Мельников Андрей: другие произведения.

S-T-I-K-S Перекресток неудач

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.33*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Тебе не повезло" - это в общем-то и все, что тебе нужно понять... Фраза полностью описывает ситуацию, в которую ты попал. Перед тобой открыл свои двери Улей - место, где царствует смерть, и выжить в нем будет не просто. Да, тебе не повезло. Мало кто здесь может протянуть и несколько дней, а людей, что прожили год можно считать настоящими счастливчиками, потому что они не угодили в пасти вечно голодных тварей, что населяют это место, и не были убиты своими братьями по разуму ради нескольких патронов. Помни, Улей - это место, из которого не возвращаются. И да, добро пожаловать.

Глава 1

  
  
  Это должно было быть самое обычное среднестатистическое утро. Ничего больше или меньше. Ещё один день, который не обещал никаких непредвиденных сюрпризов.
  К такому ритму Егор уже давно привык, стал его частью, превратился в ещё одного серого зомби, что каждое утро выходит из квартиры и тащится на свою ненавистную работу, ныряя с головой в спокойное течение бытия и не прилагая никаких усилий плывя вперед, полностью отдавшись на волю стихии.
  Медленное и неотвратимое течение, из которого очень сложно вырваться. Сломать те оковы, что сам и создал.
  Обыденность - безвкусная жвачка, которую ты должен жевать, даже несмотря на боль в скулах и желания поскорее избавиться от этого приторного, вяжущего и наполняющего рот вкуса.
  Жизнь Егора давно превратилась в скучную рутину, от которой иногда хотелось удавиться, только чтобы больше не видеть один и тот же сценарий день за днем.
   Проклятая петля, что затянуло тебя в свои стальные объятия, и никак не хочет отпустить.
   Егор сам себе боялся признаться, что так было даже лучше. Жизнь, к которой он привык за эти пять лет, не могли нарушить даже наплывы легких землетрясений в виде его немногочисленных пассий, что безуспешно пытались прибрать его к своим рукам. Правда, они тоже редко когда задерживались больше чем на пару месяцев. Совместная жизнь с противоположным полом у Егора не клеилась. И скорее всего в этом была его вина, но на счет этого он не слишком переживал, потому что после очередных отношений был период относительного затишья, когда он оставался свободен, без каких-либо обязательств. Жил своей скучной жизнью и ни о чем больше не думал, пока не наступал тот роковой момент. Именно до этого у него продолжалось его спокойствие. Друзья Егора в конце концов узнавали эту счастливую новость, что он расстался со своей бывшей, и все начиналось по новой.
  Егора более чем устраивал такой ритм. Хоть иногда и хотелось чего-нибудь нового.
  Необычного.
  Вот только ничего не могло измениться. Не бывает такого, чтобы по мановению волшебной палочки мир изменился. Поэтому уже со вчерашнего вечера Егор представлял, как должно было пройти это утро.
   Даже не представлял, а точно знал практически до каждой чертовой минуты. Ведь так проходило практически каждое его утро.
  Солнце встает, мир медленно просыпается, сбрасывая с себя остатки ночной дремы, звенит нудный будильник...
  После этого должна была последовать чашка кофе без сахара и легкий завтрак, если бы удалось отыскать в квартире хоть крошку чего-нибудь съестного. Холостяцкая жизнь, увы, вынуждала холодильник простаивать пустым, если не считать, конечно, наполовину опустошённую бутылку водки, которая казалось уже успела стать неотъемлемой частью этого белого исполина, что безмолвным идолом застыл на кухне, ожидая чтобы каждое утро совершался этот бесполезный ритуал отрывания дверцы и проверки его бесплодного нутра, что способно было породить только холод и пустоту.
  Маленький бог жалкой человеческой жизни, что белым изваянием застыл на кухне и ждал пока в его безжизненное нутро поместят новое подношение.
   Честно, Егор даже не помнил, как эта бутылка оказалась в морозилке и сколько времени там уже успела пролежать. Попросту в одну такое же 'прекрасное' утро, после небольшой пьянки, бутылка неожиданно появилась и осталась дожидаться своего часа, который никак не наступал.
  День за днем, месяц за месяцем...
  Егор никогда не был любителем выпить без повода, поэтому не обращал на бутылку внимания до сегодняшнего дня.
  Повод наконец-то появился. Нет, не так. Этот повод ворвался в его серые будни, разорвав серый лист реальности на тысячи маленьких разноцветных конфетти, что до сих пор кружились перед глазами разноцветными лентами.
  Сегодня-то все и должно было случиться. Бутылка все-таки дождалась своего часа. Хотя сам он ещё не догадывался, что все перевернулось с ног на голову.
  Мир изменился.
   И вот так эта бутылка продолжила свое существование, напоминая о себе каждый раз, когда приходилось заглядывать внутрь этой пустой морозной машины, что почему-то до сих пор не была выкинута за ненадобностью. Но сегодня все пошло не так как обычно, привычный мир рухнул, попросту разорвался на мелкие осколки. Вряд ли ложась спать, хозяин квартиры, да и сама бутылка ожидали, что этим ранним утром трясущаяся рука схватит её за горлышко и наконец-то решит употребить содержимое по назначению.
   Егор налил стопку водку и без раздумий опрокинул её внутрь. Поморщился и немного подождал, ожидая внутреннего отклика. Находящийся в стрессовом состоянии организм ответ выдал ровно через секунду - дозы было чертовски мало.
  Требовалось ещё.
  Задумчиво покосившись на бутылку, Егор поборол желание прильнуть к горлышку и сразу же налил ещё стопку, с содроганием вспоминая события пятнадцатиминутной давности и пытаясь себя убедить, что это был выверт его воображения или же какая-нибудь нелепая постанова, но точно не реальность.
  - У-ауууррр, - яростный рев, что ворвался в сон Егора заставив подскочить на постели и первым делом посмотреть на телефон, что лежал рядом с подушкой. Он не помнил, что поменял мелодию будильника, поэтому ещё не до конца проснувшись попытался нащупать рукой прямоугольник телефона.
  - Где же ты? - рука зашарила по тумбочке и нажала на нужную кнопку.
  Про себя Егор даже успел подумать, кто бы мог так подшутить, поставив этот душераздирающий рев ему на телефон, но развить успех больше не получилось. Рев повторился и звучал он куда агрессивней, чем в первый раз, да и исходил он уж точно не от его телефона.
   С каким-то удивлением покосившись на черный экран, Егор протер глаза и направился к окну. Ведь шум доносился с улицы, что было странно. Нетипично для спального района слышать нечто подобное ранним утром, особенно на трезвую голову.
  Если бы не открытый балкон и окно, то Егор бы тоже этого не услышал, а продолжил бы безмятежно спать в своей постели, но судьба распорядилась иначе, подарив это маленькое, спасительное предупреждение.
   Вот только понять это он сможет немного попозже.
  Окна его квартиры, что находилась на шестом этаже двенадцатиэтажного дома, выходили на самую унылую детскую площадку, на которой максимальными происшествиями было распитие пива местными алкашами или же ссора двух мамаш со своими ненаглядными чадами. И если было выбирать из этих двух событий, то Егор бы без раздумий выбрал первое. Намного интересней, чем смотреть на двух визжащих дурёх и их таких же тупоголовых деток.
  Уж лучше с сигаретой наблюдать, как наряд полиции пытается поймать алкоголиков, что без видимых признаком опьянения быстро разбегаются в разные стороны, если не спотыкаются об какое-нибудь препятствие, выросшие на их пути. Вот только шум, что он слышал не был похож на пьяные вопли местных алкоголиков, также как и на визг молодых мамаш. Это было что-то другое, будто бы появившееся из другого мира. И разумных предположений появления этого шума у Егора не было. Да и вообще звук, что он услышал не был похож ни на что, будто бы был вырван из какого-нибудь фильма ужасов и включён на полную громкость.
  'Не в такую же рань они решили собраться?', - мысли Егора текли вяло, да и вообще тело его не пришло в себя после сна. Самое обычное его утренние состояние, которое должны исправить сигарета и чашка кофе.
  Может быть, этот шум последствия белой горячки, что накрыло кого-то от пристрастия к тяжелому алкоголю? Хотя навряд ли даже самый пропитый алкоголик сможет издать нечто подобное своей глоткой. Или же какой-то совсем безголовый шутник притащил сюда здоровенную колонку и включил какой-нибудь бездарный кинофильм, бюджет которого парочка мятых баксов и парочка сэндвичей, съеденных бездарным режиссёром. Да вон и крики даже какие-то угадываются через общую какофонию урчащего будто бы мотор шума, но выяснить ответ наверняка можно было только одним способом - посмотреть на эту чёртову детскую площадку, а после ждать приезда доблестных сил правопорядка. Наверняка какая-нибудь бдительная пенсионерка набрала уже заветный номер на телефоне и также как и он ждет развязки этого бесплатного представления.
  Егор успел глянуть на время на экране своего телефона, поэтому был уверен, что люди сейчас только на работу собираются, а некоторые ещё спят в собственных постелях. Любопытство хоть и высунуло нос, но не со слишком большим интересом. Не верилось в то, что он увидит хоть что-то способное как-нибудь его удивить. Слишком уж скучный это был район - молодые семейные пары да обеспеченные пенсионеры, которые смогли позволить себе квартиры в новостройках.
  По-хорошему, нужно было попытаться заснуть, но зная себя Егор только грустно вздохнул - раз уж он проснулся, то вряд ли сможет вновь закрыть глаза и отправиться в объятия Морфея. Его организм так не работал. Поэтому можно было только пожелать 'счастья' этому шутнику, что решил разбудить его в такую рань.
  С тяжелым вздохом Егор поднялся с постели, протирая глаза и натягивая на себя тонкую олимпийку, и медленно побрел к приоткрытой двери балкона. Лето только вступало свои права, поэтому с утра было ещё прохладно, а стоять и мёрзнуть не было никакого желания. Немного заторможено Егор полностью открыл дверь, ведущую на балкон, по привычке сцапал красно-белую пачку, отправляя сигарету себе в рот. Отработанным до механизма движением нащупал зажигалку.
  'Щелк, щелк', - слабенький огонек медленно подполз к лицу и замер там буквально на секунду, а затем Егор затянулся и блаженно улыбнулся.
  Как же этого не хватало.
  Егор прикрыл глаза и выдохнул струйку дыма. В воздухе сразу же стал ощущаться запах табака, а организм замер. В легкие сразу же отправилась ещё одна порция дыма, снабжая организм такой необходимой дозой никотина.
   От вредной привычки Егор не мог избавиться уже второй год.
   Пагубная привычка, от которой следовало бы давно избавиться, но никак не удавалось найти подходящий повод, чтобы завязать окончательно. Максима хватало на месяц, после чего он срывался. Знал бы он как быстро ему придется забыть про табачную продукцию, наверное, бы докурил ту сигарету, что была у него в руках.
  Рука потянулась к окну, чтобы его полностью открыть, а потом уже высунуться самому, но этому не суждено было сбыться. Взглянуть на детскую площадку он не успел.
  Вновь раздавшийся рык даже не слишком его удивил, но то что прозвучало в следующую секунду заставило без раздумий упасть на пол и закрыть голову руками, опасаясь осколков стекла. Чертовы рефлексы сработали автоматически. Мозг не успел проанализировать эту новую информацию, а тело уже сработало. Ничего поделать Егор с собой не смог. Уж очень резко застрекотал автомат, который ни с чем иным спутать было нельзя.
  Слишком достоверно звучали автоматные выстрелы. Никакие колонки такого передать не могли.
  Длинная очередь замолчала, чтобы с новой силой зазвучать из-за окна. Если сначала Егор подумал, что это всего лишь ещё одна шутка, то через несколько секунд смог осознать, что автомат был реальным. Не какая-нибудь глупая игрушка или же охолощенный ствол, который продали какому-то дураку, а реальная боевая машинка, что сейчас поливала все вокруг свинцовыми пулями. Слишком отчетливо слышались хлопки попаданий по бетону и стеклу, которые не мог скрыть даже урчащий рев чего-то неведомого, которому явно это не слишком нравилось.
  - Сдохни, тварь! - прозвучал чей-то голос в перерыве между ещё одной короткой очередью, которая резко захлебнулась.
  - Твою мать, - прорычал Егор и выплюнул сигарету, потушив её о красный кирпич балкона. Все удовольствие от ежедневного утреннего ритуала сразу куда-то исчезло. - Да что вообще происходит!?
  Подходить к окну расхотелось совершенно. Хоть умом Егор и понимал, что вряд ли кто-нибудь целится в его окно, но случайную пулю тоже не слишком хотелось получить промеж своих глаз. Много ему таких историй доводилось слышать.
   Чистая случайность или же неуместное любопытство? Иногда эти две вещи встречаются. И ничего хорошего эта встреча не приносит. Поэтому Егор осторожно начал сдвигаться по направлению к двери, ведущей назад к квартире. Нужно было осторожно добраться до телефона и вызвать наряд полиции. Пусть разбираются с этим чудилой, что решил пострелять с утра пораньше. Ладно бы это был какой-нибудь охотник с двустволкой, тогда бы Егор спокойно пошел бы и налил себе чашку кофе, но это явно из настоящего боевого оружия стреляют.
  Совершенный придурок, который явно хочет отправиться в места не столь отдаленные. Мечтает, наверное, об этом. По-другому и не скажешь. Кто ещё будет стрелять в спальном районе? Здесь и свидетелей найдется уйма, так же как и записей с камер можно будет насобирать целый букет, которым только обрадуется следователь. Да и сам стрелок далеко не сможет уйти. Всех собак на него спустят.
  Тем временем автомат ещё несколько раз выплюнул несколько коротких очередей и резко захлебнулся, будто бы кто-то нажал на кнопку 'стоп', а раздавшееся за этим довольное урчание заставило поёжиться, но телефон был уже в руках Егора. Набрав нужный номер, он приложил телефон к уху, дожидаясь ответа дежурной части.
  - Вы находитесь вне зоны действия...
  Дослушивать неживой женский голос Егор не стал, сражу нажав на красную кнопку. Не любил терять попусту время, слушая бессмысленную информацию. Только сейчас смог заметить, что сети не было - две симки были очерчены серым цветом и не поблескивали ни одним делением, поэтому недолго сокрушаясь от своей неудачи, он рванул в сторону стационарного телефона. Он точно должен был работать.
  Сам подумывал его давно отключить, но почему-то всегда забывал про это. Сейчас Егор даже поблагодарил себя за это.
   Вот только короткие гудки подтвердили, что и это был бесполезный вариант. Связи не было, да и света тоже. Пришлось быстро пробежаться по квартире, проверяя все до чего смог дотянуться.
  Результат заставил задуматься.
  Электричество, вода и газ отсутствовали напрочь, будто бы дом решили отрезать от всех достижений цивилизации разом. Каменный век какой-то. Вот только предупреждение никто не давал. Хотя когда он в последний раз обращал внимания на объявления, что расклеивались возле подъезда?
  Егор прислушался и задумчиво направился в сторону балкона. Все это время не раздалось ни одного выстрела, только кто-то продолжал урчать словно довольный кот. Это его немножко успокоило. Поэтому он поддался на соблазнительный шепот своего любопытства. Хоть стекло и глушило основную часть шума, но не всё. Прекрасно можно было разобрать особо громкие звуки, казавшиеся шумом, что издавал огромный рефрижератор. Другого сравнения Егор так и не смог придумать.
  Аккуратно вернувшись на балкон, Егор не поднимал головы, сложившись напополам, чтобы не отсвечивать в окне, прополз к подоконнику. Кто знает что на уме у этого неизвестного стрелка? Может быть он сейчас выискивает взглядом жертву в окнах? С головой у него точно не все в порядке.
  Егор готов был поспорить, что соседи уже вызвали полицию, поэтому можно было посмотреть, как дальше будут развиваться события. Возможно, удастся посмотреть на что-нибудь интересное. Будет хоть какая-то компенсация за испорченное утро
  Егор даже не представлял насколько пророческими будут его мысли, вот только сцена, которую он должен был увидеть была намного мрачнее, чем ему представлялось. Он осторожно начал подниматься, стараясь рассмотреть, что же происходило в его дворе. И когда смог полностью окинуть взглядом площадку, замер будто бы мышка, которая увидела что-то непонятное, но со стопроцентной вероятностью опасное. Попросту, так сказали звериные инстинкты, которым можно было всецело доверять, иначе бы тебя уже давно сожрали.
  Если быть откровенным, то Егор сначала даже не понял, что же он увидел. Просто мозг отказался хоть как-то прокомментировать то, что предстало перед ним во всей своей первозданной красе. Это был ступор. Мышцы напряглись, глаза застыли в одной точке, а мозг бешено крутился, стараясь чтобы шестерёнки вертелись с максимальной скоростью - нужно было осмыслить увиденное. Понять, что же попало ему в поле зрение, совместить реальность в одну цельную картинку.
  Пришлось даже протереть глаза, чтобы убедиться, что это не померещилось. Вот только образ, застывший перед глазами, отказывался проходить, давая время чтобы рассмотреть себя во всех подробностях.
  - Качели тут будут маловаты, - изо рта вырвалась немного глупая фраза. Уж очень было сюрреалистично видеть ЭТО на детской площадке. - Также, как и кузов грузовика. Не будет у этой крохи счастливого детства...
  Он сглотнул вязкий ком слюны и рукой попытался нащупать пачку сигарет.
  Егор во все глаза смотрел на чудовище, что застыло посреди детской площадки, будто бы гротескным памятником, перекачанным стероидами и стимуляторами. По-другому нельзя было объяснить, как это существо смогло вырасти до таких размеров, что волосы на затылке шевелились сами собой, а ноги хотели унести тебя вглубь квартиры, а лучше на другой конец земного шара. Главное, чтобы подальше от этого монстра - успешного продукта генной инженерии или какого-нибудь безумного ученого.
  Ещё оставалась зыбкая надежда, что он видел перед собой какую-нибудь уродливую статую, но она быстро развеялась. Это существо было живое, рычащие и опасное. Сколько бы Егор не всматривался в спину этого монстра, он отчетливо понимал, что оно было создано для единственной цели - убивать. Именно об этом вопил внутренний голос, пока была возможность рассмотреть чудовище.
  Живая машина для убийства.
  Сейчас монстр был чем-то увлеченно занят, полностью погрузившись в свое занятие всей шириной своей пасти.
  Трехметровое чудовище полностью покрытое костяной броней, шипами и огромными лапами, заканчивающимися острыми когтями. Наверное, в этой особи было примерно несколько тонн живого веса, если не больше. Пришлось оценивать на глаз, но если Егор и ошибся, то ненамного. На затылке вспух нарост похожий на ороговелый гриб, практически полностью покрытый костяными пластинами, что внахлёст спускались с головы, прикрывая шею и часть спины. Егор присмотрелся. В одном месте на этом горбе броня отсутствовала, будто бы это чудище успело его где-то потерять.
  Егор напряг все свое зрение, чтобы постараться рассмотреть, чем было занята голова монстра.
  Голова? Нет, нельзя было это так назвать. Скорее это был маленький холодильник с устрашающими зубами, которые сейчас были чем-то заняты. Челюсть твари ни на секунду не прекращала двигаться. Существо жевало, отрывая куски от чего кроваво-красного у него в руках.
  Егор присмотрелся и побледнел, поняв что с таким аппетитом жует этот монстр. К горлу подкатил вязкий ком, который он смог сдержать только усилием воли.
   Это не сразу удалось понять. Егор просто не хотел это принимать. Как с каждым укусом этой пасти от трупа человека отрывало кусок за куском. Сейчас в огромной глотке скрылась нога в темном камуфляже и берце. Кости и подошва, видимо, ни капли не смутили монстра, также как и камуфляжные штаны.
  Автомат, из которого ещё совсем недавно стрелял этот человек удалось заметить совсем рядом. Он словно забытая игрушка валялся в песочнице, ожидая пока её заберет ещё один хрупкий герой, осмелившийся дать отпор этому злу.
  Вот только тут нужен танк, а не старенький 'калаш'. Он уж точно против такого чудища не слишком сильно поможет. Уж очень внушительно выглядели пластины костяной брони, которые вряд ли возьмет обычная 'пятерка'.
  - Да что же ты такое? - не смог сдержаться Егор, ощупывая подоконник в поисках пачки и зажигалки. Очень хотелось выкурить хотя бы одну сигарету, а лучше сразу три...
  Существо неожиданно замерло, повело уродливой шипастой головой и медленно повернулось в его сторону, направляя бойницы своих глаз в сторону балкона, на котором превратившись в соляную статую застыл Егор, опасаясь сделать хотя бы одно лишнее движение.
  Внутренний голос прямо надрывно выл, что этот монстр опасен и вряд ли стоит привлекать к себе внимание, если конечно не хочется стать вторым блюдом в его меню. Хотя голос разума с усмешкой отвечал, что с такого расстояния было невозможно его рассмотреть. Вот только сейчас Егор не был уверен ни в чем кроме того, что нужно было стоять и не двигаться.
   Какой-то тот же внутренний голос подсказывал, что этой твари удастся с легкостью добраться до шестого этажа, а максимум что мог противопоставить ей Егор, был слегка туповатый топор, который скорее всего станет его зубочисткой, чем реальным оружием против такой громадины. Сама мысль была смешной. Только безумец попытается противостоять этому чудовищу с топором в руках. Тут и крупнокалиберного пулемета может не хватить...
   Хотя теперь можно было прекрасно рассмотреть и переднюю часть этого монстра. Окровавленный рот, из которого капала кровь и слюну прямо на скамейку, казалось вышел из низкобюджетного ужастика. Создавший его режиссер не поскупился на грим и спецэффекты, получив этакого короля всех чудовищ. И стоило отдать должному этому непризнанному гению, ещё бы чуть-чуть и у Егора бы начали трястись коленки, настолько впечатляющий результат ему предстал.
   В окне торчало только половина головы, поэтому заметить его было сложно, только если Егор не совершит какую-нибудь глупость. Например, резко попытается скрыться в квартире, привлекая к себе внимание этим движением, а инстинкты подсказывали, что так делать было нельзя. Древние заложенные в мозг комбинации, которые вбивались в генетический код, когда человек только-только появился как разумный вид, прямо орали, чтобы он не двигался. Заметить движение намного легче, чем его темные волосы и половину лица, застывшие неподвижно. Существо повело своей клыкастой мордой будто бы прислушиваясь к чему-то, а затем в голове раздался голос, прозвучавший будто бы гром среди ясного неба.
  'Покажись, здесь безопасно. Тебе нечего бояться. Иди ко мне', - Егор замер, стараясь отгородиться от тех мыслей, что ворвались к нему в голову, вот только их становилось все больше. Они были огромным океаном, который хотел поглотить шлюпку его сознания.
  Что самое ужасное Егор практически им поверил, потому что появилось нестерпимое желание подняться во весь рост и помахать рукой. Бред, но он действительно стал рассматривать возможность выйти к этой твари наружу ведь там было безопасно. Единственное, что спасало его от столько иррациональных действий был вид чудовища, а вернее его пасти, которая продолжала что-то пережевывать, перемалывая кости и мясо. Именно этот вид и отрезвил его, помогая хоть немного скинуть наваждение, что на него нашло.
  Егор не знал сколько продолжалось это противостояние, но с каждой секундой становилось всё сложнее сопротивляться чужой воле. И когда он думал, что готов уже встать, наваждение исчезло будто бы кто-то сдернул пелену с глаз, позволив вновь собственным мыслям наполнить голову. Удержаться от того, чтобы случайно не шевельнуться было сложно, но Егор справился.
  От этого зависела его жизнь. Как бы странно это не звучало.
  Монстр разочаровано заурчал и развернулся к своему 'столу' и продолжил свой кровавый обед, а Егор понял, что сейчас возможно избежал смерти. Сердце колотилось словно отбойный молоток, а в черных волосах наверняка прибавилось несколько седых волос. По спине пробежала капелька пота. Это было слишком странно и ненормально, будто бы этот монстр был разумен и умел передавать свои мысли на расстоянии. Именно такое чувство сложилось.
  Это мысль больше всего и испугала Егора.
  Монстр был разумен. Перед взглядом до сих пор застыли эти чересчур умные бойницы ороговелых глаз, которых не могло быть у животного...
  Егору хватило нескольких секунд, чтобы прийти в себя и аккуратно без лишнего шума скрыться в квартире, не забыв плотно прикрыть дверь на балкон. Слишком он отчетливо понимал, что случится, если он будет издавать лишний шум. Не хотелось стать дополнительным блюдом на завтрак этого монстра. Что-то подсказывало, что путь на шестой этаж займёт для этого чудища ровно столько времени, сколько понадобится для прыжка.
  Оказавшись в квартире, Егор шумно выдохнул. Казалось, что все это время он не дышал. По телу прокатилась мелкая дрожь, руки тряслись, а в голове никак не могло образоваться даже подобие порядка. Поэтому он без раздумий направился к холодильнику.
   Ему это было нужно, как никогда до этого момента...
  Третья стопка прокатилась по глотке холодным огнем, и Егор с сожалением закрутил крышку бутылки, убрав её подальше от своих глаз, назад в ледяное нутро холодильника.
  - Хватит, - твердо сказал он, стараясь разобраться в произошедшим, но в голове царил форменный бардак.
  Теперь было понятно, почему этот неизвестный открыл огонь. Если бы Егор увидел такую образину рядом с собой, наверняка бы, не раздумывая, сделал тоже самое. Вот только автомата в руках у него не было, а что он мог противопоставить этому монстру с голыми руками. Максимум, пощекотать изнутри, когда бы его проглотила эта огромная пасть.
   Но, видимо, оружие не слишком помогло этому незадачливому стрелку, потому что его все равно сожрали, а тварь не выглядела уж слишком потрепанной, а то что стреляли именно в неё Егор был уверен. Другой цели на детской площадке он не заметил.
  'Может быть я спятил?' - пришла вполне здравая мысль в голову, но продолжать её Егор не стал. Если это все его галлюцинации, то уж пусть лучше его врачи в белых халатах поймают, пока он будет бродить по городу с топором в руках, чем оказаться в пасти этого монстра. Сейчас нужно было решить, что делать дальше. Ведь опасность, что насыщалась под его окнами, казалась вполне реальной.
  Было непонятно откуда появилась эта страхолюдна.
   Правительственные эксперименты по созданию суперсолдата? Хоть это существо было похоже на человека словно арбуз на помидор, но какие-то общие черты все равно угадывались, но может Егор и ошибался. Отвечать на такие вопросы он не спешил, а добровольцев, готовых протянуть слово помощи что-то нигде не наблюдалось. Да и система оповещения должна была сработать, если бы это была чрезвычайная ситуация.
  Была бы хоть какая-нибудь связь.
  Егор почесал голову с коротко стриженными волосами и направился к входной двери на ходу, обувая тапочки. Хотел было надеть для приличия хотя бы штаны, но махнул на это дело рукой. Соседи наверняка поймут в каком он сейчас состоянии. Тоже скорее всего в шоке от всего происходящего.
  Нужно было как можно быстрее понять, что же произошло в городе. Сколько таких зубастых монстров может бродить по городу. Тысячи? Сотни? Или же только одна особь, что по счастливой случайности решила пообедать у него во дворе.
  Помощь? Военные? Полиция? Появление такого бронированного монстра не должно было остаться незамеченным. А это значит, что помощь должна была быть в пути, оставалось только её дождаться.
  Неизвестно зачем, но прежде чем выйти в коридор и открыть железную дверь, Егор без особого для этого повода достал из чулана старенький топор, который достался ему вместе с этой квартирой. Ведь раньше она принадлежала его деду, которого он с родителями перевезли из деревни, что практически исчезла также как все её жители, кто в могилу, а кто в город. Вот только здесь старик успел прожить не больше года, а затем спокойно умер на больничной койке, разменяв девятый десяток.
  Егор практически дернул дверь, но вовремя замер. Осторожность сейчас не должна была помешать. Нервно сжав в руках обух топора, Егор приник к глазку на двери, стараясь рассмотреть, что же происходило в общем коридоре. Глаза уперлись в непроглядный мрак. Егор беззвучно прошипел что-то неразборчиво и вернулся в комнату за телефоном. Сейчас он был бесполезен как средство связи, но как плохой фонарик должен был сгодиться. Ничем не хуже дешевого китайского, который ещё нужно было найти в квартире.
  Собираясь с мыслями, Егор замер перед дверью. Не нравилось ему все то, что он успел увидеть. Мир будто бы перевернулся с ног на голову.
  И что его ждало за этой железной преградой?
  Добрые соседи или же какая-нибудь тварь?
  Чертова паранойя высунула свой нос в неподходящий момент. И что самое удивительное, Егор решил послушать свой внутренний голос, который будто бы предчувствовал что-то плохое, таившиеся за дверью.
  Несколько секунд хватило, чтоб наконец-то решиться. Егор аккуратно взялся за ручку и потянул её вниз, открывая дверь и медленно выходя в коридор. Света из окна была слишком мало, поэтому и пришлось прихватить с собой фонарик. Солнце ещё не до конца вышло из-за горизонта, поэтому не смогло полностью осветить коридор.
  Жаль, что не было электричества.
  Здесь он прежде чем включить фонарик, замер, прислушиваясь к чему-то. Может быть ему показалось? Но когда открыл дверь он отчетливо услышал какой-то шум, который будто бы кто-то только и ждал его появления.
  Егор вздрогнул. Звук стал громче и повторился. Это было похоже на то, будто бы кто-то босиком шлепал по голому бетону, а затем раздалось знакомое урчание, что заставило волосы на затылке зашевелиться. Слишком уж близко раздался это звук.
  Шлеп. Шлеп. Шлеп....
  Голова сама собой повернулась к приближающему с каждой секундой шуму. Босые ноги шлепали по голому бетону в его сторону. Внутренний голос подсказывал, что лучше вернуться в квартиру, пока не стало слишком поздно. Вот только он не последовал этому совету своего рационального начала, а медленно копался в настройках телефона, при этом стараясь рассмотреть в сумраке слишком знакомые очертания фигуры, что медленно двигалась по направлению к нему.
  Рука крепче сжала топор, а вторая быстро осветила коридор. Сейчас он был как никогда рад тому, что он жил в крайней квартире на этаже, поэтому к нему не могли подобраться со спины. Опасность могла прийти только с одного направления или же из квартиры на против. Хотя она уже полгода пустовала - хозяева укатили на какой-то курорт, да так почему-то и не вернулись.
  Увиденное сегодняшним утром оставило слишком большой отпечаток на его чувстве самосохранения, поэтому ему не слишком хотелось быть съеденным, как тот неудачливый автоматчик. Поэтому он готов был защищаться и топор в качестве оружия сейчас подходил как никогда. Да в общем-то это было практически единственное серьёзное оружие в квартире, поэтому выбор был не слишком велик. Можно было, конечно, отыскать старый охотничий нож, который был спрятан где-то в шкафу, но эта была одна из тех мыслей, которые слишком поздно приходят в голову - в тот момент, когда ты понимаешь, что все можно было переиграть...
  Тусклый свет фонарика выхватил из сумрака грузное тело женщины, что практически сразу же как на него попал луч света направилось в его сторону с удвоенной прытью с того конца лестничной площадки, издав до боли знакомое урчание, которое, правда, казалось мяуканьем котёнка по сравнению с матерым хищником. Перед глазами Егора встал образ той твари, что довелось видеть, когда он проснулся и решил заглянуть на балкон.
   Еще немного и Егору бы стало казаться, что он попал в какой-то дешевый ужастик про живых мертвецов, которые безуспешно пытаются загрызть главного героя истории, куда бы он не пошел. Вот только Егор точно не был героем этой истории, а всего лишь случайным проходным персонажем, который почему-то не превратился в пускающий слюни овощ, умственной деятельности которого хватало лишь на то, чтобы оторвать кусок красного мяса от менее удачливого живого товарища. Только он остался в прежнем состоянии или же то, во что превратилась его соседка большая редкость? Слишком мало информации.
  Фильм про зомби. Егор даже усмехнулся своим мыслям. Этому сравнению полностью противоречило огромное чудовище, что застыло на детской площадке у него во дворе. Ни в одном фильме он подобной образины никогда не видел. На неё бы столько дешевого грима никто бы не нанес. Да и как бы с такой справлялись главные герои фильма?
  Егор несколько секунд вглядывался в то, что некогда было лицом его соседки по этажу и отчетливо понимал, что от человека в этом существе остался только внешний вид, а под черепной коробкой шевелилась только одна мысль, как бы набить свою ненасытную утробу.
  Лицо превратилось в кровавую кашу с единственным уцелевшим глазом, будто бы кто-то шлифмашинкой по её физиономии прошелся. Но больше всего его внимание сосредоточилось на каплях крови, что стекала с её подбородка и куску кожи, застрявшему в её зубах.
  Егор хотел ошибаться, но он прекрасно знал, кому принадлежала эта кровь.
  Боли, видимо, она совсем не чувствовала, потому что бодро семенила к новому куску мяса, решившему показаться на её шведском столе. Вот только Егор превращаться в сочный бифштекс не собирался. Ему хватило этих нескольких минут, чтобы сделать несколько простых выводов.
  Случилось что-то настолько плохое, что вероятнее всего его город попал в зону заражения. Какое-нибудь оружие массового поражение или ещё что похуже. Если полиция ещё не приехала, то вероятнее всего тоже самое происходит по всему городу, поэтому ждать помощи не от кого и придется крутиться самому. Вопрос времени пока сюда не прибудут военные, остается только их дождаться.
  Пока походкой слегка хромающего человека к нему двигалась его соседка, стараясь удерживать на ногах центнер своего веса, Егор размышлял сколько у него остается времени, пока он не превратится в такого же зомби, который будет только хотеть откусить кусок пожирнее. И почему этого не случилось раньше?
  Разве что его соседка тянет к нему свои окровавленные руки не для этого... Вон и безвкусный розовый халатик игриво расстегнулся, показывая такое притягательное и ничем не прикрытое рыхлое тело...
  Мрачные мысли, что наполнили голову его отрезвили, поэтому он быстро бросил телефон на бетон и взялся за обух топора двумя руками, приготовившись встретить этот кусок жира хорошим ударом, если продолжит тянуть к нему свои кривые руки.
  - Слушайте, - Егор не выдержал и решил предупредить, а вдруг зачатки разума ещё остались в её голове. Да и полиции потом скажет, что это была самозащита...
   - Ещё несколько шагов и...
  То, что произошло дальше заставило Егора действовать намного раньше, чем он предполагал. Зомби резко рванул в его сторону с такой прытью, которую он не ожидал от этой женщины. Никогда Егор не думал, что этот кусок сала на ножках сможет так резво двигаться.
  Попросту в одно мгновение она оказалось в опасной близости от Егора. Единственно, что он успел сделать это нанести заранее приготовленный удар. Целился он в голову, а вот куда попал этот удар оставалось только гадать, потому что его резко похоронила под собой эта жирная тетка. Единственное, что он успел услышать и почувствовать, так это влажный хлюп, когда лезвие вошло в податливую плоть.
  В следующий миг его похоронила под собой эта груда мяса. На секунду из него выбило дух. Не каждый день в тебя врезается эдакий шар для боулинга весом словно половина фортепиано.
  - Слезь с меня, тварь! - выплюнул Егор, безуспешно стараясь столкнуть с себя тело соседки.
  Это противостояние продолжалось секунд тридцать. Кровь заваливала лицо Егора, но это было единственное, если не считать неподъемную тяжесть, которая на него свалилась, что его беспокоило.
  Кусать его никто не собирался.
  Только через несколько секунд Егор понял, что его соседка мертва. Хороший удар получился - топор вошел прямиком в черепушку практически на всю длину лезвия, завершив жизнь этого монстра, поэтому он прекратил попытки столкнуть её с себя, а аккуратно выскользнул из-под тела, про себя удивляясь весу этой женщины.
  Сам вроде бы не совсем доходяга со своим метром семьюдесятью девятью и весом под восемьдесят пять килограмм, да и мышцы ещё не совсем успели атрофировались, но все равно сдвинуть эту тушу в узком пространстве коридора потребовало немало сноровки и времени, поэтому после этой процедуры Егор чувствовал себя выжатым лимоном.
  - Твою мать, - рыкнул он и выдернул топор из головы своей бывшей соседки.
  Если честно, то он даже не знал, как её звали. То ли Клавдия Васильевна, то ли Ксения Владимировна. Память наотрез отказалась находить её имя. Да и важно ли это сейчас? С ней он обычно ограничивался скупым 'здрасте', каждый раз, когда видел. Больше ни по какому поводу он с ней не контактировал. Общих тем для разговора Егор никогда с ней не находил.
  Егору больше по душе был её муж. Петрович. Вот он был полной противоположностью этой скандальной бабы, худой словно щепка и интеллигентный до всей глубины своей души. Больше сорока лет отработал инженером, сейчас таксовал.
  Не мог он находиться в одной квартире со своей женой целый день, поэтому и работал, рассказывая порой такие истории, что только диву даешься. Иногда они с ним выкуривали по сигарете возле подъезда, если удавалось встретиться после работы.
  Егор его прекрасно понимал. Не каждый сможет выдержать подобную женщину. Иногда Егору казалось что вместо нервов у Петровича скрученный стальной трос, по-другому нельзя было объяснить, почему он ещё не бросил эту дуру.
  Сплюнув в угол, он быстро нырнул в квартиру, схватил первую попавшуюся тряпку и вытер кровь с лица, кинув пропитавшуюся красной жижей олимпийку в угол. Действовал на автомате, потому что сам того не осознавая, спешил. Не хотелось ему верить в то, что уже несколько минут обдумывал.
  Поэтому покрепче сжав топор, Егор медленно прошел по лестничной площадке до двери, ведущей в квартиру Петровича.
  - Есть кто живой? - громко крикнул Егор, когда вошел в прихожую, и прислушался, ожидая когда на этот шум кто-нибудь среагирует.
  Вот только никто не спешил откликаться ни человеческим голосом, ни утробным урчанием. Квартира продолжала таить гробовую тишину. Егор осмотрел квартиру и тяжело выдохнул, направившись на кухню.
  Успел заметить безвольно лежащую руку на новом линолеуме и лужу крови, что успела скопиться в большую темно-красную лужу. К горлу подкатил вязкий комок, когда он увидел то, что осталось от его соседа. И Егор прекрасно знал чьи это следы зубов, а перед глазами продолжала крутиться картинка, как жена Петровича свои весом сметает тщедушное тельце и за несколько ударов пробивает голову своего муженька, а затем с чавканьем впивается в мягкую плоть своими зубами.
  - И чего ты так, Петрович? - грустно спросил Егор, присаживаясь на табуретку. Его немного замутило от увиденного, но он старался сдерживать себя.
  Руки задрожали, а глаза никак не могли оторваться от разорванного трупа.
  Прикрыв глаза, Егор начал считать до десяти. Обычно это помогало прийти в себя. Давно он не прибегал к этому способу. Наверное, с того самого раза...
  - Один, - губы Егора произвели только намек на звук, но этого хватило, чтобы перестать думать о том, что его окружало. Главное было представить себя в пустой комнате, подальше от всего этого бреда.
  - Два, - немного спокойней выдохнул он, слегка успокаивая свое дыхание.
  - Три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять - он слышал как замедляется его сердце, которое совсем недавно готово было выпрыгнуть из груди, дыхание становиться ровным, уходит дрожь в руках, а мысли наконец приходят в спокойствие, а не метаются по черепной коробки, будто бы испуганные звери.
   Егор больше не думал о Петровиче, что лежал совсем рядом с его ногой. Он обдумывал порядок своих действий. И как же ему в этот момент не хватало информации, что же творилось вокруг него.
  - Десять, - практически выплюнул Егор и резко встал, открывая ближайший кухонный шкафчик, а следом и дверцу холодильника.
  Хоть какой-то план у него появился.
  Поспешность сейчас только может навредить ему, поэтому стоило найти еду и воду и дождаться помощи или же какой-нибудь другой информации, а пока оставалось только ждать.
  Квартиру Петровича Егор покинул только через час, поблагодарив за запасливость его супругу. С такими запасами можно было и маленькую трехмесячную осаду пережить, а несколько дней одному человеку и подавно. Даже несколько пятилитровых баклажек питьевой воды удалось отыскать.
  Последнее что он увидел, когда выходил их квартиры было разорванное тело некогда пушистого кота, от которого мало что осталось. Егор несколько секунд тупо пялился на тельце животного и смог только отвести глаза и выйти из квартиры.
  После чего постарался достучаться до соседей. Вот только информация, которую он получил, ему не слишком понравилась. Не считая пустующий квартиры, квартиры Петровича и собственной однушки, на этаже оставалось ещё две.
  Только вот единственный звук, который он услышал за дверьми, было знакомое утробное урчание, поэтому Егор быстро свернул операции по поиску живых людей. Вероятно, что их и не осталось.
  Но не мог же он один не заразиться во всем городе? Или же неизвестная болячка просто почему-то не сразу взялась за него? И только вопрос времени, когда он захочет отведать человечины.
  Так и не придя к какому-то конкретному выводу, Егор покачал головой. Сейчас эти мысли были лишними и принесут только вред, а не пользу. По крайней мере, вскоре он об этом сам узнает.
  Егор практически закрыл дверь своей квартиры, когда вспомнил о том, о чем он забыл.
  Оставалось последние - дотянуть тело жены Петровича до квартиры и закрыть наглухо дверь, а то при такой температуре тело совсем скоро начнет разлагаться, а привлекать запахом других охочих до человечины не очень-то хотелось.

Глава 2

  
  
  Егор медленно положил на кухонный стол хороший охотничий нож и старенький топор, который предварительно успел хорошенько заточить. После небольшой инвентаризации, проведенной в квартире, эти два предмета были признаны более-менее подходящими средствами вынужденной самообороны. Как-никак, но хоть какое-то оружие.
  В рюкзаке, правда, был спрятан ещё один складной нож, но это на совсем крайний случай. Максимум на что его бы хватило это порезать что-нибудь к столу - в основном для этого его и использовал Егор.
   Рюкзак был давно уже собран. Старался брать самое необходимое, поэтому получилось не так уж и много. Еды должно было хватить на несколько дней. В рюкзаке больше ничего и не было, если говорить откровенно, если не считать паспорт. Больше ничего Егор решил не брать - лишний вес.
  Долго думал над одеждой, но в конце концов пришел к выводу, что старенькая горка не вариант, а то ещё примут неизвестно за кого. Уж лучше обычная гражданская одежда, может быть, сразу не застрелят.
  Неизвестно, что вообще в городе происходит. За те сутки, что он просидел в квартире успел наслушаться всякого. Взрывы, крики, стрельба, рев чудовищ, что заставлял волосы шевелиться на голове, и вновь стрельба, взрывы и крики. Были правда минуты затишья, но они не прибавляли оптимизма.
   Но особенно сильно гремело этой ночью, будто бы город превратился в поле боя, где каждый готов был убить друг друга.
  Случилось это незадолго как он вернулся в квартиру после того, как дотащил мертвое тело, и успел соорудить себе небольшой завтрак. В холодильнике Петровича отыскалась кастрюля борща и палка хорошей копчёной колбасы. Поэтому что ни говори, но жизнь после этого приема пищи стала казаться не такой уж серой.
  Все же, что бы Егор о ней не думал про себя, жена Петровича готовить умела, да так что Егор сам не заметил, как успел проглотить вторую порцию, убрав кастрюлю в холодильник. Без электричества он хоть и не работал, но какое-то время ещё будет сохранять холод.
   Ровно после этого во двор слишком тихо для этой машины влетел 'уазик'. Егор бы и не смог его заметить, если бы не взглянул в окно - единственное средство общения с внешним миром. Поэтому с регулярной периодичностью он осматривал родной двор. В большинстве своем для того, чтобы убедиться, что чудище все же испарилось, а не осталось поджидать очередную жертву.
   Первой мыслью, когда он увидел странный 'уазик', было, что помощь подоспела, но она также быстро улетучилась, как и возникла. Машина уж точно не была похожа ни на спасателей, ни на полицию, ни уж точно на регулярные войска. Скорее на нескольких заросших бородой бомжей, что откуда-то угнали старый, потрёпанный жизнью 'уазик', который выглядел как произведение, уехавшее со съемок из фильма 'Безумный Макс', образ довершал крупнокалиберный пулемёт, что какой-то умелец смог приделать на крышу, сделав передвижную огневую точку.
  Вот только то, что произошло дальше не ожидал никто, а в особенности Егор. Мгновение понадобилось, чтобы человек, сидевший за пулеметом, превратился в фонтанчик крови. Это единственно, что осталось от его головы, которая спокойно покатилась по асфальту, будто бы футбольный мячик, что пнули соседские мальчишки. Его товарищи ненадолго задержались на этом свете, потому что тот монстр двумя ловкими движениями выковырял людей из машины, будто бы это была плохая жестяная банка со вкусных тушенок.
  Те пару выстрелов, что они успели сделать, вряд ли куда-нибудь попали, потому что чудище притаилось в тени дома и вылетело ровно в тот момент, когда башня отвернулась в сторону, будто бы знало кто из этой троицы представляет наибольшую опасность и атаковало именно пулеметчика.
  Чудище будто бы было невидимо ровно до того момента, как атаковало. И ниоткуда выпрыгнуло прямо из тени дома. Кажется, что именно оттуда оно и напало. Хотя Егор не был в этом уверен на все сто процентов. Казалось, что оно просто возникло из воздуха, будто бы какой-то иллюзионист сдернул покрывало со своего ассистента. И с поразительной скоростью расправилась с экипажем этого шахид-мобиля.
  Егор должен был его заметить раньше и предупредить их, но он почему-то посчитал, что монстр давно ушел. Или же ему так только казалось? Может быть он таким образом только успокоил сам себя, не замечая того, что находилось прямо перед носом?
  Черт! Ладно ему сложно разглядеть, что творилось в той части улицы, но эта троица на машине должна была заметить эту громаду издалека. Но они расслабленно ехали и смогли хоть что-то понять, когда пулеметчика сняли, но сделать уже ничего не успели.
  Что-то тут было не так. Егору не нравилось, когда он что-то не понимал.
  Егор ещё раз прогнал эти воспоминания в своей голове и в десятый раз вернулся на балкон, чтобы удостовериться, что снаружи никого нет.
   Чудище окончательно ушло. Больше ему здесь было нечего делать. Прошло уже больше двадцати часов.
  Улица снаружи была пустынна, если не считать следы недавнего пиршества. Егор уже не в первый раз обдумывал мысль первым делом рвануть за оставленным оружием, но чем больше он обдумывал эту мысль, тем больше она ему не нравилась. Где-то в черепной коробке засела странная, никак не уходившая, мысль, что монстр где-то затаился и только ждет появления нового блюда.
  Паранойя. Во всей её красе. Егор прекрасно понимал, что это все беспочвенный плод его воображения, но страх сделал свое черное дело, поэтому он отказался от этих мыслей.
  Несколько секунд зеленые глаза буравили пулеметное гнездо на 'уазике' и брошенный автомат, но от них слишком хорошо отпугивали кровавые следы и кости, что остались после них.
  Повторять их судьбу Егор точно не хотел. Оружие того не стоило. Жизнь у него одна и лишаться её из-за какого-то куска железа желания не было.
  Хотелось ещё на пару дней задержаться в квартире и дождаться развития событий, но внутренний голос подсказывал Егору, что выбраться он сможет только на своих двоих. Помощи не будет, так-же как и подсказок куда следует идти за помощью.
  За последние сутки успел убедиться. Город погрузился в пучину хаоса, который никто никак не контролировал, а помощи ждать, казалось, было бесполезно, поэтому следовало валить отсюда куда-нибудь за город или же в старый дом деда, пока все не успокоится.
  В деревне уж точно зомби не будет, там из жителей осталось несколько живых стариков, а больше никого в радиусе двадцати километров. Но перед этим следовало получить хотя бы какую-нибудь информацию, раздобыть машину и провизию.
  Егор все ещё надеялся, что в городе оставались люди и он не был заполнен урчащими кусками мяса, который хотят тебя сожрать при первой же возможности.
  Ко всем проблемам Егора стала добавляться ещё и буравящая затылок головная боль. Казалось, что какой-то садист очень аккуратно впивается в мозг своими ногтями. Да и вообще, общее самочувствие было, как после хорошей пьянки, после которой хотелось только одного лежать и не двигаться. Мысли о том, что его поразила какая-то зараза летающая в воздухе Егор гнал изо всех сил, но ухудшающееся состояние говорило о многом.
  Боль в голове не могло снять даже самое сильное обезболивающие, которое Егор смог отыскать в аптечке, хотя вероятнее всего оно бы и не подействовало, потому что уже как полгода у него кончился срок годности. А в аптечке больше ничего не было, если не считать перекись водорода и пустую пачку аспирина.
  Поэтому Егор решил пробираться к людям или же хотя бы до ближайшей аптеки. С головной болью нужно было что-то решать. Плюс ко всему нужно было разжиться хотя бы каким-нибудь оружие, а то с ножом и топором много не навоюешь, особенно если по городу разгуливают такие же твари, как та которая до недавнего времени обживалась у него во дворе. Благо до ближайшего отдела полиции было не больше двух километров.
  Легкая прогулка.
   Егор быстро нацепил на пояс охотничий ножи и одел рюкзак на две лямки, поудобнее перехватив топор в руках. Квартиру благоразумно решил не закрывать, если что будет хоть какой-нибудь путь отхода, да и брать в ней было нечего. Единственная ценная вещь в квартире - старый ноутбук, а на все остальное даже самый жадный мародёр не покусится.
  Перед тем как выйти Егор застыл перед фотографией, что висела рядом с входной дверью на стене. Четыре человека в камуфляже и с оружием в руках, застывших на фоне пустынного пейзажа. Крайним справа стоял он сам. Сколько он уже их не видел. Восемь лет? Егор всматривался в лица долгую минуту, пока изо рта сами собой не вырвались слова.
  - Пожелайте удачи, - усмехнулся Егор, затягивая лямки посильнее, чтобы рюкзак не болтался на спине, и рука потянулась к ручке двери. - Чувствую, что она мне понадобится.
  Медленным шагом Егор направился к лестнице, стараясь прислушиваться даже к самому подозрительному шороху. Ему не очень хотелось встретить кого-нибудь похожего на свою соседку, поэтому стоило соблюдать осторожность.
  Всего-то нужно спуститься с шестого этажа, осмотреться и рвануть в сторону ближайшего укрытия. Добраться до РОВД, раздобыть оружие, найти машину, еду и со всех ног валить за город.
  Простой план.
   Идеально было бы, если бы удалось узнать хоть какие-то новости. Телефон так и не заработал, интернет тоже, даже радиоприёмник, который удалось отыскать в квартире Петровича, шипел будто бы сломанный патефон.
  Так Егор решил передвигаться осторожными перебежка от укрытия к укрытию. Конечно, это будет намного медленнее, зато шанс сохранить голову на плечах увеличится.
   Егор давно просчитал свой путь в голове, поэтому пока спускался от этажа к этажу успел его ещё раз все обдумать. Спуститься оказалось куда проще, чем он думал. Всего-то следовало соблюдать тишину и не заглядывать на этажи. Хоть любопытство и подмывало на третьем пролете заглянуть за угол, потому что уж очень характерные звуки оттуда раздавались, но Егор пересилил себя и продолжил свой путь, пока не уткнулся в открытую дверь, ведущую на улицу
   Егор уже видел, как впереди на клумбе колышутся цветы, но почему-то остановился, не решаясь сделать шаг вперед. Какое-то внутренние беспокойство остановило Егора, заставляя всматриваться вперед до рези в глазах. Он никак не мог понять, что же не так.
  Что же его так беспокоило? Ведь никаких основания для волнения не было.
  - Слишком уж тихо, - прошептал Егор, облизнув враз пересохшие губы.
  Не нравилось ему это. Может быть он сам себя накрутил? Ожидал увидеть полчища зомби, что ожидали его за порогом? Разорванные трупы? Кости? Если бы оно так случилось, то он бы спокойно выдохнул, а теперь ему казалось, что вот-вот откуда-то должна появиться зубастая пасть.
  Руки вспотели и заставили перехватить топор. Неизвестно чего Егор ждал, когда произносил эту фразу. Но ничего так и не произошло. Все-таки реальная жизнь - это не фильм ужасов, и чудище не появится из ниоткуда. Егор хмыкнул, обозвал себя последним трусом и сделал ещё шаг вперед, снова остановившись, будто бы упершись в стену.
  - Да что же это такое? - рыкнул Егор, но не решился сделать шаг вперед. Он опять всмотрелся вперед, до рези в глазах прощупав каждый метре пространства, стараясь уловить что же его так беспокоило. Почему видит его подсознание такое, что не может понять он.
  - Ведь все выглядит безопасно...
  Егору хватило секунды, чтобы в мозгу возникла паническая мысль, заставившая его резко отпрыгнуть назад на несколько шагов. Возможно именно это и спасло ему жизнь.
   Ровно в тот-же момент, когда он все осознал, из-за двери вынырнула когтистая лапа, постаравшаяся схватить Егора. Она прошла в опасной близости от лица. Если бы не узкий дверной проем, то его бы она точно достала.
  - Ур-ррр, - протяжно заурчал его старый знакомый, который видимо был недоволен таким развитием событий.
  Завтрак оказался слишком прытким.
  На расстояние пары метров он выглядел ещё внушительней, будто бы смотришь в глаза ожившему воплощению чьего-то кошмара, обзаведшемуся двойным рядом острых зубов и отвратительным запахом, вырвавшимся из пасти.
  Эти мысли пробежали в голове Егора буквально за несколько секунд, что не помешало ему резко развернуться и рвануть назад. Никогда он не подозревал в себе такую скорость. Наверное, только сейчас он смог понять, что никогда по-настоящему не бегал. Как оказалось, для этого был нужен огромный зубастый повод, пускающий слюни где-то за спиной.
  Выбежав в коридор первого этажа Егор замер, осознав что сам загнал себя в ловушку. Выход был только один развернуться и рвануть вверх по лестнице, но судя по звукам, железная дверь сдалась и не сильно замедлила этот кусок стероидов и костяной брони, поэтому только вопрос времени, когда он снесет эту незначительную преграду и постарается добраться до него.
  Удивительно, что с подобными размерами эта тварь настолько проворна. Егор резко обернулся. Лучше бы он этого не делал. Путь назад был практически отрезан. Ещё чуть-чуть и тварь сможет протиснуться сквозь узкий проем. Ещё повезло, что железная дверь пока ещё сопротивляется, но был только вопрос времени, когда тварь с ней справится. Скорее секунд. Она и так уже наполовину втиснулась во всё расширяющийся дверной проем, а с её силой вопрос нескольких секунд, когда она достанет до него самого.
  - Черт! - рыкнул Егор и рванул к ближайший двери, со всей силы дернув за ручку, уже собираясь с мыслями, чтобы дать чудищу последний бой. Хотя сама эта мысль показалась бы безумием здравомыслящему человеку, но не Егору.
  Да, вряд ли удастся пробить костяную броню этим маленьким топором. Для этой твари это скорее зубочистка, чем реальная угроза, но сдаваться так просто он не собирался. Если надо он встанет костью в горле этого монстра или же хотя бы вызовет у него несварение желудка. Пусть подавится, а после будет вспоминать Егора добрым словом, когда поймет, что у него понос!
  Вот только, видимо, сегодня старушка-удача была на его стороне, потому что ручка двери подалась вниз и дверь открылась, увлекая за собой. Не потеряв больше ни мгновения, Егор рванул вперед, слишком отчетливо уже слышалось тяжелое дыхание за спиной и утробное рычание чудовища, которое видимо уже вбежало в коридор.
  Оборачиваться было нельзя.
  Нельзя.
  Мысли, что проносились в голове, пока он несся по квартире вряд ли могли похвастаться хоть какой-то упорядоченностью. Егор мог только смотреть вперед, на окно, которое маячило впереди как единственный путь к спасению. Черную тень, что метнулась к нему из темноты ванны, он огрел топором на бегу, ни капли не замедлившись. Рука сама ударила в эту тень. Единственное, что почувствовал Егор, так это то, что лезвие застряло в чем-то мягком и податливом.
  Рассмотреть, что же это было он не успел.
  - Ур-рр, - раздалось обиженно урчание за спиной, но проверять кто же его издал Егор не стал.
  Времени думать уже не было, поэтому помолившись Егор прыгнул вперед, прикрыв голову руками. Момент удара об стекло Егор не почувствовал, видимо адреналин сделал свое дело.
  Хотя, не совсем.
   Удар об землю вышел страшным. Хорошо хоть чисто на рефлексах успел кое-как сгруппироваться, да и рюкзак на спине немного смягчил падение, поэтому оставалось только надеется, что Егор ничего не сломал. Но проверить это он сможет немного попозже, а сейчас он даже толком не проморгавшись рванул вперед, услышав позади себя разочарованный рев.
  Этот уж точно принадлежал монстру, что за ним гнался.
  В нем он услышал всю глубину разочарования этой твари, что от неё убегает её легкий перекус. Ещё Егор услышав в этом реве какое-то зловещее обещание, что заставило его даже в такой ситуации задуматься о своем душевном здоровье. В нечленораздельной речи какого-то чудища уже предзнаменования ищет какие-то.
  'Стой. Остановись, здесь безопасно', - шаги Егора слегка замедлились, потряс головой и рванул с удвоенной силой вперед.
  - Пошел прочь из головы! - закричал он, стараясь вытрясти посторонние мысли.
  Ответом ему был грозный рык, в котором было какое-то торжество. Егор помотал головой, окончательно отгоняя это странное наваждение, и рванул, что было сил через детскую площадку по направлению к сквозному проходу через дома. Там эта тварь точно не сможет пролезть, а он выиграет ещё несколько минут времени, пока она будет обходить дом.
  'Нет, это самоубийство', - мысленно ответил Егор сам себе, но глаза никак не мог оторвать от автомата, за которым нужно было сделать небольшой крюк. Лишние десять метров и оружие окажется у него в руках
  'Всего-то несколько лишних метров', - уговаривал сам себя Егор, стараясь изо всех своих сил переставлять казавшимися деревянными ноги. Казалось, что даже улитка сейчас двигается быстрее, хотя Егор напрягал каждый мускул своего тела стараясь выиграть в этой гонке со Смертью, что нависла над ним со сверкающей косой, готовая в любой миг опустить лезвие на зазевавшегося неудачника.
  - 'Топор ты все равно уже потерял, а другого оружия у тебя считай и нет. Сколько времени понадобится этой твари, чтобы обогнуть дом? Минута? Две? И что тогда? Попытаешься отмахнуться от неё этим милым ножичком, что болтается у тебя на поясе. Самому не смешно?'.
  Егор несколько раз проклял себя и рванул ещё быстрее, сместив вектор своего движения немного вправо, хотя, казалось, что ускориться ещё было уже просто невозможно. Но он уже отчетливо ощущал легкую дрожь земли под ногами монстра, что прорвался сквозь квартиру и выпрыгнул через тоже окно, что и он сам.
  Казалось, что проклятое время остановилось и все происходит слишком медленно, будто бы угодил в сладкий сироп, которые сковывает твои движения.
  - Уррр-рр, - это утробное рычание, что заставляет сердце уходить в пятки, будет ещё долго приходить в страшных снах. В этом можно было не сомневаться. Каждый раз, когда он будет закрывать глаза, будет возникать эта зубастая пасть с бойницами голодных глаз, что смотрят на тебя слишком умно.
  Никогда в своей жизни Егор так не бежал. Показали бы ему сейчас со стороны, что он на такое способен, посмеялся бы. Бег никогда не был его сильной стороной, а в особенности спринт. Если на дальних дистанциях Егор уверенно мог держать темп, то вот такие крохотные отрезки ненавидел все широтой своей души.
   Легкие казалось вот-вот должны были вырваться из глотки вместе с ещё одним надсадным хрипом, но Егор успевал. Последний рывок и он резко нагнулся, чтобы подобрать старенький АКС-74У. Ещё не до конца остановившегося Егора потянуло вперед, нога поехала вправо, будто бы специально решив подставить его.
  В этот момент сердце Егора превратилось в камень. Сколько ему может стоить эта задержка? Додумать свои мысли не удалось. Слишком уж быстро вся завертелось.
   Чтобы не упасть, Егор наклонил тело вперед и сделал кувырок через голову, практически сразу же оказавшись на ногах. Единственное, что он успел сделать перед этим, вытянуть руку и схватить автомат.
  Картинка, что пронеслась у Егора перед глазами запомнится ему на всю жизнь.
   Над вами когда-нибудь проносился самолет? При этом расстояние от макушки до фюзеляжа было максимум сантиметров десять. Непередаваемое чувство, наверное. Егор испытывал кое-что в десять раз сильнее и отдал бы все, чтобы это был самолет, а не чудище, которое щелкая пастью просвистело над ним. Только нескольких сантиметров не хватило, чтобы острые когти не распороли горло Егора. Вот если бы Егор стоял, то даже бы не почувствовал, как ему оторвало голову.
  Это был самый эпический прыжок, который когда-либо видел Егор. И если бы он не поскользнулся на песке, то вероятнее всего даже не почувствовал бы как умер...
  - Черт, черт, черт, - бормотал Егор, словно мантру, но все равно со всей силой перебирал всеми своими конечностями. Он уже поднялся на ноги и бежал в сторону прохода между домами. Надо было совершить невозможное, успеть быстрее чем монстр придёт в себя.
  Автомат приятно оттягивал руку, но Егор почти не обращал на него внимание. Сейчас оружие было скорее помехой. Он бы не успел развернуться, прицелиться и сделать хотя бы один выстрел, который сможет причинить вред этому костяному голему, а попасть в сочленение брони из такого положения практически невозможно.
  До спасительной арки оставалось несколько метров, которые Егор чувствовал, что преодолеть не успевает. Он чувствовал, что эта тварь уже рядом с ним. Зловещие урчание раздавалось позади и стремительно приближалось, подгоняя и так бегущего на износ человека. Слишком быстрой она оказалась, намного быстрее среднестатистического человека.
  Мир оставил Егору единственный шанс на спасение, который он видел. Или же скорее предвидел, что другого шанса у него и нет.
  В этот прыжок вложились все оставшиеся силы, которые оставались в теле. Егор рыбкой нырнул в арку, чувствуя, как в нее следом впечаталось чудище, которое не смогло пролезть в этот узкий тоннель, но попыталось это сделать, втиснувшись наполовину.
  - Ра-аа, - тот рев, что раздался позади Егора, оглушал, а запах из пасти соответствовал внешнему виду монстра. Какая-то дикая смесь сгнившего мяса, застрявшего между зубами, и чего-то ещё, особенно мерзкого
  Пока что человек выигрывал эту смертельную гонку, но надолго ли?
  Егор не смог удержаться и развернулся, показав чудищу средний палец. Ребячество, но он не смог удержаться. Тварь злобно зарычала и с огромной скоростью выстрелила своей рукой, которая не достало до тела совсем чуть-чуть и заставила отпрыгнуть назад. Это движение Егор не смог увидеть, настолько стремительным оно было.
  Он засмеялся, развернулся и заставил себя бежать. Нужно было уйти как можно дальше, времени было не так уж и много. Хотя у Егора в голове уже был построен небольшой путь. Жаль, что он оказался с другой стороны дома, но зато теперь у него появилось оружие.
  Выбежав из арки, Егор быстро осмотрелся и побежал вправо в сторону ещё одной такой же арки. Этот двор имел форму буквы 'П', поэтому оставалось только пробежать его насквозь и дело практически сделано. Пересечь улицу, затем найти открытую входную дверь и вбежать в ближайший дом, дожидаясь пока этому монстру не надоест искать добычу, и он свалит искать кусок мяса посговорчивее.
  Не останавливаясь, Егор перемахнул через декоративный заборчик и нырнул в арку. На отдых он дал себе ровно столько времени, сколько понадобилось, чтобы проверить целостность конечностей и оружие, что же попало к нему в руки.
  Хватило беглого взгляда на оружие, чтобы лицо Егора презрительно сморщилось. Предыдущий хозяин явно за оружием не следил, об этом свидетельствовали встречающиеся то тут то там небольшие следы коррозии на крышке и самой ствольной коробке. Единственное за что был благодарен новый владелец оружия, так это за черный тактический ремень, который тут же был перекинут через левую руку и голову. Не хотелось терять оружие, которое так дорого стоило. Если его и сожрут, то вместе с этим куском металла.
  Но все это было не важно.
  - Да, а ты на что рассчитывал? - спросил он сам у себя, когда отщёлкнул магазин и пересчитал оставшиеся патроны.
  Лицо Егора сразу же помрачнело. Он несколько секунд крутил его в руках, затем магазин щелкнул, возвращаясь на место, а предохранитель спустился в нижнее положение. Короткая очередь мало чем может испугать ту тварь, что изо всех сил старается догнать убежавший от неё кусок мяса.
  - Шесть, - заключил он, пережидая головную боль, которая немного усилилась с того момента как он выбежал из дома. - плюс один в патроннике.
  Воевать с этим точно нельзя, но лучше, чем ничего.
  Правая рука удобно легла на рукоять, а левая на цевье. Егор быстрым шагом вынырнул из арки осмотрелся, окинув длинную улицу пристальным взглядом. Какой-либо опасности он не заметил, поэтому рванул через дорогу, осматривая тот хаос, что произошел на перекрестке.
  Быстро восстановив картину произошедшего, Егор помрачнел. Да, именно тот оранжевый грузовик протаранил остановку и врезался в стену дома, оставив после себя длинный красный след. Затем, видимо, набежали мертвяки, если судить по костям раскиданным небольшим ковром по асфальту, и сожрали мясное ассорти прямо с мостовой.
  Это было самое значительное, что попалось нему на глаза. А так везде были следы маленьких трагедий, что случились за последние сутки. Людей выковыривали из машин, догоняли на улицах, ловили словно добычу. Вот только Егор не мог заметить ни одного трупа, только лишь не до конца оглоданные кости.
  - Твою мать, - прошептал Егор, сбившись с шага и остановившись вглядываясь в одну точку рядом с серой легковушкой, что уткнулась своим носом в бордюр.
  Слишком душераздирающая картину он увидел рядом с собой: в запекшейся луже крови лежал серый кролик, который уставился своими неживыми глазами в серое небо, будто бы осуждая жестокий мир в царящей в нем несправедливости. Плюшевая игрушка, которой удалось пережить своего хозяина.
  К горлу Егора подступил ком. Его замутило, очень хотелось присесть, только разум кричал, что следует двигаться, но мужчина не мог пошевелиться, а застыл на одном месте, будто бы его подошвы приклеили к бетону. Он никогда не думал, что его родной город превратится в декорации к какому-нибудь фильму ужасов. Не верилось, что это действительно реальность. Слишком сюрреалистично выглядел этот новый мир, вышедшей из-под пера какого-то безумца.
  Егор согнулся и легкий завтрак все же оказался на мостовой, а перед глазами застыла детская ладошка, которую он сначала не заметил. Сердце забилось сильнее, ответив набатом в ушах.
  - Рррра-аа, - рык твари вернул его в настоящий мир, заставив отвернуться от плюшевого зайца.
  - Уррр, - Егор резко развернулся и вскинул автомат. Звук раздался слишком близко. Здесь был кто-то явно меньше его костяного дружка, но именно он и ответил этой твари.
  Или же они не могут общаться?
   Прицельные уперлись в прицеп грузовика, что перегородил дорогу. Егор сглотнул и медленно, не издавая лишнего шума, начал обходить грузовик по широкой дуге. Хотя намного бы умнее было тихо уйти и последовать своему плану, но в голове засела мысль, что именно эта тварь убила этого ребенка и именно она виновна в той бойне, что здесь случилась.
  Хотелось хоть как-то отомстить, сделать что-нибудь. Исправить эту кричащую несправедливость.
  Медленно Егор вышел на небольшое свободное от машин пространство, по центру которого стояла изломанная человеческая фигура и крутила своей лысой башкой, будто бы стараясь что-то унюхать, при этом так и не бросив наполовину обглоданную человеческую ногу. С этого ракурса было похоже, что Егор смотрит на гипертрофированную гориллу. Но даже так Егор с уверенностью мог сказать, что недавно этот монстр ещё был обычным человеком.
  И получается, что каждый зомби может стать таким? Егор передернул плечами. Следует подальше держаться от зубов этих ребят, а то укусят и будет и он бегать по городу в поисках куска мяса.
  Только почему он так изменился? Плечи сместились немного вперед и обросли канатами мышц, а во рту появились внушительные зубы, что явно говорили не о вегетарианских пристрастиях этого громилы, который где-то потерял свои штаны, да и всю прочую одежду. Это точно когда-то был человек, который успел слишком заметно измениться.
   Глаза Егора всмотрелись в странный нарост чуть ниже затылка этой твари, что был очень похож на гриб или же на странную опухоль...
  Егор замер, безумная догадка, что пронеслась у него в голове заставала замереть. Общее сходство не заметил бы только слепец. А что если эта и та тварь, что гонялась за ним, когда-нибудь была человеком?
  И сколько же она должна была сожрать, чтобы превратиться в нечто подобное?
  - Аааа-ааааа, - женский крик, что разнесся по улице практически совпал с рыком монстра, который Егор бы не перепутал ни с чем. Слишком уж они успели сблизиться за эти сутки...
  Это все несказанно возбудило перекачанную гориллу. Она, не раздумывая, бросила человеческую ногу на землю и рванула в сторону новой добычи, предвкушающе заурчав.
  Егор несколько секунд думал, что ему делать, пока женский крик не повторился. Горилла успел отбежать на метров тридцать, когда Егор смог принять решение. Хотя скорее это был изощрённый способ самоубийства.
  - Эй, выродок! - крикнул Егор и вскинул автомат, прицелившись в уродливый затылок. Он ждал пока монстр обернётся, чтобы нажать на спусковой крючок. У него был только один выстрел - остальные патроны ему ещё понадобятся - в этом он был уверен как никогда, поэтому нужно было дождаться, пока он не подбежит поближе.
  Для автомата и это было плевым расстоянием, но Егор должен быть уверен, что у него все получится.
  Раздалось удивленное урчание и тварь развернулась. Ей понадобилось мгновение, чтобы найти глазами Егора и рвануть в его сторону, пуская слюну из разросшийся пасти и урча словно довольный кот.
  Егор даже не поморщился. Откровенно говоря, этот зомби выглядел не так уж и страшно, настоящий ужас был где-то там, за домом, поэтому ему оставалось холоднокровно отмерять расстояние.
  Двадцать пять, двадцать метров. Палец Егора плавно нажал на спусковой крючок, автомат задрался вверх, но практически сразу вернулся к линии прицеливания. Егор был готов выстрелить ещё раз, но не понадобилось. Лапы гориллы подломились, и она покатилась по асфальту, чтобы замереть и засучить лапами в нескольких метрах от него. Пуля угодила в висок, поэтому Егор сразу же рванул в том направлении, откуда слышались крики девушки, не став дожидаться пока агония монстра прекратится.
  'Всего шесть патронов', - эта мысль ни капли не внушала оптимизма, скорее наоборот от нее веяло отчаянием, но он не мог бросить эту девушку в беде.
  Убить чудище Егор скорее всего не сможет, но это ему и не требовалось. Следовало хотя бы отвлечь чудовище, тогда девушка сможет убежать, а он как-нибудь разберется. Главное увести чудище подальше.
   Не позволяла совесть бросить беззащитную девушку на растерзание этой твари. Да и вероятнее всего Егор и виноват в том, что эта тварь вышла прямиком на неё. Если бы она не погналась за ним, то вероятнее всего найти девушку бы не сумела.
  Егор немного был даже рад этим крикам, которые очень хорошо указывали ему направление, в котором следовало бежать, также говорили, что девушка почему еще была жива. Хотя сейчас бежать сломя голову куда-то было верхом идиотизма, особенно после сделанного выстрела. Только глухой, наверное, его не услышал, но осторожность могла стоить жизни этой девушки.
  Пришлось наплевать на все меры предосторожности.
  Через минуту такого бега он выбежал на соседнюю улицу, где был его недавний знакомый, который медленно, но верно разрывал кабину длинного автобуса, из конца которой слышались женские крики.
  Не раздумывая больше ни секунды, Егор быстро вскинул автомат и практически не целясь выстрелил. Расстояние было метров пятьдесят, да и чудище находилось к нему спиной, что добавляло времени на побег. Пока монстр развернется, пока наберет скорость, Егор возможно успеет добежать до какого-нибудь дома.
  Главное, чтобы пуля угодила куда нужно.
  Результат порадовал. Попал. Вот только пуля ударилась об костяную броню на руке, не причинив никого вреда этой твари. Она по-видимому даже не заметила этого выстрела, потому что с тем упорством продолжил сгибать тонкий металл и тянуть свои когти к девушке.
  - Помо-гите! - тварь не смогла заметить усилия Егора, но на звук выстрела среагировала девушка. Видимо поняла, что появился хоть какой-то шанс на спасение.
  Ещё выстрел, уже более прицельный и выверенный, пуля ударила в правый глаз твари. Вот это она прочувствовала, потому как помотала головой и злобно заурчала, но почему-то даже после такого она не развернулась и не бросилась за Егором, а продолжила рваться к девушке, зажатой в автобус.
  План Егора начинал рушиться прямо на глазах. Чудище будто бы не замечало человека с автоматом, продолжая разрывать тонкий металл своей тушей.
  У девушки не было никаких шансов, кроме как надеяться на своего неизвестного спасителя. Она могла попытаться сбежать через задние двери, но ей бы удалось максиму преодолеть метров десять, а потом бы её догнали.
  Егор собрал выдохнул и медленно навел мушку и целик на правый глаз, который после первого попадания выглядел не слишком целым, но, по-видимому, сильных повреждений оно не причинило, но чудище это хоть почувствовало. Значит, он был на верном пути.
  Палец практически нажал на спусковой крючок, когда откуда-то сверху раздался веселый голос.
  - Эй, убогий! Ты либо совершенно косой, либо настолько тупой, что завидуешь слабоумным. Либо ты обделался до такой степени, что попасть сможешь только себе в голову, когда все же решишь застрелиться, от осознания того в какой заднице очутился. Элитник после этой жопастой бабенке за тебя примется. И уж поверь тебе это свидание не понравится, - и гнусно так заржал, будто чистопородный ишак.
  Егор медленно повернул голову влево и пораженный замер. Из окна второго этажа ему махал рукой какой-то мужик, который уж точно не выглядел тем, кто собирался ему помочь. Скорее весь его вид говорил об жажде легкой наживы и готовности свалить при первых признаках опасности, но как бы то ни было этот индивид, по мнению Егора, что-то знал о той твари, что практически добралось до девушки, крик которой перешел в громкие всхлипы.
  - Стреляй в споровой мешок, может быть тогда какой-нибудь шанс у тебя появится, - обронил этот чудила и отхлебнул чего-то из своей фляги.
  По слегка сморщившемуся лицу, Егор понял, что во фляге уж точно не апельсиновый сок был, а что-то по-настоящему забористое. А по лицу нового знакомого было видно, что в крепких напитках он явно разбирается.
  - Куда? - не понял Егор.
   На него посмотрели со странным выражение призрения и какого-то сочувствия, вот именно так смотрят на какого-нибудь, кто сморозил что-нибудь по-настоящему глупое.
  - Так ты не притворялся? - сочувственно раздалось сверху. - Совсем тупой, да?
   - Скажи, куда стрелять! Иначе первым делом, перед своей смертью, я застрелю тебя! - рыкнул Егор и перевел ствол автомата на бородатую рожу со слегка раскосыми глазами. Вот только новый знакомый ни капли не смутился этому неожиданному развитию событий, а лишь расплылся в доброй улыбке.
  - Свежак! - заключил этот увалень. - И где такое видано, чтобы свежаки такие прикинутые проваливались в Улей?
  - Куда стрелять?! - зло прошипел Егор, действительно раздумывая над тем, что бы пальнуть разок в его сторону. Так, не прицельно, а что бы этот чудила побыстрее соображал.
  - В споровой мешок, - не успел Егор послать этого доброхота в пешее путешествие по всем известным местам и вскинуть автомат, как он смог исправиться.
  - В образование на шее, похоже на большую опухоль, что раздулась до неприличных размеров, - он показательно похлопал себя чуть ниже головы. - Целься в сочленение, споровой мешок - это их слабое место. Если повезет, то пробьешь броню, а нет, так сможешь посоревноваться вон с тем здоровяком в скорости. И знаешь, в вашем забеге я поставлю на него. Не выглядишь ты, как скаковая лошадь.
  Новый знакомый вновь заржал.
  Егор выдохнул и вскинул автомат. Этот разговор слишком затянулся. Тварь практически добралась до задней части автобуса, больше медлить было нельзя. Металл уж очень хорошо поддавался под напором твари, будто бы это было не железо, а фольга.

Глава 3

  Что нужно, чтобы сделать прицельный выстрел? Вопрос со звездочкой, как говорится. Поэтому над ним можно подумать и поразмышлять. Хотя ничего сложного в этом, по большому счету, и нет. Нужно просто знать несколько основополагающих истин, которые помогут тебе не промахнуться. Хотя, если быть откровенным, то это целая наука со своими подводными камнями и законами. И если все учитывать, то ты скорее всего свихнешься прежде, чем сможешь выгадать момент для стрельбы.
   Но если говорить грубо и не залазить глубоко в детали, такие как идеальные условия для стрельбы. К примеру, давление, относительная влажность, температура воздуха, тип патрона, вес пули и порохового заряда, ветер, износ и длину ствола, а также марку и модель оружия и, черт знает, чего ещё, что влияет на стрельбу в каждом конкретном случае, то все сводится к прописным истинам, которые не поменялись за последнюю сотню лет. Любой учебник по стрелковому делу, по сути, скажет одно и тоже, только разными словам. Будь он выпущен сегодня или же полвека назад. Информация только лишь немного видоизменилась, подстроилась под реалии современности.
  Но теория всегда оставалась только теорией. Нам же нужна была грубая практика. Благо Егор хоть что-то да понимал в стрельбе, но никогда не думал, что придется об этом вспомнить ещё когда-нибудь. Думал, что никогда в своей жизни больше к нему не прикоснется.
  По большому счету все просто. Прицельный выстрел сводится к трем вещам, при условии, что оружие исправно и пристреляно. В исправности автомата Егор был уверен - успел убедиться за последние сутки. Как бы его не любил предыдущий владелец, оружие стреляло и делало это на удивление хорошо - до сих пор ничего ни заклинило и ни сломалось в не подходящий момент. А вот пристрелять автомат времени не было, поэтому пришлось принимать на веру недавний опыт его использования.
  Егор, конечно, понимал, что полагается на старушку - удачу, наверное, раз десятый за день, но другого выбора не было. Никто другой не попытается спасти ту девушку, что забежала в автобус.
  Хорошо.
   Условно, оружие было пристреляно. Правда дистанция была не больше пятнадцати метров, когда из него стреляли по той лысой горилле, но все же пуля попала туда, куда Егор и целился.
  Первое. Правильная изготовка для стрельбы или, если совсем просто, то стойка, которую следует принять стрелку. Левая нога вперед, приклад автомат прижат в плечо, ладонь плотно сжимает рукоять, а левая рука лежит на цевье. Жаль, что ему досталась укороченная версия 'калаша', с обычным было бы немного проще и удобнее, но чего нет, того нет.
  Второе, и, наверное, самое важное. Прицеливание. Ровные мушка и целик, без всяких перекосов и перетягиваний, так что бы в итоге получилось ровная буква 'Ш'.
  Третье, чем не следует пренебрегать, плавное нажатие на спусковой крючок. Вот собственно и все, что нужно знать, чтобы пуля попала в мишень. И главное не допустить ошибку.
  Егор сделал глубокий вдох и выдохнул, замерев, когда в легких осталось примерно половина воздуха. Мушка с целиком были немного ниже уродливого нароста на башке этого чудища, а палец медленно тянул на спусковой крючок.
  'Пожалуйста', - мысленно попросил Егор неизвестно кого. В бога он не верил, но больше он сейчас не знал к кому обратиться. Кто ещё сейчас могу его услышать. Никогда в своей жизни он не хотел так сильно попасть в мишень.
  'Всего лишь один точный выстрел. Только и всего', - Егор унял легкую дрожь в теле и замер, будто бы превратившись в мраморную статую.
  Мысли Егора были только об одном. Убить эту тварь. Избавить мир от этого прожорливого чудища, охочего до человечины. Только бы оно больше никого не убило.
  Сквозь прицельные Егор прекрасно видел, насколько неудачное укрытие выбрала девушка. У нее оставалось не так много времени - тварь была близко. Слишком близко. Монстра нужно было остановить.
  Сейчас же.
  Пока не стало слишком поздно.
  Неожиданно мир подернулся какой-то дымкой, но осознать это Егора не успел.
  Выстрел.
  Егор видел, как вырывается столб пламени из дула автомата, и как пуля летит и ударяется об пластину костяной брони, будто бы мог наблюдать все со стороны. Промах. Неизвестно почему, но он будто бы увидел, что нужно было на пару миллиметров сдвинуть ствол влево и вниз, и тогда пуля попадет туда, куда нужно Егору. Это было будто бы озарение свыше.
  Только он не мог объяснить откуда пришло это знание. Егор просто знал и все. Никогда ещё не бы в чем-то настолько уверен, как в этом.
  Егор практически сразу же отправил вслед за первой две оставшиеся пули и расслабленно замер, отпустив автомат, который повис на ремне. Его роль в этом спектакле была окончена - патронов больше не было, вот только чудище все ещё было на сцене.
   Если бы монстр не подох, то нужно было пожелать удачи девушки и бежать. Больше Егор ничем не мог помочь своей новой знакомой. А броситься на эту гору брони с ножом - верный способ сдохнуть, а склонностей к суициду Егор в себе не замечал.
  Голова закружилась, а к горлу подкатил неприятный ком, будто бы из него эта стрельба выпила последние соки. Егор прикрыл глаза - стало лучше. Захотелось блевануть прямо на асфальт, а затем лечь на голый бетон и заснуть.
   Рвотный позыв удалось побороть, что нельзя было сказать о боли в голове, которая накатывала с новой силой, будто бы прибой на песчаный пляж, стараясь проглотить его в своих объятиях.
  Пришлось перебороть себя, и Егор открыть глаза, по которым словно битой ударил солнечный свет. Не передаваемое чувство.
  - И откуда ты такой вылез? - тихий голос сверху практически перешёл на шепот. По нему с легкостью можно было определить уровень потрясения, что накрыл этого неожиданного наблюдателя. - Не поверят же. Какой-то свежак завалил элиту из 'ксюхи', а она его даже не поцарапала. Сам бы не поверил, если бы кто рассказал без ментата рядом... И то бы подумал, что все равно заливают...
  Егор пропустил эту речь мимо ушей, приходя в себя. Голова хоть и казалось мыльным пузырем, что вот-вот хотел лопнуть, но это не отменяло того факта, что стоило поторопиться. Неизвестно успел монстр достать девушку или нет.
  - Стой! Куда?! Да стой ты! Вот и делай потом добро людям!
  Егор, не раздумывая бросился вперед, когда понял, что чудище завалилось вперед и неестественно задрыгало своими конечностями, превращая остатки кабины в никому ненужный металлолом. Расстояние межу ним и автобусом, Егор преодолел за считанные секунды, ожидая что монстр должен был вот-вот ожить и напасть, но этого не произошло даже тогда, когда он пробежал практически вплотную мимо безжизненной туши монстра.
  Чудо, что эта тварь до сих пор не добралась до этой девушки. Единственное на что он ещё обратил внимание, был развороченный пулями споровой мешок, так кажется называл этот нарост его новый знакомый.
  Мгновение он рассматривал след, куда угодила первая пуля. Она оставила небольшую царапину в том месте, куда попала. Именно в то самое место, образ которого возник в голове Егора, будто бы он стоял рядом с этим монстром и прекрасно видел, куда угодила пуля.
  Вот только это было невозможно...
  - Чертовщина, - единственный комментарий, который смог выдавить из себя Егор, прежде чем добрался до задней двери автобуса. Разобраться с этим можно было и после.
  - Ты цела?! - крикнул Егор. Вот только вразумительного ответа, так и не дождался, но уши его не обманывали.
  Всхлипы и стоны продолжали звучать, а это значило, что она ещё, по крайней мере, жива.
  Корпус сплющился под весом твари, поэтому с покорёженными дверями пришлось повозиться, но в конце концов они поддались, и Егор смог согнуться протиснуться внутрь машины.
  На него сразу же уставились заплаканные женские глаза. Два карих озера посмотрели на него сначала с испугом, сменившимся слабым огоньком надеждой, но они быстро заволоклись туманом. Каким-то образом, но тварь все же достала до неё. Егор с каким-то отчаянием посмотрел на огромные когти, который вспороли живот девушки и там же и остались.
  - Пожал... - попыталась что-то сказать девушка и закашлялась. Гримаса боли на этом милом лице резанула по душе Егора.
  Егор понял, что девушка находится на грани того, чтобы отрубиться, поэтому упал на колени, больно поцарапав руку об острый край какой-то железяки, и приблизился к девушке. На боль ему сейчас было плевать.
  Потерпит.
  - Что? - Егор постарался, чтобы его голос не срывался на грубые нотки. Девушке и так сейчас было плохо, нечего был её нервировать ещё больше.
  - Пожалуйста, позаботьтесь о нем, - милое лицо девушки повернулось в сторону небольшой сумки.
   Егор, ничего не понимая, протянул руку и грубо протащил сумку к себе по полу автобуса. Содержимое сразу же дало о себе знать, недовольно мяукнув и завозившись в своей переноске.
  - Он хороший, не обижайте его...
  Егор несколько секунд пялился на синюю сумку, а затем вновь повернулся к девушке.
  - Очень больно-о...
  Егор не мог ничего ответить, да и не знал. Также, как и не представлял, что ему делать. Стрелять из автомата он умел, а вот утешать раненых женщин было не его. Не выносил женских слез, всегда немного терялся, когда их видел, а сейчас просто не знал, что можно сказать и как помочь.
   Рука девушки схватила его за рукав куртки, а глаза требовательно посмотрели в его лицо.
  - Сама позаботишься, как только встанешь на ноги, - как можно увереннее сказал Егор, вглядываясь в лицо молодой девушке, которой от силы было лет шестнадцать-семнадцать. Ребенок совсем еще, который больше беспокоился о коте, чем о себе. - Ты же не бросишь своего питомца?
  Лицо девушки украсила вымученная улыбка, которая немного покоробила Егора.
  - Пообещайте, - её голос ещё сильнее послабел, глаза заволокло туманом, но она все равно упрямо смотрела на Егора. - Пожалуйста...
  Голос послабел ещё сильнее. Егор видел, что она держится из последних сил, ожидая ответа. Смотря в эти глаза, что он ещё мог ответить?
  - Не брошу. Ни тебя, ни этого кота. Обещаю.
  Последние слова Егора она уже не слышала, потому что глаза девушки закатились, а сжимающая его рука разжалась и бессильное упала на пол автобуса. Глаза сами собой пробежались по когтистой лапе твари, что осталась в животе у девушки.
  Ведь он даже не спросил её имя...
  - Черт, - выдохнул Егор, прикрыв глаза и начав свою маленькую мантру, которую повторял в экстренных ситуация, а сейчас ему как-никогда нужно было успокоиться и продумать план действий. - Один, два, три... Нет времени на это!
  Рыкнул он сам на себя и быстро встал на ноги.
  Как бы он себя ни накручивал, но этот способ всегда помогал. Хороший психологический прием, вот только не всегда на него было время.
  Больше времени на отдых Егор себе не дал. Срочно нужен был врач.
  Слишком паршивая рана. Если не помочь, то у неё могут быть, как и часы, так и несколько минут. Егор надеялся, что нет внутреннего кровотечения, но когти доставать из раны было нельзя. Уж лучше с ними, хотя наверняка в них заразы столько, что, если она выживет, будет месяц на антибиотиках сидеть. Их нужно было отрезать, но оставить в ране.
  Охотничий нож блеснул от луча солнца, попавшего на него через дыру в обшивки, из которой торчало половина туловища монстра. Ножны он покинул за несколько секунд Егор и прижал лезвие к пальцу твари.
  - Гадство, - нож полетел в дальний угол, признанный полностью бесполезным в этом деле.
   Чертова костяная броня только посмеялась над попытками Егора. Он несколько минут старался хоть немного повредить броню твари, но она даже под стыками пластин не хотела поддаваться. И как бы не старался Егор, больше чем царапины на ней не удалось оставить. Лезвие не справлялось с этим биологическим образованием.
  Интересно, что это за вещество, из которого состоит этот панцирь? Хитин? Или что-то на подобие этого? Биологическая броня?
  Егор встал, подобрал сумку с котом, который недовольно мяукнул, и вылез наружу, застав своего нового знакомого за странным занятием. Он ковырялся в наросте на шеи твари, при этом довольно посвистывая, будто бы занимался чем-то приятным.
   Хоть теперь понятно, что это за шум был, на который Егор не стал обращать внимание. Но первой мыслью было, что ещё какую-то тварь привлек шум, который они здесь утроили. Но подумал он об этом как-то пассивно, максимум что он сейчас мог противопоставить зомби был бесполезный нож, поэтому даже не дернулся.
  - У тебя хобби такое? - поинтересовался Егор, смотря как он выгребает из нароста какаю-то янтарную паутину.
   Сейчас Егор не понимал, что ему нужно было делать.
   В больницу нельзя, там наверняка также, как и во всем городе, а этой девушки нужна была квалифицированная медицинская помощь, а все хирурги бегают по городу и ищут чего бы перехватить из мясного меню. И где сейчас можно было отыскать нормального врача, который не превратился в урчащую тварь, Егор не знал.
  Не любил он это чувство. Беспомощность. Слабость. Осознание того, что практически ничего не можешь сделать. Максимум на что хватит умений Егора - наложить тугую повязку, но для этого нужны хотя бы бинты.
   Нельзя было её так бросать.
  'Думай, Егор. Думай', - вот только решения не приходилось, сколько бы он его не искал.
  - Хобби? - и засмеялся, будто бы услышал хорошую шутку. - У всех в Улье такое хобби. Мы своего рода коллекционеры. Конченные психи, которым только дай поковыряться в споровых мешках тварей. Вот меня уговаривать не надо. Если ещё такого завалишь, то с радостью подскачу. Звать-то тебя как, герой?
  Последние слово он сказал, особо акцентируя на нем внимание, будто бы это было что-то обидное.
  - Егор Ем...
  - Стой, - Рожа его нового знакомого так сильно скривилась, будто бы его заставили переживать целую тарелку перца чили. После чего так сильно замахал руками, что чуть не свалился с туши твари, - иначе Ланселотом тебе окрещу! Рыцарь хренов! А белого коня у тебя случайно нет?! Для полноты образа! А меч где твой? Принцесс в лосинах вон уже спасаешь, остается белый плащ и доспехи отыскать. Ланселот рыцарь без страха и упрека! Только крикни, и он появится в своих сияющих рейтузах!
  Он резко замолчал, будто бы в его голову пришла какая-то мысль. А брови Егора поползли вверх. Этот индивид уж точно не выглядел полиглотом, поэтому было странно слышать слово 'рейтузы' от него. Какой-то разрыв шаблонов получался. Его собеседник был больше похож на того, кто недавно откинулся с зоны, а подобные слова там точно не в чести.
   - А чего? Звучит. Да, конечно, с таким отдающим голубизной именем тебе в любом голубятнике будут рады, то есть в приличном стабе, - поправился он, только понятней от этого ничего не стало. - Но не самый же плохой вариант? Да?
  Егор промолчал. Не знал что можно на такое ответить, мысли сейчас был немного в другом месте.
  - Можно сказать, что имя само тебя нашло. Поздравляю! Теперь ты Ланселот, сокращенно Ланс, а я твой крестный.
  Он перекрестил Егора двумя пальцами и с гордостью похлопал себя по груди.
  - Неплохо так вышло. Кстати меня Конем кличут. Целовать и обнимать от радости, что встретил такого ровного мужика, не надо. Могут неправильно понять, с таким-то имечком.
  Конь гнусаво заржал, вызвав у Егора ироничную улыбку.
  - А чего не Ишак? - только хмыкнул Егор, примечая, что действительно было в лице его нового знакомого что-то лошадиное - слегка вытянутое лицо, огромный нос и большие глаза навыкате. Прямо вылитый конь, сам Егора не подметил на кого был похож его новый знакомый.
  - Крестный добрый попался, вот и окрестил. Сказал, видит во мне силу лошадиную и стать, присущую только породистым скакунам, - Конь похлопал себя рукой ниже пояса, видимо, стараясь показать откуда возникло такое прозвище, и похабно заржал.
  Егор криво улыбнулся, проверять он точно не станет, даже такой мысли не может появится, а вот привести в чувство ещё можно.
  Сам же вынуждает. Таких надо осаживать, пока совсем не зарвались. Плюс ко всему никакого серьезного оружия у него он не заметил, поэтому Егор будет говорить с позиции силы. Конфликт маловероятен. Конь не выглядел человеком, который попрет с голыми руками против автомата. Егор бы не полез, а то, что у него закончились патроны этот чудила не знает.
  - Можешь быть хоть Марьей Ивановной, хоть Сивкой, хоть Буркой, хоть Петухом, если тебе так хочется, а у меня уже имя есть. Также мне плевать, кому ты свое хозяйство показываешь и с кем под хвост долбишься. Это твое личное дело, а меня в свою гомосексуальную секту породистых скакунов не втягивай, а то могут неправильно понять.
  - Ничего себе ты...
  Но Егор перебил.
  - Меня зовут Емельянов Егор Анатольевич и никак иначе.
  Лицо собеседника ещё больше скривилось, он неодобрительно посмотрел на Егора.
  - Что же ты не сказал, что совсем зеленый? Не понял ещё куда попал? Или на Ланселота обиделся? Нормальная погремуха. Хотя? Чего я тебе объяснять должен? Сам наслушаешься и вспомнишь добрым словом своего крестного, пожалеешь, что нос воротил и спасибо не сказал. Встретится тебе какие-нибудь опущенные Обрыга или Котях, так сразу совесть замучает и извиниться захочешь, а не будет уже рядом меня такого порядочного.
  Егор практически убедил себя, что наткнулся на какого-то психа, на которого не слишком хорошо повлияли местные реалии. И его кукуха съехала на две темы - феню и голубизну. Прямо-таки адская смесь получается.
  - Забудь ты про свое имя. Нет тут ни Игорьков, ни Андреев, ни Егорок. У нас с тобой честные погоняла. Это вон, - Конь махнул рукой вниз. - Бабы могут имена нормальные иметь, Стикс к этому нормально относится, да и то извращаются кто как может. Эмилии и Клеопатры!
  Конь сплюнул, да и голос немного поменял тональность, видимо тема была для него очень болезненной.
  - А сами выглядят, будто бы трудовик Петрович, только с сиськами. Ан нет, все равно, зовите меня Элеонорой. Принцессы навозные! И так баб нормальных нет, а когда на такую взглянешь сразу тошно становится.
  - Ей врач нужен, - вставил Егор в надежде, что Конь подскажет где можно найти помощь. Выглядело так, что новый знакомый, наверняка, разбирался в местных реалиях. По крайней мере, на это было очень похоже.
  Конь привстал со своего места и посмотрел на девушку, покачал головой и посчитал что-то на пальцах.
  - Подождет. Пока когти не вытащим, проживет часов двенадцать. Не беспокойся, потом я ещё раз гляну.
  - Ты врач?
  - Похож что ли?
  - Ни капли, - честно ответил Егор, глядя на криминальную рожу Коня.
  - Дар у меня такой, - неопределенно пояснил Конь. - Но мы к этому ещё вернемся. Для начала нам следует разговор закончить. Ты хоть и говнистый крестник, неблагодарный, но моя обязанность тебя уму разуму научить, а там делай, что хочешь, Ланселот.
  - Излагай, - сдался Егор, немного поморщившись от имечка давно почившего рыцаря.
  - Про себя можешь называть себя хоть Егором, хоть Папой Римским, но при встречах с другими людьми лучше будь Ланселотом. Проблем будем меньше. Мне-то по большому счету все равно, но есть тут такие, которые за такое могут и пальнуть. Так, на всякий случай. От греха подальше, чтобы неудачу не накликать. Или же под хвост сунут, тоже для профилактики, чтобы старую жизнь побыстрее забыл. Есть здесь любители большой и светлой мужской любви.
  Егор вопросительно поднял бровь, подозревая своего собеседника в этих самых чувствах.
  - Не надо на меня так смотреть, я только по бабам, а ты свою жопу можешь кому хочешь подставлять. Повторю, имена здесь только у баб. Убери ты с лица эту мерзкую ухмылку, я тебе местные реалии рассказываю, поэтому лучше впитывай в свою пустую голову, а ещё лучше запиши.
  - Порядки здесь какие-то тюремные...
  - Здесь все же не зона, это, брат, Стикс. И жаргон здесь своеобразный, хоть и похож немного на тюремный, но отличия есть. Вскоре привыкнешь к этим странностям. Сам долго втягивался, но сейчас ничего, свыкся. Так что порядки здесь нормальные, народ простой, поэтому и слова не слишком заумные. Чужого не бери и своего не упускай - вот и все, что должен знать честный рейдер. Если будешь следовать этому, то и проблем у тебя не будет.
  - Понял, понял. Другие твари на шум не набегут? - Егора беспокоило несколько вопросов, которые нужно было решить в первую очередь, а с Конем можно было пока и согласить. Вот доберется до нормальных людей, тогда и сможет узнать, что же происходит в его городе. Чем быстрее он управится, тем больше шансов спасти эту девушку.
  Профессиональному мнению Коня он не слишком доверял. Если бы он сказал, какую следует брать бутылку водки, то возможно, Егор внял бы совету прожжённого алкаша, а в медицинских вопросах уж лучше поискать кого-нибудь с соответствующей квалификацией.
  - Прр-рр! Сюда даже тупые пустыши не попрутся, запах у этого здоровяка особый. Элита, как никак! Правда, совсем ещё молодая, но все равно я бы лучше голову в пасть крокодила сунул, чем с такой встретился без танка и двух-трех пулеметов. Да и поздно ты спохватился. Мы уже с тобой минут восемь разговариваем, если бы кто-то хотел нас схарчить, то давно бы это сделал. Но раз этого ещё не произошло, то это значит, что в городе нет твари посильней, которая осмелится сюда сунуться. Единственного кого нам сейчас стоит бояться, так это людей. Решат проверить, кто здесь так шумел и завалят, когда увидят какого матерого зараженного мы грохнули.
  - Застрелил его я, - решил напомнить Егор.
  - Да-да, ты. И как же тебе повезло, - будто бы не услышал слов Егора, продолжил копаться в содержимом спорового мешка Конь. - Элитник потерял где-то кусок брони, прикрывающей споровой мешок. Если бы не это, то хрен бы ты эту дуру со своей пукалки пробил, скорее бы стал неплохим финальным закусоном после девки. Кстати, а что в сумке? Если скажешь, что цинк патронов, то я тебя, так и быть, даже обниму.
  Хищного вида нож, указал на сумку.Егор пытался разобраться в хитросплетениях речи этого мужчины средних лет, которому можно было как все пятьдесят, так и не больше тридцати пяти.
  Стикс? Пустыши? Элита? На счет последнего, Егор понял, что он имел ввиду тварь, на спине которой сейчас стоял, но на счет всего остального, ни малейшего преставления не имел.
  - Кот.
  - Вот это пруха! Теперь понятно, чего элита тебя не распотрошила, когда ты ей в глаз попал. Кот! Крышу им от этого дела срывает, только почувствуют кошака и больше ни о чем думать не могут. Можно сказать, что у них это деликатес, как у нас омары или лобстеры. Увидят, сразу рванут следом, на раздумывая. Почему? Не спрашивай, сам не знаю. Здесь нужно кого поумней расспрашивать на счет этого дела, но теорий уйма ходит. Что-что а поговорить и теории всякие строить у нас любят.
  - Кто они? - Егор кивнул на тварь, от этого движения голова резко заболела.
   Адреналин немного сошел, поэтому с болью вернулась и тошнота. Захотелось присесть на голый асфальт и закинуться несколькими таблетками обезболивающего. После него было хоть немного полегче. Правда эффекта хватало на полчаса, а потом все начиналось по новой.
  - Небось башка раскалывается? - понимающая улыбка украсила лицо собеседника Егора. - И выворачивает, будто бы после литра паленой водки.
   - И откуда ты все это знаешь?
  - Все от этого страдали, как только провалились. Помню, три дня бродил по лесу прежде чем на крестного набрел. Думал, что уже все, сдохну скоро, но повезло. А хочешь хорошую новость?
   Закончив фразу, этот мужик ловко спрыгнул с автобуса почти рядом с Егором, разложил на асфальте какую-то тряпку со знакомой янтарной паутиной и запустил в неё свои руки, сноровисто извлекая какие-то непонятны серые и зеленые шарики. Хотя сходство было отдаленное, но другого сравнения Егор не нашел.
  - Какую?
  - У меня и лекарство есть, - Конь с улыбкой кинул ему фляжку, которую снял со своего пояса.
  С сомнением Егор ответил крышку и принюхался. Запах был такой, что на глазах выступили слезы. Алкоголь замешанный на чем-то таком омерзительном, что даже словно не удалось подобрать, чтобы выразит то, на что был похожа эта вонь.
  - И чего ты морщишься? Закрой глаза и глотай. Я своему крестнику плохого не посоветую, каким бы он не был засранцем.
  Егор с сомнением посмотрел на фляжку и сделал маленький глоток, после которого он понял, что зря он поверил Коню. Пойло на вкус было хуже, чем на запах. Это мог пить только полный извращенец, который любит настаивать самогон на вонючих носках и наслаждаться запахом гниющего мяса. Но отвесить какой-то едкий комментарий на счет этого напитка, он не смог.
  - И чего ты как девочка? - не успел Егор что-то понять как фляжка приподнялась и в глотку заскользила новая порция жидкости. Три больших глотка он сделал по наитию, а потом закашлялся, благо фляжка к этому моменту уже опустела и выпала из рук.
  А не мог ли новый знакомый его отравить? Хотя он, вроде видел как этот недоделанный сомелье сам прикладывался к этой настойке.
  Егор закашлялся и посмотрел на отскочившего Коня, который примирительно поднял руки и вернулся к перебиранию паутины, будто бы ничего не случилось. Первым делом Егор хотел дать несколько раз прикладом по наглой роже Коня, но резко передумал. Попросту прислушался к своему организму. Удивительно, но головная боль слегка приглушилась, только блевать тянуло с удвоенной силой.
  - На чем это дерьмовая настойка? На твоих нестиранных носках?
  - Обижаешь. Я туда свое хозяйство макаю, для пикантности и остроты вкуса. С носками не такой забористый вкус.
  Конь заржал.
  - Чего позеленел?
  К горлу Егор подкатил вязкий ком, который настойчиво просился наружу. И так немного тянуло проблеваться, но после таких откровений это желание усилилось десятикратно. Ещё очень хотелось найти канистру с медицинским спиртом, чтобы прополоскать себя изнутри.
  Так, на всякий случай. Кто этого психа знает? Может действительно занимается самогоноварением по нетрадиционным рецептам.
  - Расслабься, шучу. Тут другой секретный ингредиент, да такой, что мои нестиранные носки покажутся тебе ещё не самым плохим ингредиентом.
  - Что может быть ещё хуже?
  - Скоро узнаешь.
  - Вкус у этого пойла действительно дерьмовый, - скривился Егор и сплюнул желтой слюной на асфальт.
  - Дерьмовый? Побойся Улья, такое говорить. Это нектар, живчик, живец, живун. Называй как больше нравится, но всегда с почтением и трепетом в голосе. Самое действенно лекарство для иммунных, получше чем любые таблетки и уколы.
  Егор посмотрел на этого любителя дерьмового алкоголя с жалостью. Это как надо головой поехать, чтобы такое начало нравиться?
  Егор хотел сказать какой-то едкий комментарий, но осёкся.
  - Действительно стало легче, - признал Егор, вновь прислушавшись к своим чувствам и понял, что ему хочется ещё немного. - Ещё есть?
  - Пробрало, да? Сгоняй в вон тот магазин, и притащи две бутылки водки и полторашку какой-нибудь воды, и я так и быть, открою тебе рецепт этого волшебного нектара. Рожу проще сделай, ничего с твоей принцессой за это время не случиться, а это знание тебе наверняка пригодиться. А я пока закончу разбираться с трофеями. Ведь без живца в Улье нельзя. Запомни. И чего ты такой не сговорчивый? Можешь ещё заскочить в аптеку, что к продуктовому примыкает, прихватишь бинты или ты её с раной в брюхи тащить собрался.
  Последняя фраза и решила дело. Егор, осматривая местность, пошел к магазину. До него было не больше двадцати метров. Хоть он не видел никаких признаков зомби, но все равно сохранял бдительность. Если опасности не видно, то это не значит, что её нет совсем. Этому он хорошо научился за последние сутки.
  Егор аккуратно вошел через разбитые двери, стараясь не слишком шуметь битым стеклом под ногами. Хотя магазин, также, как и аптека казались пустыми. Чтобы найти стеллаж с крепким алкоголем понадобилась ровно тридцать секунд. Он практически примыкал ко входу. С выбором Егор не заморачивался взял две самые дорогие бутылки и сунул в рюкзак, благо место там ещё было достаточно. Задумчиво покосившись на коньяк за двенадцать тысяч, сунул и его, присовокупив к этому десяток знаменитых шоколадок с орехом на кассе. Одну сразу же сунул в рот.
  Неплохая вещь, если нужно быстро перекусить.
  Там же, на кассе, прихватил бумажный пакет, куда он сунул полторашку воды. В продовольственном ему больше ничего было не надо, поэтому он зашел за прилавок аптеки и сгреб в охапку все пачки бинтов, которые нашел, также поискал какое-нибудь ему известное обезболивающие, поэтому в пакете оказалась упаковка анальгина и несколько одноразовых шприцов.
  На всякий случай.
  Егор управился минут за десять и вернулся к автобусу, где сидел задумчивый Конь и крутил в руках черный шарик, а перед ним на тряпочке были разложены три маленькие кучки. Самая большая состояло из темно-зеленые виноградина, та что была поменьше была похожа на спрессованный тростниковый сахар.
  Слишком характерный желтоватый цвет, вот только форма странная, больше на горох похоже, чем на квадратные кубики обычного белого сахара. И в третьей кучи была знакомая Егору янтарная паутина, которую Конь достала из этого монстра.
  Конь достал из своего рюкзака две маленькие алюминиевые коробочки, одна из которых была заполнена ватой и сложил все в них, а янтарная паутина осталась на куске ткани. Его бережно свернули и убрали в походный рюкзак, как и все металлические коробочки.
  - Знаешь, Ланс, возможно ты ещё не понимаешь этого, но у Стикса есть свои правила, выученные с помощью крови, боли и смертей множества людей. Всех и не упомнишь, но основные лучше не нарушать. И иногда их чтят яростней, чем законы людей. Поэтому не стоит держаться за старое имя, забудь его. И поскорее уясни, что здесь такие порядки. Понимаю, что ты сейчас ничего не понимаешь, но я объясню. Не переживай. Но сперва нужно разобраться с жемчужиной.
  Егора подмывало спросить, чего случилось за то время что его не было. Что за жемчужина? Но дело было действительно очень важное. Уж больно серьёзная была рожа была у Коня.
  - Всегда помогай свежакам - это тебе зачтется. Не обманывай и ни в коем случае не обижай новичков. Помни, Улей все видит. И доброе дело всегда зачтётся. Поэтому муры долго на этом свете не задерживаются и смерть их всегда поганая.
  - К чему ты ведешь? - все-таки не удержался Егор.
  - Вот, - Конь встал и вложил в ладонь Егора какой-то черный шарик, который потеплел, будто бы был живой, когда оказался у него в руке.
  Перламутр блеснул каким-то темным отливом. Было что-то в этом шарике завораживающие. Что необычное... Он будто бы был из другого мира.
  - И что это?
  - Наверное самое ценное, что попадало ко мне в руки, - сказал Конь, не сводя глаз с черного шарика. - Глотай, пока я не передумал. И так пришлось через себя переступить. Первым делом хотел сам проглотить, как вспомнил какой ты засранец, но пересилил себя.
  - И с чего бы мне это жрать?
  - Потому что только я могу сказать, где искать знахаря. Врача! По глазам же вижу, что не бросишь ты эту девку. Хотя я бы на твоем месте, забыл про её. Жопа у неё, конечно, дивно как хороша, и бегает она словно нимфа, но не стоит она того, чтобы ради неё жизнью рисковать. Если хочешь кого-нибудь трахнуть, то уж лучше найти вариант попроще. Если рисковать жизнью ради каждой соски, то этой жизни, увы, мало на что хватит. Да и вероятность, что ты сможешь добраться до стаба с этим балластом практически равна нулю. А я тебе в этом не помощник. Уж прости, я объясню тебе что да как, а после мы с тобой разбежимся. И ещё. Мой тебе совет, как крестного папы. Забудь про неё, развернись на сто восемьдесят градусов и иди в сторону стаба.
  - Я обещал, - хмыкнул Егор.
  К своим словам Егор всегда относился с полной серьёзностью, какие бы дурацкие обещания не давал. К этому его приучил отец. 'Никогда не давай тех обещаний, что не сможешь сдержать', - слова, которые слишком хорошо вбили ему в голову. Отцу всегда казалось, что мир стал слишком пустословен. Люди стали забывать значение, насколько иногда важны даже простые обещания, которые нужно сдерживать.
  - Тогда глотай, - упрямо выпятил нижнюю челюсть вперед Конь. - Иначе я покажу как делать живец и наши с тобой пути разойдутся. Будешь сам со всем разбираться.
  - Это настолько важно? Если хочешь, то могу отдать её тебе. Вижу же, насколько это для тебя важно.
  - Не искушай меня. Глотай, не тяни. Многие бы на твоем месте себе пальцы откусили за такую возможность.
  - Я хоть не отравлюсь? - с сомнением спросил Егор.
  - Нет.
  Конь хоть и был своеобразным, но за все время, что они с Егором были знакомы, он не пытался ему навредить ни разу. Даже наоборот появился тогда, когда это было больше всего нужно. Хотя он не был обязан помогать, но если бы не он, то вряд ли бы Егор остался в живых. Поэтому хоть какой-то кредит доверия у него был.
   Егор хмыкнул своим мыслям, а затем просто сунул шарик в рот и проглотил. На вкус он был, словно кусок теплой пластмассы.
  Из Коня будто бы все напряжение разом вынули.
  - Думал сам проглотить, но не смог. Тварь все-таки ты завалил, поэтому и трофеи твои. Примазываться к чужой добычи - это как признать, что у тебя руки из жопы растут и кроме как почесаться ты ими больше ничего другого сделать не можешь. Ко всему, кидать новичка - последнее дело, так только муры поступают. Если бы узнали, то потом бы со мной самое последнее чмо бы побрезговало за руку здороваться.
  - Не хило тебя пробрало, - задумчиво прокомментировал Егор состояние своего собеседника, отпуская рукоять автомата, решив все же подождать с бряцаньем автоматом. Наставить дуло на Коня он всегда успеет, а пока этого и не требовалось.
  - Ты лучше скажи, что чествуешь?
  - Тепло, - прислушался к своим ощущениям Егор. - В желудок будто бы теплый шарик попал.
  Пришлось вытерпеть любопытный взгляд Коня, который будто бы ждал какого-то чуда, которое должно было произойти.
   - О! А сейчас все резко пропало.
  Конь вытер пот со лба и по-доброму улыбнулся, будто бы сейчас одержал маленькую, но очень значительную для себя победу. Ко всему этому он до сих пор не сводил глаз с Егора, будто бы стараясь что-то разглядеть.
  - Может все-таки расскажешь, что за дрянь ты заставил меня проглотить?
  - Да тут быстро не управишься. Такой разговор надо под водочку с хорошей закуской, но это только в стабе можно, а до него топать и топать, поэтому придется здесь. На стандартных кластерах расслабляться нельзя, иначе долго не проживешь, - Конь поскреб по своей недельной щетине пятерней, о чем-то интенсивно думая. Об мыслительных процессах под его черепной коробкой говорило крайне забавное выражение лица. - Давай хотя бы с открытого пространства исчезнем. Некомфортно мне здесь, хоть и понимаю, что сюда вряд ли кто сунется. А разговор обещает быть долгим
  Конь покрутил головой по сторонам, но потом махнул рукой и полез в автобус. Егор последовал за ним, прихватив с собой сумку с котом, который опять недовольно мяукнул.
  - Говорил же, что деваха хороша. Прям жуть. Глаза издалека все же не подвели. И жопа, и сиськи, да и на лицо ничего такая. Жаль, конечно, что ей так не свезло, а то бы была королевой в каком-нибудь стабе, если бы смогла добраться, - Конь аккуратно протиснулся между раскуроченного кузова и завалился на задний ряд сидений, будто бы к себе домой попал. И его не смущало, что из дыры в потолке торчала зубастая пасть, а рядом умирал человек, будто бы для него такая жизнь была обыденностью.
  Егор присел рядом с девушкой и посмотрел на её лицо, которое немного разгладилось с того момента, когда он её видел в последний раз, и покрылось бисеринками пота. Жаль, что в себя так и не пришла. Кожа приобрела белоснежный оттенок, но кровь из раны практически не натекла, что хорошо. Это значило, что время ещё точно было. Конь, видимо, действительно с одного раза определил, что жизни девушки, пока что ничего не угрожает.
  - Совместим приятное с полезным, кстати. Где водка, крестничек?
  - По-моему, не самое лучшее время, чтобы бухать. Мне так-то все равно, но вроде бы только утро.
  - Ничего ты ещё не понимаешь, Ланселот. Алкоголь - правильное начало любого дня недели. Разве что, побоюсь, нажираться на стандартном кластере, таком как этом, и на всех, что ещё на тридцать километров вокруг раскинулись, - махнул рукой Конь и взял в руки две бутылки водки и полуторалитровую бутылку воды, посмотрев неодобрительно на коньяк в рюкзаке, но ничего не сказал. - Хорошая водка - вот основа правильного живца, кто бы что ни говорил, а все остальное для баб и сладкозадых. Рецептов живуна много и каждый изгаляется как может. Кто на текиле делает, кто на чистом роме, кто всякие пряности и цедру лимона добавляет, мускат, гвоздику и множество другой всячины добавляет. Пробовать разное доводилось... Если правильно подобрать ингредиенты, то даже вкус становится очень даже приемлемым, но все это не то. Живец должен быть правильным, без всяких красителей и ароматизаторов. Вот мое мнение.
  Пока Конь говорил, его руки безостановочно двигались. Он достал из своего рюкзака пустую пластиковую бутылку и открыл бутылку водки, смешав в пропорции примерно пятьдесят на пятьдесят в пустой таре. Только вода и водка. А затем произошло то, чего Егор не ожидал. Конь аккуратно открыл уже знакомую алюминиевую коробочку и достал оттуда самый маленький шарик. С места где сидел Егор, показалось, что это было именно то, что Конь достал из чудовища.
  - Видишь это, - Конь поднес к свету к свету серо-зеленый шарик неровной формы. - Это споран или же виноградина. Назвали так из-за сходства.
  С этими словами Конь бросил в пластиковую бутылку этот шарик и закрыл горлышко большим пальцем, взболтав содержимое ровно до того момента, пока в прозрачной жидкости не стали плавать воздушные хлопья.
  - Кинь, упаковку бинтов, - Егор как-то отстранённо подчинился.
   Если ещё десять минут назад он считал Коня психом, по которому плакала больница с мягкими стенами, то сейчас призадумался. Так ли он неадекватен? Слишком уж уверенными и выверенными были движения Коня, будто бы он уже не в первую сотню раз проворачивает что - то подобное.
  Полоска бинта была сложена в четыре раза, затем из рюкзака появилась воронка, которую Конь вставил в горлышко своей фляги. Перед тем, как наливать раствор в емкость, он положил в воронку свой фильтр и начал наливать жидкость, пока бутылка не опустела.
  - Вот эти хлопья, - Конь развернул полоску бинта, показывая оставшийся на ней осадок, - Это яд, и если от них не избавиться, то будешь помирать долго и мучительно, поэтому живчик нужно процеживать хотя бы через плотно сложенную ткань. Чего у тебя с лицом случилось? Дошло наконец-то? Осознал, что за волшебный ингредиент, о котором я тебе говорил? Что, мои вонючие носки кажутся уже не самым плохим вариантом?
  - Не в этой жизни, - поморщился Егор, стараясь побороть рвотный позыв.
  Губы Коня растянули в улыбке. Он усмехнулся и приложился к фляжке, скривился и тяжело выдохнул.
  - Как это вообще можно пить?
  - А чего не так? Крепковат немного, правда, но это даже хорошо. Я так больше люблю.
  - Так, - Егор ткнул пальцем в труп монстра за своей спиной.
  - Ты это брось, - покачал головой Конь. - Это не западло. Без живчика в Улье никак. Не будешь принимать, наступит споровое голодание. Сначала вроде ничего, голова болит и блевать тянет. Но если запустишь, то человеческий мозг отключится и превратишься сначала в обычного зараженного, а потом как повезет. Может быть, и до такого красавца сможешь дорасти, если не пристрелит какой-нибудь рейдер.
  - А вдруг в этой твари зараза какая-то, - без особого энтузиазма спросил Егор.
  - Может быть, и есть какая, но к таким как мы, иммунным, она не липнет. Так что можешь считать, что там все стерильно. По большому счету, этот нарост, что на затылке у зараженных, это большой гриб. Поэтому и споран так называется.
  Конь хоть и продолжал говорить, но не сидел на месте. Он вновь открыл бутылку водки, достал из коробочки ещё один споран и бросил его в бутылку, взболтал до того момента, пока вещество вновь не выпало в осадок. В этот раз виноградина растворилась куда быстрее, видимо это получилось из-за более высокого содержания спирта. Конь опять свернул бинт в фильтр и пропустил через него раствор в бутылку с водой, ещё раз взболтал и добавил водки из новой бутылки, попробовал и удовлетворенно крякнул.
  - Что тут происходит? - задал вопрос Егор, начав подозревать, что угодил в какую-то передрягу, из которой вряд ли получится так просто выбраться.
  - Лови и не переживай. Все изначально тупят, когда сюда попадают, - хохотнул Конь, бросив ему бутылку со споровым раствором. - Кинь к себе в рюкзак. В день нужно грамм двести-триста, но тут в зависимости от концентрации живца. А лучше смотри по-своему самочувствие - организм это дело лучше знает. Захотелось - сделал несколько глотков, но перебарщивать тоже не стоит. Поэтому понял, что не лезет, лучше подождать.
  - Что происходит? - повторил Егор, вглядываясь в слегка желтоватую жидкость, но после неё действительно стало легче, поэтому перестав себя накручивать, он сделал несколько больших глотков, поморщился и закинул бутылку себе в рюкзак.
  Дрянь редкостная, но после неё сразу стало легче. Сложно будет смириться, что этот гриб достали из затылка этой твари, но если это помогало, то Егор, отнёсся к этому с философским спокойствием. Если его это не убило, то значит имеет право на существование.
  - С чего бы начать? - Конь задумчиво пожевал свои толстые губы. - Пожрать бы чего...
  - Могу предложить шоколадный батончик.
  - Не, потерплю.
  - Так что?
  - Что ты знаешь о... - Конь ненадолго подзавис. - Слово такое заумное. Никак вспомнить не могу. Как же там было? Умники доморощенные, понапридумывают названий всяких, потом нормальный человек вспомнить не может. О! Точно! Мультиверсум! Бесконечное множество миров, который иногда не слишком-то друг от друга отличаются. К примеру, в сутках не двадцать четыре часа, а двадцать четыре и одна секунда или же не произошли какие-нибудь события. Вот такие вот, иногда совсем незначительные отличия. Не родился Гитлер и не было Второй Мировой Войны и тому подобное. Разное мне доводилось слышать.
  - Подожди. Гитлер, который художник?
  - В моем мире он был больше известен, как кровавый диктатор, который захватил практически всю Европу.
  - Бред какой-то.
  - Слушай дальше, будет ещё интересней, - Конь только улыбнулся. - Так вот Стикс или же Улей - это такое место, куда забрасываются куски разных миров. Маленькие кусочки разной формы, на которых могут располагаться целые города, деревни, военные базы. Мы их называем кластерами...
  - Бред же, но смысл я уловил, - попытался перебить его Егор. - Но даже если это правда, то бы давно заметили пропажу целых городов, люди не могут бесследно исчезать.
  - Правильно. Кто-то должен был это заметить, но только в одном случае. Если бы это реально когда-либо случалось. Существует версия, что мы все это всего лишь копии, а где-то там, в другом мире, такой же как и ты Ланселот открыл глаза утром и пошел на работу. И не было в его жизни ни зубастого элитника, ни старины Коня, ни Стикса. Будто бы какой-то гигантский принтер взял и скопировал кусок твоего города и перенес сюда. А хочешь знать, что в этом самое интересное?
  - Что?
  - Через четыре дня этот кластер пойдет на перезагрузку, а это значит, что в нем появится точно такой же город, а в твоей квартире проснется точно такой же Егор. Вижу, что я тебя загрузил. Можешь мне не верить, но это так. Стикс именно такое, странное и непонятное место. Огромная помойка всех известных и неизвестных миров. Место куда попадают самые невезучие люди Вселенной, такие как мы с тобой, Ланселот, и только самым невезучим удается сохранить разум, и они бродит по этому Стиксу пока не сдохнут. Гребаный перекресток, где удалось встретится всем неудачникам этой Вселенной!
  - Если все это упростить, то получается что-то вроде лоскутного одеяла, где большая часть кусочков ткани - это кластеры - отражение одного из множества миров, из которых кто-то неведомый, пускай это будет Стикс, забирает участки со всем содержимым.
  - А не совсем ты тупоголовый оказывается, - похвалил Конь. - Мне уже стало казаться, что придется тебе все по пятнадцать раз пережёвывать одно и тоже.
  - Будем считать, что я не обиделся и не стукну пару раз прикладом по твоей пустой голове. Так, для профилактики...
  - Хорошо-хорошо, замяли. Так вот. Существует три вида кластеров: стандартные, стабильные и мертвые. Последние ты точно ни с чем не спутаешь, да и узнаешь тоже сразу. Как заметишь черную пустошь, так сразу поймешь, что это оно. Короче, они бесполезны и на них задерживаться не стоит, иначе станешь частью черного пейзажа. От этого их мертвыми и зовут. Стандартные - самые распространённые в Ульи. Как ты уже понял, на одном из таких мы сейчас находимся.
  - Они постоянно перезагружаются, - повторил Егор.
  - Да, и время каждой перезагрузки может быть разным. Существуют предсказуемые кластеры, обновляющиеся каждый раз в определённое время, плюс минус несколько часов. Также есть такие, которые могут перезагрузить через несколько часов. Запомни, Стикс непредсказуем, поэтому здесь все следует проверять. Верный способ определить, что кластер пошел на перезагрузку и следует из него побыстрее убраться, это начинает формироваться кисляк.
  - Кисляк?
  - Начинает вонять какой-то едкой химией, будто бы соседняя фабрика по производству мыла решила трахнуться с заводом химического оружия. Если почувствуешь, то сразу поймешь, что это он - кисляк. Ещё к этому добавляется густой туман, который как правило образуется в низинах и над водой - верные признаки перезагрузки.
  - А почему нельзя дождаться перезагрузки и не уходить из кластера? Если мыслить логично, то ты должен будешь вернуться в свой мир.
  - Думаешь самый умный? Лучше тебе не знать, что происходит с такими бакланами, которые на это осмелятся. Я бы лучше смерть выбрал, чем добровольно стать овощем - пускать слюни и ходить под себя. Этот мир хоть и огромная задница, но есть в нем какая-то изюминка. Настоящая свобода - анархия во всей её красе.
  Егор всегда умел быстро усваивать информацию, поэтому не переспрашивал Коня. Его сумбурный рассказ все-таки создавал какую-то картину окружающего его мира. Хоть это и выглядело как бред безумца. Вот только внутренний голос подсказывал, что дослушать это рассказ стоило.
  - Меня больше интересуют рассказ вот про этих красавцев, - Егор ткнул пальцем в труп твари.
  - А про самое главное-то и не рассказал. Существует теория, что когда мы попадаем в этот мир, то первым делом заражаемся каким-то вирусом. В ком-то он приживается, а в ком-то нет. Но есть два варианта развития болезни...
  - Либо ты превращаешься в урчащую тварь, которая хочет только вкусного мяса, либо ничего не происходит и ты удивляешься, почему весь город превращается в зомби.
  - Зараженные! Зомби здесь никто их не называет. Это как сказать, что чайник - это кастрюля. Они живые. Сердце бьется, а легким нужен кислород. Мы все здесь зараженные, только нам с тобой, Ланс, повезло. Мы - иммунные.
  - Ладно, с этим все понятно. А сколько нужно времени, чтобы обычный человек превратился в такую громадину.
  - До такого развиваются только единицы. Можно сказать, что сейчас мы смотрим на элиту их поганого племени, поэтому их элитниками и называют. Это был самый везучий и упорный пустыш, который упрямо жрал и срал. Жрал и срал, чтобы достичь такого размера.
  - Пустыш?
  - Зараженные в зависимости от степени развития подразделяются на классы. Вот только эта шкала размыта до безобразия. Улей такое место, что очень немного можно подвести под какие-нибудь определённые рамки. И самым низшим из заражённых принято считать пустышей. Название такое, потому что споровой мешок, пока не успел образоваться на шее, да и сами они ещё не начали меняться. Но если пустыш не будет хорошо кушать, то вскоре превратится в ползуна, который только и сможет, что тянуть к тебе пальцы и жалобно урчать. Мне иногда таких даже жалко убивать. Ни споранов, ни удовольствия.
  - Опасны?
  - Не для среднестатистического мужика. Прямо зомби из фильмов, мозгов нет, а действия прямолинейны. Если не совсем криворукий, то даже не испачкаешься. Вот после них идут спидеры...
  - Как-как? - улыбнулся Егор.
  - Нечего ржать. Бегуны, по-нашенски. Вот привяжется к тебя такой, замучаешься отбиваться. Бегают словно олимпийские чемпионы по легкой атлетике на длинные дистанции. Марафонцы нервно курят в сторонке. Пару километров могут влегкую бежать, не отдыхая. Изменение во внешности, пока ещё не так бросаются в глаза. Может быть, только ноги становятся мускулистей и когти острее и тверже, на некоторых даже одежда сохраняется. Бегунов уже стоит опасаться - с двух-трех метров могут сделать резкий рывок. Понять ничего не успеешь, а зараженный уже нежно покусывает твою руку.
  - И сколько времени нужно, чтобы обычный зараженный достиг этой стадии?
  - Откуда мне знать? Тут все зависит от обилия пищи и питательных запасов самого зараженного. Такими вопросами Институт занимается.
  - Институт?
  - Многие бывалые рейдеры поговаривают, что где-то в Ульи существует организация, которая занимается изучением этого места. Собирает и обрабатывает информацию, старается понять откуда появилось это место. Может быть, что это все только слухи. Самому встречать институтских не доводилось, но слишком уж упорно об этом говорят, поэтому я склоняюсь к мнению, что нечто подобное где-то есть.
  - Ладно, кто там дальше стоит в местной пищевой цепи?
  - Лотерейщик, жрач, бугай - фантазия у народа не иссякает. Но даже так, обычно сразу понимаешь, о ком из зараженных заходит речь. Но общепринято его называть лотерейщиком, потому что в его споровом мешке может образоваться горошина. Шанс примерно, как найти пятитысячную купюру в Московском метро.
  Конь, словно дешевый фокусник, достал из ещё одной коробочки уже виденный Егором кусок желтоватого сахара.
  - Горох очень похож на спораны, только нужен немного для другого. При помощи него развивают дары Улья. Готовится практически также, как и спораны. Технология очень похожа на ту, по которой готовится живчик. Только обычно вместо алкоголя используются уксус. После чего раствор процеживается через марлю и употребляется внутрь. Только увлекаться с сахарком не стоит, а то можно отравиться, а там как повезет. Либо чутка поваляешься на кровати с несварением, либо же отправишься на тот свет.
  - Так может стоит сделать этот раствор?
  - Вот на твоем месте, я бы не торопился, а то мало ли что может произойти.
  - Например?
  - Да так, об этом можно будет поговорить попозже, а сейчас вернёмся к лотерейщику. Это довольно-таки быстрая тварь, которая отрастила себе здоровенные когти и зубы. Если увидишь здоровую груду мяса с гипертрофированными мышцами, массивными плечами и полностью лысую, то это скорее всего лотерейщик. Вот у него уже начинают формироваться биологическая броня, правда, не на всем теле, а только местами.
  Девушка застонала, напомнив Егору, что время все-таки утекает, а вечность слушать Коня, он не мог. Нужно было найти врача.
  - Ладно, я понял, - сказал Егор. - При должном везении они могут дорасти до элитника.
  - Не волнуйся за неё. У неё ещё достаточно времени.
  - Почему ты так уверенно об этом говоришь?
  - Вот тут-то мы и подходим к самому интересному, - Конь заговорщики понизил голос. - Вот не кажется тебе несправедливым, что зараженные получают острые когти, сильные мускулы, броню, которую хрен пробьешь без нормального оружия? Да, чем ответить хрупкому человеку подобной твари? Спокойно проследовать в пасть? Нет. Улей даровал каждому иммунному Дар. Особую способность, которая должна хоть как-нибудь уровнять шансы на выживание.
  - Например?
  - Я благодаря своему Дару могу видеть, насколько серьёзную рану получил человек и через сколько он должен умереть. Кто-то может огонь зажигать руками, электрический ток проводить через себя, становится на несколько секунд неуязвимым, некоторые даже могут останавливать время. Способностей огромное количество...
  - А-аа...
  Егор посмотрел на девушку и вздохнул. Больше задерживаться было нельзя. Может быть сейчас ей ничего и не угрожает, но неизвестно сколько времени займет дорога, поэтому чем раньше он выедет, тем лучше.
  - Пора закругляться, - припечатал Егор. - Ещё что-нибудь я должен знать?
  - По большому счету, нет, - сказал Конь. - Осталось только рассказать, как добраться до стаба, а там уже будет знахарь - человек с особым Даром Улья, который может тебе и руку вырастить. А забыл сказать, стаб - это сокращение от стабильного кластера, то есть такое место, что практически никогда не перезагружается или делает это так редко, что никто из живущих об этом уже и не помнит.
  - Последи за ней, пока я раздобуду машину, а потом расскажешь, как добраться до твоего знахаря.
  Егор поднялся и отыскал глазами свой нож, который он здесь бросил. Возможно, он ещё сможет ему пригодится. Совсем без оружия оставаться не хотелось. Проводив взглядом хороший туристический топор на поясе Коня, после чего встал и начал протискиваться сквозь покорёженный металл.
  - Слышь, Ланс, - долетели до него слова Коня, заставив обернуться. - Не вернешься через полчаса, то, уж извини, но меня уже здесь не будет. Ради какой-то бабенки я на тот свет не собираюсь отправляться.
  - Я быстро.
  Хмыкнул Егор, нажав на циферблат часов отмерив на них тридцать минут, и медленным шагом направился в сторону своего бывшего дома. Если ничего не произойдет, то уже минут через пять, он приедет назад.
  Чтобы там не было, но до своего бывшего двора Егор добрался без происшествий. Город как будто вымер. Даже издалека ему не удалось заметить ни одного зараженного. Только лишь пустынные улицы, которые эхом встречали одинокого путешественника.
  Перед памятной аркой Егор остановился. Казалось, что вот-вот должна показаться зубастая морда твари, от которой он убегал.
  - Элитник мертв.
  Егор повторил это для самого себя, собираясь с мыслями и делая первые шаги сквозь туннель. Он никак не мог отделаться от страха, что липкими пальцами прилик к нему и никак не хотел отпускать. Сколько прошло с того времени, когда он вышел из своей квартиры?
  Час? Два?
  Но почему-то теперь казалось, что это было в другой жизни. Там, где не было зараженных разгуливающих по улицам его родного города, Стикса с его непонятными правилами, и Коня, слова которого засели в голове Егора. Он все ещё не мог смириться, что все это правда. Вот только хоть он не мог признаться в этом сам себе, но все говорило именно об этом. Отсутствие связи, каких-либо действий со стороны властей. Да и не мог элитник появиться из ниоткуда, также, как и все эти зараженные.
  Биологическое оружие? Ударившее по всей территории России? Маловероятно. Как бы не хотелось это признавать, но Егор действительно провалился в другой мир. Об этом говорило слишком многое. Поэтому у него не было другого выхода кроме как приспосабливаться.
  Егор медленно вышел из арки, выставив перед собой охотничий нож - так себе преграда, но лучше чем ничего. От напряжения казалось, что его нервы лопнут.
  Шаг, ещё шаг...
  Из темноты Егор вышел в свой родной двор, который за время его отсутствие практически не изменился. Не появилось новых зараженных, машины все также стояли на своих парковочных местах. Егора интересовала только одна из них.
  Старенькая 'шестерка' темно-зеленого цвета, стояла под тенью молодого деревца, что приветливо шелестело своей молодой. Это была единственная машина, ключи от которой он знал, где можно было найти.
  Квартира Петровича.
  Егор практически вошёл в свой подъезд, но тут в память что-то щелкнула.
  - Уазик, - прошептал Егор и быстрым шагом направился за угол дома, где все также стояло детище ульяновского автомобильного завода. Какой-то мастер смог сделать жесткий каркас из труб, полностью сняв крышу, и добавил ко всему этому великолепию суровый кенгурятник и пулеметную башню. Егор готов был поспорить, что она могла крутиться на все триста шестьдесят градусов, если бы её так не разворотило чудище, когда вырвала из пулеметного гнезда человека.
  Машину за то время, пока он отсутствовал никто не пытался прибрать к своим рукам, также как и 'Печенег', дуло которого задралось вверх и вряд ли его можно было как-нибудь поправить, потому что та конструкция, на которой он был установлен согнулась под напором твари.
  На кровь, которой была покрыта практически вся машина, Егор посмотрел с легким отвращением. Но если выбирать, то 'уазик' смотрелся выгоднее даже в таком состоянии по сравнению со старенькой 'шестеркой', оставалось только найти ключи, которые следуя логике должны были находиться в замке зажигания.
  Но все получилось ещё лучше. Если когда-нибудь здесь и был классический замок зажигания, то теперь на его месте стояла кнопка. Намного практичней, и не надо постоянно пытаться попасть в скважину замка. Да и в экстремальной ситуации - это может выиграть несколько лишних секунд. Но изменения, которые коснулись этой машины, на этом не закончились. Вместо стандартной механической коробки, какой-то умник воткнул сюда коробку-автомат. Егор подозревал, что и под капотом сейчас живет не мотор отечественного производства, а что-то более мощное.
  Теперь оставалось только, чтобы это чудо техники завелось. Егор сел на водительское кресло и нажал на кнопку. Загорелось приборная панель, мотор сделал попытку завестись и сразу же заглох. Но Егор уже увидел то, что ему было нужно. Слишком отчетливо горела красным лампочка уровня топлива, да и стрелка явственно свидетельствовала, что бензина в баке не осталось.
  Егор задумчиво побарабанил пальцами по приборной панели, стараясь понять где можно найти бензин. Дом Егора был практически на окраине, поэтому до ближайшей заправки никак не меньше десяти километров. Слить с машин во дворе?
  Егор посмотрел на часы и понял, что это не вариант. К тому времени, когда он закончит, Конь уже исчезнет. Тут нужно было то-то другое...
  Егор подозрительно посмотрел сквозь лобовое стекло. Вот не верилось ему, что бывшие владельцы этой машины, не взяли с собой хотя бы немного горючего. Он обернулся и губы его сами расплылись в улыбке. К бортам было прикручено две стандартные двадцати литровые канистры. Можно бы было и сразу это заметить.
  Егору понадобилось несколько минут, чтобы наполнить бак, автомат, чтобы он не мешался был закинут в кузов. Он не стал экономить и опустошил обе канистры, которые с легкостью провалились в бак.
  Мотор завелся с пол-оборота и тихо зашелестел на холостых. Егор прибавил газу и удивленно хмыкнул. Звука мотора практически не было слышно. Тот, кто делал выхлоп - настоящий гений. Если не прислушиваться, то звука практически и не слышно.
  Прежде чем поехать Егор попытался отыскать оружие этой троицы, но кроме старенькой трехлинейки с укороченным прикладом ничего не нашел. Видимо её владел сидел в башне, поэтому оружие лежало рядом с рюкзаками этой троице. За оружие Егор не считал странную конструкцию, созданную из топора и мотыги. Она имелась в количестве трех штук.
  Егор бы не отказался от автомата или же хотя бы нескольких патронов к нему. Оружие должно было быть под рукой, а выбирать не приходилось. Поэтому пришлось положить винтовку на пассажирское сидение, так чтобы можно было относительно быстро её достать, но тут ему повезло.
  Левая рука зацепила что-то рядом сиденьем. Уж очень знакомыми показались ощущения. Егор не веря своему счастью, достал из маленькой кобуры, что была спрятана под обшивкой, пистолет Макарова. Его крепление было таким, чтобы водитель мог в случае чего его резко выхватить. Несколько раз вытащив и вернув пистолет на место, Егор успокоился, оставив его на своем месте. Очень удобно, только опускаешь левую руку вниз, как рукоять сама прыгает в руку.
  - Ну да, бомжи были не из простых, - хмыкнул Егор, проверив патронник.
  Как он и ожидал, патрон был именно там. Положив большой палец на курок, Егор нажал на спусковой крючок, так чтобы не было удара по ударнику. Случайный выстрел ему сейчас был не нужен. Не хотелось лишний раз нервировать зараженных.
  К автобусу Егор подъехал ровно в срок, развернулся и подогнал машину задом к раздвижным дверям. На часах оставалось ещё несколько минут. Но Конь встретил его уже на улице, успев практически обнюхать 'уазик', прежде чем Егор выключил мотор. Даже успел запрыгнуть в кузов, пытаясь оторвать пулемет. Но ничего из этого у него не вышло.
  - Нет, я все понимаю, но где такое чудо можно отрыть?
  - Там, где взял, уже нет.
  Конь покачал головой и спрыгнул на асфальт.
  - Поможешь достать когти элитника и перевязать, чтобы она до стаба дотянула?
  Дорогу к нему Егор повторял каждые пять минут, чтобы точно ничего не забыть. Не хотелось заблудиться в этом недружелюбном мире.
  - Это конечно, - Конь покивал головой. - Но есть вариант немного получше. Есть у меня одна вещь, которая поможет этой девке точно дотянуть до стаба. Для себя берег, но раз тут такой случай, то могу и поделиться.
  Конь достал из внутреннего кармана маленький шприц с каким-то оранжевым содержимым.
  - Даже не буду спрашивать, что в нем, - Егор посмотрел на Коня, который облизнул губы и улыбнулся.
  - А я все же отвечу. Должен же ты знать, что собираешься ей вколоть. Это, брат, спек - самая забористая наркота из всех известных. Героин и кокаин по сравнению с ней - это простая мука, которая вставляет ненадолго. Прежде чем ты начнешь мне возражать, дай я тебя кое-что объясню. Есть у спека одна маленькая особенность, кроме как возможность словить сладостный трип. Если правильно рассчитать дозу, то наркота превращается в хороший стимулятор - вместо того, чтобы сдохнуть твой организм сможет дотянуть до знахаря. Ненадолго повышается регенерация, и ко всему этому выступает как хорошая анестезия. Своими глазами видел, как человека, хотя там скорее обрубок остался, кусок пережеванного мяса, дотащили до знахаря. И через три месяцев этот доходяга, потерявший две руки и ногу, мог уже передвигаться, правда, не слишком быстро, но все же.
  - И что ты за него хочешь?
  - И как ты понял, что за простое спасибо я его не отдам?
  - Взгляд у тебя изменился, когда я приехал.
  - Ладно, не буду врать. Винтовка мне приглянулась, что на переднем сиденье лежит, поэтому и хочу заключить взаимовыгодный обмен. А то как видишь, мне с оружием не так сильно повезло.
  - Забирай, - Егор передал трёхлинейку Коню и начал протискиваться в автобус. Нужно было все подготовить.
  Егор не ожидал, но именно Конь сыграл в перевязке самую большую роль, оставив Егора в небольшом ступоре. Полностью игнорирую стоны и крики девушки, которая даже ненадолго пришла в сознание, Конь сноровисто наложил тугую повязку, а после того как закончил это дело ввел в вену спек, будто б подрабатывал какое-то время медбратом.
  Было видно, как лицо девушки расслабляется, а дыхание выравнивается, но крови все равно натекло знатно. Егор не знал, что бы делал без Коня, потому что его роль сводилась к тому, что бы зажать рану, а основную работу проделал именно его новый знакомый. Ещё он умудрился довольно-таки точно рассказать дорогу к стабу, до которого было не слишком-то и далеко, как оказалось.
  Ещё одной сложностью было вытащить девушку наружу через покорёженные двери автобуса. Но вдвоем они справились довольно-таки быстро.
  - Тянем её к задней двери, - сказал Конь.
  Они с Егором медленно опустили её в багажный отсек. И конь вновь удивил, потому что безошибочно достал из ниши в кузове крепежные ремни.
  - Их обычно используют, чтобы закрепить груз, - пояснил Конь. - Ну ,а мы зафиксируем её, чтобы она не болталась, как сельдь в бочке.
  Егор хотел было возразить, но сам прекрасно понимал, что способ перемещения не так уж и плох. Здесь она хоть будет лежать, а не трястись рядом на пассажирском сиденье.
  - Неплохо получилось.
  - Да, - не смог не признать Егор.
  - Прежде чем мы с тобой расстанемся, Ланселот. Расскажи, где можно разжиться чем-нибудь ценным.
  - Золото?
  - Ты про этот металл тоже забудь. В Стиксе другие ценности.
  - Значит, оружие и патроны?
  - Знаешь где раздобыть?
  - Через два квартала есть здание РОВД. Это в ту сторону, - Егор махнул рукой в нужном направлении. - Там же и охотничий магазин на улице.
  - Это тема, - воодушевился Конь, развернулся и пошел в нужную сторону.
  - До встречи, - сказал Егор, уходящему рейдеру, но тот отреагировал странно. Резко развернулся покачал головой.
  - Никогда ничего не загадывай. Стикс этого не любит...

Глава 4

  Как иногда бывает хорошо бездумно нажимать на педаль газа и гнать вперед по бескрайнему шоссе, оставив все лишние мысли и проблемы настолько далеко, что они не могут тебя догнать, как бы они не старались это сделать.
  Оставить все где-то там - в другом мире. Раствориться в потоке машин, превратиться в ещё одну незначительную точку, что движется только в ей известном направлении. Только ты и дорога, больше нет никого и ничего.
  Легкая музыка, звук мотора, темнота и огни фонарей, что проносятся рядом с тобой, будто бы мириады светлячков... И ты всего лишь часть этого, ни больше и ни меньше...
   Егор любил такие моменты, хоть у него самого и не было машины, но иногда он срывался ни с того ни с сего, оставлял все свои дела, брал у друга машину и ехал вперед ровно до того момента, пока стрелка топлива не уходила вниз и не начинала назойливо пищать, а затем разворачивался и возвращался назад к своей неторопливой жизни.
  Ещё она неудачная попытка сбежать...
  В такие моменты Егор обычно думал. Был бы у него сейчас такой шанс, все осмыслить, то Егор, наверное, бы понял, что возможно этот новый мир стал его маленьким шансом. Местом, где он сможет чего-то достичь, стать кем-то другим. Изменить то, на что ему никогда не хватало сил - самого себя.
  Кем-он был в прошлой жизни? Маленьким, незначительным винтиком, пропажу которого никто не заметит. Работа? Друзья? Через пару лет никто и не вспомнит, что существовал некий Егор Емельянов. Он исчезнет, растворится, будто бы его и никогда не было, оставив после себя только пустоту.
   Может быть, только родители вспомнят его добрым словом. Вот только уверенности в этом не было. Много хлопот он доставил. Единственное, о чем он сейчас бы пожалел так это, то что так и не успел извиниться перед ними, только и всего, а за все остальное он не волновался. Братья и сестра точно не бросят их на произвол судьбы.
  За это он был спокоен.
  Когда он в последний раз с ними разговаривал? Полгода-год тому назад? Егор уже и не помнил...
  Примерно такие мысли были в голове Егора, пока он ехал по пустынному городу, только жаль, что продолжалось это затишье не слишком долго. Реальный мир не хотел отпускать, продолжая напоминать, что расслабляться было нельзя.
  Вот поэтому сегодня Егор нажимал на педаль газа без какого-либо внутреннего удовольствия, у него попросту не было другого выбора. Если бы он хотя бы на секунды бы задержался, то его могли догнать.
  Не слишком далеко ему удалось отъехать от автобуса без происшествий - пара улиц - слишком незначительное расстояние, когда он все же умудрился найти приключения на свою голову. Удивительно, но он даже из города не успел выехать, хотя он на это очень рассчитывал, как из какого-то проулка вырвалось две тощие тени, которые будто бы и поджидали неповоротливую тушу 'уазика'.
  Прежде чем рвануть вперед, Егор успел внимательно рассмотреть этих новых знакомых. Хоть на лицо уже были какие-то изменения, но эти двое умудрились сохранить практически всю свою одежду, на мужчине даже блестели золотом дорогие часы, а на девушке сохранилась когда-то очень короткая кожаная юбка, которая сейчас задралась до неприличия, и рваные колготки в сеточку. Наверняка, успела уже где-то потерять туфли на высоких каблуках, и испачкать в крови свою блузку. И если бы не окровавленное лицо и стекающая по подбородку слюна, Егор мог бы подумать, что у девочки просто очень хорошо прошла прошлая ночь, что приходится кидаться на первую попавшуюся машину в поисках сочувствия.
  Ну кто бросит девушку в таком состоянии, не пытаясь хоть как-нибудь помочь? Может быть, Егор бы остановился, если бы не недовольное урчание, что вырывалось из её глотки.
  - Извините, но подвезти не смогу, и не надо светить своей зараженной задницей. Меня такое не прельщает, - рыкнул Егор, объезжая по бордюру легковушку, что перекрыла практически половину дороги. Уж очень она удачно врезалась в черный внедорожник, который своими размерами мог посоперничать с его комнатой в общаге, которая у него была в студенческие годы.
  Первой мыслью, которая пришла в голову Егора, была та, которая предполагала, что эта двоица быстро отстанет от него, но реальность оказалась немного прозаичней.
   'Уазик' в том хаосе, в который превратился город, невыносимо тормозил. То и дело приходилось объезжать брошенные на дороге машины и маленькие аварии, что случились с того момента как город перезагрузился. Хотя грех было жаловаться.
   Машина ещё очень хорошо справлялась... Страшно представить, что бы он делал на машине Петровича...
  - Су - - , - Егор проглотил рвущиеся наружу слово и задумчиво посмотрел через зеркала заднего вида на приближающуюся двоицу, а затем вперед на автобус полностью перекрывший улицу, да так что единственный, кто сможет протиснуться рядом с кузовом и стеной дома был не слишком упитанный пешеход.
  - Мя-у.
  - Да, надо возвращаться на соседнюю улицу, - не задумываясь, ответил Егор, продолжая смотреть на приближающуюся двоицу мертвяков, которые никак не хотели отстать от него.
  Упорные.
   После того как они увидели, что 'уазик' остановился, бегуны резко ускорились, будто бы предвкушая мясную закуску.
  Интересно, как для них выглядит 'уазик' с живыми людьми внутри? Наверняка, как банка с тушенкой...
  Егор прервал свой мысленный диалог и с непониманием посмотрел на серо-полосатого кота, который по-хозяйски уселся на пассажирское сиденье и стал вылизывать свою шерсть, будто бы умудрился где-то испачкаться.
  - Ты как из сумки вылез, паршивец? - Егор прекрасно помнил, что перед тем, как поставить сумку, он перепроверил все замки, поэтому с удивлением смотрел на это чудо, в котором было килограмм семь-восемь живого веса, да и размером он был как маленькая собака.
  Красавец. Что еще можно было сказать? Такому хоть сейчас на выставку. Егор был уверен, что он с легкостью бы занял первое место.
  Ответом ему послужил немного презрительный взгляд желтых глаз. Кот несколько секунд смотрел на Егора, фыркнул и продолжил свое занятие, будто бы ничего сверхординарного вокруг не происходило.
  - Если ты ещё не заметил, то нас сожрать хотят, - Егор никак не мог понять, почему разговаривает с домашним животным, но как бы то ни было, это немного помогло ему. Что удивительно, напряжение слегка спало, поэтому он только посмеялся над своим первоначальным испугом.
  Чего бояться? Двух босых голодранцев? У них из оружия только не успевший отвалиться безвкусно-красный маникюр этой блондинки. Когти, зубы и броня ещё не успел отрасти. Их еще даже в планах не было, как и спорового мешка у них на затылке. У Егора же в запасе был неплохо оборудованный 'уазик', который мог без особых последствий проломить бетонную стену, а два практически обычных человека для него не слишком грозное препятствие.
  Кот прекратил вылизываться и повернул голову на бок.
   - Хочешь сказать, чтобы я сам разбирался?
  Егор усмехнулся, врубил заднюю передачу и стал ждать, пока парочка зараженных приблизится на приемлемое расстояние.
  'Раз, два...и три', - мысленно отсчитал Егор и до пола вдавил педаль газа.
  Мотор взревел, словно дикий зверь, а Егора немного качнуло вперед. Удара машина практически не почувствовала, похоронив под собой два тела и переехав их с такой же легкостью, как небольшие кочки на дороге.
   Правда, немного затрясло, когда автомобиль переезжал эти два препятствия, которые не смогли уйти от резвой машины, но это единственное, что доставило какой-то дискомфорт. Из-под днища кто-то недовольно заурчал. Видимо, не слишком им понравился столь радушный прием.
   Егор крутнул руль вправо, разворачиваясь перпендикулярно к этой двоице и смотря на дело своих рук.
  Картина предстала не слишком вдохновляющая.
  Видимо, эти два мертвяка практически прекратили свой путь по эволюционной лестнице своего вида. Нет, масса 'уазика' не превратила этих двоих в две сплющенные котлеты, скорее слегка поломало, потому что они продолжали шевелиться, не слишком бодро правда, но все же. Только вот женщине скорее всего перебило позвоночник, потому что ноги волочились за ней, словно ненужный рыбий хвост, но она все равно упорно продолжала тянуть свои пальцы к уазику, таща за собой бесполезные ноги.
  - Люблю настойчивых женщин, но, боюсь, нам не суждено быть вместе, - Егор врубил заднюю передачу, выкрутил руль и прибавил газу.
  - Уррр-р, - с определённой долей удивления заурчал один из зараженных. Видимо, не ожидал, что добыча решит вернуться.
   Машину затрясло, когда она пролетела через тела. Егор даже не стал смотреть, что же случилось с жертвами его навыков вождения, а просто нажал на педаль газа, рванув вперед.
  - Вот теперь точно все, - прокомментировал Егор вид двух до недавнего времени бодрых зараженных.
  Если женщина ещё кое-как шевелилась, то мужчина только дергал своими конечностями, будто бы в предсмертной агонии. Даже если сможет оклематься, то с раздробленной челюстью вряд ли сможет что-то кроме мясных коктейлей через трубочку пить. Вот только, кто ему будет их делать? Его боевая подруга? Егор с уверенностью мог сказать, что никто. Зараженная скорее всего им же и перекусит, когда поймет, что машина с живыми людьми укатила в закат.
  - Странный ты кот, - сказал Егор, смотря на спокойно сидящую на пассажирском сиденье скотину, которая даже не сдвинулась с места после тех маневров, что устроил человек. Другой бы на его месте давно уже удрал, а этот почему-то до сих пор сидел на кресле и никаких попыток к побегу не предпринимал.
  Егор покачал головой и свернул на нужную улицу, которая, к удивлению, оказалась полностью свободна, будто бы все машины решили объехать её стороной и попасть в аварию на двух соседних.
  Повезло.
  И так Егору везло практически до самого выезда из города. Если не считать ещё троих, не слишком развитых зараженных, то больше он никого не встретил, промчавшись через оставшуюся часть города буквально за пятнадцать минут. А все эти также как прилипли, также быстро и отстали, не могли соперничать в скорости с машиной. Видимо, ещё не до конца развились.
  'Озерск' - Егор остановился у новенького дорожного знака с названием его родного города, который остался у него за спиной.
  Для остановки никакой причины не было, но Егор не смог себя пересилить и проехать мимо. Это была своего рода граница между привычным миром и чем-то новым - неизведанным. Именно там впереди он должен был окончательно убедиться, что попал именно в Улей, а не встретил какого-нибудь психа, который повредился рассудком после того, как его попытался сожрать его сожитель.
  Если верить Коню, то совсем скоро должна была быть граница кластера. И Егор ему все больше верил, потому что пейзаж неуловимо изменился. Он никогда не присматривался к мелким деталям, но что-то подсказывало, что совсем скоро он должен будет на сто процентов убедиться в правдивости слов его знакомого.
   За спиной был его родной дом, а впереди полная неизвестность, если не брать во внимание дорогу до стаба, которую довольно-таки подробно описал Конь.
  Кот недовольно мякнул, мол чего остановились. Егор посмотрел на лежащую в кузове девушку и вздохнул. Не было у него другого выбора, кроме как ехать быстрее, поэтому 'уазик' также легко рванул вперед.
  Вторую остановку Егор сделал, когда чуть не пролетел границу кластера, она оказалась намного ближе, чем ему казалось по рассказам Коня. Он бы её и не заметил, если бы слегка не изменился оттенок асфальта, по которому он ехал.
  Маленькая линия, которая склеила между собой дорогу, словно это был непонятный пазл. Не было здесь и в помине такого резкого перехода. Единственную странность, которую ещё мог бы приметить обычный человек были ЛЭП, которые обрывались именно в этом месте, а дальше по дороге их уже не было.
  Егор слегка притормозил, вспоминая слова Коня. Границу кластера он нашел. Если верить Коню, то где-то через пять километров должна была показаться деревенька, которую нужно было проехать насквозь, а затем оставалось не так уж и много.
  Главное не нарваться на неприятности. Как уже мог убедиться Егор, Улей- это такое место, которое подкидывает множество разнообразных сюрпризов, с которыми не очень хочется иногда сталкиваться. Неприятно, когда тебя при первой встрече хотят убить.
  - Лап... - Егор попытался прочитать, то что осталось от дорожного знака, но название так и не всплыло в голове. Какой-то гонщик снес большую часть названия, оставив только лишь покорёженный металл.
  Или же это был какой-нибудь очень развитый зараженный...
  Вторую часть знака он с легкостью заметил в траве неподалеку, но идти к ней не решился. Не было смысла. То, что Егор хотел, он уже узнал. С уверенностью можно было сказать, что Конь не врал, а скорее всего рассказал ему всю правду, которую только знал. Потому что не было в районе ни одной деревни, у которой с таких букв начиналось название.
  Да ладно бы в районе не было! Единственное здание, которое было прямо по дороге от его родного города была заправка, а до ближайшего поселка нужно было проехать километров пятнадцать и назывался он совершенно по-другому. Эту дорогу Егор прекрасно знал, поэтому был уверен в этом на все сто процентов.
  Конечно, был ещё вариант, что название решили резко поменять, расправившись со всеми процессуальными заморочками меньше чем за неделю, но в такой поворот событий Егору верилось намного меньше, чем в попадание в новый мир. Бюрократичная машина слишком медленна и неповоротлива, чтобы принимать подобные решения с такой скоростью.
  В деревню Егор въехал со скоростью не больше двадцати километров в час, стараясь слишком уж не шуметь высокими оборотами мотора, но в любой момент он был готов вдавить педаль газа в пол, заподозрив любую опасность, но пока что это была самая обычная деревенька с узкими улочками и небольшими домиками. Таких полно по всей стране и друг от друга они практически ничем не отличаются, будто бы делали их по копирку. Не уникальных проектов домов, ничего, что бы могло говорить, что ты попал в другой регион. Если бы не гнетущая пустота, то можно было сказать, что её даже не затронули реалии Стикса.
  Только Егор об этом подумал, как повернул голову направо рассматривая перпендикулярную улицу. Вот только за поворотом показалась совершенно лысая голова зараженного. Он замер и посмотрел в сторону Егора. Твари хватило мгновения, чтобы осознать, что к нему в гости наведалась ничто иное, как такая желанная еда. Зараженный точно заметил машину, потому что со скоростью мотоцикла рванул с места, застучав по бетону костяными пятками.
  - Цок-цок-цок...
  Даже с такого приличного расстояния Егор прекрасно мог слышать этот раздражающий звук, будто бы он отбивал чечетку своими измененными ногами, что начали грубеть от нарастания на них элементов брони. Прежде чем вдавить педаль газа, в глаза ещё бросилась странная, подпрыгивающая походка, будто бы ему что-то мешало сделать нормальные шаги. Но даже с этими странностями этот громила был необычайно быстр и что-то подсказывало Егору его будет не так просто переехать на машине. 'Уазик' им просто подавится, а гробить машину из-за какого-то зараженного Егор не собирался. Она ему ещё была нужна.
  - Уррр-рр!
  Так громко раздался горловое урчание, что у Егора свело скулы. Да, теперь о бесшумном передвижении можно было смело забыть. Этот рык, наверняка, услышало все зараженное поголовье вымершей деревеньки и уже рвануло сюда всем скопом. Будто бы эта тварь звала всех на обед. Вот только Егору было не по себе выступать главным блюдом на этом банкете...
   Такого монстра Егору ещё не доводилось встречать. Это была более изменённая версия лотерейщика - именно его он убил перед тем, как познакомился с Конем. Только у этого экземпляра появились пластины биологической брони на голове с устрашающего вида зубами и медвежьим лбом, который будто бы в череп втиснули. Эта тварь была очень похожа на какого-нибудь орангутанга с непропорциональными, вросшими в туловище длинными руками.
  Сквозь деревню Егор буквально пролетел, стараясь то и дело не смотреть в зеркала заднего вида, настолько его впечатлила скорость той твари, что за ним погналась. Вот только быстрота, с какой двигался Егор, стоила слишком дорого, потому что нашумел он знатно. То есть ещё больше. Теперь про сохранение тишины можно было смело забыть. Позади довольно-таки громко урчал его недавний знакомый, привлекая все новых и новых тварей.
   Перекрестившись, Егор даже пролетел сквозь двор какого-то дома на соседнюю улицу, решив, что хлипенький деревянный заборчик - это не преграда. Так оно и оказалось, но вот не слишком развитый зараженный вынырнувший из сарая оказался полной неожиданностью.
  Егор замешкался буквально на мгновение, позволил себе расслабиться, пока выбирал более-менее ровную дорогу, а эта тварь уже вцепилась в железный корпус машины и отпускать его не собиралась, как бы Егор не старался её сбросить резким киданием машины из стороны в сторону.
  Неудачно вышло. Настолько, что 'уазик' обзавелся новым, нежеланным пассажиром. А если говорить совсем точно, то только половиной, вернее верхней его частью, остальное, как говорится, болталось за бортом, будто что-то ненужное. Но зараженный предпринимал довольно успешные попытки закинуть себя в кабину полностью, и если бы не попытки его стряхнуть, то он бы давно добрался до Егора.
  На довольное урчание Егор практически не обратил внимание. Свыкся. К такому он стал относиться более-мене спокойно, хоть иногда и пробирали мурашки от это неестественного звука. Сейчас его больше беспокоило то упорство, с которым эта тварь тянуло свои лапы к коту, который не нашел лучшего места, чтобы спрятаться, чем колени Егора. Попросту при первых признаках опасности с легкостью перепрыгнул под защиту человека.
  Умная скотина. Сразу понял, где самое безопасное место на этом экстремальном круизе.
  Дальнейшие Егор запомнил какими-то обрывками. Всё его внимание было направлено на то, чтобы не врезаться в какой-нибудь дом или слишком крепкий забор. Что самое удивительное, у него это пока что получалось, но, если построить траекторию его маршрута, то получилась бы очень занимательная картина с резкими поворотами, торможениями и ускорениями.
  Останавливаться было нельзя.
  - Не хочешь по-хорошему? - Егор несколько раз с силой заехал локтем по харе этого любителя мясных блюд, выпроваживая его из машины, и удивленно хмыкнул.
  Тварь практически не впечатлилась богатырской удали Егора, а бил он со всей своей силы, рассчитывая, что эти действия избавят 'уазик' от безбилетника. Зараженный только недовольно заурчал, захлюпал разбитым носом, из которого хорошим ручьем полилась темно-алая кровь, и практически забросил свое тощее туловище в кабину, оказавшись в опасной близости от самого Егора.
  Вот этого Егор уже не мог ему позволить. Надоело ему такое соседство. Лучше бы песенку какую спел, а то только урчит и старается достать своими когтями.
   Рука сама собой нырнула под сиденье, а руль дернулся вправо. Корпус машины заскрежетал по стене дома, а вместе с тем в эту импровизированную терку попали и ноги мертвяка, которому явственно это не понравилось, потому что довольное урчание сменилось каким-то неразборчивыми хрипами.
  - Что за недовольство? - усмехнулся Егор. - За еду нужно бороться.
  Неизвестно как, но эта тварь каким-то неимоверным усилием все-таки попала внутрь кабины, только вот её счастье было не долгим. Егор все же смог достать пистолет и сунул его прямо в открытую пасть это красавца ровно в тот момент, как он смог втащить свое туловище в салон, а палец уже тянул за спусковой крючок.
  Выстрел.
  Зараженный дернулся, украсив салон своими мозгами, и затих, позволив Егору полностью сосредоточиться на дороге. Времени выкинуть тело безбилетного пассажира не было. Пришлось схватить зараженного за сохранившуюся рубашку и отодвинуть от себя подальше, насколько это было вообще возможно одной рукой.
  - А ещё лучше понимать, кого следует пытаться сожрать, а кем можно подавиться!
  Егор вернул пистолет в кобуру за сиденьем, решив, что там ему самое место. Очень уж удобно оружие прыгало в руку. Егор позволил себе маленькое мгновение отдыха - опасности в пределах видимости он не видел и что самое странное даже не слышал, будто бы его преследователи куда-то испарились.
  Сам же только недавно видел, как ещё несколько доходяг попытались рвануть за ним, но быстро отстали. Видимо, переживали не слишком хорошие времена своего развития. Да и выглядели эти зараженные не как те, кому перепадало что-нибудь мясное.
   Егор несколько секунд пытался понять, в какую часть деревни его занесло, но к конкретному выводу так и не пришел. Слишком дерганным получился у него маршрут, да и особо запоминать дорогу времени не было.
   Емельянов прибавил газу, понадеявшись, что все-таки вернулся на центральную улицу. По ней следовало двигаться только прямо, и он наконец-то сможет покинуть эту проклятую деревню, которая его уже основательно достала. То что это была нужная ему дорога, Егор практически не сомневался. Она единственная, которая имела две полосы для движения и хоть какую-то разметку.
  - Да откуда вы беретесь?!
  Егор резко вдавил педаль тормоза, останавливая автомобиль. Прямо на его пути возник поломанный человеческий силуэт с гипертрофированными передними конечностями и зубастой пастью, что скалилась в отвратительном оскале. Капли слюны падали на землю, но зараженный не спешил бездумно рвануть за Егором, будто бы его мозгов хватило на то, чтобы понять, что это единственный путь из деревни и его нужно перекрыть.
   Зараженный остановился прямо по центру дороги, устремив бойницы глаза прямо на человека и внимательно за ним наблюдая. Почему-то эта тварь не собиралась, как в прошлый раз, кидаться на него, а чего-то ждала...
  До него было метров семьдесят по прямой. Егор ещё успевал сдать назад и объехать это неожиданно выросшее препятствие. Но только рука дернулась к коробке передач, как кот зашипел, словно рассерженный выводок змей, и вцепился острыми когтями прямо в ногу. То ли из-за нервов, то ли из-за чего-то ещё, но Егор вдавил педаль газа, собираясь тут же остановиться, но животное считало иначе, потому что вцепилась зубами прямо в ногу.
  - Да отцепись ты! - рыкнул Егор на кота, в которого будто бы бес вселился.
  Егор попытался схватить этого пушистого дьявола за загривок, но тот извернулся, зашипел и спрыгнул куда-то в кузов к своей хозяйке.
  Туда ему и дорога! Искать эту неблагодарную скотину, Егор не собирался. Сейчас нужно было беспокоиться о странном поведении этого красавца, что застыл посреди дороги.
  Может он сломался? Головой там ударился слишком сильно или... Что там вообще может случиться с зараженным?
  Пока Егор боролся с котом, машина успела проехать метров двадцать, но самым странным было то, что за все это время зараженный так и не сдвинулся со своего места.
  Внутренний голос Егор вновь забил тревогу, только вот он ещё не понимал откуда должна была прийти опасность. Спереди? С фланга? Или же...
  Догадка никак не хотела отпускать его, а врождённая паранойя только усилила чувство опасности, что выло будто бы сирена атомного ракетоносца. Глаза Егора практически вцепились в окружающие пространство позади себя. Что-то ему подсказывало, что он угодил в ловушку, словно его загнали, как какого-нибудь зверя. И вот-вот должны были показаться охотники.
  Егор криво усмехнулся. В этом раунде его переиграли. Пара мелькнувших между домами силуэтов - он бы и не заметил преследователей, если бы не просматривал места, где можно было укрыться - сказали Егору достаточно. И самое страшное было в том, что преследователи мелькнули рядом с тем местом, где только что стоял 'уазик'. И они были никак не меньше той твари с костяными пятками, что, раскачиваясь стояла перед ним.
  Что бы Егор мог им противопоставить в случае неожиданного нападения, если бы продолжил тупить на одном месте? Старенький ПМ? Самому-то не смешно?
  Что-то подсказывало, что такой калибр не нанес бы тварям критических повреждений. Если конечно Егор не сможет с неполным магазином попасть каждой твари в глазную щель, что основательно заросла костяной броней. Вот только настолько в своих способностях Егор не был уверен. Максимум, при должном везении, ему удастся убить одного. А с остальными что делать? В шахматы попытаться их обыграть? Пока что Егор не был уверен, что у него и это получится. Какие-то чересчур мозговитые ему попались противники.
  Сколько зараженных может скрываться среди домов?
  Вот после этих мыслей Егору стало по-настоящему неуютно в этой деревне. Теперь каждый дом казался потенциальным источником опасности и хотелось побыстрее оказаться где-нибудь на просматриваемой территории, чтобы исключить вариант неожиданного нападения.
  И как быстро до него доберутся, если он продолжит играть в гляделки с той тварью посреди дороги?
   Егор был окружен - это и так понятно. И если он до сих пор не видит всех желающих откусить от него кусок-другой это значило, что он нарвался на зараженных, которые действовали сообща.
  'А такое вообще возможно?' - вполне резонный вопрос, который прокручивался в голове Егора с того момента, как он понял, что попал в ловушку. Егор уже несколько раз пожалел, что не стал поподробнее расспрашивать Коня про повадки местной фауны и её разнообразие. Нужно было задержаться и расспросить своего крестного с пристрастием, может быть, и не встрял бы сейчас в подобную ситуацию.
  - Другого выхода-то у меня и нет...
  Егор сжал руль так сильно, что пальце побели, и выдохнул, вдавив педаль газа в пол. 'Уазик' рванул вперед. Единственное, о чем сейчас пожалел Егор было то, что слишком близко подъехал к этой твари. Не успеет разогнаться побыстрее, а так может быть и сможет вдавить броневые пластины поглубже в плоть зараженного. Пусть потом вспоминает иммунного добрым словом.
  После того как машина сорвалась с места, стремительно приближаясь, зараженный наконец-то ожил, потому что сразу же кинулся по направлению к Егору. Вот только тормозить Егор не собирался, потому что позади него на дорогу выпрыгнули две стремительные тени, которые видимо поняли, что скрываться теперь не было особого смысла, а жертва не собирается разворачиваться и идти в их когтистые объятия, и рванули за удаляющимся от них 'уазиком'.
  План был до тупого прост - если не сможешь объехать, то прорывайся напрямую, глядишь повезет.
  Как такого столкновения, так и не случилось. Зараженный не стал смиренно ждать, когда в него врежется 'уазик', усиленный каркасом из профильной трубы, а ровно за секунду до столкновения прыгнул вверх, видимо собираясь остаться на капоте, и постараться достать своими когтистыми лапами до Егора.
  Егор резко крутанул руль и сам дернулся влево, стараясь уйти от опасности, и тут же вернул руль в прежнее положение.
   Зараженный ударился об усиленную раму 'уазика' неплохо её промяв, снес напрочь стекло, но так и не смог достать до Егора, ударился об башню пулемета и упал позади машины. Приходил в себя он довольно-таки долго - больше минуты, видимо, удар оказался не таким уж и безболезненным, но это не помешало ему в конце концов вскочить на ноги и присоединиться к оторвавшимся далеко вперед своим товаркам.
  Машина практически не замедлилась, а Егор смог отделаться легким испугом, стараясь хоть как-то открыть себе обзор и избавиться от последствий встречи с неопознанным летающим объектом. Для этого пришлось втащить разбитое стекло в салон, кинув его на мертвого попутчика, который продолжал бездыханно лежать под пассажирским сиденьем.
   Хоть что-то хорошее в этой истории получилось. Оставалось только не сбавлять скорость и гнать вперед.
  Практически ничего не случилось. Кроме как...
  Рука Егора дотронулась до правого уха, окрасившись в красный цвет. Он ощупал рану и удовлетворённо хмыкнул. Даже не заметил, как твари удалось достать до него. Несколькими дюймами левее и Егор бы лишился головы или же ему распороло сонную артерию, а так отделался неглубокой царапиной и разорванным ухом.
  Мелочь.
  По-хорошему, это дело нужно было сразу перевязать, но Егор был сейчас не в той ситуации, чтобы ему дали возможность выбирать, чем заниматься.
  - Твари, - прошипел Егор, смотря как за ним начинает формироваться целая колонна из зараженных. И откуда столько повылезало?
  Три особо развитые твари вырвались вперед, а за ними уже двигались монстры попроще. И они вовсе не хотели так просто отпускать Егора.
  - И чего вы ко мне привязались?
  Егор выжимал из машины все возможное, поэтому преследователи быстро стали отставать, если не считать неутомимую троицу. Главное же было то, что Егор все же смог вырваться из деревни, поэтому оставалось совсем немного. Вон и здание какого-то заброшенного завода уже виднелось впереди.
  Дорога, как и сказал Конь, была всего лишь одна - проходила рядом с покореженным забором - это тоже был своего рода стаб, только никому не нужный. Почем-то люди не захотели обустраиваться в этом месте.
  Егор притормозил прямо перед старым белым забором, который практически обвалился за то время, что этот кластер провел в Улье.
  Старое и заброшенное здание с первого взгляда не понравилось Егору, поэтому он выискивал малейшую опасность. Не могло все быть так просто.
  - Это же Стикс... - прошептал Егор. - Здесь нет безопасных тропинок.
   Было в этом заводе с уходящими вверх трубами что-то мрачное. Нельзя было его объехать другой дорогой, что бы Егор с удовольствием бы и сделал, если бы ему дали такую возможность. Здесь была только полуразбитая асфальтовая дорога, которая проходила рядом с заводом. Справа практически вплотную подобрался лес, а разворачиваться, соответственно, был уже не вариант.
  Или это опять разыгралась его паранойя? Нельзя же подозревать во всем опасность! Это всего лишь старый, никому ненужный завод. Что здесь может быть страшного?
  - Ты же взрослый мужик, а ведешь себя словно баба.
  Егор сплюнул через зубы, посмотрев на три точки, что успели значительно приблизиться. Мотор вновь начал набирать обороты, только сорваться с места машина не успела. Серая тень, выпрыгнула на капот, заставляя Егора убрать ногу с педали газа.
  - Серый, слезай оттуда, нам пора отсюда сваливать. Ты это, прости, что хотел тебя схватить...
  Егор подавился своими словами. Кот посмотрел на него, зашипел и спрыгнул с машины, рванув в сторону леса.
  - Стой! - рыкнул Егор, полностью останавливая машину и смотря как удирает от него тот, о ком он обещал присмотреть. - Скотина! Чего раньше не свалил?! Почему именно сейчас?!
  Егор зло смотрел на быстро удаляющееся животное, которое даже не обернулось на его голос.
   - Я вернусь и найду тебя, в какую бы нору ты не забился! Обещаю! Слышишь! Будешь у меня только собачим кормом питаться и на мир через клетку смотреть...
  Не успел Егор договорить свою речь, как голова дернулась и со всего маха ударилась об раму. Егор слышал, как застонал металл, будто в него что-то врезалось. Машину будто бы развернуло от сильного удара, пришедшегося куда-то в переднюю часть.
   В глазах потемнело и затошнило. Егор сам не поверил своему организму. Захотелось приложиться к бутылке с живцом, но его энтузиазма хватило только на, что бы открыть глаза. На легкий шум в ушах он даже не обратил внимание. Егор застонал и выплюнул осколок своего зуба, ощущая легкий аромат бензина. Он помотал головой, стараясь прийти в себя и понять, что же случилось.
  А ответ оказался практически перед глазами - гнался за серым предателем, который решил бросить человека и отправиться в свободное плаванье. Егор готов был поставить оставшуюся часть зуба, что далеко он не убежит.
  Тварь была очень быстрой, а четвероногий явственно проигрывал.
  Ещё полностью не восстановившимся зрением старался рассмотреть, что же на него напало и ему сразу же стало хуже. Чем-то она была похожа на элиту, хотя немного и не дотягивала до той твари, что Егору уже доводилось встречать в этом мире. Какая-то переходная ступенька, но до последней стадии оставалось совсем чуть-чуть.
  Но Егор все равно впечатлился, рассматривая многоугольные пластины естественной брони, что покрыло существо практически с ног до головы. Голова превратился в какое-то подобие раковины, которая сплющивалась в несимметричную телу огромную пасть. На длинных руках помимо брони и когтей появились острые шипы.
  И почему он был ещё жив?
  Егор задавался этим вопросом маленькое мгновение. Обдумать все он сможет, если, кончено, удастся выбраться из этой передряги. Рука потянулась к кнопке зажигания. Мотор заглох после удара. Хорошо было бы узнать насколько сильно эта тварь повредила машину, но осматривать повреждения не было никакого желания, учитывая то, что скоро тварь должна была вернуться.
  Егор кое-как вытер лицо о свое плечо и попытался разглядеть ту троицу, от которой пытался оторваться. Из маленьких точек на горизонте, они превратились в вполне различимые силуэты.
  - Пожалуйста...
  Все внутри Егора замерло, ожидая отклика машины. Плевать ему было, что случится с его средством передвижения. Как бы его не переделали, но это все-таки оставался ржавый 'уазик' и ему оставалось преодолевать не так что бы много. Сейчас Егор больше беспокоился о девушке. Ей точно не пошла на пользу такая встряска.
  Мотор как-то слишком ровно заработал. Егор с усилием выкрутил руль и направил машину в сторону того чёртова завода. Все-таки не зря ему не нравился этот кусок старого бетона и ржавого железа. Другого места, откуда могла возникнуть эта тварь в округе не было.
  Потом и не доверяй своей паранойе.
  Машина плохо слушалась руля, её то и дело тянуло куда-то влево, под днищем и левым передним колесом что-то жалобно скребло, казалось там что-то застряло, но самое удивительное, что 'уазик', не взирая на повреждения уверенно набирал скорость, удаляясь от зараженных.
  - Рраа-аа!
  Рык заставил волосы на голове Егора зашевелиться, и он уже без должной осторожности вдавил педаль глаза. Машина неприятно дернулась, под капотом что-то неприятно хрустнуло, обороты спали, заставив душу Егора уйти куда-то в пятки, но тут же выровнялись словно ничего и не было. Двигатель громко взвыл и автомобиль выстрелил вперед.
  Голова раскалывалась, а во рту был мерзкий привкус железа - последствия неприятного удара об стойку, но 'уазик' делал своё дело удаляясь от монстра, который вместо того, чтобы продолжить гнаться за котом развернулся и рванул за удаляющийся консервной банкой с полуготовым мясным рагу.
  - Надеюсь, что тебя не сожрут в этом лесу.
  Пожелал Егор своему четвероногому компаньону. Он надеялся, что тому все же удалось скрыться от зубов этой твари. Хоть вместе они были и не то чтобы долго, но Егор успел привязаться к этому коту. Он, наверное, даже спас жизнь Егору...
  Дважды.
  Голова от удара хоть немного прояснилась. Вот иногда нужна именно такая встряска, чтобы понять каким дураком ты был две минуты назад. Если бы не эта усатая скотина, то, наверное, он бы и не пересек ту деревню, также как и этот чертов завод, умерев в кузове этого 'уазика'. Поэтом, как бы это не было больно признавать, но он теперь по гроб жизни обязан этому пушистому засранцу. Вот только неизвестно удастся ли им встретиться когда-нибудь ещё раз.
  Раздолбанный асфальт перед заводом быстро перешел в не менее разбитую грунтовку, но Егор даже не сбавил скорости, продолжая сокращать разрыв и стараясь не угодить в особо большие ямы, что, как назло, появлялись то тут, то там.
  Егор посмотрел в зеркало заднего вида, а затем на спидометр, и сглотнул вязкий ком слюны. Неизвестно как, но тварь очень уж уверенно поддерживало такую скорость.
  Сколько оставалось до моста?
  Егор попытался ещё раз вспомнить слова Коня и получалось, что он должен был быть вон за тем поворотом. Лес справа прерывался, открывая прекрасный вид на поле пшеницы. Егору притормозил, крутанул руль вправо и зажал педаль газа.
  Да, вот и оно.
  Егор посмотрел на виднеющийся впереди бетонный мост, за которым было сделано что-то вроде КПП. Несколько машин, переделанных под реалии Улья, стояли так, чтобы перекрыть путь любому, кто бы двигался со стороны завода. На белом пикапе Егор с удовольствием уже мог разглядеть дуло крупнокалиберного пулемета. Именно то, что он и рассчитывал увидеть. Хоть где-то ему сегодня везло.
  Хотя и не совсем...
  - Свезло... - прошипел Егор, рассматривая несколько противотанковых ежей, сваренных из непонятной арматуры и перекрывших дорогу к мосту. С наскоку пролететь через такую преграду без броневика было просто нереально.
  Егор со всего маха ударил по рулю, привлекая к себе внимание. По местности разнесся протяжный гул, который только бы глухой не услышал. Звуковой сигнал показал себя с лучшей стороны, но сперва показалось, что его никто не услышал. Потому что особой суеты Егор не заметил. Люди в разнообразном камуфляже как-то вяло взглянули на приближающуюся машину, да больше собственно ничего и не сделали, только один из них достал откуда-то из машины белый рупор.
  - Эй, гонщик! Тормози! Пока тебя не остановили, - насмешливый голос разнесся по всей округе.
  Егор ответил не менее яростным нажатием на звуковой сигнал своего автомобиля. По-другому свою мысль выразить он не мог. Жаль, что нельзя было передать ту злость, с которой Егор ударял по рулю. Особо внимательный бы смог разобрать сигнал 'SOS' в том ритме, что он отбарабанил.
  - Ты не понял, - Егор услышал звук передергиваемого затвора, самого автомата он не видел, но получить очередь не слишком хотелось. Машина такого уже могла и не пережить, да и самого водителя могли зацепить. А получать пулю сегодня Егор точно не рассчитывал. - Что ж все такие непонятливые, мужики?
  Ещё бы чуть-чуть и у Егор сложилось мнение, что этот урод играет на публику. Не хватало только закадровых аплодисментов.
  - Считаю до трех, и открываем огонь. Раз!
  Как же хотелось врезать этом уроду по его наглой роже. А то что она наглая, Егор не сомневался. Ему даже видеть этого переговорщика не надо. Жаль, что их отделяло метров пятьсот по прямой дороге. Егор сильнее нажал на педаль газа, только вот 'уазик' быстрее не поехал, а только жалобно закашлял. Видимо, это был его максимум в нынешнем состоянии.
  - Два! У-уу, блин...
  Переговорщик резко захлебнулся и умолк, прекратив свой отсчет. Егор взглянул назад через зеркало заднего вид и усмехнулся, видимо, парень смог рассмотреть какая тварь вылезла из леса и села на хвост этому 'гонщику'. Или же мозгов не хватило понять, что водитель не по своему желанию гонит с такой скоростью.
  Через сто метров кластер с грунтовкой кончался и начинался нормальный асфальт, который будто бы отрезали и приклеили сюда. Складывалось именно такое ощущение. Или же когда делали дорогу у тех, кто её клал неожиданно кончился асфальт, а возвращаться и заканчивать работу почему-то никто не стали.
  - Ту-ту-ту...
  Наконец-то заработал пулемет на крыше пикапа, вот только после трех выстрелов он резко умолк и что-то не спешил подключаться вновь, зато заработало разнообразное ручное оружие, но как-то не слишком активно. Без особого энтузиазма. Так несколько выстрелов - больше не сделал никто. Либо они решили дождаться, когда заработает основной калибр, либо же ждали пока тварь подберется поближе.
   Егору очень хотелось думать, что ему показалось, но он ясно слышал, как кто-то выстрелил из ружья. Смешно. Не верил Егор, что такое чудище могла остановить пуля, пущенная из ружья. Это же не кабан...
  Вот только стрельба мало чем помогла. Чудище, если и замедлилось, то не слишком значительно, прикрыв свою голову своими когтистыми лапами оно продолжало сокращать то расстояние, что смог выиграть у него Егор.
   Пролетев по новому асфальту, Егор со свистом резины затормозил перед противотанковыми ежами и попытался открыть водительскую дверь, которая только посмеялась над его потугами - слишком сильно деформировалась после удара. Пришлось схватить единственное его боеспособное оружие - пистолет; и вылезать через окно - другого варианта он не видел. Как только Егор оказался на асфальте его хорошенько качнуло в сторону, что он чуть ли не упал на мягкую землю. Удар, видимо, оказался не столь безболезненным, как он считал. Возможно удалось обзавестись сотрясением мозга. Эта мысль не слишком обрадовала Егора.
  Сколько оставалось до твари метров сто пятьдесят? Сто двадцать?
  Уже меньше. Егору хоть и самому было смешно, но он сделал несколько шагов от 'уазика' по направлению к твари и вскинул оружие, прицеливаясь. Не один он считал безумием свои действия, потому что рупор вновь заговорил, отвесив едкий комментарий.
   - Бросай свое ржавое корыто и игрушку, что у тебя в руках, и дуй к нам, - голос был уже другой, нежели первый. Более суровый и грубый, будто бы выкованный из стального бруска.
  Егор бы с радостью внял совету неведомого собеседника, но не мог бросить машину, в которой была девушка. Неизвестно успеет ли тварь до неё добраться или нет, а так рисковать он не мог. Не после того, что ему пришлось пережить, чтобы потерять её на подступах к спасению. С ней он останется до конца, каким бы он ни был для него.
  - Как знаешь, - сдался голос и оружие, которое и так практически не стреляло, окончательно умолкло.
  Егор хотел было послать этих помощников, так чтобы им обидно стало, но его глаза бегали по телу чудища, выискивая куда можно было стрелять. Это должно быть такое место, которое не было прикрыто пластинам брони.
  'Куда же? Куда?' - спросил Егор сам у себя.
  Наверное, если бы кто-то ему о таком рассказал, Егор бы ему не поверил, но это действительно произошло. Примерно такое же чувство у него было, когда он стрелял в элиту, только на этот раз прибавилось нечто другое, будто бы все усилилось в десять раз. Мир на мгновение, которое потребовалось, чтобы сделать выстрел, замедлился и раскрасился в серые тона, звуки притихли, а Егор увидел, куда нужно было стрелять. Ведь только оно во всем мире сохранило цвет. И в этом месте он был уверен, как никогда в своей жизни, будто какой-то внутренний советчик нашептал ему на ухо, что это именно оно.
  Сочленение брони рядом с коленом твари.
  Выстрел он сделал помимо своей воли, бездумно нажав на спусковой крючок, а после него окружающий мир вновь вернулся в норму. Только это нельзя было сказать о Егоре. Его глаза заволокло туманом, а ноги подкосились. Из тела будто бы все оставшиеся силы вытянули. Их попросту не осталось.
  Единственное, что он успел заметить, как чудище переворачивается через себя и катится по траве. Егор не обольщался, как-то серьёзно ранить тварь он не мог. Максимум, что у него вышло это замедлить на несколько секунд. Сейчас оно поднимется и наконец разделается с упрямым человеком.
   На голоса, что зазвучали после этого Егору стало плевать, как и на все в этом мире. Главное, что после того, как чудище упало заработал пулемет, а это значило, что девушка была спасена. На все остальное было уже все равно. Оружие выплюнуло несколько порций свинца и замолчало.
  Рядом с ним кто-то пробежал, стуча по асфальту жесткой подошвой. Егор даже, не глядя, понял во что был обут этот человек. Затем раздалось несколько контрольных выстрелов из ручного оружия и все смолкло.
  Егор спокойно выдохнул и прикрыл глаза, собираясь провалиться в темноту, которая только и ждала, чтобы принять его в свои объятия... Очень уж хотелось отдохнуть...
  - Не, этого я тебе не позволю, - сильные руки подняли Егора с земли, а к губам прислонилось горлышко металлической фляги.
  Егор прекрасно знал, что сейчас должно было произойти, также как знал, что находилось во фляжке. Сделав несколько глотков, он закашлялся и уже встал на ноги, отодвинув подальше спорановый раствор.
  Живец.
  Чудодейственное средство. Помогает почти от всего. Вот и Егору помогло прийти в себя. Голова от этого болеть меньше не стала, но сознание больше не делало попыток уплыть в неведомые дали. И теперь он прекрасно видел своего собеседника.
  Перед ним стоял мужчина лет сорока с голубыми глазами и резкими чертами лица, будто бы вырезанным из цельного куска гранита. Оружие Егор не заметил, но это не значило, что его не было. Ещё внимание Егора привлекла бундесверовская куртка, а поверх неё была надета разгрузка. В руках мужчина держал какой-то пистолет. Разглядеть какой Егору не удалось. Глаза никак не хотели восстановить фокус - мир местами расплывался. Егор списал это все на последствия пережитого удара.
  - Лучше стало? - спросили у него так чисто ради проформы. По тону было понятно, что на самочувствие Егора всем было глубоко наплевать. И в чувство его привели не из жалости к бедняге, угадившему в переплет, а куда с более приземленными причинами.
  - Мне нужен знахарь, - успел выдохнуть Егор.
  - Нечего его с такими пустяковыми царапинами беспокоить, само заживет, - хмыкнул он. - Кирпич, может поплевать на подорожник и к ранке приложить, если тебя это настолько сильно беспокоит. Сам не проверял, но поговаривают, что у него слюна целебная. Лучше вот скажи, откуда ты к нам такой резвый пожаловал?
  - Из Озерска.
  - Подожди. Ты хочешь сказать, что рубер за тобой от Тройки тащится? - удивился его собеседник, быстро что-то подсчитав в голове.
  - Тройка?
  - Озерск! Не строй из себя тупого, глаза слишком умные, да и сам не выглядишь как жертва системы образования! Такой прием только у Кирпича прокатил на моей памяти, а он иногда предложение не может закончить полностью. Голова у него переключается на более важные вещи - баб да на жрачку.
  Громила рядом с Егором усмехнулся.
  - Не знал, что Озеркс ещё так называется, - огрызнулся Егор, окончательно поднимаясь на ноги и боковым смотря на двух рябят, которое профессионально зашли ему за спину. - Знахарь не мне нужен, а девушке. Она в машине. Надо торопиться.
   Мужчина кивнул по направлению к 'уазику', к которому тут же подошел один из громил, улыбкой которого можно было осветить тёмную улицу. Наверное, был рад увидеть хоть какую-нибудь женщину в этом месте, хоть и находящуюся на пороге смерти.
  - Не врёт. Реально баба есть, - громила обошел машину, открыл багажник, скрывшись из виду. - Вроде ещё дышит, но крови с неё порядком натекло. Мужик прав, тут знахарь нужен. Тут ещё бегун на пассажирском с мозгами расстался.
  Громила чему-то улыбнулся, а мужчина напротив Егора поморщился.
  - Давай начнем-ка с тобой с начала. Раз уж тут у нас непредвиденные обстоятельства, - вздохнул его собеседник, будто бы в чем-то убедившись для самого себя, и протянул руку. - Меня Немцем кличут.
   Если Егор и удивился, то не слишком сильно. Видимо, его это имя даже забавляло, это же объясняла бундесверовская форма. Егор почти представился своим настоящим именем, но вовремя опомнился, прикусив язык. Конь на счет этого предупреждал и ни раз за их недолгий разговор. Хотя было немного жаль, что он не назвался каким-нибудь Серегой...
  - Ланс... - Егор замер на полуслове и пожал руку. Как же ему не хотелось полностью называть имя, которое смогла родить богатая фантазия Коня. - селот.
  - Как-как? Мы тут не расслышали, - вопрос раздался откуда-то от туши рубера, которую со знанием дела разделывала двойка - потрошили споровой мешок зараженного. Хотя этим занимался только парнишка, который и задал этот вопрос.
  - Ланселот!
  - А чё не в доспехах? - тут же раздался знакомый насмешливый голос. Именно он разговаривал с ним через рупор первым, когда Егор гнал по полю.
  Егор наконец-то смог увидеть этого весельчака. Парню было лет двадцать пять. Он мог похвастать густой пшеничной бородой и белозубой улыбкой.
  - Пропил. Зато верный конь остался, - Егор кивнул в сторону разбитого 'уазика'. - Хромает чутка, но это поправимо. Овса сыпану и побежит пуще прежнего, а вон 'экскалибур' лежит и герб из окна вытаскивают.
  Егор кивнул попеременно на ПМ и мертвяка, которого первый громила решил вытащить из машины. Оружие Егор решил, пока не поднимать. Так, на всякий случай. Все равно в одиночку он им не противник. Хоть и держались он расслаблено, но было какое-то внутренние чувство, что в случае чего они смогут неприятно удивить.
  - Да это же ПМ галимый!
  - А рубер на кочке споткнулся после выстрела этого рыцаря? Ни хрена это не обычный ПМ! Ты хоть когда-нибудь о таком слышал...
  - У него Дар какой-то на стрельбу завязанный, - перебил его парень, который спрыгнул с туши рубера.
  - Заткнулись, демоны! - 'демоны' не заткнулись, а просто перешли на шепот, который Ланс уже не мог разобрать с того места, где стоял. - Короче, меня интересует два вопроса. Где ты подцепил рубера и как получил тачку, а на все остальное мне плевать с высокой колокольни. А потому дуй хоть на другой конец Стикса, хоть в наш стаб, пусть с тобой ментат разбирается.
  Ланс решил не выделываться, а как можно быстрее ответить на вопросы.
  - Рубера подцепил рядом с заводом. Чудом смог спастись, - объяснил Егор и припомнил тех, про кого забыл. - За мной ещё трое от деревни гнались, но отстали.
  - Кто?
  - Твари поменьше, - просто ответил Егор, но Немец посмотрел на него, словно на слабоумного, заставляя припомнить детали. - С костяными пятками.
  - Топтуны, - Немец кивнул, будто бы сразу осознал о ком шла речь. - Зеленый, бери Кирпича и Шота и дуйте до деревни, может быть, они ещё не успели в лесу раствориться.
  - Но...
  - Никаких, мать его, 'но'. Да, не входит эта зона в наши обязанности, но представь, если бы рубер ночью заявился. Ты бы первый обосрался, а уже потом и я тоже! Прямо под носом же обосновался! Тварь. Поэтому с топтунами как-нибудь разберетесь. Или тебе пулемёт для такой 'мелочи' нужен?
  - Принял, - мрачно вздохнул практически седой мужчина, которому судя по морщинистому лицу можно было дать лет пятьдесят-шестьдесят.
  Не прошло и пяти минут, как эта троица убрала противотанковые ежи с дороги, прыгнула в некогда черный джип, обшитый листами стали так сильно, что казалось, что это бронемашина, и укатила в сторону деревни. Но разговор с Немцем тем временем продолжался.
  - Машину откуда взял?
  Ланс не стал скрывать и рассказал, что случилось с бывшими владельцами 'уазика'. Смысла врать он особого не видел. Потому что Ланс даже мог показать то место, где это случилось, а если бы подумал, то мог бы даже время вспомнить.
   Немец задал несколько уточняющих вопросов и кивнул.
  - Гадство, Череп мне споран должен был, - посетовал кто-то. - Не мог немного попозже сдохнуть.
  - Я могу ехать?
  - Чип, тебя проводит, чтобы ты ненароком не заблудился, - Немец показал пальцем на худого паренька, что слез с туши рубера и прятал складной нож в карман.
   - А че сразу Чип?
  - Трындишь много, - рыкнули на него, и он сразу же заткнулся, пожав своими костлявыми плечами.
  Ланс уже было хотел отправиться к машине, но Немец ещё не закончил.
  - И последние. Дам тебе бесплатный совет, Ланселот. От машины лучше избавься - приметная она слишком, а врагов у Топора с его компанией было много, да и должны они были каждой собаке в Треугольнике. Состояние хоть и не ахти, но труда много в этот 'уазик' вложено. Если решишься продавать, то обратись к Сому. Он в штабе сидит. С ценой не обидит.
  - Да это же консервная банка, а не машина.
  Чип подошел к машине и присвистнул, разглядывая повреждения. В какой-то степени Ланс даже был с ним согласен. У 'уазика' наверняка бывали годы и получше этого. Только теперь можно было в полной мере оценить повреждения, которые нанес рубер машине
  Водительская дверь, также, как и правое крыло вмялись в корпус, силовой каркас довольно-таки ощутимо прогнулся, даже монолитный кенгурятник не хило так погнуло. Ланс был удивлен, что машина может вообще передвигаться без посторонней помощи.
  Чудеса все-таки иногда случаются...
  - Мозги и кровь, - вздохнул Чип, аккуратно открывая пассажирскую дверь, поднимая вверх козырек своей бейсболки и надевая солнцезащитные очки. На сиденье он упал без каких-либо лишних раздумий. Пареньку можно было дать лет восемнадцать-двадцать не больше. И единственная вещь, которая говорила о том, что сейчас он был в Улье, а не на пляже где-нибудь в теплой стране, была старенькая двустволка, которую он держал в руках. - Все как я люблю.
  Ланс усмехнулся, смотря как он залазит в кабину, и нажал на кнопку зажигания. На этот раз двигатель решил заработать не с первой попытки, а, наверное, с пятнадцатой. И работать ровно он уже отказывался - под капотом постоянно что-то дребезжало. Видимо, для него эта гонка не прошла бесследно, как и несколько довольно ощутимых ударов, поэтому Ланс решил не насиловать машину, а поехал спокойно, хоть сам того не осознавая спешил, но при этом понимал, что если машина встанет, то тогда все будет точно кончено.
  Если раньше при взгляде на девушку, Ланс успокаивался, то теперь все больше волновался. Её лицо приобрело неестественный белый оттенок, будто бы полностью обескровило, грудь практически не вздымалась. Неизвестно сколько она ещё сможет протянуть.
  - Почему Тройка? - чтобы хоть как-то отвлечься спросил Ланс у Чипа, запоминая дорогу. Хотя смысла в этом особого не было. Она была здесь только одна и вела в одном направлении - прямо. И как казалось Лансу, сделал кто-то очень криворукий. Ровной бы её назвать никто не смог, но предназначение свое она выполняла.
  - Озерск - быстрый кластер, - пояснил Чип. - Грузится каждые три дня, будто бы по расписанию. Иногда задерживается на денёк, но обычно можно часы сверять, поэтому и 'Тройка'.
  - А почему Чип?
  - Чип - это типа микросхема такая. Я прежде чем в Стикс попасть простым программистом был, поэтому так и окрестили. А вот у тебя что за случай? Лан-се-лот!
   - Можно просто Ланс.
  - Не, мне больше Ланселот нравится. Хорошее имя! Рыцарское! Впервые такую прикольную погремуху слышу. Ты это, ролевиком небось был?
  - Это те, которые в лосинах и с луками по лесам бегают? - Ланс против воли улыбнулся, представив себя в таком костюмчике.
   В парнишке была еще какая-то молодая наивность, да он сам, судя по его виду, особо не переживал, что попал в Улей.
  - Они самые.
  - Почему ты так решил, Чип?
  - А чего нет?! - практически натурально удивился собеседник. - А я уже было представил, как ты в полном рыцарском обвесе в Улей провалился и огромным мечом по наглым харям зараженных...
  Чип взмахнул воображаемым мечом, а Ланселот засмеялся. Напряжение, что сжатой пружиной сидело где-то внутри, исчезло.
  - Спросишь у моего крестного, почему он меня так окрестил, если, конечно, встретишь его лошадиную морду. Конем зовут, кстати, а что творилось у него в голове тогда только он и знает.
  - Кто знает? Улей большой, - сказал Чип.
  Это ему ещё предстояло узнать.
  Ланс пожал плечами, доставая из кармана джинсов пачку сигарет и отправляя одну себе в рот. Он уже успел приставить, как едкий дым проникает в легкие. Давно руки тянулись к пачке, но времени, подходящего для этого как-то не было. Щелкнула зажигалка и... сигарету вырвали изо рта быстрые руки Чипа и молниеносно затушили, а после её выкинули через оконный проем.
  - Ты совсем с головой не дружишь, Ланселот? Или же полный псих? - изменился в лице Чип, на котором застыл неподдельный страх. Он покрутил головой в разные стороны, будто бы высматривая опасность, но быстро успокоился. - Мы хоть и на Треуголке, но это же условно-безопасная зона! Понимаешь?! Её хоть и патрулируют, но тут такие твари иногда появляются, что волосы на голове дыбом встают.
  - А сигарета тут при чем? - Ланс удержался и не сорвался на паренька, удерживаясь, чтобы не достать вторую. Нужно было впитывать информацию, пока она сама текла к нему в уши. Неизвестно, когда ему ещё представится такая возможность.
  - Подожди! - Чип с подозрением посмотрел на Ланса, будто бы что-то понял. - Как давно ты в Улей провалился?
   Ланс подсчитал в голове эти 'большие' цифры и спокойно ответил.
  - Вторые сутки. Может чуть дольше.
  - Да ты же совсем зеленый! И как до нас смог добраться-то? Подожди, но окрестить-то тебя кто-то успел...
  - Конь мне немного рассказал про местные реалии и дорогу подсказал, а затем мы с ним разошлись. Ей срочно нужен был знахарь, да и до сих пор нужен, - Егор показал большим пальцем назад.
  - А все никак не осмелюсь спросить, а кто она для тебя? Дочь, сестра, жена?
  Ланс ненадолго задумался. Да в общем-то и никто. Просто человек, которому нужна была помощь, а Ланселот пообещал помочь, но без неё он, наверное, бы никуда не добрался.
  - Случайная знакомая. Её кот несколько раз спас мне жизнь, поэтому можно сказать, что я теперь её должник.
  - Это как?
  Ланс пожал плечами и поведал эту короткую историю про этого пушистого героя, который в конце концов сбежал от него.
  - Сколько ещё до стаба? - спросил Ланс, после того, как закончил рассказ.
  - Минут пять, - заторможено ответил Чип, видимо, осмысливая услышанное.
  - Лучше скажи, почему курить нельзя?
  - Так это, - Чип мотнул головой. - Даже у самых слабых зараженных очень хорошо развит нюх, а запах табака они и за километр чуют.
  - И как же это проверяли? - улыбнулся Ланс, представляя себе этого экспериментатора, ставившего опыты над зараженными.
  - Не докапывайся до слов. Лучше бросай курить, а то любители табака здесь долго не живут. Это каждый рейдер знает.
  - Хорошо, запомню.
  - Точно! - Чип завозился на своем сиденье и через секунду достал откуда-то смятую листовку. - Держи, тебе она всяко нужней, чем мне.
  - Что это?
  - Брошюрка небольшая. Тут все основное, что должен знать житель Улья. Наши небольшими партиями печатают и раздают новичкам.
  - Спасибо.
  За всю дорогу, что они без каких-либо осложнений преодолели, Ланс смог заметить только два ответвления от основной дороги, которые заканчивались двумя деревнями - домов на сто каждая. Плюс была ещё одна АЗС, которая смотрелась очень комично на пересечении двух грунтовок. Чип при этом не слишком молчал. В основном рассказываю об этих кластерах, которые, как он говорил, были нестабильными, то есть перезагружались не в равные промежутки времени.
  - А вот и родной дом, - сказал Чип, приподнимаясь со своего места. Они как раз съезжали с небольшого холма, поэтому Ланс прекрасно мог рассмотреть поселок, который будто бы зажало в тисках между двух рек, образуя тупой угол. Вход здесь был только один - через серьезное укрепление, где Ланс с легкостью смог разглядеть два пулеметных гнезда и сверкающую в лучах солнца зеленую тушу БТРа.
   Если сзади домов была река, то спереди поселок окружало плотное кольцо колючей проволоки, где на определенном расстоянии были окопаны огневые точки. Ланс прочертил воображаемую прямую линию, наложив её на эту фортификацию. Получалось, что от одного края реки до другого было метров триста-четыреста.
   - Ты только с дороги не съезжай, а то будет большой бум.
  - Мины? - настороженно спросил Ланс, по другому посмотрев на линию защиты.
  Чип только пожал плечами, но советом Ланс все же решил не пренебрегать.
  - Наших-то предупредили, но ты особо их тоже не нервируй. Они спокойных больше любят. Я к тому, чтобы за оружие не хватался. И да, добро пожаловать в Треугольник - лучший стаб в радиусе ста пятидесяти километров! И, не побоюсь этого слова, самый безопасный.
  Ланс только усмехнулся про себя. Видимо, зря он плохое начал подозревать об организации этого поселения. Вот и пулеметы, как только 'уазик', появился в поле видимости его не отпускали с прицела, а двигали свои дула точно за ним.
  - Треугольник?
  - Название не я выбирал. Все из-за того, что две реки зажали участок суши так, что получился треугольник, - пальцы Чипа сложились в геометрическую фигуру, но сразу же немного разъехались. - Но я бы сказал, что это скорее неправильный ромб. Треугольник находится на самом острие одного из углов, а вокруг только вода.
  Последнее Чип сказал таким тоном, будто бы это что-то должно было значить. Ланс хотел было переспросить, но его собеседник сам исправился.
  - Неизвестно почему, но зараженные боятся воды, поэтому стараются обходить это место стороной. Эй, Хан!
  На этом их с Чипом разговор прервался. Машина наконец-то подъехала к небольшому укреплению. Дальнейший проезд вперед преграждала монструозная конструкция из листового металла и арматуры, которую сварили вместе, превратив какой-то грузовик в передвижной шлагбаум, который не с каждого наскока можно было преодолеть. Ланс не был уверен, но под таким количеством всего наваренного и прикрученного виднелись очертания обычного КАМАЗа.
  - Чип, твою довольную рожу видно с самого холма, хоть бы улыбку поглубже спрятал ради приличия, - к машине медленно подошел приземистый, коренастый мужчина средних лет в камуфляже и приветственно махнул своей огромной ладонью, которая была больше похожа на ковш экскаватора.
  - Не завидуй, Гном, - отмахнулся Чип. - Так где Хан?
  - В штаб отъехал. И только Стикс знает, когда вернется.
  - И че делать? - спросил Чип. - Вот этого Немец сказал прежде, чем в стаб пускать, надо обязательно ментату показать.
  - А че подозрения есть? - сразу напрягся Гном. В его взгляде сразу же прибавилось ледяных искорок, а голос похолодел.
  - Косвенные, - пожал плечами Чип. - Или машину до сих пор не узнал?
   - То есть, хочешь сказать, что этот мог группу Топора кончить? Ради тачки?
  - Я ничего не хочу сказать. Нужен ментат - сам же знаешь процедуру. Только вот у него в кузове баба кровью истекает и её надо знахарю как можно быстрее показать, а мы тут с тобой светскую беседу ведем, а парень вон нервничает.
  - У неё брюшная полость разодрана, - сказал Ланс.
  Гном пошевелил носом, который практически не был виден из-за разросшийся рыжей бороды, и достал из кармана самую обычную рацию, в которую и обрисовал ситуацию. Ответ пришел через минуту.
  - Ладно, проезжайте. С Ханом потом перетрете, а пока Чип назначается твоей нянькой. Покажет, расскажет, что здесь да как. Что можно, а что нельзя. Открывай!
  Последнюю фразу он рыкнул в рацию. Через несколько секунд КАМАЗ завёлся и медленно стал отъезжать в сторону. Ланс только этого и ждал, сразу же нажав на педаль газа. Девушка в последние десять минут окончательно затихла, заставляя Ланса все чаще оглядываться назад. Вот только помочь он ей ничем не мог, а просто наблюдал как из девушки постепенно уходит жизнь.
  - Куда?!
  - Направо...
  По улицам стаба машина пролетела с максимально возможной для её текущего состояния скоростью. На осмотр достопримечательностей времени как-то не хватило. Но все было понятно и с первого взгляда. Если поселок и изменился, то только снаружи, обзаведясь несколькими линиями обороны, а так это были обычные одно-двухэтажные дома. Убрать бы людей с оружием и можно было бы считать, что это была обычная деревня.
  - Синий дом, - Ланс остановился у длинного одноэтажного здание, вываливаясь из машины. Ещё немного подташнивало, но голова вроде бы пришла в относительную норму.
  Чип без вопросов выпрыгнул из машины и бегом рванул к зданию. Видимо что-то уловил во взгляде Ланса, которым он успел одарит паренька. Ланселот тоже хотел было рвануть следом, но передумал, быстро расстёгивая ремни, что прижимали девушку к автомобилю.
  - Потерпи. Осталось чуть-чуть, - сказал Ланс девушке, вглядываясь в её разгладившееся лицо, и проверил пульс. Сердце пускай слабо, но продолжало биться. Это немного успокоило его.
  Больше помощь Ланселота не потребовалась. Из здания через минуту показались два... санитара? Ланс не был уверен, что эти двое принадлежит именно к этой братии, но никак по-другому он их назвать не смог. Хоть на них была обычная одежда, а не белые халаты, но по носилкам в руках было и так понятно.
  Лечебница. Первая ассоциация, которая возникла в голове Ланса, когда он увидел длинные коридоры, а в нос шибанул запах хлорки и спирта. Он было хотел проследовать за ребятами, несущими носилки, но Чип преградил ему путь и захлопнул дверь. Первой мыслью было оттолкнуть парня, но тот заговорил.
  - Дух не очень любит, когда на его работу кто-то смотрит. Лечить может отказаться, - мягкий и медленный голос Чипа немного возвращал Лансу самообладание, поэтому он не стал расталкивать кого-то, рваться вперед, пытаясь достать до этого неведомого знахаря, а стараясь унять дрожь в руках, сел на такую обычную неудобную скамейку, которые есть практически в каждом лечебном заведении нашей необъятной страны, и расслабленно выдохнул, стукнувшись головой об стену.
  Успел.
  Напряжение, что сковывало Ланса начало окончательно отступать. Он несколько секунд пялился в безвкусную светло-зеленую стену, не слыша, что там ему говорил Чип.
   Сейчас ему хотелось только одного.
   Рука Ланса сама собой достала помятую пачку сигарет, покрутил руках и медленно смяла, оставляя эту вредную привычку где-то в прошлом. Как бы ему этого сейчас не хотелось, но он себя пересилил.
  - Ланселот! - Чип тормошил его за плечо. - Ты слышал, что я тебе только что сказал.
  - Чего ещё?
  - Пошли, я тебя с Глашей познакомлю. Обработаем тебе голову, а то кровью всю одежду испачкал.
  Ланс не стал сопротивляться, а безропотно последовал за Чипом, бросив настороженный взгляд на дверь, за которой скрылись санитары. Какое-то неприятное чувство поселилось в груди, будто бы должно было произойти нечто плохое. Они с Чипом прошли в соседнюю комнату, которая оказалась чем-то вроде перевязочной, и он усадил Ланса на кушетку.
  Глашей оказалась дородная женщина в медицинском халате и цветастом платьице, которая немного поохала, когда увидела во что превратилась голова Ланса, но без лишних вопросов обработала её, ограничившись только повязкой на разорванное ухо, а гематому на голове только протёрла спиртом. Шишка получилась знатная - размером с грецкий орех. Ланс бы не удивился, если бы к этому ещё прибавилось легкое сотрясение.
   Чип при этом ни на секунду не умолкал, пока не рассказал этой женщине практически всю подноготную Ланса, которую знал.
  - Всё? - по-доброму спросила Глаша, когда закончила возиться головой Ланса. Тот только кивнул. Сегодня в основном страдала только голова, если не считать бесчисленные синяки и ссадины. - Вот и хорошо, Ланселот. Лекарство у нас тут одно - живец, поэтому не забывай его принимать, и через пару дней будешь как новенький. Понял?
  - Понял, спасибо, - ответил Ланс, собираясь встать с кушетки, на которой сидел, но не успел.
  В помещение вошел короткостриженый человек в простой клетчатой рубахе с цепкими серыми глазами, что несколько секунд безэмоцианально смотрели на Ланса. Атмосфера в помещении сразу как-то помрачнела. Или же Лансу это только показалось?
  - Зд... - Чип хотел что-то сказать, но почему-то прервался и не решился продолжить, будто бы не хотел мешать этому неизвестному.
   Ланселоту не понравился этот цепкий взгляд, будто бы под рентгеновскими лучами побывал, которые хорошенько покопались по тому, что находилось у тебя внутри. Вытащил внутренности, посмотрел на них и вернул назад. Неприятное чувство. С таким взглядом обычно лаборант смотрит на мышь прежде чем ввести ей порцию смертельного яда. Научный интерес, так кажется это называется.
  - Ты привез девушку? - полу утвердительно спросил мужчина, присаживаясь на стул рядом с кушеткой.
  Ланс кивнул и следом задал вопрос.
  - Что с ней? - Вот только по лицу этого человека Ланс понял, что что-то было не так. С таким лицом обычно никто и никогда не говорил хороших новостей, а в особенности врачи.
  - Спек - это прежде всего наркота, от которой от постоянного применения мозги превращаются в мягкую кашицу, мыслей в которой хватит лишь на то, что бы отыскать новую дозу, - как-то задумчиво сказал мужчина. - или же, как его называют, простые рейдеры - 'второй шанс'. Шанс, что твое практически умершие тело, дотащат до стаба, где его сможет реанимировать знахарь, такой как я...
  - Да что с ней?! - Ланс спрыгнул с кушетки и схватил этого мужчину за плечо. - Отвечай!
  - И это так, - знахарь будто бы и не услышал вопроса. Даже тембр голоса не изменился. Он продолжал говорить. - Главное, чтобы в теле оставалась кровь, чтобы сердце билось, и не была превышена доза. Вот собственно и все, что нужно знать, чтобы пациент выжил. Но! Спек, как я уже сказал, это прежде всего наркотик, а ещё очень действенный яд, который разрушает неизмененный организм.
  - Яд?
  - Именно! - знахарь поднял указательный палец вверх, будто бы ему удалось разгадать какую-то загадку. - И за это я вас благодарю, Ланселот. Спасибо, что привезли мне эту девушку, благодаря спеку она смогла дотянуть до стаба и он же её убил.
  - Почему? - Ланс отпустил плечо знахаря, отходя от него на несколько шагов. В горле встал какой-то комок. Не могло все кончится именно так.
  Это было неправильно...
  - Хорошо, я объясню, что произошло, - как-то бодро ответил Дух. - Может быть, вы ещё не в курсе, но наш с вами организм, также как собственно и организм обычного зараженного, меняется, становится сильнее, быстрее, выносливее, регенерирует лучше и все в этом духе. На самые начальные изменения нужна примерно неделя, иногда чуть больше, иногда меньше. Только вот в этой девушке не успело ещё ничего измениться. Она ещё даже живца не успела выпить, поэтому дозу, что вы в неё ввели была раз в двадцать больше, чем следовало. Но спешу утешить, без этого она бы не проехала и половину пути. Сперва спек сработал, как и должен, но затем начал медленно разрушать организм, который не смог выдержать его разрушительное действие. Некроз тканей зашел настолько далеко к, что даже я ничего уже не могу сделать с этим.
  Если честно, то Ланселот уже не слушал. Все было напрасно. Потеряло смысл. Но он же успел... Не мог не успеть. Зачем он прошел такой длинный путь? Ради чего вырвал эту девушки из пасти неминуемой смерти? Чтобы она умерла в шаге от спасения?
   Ланс резко обернулся.
  - Она ещё жива?
  - Если и да, то ненадолго, - кивнул Дух. Пока он говорил никто так и не произнес ничего.
  Ланс рванул по коридору и забежал комнату, где на кровати лежала та, которую он не смог спасти. Сам не понимая зачем, но он взял её за руку и именно в это мгновение она открыла свои карие глаза.
  Ланс так и не смог понять, что она пыталась сказать ему в последние минуты своей жизни, а просто смотрел и старался разобрать хоть слово, пока её дыхание не остановилось.
  Девушка умерла. Ланс никак нем мог оторвать глаза от её лица.
  - Слушай, Чип, - Ланс на негнущихся ногах отошел от кровати. - Где здесь можно выпить?

Глава 5

  Ланс не знал, как он оказался на улице. Ноги попросту вынесли его из этой импровизированной больницы в реальный мир. Хотелось бежать. Лишь бы подальше от Духа и этого противного запаха, въевшегося ему в нос. Сделав ещё несколько шагов, Ланс остановился. Перед глазами все ещё было лицо девушки, которое никак не хотело исчезать.
  Он так и не узнал её имя. Да что он вообще смог о ней узнать?
  Ланселот стоял возле обиталища местного знахаря полностью опустошенным. Было такое чувство, что внутри него что-то сломалось. Какая-то маленькая и незначительная деталь. И эта поломка все сильнее давила на его сердце. Не хотела отпускать его. С какой бы силой Ланс не старался выкинуть все из своей головы.
   Хотя с чего бы? Какой смысл переживать из-за её смерти? Ведь по сути умерла полностью незнакомая ему девушка. Сколько он её знал? Пара часов. Так почему же ему было так хреново?
  Смерть. В Улье это обычное дело. Здесь каждую секунду умирают тысячи, а может быть и миллионы людей. Бесконечная перезагрузки забрасывают сюда кластер за кластером, а вместе с ним новых жертв этого места. Воображение пасует перед таким количеством трагедий, что случаются здесь каждую секунду, что он просто стоит и смотрит вперед. Так почему же смерть именно этой девушки так засела в душу Ланса?
  Ответа он не знал.
  Никогда ещё Ланс ни для кого в своей жизни так не старался. Она доверилась ему, а он не смог сдержать такое маленькое обещание. Нарушил свое же слово...
  Проклятый Стикс!
  Захотелось закричать на этот несправедливый мир, который забрал у него даже этого проклятого кота. Он тут же чуть ли сам не засмеялся от собственных мыслей, что засели в голове...
  Когда этот мир успел поменяется? Когда стал протягивать руку нуждающимся? Когда изменился?
  Не важно Улей это или старушка Земля. Привила никто так и не поменял. Сильный пожирает слабого... Так было и так есть.
  Как бы Лансу не хотелось нажраться до степени полного беспамятства прямо сейчас, но этим мечтам не суждено было сбыться. Реальность все-таки внесла свои коррективы.
  - Чип?
  - Да, - Чип все время, что Ланселот простоял без движения, так и не стал прерывать ход его мыслей. В слух он этого не сказал, но по-настоящему был благодарен ему за это.
  - Забыл уточнить у своего крестного один момент, - сказал Ланс, доставая из заднего кармана сложенную стопку купюр разнообразного номинала - зарплата за два месяца. Его маленькая заначка на черный день, который, видимо, случился намного раньше, чем он себе мог представить. Не случилась Третья Мировая, не произошел кризис мирового рынка, половину земного шарика не скосила какая-нибудь эпидемия.
  Случился Стикс.
  Ланс посмотрел на эти бесполезные бумажки. Какое государство теперь обеспечивало ценность денег? Ответ был на самой поверхности. Нету теперь этих механизмов, что вырабатывались столетиями. А это могло значить только одно...
  Ланс без какой-либо жалости швырнул их в воздух, смотря как купюры разлетаются по образцовому газону, за которым точно кто-то внимательно следил.
  - Что здесь используется в качестве денег?
  Ланс был уверен, что это точно не рубль. Доллар и евро? Тоже на вряд ли. Ведь с каждой перезагрузкой такого добра должно было закидывать в Улей с излишком и теперь их можно было использовать только в качестве туалетной бумаги.
  - Три месяца назад я бы бросился их собирать, - задумчиво сказал Чип, без эмоционально наблюдая за полетом этого маленького состояния.
  - Золото?
  Они вдвоем наблюдали как разлетается богатство Ланса. Все, что он умудрился скопить за свою жизнь...
  - Такое только цыгане ещё уважают и то непонятно из-за чего. Никому больше этот презренный металл теперь не нужен. Ценности немного изменились, - хмыкнул Чип. - Да и то курс обмена у них такой, что сразу расхочется столько на горбу таскать. Не выгодно.
  Чип глотнул из своей фляги и протянул её Лансу. Он без раздумий приложился к живчику, который теплым комом замер в желудке, подарив мгновение покоя. Вкус был очень даже ничего, особенно если вспомнить Коня с его рецептом. Противное послевкусие чувствовалось только в самом конце, несколько секунд задерживалось на кончике языка и пропадало. Сразу даже моно было не понять, что это сопрановый раствор, сделанный из какого-то хорошего коньяка.
  Ланс одобрительно кивнул. Намного лучше той бодяги, что делал Конь. Хотелось сделать ещё несколько глотков, но организм ненавязчиво намекнул, что хватит.
   Ланс послушался. Злоупотреблять этой гадостью не хотелось.
  -Валюта у нас самая что ни на есть твердая, словно в каменном веке. Натуральный, мать его, обмен, - Чип закрутил флягу и вернул её на пояс, начиная перечислять. - Спораны, горох, жемчуг...
  - Это же добывается с зараженных.
  -... патроны, гильзы, порох, - закончил Чип, быстро воспринимая сказанное Лансом.
  - С кого же ещё? - хмыкнул Чип. - Только тех, из которых можно жемчуг достать я бы и в страшном сне не захотел бы встречаться.
  - Конь меня уже об этом просветил. Курс обмена?
  - Устанавливать его просто не кому, поэтому, мой тебе совет, торгуйся. Цены многие могут заламывать так, что только диву даешься, особенно когда узнают, что ты наивный новичок. А в долги лучше не залазить. Уж поверь. Здесь это на поток поставлено.
  - Хотя бы примерный курс можешь назвать. Что к примеру, можно купить за жемчужину?
  Чип задумался на секунду, а Ланс замер, ожидая ответа.
  - Смотря какую.
  'А что они разные бывают?' - возник в голове вопрос, но Ланселот решил его не задавать. Ему очень хотелось узнать, почему Конь так дорожил этим маленьким черным шариком.
  - Черную, - помог Ланс.
  - Броневик? - как-то неуверенно предположил Чип. - Ну нет здесь устоявшихся цен, поэтому сложно о таком говорить. Все слишком примерно. У нас в штабе, к примеру, за черную жемчужину могут отсыпать восемьдесят горошин, а вот выкупить назад уже не получится. Обдирают конечно, но в обменник тебя никто не гонит, поэтому каждый сам решат надо оно ему или нет. Хотя иногда лучше горох на равные части поделить, чем из сплочённой команды превратиться в непонятно что.
  То есть, если верить, Чипу, то в желудке Ланса растворился маленький бронеавтомобиль. Да что же такого ценного в этой жемчужине? Это вопрос он и не задумываясь задал.
  - Жемчуг прокачивает Дар Улья или же может активировать новый. Самому не доводилось принимать, поэтому могу судить только по слухам. Дух в этой теме больше подкован. Если есть вопросы, то можешь ему задать. Он и Дар Улья поможет активировать, так что зря ты так быстро от него вылетел. Поговорить вам есть о чем.
  Ланс посмотрел на одноэтажный синий дом и сразу отвернулся. Сегодня он туда точно не вернется, просто не сможет. Как бы ему не было любопытно разузнать про этот Дар Улья.
  - На счет патронов.
  - Один к двум. Споран на два патрона и наоборот. Калибр стандартный для русских кластеров. Пять сорок пять или семь шестьдесят два. Все что выше - выйдет, соответственно, дороже. Натовские у нас не в чести. Как уже говорил, торговаться никто не запрещает. Прочти брошюрку, которую я тебе дал, там все очень доходчиво расписано.
  - Ладно, показывай где здесь ближайший бар, - даже после разговора с Чипом нажраться не расхотелось, скорее это желание даже усилилось. Хотелось как можно быстрее забыть, что было сегодня и вчера, а для этого следовало повысить уровень содержания алкоголя в крови до астрономических значений.
  Ланс запрыгнул в машину и нажал на кнопку запуска, ожидая что мотор сразу же запустится. Но на этом его успехи считай и закончились. Как бы он не хотел оживить 'уазик', который протащил его через все невзгоды и опасности Улья, и сколько бы Ланс не старался это сделать, но машина оживать не хотела.
  - Боюсь, верный боевой конь сдох-с, сударь, - хохотнул с пассажирского сиденья Чип.
  Ланс тяжело посмотрел на него, думая как бы хорошо было стукнуть его. Да посильнее... И так ярко предстала эта картинка в воображении, что Ланс практически поддался этому мимолётному порыву. Вот только Чип как-то уж слишком быстро исправился.
  - Извини, Ланселот, - изменился в лице Чип, будто бы смог почувствовать желание Ланса. - Машину здесь бросать нельзя - они только в специально отведенных для этого местах стоять могут, поэтому придется до штаба ножками прогуляться, а там найдем кого-нибудь её до мастерской отбуксирует. А то штрафанут тебя за парковку в неположенном. Как раз в штабе Хана зацепим, если он ещё там. Хотя где ему ещё быть? Ангелок точно там. А где она там и он. Можешь не переживать, шмотки никто не тронет. У нас за воровство по головке не гладят, да и вообще с этим в Треугольнике строго. Быстро на отработку залетишь, а там, я тебе скажу, не сахар...
  Ланселот только кивнул, продолжая слушать Чипа, который уверенно пошагал вперед по улице, не забывая проверять идет ли рядом Ланс. Спорить с ним совершенно не хотелось, поэтому пришлось поддерживать разговор.
  Дорога до штаба, как называл Чип, старое здание, по-видимому, местной администрации должна была занять не больше пяти минут, за которые Ланс успел понять, что же представлял из себя Треугольник. Для получения столь ценной информации приходилось только задавать нужные вопросы Чипу, который бы и так все рассказал, но уж больно много лишней информации попадалось в его рассказе, что усугублялось встречами с его друзьями и знакомыми. Коих встретилось человек пять и все они в обязательном порядке перекидывались с Чипом несколькими фразами. Ланс после этих встреч мог похвастаться несколькими новыми знакомыми - Чип сразу после приветствия сразу представлял Ланселота.
   Хорошо хоть обошлось без шуток на счет его рыцарского имечка. Чип и новые знакомые сдержались, показав себя с лучшей стороны. Видимо, не один Ланс понимал, что имя выбирал не он сам и не его родители, а пропитый крестный.
  Ланс сам себя подловил на том, что уже успел как-то отвыкнуть от такого количества живых людей, что постоянно мелькали в пределах видимости. Не надо было бело бежать, напрягая каждый мускул своего тела, не надо было прятаться и не надо было ждать, когда на соседние улицы покажется очередной зараженный, что попытается тебя сожрать. Маленький мирный уголок по среди хаоса Улья. Все безумие осталось там, за пределами стабильного кластера, а здесь были только...
   Тишина и спокойствие.
  Треугольник представляя из себя самый обычный советский поселок домов так на сто, который приспособился по реалии Улья - обзавёлся минным полем, несколькими пулеметными гнездами, линией окопов и растянутой по всему периметру колючей проволокой, а также системой видеонаблюдения. Линзы камер торчали практически на каждом столбе, тихо наблюдая за каждой улицей Треугольника.
  Для себя Ланс отметил, что здесь было электричество, а значит, возможно, и другие блага цивилизации. Треугольник в этом плане радовал. Ланс уже успел представить себе наполовину дикое существование без каких-либо благ цивилизации.
   Треуголкой же местные называли территорию, которая находилась за пределами стаба, то есть если рассмотреть весь путь Ланса, то он попал на неё, когда пересек Первый мост. Чип немного просветил про местную географию. Всего мостов было три. Только Второй и Третий после перезагрузки кластеров, на которых они находились, тут же подрывали, чтобы перекрыть путь зараженным.
  - Легче контролировать только Первый мост, за Вторым и Третьим много нестабильных кластеров, поэтому зараженных оттуда стаями прут, когда что-то внутри Треуголки перезагрузится, - закончил Чип.
  - А мне можно такое рассказывать? - спросил Ланселот, мысленно представляя схему защиты стаба с высоты.
  Не нравилась ему откровенность Чипа.
  - Не бойся. То, что тебе не надо знать, я не расскажу, а о устройстве Треуголки тебе разве что местные собаки не расскажут, потому что говорить не умеют, - засмеялся Чип, обернувшись.
  Треуголка была зоной, которую периодически патрулировали и отслеживали неожиданные перезагрузки кластеров, поэтому она, как не уставал повторять Чип, и условно безопасна. Но по его тону было понятно, что расслабляться на ней может только полный дурак.
  - Как-то даже на элиту повезло нарваться, - сплюнул Чип и повторил свою любимую фразу, будто бы повторял за кем-то. - Условно-безопасная зона.
  Ланс только пожал плечами. У Чипа свои тараканы в голове, поэтому сейчас ворошить их не стоило.
  Заправлял в Треугольник Слон вместе со своими приближенными, список которых Ланс постарался пропустить мимо ушей. Информация про верхушку этого поселка мало его интересовала. Сейчас Лансу больше хотелось узнать, где можно было спокойно выпить. Не могло же здесь не быть такого места вообще?
  - А вот и наша достопримечательность, - Чип показал рукой на две кирпичные пятиэтажки, стоящие на небольшом отдалении от здания администрации. - Общаги. Та что правее принадлежит Ирландцу. Там можно снять комнату или же культурно выпить - на первом этаже располагается единственный на весь стаб бар 'Ирландия'. Названия в Треугольнике придумывать никто не умеет, только шутить об этом не надо. Ирландец может обидеться, а этого, уж поверь, тебе не надо. В закромах у него можно найти все, что твоей душе угодно, на любой вкус, цвет, запах и градус.
  - Чип, ты же от меня не отвяжешься, пока я не встречусь с Ханом? - провожая взглядом вход в пятиэтажный дом, спросил Ланс.
  - Не-а. Куда ты, туда и я. Человек я подневольный. И угадай с кого спросят, если ты что-нибудь натворишь, когда нажрешься до беспамятства.
  - Понял. Не продолжай.
  Ланс кивнул, запоминая каждое слово про бар Ирландца. Сейчас его больше привлекло внимание то, во что превратилось здание за местной администрацией. Казалось, что он смотрит на маленькую крепость, на которую ушла не одна тонна бетона и арматуры. Окна, если когда-то и были, то теперь они превратились в узкие бойницы, куда теперь можно было только дуло автомата высунуть.
  - Впечатлен?
  - Ага, - только и смог выдать Ланс, рассматривая эту двухэтажную крепость, созданную кем-то с параноидальной шизофренией. На крыше можно было спокойно размесить три пулеметных расчета, для которых благоразумно подготовили места.
  Тому, кто построил это чудо, наверное, очень сильно хотелось защититься от всего мира, поэтому и создал эту маленькую цитадель.
  - Наши его Гробом называют. Света из окон практически нет, только светильники, а где-то в центре сидит Слон, что вылезает из своего склепа только на профилактику трясучки. Больше оттуда он ни по какому поводу не высовывается.
  - Трясучки? - недоуменно переспросил Ланс, когда они практически подошли к обычному зданию местной администрации, рядом с которым стояло несколько самых обычных машин, то есть никто не стал их переделывать под реалии улья.
  - Болезнь такая, - пояснил Чип и потряс руками. - Если долго оставаться в стабе, то когда-нибудь она тебя накроет. По началу вроде ничего. Легкий тремор конечностей, который впоследствии переходит в болезненные судороги. Если ты после этого предупреждения не сорвешься в маленькое путешествие по соседним кластерам, то можешь и коньки двинуть. Но ты можешь не переживать, простым рейдерам такое не грозит. У тебя же нет маленького состояния, чтобы в стабе на несколько месяцев остановиться?
  Ланс покачал головой. Последний вопрос Чир задал, когда с натугой открывал массивную железную дверь перед этим помахав рукой камере видеонаблюдения. Еще из системы безопасности были массивные решетки на окнах и охранник в камуфляже с 'калашом' за дверью, что поздоровался с Чипом и Лансом и вновь уселся за свой стол.
   Дальше они прошли по короткому коридору, чтобы попасть в маленький кабинет с большим столом, где сидел просто огромный человек, тройной подбородок которого заколыхался, когда он собрался заговорить, будто бы мерзкое желе. Ланс навскидку мог сказать, что в нем было центнера два веса, что растеклись по кожаному креслу аморфным студнем.
  Ланселот несколько секунд пытался понять, как этот человек смог пережить попадание в Улей. Ведь, по-видимому, он даже от самого медленного зараженного убежать бы и не смог, так почему же он сейчас мог лицезреть эту жертву фаст фуда в целости и сохранности? Просто невероятная удача.
  - И кого это ты притащил Чип?
  - Как и обещал, Сом, - голос Чипа зловеще понизился, и он похлопал Ланса по плечу. - Привел к тебе вкусный обед, прости, что Ласнселот немного тощий, но лучше найти не получилось.
  -Все ещё шутишь, микросхема? - по-доброму улыбнулся Сом, видимо, ни капли не обидевшись на Чипа.
  - Я Хану ищу, Гном сказал, что он у вас должен быть. Надо ему новенького показать.
  - И чего ты его сразу к Слону не потащил, а только ко мне? - хмыкнул Сом и взялся за трубку стационарного телефона, набрав какой-то несложный номер. - Ждите, сейчас спустится.
  Понадобилось несколько минут, чтобы такая же массивная дверь в другой части кабинета открылась и оттуда показалось азиатское лицо Хана. Национальность Ланс с первого взгляда никогда не мог определить. Они обменялись приветствиями и Чип наконец-то смог пояснить, кто такой Хан. После того как Ланс не удержался от вопроса, почему же так важно было показаться этому представителю местной власти.
   Хан был менатот, чем-то средним между дознавателем и детектором лжи. А все благодаря Дару Улья, который наделил этого человека способностью определять правду или ложь говорит человек. Этим первым делом Хан и занялся, потому что за несколько минут у него спросили несколько, по-видимому, стандартных вопросов, на которые здесь отвечают все.
  Намерен ли Ланс причинить какой-либо вред стабу или же его гражданам? Что его привело в Треугольник? Когда он попал в Улей? Кто крестный? Связан ли он как-нибудь с мурами или внешниками?
  Если на все остальные вопросы Ланс отвечал всю правду, то на последним немного затормозил. Попросту он не знал, кто такие эти внешники, а про муров хоть и слышал уже не раз, но расспросить, так никого и не успел.
   Как оказалось, очень даже зря.
  Мурами в Улье называли тех, кто промышлял тем, что охотился на простых рейдеров, то есть таки же иммунных как и они сам, чтобы разжиться их снаряжением, но это было не самым неприятным. После этого тела потрошились, органы раскладывали по контейнерам и продавали внешникам. Чип не удержался и добавил красок в рассказ Хана. Про огромные человеческие фермы, находящиеся дальше на востоке, где вместо скота находятся люди, органы которых вырезают по мере их регенерации...
  Иммунные, как оказалось, имеют очень неплохие шансы выжить, даже если у них оторвет ноги, которые рано или поздно отрастут и без постороннего вмешательства., а почки и печень - это совсем просто. Ланс, если и удивился этому факту, то не слишком сильно. Один Дар Улья о чем говорит...
   Стоит ли говорить, что из-за чего эту братию закоренелых преступников, мягко говоря, недолюбливали честные рейдеры, поэтому относились к ним соответственно. Чип это даже наглядно показал на планшете, который одолжил у слегка недовольного Сома. От видео как верещащего человека с связанными руками скидывают трехметровую яму, где радостно урчат три не слишком развитых зараженных.
  Закончился ролик довольно-таки быстро, но после такого показательного представления Лансу стало как-то не по себе. Чип это видимо понял, потому что решил то ли успокоить Ланселота, то ли утешить.
  - У нас ещё по-доброму с этими тварями поступают, - хмыкнул Чип.
  Если это 'по-доброму', то как же тогда по-плохому. Видимо, этот вопрос слишком явственно читался на лице Ланса, потому что Чип с неохотой продолжил говорить.
   - Доводилось видеть несколько показательных роликов от Братства Чистых, где мура подвязывают за верхнюю часть тела и очень медленно спускают в такую же яму с зараженными, как и в Треугольнике, периодически вкалывая маленькими дозами разбодяженный черный спек, чтобы клиент не отключился от боли и чтобы конечности сводило судорогами, а внутренности жгло изнутри словно огнем... А что происходит внизу можешь сам догадаться. Голодные заражённые, мясистые пятки мура... Ролик на час хронометража получился Я его так и не досмотрел, если честно. Когда мужик стал уже не кричать, а хрипеть, то выключил. Слишком это уж. Никаких фильмов ужасов после такого не надо.
  Чип умолк и задумчиво уставился на стену.
  - С мурами понятно, а кто такие внешники? - Ланселот не стал больше мучить Чипа, поэтому вопрос адресовал Хану.
  - Сложный вопрос. - задумчиво хмыкнул Хан. - Если не вдаваться в подробности, то внешники - это представители внешних миров, которые попадают в Улей по своему желанию.
  - То есть? - не понял Ланс.
  - А яснее и не скажешь. Представь, что каким-то умникам удалось создать портал в другой мир и они успешно в него проникли, осмотрелись, изучили местные реалии и вернулись назад, чтобы вернуться, отгрохать военную базу и начать медленно тащить домой все мало-мальски ценное - технологии более развитых миров, технику, оружие, но самое главное биологические ресурсы, то есть нас. Иммунных. Ведь кому-то из их умников пришла светлая мысль, что наш фарш, - Хан полопал себя по животу. - может лечить практически все болячки, которые известны в их мире. Рак, СПИД, но это не самое интересное, так побочные эффекты. Чтобы было понятнее... К примеру, выжимка из печени Чипа продлит какому-нибудь богатенькому старичку жизнь лет на десять. Вот теперь можешь представить, сколько готов заплатить этот толстосум, чтобы продлить свою жизнь. Поэтому для внешников мы с тобой Ланселот и Чипом - самая ценная добыча, а доставляют её опустившиеся рейдеры - муры. Другие с ними дел не ведут. Это как поросенку пытаться договориться с серым волком, который только и ждет возможности, чтобы впиться зубами в сочную свининку.
  - Вернулись назад? - Ланс зацепился за слова, которые показались самыми важными во всем рассказе.
  Лицо Хана украсила понимающая улыбка, а глаза прищурились, словно он ожидал этого вопроса.
  - Вперед-назад, из Улья в нормальный мир, - Хан засмеялся. - Все рано или поздно пытаются обдумать эту крамольную мысль, что лежит на самой поверхности. Почему бы не свалить из Улья. Не оставить эту помойку. Всего-то и надо, что каким-то образом добраться до портала и прыгнуть в него. Назад в нормальны мир. Домой.
  - Почему-то мне кажется. Что сейчас будет веское 'но', - тихо проговорил Ланс.
  - Будет, - отмер Сом от экрана компьютер, хохотнув.
  - Просто подумай, что будет если хотя бы один иммунный попадет в другой мир и погуляет немного на свежем воздухе, скушает пироженку и выпьет кофе в местном ресторанчике? Хепи энда точно не будет. Мы называем себя иммунными, хотя все равно заражены той гадостью, что витает в воздухе Улья. А если кто-то из нас попадет в другой мир?
  -То вирус отправиться с ним, - ответил Ланс, представляя себе эту картину.
  - А дальше произойдет следующие - вирус за несколько дней заразит каждого человека в этом мире и они начнут медленно обращаться. Также как и в Улье. Трое иммунных на сотню тварей. Только не будет никого, кто опишет им изменившиеся реалии, расскажет как выживать. Что также нужно принимать живчик, чтобы не превратиться в урчащего уродца. Допусти, что кто-то сможет выжить и научиться делать живец. А что дальше? Сколько так сможет протянуть человечество? Не долго.
  - Иммунные не могут без заражённых, также как и зараженные без иммунных, - протянул Ланс, но Хан продолжил.
  - В конце концов на планете останутся одни зараженные, которые сожрут все до чего смогут дотянуться, а в итоге сами погибнут от голода. Если на планете и останется какая жизнь, то может быть только в океане, хотя это тоже маловероятно. Акулы, киты, касатки тоже обратятся и зачистят всю морскую флору. В итоге останется пустынная планета, на которой не осталось никого.
  Воображение тоже не спасовало. Не очень радостная картина прорисовывалась. И зачем тогда нужен такой мир?
  - В Улье тоже можно неплохо жить. Главное не лезть на рожон.
  Ланс заторможено кивнул, обдумывая полученную информацию.
  - Не грузись. Внешники далеко от нас на востоке. Сюда стараются не соваться. Слишком далеко от их баз. Да и если их доведется встретить, то сразу же узнаешь. Они ребята приметные. Не слишком им хочется дышать одним воздухом с нами, заразится боятся, поэтому постоянно носят маски и респираторы. Не перепутаешь. Увидишь колонну техники, беспилотники летающие рядом, ребят в масках, то разворачивайся и вали в обратном направлении. Как бы они не просили тебя задержаться.
  - Если на востоке внешники, то что на западе, севере, юге.
  - Распинаться я перед тобой не буду, что и где здесь находится. Спросишь Чипа, если интересно, он тебе расскажет. Просто поясню, что на западе находится Пекло. Название такое не просто так дали и туда лучше не соваться. Там перезагружаются большие города по типу Москвы. Многомиллионники. Ты вроде парень не глупый, поэтому сам можешь догадаться, чем это может грозить.
  Ланс представил и его передёрнуло от такой зловещей картины.
  - А где сейчас мы?
  - Мы примерно в центре. На равном удалении от Внешки и Пекла. И на этом мы, пожалуй, будем заканчивать наш разговор, - сказал Хан, достав пластиковую карточку размером с кредитку, совершив над ней какие-то манипуляции, и показал Лансу. - Это твоя мента-карта, которую может создать и прочитать только ментат. Здесь содержаться все данные о тебе. Универсальный идентификатор, так сказать.И как бы ты не поменял внешность, имея такую карту ментат тебя все равно узнает. Подделать их невозможно. Можешь считать, что это местный паспорт, который говорит, что ты порядочный рейдер, а не галимый мур. Я веду к тому, что нарушишь законы Треугольника и попытаешься свалить в горизонт, не понеся наказания, то это я обязательно отражу в карте. Интернета у нас хоть и нет, но сети сообщения с другими стабами мало-мальски налажены. Караваны ходят и понемногу пополняют картотеку, поэтому и твоя карточка медленно разлетится по округе.
  Пластиковую карту он положил на стол Сома, который усмехнулся и ловко спрятал её в своем столе.
  - И чем может грозить такая пометка в мента-карте?
  - В приличному стабе никому не нужны такой ненадежный путешественник. Лишних проблем в Улье никто не хочет, поэтому будешь обретаться в стабах, где всем насрать кто ты и откуда. Но в таких местах могут за паршивый споран прирезать, так что сам выбирай, где тебе милее. Ещё успеешь насмотреться. Главное запомни, не все стабы похожи на Треугольник.
  На этом Хан закончил говорить, встал и пошел к выходу из здания, оставив Ланса в обществе Чипа и Сома.
  - Ланс, так что ты с машиной будешь делать? - ожил Чип, заставляя Ланса задумчиво посмотреть на Сома. Или у толстяка хорошо развита интуиция или же Ланс слишком долго пялился в его сторону. Но после слова Чипа он заинтересованно поднял голову и взглянул на Ланселота.
  - Что за машина? - складки жира на шее Сома зашевелились, а за ними заколыхалось и все тело.
  Как бы Лансу этого не хотелось, но от машины следовало избавляться. Неизвестно сколько времени и ресурсов понадобиться, чтобы восстановить 'уазик' до прежнего состояния. Да и чтобы на полную использовать его возможности, нужно хотя бы двое, а лучше трое...
   - 'Уазик' Топора, что скоропостижно помер вместе со своей командой, - без капли сожаления в голосе поведал Чип.
   - Путешествие по Улью его сильно потрепало, - не скрывая очевидного факта, поведал Ланс. Да и зачем это скрывать? - Немец сказал, что я могу продать машину тебе.
  - Продать можно и кусок дерьма, если его правильно представить, а если его не показать, то и подавно, - хохотнул Сом. - Машина у входа?
  - Как бы... - Чип замялся. - Это вторая причина почему мы зашла. Не на ходу...
  Чип быстро обрисовал ситуацию Сому, схватил со стены ключи от машины и потащил Ланса за собой. Им потребовалось меньше пяти минут, чтобы подцепить 'уазик' к черному внедорожнику и дотащить 'уазки' до нужного места.
   Ещё через несколько минут они всем вместе стояли рядом с зданием сельской администрации. Что было удивительней всего. Сом тоже смог как-то выползти на улицу, что с его весом никак кроме как подвигом и не назовешь. Ланс такой прыти даже не мог ожидать, но толстяк по-настоящему удивил. Казалось, что ему не доставляет никакого дискомфорта лишний вес. Разве что он немного застрял в дверях.
  Только и всего.
  - И чего это за консервная банка? - с сомнением спросил Сом, обходя машину по большому кругу. - Двадцать!
  - Побойся Улья, Сом, - не смог сдержаться Чип и возмущенно уставился на него. - Как минимум сорок горошин! Ты же сам знаешь сколько Топор потратил, чтобы её сделать.
  -Только сейчас это больше смахивает на металлолом, - Сом пожевал свои толстые губы и задумчиво обошел 'уазик'. - Хорошо, тридцать и только из-за моей доброты.
  Чип набрал в грудь воздуха, намереваясь возразить, но Ланс не дал ему даже начать.
  - Порукам, тридцать, но пулемет и патроны к нему я забираю, - радостное лицо Сома быстро скривилось, а Чип не смог сдержать язвительный смешок. Он недовольно затоптался на месте и с неимоверной мукой на лице, будто бы переступил через все свои моральные принципы, произнес следующий вопрос:
  - Тридцать пять?
  Ланс только усмехнулся, вспоминая все, что услышал от Чипа и Коня за свое непродолжительное время. Торговаться он не любил, но на редкость плохое настроение требовало хотя бы маленькой победы.
  - А совесть не будет грызть по ночам от осознания того, что обманул новичка? - Ланс применил свою самую обворожительной улыбку.
  - Не будет, учитывая то, что я единственный дурак на весь стаб, кто решится купить эту развалюху, - мрачно прогудел Сом.
  - Сорок пять и договорились, - Ланс протянул руку, которую Сом с сомнением пожал.
  -Эх, пустите по миру вы меня, - толстяк вздохнул, но сильно расстроенным он не выглядел. - Чип, берешь Палеонтолога и тащите машину в мастерскую, а потом возвращайся на Первый мост. Тебя там уже заждались.
  Чип кивнул Лансу и пожал плечами. Ничего с этим не поделать. Затем парень сунул голову за железную дверь, позвав того автоматчика, которого они видели, когда только зашли в здание администрации. Он прыгнул в черный джип, а Чипу достался 'уазик'. Не прошло и пяти минут как они завернули за угол дома окончательно скрывшись из виду, оставив Ланса в окружении четырех рюкзаков, три из которых принадлежали бывшим владельцам 'уазика', а четвертой была собственностью той девушки...
  Жалости по поводу проданной машины Ланс не испытывал, потому что понимал, что от не будет больше проблем, чем пользы. Неизвестно сколько она простоит в ремонте, а задерживаться на долго в Треугольник Ланселот не планировал.
  - Пойдем уж, Ланселот - Сом медленно побрел в свое логово, где уселся за стол, открыл внушительный сейф позади себя и медленно отсчитал сорок пять горошины в полиэтиленовый пакет, который вручил Лансу.
  - Ещё что-то? - Сом вопросительно поднял бровь.
  - Нет, Удачи, - попрощался Ланс, подхватывая рюкзаки, которые были не слишком легкие, поэтому хорошенько так оттягивали плечи вместе с автоматом, и быстро вышел, не забыв прикрыть за собой железную дверь.
  Дорогу до нужной пятиэтажки Ланс хорошо запомнил, да и потеряться было сложно. Нужно здание словно маяк возвышалось над всем Треугольником, поэтому сложностей ни каких не возникло.
  Весь первый этаж пятиэтажки был переделан под бар или же кафе. Ланс так и не смог определиться на что больше похоже это место. Наверное, будет правильнее сказать, что это было что-то среднее между тем и тем. По качественной деревянной мебели и огромному плазменному телевизору, что разместился на боковой стене, можно было предположить, что хозяина этого заведения не бедствует. На полках, что были прибиты по всему помещению находилось самое разное оружие, концентрат всех мыслимых стилей и направлений, можно было найти самые неожиданные вещи, начиная от немецкого Люгера, американского Винчестера времен Первой Мировой и заканчивая разнообразными топорами, щитами, булавами и даже одной японской катаной.
   Ланс долго смотрел на огромный полуторный меч, который казался чем-то лишним в мире Улья. Он, сам того не понимая, снял его со стены, поднял и повертел. На вид оружие было старинным и острым, как бритва, но вместе с тем очень загадочным. Лезвие было перетянуто кожаным ремешком, украшенным серебряными бляшками, а навершие было украшено искусной гравировкой, изображающей...
  Ланс присмотрелся, думая, что ему в свете ламп показалось, но гравировка не изменилась, изображая какого-то сильно изменившегося зараженного. Очень было похоже на обычного рубера, которого совсем недавно довелось увидеть. Ланс покачал головой. Почти ведь поверил, что это по-настоящему древний меч, а получалось все в точности до наоборот. Какая-то местная поделка, скованная для таких простачков как Ланселот и искусственно состаренная.
  После чего усмехнулся и вернул средневековое оружие на стену, направившись к барной стойке. За ней стоял огромный мужик, который пугал своими размерами и длинной рыжей бородой. Внутренний голос с уверенностью сказал, что это и был Ирландец. Рядом с ним, на кожаном диванчике, сидел, видимо, его помощник, такой же рыжий, но не такой угрюмый, да и выглядел на пятнадцать лет помоложе. Он был одет в черные джинсы и темную майку со стилизованными волчьими мордами.
  - Добрый день, - поднял руку Ланс и сгрузил весь груз, что оттягивал плечи рядом со стойкой. Вроде бы и немного прошел, но вес все равно давал о себе знать. Шею, плечи и спину начало немного ломить. Но это была приятная боль, помогающая отвлечься от мыслей, что заполонили его голову.
  Ирландец приветственно махнул рукой. На нем была черная майка с надписью 'NASA', в которой он походил на бронзового идола. Его помощник заметил Ланса и сделал странный жест, смахивающий на пожатие плечами. Ланс понял, что это простое приветствие, и миролюбиво кивнул.
  - Что тоже приглянулся меч? - хмыкнул Ирландец, показав на тот меч, который и вправду стоял на особом месте. Каждый кто входил в этот бар обязательно бы натыкался на него глазами.
  - Сначала да, - признался Ланс. - Только потом дошло, что эта какая-то посредственная поделка.
  - Не скажи, - хохотнул Ирландец. Голос у него был низкий и грубый. - Кто знает сколько лет Улью. Может быть, этот кусок стали древнее Египетских пирамид будет. Когда ещё не было огнестрельного оружия, а только вот такая полоска заточенной стали против тварей, что хотя тебя сожрать. Ещё одна из тайн Стикса или же его история. Не зря же к нему каждого почему-то тянет, будто бы есть в нем что особенное. Хотя скорее всего это обычный ржавый меч, найденный на одном стабе. Но я все, думаю, что когда-нибудь в эти двери войдет человек, который узнает этот меч.
  - Тайня Улья? - переспросил Ланс.
  - Она самая, такая же как моя рыжая ирландская борода, - мужчина засмеялся. - Я Ирландец, так зачем же ты пожаловал в мой скромный бар? Перекусить? Или чего налить?
  Ланс практически кивнул на последние два вопроса. Только сейчас смог осознать, что проголодался, а в зале стоял восхитительный аромат жаренного мяса. Как бы он не хотел начать насыщаться прямо сейчас, но сначала нужно было разобраться с вещами и жильем. Рациональное начало требовало сначала разобраться с насущными делами.
  - Ланселот, - Ирландец удивленно приподнял бровь, но протянутую руку пожал. - Нужна отдельная комната.
  - Который рыцарь?
  - Да, круглого стола, - против воли, выдал Ланс.
  Ирландец по-доброму рассмеялся и кивнул.
  - Четыре спорана сутки. Устраивает?
  Ланс молча достал одну горошину и положил на барную стойку. Ловким движением Ирландец забрал её и удовлетворенно кивнул.
  - Ещё бы чего пожрать, - выдохнул Ланс, стараясь не захлебнуться слюной.
  - Питание, кстати, включено, - понимающе улыбнулся Ирландец и положил на столешницу массивный ключ с цифрой два. - Можешь пока обустраиваться. Второй этаж, квартира пятнадцать, первая дверь направо, комната номер два. Как вернешься, как раз приготовиться новая порция шашлыка.
  - Давай все, что есть из готового к шашлыку, - Ланселот понял, что на одном шашлыке точно не остановиться, поэтому решил подстраховаться. - Где лестница?
  - Вон та дверь.
  Ланс подхватил свои сумки и направился в указанную сторону. Ноги быстро принесли его в коридор на второй этаж. Это была обычная квартира, комнаты которой превратили во что-то на подобии номеров в отеле, оставив общедоступными кухню, ванну и туалет. Дверь в двухкомнатную квартиру была приглашающе отрыта. Он вошел в небольшую прихожую, нашел глазами цифру два и вставил в замочную скважину ключ.
  Ланселоту досталась обычная комната с кроватью, шкафом, небольшим столом, стулом и неплохим плазменным телевизором, закрепленным на стене перед кроватью, на которой лежало постельное бельё, полотенце и не убиваемые резиновые тапочки. Все, что необходимо человеку для отдыха. Ничего лишнего.
  Оставив свои вещи в комнате, первым делом направился в ванную. Хотелось смыть с себя кровь и грязь, а также сменить одежду, а пропитавшуюся собственной кровью и потом, и выбросить в ближайший мусорный бак.
  Теплая вода с хорошим напором - настоящие счастье для уставшего тела. Не слишком горячая, но и не холодная. Ланс даже не хотел думать, как Ирландец смог этого добиться. Если бы не смерь девушки, то он бы мог сказать, что практически счастлив...
  В душе Ланс проторчал дольше, чем рассчитывал. Просто стоял под теплыми струями. Ведь никуда не надо было спешить.
  В комнате он переоделся в сменную одежду, благо догадался захватить с собой черную майку и спортивные штаны. Много они не занимали, да и весили не так много. Вздохнув, Ланс сел и подтащил к себе первую сумку и начал разгребать доставшееся ему наследство от Топора и его товарищей.
  Ланс понимал, что если он не разберет это сегодня, то руки скорее всего уже не дойдут до этих сумок.
  На разгребание всего этого барахла ушло больше получаса. Зато Ланселот теперь был счастливым обладателем трех споранов, двух запасных магазинов к пистолету Макарова, пачки патронов, трех неплохих ножей, нескольких USB-накопителей, груды разнообразного тряпья и непонятной карты, разделенной на разнообразные геометрические фигуры пунктирными линиями. То, что это кластеры Ланс понял сразу, потому что на ней был изображен и сам Треугольник. Он провел пальцем по своему маршруту и уткнулся в цифру 'три'.
  Родной Озерск.
   По большому счету, больше Лнас не смог ничего понять. Наверное, прочитать её мог только тот, кто рисовал все эти кружки, квадратики и множество цифр, от количества которых болели глаза. Некоторые символы них были подчеркнуты красным цветом или же выделены жирным. Ещё бы знать, что это все могло означать.
  В последний женский рюкзак он залез с сомнением. Единственная вещь, которую его заинтересовала из вещей девушки был паспорт. Ланс наконец-то мог узнать её имя. Мог, но не стал. Что-то его остановило. Был просто не готов узнавать её имя. Пускай она ещё ненадолго останется безымянной. Так было немного проще.
  Ланс встал с кровати, захватив бутылку дорогого коньяка, что зачем-то взял в том памятном магазине, и спустился в бар. Выбрал самый дальний столик, за который и уселся. На огромном телевизоре транслировался какой-то футбольный матч. Самое-то что нужно.
  В голове крутилась не совсем правильная и даже гадко-пропитая мысль, что неплохо было бы приложиться к горлышку бутылки, не дожидаясь еды. Не успела он овладеть головой Ланс, как перед ним поставили тарелки с жареным мясом и разнообразными закусками. Через секунду на стол поставили стопку, куда Ланс сразу же плеснул коньяка.
  Пока его организм наполнялся жареным мясом и коньяком, который пришлось сдобрить дольками лимона, он тупо пялился на мелькающие картинки на экране телевизора. Ни один из футболистов был ему не знаком... Хотя играла вроде как национальная команда...
   После чего алкоголь полностью захватил его сознание, и он забывал обо всем. Точнее, делал вид, что забывает. Он попытался отвлечься от нарастающего в душе недовольства, только и думая о том, чтобы побыстрее исчезнуть в алкогольном дурмане.
  Неизвестно сколько Ланселот успел выпить к тому моменту, как за его столиком оказался Чип. Он попросту поднял глаза и обнаружил расслабленное лицо своего знакомого. Видимо, он уже давно сидел вместе с Лансом, потому что он накачался не слабея Ланса и они заканчивали какой-то разговор. Что-то очень важное он только что сказал. Сознание Ланселота зацепилось за это, словно за спасательный круг.
  - Повтори, - попросил Ланс, пытаясь, чтобы картинка, передаваемая в мозг, так сильно не прыгала из стороны в сторону.
  - Так я и говорю. Улей проклятое место, - с усилием выдавливая слова, протянул Чип. - Оказался я после перезагрузки на родном кластере, а мне на встречу идет он. То есть не он, а я сам.... Копия моя... Стоит и смотри на меня, а я также на него. И никто не понимает, что надо делать... Да что далеко ходить? Слон и Сом - это двойники! Не смог Слон самого себя бросить, поэтому посадил тылом заведовать...
  Голова Чипа поникла и опустилась на столешницу. Он что-то ещё бормотал, но Ланс уже не вслушивался. Затуманенный алкоголем мозг пытался понять, что же такого важного было в этих его последних словах.
  Осознание пришло неожиданно, заставляя резко встать со стула. Ланс хотел рвануть в свою комнату, но тело покачнулось, в глазах потемнело, мир подернулся и исчез.
  - Твою же мать, Ланселот! Вставай! Или только я здесь должен страдать, а ты будешь безмятежно дрыхнуть? - стон Чипа проник в сознание Ланса вместе с каким-то грохочущим шумом, который воспринимался не иначе как самой садистской формой пытки, раскалывающей его голову на две части.
  Было по-настоящему плохо... Как же он ненавидел похмелье. Складывалось впечатление, что вчера он смог проглотить целый завод по переработки спирта... Герой ничего не сказать... А вот сегодня приходилось расплачиваться за свои подвиги...
  Ланс лежал на чем-то твердом и холодном, и его почему-то постоянно кидало из стороны в сторону, будто бы он умудрился уснуть в автобусе, который решил срезать дорогу через школьное футбольное поле, которое за все годы эксплуатации обзавелось множеством ям и ухабов. Поэтому эта поездка не казалось комфортной, скорее наоборот причиняла настоящий дискомфорт.
   Ланселот медленно приходил в себя, стараясь хоть понять, по своим ощущениям, где он сейчас находится. Это получалось не очень хорошо. Хоть одно он мог сказать точно, это была не кровать с мягким матрасом. Двойственные чувства возникали. Либо огромный барабан стиральной машинки, либо же камера местного приемника.
  Вот только почему он куда-то едет?!
  Мысль быстро растворилась в головной бои. Она очень сильно мешала ему сосредоточиться. Боль превратила его многострадальную голову в огромный колокол. И даже самый тихий звук сейчас воспринимался его организмом неадекватно, а в громкие так вообще заставляли морщиться. Но Ланс хорошо понимал, что если не предпринять каких-либо действий прямо сейчас, он попросту вновь потеряет сознание. Уж очень притягательно темнота манила его назад к себе.
  Очень сильно хотелось снизить остроту ощущения происходящего. Но оставалось последнее желание - встать. Или хотя бы выяснить, почему он здесь оказался.
  Куда же его угораздило попасть? Новая передряга? Почему-то казалось, что он находится в огромной камнедробилке по корпусу, которой били маленькие камушки, превращая это утро в мечту мазохиста, словно тысячи иголок воткнули в его маленький мозг и от каждого движения это ощущение усиливалось.
  - Почему же так плохо? - риторический вопрос сам собой вырвался вместе со стоном, когда он поджал ноги и смог сесть.
  После того, как он смог почувствовать все свое тело, то голова как-то быстро отошла на второй план. Жаль, что ненадолго.
   Было такое ощущение, что по Лансу хорошенько прошлись обутыми в берцы ногами. Чувствовалась какая-то основательность в том, как его избили. Было с чем сравнивать в своей прошлой жизни... Ощущение сейчас и тогда были довольно-таки схожими.
  Можно сказать, что это был подвиг достойный рыцаря и его нового имени. В его состоянии так точно.
  Голова закружилось.Переждав момент этой качки Ланс нашел в себе силы открыть глаза и осмотреться по сторонам. Повезло, что в глаза не ударило солнце, как он этого ждал. В помещение вообще стоял легкий сумрак, что воспринималось только положительно страдающим от похмелья организмом. Свет пробивался только через маленькие бойнице под потолком.
  Вопросов стало ещё больше, но теперь хотя бы было понятно, что он был в кузове какого-то грузовика. А то что он принял за камнедробилку, было полнейшие отсутствие звукоизоляции, а машина ехала точно не по асфальту, поэтому и создавалась такая зубодробительная какофония. Покрытие дороги представляло из себя мелкую щебенку щебенка, от ударов которой по кузову Ланс непроизвольно морщился.
  - Очнулся? - Ланс повернул и смог рассмотреть опухшую рожу Чипа, под правым глазом которого наливался синем огромный синяк. Он сидел на узкой, неудобной скамейке, прикрученной к правой стенке, слева была точная такая же только пустая.
  Его осмотрелся, стараясь отыскать хоть какую-нибудь подсказку, где же он очутился. Единственное, что бросилось в глаза было закрытые окошко, ведущие в кабину к водителю, и двери. Сейчас Ланс находился в металлической коробке и почему-то внутренний голос подсказывал, что выбраться с легкостью отсюда не сможет.
  Ему явно досталось за прошедшие несколько часов - сквозь слой пыли на полу он заметил две небольшие дырки от пуль на отлете крыши, а в некоторых местах вмятины от ударов снаружи.
  Ланс попытался облизнуть пересохшие губы. Правда, это практически не помогло. Во рту разверзлась пустыня Сахара. Сейчас бы он не отказался от любой жидкости, подошел бы и живчик Коня. Главное избавиться от этого мерзкого привкуса во рту.
   Чип усмехнулся, посмотрев на лицо Ланса, на котором было написано, что ему сейчас нужно больше всего на свете. Тут не надо быть пророком. Чип сам такой был полчаса назад. Он покопался под своей скамейкой и вытянул оттуда пластиковую бутылку, чтобы затем передать её своему знакомому.
  - Не пиво, конечно, но хотя бы это удалось раздобыть.
   Ланс смо только кивнуть, и не раздумывая приложился к живительной влаге. По губам потекла вода, которая отправлялась вниз по пищеводу. Он блаженно зажмурился. Вот так сейчас выглядело счастье. На треснувшую нижнюю губу даже не обратил внимания.
  Стало намного лучше.
  - Где мы? - голова со скрипом, но все же заработала, стараясь устранить пробелы в памяти. Вот только нейроны в мозгу напрочь отказывались соединяться и восстанавливать картину вчерашнего вечера. -Последнее что помню, как мы с тобой закончили разделываться с третьей бутылкой... А затем я отключился.
  Дальше в памяти была абсолютная чернота, как бы Ланс не старался что-нибудь вспомнить у него это не получалось. Хотя нет. Не правда. Главное ему удалось вспомнить или же он это и не забывал.
  Кое-что просто врезалось ему в память и практически не померкло. То последние, что он помнил.
  Боль даже отошла на второй план, пока он об этом думал. Мысли вернулись к ней... К той, кого ему не удалось спасти.
  'Все можно переиграть'. - мысль навязчиво засела в мозгу и никак не хотела его отпускать. Он никак не мог привыкнуть, что теперь вокруг был Улей. А это значило, что здесь другие законы. Жестокие, но открывавшие новые возможности.
  - Ненадолго, - хмыкнул Чип, ощупав синяк под правым глазом. - Ирландец урод. Традиции у него Как же! Подсунул своего ракетного топлива, чтобы мы окончательно перестали что-либо соображать и отправились на поиски приключений. Чердак после него совсем отрывает!
  - Коктейль что ли? - не понял Ланс, потому что алкоголь он предпочитал употреблять только в чистом виде, без всяких дополнительных добавок. Он никогда не понимал людей мешающих дорогой виски с газировкой и сам так никогда не делал. Странно что согласился на какое-то 'ракетное топливо'. Не могли же они вдвоем весь нормальной алкоголь в баре выпить?
  - Если бы, - Чип поморщился. - Может Ирландец и брешет, но, как он утверждает, это реальное ракетное топливо, вынесенное из какого-то НИИ и разбавленное самогоном до такого состояния, чтобы сразу не сдохнуть от его употребления, а все остальное организм иммунного может переварить. Зубодробительная смесь получилась. На моей памяти только одному квазу удалось больше пяти рюмок пережить, а дальше всем крышу обычно сносит... Основательно. У Ирландца такая традиция, наливать его вновь прибывшим.
  Заострять внимание на новом слове, Ланс не стал. Как-нибудь потом разузнает, кто такие квазы.
  - Не может же это быть настоящее ракетное топливо? - Ланс поднялся и уселся на скамейку напротив Чипа, перетерпев жуткую боль в ребрах. Те, кто над ним поработал явно старались.
  - Неизвестно где этим рейдерам удалось его достать, да и кому тоже неизвестно. Об этом история умалчивает. Ирландец тоже не спешит делиться этой историей. Но горит оно в чистом виде лучше бензина. Сам видел. Тебе, кстати, удалось перемежить две стопки. Неплохо для первого раза.
  Ланс поморщился, любая мысль об алкоголе вызывала тошноту. Неизвестно, что ему сейчас доставляла больший дискомфорт боль во всем теле или страшное похмелье. Будь его воля он бы и не просыпался.
  - Так где мы? - пересилил он себя.
  Чип не выглядел слишком уж перепуганным, поэтому волноваться вряд ли следовало. Ланс расслабленно откинулся на стенку кабины.
  - В маленьком передвижном вытрезвителе, - криво улыбнулся Чип. - Нас сюда как особо буйных запихнули.
  Вопросов у Ланселота только прибавилось, но теперь хотя бы можно было от чего-то отталкиваться. Значит, вчерашняя ночь прошла не слишком спокойно.
   - И что мы такого натворили?
  - Совсем ничего не помнишь из своих рыцарских подвигов? - сочувственно спросил Чип, вглядываясь в лицо Ланса,
  - Прям уж таких рыцарских?
  - Самых настоящих, баллады можно сочинять, - подтвердил Чип с кривой ухмылкой. - И какой черт меня с тобой заставил идти? Хотя моя вина тоже есть - решил напомнить. Не хотел я такого...
  - Рассказывай уже.
  - Да чего тут рассказывать? - возмутился Чип. - Первым делом мы отправились выручать рыцарского коня...
  Чип выдохнул сквозь сжатые зубы. Ланс тоже не улыбнулся. Более дебильного занятия он не смог придумать? Рыцарь недоделанный?
  - И кто меня за язык тянул? Взбрело же в голову?! Мы же даже из гаража не смогли выехать - врезались в стену! Настолько пьяные были, что ели стояли. Так эта консервная банка с первого раза завелась!
  - Этим мы не ограничились? - Ланселот усмехнулся, после чего ощупал языком зубы, которые, к его удивлению, все были на своих местах, ещё бы убедиться в отсутствии переломов...
   Видимо, Ланс, как обычно, решил сопротивляться представителям власти, что плохо отразилась на его телесном состоянии. Не мальчишка же давно, а все ту даже тянет на приключения.
  - Сингалка сработала, практически сразу примчался действующий наряд во главе с Зомби. Не знаю что тогда было у тебя в голове, но здесь начинается самое безумное. Ты выкрикнул, что кардинал Ришелье слишком долго угнетал простой народ и должен быть свергнут. Сам в шоке стоял, да как и все, кто там присутствовал. Стояли с открытыми ртами и на тебя пялились. А затем ты хорошенько вмазал Зомби. До сих пор не понимаю, как ты до него смог дотянутся?!
  Чип покачал головой.
  - После чего ребята тебя слегка отделали, мне вот тоже немного досталось, - Чип дотронулся до своего лица. - Зомби за это на нас очень обиделся, а он не последний человек в Треугольнике.
  - Ладно с этим понятно, а теперь нас куда?
   Машина попала в какую-то очень глубокую яму, настолько что показалось, что кузов заходил ходуном. Ланс с Чипом подпрыгнули на своих места, выдав несколько нецензурных фраз, разговор прервался, пока машина не выехала на более ровную дорогу.
  - Не поверишь, - Ланс приподнял одну бровь, ожидая продолжения. - На Рублевку.
  - Тюрьма? - фантазия у местных была такая себе.
  - Если бы. Кластер на другом конце Треуголки. Неизвестно как на самом деле называется, может и на самом деле часть Рублевки. Спросить та не у кого. Грузится с тремя сотнями дорогих домов - без малого замки. Тачки, драгоценности, жирные богачи, красивые девки. Все там.
  - А мы та зачем там нужны?
  - Я же сказал, что Зомби на тебя обиделся очень, поэтому я и пикнуть не успел, как нас закинули к штрафникам на зачистку. Так сказать, на отработку наших грехов. Даже штраф оплатить не смогли бы. Гнида! Решил нас в могилу отправить.
  Кулак Чипа сжался. Он несколько секунд посидел молча и вновь взглянул на Ланса.
  - Зачистка?
  - Она самая. Будем ходить по богатым домам и убивать зараженных на паркете из красного дерева. Кровь, кишки и золото. Сюрреализм, мать его...
  Чип тяжело выдохнул. Ланс решил не мешать ему. Через минуту он смог взять себя в руки и продолжить.
  - Кластер три дня назад перезагрузился, поэтому теперь там остались только иммунные, если смогли убежать от своих голодных родственничков с силиконовыми сиськами, и не сильно развитые твари, поголовье которых мы должны будем сократить.
  - Участвовал? - единенный вопрос, который сейчас интересовал Ланса.
  - Пару раз, - подтвердил Чип, чем практически успокоил Ланселота. Хоть какая-то хорошая новость. - Но тогда я был немного в другом положении. Штрафники это пятьдесят на пятьдесят... Как повезет... Короче, нам немного ехать осталось. Сам поймешь.
  Чип отвернулся и прикрыл глаза, решив закончить разговор. Да и сам Ланс не спешил его больше тревожить. То, что нужно он смог узнать, а больше и не надо.
  Ланс попытался поудобнее разместиться на скамейке и прикрыл глаза пытаясь абстрагироваться от окружающего шума. Казалось, что только провалился в темноту, как скрип дверей выдернул его из блаженной неге, вновь напомнив о суровой реальности.
  - Господа революционеры прошу на выход! Пришло время свергать распаявшеюся буржуазию!
Оценка: 7.33*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"