли еще до того как оказались в море, многочисленные колотые ранения, а так же с прискорбием могу констатировать тот факт, что у части пассажиров перед смертью были связанны руки.
  Повисла напряженная тишина, которую никто не решался нарушить. То, что излагал им этот молодой человек, не вписывалось в рамки их понимания, слишком ужасной представлялась картина.
  - Что же это получается? - Первым тишину нарушил Волд.- Пираты?
  - Неслыханно! - Воскликнул один из присутствующих капитанов.
  - Я прекрасно, сам понимаю, что в этом месте проходит один из самых оживленных путей королевства, насыщенный как торговым, так и военным флотом, благодаря чему последних пиратов в этих водах уничтожили лет сто назад. - Взял снова слово Волдс. - Но если не это объяснение, то какое другое мы можем дать?
  - Каперы. - Возникшую паузу, заполнил фон Нильс, в котором чувство всеобщего просвещения, а так же талант лектора, взяли верх над страхом и осторожностью.
  - Без разницы! - Махнул рукой Роджер Волдс.
  - Со всем уважением капитан, но разница есть и она огромна. - Шеппард Вигс, произнес это спокойно, тяжелым взглядом буровя стоящего перед ним молодого человека.
  - Позвольте, наконец, узнать, о чем же речь - господа! - Голос принцессы приобрел капризные нотки.
  Неожиданно центром внимания и центром всех взглядов стал фон Нильс, который, видя на себе внимание столь важных персон, почувствовал весьма ощутимый дискомфорт.
  - Пока, это только предположение, но исходя из малой крупицы знаний, общего положения в королевстве. Можно сделать неутешительный вывод, что война ваше высочество - началась. Каперы это морские наемники, а не банальные разбойники и грабители, действующие на свой страх и риск. Их суда, как правило, имеют конкретные порты дислокации и имеют в своем активе помимо награбленного некоторую долю выплат с того государства, которое и наняло их перекрыть морские пути противника.
  - Но Баронства Тарса, не имеют выхода к морю, зачем им наемники здесь? - Вполне логично недоумевая, произнес Волдс.
  - Потому, что этот противник гораздо опасней Баронств, капитан.- Тихо произнес полковник, переглянувшись с принцессой.
  
  
   Глава 3.
  
  На судне бунт. Над нами чайки реют.
  Вчера из-за дублонов золотых
  Двух негодяев вздернули на рею,
  Но - мало, нужно было четверых.
  
  (В.Высоцкий)
  
  Совет капитанов, под предводительством принцессы, а так же полковника Вигса, долго еще обсуждал все возможные варианты, и закончился далеко за полночь, оставляя так и не принятое решение на утро следующего дня.
  Вымотанный событиями, Абель без сил рухнул в постель после окончания, позволив слуге лишь стянуть с себя туфли, жестом отогнав того прочь, с трудом держась на краю сна.
  Легкое беспокойство на грани чувств, не давало ему окончательно провалиться в забытье. Поворочавшись так с бока на бок, он все же поднялся, приказав организовать себе чай, а сам, садясь за столик, принялся перебирать свой походный саквояж за номером пять, который загодя собрал, окрестив его "для проведения военных операций".
  Томик Буггерда Тирского, крылатые фразы, ряд наступательных построений на картах один к ста, армейский устав, табель о званиях и рангах армии короны, пара журналов личных наработок магического толка, рекомендованный институтом набор магических построений для отражения атак противника. Красивый инкрустированный рубинами кинжал, а так же гордость фон Нильса, малый пружинный стреломет, разработанный и сконструированный лично им, на кафедре механических построений.
  Стреломет был длинной от локтя до кончиков вытянутых пальцев на руке, имел продольный рычаг взвода равный длине корпуса, и обладал пока только, правда по расчетной документации, убойной силе малого кавалерийского арбалета и прицельной точностью поражения от двадцати до двадцати пяти метров.
  Без сомнения данное оружие является верхом инженерной мысли, плюс не уступает в качестве ювелирной отделки. Черный мореный дуб, пробит инкрустацией из золотой нити, а рукоять набрана из плашек янтаря.
  Порывшись на дне саквояжа, он извлек на свет перевязь со стрелками и, не удержавшись тут же ее, одел, представ во всей красе, перед зеркалом.
  Сердце посетила дикая страсть тут же немедля разрядить пару тройку зарядов в дверь каюты, но по здравому размышлению идею пришлось отложить, во-первых, из-за тонкости двери всенепременно разлетевшейся бы от ударов, а во-вторых, стоит отметить подобное ребячество не есть комильфо для столь состоятельного юноши.
  - Господин фон Нильс, к вам гости.- Произнес за спиной, вернувшийся слуга.
  Развернувшись, Абель удивился тому, что совершенно не удивился той, кто, приветливо улыбаясь, стояла в дверях его каюты.
  - Ваше высочество.- Произнес он, учтиво поклонившись.
  - Ах, оставь все это Круглый! - Ей не потребовалось приглашения для того, что бы войти и сесть за накрытый к чаю столик. - День выдался ужасным, на душе тревога и смятение. Впрочем, как я вижу, не спится не мне одной.
  - Да уж, кто бы мог подумать, что досужее любопытство, сможет привести нас к такому положению дел. - Учтиво, согласился он, дождавшись ее кивка, скромно присел за свой стол, показывая слуге, чтобы он разнес выпечку и разлил чай на двоих.
  - Кстати, чем это ты любезный весь увешан? - Поинтересовалась она, не без интереса осматривая мужественно выглядевшую грудь Абеля, так и оставшуюся перевитой стрелами.
  Смущение краской разлилось по его лицу, так как свой вид он находил весьма экстравагантным, к тому же с досадой приходилось отметить, что помимо стрел с ним за столом оказался и стреломет на ремне оттягивающий ему плечо. Впрочем, все это и в подметки негодилось тому непотребству, чем без сомнения являлся факт отсутствия обуви на нем в присутствии принцессы.
  - Эм.- Глубокомысленно произнес он.
  - А ну-ка давай сюда! - Воскликнула Аврора, перегнувшись через стол и стягивая с Абеля его вооружение. - Это ж надо, такую красоту прятать от людского внимания!
  Естественно, следующие пол часа ушли на объяснения, что это такое и как этим пользоваться, а так же на уговоры не испытывать стреломет на двери его каюты.
  - Но ваше высочество, сила удара будет такова, что дверь, возможно, разлетится на кусочки! - Пытался он увещевать Аврору, чем естественно лишь распалял её действенную натуру, склонную к деструктивным ноткам и наполненную позывами к зрелищности.
  - Тогда не медлим!- Азартно воскликнула она, подымаясь с места.- Идем на палубу, так и быть оставим твою дверь в покое.
  Разгоряченный спором с принцессой Абель выскочил на палубу, так и не заметив осуждающий взгляд слуги не успевшего предложить молодому господину соответствующие ночной прогулке туфли.
  Ночь уже вошла в свои права, усыпав темный бархан небосвода мириадами хрустальных осколков звезд. С наступлением темноты покой, и мерность спустились на уставшую за день беспокойную морскую гладь, умиротворяя ее поверхность и давая возможность лунному свету мягко лечь поверх воды, дыша прохладой, тайной и выбрасывая романтические феромоны в атмосферу, заставляя молодые сердца биться чаще.
  Судно, практически не портило ночь корабельными огнями. Светильник на носу и хвостовой части, а так же пара мачтовых огней, вот и все что своим скудным светом пыталось оправдать происхождение неверных теней по углам.
  - Ага! Вот - Круглый! То, что нужно! - Произнесла Аврора, указывая на одиноко стоящее у борта судна деревянное ведро.- Ставь его на парапет!
  Не сильно горя желанием оспаривать слова принцессы, он установил ведро согласно заданной позиции, попрощавшись как с ведром, так и с ценным зарядом для стреломета, которые без сомнения скоро сольются, воедино, обнявшись и улетев в ночную даль.
  - Так, что мы делаем? Ну-ка убери руки! - Раздался голос принцессы взводящей пружину и клацающую хаотически все предохранители на корпусе стреломета. - Да поняла! Отойди, вижу, да говорю ж тебе - поняла! Так или ты отойдешь, или я прострелю тебе ногу! Кстати, ты, почему босиком? А ладно, похоже, готово. А ну разойдись народ, сейчас наше высочество будет стрелять!
  При последнем замечании, фон Нильс с завидной скоростью ретировался за спину Авроры, а дежурившие в ночь на мачтах смотрящие попрятались внутрь своих гнезд, что осталось незамеченным для принцессы.
  Раздался сухой и звонкий удар распрямившейся пружины орудия, еле уловимый в одно мгновение свист пролетающего снаряда и после влажно глухого удара ознаменовавшего кульминацию попадания стрелы, на борт судна, опрокинув ранее установленное Абелем ведро, рухнуло неожиданно возникшее из темноты человеческое тело.
  
   ***
  
  - Твою ж мать! Это еще что за демон!- Воскликнула Аврора, добавив еще пару эпитетов, чем еще больше ввела молодого фон Нильса в ступор немоты и прострацию непонимания, что собственно творится с этим некогда прекрасным и таким понятным миром?
  Но недоумевать им пришлось не долго, минутная пауза огласилась сигнальным корабельным колоколом, это среагировал один из смотрящих, давая команду к подъему экипажа.
  Другова смысла у произошедшего больше не оставалось, их корабль подвергся нападению. Стоить отметить хорошее самообладание Авроры, прошедшей кафедру офицеров, следующего перемахнувшего через парапет разбойника, как и первого, встретила судьба в виде стрелы вошедшей вместе с оперением в его грудь.
  - Круглый, не стой столбом!- Аврора подхватила его под руку, увлекая за собой к капитанской верхней палубе, еще редкие выбегающие матросы их корабля становились легкими жертвами нападающих в ночи.
  Блестела сталь клинков, кричали раненные, звучали команды офицеров пытающихся организовать сопротивление, все закружилось в дикой пляске наполненной страхом и болью.
  Первыми достойное сопротивление смогли организовать полковник Шеппард Виггс со своими интендантами и поручиками, благодаря военной выучке и немалому опыту боевых действий именно они встали щитом между разбойниками и принцессой, с периодичностью и завидной меткостью посылающей смертельные заряды в нападающих.
  Для Абеля время, застыло, сливаясь в сплошную реку, звенела сталь, просыпающийся корабль погружался в пучину кошмара ночной битвы. Через борта судна то и дело перелезали все новые и новые группы бандитов, устремляясь в битву с экипажем. Оглянувшись, Нильс с ужасом увидел объятое пламенем соседнее судно ставшее на рейд недалеко от них и десятки разбойничьих лодок, спешащих на подмогу к их кораблю. По странному стечению обстоятельств, по всей видимости, только их судну удалось более или менее адекватно отреагировать на нападающих.
  Из ватной апатии наблюдателя его выдернуло предчувствие не минуемой беды, а так же внутренне чувство творимой неподалеку волшбы. Закрыв глаза, он погрузился в глубины интуитивных тонких материй, внутренним взором своего дара осматриваясь вокруг.
  От горящего судна на одной из последних лодок светился ярким холодным светом фон одной из духовных проекций мага нападающих.
  Сильный, опытный, он не скрывал свою суть, совершенно не опасаясь врагов окружив себя легкой серебристой дымкой энергетического защитного кокона, призванного отразить стрелы пущенные в него.
  Такой расход энергии был не позволителен для Абеля, подпитка подобного кокона на себе уже через пару минут превратила его бы в живой пока еще, но уже труп, так как жизненной силы ушло бы поистине слишком много. Но не это пугало фон Нильса, а то, что при всем при этом вражеский маг был способен концентрировать и собирать дополнительную силу для готовящегося, по всей видимости, достаточно мощного заклинания, которое без сомнения должно принести немало бед защитникам короны.
  Вот проекция противника вспыхнула ярким пульсаром, давая понимание Абелю о том, что маг набрал с легким избытком в себе энергию, и теперь будет готов к формированию её, согласно силе вложенных формул заклятья.
  Бороться с подобной массой, выставляя щиты, было подобно самоубийству. Выйдя из мира тонких материй фон Нильс, упал на колени, вытащив из воротника булавку, стал дрожащими руками выводить уникурсальную гексаграму, неправильная звезда о шести концах, составленная не на манер правильных треугольников, а словно две стрелки компаса указующие по сторонам света.
  - Круглый, раздери тебя демоны, что ты делаешь?! - Аврора, разрядив в очередной раз стреломет, с недоумением следила за его действиями.
  - Что здесь происходит? - Устало спросил полковник Виггс, поднявшийся наверх и сжимающий окровавленное плечо.
  - Маг, там к нам плывет их маг. - Немного заикаясь, сказал Абель, продолжая выводить узоры на деревянной палубе. - Если я хоть что-то еще понимаю в этом мире, то это он сжег один из наших кораблей.
  - Как сжег?- Произнесла Аврора вместе с Вигсом в голос, по всей видимости, только сейчас замечая пылающее в отдалении судно.
  Отвлекаться было некогда, Абель погрузился полностью в работу то и дело, осматривая результат внутренним зрением, добавляя крупицу за крупицей росчерки силовых линий запитанных собой внутрь магического узора.
  Деятельность полковника даже истекающего кровью, вызывала уважение. Оплотом сопротивления на судне стала капитанская палуба, часть матросов вооруженная арбалетами с высоты останавливала атаки неприятеля, заставляя их раз за разом отступать, собираясь с новыми силами.
  На свой страх и риск часть стрелков были перенаправлены с битвы за корабль в сторону подплывающих неприятельских лодок, что не могло не дать пусть и малый, но результат. Вот один из гребцов бесформенным мешком сполз на дно лодки, вот другой, получив арбалетный болт, в плечо, выронил весло, помощь нападающим замедлилась, но, к сожалению, на палубе из-за этого вновь пошла схватка в рукопашную.
  В этот момент, подплывающий маг, нанес свой удар.
  Абель видел формирование энергии противником, он даже предугадал конечный результат, по знакомым схемам, но был еще не готов, поэтому огненный шар, сформированный магом, беспрепятственно полетел в судно, гудя словно рой пчел, он ударил в борт чуть ниже перил, мгновенно охватывая пламенем часть корпуса корабля.
  - О боги, Круглый! Сделай что-нибудь, ты же волшебник! - Побледнев, вскрикнула Аврора.
  - Уже. - Фон Нильс поднялся с палубы, завершая последние штрихи своей формулы и отдавая часть своей внутренней силы.
  - Что с тобой?- Аврора подхватила под руку покачнувшегося от потери сил Абеля. - Что должно произойти?
  - Со мной скоро все будет в порядке, а вот произойти должна очень неприятная для господина мага ошибка. - С помощью принцессы он дошел до поручней устало, опираясь о них.
  - Ошибка? - Произнесла Аврора, с интересом вглядываясь в лодки разбойников практически вплотную подобравшиеся к судну.
  - Надеюсь, господин фон Нильс, ваши действия принесут плоды, иначе боюсь даже представить, что нас ждет. - Произнес Виггс, так же подходя к ним и вглядываясь в ночь.
  Абель никак не отреагировал на их слова, погрузившись в интуитивное восприятие и внимательно следя за действиями мага, он испытывал лишь страх перед мощью противника, все его действия сводились к банальной уловке, когда сила направленного действия должна идти путем наименьшего сопротивления.
  Маг разбойников банально вышвыривал легко оформляемые потоки энергии, пламенными шарами, после выброса не утруждая себя контролем полета, этим и собирался воспользоваться Нильс, толкнув врага под локоть и сделав его подачу закрученной по траектории выстроенной им дорожки, которая при должном внимании противника вполне может быть разрушена в одно мгновение.
  И шанс сжечь корабль во второй раз не представился. Ярко мигнула напитанная оболочка мага выбрасывающего огненный шар и тот, словно комета пронесся над судном, сделал разворот над мачтами и, гудя, устремился в обратном направлении.
  Удар огненного шара в лодку мага был страшной силы, вода, огонь, гигантское облако обжигающего пара и приливная волна ударившая о борт судна.
  Победа осталась за Абелем, больше угрозы со стороны мага ждать не приходилось в виду отсутствия мага как такового на просторах этого мира.
  Усталость сказалась подкосившимися ногами и легким головокружением. Все же обуздать пусть и по касательной уже оформившуюся огненную стихию это не фунт изюму съесть, хотя стоит отметить, что Абель чисто из спортивного интереса так и не смог съесть целый фунт, будучи еще на первом курсе института и проиграв по этому случаю пари.
  Устало сев на палубу он улыбнулся своим мыслям и своей первой в жизни победе.
  Меж тем, радость и оптимизм излучать было еще рано. Только хвостовая часть, на которой и находилась капитанская палуба, была во власти защитников. С правого борта, куда ударил первый из огненных зарядов, разгорался с пугающей быстротой пожар, а разбойники разжились арбалетами из арсенала судна, что неотвратимо привело к жертвам.
  Как сказал бы Буггард Тирский, война перешла в позиционную фазу. Обе стороны не спешили переходить в наступление, не покидая позиций и выжидая хоть какого-то преимущества, которое собственно ввиду разгорающегося пламени, было на стороне нападающих и, по всей видимости, в скором времени вынудит сдаться оставшуюся в живых команду судна.
  Это понимали обе стороны. Воспользовавшись затишком в схватке, защитники под предводительством полковника собрали совет.
  - Господа, ситуация плачевная.- Начал полковник.- Через считанные минуты пламя разрастется до такой степени, что мы вынуждены, будем прыгать за борт, если не захотим, конечно, поджарится в этом аду. Выбора я особого не вижу, кроме как дать бой и, прорвавшись к левому борту попытаться спустить шлюпки, покинув корабль.
  - Мы можем сдаться. - Да же с закрытыми глазами фон Нильс прекрасно понимал, кому принадлежал этот голос. Красавчик граф Крамберг, собственной персоной в ночной рубашке с сеточкой на волосах, но меж тем с саблей в залитых по локоть кровью руках. - Повторюсь, но предлагаю обсудить капитуляцию. По большей части все здесь состоятельные люди мы сможем обсудить выкуп, плюс напомню с нами принцесса, уж о выкупе её персоны думаю, будет мечтать любой разбойник.
  Повисла гнетущая тишина. Каждый взвешивал в своем уме и сердце все возможные пути развития дальнейших событий. Как отметил граф по логике вещей, вполне могло статься то, что жизни состоятельных людей, ничего не грозило, но вот как быть с оставшимися матросами и младшими офицерами корабля? Их наверняка ждала смерть.
  - Позвольте, но о сдаче я категорически отказываюсь говорить, это низко и вам граф стоило бы, постыдится!- Голос Авроры больше походил на шипение рассерженной кошки.
  По правде сказать, заявление Крамберга, не было лишено смысла и это легко читалось на лицах молодых людей, которые, как и граф принадлежали знатным семьям, что ж тут поделать, если желание жить, как правило, вполне естественней и разумней желания сложить головы пусть и подобно героям повествований.
  - Конфликт интересов. - В наступившей тишине, голос фон Нильса смогли расслышать все присутствующие. - Предлагаю организовать две группы, одна идет на прорыв вторая, которая останется, будет её прикрывать, как только первая спустится в шлюпки, все оставшиеся смогут сложить оружие.
  - Это имеет смысл. - Шеппард Вигс задумчиво кусал губы.
  - Как такое может быть?! Как вы можете такое предлагать? А как же ваша честь? Где ваше достоинство? Вы же офицеры! - Похоже, ярость захлестнула принцессу с головой. Под её пылающим взглядом многие стыдливо опускали голову. - Демоны вас раздери!
  Смачно сплюнув от злости, что совершенно не подобает делать особе королевской крови, она отвернулась от стыдливо отводящих взгляд мужчин.
  - Итак, время решительно уходит, всем кто идет на прорыв сдать арбалеты остающимся, господа из группы, которая останется, помните, если вы опустите оружие раньше того, как мы погрузимся в лодки, нам конец, мы в ваших руках. - Произнес, подымаясь, полковник.
  - В руках предателей. - Сквозь зубы произнесла Аврора все так же, не поворачиваясь к людям лицом.
  Дальнейшие разговоры были излишни, все и так прекрасно понимали, что и кому придется делать. В скором времени внизу перед капитанской палубой собрались моряки, полковник со своими интендантами, а так же принцесса с стрелометом на перевес.
  Группа остающихся, значительно превышала группу идущих на прорыв, а Абель все сидел на верхней палубе. Видимо забытый всеми он не решался принять хоть одну из сторон. Как ему казалось, выбор был до умопомрачения прост, нужно было остаться, риск погибнуть в авантюре прорыва был практически стопроцентным, но вот сердце его почему-то бешено стучало, требуя немедленно вскочить, и ринутся в бой.
  Раньше подобного рода дилемма решилась бы даже без рассмотрения все возможных последствий, но именно теперь и сейчас он почему-то смотрел на спину горделиво стоящей Авроры и не находил в себе сил остаться на корабле и бросить одну эту взбалмошную, сумасбродную, в общем...
  - Ну что за времена настали?- Сокрушенно произнес он, подымаясь на ноги и становясь в ряды готовящихся к прорыву матросов.
  Хотелось бы сказать что-то героическое, но, увы, в реальности смерть не разбирает, кто есть кто, где здесь упал замертво герой, а где законченный трус.
  Крики боли у всех одинаковы, как и цвет крови. Кто-то молился кто-то плакал, а кто-то со злостью стискивал кулаки и зубы, но когда настало время и с верху ударил первый залп стрел, все как один ринулись вперед по палубе к шлюпкам. Цели, которую каждый выбрал сам, хотя справедливости ради стоит сказать, что наверно от подобного рода выбора здесь отказался бы каждый.
  Небольшое расстояние растянулось в мили, а время словно застыло. Свистели стрелы, ударялась скрещиваемая в бою друг о друга сталь, кричали люди, выгрызая шаг за шагом свою дорогу к свободе, дорого оплачивая этот путь прочь с горящего корабля.
  Словно безучастный зритель, фон Нильс сжимал в руке кем-то врученную ему саблю, находясь рядом с Авророй идущей в тылу группы и периодически разряжающей стреломет, в нападавших разбойников.
  С каким-то внутренним замирание он все оглядывался назад, наверно с тайной надеждой на что-то, потому и стал практически тем единственным человеком, кто и увидел смерть в глазах графа Крамберга.
  Встав во весь рост, на краю возвышенной капитанской палубы тот направлял корабельный самострел, на их группу тщательно беря прицел на беззащитные спины ринувшихся в атаку моряков.
  В считанные секунды не оставляющие тени для сомнения, Нильс захватил в свои объятья Аврору прикрывая её собой от предателя, наблюдая как на её лице возмущение сменяется страхом, когда она замечает Крамберга спускающего стрелу в нее.
  Страшный тяжелый удар отбросил их обоих на перила, раздался треск ломаемого дерева и, так и не разжав объятий, они рухнули вниз в ночную пучину раскрывшего свои объятия моря.
  
   Глава 4.
  
  ... несмотря на всю бедственность и ужас нашего положения, в нём всегда найдётся за что поблагодарить провидение, если мы сравним его с положением ещё более ужасным.
  
  (Д.Дефо "Робинзон Крузо")
  
  
  Аврора лежала на спине, силясь осознать, где она и что с ней произошло. Практически полная темнота нарушалась неверными размытыми бликами, словно через толщу темного бутылочного стекла.
  Весьма ощутимый холод усиливался осознанием того, что она практически полностью промокла, да к тому же лежала на мокром песке. Паника сковывала её сердце, и лишь тепло чужой руки сжимаемой ею, хоть как-то помогало ей не расплакаться и не скатится к истерике.
  - Абель, это ты? - Тихо произнесла она.
  - Абель, это - я. - Столь же тихо ответил ей молодой человек, слегка сжав ей ладонь.
  - Где мы? - Немного осмелев, она с трудом села, не отпуская его руки.
  - На дне. - В неверном свете ей с трудом удалось рассмотреть лежащего рядом фон Нильса.
  - П-преисподни? - Легкие слезы уже готовы были сорваться с её глаз.
  - Не...Северного Моря. Хотя, пожалуй, для того чтобы согреется, я не отказался бы ненадолго посетить указанное вами ваше высочество место. - Попытавшись встать, по её примеру он застонал от боли и опять лег.
  - Но...- Сразу сотни вопросов, обрушились на нее не находя первоочередности, мешая друг другу и застревая на губах. - Как?
  - Не просто, ваше высочество, очень непросто, особенно если учесть, что этот подлец всадил мне стрелу между лопаток. - Произнес он, закрыв глаза.
  Воспоминания сами собой волной накатили на Аврору, заставляя слезы течь по лицу. Напряжение сказалось на ней, сотрясаясь в рыданиях, она припала к груди молодого человека, снедаемая чувством собственной беззащитности и бессилия.
  Абель фон Нильс же, в уме прокручивал всю имеющуюся у него в голове информацию и решительно не находил там руководства по успокоению юных принцесс, хотя вполне мог даже сейчас в обратном порядке перечислить восемьдесят шесть рун Каргейта, а так же уравнение порядка для простейших энергетических частиц по Каперфагену.
  Может предложить ей таблицу умножения?- Подумалось ему, в тот момент, когда его рука самопроизвольно стала гладить её по голове.
  Сколько они так пролежали, думаю, затруднились бы ответить оба, но по истечению времени, когда Аврора немного успокоилась, ей стало казаться, что Нильс что-то говорит.
  - А?- Неуверенно произнесла она, пытаясь в темноте рассмотреть его лицо.
  - Шестьдесят три.- Как можно ласковей и умиротворенней произнес Абель.
  - Что?- Принцесса от удивления даже открыла рот.
  - Семь умножить на девять, ваше высочество.
  - Круглый, ты что спятил? Ты вообще отдаешь отчет себе о происходящем? Мы вырвались только что из лап смерти, нас предали, мы находимся, черти даже не знают где, а ты лежишь со стрелой в спине и повторяешь таблицу умножения?
  - Ну, ваше высочество, как говаривал великий философ древности Артисмотель: "В жизни каждого человека, должна найтись минутка для знаний".
  - Да пошел ты в ...- Принцесса аж захлебнулась от возмущения, забыв все горести и тягости, обрушившиеся на нее в последнее время.- И этого своего ...туда же вместе с собой прихвати.
   Видимо полегчало.- Подумал Абель, с легкой улыбкой выслушивая все новые и новые эпитеты и формулировки из уст принцессы, с теплотой на сердце, понимая, что все-таки математика мать всех наук и всегда найдет отклик даже в самой темной и заблудшей душе.
  
   ***
  
  По субъективному времени они шли уже целую вечность, пару раз состарившись и умерев, объективно же оценивая ситуацию, фон Нильс утверждал, что суммарно они идут не более четырех часов, чем естественно только злил принцессу Аврору.
  Идти практически в кромешной тьме, по влажному испещренному оврагами и подъемами морскому дну, было сущим наказанием. Принцесса раз за разом восхищенно осматривала накрывающий их пузырь воздуха, и сомкнувшуюся над головой, в десятки метров темно серую с зеленью, массу морской воды.
  Первое время она еще пыталась разобраться в спутанных объяснениях Абеля, но уже через некоторое время просто махнула на все рукой, дав простое и все объемное определение происходящему - магия.
  То и дело, заметив над головой проплывающих рыб, она первое время, словно маленькая девочка тыкала в них пальцем со словами: "Мама, мама, смотри птичка". Хотя в нашем случае это и звучало скорей как: "Круглый, Круглый, смотри рыбка"! Но согласитесь - похоже, ведь?
  Все эти чудеса были восхитительны первые два часа, красивые рыбы, таинства морского дна, подбираемые красивые ракушки, ну а потом спустя еще пару пройденных километров, пришло понимание того, что вымокли и извозились в иле с ног до головы. Да и, кстати, глупые рыбы то и дело выпадали в воздушное пространство, глупо раскрывая рты с недоумением на мордах и полнейшим непониманием происходящего.
  Но хуже всего конечно приходилось Нильсу, после получасовых уговоров пригрозив смертной казнью, принцессе все удалось стянуть с него рубашку, где она обнаружила у того на спине огромный синяк. После минутных изысканий отыскалась и причина, арбалетная стрела, засевшая в стреломете который держала в тот момент Аврора.
  Их спасло чудо, а так же магические способности Абеля, сумевшего теряя сознание сотворить над ними подобный полог, скрывший их от скорой расправы разбойников на дне моря.
  Вернув рубашку на место, она отпустила Нильса, хотя о другой проблеме тут же возникшей, забыть уже так легко не удалось. Абель был босиком, по странному стечению обстоятельств тот проявил беспечность, сняв в каюте обувь.
  Теперь же эта оплошность вылилась в многочисленные порезы от ракушек на дне моря и, непрекращающиеся стенания мучимого болью человека.
  Дышать становилось все трудней, как объяснил фон Нильс, это кончался кислород в их воздушном пузыре.
  - И что же нам делать когда "кислыйрот" совсем кончится?
  - Кислород ваше высочество, а когда он закончится, мы задохнемся.
  - Поэтому ты не делал такой пузырь, чтобы спасти всю команду? - Тихо сказала она.
  - Не только, дело в том, чем больше людей, тем быстрей расход идет, с командой мы бы не протянули здесь и пол часа. - Абель остановился тяжело дыша. - К тому же, скоро магических сил для поддержания пузыря не останется, и он исчезнет сам.
  - Скажи, мы уже довольно долго идем, с судна был виден берег, успеем ли мы до него дойти? - Она, тоже тяжело дыша, остановилась, ощущая легкое головокружение.
  - Должен вас огорчить, ваше высочество, но, похоже, мы идем в неверном направлении, по идее мы уже час назад должны были выйти на поверхность.
  - О боги, неужели мы умрем?
  - Скорей всего, ваше высочество, но для начала, мы всплывем на поверхность, во-первых, чтобы не задохнутся, а во-вторых, чтобы оглядеться, возможно, мы все же не двинулись в глубь моря, а движемся вдоль береговой линии.
  - То есть, ты предлагаешь всплыть, подышать, чтобы потом утонуть, я правильно тебя поняла?
  - Где-то, наверно так.
  - И когда же ты планируешь всплытие? - Принцесса запрокинула голову, пытаясь хоть что-то рассмотреть сквозь муть воды.
  - Я уже давно его планирую, выбирал только место, где глубина будет поменьше, чтоб нас банально не раздавило водой.
  - Как же это, вода может раздавить нас? - Она удивленно посмотрела на него.
  - Вы не поверите ваше высочество, но даже в воздухе есть давление.
  - Что за вздор, твои заумствования похоже совсем свели тебя с ума. - Легкая улыбка отразилась у нее на лице. - Мы для этого остановились?
  - Да. - Он запрокинул голову, что-то про себя просчитывая. - Приблизительно пятнадцать может двадцать метров над нами воды и, мельче уже около часа я не встречал.
  - Что мне делать?
  - Осваивать практику ловцов жемчуга с Фаросских островов, ваше высочество и как можно быстрее.
  Дальше руководствуясь некогда прочитанной схеме он рассказывал Авроре, как правильно набрать воздух в легкие, не обращая внимание на скептицизм, уговаривал ее заткнуть нос и надуться, создавая внутреннее давление на барабанные перепонки и только по выполнении всех условий и дождавшись её утвердительного кивка, подошел к ней, сзади обнимая за талию.
  - И запомните ваше высочество, считанные секунды подъема покажутся вам вечностью, вода сдавит вас с такой силой, что вам покажется, что вас завалило камнями, но не при каких условиях не вырывайтесь с моих объятий, слишком быстрый подъем с глубины чреват для нас скоропостижной смертью.
  - Фух Круглый, как ты утомителен, поплыли уже!
  - Итак, вздох - раз! Вздох - два! Вздох - три!
  В следующее мгновение стены воды сомкнулись на них обхватив, словно гигантские лапы великана, своими объятьями. Как не готовилась Аврора, но до конца так и не поверила Нильсу, ну сами посудите, кто бы в такое поверил, что море может раздавить человека?
  Холодная вода сомкнулась, сжав её и порождая порыв паники, ей показалось, что она умирает стиснутая и раздавленная сомкнувшейся, нет не водой, а каменной скалой! Мучительной болью стиснуло грудь и словно два огромных металлических штыря вбили в голову через уши. Захотелось кричать, но и этого она сделать не могла из-за сдавленной груди, в страхе словно обезумив, она рвалась на верх с трудом удерживаемая за пояс фон Нильсом. Тому так же приходилось не сладко, но он все же придерживал рвущуюся принцессу, нельзя было допустить резкого перепада глубин, иначе кровь в организме словно вскипела бы пузырясь.
  Медленно служа больше грузом чем, помогая, всячески удерживая бьющуюся в руках принцессу, они начали подъем с глубины, но и его самообладание на последних метрах сдало из-за муки, которое испытывало тело уже на рефлексах, которые не поддавались контролю, пытаясь делать спазматические вдохи.
  И уже на последних долях секунды, когда разум отходит на второй план, уступая уже даже не человеку, а бьющемуся в отчаяние предсмертных муках обезумевшему животному, они получили столь заветный вздох самого сладкого самого живительного самого-самого, глотка воздуха.
  Аврора рыдала, делая вдох за вдохом, Нильс успевший немного успокоится, просто лег на воде на спину, прислушиваясь как в груди колотится, бешено сердце, и мысли чехардой кружат в голове.
  Небо уже светлело, еще видны были местами звезды, побледнела луна, а горизонт окрашивался в розовые тона.
  - Признаюсь вам честно ваше высочество, окунувшись в эту бурную ночь, я уже и не думал что встречу новый день.
  - Боги! Мы живы! - Она кричала в голос, захлебываясь слезами.
  - Все еще живы...- Шепотом для себя поправил Абель.
  
   ***
  Андербург столица одноименного королевства, в ночное время с главной башни королевского замка выглядела умиротворенно, погруженная в полутьму, немного рассеиваемую по главным улицам установленными там столбами газовых фонарей.
  Каменный город дышал покоем и статностью острых крыш увенчанных затейливыми флюгерами.
  Обзор из башни, возвышающейся на порядок над самыми высокими крышами, открывался практически до самых крепостных стен. Все казалось спокойным и надежным, вот только королю Аврелию Второму, статному подтянутому мужчине средних лет не спалось и на душе было не легко.
  Вот уже вторую неделю как не было вестей от судов направляющихся в Альбену с самым ценным грузом в его жизни на борту, его дочерью Авророй.
  Срочные депеши и приказы, несли гонцы, в море были отправлены десятки судов военного флота, была выпита бутылка коньяка, а новостей все не было.
  Аврелий стоял наверху башни, в смотровой комнате упершись лбом в большое витражное окно и, отсчитывал минуты до рассвета по стуку сердца, в груди отмечая уходящее время.
  - Ваше величество! Последние вести!- В комнату вошел гвардеец, пропуская следом за собой усталого советника безопасности, немного тучного черноволосого мужчину с широкой вьющейся бородой по верх неброского черно-золотого мундира.
  - Герхард! Демон тебя раздери, рассказывай! - Аврелий, заметно нервничал.
  - Ваше величество. - Отвесив поклон Герхард Гремма, приступил к докладу: - На следовавшие курсом к Альбене суда, совершенно нападение! Из пяти кораблей короны в ходе ночного боя уцелеть удалось двум.
  Господин Гремма, с внутренним содроганием замолчал на докладе, не решаясь сообщать судьбу принцессы, наблюдая как на лице монарха, злобно играют желваки скул.
  - Герхард, говори все. - Король пристально буровил собеседника взглядом.
  - В ходе боя, по словам очевидцев, была предательски застрелена в спину принцесса Аврора. - Он опустил взгляд в пол. - Тело пока не обнаружено, но боюсь, этого и не удастся сделать, слишком большая площадь поиска, а скоро начнутся осенние шторма...
  - О боги...моя девочка...- Король тяжело, держась за сердце, облокотился о стену башни.- Ни в коем случае не прекращать поиски, со всеми подробностями ко мне в кабинет, поднимай генералов, советников, клянусь небесами, эта война запомнится людям на века...
  
   ***
  На широкой песчаной отмели, сидели двое молодых людей, он - небольшого роста, парень, перемазанный в грязи с ног до головы и босыми ногами и, она высокая статная молодая девушка, так же перемазанная с ног до головы, но с заметным отличием в виде мягких полусапожек на ногах.
  Стоял полдень и, пока еще теплое солнце первых дней осени немного согревало их, прижавшихся друг к другу. Мерный шелест волн накатывающих на берег, нес умиротворение, хотелось просто сидеть и сидеть вот так на берегу, ни о чем, не говоря и никуда не торопясь, забыв еще, хотя б на минутку о том, что было, а так же о том, что еще предстоит.
  - Есть хочется. - Тихо произнесла она.
  - Я бы даже сказал, смертельно хочется, ваше высочество. - В тон ей ответил юноша.
  Уже второй день принцесса Аврора и Абель фон Нильс встречали на песчаном пляже небольшого острова, куда после долгих качаний на волнах, море учтиво их выбросило.
  Первые часы радости очень скоро сменились на своего рода апатию отчаянья, после того как ровно за час времени им удалось обойти вокруг острова и вернутся к тому месту, куда их выбросило море.
  - Рыбу будем? - Произнесла принцесса.
  - На чайку я больше не решусь, такой мерзости мне больше не вынести.- Вспомнив то как вчера они вечером пытались зажарить и съесть пропахшую рыбой чайку, Абель непроизвольно содрогнулся.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"