Мельников Александр: другие произведения.

Сказка ложь, а где намек Ii

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Внесены обновления на 03-07-15 г. (19.1)попрежнему жду комментарии, и попрежнему их тут нет... обидно однако...

   Сказка ложь, а где намек?
   (пришествие)
  
  
   Эльфы изумительны - они изумляют.
   Эльфы восхитительны - они восхищают.
   Эльфы очаровательны - они очаровывают.
   Но никто,никогда не сказал, что эльфы хорошие.
  
  
   ПРОЛОГ
  
   Михаил сидя в Роденовской позе мыслителя, грустно смотрел на копировавшего его Григория.
   - Ну обратно то мы ее привели, а вот что будем дальше делать? Где мы найдем эльфа?!
   Григорий почувствовав камень в свой огород, окрысился.
   - Что делать, что делать. Искать будем!
   - А где?!
   - Где, где... в Караганде! Ты знаешь, когда я был... в общем в детстве, я был в одном пионерском лагере, там в отряде 'Искатель', был девиз. Кто ищет, тот найдет!
   Ангельское терпение Михаила наверное подошло к концу.
   - Ну давай. Ищи. А я посмотрю... И не забудь под кроватью подсмотреть, может большой эльф под кроватью лежит?
   Григорий нахмурился.
   - Ладно. Присмотри за Яной, а мне надо на офис смотаться. Есть у меня одна идейка. Только смотри не увлекайся!
   Лицо Михаила приняло вид оскорбленной невинности.
   - В отличии от тебя я не пользуюсь каждым моментом, для того что бы увеличить свое влияние на эту бедную душу.
   - Да, да... - закивал головой Григорий. - Именно поэтому я на тебя и оставляю Яну, а сам, такой вот гад лечу на офис.
  
  
   Яна с неимоверным облегчением и сильной надеждой внутри, подошла к дверям домика Яги. Те вроде как были не закрыты, но Яна тем не менее блюла вежесть. В конце концов она хотела получить от бабушки хоть какую то помощь. Тихонько постучав в косяк двери, она стала ждать. Долго ждать не пришлось. Буквально через несколько секунд дверь медленно открылась.
   - Входи дочка. Ты же видела, что тут открыто.
   Девушка медленно шагнула внутрь комнаты. Бабка ждала ее, сидя у печки.
   - Добрый день. Мне говорили, что входить к другим в дом надо постучавшись. - пожала плечами девушка.
   - С чем пожаловала? - пожала плечами Яга.
   Яна не спрашивая разрешения устало опустилась на лавку.
   - Даже не знаю, что сказать бабушка.... Мне просто не куда идти.
   Бабуся долгим взглядом, словно рентгеном просветила, осмотрела девушку. Ничего не говоря встала, прошкандыбала на кухню, точнее в ту часть домика, что служила ей кухней, затеяв там какую то возню. Впрочем, когда на стол был водружен старинный, исходящий паром самовар, девушке все стало ясно.
   Бабка заварив две кружки чаю, одну ухватила сама, а вторую подвинула к краю стола, в сторону девушки.
   - Сделай глоток и дай мне кружку. И не пролей!
   Яна послушно, даже сама от себя не ожидала, взяла кружку с чаем. От души его залила себе в рот и тут же обожглась. Чай однако был горячий. После чего едва не пролив чай, поставила его обратно на край стола. Яга тут же ухватила кружку в свои цепкие лапки и что то постоянно нашептывая, принялась рассматривать оставшееся содержимое кружки. Прошептав над кружкой о чем то своем, старческом, где то с пару минут, бабка решительным жестом выплеснула недопитый чай в окно, оставив Яну мало того что голодную, так еще и без чая.
   - Даже не знаю, что тебе сказать девица красная... Идти тебе некуда, да и дитятком скоро разродишся. Молчи! - остановила она девушку, уже открывшую рот, - Избавляться тебе от дитя, пусть и так нажитого, не след... да и поздно уже.
   Налив еще одну чашку чая, Яга протянула ее девушке.
   - Жить останешься у меня. Помогать будешь мне, а я тебя так и быть подучу. Хотя ведьма из тебя будет плохенькая, но да ладно. Может мастерством возьмешь.
   Яна помнившая, как она едва сумела вырваться из цепких лапок русалки и лешего, как то не загорелась идеей постоянного проживания в лесу, о чем она невольно очень ясно дала понять Яге своим перекосившимся лицом. Старушка улыбнулась, жутко цыкнув своим зубом.
   - Ты тут не кривляйся. Станешь ведуньей, сама будешь гонять и русалок и леших. Нашла кого бояться.
   - А долго мне на колдунью учиться? -улыбнулась девушка представив на минутку, как она метелкой гоняет по лесу нечисть.
   - Тьфу ты! Щас как дам метелкой по носу. - сплюнула баба Яга. - Не смей мне даже мыслить про колдуний!
   - Бабушка! - мелко затрясла головой Яна. - Но вы же только что сами говорили...
   Яга от злости вновь плюнула. На этот раз в Яну, но хорошо не попала.
   - Я тебе говорила ВЕДЬМА, а не колдунья! Ведьмы не колдуют и дел с демонами не имеют. - и подозрительно уставилась на девушку. - Или ты колдовать собралась?
   Яна половину спича бабки пропустившая из за просто урагана эмоций, на всякий случай согласно закивала, однако заметив, что Яга вместо того, что бы успокоиться, наоборот стала впадать еще в большую ярость, тут же открестилась.
   - Ни коем случае! Колдовать я даже не думала!
   - Точно? - Яга вроде как успокоилась, но по прежнему продолжала подозрительно коситься на девушку. - Так согласна стать моей ученицей?
   Яна, у которой выбор фактически то отсутствовал, согласно кивнула. За время своего полуподпольного возвращения от бриттов сюда, она четко осознала, что надеяться ей в этом мире не на кого. Семьи большой, которая за нее заступиться в случае чего, у нее нет. Дома нет, идти некуда. В общем куда ни кинь, всюду клин, да враги одни.
   - Я буду очень рада стать вашей ученицей бабушка.
   - Вот и ладно. - кивнула старушка. - Сейчас вон на лавочке спать ложись, а завтра утром еще раз поговорим об энтом вопросе.
  
   Григорий осторожно, что бы баба Яга ничего не учуяла и не заподозрила, прокрался в сарай. В избу им по прежнему хода не было. Михаил его встретил сидя на балке, под потолком.
   - Ну и что ты там на офисе нарешал?
   - Нарешать то я нарешал, - отмахнулся бес от Михаила, - только ты знаешь, что наша бабка не просто сильна, а очень сильна?
   - Ну о том, что она сильна это уже было известно, - ухмыльнулся ангел, - или ты уже забыл про ее метелку?
   - Да ну ее на фиг, эту метелку! Бабка еще оказывается и очень хорошо пространство блокировать умеет.
   - То есть?
   - Избушку она свою заблокировала! - Григорий по старой привычке попытался ухватиться за волосы ангела, но тут будучи наготове уклонился. - Я из за этой старой клюшки эльфа потерял!!!
   - Какого эльфа?
   - Большого. В смысле высокого, светловолосого. - вздохнул бес. - Я его из мира колец сюда припер.
   Спокойствие ангела внезапно оказалось разбитым.
   - Подожди! Разве существа из бредового мира могут существовать в мирах реальных?
   - Двоешник... - своего разочарованного вздоха бес даже не пытался сдержать. - Любое существо из бредового мира, в материальном быстро принимает форму существа из реального, либо более подходящего, если аналогов нет... В общем у Элираса там из откуда то есть год, после чего мир начнет его поглощать и еще через годик у нас будет плюс один маленький эльфик.
   - Таааак. - в голову Михаила тут же пришла одна мысля, которая уходить не собиралась. - И что этот Элирас согласился сюда отправиться?
   Бес радостно закивал головой.
   - Да! Его там орки собирались как раз на жаркое пускать. Так что он с радостью согласился в течении года влюбить в себя человеческую женщину, после чего я его верну обратно. - тут Григорий не выдержал и радостно засмеялся. Нет заржал. Как тыгыдымский конь.
   - Ну а смешного то тут чего?
   - Дак я же обещал по окончании всего этого возвратить Элирасика обратно, а не на соседнюю полянку. - не мог успокоиться бес. - Вот бедолага удивиться.
  
   Амулет окончательно выдохся, поделать с этим Валенталас уже ничего не мог. Орки на крепость уже не шли, а перли, как любят говорить наемники люди, что вообще то недалек ушли от этих самых орков, штурмующих крепость. В следущий миг, краем глаза увидел какое то движение направленное в его сторону. Это был арбалетный болт выпущенный каким то недалеким орком, даже не видевшим свою цель. Впрочем для Валенталаса это уже никакого значения ге имело. Уклониться эльф не успевал при всем его желании. Закрыв глаза, первый лучник второго десятка первой сотни повелиьеля леса Валенталас, приготовился достойно встретить свою смерть. Сейчас для него главным было удержать закрытым глаза и не выпустить свою дух на поживу демонам битвы, а что по этому поводу могут сказать люди которые скорее всего его найдут, эльфа, приготовившегося к смерти, уже не волновало.
   Прошло несколько секунд, а арбалетный болт все еще не долетел... Валенталас невольно, не открывая глаз, прислушался и не услышал. Вообще ничего не услышал. После этого эльф решился осторожно открыть левый глаз. В принципе разницы между левым и правым глазом никакой, но от все таки мнит себя мужчиной и потому имел полное право на лево! Впрочем открыв этот самый левый глаз, эльф тут же его закрыл, потому как на расстоянии нескольких сантиметров от этого самого глаза, висел в воздухе тот самый так и не прилетевший арбалетный болт. Осторожно, что бы не спугнуть удачу, Валенталас сдвинул голову вправо. Остро заточенная орками железяка, тоже медленно сдвинулась вправо, продолжая и дальше настырно целиться эльфу в его любимый глаз. Эльф медленно протянул руку к болту.
   - А вот этого я бы на твоем месте не делал. - остановил внезапно Валенталаса чей то, овершенно незнакомый эльфу голос, в котором отчетливо слышаась насмешка. - Дотронешся до стрелы и время тут же возобновит свой ход, а мне знаешь ли хотелось бы еще с тобой пообщаться.
   Валенталас приняв как можно более невозмутимый вид, медленно повернулся в сторону говорившего. Им оказался незнакомый ему хуманс, с независимым видом грызущий яблоко.
   - И о чем ты со мною хотел поговорить?
   - Ну не то что бы поговорить, - шевельнул в ответ хуманс. - более точно было бы сказать, что я тебе хочу предложить сделку.
   - Ну да, чего еще ожидать от хуманса. -процедил Валенталас. - Просто так вы никогда добровольно не поможите.
   - Бла, бла, бла. - закивал согласно хуманс. - Короче. Либо ты соглашаешся сделать для еня одно дело... приятное для тебя можно сказсть дело, либо я ищу следующего добровольца. Ясно?
   Такая постановка вопроса Валенталасу была очень хорошо понятна. Собственно чего скрывать, он раньше сам делал подобные предложения хумансам. Впрочем он эльф! Ему положено! А вот хуманс за это ответит и ответит с процентами! НИли не быть ему Валенталасом из дома дубового листа!
   - Что ты хочешь, что бы я сделал?
   - О сущая мелочь! - радостно улыбнулся человек. - Надо всего лишь влбюбить в себя одну молодую дурочку. После этого ты свободен. Я даже тебя обратно верну.
   Замечание хуманса о возврате Валенталаса обратно, почемуто эльфа не обрадовало, но возмущаться он нерешился. Ситуация однако не та. Тем не менее и сразу вот так вот соглашаться с предложением хуманса Валенталас не хотел.
   - Я конечно все понимаю, - начал он набивать себе цену. - но я не извращенец.
   Хуман нехорошо так оскалился.
   - А это тебе выбирать. Труп ты, или все таки извращенец.
   Валенталас думал не долго. Все таки быть живым извращенцем куа как лучше, чем правильным, но мертвым эльфом.
   - Уговорил презренный. - сделал он "великое отолжение" человеку. - Я так и быть выполню, то что ты просишь, хотб это и противно моей природе.
   - Вот и океюшки. - ывыдал он непонятную фразу и протянул зачем то руку Валенталасу.
   Тот непонимающе усиавился на протчнутую конечность.
   - Просто пожми мне руку. - лицо хуманса исказила приторно сладкая улыка.
   Эльф, едва сдержавшийся от совета человеку что ему, в ,смысле хумансу, улыбаться не стоит вообще, пожал ему руку. В следующий миг за спиною хуманса распахнулись черные коюжанные крылья и открывший для испуганного вопля рот Валенталас, провалился во тьму.
  
   Открыв глаза эльф недоуменно осмотрелся. Живописную поляну, где он так хорошо разлегся, окружал какой то неправильный лес. большой, старый и дремучий, но совершенно безразличный к нему, дитя хоть и чужого но леса.
   Многовековые сосны с безразличием взирали на эльфа, совершенно не стремясь ему хоть как то помочь. Раскрыв свою сущность и потянувшись к духу леса, Валенталас тут же получил от него ментальную оплеуху, минувшую эльфа обратно, в этот грубый мир.
   - А что это ты полезный, сомлел никак? - раздался благообразный, старческий голос за спиной пытающегося прийти в себя эльфа.
   Живо образовавшийся на голос Валенталас, обнаружил за спиною благобразного старика, подозрительно рассматривающего эльфа. Сквозь окнам стоящий перед глазами после ментального удара, Валенталас посмотрел на старика и чуть не сплюнул. Ппред ним вновь стоял хуман. Еще один хуман.
   - Никак заблудил милок? - с неподдельной заботой в голосе поинтересовался дедок.
   Валенталас преодолев свое эльфийское достоинство, кивнул, стараясь изобразить в этом движении как можно больше положительных эмоций.
   - Да... вот обещал одному д... давнему знакомому, что найду одну девушку. Только этому демон один мешает. В лес этот закинул меня...
   Старик понимающе покивал головой.
   - Дааааа. С этими демонами всегда так. Им бы только счастью людскому помешать. - тяжело вздохнув, он обратился к Валенталасу. - Помогу я тебе. Мне демона бояться уже нечего, так что выведу я тебя из леса. Иди за мной.
   И не ожидая реакции эльфа, шагнул в кусты. Так и не пришедший в себя после ментального удара Валенталас бросился следом за ним.
   Старик к удивлению эльфа хоть и был хумансом, двигался по лесу лучше быбылых разведчиков дома дубового листа. Минут через пять такого забега, они вышли на уютную поляну.
   - Там, - дед протянул руку - находится поселение людей.
   И не ожидая ответа эльфа, развернулся и вновь скрылся в кустах. Валенталас буркнув формальную благодарность шагнул вперед.
   От скорой и со всейответственностью можно сказать неприятной смерти его спасло только то, что ментальный туман успел порядком рассеяться, да знал под его оказалась неожиданно мягкой. Напрягши свой и без того измученный организм, Валенталас наложил на себя заклинание истины. В следующий миг, поляна на которой так и хотелось отдохнуть, превратилась в смрадное болото. Кустики, за которыми скрылся благообразный старик, исчезли, да и сам старик обратился в неизвестнуэлю никому из воинов дома дубового листа толи нежить, толи просто пенек в который вселился буйный дух.
   Этот самый пенек, заметив, что его уловка не удалась, что то обиженно проскрежетал и размахивая руками- ветками, медленно двинулся в сторону Валенталаса.
   - Ну раз сам не захотел утопиться, то я помогу. - проскрежетало это непонятное что. - Никто не скажет, что леший не может за себя отомстить.
   Валенталас хоть оркам его отдай, не мог понять за что собственно ему мстит этот дух, а уж умирать ради непонятно какой мести, так вообще не собирался. Потому он не долго другая бросил в сторону п пенька со вселившимся в него духом, заклинание зеленых цепей.
   Взметнувшеся ввысь ярко зеленые лианы оплели пенек словно второй кожей, но остановить его, почему то не остановили.
   - Дурак! Ты, меня, хозяина леса, пытаешся остановить моими же подданными? - провалы на месте глаз пенька, которые так и не оплели лианы, зажглись каким то нехорошим, зеленым цветом. В следущее мгновение из земли вырвался толстый корень и сильным ударом в живот, забросил Валенталаса в болото. Впрочем оно вроде как оказалось и не таким страшным, как виделось. Ухватившись за осоку, это эльф начал вытягивать свое тело на ближайшую кочку. Оставалась уже чуть чуть и этот непонятный, но похоже очень вредный дух будет не страшен. В болото он почему то не лез, когда дух вновь открыл свой " рот ".
   - Девочки! Кикиморушки! Я вам тут подарок принес. Даже лучше, чем обещал. Мужчину и красииивого!
   Вслед за этим над болотом разнесся старческий смех и простая хоть и включая вода внвнезапно загустела, превратившись в совсем уж смердящую жижу. Валенталас явно ощутил, что еще чуть, чуть и праздник жизни пройдет просто мимо него, активнее зашевелился, двигая руками и ногами. И он можно сказать даже успел вылезти на ближайшую сухую кочку, когда за его ногу ухватились сбито цепкие руки тут же протянув его обратно, в болото. Эльф в болото не хотел, а потому активно сопротивлялся изо всех своих сил дергая захваченной ногой и ароматом на своем эльфячьем квенья, неизвестных вражин, периодически сплевывая набивающуюсяв рот землю.
   - Эх кавалер называется, так и не помог девушкам. - из грязи появилась голова какой то нелепой, сморщенной старушки, с досадой рассматривающей каблук, только что оторванный от сапога Валенталаса. Пенек уже успевший вновь принять вид почтенного старика, отрицательно покачал головой.
   - Вы же знаете, что не могу. Это ваша территория. Старушки ничего не ответив, нырнули в болото, что бы через мгновение вынырнуть обратно, на этот раз уже вокруг того жалкого островка, что послужил пристанищем Валенталасу.
   - Ну, что расселся? - не выдержали старушки, где и через пол минуты. - Иди сюда по хорошему. Все равно никуда не денешься. Эльф, до этого спокойно рассматривавший мы свой изувеченный сапог, забыв про свое эльфийское достоинство, показал болотной нечисти, чисто ччеловеческий жест - две фиги.
   - А это не видели! - И вообще, я Валенталас, светлый эльф из дома дубовой листвы, воин- защитник леса, не позволю издеваться над собойкаким то нечистым духам!
   Старик- пенек, стоявший все это время на берегу болота, ажно слюной забрызгал.
   - Это ты щенок защитник леса?! Меня, лешего! Хозяина всего леса, подчинить пытался и еще смеешь тут заставить такое?!
   Валенталас резко понял, что тут что то не так, но слушать его уже никто не стал.
   - Только попробуй выйти с болота! - ругался леший. - Сразу же пущу на подкормку крапиве,нет! Лопухам!
   Из всех воплей лешего Валентас конечно же ничего не понял, но что в лесу ему лучше не появляться, осознал в полной мере.
   Осмотревшись, эльф заметил в нескольких метрах от себя еще одну более менее сухую кочку. Приступив к решению вопроса, о том как ему лучше получше добраться о этой самойкочки, Валенталас внезапно обнаружил, его убежище тихо так, почти незаметно, погружается в болото. процесс этот сопровождался тихим, ехидный хихиканьем крутили. Ни секунды не думая, эльф послал вперед живительную волну, заставив болотную тину и осоку начать размножаться не по дням, а по секундам.
   Через пол минуты зеленая тропинка ведущая ко второму островку была готова. Кроме появившейся тропы, быстро выросшая на болоте зелень так же, неожиданно для эльфа, сковала кикимор, захватив их своеобразный плен. Вленталас не раздумывая ни секунды бросился вперед по тропе, не обращая внимания на разочарованный ор болотной нечисти. Впрочем пробежка продолжалась не долго. Уже буквально через несколько секунд плотная, едва повернул пружинящая под ногами тропинка стала расплываться, становясь все более и более бесформенной, стремясь как можно быстрее возвратиться обратно в болото. Впрочем добраться до островка Валенталас успел добраться вовремя и разочарованный ор нечисти, послслужил ему сладкой музыкой. Впрочем эльф расслабляться не стал. Не дожидаясь, пока противнику придет в голову еще какая ни будь " гениальная" идея.
   Когда он покинул очередной островок, второй, за его спиной раздался полный ярости вопль. По ходу погоня началась.
   Минут через двадцать, Валенталас с грустью признал, что оторваться от преследования ему не удастся. Кикиморы передвигались по болоту даже быстрее, чем он по лесу. Стыдно как то стало Валенталасу за себя. Наверное именно обидевшись он решился на самоубийственный шаг. Теперь, он не экономя силы, от каждого островка отводил по две, три тропы, так, что бы конечная точка была вне поля видимости.
   Это дало несколько результатов. Первый и самый важный, погоня начала отставать, а второй но наверное не менее важный, у эльфа его и так не бесконечные силы, стали таять просто с катастрофической скоростью.
   Через час, последние крики погони затихли где то вдали, посредине болота и Валенталас, что не упасть без сил и иметь хотя бы какую то возможность выбраться из леса, вновь начал прокладывать, в смысле создавать по одной тропе за раз. Часа через два, когда силы уже почти оставили эльфа, наконец то показался лес. Валенталас, которого смерть в лесу не устраивала разве, что чуть меньше, чем смерть в болоте, удвоил усилия.
   Покинув болото, Валенталас не останавливаясь, скорее наоборот, удвоив усилия продолжил свой изматывающая забег. Покинуть этот странный и не гостеприимный лес, который для эльфа вроде как дом родной, эльфу удалось только через несколько часов, о чем этот самый эльф нисколько не жалел. Впереди его ждали разумные.
  
  
   Солнце красит нежным советом стены древнего кремля...
   - Ндаа. - Яна сонно осмотрелась. Солнце не красило ни стены древнего кремля, которого тут кстати не было, ни стены самой избушки. Тут вообще солнца не было. До восхода солнца было еще о наверное с час времени. В общем спать еще и спать. Впрочем вид стоящей над душой Яги и как то злобно цыкающей зубом, желание спать убил совсем. Вот моментально сон улетучился.
   - Вставайуже. У нас еще скотина не кормлена.
   Через пять минут Яна неожиданно для себя узнала, что под скотиной Яга подразумевала не кучей, коров и прочей живности, лосей, кабанов! и о ужас - даже медведей.
   Впрочем кормление лосей прошло просто. В конце то концов, у всякой себя уважающей ведьмы домашние животные должны быть необычными. С кобанчиками этот номер прошел уже по тяжелее, а вот когда очередь дошла до медведей, Яна впервые раз попробовала выкрикнуть.
   - Я не буду его кормить! - пискнула она медленно пятясь задом, прочь с полянки. - Я вообще не буду его кормить... не хочу быть его обедом!
   Яга удивленно уставилась на девушку.
   - А почему ты решила, что будешь его обедом?
   девушка демонстративно осмотрелась вокруг.
   - Никогда не думала, что медведи воздухом питаются.
   Старуха забавно сморщила лоб, блин и где она мистера Бина уже успела посмотреть, осмотрелась вокруг и досадливо хлопнула себя по лбу.
   - От старая, а я то все думаю, ну что я еще забыла? А оказывается еду для медведЕв. - в следующий миг, до того, как девушка сумела вставить свои пять копеек, вытолкнула ногой из под рядом росшего кустика ведро, до верху набитое свежим мясом.
   Яна из под лобья осмотрела старушку.
   - Ага... забыли, а это ведро след за вами само пришло.
   - Ну прости бабушку. - старуха примиряюще подняла руки. - Надо же мне было как то узнать, что ты за девка такая.
   - Ну и?
   - Ну и нормальная девка. Думающая, а не корова какая. Подходишь ты мне в общем.
   От мата и прочих не адекватных действий, способных принести девушке хоть какое моральное удовлетворение, Яну удержали только воспоминания о том аду, который сопровождал ее по дороге сюда, да второй месяц, ана протяжении которого она готовилась стать матерью.
   - И как часто ты будешь устраивать такие проверки?
   Баба Яга сохраняя по прежнему свой добродушный вид, пожала плечами.
   - Ну тык по мере надобности. Ты же хочешь стать ведьмой, вот и учись ведать.
  
   Михаил с грустью наблюдал за происходящим внизу. Опустившийся рядом Григорий, понимающе, тяжело вздохнул.
   - Ндаааа... Такими темпами, мы совсем потеряем девку. Ни к вам она не прийдет, на ваши кисельныеберега, ни к нам... - Михал на это только согласно шевельнул крылом.
   - Жаль заблудшую душу.
   Бес сильно дернув за маховое перо задумавшегося ангела, вырвал это самое многострадальное перо и с задумчивым интересом наблюдал, как оно не выдержав плотного контакта с адской аурой, медленно темнеет и осыпается невесомым пеплом.
   - А может ей в стране этих богов будет лучше?
   Ангел, он же Михаил, подозрительно сощурился.
   - Я так подозреваю, что ты сейчас ждёшь, что я громогласно откажусь от дальнейшей борьбы за душу этой заблудшей, а потом когда нам удастся наставить ее на путь истинный, ты меня завернешь, пользуясь этой моей минутной слабостью?
   Григорий очаровательно улыбнулся.
   - Согласись, попробовать ведь стоило.
   Михаил ничего не ответил, молча продолжая наблюдать за странной наукой, которой пыталась научить Яга.
   Когда девушка закончила кормежку медведей и быстренько сбежала с поляны, пока Яга не придумала еще какой гадости, старушка осмотрелась. Сразу же обнаружила неразлучную парочку.
   - Ну... летите сюда голубки.
   Друзья без споров тут же подлетели к бабе ЯЯге, поскольку ангелу по статусу было положено находиться в постоянном состоянии покоя и не провидения агрессии. В конце концов он все таки не водитель, а хранитель. Ну а у беса еще была свежа память о последнем использовании вредной бабкой, на совсем не презентабельной на вид метлы.
   - Ну и что вы тут все крутитесь? - выдала Яга, когда духи зависли напротив нее. - Или вам понравилось с моей метлой обчаться?
   - Нет. - тут же с самой обаятельной улыбкой закрутил головой Григорий. - Мне уважаемая, как то прошлого раза хватило.
   - Ну так и не кружить тут. Его вам вообще то надо то?
   Григорий бросив быстрый взгляд в сторону ангела, сразу понял, что помощи от него ждать не приходится и тут же взлет нить разговора в свои руки. Впрочем какой тут разговор... Бабка та еще штучка.
   - В общем не можем мы улететь. - решил он сказать правду, вопреки всему своему существу, требующему не говорить правду даже просто так. - Мвф ее хранители.
   Баба Яга по видимому это поняла и по достоинству сумела оценить "подвиг" беса, то впрочем не помешало ей скептически хмыкнуть на такое уверенное заявление.
   - Ну беленький может и хранитель, а вот тебе до хранителя ой как далекоо.
   Гриша похоже обиделся.
   - Я не знаю как у вас. Варваров. А у нас, в культурной стране, если у человека есть хранитель, то ему положен еще и искуситель. Должна же она как то с трудностями по жизни справляться.
   Яга задумчиво хмыкнула.
   - Что то в ваших рассуждениях есть... покойнички. Только если вы ее хранители, то как вы допустили до того, что она дом покинула, да так, что домой ей похоже и не попасть?
   - А вот это он как раз сможет очень хорошо рассказать. - ехидно ухмыляясь кивнул ангел на беса, скромно получившего глазки и собиравшегося скромно пропустить этот вопрос. Видя, что это гениальное начинание не прокатило, Григорий тяжело вздохнул.
   - Я как искуситель должен постоянно искушать Яну, что бы она сама, осознанно выбрала себе лучшую загробную жизнь.
   Яга демонстративно осмотрелась вокруг.
   - Что то я не понимаю, в чем состоит то искушение этой бедняжки? Я конечно старая бабушка,но хорошо вижу, что моя избушка то совсем не то, к чему привыкла и о сем мечтала бы та бедняжка.
   Григорий смущенно потупился и к своему удивлению даже ненемного покраснел.
   - Нуууу... вообще то испытание у нее уже было. А сейчас мы так сказать разбираемся с последствиями.
   Яга посмотрела на смущенного беса, осмотрела тихо злорадствующего, хоть ему это иней к лицу, Михаила.
   - И что же это за последствия такие?
   Михаил тут же открестился, кивнув в сторону Григория.
   - Вот он это замутил, вот он пусть и объясняет.
   Бес еще сильнее покраснел, став из нежно розового, насыщенно пунцовым.
   - А то сам не знаешь. - повернувшись к бабе Яге, добавил. - По договору, что с ней был заключен, она задала желание и теперь домой не может вернуться, пока это желание не будет исполнено.
   Яга задумчиво почесала бородавку на носу.
   - А что за желание такое? Может я чем смогу помочь?
   - Ааааа... - бес устало махнул рукой. - Не сможешь. В этом подлунном мире нету больших эльфов-извращенцев.
   Баба Яга недоуменно моргнула глазами.
   - Что то я вас молодеж не понимаю. При чем тут какие то большие эльфы, еще и изра... извра... тьфу ты, нечисть не словенска. - сплюну Яга осенила себя святым символом, едва не вытурнув из мира и летающих рядом духов.
   - Словенска, христианска... разницы нет. - пробурчал Григорий. - пока мы такого чудища не найдем, домой Яна не попадет.
   - Эх ты, дитятко. - скривилась Яга. - А чего бы мне самой не отправить бедну девицу домой, да не мучаться с этим твои... тьфу нечистая, ее желанием.
   Бес едва сдержался от желания в ответ, скрутить перед оком Яги фигу.
   - Ничегошеньки у вас не получится. Желание загадывала она сама и потому наш мир от нее закрыт, пока это желанием выполнено не будет, родной мир для нее закрыт. Только девку погубим, да душу попусту потеряем... упс!
   Бес задал себе рот двумя руками, но было уже поздно. Яга нечаянную оговорку уже услышала.
   - Что значит пропадет? Так вы значит не о бедняжке беспокоитесь, а как душой овладеть озабочены. - в следующий миг в руках грозной бабки образоваласьметелка и сразу, пока духе пришли в себя, описав широкую дугу, встретилась с умиротворенным лицом Михаила, до этого спокойно наблюдавшего за метаниями Григория. В следующиймиг ангел с тихим хлопком исчез, отправившись прямиком к престолу. Григорий ранее уже прошедший подобную процедуру ив после нее не имеющий никаких приятных воспоминаний, второго акта дождаться не стал, тут же свиньи как можно дальше от беспокойной старухи.
   - Ууууу. Только попадитесь мне тати! - раздалось ему вслед, из за закрытых дверей.
  
  
   Подавляя невольный зубовный скрежет Валенталас остановился перед городскими воротами. Скрежет вызвало количество мертвого дерева, нет не мертвого, а убитого дерева пошедшего наизготовку этих огромаднейших стен вокруг города, ворот им под стать. Таких же больших и помпезных. Что бы их открыть, понадобилось бы не менее 4 эльфов. Впрочем, надо быть справедливым, видимо после того как ворота были закончены, тут быстро сообразили, что открывать и закрывать такие ворота каждый день быстро запарятся, а там нападение, а народ уставший. Короче, "калиточку" там в этих воротах, для телег значит пришпандерили что бы тяжесть каждый день не тискать. Ее и открывают по утрам. Впрочем это их не оправдывает. Такое количество убитых деревьев требует отмщения и месть Валенталаса, как истинного сына леса, будет страшной!
   Около приоткрытой калитки, как и положено, стояло два стражника. Они в свою очередь как и положено собирали мзду на содержание стражи и дорог. Сбор был по сравнению с ценами в его королевстве, просто смехотворным. Или по одному медяку с носа, или по два камня. Многие крестьяне этим кстати активно пользовались и везли на телегах камни подобранные еще у себя в деревне. около города камней уже было почти не найти, что не удивительно.
   Валенталас как порядочный эльф медь не уважал, а потому в его кармане было немного золота, чуть больше серебра. Меди не было и за камнем идти неизвестно куда идти не хотелось категорически. Пошарив в кармане, эльф достал самую маленькую монетку, которую только смог нащупать.
   - Только скажи мне, что у тебя нету сдачи. - процедил он бросая монетку стражнику и морально готовясь к тому, что эти презренные хумансы, в очередной раз попытаются его обмануть. Воистину ведут себя словно подгорные недомерки. Нет бы брали пример с благородных эльфов.
   Стражник ловко подхватив монету, быстро осмотрел ее, крутнув между пальцами.
   - Что то она легковата. Откуда такая?
   Валенталас постарался выразить во взгляде как можно более холода и презрения.
   - Эта золотая монета стоит больше, чем один медяк?
   Насупившийся стражник, на которого эльф начал невольно воздействовать в ментальном плане, недовольно кивнул.
   - Больше.
   - Вот и давай мне с нее сдачу и я пошел дальше. - еще презрительнее улыбнулся Валенталас.
   Впрочем его тонкая мимическая игра пропала в туне. Этот грубый варвар не смог даже на чуть оценить всю тонкость и изящество продемонстрированного презрения. Разве, что холодный голос и смог хоть чуть чуть да заметить и оценить.
   - Я не просто так спрашиваю. - пробурчал он. - Мне эта подозрительная монета не знакома и прежде, чем давать тебе хоть какую то сдачу, надо определить ее стоимость.
   - Злого , всегда золото - отмахнулся эльф. - Давай мне сдачу по весу.
   Стражник повидимому не найдя больше убедительных доводов, полез в карман, от куда вытянул с десяток серебряных монет и жменю медяков.
   - Вот твоя сдача.... По весу.
   Валенталас молча забрал протянутые монеты, ни на секунду сомневаясь, что этот потомок обезьяны, чудом, можно сказать по недосмотру богов получивший разум, ему отомстил, вернув не все положенные деньги. Впрочем сейчас, не зная цен, доказать что либо он не мог, а применять свой дар леса, который эти дикари претендуя на звание разумных называют ментальной магией, опасно. Еслизаметят вызовут магов, можно и ноги не успеть унести. В общем забрав монеты, эльф молча шагнул в открытую калитку. Здравствуй город!
  
   - Ну рассказывай. - Михаил уже наверное раз в пятый подкатил к молчавший, словно бойкот объявил бесу. - В конце то концов тая тут сутки не было мне по этому поводу что то надо написать в мою канцелярию.
   Приведенные аргументы на Григория в очередной раз не подействовали.
   - Пиши что хочешь. - вяло отмахнулся он.
   Растерявший за время своей командировки в этот мир все свое ангельское терпение Михаил, не сдержался и от широты своей души дал сильнейшего леща захандрившему бесу. Тот в свою очередь, как лицо сугубо духовное и потому весом не обладающее, просто смело с ветки, на которой он так удобно пристроился.
   Быстро вернувшийся обратно Григорий уже даже закатал рукава, приготовившись защищать свою попранную честь, но увидев лицо Михаила полное вселенского смирения и понимания, только сплюнул от досады.
   - В общем нашел я большогоэльфа. И даже сюда его перенес...
   Лицо ангела тут же поменяло выражение из вселенского всепрощения превратилось во вселенскую заинтересованность.
   - Интересно, где ты смог найти несуществующего в природе эльфа, ростом с человека?
   - Ааааа. - махнул Григорий рукой, - Тебе голова дается не только для того, что бы туда еду закидывать, но еще и думать периодически.
   - Ну где у нас рассказывают о больших, ростом со взрослого человека эльфов. - издевательски поинтересовался Григорий, так и незаметив в глазах ангела тени понимания.
   Михаил, которому стало стыдно, поднапрягся. В конце то концов, именно он при жизни считался ботаном, а не этот разгильдяй ставший бесом.
   - Ну вроде как только в современном фэнтези о них и говорят. Но это сказки.
   Бес тяжело вздохнул.
   - Без обид, но я всегда знал, что к вам, существо с проблеском интеллекта, попасть шансов почти не имеет. И ты тому очередное доказательство.
   Михаил открыл рот собираясь громковозмутиться, но Григорий его перебил.
   - Я же тебе сказал. Без обид. К тому же ты и сам со мной согласишься, если вспомнишь про фантомные миры.
   - Это те, которые поддерживаются силой памяти и воображения людей?
   - Ага. Они самые. - кивнул Григорий.
   - Ну и что ты из этих миров захотел, да и смог получить? Они же статичны и их изменение ведет к их немедленному разрушению.
   - Вот я же тебе так и сказал, что умных людей к вам не набирают. - радостно улыбнулся Григорий очередному подтверждению своей теории.
   От плевка Михаила остановило только осознание того простого факс, что ангелам плеваться вроде как не положено.
   - Я так понял, что ты из властелина колец сюда приволок какого то бедолагу?
   Бес картинно развел руками.
   - И как ты только смог догадаться? Я прямо начал сомневаться в ранее сделанных мной выводах.
   - Отсчитав до десяти и обратно, что бы вселенское терпение восстановилось, Михаил сладко улыбнулся.
   - Нет. Я все таки о тебе ранее думал незаслуженно... хорошо. Ты гораздо больший тупица, чем я считал до этого времени. Проявление реального мира УБЬЕТ этого бедолагу!
   - Щаз! - осклабился не на шутку разозлившийся нечистый. - Понабирают блин по объявлению, а я потом всю вечность мучайся. Что бы ты знал, мир к этому неудачнику будет год "принюхиваться", а потом еще года два приводить к тому образу, которому он тут должен соответствовать.
   - Какомуэто образу?
   - К такому же как и у всех местных эльфов. Станет маленьким, подленьким поганцем с приличным даром внушения.
   И глядя на офигевшее лицо злорадно ухмыльнулся.
   - Так что добряк ты наш, он выполнит условия сделки, хочет он того или нет.
   Ошарашенность на лице ангела мгновенно сменилась такой же большой брезгливостью.
   - Совсем немного прошло с момента твоей смерти, а ничего человеческого в тебе уже не осталось. - тяжело вздохнул. - Жалко. Жалко терять друга.
   Григорий неожиданно для себя смутился. Все таки не все его человеческие чувства оказывается умерли. По крайней мере терять друга он как то не хотел, пусть даже этим другом оказался ангел.
   - Ты в к корне не прав. - пробурчал он невольно оправдываясь. - Я ему можно сказать дал шанс прожить реальной жизнью...
   Михаил бросил резкий, можно сказать инквизиторский взгляд на беса.
   - Ой ли. О этом бедном эльфе, ты если и думал, то в самую последнюю очередь.
   - Это не важно. - отмахнулся бес, сразу же заметивший, что гроза миновала. - Шанс то я ему дал.
   - Ну хорошо, это в принципе даже и не важно. Пошли к нему, проинструктируем.
   Григорий вновь замялся.
   - Тут есть одна загвоздка... я не знаю где он сейчас.
   - ???
   - Ну... я в общем организовал его перенос сюда, но из-за этого непонятного шаманства старухи, ... в общем Валенталас шляется где то тут по миру.
   На это Михаил даже нашелся, что сказать.
   Григорий не дождавшись ответа, с грустным видом махнул рукой и изображая самый подавленный проблемой вид, поспешил скрыться с глаз ангела.
  
  
   Город произвел на это эльфа гнетущее впечатление. И хотя дома в отличии домов его родного мира были деревянные, но дерево это было мервым. А жить в окружении древесных Валенталаса было желания еще меньше, чем даже жить в каменных склепах карликов. Хотя обратно, Валенталас так же вынужден был признать, что эти строения варваров не были лишены некоторого изящества. Грубого и примитивного, но тем не менее все таки необычного изящества. Пройдя пару кварталов, будущий Казанова понял причину этакого легкого обаяния. Оно оказывается заключалось в том, что поделки варваров были не похожи на украшения его родного мира и королевств там обитающих. Все произведения искусства его родного мира, так или иначе были похожи на эльфийские, служившие и вполне обоснованно, эталоном красоты. А эти украшения были не похожи ни на что.
   Окончательно определившись со своим отношением к городу, Валенталас обратил свой критический взор на окружающих его женщин. В конце концов он был перенесен сюда именно с этой целью.
   Женщины его не порадовали. Они все как одна были не просто полными, а можно и даже нужно было сказать даже толстыми. Лица и все открытые участки кожи закрашены белой, с синевой краской, скрывая ее естественный цвет. Шикарные темно-русые волосы не спасали положение. Такая непонятная даже неприемлимая мода на внешность вызывала у Валенталаса только неприятие, плавно переходящее в легкую степень отвращения.
   - Блин. - невольно вздрогнул эльф. - неужели мне пришел придется соблазнить такую... самку. Нет женщину. - решил все таки не позорить сам себя Валенталас.
   - Вы что то сказали? - тут же среагировала на его бурчание проходящая рядом девушка, по видимому поддавшаяся его харизме. Валенталас спокойно, с приличной долей холодка во взгляде, спасибо вам не дававшие спокойной жизни мастера этикета и осмотре презренную человечку.
   - Нет красавица. - произнёс совершенно спокойно, несмотря на внутреннее омерзением, не забыв при этом легко улыбнуться. Точнее изобразить кончиками губ подобие улыбки.
   - Жаль. - выдохнула девушка, даже не пытавшаяся скрыть своего разочарования. По видимому у этой недостой нет ни малейшей возможности сопротивляться его дару. Впрочем чего еще ждать от этих грязных и вонючих хумансов и их женщин, которые и моются то раз в год.
   - Когда я захочу тебе что либо рассказать, я тебя разыщу. - улыбнулся Валенталас.
   И хотя улыбкой эльфа можно заготавливать овощи для длительного хранения, бедняжка расцвела.
   - Я буду ждать. - пролепетала она и тут же скрылась в редкой толпе прохожих.
   Валенталас дернулся было за ней, что бы дать понять, что он не извращец и ей даже нечего надеяться на его благосклонность, но в следующий миг вспомнив зачем он здесь, эльф удержался от этого опрометчивого поступка. В конце концов у него там орки крепость взяли и он как воин там будет гораздо важнее, чем его моральные терзания тут. А человечка, вообще должна быть счастлива, что первородный обратил на нее свое благосклонное внимание. Успокоив себя этими непрошибаемыми аргументами, Валенталас двинулся дальше ознакамливаться с городом, а заодно подыскивать подходящий его положению трактир.
   Впрочем, к удивлению эльфа найти такое заведение оказалось не так сложно, как представлялось в начале. Все эти рассадники клопов, или как тут они назывались, гостинные дома, хотя и делались из мертвого дерева, но как им и положено, были относительно чисты и даже без насекомых. Но самое важное было то, что эта удивительная дешивизна была не только на входных воротах, но и во всем городе, включая эти самые гостинные дома. Все стоило буквально медяки, которых у Валенталаса почти не было. Зато на золотой, которых у него хватало, можно было так разгуляться...
  
   Тяжелые будни Яны.
   Недели через две, после того, как Яна стала носить гордое звание лучшей ученицы Яги, правда и единственной, девушка по немногу втянулась в ритм жизни своей наставницы. Она спокойно и без душевного трепета кормила диких кабанов и медведей, ловко стуча им по носу, если в голодном порыве взрыкивали на нее, пытаясь поторопить с выдачей долгожданной еды. Ведьме даже пришлось делать внушение девушке, что бы она не забылась и не влезла бы в тарелку к уже приступившему к трапезе медведю, как это однажды проделала сама ведьма. Но вместе со спокойствием при выполнении ставшей привычной работы, у девушки появилось время задуматься и в голову тут же полезли дурные мысли, то и дело твердящие о том, что зря она к Яге подалась. Что ей стоило поискать работу в городе, а не отворачиваться от пусть и убогой, но все таки цивилизации. Впрочем путешествие к бритам и особенно обратно, внесли в ее прелестную беловолосую головку некоторое подобие здравого смысла, который теперь на равне с недовольством нашептывал ей, что ее округлившийся животик, не будет способтвовать поиску хорошей работы. В общем душа девушки металась в муках, в то время, пока сама девушка металась по лесу занимаясь кормежкой животных. Яга в свою очередь будучи хорошей ведьмой, видела душевные метания своей ученицы, но ничего не предпринимала, считая, что хорошая ведьма должна сама справляться со своими душевными трудностями, а Яна вроде как заявила, что тоже хочет стать ведьмой.
   Где то еще недели через две, ну или через месяц после начала обучения у Яги, у девушки начался психологический кризис. Яне несомненно было приятно, что сейчас ей не надо скрываться кого ни попадя, ее никто не преследует. Но в тоже время, нудная и однообразная работа, да еще и это непонятное обучение, когда Яга типа обучала Яну непонятно чему. В смысле, кормить диких животных, может и интересно, но только пару первых дней, а потом приедается.
   Впрочем надо признать Яга все таки пыталась помочь девушке, только по своему. Так сказать своим личным методом и подходом. Она видя, что Яна стала довольно шустро справляться с порученой ей работой, тут же добавила девушке новые обязанности. Теперь Яна не только кормила животных, но и самым активным способом стала изучать ботанику, или как тут называлось травоведение. Изучение это заключалось в том, что девушка все свободное время вместе с Ягой занималась прополкой их небольшого огородика. Впрочем несмотря на всю странность этого метода, практикуемого раньше разве, что в средневековье монахами в монастырях. Эффект это дало. Задумываться о правильности своих поступков девушке стало просто некогда. Яга же видя, что ее лечение дало ожидаемый результат, немного успокоилась и вновь вплотную занялась обучением девушки, по ее странной и никому кроме самой Яги непонятномй программе и методике, то есть кормежка животных, чистка этих же надоевших до ужаса животных, да сбор травок по всему лесу.
   За этим обучением даже начавшийся токсикоз, слава богу легкий, как то незаметно, сам собой так сказать, прошел. Впрочем не нам обсуждать методы бабы Яги, потому как Яна сама не заметила за повседневными делами, что стала более менее сносно разбираться в травках, не то, что бы их готовить, но лопух от крапивы девушка отличить могла уже уверенно. А некоторые травки, наиболее популярные, она даже точно знала когда и как надо собирать. С животными у нее так же произошел качественный сдвиг. Теперь девушка с горем пополам могла понять, чего же от нее хотят эти мохнатые нахалы. Как старушка она с ними шептаться не могла, но ведь понимала!
   Впрочем... положа руку а грудь второго размера, если бы вы спросили, девушка вам честно глядя в глаза бы ответила, что заслуг Яги в ее обучении нет никаких, поскольку Яну, старушка ничему не учит. Впрочем баба эту ее убежденность не ломала.
  
  
   Прошло уже несколько дней, с тех пор как Валенталас обосновался в этом убогом городке и надо признать это были самые ужасные дни за не очень долгую жизнь эльфа. В конце концов жалкие две сотни лет не могут названы глубокой старостью даже у людей волшебников, а что тут тогда говорить про эльфов, у которых совершеннолетие наступает в 80 лет, а старость или точнее смерть, так вообще по очень редкому желанию самого эльфа уставшего от жизни. Впрочем это к делу не относится. Местные женщины, все как на подбор весившие как два - три Валенталаса вместе, не интересовались возрастом эльфа. Совсем не интересовались. Их интересовали другие его части... тела. Впрочем это было бы не так страшно, в конце концов его как раз и нанимали для того, что бы соблазнить человечку, может быть даже одну из тех, что так активно его домогались, но Валенталас свою вынужденную избранницу, но эльф ее в лицо не знал и потому даже не прилагал каких либо усилий для того, что бы побороть себя и ответить на заигрывания этих озабоченных женщин.
   - Все таки ты не настолько свободен в своих взглядах на отношения. - выдал в вечером второго дня Валенталас своему отражению в зеркале и сам же себе согласно кивнул.
   Он бы с удовольствием соблазнил эльфийку, был даже не против соблазнить человеческую женщину, но всему есть предел. Спать с такими женщинами, Валенталас себя заставить не мог. Слишком уж они были толстые. Да что там говорить. Бедняга не мог заставить себя воспринимать их как женщин, а уж что то большее, так вообще можно сказать выходило на грань фантазии... самой буйной.
   Грустные размышлизмы эльфа были прерваны осторожным стуком в дверь. Прежде, чем эльф успел ответить, что его нет, дверь открылась и в дверном проеме показалась служанка, ничем не уступающая его поклонницам ни в габаритах, ни в желании получить в с свои нежные ручки невиданную ранее диковинку. В общем все два дня девушка сохла, но надеялась этот грустный факт в ее жизни, исправить.
   - Ваш ужин господин. - мило улыбнулась она и призывно покачивая бедрами, проплыла через всю комнату и как можно чувственнее выгнувшись поставила еду на стол. - Если я вам понадоблюсь, то сразу же зовите. В любое время.
   Валенталас делая вид, что он очень занят и голоден, только неразборчиво кивнул головой.
   Едва за девушкой закрылась дверь комнаты, эльф дрожащими руками налил себе отвара и уже даже собрался его отпить, как его ноздри, привычно вдохнувшие аромат напитка, уловили в нем запах, которого тут быть ну никак быть не должно. Запах корня известного Валенталасу, как корень мандрагора. Как его звали тут эльфу было не известно, да и не интересно. Хотя нет. Интересно. Такую редкость он бы сам с удовольствием купил, да только нигде он корня в городе не в видел. Не было его в лавках торговцев.
   Минуту пожалев о так бездарно потраченном ценнейшем ингредиенте, Валенталас приступил к его изучению...
   Через пять минут эльф тяжело вздохнул. Это оказался обычный, хоть и довольно сильный приворот, который должен был заставить его влюбиться в первого вошедшего к нему в комнату. Довеском. в это зелье был подвешен афродизиак, который как догадался Валенталас, должен был заставить его вызвать к себе эту подлую служанку. Не зря она была готова прийти в любое время ночи.
   Разобравшись с составом напитка и наметанный в нем гадости, Валенталас хотел было спуститься к хозяину и начать восстанавливать справедливость, но потом сообразив, что придется отдать зелье, а ему еще договор выполнять, решил не возмущаться, сделав вид, что на него эти штучки не действуют. Аккуратно вылив напиток в давно опустевшую флягу, Валенталас позвонил в колокольчик, специально ранее предоставленный ему служанкой. Девица ворвалась в комнату буквально через пару секунд.
   - Ты что, под дверью караулила? - не удержался он от легкой шпильки, впрочем даже не пытаясь ее скрывать. Все равно эти дикари ничего не понимают в тонком выражении эмоций.
   Девушка эмоций и не уловила, что впрочем не помешало ей смутиться и немного порозоветь.
   - Я... я просто мимо проходила, а тут вы меня позвали.
   - Ясно. - невозмутимо кивнул Валенталас. - Я прекрасная дева чего вас звал... меня тут сегодня, что то жажда сильно мучает. Не могли бы вы принести еще такого напитка. Он у вас сегодня просто восхитителен.
   Служанка расцветшая от комплимента в начале фразы, к ее концу "потухла". Оказывается ее принцу от нее не надо был только напиток, на покупку которого она истратила все свои сбережения, честно и не честно накопленные за пол года и безо всякого эффекта, это при том, что она считалась первой красавицей на квартал.
   - Я сейчас принесу. - выдавила она из себя и тихо, словно мышка выскользнула в коридор.
   Эльфу хорошо уловившему настроение девушки, на мгновение даже стало ее жаль, что впрочем нисколько не повлияло на его отношение к ней.
   Через пару минут служанка вернулась, неся в руках кувшин напитка.
   - Вот. Если что то понадобится, обращайтесь добрый господин. - даже сейчас, когда ее так грубо проигнорировали, она все равно не могла приодалеть силу его харизмы, будучи и дальше готовой выполнять его прихоти.
  
   Марфа выйдя из комнаты постояльца медленно пошла к себе, не замечая крупных слез катящихся по ее щекам. Завсегдатай из трактира, Митька сын кузнеца, увидев девушку, радостно шагнул ей навстречу, заметив слезы на ее глазах замер.
   - Марфачка солнышко, кто тебя обидел?
   - Отстань! - отмахнулась девушка.
   Митька. отставать не захотел.
   - Можешь не говорить, просто кивни на этого гада и я с ним разберусь. Никто не смеет обижать мое солнышко!
   - Дурак! - заорала Марфа резко испугавшись за своего принца. - Никто меня не обижал. Просто... просто я кувшин разбила, вот и переживаю, что хозяин с меня высчитает.
   - Так. - Митька замер в позиции руки в боли. - Я сейчас пойду с ним поговорю и тебе ничего не будет, так что не надо бояться.
   Девушка охнула, окончательно забыв про свои слезы.
   - Не надо к хозяину ходить соколик мой ненаглядный. А то он тебя перестанет сюда пускать, как мы с тобой тогда видеться будем?
   Парень недовольно замер. С одной стороны ему было приятно, что о нем заботится его любимая, а с другой стороны его, долг, как самого главного поклонника, притом единственного, требовал от него героических поступков в честь своей прекрасной дамы и неважно каких. Еще через пару секунд до него дошел смысл сказанной Марфой фразы о том, что его могут не пустить больше в трактир и соответственно он не сможет больше встречаться со своей любимой. Трудный мыслительный процесс, длившийся где то с несколько секунд, завершился и Митька решивший побыть немного добрым и местами послушным, с царственным кивком, согласился с доводами девушки. Как все таки приятно быть добрым и все понимающим.
  
   Исследование второго кувшина, по принесенного служанкой Валенталаса расстроил. В кувшине оказался обычный ягодный отвар, который здесь все называли компотом. Никаких добавок ни мандрагоры ни чего то там еще, в отваре не было. Впрочем эльф и сам хорошо понимал, что получить на шару еще один кувшин такого отвара, было бы не просто удачей, а можно сказать проявлением божественной воли отсутствующих тут богов.
   Утолив и вправду начавшуюся жажду, эльф завалился спать надеясь, что оставленный где то там, далеко священный лес, не оставит сегодня своего сына и избавит от кошмаров не давших выспаться прошлой ночью.
  
   Михаил с грустной задумчивостью смотрел в окошко избушки, где Яна устало готовилась ко сну.
   - Красааавица. - протянул Григорий, плюхнувшийся на ветку рядом.
   - Дурак ты Гришка и я дурак. - выдал неожиданно ангел.
   Бес бросив на Михаила быстрый взгляд, тяжело вздохнул.
   - Ну если мы оба дураки, то тогда ладно. Тогда нормально.
   Тьфу ты. Сплюнул ангел, нахватавшийся от беса вредных привычек.
   - Тебе бы все шутить, а мы тут подопечную теряем.
   - Да ну. - беззаботно отмахнулся Григорий.- сидит себе тут жива здорова, досмотрена, что тебе еще надо?
   - Жива? Здорова? А то что наша с ней связь слабеет, это по твоему нормально?
   Григорий на несколько секунд замер, прислушались к себе.
   - И точно слабеет нитка. А чего это?
   - Эх, как было в институте олухом, так им и остался. Тебе что на лекциях про связь и веру говорили?
   Глаза черта неверяще распахнулись до неестественных размеров.
   - Ты хочешь сказать, что она перестает верить в отца нашего? ... Да быть того не может!
   - Может, может. И если мы не поторопимся, то местные... боги отберут Яну, а нас отправят домой. Одних.
   А Григорию, как впрочем и Михаилу домой, одному, не хотелось.
   Дружно помолчав пару минут, черт встрепенулся.
   - Раз такое дело пошло, то ты оставайся тут присматривай за девушкой, а я в город слетаю. Чувствую там б будет наш эльфенок, да и некуда ему больше податься то.
   - Лети, - согласно кивнул головой ангел. - а я действительно за девченкой посмотрю, что б еще куда не вляпалась.
   В следующее мгновение бес с легким хлопком исчез, оставив после себя как обычно только легкий запах серы, Да маленькую подпалину на ветке, где до этого хорошо сидел. Впрочем что с него взять...бесятина одним словом.
  
  
   Утро наступало... и наступило. Его приход, то есть наступление, ознаменовал робкий стук в дверь его комнаты и не успел проснувшийся эльф схватиться за лежащий у изголовья меч, как дверь открылась и на пороге вновь возникла вчерашняя служанка, которая мило пунцовея заявила, хозяин уже приготовил завтрак и вот значит пока он горячий, она взяла на себя смелость разбудить гостя их города, что бы он не остался голодным. Валенталас едва не метнувший в дверь нож, заставил себя улыбнуться.
   - Спасибо гостеприимная хозяйка.
   девушка от его похвалы мгновенно расцвела и лукаво стрельнув глазками скрылась за дверью. Через мгновение, она опомнившись вновь приоткрыла дверь комнаты.
   - Вы будете как обычно обедать у себя?
   - Спасибо, но нет. - склонил голову в легком поклоне эльф. - Сегодня я буду обедать в общем зале.
   - Хорошо господин. - томно произнесла девушка и прогнувшись в своей отсутствующей талии, так что бы были хорошо и выгодно видна ее грудь размера где то с 3 на 4, медленно, что бы у эльфа было время передумать, окончательно покинула его комнату.
   Валенталас хоть и был воином дома дубовой листвы, местами даже весьма уважаемым, но от тяжелого вздоха он удержаться не смог. Как же ему не хватало своих соплеменников и тонких, изящных словно тростинки соплеменниц, с которыми можно быдло спокойно побеседовать о прекрасном, которые так легко улавливали легчайшие эмоциональные намеки, в которых приподнятая бровь означала даже не слово или предложение, а целый обзац. В общем жизнь. Валенталаса дала трещину и как задавать эту самую трещину, он не знал.
  
   Зал, куда эльф спустился минут через пять, встретил его тишиной, совсем не характерной для таких заведений в его родном мире. В отличии от них в этом заведении в зале было тихо. Народу почти не было, за исключением пары ранних пташек пришедших сюда позавтракать. Пьяных, буянов и хулиганов, тут не было. Спали еще по видимому. Бармена, роль которого ранее исполнял хозяин трактира, за своим рабочим местом, читай барной стойкой, не было. Он тоже пока спал. Впрочем жаловаться на отсутствие внимания Валенталасу не пришлось. От не успел еще определиться с местом, где более будет сидеть, как к ему уже спешила Марфа.
   - Что будет заказывать мой господин? - выдохнула она, получив очередную порцию харизмы от эльфа. - У нас сегодня есть прекрасная зажаренная утка.
   - Я же тебе уже говорил, что я не ни мясо. - подозрительно сощурился Валенталас.
   - ЭЭЭ... да господин. - пискнула девушка, - Его она же такая вкусная.
   - В общем, мне как обычно и покой! Я хочу пообедать в одиночестве. - рявкнул не сдержавшись Валенталас и не слушая оправданий, быстро сел за ближайший стол.
   Буквально через мгновение девушка исчезла, словно ее тут и не было. Эль незаметно вздохнув сел за стол, отметив сам для себя, что он хоть и воин дома дубового листа, но его терпение пришло к своему концу и он такими темпами, кого нибудь точно убьет. Пора выполнять ту работу, которую его обязали сделать, что судя по отношению тех... женщин, будет не сложно. Дурочки, совсем не имеют от него защиты. Последняя мысль вызвала у Валенталаса только довольную улыбку. Последний факт по его мнению, только в очередной раз доказывал тот скромный факт, что эльфы являются первой расой и все остальные должны им с радостью повиноваться. Ведь эта служанка исполняет ВСЕ его прихоти с радостью. Там не менее эта радость его уже утомила, тут же был вынужден признать эльф.
   Кое как дожевав тот салатик, который ему подали под видом очень вкусного и даже лучшего блюда местного повара, Валенталас встал из за стола, собираясь разыскивать свою цель, которая даже не подозревала какое счастье ее тут разыскивает. Однако не успели его колени окончательно распрямиться, как рядом со столиком вновь появилась эта ужасная служанка.
   - Господин идет к себе в комнату? - пролепетала она восторженно тряся своими телесами.
   - Нет! Господин идет на улицу. Прогуляться. - тут же замотал головой эльф, рискуя ее потерять.
   Девушку хозяин таверны погулять с эльфом не отпускал, о чем он четко дал понять, покачав головой.
   В ответ Марфа, у которой жизнь дала трещину, расстроено ушла на кухню, изредка бросая жалобные взгляды на Валенталаса. Эльфа эти взгляды только укрепили в намерении поскорее свинтить из трактира, тем более что в нем как то резко стало именно сейчас расти число посетительниц, что само собой Валенталаса крайне насторожило. Трактир эльф покинул так быстро, как только смог. Даже в комнату не заходил. Во избежание так сказать.
   На улице, несмотря на конец лета было прохладно. Впрочем это была приятная прохлада. Она бодрила, поднимая настроение и давая силы на дальнейшие свершения. В этом прекрасном утреннем променаде по городу было только одно, что не устраивало эльфа. Это было променад по городу, а не по священному лесу.
   Рынок, куда в ходе променада попал Валенталас, хотя и был с точки зрения эльфа неправильным для людских рынков, не было в нем шума и беспорядка который присутствует во всех местах скопления людей, тем не менее свои функции выполнял хорошо. По территории рынка прогуливались степные люди, по видимому пытаясь даже неосознанно подражать первородным. Торговались так же с видимой неторопливостью и важностью. И хотя на рынке выбор товаров был не так велик, как на рынках его родного мира, зато, то что было, стоило как минимум раза в два, а то и в три дешевле. Единственное, что в этом неправильном рынке категорически не нравилось Валенталасу, так это то, что все торговые ряды тут были составлены из открытых маленьких магазинчиков, ларьков проще говоря. Ларьки же эти в свою очередь были сделаны из трупов бедных деревьев. В общем из похода по этому некрополису удовольствия эльф получил крайне мало. Можно сказать вообще нисколько.
   Быстро обойдя рынок, Валенталас уже выходил, когда можно сказать ну совершенно случайно увидел лавку, на вывеске которой была грубо намалевана крапива. Так как в саму лавку толпы народа не ломились, эльф решил ее посетить. Дверь как и положено в это время была открыта и Валенталас осторожно шагнул в сумрак наполненный запахами сушеных трав.
   За прилавком стояла бабка поганка, с огроменным носом, середину которого, чуть слева от центра, украшала громадная бородавка.
   - Что тебе тут надо, создание непонятное, хоть вроде и не нежить. - выдала она Эльфу, что то вроде здрасте.
   Валенталас в свою очередь, еще не до конца определившийся как ему реагировать на это вроде как оскорбление, лишь многозначительно взялся за рукоять меча.
   - Вот жеж. Спесив как нечисть, - продолжала свои размышлизмы старушка, принципиально не обращая внимания на гостя. - его почему тогда я не чую черного запаха?
   Валенталас нахмурившись, отщелкнул меч из зажимов.
   - Так. Давай по хорошему сознавайся. - цыкнула старуха зубом. - Ты нечисть, или нет?
   - Вот как лишишься своего грязного языка вместе с головой, так сразу поймешь кто я и как себя вести, когда тебе выпало счастье лицезреть перворожденного.
   Старуху эмоциональная речь Валенталаса на подвиги как то не подвигла. Вместо этого она оплевала эльфа, чуть в глаз на попала, а может туда и метила, после чего скомандовала.
   - Изыди нечисть поганая.
   Валенталас и вышел... из терпения. После чего выхватил свой меч и рванул в сторону старухи. Та в свою очередь что то взвизгнув иродах магических, начала шустро спасаться от эльфа, нарезая по лавке круги. Где то на третьем круге Валенталас, как обладатель более молодого организма, все таки догнал старуху и с молодецким хэканьем, не свойственным эльфам, размахнулся своим верным мечем, ну ладно будем честными, большим кинжалом, планируя его воткнуть бабульке в спину, когда у той непонятным для Валенталаса образом в руках появилась огромная метелка. В следующее мгновение меч столкнулся со старой, отполированной деревяшкой, исполняющей у этой метелки роль ручки и зачарованная на разрубание тяжелых орочьих доспехов сталь, проиграла дереву. Меч (для Валенталаса это был нормальный, хороший меч, удобный для использования в лесу и нечего к нему лезть со своими мерилами), выбросив несколько искр и получив щербину на лезвии, меч отскочил от метелки, словно его кто то что всей силы отбросил, даже руку немного осушил. Ошеломленный эльф зачарованно уставился на оружие, до этого ни разу его не подводившее.
   - Что, магическая отрыжка не русского семени, испугался! - трактовала по своему его ошарашенность бабка и тут же перешла в контрнаступление, для начала познакомив спину Валенталаса с метелкой. От удара согнувшийся эльф выпрямился и тут же схлопотал по макушке самой метелкой. Это хоть было и не больно, но обидно и позорно. Эльф гордо вскинулся и попробовал махнуть своим кинжалом в сторону старухи, его та ловко отбила его попытку, легонько ударив по руке, которой он держался за меч. Рука тут же онемела и меч - кинжал бесславно украл на пол, оставив один на один со страшной старухой, самостоятельно решать свои проблемы и приходить ко взаимопониманию. Еще через мгновение, после того как метла хлопнула ему по лицу, едва не выбив глаза, Валенталас решил, что понимание от старухи он лучше получит потом, когда условия будут более благоприятными, сейчас как говорится пора и честь знать.
  
  
   - Ну, что? Нашел? - тон, каким спросил Михаил, был так же спокоен, как и его настроение сегодня. Непрошибаемо философское.
   Григории в ответ только тяжело вздохнул.
   - Ну как я тебе на такой большой площади так быстро эльфа найду, да еще посреди лесов? Совесть бы поимел!
   Философское спокойствие Михаила дало небольшую трещину.
   - Так я же тебе претензий и не предъявляю. - не нашел и не нашел. И бог с ним. От такого скромного пожелания, черт только расплевался.
   - Завтра пойдем вдвоем искать нашу пропажу.
   - Как вдвоем? А Яна?
   - А что Яна? Ты что ее защитиш лучше чем Яга?
   Михаил подумал, еще немного подумал и принял тяжелое решение.
   - Хорошо. Завтра пойдем вместе.
  
   Яга наконец то возвращающаяся домой после трудного трудового дня, заметив духов сидящих на ветке дуба, уже приготовилась на них рыкнуть, для порядка, но те ее не заметили, поглощенные своими тяжелыми, эфемерными заботами. Яга занесла в дом метлу, прошла мимо духов еще раз. Вновь никакой реакции. Не вынеся такого издевательства над своей тонкой душевной организацией, Яга подошла к парочке.
   - Ну и против кого вы сегодня тут дружите?
   - Мы еще его не нашли. - рыкнул недовольно Григорий и сразу же сжался в комок, сообразив кому он только что попытался нагрубить.
   Старуха укоризненно посмотрев на черта, только тяжело вздохнула.
   - Совсем нет у молодежи почтения к старости. Может тебя еще раз метелкой воспитать?
   - Не стоит. - замотал головой Григорий. - Я все хорошо с первого раза понял. Больше не надо.
   - Ну смотри, чуть что обращайся, у меня сегодня что то как раз воспитательное настроение.
   Черт кивнул, но окончательно осознав, что предложила ему старуха, отодвинулся от нее подальше.
   - Мы уж сами как ни будь. - бормотал он смещаясь по ветке в противоположную сторону от вредной бабки.
   Та с веселой хитринкой посматривая на впавшего в легкую панику нечистого, только ехидно улыбалась.
  
   - Бабуля пошли ужинать. - высунула в это время свой нос из за двери Яна и неосознанным жестом поддерживая свой уже хорошо заметный животик. - Остывает же все!!!
   - Да Янка. Сейчас приду. - выдала Яга своим командирским голосом и повернувшись к ангелу, подмигнула ему. - А справная девка выросла. Хорошая бы жена кому то была... Ну да ведьмой будет не хуже.
   Ангел с бесом не сговариваясь тяжело вздохнули.
   - Буууууудет...
   Яга ехидно цыкнул зубом.
   - Ну хороших вам тогда снов. А я спать пойду. Старая я уже.
  
   В избе Ягу ждал накрытый стол, на котором были установлены горшки с тарелками, в которых собственно и размещался ужин... ну как говорила старушка, то что бог послал. Послал же бог довольно много. И щи, вот уж действительно универсальное блюдо всех славян, и кашу гречневую с мясом и даже квас свежий, медовый. Разве что салата бог не послал. Вместо него лежало несколько пучков зелени.
   Яна, как правильная ученица дожидалась наставницу сидя за столом, вся голодная, в ожидании когда же вредная бабка соизволит усадить свои мощи за стол и молодой, растущий организм девушки наконец то сможет восполнить всю потраченную за день энергию. Когда Яга наконец то уселась за стол, девушка разложила еду, вначале бабке, потом себе, после чего принялась неторопливо есть, стараясь как и Яга показать, хоть и не перед кем было, что есть она совсем не хочет, делая это только в силу необходимости.
   Такой неторопливый темп еды способствовал у едоков появлению плавных, неторопливых мыслей обо всем и ни о чем. В ходе этих размышлизмов, девушка невольно сравнила себя, ту, что было почти пол года назад и себя ту, чье отражение она видела каждое утро в ручье. Даааа, та Яна, что была пол года тому назад, Ягу бы за столом не дожидалась, да и этикет, пусть причудливый и незнакомый она бы не соблюдала. В конце концов, это же она была пусть и маленьким, но центром вселенной и значит все должны были крутиться вокруг нее. Как же быстро все меняется!!!
   Глядя как ест баба Яга, Яна вспоминала все произошедшее с ней, невольно поглаживая свой живот. и пусть этот ребенок был нежданным и даже возможно, где то, местами даже нежеланным, но за время ее проживания у Яги, девушка как то незаметно для себя изменила свое отношение к ребенку, который последнее время все чаще и чаще давал о себе знать, в самые неожиданные моменты.
  
  
   Несмотря на позорное бегство от этой бешеной старухи, которую эльф, ну как он сам себя успокаивал, не убил только потому, что невольно, даже того не желая, уважал седины этой сумашедшей. В общем, себя Валенталас сумел убедить довольно быстро и потому с почти чистой совестью продолжил бродить по городу, не решаясь возвращаться обратно в гостиницу, где его с таким нетерпением ждали. Ну не нравились ему осады. Не нравились. Особенно если осаждали его.
   Выбравшись с территории рынка, Валенталас решительно зашагал в противоположную сторону от гостиницы, методом научного тыка, выбрав одну из двух улиц идущих в нужном ему направлении.
   Едва успев сделать несколько шагов по пыльной, не смотря на булыжное покрытие дороге, как сзади раздался легкий топот. Маленький человеческий ребенок, лет этак около десяти, промчался мимо Валенталаса, едва не сбив его с ног. Собственно от позорного падения эльфа спасла только подготовка разведчика. Презрительно отбросив ухватившегося за одежду пацаненка и придав ему правильного ускорения волшебным пенлалем, эльф зашагал дальше. Впрочем через пару шагов эльф вначале замедлил свой шаг, а потом и вовсе остановился, почувствовав как его пояс неправильно полегчал. Быстрая ревизия пояса сразу же установила причину такого облегчения. Кошелек сперли!
   Прислушавшись и краем уха уловив затихающий топот, Валенталас бросился следом. Добежав до ушла, эльф выскочил из за поворота и... никого не увидел. Бегун уже успел забежать за угол.
   Валенталас, хотя топот уже и стих, все равно бросился следом. Выскочив то из за очередного поворота, эльф этого самого мальца, стоявшего в окружении пяти громил, самой не интеллигентной наружности. Собственно он не просто так стоял, а что то им быстро передавал и это что то очень напоминало кошелек Валенталаса, срезанный не далее как пару минут назад.
   Не утруждая себя долгими мыслительными процессами, эльф схватил мальчика за плече.
   - Ну что выбраковка великого древа? Добегалась? Сейчас я тебе руки укорочу... по самую шею.
   Мальчик бросив быстрый взгляд на стоящих рядом мужчин, неожиданно рухнул на колени.
   - За что дяденька? Я же ничего плохого не сделал! Это наоборот вы меня ударили!
   - Что?! - взревел эльф, сразу и прочно позабывший про свою эльфийскую невозмутимость и достоинство, попытавшись дотянуться до паренька. - Ты еще и огрызаешся?!
   Мальчишка шустро отскочив от Валенталаса на пару метров, демонстративно вывернул карманы, показывая, что в них ничего нет.
   - Смотрите люди добрые! - надрыва и трагедии в его голосе хватило бы на отпевание трех, четырех покойников. - Даже медной подушечки в кармане нету! - Так этот ирод чужеземный денежку силой забрать хочет, что папка с мамкой трудом своим непосильным заработали.
   После чего вздохнув поглубже, добил окончательно.
   - Сиротинушку обижаюююют!!!
   Громилы чему то радостно, мрачно, но радостно улыбаясь, неторопливо окружили Валенталаса.
   - Что же ты ирод детишек то обижаешь?
   Предчувствие как минимум хорошей взбучки мгновенно остудило горячую голову эльфа, позволив ему сложить два и два, то есть сопоставить пустые карманы парня и похожий на его кошелек, лежащий сейчас в кармане одного из пятерки. Нет, вы не подумайте, такой способ развода был Валенталасу знаком, но местных, эльф почему то считал для него слишком тупыми...
   Не дожидаясь пока грабители морально подготовятся и приступят к процессу освобождения его любимого от оставшегося имущества, преворожденный издав самый громкий вопль, на который были способны его легкие, после чего провел удар орла, который кстати получился у него впервые в жизни, бросился проч, оставив все деньги и камни на долгую память грабителям, твердо пообещав сам себе, разобраться с ними потом... когда представиться возможность. В конце концов жизнь у него длинная. В крайнем случае, успокоил сам себя Валенталас, станцую на могилах их и ихней родни, когда они умрут, пусть даже от старости.
   Раздавшийся сзади сдвоеный топот, три жертвы орла еще не пришли в себя, точно сказал Валенталасу, что они с такой позицией эльфа не согласны и окончательные разборки намерены провести по мере своих скромных сил сейчас, ну или как можно ране, не желая дожидаться столь долгий срок. Впрочем осуществить свои планы они в этот чудесный день были не в состоянии. Сказался мало подвижный образ жизни. От засады к лоху и обратно. Валенталас легко оторвался от них, а забежав за угол, тут же вспомнил все чему его учили в процессе подготовки, когда он с таким трудом постигал науку воина.
   Набросив на себя легкие скрывающие чары, от амулетов, волшебников и собак не спасут, а вот укрыться от погони, где только простые воины, самое то. На эти чары даже магический обнаружитель не реагирует. Он их просто не видит. В общем набросив на себя эти крайне полезные чары, Валенталас на всякий случай спрятался еще и за растущей около забора сирени. Через десяток секунд мимо него тяжело сопя, воняя потом и плохим пивом, прогрохотали два упертых грабителя, по видимому очень раздосадованных тем фактом, что эльф уделил им не достаточно внимания. Добежав до конца квартала, хумансы осмотрелись, свою жертву естественно не обнаружили и потому не торопясь пошли обратно.
   Когда они подошли как раз к тому месту, где от их общества отдыхал эльф, иих догнали три отставших товарища, которых Валенталас не обошел своим вниманием, а потому тоже очень жаждущих пообщаться с их последним лохом, которого они так неудачно(для них) развели на бабло.
   - Ну где он? - прохрипел один из них, получивший по видимому удар крылом.
   Самый мелкий из преследователей, да и вообще из этой банды, по видимому пытаясь скопировать кого то им всем знакомого, принял развязанную позу.
   - Сам бы такого попробовал догнать. У него наверное сапоги скороходы на ногах были.
   Второй, такой же хриплый, по видимому тоже после орла, жаль мелкому леща. Не сильного, но зато очень обидного.
   - Заткнись щербатый. И не хрен тут под папу косить. Тебе до него как до бритов на четырех костях пилить.
   Мелкий в ответ только зыркнул из под лобья и благоразумно промолчал.
   Постояв еще несколько минут и потрепавшись о чем то своем, и вроде на понятном языке, но совсем почему то не понятно грабители было совсем расслабились, но тут подал голос молчавший до этого второй из преследователей.
   - Пора уходить от сюда. А то еще припрется сюда стража, с этим бегуном в сапогах.
   С ним особо не споря согласились и через несколько минут пятерка расстворилась среди улочек, оставив Валенталаса в одиночестве строить планы страшной мести.
   Прошло минут пять после того, как стихли шаги последнего из этой шайки, когда Валенталас решился наконец то покинуть свое убежище. Одежда его была как и положено любому представителю малого народца в том же состоянии как и перед тем, как он бросился прятаться. Впрочем вся эта чистота одежды, скорость самого Валенталаса, как и его огромная по человеческим меркам реакция, не говоря уже о почти вечной пальм почти не лишили Валенталаса трезвого взгляда жизнь, а теорию о рассовой неполноценности тут вспоминать не надо. В конце то концов эльфы не виноваты в том, что все остальные расы необразованные хамы и грубияны.
   Дальнейший путь до гостиницы произошел без происшествий, чему впрочем способствовали всяческие зеленые насаждения, растущие вдоль заборов, до самого трактира. Где перед ним, во весь свой чуть более, чем полутора метровый рост встала очередная проблема в виде Марфы, добросовестно людей ожидающей на крылечке своего героя, куда то ушедшего с утра пораньше и почему то забывшего перед этим ей признаться в любви. В общем Марфа обидевшись на весь мир, сидела на крыльце в ожидании своего героя, который рано или поздно должен был явиться обратно, как минимум забрать свои вещи. Уж в том, что они остались в комнате, девушка убедилась в первую очередь.
   Валенталаса от близкого общения с озабоченной девицей спасла только настороженность и опасение встретить еще каких либо гопников. Потому он осторожно выглянув из за угла, тут же обнаружил свою поклонницу, а в следующую секунду еще более грустно констатировал факт полной невозможности попасть к себе в комнату, потому как ее окна выходили как раз во двор, который грустно обозревала Марфа, закрывая к тому же своей широкой спиной вход в трактир.
   Расстроенный эльф в мучительных поисках выхода провел в кустах уже с пол часа, когда мимо него прошкандыбал, едва не упавший на Валенталаса пъянчуга. С трудом вписавшись в поворот, он с уверенным видом, словно к себе домой, через весь двор направился в сторону конюшни, не в торце дома была дверь для прислуги, ведущая на кухню. Валенталас, будучи для эльфа весьма самокритичным, мгновенно испытал очень тяжело преодолимое желание добровольно удариться несколько раз головой о стоящий прямо рядом забор. я От немедленного исполнения этого желания, эльфа удержал только неопрятно грязный вид этого самого забора, да дикое количество заноз торчащих из него словно по чьему то заказу. В общем оглядев забор Валенталас решил, что не достойно эльфа поддаваться столь не низменным порывам.
   Путь до конюшни, так,что бы не заметила Марфа, занял минут где том пять. После этого последовал быстрый рывок через забор, перекат прямо по земле, до двери используя ранее наведенный отвод взгляда и смотрите! Валенталас входит в дверь, появившись словно из воздуха. Еще один пас рукой, замаскированный под небрежное приветствие и наложеное заклинание незаметной очистки одежды занялось приведением Валенталаса в подобающий вид. Выждав еще несколько секунд, пока заклинание не исчерпает себя, эльф перестал делать вид, что он осматривает этот хлев, в который он попал по чистой случайности и с что этаким эльфийским достоинством направился к себе в комнату.
   Закрыв за собой двери, эльф с облегчением вздохнув в традициях лесных мудрецов, принялся анализировать все прошедшее с ним за день, в процессе чего решил, что жизнь в человеческом городе ему категорически не нравиться. Убого, уродливо и к тому же опасно. Все таки лес ничто не заменит, в очередной раз убедился Валенталас, в аксиоме, которую ему постоянно твердили его наставники. Приходу дальнейших просветленных мыслей как всегда помешали. Точнее постучали в двери его номера и все мысли разбежались.
  
   Вот наконец и наступило утро, а вместе с ним, еще до наступления этого самого утра, проснулась и Марфа. Впрочем проснулась она еще до наступления утра, то есть до восхода солнца. Встала девушка как и ложилась с одной мыслью, что вот утро наступит (уже наступило) и она вновь увидит своего принца. И пусть он ей пока не ответил, но она его добьется, он поймет, что лучше и красивее ее ему девушку нигде не найти. Но уже через пять минут ожидание чуда куда то пропало, оставив после себя только горечь разбитых надежд. Ее кумир, ее принц, ее смысл жизникуда то ушел с самого утра, а она этого не видела! Она его не провела и теперь если с ним что нибудь случится в этом будет виновата она!
   Пометавшись с пол часа по трактиру и подняв при этом на уши не только прислугу, но еще и всех постояльцев, разве что за исключением самых важных, девушка решила, что будет ждать своего принца на крыльце, до тех пор, пока он не вернется, или пока ей не станет известна его судьба.
   Где то через пол часа от этого важного дела ее попытался оторвать повар.
   - Что ты тут расселась?! В зале вон постояльцы завтрак ужо заждались! - проревел он, прикрываясь предлогом о том, что кому то надо обслуживать постояльцев в зале.
   Девушка грустно глянула на дядьку Петро, надежде, что у него хватитдушевной широты, что бы понять ее горе, но увидев, что широты как раз и не хватает, Марфа ничего не став пояснять, просто промолчала.
   Петро оказался совсем бесчувственной сволочью и вместо того,что бы расспросить девушку о ее горе, он попытался ухватить Марфу. за шиворот. Девушка будучи вся в горестных переживаниях отмахнулась от повара, дав как попутно два подзатыльника, один из которых попал кулаком в глаз. Дядька Петро, он же повар, тут же изменил свое мнение на прямо противоположное, всей душой приняв аргументы девушки и согласившись, что сегодня он и сам может по кухне справиться и в зале людей обслужить. больше в от день девушку никто не трогал. Вся прислуга наоборот ее сторонилась, стоило им только увидеть грозу кухни дядьку Петро, скромно подсвечивающего свое рабочее место свежим бланшем.
   На обед поваренок в роли которого в трактире был Пафнутий, племяш Петро, попытался робко позвать в трактир, что бы типа покушать. Но Марфа стойко выдержала это испытание, так и не покинув свой пост. Ужин так же прошел в тревожном ожидании.
   Честно высмотренная порция Марфы уже даже остыть успела, когда к ней тихо подошел Перо и робко, тщательно скрывая ехидство, поинтересовался.
   - А что это ты тут на крыльце то сидишь, когда иноземец то твой ужо как минут с десять в номере то сидит?
   - Да ну?! - подорвалась девушка. - А ты не врешь?
   Поваренок невольно отступивший от Марфы, при виде запылавшей в ее глазах надежды, осенил себя святым символом.
   - Да не сойти мне с этого места! Он уже в комнате сидит. Зашел туда через задний вход.
   В следующее мгновение он едва успел отскочить в сторону, что бы промчавшаяся мимо девица не затоптала его если не до смерти, то до потери здоровья, это точно.
  
   Поднявшись на второй этаж, Марфа нерешительно замерла перед дверью в комнату, где проживала ее мечта. Собравшись с силами, она протянула руку и робко постучала в дверь. Секунд через пять, когда окончательнорасстроенная девушка хотела уже уходить, день в комнату открылась и на пороге появился Он! Ее ПРИНЦ.
   Изобразив самый изящный книксен, на который только была способна, девушка присела чуть наклонившись. так что бы хорошо была видна ее грудь, выпираюшая из декольте. Валенталас даже не покосившись на выставленные ему на обозрение женские прелести, вопросительно кивнул головой.
   - Я пришла узнать, - пролепетала жутко теряющаяся девушка, - не желает ли господин отужинать?
   Эльф отрицательно мотнув головой, захлопнул дверь, едва не ударив ею девушку. Марфа постояв несколько секунд у закрытой двери, развернулась и медленно пошла обратно. Ее герой чем то расстроен, его кто то расстроил.Но она узнает. Узнает и отомстит!
  
   Утро, или точнее солнце еще не успело вступить в сам права и начать освещать землю, а молоденькая помощница ведуньи уже вовсю шуршала около печи, готовя завтрак. Причем завтрак Яга требовала от нее готовить как на большую семью и в итоге четыре пятых она скармливала лесным хрякам и медведям.
   Нет, вы не подумайте! Те от такого предложения были в полном восторге, но Яна как то столько готовить и все в пустую, не хотела. Впрочем ее наставницу Ягу даже явные пожелания девушки не очень то интересовали, а уж ее внутренние, о которых она даже и не высказывалась...
   Сегодня Яга вновь сидела за накрытым столом, еды на котором хватило бы на человек не то десять, если поесть, а не нажираться. Яна же с Ягой всегда только ели. Трапеза плавно подходила к концу, когда девушка достала бутылку своей наливки.
   - Попробуйте бабушка. - налила она в стакан где то на два пальца. - Сама делала.
   Яга ловко подхватив стакан принюхалась.
   - Хорошо пахнет. - в следующий миг она крякнув опрокинула стакан в себя, тут же занюхав рукавом.
   - Ну не плохо, не плохо. - выдала она, причины посидев секунд с пять. - На первый раз совсем не плохо. Наливай еще.
   Минут через пять дегустирования первого опыта девушки, объект дегустирования наконец то дал результат. Яга как и положено старушке обладающей хоть и хорошим здоровьем, но совсем не богатырской статью, захмелела. По видимому этого знаменательного события, у нее образовалась хорошее настроение и Ягусю потянуло на душевные разговоры.
   - Эх Янушка, - выпала она, размахивая пустой рюмкой, - какая бы из тебя жена справная получилась... жаль поздно ужо.
   Яна, в принципе такая же тепленькая как и Яга, на смертельные сожалетельные нотки в голосе Яги тем не менее отреагировала правильно, не став спорить со старухой.
   - Почему поздно бабушка, может можно еще что исправить?
   - Нее. - отмахнулась Яга. - Ведуньи никогда хорошими женами не были и не будут. Груз это ихний... жизненный.
   Яна хотела было возразить, но мысли старушки перепрыгнули в другую сторону.
   - Впрочем это даже хорошо, что женой будешь плохой. Замуж не выйдешь, а то попадется тебе такой придурок, как ко мне в лавку на днях пришел, в городе.
   - И что?
   - Да лепетал он мне что то про перворожденного, да что я видишь ли презренная женщина. Иноземец они словом.
   - А что запас иноземец? - высуноло свой носик любопытство девушки.
   - Да боги его знают. - Отмахнулась Яга. - От пасадских отличается длинными ушами, да характером гадким.
   Михаил, только что в очередной раз разругавшийся с Григорием по поводу утери нанятого эльфа, и потому добросовестно исполнявший свой долг по так сказать охране Яны, сидел под потолком и скучал, когда старуха выдала такое неожиданное описание неожиданного покупателя. Ангел уже хотел было пристать к Яге с требованием подробностей, но вспомнив ее крутой нрав и тот грустный факт, что старуха очень не любила, когда ее отрывали от правильного приема пищи, сложил свои прозрачные крылья и лишь умоляюще уставился на девушку. Впрочем та его ожидания хоть и частично, но оправдала.
   - А что это за такой странный чужеземец? Где такие живут?
   - А! - отмахнулась Яга. - Не спрашивала я это у него. Мне это без надобности.
   - Ну так может он сам, что говорил?
   Старуха задумалась, почесала нос около бородавки, вновь ненадолго задумалась.
   - Нет, про место своего рождения он ничего не говорил. - вынесла ведьма свой вердикт. - Бубнил, что он какой то перворожденный, да ушами своими козлиными тряс. Как есть оборотень козлиный.
   Яна, еще не умевшая видеть окружающих ее духов, тяжело вздохнула, расставаясь со свой вспыхнувшей было надеждой, все таки встретить эльфа. Михаил в это время стоя на балке под потолком пытался сплясать кан-кан, напрочь позабыв о своем ангельском достоинстве.
  
   Григорий, едва успел устроиться нас хлипкой ветке, куда он забрался спасаясь бельчат, которые с их последней встречи подросли, заматерели и почему то именно сегодня и сейчас решиливспомнить свои прошлые обиды...
   - Ууууу, твари агрессивные! - сплюнул он, глядя на кидающихся в него орехами хищных грызунов. И только одно слегка радовало беса. Зверюги были строго под ним и потому большинство брошенных орехов возвращалось обратно, с радостным стуком возвещая о единении орехов и беличьих лбов, что еще больше распаляло животных, в азарте боя считающих, будто это Григорий перехватывает орехи и бросает их обратно.
   Радостно вопящий и выделывающий в воздухе фигуры высшего пилотажа Михаил, спикировал на соседний листик. Агрессивно настроенные грызуны увидев второго завывающего духа, тут же решили, что воинская удача от них отвернулась, и с перепуганным писком порскнули в разные стороны.
   - Спасибо. - буркнул Григорий, - Только не ожидал от тебя, что ты можешь завывать как истребитель.
   Однако настроение ангела было на непрошибаемом уровне и стояло оно на отметке хорошее, или даже можно сказать великолепное.
   - Гришка! Нашел его! - радостно вопил Михаил, совершенно не обращая внимания на бурчание своего товарища и одновременно антипода.
   - Его, это кого?
   - Да эльфа твоего потерянного!
   Через секунду на ветке радостно приплясывало уже два духа. А среди их радостных воплей, общей не нотой витала фраза: "Скоро домой! ".
   Через несколько минут, придя в себя, бес устроился поудобнее на своем месте.
   - Ну... говори где его искать, да полетели.
   - Нууууу. - замялся ангел, - Я как бы не знаю.
   Вскочивший более бес упал на пятую точку, ошарашенно уставившись на Михаила.
   - Так что ты мне тут белок распугал?
   - Ну Яга же эльфа в городе видела.
   - Это она тебе сама сказала? - подозрительно прищурился бес.
   - Не. Это она Яне сказала.
   Григорий по неволе занял позицию, которую раньше занимал только ангел.
   - Вот прямо так взяла и сказала. Я Яночка сегодня эльфа видела, вот только к тебе привести его как то не додумалась?
   - Нет. Она сказала Яне, что к ней сегодня приставал какой то перворожденный.
   - Прямо вот так и сказала?
   - Ага!
   - Хммм... - Григорий задумался. - И что точно она сказала?
   Ангел тяжело вздохнул.
   - Яга сказала, что к ней в лавку сегодня приходил какой то хам, который называл себя перворожденным.
   - Так, - принял решение Григорий, кто его еще так слушал, как он эти решения принимает, - завтра с утра летим в город к лавке Яги и ждем там нашу пропажу. Только ж старухе не додумайся ничего сказать.
   И глядя на удивленно приподнятые брови Михаила, бес сжалился и пояснил:
   - Что то у меня совсем нет уверенности, что Яга даст нам спокойно забрать ее ученицу.
   Михаил задумался буквально на пару секунд, после чего согласно кивнул головой.
   - Как это ни прискорбно, но ты скорее прав, чем не прав.
   Утром, еще до того как в избушке встанут ее обитатели, которые и так были ранними пташками, два брата по разуму, почему то шустро шевеля ногами, полетели в сторону города, пока обитатели домика, в частности Яга, их не увидели и не начали задавать неудобные вопросы. Родина ждала своих героев!
  
   Город встретил друзей тишиной. К удивлению и легкому разочарованию духов, тут как то жители этого города совсем не стремились вставать ни свет ни заря и мчаться куда то по своим делам. Нет, что совсем и в полном составе город спал, сказать было нельзя. Булочники и прочие мастеровые города, не спали, каждый занимаясь своим делом и потому из некоторых домов несло сладким запахом сдобы, а из еще более редких кузниц, скромно пристроившихся на окраине города, раздавались тихие, сонные удары молота по наковальне. Да! Еще несколько караванов по каким то своим подозрительным, купеческим делам спешили покинуть город засветло.
   Перелетевшие городскую стену духи и до этого подсознательно ожидавшие увидеть каменную крепость, окруженную деревней, растерялись. Перед ними раскинулся пусть и небольшой, по меркам двадцатого века, но город. Тем не менее насчитывал от семи до пятнадцати тысяч человек. Что то более точно сказать они не могли, поскольку площадь города активно разбавлялась небольшими огородиками, на которых жители выращивали себе кто что, экономя деньги и разбавляя свой рацион.
   В нарушение всех канонов, постоянно описываемых в книгах фэнтэзи, на лавках, магазинах и прочих торговых точках, в общем везде и всюду как они ожидали, пояснительных табличек с корявыми рисунками почти на было и что то им подсказывало, что такой рекламы лавке Яги, они так же не найдут. Разлетевшись в разные стороны друзья по быстрому безрезультатно облетели город. Встретившись как и договаривались над рынком, они еще раз осмотрелись и горестно вздохнули. Город просыпался и найти в толпе, среди снующих туда сюда людей, нужного им человека, шансов почти не было.
   - Ну, нашел? - задал вопрос ангел, еще не успев даже устроиться рядом с Григорием.
   - Ага. - радостно осклабился бес. - Там такая большая табличка: "Лавка бабы Яги" .
   И видя, что до ангела по прежнему не доходит, добавил:
   - Эта табличка подсвечена прожектором, ватт на 300 где то.
   - Шутник блин, - скривился ангел, вначале расцвевший было улыбкой. - а я тебе говорил, что надо было за Ягой проследить!
   - Вот и следи. - сплюнул бес, категорически не желающий иметь с бабой Ягой общих дел. - А я эльфа и так найду!
   Ангел за время нахождения в чужом для него мире, подрастративший в существенной такой мере, свое райское всепрощение, возился.
   - Ах найдешь?! Ну так покажи мне твое умение, Шерлок Холмс недоделанный! - и демонстрируя свою непоколебимость в этом вопросе, демонстративно уселся на вывеску трактира, которая по идее должна была изображать вроде как пьяного кабана.
   Григорий бросивший быстрый взгляд на надувшегося ангела, тут же сообразил, что сегодня спорить с ангелом дело не благодарное и соответственно не достойно честного беса, а потому спорить не стал, лишь тяжело вздохнул, да направился... В общем куда то там полетел, оставив ангела в гордом одиночестве.
   Для Михаила этот день был наверное одним из самых долгих дней, за все время его нахождения в этом не самом худшем из миров. Лавку Яги он так и не нашел, а летать в бесполезных поисках в этом муравейнике, он категорически не желал. Вечером, когда вся эта мышиная возня утихла и Яга предположительно должна была уже уйти домой, вернулся Григорий.
   - Ну? - пристроился рядом растрепанный бес, - Нашел?
   - Да я и не искал. - махнул ангел головой.
   От возмущения бес чуть не свалился со своего места.
   - Как это не искал?! Я тут понимаешь моим драгоценными здоровьем рискую, с духами воюю! А ты гад даже рынок осмотреть поленился!
   - Нет. - вяло отмахнулся Михаил. - Я не ленился. Я его осмотрел не слетая с места.
   Бес в ответ только сплюнул.
   Помолчав с Григорием за компаниюнесколько минут, ангел вздохнул.
   - Ну что? Полетели домой, а завтра за Ягой проследим?
   - Нет. - уперто замотал головой Григорий. - Лучше тут подождать.
   Ангел недоуменно осмотрел товарища.
   - Что вообще случилось и чего ты такой потрепанный?
   - Яну искал, - стушевался бес.
   - И?
   - Что и?
   - Ну искал ты ее, а дальше что было?
   - Ничего не было. Просто духи в этом городе гавнюки!
   - ???
   - Даааа... - махнул рукой бес, понявший что пора колоться, поскольку делать вид, что все хорошо, уже поздно. - Пролетал мимо одного дома, так от туда выскочила толпа оголделых духов... вот и потрепали немного, пока удрал.
   Как Михаил не старался, тяжелого вздоха ему сдержать не удалось.
   - Ясно.
   Друзья помолчали еще несколько минут.
   -... хммимм. - прокошлялся Григорий - А давай мы не будем ждать Ягу вот. так вот открыто. По моему вон то дерево, около ворот никем не занято. Да идерево за городом растет... может никто не пристанет.
   Михаил уставился на беса, уже с изумлением.
   - Неужели все так страшно? Я тебя не узнаю!
   - И не надо. Просто полетели на то дерево.
  
   Ночь несмотря на все опасения Григория, прошла спокойно. Оголделая толпа духов их не искала и вынимать оставшиеся перья не пыталась. Незадолго до восхода солнца, к воротам подошла Яга. Постучав ногой пару раз в калитку, специально предназначенную для того, что бы пропускать пеших гостей города, Яга не дожидаясь реакции со стороны стражников, свистнула.
   - Быстро открывайте лодыри! Вот дождетесь у меня, что зайду я на чашку настоя к сотнику!
   В следующее мгновение калиточка распахнулась и угодливо заискивающие стражники подхватив корзину Яги, пригласили старуху в город.
   Пройдя ворота, старуха что то буркнула стражникам, по ходу даже не очень лестное и забрав корзинку, бодро направилась в сторону рынка. Духи прячась за крышами домов полетели за ней. Через пять минут такого неторопливого шага одной и судорожных метаний двоих, баба Яга пришла к своей лавке. Около двери немного повозилась, стащила с ноги ботинок, вытащила из его ключ и открыла им огромный амбарный замок, которым была заперта эта неприметная лавочка. Когда дверь за ней закрылась, Михаил обернулся к бесу.
   - Ну и что ты теперь скажешь?
   Григорий тут же включил "тумблер дурака".
   - А что? Все как я и говорил. Пришла Яга. и мы нашли ее лавку. Осталось только дождаться, когда к ней эльф заявится, а дальше...
   - Ты что и вправду такой дурак?! -Взорвался ангел. - Если бы иы послушал меня и дождался, когда Яна и Яга поднимутся, мы бы еще вчера нашли эту чертову лавку!
   Григорий, совесть и даже нет, не совесть, а честь порядочного беса требовала и не могла позволить просто промолчать показательно возмутился.
   - Если ты такой умный, то что же ты меня там и не переубедил то, не лететь в город?
   Михаил решил демонстративно обидеться, до ся чего он с самым гордым видом развернулся, спиной к бесу и стал осматривать рыночную площадь.
   - Гад!
   Обиднее всего ангелу было то, что лавка Яги оказывается находилась буквально в двух шагах от того дома, на котором они расположились вчера вечером, по окончании своего увлекательного но и безрезультатного поиска.
   Григорий, хорошо понимающий, если бы он остался и дождался Ягу еще около избушки, то сейчас бы они уже может быть вели бы эльфа к Яне, а там смотришь и домой...
   - Нет! Ну все таки, почему ты меня не послушал... - не выдержал все же ангел и между ними тут же начался спор,едва не переходящий в драку, в котором они пытались определить, кто же виноват, в том, что эльф до сих пор не найден, а кто из них просто дурак дающий такие же дурацкие советы.
   Прождав где то с пол дня, духи заскучали Яга из лавки не выходила, к ней никто не заходил. Эльф тоже как то не спешил показываться. В общем правду говорят, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Первым не выдержал бес.
   - Ты тут еще посторожи, а я по городу пролечу, посмотрю нашу потерю, может и найду.
   Михаил, у которого отрицательный заряд уже закончился и еще несколько часов назад, оставив в остатке только философское настроение, лишь покосился на товарища, да кивнул.
   - Лети, только мне про свои поиски не забудь рассказать.
   В следующее мгновение Григории с легким хлопком исчез.
   - Выпендрежник. - буркнул Михаил, продолжив тупо созерцать вход в лавку Яги, куда почему то эльф отказывался добровольно возвращаться.
   Григорий возвратился где то через два часа и к тому же очень довольный.
   - Нет. Эльфа я не нашел. - ответил он на вопросительный взгляд ангела. - Но урода одного повстречал в повороте. Будет гад знать как толпой на одного нападать.
   Михаил неодобрительно, как впрочем и положено ангелу, покачал головой.
   - И что ты сделал этому несчастному?
   - Да так, по мелочи. - отмахнулся бес. - Пятак начистил.
   - И???
   - Что и?
   - Что еще, кроме начищенного пятака?
   - Да ничего! Честное слово! - едва не перекрестился Григорий. - Ну подумаешь, подопечного его стражники в это время замели, так нечего было гопником подрабатывать.
   Что ответить на этот убойный аргумент, Михаил просто не знал, а потому решил мудро, как и положено высшему существу, промолчать.
   Эльф, как впрочем и другие покупатели, не считая одной молодки, в лавку Яги почему то не спешили заглядывать. Впрочем, когда старушка покинула свою лавку, она недовольной не выглядела, шустро шкандыбая в сторону городских ворот. Стражники заметив приближающуюся к воротам Ягу, стражники шустро, не дожидаясь пока старуха до них дойдет, распахнули ворота и черт с ним, что солнце уже зашло и вроде как открывать городские двери до утра не положено. Яга страшнее!
   Проводив старуху, Михаил возвратился обратно к месту встречи. Исходящий от нетерпения бес, вот такая он увлекающаяся натура, его еле дождался.
   - Ну, что встретился эльф со старухой?
   - Нет. И по вы видимому, даже не собирался. - попытался съязвить ангел, но Григорий к несчастью Михаила страдал, но почему то не мучался от выборчного слуха и потому этого неуклюжего выпала... не заметил.
   - Полетели обратно на базу?
   - А чем тебе в городе то плохо? - не понял ангел. - Я тут целый день провел и что то никаких проблем с местными не заметил. Нафиг мы тут кому надо.
   Бес невольно замялся.
   - Нуууу. А вдруг тот придурок, которому я сегодня так хорошо отомстил, решит меня розыскать... Вот скажи тебе надо ночью какие нибудь проблемы? Может лучше просто спокойно отдохнем?
   - Таааак... - Михаил принял позицию "руки в боки". - Быстро колись гад, что ты тут еще натворил?
   Гордая поза обиженного гения и непризнанного героя - не прокатила. Пришлось колоться.
   - Помниш, я тебе рассказывал, как на меня в одном доме толпа гадов навалилась?
   - Ну.
   - Ну, так я им всем отомстил!
   - Как?!
   - По разному. - Григорий считал себя мастером уклончивых ответов.
   - Дал же бог напарничка, всю вечность теперь мучайся. - вздохнул ангел, глядя как при упоминании о боге, перекосило беса. - Полетели обратно в лес. Но завтра поиски продолжим... вместе!
   Вскинувшемуся было Григорию, хватило одного взгляда на ангела, что бы все возражения молча оставить при себе.
  
   Утром бес дсциплинированно полетел вместе с ангелом на поиски потеряшки... Еще один день прошел зря.
  
   Прошедший третий день поисков, в ходе которого категорически ничего не произошло, тем не менее дал Михаилу повод для гордости. Пусть они не нашли эльфа, но зато он, Михаил, смог удержать беса от очередных пакостей, а это очень достойный повод для радости.
   Вечером, привычно расположившись напротив входа в лавку Яги, ангел приготовился продолжить свое бдение, когда к нему подсел Григорий, совершавший до этого какие то непонятные эволюции, наматывая круги вокруг.
   - Ну что полетели ночевать?
   - Зачем? - полетав днем по городу, Михаил честно не мог понять, зачем надо лететь в лес, пусть там им ничего и не угрожает.
   Григорий с искренним возмущением уставился на ангела.
   - А злобные духи населяющие этот богом забытый город, уже не причина переждать в спокойном месте?
   Михаил невозмутимо пожал плечами.
   - Вот целый день сегодня по городу летал и почему то пришел к выводу, что в принципе и это место тоже спокойное. Ты не знаешь почему?
   Гриша в принципе знал, но вот говорить по этому поводу, у него желания как то не возникало, а потому сделав хорошую мину при плохой игре, он пожал плечами.
   - Ну как хочешь. Я же о тебе забочусь.
   - Спасибо не надо.
   На миг бесу показалось, что в голосе ангела проскочило ехидство.
  
   Ночь прочно вступила в свои права укутав город тишиной, когда на площади появилась толпа духов, где то этак в 15 призрачных рыл. Предводительствовал ими одноглазый дедок, который умудрялся хромать даже во время полета, что теоретически вроде как и не возможно, но почему то происходило.
   - Эти гады должны быть где то здесь. - прокряхтел он, когда вся прозрачная толпа виднелась на площадь. - Мой любимый внучек (не то что вы, бездари), за этими негодяями проследил. Они где то тут, на площади прячутся.
   Такой же призрачный внучек, отличающийся огромаднейшей шириной плеч, как ангел с бесом вместе взятые и судя по лицу, полным отсутствием мозгов, но крепкой головой, слегка запунцевел и привычным движением, попытался колупнуть сапогом камень, что впрочем у него не очень то получилось.
   - Короче! - на секунду отвлекшийся на любимого внука дед, решил закончить патриотическую накачку. - Кто первым набъет морды этим гадам, того я освобожу от опеки на 10 лет.
   что на духов подействовало сильнее, сказать трудно, но в атаку они ринулись все и сразу. Собственно это в начале и спасло друзей от немедленного набивания морд и ощипывания перьев, или чего там можно выдрать из крыла беса. Рванувшие вперед духи поневоле образовали кучу малу отталкивая своих конкурентов и стремясь первыми добраться до призрачных тел товарищей. Любимый внучек вредного старикана, тут же выделился и в этой толпе маньяков. Он вместо того, что бы как и все отталкивать своих конкурентов, пользуясь своим ростом и весом, шустро орудовал кулаками, стуча по головам всех, до кого только мог дотянуться. Впрочем, будем объективны, данная тактика дала хорошие результаты. Прошло всего то секунд двадцать, как вся толпа умалишенных духов к удивлению для них самих находившихся в предкаматозном состоянии, сталамедленно расплываться в разные стороны, в полном соответствии с пожеланиями приятственного летнего ветерка.
   Глава этого призрачного тейпа, видя, что его любимейший внук сейчас уже доберется до врагов, бросился вперед, что бы в этот час сладкой мести быть как можно ближе к месту свершения этой самой мсти. К несчастью для призрачного старика путь пролегал в пределах досягаемости его горячо любимого внука, чем тот, вошедший в боевой азарт и воспользовался, ловко подцепив кулаком главу тейпа и тем самым заставив его, главу, последовать за своим тейпом, уверенно разлетающимся в разные стороны.
   Внук увидев медленно дрейфующего деда, совсем растерял остатки ума, которого у него не было до этого.
   - Вы посмели напасть на моего дедушку?! - в уголке рта, показалась капелька слюны, которая словно немного подумав, медленно сползла по его подбородку.
   Зашибленный старик в свою очередь, по видимому, оказался зашибленным не до конца, так как его каким то образом хватило на то, чтобы слабо махнуть рукой, что в свою очередь было воспринято внучком как сигнал к атаке, после чего ангел с бесом и узнали наглядно, каково это реально участвовать в простой народной забаве, размахнись рука, раззудись плече. Особенно хорошо особенности этого варварского развлечения прочувствовал к своему великому сожалению ангел. Так, если Григорию перепало всего несколько раз, да и то можно сказать случайно, то за Михаилом этот внучатый монстр охотился целенаправленно и с удовольствием, поскольку из него, ангела, при хорошем попадании прикольно разлетались красивые белые пёрья! В общем такой веселой мсти за своего деда, у любящего внука уже давно не было.
   Утихомирился этот монстр только после того, как отчаявшись спастись, Михаил нырнул в кучу мусора, отказываясь от туда вылазить, несмотря на все нехитрые уговоры внучка, чуть ли не до слез желавшего продолжить свои игрища и по ходу совсем забывшего про своего деда, к этому времени, под напором ветра, тихо отдрейфовавшего куда то сквозь забор.
  
   Прошло минут десять с того момента, как стихли вопли победителя, но Михаил так и не смог отважиться выбраться из своего пованивающего убежища.
   - Вылазь победитель ужасных монстров! - раздался посмеивающийся голос Григория - Они все уже разбежались.
   Михаил другу поверил секунд где то через пятнадцать, после чего самостоятельно и можно даже сказать добровольно, покинул свое временное убежище.
   - Что то мой храбрый друг, я тебя рядом со мною не видел, в тот грустный для меня момент, когда меня пытались активно побить. - привел себя наконец то в "порядок" ангел, пытающихся усиленным отряхиванием пыли скрыть свое смущение.
   Впрочем бес на провокацию не поддался.
   - У нас я МОЗГ! - поднял он вверх указательный палец, - А мозги как известно бить нельзя. Они слишком ценный и не предназначенный для этого ресурс.
   - Ага! Ты значит с ними будешь собачиться, а я по шее получать и перья терять?
   - Нууууу.... Раз я мозг, то да. - глядя на Михаила честным при честным взглядом, кивнул нечистый. - Тем более, что перьев то у меня нету.
   Ангел нашел в себе силы только сплюнуть и твердо решить для себя, что теперь он будет ночевать только за городом. Хватит с него цивилизации!
  
   Заспанное солнце еще только, только показало краешек своей кроны над тихо спящим лесом, а Валенталас уже бодрой рысью крался по городу в надежде, что этот странный способ не совсем пригодный для общения с незнакомыми людьми, поможет ему найти сегодня работу. Вот было у эльфа сегодня такое ощущение и не спрашивайте почему, все равно он ответить не сможет. Он, эльф, просто чувствует.
   Неторопливым шагом, в надежде найти подходящую ему работу, эльф прокрался уже больше половины города, но почемуто так никого и не встретил. Наверное потому, что эти ленивые хумансы спать сильно любят. Гады!
   Впереди, метров этак через десять, показались городские ворота и Валенталас уже собирался заканчивать свою прогулку, когда к воротам подошел один бородатый хуманс, одетый в легкую кожаную одежду, поверх которой была накинута зеленая куртка, да штаны, тоже зеленого цвета. На голове этого поклонника неизвестно чего красовалась высокая меховая шапка, один в один похожая на шапки стоявших на воротах стражников... только зеленого цвета.
   - Доброе утро господин лесничий. - радостно проорал стражник шустро распахивая ворота. - А вы я смотрю вновь на работу ними свет ни заря идете. Как же можно столько работать? Не жалеете вы себя.
   Господин лесничий тяжело вздохнул.
   - Даааа. Работать в последнее время приходиться особенно много. Помощника то у меня нет.
   - Да. - ловко не тонкого намека стражник. - Тяжело вам приходиться.
   Лесничий согласно вздохнув молча вышел за ворота.
   Валенталас, чьи длинные эльфячие уши несмотря на разделявшие его и лесничего двадцать метров прекрасно все услышал, решил, что вот он его шанс. Прежде чем стражник закрыл ворота, Валенталас решительно воспользовавшись теми небольшими силами, что были отпущены ему матерью природой, накинул на себя полог полного отрицания. Пусть он мог держать этот полог секунд тридцать, него за это небольшое время его не мог обнаружить даже темный повелитель, а уж отведенного времени ему с головой хватило на то, что бы выскочить за ворота, до того как они будут закрыты.
   Лесник, как и ожидал эльф, успел отойти от ворот только на пару шагов и было хорошо видно как пожилой хуманс неторопливо идет по тропинке ведущей в лес. Валенталас не желая рисковать, осторожно двинулся за ним. В конце концов он эльф и не родился еще тот хуманс, которой сможет обнаружить его в лесу.
   Зайдя в лес, мужчина стал его толи обходить, толи просто в нем гулять, периодически сходя с троп тпробираясь напрямую, через заросли. Валенталас как приклеенный следовал за ним, не попадаясь человеку на глаза, хотя эта сволочь умудрилась словно специально наступить ему на руку. Кроме того лесник в процессе обхода леса успелпару раз поздороваться с женщинами собирающими хворост, испугав тех до икоты, неожиданно для них выйдя из кустов, да один раз увидел молодого хуманса рубившего дерево. К нему лесник вышел держа на перевес арбалет. Гнустное конечно оружие, но чего еще ожидать от хумансов практически не способных к тонким исскуствам и берущих верх только за счет своей подлости с хитростью, да сумашедшей рождаемости.
   Парень при все лесника тут же поудобнее перехватил топор, которым только что шустро так рубил бедное дерево, но увидев направленный на него арбалет, топор опустил, сделав самый честный вид.
   - Аким, я предупреждал, что бы ни ты, ни кто еще из твоего семейства в лесу больше не показывались?
   Аким хмуро кивнул головой, умудрившись при этом сохранить самый честный и покаянный вид.
   - Говорил Апанас Григорич, да только кто же нам даст то баньку каменную справить?
   - А и не надо каменную. Надо было только к писарю княжескому зайти, да леса выписать.
   - Вот ей ей, Апанас Григорич, так бате и скажу, что бы сделал.
   - Нет Акимка. - солидно покачал головой лесник. - Сейчас мы с тобой пойдем к писарю, за штрафом, а там если надо, ты сам сможешь выписать леса.
   Парень рухнул на колени, тем не менее не выпуская топор из рук.
   - Пожалейте Апанас Григорич! Этот гад мне такую виру заломит, что во век не расплачусь!
   - Раньше надо было думать! - внезапно рявкнул лесник. - А то Апанас Григорич добрый, Апанас Григорич пожалеет... А вот не пожалею! Жалелка сломалась! Я только тебя гада уже раз десять предупреждал.
   Аким видя, что сцена с раскаянием и покаянием в этот раз не прокатила, резким взмахом метнул топор в лесника. Лезвием не попал, него и от удара обухом в живот, мало тому не показалось. Пока лесник судорожно пытался набрать в легкие воздух, парень прыгнул на него и в следующее мгновение они клубком покатились по земле. И если с парнем Валенталасу все было понятно, он хотел просто и без изысков задушить лесника, то уАпанаса Григорича стояло целых три проблемы. Надо было как то вдохнуть воздуха, оторвать руки от живота, которой очень болел и соответственно отбиться от Акима, прижавшего руки, его, Апанаса руки к животу своим весом и активно его душившего и соответственно не дававшего вдохнуть этот нужный воздух. Еще где то секунд через тридцать, Валенталас внезапно сообразил, что если он в течении ближайшего времени не начнет знакомиться с почтенным лесником, то знакомиться будет просто не с кем.
   Лесник, пока эльф мучался в раздумьях сначала покраснел, потом плавно посинел и время на размышления у эльфа истекло. Отбросив все мысли, эльф рванул вперед и подскочив к Акиму, рукоятью меча, двинул ему по голове, так что бы оглушить так сказать с запасом. Аким слабо дернувшись обмяк и в следующее мгновение удобно разлегся на Апанасе Григориче.
   Старик покряхтев скинул с себя парня, которой судя по его виду весил наверное в два раза больше, чем придавленный им старик, лесник распрямился.
   - Спасибо тебе незнакомец. - отблагодарил он, сохраняя такой вид, как будто и не было только что этой драки, а так легкая, дружеская потасовка. - Не поможешь ли мне до города эту орясину довести?
   Валенталас, которому в принципе надо было как то наладить контакт с лесником, согласно кивнул.
   - Помогу м что же не помочь то доброе дело сделать.
   Старик довольно крякнув повернул парня, так и не решившегося до этого момента прийти в себя и со сноровкой выдававшей не малый опыт, в течении буквально нескольких секунд спеленал отморозка так, что он мог только руками едва шевелить, да и то в строго отведенных пределах.
   Ловко подхватив под руки побитого, но не побежденного лесоруба и ополченца по совместительству, победитель потащили его в сторону города, до которого надо признать было не так уж и близко.
   - Как тебя то зовут хоть помощничек? - поинтересовался как бы между прочим Апанас Григорич, через пару минут общейд деятельности.
   - Зови Валентоласом, воином клана..., аааа просто ВАлентоласом.
   Следующие пару минут, пока преодолевали попавшуюся по пути низину, вновь воцарилось молчание.
  
   Выбравшись наконец на тракт, лесничий осмотрелся и уверенно двинулся в сторону города, ведя за собой Акима. Тот в свою очередь, хоть и зыркал злобно по сторонам, по видимому хотел все таки кого то напугать, но шел смирно.
   - А вот расскажи ты мне мил человек, почему ты мне то помог, а не этому балбесу великовозрастному?
   - Не нравится мне, когда за зря лес портят. - пожал плечами эльф.
   - А я значит не порчу? - прищурился Апанас он же Григорич.
   Валенталас сделав вид, что на какое то мгновение задумался, отрицательно покачал головой.
   - Нет Апанас Григорич... т... вы за лесом смотрите. Я от самого города смотрю.
   Старик удивленно распахнул глаза. Наверняка считал себя кем то вроде друида, что ему и эльф не брат.
   - От куда от города? Точно говори.
   Валенталас изобразил на лице самую обаятельную улыбку, надеясь, что его харизма работает и на мужчин.
   - Так я же точно и сказал. От города и веду. От самых ворот в смысле.
   Лесник резко замер. От столкновения их спасла только хорошая реакция Валенталаса, успевшего затормозить в самый последний момент.
   - Не надо врать старшим молодой человек. - палец деда Апанаса поучительно закачался туда и обратно. - Меня сами аглицкие друиды учили! Я всех лесу вижу!
   - Дед Апанас, если хочешь, могу рассказать тебе о чем ты говорил с тремя молодками и парой старух. - пожал плечами эльф.
   Лесник смутившись, закашлялся.
   - Не. Не надо. Я пока и сам помню.
  
   Когда через пятнадцать минут показались ворота, Аким сделал последнюю и решающую попытку избежать заслуженного наказания. Неожиданно для старика парень прыгнул в кусты в надежде свинтить подальше и побыстрее, но ожидавший нечто подобное эльф успел зацепить ногу беглеца и Аким с веселым подвыванием и матерком влетел в кусты, опробовав в них головой все сучки и возможные колючки. А так как их судя по всему там оказалось много, лицо и уши бедняги, когда его вытаскивали, были исцарапаны так, словно над ними поработало не менее трех ревнивых девушек.
   - Ну вот. - пробурчал лесник. - Мало тебе спину плетками попортят так ешшо и харю себе исполосовал.
   Аким в ответ только сплюнул, выплюнув вместе со слюной и зуб, который во рту похоже был лишним.
   Город встретил лесника, эльфа и молодого, но тем не менее выдающегося злодея легким гулом, особенно хорошо заметным после лесной тиши, да едкими комментариями стражников, активно строящих предположения на тему - с какой лесной кикиморы снял лесник своего подконвойного. К тому моменту, когда стражники оставшись позади скрылись из виду, то обсуждалось уже не с кого снимали, уже от скольки невинно пострадавших девок отбивали этого неудавшегося евнуха. К тому моменту сходились на троих, но это был явно не предел!
   Дойдя до центральной площади, Апанас Григорич, к удивлению Валенталаса повел их не в магистратуру, как того вполне обоснованно ожидал эльф, а в маленькую пристройку рядом.
   - Вовремя мы пришли. Господин судья как раз должен был закончить свой завтрак.
   - А разве не магистрат должен этим заниматься?
   - Нет. - лесник покачал головой. - Лес княжеский и все вопросы значит решает судья, по закону и ради закона самим князем поставленный.
   Войдя в здание валенталас обнаружил, что снаружи оно не такое уж и убогое, как казалось. Да, было видно, что княжьих людей в городе недолюбливают, но и обидеть похоже боялись. Впрочем внутренняя обстановка мыслей о большом уважении как раз таки и не навевала. Пусть и до бела выскобленный деревянный пол мысли о богатстве не вызывает, как и резная мебель. Она тут есть почти у каждого в доме, к тому же ей ой как далеко до той, на которой приходилось сидеть Валенталасу дома. Впрочем стоило только глянуть на судью как мысли о убогости обстановки тут же испарялись. За то недолгое время, что эльф провел тут, он научился кое как разбираться в той одежке, что носили местные дикари. И его познаний с лихвой хватало на то, что бы понять: человек одевающий на работу такую одежду, либо безумно богат и ничего не боится, либо сумасшедший. Судья же вроде как сумашедшим быть не может. Впрочем в этом Валенталас как раз таки был совсем не уверен, у этих чекнутых дикарей все может быть, но он очень верил в то, что эльфы не ошибаются и просто в лучшее.
   Сегодня толи эльфы действительно не ошибаются, толи случилось это самое лучшее, но судья действительно оказался вполне разумным созданием, к тому же хорошо знающим Апанаса Григорича. Уже через несколько минут Акима под руки вытащили дежурные вои, что бы всыпать тому двадцать пять палок, как абсолютно справедливо и главное законно, решил мудрый судья. Только сейчас Валенталас понял, что даже среди этих варваров хумансов есть мудрые люди хранящие лес.
   Дверь в судебную пристройку закрылась за их спинами, когда старик неожиданно обернулся к эльфу.
   - А что же ты не заступится за бедолагу? - глаза лесника словно пытались просверлить две дырки во лбу Валенталаса. - поди могли даже знать друг друга.
   - У меня нет друзей, вырубающих лес. - Валенталасу даже не пришлось разыгрывать оскорбленную невинность, скорее наоборот пришлось сдерживаться.
   Григорич посверлив в Валенталасе дырки еще несколько секунд, пришел к какому то мнению.
   - В общем, если хочешь идем работать ко мне. Помощником. - и видя, что эльф задумался, важно, как о само собой разумеющемся добавил. - С деньгой не обижу.
   - Я могу подумать пару дней?
   - Думай, только не очень долго. - кивнул старик и не дожидаясь ответа, с важным видом пошел по своим делам.
  
   ... Лес, несмотря на то, что был можно сказать для Валенталаса чужой, или как минимум не родной, принял эльфа в свои объятия легко. Новоявленному помощнику лесничего, даже стало жаль, что у него в кармане не оказалось семени мелорна, Друиды и повелитель их веками в карманах таскают, все никуда применить не могут, а ему по статусу видите ли не положено, а вот сейчас, когда для леса он мог бы сделать больше, чем любой из правителей, что были да и возможно еще только будут, это не положено помешало привести такую огромную территорию под длань перворожденных.
   - В общем сами перестраховщики и виноваты. - сделал в итоге вполне логичный вывод Валентолас, решительно отбрасывая все эти грустные мысли и сосредотачиваясь на работе, которую он как ни странно с радостью подрядился выполнять для хумансов.
   Где то минут через пятнадцать после начала обхода, эльф к своей радости наконец то сумел почувствовать лес. Это конечно не было то полноценное чувство, что давал ему перволес, где он мог с легкостью отследить местоположение и путь каждой, даже самой мелкой букашки, но определить наличие живых двуногих, он мог. Еще минут через пять такого похода по лесу, Валенталасу представилась возможность проверить на практике свои ощущении леса. В смысле понял он внезапно, что рядом озеро, а там где то с пять двуногих. Беда же была в том, что понял Валентолас это как то неуверенно, что ли. В общем пришлось старшему и пока единственному помощнику лесничего пройтись в сторону этой злополучной реки, что бы убедиться в честности этой непонятной пятерки.
   Убедиться удалось довольно быстро. Поскольку пятерка находилась на месте и ближайшее время уходить никуда не собиралась. Не накупались еще эти самые пять преставительниц человечества, с детской радостью плескающиеся в воде. Валенталас даже невольно засмотрелся на женские тела, и пусть им до эльфиек как до эльфийского леса... гммм на четвереньках, но к своему удивлению, что то этакое, эльф в них по мимо воли усмотрел.
   Идиллия я купающимися девушками и эльфом подсматривающим за ними продолжалась где то минут с двадцать, как за спиной Валенталаса раздался легкий щелчок и не успевший не то, что среагировать, а даже сообразить, помощник лесничего получив толчок по своей достойной заднице, с радостным, но матерным воплем полетел в сторону разбегающихся в разные стороны девушек. Добравшись до места где он смог наконец то нормально осмотреться, он обнаружил пять мокрых женских голов, с любопытством выглядывающих из разной степени потоптанности кустов и и где то на грани слышимости раздавалось знакомое ехидное ржание, по другому не скажешь.
   - Ну леший, зараза, - отплевался от воды эльф, - больше ты от меня не сбежишь!
   В этот же момент ржание и кудахтанье перешло в кашель и невнятное бульканье. И в Валенталаса из леса вылетела шишка, первое, что попалось под руку оскорбленному в своих лучших чувствах лешему. Так как шишка была отправлена в полет умелой рукой хозяина этого леса, попала точно в лоб мокрому и злому эльфу. Из пяти разных и уже основательно потоптанных кустов, раздалось веселое хихиканье. Жалкий мокрый вид и эмпатия эльфа начал рулить во всю и и еще пол минуты назад испуганные девушки начали игриво хихикать, выставляя на показ то ножку выше колена, то руку. Самые смелые вскоре начали демонстрировать свои бедра, а то и груди.
   Леший глядя на начинающиеся у него перед носом безобразия, смог лишь злобно завыть волком, немного испугав разошедшихся девушек, да представив тем самым эльфу быстро подумать на тему, того как ему оторваться от преследовательниц. В итоге, когда испуганные девушки пришли в себя и вновь обратили свое внимание на объект с своего воздыхания, от эльфа осталось только пара пузырей, которые по своей природе не могли нырнуть за активно удирающим длинноухим. Разочарованные девушки тут же загалдев словно сороки, начали крутить своими головками в поисках их сбежавшего принца, Ну или хотя бы того гада, который его спугнул, лишив охотниц желанной добычи. А что, ли купались? Купались! За ними посматривали? Посматривали! Вот пусть тот кто посматривал, и искупает свою провинность! Леший же вовремя сообразивший, что ему, так как он ни разу ни эльф, искупление провинности скорее всего не понравится, тихо, не показываясь на глаза разочарованным девушкам, предпочел по тихому свинтить подальше.
   Валенталас не будучи водяным, кое как доплыл до берега и прикрываясь кустиками покинул речку, углубившись в лес. Из всего произошедшего он твердо понял три из двух. Или он, или леший, или он в лесу, куда не может добраться этот лесной поганец!
  
   Хрустнув пальцами, Валенталас поморщился от невольно перенятой привычки хумансов, но начатое дело в отличии от лесных творцов продолжил. Ну не мог он себе позволить уйти в депрессию недельки этак на две, от осознания собственной глупости и дикости. Вчера ему может и удалось избавиться от лешего, но свое укрытие никому не помешает. Своя крепость в хозяйстве всегда пригодится, уж ему как воину эта прописная истина хорошо известна.
   Последний раз окинув хозяйским взглядом выбранную полянку, Валенталас подхватил ранее приготовленную палку и двинул неторопливо обходить поляну, оставляя своим новоприобретенным колом неглубокие ямочки на небольшом расстоянии друг от друга. Хотя эльф не любил копаться в земле, подобно человеческому крестьянину, но к его глубочайшему сожалению, пока никому не удалось придумать способ выращивания домов и оград простым взмахом руки или лапы, смотря у кого что растет соответственно.
   Через пять минут, когда граница была вроде как обозначена, Валенталас возвратился обратно, в центр поляны и тяжело вздохнув замер. Сейчас он должен был из тех, мельчайших частичек, что отслоились от палки, пока он копал ей яркими и собственно в этих ямах и остались, сформировать ограду. И это было неимоверно тяжело. Собственно Валентолас даже м не верил в свой успех. Нет! Будь у него семена, он бы их кинул в подготовленные ямочки, подпитал немного силой и радуйся жизни, но семян у него не было. А потому эльфу оставалось только попробовать повторить тот трюк, что у него дома делали не самые слабые маги. Ему надо было выкопать палкой ямки для ограды, а потом самые маленькие кусочки, что остались в ямах и не помнили точно что они такое, надо было запитать силой и убедить пока они не выросли и не вспомнили, что они самые, что ни на есть прямые потомки ограды и потому должны расти именно так и не как иначе. Он же прямой потомок этой ограды, а не где то там, куст непонятного происхождения.
   Примерно через пол часа, после попытки номер сорок пять, вроде как появился первый результат. Проклюнувшийся росток, пусть и было всего пару сантиметров роста, тем не менее самым что ни на есть активным образом пытался ужалить протянутый к нему палец, что бы соответственно парализовать свой будущий ужин и потом неторопливо приступить к завтраку плавно переходящему в ужин.
   Валенталас отдернув палец, чуть не пустился в пляс. Все таки что ни говори, а хумансы на окружающих очень отрицательно влияют. С трудом подавив свой танцевальный порыв, эльф осмотрелся и убедившись, что его никто не видит, позволил себе легкую улыбку, как самый достойный представитель древнего и вечно зеленого леса. А еще через секунду, когда улыбка на его губах окончательно угасла, Валенталас выдал в окружающий лес, так, что бы все слышали, тяжелый вздох, на тему как не совершена жизнь и все остальные, не способные до конца оценить все то изящество и великолепие, что им дарят эльфы одним лишь присутствием рядом с ними. Лес с Валенталасом молча согласился.
   Эльф в свою очередь не услышав возражений, принялся старательно вливать в своего будущего охранника довольно приличную часть своей силы. Будущий родоначальник ограды, ему нужен был как можно быстрее. Выложив на это, несомненно благородное дело почти половину своего внутреннего разрыва, который кстати будет восполняться теперь несколько дней, Валенталас удовлетворенный отошел от своего питомца, успевшего вырасти где то до пояса. дернувшийся в сторону эльфа куст, среагировавший как и было задумано на движение, замер, словно принюхиваясь потом, по видимому узнав хозяина, недавно поделившегося с ним силой, замер медленно покачивая листьями, словно в ожидании чего то, или чего то выпрашивая.
   - Нда. - покачал головой Валентолас. - Деревья слабые, могут умереть, если их не подкормить... Надо же так врать, что и не почувствовал ничего... Ну друиды! Доберусь я до ваших бороденок!
   Друиды на это обещание ему почему то ничего не ответили... может испугались?
   Не то через час, поднакопив еще немного сил, начинающий садовод любитель, вновь подкормил будущего стража. Куст в свою очередь при приближении к нему хозяина, только радостно трепетал листьями, куда то спрятав иглы.
   Валенталас в свою очередь будучи храбрым воином, где то через пол часа топтания вокруг растения, осторожно выкопал кустик и перенес его на окраину полянки, что бы необычное растение не так явно бросалось в глаза.
   Покончив с этим несомненно важным делом, эльф сориентировался по солнцу и убедившись, что рабочий день можно сказать прошел не зря и планомерно подошел к концу, неторопливо направился в город. В конце то концов ему еще отчитываться перед лесничим о проделанной работе. А эта процедура хорошей быть не может! Стыдно ему! Воину эльфу отчитываться перед каким то хумансом. Пусть даже и лесничим.
  
   Еще через сорок минут, эльф осторожно крался по гостинице, изо всех сил стараясь не попасться на глаза Марфе. Валенталас эту настойчивую даму даже бояться начал, особенного после того, как она его ловко зажала в окне. Еле удалось выбраться. Так что за свой страх эльфу стыдно не было, впрочем и рассказывать об этом он никому тоже не собирался.
   Марфа этим вечером ожидала своего принца около входа в его комнату, логично решив, что раз он так непонятно ходит к себе, то уж в комнату ему заходить так или иначе, кроме как через дверь не получиться. Впрочем она была права! Расслабившийся эльф, решивший, что девушка осталась в главном зале, чуть со всего маху не прыгнул в ее жаркие объятия. Спасло его то, что Марфа в этот момент повернулась к нему своим выдающимся во всех смыслах этого слова задом и пыталась подслушать, что твориться у него в комнате. Резво заработав ногами в обратном направлении, Валенталас успел скрыться до того, как девушка обернулась на непонятные шевеления.
   Выйдя на улицу, эльф с тяжелым вздохом непризнанного гения вздохнул и полез на крышу конюшни, от куда был простейший путь до окна его комнаты. Не успел Валенталас забраться в комнату, как в дверь раздался робкий стук. Марфа услышавшая невнятное шебуршание в комнате начала штурм. Эльф в свою очередь, не принимая открытого боя тут же ушел в глухую оборону, затаившись и категорически не реагируя на пламенные призывы девушки. Промучавшись с пол часа, девушка сдалась и тяжело вздыхая ушла к себе. Впрочем Валенталас будучи истинным сыном леса, подозревая в демонстративном уходе хитрую ловушку, на искушение проверить так это или нет не поддался и из комнаты не вышел!
   С наступлением утра, еще до входа солнца, эльф вновь через окно, потому как.... На улице он гордо но осторожно пошел и пошел и пошел. Впереди Валенталаса ждала лесная поляна на которой будет стоять его домашнее дерево.
  
   Лес встретил эльфа просыпающимся щебетом птиц. Короткая прогулка, минут этак а тридцать и вот он, будущий дом. Отсаженный вчера на край поляны кустик живой изгороди, несмотря на минимальное количество магической энергии, отданой вчера Валенталасом быстро пошел в рост и сейчас вымахал почти по пояс.
   При приближении эльфа к кусту тот затрепетал листками и потянулся к Валенталасу. Эльф, вначале настороженно замерший, медленно протянул руку и кустик с вида радостно, но мелко затреперавший прильнул ближайшей веткой к руке Валенталаса. Эльф тут же поделился с кустом энергией, после чего куст от удовольствия разве что не замурлыкал, да и то только потому, что не умел.
   Убедившись, что растение выросло уже достаточно, для того что бы относительно безболезненно перенести процедуру размножения, Валенталас ухватился за предусмотрительно принесенную лопату, размахнулся и замер, благодаря всех богов. Он только что, из за того, что набрался у хумансов дурных привычек, чуть не закончил свой жизненный путь извращенной формой самоубийства. Вот сколько раз ему учитель леса говорил, что лес не прощает, когда его корчуют железными инструментами, в том числе и лопатой, а он ду... бина стоеросовая вообще на сторожа замахнулся... Нет, все таки правильно эти хумансы говорят: в голове нет - в магазине не купишь.
   Отбросив от себя лопату, с таким видом, словно та превратилась в змею, эльф присел возле кустика.
   - Прости меня. - забормотал он, конечно больше для самоуспокоения, чем по необходимости, осторожно разгребая землю. Благо она за прошедшие сутки даже уплотниться не успела, не то что зарости травой.
   Выкопав куст, Валенталас осторожно перенес его на место постоянного жительства, где до этого уже успел вчера выкопать лопатой ямы, для последующей высадки растений.
   Присыпав кусты землей, эльф невольно вздохнул. Зеленый стражник спокойно отнесся к тому, что его посадили в яму выкопаную грубой лопатой, а не руками и воевать с Валентоласом не собирался. Эльф же поделившись с растениями энергией, успокоенный и умиротворенный пошел домой.
  
   Утром солнце вновь осветило своим светом спящий город. ВАленталас этот свет встретил как и ранее у выхода из города. Очень уж ему не хотелось повстречаться с настойчивой поклонницей, с упорством достойным лучшего применения по прежнему каждую ночь осаждающую дверь в комнату эльфа. Его, Валенталаса, уже даже на почве жуткой ревности, позавчера даже ее тайный поклонник, в лице помощника кузнеца, приревновал, и попытался разобраться со счастливчиком в полном соответствии с местными традициями, то есть напившись до состояния полного изумления, после чего приперся к номеру где в это время собирался ложиться спать эльф. После этого огорченный жизнью ухажер попытался выломать дверь, что бы после этого акта вандализма попрактиковаться на Валенталасе в качестве пластического хирурга. Спасла от позорного избиения Валенталаса только верная Марфа, как обычно сидевшая под дверью, в надежде увидеть своего кумира и вставшая грудью на защиту эльфа. И не надо тут скептически ухмыляться, что уж воин то дома Дубового листа мог три раза проткнуть мечом и пять раз застрелить Миколу. Все же тот лишь простой помощник кузнеца. Это все несомненно так, но есть одно но ... всегда есть но, которое не даст полноценно насладиться жизнью. Так и тут. По традициям и законам Росов, все спорные вопросы связанные с женщинами, между мужчинами, решались в честном поединке на кулаках, без какого либо оружия. Иначе КАЗНЬ. Ну а уж во время кулачной схватки, могли и убить ненароком, особенно в пьяном угаре, потому как этот самый пьяный угар смягчал вину, если от нее вообще не избавлял. А люди все таки будучи дикарями, крупнее и мощнее эльфов, особенно помощники кузнецов. В общем, права больше так не рисковать, эльф стал покидать номер еще раньше. И теперь восход солнца встречал если не в лесу, то на подходе к нему.
   Почувствовав, что его начинает уводить куда то уж очень далеко в сторону от предстоящих дел, Валенталас резко прекратил свои измышлизмы, и собрался.
   - Доброго утра. - высунул свой нос из сторожки, сонный стражник. - Что то ты каждый день на работу идешь все раньше и раньше. Не хочешь в стражу? Нам такие ответственные робяты нужны.
   - Нет. - отмахнулся эльф, даже не потрудившись сделать вид, что задумался о озвученном предложении. - Мне нравиться работать у лесничего, да и как я могу быть таким неблагодарным, к суще... человеку проявившему ко мне доброту.
   Стражник на этот пафосный монолог лишь хмыкнул, ничего более на сказав.
   Через минуту стражник выбрался из своей будки, где дожидался смены и гремя ключами, прошкандыбал к малой калитке. Провозившись еще с минуту возле этой калитки, он с жутким скрипом ее распахнул.
   Эльф невольно сморщился.
   - И когда вы эту калитку смажете маслом, или вам ложки масла для ворот жалко?
   - Да нет, не жалко. - стражник с грустью посмотрел на почерневшие от времени ворота. - Но капитан считает, что скрипучие ворота помогут ему контролировать контрабандистов.
   Услышав эту горестную жалобу на несправедливость жизни, Валенталас едва сдержался от ехидной улыбки.
   - Да, жизнь не справедливыа. Стоит только кому нет будь отхватить чуть власти, как он тут же начинает притеснять других.
   - Вот как ты нас понимаешь. - согласился служитель закона, провожая эльфа и с таким же жутким скрипом закрывая за ним дверь.
   Лес принял возвращение своего блудного сына с абсолютным спокойствием. Впрочем Валенталас к этому уже привык и воспоминание о том, что где то, когда то он был частью леса, который он ощущал, как часть самого себя и который в ответ одаривал его покоем, умиротворением, оказывая всю возможную помощь, не несбыточные мечты, а реальность, которой он лишен из за подлого демона.
   Проходя мимо реки, до эльфа вновь донеслись визги девушек, пришедших на реку купаться. Впрочем эльф на эти визги мужественно не отреагировал. Его ждал будущий дом и уже прирученый сторож. А девушки на реке... ну их к черту, или точнее к лешему, который там скорее всего и сидит.
   При приближении к заветной полянке, настроение эльфа резко покатилось вниз. Какой то ушлый хуманс в его отсутствие похоже успел уже пробраться на поляну и там похозяйничать. Несколько деревьев из за которых он и выбрал это место, уж больно они, деревья, стояли хорошие, почти как дома. Так вот эти самые деревья, краса и гордость его дома, сейчас лежали жалкими изрубленными кучами.
   Прийти в себя и бюро более менее внятно кто он и что тут делает, Валенталас смог не скоро. Минут этак через пятнадцать. А вот придя, тут же занялся поисками того гнусного гада, что смог так извращенно надругаться над чувством прекрасного перворожденного. А это удивительное чувство чуть ли не самое важное в жизни честного эльфа. Об этом знают ВСЕ!
   В общем Валенталас было готов идти по следу до самого победного конца и куда там волкам, медведям или кабанам. Быстро найдя тропу, по которой вандал пришел на поляну, эльф двинулся по следу и даже дошел до противоположной стороны этой самой поляны, когда увидел торчащие их под стража ноги, обутые в старые заношенные лапти. Ухватив за ногу, эльф протянул ее на себя и на свет вслед за ногой вылезла испуганная физиономия какого то хуманса, судя по одежде далеко не богатого сословия. Скорее наоборот, обстановка ножа и топора, ему более знакома и привычна чем скажем приглашение на великосветский раут.
   - Ну и во имя каких богов, ты пришел на мою поляну, да еще и деревья срубил? - даже несмотря на всю свою злость, Валенталас не смог сдержаться от пафоса.
   Физиономия в ответ только глупо моргала глазами.
   - Ну что же. - прошипел эльф. - Раз ты у нас такой стойкий воин хаоса, я дом тебе возможность это доказать. Я тебя даже убивать не буду. Пусть тебя мой страж живым попробует. Я у него потом узнаю, как ты держался.
   Наглая физиономия в ответ только усиленно заморгала глазами, но ним одного слова по прежнему не проронила. Валенталас злобно ухмыльнувшись на последок, ногами закатил наглеца обратно к корням стража. Хуманс в ответ на эту процедуру, в свою очередь что то судорожно замычал и даже сумел частично преодолеть паралич и легонько задергать ногами, его мстительного эльфа это не остановило. Дотронувшись до листьев стража, эльф мысленно разрешил растению приступать к позднему обеду, просил ее чего развернувшись покинул поляну. Ему теперь предстояло усиленно думать и решать продолжать ли ему строить дом в оскверненном месте, или поискать новое место.
   Эльф уже успел дойти до края поляны, когда до него донеслось судорожное мычание, которое все никак не могло перейти в здоровый крик. Валенталас остановился, подумал, критично охарактеризовал себя как тупого, вонючего хуманса... и возвратился обратно. Мысленно попросил стража еще немного подождать и ухватившись за торчащие из куста волосы, вытянул хуманса из куста. Еще одна просьба к стражу и к пленнику возвращается способность разговаривать.
   - Слыш ты! Сопля зеленая! Немедленно отпусти меня, пока Сенька Рыжий ничего не узнал, а я так и быть замолвлю за тебя перед ним слово. - тут же потребовало от эльфа это будущее удобрение.
   Валенталас где то с минуту послушал вопли несостоявшегося похитителя красы и гордости этого участка леса, после чего с мягкой улыбкой эльф достал из за пояса свой меч, который эти неотесанные хумансы почему то считали пусть и большим но кинжалом и продолжая все так же е улыбаться, отрезал придурку палец, все равно отпускать его он не собирался ни в коем случае. Палец как и положено, под аккомпанемент испуганных воплей и визгов мягко отделился от кисти.
   - Так где ты говорил находиться Сенька?
   - Да он тебя на вертел как кабана насадит и зажарит, если ты меня сейчас же не отпустиш.
   Валенталас все так же улыбаясь, потянулся за вторым пальцем.
   Хуманс дернулся попытавшись выдернуть руку, но паралич как и следовало ожидать, сделать этого не позволил.
   -.Нееееенадооо! Обещай, что отпустиш меня и я тебе все расскажу. Тем более сам к нему придешь.
   Нож на мгновение замер народ рукой эльфа.
   - Я подумаю. - после чего нож начал медленно, с чувством, смаком и расстановкой вновь приближаться к руке варвара.
   Мужчина вновь обеспокоенно попытался поерзать и вновь безуспешно.
   - Ну так и думай, что же ты пальцы то резать собирался?
   - Ну так тебя то все равно, как это... простимулировать все равно надо. - улыбка по прежнему не сходила с лица Валенталаса.
   Когда лезвие клинка разрезало кожу на руке, хуманс наконец то сообразил, что при его стойком молчании, от стимуляции ему не отвертеться и решил,что дальнейшее молчание как то невыгодно его организму. Да и в силу неизвестного Сеньки рыжего он как то больше верил,чем в собственные скудные силенки, а этот не отличающийся большой в общем то храбростью хуманс, с почти чистой совестью сдал место нахождения этого ужасного лесного атамана.
   Едва только Валенталас получил от пленника все, что считал нужным, тут же отдал команду своему верному стражу, и парализованный в очередной раз мужчина, тут же вновь обиженно замычал. Впрочем обиженное мычание через пару секунд сменилось на...в общем сменилось оно на другое, которое возникает, когда голодный куст подтягивает тебя к себе с явно гастрономическими намерениями. В общем мужик немного обделался от страха, но ни эльф ни растение на него не в обиде. Валенталасу в принципе было все равно, а страж ни грамма лишнего корма ни так, ни так не потеряло. Через несколько минут испуганное блеяние сменилось легким похрапыванием, легкая в общем то смерть во сне...
   Встав Валенталас привычным жестом отрусил штаны, подумал несколько секунд и легким шагом скрылся в кустарнике.
   Шаг эльфа легок и упруг. Увидеть его может только другой эльф. По крайней мере Валенталас в это верил, до тех пор, пока ему на голову не упала в качестве подарка от лешего, самая крупная на дереве шишка. Вслед за прилетевшей шишкой с ели голосом лешего раздался такой паскудненький смех. Наглая зеленая морда, цинично смеялась, даже не пытаясь скрыть своего присутствия. Валенталас хорошо понимая, что в соревновании по стрельбе в лешего он, несмотря на то, что эльф, проиграет с разгромным счетом, словно сделал вид, будто все идет именно так как он и заказывал, неторопливо зашагал дальше. Впрочем это ему не очень то и помогло. Леший, гад, на второй шишке успокаиваться не пожелал и в э эльфа полетел новый снаряд, даже поувесистее первого, и где только этот гад их берет?!
   Увернувшись от еще пары таких подарков, Валенталас ринулся обратно к себе на поляну. Леший в свою очередь будучи настоящим представителем лесной нечисти, отставать от эльфа категорически отказался и рванул следом, умудряясь При этом маскироваться так, что эльф, с его то чувством леса обнаружить эту наглую зеленую рожу, ну просто никак не мог.
   Выскочив на поляну, Валенталас бросился на ее середину, подальше от деревьев, от куда принялся высматривать своего врага. Леший, которого так же захватила эта погоня, не подумав о том, что на поляне будет хорошо заметен, бросился следом за эльфом. Выскочив из за деревьев,Леший нос к носу столкнулся со злобно ухмыляющимся эльфом,уже вовсю приготовившемся к расстрелу зарвавшегося хозяина леса. В следующее мгновение свистнула стрела, чудом не попав в него. Не долго думая, леший повернувшись бросился обратно,спрятавшись в растущих на краю поляны. Все таки бессмертный или там не бессмертный, а получать кусок железа в горяче любимое тело не понравиться никому.
   - Ну что, попал. - прорычал эльф опуская лук. В следующее мгновение леший почувствовал как в него пятую точку вонзилось что то острое и довольно болезненное, а следом за этим по телу начала растекаться слабость. Такая приятная , но как то совсем не к месту, если учитывать эльфа, желающего пустить хозяина леса на растопку печи. Еще раз осознав эту глубоко филосовскую мысль,леший собрался с силами и сделал решительный рывок в сторону леса и попрежнему остался сидеть в кустах, не сдвинувшись в сторонудаже ни на сантиметр. Проведя срочную инвентаризацию собственного организма, леший обнаружил, что на его любимую любимую ногу покусился этот самый куст, под которым он нашел временное пристанище. Еще пару раз дернув ногой и убедившись, что его потуги как то растение совсем не интересуют, поднапрягся и мысленно приказал растению отпустить его. Наглый куст проигнорировал требование хозяина леса, словно тот был обычными человеком. Ткнув пальцем в отросток, леший приказал растению усохнуть и чуть сам не ушел за грань, путем мгновенного засыхания. Паскудное растение пропустило всю энергию через себя, добавив к ней частицу своего яда и щедро отправив это все лешему. Леший получивший новую дозу яда, расслабился окончательно, руки и ноги его подломились и через секунду он стал поразительно похож на кучу веток с листьями.
   Эльф неторопясь подошел к своему стражу и с показательным презрением вытащил беспомощное существо из кустов.
   - Ну что тварь, - процедил Валенталас,- теперь ты понимаешь, что твое предназначение только в службе перворожденным? Впрочем, я так думаю ты и сам со мною сейчас согласишься.
   Запустив руку в грудь к лешему, эльф оторвал листик заменявший у лешего часть сердца.
   - Иди, разными розыщи мне Сеньку Рыжего, или...- легко сжав пальцами листок, Валенталас дал четко понять, что до или, лешему лучше не доводить.
   В следующее мгновение растение вкололо лешему в ногу еще какой то гадости и втянуло росток обратно, вновь став похожим на самый обычный куст. Валенталас встряхнув лешего, развернулся в сторону предположительного нахождения лагеря этого самого Сеньки Рыжего, отправил бывшего хозяина леса в непродолжительный поле.
   После довольно таки жесткого приземления, кое как собравшись в кучку, леший задумался, вновь атаковать этого монстра, убьет, а выполнять его приказы... хозяин леса он, или так, погулять вышел? В общем размышления были тяжелы и совсем не радостны. По результатам этих этих размышлений выходило, что сейчас он как раз таки просто погулять вышел, но, что самое обидное, сделать с этим он ничего не может, разве что, геройски, как говорят люди погибнуть. А это вовсе не то, что внушает оптимизм честной нежити. Скорее наоборот. Придя таким образом к внутреннему согласию, леший что то бурча себе под нос, зашагал к лагерю Сеньки Рыжего, благо где он находиться, ему было хорошо известно. Леший все таки, а проиграть вышел.
  
   Осмотрев аккуратно лагерь, который находился там же где и пол года до этого, леший прислушался, нашел эльфа, который находился как и предполагал леший, рядом с похищенной частью сердца и послал эльфу мысленный образ, в который положил все что только что увидел.
   Валенталас, только недавно закончивший разместить размечать границы своего бегущего дома и сейчас активно подпитывающий стража своей неведомой невеликой силой, при этом еще и направляющий его рост по обозначенной раннее границе, от полученного посыла сразу же потерял концентрацию, хорошо не сознание. Страж к удивлению Валенталаса, как только прекратилась подача магической энергии, продолжил разрастаться по обозначенной границе еще более быстрыми темпами, вовсю сигналя по недавно появившейся между ними связи, он все понял и сейчас он будет расти именно так как хочет его друг и хозяин, только не надо его лишать этих прекрасных моментов кормления лично им, хозяином.
   Валенталас, несмотря на головную боль охватившую его после получения сообщения от зеленой нечисти, все таки сообразил какой ему только что подарок, сделал зеленый враг. Осторожно погладив растение, эльф положил в середину куста листок оставшийся на долгую память от лешего, велел ему никого к данному листику не подпускать. Страж тут же оплел доверенное ему сокровище лозой, на лозе в свою очередь вырастил шипы и продолжил рост ваш обозначенной границе. Валенталас, неожиданно для себя освободившись раннее намеченного им самим срока, занялся разбором полученного от своего нового слуги, сообщения. Впереди его ждал первый заработок, при этом, что интересно, деньги ему хумансы заплатят за то, что он их же собратьев и убьет. Да! Еще раз эльф убедился в точности слов старейших, говоривших, что все люди порождение зла и мысли их хаосом заражены!
  
   Леший, он же хозяин леса,он же ненависть нечисть, он же с недавних пор слуга гнусного (ну это только для лешего) эльфа, зашкерившись в свою самую глубокую берлогу, через установившуюся слабую связь, с волнением следил за эльфом, который неторопливо шагал по лесу в сторону лагеря разбойников. Листика бывшего частью сердца лешего, при эльфе к сожалению не было. Впрочем леший не отчаивался этот длинноухий гад вполне мог замаскировать эту драгоценность, так что для лешего было главным первым добраться тела эльфа, если его порешат первым. А то нет дай боже наступит кто на заветный листок и помирай из за этих косалапых дураков. Впрочем лешего вполне устраивал вариант, когда этих никчемных общее людишек это странное создание пороки порешит. Все равно когда он выйдет их леса,связь его частицы с лесом ослабнет и лист сам засохнет. Больно будет, это да, негр не смертельно.
   Валенталас осторожно подкрадывался к лесной поляне, где судя по сообщению лешего как раз и находился лагерь Сеньки Рыжего. Собственно сам лагерь выдавал себя шумом, аппетитным запахом жареной оленины , да не громким говором его обитателей. Метров за пятьдесят до границы лагеря, эльф обнаружил наблюдателя, наверное самого большого неудачника в этомлесу, или что более характерно для хумансов самого молодого и забитого не способного активно сопротивляться воле атамана.
   Осторожно обойдя его, эльф аккуратным ударом по затылку оглушил своего клиента, на котором вскоре планировал заработать. Паренек, занятый не столько охраной лагеря, сколько своими тяжелыми думами Валенталаса не заметил до самого конца, молча управ под ноги эльфу. Шустро стянув с политрука пленника рубаху, Валенталас разорвал ее на лоскуты, которыми с энергией ищущей болонку более достойного применения связал парня, после чего или стал похож на куль плотно прерванный перевязанный веревками и соответственно из которого торчала безвольно свесившаяся голова. Покончив с первой жертвой эльф осторожно двинулся дальше. практически неопасаясь никого потревожить.
   В центре поляны горел небольшой костер, над которым в свою очередь висел солидный казан с булькающей в нем кашей. Стоявший рядом детина, за два метра ростом и почти столько же в плечах, с нежностью глядя в этот самый казан, крышку от которого он держал в левой руке, правой рукой, вооруженной поварешкой, при желании которую можно приспособить под тяжелую палицу. На противоположном краю поляны, около установленных шалашей, вольготно развалились несколько лиц, как сказали бы стражи, самой бандитской национальности. В общем банда занималась блаженным ничего не деланьем, в ожидании скорого обеда.
   Эльф злорадно ухмыльнувшись достал лук, аккуратно разложил стрелы,втыкать в землю их никак нельзя. И нечего тут думать, что это какой то глупый эльфийский ритуал. Вы вообще задумывались почему эльфы самые лучшие в деле стрельбы из лука? Дело тут вовсе не в феноменальной меткости и не в особом строении мышц, позволяющем стрелять круче автомата. Нет! Секрет тут очень прост. Каждая стрела обильно, чего уж жалеть на хорошее дело, смазана качественным, настоящим эльфийским ядом. Так что для победы в большинстве случаев достаточно просто царапины. И именно по этой причине вечный лес так преданно и сильно не любит нежить и умертвий. На этих сволочей яды не действуют, а это пагубно сказывается на репутации эльфов, как непобедимых воинов. В общем втыкать такую стрелу в землю категорически не рекомендуется. Стрела должна очищаться от яда в теле цели, а не в земле.
   В течении следующих нескольких секунд, кашевар и шесть отдыхающих получили в качестве подарка по стреле в разные части тел .Еще один их товарищ к ним не присоединился по причине слабых нервов. Дернулся гад от испуга, и стрела прошла мимо.
   - Нет в общем в жизни совершенства. - обидился Валенталас на удачливого бандита. - Придется на тебя, гада, еще одну стрелу тратить.
   В следующую секунду счастливчик и еще семь его товарищей, получив каждый по стреле, покинули этот мир оставив свои тела без присмотра. На поляне остался только растерянно крутящий головой верзила, с шикарной рыжей шевелюрой, по которой собственно Валенталас и определил Сеньку Рыжего. Достав одну из трех стрел предусмотрительно смазанных парализующей мазью, эльф аккуратно прицелился в ягодицу и выстрелили э выстрелил. Попадание стрелы бандит обозначил испуганным воплем и прыжком в высоту, где то под метр. Быстро сообразив из каких кустов прилетела стрела, Сенька сделал несколько шагов в противоположную сторону, остановился на секунду, подумал и прилег полежать.
   Валенталас подождал в кустах еще минут пять, после чего осторожно выбрался из них и крадучись стал обходить поляну по кругу, внимательно следя за любым несанкционированным движением. Несанкционированных движений не наблюдалось, ну а судорожные попытки Рыжего что то прохрипеть можно в расчет не принимать. Закончив с осмотром, Валенталас приступил к самой неприятной части процедуры, или попросту говоря к отрезанию голов тех тринадцати неудачников, что получили стрелы с ядом и поиску и последующей доставке к месту общего сбора того обалдуя часового, оглушенного самым первым. Тот к тому же успел прийти в себя и червяковым методом покинул место своего пленения, умудрившись проползти метров десять и схорониться в кустах при приближении эльфа.
   - Ааааа! Отпусти меня! Я больше не буду! -завопил он словно резаный, когда цепкие пальцы пальцы эльфакт ухватились за его лодыжку.
   - А больше и не надо, - согласно кивнул эльф - мне за тебя и так заплатят.
   - Нееее - радостно замотал головой пацаненок. - за меня награду не объявляли.
   В душу эльфа впервые закралось сомнение, но он вполне логично решил, что его просто пытаются ввести в заблуждение, а потому дальше не обращая внимания на истерические вопли хуманса, за ноги поволок его на поляну. Парень еще что то пытался прокричать, но забившаяся в рот трава и земля, к разговорам как то не распологали. Когда же его дергающееся тело было торжественно втянуто на поляну, где находились все остальные, желание кричать у него пропало само собой. Вот не хотелось ему лишиться пусть и бестолковой, но такой родной головы.
   Как можно уютнее устроившись около мычащего шефа, паренек занялся тяжелой задачей разгадывания напрочь непонятных звуков, издаваемых Сенькой Рыжим. Валенталас в это время основательно пошарив в закормах разбойников, прибарахлился парой мешков. В один, который побольше, он все более менее ценное, что нашел, а во второй, соответственно поменьше, уложил все тринадцать голов. Головы в отличие от ценностей в мешок влезли едва, едва, но поменять содержимое мешков Валенталас отказался категорически.
   Подняв мешок с честно добытыми трофеями, эльф взвалил его себе на плечи, после чего ухватился за мешок с доказательствами . Взвесил его и тяжело задумался. Тащить на себе два мешка, один из которых к тому же медленно но уверенно капал кровью, категорически не хотелось, а сгрузить мешки на ходячего пленника и самому волочить на себе Сеньку Рыжего не позволяла гордость. Тяжело вздохнув, словно принятое решение было противно самой его природе, эльф достал из колчана стрелу, наложил на яд, влажно поблескивающий на наконечнике полузабытое заклинание, после чего решительно направился к пленникам. Паренек при виде приближающегося эльфа, тут же начал изображать из себя червяка, в попытке уползти как можно быстрее и как можно дальше. Через несколько секунд сообразив, что такой способ передвижения у него как то не очень получается, замер, глядя на Валенталаса как лягушка на змею. Эльф не обращая на прямо таки струящийся из хуманса ужас, или точнее воспринимая его как должное, дикари должны бояться высшее существо, подошел к Сеньке Рыжему. Еще одна секунда на определение, не притворяется ли этот дикарь, после чего легким пинком ноги дикарь переворачивается на живот и в его ж... ягодицу втыкается очередная стрела, та самая, на которою раннее так предусмотрительно было наложено заклинание. Жертва магическо - хирургических игло укалываний что то хрюкнула и через секунду задергала ногами. Верный признак того, что лекарство подействовало.
   Валенталас успевший до этого отскочить от бандита на пару шагов, быстро натянул лук.
   - Хуманс, вставай, бери мешок и иди в город.
   - А зачем? - злобно оскалился Сенька, при этом с самым жалобным видом потирая рану на заднице, с которой тонкой струйкой текла кровь.
   - Ну, - эльф на секунду задумался, после чего молниеносно сменил стрелу, - на этой стреле яд, от которого ты будешь медленно умирать, где то с неделю весь парализованный... На счет три она будет в твоей ноге.
   Кому другому Рыжий может бы и не поверил, но легкое покалывание в ногах решительно требовало воздержаться от необдуманных действий. Логично рассудив, что дорога длинная, а лес густой, Сенька, а за ним и паренек пришедший в банду всего как пару дней, взвалили тяжелые мешки на плечи и под чутким руководством Валенталаса двинулись в сторону города.
   По дороге бандиты, надеясь протянуть время и найти способ сбежать, стали делать такой ненавязчивый крюк в сторону будущего дома Валенталаса. Тот впрочем не возражал, так как это вполне соответствовало.его планам. А общем где то через пол часа вся компания в теплой и дружеской атмосфере, если не считать пары неумелых попыток по быстрому сбежать, добралась до заветной поляны, уже оплетенной стражем. Вот что вовремя положеная подкормка делает. Особенно если она туда положена еще живой.
   На этой поляне Рыжий то и решил наконец, что заветный миг побега настал. Бросив мешок с честно захваченным Валенталасом хабаром, он со всех ног метнулся в сторону растущего густой стеной стража, по видимому надеясь проломив его, куст в смысле, быстро скрыться в известном только ему направлении. И надо признать план Рыжего начал выполняться с эффективностью, которую никто из присутствующих не мог предположить.
   Добежав до кустов, Сенька уже собрался богатырским прыжком их преодолеть, когда заметил чьи то ноги, до чуть выше колен, скромно торчащие из кустов. Да и не просто торчащие, а еще и медленно в них втягиваемые тоненькими и на вид очень хрупкими веточками. Вид медленно ползущих в кусты ног, которые в этих самых кустах медленно исчезали, произвел на бандита неизгладимое впечатление, заставив его резко затормозить. Этой заминки эльфу хватило для того, что бы сделать прицельный выстрел во вторую, еще не поврежденную ягодицу Сеньки, использовав последнюю стрелу заботливо смазанную парализующей смесью.
   Бандит охнув рухнул на траву. К его ужасу, перед падением он махнул руками и теперь эти самые руки похоже оказались в зоне доступа этого страшно непонятного куста, иначе с чего бы ему, кусту, так резво тянуть свои растительные лапки к таким любимым Сенькой и таким родным частям тела. Рыжий попытался закричать, но горло отказалось его слушать, издав лишь легкий сип. Через пару секунд веточка осторожно коснулась руки бандита и та небольшая чувствительность, что еще сохранялась в теле, куда то стремительно улетучилась. Куст неторопливо обхватил руку и начал подтягивать свой будущий обед к себе поближе. Сенька от ужаса уже почти сошел с ума, когда рядом с ним раздались мягкие шаги. Подошедший эльф наклонившись отщипнул веточку охватившую запястье человека и куст тут же втянул обратно свои побеги, умудрившись при этом даже выразить свое недовольство.
   - Не смей мне тут ругаться. - ласково пожурил эльф льнувшее к ему растение. То в ответ что то прошуршало листьями.
   Валенталас выдернул из задницы бандита свое имущество в количестве стрелы парализующей - 1 штука, после чего повернулся к замершему неподалеку пареньку.
   - Ну что? Стоишь? - Тот судорожно закивал головой. - Бросай мешок, тут с ним ничего не случиться и поднимай товарища.
   Парень бросив мешок заторможено подошел к Сеньке и взвалил его себе на плечи.
   Валенталас критически посмотрев на будущего носильщика приглашающе указал на внезапно возникший в зеленой стене проход.
   - Вперед.
  
   Кое как пробравшись в гостиницу, так что бы никто из горячих и слишком настойчивых поклонниц и их мужчин не заметил, что объект их поклонения, или просто внимания уже в пределах досягаемости, эльф собрался спокойно отоспаться... но сон никак не шел. Возвышенные чувства не давали спокойно уснуть и требовали мести. Чем страшнее, тем лучше.
   Уже привычным применении путем, через окно, Валенталас покинул гостиницу направившись в сторону тюрьмы. Может хоть по дороге какие умные мысли в голову придут... На подходе к зданию тюрьмы они пришли. Обиженный эльф решил отомстить самым страшным и позорным способом, какой только смог измыслить. Он решил украсть Сеньку Рыжего прямо из под носа охраны. Раз не хотели оплатить работу как надо, пусть сами и ловят. А деньги...что деньги, это просто оплата времени, потраченного на поимку банды. Ну а в том, что не смогли удержать этого несчастного бандита, так это вообще не к эльфу. Он в это время как самый ч честный разумный спокойно спал у себя в постели. И это сможет подтвердить весь постоялый двор!
   Вход в здание тюрьмы охраняло 2 хуманса, слава богам без собаки. Легкое расслабляющее внушение и оба совсем не трезвых существа претендующих на звание разумных, сладко захрапели. Впрочем тут надо заметить, что если бы это была тюрьма хумансов его мира, то он бы в нее так смело не пошел. Там стражу несли и воины и маги, а в некоторых городах даже големы. Ну а уж про обязательную трезвость так вообще заикаться не стоит. В этой же стране, к большому удивлению эльфа, если кого то убить и при этом будучи пьяным, наказание следовало меньше с чем когда бы ты был трезвым. В общем хумансы, что с них еще можно взять.
   Первая же дверь в самом здании тюрьмы была закрыта на массивный железный замок, сделанный к тому же из хладного железа, которое крайне безразлично относиться к почти всем видам колдовства и прочих подобных... которые так не любил честный эльф Валенталас (из за того, что у него как у честного честного эльфа были очень сложные и трепетные отношения с этой самой магией). Хотя, вот тут, непосредственно в этот самый момент, Валенталас был бы очень рад, если бы местные именно в этом случае последовали своей традиции и сделали двери как и все здания из дерева, или на крайний случай камня, хотя конечно где вы видели замки из дерева, или камня. Впрочем нет, каменные есть у гномов, но эти безумцы, если бы могли, камнями бы и питались, а не только строили.
   Осторожно осмотрев замок, эльф не сдержал разочарованного разочарованного вздоха. Никаких лихих идей, по поводу того, как избавиться от замка, его почему то не посетило. Дверь из мертвого дуба, обитая хладным железом была по прежнему заперта на замок внушающих уважение размеров, смастряченный из такого же хладного железа. Валенталас вновь принялся осматривать замок, стараясь к нему не прикасаться. Он хоть и не был волшебником и прикосновение к этому железу ему не причиняло боль, как магам, но и приятного ничего не доставляло.
   Второй осмотр замка так же не дал, ни результатов, ни свежих идей. Эльф уже честно говоря собирался развернуться и идти на постоялый двор, досыпать, но решил еще раз, последний, последовать совету учителя, утверждавшего, что он дожил до своих полутора тысяч лет только потому, каждое трудное дело он пытался выполнить ровно три раза. Ни больше, ни меньше.
   Третья попытка разобраться с замком, тоже проходила без каких либо положительных сдвигов, когда Валенталас зацепился головой за факел. Порядком раздраженный эльф не подумав метнул в помеху заклинание старения и через миг на его голову посыпались металлические кольца удерживавшие на факеле ветошь, обильно посыпанные древесной трухой. Кольца как им и было положено по статусу, заклинание просто не заметили, а вот сам факел добросовестно сгнил. Валенталас кое как отплевавшись и прочистив уши, куда почему то набилось больше всего древесной трухи, последовал дикарской привычке хумансов, с чувством плюнул на замок и уже собрался уходить с чувством выполненного долга, как к нему наконец то постучалась долгожданная идея задрав эльфу один маленький, но очень важный вопрос. Почему он, образованный эльф мучается с железным замком, если этот с самый замок закрывает деревянную дверь которою он, умный эльф может просто состарить.
   Дождавшись пока уляжется пыль, еще несколько секунд назад бывшая дверью, Валенталас шагнул вперед и сразу же, нос к носу столкнулся с со стражником торопившимся на шум поднятый упавшими металлическими частями двери. От немедленной расправы эльфа спасло только легкое шоковое состояние, в котором находился воин, да отсутствие шлема. Кое как изогнувшись в узком коридоре, что бы не напороться на предусмотрительно выставленный вперед меч, Валенталас подшагнул к страннику и поприветствовал его легким хлопком по ушам. Стражник от такого неправильного и приветствия присел, выпучил глаза и по видимому попытался что то сказать, но каких либо внятных звуков издать, несмотря на все свои старания, так и не смог. Эльф, не дожидаясь пока его опознают легким движением ладони в область шеи, принудительно отправил офигевшего стражника в гости к Морфею.
   Еще метров через пять,и как раз за поворотом, начинающий диверсант уперся носом в очередную дверь, на этот раз изготовленную полностью из хладного железа. Валенталас вдумчиво но от этого не менее быстро осмотрел дверь, колупнул пальцем каменный блок стены и возвратился обратно к не пришедшему в сознание стражнику. Ключи, как и ожидал Валенталас были у него на поясе и сделаны они были из все того же хладного железа.
   - Да где же вы столько мне метеоритов набрали сволочи!? Ключи они из него куют! Совсем... - негодованию эльфа просто не было предела.
   Вытащив из кармана платок, вот какая польза от цивилизованности и культурного поведения!, эльф осторожно обмотал им экспроприированный ключ.
   За второй дверью его ждали уже двое, впрочем для подготовленного ко встрече воина из дома дубового листа, двумя противниками смутить сложно. Первый, едва только открылась дверь, получил стрелу обильно смазанную правильным снотворным в левое плечо и через пять ударов сердца, пускал пузыри из слюны, погрузившись в мир сладких грез. Второй же, потратил отведенные ему полторы секунды на тупое созерцание появившейся в плече напарника стрелы, которое прервал Валенталас, отправив стражника в сон путем применения уже проверенной комбинации правая рука - шея -крепкий, но не сказать, что бы здоровый сон.
   В нескольких метрах от уставших стражников находилась еще одна дверь. На этот раз она была из дуба и на замок не запиралась. Эту функцию у нее исполняла задвижка, которая как и положено должна была закрывать дверь от всех сидельцев, непременно желающих покинуть это не совсем гостеприимное заведение. На счастье стражников, задвижка была сделана из мореного дуба и каких либо неприятных ощущений Валенталасу не доставляла. За дверью к удивлению эльфа находился коридор, но он не вел к дверям с камерами, в которых содержались заморенные до изнеможения узники. Нет! Коридор представлял собою проход, к которому примыкало несколько перпендикулярных коридоров - отнорков. Все эти коридоры освещались только светом факелов. Такое понятие, как окна, в здании тюрьмы по видимому посчитали архитектурным излишеством и наверное потому из тут не было. Совсем. По центру довольно широких, метра по три, коридоров, прямо в полу были по видимому отверстия закрытые хорошо подогнанными деревянными люками, сделанными из того же мореного дуба. Люки в свою очередь закрывались на деревянные задвижки.При ближайшем рассмотрении, Валенталас обнаружил, что в центре этих люков есть отверстия, забранные металлическими решетками. Что было за этими решетками, дальше, в низу, эльф рассмотреть не смог, так как там было еще темнее, чем в подземельях дроу, не к ночи будь они помянуты, да и не канализация ему была надо,так камеры узников.
   Обойдя по кругу все помещение, Валенталас недоуменно остановился. Дверей ведущих к сидельцам тут почему то не было. Эльф даже по началу решил, что он ошибся и пришел еще куда то, кроме тюрьмы, но раздавшийся здоровый храп в коридоре, уверенно утверждал, что нет, с ориентированием в городе у Валенталаса пока все в порядке. Тихо матерясь и сам себе рассказывая все, что он думает о местных хумансах начинающий диверсант и просто честный воин из дома дубового листа, начал по второму разу обходить все закутки и закоулки, когда его внимание привлек тихий шорох снизу.
   Одолжив со стены ближайший факел, кое как протиснул его между прутьями решетки и обалдел. Под ним вместо канализации находился каменный мешок в котором сидело нечто, некоторое время назад бывшее хумансом. В качестве сидения это существо использовало охапку гнилой соломы. Перед хумансом стояли пустая тарелка и кружка. На факел осветивший его пенаты, существо не обратил никакого внимания, продолжая сидеть все так же уставившись в одну точку, мерно раскачиваясь и мыча что то свое, невнятное. больше в камере, кроме закопченных, да поросших мхом стен, ничего не было.
   Валенталас хотел уже окликнуть это существо, но время сообразил, что за пару часов здоровый, хоть и немного подстреленый бандит в такое... превратиться не мог и потому привлекать внимание лишний раз все таки не стоит. Мало ли чего. Осторожно убрав факел из камеры, или даже, если выражаться точнее, из каменного мешка, эльф двинулся дальше. Его ждала местами увлекательная прогулка по тюрьме. В следующем, как впрочем и во всех остальных каменных мешках так же было темно, как в орка в з...аднем чулане его пещеры.
   Часть камер оказались пустыми, а часть была завтра сидельцами, кстати таких полуживотных больше не было и потому приходилось действовать очень осторожно, что бы никто из них не успел рассмотреть его лица. Своего бандита, в смысле Рыжего, Валенталас нашел как и полагается по закону подлости, в самой последней камере. К тому же он не спал. Занят был ощупыванием стен и прочими бесплотными попытками сбежать. Едва только эльф просунул факел между решеткой, как заключенный тут же принялся рассматривать своего ночного гостя. Валенталасу для сохранения своего инкогнито пришлось срочно оттянуть назад пожертвовав в фонд улучшения быта заключенных свой единственный факел. Факел в свою очередь подчиняясь закону всемирного тяготения и пусть Валенталас с Сенькой о нем ничего не знали, действовать он все равно не перестал....в общем факел с легким трепетом огня рухнул вниз, едва не подпалив волоса и бороду бандита. О том, что мстя не состоялась, эльфа уведомила тирада которой он при иных условиях бы заслушался. Впрочем надо признать борода, плохое настроение и иные неприятности Рыжего, Валенталаса интересовали в самую последнюю очередь. В связи с тем, что организация тюрьмы несколько отличалась от ожидаемого, освободить заключенного, даже одного, простым открытием двери, было не возможно, а оказаться от мести, когда уже столько сделано для ее свершения, было выше скромных сил эльфа, то все усилия Валенталаса были направлены только на решение этой задачи. Да и воспитание отца, всю жизнь учившего своего сына, что нет нет нерешаемых задач,.есть только нежелание их решать, так же оказывало свою довольно весомую роль. Промучив мозги пару минут, Валенталас остановился на самом простом и потому самом тяжелом варианте. Осторожно, так, что бы его нельзя было рассмотреть, он очередной сонной стрелой подстрелил Сеньку Рыжего и дождавшись когда тот сладко заснет, хотя тот еще вопрос, как можно сладко уснуть, после того, как в тебя воткнется стрела. Когда из ямы стали раздаваться мерные посвистывания, чередуемые мощным храпом перед эльфом встала вторая проблема. Что бы окончательно спасти Сеньку Рыжего, его надо было как то достать из камеры, где эта сволочь сладко храпела абсолютно не заморачиваясь проблемами Валенталаса. Быстро пробежавшись по этажу эльф нашел бревно, поперек которого на примерно одинаковом расстоянии друг от друга были набиты поперечные перекладины, изображавшие по видимому из себя перекладины лестницы.
   Кое как подтащив найденное бревно к люку, закрывавшему вход в камеру, Валенталас занялся этим самым люком. Пять минут и запор, забитый этим варваром в крепления с такой силой, что честному эльфу пол дня его обратно выбивать надо, сдался. Впрочем особого эффекта это не дало, люк продолжил закрывать вход, или точнее дыру в полу и спокойно ждал, когда к нему пойдет как минимум два не обиженных силой хуманса и его, в смысле люк, вытянут. Так что на неуверенные действия эльфа, в принципе хорошо понимавшего всю бессмысленность своих метаний и не отступающего лишь из чистого упрямства, люк вообще отказывался как либо реагировать, продолжая спокойно лежать на своем месте. Попытка выдать что нибудь этакое магическое, так же ни к чему не привела. В смысле деревянные детали сгнили, куда они денутся, а вот сам люк, сделанный из камня продолжил лежать дальше, разве что так песочком его присыпало...
   Время уже вступило в свою критическую отметку и Валенталасу как благородному мстителю пора было уже вращаться из леса домой, в смысле в гостиницу, а он еще никак Сеньку Рыжего достать не мог!!! Но что самое обидное, мыслей как это все дело исправить, так же никаких не было. Впрочем это все равно ничего не меняло. Уходить без своего законного трофея Валенталас не собирался.
   Через пятнадцать минут, когда в городе уже почти рассвело, калитка ведущая во внутренний двор тюрьмы осторожно раскрылась и из двери вывалился Сенька Рыжий. Потрепанные стражи, которые по плану должны были охранять этого самого Сеньку, испуганно выскочили на улицу с цель провести инвентаризацию общего состояния организма сладко спящего бандита, когда им, каждом по отдельности прилетело по личной стреле в подарок. Начав что то возмущенно говорить, стражники дружно и разом упали на пол, еще в падении составив компанию бандиту. Валенталас только сейчас вышедший из ворот, повесил лук в чехол, после чего стал задумчиво рассматривать спящих стражников. С одной стороны убить их было бы самым логичным выходом, с другой стороны, если уж демоны держат свое слово, то ему, воину самого благородного дом дома Дубового листа, сам Великий Лес велел держать слово, пусть даже данное этим животным - хумансам.
   Затянув спящих, но от этого не менее доблестно звенящих кольчугой по брусчатке, стражников обратно во двор тюрьмы, эльф поволок свою добычу в бедные кварталы, где найдя самый грязный кабак, Валенталас привел Сеньку в чувство, после чего волшебным пинком отправил его в сторону входной двери этого самого кабака. Убедившись, что цель доставлена по назначению, Валенталас тут же, легким окружным путем направился к себе в гостиницу опустив наконец то воротник, зачарованный как противогаз, но и с обязанностями маски так же неплохо справляющийся.
  
   "Встав" с утра, по раньше, Валенталас неторопливым шагом двинулся в сторону городских ворот, надеясь по дороге узнать последние новости, в том числе и про свой ночной подвиг. впрочем намерения эльфа так и остались лишь намерениями. Народ активно спал, вставать так рано не собирался, ну за исключением некоторых лиц, вроде пекарей и прочих самых умных и самых жадных. Спокойно пройдя через весь город, эльф привычно поздоровался со стражниками стоящими на воротах и спокойно покинул город направившись прямо к своему строящемуся дому.
   От позорного захвата Валенталаса спасла можно сказать случайность. В один счастливый для него момент, эльф по старой, впитавшейся в кровь привычке, перепроверился, в смысле поставил контрольное заклятие - метку и буквально через несколько минут оно вернулось к нему, сообщив, что у него, Валенталаса, честного воина дома Дубового листа, образовались проблемы, в виде как минимум пары собак, размером побольше волка ведущим по его следам толпу стражи, вряд ли ипытывающих к нему нежные чувства. Впрочем, положа руку на сердце, собаки для него опасности не представляли, даже несмотря на то, что он не был эльфой, которую бы эти псы защищали несмотря ни на что. Самыми опасными для эльфа были их поводыри, которых животные вели по следам Валенталаса.
   Получив такое "радостное" письмо, эльф вначале метнулся к своему дому, зеленый страж по плану уже должен был вырасти по всей ему указанной территории, но пробежав метров сто, эльф резко передумал. Все таки у него не было уверенности в том, что все преследователи пойдут на подкормку, а потому лучше не рисковать... Развернувшись почти на сто восемьдесят градусов, Валенталас рванул в сторону реки. Преследователи через пару минут достигнув этого места, плавно повернули вслед за эльфом.
   Валенталас выскочив на берег реки, настороженно замер. С одной стороны, самым логичным было бы попытаться уйти от собак по реке, но вот в успешность этого ему, как эльфу, не очень то и верилось. Уж слишком уверенно шли эти псы по его следу, а потому после тяжких размышлений, секунды где то в три, а то и все четыре, Валенталас нырнул в кусты, густо поросшие по всему берегу. Собаки, а вслед за ними и остальные преследователи появились на берегу где то минут через пять. В общем расстояние они сократить не смогли, как с легким удовлетворением отметил для себя эльф.
   Повинуясь командам своих ведущих, собаки сделали по пляжу круг, в поисках других следов, после чего вновь встали на старый след и дружной толпой, вместе с людьми побежали в реку. Когда их лапы оказались в воде, эльф только и дожидающийся этого момента, поднес свою ладонь к воде и скастовал одно из трех боевых заклинаний, что ему было доступно - небесную стрелы!
   Побежавший по воде голубой огонек, приблизился к собакам со стражниками, где взорвался разбрасывая вокруг себя небесные молнии. Собаки, как стоявшие наиболее близко от посланной стрелы и потому схватившие основной удар от заклинания, слегка задымились после чего дружно упали в воду и больше не двигались. Поводыри, стоявшие ближе к берегу, так же дружно упали в воду, не забывая при этом судорожно дергаться. Следующие за ними стражники, не успевшие войти в воду, проявив редкостное единодушие бросились как можно дальше от реки, после чего, отбежав метров где то с десять, они встали организованной толпой, отважно нацелив свое оружие на окружающие кусты.
   Напряженное молчание было прервано одним из поводырей собак, наконец то пришедшим в себя и к своему удивлению и ужасу обнаружившему около своего лица трепыхающийся хвост водяного. С отважным воплем:
   - Аааааааааа! - кинолог почему то бросился переплывать реку, забыв сбросить с руки поводок на котором за ним плыла его псина.
   Стражи стоявшие до этого спокойно на берегу, при виде своего явно неадекватного товарища, начали подумывать о том, что бы совершить тактическое отступление, как кусты находившиеся по соседству с Валенталасом, "потекли" и приняли форму старого знакомца эльфа - лешего. Тот в свою очередь радостно улыбнулся Валенталасу, после чего повернулся в сторону стражников и с легким свистом втянул в себя воздух раздувшись в объеме ажно в два раза.
   - Не надо. - покачал головой Валенталас, изобразив свою самую обаятельную улыбку, на которую был вообще способен.
   Леший к удивлению эльфа улыбнулся, согласно кивнул и м таким же легким свистом сдулся. Валенталас только облегченно вздохнул, как очертания лешего поплыли и уже через секунду перед эльфом стоял еще один стражник. Подмигнув Валенталасу, леший вытянул в сторону эльфа руку и заорал как потерпевший.
   - Вот он! Я вижу этого колдунишку! Держи его! Это он Мишаню покалечил!
   В следующее мгновение, прежде чем эльф успел вообще открыть рот, доблестные стражи ведомые могучим стадным инстинктом и чуть менее могучим корпоративным духом, ринулись в сторону эльфа в надежде добраться до его нежного тела до того, как этот противный колдун успеет скастовать хоть какое заклятие. Ну или если что и успеет колдануть, то все одно напарник, Петро (Аким, Василь, или еще кто, выберите сами) более невезучий, ну а уж я за него отомщу как положено, да в храме благовонию воскурю, что все по справедливости значит было.
   В общем стражники ломанули вперед, словно лоси весной, да по хмызняку и Валенталасу ничего не оставалось как смазать сапоги маслом в противоположную от стражи сторону. Хорошо хоть успел в лешего плюнуть, да не просто плюнуть, а даже в рот попасть,что спасло от его воплей по крайней мере до тех пор, пока этот гад зеленый не проплюется!
   Оторваться от стражи на этот раз было проще из за ухода собак в бессрочный отпуск. Леший же в свою очередь, хоть и пылал неугасимой жаждой мести, тем не менее от погони за эльфом вместе со стражей, посчитал явным излишеством и исторгнув пару подбадривающих криков, решил на данном историческом этапе мстю отложить, после чего незаметно растворился в лесу. Люди же, науськаные зловредной нечистью, с азартными криками продолжили погоню, только для того, что бы через пару минут окончательно потерять следы эльфа.
  
   Водяной пришел в себя от легкого похлопывания ветками по лицу. Кое как отстранившись от слишком увлекшегося лешего, хозяин вод окрестных попытался открыть глаза, что впрочем у него не очень то и получилось. Пересохли они от долгого нахождения на воздухе. Пошарив вокруг себя рукой, водяной нашарил какую то лужу, окунул туда руку, после чего с наслаждением протер глаза.
   - Чем ты меня так приласкал, гад зеленый?
   Леший обиженно засопел.
   - Чего это чуть, что, так сразу я?!
   - А,кто еще? Или ты хочешь сказать, что эти бесталанные людишки смогли призвать молнию небесную?
   - А вот пиявками твоими обожаемыми клянусь, что я тут совсем ни при чем! - увлекшись подражанием стражам , Леший едва на себя не наложил святой символ. - И вообще тебя сколдовал не человек, а...
   - А кто? Не придумал еще? Заврался ты нечисть темная.
   Леший от злости чуть не плюнул в реку.
   - Не человек то был, точно тебе говорю! Он вроде как эльф аглицкий, только росту большого. Наверное даже как витязь князя человеческого.
   - Так... - водяной задумчиво почесал свою мактру, в смысле голову. - если ты как говоришь, тут совершенно ни при чем, то от куда ты знаешь про этого непонятного эльфа?
   Леший смущенно начал колупать траву под своими ногами.
   - Помнишь я у тебя кикимор просил, в болото надо было приманить кое кого? - дождавшись когда водяной согласно кивнет, Леший злорадно ухмыльнулся. - Не дал кикимору, пожалел человечка, вот и получил от него молнию в благодарность.
   Водяной хотел было возмутиться, да чуял, что пенек трухлявый нигде не соврал. Правды всей не сказал, но и не соврал...зараззза!
   - Ну и не он сейчас обитает? Знаешь?
   - Знаю... в лесу. - улыбку лешего стерло словно мокрой тряпкой.
   Водяной непонимающе обошел лешего вокруг.
   - Неужто ты в своем хозяйстве и до смерда добраться не можешь?
   Леший тяжко задумался. Вначале потому, что решал как сильно ему обидеться, а потом что бы такое хорошее выцыганить у водяного, пока он в таком шедром настроении.
   - Знаешь, - разродился он в конце концов. - а пошли ка мы с тобой и правду сходим к той поляне. Посмотришь, может чем и поможешь.
  
   - Вот! - в голосе лешего послышалась нотка гордости, словно он показывал не вражеское укрепление, куда уже неделю не мог попасть, хотя вроде как и являлся хозяином окрестностей. - Этот гад вырастил это растение как сторожа и теперь оно не слушает никого кроме него. Даже меня!
   Водяной подозрительно уставился на лешего.
   - Что то в твоем голосе много гордости?
   - Это ты перепутал со злостью. - тут же открестился леший. - Это надо было так извратить замысел богов, что я даже чувствовать это бедное и несчастное растение перестал.
   Непонятно хмыкнув водяной стал рассматривать растение, которое так восхитило лешего. Хозяин леса, или попросту леший своему другу и постоянному сопернику по игре в карты, дурака подкидного если точно, не мешал.
   - А что ты этот кустик не засушиш?
   Леший хмуро посмотрел на водяного.
   - А ты попробуй, подойти к нему. А я так и быть вытяну, что от тебя останется.
   Водяной скептическим завлениям зеленого товарища может и не поверил, но проверить не рискнул. А вдруг тот правду сказал. Впрочем идти на поводу у него он тоже не мог... гордость не позволяла.
   Осторожно приблизившись к кусту, еще метра этак на два, водяной стал оттягивать на себя всю грунтовую воду. И хоть вода не принадлежала ему, очень уж она сильно пропиталась духом леса отказываясь подчиняться требованию своего хозяина, но!!! опыт не пропьеш. Медленно, нехотя, вода стала оттягиваться к ногам водяного. Куст, почувствовав, что его лишают основной подкормки, заволновался, стал размахивать ветками вокруг себя, растопырив по сторонам усики - антенны.
   - Что поганое растение, чувствуешь всю силу воды?! - водяного вполне заслуженно переполняла гордость. Он в чужой ему среде смог сделать то, что оказалось не под силу хозяину леса в родном ему доме.
   Растение как оказалось гордость и величие водяного совсем не оценило. Шустро сориентировавшись на голос врага, отбирающего еду, куст выпустил несколько шипов. К большой беде и счастью водяного, он в большинстве своем состоял из воды и потому яд растения обладающий для большей эффективности очень хорошей растворимостью в водной среде, почти сразу же растворился, нанеся сокрушительный удар по водяному, полностью парализовав его. Повезло же представителю водной нечисти в том, что яд одновременно удар по всему организму получился ослабленным и водяной, для которого этот яд был так же смертелен как и для обычного человека( яду в принципе было все равно травить, человека или водяного) остался жив. Леший мгновенно сообразивший что к чему, успел зажать себе рот руками, задавив готовый вырваться крик.
   Пока леший приходил в себя, кустик решил, что добру пропадать не стоит и выпустил из своих недр лозу, которая стала медленно, но уверенно подбираться к ноге водяного, с какими то явно не хорошими целями. Водяной. на свою беду очень "удачно" упавший, хорошо видел все поползновения вредного растения и это видение - знание ему покоя не добавило. Он даже попробовал несмотря на свою гордость прорвать лешего на помощь, но смог издать только невнятное мычание, что само собой настроения ему не добавило. Леший в свою очередь, хоть и был нечистью, но понятие о дружбе имел и отдавать своего можно сказать единственного друга на поживу какому то непонятному растению не собирался. Однако едва он сделал несколько шагов в сторону что то подвывающего водяного, как усики растения, уловившие колебания воздуха, тут же нацелились в сторону потенциального похитителя обеда.
   - Не бойся Водик, я сейчас тебя спасу. Даже моргнуть не успеешь. - выдал воодушевленным шепотом леший, с ужасом думая о том, что он будет делать, если все таки не успеет добраться до водяного быстрее этого куста.
   Куст в свою очередь сообразивший что на его законный обед появился еще один желающий, в свою очередь удвоил энергичность усилий, что проявилось в более активном шевелении листвой и почти никак не отразилось на скорости. передвижения самих усиков. Впрочем водяному и активного шевеления листвы хватило с головой для того что бы испугаться до икоты. Не был бы нежитью, точно бы сконфузился!
   Кое как дождавшись, пока растение успокоится, леший решился на еще один шаг и тут же чуть не составил компанию водяному. Выстреливший шип просвистел на расстоянии ногтя от руки. Совсем не желая становится удобрением в собственном лесу, леший вновь неподвижно замер. Страж тем временем активно пользовался заминкой конкурента. Хватательный усик уже почти дотянулся до ноги раннего завтрака, когда лешего, находящегося в крайней степени отчаяния осенило. Едва шевеля пальцами, он отдал команду ЕГО траве, что бы она схватила, связала и вообще убрала куда подальше чужое ей растение. Трава, у которой страж перехватил изрядную долю подкормки, с радостью постаралась выполнить волю хозяина леса, отдавая всю себя борьбе за свое светлое будущее. Ее стебли тут же изменили себя, став прочными и острыми, изогнувшись охватили усики стража, моментально разрезали их на несколько частей и утащили под землю, с самой что ни на есть корыстной целью - разложить, перегноить и съесть!
   Страж, до глубины души возмущенный таким хамским поведением соседа, на которого он до сих пор и внимания не обращал, попытался похищенные части собственных усиков прорастить в новые растения, но трава воспользовавшись заминкой стража успела буквально перетерпеть в кашицу свою добычу и начать ее ускоренное перегноение. Первая война экосистем началась.
   Страж для начала решил банально своего врага уморить голодом и тут же, не откладывая дела на долго, вытянул все соки из земли, от куда только мог, прямо на глазах превращая землю в песок. Трава в первые секунды уступившая стражу пол метра земли, или уже песка, тут же начала бурный рост стараясь силу преодолеть количеством. Полоса истощенной земли вокруг поляны стала быстро расширяться.
   Леший видя, что кусту не до него, подхватил водяного на руки и тут же ретировался подальше, до куда не долетали части растительности. Придя в себя два дружных представителя нечисти осмотрелись, осмотрели результаты своих трудов и леший пришел в ужас. Целый кусок леса вокруг поляны, медленно, но уверенно приходил в запустение, словно под действием сильнейшего проклятия. Мало того, это долбаное растение, из за которого все и началось похоже могло жить и на песке, поскольку ту часть земли, что ему удавалось захватить у противника, страж тут же засеял и из песка торчали молоденькие кустики, азартно воюющие с молодыми побегами травы. Сообразив, что лучше потерять одну небольшую поляну, чем потом жить в мертвом лесу, леший попытался прекратить все это безобразие в одностороннем порядке, но теперь уже трава отказалась ему подчиняться, желая как минимум вернуть все утерянные ранее позиции и это как минимум.
   - Ну и что теперь будем делать? - ответа на философско - риторические вопросы у лешего не было.
   - Я готов выслушать любые предложения по поводу того, как мне прекратить это безобразие.
   Леший задумчиво почесал макушку, подумал, еще подумал.
   - А давай я эту поляну под болото определю. - выдал он свое рац предложение водяной.
   Леший на это "щедрое" предложение подозрительно прищурился.
   - Мне до этого как то думалось, что ты мой друг.
   Водяной с самым невинным видом захлопал глазами.
   - Не просто друг, а самый лучший друг. В конце то концов, ты спросил что можно сделать, я тебе ответил. Сам подумай и поймешь, что на болоте эти травы расти не будут. слишком много плохой воды.
   - А это ничего, что болото имеет свойство медленно убивать рядом стоящий лес?! - вот за что баба Яга не любила лешего, так это за то, что в порыве эмоций, он мало того, что кричал, что уши закладывало, так еще ко всему и уверенно оплевывал собеседника до полностью мокрого состояния, за каких то жалких пять минут.
   - Нуууууу, - водяной сделал вид, что о чем то усиленно задумался. - за небольшой боченок твой мухоморовой настойки, я тебе потом из болота хорошее озерцо сделаю!
   Как никогда расстроенный леший уже открыл рот, что бы выдавить из себя согласие, но замер осененный музой.
   - Это что получается? Мало того что ты у меня поляну, лучшую, себе отхватишь, так я тебе еще за это и боченок должон буду?!
   Довольная физиономия водяного смущенно перекосилась.
   - Ну поляну то ты все равно потерял, я могу жить и на болоте... - и видя, что леший вновь собрался плеваться, поднял руки в успокаивающем жесте. - Вот честно я тебе это озеро так заделаю, что оно у тебя станет жемчужиной леса. Да и жить там будут не кикиморы, а русалочки. Или ты думаешь я не знаю, как ты на речку поглядывать бегал?
   Леший тяжело задумался. Полянку эту он и так и так терял. Либо водяной ее помощь отхватит, либо пришлый этот, со моим кустом ее себе заберет. И ладно только поляну. Может же потом и на весь лес роток свой открыть. Да и русалки двери пригожие, теперь то уж носами не покрутят. Некуда им будет крутить.
   - В общем согласен я, уговорил, НО ни кикиморы ни русалки без моего разрешения, что бы на озере шалить не смели!
   Водяной согласно кивнул и дождавшись от лешего разрешающего жеста, повернулся к поляне. Напрягся до легкого посинения, взгляд его потяжелел и буквально пропитался водой. Земля, или точнее тот ее участок, на который водяной бросал свой взгляд, тут же темнела, пропитывалась влагой и немедленно старалась опуститься куда то вниз. Но тут и проявился один нюанс. Что трава ведущая активную борьбу со стражем за территории, что страж, просто так тонуть не хотели и потому всеми своими силами сопротивлялись всем попыткам по их утоплению. В результате этой невидимой войны сама поляна и земля вокруг нее несколько раз темнела, уходила вниз и поднималась обратно.
   Утерев выступившую на лбу воду, невольная реакция подражания на людей, которых развелось последнее время слишком уж много, водяной с самой злобной физиономией повернулся к лешему.
   - Ты мне дал разрешение заболотить эту поляну? - леший согласно кивнул. - Ну так скажи это лесу! Почему я еще и с ним воевать должен?
   Леший от давно не испытываемого смущения, даже немного покраснел. В следующее мгновение та часть поляны, что все еще находилась под его контролем, безвольно замерла, вновь превратившись в обычную траву. Водяной тут же ударил со всей своей силы и земля не успевшая уйти вниз тут же превратилась в трясину, медленно поглотив изо всех сил сопротивляющегося стража.
   - Ух! - водяной скрывая усталость, с видом легкого превосходства, уселся на траву, прямо там, где стоял. - Вот и нет больше этой заразы в твоем лесу.
   Леший, сам немного очумевший от той скорости, с которой ЕГО поляна превратилась в болото, заторможенно кивнул.
   - А озеро ты мне когда сделаешь?
   - Нуууууу, вот немного болото устоится, - начал ездить по ушам водяной, категорически не желающий признаваться, что сам еле справился с бунтующим растением, - так сразу же и очищу воду. Да и кусту этому непонятному перегнить бы не помешало, а то вылезет еще, будем вновь мучиться.
   - Я надеюсь три дня тебе хватит?
   - Ну можно и через три дня, хотя через неделю было бы гораздо лучше.
   - Нет уж. Через три дня я тут хочу видеть озеро. - сказал как обрезал леший, кивая на кромку болота, где трава медленно чахла, а земля темнела и проседала вниз, отдавая болоту все больший кусок леса.
   Сконцентрировавшись леший бросил очередное заклятье и трава вокруг сотворенного болота вновь ожила, пытаясь поглотить его.
   - Через три дня, у меня должно быть тут озеро.
  
   Вечер. Хоть и не поздний, но электричества нет, а лучины совсем не то освещение о котором с ностальгией по вечерам вспоминала уже молодая женщина. Яга, она же хозяйка дома, а так же наставница Яны неторопливо доедала приготовленный девушкой ужин, как всегда не забывая его критиковать по чем зря. Яна как то попробовала возмутиться и Яга на следующий день не пошла на рынок, осталась дома готовить. После этого Яна поняла. Да! Она готовить не умеет! К еще большему сожалению девушки, она имела неосторожность признать этот досадный факт и для не тут же наступило три дня ада, длившихся до тех пор, пока Яна не попросила Ягу научить ее готовить. После наступил месяц каторги. Яга по видимому решила сделать из девушки шеф повара для княжеского двора и для этой цели даже забросила на некоторое время свой магазинчик, который гордо именовала лавкой. Девушка в свою очередь стала готовить днями напролет и все это под непрерывным контролем старухи, не стесняйся использовать по назначению свою клюку, при этот не обращая равно никакого внимания на беременность девушки. В общем, толи у Яны оказался талант к кулинарии и зельеварению, толи клюка помогла, но сносно готовить по меркам Яги, девушка научилась буквально в течении недели, что дало возможность Яге вновь вернуться к своему ма... лавке и соответственно хоть чуть чуть смягчить и так не блистающий миролюбием характер, в отрыве от любимого дела ухудшавшийся с каждым часом.
   В общем ранее уже наученная горьким опытом девушка молча убрала посуду со стола, стараясь вообще никак не реагировать на ворчание старухи. Ту, всвою очередь прямо таки жаждущую поругаться хоть с кем нибудь, такой расклад совсем не устраивал. Побурчав на всякий случай еще минут пять, упертая старуха вышла во двор, авось кто мимо избушки проезжать будет...
   Лес встретил старушку тишиной. Местная живность, кто увидев, кто почувствовав состояние Яги, уже давно перебрались в другой конец леса, не и планировали отсидеться день, два, пока ведунья не придет в норму. Единственными, кто не обратил внимания на странное поведение живности, были два товарища, оказавшиеся тут на положении призраков - нелегалов.
   Михаил с Григорием со всеми возможными удобствами устроились на ветке дуба, воспользовавшись тем, что кот баюн, которого Яга держала прикованным к дереву вместо сторожевой собаки, каким то непонятным образом вырвался из строгого ошейника и в течении секунды скрылся из вида.
   - Знаешь Миша, - Григорий задумчиво рассматривал куст за которым исчезла, словно растворилась белая шкура кота, - я по моему знаю от кого произошли эльфы.
   - И от кого же? - настороженно поинтересовался ангел, более озабоченный тем, что бы бывший еще пол года назад нахальным бельченком, а ныне на весь хвост отмороженный отец семейства - белка, не построил им какой нибудь гадости. Ведь не просто так он с извазюканой во что то шишкой уже минут пять как имитирует ну просто беспредельное внимание к муравьям, снующим туда - сюда по дереву. Да и шишку он почему то очень уж старательно прикрывает хвостом.
   - От котов! - от неожиданности Михаил даже забыл про белку.
   - А какое отношение котам имеют эльфы?
   - Ну с баюнами наверняка в родстве. Ты погляди как наш рассадник блох, шасть и словно его тут и не было никогда, даром, что шерсть белая, аж светиться.
   - Ну если к этому так подходить, то перворожденные с половиной лесного зверья в родстве состоять будут.
   - Тем не менее согласись, что то в моей теории все таки есть...
   Яга уже было собравшаяся погонять этих бесполезных и местами даже вредных духов, замерла, однако и подслушанный разговор похоже уже себя исчерпал. К тому же белка видя,что его давние враги отвлеклись, схватил шишку, размахнулся и... встретился с много чего обещающим взглядом бабы Яги. Поставил шишку на ветку, посмотрел на Ягу. Та попрежнему не сводила с него взгляда. Папа - белка оглянулся, заметил свое семейство устроившееся на соседней ветке в ожидании обещанного зрелища, горестно вздохнул, запомнил еще одну причину ну для просто смертельной мести этим недодухам и очистив с большего шишку от волчъего помета (уж очень баюн волков не любил), с радостной улыбкой начал ее грызть, стараясь не думать о том, как он будет объясняться со своей половинкой по поводу его неожиданных пристрастий в еде.
   Яга глядя на потуги молодого главы семейства, а так же на пятикопеечные глаза его спутницы жизни, настроение Яги пришло можно сказать в норму, сподвигнув ее на то, что бы развеять уже подготовленное заклинание.
   - А чего й то вы эльфов перворожденными называете?
   - Ну не знаю, - оторвался от созерцания кустов Григорий. - их так все называют. Да и разве они не перворожденные?
   - Хм. А с какой это стати этой нечисти быть перворожденными? Такая же голытьба неразумная как и мы, люди. Нас можно сказать в соседних бадьях замешивали.
   - Кого замешивали? - обратил внимание на разговор Михаил, до этого в полной прострации наблюдавший за папой белкой.
   - Да вот... уважаемая Яга говорит, что эльфы почти наши родственники, - Григорий покосился на Ягу, постукивавшую древком от метлы по крыльцу. - не зря же за ними так наши девки увиваются.
   - Да ну. - хмыкнула Яга - любить девок надо, а не по уху им чуть что давать, тогда и не будут убегать. Ладно, пойду я, мне подумать надо. А вы в дом, что бы ни ногой!
   Духи не сговариваясь дружно вздохнули от такого произвола.
   - Ну не это видано, что бы хранителей к своей подопечной не пускали?!
   Яга в ответ только погрозила своим сухоньким кулачком.
  
   Утром Яга, проснувшаяся как обычно ни свет ни зря встала, потянулась и начала привычно собираться в город, где ее ждала ее лавочка, через которую она несла добро в народ, причем по совсем низким ценам, когда ее взгляд упал на сладко спящую Яну. Схватившись за спину, Яга прошкондыбала к девушке.
   - Солнце уже встало! Подъем! - закричала она прямо в ухо девушки.
   Та спросонья тут же подхватилась, едва не повстречавшись с таким большим и со всех сторон просто замечательным носом Яги.
   - Проснулась? Вставай, собирайся, пойдешь вместо меня в город. Нельзя людей без травок пользительных оставлять. - для большей убедительности Яга цыкнув зубом потерла спину.
   Яну идея переться в город, привлекала меньше чем нисколько, но отказывать тирану в старушечьем платке и по совместительству учителю, наставнику и вообще почти родне, ибо большей заботы о девушке тут никто не проявлял, было себе дороже, да и чисто по человечески некрасиво. В общем Яна как можно незаметнее вздохнув, начала собираться.
   Незаметно для девушки сборы как то затянулись, ну не хотелось ей идти в город, где к ней относятся в лучшем случае снисходительно, как к дурнушке обиженной богами, а в худшем, собаку направить могут, или камнем кинуть. Были случаи убедиться за время долгого возвращения, что славяне поклонники красоты и потому все, что некрасиво в их понимании, не хранилось и не береглось. Часто наоборот уничтожалось, в том числе и люди, которые некрасивые или уроды. Но их устами считалось иногда говорили боги, а вот остальные этими богами были обижены.
   До города девушка вышла быстро, спасибо лешему, знавшему как саму Яну, так и то, что она ученица Яги. А та обиду своей ученицы воспринимала как свою. Так что фу ее фу...
   Городские ворота со счастьем Яны, были закрыты и должны были оставаться в таком состоянии еще с пол часа. Произойди такое пару месяцев назад, девушка бы спокойно дожидалась того момента, когда ворота все таки откроют, но сейчас... все произошедшее с девушкой, настроило ее на боевой лад, да и статус ученицы Яги давал о себе знать. Все таки уважаемая всеми ведунья.
   Постучав в ворота, так что бы не очень сильно, Яна с неожиданной для нее робостью стала ждать. Подождала... еще подождала. Когда подняла, что открывать ей никто таки не собирается, постучала еще раз. Сильнее. Подождала, но не то, что ворота, даже смотровое окошко никто не открыл. Девушку это нарушение, неизвестно чего, но все равно нарушение, огорчило немеряно.
   Подойдя к двери, Яна прицелилась и со всех своих невеликих сил пнула лаптем, в который и была обута, по двери. Дверям собственно ничего не стало, а вот нога, защищенная только нелепой пародией на обувь, даже немного пострадала. Так, обошлось конечно без переломов, но ушиб был знатный. Впрочем польза от этого экспромта тоже была. Девушку по ходу наконец то услышали. Покрайней мере смотровое окошко на воротах открылось и сквозь решетку показалось устроен усатое и заспанное лицо молодого стражника.
   - Дура, что ты ломишся? Или ты по мужику соскучилась, что невтерпеж? Так я завсегда готовый помочь.
   Смерив презрительным взглядом молодого стражника, или точнее, то, что от него было видно в смотровое окошко, а это круглое, не видевшее толком бритвы лицо и самой лопуховидной формы уши, Яна презрительно хмыкнула, одним звуком выразившая свое девичье отношение к парню как к мужчине, альфа-самцу можно сказать, так и к защитнику обиженных и обездоленных. Альфа самец услышав этот хмык и поняв свое в нем положение, вначале покраснел от смущения, потом от праведного гнева.
   - Все девка! Ты договорилась! - разозлился он. - Я сейчас выйду и посмотрю, что ты мне после этого скажешь.
   В следующее мгновение за дверью раздалась возня. Похоже парень всерьез приступил к выполнению своей угрозы, по ее, Яны, приведению к миру. Девушка даже успела испугаться и начать размышлять на тему о том, не пора дом ей податься обратно домой. Удерживал от исполнения этих размышлений, только тот факт, что Яга будет недовольна...
   Где то через минуту, не меньше ворота, не калитка, а целиком ворота, точнее даже одна половина, со скрипом начала отворяться. Когда проход в воротах достиг где то метра, на встречу девушке шагнуло запыхавшееся, но тем не менее старающееся держаться гордо... в общем этот придурошный альфа - самец явил себя Яне... во всей своей неписанной красе.
   - Ну что, поговорим? - судя под интонации, эта зеленая поросль кого то копировала, после чего парень окинул девушку наглым взглядом и заметив ее, не самого малого размера живот, неожиданно для самого себя смутился.
   Яна вздохнув, уже собралась что нибудь ответить этому молодому, да раннему и соответственно нарваться на очередные неприятности, но от этой процедуры спасло появление седоусой головы. В след за головой рука крепко державшая копье. Хозяин головы быстро осмотрелся по сторонам и убедившись, что угрозы ни ему, ни городу нет, совершил легкое движение кистью и на шлем альфа - самца обрушился неслабый такой удар, наверняка проломивший бы ему голову, или еще чего нибудь, не будь на нем этого самого шлема, или промахнись второй стражник. Парень от удара тут же присел отдохнуть прямо в пыль, пытаясь при этом собрать в кучку разбежавшиеся под своим делам глаза.
   - Ты что же это, позор родительский, ворота то открывать удумал?! А вдруг тут враг какой тайный? Или ты ему специально двери на распашку?
   Позор родительский ничего не ответил, а сам почтенный стражник обратил свое внимание на девушку.
   - Ты кто такая? Пошто этого дурня под плеть подводишь, или сама по ней соскучилась?
   Глядя на этого седого воина, со спокойным, равнодушным взглядом, девушке как то резко расхотелось шутки шутить и уж тем более проверять величину долготерпения этого немолодого мужчины.
   - Я Яна. Ученица Яги. Она приболела, велела мне в город сходить, да в лавке поторговать, что бы люди честные без лекарств хороших не остались. - и не удержавшись добавила, - А балбес ваш сам ко мне лез. Видимо похвалиться хотел шириной своих плеч, да... хмм.
   Стражник ухмыльнувшись в усы, посторонился, открывая проход.
   - Проходи, раз уж ворота открыты... и там к тебе сегодня жонка моя зайдет. Животом мается уже третий день, так дашь ей чего покрепче. Хорошо?
   - Хорошо. - Кивнула девушка, мышкой проскальзывая в ворота.
   - Дядько, а что ты ее пропустил? - услышала девушка из за ворот. - Проучить ее надобно было и хорошо, что бы волю языку не давала.
   - Молод ты ешшо и потому дурак. - хмыкнул ветеран в усы. - Яга тебя за свою ученицу потом так проучит, что на паперти монетыникто не подаст.
  
   Город с последнего посещения почти никак не изменился. Разве что мусора стало больше, но тут ярмарка помогла и продолжит помогать еще с неделю, пока крестьяне не распродадут излишки урожая.
   В полном соответствии с указаниями Яги, девушка никуда не сворачивая прошла по центральной улице вперед и до упора. Скоро улица, как и говорила Яга, закончилась городской площадью, на которой собственно и распологалась ярмарка. Девушка продолжая следовать указаниям Яги, двинулась вперед и когда ее со всех сторон окружили платки торговцев, внезапно поняла, что ориентиры которыми пользовалась она, после прошлого посещения города и те, которыми пользовалась ее без сомнения многомудрая наставница, категорически отличались и совмещаться в одну систему координат, так же категорически не хотели. Для этого они давали девушке всякие разные, явные и толстые намеки и игнорировать их Яна просто не могла, что бы окончательно не заблудиться в городе, который она и так знала на слабую троечку.
   Пройдясь по рынку туда сюда, девушка никаких подсказок свыше не обнаружила, после чего с целью сближения с торговцами и более быстрого и дешевого получения информации, да и вообще просто интересно, девушка обратила внимание на товар, щедрыми руками торговцев разложенный на прилавках. Еще через пять минут Яну окончательно, но совершенно незаметно для нее, накрыл синдром шопоголика. В себя девушка пришла где то через час, после того, как собралась купить себе отрез ткани для платья и внезапно вспомнила, что денег то у нее нет. Тут же придравшись к цвету ткани, Яна с громкими душевными протестами и муками, вернула ткань продавцу, после чего хотела поинтересоваться, как же ей все таки добраться до лавки, но посмотрев на торговца, поняла что после того как она с ним проторговалась почти сорок минут и вот сейчас нагло ицинично ничего не купила, он ей, даже дорогу на кладбище не укажет.
   Тяжело вздохнув, девушка шагнула вглубь рынка, в надежде где нибудь там найти более романтичного олуха, озабоченнго не только набиванием своей машны, но и способного указать бедной девушке правильную дорогу. Однако потратив минут пятнадцать на поиски таких одухотворенных лиц, Яна была вынуждена с грустью констатировать тот факт, что на этом рынке, а возможно и во всем городе таких нет. В общем жизнь у девушки в очередной раз дала трещину. Поднапрягши свою, измученную Ягой голову, девушка вспомнила, что в одной книге, из тех нескольких, что не фэнтэзи, а про какую то прошедшую войну, герой в поисках вражеского штаба, вместе со своими товарищами искал этот самый неуловимый штаб ходив по спирали вокруг выбранной точки. Этот без сомнения мудрый способ поиска, девушка тут же начала воплощать в жизнь со всей обстоятельностью начинающей ведуньи, выбрав в качестве стартовой точки, палатку расположенную точно по среди этого злосчастного рынка.
   Часа через три упорного хождения кругами по рынку, стараясь изо всех сил не обращать внимания на товар, усиленно рекламируемый торговцами, Яна вышла к домам очерчивающим границы рынка, с твердой уверенностью, что на площади, среди палаток, лавки Яги нет. Посмотрев на стену ближайшего дома, представила сколько ей надо будет обходить площадь по кругу, лишь для того, что бы осмотреть этот несчастный первый ряд домов, потом представила это действие в масштабе всего города и девушке поплохело. По ее скромным и весьма грубым подсчетам выходило - книгу написали либо полные дураки и брехуны (похлеще дворовых собак) либо они, эти неизвестные лица написавшие столь героические книги о трудностях и тяготах военной доли, о чем то подло умолчали и тем самым заставили Яну потратить столько времени, что просто жуть берет и прочие нехорошие ведьмовские желания, от которых ей как начинающей ведунье Яга велела держаться подальше (почти как учитель Йода Люку Скайуокеру). Осмотревшись, девушка тяжело вздохнула и решила положиться на чувство ведуньи, что уже довольно долгое время тренировала Яга у девушки. Правда оно до сих пор молчало, срабатываячто то около раза из десяти, но иного выхода то и не осталось. Разве что она придет к человеку, более чувствительному чем эти поклонники золотого тельца в его храме, то есть на рынке.
   К большому удивлению самой девушки, пресловутое и как говорит Яга, самое важное чувство ведуньи, на этот раз Яну не подвело и где то минут через пять девушка подошла к дому подходящему под описание, что дала Яга. Вставив огромный ( раз в надцать больше привычного для девушки, но вполне обычного для местных реалий ) ключ в еще большую замочную скважину Яна его легко повернула и дверь с легким щелчком открылась. Открыв дверь девушка с интересом шагнула в царство сушеных трав.
   За день работы девушка устала как... в общем устала. Вопреки ее ожиданиям, посетителей было до неприличия много, лавка Яги как оказалось пользовалась большим спросом среди населения города, но все когда нибудь заканчивается, закончился и ее первый рабочий день. Дорога до дома прошла без происшествий и скоро девушка шагнула на поляну, где стояла изба Яги. Та в это самое время своей знаменитой метлой гоняла по поляне серого волка. Этот придурошный оборотень вначале сожрал какого то больного баранчика, а потом когда подхватил от бедной животинки ее болячку и обгадил половину леса, прибежал к Яге за помощью, а той очень не нравится, когда обижают детей, даже если это дети баранов.
   Увидев вошедшую на поляну девушку, Яга выронила метлу, которой проводила воспитательный процесс о ценности детской жизни и тут же ухватилась за поясницу.
   - От ирод окаянный. Только спину вылечила как заявился мне здоровье портить. - запричитала старуха одним глазом кося на девушку.
   Девушка глядя на забитого волка, в поисках спасения забравшегося под старый пень, куда он закопался буквально за несколько секунд, задумчиво хмыкнула.
   - Что то наставница, ты серенького вконец загоняла. Совсем себе наверное здоровье подорвала? - сочувственно поинтересовалась Яна, стараясь скрыть веселье.
   Яга занятая мыслями о том, как скрыть от ученицы тот факт, что она вовсе не так больна, как об этом рассказывала, веселости в голосе девушки не заметила, или точнее не обратила внимания.
   - Да. Этот недоросль переросток совсем решил меня в могилу загнать. Да он вообще старость не уважает. Вот помню во времена моей молодости...
   После этой фразы девушка привычно, уже можно сказать на профессиональном уровне отключила свое сознание той словесной реки, что начала изливаться в ее сторону от ведуньи. О том, что раньше трава была зеленее, небо голубее, а мужчины сильнее и красивее, девушка слышала уже не один раз, а самые интересные моменты, она могла даже местами процитировать.
   Яна по видимому своим, ведовским чутьем почувствовала, что ее не очень то и слушают, решила прервать цикл воспоминаний о молодости и тут же перевела разговор на интересующую ее тему.
   - Как дошла до лавки?
   - Ну -ууу хорошо. - потупилась девушка, вовремя сообразившая, что если она сейчас расскажет, о том, что дорогу она смогла найти только с помощью ведовского чутья, которое уже долго и временами даже больно пыталась у нее развить Яга, то она тут же получит экзамен и последующее усиление тренировок. -Люди добрые помогли, подсказали.
   - Подсказали?! -взвилась Яга. - Ты... моя ученица спрашивала дорогу в мою лавку?!
   Яне поплохело с такой позиции она свою фразу как то не рассматривала. Мозг девушки в попытке спрыгнуть, тут же заработал с предельной нагрузкой.
   - Я никому не говорила, что я твоя ученица бабушка. Просто спрашивала лавку Яги.
   Грозовая тучка, собравшаяся над головой Яги, стала медленно расползаться.
   - Ну хорошо хоть не опозорила. - осмотрела прищурившись девушку, - Ну а заходил к тебе кто в лавку, за день то?
   - Да только люди старые в основном то, за настоечкой от костей, да жена стражника, ей надо было травок по женской части.
   - Ну ладно. Будешь пока и дальше ходить, искупать вину свою, да с людьми знакомиться, а то стара я стала кожный день в город то бегать.
   Девушка уточнять про свою вину ничего не стала, ограничившись лишь легким кивком. В конце концов тучка может молнии не только в воздух пускать. Об этом девушка уже успела раньше узнать и даже на себе почувствовать, на этой мысли - воспоминании, ее рука неосознанно потянулась к своей попе.
   - Хорошо бабушка.
   Яга довольно кивнула. Ей, одинокой старой женщине, с огромным и нереализованным материнским инстинктом, очень нравилось когда девушка называла ее бабушкой или матушкой.
  
   - Ты глянь, - Григорий толкнул в бок Михаила, - старая то перечница отправила все таки Янку в город. Теперь нам осталось только эльфа найти.
   - Ты потерял, ты и ищи. - выдал ангел, успевший за время проживания в этом мире подрастерять энную часть своего ангельского терпения.
   Григорию, не ожидавшему такого выверта от Михаила и потому невольно растерявшегося оставалось только хмыкнуть, да почесать затылок.
  
   Уже две недели Яна исправно ходила в город, где замещала Ягу в лавке. За это время она, как и положено успела раззнакомиться с постоянными посетителями, ну и как собственно говорила Яга, уверенно изучила и запомнила почти все травы, что находились в лавке как в продаже, так и просто для каких то непонятных целей лежали в кладовке, поскольку Яга категорически запретила девушке готовить приворотные зелья и яды, хотя и научила их делать. Сегодня девушка решила уйти пораньше, решив поберечь здоровье, как свое, так и будущего ребенка. В конце концов скоро уже срок.
  
   Все две недели ангел с бесом не знали покоя ни ночью, ни днем, носясь по городу в поисках эльфа. Впрочем две недели носился бес, Михаил где то на десятый день внезапно вспомнил, что эльфа то он в глаза не видел и потому, даже если его и увидит, то пролетит мимо, как будто так и надо. На столь железобетонную отмазку Григорий не нашел, что ответить и потому дальнейшие поиски он проводил в гордом одиночестве.
  
   Выйдя на улицу девушка привычно направилась к городским воротам, заранее приняв в право, что бы какой нибудь полоумный всадник торопящийся по своим делам не зашиб ее ненароком. Уже почти дойдя до конца квартала, мимо девушки, разбрызгивая грязь промчался один такой полоумный. Девушку аж заколотило от такого явного презрения к людям. Впрочем быстро придя в себя, где то через пару секунд, она поймала себя на том, что уже подготовила и чуть не выпустила заклятие на этого молодого но раннего хама, гарантировавшее последнему неделю головной боли и чирьи на мягких полупопиях.
   Всадник словно почувствовав, так и не доставшийся ему подарок, резко натянул поводья останавливая лошадь. Развернулся и с такой же скоростью припустил обратно.
   - Не.... сейчас гад, ты у меня точно отхватишь. - пробормотала под нос девушка вновь подготавливая заклинание, которым на этот раз собралась таки одарить своего такого настойчивого поклонника.
   Тот в свою очередь словно не желая ее разочаровать, пустив коня в галоп, несся опережая ветер прямо на девушку. Яна наконец сообразившая куда именно скачет лошадь, тут же забыла про всяческие заклинания, да и вообще про то, что она носит гордое звание ученицы самой Яги. Ноги у девушки вдруг приросли к мостовой, а в голове лихорадочно металась мысль куда отскочить. Влево, или вправо?
   Когда до так и не сдвинувшейся с места девушки оставалось несколько метров, поводья резко натянулись и конь замолотил копытами перед самым лицом девушки.
   - Ну здравствуй.
   Яна с трудом оторвала взгляд от копыт животного, к этому моменту уже спокойно, словно так всегда и было, стоявшему посреди улицы. Всмотрелась в лицо всадника и в следующее мгновение ранее подготовленное заклятье сорвалось с ее пальцев и рвануло в сторону... Кащея. Впрочем, как девушка и ожидала никакого результата ее действия не принесли. Вся магическая энергия, которой хватило бы, на то, что бы с чувством, смаком и расстоновкой уложить в постель человек с пять, с Кащея просто стекла, словно дождевая вода по плащу.
   - Странно, - Кощей сбил невидимую пылинку с рукава плаща. - я вроде тебе не давал никаких поводов, для подобного ко мне отношения.
   - Ну да. Чуть не раздавить лошадью, это не повод.
   Правая бровь Кащея поднялась аж до середины лба.
   - Во первых это конь, а не лошадь. Во вторых, я же не наехал на тебя. Ну и в третьих, самое главное. Ты что это тут претензии выставляешь мне. МНЕ бессмертному царю?!
   К концу списка, девушка сообразила, что обозначать в сторону Кащея какие либо претензии с ее стороны, было несколько глупо и не совсем дальновидно, но отступать было уже поздно.
   - Я не претензии выставляю, а всего лишь до УВАЖАЕМОГО царя и волшебника хочу донести тот простой факт, что хоть чуть чуть уважать народ которым правишь или будешь править, все же надо. - невинно захлопала глазами Яна. - А иначе, что же это за царь из вас получится?
   Кашей от столь неожиданного поворота беседы, да и что кривляться наезда даже растерялся и тоже... захлопал глазами. Ошарашенно.
   - А скажите мне пожалуйста ваше величество, - продолжила развивать тактический успех девушка. - где ваша дражайшая половина и дочь?
   Лицо Кащея на мгновение скривилось в непередаваемую гримасу, после чего сразу же приняло скорбное выражение.
   - Жена моя, Марья Моревна моя ненаглядная представилась. Вот уже пол года как. Дочка же...за... затосковала и сюда, к жениху приехала. Тоже с пол года назад. А что это Ты ими так заинтересовалась?
   - Да вот думаю, может помощь моя вам надо в поисках Василисы.
   - Да ладно, - отмахнулся Кащей. - сам найду. Все равно дальше болота не уквакает, в смысле не упрыгает.
   После этой фразы любопытство девушки только усилилось, но поскольку она хорошо помнила кто есть Кащей, то свое любопытство Яна сжала в кулачок и никуда не отпускала.
   - Что же, - поклонилась она в пояс Кащею, справедливо решив, что от поклона у нее не убудет. - удачи в ваших поисках уважаемый Кащей. Мне же пора домой. Яга уже заждалась.
   Кащей даже если и не хотел отпускать девушку, решил с Ягой не связываться и потому ограничился легким кивком, после чего он вскочил на коня.
  
   Почти на месяц Валенталас как честный эльф променял уродливые строения из трупов деревьев и камней на прохладу и чистоту свежего лесного воздуха и пусть этот лес не та священная роща, в которой эльф провел свое детство, тем не менее удобство жизни в лесу было неоценимо выше. От принятия окончательного решения в пользу переселения на ПМЖ в лес, останавливало только одно. Леший, гад этакий, растительный, категорически отказывался идти на хоть какое перемирие, продолжая по прежнему преследовать Валенталаса везде где только можно, да и там, где нельзя тоже до...колупывался со всей своей широкой лесной души. В общем устав скитаться по лесу и вести постоянные партизанские действия против лешего, водяного и компании, эльф решил посетить город, отдохнуть, отчитаться за проделанную работу и самое важное! Получить причитающуюся зарплату!
   Ворота в город охранял как всегда молодой хуманс со старшим, седоусым напарником, о наличии которого говорил храп мерно льющийся из распахнутой сторожки.
   - Доброго здоровья. - открыл калитку в воротах парень. - Что то давненько вас видно не было, господин помощник лесничего.
   - А ты я смотрю, тут бессменно стоишь, раз точно знаешь, сколько меня в городе не было.
   - А что тут знать, - отмахнулся парень. - как Сеньку Рыжего поймали, так вас в городе то и не было... совпадение какое однако.
   - Ага. Особенно, если учесть, что я этого самого Сеньку и изловил.
   От такого дополнения начинающий сыщик смутился, мысли его быстро свернули с правильного направления и он предпочел замять разговор.
   Валенталас приготовившийся быстро прирезать слишком умного стражника, незаметно выдохнул и тоже решил поскорее свинтить от сюда, пока Шерлок Холмса и Пуаро в одном флаконе, не посетила еще она гениальная идея.
   Пункт номер один( отдых), намеченный в плане мероприятий выполнить не удалось по причине форс мажора. Или проще говоря время арены комнаты истекло и к моменту появления эльфа в гостинице, ее занимал какой то посторонний хуманс. Первый и несомненно самый правильный порыв, разобраться с этим нахалом, в зародыше погасили два охранника стоявшие на входе в комнату с самым, что ни на есть злобно - бандитским видом.
   - Где мои вещи? - Валенталаса хватило только на самый угрюмый вид и грозное шипение. Эльф хорошо понимал, что как бы он хорошо не стрелял и как бы быстро не двигался, в узких коридорах, два бронированных бугая быстро сделают из него отбивную.
   - У хозяина спрашивай. - лениво шевельнул рукой в сторону лестницы, тот что покрупнее. Валенталасу ничего не оставалось делать, как только понятливо кивнуть и с гордым видом проследовать в указанном направлении.
   Хозяин гостиницы обнаружился там, где ему в принципе и положено было находиться. Т.е за стойкой, барной.
   - Где мои вещи, что находились в комнате?
   Хозяин с самым честным видом, словно кот из Шрека заморгал глазами.
   .- Какие вещи!? Мы не лазим по номерам постояльцев! - возмутился этот самый честный трактирщик. - Или вы хотите меня обвинить в воровстве?!
   - Да нет. - медленно протянул Валенталас, понимая,что вещи, хотя какие вещи, так одно название, он уже потерял. - Вот думаю только, что мне моим знакомым теперь об этом чудесном заведении рассказывать? Меня тут понимаешь обокрали и похоже с концами. Да и в страже надо что то сказать о том, кто и как меня обокрал.
   К сожалению попытка эльфа морально задавить трактирщика, результата не дала. Ему судя по всему было наплевать на репутацию своего заведения, как впрочем и на стражу.
   - Ну дык чего тогда стоишь? Давай, иди, жалуйся. Стражникам как раз сегодня с утра страсть как работать хотелось. Они мне прямо сами об этом говорили.
   После этой фразы Валенталас в принципе уже и сдался, но уходить не оставив за собой последнего слова, было как то не в его натуре.
   - Ну я и пожалуюсь, только кто тебе сказал, что я к страже пойду. Ты обидел человека... князя, вот к нему я и пойду!
   Трактирщик от такого пассажа даже рот открыл.
   - Ну что ты смотришь на меня, как на любимую тещу? - немедленно воспрял духом эльф. - Или ты скажешь не знал, что я помощник лесничего?
   Трактирщику это заявление бывшего постояльца, да еще поданное под таким соусом, было как серпом по самому любимому месту, но отдать все то барахло, что оставалось в комнате, было уже благополучно продано, а деньги положены к другим его честно заработанным сбережениям. А там кто разберет которая из монет принадлежит хозяину, а которая постояльцу. Свое же трактирщик отдавать был не намерен в категорической форме, а потому...
   - Ах ты шарлатан! - взвился он с самым оскорбленным видом. - Пропил где то свои вещи, а сейчас с меня, бедного труженика еще и денег содрать пытаешься?!
   Валенталас хотел было возмутиться, но его перебил трактирщик.
   - У меня даже свидетели есть. Вот эти несомненно благородные господа, видели как ты выходил из номера со всеми своими вещиами! - кивнул трактирщик двум синякам, а еще мгновение спустя на стойке появилось две кружки пива.
   Алкоголики тут же радостно закивали.
   - Мы это, да... видели, видели, как этот пришлый от тебя уходил со своими вещами. - Да! Мы даже того! Вещи ему помогли до дверей донести! Вот! - выдал второй, честно отрабатывая аванс.
   На такое честное и главное искренне заявление уже эльф не нашелся, что сразу ответить. Подумал немного и вновь ничего не придумал. Подумал еще... с тем же результатом.
   Все это время трактирщик спокойно, как человек с кристально чистой совестью выдерживал тяжелый взгляд (какие мысли, такой и взгляд) Валенталаса.
   - Ну что ты на меня... смотришь? Есть что сказать, иди жалуйся. Нет... иди с миром по своим делам.
   Эльфу от огорчения ничего не оставалось как только крепче сжать кулаки. По местным законам, тем, которые он успел узнать, этот толстый вор с невинным взором, будет оправдан. У него даже свидетели имеются. А высказывания этого гада, так вообще можно считать, как попытку уладить дело миром. В общем жизнь в очередной раз дала трещину. Бросив свой самый испепеляющий взгляд на своего классового, как понял эльф врага и в очередной раз ничего не добившись, Валенталас молча покинул это, оказавшееся таким негостеприимным заведение.
   Марфа наблюдавшая из подсобки всю сцену окончательного выселения эльфа, могла лишь горестно вздыхать, да пускать редкие слезы, прощаясь с уходившей в неведомые дали любовью.
  
   Покинув трактир, Валенталас задумался. Деньги выданные ранее лесничим, закончились вместе с вещами, а новых ему пока никто выдавать не собирался. В процессе решения извечного русского, а теперь и эльфийского вопроса кто виноват и что делать, взгляд Валенталаса упал на доску объявлений. Там сиротливо висело два желтоватых листика.
   Подойдя к этим объявлениям, эльф больше от скуки, чем от надежды как то поправить свое материальное положение вчитался в грязно желтые, потрепанные непогодой листки. Один квиток, как и ожидалось, "обрадовал" эльфа сообщением о повышении налога на проживании в пределах города, а вот второй как то даже обрадовал. На нем корявым таким, чисто хуманским почерком сообщалось о награде за голову очередного лихого человечешки. На этот раз героем дня стал еще один грязноногий, всем известный, как Лева Немой. Это прозвище этот удалец получил за свою любовь к тишине и благодаря тому, что всем своим жертвам он перед смертью отрезал языки, что бы они не нарушали тишину и не отвлекали его своими мольбами о помощи. В общем эстетствующий душегуб оказался. Хотя, если так, совсем чуть - чуть задуматься, то Валенталас был с ним согласен. Вопли хумансов перед смертью так раздражают...
   Ненадолго задумавшись, а что тут думать, денег нет, так что ловить надо, а не думать, эльф сорвал объявление, ибо нефиг конкурентам читать и пошел... из города, надеясь в лесу решить вопрос и с Немым и с проживанием.
  
   Лес, как ним странно, встретил эльфа тишиной и отсутствием лешего. Уж кого, кого, а этого гада Валенталас стал за километр чувствовать, даже лучше чем нежить жизнь. Перепроверившись на всякий случай убедившись, что слежки за ним нет, эльф скорым шагом двинулся в сторону новой заветной полянки, где уже несколько дней в тишине и покое рос и расставался тот росток зеленого стража, что чудом удалось спасти от этого зеленого извращения природы, бродячего куста - лешего (про посильную помощь со стороны водяного Валентолас сам не узнал, а леший не просветил).
   Поляна встретила Валенталаса покоем и умиротворенностью, прямо фонтаном бъющей из каждого квадратного сантиметра этой самой полянки. До той, что была раньше, конечно не дотягивала, но все равно была очень даже неплоха. Кроме того у данного тихого уголка природы был еще один несомненный плюс. По известным только для лешего причинам, этот зеленый пенек зачаровал подходы к этой поляне так, что прийти сюда можно было, только точно соблюдая маршрут, или быть частью леса, как леший, ну или хотя бы эльф. Валенталас эльфом был.
   На самой поляне, с момента последнего посещения Валенталасом своего нового домашнего уголка, никаких изменений не произошло, а вот границы поляны оказались густо оплетены и перекрыты разросшимся стражем. По скромным прикидкам, этак на глазок, той энергии, что оставил Валенталас, на такой объем, хватить ну никак было не должно. Тем не менее растение полностью окольцевало поляну, приступив собственно к исполнению тех функций, ради которых нет и вырастили.
   Немного почесав затылок( что поделать, дурные привычки так быстро перенимаются), эльф протянул руку к растению. Легкое ментальное усилие, немного переданной стражу маны и вот они ответы на все возникшие вопросы, да еще и в развернутом виде.
   А приведя в порядок всю полученную от куста информацию, Валенталас вообще задумался, не стоит ли в первую очередь озаботиться сооружением алтаря для подношения даров вечному лесу, а потом уже строить собственно жилище, потому как кроме как проявление благодати леса, это больше не воспринималось. Стража подкормила собой пара неудачников, немного заблудившихся в окрестностях. Ну а тот факт, что эти неудачники были из банды этого самого Левы Немого, голова которого своей ценой так привлекла эльфа, это вообще был просто знак свыше, что дальше все у него будет не просто хорошо, а отлично.
   Потратив где то с пол часа на то, что бы считать небольшой кусочек памяти, Валенталас с грехом пополам выяснил где же в основном обитает Леса Немой. А когда выяснил, то эльф с досады хотел сплюнуть. Если бы он не использовал свои возможности в лесу, то он никак бы не смог попасть на эту поляну, минуя эту банду. Да вообще непонятно как эта толпа хумансов смогла сюда добраться. Леший, сволочь, так зачаровал проходы в эту часть леса, что наверное и сам сюда соваться не рискнет, а вот эта кучка людей добралась однако и к тому же хорошо себя чувствует...
  
   Решив остаться и проследить за своим заработком, Валенталас обошел по кругу поляну, нашел подходящее дерево и с максимально возможным комфортом устроился на нем. Про себя твердо решив, что без головы Левы, он от сюда не уйдет.
   Банда в это время жила своей обычной жизнью. Несколько человек, по видимому назначенные временными охранниками, терлись около костра, на котором необъятных форм крестьянка в соответствующих размерах котле, что то варила, при этом отгоняя своих конвоиров, пытающихся вытащить из котла самые вкусные куски, таким же огроменным половником. В десятке метров от кухарки молоденькая и довольно стройненькая крестьяночка, что то начала стирать, но едва успела замочить одежду, как подкравшийся сзади "добрый молодец", перехватил ее за талию и не обращая внимания на протестующе - испуганные вопли, поднес ее расположенную рядом палатку. Вскоре от туда раздались звуки свидетельствующие о том, что кому то в лагере если уже не хорошо, то значит скоро станет хорошо. Решительность и натиск! Натиск и решительность!
   Эльф глядя на это животное поведение, вроде как разумных, только презрительно ухмыльнулся. Впрочем его презрение в основном относилось к самим джентельменам удачи местного разлива. Захваченные девушки самостоятельно могли покинуть этот лагерь разве что для прокорма стража. Да и жили они тут ровно столько, сколько представляли интерес для бандитов, а все оппозиционеры и просто не нужные стройными кучами лежали недалеко тут, по оврагам. На парочку таких Валенталас наткнулся при обходе поляны. Да и вообще, если подходить совсем буквально... Какое дело ему, благородному эльфу до этих грязных и вонючих хумансов и уж тем более до их смердов.
   Так что не испытывая никаких рефлексий эльф наслаждался отдыхом, развлекался обзором жизни лагеря и ждал когда пред его ясные очи наконец то появиться Лева.
  
   Отдых и созерцание затянулись до вчера, когда из самой большой палатки, где предположительно и должен был жить главарь, с испуганным визгом вылетела еще одна крестьянская девушка. Ну платье покрайней мере было крестьянским. Следом из палатки вышел и сам главарь, он же Лева Немой.
   - Ах ты тварина! - раздался его вопль, вслед перепуганной девке. - Сбежать удумала?! Ну так сейчас пробежишся до овражка!
   - Не надо! Прошу! - взмолилась девушка, при этом не вставая с четверенек включила заднюю передачу и стала быстро увеличивать расстояние между собой и Левой Немым.
   Тот прищурившись внимательно посмотрел на нее.
   - Что бы больше ее в лагере я не видел! - выдал он через секунду, после чего круто развернувшись вновь исчез в палатке.
   Девушка в свою очередь быстро сообразившая, что умолять о пощаде бесполезно, развернувшись бросилась прочь из лагеря.
   Впрочем убежать далеко ей не дали. Два разбойника исполнив акробатический номер в виде бега с препятствиями, быстро догнали девушку и схватив ее потащили в сторону палаток, не обращая внимания на ее мольбы, попутно не забывая обсуждать ее будущее. Уже возле самой палатки отчаявшаяся девушка извернувшись вырвала свои руки у одного из мужчин и цепляясь за траву попыталась уползти прочь, потянув за собой второго разбойника, державшего ее за ноги. Упустивший ее гопник тут же выразил девушке свое недовольство путем удара ее ногой в бок и подхватил скрючившееся тело.
   - Ну что ты дергаешся? Дурочка! - недовольно пробурчал он. - Будешь вести себя хорошо, так хоть перед смертью приятное получишь. Или ты помучиться предпочитаешь?
   В ответ жертва попыталась плюнуть в своего мучителя, но у нее ничего не получилось. В следующее мгновение троица скрылась в палатке.
   Высиживание Левы Немого продолжалось до позднего вчера. Уже давно в палатке перестали радоваться стоны имольбы о помощи, а несколько часов назад эти двое любителей девушек оттащили тело молодицы в ближайший овраг и вновь бесцельно слонялись по лагерю.
   Валенталас даже начал планировать операцию по тихому посещению своей будущей жертвы в ночное время, когда утихнет суета в лагере, но в это время из палатки показался наконец то Леса! Оглядел начальственным взором все в лагере, после чего тяжелой походкой, уставшего за день человека, сделавшего много хороших и полезных дел, вернулся обратно в палатку. По видимому отдыхать от трудов своих праведных.
   - Жывотное! - эльф даже сплюнул от досады на такую несправедливость.
  
   Через несколько часов сидения на дереве, Валенталас обрадованно заметил, что активность в лагере постепенно идет на спад. Люди разбредаться по палаткам, над лагерем начал разливаться множащийся храп. Впрочем, справедливости ради, надо признать, что спали не все. Один часовой добросовестно дежурил возле костра, по видимому всякие ненужные поползновения со стороны пленников.
   Через час бдительное дежурство сменилось на дежурство в пол глаза, а еще минут через тридцать часовой сладко спал у костра, вместе со всем населением лагеря. Валенталас выждав для надежности еще с пол часа, бросил в кусты, растущие рядом с часовым мелкий камешек. Часовой зараза, или крепко спал, или решил на провокации не поддаваться, но в общем на камешек он не отреагировал совсем никак. Проще говоря как сопел в две дырки, так и продолжал сопеть. Валенталас продолжал еще пару минут, после чего решив, что ждать дальше смысла в общем то нет, начал выполнять план по восстановлению своего финансового благополучия.
   Осторожно обойдя по кругу лагерь и убедившись, что больше охраны нет, эльф так же осторожно направился к палатке, где до сих пор обитал главарь. Из палатки доносился храп, своим рокотом напоминавший морской прибой. Решив не рисковать и не переться через вход, мимо часового, эльф зашел со стороны леса.
   Быстрый осмотр палатки, показал, что она как и все изделия хумансов, не имеет дна и потому резать заднюю стену это хоть и быстрая операция, но паааалевооооо. Один только треск ткани чего стоит. Да и потом, когда искать будут, дыра, это же явный намек на то, что с обитателем этого убогого жилища ничего хорошего не произошло. В общем проще освободить края, да тихо из приподнять, вернув на место по окончании визита.
   Когда край палатки был освобожден и аккуратно приподнят, от позорного разоблачения Валенталаса спасла только выучка и выдержка, приобретенная за долгие годы службы на границе с оркскими степями, но все равно, волна смрада, состоящая из запахов немытого тела, пота, кислого запаха грязного тряпья, крови, да перегара от самой низкопробной сивухи. Впрочем даже эта самая выучка не спасла Валенталаса от позорного падения на пятую точку опоры, после того как ему в нос шибанул аромат из палатки.
   Отдышавшись, эльф вновь приподнял край палатки и не дыша просунул голову внутрь. В темноте тусклым светло - серым пятном светилось тело хуманса. Вблизи он оказался еще больше, чем виделся раньше вечером, когда выходил проветриться. Ужом проскользнув внутрь палатки, начинающий охотник за головами примерился к спящему человеку. По всему выходило, что если он с одного удара не оглушит Леву, то потом... у него не будет никакого потом. Еще немного постояв, подумав, Валенталас как ему показалось нашел вход. Он хищно улыбнулся и достал из колчана стрелу, после чего с легким хэканьем вонзил ее в правое плече спящего.
   Лева судорожно всхлипув дернулся, все таки ни одно зелье не обладает таким мгновенным эффектом, как хотелось бы всем пользователям, но специально поэтому наконечник и торчал в правой руке, которую и парализовало первой. Еще через какие то доли секунды тело бандита обмякло оставив ему только контроль над глазами.
   Тяжело вздохнув эльф ухватил Немого за одежду и потянул к проделанному запасному, но не предусмотренному планом выходу.
   - Пойдем от сюда. - решил пошутить эльф, предчувствуя пополнение финансов. - Я у тебя только голову заберу и все. Так что ты не шуми. Хорошо?
   Лева в ответ сильно засопел. Мычать, кричать и стенать не получалось, поскольку хорошо сваренный яд, этого не предусматривал.
   Потратив около пяти минут, на то что бы выбраться за пределы лагеря и при этом не оставить в лагере Леву, Валенталас расслабился и даже позволил себе дружески похлопать по плечу лежащего рядом человека. Впрочем тот на это позволил себе лишь в очередной раз лихорадочно повращать глазами. Когда же звуки жизни в бандитском лагере окончательно исчезли где то сзади в лесу, эльф позволил себе окончательно расслабиться. Не соблюдая шумомаскировки( ну как не соблюдая...), Валенталас взвалил на плечи бандита и неторопливо (потому как быстрее не мог, тяжелый гад попался) зашагал в сторону своего нового будущего дома. Лева Немой в это время послушно и тихо лежал на плечах и словно настоящий немой молчал.
  
   На поляне все было так же, как Валенталас оставлял несколько часов назад. Тихо шумел лес, пели осторожные птички, а неосторожные птицы, как и неосторожные звери пошли на корм стражу. В конце концов, надо же деточке чем то питаться, пока папа отсутствует.
   Сгрузив добычу на землю, эльф покопался в карманах и с довольным видом достал пузырек с какой то подозрительной, что на вид, что на запах жидкостью. Повернул жертву своих алхимических исследований на спину и с довольным видом залил содержимое склянки в рот джентльмена с большой дороги. Через десять секунд, к Леве добровольно вернулась часть функций его здоровенного организма. Он смог открывать и закрывать рот, издавать членораздельные звуки и даже говорить. Впрочем, счастье Левы было неполным. Двигать чем то, что рассполагалось ниже головы, он попрежнему не мог.
   - Ну что? Поговорим? - как можно обаятельней улыбнулся эльф бандиту, следуя свету данному ему одним мастером пыток: "Вот знаешь как тяжело в моем деле. Сидит перед тобой гад последний, а надо быть вежливым, потому как доброе слово и приятно и к беседе больше располагает. Местами даже к честной и откровенной". Тогда на эти секреты ремесла Валенталас не обратил внимания. Мало ли чего поведает старый палач, уже долгое время пытающийся найти себе ученика, да все безуспешно... Впрочем сейчас, эти неведомо как всплывшие воспоминания оказались к месту и Валенталас решил попробовать. А вдруг поможет и он станет еще богаче на несколько монет.
   - Давай поговорим. - согласиться Лева, с самым независимым видом, какой только мог изобразить в его положении.
   Эльф молча осмотрел тело своего пленника, подумал немного и для большего эффекта в разговоре, решил пользоваться не только добрым словом, но и иными стимулами, более понятными такому типу, как его пленник, в такой ситуации. После чего молча вонзил в ногу Левы нож, пробив бедро до самой кости.
   - Ааааааа! С...ка! Моя нога! - тут же начал разговор пленник, правда немного не по теме.
   - Да, да. Нога. - подтвердил с нежной улыбкой, как учил его старый палач, Валенталас, водя кинжалом в ране так, что бы его кончик царапал кость ноги собеседника. - Это кстати тебе за самку собаки, с которой ты посмел меня сравнить. Будь на то воля, Лева бы катался от боли по траве, выл, кричал... землю бы в конце концов грыз, лишь бы прекратить все это, но к его большому сожалению в его распоряжении попрежнему оставалась только его голова. И он ей пользовался. Как мог так и пользовался. К тому моменту, когда эльф вытащил из его ноги нож, Лева уже не кричал, а так, еле слышно сипел сорванным горлом.
   Дождавшись пока бандит не придет в себя, Валенталас вновь приставил нож к другой ноге.
   - Я хочу, что бы ты мне как на духу выложил где ты спрятал деньги и прочие приятные вещи. Поговорим?
   Лева однако решил немного поторговаться.
   - Почему я тебе должен все это рассказывать? Ты ведь собрался меня убить?!
   Валенталас тяжело вздохнув, уколол ногу.
   - Какой ты однако непонятливый. Я все равно это узнаю. Вот только потом из за потерянного времени буду очень зол.
   Лева в свою очередь сразу же решил, что все возможные бонусы из этой торговли он уже получил и потому начал активно колоться рассказывая если не о всех, то о очень многих сбережениях своей банды.
   Невеликие магические способности позволили Валенталасу убедиться, что его собеседник нигде не соврал, после чего эльф приступил ко второй части программы.
   Погладив росший рядом и так и льнущий к нему куст стража, эльф отдал команду и растение зашевелилось. Из него тут же выросли несколько усов, обхвативших ногу Левы Немого и неторопливо подтягивавших его поближе к растению. Лева судорожно задергал головой, но куст это нисколько не взволновало, он методично продолжал свою работу.
   - Подожди! Ты же говорил, что не будешь меня пытать!
   - Так я и не пытаю. - эльф безразлично пожал плечами. - Я тебя скармливаю моему стражу. Понимаешь ему нужна живая пища.
   Скармливаемый такое положение понимать отказывался категорически и потому продолжал что то сипеть сорванным горлом. Терпения Валенталаса хватило где то на минуту, после чего он достал из колчана стрелу.
   - Тупое животное! Ты мешаешь мне слушать лес! - в следующее мгновение стрела возилась в плече Левы.
   Тот улыбнувшись закрыл глаза и приготовился наконец то умереть, но смерть почему то приходить к нему не спешила. Где то еще через тридцать секунд боли в заживо расстворяемых ногах, до него дошло, что стрела была без яда. Лева попытался возмутиться, но в его распоряжении вновь остались только глаза.
   Тишиной и покоем эльф наслаждался около двух часов, успев немного восстановить хрупкое равновесие своей души. Через два часа, когда из глубины разросшегося стража, подталкиваемая усиками выкатилась голова Левы, эльф начал со вздохом собираться. Положил голову в мешок, после чего подошел к стражу и погладив листву, протянул ладонь. В следующее мгновение в протянутую ладонь опустился маленький росток, которой эльф осторожно продолжил в нагрудный карман.
   Потратив минут пятнадцать, Валенталас выбрался в обычный лес где леший не поигрался с пространством. Встав у начала тропы, эльф осмотрелся и удостоверившись, что за ним никто не наблюдает, осторожно посадил росток, щедро поделившись с ним энергией. Убедившись, что растение прижились, Валенталас дал растению центральную установку, смысл которой сводится к тому, что бы не попасться на глаза лешему и кому либо еще из его подлой шайки, до тех пор, пока страж не наберет достаточной силы и не оставит хотя бы несколько ростков потомства. Растение согласно прошелестев листьями, принялось усиленно расти, что бы так сказать поскорее оправдать возложенные на него надежды. Валенталаса же ждал город, а в городе деньги.
  
   Так горяче нелюбимый город хумансов встретил Валенталаса как обычно открытыми воротами, ленивыми стражниками выколачивающими деньги из прохожих, шумом и...вонью. Молодой паренек, у которого деревня лезла из всех дырок в кольчуге, шагнул было в сторону эльфа, но узнав его, тут же развернулся в другую сторону, не забыв при этом поздороваться. Валенталас хоть и сдержал улыбку, но да, надо признать, ему приятен тот факт, что эти ничтожные годные разве только на то, что бы удобрять священные деревья эльфов своими телами, узнают его и заискивающе здороваются.
   Город как всегда произвел на эльфа сногсшибательное впечатление. Шум, гам и вонь заставили Валенталаса ускорить шаги в сторону управы, поскорее получить деньги, да вернуться обратно в лес,где страж уже должен был разрастись до нормальных размеров, способных дать хороший отпор этому трухлявому пеньку лешему.
   Побыстрее управиться не получилось. Хоть управа и должна была работать, тем не менее в здании никого не было, кроме пары стражников, дежуривших тут еще с ночи. Когда Валенталас попытался войти в помещение, один из них, как всегда самый молодой, заступил эльфу дорогу.
   - Что тебе тут надо, болезный?
   Валенталас на столь хамское проявление неуважения, оскорбление даже нужно сказать, открыл было рот, собираясь высказать все что думает, о стоящем перед ним червяком, но... сравнил его размах плеч, свой, после чего закрыл рот и немного подумал.
   - Я хотел получить награду за Леву Немого.
   Услышав о награде, старший пары, отодвинул в сторону молодчика уже похоже собиравшегося ответить что то не очень лицеприятное.
   - Можешь передать нам Немого, а потом подойти за наградой.
   Валенталас скептически, так что бы это было хорошо видно, осмотрел стражника.
   - Неужели ты считаешь меня настолько глупым, что я передам тебе мои деньги?
   - Да ты что такое говоришь?! - оскорбленно стукнул себя по кольчуге хуманс. - Я чужого никогда не брал!
   Эльф согласно кивнул головой.
   - Я же с этим и не спорю. Но! Леву я передам лично.
   Молодой стражник насупился и задумчиво почесал кулаки. Валенталас в свою очередь изящным шагом назад тут же увеличил дистанцию между собой и доблестными служителями закона.
   Старший пары остановил горячего молодца, положив ему руку на плече. Принял наиболее благородный вид, на который только был способен и шагнул вперед.
   - Именем князя! Мы требуем немедленной выдачи лихого человека, по прозвищу Лева Немой, поскольку дальнейшее нахождение его у тебя, может привести к гибели невинных людей.
   От такого неожиданного пассажа Валенталас даже впал в легкую форму когнитивного диссонанса или попросту говоря его обуяли сомнения и он невольно задумался на тему: "А вдруг это честный стражник? ". Еще секунд пять порассматривав этот вопрос с разных сторон, эльф пришел к выводу, что честные стражники из породы хумансов это нонсенс и потому активно замотал головой.
   - А с чего вы решили, что я его задержал? Я хотел получить награду за информацию о его местонахождении.
   Борцы за справедливость тут же поскучнели. Ловить Немого самим, им как то было не с руки. Да и опасно это.
   - За это награды не платят, так что проваливай от сюда. - буркнули они в один голос и вернулись обратно на свой пост, благо до него было то пара шагов.
   Валенталас, что бы не нарываться на возможные неприятности, в свою очередь тоже свинтил подальше,решив дождаться прихода судьи так, что бы и видно было кто пришел, и глаза стражникам не мозолить.
   Ждать пришлось около получаса. Впринципе по местным меркам можно сказать, что даже и не ждал. Замученный книжной пылью до состояния дистрофии судья, бодрым шагом и почти что летящей походкой неторопливо пылил в сторону места постоянной работы. Валенталас рванул было вслед за ним, шло стоило ему показаться на глазам стражникам, как те тут же ему начали сигналить о нежелательности этих его действий, строя эльфу самые зверские рожи. Впрочем надо признать эффекта они этим достигли. Валенталас резко ускорился, с таким расчетом, что бы догнать судью до того, как он успеет войти в здание и закрыть за собой двери, но когда он уже почти догнал судью, ему на встречу шагнул молодой стражник, с ясно читаемым на его широком и таком честном лице, намерении. Валенталас в свою очередь тут же ускорился еще больше, не желая быть тем, на ком этот честнейший человек исполнит свои пожелания так сказать.
   Судья хоть и заметил бегущего к нему Валеналаса, тем не менее никак не отреагировал, продолжив спокойно шагать в сторону суда. Правда похоже заметил и интерес стражников, так как дверь все таки придержал, давая эльфу хоть какой шанс проскочить следом за ним. Валенталас и стражники видя такое попустительство со стороны судьи, тут же ускорили свое движение. Эльф к судье, а молодой стражник соответственно к эльфу.
   Легкое движение рукой в сторону перворожденного, Валенталас ловко пригибается и тут же спотыкается о предусмотрительно выставленную ногу, щучкой нырнув в приоткрытую дверь. Забегая на перед надо сказать, что Валенталас так и не узнал, судья сволочь и гад, знал, что так произойдет и потому дверь открыл, что бы эльф не повредил имущество, так сказать, или это просто случайно у него получилось? Просто ту би, ор нот ту би!
   - Ну зачем же так торопиться? - вежливо и даже как то по доброму, улыбнулся судья. - Суд работать еще не начал. Я как видите хи, хи, тут пока привратником вынужден подрабатывать.
   Валенталас с невозмутимым видом встал, отряхнулся.
   - Ну, я так сказать спешил за вознаграждением, за лихого ху... человека.
   - И по поводу кого вы пришли? У нас много лихих людей.
   - Я по поводу разбойника, известного вам как Лева Немой.
   - Да? - на лице судьи появился легкий интерес. - И вы что же, рассчитываете получить награду лишь за сообщение о его местонахождении?
   - Не совсем. - улыбнулся Валенталас. - Я принес его голову.
   В следующий миг он достал из под плаща небольшой мешок, в котором эта самая голова и находилась.
   - Готов обменять этот интереса интересующий вас предмет на деньги указанные в объявлении.
   Судья подозрительно посмотрев на мешок, кивнул в сторону рабочего кабинета.
   - Пройдемте. Нечего такие дела обсуждать в коридоре.
  
   Устроившись за столом, судья кивнул на жесткий деревянный табурет, окрашенный в черный цвет.
   - Я вас слушаю.
   Валенталас подошел к столу, очистил его от нескольких бумажек лежащих на нем (по видимому для создания рабочего антуража), после чего пристроил на свободное место мешок и аккуратно развязал его.
   - Вот... готов обменять эту нужную вам голову на деньги указанные в объявлении.
   Представитель закона критически осмотрел предоставленную голову.
   - И как я могу быть уверен, что это именно та самая голова, за которую объявлена награда?
   - Вот как знал. - улыбнулся эльф, показывая развернутое объявление о награде. - специально для вас снял.
   - Я думаю не стоит вам брать этот грязный лист бумаги своими руками. - Тем более я думаю, что копия его у вас точно есть.
   В этот раз судья наградил подозрительным взглядом уже Валенталаса.
   - Раз уж тебе известно, кто такой Лева Немой, то ты должен понимать, что денег за одну его только голову, я тебе заплатить не могу и не буду. У него еще и банда была.
   - Была, - согласно кивнул эльф. - только объявление объявление дано лишь в отношении этой головы.
   - Ничем помочь вам не могу. - судья с самым честным видом решил закончить разговор.
   - Я думаю князь с радостью объяснит своему, княжъему человеку, почему город оказывается оплатить ему, то есть мне, выполненную работу. - затянул тесемки на мешке эльф.
   Он даже сделал в сторону выхода несколько шагов, прежде чем судья все таки принял решение.
   - Стойте! Суд вас не отпускал. - и дождавшись пока эльф вернется к столу, продолжил. - Рассмотрев предоставленные вами материалы и документы, принято решение, о том, что вами выполнена вся работа, указанная в объявлении и что вам будет выплачена награда в полном полном обмен объеме. Сдайте мне голову.
  
   Погода прелесть, настроение прелесть и даже в душе есть ощущение счастья, а все потому, что в кармане имеется некоего денег. Единственное, что портило ощущение счастья, не давая ему быть полным и фееричным, только тот грустный факт, что Валенталас находился не в милом сердцу священном лесу, а среди этого могильника из камня и трупов деревьев, что хумансы называют своим городом. Впрочем все это поправимо, у Валеталаса было все, что надо для этого. Собственно и надо то только место в лесу, которое эльф может назвать своим домом.
  
   Яна спешила. Спешила, не значит, что бежала, его тем не менее шагала так быстро, как только могла. А все из за Яги! Утром она два! часа гоняла девушку по дому, со всякими придирками по поводу выполненной домашней работы. Наставница называется!
   Перед воротами в город собралась большая толпа народа из разных, часов сословий. Нет, конечно обошлось без фанатизма и аристократии в очереди не было. Для них предусмотрен другой выход. Цены за проход там конечно на порядок выше, зато нет очереди, да и где вы видели аристократа который скажет, что у него нет лишних денег и он лучше постоит в очереди? Да ним за что! Особенно если в этом еще можно усмотреть урон для чести. Ну а стражники в этом вопросе будучи не глупыми людьми, цены на проход в город немного подняли и....все! Все довольны! Стражи зарабатывают, благородные не стоят в очереди на вход, а простые люди меньше платят.
   Честно, как законопослушная девушка отстояв в очереди почти час, Яна подошла к городской калитке,протянула руку, что бы ее открыть и тут же скривилась от боли. Внезапно распахнувшаяся калитка довольно чувствительно ударила ее по руке. Нежно побаюкав руку, девушка подняла взгляд, собираясь высказать неизвестному ей, его несомненно уроду, все что она о нем думает, открыла рот и замерла. Перед ней стоял ЭЛЬФ! Тот самый эльф о которых она столько читала дома. Том месте о котором она уже даже начала понемногу забывать.
   Эльф в ответ осмотрел девушку с ног до головы, остановив свой взгляд на ее животе, который на восьмом месяце девушку не красил (разве, что для отца ребенка) и презрительно фыркнул.
   - Что смотришь, потомок кромка грязи? Меня такие как ты не интересуют.
   Мир Яны дал трещину. Светлые и благородные эльфы, о которых она столько читала, оказались шовинистами до такой степени, что ей хотелось просто пристрелить, растерзать, убить, утопить, сжечь этого гада, после чего оживить его и вновь повторить эту процедуру и так несколько раз.
   Гадская морда в виде эльфа, в свою очередь, похоже хорошо или поняла, или прочитала обуревающие девушку чувства и потому стояла в позе руки в боки, всем своим вопросом спрашивая: "Ну и что же ты, червь под моими ногами, мне сделаешь?".
   Когда девушка окончательно осознала этот вопрос, то тяжело вздохнула с извиняющимся видом, сопровождаемым легкой улыбкой, резко согнула ногу в колене, со всем своим женским негодованием приложившись по причинному месту этого наглого эльфийского шовиниста. Тот в ответ, что то неразборчиво всхлипнул, схватился за это самое причинное место, согнулся, рухнул на колени, с легким но глухим стуком произвел встречу лба с землей и постояв так несколько секунд, завалился на бок,совсем не обращая внимания на грязь и пыль.
   - Ну, что сволочь. Теперь ты понял, что я могу тебе сделать? - прошипела Яна, наклонившись над мычащим эльфом. Не дождавшись ответа (впрочем не очень то и ждала), девушка перешагнула эльфа и вошла в город.
   Стражники молча наблюдавшие за произошедшей разборкой, расступились, даже не попытавшись остановить девушку. Не было у них желания связываться ни с помощником лесничего, ни тем более с Ягой и ее ученицей.
   - Какая девка?! Женюсь! - выдал более молодой из них, провожая взглядом гордо прошедшую мимо них девушку. Старший в ответ только утвердительно хмыкнул.
  
   Минуты через три, четыре, Валенталас с жутким ревом разогнулся.
   - Где эта самка собаки?! Убью!
   Ученицу Яги тут знали многие, а потому у всех сразу же образовались срочные дела и развился избирательный склероз: "Она? А кто она? Тут разве вообще кто то был? ".
   Валенталас пометавшись по площадке перед воротами, попытался организовать поиски девушки, но не получив никакого положительного результата в конце концов поднял руку и опустил ее, направившись домой, в смысле в лес.
  
   Лес как всегда встретил Валенталаса прохладой, шумом листвы и полным отсутствием психически неуравновешенных самок хумансов угрожающих жизни, здоровью и главное достоинству честных воинов! Вступив в лес, эльф вначале направил свои стопы в сторону будущего дома, но пройдя метров сто, решил. Нехорошо домой приходить в гневе и выгружать негативные эмоции в месте где должно царить умиротворение и покой. Да и с работы его пока никто не выгонял, так что жалованье как нибудь надо отрабатывать.
   К счастью для лешего и водяного, места прогулок эльфа местной нечисти сегодня не совпали совсем. То есть Валенталаса не атаковали безумные белки, швыряющиеся шишками, да еще вдобавок метко и больно. Водяного и лешего с свою очередь не пытался подстрелить взбешенный эльф, проверяя на них свои познания в алхимии, из раздела приготовление ядов. Страж же в свою очередь, может и видел этих лесных вредителей, но согласно приказу Валенталаса, сидел тише воды, ниже травы, пока его тело не разрослось до определенного размера. Лешему в свою очередь мыши конечно жаловались, что на одной поляне что то подвергает тотальному геноциду, но в свете происходящих разборок с непонятным эльфом, лешему мягко говоря было не до мышей. Он вообще готов был помочь этому неизвестному, лишь бы только мыши не отвлекали от более важных дел.
   К легкому сожалению эльфа, кроме лешего и водяного, он не встретил и молодых хуманок, как обычно купающихся в реке. Нет! Как женщины они его не интересовали, ну или почти не интересовали... и вообще это не важно! Эльф просто хотел получить легкое эстетическое наслаждение от созерцания этих пусть и низших. Валенталас как ни ко крути, все таки мужчина... мужчина у которого очень давно не было ни одной женщины. Даже низшей.
   В общем нарезав круг по лесу, эльф немного успокоился, немного расстроился, но от негативных эмоций избавился и со спокойной совестью пошел домой. Одно плохо. Пока успокаивался, забрел довольно далеко и теперь, что бы возвратиться домой, надо было совершить большой крюк, по хорошей дороге, или же рискнуть вымазаться, пройти около самого болота, но сэкономить почти час. После не долгой и не тяжелой борьбы, было решено сэкономить час времени, что бы потом его потратить на заслуженный отдых.
   Вопреки ожиданиям Валенталаса, дорога вдоль болота была довольно удобна. Мало того, там даже тропинка была, ведущая как раз в нужную сторону.
   Через пять минут попутная тропа спустилась к болоту, в том месте, где оно еще было можно сказать, грязным озером, превратившись в довольно склизкую дорожку. Мало того, прямо на этой дороге сидела лягушка, марки квакша обыкновенная и самым наглым образом смотрела в глаза эльфу, давая тем самым понять, что с тропы она добровольно ни за что не сойдет. Валенталас в свою очередь был настоящим эльфом. Пристрелить человека, ему было как два пальца об асфальт, а вот лягушка, лично ему ничего не сделала и соответственно стрелять ее, никаких оснований у эльфа не было. Не будешь же ты рубить дерево, ты споткнулся об его корень. Вот и Валенталас, спокойно подошел к лягушке и несильно, что бы не дай великий лес не убить, прописал ей волшебного пендаля, от чего земноводное почему то с изумленным воплем: "Мамочка!" пролетев пару метров, плюхнулась в болото.
   - Почудится же всякое. - пожал плечами Валенталас, провожая взглядом расходящиеся тяжелые волны, да пару пузырьков, после чего спокойно продолжил свой путь.
   Эльф успел сделать что то то около пяти шагов, когда на поверхности воды показалось город голова лягушки. Отплевавшись, она хлопнула лапками и в следующее мгновение кусок тропы вывернулся у Валенталаса из под ног и эльф резко поменял верткальное положение на горизонтальное, попутно приложившись головой о непонятно как появившийся на тропе камень, после чего начались прямо Мексиканские страсти. Пока эльф лежал на земле и созерцал окружающий мир сквозь туман, будучи не в состоянии встать, лягушка устроив скоростной заплыв выбралась на берег и короткими, но энергичными прыжками запрыгала к лежащему Валенталасу. Тот в свою очередь видел прискакавшую к ему земноводную, но сделать попрежнему ничего не мог. Тело его все так же не слушалось. Лягушка этим тут же нагло и цинично воспользовалась ткнувшись своей головой ему прямо в губы.
   Тут же раздалось несколько громких хлопков, местность окуталась дымом, а когда он рассеялся, с Валенталасом, стоя на четвереньках, целовалась какая то совсем незнакомая девица, как то подменившая собой лягушку. От неожиданности у эльфа даже туман в голове немного рассеялся, что позволило ему судорожно денуться и девушка тут же отпрянула от своего партнера. Посмотрев на лежащего мужчину, она нежно улыбнулась, но буквально через несколько секунд, что то вспомнив, не совсем приятное, или совсем неприятное, нахмурилась и протянув руку куда то в воздух, достала скалку. Новую, еще белую, но с какими то странными вмятинами неравномерно расположенными по всей ее широкой части.
   - Ну что, гад? Сейчас моя очередь прописать тебе волшебные пи...лины? - размахнулась девушка скалкой. - Но ты не бойся. Я не смертельно. Жить ты будешь.
   В последний момент эльф успел убрать голову из под удара, тем самым лишив себя сомнительного удовольствия испытать все прелести сотрясения мозга.
   - Ты...ты что твориш?! - Валенталас попытался вскочить на ноги, но лучший результат который он смог получить, это твердая стойка в партере (на четвереньках).и неуверенный бег зигзугам в нужную сторону, тоже на четвереньках.
   Вместо ответа, девушка подскочила к эльфу и со всех сил двинула ногой по месту расположенному чуть ниже копчика.
   - Ага! Как девушку бить ногами, так это нормально, а как его любя немного приласкали, так сразу, что твориш?!
   Валенталас, на которого внезапно снизошло просветление и осознание того, что сегодня не его день и значит с девушками ему не будет везти совсем, ну ни как, быстро, как и подобает умудренному воину принял единственно верное решение о тактическом отступлении, сразу начав претворять его в жизнь. Развернувшись в нужную сторону, примерно в сторону поляны и благо эльф уже стоял на ногах, Валенталас по идеальной синусоиде устремился прочь от места побоища, не обращая внимания, на тот грустный факт, что с регулярной периодичностью ему приходится измерять глубину болотной воды, непосредственно около берега. Это в свою очередь не прибавляло чистоты одежде эльфа и не облегчало его путь, но в данный исторический момент, ему это было по фиг.
   Девушка - лягушка, видя с какой скоростью от нее стремительно удаляется потенциальная жертва и возможный жених, удивленно замерла с поднятой вверх скалкой.
   - Вот это мужчина. - выдала она в итоге с непонятной для нее самой интонацией, толи восхищения его скоростными качествами, толи презрения от осознания того факта, что его легко, можно сказать не напрягаясь избила красивая и стройная девушка (как себя любимую не похвалить, даже если это правда).
   Яна уже давно ушла в лавку, а Григорий до сих пор сидел с офигевшим видом. Наконец то состоялась встреча их подопечной и эльфа, вот только большой и пламенной любви между ними как то не случилось. Скорее наоборот, до устойчивого желания убить осталось сделать пол шага. Вот искуситель и сидел в шоке, попутно пытаясь решить, что же ему, да и Михаилу делать? Как сложить два минуса и получить совет да любовь?
   Так ничего и не решив, бес спохватился, что упустил из виду свою подопечную, а она может в этот момент разделывает на полезные ингридиенты свой единственный шанс попасть домой! И тут же, более ним о чем не раздумывая, Григорий сорвался в полет, на этот раз даже не выбирая дорогу, а просто пролетая сквозь стены домов и этим распугивая домовых, которые решив, что на их территорию посягают, тут же бежали вооружаться подручным инвентарем (как правило это были щиты в виде сковород, мечи кухонные ножи, ну а ударный инструмент, типа булавы, хорошо заменяли черпаки и половники и в этом случае размер имел значение). Переполох поднятый пролетающим духом, стих только минут через сорок, когда сам виновник торжества, уже давно сидел на потолочной балке, наблюдая за работающей девушкой.
   Вот правду говорят на Земле, что можно бесконечно наблюдать за тем как работают люди. Григорий лично в этом убедился. Пока Яна работала, ему было не так скучно, а вот как только она села обедать, так сразу здравствуй госпожа скука. Впрочем этой скуке Валенталас был даже рад. Все одно это лучше, чем они, в смысле Яна и эльф бы поубивали друг друга.
   На вечерней зорьке закончив работу, Яна как прилежная ученица направила свои стопы домой, в смысле в лес. Григорий в это время прилежно нарезал круги вокруг девушки, надеясь увидеть эльфа и... проследить за ним, однако удача сегодня была где угодно, но не на его стороне. Наверное где то рядом с эльфом толкалась.
   Яга как всегда была занята делами на дворе. Сегодня она мелкой гоняла стаю серых (волков), которые в очередной раз как то проштрафились. Впрочем Яна подозревала, что волки не так уж и виноваты, Яге просто нравиться из гонять больше, чем другое лесное зверье. Однако озвучивать эту версию, девушка благоразумно не собиралась. Свое здоровье дороже. Волки всвою очередь нарезали круги по поляне, благоразумно не пытаясь эту самую поляну покинуть, предпочитая побегать от Яги сейчас, чем получать кучу мелких акостей потом и долго. Ангел во время проведения этого развеселого мероприятия заныкался на верхушку дуба, так как ниже не пускало семейство наглых белоки и незаметно для Яги болел за спринтерских волков. Григорий сунувшийся было на поляну, быстро осознал свою ошибку ив темпе вальса скрылся в ближайших кустах.
   Яга почти сразу заметившая девушку, тут же забыла про волков и принялась осматривать свою ученицу, атак же пространство вокруг ее, но так и не найдя духов, тяжело вздохнула.
   - Что выходила? Рассказывай.
   - А, - девушка устало махнула рукой. - нечего особенного. Устала только. Людей довольно много приходило...
   Яга еще раз внимательно осмотрела девушку.
   - Ты мне почему врешь? Вокруг тебя до сих пор всполохи скандала и какой то драки витают.
   - Ааааа, - девушка смущенно опустила глаза. - Встретила я сегодня утром одного урода...
   Ангел заметив, что разборки сегодня как то очень быстро подошли к концу, осторожно выглянул из за ствола дерева, где пережидал бурю. Осмотрелся, увидев беса, тоже выглядывающего из за своего дерева, помахал ему рукой.
   - Что там у вас сегодня произошло?
   Григорий только огорченно махнул рукой и хотел было плюнуть на землю, но сдержался вспомнив как Яга резко положительно относится к культуре поведения и что ему может быть за такое пренебрежение к окружающим.
   - Помнишь как я сюда эльфа притащил?
   - Ну да. - Михаил кивнул головой.
   - Вот Яна сегодня этого эльфа и встретила.
   Лицо ангела творилось озарилось улыбкой.
   - Это же хорошо! Сейчас влюбим их друг в друга и домой.
   - Ага, влюбим. - бес от огорчения сделал движение ладонь лицо, или просто говоря фейспам. - Только как бы они при этом друг друга не поубивали.
   Михаил с серьезным видом посмотрел на Григория ,подумал, посмотрел еще.
   - Неужели все так плохо?
   - Не то слово. Весь день около нее просидел, смотрел, что бы только они не встретились.
   Не сговариваясь, два друга грустно вздохнули.
  
   Вгрустном молчании прошло минут пять.
   - Надо как то Яге об этом рассказать. - предложил Михаил.
   - Ага, давай. - хмыкнул бес. - Вот старуха обрадуется. Она нам с тобой пор русски сказала, что не хочет, что бы ее ученица вернулась домой, а тут и стараться не надо. Все по ее идет и делать ничего не надо.
   Ангел покосился на друга.
   - Значит надо как то старуху убедить в том что девушку жизненно необходимо отправить домой!
   - Вот и думай как будем убеждать.
   - А тут и думать нечего, - развел руками бес. - Ничего придумать я не могу, а врать, даже местным, я не могу. Положение не позволяет.
   Григорий подозрительно сощурившись, посмотрел на ангела.
   - То есть ты мне предлагаешь идти и врать Яге прямо в глаза? А ничего, что она брехню за версту чувствует и пофиг, что мы с тобой духи.
   Ангел изобразил возмущенный вид (вот до чего жизнь довела честного мученика).
   - Как ты можешь такое подумать?! Я же тебе сказал будем думать!
   Минут пять подумав каждый о своем, духи переглянулись и бес не выдержал.
   - Ну хорошо. Уговорил. Пойду я, а ты тут пальцы скрести иругать меня посильнее не забывай.
   Михаил, при жизни бывший глубоко убежденным атеистом, но после смерти резко сменивший свою убежденность, согласно кивнул.
   - Лети уже придурок!
   - Эмоций в голос больше добавить надо. - критически заметил Григорий. - Так что бы точно и с запасом хватило на исполнение наших намерений.
   Ангел зарычал.
   - Быстро лети! Пока в глаз не получил!
   Бес с удивившей даже его покладистостью взмахнул крыльями, сорвавшись с места.
   Совершив вокруг дома круг почета, бес шустро прошмыгнул вприоткрытую форточку. Сминуту в доме была тишина, прекращая громким ударом метлы по... чему то твердому. Видимо в связи с незаметно подкравшейся древностью старуха промахнулась дав Григорию возможность смыться в относительно целом виде. Раздавшиеся следом крики, удары метлой и протестующие вопли беса показывали, что тот этим самым шансом пытается активно воспользоваться. Секунд через пятнадцать такого погрома и дверь избушки немного,совсем чуть -чуть приоткрылась, явив миру белоснежный кошачий хвост, точнее меньшую его половину.
   В следующее мгновение с воплем :"Ес! ", из дома выметнулся Григорий и тут же, что есть мочи припустил обратно к Михаилу. Хвост торчащий из двери судорожно дернулся, шерсть на нем встала дыбом.
   - Бабушка не надо! Она случайно открылась! - заканючил внезапно кто то голосом кота, в следующее мгновение раздался шлепок мне еды метлы по чему то мягкому и из дверей кубарем выкатился обладатель обладатель хвоста, огроменный и белоснежный кот - баюн.
   Отлетев от двери на пару метров, гроза окрестных лесов, или просто Мурзик (для Яны ), собрал в кучку разбегающиеся по своим делам.глаза и выписывая замысловатые зигзуги двинулся в так сторону, куда эти глаза глядели и по ходу тем же маршрутом, что эти самые глаза проложили.
   Усевшись на ветку рядом с ангелом, Григорий облегченно выдохнул.
   - Ну все. Я ей рас рассказал.
   Михаил с грустным видом, впрочем вполне характерным для светлого воинства, покосился на беса.
   - И что Яга тебе сказала?
   Григорий поморщился и невольно почесал спину.
   - А то ты сам не слышал?!
   - Ну я то слышал, - странника смирением в голосе ангела можно было наверное вторую мировую войну остановить. - но вдруг чего пропустил.
   Бес прищурившись упер в Михаила свой самый тяжелый взгляд, но ангел его выдержал, даже не поморщившись.
   - Если убрать ее брань и сравнение меня любимого с фауной и флорой, точнее отдельными ее самыми неприятными образцами, то ничего эта карга не сказала... но надеюсь над моими словами, она хотя бы задумается. - вздохнул Григорий.
   - Надеюсь. - согласно кивнул в ангел.
  
   Следующие пару дней для друзей духов прошли в тревожном ожидании. Яга их лениво искала, но не могла найти, они в свою очередь наоборот с огоньком и задором прятались от Яги, совсем не горя желанием попадаться ей на глаза. Яна в свою очередь, будучи предметом их раздора, не подозревая о бурлящих вокруг ее фигуры страстях, спокойно продолжала ходить в город, торговать, лишь слегка волнуясь о здоровье Бабы - Яги. Нервной стала почему то старушка.
  
   На третий день, возвращающегося с обязательной отрабоки по сопровождению девушки в город, Михаила, еще на положение к поляне, перехватил Григорий.
   - Не стоит тебе сейчас возвращаться.
   -?
   - Ну-ууууу нас что й то, с утра старуха активно ищет... с таким азартом, что я вообще взволновался млин.
   - А что она от нас хочет?
   Бес уставился на ангела, тяжелым взглядом.
   - У меня нет ни малейшего желания спрашивать Ягу об этом. И вообще, хочешь, сам лети спрашивай, держать не буду. - после этого Григорий демонстративно отпустил локоть Михаила, за который несколько секунд назад его схватил.
   Михаил на несколько секунд задумался.
   - А Яга сильно ругалась?
   - Нет. - хмыкнул бес. - Только громко вызывала свое сильное желание с нами пообщаться.
   - Ну тогда полетели, пообщаемся.
   - Не, не, не. - Замахал руками Григорий. - после недавнего общения с Ягой, кот до сих пор отойти не может. Так что тут без моего участия пожалуйста.
   На лице ангела медленно проявилось вселенское смирение.
   - Вот так всегда. Бесы намутят всякого, а нам потом разбирай.
   И прежде чем Григорий хоть что то успел ответить, Михаил слинял искать общество Яги.
  
   Старуха, по видимому устав искать духов, спокойно сидела на крыльце избы, положив рядом с собой свою страшную метлу. Рядом с ней, спокойно сидел кот марки, простите породы баюн, на дому просто Васька и пытался свести в кучку постоянно разбегающиеся в разные стороны глаза. Погода, навевающая мысли о подходящей, но еще не наступившей осени, создавала умиротворенную атмосферу, подозрительно расслабляя Михаила. Так что к Яге он подлетел довольно спокойно, и почти ее не опасаясь.
   - Добрый день уважаемая. - склонился в поклоне ангел (спина не отломится, а Яге приятно, глядишь не огреет своей мелкой).
   Яга, которую похоже солнышко немного разморило, лениво приоткрыла один глаз.
   - Чего тебе надобно? Ирод!
   Ангел опешил.
   - Как чего надобно? Мне Гриша сказал, что вы нас искали.
   - А что ж сам этот извратитель не прилетел?
   - Ну, этот...хм... извратитель вас боится.
   - Боится - довольно сощурилась Яга. - Это хорошо.
   Помолчали.
   - В общем я тут подумала о том, что мне вчера нес этот охламон... - вздохнула старуха. - Не буду я вам мешать, но! Помогать тоже не буду. Сами выкручивайтесь как хотите.
   Михаил, на первой половине фразы, бросившийся было к Яге, на второй половине ее короткого спитча быстро пришел в себя и потому благодарил Ягу, что всем возможным для ангела почтением, чем то напоминая офицера белогвардейца из фильма. Вот только Яга кто такие ангелы толком не знала, кино ни разу в жизни не смотрела и потому оценить полностью это не смогла. Зато и не рассмеялась...
   - Спасибо бабушка. - несколько смазал в конце, торжественный момент, ангел.
  
  Водяной неторопливо "прогуливался" по лесной тропинке всем своим видом показывая, что просто любуется окрестностями, птичками там. А что далеко от воды ушел, так это и ничего вовсе. Он все таки уже старый и мудрый дух и может себе позволить ходить там, где ему хочется. В общем хозяин озера никому и ничто бы не признался, что скучно ему последнее время стало и от скуки этой он водяного ищет, в надежде, что тот ему еще какое развлечение предложит.
   Лешего как назло нигде по лесу никто не видел куда он пошел, кикиморы не знали, или не говорили, что тоже вполне возможно. Эти заразы, хоть на женщин почти не похожи, но свои претензии на женский род, или пол оправдывают на все сто процентов. Никогда не узнаешь, какая шишка прилетит им в голову в следующий момент.
   Быстро, но тщательно, обыскав лес, водяной добрался до тропинки, что ему как то показывал леший. Эта тропа вела в закрытую область леса, где как по секрету ему сказал леший, есть полянка для отдыха душой, где так приятно вспоминается все хорошее, но ушедшее в толщу веков. Но едва встав на эту самую тропу, водяной тут же почувствовал, что, что то идет категорически не так. Вследующее мгновение, хозяин озера даже понять ничего не успел, как его ногу оплел смутно знакомый, вот вслед где то, но сразу не вспомнить, усик растения и тут же острым кончиком возился водяному в эту самую оплетенную ногу, впрыскивая какую то жидкость. Тут же инородная жидкость начала расплатиться расспростраспространяться по организму, а на неметь, совершенно наплевав на тот факт, что водяной как бы дух воды и состоит соответственно из воды и яды вроде как для него бесполезны.
   Ноги водяного подкосились и гадский куст начал неторопливо подтягивать тушку повелителя русалок к себе. В этот то момент водяной и вспомнил, где он вслед такое же растение и чем это едва не закончилось для лешего. Окинув окрестности духовным взором (голова уже крутиться по сторонам категорически отказалась, наплевав на пожелания хозяина ), дух чуть не взвыл. Рядом не было ни одного ручейка! После этого открытия водяной уже может и взвыл бы, да к этому моменту голос тоже оказался подчиняться своему законному владельцу.
   Растение к этому времени уже успело ухватить своими подтягивающими усиками за ноги водяного и тот начал медленное, но уверенное движение к корневищам стража. Этот короткий, но трудный путь, длинною в пол метра, водяной проделал не прекращая мучительных попыток избавиться от власти этого не правильного куста... но бесполезно. Растение словно не замечало потуг своего будущего обеда, продолжая медленно но уверенно подтягивать духа к себе в гости. Когда же ноги водяного скрылись среди ветвей стража, дух наконец то осознал, что он начисто проиграл эту схватку тут него осталось только два выхода. Или развоплотиться, или стать полезным и питательным кормом. Осмотревшись еще раз и не найдя рядом воды, водяной вздохнул, выдохнул.... еще пару раз вздохнул и наконец то подготовившись морально к долгой дороге домой, развоплотился.
  
   Через пару дней, остаткам телесной оболочки водяного удалось добраться до водоема. Еще неделя ушла на то, что бы набраться сил и вновь создать себе материальную оболочку. ивсе это время, водяной клятвенно обещал сам себе, что никогда не простит своего позора этому, чужаку. Чужаку не простит и лешему о своем, то есть его позоре не даст забыть!
  
   Леший обнаружился сразу, как только хозяин озера соизволил покинуть пределы своей вотчины.
  - Ну где ты пропадешь? - выдал лесной дед, едва только над водой показалась голова водяного.
  
  
   Очередное внеочередное собрание духовных путешественников по мирам, происходило в своем обычном в последнее время месте. То есть на огромном дубу, росшем рядом с домом Яги, куда их с большим скрипом но все таки пустили семейство белок. Можно даже сказать, что не просто пустили, а даже прописали их на одной из веток, где они, духи, как правило и собирались для проведения своих внеочередных планерок.
  - Надо срочно, что то делать! - открыл совещание, как впрочем и всегда, бес. - Яна все больше и больше приростает к этому миру. А за ее потерю нас с тобою никто по головке не погладит.
  Михаил за время нахождения в этом мире порядком уставший от бъющего ключом энтузиазма Григория, тяжело вздохнул.
  - Коротко и по делу, что ты предлагаешь?
  Григорий от такого, несвойственного ангелу обращения, подавился заготовленной фразой.
  - Я предлагаю тебе еще раз... в общем тебе поговорить Ягой что бы... что бы в общем обьяснить ей, про эльфа.
  Михаил зловредно! улыбнулся.
  - А что сам поговорить не хочешь?
  - Я уже пробовал, - оскалился внезапно обозлившийся бес, - ты это даже имел удовольствие лицезреть.
  - Ну да, получил кучу незабываемых впечатлений. Только почему ты решил, что у меня получится лучше договориться с Ягой?
  - Нууууууу, нам по большому счету больше ничего и не остается. У меня это точно не получится, а к тебе Яга к тому же относится лучше чем ко мне. Пусть и не намного...
  Михаил ненадолго задумался.
  - Я вот тут подумал, а почему бы нам с Яной самим не поговорить?
  - Пробовал уже. - вздохнул Григорий. - Вот только девушка уже сроднилась с этим миром настолько, что я на нее не то, что влиять, а уже даже и мысли ей правильные не могу. Беременность знаешь ли довольно сильно ускоряет этот процесс.
  - Ну все равно, прежде, чем я пойду к Яге, мы с тобой попробуем отправить ей свои мысли... вот только отправлять будем вдвоем одну и ту же мысль. Ясно?
  Бес согласно кивнул.
  
   На следующий день, дождавшись возвращения девушки домой, друзья приступили к своему коварному плану. Сосредоточились ... и ничего. Попробовали еще раз - результат прежний, то есть никакой. Попробовали на счет три и вновь встретились с птицей обломинго. Больше ничего сделать они ничего не успели - девушка своим легким шагом легко взбежала по лестнице и скрылась в доме, где им доступа не было.
  - Ну все. - развел руками Григорий. - Как ты видишь, у нам ничего не получилось, а потому добрый молодец, лежит тебе прямая дорога в избу к Яге, да к долгой беседе с ней.
  Ангел, перья которого от долгого общения с бесом уже стоило бы окрашивать в серый цвет, только сплюнул и медленно помахивая крыльями, направился к избе.
  
   Яга по видимому сегодня находилась в хорошем настроении, поскольку с горошком и вообще со всем ужином возилась против обыкновения она. Стоило ангелу просочиться сквозь дверь, как Яга ловко поставила горшок на стол перед озадаченной девушкой и с ухватом на перевес повернулась к духу.
  - Чего ты тут забыл? Немочь не упокоенная.
  Яна, которая духов пока видеть и слышать не могла, заинтересованно закрутила головой.
  - Бабушка, к нам залетел гость? ... Ну дух?
  Яга угрюмо кивнула головой.
  - Да. Залетел тут один заблудший. Но я сейчас с ним разберусь. По быстрому. - и с самым решительным видом повернулась к Михаилу, перехватив ухват поудобнее.
  - Стойте, стойте, стойте! - выставил руки ангел, пытаясь хоть как то остановить Ягу. Даже крылья затрепетали почти со скоростью калибри. - Прежде чем вы меня начнете бить и шпынять, я хочу сказать, что у меня к вам серьезный разговор!
  Яга от удивления даже опустила ухват.
  - Это, что за разговор такой?
  - Разговор по поводу нашей подопечной и твоей ученицы. - кивнул на девушку ангел.
  - ???
  - Уважаемая ведунья, вам известно, что ваша ученица заключила контракт на свою душу с моим товарищем?
  - И что?
  - Нууууу... есть вероятность, что в случае ее смерти, душа девушки может быть разорвана на две, или даже три части.
  Высказанная фраза полностью была противоположна тому, что ожидала Яга, что последняя от удивления даже невольно открыла рот.
  - Уточни, что ты имеешь в виду под словом душа и почему ее должно разорвать на несколько частей?
  - Ну душа, это дух по твоему. Авот разорвать ее, его, тьфу, запутала может от того, что она ранее заключила с моим оппонентом договор, по которому она должна влюбился в эльфа.
  - Ну так, - цыкнула зубом Яга. - не полюбила она этого вашего эльфа. Во и все.
  - Это то да, вот только эльфа мы нашли и доставили сюда. Теперь Янке надо с ним встретиться, а там уже как слюбится...
  Яга надолго задумалась, секунд этак на десять.
  - Хорошо, я ей скажу, а там будет как она сама решит. Не буду я тут принуждать ученицу.
  Михаилу ничего не оставалось, как только согласно кивнуть.
  - Хоть так, уже лучше чем ничего.
   Григорий ждал товарища там же, где они расстались. Разве, что сдвинулся в сторону немного, что бы значит лучше избушку Яги видеть. Но в связи с тем, что со независящим от беса причинам, ожидаемое им представление не состоялась, Григорий даже немного расстроился, а потому прилетевший ангел был подвергнут скоростному, но незаметному осмотру. Чистое, без следов метлы, лицо ангела, расстроило искусителя еще больше.
  - Ну... рассказывай, до чего вы договорились с этой вредной старухой?
  Глядя на прямо таки кипевшие в Григории старасти, Михаил не смог удержаться от искушения. Принял самый праведный вид на который только был способен, глубоко вздохнул.
  - Волей господа нашего, мне было дано знание... - весь его дальнейший, экспромтом подготовленный спитч было прерван легким тычком прямо в живот, легко и быстро выданный ему бесом.
  - Что, тебе, сказала, старуха?!
  Михаил вновь набрал воздуха в грудь, но заметив замахнувшегося Григория, быстро сдулся и сдался.
  - Мы можем все рассказать Яне, но Яга нам помогать, как и мешать не будет.
  Бес лихорадочно взъерошил себе волоса на голове.
  - В общем, раз у тебя так хорошо получается, ты продолжаеш заниматься Ягой и Яной, а я пойду искать нашего эльфа. - и не дожидаясь ответа ангела, упорхнул прочь.
  
   В городе бес по быстрому, всего то за два дня облетел все гостиницы и известные ему постоялые дворы и прочие ночлежки, но эльфа, квеликому его сожалению, Григорий так и не обнаружил. В итоге бес уже и рад бы оказаться от добровольно возложенной на себя миссии, но гордость перед этим бело пернатым не позволяла вернуться обратно, как нашкодившему коту.
   Потолкавшись без всякого результата день на рынке, вечером Григорий подался к городским воротам, авось там повезет.
  
   После отлета беса, Михаил тяжело вздохнув повернулся к домику Яги. Посмотрел на избу, еще раз тяжело вздохнул и решил, нет даже можно сказать внезапно понял, или вообще на него снизошло озарение - сегодня вновь появляться в избе не стоит. Лимит его везения на сегодня исчерпан полностью.
   Утром, когда с восходом солнца Яна пошла в город, ангел, так и не дождавшись Григория, попытался достучаться до девушки, но но куда там. Одному Михаилу было не под силу то, что они вместе с бесом так и не смогли сделать. Витоге девушка беззаботно что то припевая себе под нос, скрылась за городскими воротами, оставив ангела одного, ломать себе голову нею вопросом, как же достучаться до своей подопечной.
   Яга, пока девушка отсутствовала, спокойно копалась на своей цветной грядке, полностью поглощенная заботами о своих питомцах, при этом совершенно не вспоминая про свои больные кости и прочие старческие болячки, о которых она ежеминутно рассказывает по вечерам Яне.
   Крутящегося рядом ангела Яга демонстративно не замечала. Впрочем метлой не гоняла и то хлеб. Покрутившись около Яги с пяток минут, Михаил не выдержал.
  - Гхмм... можно вас буквально на одну минутку?
  Яга с хитрым выражением покосилась на ангела.
  - А ты за минутку то успеешь?
  Уже открывший рот для своей пламенной речи, Михаил подавился заготовленной фразой.
  - Я хотел вас попросить о помощи. - пришел итоге в себя, когда Яга довольно засмеялась. Впрочем ее смех, похожий на воронье карканье, с точки зрения Михаила, на смех подходил очень мало. - Я не могу достучаться до Яны!
  - А что ты еще хотел? - смерила ангела презрительным взглядом Яга, даже не пытаясь скрыть свое к нему отношение. - Здесь ты не искуситель - хранитель, апросто дух бесплотный, по какому то недоразумению до сих пор не переправленный мной в потусторонний мир, где тебе с твоим приятелем самое место.
  Не выдержавший такого к нему отношения, ангел набычился, начисто позабыв о своем статусе.
  - Если вы нам не поможете, мы не сможем выполнить возложенную на нас задачу и такой исход имеет вероятность разрыва души у девушки. И это вполне может произойти.
  Яга замерев на несколько секунд, тяжело кивнула головой.
  - Хорошо, я поговорю с ученицей! Но принимать решение, она будет сама!
  Михаил в ответ только радостно закивал головой. На больше он и не надеялся.
  
   Григорий поражаясь своему упорству, уже вторые сутки дежурил на воротах, дожидаясь появления эльфа. Он конечно был далеко не уверен в том, что сюда, да еще именно через эти ворота пройдет эльф, но так как по большому счету идей и выбора у него особо не было, то и решение сидеть тут и просто ждать, было ничем не хуже любой другой.
   За время нахождения на посту, бес успел три раза подраться с положительным для себя результатом, пару раз просто попонтоваться и разойтись миром и раз пять ему приходилось срочно искать нычку, когда прилетала подписка от больших пацанов, с целью забить стрелку и тут же разобраться. На утро третьего дня, когда терпение Григория уже показало дно, возле ворот наконец то показался долгожданный эльф. Бес тут же ринулся к нему.
  - Наконец то! - на радостях он даже был готов обнять опешившего эльфа. - Ты где пропадал?!
  Эльф в отличии от Яны, хорошо видевший несущегося к нему духа, отпрыгнул назад.
  - Гадость неупокоенная, что тебе от меня надо?
   - Как это чего? - опешил Григорий. - Мы с тобой договор заключили, а ты гад, что то не торопишся его выполнять.
  Валенталас за время своего пребывания в этом мире, конечно уже привык к тому грустному факту, что у окружающих отношение к нему совсем не почтительное, но.такой резвый наезд, совсем без подготовки, эльфа ошарашил разозлил. Эльф внимательно присмотрелся к летающему перед ним духу и где то через несколько секунд в его глазах появилось узнавание.
  - Подожди, это ты тот самый демон, что выдернул меня в этот убогий мир?
  - Ага. - согласно закивал головой бес. - Наконец то.
  В следующую секунду только хорошая реакция, натренированная Ягой с применением ее самого главного оружия - метлы, спасла духа от развоплощения. Отскочивший в сторону бес с изумлением наблюдал, как в том месте, где он только что находился, с легким свистом разрезая воздух, пролетело лезвие ножа, руны на котором гарантированно отравили бы беса на развоплощение.
  - Попробуй еще раз повторить эту глупость и останешся тут навечно! - тут же завопил Григорий, на всякий случай взлетев повыше.
  - А мне тут и не плохо совсем. - хмыкнул эльф, примериваясь как бы половчее добраться до день летающего над ним духа.
  - Это то вполне может быть, - согласился бес, - вот только ты заметил, что ты стал немного ниже?
  Валенталас недоуменно замер, решив на этот раз мудро промолчать и лишь легким движением брови приглашая своего демона кпродолжению разговора.
  - Так вот, если ты в течении одного, максимум двух лет, не выполнишь наш уговор, мир переделает тебя в того эльфа, которые тут живут, а они могут спокойно сидеть на твоей ладони, свешивая ножки и помахивая крылышками, что бы не упасть и не разбиться.
  Валенталас вскинулся, собираясь высказать демону все, что он он нем думает, но замер внезапно вспомнив известный всем факт: демоны никогда не вот. Они достаточно сильны, для того что бы позволить себе всегда говорить правду. Да к тому же еще и ложь чувствуют...
   Так ничего не ответив,эльф развернулся и молча вышел обратно через ворота.
  - Она живет у Яги! - услышал он, прежде чем лес скрыл его от глаз Григория.
  
  
   С момента встречи беса и первородного прошло уже десять дней, но ветренная удача похоже отвернулась от несчастного эльфа. Человеческая женщина предназначенная высшими существами для его спасения, словно чувствуя, что ее ищут, куда то спряталась и найти ее эльфа никак не удавалось, несмотря на все его навыки и оставшуюся магию. С целью ускорения поисков, Валенталас даже решил пойти на нелегкую жертву и прожить некоторое время в городе. Прийдя к такому, нелегкому для себя решению, эльф направился в уже знакомый ему трактир.
   Марфа при виде своего принца, вернувшегося несомненно к ней, едва сдержалась от радостного визга.
   - Я могу вам чем то услужить господин Валенталас, - с легким предыханием (и где только научилась), томно, произнесла она встречая эльфа, едва тот переступил порог трактира.
   Валенталас скрывая легкое презрение, осмотрел стоящую перед ним в легком поклоне девушку, так, что бы обзор ее молочных желез был для его более удобным и выгодным. "Уж в чем, чем, а в этом человеческие самки преуспели." Неожиданно для самого себя признал эльф.
   - Я решил у вас остановиться на несколько дней... по делам.
   Девушка радостно блестнув глазами еще раз поклонилась.
   - Как Вам будет удобно. Мы же всегда рады приветствовать Вас, у нас.
   - Хммм. - задумчиво качнул головой эльф. - С каждым моим посещением обслуживание у вас все лучше и лучше. Вы так скоро догоните в своей известности лучшие гостинные дворы.
   Услышав этот немудреный комплимент, Марфа тут немного расслабилась и сделала решительную попытку приблизитьсяк телу своего кумира, но... Валенталас уже успел сообразить, что с комплиментами он немного перестарался и уловив намерения девушки, тут же ретировался, оставив вместо себя Миколу, с болью в душе и муками на лице наблюдавшем за своею любовью. Этим своим действием эльф неожиданно для себя заработал аж два плюса. Во первых избежал дальнейших поползновений Марфы, а во вторых приобрел по гроб жизни благодарного должника. И хоть он об этом даже и не догадывался, Микола для себя твердо решил. Причинить вред этому чужаку, он не позволит никому... наверное...
   Девушка глядя как ее принц легко и изящно поднимается себе в комнату, вновь оставив ее одну, обернулась ко мнущемуся в нерешительности парню.
   - Вот вечно ты все испортишь!
   - Прости. - взгляд Миколы, словно у побитого щенка мог бы разжалобить наверное даже глыбу гранита, но не Марфу, от которой только что ускользнула ее законная добыча.
  
   Избавившись от назойливой воздыхательницы, Валенталас заперся в комнате, пытаясь для самого себя составить хоть какой то план по поиску этой неуловимой человечки, с помощью которой он сможет вернуться домой. План составляться отказывался до самого ужина.
   - Господин, - в дверях после легкого стука, не дожидаясь разрешения, появилась девушка, ранее встречала его ( впрочем других тут и не было вроде) - ужин готов. Вам принести, или спуститесь в обеденную залу?
   - ВАМ уже должно быть известно, что я всегда обедаю у себя в комнате. - медленно и надменно, как и положено перворожденному отчитал эльф нерадивую служанку. Та похоже смутилась, но вот чувство стыда и собственной неполноценности перед высшим созданием не испытала... совсем.
   - Сейчас все принесу. - пролепетала она, резко покраснев и тут же выскочила из комнаты.
  
   К тому моменту, когда еда для Валенталаса была наконец то доставлена, эльф уже справился со своими эмоциями и был готов после ужина продолжить поиски девушки. Девушка расставив тарелки на столе замерла рядом, в свою очередь поедая Валенталаса влюбленным взглядом. Эльф собрался было указать невеже неуместность ее присутствии рядом с ним во время ужина, но после пришедшей ему в голову гениальной мысли, даже замер.
   Мысленно собравшись, Валенталас принял как можно более аристократичный вид, неторопливо налил себе отвара из трав и повернувшись к девушке и оценивающе осмотрел ее с ног до головы. Девушка в свою очередь еще сильнее покраснела ( хотя кажется, куда уж сильней то) и учащенно задышала.
   - А скажи мне красавица, - глаза девушки вспыхнули словно две звезды. - где мне найти молодую травницу?
   "Звезды" тут же погасли.
   - А зачем она вам? Вы в нее влюблены?... Извините...
   - Нет. - Валенталас на секунду задумался. - Я у нее купил кое какие травки, а они оказались обычными сторонниками.
   Глаза девушки зажглись с удвоенной силой.
   - Я найду ее! - в следующий миг Марфа выскочила из комнаты тем не менее не забыв за собою аккуратно закрыть дверь.
  
   Девушка стремительно шла по коридору и ее мысли были только об одном. Ее принца, этого аватара всех светлых богов в этом мире, посмела обмануть какая то начинающая ведьма. Но ничего. Она ее найдет и та пожалеет, что... О чем она пожалеет девушка еще не решила, но что пожалеет это точно.
   - Пожалеет. - дала она сама себе установку.
  
   Утро, как и положено встретило эльфа ласковым солнышком. И если вы думаете, что Валенталаса это обрадовало, то вы ошибаетесь. Нет, принципиально эльф ничего не имел и не имеет против солнечного утра. Но оно должно не ослепить глаза и не опаливать своим жаром нежную кожу эльфа. В общем быть таким же как и в Великом лесу, где прекрасная зелёная листва даёт защиту от солнечного буйства, делая утро день и вечер по истине прекрасными в своей спокойной прохлада. В довершение ко всем напастям, спокойно выйти из кабака, где он обитал, Ваденталасу не удалось. Совсем. Прямо на выходе из комнаты его подстерегала Марфа.
   Эльф в свою очередь увидев девушку, сделал церемонное выражение лица, то есть непрошибаемо - презрительное и быстро ретировался обратно в комнату, успев захлопнуть дверь прямо перед носом бедной девицы.
   Да, да. Бедной. Валенталас прекрасно понимал, что Марфа ничего с собой поделать не может, так как его аура заставляет её быть беззаветно влюбленной в него, но менять эльф ничего не хотел, хоть это и доставляло ему некоторое неудобство. В конце концов, удел низших расс именно в служении эльфам. И пусть лучше они это делают из любви, чем из ненависти.
   За время своего проживания в этом, таком неудобном для эльфов городе, Валенталас уже успел к нему несколько привыкнуть и нет удовольствие от прогулок про нему он не получал, но и отвращения уже не испытывал. Конечно, трупы деревьев вокруг и снующие низшие существа, по недоразумению считающие себя венцами творения, хорошего настроения на добавляли, но и такого тотального угнетения как ранее, уже не вызывали.
   Столб с объявлениями как и вчера, и позавчера был полностью оклеен этими самыми объявлениями написанными на папирусах, пергаментах, а часть вообще была художественно нацарапана углем по доске. В общем все дарили, продавали, искали, ну и все прочее, в меру своей обеспеченности и фантазии.
   Княжеские объявления по прежнему писались кали графическим почерком на пергаментах. Все такие в печатях и вензелях. Словно и не розыскные листы, а верительные грамоты послов иноземных.
   Среди всего этого разнообразия и местами великолепия образцов объявлений, натренированный глаз эльфа сразу же выделил новый образец эпистолярного жанра.
   При ближайшем рассмотрении образцом оказался новый розыскной лист, в уголке которого был довольно неплохо нарисован портрет покойного Сеньки в народе именуемого Рыжим. Несколько удивленный данной грамотой Валенталас стал вчитываться в текст и обнаружил несколько интересных для себя моментов. В общем, если опустить все убогие попытки хумансов достигнуть истинной красоты в словесных кружевах, то в этом объявлении объявлялась награда за головы остальных членов банды выше нарисованного Сеньки.
   В общем эльф нашёл лёгкий способ поправить своё материальное положение. Тем более что лагерь этой гоп компании Валенталасу был хорошо известен. Точнее не лагерь, а его местоположение... Хотя если подумать то и лагерь он в прошлый раз тоже неплохо исследовал.
   Подумав пару минут, идти сразу за головами этих неудачников, или попытаться найти эту неуловимую женщину, которую он вроде должен все таки ещё и вроде как полюбить, Валенталас решил не откладывать дело в долгий ящик.
   Лес встретил эльфа покоем и прохладной, по которым Валенталас успел соскучиться, за то недолгое время, что находился в городе.
  
   Прежде чем идти за бандой рыжего, Валенталас решил вначале проведать свой будущий дом, который он, нет не надо думать,не забыл, а просто, за огромным количеством дел отложил на некоторое время. Конце-концов куда ему торопиться? Он всё-таки эльф или где? а эльфы, как известно важе самому неграмотному крестьянину живут долго, потому как торопиться им некуда.
   До перехода на скрытую поляну, Валенталас как это не странно для самого него, добрался без всяких приключений (честно говоря он не слабо так удивился), немного разросшийся и много заматеревший, за счет поддающийся ему живности страж, почуял приближающуюся хозяина еще до того, как тот вступил на поляну. Так что эльфа встретил страж, радостно шевеля всеми своими зелеными листиками.
   Валенталас при взгляде на растение сразу вспомнил о том, что его наставники требовали, при этом в такой форме, что воспоминание жжет и болит чуть пониже лопаток, регулярно уделять внимание стражу. иначе этот хитромудрый куст, вполне может от обедать своим создателем. Однако, когда эльф, с некоторой робостью, из за не вовремя нахлынувших воспоминаний, коснулся куста, то почувствовал лишь идущие от растения радость встречи со своим создателем и легкий упрек, что любимый отец так давно не приходил к своему ребенку... ладно творению. И пофиг на все. Это творение считало, считает и будет считать этого безответственного эльфа своим отцом (мнение отца при этом не важно!) :-)
   Нежно погладив листья тянущегося к ему растения, Валентолас перелил в стража часть своей силы, на радостях выделив даже больше чем обычно. Сраж в свою очередь это оценил, тут же попытавшись обнять эльфа всеми своими ветками. Впрочем, когда его создатель в эмоциональном фоне выразил легкое недовольство, растение тут же отпустило Валенталаса, открыве му дорогу к дому... будущему дому.
   Поляна, как и ожидалось, пока представляла собой простую лесную полянку окруженную непроходимым кустарником. Внимательно все осмотрев, Валенталас решил, что настала пора переходить ко второй стадии строительства своего дома. В частности, пора бы высадить сам дом. А вот тут как раз было три пути. Первый, это посадить семя и маг своей силой, должен растить и изменять семя, чтобы в конце, где то через месяц, из него вырос живой дом. Второй, это самому эльфу посадить дерево (на семя банально не хватит сил, ибо их очень много надо в начале) и потом из саженца вырастить уже дом. В итоге получится эрзац дом. Никакого разума . Просто растение способное кое как исполнять функции дома, но это по любому лучше, чем дом хуманов, сделанный из трупов растений. Ну и наконец третий вариант, который эльфу нравился больше всего. Берем семя стража и растим из этого семени хороший, полноценный дом. А для его подкормки можно обойтись и добровольно-принудительными жертвами. В конце концов Валенталас даже готов пожертвовать двумя частями своей награды (именно столько по его подсчетам должно хватить для проращивания семени в состояние саженца).
   Определившись со своими будущими планами, Валенталас в умиротворенном состоянии направился в самую непролазную чащу леса (не пролазную, это с точки зрения хуманов).
   Через пол часа эльф осторожно подкрадывался к лагерю банды, оказавшимся к изумлению Валенталаса ... пустым. На то, чтобы окончательно в этом убедиться, эльфу понадобился один час, пятьдесят минуту которого он просидел в кустах, в ожидании засады, которой не оказалось. Еще десять минут им было потрачено на проведение собственного "расследования", которое почти заставило Валентоласа поверить в человеческих богов. Хумансы Все! покинули лагерь два часа тому назад!
   Кое как перестав плеваться на несправедливую судьбу эльфа занялся поиском следов сбежавшего заработка. Которые к удивлению эльфа он смог обнаружить только через несколько часов. Можно даже сказать почти случайно.
   Недолгий путь привел на соседнюю поляну, расположенную рядом с болотом. Особенностью той полянки был огромный дуб, в корнях которого находился вход в подземелье, где и обосновалась банда. Иначе зачем тот вход охранять лихой парочке, самого, что ни на есть гоп стопного вида, не столько охраняющих вход, сколько создающих видимость этой самой охраны.
   - Кривой, смотри вокруг, а то сейчас косым станешь. - тихо прорычал один из наблюдателей, пользуясь своими габаритами, своему в два раза меньшему напарнику.
   Тот в свою очередь демонстративно высунув голову из кустов, осмотрелся по сторонам и вновь занялся прежним делом. Прикрыв глаза, продолжил дремать.
   Валенталас, видя такое разгильдяйство, хотел было прокрасться в пещеру, но громила по видимому обладал не только большими размерами, но еще и звериной чуйкой на опасность. Иначе с чего ему бы начинать суетиться отсылать напарника в пещеру, или как там эта подземная дыра называется.
   В общем плюнув от огорчения (вот, что жизнь среди мансов с честным эльфом делает), Валенталас решил вернуться сюда несолько позже. Благо местонахождение новой базы ему известно и поводов эмигрировать куда то еще, у банды пока нет.
   Выбрав дерево повыше, так, чтобы и поляну видеть и на виду не сидеть, эльф устроившись со все возможными удобствами, стал дожидаться наступления попозже. Ночи проще говоря.
  
   С наступлением собачей вахты (с 3 до 4 часов ночи), Валенталас осторожно покинул свой пости направился экономиться с новым жилищем своих визави.
   К большому удивлению воина леса охрана на входе в пещеру не спала. Или точнее дремала в пол глаза, из за чего второй охранник, за несколько мгновений до смерти, успел заметить врага. Даже прохрипел что то, пытаясь поднять тревогу.
   Подхватив упавшего бандита, Валенталас осторожно, и тихо оттащил его в сторону, где и пристроил под густым кустом . Еще через пару секунд, рядом лежал его товарищ, что умер первым.
   Осторожное обследование входа, принесло хорошую новость. Банда решила, что для их безопастности вполне хватит часовых на входе и потому больше охраны никакой не выставила, в том числе и подчасков (скрытый в засаде так сказать пост часовых).
  
   Вся остальная ватага, обнаружиласьметрах в тридцати от входа. Буквально через пару поворотов, в первой же большой пещере, способной уместить, если не всех, то большинство членов банды. и большая, если не бОльшая часть этих самых членов отбросов общества, сейчас сиделовозле костра, активно общаясь и занимаясь своими проблемами. Ну там, кто оружие в порядок приводил, кто пил и ел, а один, яркий и оригинальный член этих членов, не мудрствуя лукаво и не утруждаясь поиском, кромных мест, разложил прямо на земле одну девицу, по видимому из недавно захваченных пленников и пользовал ее, как природа мать велела... А судя по охам и ахам раздававшимся от самой пользуемой, она и не возражала, полностью отдавшись процессу и получая от него не меньше удовольствие, чем и ее пленитель. На раздававшиеся со стороны окружающих комментарии, эта парочка как минимум не обращала внимания, а некоторые советы, особо понравившиеся, даже опробовала.
  
   Прячась в каменных тенях (и не придирайтесь к словам, мне так больше нравится, как звучит :-) ), благо их тоже можно отнести к природе, пусть с некоторым натягом, Валенталасобошел лагерь по кругу, пытаясь понять, от куда ему начинать зачистку лагеря. Однако, хороших мест как то не находилось, а тепроходы, что встречались, вели не в другие залы, а в какие то нелепые закутки, к тому же не просто неудобные, но еще и сырость там была просто феноменальная. Большой и сухой зал и такие сырые маленькие коморки... Валенталас даже понял ту парочку, а вспомнив советчиков, так еще и посочуствовал.
   Уже почти завершив обход, эльфедва не столкнулся с хуманом вышедшим из одного такого закутка, и шедшим в сторону костра. Подождав, пока хуман отойдет по дальше, эльф двинулся в этот самый закуток... и втоптался в буквальном смысле этого слова. Это ответвление оказалось приспособлено под сортир, он же туалет. К счастью Валенталаса на тот момент там больше никого не оказалось, ибо когда он под ногами почуствовал нечто мягкое, а потом собственно и понял, что это было, хваленая эльфийская выдержка ему изменила и окружающие, если бы они были, смогли бы услышать много нового из казарменного лексикона лесной стражи.
   Задержавшись на лишних пять минут в этом санитарно сантисанитарном помещении, для очистки макасин от налипшего на них содержимого комнаты, а заодно и в волю надышавшисьмиазмами, пропитавшими комнату, Валенталас, наконец то выбрался в основную пещеру, где его настиг дзен, от осознания всего величия и великолепия пусть и застоявшегося, пусть и немного спертого подземного воздуха, Но!!! Чистого от... в общем чистого.
   Свою первую голову, эльф сумел добыть только через пол часа. Ито, это была голова с телом, благо уже мертвыми её надо было еще где тоотделить от тела, да и само тело потом спрятатать. На решение этой проблемы, у эльфа ушло еще минут двадцать, зато потом, когда так сказать все технологические проблемы были решены, работа стала легкой, простой и даже можно сказать приятной. Все таки резать, этих гадов хуманов, гораздо приятнее, чем с ними договариваться.
  
   - Басявый ты где?!
   Уже почти половина лагеря была упокоена, когда исчезновение людей их товарищами, было обнаружено.
   Прооравший это на всю пещеру бандит, недоуменно обвел взглядом лагерь и обнаружил еще одного такого же потерянного по жизни, да пару проснувшихся от его крика караульных. В общем встретились четыре одиночества, и как знал, и был уверен в этом Валенталас, одиночества, действительно осталось только четыре.
   - А где все? - двое проснувшихся требовательно уставились на двух караульных - костровых, тоже только что проснувшихся от собственно крика одного из срашивавших.
   В этот раз переглянулись только караульные, но от их перемигивания, у Валенталаса случился легкий приступ неполноценности. Все таки у перворожденных читать мысли других разумных, да и то, с большим трудом, могут только архимаги. Караульные между тем, развернулись к своим последним охраняемым.
   - Они там. - махнул первый в сторону выхода из пещеры.
   - Проветриться пошли. - подтвердил второй.
   - И чо? Прямо все? Собрались и пошли? - усомнился один из проснувшихся.
   - Ага. - подтвердил первый уверенно.
   - Душно им стало. - пояснил второй почесав затылок.
   В этот раз уже переглядывалась пара проснувшихся.
   - А нас тогда, что не разбудили?
   Караульным, это бесспричинное, как они искренне считали, недоверие, по ходу уже надоело, да и разозлило немного.
   - Мы вас будить не обязаны, а чего они вас неразбудили спросите у них, когда они вернутся. - рыкнул первый караульный.
   - Ладно, мы тогда, тоже пойдем проветримся. - переглянувшись решила свободная от вахты пара, по неизвестной для Валенталаса причине вдруг поверившая этому бредовому объяснению. после чего поднявшись, бандиты двинулись в сторону выхода, стараясь идти в тенях и не шуметь.
   Эльф хоть и окосел от увиденного, окончательно и так сказать бесповоротно, упускать такой хороший шанс закончить это уже надоевшее ему дело не захотел и соответственно двинулся за ними.
   Дождавшись, когда они как можно дальше отойдут от входа в пещеру (чем дальше отойдут, тем меньше нести), Валенталас расщедрился на две стрелы по ногам, после чего довольный хорошо сделанной работой вернулся обратно, за оставшимися двумя караульными, что так и не оставили свой пост. техоть и сидели на стороже, но прихода эльфа, все равно не заметили, получили по стрелев руку и дружно прилегли отдохнуть, не дожидаясь смены.
   Вытащив из пещеры незадачливый караул и разложив в рядок всю последнюю четверку, которую собственно парализовал, эльф задумался ноу одним простым, но в то же время и очень сложным вопросом. А как собственно определить, кто лучше в его подойдет в качестве обеда, для будущего дома? Можно кончено выбрать пару наугад, но, а вдруг они не очень подойдут. Вот чего чего, а рискнуть и ошибиться сейчас, Валенталас очень бы не хотел.
   Помаявшись с выбором подходящей пары несколько минут, эльфрешил поступить проще! Пусть страж сам выбирает, что и кто ему больше по вкусу. Благо для осуществления этой идеи у него есть все... ну должно быть все. По крайней мере, он помнит, что эту склянку он с собой вроде бы брал. Вавернув все, что было в карманах на траву, Валенталас облегченно вздохнул мысленно благодаря своих учителей, потом и розгами вбивших в него почитание списка обязательных смесей.
   Маленькая, запечатанная плошка с нужной мазью, была на месте, хотя и по закону подлости, обнаружилась в последнем, подвергнувшимуся интенсивному поиску кармане. Осторожно открыв емкость, Bаленталас, держа ее как можно дальше от себя, уже почтиокунул в эту плошку палец, но в последний момент, вспомнив о свойствах этой мази, чуть не хлопнул себя по лбу. Закрыв мазь, эльф отломал подходящую для его целей веточку и вновь повторил свой "ритуал" по открыванию плошки с мазью.
   Окунув веточку в мазь, Валенталас быстро мазнул ей поверхней губе каждого лежащего перед ним тела. Вополнив задуманное, эльф отошел на пару шагов от своих пленников, и воткнул ветку в землю, дополнительно наступив на нее, так, что на поверхности ее стало совсем не видно.
   Усадив пленников так, чтобы они все видели одну точку, Валентолас уколол их, введя немного мази от паралича после, чего встал перед ними.
   - Посмотри на меня.
   Вся четверка тут же уставилась на эльфа.
   - Пока я не скажу "Они ваши", вы будете слушать и слышать только меня. Выполнять только мои команды.
   Бандиты продолжали сотреть на эльфа.
   - Если вы хорошо меня поняли, то скажите: "Ваши рабы вас поняли хозяин".
   Вся четверка замявшись, что то непонятное промычала и продолжила смотреть на эльфа. А эльф, что не удивительно, немного занервничал. Он может и хорший лучники охотник, но то силе хуману, он уступит. А перед ним сидит четыре хуманса...
   Подойдя почти в плотную к первому, эльф положил ему руку на плече.
   - Если ты хорошо понял, что я ранее сказал, то скажи: "Твой раб понял тебя, любимый хозяин".
   - Твой раб понял тебя, любимый хозяин. - радался слитный квартет. Все четверка слушала и слышала только эльфа, как тот им и приказывал.
   Ваннталас облегченно вздохнул, мазь все таки работала. Еще немного поднапрягшись, эльф вспомнил, о чем его и его товарищей, молодых и самоуверенных стражей предупреждал старик. Странно, но почему то именно стариком звали того седого и морщинистого наставника. Больше подобных эльфов Валенталасникова не видел. Да и старика того, тоже больше не видел, словно и не было его никогда.
   - Тебе, сидеть и ждать меня. - Отдал приказ Валенталас, не глядя встав и возвращаясь в пещеру. Ему предстояла работа по сбору голов согласно списка.
   Вынеся через час из пещеры четыре мешка, в которых он собрал все головы (те что лишние, пойдут как подкормка его будущему дому), эльф поставил их перед сидящими бандитами.
   - Возьми мешок стоящий перед тобой. - четверка тут же уцепилась в мешки стоящие перед ними.
   Валенталасу, глядя на сидещих на земле хуманов, и держащихся за мешки, захотелось сплюнуть прямо на землю. Можно сказать воспитание не позволило.
   - Отпустите... отпусти мешок и встань... - дождавшись, когда его команда будет выполнена, продолжил - Теперь возьми мешок, закинь его за спину и идиза мной.
   Сделав пару шагов, эльф убедился, что четверка пленников следует за ним, после чего не оглядываясь направился в сторону своего будущего дома.
   Добравшись до сража, Валентолас осмотрел свое упарившееся войско. Трое, что получили постреле в руку, похоже просто устали нести "головные" части своих товарищей, а вот четвертый, ранее поймавший стрелу ягодицей, можно сказать дошел до границы своих физических возможностей.
   Усадив всю четверку на землю, Валенталас дотронулся докуста, передавая ему немного энергии. Когда восторги растения немною стихли, эльф начал объяснять, что он от него собственно говоря хочет. Сраж в свою очередь, как и ожидалось тут же согласился, попутно пожаловавшись, что силу него на это не хватит, и папе (эльфу) придется ему помочь.
   - Папа тебе поможет. - пробормотал Валенталас, мысленно указав на раненого в ногу бандита и поясняя, что тот хуман, и еще один, которого может выбрать страж и будет его помощью.
   Страж осмотрев предоставленное ему меню, робко заявил, что двух блюд ему будет мало, а вот четырехватит, что бы выполнить все, что от него хотел бы создатель. Валенталас мысленно полторался выразить все свое недовольство, жадностью растения. Тогда хитрый куст зашел с козырей, заявив, что он конечно может обойтсь и тремя хуманами, но тогда любимому папочке придется сидеть рядом с ним и самому дополнять ту часть сил, что ему не хватит.
   Эльф в принципе был не против дополнить, тучасть силы, что не хватит, но вот сидеть и ждать неделю, пока растение переварит свой обедполностью, у него желания не было. Совсем. А потому, скрипя сердце пришлось согласиться с зеленым вымогателем.
   "Вымогатель", тут же, едва только уловил намек на согласие в мыслях Валенталаса, впрыснул в свой будущий обед яд, лихо парализовав всю четверку. Когда эльф, через пару секунд опомнился и хотел временно, только для переноски голов, забрать хоть одного пленного себе, было уже поздно. Все четыре парализованные тушки куст медленно, но уверенно подтягивал поближе к корневой системе, с помощью гибких усиков, которые, несмотря на свой хрупкий вид были прочнее пеньковой веревки, толщиной в два пальца. Вот тут Валенталасу верьез захотелось выругаться и даже не на человечьем, а на орочьем наречье, которое несмотря на скудность словарного запаса, хорошо передавало эмоции. Впрочем, как хорошо воспитанный эльд Валенталас сдержался, хоть и из последних сил. Впрочем высказать недовольство лесу у эльфа еще будет, все таки четыре мешка надо до города донести. Грязных, с капающей кровью мешка, да еще и тяжелых.
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"