Мельников Андрей Андреевич: другие произведения.

Солар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  
  Мельников Андрей Андреевич
  
  Солар
  
  Серия: Пласты Сновидений в Реальности
  
  Мельников А.А.
  2018 г.
  
   
   Солар
  Книга в двух частях. Часть 1.
  Серия "Пласты Сновидений в Реальности."
  Иногда надо выбирать, как тебе жить. Солар- это звезда. Действие происходит в современной истории. Для него - это единственный способ понять, что происходит. Мир, в котором все спят или сон в котором все бодрствуют. Седьмой сон в шестой реальности или же нереальность во сне. Да и проснется ли он вообще? Он восстановит мир, который был до него, или примет на веру вранье СМИ. А в конце все так же светит Солар, одаривая всех пришедших к нему на помощь. Да и нужно ли освобождать звезду, зная, что она уничтожит твой мир? Одни вопросы...
   
   
  Посвящение:
   SRS.
  Ты как всегда прав.
   
  Примечания автора:
  Фантастика, навеяна Ас Гардом. Кто убил убийцу убитого убийцей убитого убийцей? Ну конечно сын садовника который родился у его третьей жены в четвертом браке!( по результату обдумывания книг Д.Донцовой!)
   
  Предисловие.
  Самая страшная правда - это твое прошлое, твое будущее и твое настоящее. S.E.A.
  Наш мир- это ложь. Все, что вам рассказывают на уроках истории - неправда. Все книги - которые обучают вас любить нашу жизнь - это всего лишь программирование каждого из вас для лояльности нынешним победителям. Историю переписывали столько раз - что от нее уже не осталось ни капли правды. Но что есть правда - это решает каждый сам. И это моя правда.
  Лето 604392 года от Времен Трех Солнц. (2018 г.от РХ)
   
  Глава 1.
  Это было огромное круглое помещение заброшенной церкви. Полностью погруженное во тьму, за исключением нескольких пятен света невзначай появляющихся изнутри в замершей темноте среди колонн. Высокий альков скрывался во тьме, но иной луч от свечи тут и там выхватывал щербатый кирпич оббитых стен, и разбитое окно изящного вида. Свет, что не мог разогнать ночную темень, исходил от тоненьких дешевых свечек, прилепленных по краю стола стоявшего строго посередине разрушающегося храма.
  Тёмная круглая деревянная столешница была обезображена прибитыми прямо на ее длань более светлыми древесными палками, изображающими восьмилучевое колесо. В свете горящих свечей почти не было видно лиц, стоявших тут. Восемь теней колыхалось в мареве на гране света и тьмы около молитвенного стола. Они будто примерзли каждый у своего луча, сложив руки в закрытых широких одеждах серого цвета.
  Тени замерзшие в молитвенном экстазе.
  На столе-коловрате, прикованная тремя белыми металлическими цепями, лежала голая женщина. Одна цепь держала ее руки, которые были закинуты ей за головой. Две другие придерживали ее ноги. Она мучительно стонала и изгибалась всем телом. Не молодая, со шрамом от операции на брюхе. И чем сильнее колыхались складки жира на этом истерзанном теле, тем громче звучали ее завывания в этом островке света. Полу погаснувшие свечи не дали достаточно четко рассмотреть происходящее, но тишину иной раз разрывали ее приглушенные завывания от боли.
  Внезапно около женщины появилась мужская тень с красным оттенком в одежде, возникший из темноты медленно подошел к распятой. Он наклонился над открытым ртом женщины и поднес к ее рту невидимый сосуд, скрытый широким рукавом одеяния. Несколько капель пойла упали на тело истязаемой и зашипели, оставив несколько язв. Женщина дернулась от боли, что причинила ей пролитая жидкость ,и, пробормотала в льющуюся ей в рот жидкость несколько слогов, но потом сосредоточилась на питье. Допив жидкость, она отодвинула голову от сосуда.
  -Теперь говори! - Прошелестела красноватая тень.
  -Он уже идет. - Обрывисто бросила связанная. - Он точно встал на путь.
  Ее губы покрылись темной коркой.
  - Ты, жертва, отданная добровольно, мать чистого дитя, дочь святого отца, святая в седьмом поколении, провидица и проклятая, - Прошелестела свистяще тень. - Скажи мне, дитё умершего Бога, Рабыня Бога Сущего, Правнучка Богов Природы, Свободная душа, пришло ли время для исполнения пророчества?
  Тень не успела закончить фразу, как женщина закричала сильным, рвущимся из груди воплем:
  -Да!
  И в то же мгновение она рассыпалась в пепел. Взвешенные частицы ее существа взвились от неловкого движения красноватой тени, и повисев в воздухе, просыпались на пол по все стороны жертвенника, а после, разбросанные неожиданным ежесекундным порывом ветром, попали на стоящее вокруг тени.
  -Ищите! Быстрее! - Воскликнул в панике красный. - Если мы вновь упустим частицу, придется ждать еще много столетий!
  С ту же секунду тени набросились на кучи пепла, они шарили руками, протирая меж пальцев содержимое сажи, пока один из них не прошипел, откашливаясь:
  -Нашел!
  В его руке тлела горящая синим огнем чешуйка с ноготь большого пальца мужчины.
  -Наконец-то! Хоть какая-то возможность убедить этих гнусов. - Устало заключил вывод о поисках красная тень, выхватил частичку из рук простой тени и бросился из комнаты.
  -А нам что теперь делать? - Спросила во тьму одна из теней женским певучим голосом.
  -Домой, наверное, идти. - Неуверенно ответила ей другая тень мужским басом.
  Тени переглянулись и дружно пошли в ту сторону куда ушел красный.
  И вновь под старым разрушающимся куполом во царила тишина и только догорающие свечи разбрасывали скудно свет на щербатые стены храма.
  
  Перед этим за несколько часов.
  Тут пришло время появиться мне.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция - Павелецкая!..."
  Мне сегодня повезло. Вырваться с работы на полчаса раньше - это ли невезенье для человека у которого две работы, квартирная ипотека за плечами, двое детей, и подработка в лаборатории. Полчаса - высплюсь наконец-то. Мне 23, зовут Сергей. В последний год жизнь дала мне пинка для скорости и все помчалось кувырком. Вылетев из института с четвертого курса, я взял ипотеку, ведь кому-то надо содержать нашу семью, пока Маринка занимается с детьми. Два троглодита требовали лучших памперсов (потому что аллергия), отличный докорм (потому что колики), внимания (потому что пацаны), и много-много чего еще. Как так получилось - я и сам не понял. Но уже сейчас в 18 год становиться ясно- в нашей великой стране прожить с двумя детьми достойно просто невозможно. Ты сразу же вылетаешь из среднего класса в бедность, и, если ты живешь в Москве, еще есть какой-то маааааленький шансик проскочить точку невозврата. Если же ты живешь не в Москве- то тебе не хана, но выживать очень сложно. И пусть говорят: "бедность, мол, не порок", но я утверждал, и буду утверждать - бедность это и порок, и остальные неудобства в жизни молодой семьи, тем более для их детей.
  Потому и вкалываю на двух работах с подработками. Ну и работой по знакомству не гнушаюсь. Но кажется сегодня эти работы меня одолели. Глаза просто слипаются. Так сильно меня клонит в сон, хоть спички в глаза вставляй для улучшения зрения. В вагоне метро я еду один, время ближе к полночи, в это время метро вымирает.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция- Таганская!"
  Моя.
  Как я оказался в метро уже не могу вспомнить. Все дни сплелись калейдоскопом. Свадьба, рождение мальчишек, брошенный Второй Мед, ипотека, все крутилось, и кружилось, и плясало кувырком. Кажется, я сплю наяву. У меня перед глазами стоит открытая книга со стихами Чуковского. Моя шизофрения начинает свою игру с уставшим мозгом. Но это почему-то умилило меня еще больше. Да- пора выходить!
  "Станция Таганская! Следующая станция..."
  В полудреме я пошел к переходу с Кольцевой. Когда прошел половину ступенек услышал крик старухи.
  -Парень, у тебя десяти ...ей!...
  Подходящий поезд заглушил половину сказанных ею слов. На автомате я сунул руку в карман и протянул ей пару десятюньчиков, что валялись там. И пошел дальше вверх по ступеням.
  Она что-то кричала мне вслед, обернувшись, увидел искаженное гневом лицо.
  "Вот дурында!" - подумалось, и я поторопился к переходу.
  Бабка не бежала за мной. И, забыв о ней, поторопился домой.
  На выходе из метро я свернул налево.
  -Привет! -пропело в мозгу. Как раз у самого входа в подъезд.
  Я споткнулся на крылечке, застряв на второй из трех ступенек.
  Выдохнул мысленно: "Показалось!"
  -Вытащи руку из кармана! - Пропел тот же голос.
  Медленно я достал правую руку из кармана. В руке была книжечка. Небольшого размера, со светящимся знаком на обложке она полностью утопала в моей ладони.
  Встряхнув головой, я вновь решил, что показалось. Но книжка в руке была такой реальной, теплой на ощупь.
  "Наверное, я сплю, вот и кажется!" Ущипнув себя за правую руку, держащую книжку, я осмотрелся. На улице было пусто.
  "Ну и разгулялось у меня подсознание. Точно паранойя шизофрению погоняет." -Решил я и продолжил подниматься по лестнице. Открыл дверь в подъезд и буквально на последнем издыхании заполз на третий этаж. Открыв входную в квартиру дверь на полусогнутых затащился в сонную квартиру. У входа весела вешалка для одежды. Сняв пуховик и шапку забросил все на вверх, прошлепал на кухню, и там, усевшись на деревянный табурет сел за стол и подпер голову руками.
  -Ты не хочешь со мной говорить? Но как же ты пойдешь по избранному пути, Путник? - Голос в голове пропел вопросы.
  -Брысь из моей головы. - Сонно прошептал-выдохнул в пустоту квартиры.
  -Но тебе надо идти...-Невозмутимо сказал голос.
  -Иди ты ... подальше. - Не согласился я со своей шизофренией. - Ты мне снишься от постоянного недосыпа. Сейчас я высплюсь, и ты пропадешь.
  -Ты забыл о пути, Избранный.
  - Чушь какая...- Полусонно заметил я. В теплоте квартиры сон морил неестественно. - Тебя нет. Ты выражение моего подсознания.
  -Вот чтобы именно так ты не думал и была тебе послана книга. -Доверчиво сообщил мне голос.
  -Отлично! Сейчас выкину ее и спать! - Радостно согласился я.
  -Ты не можешь меня выкинуть. -Обиделся собеседник. - Я уже принадлежу тебе. А книга ... научно - необходимая визуализация твоих системных действий в реальности.
  -Ты сам-то понял, что произнес? - Засыпая спросил я.
  -Посмотри на свои руки. - Сказал голос.
  Приоткрыв глаз, я взглянул на руку с книгой и проснулся.
  Кожа рук светилась синим светом.
  -Это- что? - Спросил я пересохшим ртом.
  -Это подтверждение того, что ты Путник!
  Книга по бокам засветилась таким же мягким светом.
  -Знаешь это не похоже на ту реальность, в которой живу я. - Пробормотал я. -Измазать руки в люминесцентной краске и объявить себя Путником может любой. Хватит нести чушь...
  -А кто сказал, что мы в той же реальности? - Книга полыхнула светом, и угасла. - Хочешь в этом убедиться?
  Согласно кивнув головой, а потом поняв, что книга не видит, я прошептал: "Да".
  -Иди и посмотри на своих, потом и поговорим. - Мелодией пропел голосок.
  Как сомнамбула прошел в комнату и включив ночник в нашей спальне я увидел Её.
  В самом верху угла комнаты закутавшись в кокон из нитей спала огромная Черная вдова. Её Брюхо тяжко опадало от дыхания, длинные лапы слегка подрагивали во сне. Переведя взгляд на кровать я увидел Это. Пустую, сдувшуюся кожу, то что было моей женой.
  Выскочив из спальни, я вздохнул. Оказывается, я все это время сдерживал дыхание.
  -Иди детей еще посмотри. - Посоветовал голос.
  И я пошел. Сидя под тусклым светом ночника на ковре в детской я не сводил глаз с сонного личика Саньки. Он сладко посапывал, и дыхание было таким легким.
  В кровати у Мишки спало Оно. Прицепившись нитями в дальнем углу кроватки спал маленький черный паучок. Как и мать он закутался в кокон и поддергивал ножками.
  -Трудно осознавать все, особенно под истинным зрением, да? - Спросил голос.
  -Зачем ты мне показал вот ЭТО? - Прошептал я в темноту детской.
  -Не разбуди детей. Иди на кухню. - Вновь скомандовал голос.
  Тяжело поднявшись с ковра, я осторожно закрыл за собой дверь детской. И прошел на кухню.
  Голос молчал. А у меня в голове не укладывалось увиденное. Дети, жена. Мир просто рушился от увиденного.
  "Есть ли еще что-то, о чем я должен знать?" - Подумал я. -"Мой мир рухнул.."
  - Ну конечно! Нам придется с тобой полностью изучить историю, потому, что ты должен понимать куда и зачем мы идем. Вот, например, какой сейчас год, ты знаешь?
  "Это даже тупой знает. 2018." - Устало подумал я.- "От Рождества Христова".
  -А вот и неправда! - Пропела Книга.
   
  Глава 2.
  Если тебе сложно придумать время- придумай календарь, он все расставит по своим местам. Если тебе сложно придумать календарь - найди тех, кто это сделает за себя, и тогда уже они расставят все по своим местам.
  Величественно нес свои света Ярило. Его лучи ласкали теплом и наполняли живительной силой.
  Боги, взявшие свою дань, отдали Митгард людям, и это было записано на саньтии в Ророге и Зимуне. Сам Род отдал людям земли Митгарда. Он простер длань над полем васильков в сторону моря и произнес благословение для прибывших. Он указал в сторону горы и разрешил взять отданное на жизнь людям. Молчаливо взирали люди на Бога. Его слепящие одеяния развевались под слабыми порывами ветра. Его Меч давал уверенность в защите. Его жезл и держава царили над этим миром. А новая реальность, окружающая переселенцев, вселяла восторг.
  Высокие горы ждали своих исследователей, маня спрятанными сокровищами. Море кишело рыбой, как известной, так и новой. Воздух был наполнен неведомыми ароматами, и был прян, дурманя людей запахами нового.
  Мир ждал их. И они пришли.
  Кто сказал, что жизнь началась в Африке? Жизнь пришла извне и взяла все, что лежало на поверхности. Заглянула в самые глубокие складки Мидгарда, и даже туда, куда не было возможности заглянуть, она вошла без спроса.
  Род установил законы. Велес помог с животными. Мокош поговорила с женщинами. Перун принес свои дары. И люди остались жить поживать и добра наживать. Это было более 700.000 лет назад.
  Так Веды рассказывают о людях. Но умалчивают о том, ЧТО было ДО людей.
  Круг моря был огромен. Демиург был свергнут на небольшой клок земли, что представляло собой болото. Собственно говоря, от демиурга остался в битве всего лишь клок волос и часть головы. Остальное осталось в тканях Мировоздания. Явь была мало изучена, так как именно ее закрыли старые Боги. Они закрыли этот план, запретив вход новикам. Слишком сильно страдали они от живущих там.
  Вы слышали сказки о драконах? А о русалках? Водяных? Может ваши бабушки вечерами рассказывали вам о огромных людей-великанах?
  Мир названный Богами Митгардом был заселен До людей. Все чудесные сказки-фантазии меркнут от той реальности в которую попал Демиург.
  Вначале он создал Свет. И это был хорошо. Потом он ... а вы это читали, ну значит перейдем туда где был Дем.
  Малая часть осталась от него, но даже это не остановило его. Сосредоточившись он принял форму человека. Мысль-форма перекроила остатки шлема в одежду. Человек наклонился и взяв в руки металлический панцирь влез в него. Застежки щелкнули на спине. Человек поиграл мышцами достигая лучшего прилегания одежды к телу. Вокруг стояла трава высотой в четыре его роста. Он осмотрелся кругом. И тут его привлек фиолетовый блеск травы. Протянутая рука коснулась стебля, и от него раздался шорох. Трава перетекла в другую форму, и Демиург понял, что он стоит на спине монстра. Чешуйка к чешуйке уложилась каждая травинка, пока Дем бежал к краю внезапно ожившего болота. Разбежавшись по спине потревоженного монстра в стекающей воде, он поднял голову к небу. Прыгнув через расселину к растущему деревцу у края рощи, и увидел в вышине неба Его. Выше облаков, выше самого большого ожидания стояло хрустальное Древо.
  Монстр покружился на месте, явно пытаясь найти обидчика, а потом переступая через деревья как через траву пошел искать другую лёжку. Размером с небольшой город, он был похож на обросшую фиолетовую ониксовую черепаху с огромным хвостом-булавой.За спиной у него были сложены едва мерцающие надломанные крылья.
  Демиург вцепился в ствол дерева пока животное из светящегося камня пробиралось меж другими, такими же как она сама чудищами.
  Все кругом сверками и блестело. Ствол дерева в который вцепился Дем был видимо ростком Древа, он белел хрусталем и его прозрачные листочки слабо звенели под порывами ветерка.
  Вокруг стояли такие же стволы деревьев. Поросль светилась рассеянным мягким светом, только ближе к земле ствол становился темнее, пока не переходил в темно-серый цвет гранита.
  "Просто хрустальный лес. Чего же более!!" -Подумал сверженный Бог. -"Надо идти к Древу, попробовать оглядеться, может тут есть где коло, нужно попробовать попросить помощи у друзей! Хотя, как достучаться до них, это закрытый мир!"
  Демиург впитал правой ногой воду, что была под ногами, и, напившись, аккуратно раздвигая руками зеленые полупрозрачные кристальные листья травы высотой с него ростом, и цветом крови, направился к Древу.
  Мимо пролетали, пробегали, шествовали живые создания мира Яви. Каждый был создан будто из драгоценных камней, сливаясь на фоне тихо звенящих под гуляющим ветерком деревьев, они терялись в этом блестящем вакханалии природы. Вдалеке раздался шум, Дем затих под очередной порослью, земля начала вздрагивать от шагов монстра все сильнее, затем буквально заходила ходуном. Монстр шел к Древу оставляя за собой приличную просеку среди деревьев на высоту в нескольких человеческих ростов. Длинная шея украшенная переменно желтыми и серыми кругами переходящая в бочкообразную фигуру из зеленого блестящего в лучах двух лун переливающихся шипов коричневого цвета, фигура монстра одиозно походила на ползущего жирафа с телом бегемота.
  Две луны. На небе. Демиург потер глаза. Откуда тут две луны? То есть это ночь? Или все же день? Ведь так светло на небе. Но Звезду не было видать - она спряталась за высокими стволами деревьев, хотя высоко в кронах поросли было видно переливающийся свет.
  "Это не Митгард!"- Внезапно озарило Демиурга. -"Это какой-то другой план!"
  Он взглянул на просеку и поторопился к ней. Путь лежал ровно к стволу Древа.
  Раздвинутые стволы деревьев, сломанные стебли огромной травы и мелкой травки. Протоптанная тропа помогла ему быстро достичь ствола Древа. Это был не ствол, это была гора. Серо-черная она тянулась ввысь, постепенно меняя цвет на прозрачный, и уже от нее росли ветви Древа, закрывая хрустальным великолепием пол неба. \
  Вначале он попытался взойти мыслью, но у него не получилось. Хрустальная составляющая Древа не давала возможности сосредоточиться для восхождения. Переливающийся блеск затмевал и ослеплял глаза. Тогда он решил отрастить когти на руках. Пальцы приняли форму длинных черных когтей, но они не втыкались в структуру коры. Камень просто не давал возможности проникнуть внутрь ствола. Подумав он вырастил вместо рук крылья, и так, нагнетая воздушный поток он постепенно начал идти по стволу вверх. Не отвлекаясь на окружающее, он приподнялся на высоту растущего вокруг леса, и тогда его коснулось своими лучами светило. Там, где искаженные хрусталем лучи коснулись его кожи раздалось шипение, и он начал обугливаться. В ту же минуту он сложил крылья вместе и упал в тень леса.
  "Это невероятно!" - шипя от боли, Дем заращивал раны от светила. -"Это не может быть! Откуда такой поток света? Я бы почувствовал его раньше, но ведь не было! Что за ерунда?"
  Когда падал- успел сгруппироваться, но все равно попал в расселину у корней.
  "Это не мир виноват, это я просто такой неуклюжий!"
  Дем посмотрел вверх, там в вышине в кроне Хрусталя переливалось, спрятавшись в листве, звезда этого мира.
  "Она не похожа ни на одну из тех, что известны мне! Она ЖИВАЯ! Ну или мне просто так кажется."
  Поднявшись, он начал вылазить из корней. Мир окружающий его шелестел, звенел и был таким ...живым. И в то же время он был сделан из камня, стекла, песка.
  "Мне надо найти коло! Не важно как, главное, чтобы это произошло не поздно ... для меня!"
  Спустя неделю он стоял на краю Земли. У коло стояли другие Боги и оглядываясь рассматривали творение неизвестного Бога.
  -Ты ведь понимаешь, Демиург, что мы, взяв этот план, должны установить тут свои реалии? Звезду придется поменять, лес тоже не соответствует нашему плану, а животные, посмотри на них! Они просто ужасны! Да и Хрусталь Небесный тут отсутствует!
  -Но вы мне поможете создать тут план для жизни людского народа?
  -Если только пополам поделим влияние...-Задумчиво произнес Велес.
  -И прану поделите сразу поровну... - усмехнулся Перун.
  А потом они ударили по рукам.
  И тогда вздыбились руки богов к небесам ....
   
  Глава 3.
  "Каждая раса пишет свою историю. Каждый народ переписывает историю под себя. Каждый человек помнит личную беду. И только боги способны все изменить..."
  Мне всегда была интересна книга Дарвина, та самая. Я её перелистывал несколько раз, но ни разу не осилил до конца. Просто не мог представить: каково это - почувствовать, что твои предки другого биологического вида? Вот что можно курить, когда пишешь подобное? Или под чем находиться? История человечества длиться более 600000 тысяч лет. И это только на Митгарте. Да, мы пришлые, дети дороги. Возможно именно поэтому каждый человек поднимает глаза к небу в безмолвном вопросе: "А что дальше?", и вообще почти все заумные вопросы адресовать именно небу? Мы все любим в той или иной степени передвигаться, бегать, идти, достигать, лезть. И не важно куда нас несет нелегкая, главное в подобной ситуации- это достигнуть цели. Наши поступки иногда не логичны, а иногда просто дурны и не имеют конечного результата, но люди придумали отличное оправдание: "Цель оправдывает средства!" Все эти телодвижения достались нам от мелкого грызуна, по крайней мере новейшая наука объясняет это именно так. То есть тысячи лет эволюции вели нас к тому, чтобы вы бегали, прыгали, лазили и прочее, лучше, чем ваш предок. Чушь на постном масле! Только идиот способен придумать подобное. Как всегда, ни один ученый не смог даже представить очевидное. Предпочитая рассматривать под ногами ползающих насекомых и старые кости, они не смогли поднять глаза к небу. И вопросить, как каждый из вас: "А что дальше?"
  "Остановись, и подними камень, что светиться у дороги!" пропел голос в моей голове. Прервав мои мысли.
  И мне пришлось выполнить эту просьбу. Камень поместился в моем рюкзаке в боковом кармане. Он был небольшой, с куриное яйцо, и подсвечивал из-под снега синеватым мертвым цветом.
  "Мне идти дальше, Лоцман?" - Спросил книгу.
  "Да, Странник, дорога ждет тебя..." -Прошелестело в ответ.
  Вот уже четвертый день мои ноги несут меня по земле. Краткий путь между двумя точками - это не в России. Тут дорога постоянно имеет препятствия. Условиями для дороги были не такими и сложными: идти пешком, слушаться Лоцмана, как я назвал книгу, и не сходить с Дороги.
  Первое что книга потребовала это добиться умения Контроля тела. Простые движения тела, руками, ногами, и вот ты уже супермен. Вы видели, как разминаются бойцы осназа? Ну Интернет под руками - наберите и посмотрите этот танец. Мои ж тренировки отличались не так и сильно от их. Если вы включите в движения еще и манипуляции с вашей душой, то и получиться мои занятия.
  Душа? Спросите вы? А вообще, что вы знаете про душу? Кто или что, то самое, что позволяет вам быть самим собой? Вот только не надо мне рассказывать про электрические импульсы в мозгу, это было бы смешно, если бы не было так грустно. Вы вообще знаете, что реальность в которой живете не первого и даже не третьего плана? А если быть поподробней -то седьмого. Помните, наверное,: "И цифра человека-семь..."? Вот и вам ответ, где вы находитесь. Не надо думать, что это сказки, не нужно впечатляться и считать- ты сошел с ума. Это было бы так легко - сойти с ума! Да я мечтаю об этой минуте, когда мозг сможет наконец то сойти со своего настроенного логарифма и протопать на чужой план развития. Жаль, это невозможно.
  "Мне еще долго переться, книга?" -Спросил я лоцмана.
  Руки привычно работали с лыжными палками, ноги еще не достигли той тягучей боли в коленях от долготы беготни по снегу.
  "Нам надо к краю Ра."
  Я чуть не затормозил. Но книга перехватила управлением телом, и нарастила бег.
  "Это Урал, странник!" -Пропел голосок книги.
  "Да это же чертова куча времени!" -Удивился я.
  "Скоро будем". - Ответствовал мой Лоцман. - "Не думаешь же ты, что я оставлю идущего по тропе? Вот смотри: давным-давно люди знали об необходимости перемещаться по тропам. Иначе не смогли бы так быстро достигать конечной цели."
  "Это телепорты, что ли?"
  "Ну почти. Это такие точки на карте Митгарда, они способствуют быстрейшему передвижению вдоль дорог. Вроде телепортов, но только по одному маршруту."
  "Здорово!" -Ответил я. - "А зачем камни, ну что я поднимаю?"
  "Увидишь."
  Книга вновь начала бурчать мне под ухо, начитывая текст истории за последние 600000 лет, сейчас мы рассматривали Прибытие переселенцев с Марса. У меня все перемешалось в голове. Новая история и старая, история из учебников и Веды. Несоответствия были просто ужасные.
  Вот вы знаете, почему русских называли Внуки Сварога? А тому есть простое объяснение. Боги опускались на землю и вступали в брак и связи со девами росичей, от них рождались дети. Хотя не все были зачаты нормальным словом, многих делали "пальцем". Этаким каменным фаллосом, с песнопениями, приведением девиц на поле, отсюда же взялись обычаи выходить девицам на свежевспаханное поле для лучшего урожая.
  Эх, мне бы на то поле...да в вечернюю зорьку. Я б не оплошал.
  "Твои мысли не чисты, странник. Много энергии смотрю у тебя скопилось." - Ответствовала на мои мысли книга. И в ту же минуту весь задор с меня как будто вынули, признали годным для улучшения бега и применили...
  -Остановись. - Пропел голос. - Посмотри направо. Видишь вон тот курган у двух сходящихся оврагов?
  -Да.
  - Подойди к нему и приложи синий камень к каменному телу.
  Передо мной были глубокие овраги. И прямо там, где они соединялись вставал величественный холм. Изрезанный временем, полу рассыпавшийся от времени и влаги он был составлен из огромных блоков шестиугольной формы. Длинные колоны уходили внутрь земли. А нависающие были искривлены, буквально ложась на землю.
  -Что это, Лоцман? И где мы? - спросил я.
  -Это Лир Ас. - Ответила мне книга. - Один из двенадцати сыновей Неба. Тот, что дал людям тепло их тела. Тот, кто боролся за ваши жизни до конца. И, знаешь, тот кто виновен за ваши смерти.
  -Кем он был?
  -Древом. Огромным Древом Мудрости. -Пропел голос книги.
  Вокруг, кроме осыпавшихся оврагов, полузаросших елочками, не было ни чего. Ни одного напоминания о человечестве. Ни указателя, ни мусора, ни следов шин. Внезапно звезды загорели так ярко.
  -Иди и положи сердце к камню. - Указал мне на задержку Лоцман. -И отдай одну жизнь.
  -Лоцман, как я могу отдать жизнь? Она же одна у меня, или я что-то не знаю?
  -Каждый избранный имеет девять жизней, но тебе были отданы десять. Так решили Боги. Не надо буквально умирать, просто произнеси: "Отдаю жизнь тебе." Это будет понято.
  Я достал из бокового кармана синий камешек, снял лямки с плеч и бросил рюкзак на снег. Потом держа в левой руке камень пошел к гряде камней, что была неподалеку. Чем ближе подходил к камням- тем сильнее светился камень. И, уже у самых валунов он выскользнул из моей руки и вылетел к сероватым столпам. Впечатавшись в них, он буквально растворился.
  -Отдаю жизнь тебе. - Прошептал я ему во след.
   И тут в небе расцвел цветок голубовато-синего цвета. Свет переливался всеми доступными цветами синего цвета, и сформировывал световое шоу от той колоны куда врезался камень. Зашуршал осыпающийся снег с гряды, и свет подсветил сформировавшееся древо, чья крона парила, в самой вышине небес. Древо зашелестело ветками, зашуршало листьями, но я понял - это была только проекция- не более.
  -Книга, что это? - Только и сумел вымолвить я.
  -А это возрождение Древа. - Пропела книга.
  -То есть тут появиться вот такое дерево? - Не веря спросил я. -Но это же нереально.
  -Древо. - Поправила меня Книга. - Что есть реальность? -Спросила она меня в сотый раз, и я вновь посрамленный поджал губы. - Мы будем с тобой вновь выяснять, о том, кто прав? Или ты предпочитаешь увидеть и вникнуть в происходящее?
  Мне оставалось только кивнуть. А на моих глазах дерево начало приобретать реальность. Его Ветви и Ствол наливались от света объемом и плотностью, каждый его листочек пробирался синими цветовыми искорками, и становились реальностью. И вот, хрустнув, дерево обернулось к нам, и я увидел у него сложенные из веток черты лица. А потом оно запело...
   
  Глава 4.
  -Ты же счастлива? - Выдергивая нож из тельца ребенка прошептал мужчина. Его безумный взгляд остановился на мертвенно-бледном лице девочки лежащей у его колен. - Ты же понимаешь, что я не мог поступить иначе? Это моя кара, мой крест...
  Она же молчала в смертельном оцепенении. Сковывающий ее члены страх не дал возможность последним импульсам пробиться к умирающему мозгу, и, дернувшись в судорогах, она замерла. Руки ребенка были раскинуты на куче из нескольких мешках кулях, что валялись у стены облупившегося гаража в гаражном кооперативе на краю небольшого городка. Дальше за гаражами были видны строения домов, они выделялись более темными пятнами в полутьме вечерней зорьки. Освещенные куцыми фонарями, что разгоняли сумрак только у своего столба, они выступали мрачными свидетелями жизни нескольких тысяч людей.
  Смерть взяла свою добычу тонкими длинными пальцами и понесла ее во тьму, но внезапно остановилась. Душа требовала вернуться. И Смерть подчинилась.
  -Дядя Паша, ты дурак? - Услышал в спину отходящий от тела убийца, старательно оттряхивавшийся от налипшего снега. -Ты зачем меня убил?
  Он испуганно повернулся к стене гаража у которого лежало тоненькое тело ребенка и наткнулся на горящие синим цветом глаза. Лежачая в своей крови малышка приподняла голову и, взирая на своего убийцу невидящим взглядом, проговорила:
  -А ведь ты позвал меня на помощь ....
  -ААААААААА!- Закричал мужчина в ужасе, не отрывая взгляда от светящихся глаз убитой, стараясь заглушить ее слова. - Я же убил тебя! Замолчи! Дьявольское отродье!
  -Твое время пришло, жди! - Ответила ему малышка. Потом она встала, облокотившись на джутовые мешки окровавленными руками. Кровь потекла по избитому изуродованному телу сливаясь в ручейки, стекавшие по ее голым изрезанным ногам. Падая на снег, они изменялись и становились разноцветными цветами, что покрывали ее стопы ковром и пространство около ее ног просто было усыпано разными по форме и цвету лепестками. Белесое тело выделялось на синем фоне гаража светлым пятном, приковывая к себе внимание к изменениям происходящим с телом. Изогнувшись грудью вперед, она замерла. За ее спиной появились крылья, и она подросла до крыши пятиэтажного дома выделяясь более светлым тоном обличия, истончаясь в реальности, буквально становясь прозрачной, и, расправив полупрозрачные крылья, окруженные слабым теплым сиянием, растаяла в вечернем сумраке.
  Застывший мужчина внимал шепоту осыпающихся снежинок, невидяще-слеповато прищурился, но его глаза больше не видели того, что окружало его. Ослепленный свершившимся вознесением малышки, он замер на месте боясь сделать шаг.
  Затем перед ногами появилась яма, светящаяся изнутри оранжевыми всполохами огня, и он, неловко оступившись, заваливаясь на правый бок, упал в нее. Земля затянулась, снег осыпавшись с крыши гаража прикрыл проплешину. И ни осталось ни следа.
  "Семнадцатый ангел." - Подумал я, рассматривая след в темнеющем вечернем небе в виде большого луча.
  Кто-то скажет, что не все дети ангелы, но вы просто не видели, что твориться в абортарии, когда там идут аборты, истинным зрением. Ангелы появляются редко. Их появление- это счастье для каждого народа. Являясь созданием Бога, они претворяют волю его в реальности нашего бытия. Чистые души не всегда могут отметиться на небосклоне событий. Только взращивая в страданиях, невинности, душевной доброте и непорочности душу можно получить Ангела Небесного. Работягу Слов Его. Вот только своим детям я бы не пожал такого... или пожелал? Пусть сделают свой выбор, нагрешат- покаются, и вновь нагрешат... Или же есть возможность выбраться из этого вечного душемоечного процесса стиральной машинки Бга?
  Реальность же происходящего в нынешней России жестока. Отсутствие работы толкает тело на компромисс с душой. Ни один человек не согласен терпеть просто так лишения, унижения, да и очищение души - это уже не прерогатива священников Его. В последнее время Души, ставшие ангелами Его, выходят из детей. Те не сформировавшиеся создания Божьи, еще не способные сделать выбор на поприще жизни, шли вновь и вновь на конвейер очищения смертью, смерть поправ.
  Из России просто сделали завод по производству нежити и монструозных видов. Каждый день сотни душ отправляются вновь и вновь на перерождение. По два миллиона душ в год... Не слабенький конвейер. Ангелы Ада вне Митгарда могут только мечтать о таких масштабах. А если бы вы видели тех, кто управляет вами... Но русские забыли, почему их раса называется детьми богов. И достойны того обращения, который не отрицают. Пробиться же, сквозь запечатанные в резиновые перчатки гинеколога-абортолога, просто стало невозможно. Души взывают тысячами к своим предкам, и не добившись ответа, уходят в низшие слои реальности. Буквально: ваши дедушки и бабушки, те, кто воспитали и дали вам жизнь, их отцы и матери, и их отцы и матери не могут пробиться в план реальности своих правнуков и воплотиться, потому что их дети идут на аборт, заставляя вновь и вновь уходить души на очищение смертью. И если учесть, что душам дается ограниченное количество появления в нашем плане, можно понять насколько трудно стало пробиться сквозь тонкий резиновый заслон абортария. Что становиться с теми, кто ушел на низший план? А вы как будто не догадываетесь?
  Моя дорога длиться вторую неделю. Книга ведет меня не только лесами и полями, иногда мы заходим в города. Голод, страшный спутник, заставляет входить в те островки цивилизации, что есть еще в Сибири. Мой бег через всю Россию, был настолько быстр, что я не успевал иногда понять, где в следующий миг окажусь, но я уже понял мысль Лоцмана. Он вел меня постоянно на Восток. Три камня тускло светились в боковом кармане рюкзака. Я иногда достаю и всматриваюсь в них, прожилки у каждого переливаются более темными цветами. Желтый, красный, фиолетовый. И каждый из них такой же прекрасный, как уже использованный синий. В каждом из них чувствуется своя, неповторимая жизнь.
  Отступление.
  -Вы пришли. - Пропело Древо.- Я вас так долго ждал.
  Книга выпорхнула из внутреннего кармана куртки и полетела к стволу Лис Ара. Она прикоснулась к нему и пропела несколько фраз на незнакомом языке. Затем вернулась ко мне и тем же путем легла обратно.
  -Вон оно как. - Прошелестели листья у Древа. - Значит даже звезды нет нашей? А Боги то чьи?
  Но ответом ему было молчание.
  Реальность Љ7
  Под Новосибирском у меня кончились деньги. Войдя в поселок Морозово мы не нашли банкомата. Пришлось возвращаться в Новосибирск. Банкомат попался на полпути в здании заправки. Но карта оказалась заблокирована. Разочаровавшись, я вышел из здания, за мной на чистом полу остались разводы растаявшего снега.
  -Подними листья, что прибились к забору. - Пропела Книга.
  Я огляделся. Рядом с высоким забором из снега, что скопился от очищения площадки заправки, около земли лежало несколько листьев. Отставив в сторону лыжи (а вы думали я без них бежал, ножками?), подошел к этим нескольким полуистлевшим коричневым, скукожившихся от времени, листочков. Поднял их и увидел, как от моих рук отходит сизоватая дымка. Придерживая листочки одной рукой, зубами схватил и снял рукавицу с другой. Потом, перехватив голой рукой, заметил только отсвет изменения субстанции листочков. Между пальцами были зажаты две купюры тысячного значения.
  -Иди, и купи себе еду. - Пропел голос.
  Через несколько минут запах от теплых булочек буквально сводил меня с ума. Наевшись, я одел лыжи, затолкал отогревшиеся пальцы в варежки и вышел вновь на дорогу.
  -Ты сошел с дороги, избранный. -Печально сказала книга. -Теперь нам не будет везти в пути.
  -Ни чего подобного. -Возразил ей я. - Иногда надо отдохнуть. Вот много я отдыхал от самой Москвы? Ни разу...
  -Но и путь твой лежал вне сферы твоей реальности. -Справедливо заметил Лоцман.
  -Ну значит найдем другой путь. -Решил я. -Дорога -она как женщина, кажется, что все - это та самая, но только отвернешься, как она превращается в другую. И так постоянно. Или ты считаешь найти другой путь - это сложно?
  -Не сложно, просто он будет ДРУГИМ.
  И вновь тишина. И только сосны стоят вдоль тропы. И тропа то- не тропа, а некая полу реальность, полу сон. Она появляется впереди в виде расходящихся сосен, указывая, что вот она, есть, и сходится за спиной незамеченной стеной. Находясь в некоем коконе, я двигался настолько быстро для человека, что глаз не успевал запоминать приметы прошедшего расстояния. Второй раз по этому пути точно не пройду - ориентиры не запомнил.
  Меня не удивлял подобный скоростной ритм передвижения. Поражался быстротой изменения реальности. Вот Москва, а вот уже Новосибирск. Я задавался в самом начале пути книге: "Почему не поехать поездом, ну или полететь самолетом. Да и машиной же быстрее." Но мой визави ответил нечто о сроднении с линиями полей Митгарда, необходимости прочувствованного единения с землей. Короче, Склифософский, - мои ноги должны касаться тела Земли, и точка.
  "Полуреальная стадия передвижения цифрового эквивалента..." -пробурчал голос. И продолжил свое бурчание под размеренный взмах рук и движение ног.
  В последнее время я перестал чувствовать тепло внутри себя, руки заледенели, но не превратились в льдинки. Не стало тепла, и прекратилось парение изо рта. Интересно- почему? Наверно это встреча с Асом виновата. Отданная жизнь целиком поменяла мою сущность, убрала излишки существования, отсекая все лишнее, никчемное и пустое. Не прекращая бег, я поднял на секунду глаза к небу и задал вопрос, который тревожил меня сильнее всего: "А что дальше?"
   
  Глава 5.
  Фалкон все же взлетел. И русские мужики распотрошили свой флаконы для того, чтобы отметить событие.
  "Редкий гусь долетит до середины..." Примерно такие мысли приходили мне на мысль стоя у пролива между берегом материка и Сахалином. Кто вам сказал, что попасть в приграничную зону трудно? Человек, идущей по тропе в Митрагде, не видит границ и ограничений. Его путь пролегает в другой плоскости существующей реальности. Вот и мне открылась полузамерзшая бухта вблизи реки Улья в конце третьей недели путешествия на восток. Горная гряда, отделявшая реку от Охотского моря, была полузасыпана снегом. Верхушка гряды была голой- там поработали ветра, сдувая снег вниз, к подножьям холмов. Они нанесли огромные непроходимые сугробы, и только ударившие морозы смогли спаять эту массу и тогда сверху образовался тоненький наст, по которому, собственно говоря, и иду на лыжах.
  Впереди блеснула голубизной полоска синего моря.
  
  Отступление 2.
  -Достань красный камень, избранный. - Пропела книга. -И вложи его в сущность спящего.
  Достаю из бокового кармана переливающийся красный камешек, величиной с мой большой палец на руке, и, пробираясь сквозь рыхлый снег, протягиваю руку для впечатывания его в стоящие полуразрушенные столпы. Камень взлетает с руки и несется к бордовому булыжнику, лежащему не вдалеке.
  -Отдаю жизнь мою. - Произношу громко вслед летящему камешку.
   Мгновенной стрелой, оставляю кровавый след в воздухе он прикасается к булыжнику и снег под ногами пропадает. Просто исчезает на глазах. А от того места куда влетел камешек расходятся в разные стороны полукольца алого цвета жидкости похожей на кровь. Завиваясь красивым живым узором, извиваясь на ветру, поземкой стелиться между столпов кровавые реки, собранные из снега и пыли они врезаются в самую суть горной гряды. И тут я понимаю - это не гряда, а крылья! Огромные крылья, растоптанные временем, разобранные водой и ветром, восстают в своем великолепии. Раскрывшись на земле, они начинают подниматься в небо, кроваво-красные в голубых небесах они выглядят устрашающе. А потом я замечаю, что это крылья у громадного дерева, чья основа уже соткалась из переливающейся палитры красного цвета в мощный ствол, состоящий из восьми стволов меньшего размера в основании гиганта. Завиваясь шатром, он поднимался все выше и там, в вышине, внезапно раскрылась его крона, кровавыми струями разлетелись во все стороны ветки и на них набухли бордовыми каплями листья. А затем эта полупрозрачная конструкция начала обретать реальность. Загрубели и проявились фрагменты коры, а потом слились в единое полотно искры розового цвета, что пронеслись, воплощая древо, по всему видимому мною пространству. Книга, как и в первый раз, выпорхнула из моего внутреннего кармана пуховика и полетела к восстановленному каменному древу. Прильнув к нему, она пропела несколько слов на незнакомом языке, а затем вернулась ко мне и, нырнув в карман пуховика, затихла.
  Сформированный ствол древа был переплетенный восьмью стволами, вверху, там, где они сходились, ритмично билась капля. Я не мог оторвать взгляд от широкой раскидистой кроны по форме, напоминавшей мне крылья. И не скоро заметил Его. Пропетые им ноты совершенно не подходили под любой известный мне язык. По интонации стало ясно, что это вопрос.
  -Я не понимаю тебя...
  -Ты разбудил меня. - Пропел Кровавый демон. - Зачем?
  Как описать его. Представьте себе демона, выше двух с половиной метров высотой, с двумя рогами в две его головы закручивающиеся винторого ввысь, лицом похожего на обыкновенного демона, как обычно рисуют их - бородка там, скулы и высоким лбом. Но вот тело у него было своеобразным - точенное, мускулистое и достаточно поджарое. Оно носило единственное отличие - не имело кожу, совсем. Как изображают в анатомическом атласе человека без кожи, с выделенными мышцами и венами, вот так и выглядел Демон, стоящий передо мной. Облитый кровью поверх открытых мышц он внушал страх и неприязнь. И если бы не те курсы, отпаханные в Меде, меня бы точно вырвало.
  -Я избранный. Мой путь ведет книга. Моё предназначение... -Завел я свою шарманку, но демон меня прервал.
  -Ты мог бы и не вкладывать жизнь, пройти мимо.
  -Не мог. Девять Асов открывают дверь, а десятый встречает обратно. И только Арка решает, кто пройдет, и почему. -Медленно, как ребенку, ответил я ему.
  -А путь твой лежит в долину Теней? - Спросил, раскрывая и складывая по-новому крылья собеседник.
  -Нет, но он пройдет рядом с той дорогой. - Неохотно ответил ему я.
  -Значит нам с тобой по пути. -Обрадовался Демон. - Возьми меня с собой.
  Я осмотрел его обличие и заметил:
  - Взгляни на себя, у тебя нет ни одежды, да и рост твой велик. В это время нет таких высоких людей.
  -Ну, может я сойду за великана? - Вопросительно поднял бровь Демон.
  -В это время уже нет великанов. - печально ответил ему, и добавил: - И гномов нет, и дварфов, и единорогов, и...
  -Какое печальное время... - Совсем не печально заметил он. - Значит только люди остались в Митгарде?
  И он укутался крыльями, а когда, через мгновение раскрылся, передо мной стоял человек. Голый и обыкновенный. Без рогов, и крылья его истаяли на ветру, осыпавшись кровавыми горящими капельками. Только под ногами растекалась лужа крови.
  -Придется тебя брать с собой.
  -Да, странник. Возьми меня до перекрестка миров.
  -Ты забыл добавить "Я тебе пригожусь!" - Поерничал я. И рассмеялся: - Потом расскажу тебе эту сказку. Кажется, нам пришла пора познакомиться. Меня зовут Сергей. Как имя твое, демон?
  -Я не демон. Я второе дыхание Хакр Аса. Третий сын великого Неба. Того, что вы величали Сварогом.
  -Что- то не вспоминаю я у него таких сыновей. А вот про нас, росичей, так и говорят до сих пор - внуки Сварожичьи. -Ворчливо пробурчал себе под нос, но демон услышал и неторопливо заметил: - Кровь отцов и дедов ответит за мою ложь, избранный.
  В рюкзаке были запасные вещи, рубашка, носки, джинсы, жаль только пуховика не было. Одев протянутые вещи, демон осмотрел себя.
  -Я не выгляжу странно для твоего времени, странник?
  -Нет, Ас, ты похож на современных жителей, и одежда идет тебе.
  -Скорее это я иду для такой одежды. - Усмехнулся демон.
  -Расскажи мне о своем мире. - Попросил Демон.
  -Вот, - протянул я ему книгу, - спроси это библиотечное издание, может она тебе поможет.
  Хакр с благоговением принял книгу в свои руки и, запинаясь, произнес:
  -Впервые книгу дают прочитать мне. Ты не представляешь, каким даром ты меня наградил!
  На ум пришлось те тысячи книг в сети Интернет, те огромные библиотеки, пустующие залы, и я горько усмехнулся. Выдохнув воздух с улыбкой промолвил ему:
  -Куртку тебе надо, как у меня, пуховичок такой вот, и тогда будешь вообще не отличим.
  Поддержав несколько минут книгу, он протяну ее обратно. Затем Ас осмотрел меня, лыжные палки и лыжи, зацепил колким взглядом рюкзак и махнул рукой в сторону дерева:
  -Я быстро схожу на минутку и вернусь.
  Воплощение древа Крови сделало буквально пару шагов в сторону колосса и пропало, разлетевшись на множество мелких красных брызг, чтобы вернуться в человеческом облике уже одетым в похожую на мою амуницию и одежду через несколько секунд.
  Эта быстрота перемещения и реализации реальных вещей в натуральную величину пугало своей скоростью.
  -А почему ты сам не пойдешь, или полетишь, к воротам? - Спросил его я. -Ведь тебе для этого нужно не больше мгновения, ну я так думаю?
  -Путь должен быть пройден, мир должен быть создан, человек должен пройти свою реальность и дать отчет.
  -Знакомые слова, так книга мне постоянно бормочет под ухо.
  -А она умеет бормотать? Мне казалось, что она поет? - удивился Хакр.
  -Ну петь она умеет. Это не отнять. Но рассказывая историю этого мира она постоянно переходит на низкие тона в повествовании, и это усыпляет.
  -А как можно рассказывать о тысячах томящихся в заточении душ?
  Я не нашелся что ответить ему. И отвернувшись начал собираться к дальнейшему пути. Тут Ас отвлек меня.
  -Дозволено ли мне ступить на твой путь, странник?
  -Да, но только до перекрестка миров. - Ответил церемонно я ему, подтянул лямку у рюкзака и, взглянув в последний раз на Древо, аккуратно переступая через лужи кроваво0красного цвета, поспешил к выходу из долины Крови.
  -Ты забыл, странник! - Прошелестело сверху, и на меня посыпался дождь из крови. Касаясь моей одежды, открытых частей рук, лица, он изменялся в золотистый цвет, впитывался, становясь моей кровью.
  А затем крылья у верхушки кроны древа сложились. И передо мной было высокий красный колосс. Отвернувшись от него, я бросил за спину:
  -Не отставай, дружище!
  И вздрогнула земля...
   
  Глава 6.
  "Твои глаза как ангельские крылья и свет очей меня пленяет, Лель..."
   Здесь было просто море снега. Иногда я думал мы идем не по земле, а по заснеженному северному океану настолько ровной была поверхность. Но Лоцман молчал, вел нас среди высоких курганов белого снега и молчал. Сколько мы прошли в темноте знает только ветер. Вдалеке встали очередные холмы, а мы все шли и шли без отдыха и перерыва. В Россию пришло утро. Оно встретило меня и Хакра под очередным ожившим деревом на острове Таймыр. Желтый камень сплел свою неповторимую по красоте паутину жизни, и из нее выросло вот это необыкновенное Древо. Окутанное солнечными лучами звонко играло на ветру листьями. От подобной красоты я превратился в соляной столб. Казалось, это были не листья, а золотые монеты, настолько прекрасно и гармонично ветер добавлял звук к играющими потоками воздуха листиками. Блеск от отражения расходился широкой волной, создавая изумительное световое шоу. Теперь мне стало понятным- откуда люди взяли тягу к желтым блестяшкам. Завораживающие блики заставляли отлавливать их взглядом, и провожать, вылавливая новые и новые. Почти денежная река. А от текущей воды глаза очень тяжело отвести- затягивает!
  -Попроси у него белый камень, он нам понадобиться! - пропела Книга, прерывая мое любование золотистым водопадом становления кроны Древа.
  Я дождался пока ствол древа завершит свое проявление в реальность, и, шагнув к Золотому тЕльцу, громко попросил:
  -Древо, прошу тебя, дай мне белый камень для возвращения в этот пласт реальности твоего брата, ли сестрицы!
  Содрогнувшись ветвями, оно пустило в мою сторону клубящийся желтый комок с налипшими на него золотыми листочками. Не долетев до меня несколько шагов, комок распался. И на желтоватой глине появился белый камень, примерно с мой кулак. Вокруг разбросанных и падающих листьев он казался вещью не к месту находившейся тут.
  -Нам надо торопиться, путник. Время ассоциированного вторжения в этот пласт реальности не за горами, уходим скорее! -поторопила меня Книга.
  -Вечно бежим, как проклятые. -Остановил я спешащего Лоцмана. -Дай полюбоваться вот этой красотой!
  Протянув руку к желтеющему чуду, я поймал падающий листик. Золотистая монетка с черешком уютно поместилась на моей ладони.
  -Знай, странник, если мы с тобой сейчас не уйдем, то потом ты не найдешь в себе силы оторваться от золотого тЕльца. Он сведет разум с ума и вберет ум твой. Бери скорее камень и бежим!
  Подойдя к лежащему камню, отданному Древом, я поднял его правой рукой, откинув монетку с черешком в сторону древа. С трудом оторвав взгляд и перенеся его на взятое, перехватил левой рукой и почувствовал, как камень разломился посередине.
  -Книга. Тут что-то непонятное ...А нет...
  На каждой ладошке лежало по камню. На правой прозрачный хрусталь, обмазанный белесым составом, похожим на известку, на левой -обломок белого камня.
  -Это замечательно! -Пропела Книга. -Древо решило отдать тебе два камня! Нам не придется искать сердце хрустального Лита!
  И только тут я вспомнил про воплощенного демона крови, стоящего за моей спиной, когда мы вошли в этот не чем непримечательный лог.
  Его глаза пожирали золотое сияние Древа, а руки были полны пойманными и собранными монетками. Жадность проглядывала в его сияющих глазах, а может я просто спутал жадность с ...любовью?
  -Эй, Хакр! - крикнул я ему, стараясь вырвать из очарования спутника. -Ты меня слышишь? Прости, я про тебя забыл, друг.
  Но он, устремив взгляд на скрывающуюся в вышине крону, сделал несколько шагов к древу и произнес:
  -Сестра моя любимая! Клос Ас! Слышишь ли ты зов брата своего? Ты потеряла игрушки свои! - Протянул в сторону Древа полные горсти собранных золотых листьев.
  -Я тут, Кар! - Откликнулась в стороне стоящая девушка. Высокого роста, даже если вспомнить вид при появлении демона, она была прекрасна. Золотистые волосы струились по плечам, складываясь в замысловатую прическу, падая локонами по плечам - это первое, что заметил я. Меж волос был виден ободок кроваво-красного цвета, красиво изукрашенный каменьями. А потом вгляделся в ее лицо. Простое, с носом картошкой, круглолицое, русское и такое родное! Голубые, васильковые глаза. Тонкий стан был одет в простую холщевую рубаху, с мелкой вышивкой красного цвета по низу. Петушки, курочки, ладошки, цветочки - все мелкое, затейливо закрученное в узор. И широким поясом-оберегом, обхватившим ее талию.
  Она подошла к нам. И, вглядевшись в стоящего рядом со мной Хакра, протянула ему руки. В то мгновение, когда он коснулся ее пальцев, внезапно она стала маленьким подростком, прижимающимся к брату. Доверчиво прильнув к его телу, она плакала от счастья, и восклицала:
  -Я знала! Я верила, что ты придешь! Братик!
  -Лель, моя!
  Отступление.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция- Таганская!"
  Моя.
  Надо поскорее открыть глаза. Как не хочется просыпаться. Я не спал вечность. Отпусти меня Морфей....
   Или нет. Нет, не отпускай.
  
  "Твои руки -как ветви сосны, твои движенья плавны -как движение ветра, твои речи - как журчание ручейка, Лель..."
  -Она пойдет с нами. -Убеждал меня, в который раз Хакр. -Пойми, я не могу оставить ее тут, в снегах, одну.
  -И ты меня пойми, я не воспитатель в детском саду, чтобы возиться с малявками!
  -Но она не малышка совсем, да она малАя, но уже понимает все-все.
  -Да и не так долго она будет в одиночестве, как только люди узнают про это Древо, сюда такое паломничество начнется! Поверь мне на слово, ей лучше быть тут, в своем уделе, чем бегать по дорогам Митгарда!
  -Сергей, ты злобный человек. Как только тебя выбрали путником? Разлучать брата с новообретенной сестрой - это ли не подлость?
  -Хакр, она должна остаться здесь. Я не буду возиться с ее хотелками.
  -Она и так останется тут, просто ее второе дыхание будет со мной рядом, я наконец то смогу с ней немного побыть вместе, поговорить...
  -Все, вопрос закрыт. - Отмахнулся я от разгоряченного спором Хакра. И обернулся к своим лыжам, а там стояла уже одетая ОНА. Росточком мне по грудь, одетая в похожий пуховичек брата, только пригнанный по талии. На лыжах, готовая к походу, с сиреневым рюкзачком за спиной.
  Почему-то именно рюкзак меня и добил. Я устало махнул рукой.
  -Делайте что хотите.
  -Можно ли мне встать на твой путь, избранный? -Пропела она церемонную фразу просящего.
  -Да, можешь встать на мой путь, но только до перекрестка миров. - Так же ответил я ей, вглядываясь в такое милое и любимое ... да, уже любимое, мною лицо. Округлое, но с выраженными скулами, тонкой верхней губой и утолщенной нижней, "как яхонт", пришло на ум сравнение про цвет ее губ. С выбившимся локоном, одетым поверх волос капюшоном, с опушкой золотисто-красноватым цветом. Она ... прелесть моя.
  -Вам нужно идти, странник. - Пропела Книга, встревая в мои мысли.
  С силой я сжал глаза. Такое странное желание охватило меня - схватить и забрать себе эту маленькую девчушку. И чтобы она была только моей! Что же это за наваждение?
  -Да, Лоцман. Уже идем. - прошептал я, открывая глаза. Но наваждение не пропало...
  -Это у всех так, Сергей. - Сказал, смотря на мои терзания Хакр. - Золото всегда манит к себе блеском. А моя сестра и есть такое золото. Она плоть от плоти отца Небо. Она не рожденная, а воплощенная. Потому и тяга у тебя к ней такая сильная. Придется бороться с ней. Но я знаю отличный способ избавиться от этого. Хочешь подскажу?
  -Давай! -Попросил я Хакра, тщетно пытаясь набросить на себя вид храбреца.
  -Просто всегда помни, что тебе дороже - жизнь своя или золото. Только это может остановить.
  Мы повернули лыжи к нашим следам, виднеющимся на сопках.
  -Книга, я все хотел тебя спросить.
  -О чем именно?
  - Вот мы были под Новосибирском, а почему-то оказались на Таймыре. Даже с условием моего географического кретинизма я не могу понять -как? Ведь мы шли на восток, или я где-то, что-то не понял?
  -Все правильно, но мы свернули сюда, для воплощения Древ крови и тела. А теперь наш путь лежит на восток.
  Я поднял глаза к небу и задал самый главный вопрос, который мучал меня последние несколько дней: "Зачем ты послал мне такого интригана?"
  Наращивая бег, я не оборачивался назад, зная. что они бегут за мной. Наст накатывался пол тонкие струны лыж, и только палки сплетали свою песню бегущего на край...
   
  Глава 7.
  -Мои руки сжимали оружие. Я точно знаю это, ведь мне надо было чем-то защищаться от монстров.
  -А эти названные вами монстры, они как выглядят? -спросила, чтобы заполнить возникшую паузу мой психолог.
  - Они огромные, выше меня ростом, у них толстые руки, бочкообразные туловища. Еще у них слюни изо рта капают, уши похожие на свиные, только жутко грязные и на каждом висит несколько серег. Приплюснутый нос, как у обезьян... Зеленоватая кожа. На лице выделяются горящие синие глаза, похожие на ходоков, вы же видели этот сериал, правда?
  - Возможно, - откликнулась на паузу женщина. - Но вы мне расскажите то, что происходит с вами, и обстановку, то что вокруг вас находится. Ну не могут же монстры висеть в воздухе?
  -Хорошо! Я же в сарае каком то, сено свалено в углу дальнем, я чувствую запах навоза, и ...пота от этих монстров. Они стоят внизу, а я наверху, на балке сижу. На мне одежда странная, с вышивкой по низу и пояском тоненьким. И вот они ищут меня, а может и не меня, но я вижу, как их ноздри двигаются с каждым вздохом и выдохом.
  Пауза
  -Чувствую страх, такой страшный дикий страх... Никогда у меня такого не было...
  И вновь пауза. Клиент собирается с мыслями.
  -А они, вы говорите, голые? - уточнила психолог. - Расскажите поточнее.
  -Вижу только повязки на ногах, обмотки на ступнях, какие-то светящиеся металлические полосы на запястьях, и бицепсах. Почему я это запомнил- там свет падал солнечный из промежутка между досок крыши, и эти варвары прошли под несколькими лучами, и блеск отразился на мне. Я так боялся, что меня найдут! Их голые грязные тела с разводами грязи, и пыли, и крови на теле. А затем раздался шум снаружи и один их трех вышел из сарая, за ним вышел второй, третий же видимо заметил Пеструшку, что спряталась под сеном и стал рукой ловить глупую курицу. Она выскальзывала под его рукой, не давалась. А потом у меня затекла нога, и я слегка пошевелился. Этот полу зеленый монстр взвился через мгновение в прыжке и, схватив меня за лодыжки, стащил вниз, прямо на выбегающую из сена курицу и, повалив, одним движение порвал на мне одежду и не смотря на мои, бьющие его по морде кулаки, раздвинул ноги. Он вошел сразу, и я ощутил боль. То странно, что я мужчина, понял, куда и как меня имеют. Я чувствовал все. И как мне разорвали внутренности, и как его когти длиной с мой мужской палец нарисовали мне улыбку Джокера на лице, и как пришла тьма. Я даже смерть запомнил. Скажите, Алла, со мной все в порядке? Я ведь..
  -Успокойтесь, Евгений Александрович. - Прервала пациента психолог. - Давайте с вами подышим, такая дыхательная гимнастика. Вдох-выдох! Вдох- выдох! Еще раз. И еще раз! Воду будете пить?
  -Нет, - отдышавшись отказался мужчина. - Так, все-таки, что со мной? Объясните мне понятным языком. Да, самое странное, я же был девицей в том сне. Молоденькой девушкой. Как ни пытался, имени вспомнить не смог. Но одежду, быт -это просто смогу не то что описать словами, но даже и нарисовать...
  Психолог устало вздохнула, встала со своего стула и прошла к стоящему в комнате широкому шкафу темно-коричневого цвета. Открыв его дверцу потянув за ручку, она взяла привычным движением бутылку с желтым искрящимся напитком и пару бокалов другой рукой, отвернулась к клиенту и дверь закрылась сама. Пройдя к столику, стоящему рядом с мужчиной, поставила там фужеры, налила напиток себе и клиенту, а затем залпом выпила свой.
  Мужчина покрутил в руках предложенный бокал, понюхал напиток:
  -Не плохой коньяк, должен заметить! -Удивленно потянул он. -Но перейдем к происходящему сну.
  - Понимаете, Евгений Александрович, у меня только предположение есть. Может вы пересмотрели фильмы, или переиграли в онлайн игры? Может книга навеяла подобное? Ну или вы порно пересмотрели, мало ли каких обстоятельств смогли так отложиться на подсознание, чтобы подобный сон вам приснился
  -Шестнадцать ночей подряд? - Усмехнулся пациент. -Да, вы не ослышались, шестнадцать ночей, меня насилуют по двое-трое иногда доходило до шести. Но каждый раз это нелюди, именно такие какие я описывал вам, и каждый раз я умираю после последнего обслуживаемого монстра с улыбкой-разорванным ртом на лице и вскрытым горлом! Я нормальной ориентации! Мне противна даже мысль, что я буду делать ЭТО с мужчиной! У меня есть красавица жена! Любовница, секретарша! Да, я пытался осознать после пятого сна, обдумать происходящее! На двенадцатую ночь я поставил на полночь будильник, но он прозвенел позже, чем закончился этот кошмар! На пятнадцатую я выпил лошадиную дозу снотворного! Но и это не спасло меня от насилия над моими естественными отверстиями! Наоборот, именно в эту ночь я имел больше всего контактов с монстрами. Я боюсь спать, понимаете?!
  Психолог за время этого монолога успела подняться и принести графин с водой, налить его в освободившийся стакан мужчины. Который залпом выпил коньяк, и предложила воды клиенту.
  -Вот вы говорили в самом начале, что у вас в руке было оружие, и вы точно знали, как им защищаться. А вы хоть раз применили его? И что это было за оружие? -Уточнила женщина.
  Мужчина задумался, а затем удивленно поднял глаза:
  -Я не могу вспомнить, что это за оружие. И, знаете, я точно не применял его ни разу.
  -Возможно это важная часть вашего сна. Давайте вместе вспоминать.
  Женщина поудобнее уселась в кресло. Мужчина, вздохнув, расслабленно улегся на кушетке. Поерзав, приняв удобную позу, он закрыл глаза. И начал вспоминать.
  
  "Если что-то плохое должно произойти - оно обязательно произойдет!" (Закон подлости.)
  -Отдаю тебе жизнь свою. - Произнеся ритуальную фразу я протянул хрустальный камень в сторону базальтовых сот в земле. Море омывало ступени мыса Столбчатого на Кунашире, доводя выступление базальта до гладко-отполированного состояния. Как всегда, камень полетел к появившейся форме Древа, вошел в близлежащий шестиконечный выступ и, втянувшись, дал жизнь прозрачному великолепию, что начало проступать в нашу реальность. Тонкие шестигранные столбы, тянущиеся вверх, сплелись в жгут, и многие такие жгуты образовали столп хрустально-чистый, до звона в вышине голубовато-серых небес. Снизу грязно-серый постепенно утончаясь он становился все прозрачнее, пока не приобретал прозрачную стеклянную чистоту.
  Если вы играли в Варкрафт, то видели деревья в долине Хрустальной песни. Там, где висит Даларан, в Нордсколе, хрустальные полуразбитые Древа образуют прозрачный лес. Это было похоже на те так же сильно, как золото похоже на медь. Ощутимо более живое, оно отличалось не только формой, но и содержанием. Вы когда-нибудь видели, как горит хрусталь? Излучая сотни лучей света, прогонявшие вечернюю тьму, выделяясь на небе кроной со вскипающими от света листьев, в своем великолепии он так сильно поражал взгляд, до боли светя в глаза, заставляя отводить их и зажмуриваться.
  Мир изменился. Вдалеке блестели огни Райсу, японского города. Уверен, что через несколько минут они увидят великолепие Лит Аса. Интересно, насколько их мировоззрение поменяется, ведь та религия, которую исповедуют они, не допускает поклонение Древу.
  -Вы будете брать второе дыхание? - спросил я Хакра.
   -Не вижу смысла, он всегда был в стороне от нашего общения. Вечно одинокий- вечно странный.
  -Тогда поспешим, нам надо дальше идти...
  Я подобрал перчатки, валяющиеся на одном из булыжников у моря, и повернулся лицом к древу. Одевая лыжи заметил, что Древо окончило свое формирование. Последние искры заканчивали воплощать в эту реальность крону. Огоньки в Лит Асе, изначально светящиеся только внутри вышли из него, начали кружиться вдоль дерева, отражаясь в глубинных слоях стоящего великана. И тут они начали подлетать к нам. В воздухе, буквально на пустом месте появился полупрозрачный стоящий мужчина, средних лет, с небольшой бородкой, строгими европеоидными чертами лица, и светящимися оранжево-желтыми глазами. Одет был в накинутый голубоватый плащ с ярко оранжевой замысловатой фибулой на плече. Сделав к нам шаг, он кивнул Хакру и Лель, и протянул мне руку для рукопожатия. Я ее пожал.
  -Добрый странник, ты разбудил меня. Благодарю за твое решение позвать сквозь время меня и братьев с сестрами моими. Моя благодарность для тебя будет заключаться вот в этом роге- позови меня, и я приду на помощь. - И он протянул мне рог. Хрустальный, изукрашенный резьбой, с красной веревочкой для подвешивания его на пояс. С благодарностью приняв, я так же приветствовал Лит Аса:
  -И тебе добра, призванный из времени. Благодарю за подарок твой. А в ответ разреши дать тебе совет- там за проливом виднеются огоньки города, где живут люди отличные от нас. Помни - твоя жизнь в их руках. К сожалению, они не помнят ни зла, ни добра, что совершенно с ними. Они понимают только язык тела и денег.
  Ас покачал головой, соглашаясь со мной.
  -Буду работать с тем, кто есть, как говорят у вас в Митгарде. - Улыбнулся он.
  Затем по очереди обнял брата и сестру, и мы расстались.
  -У меня больше нет камней, Лоцман. - Прошептал я в проносящуюся за мои плечи пустоту.
  -Хаар Ас показал мне где надо искать следующие сердца. Мы вскоре дойдем туда. -Пропела Книга. - Белый Медведь Ас подробно рассказал мне и о великом змее.
  -Расскажи мне о нем. - Попросил я.
  - Однажды великая Матерь Неба сидела и пряла свою пряжу. Она захотела придумать новый вид нити и свивала не две, как всегда, а три нити. И тут нить запуталась. Матерь расстроилась, и призвала на помощь пауков. Пришли тридцать и три сына земли и начали распутывать пряжу своими тонкими ногами, но они так медленно двигались, что Матерь решила дать им быстроту движения и вздохнула она на пауков, и они действительно очень быстро начали работать. Вот только часть ее дыхания попало на камень, лежащий у ножек одного паука, и стал камень змейкой небольшой. И проползла змейка на шею Матери Неба, улеглась как украшение и замерла, поблескивая глазами-бусинками. И так Матери понравилось это украшение, что она дала возможность змейке размножаться и летать. С тех пор Великие Драконы Познавшие Суть Дыхания Матери Неба множатся в небе Митгарда, восхваляя и прославляя ее руки, шею и дыхание.
  -А что стало с пауками и пряжей? -Заинтересованно спросил я Лоцмана.
  - Пауки постепенно измельчали, да и движения их не настолько быстры остались, а пряжа ...
  Книга замолчала на мгновение и продолжила: - Пряжу Матери Неба ты видишь каждый день- посмотри на небо. Вы это называете Млечный путь. А народности, населявшие Митгард до вас, звали его Запутанная Пряжа Матери Неба.
  -Значит мы идем к Драконам? Так Лоцман?
  -Истинно так...
  За моей спиной стояло во всем своем великолепии сверкающее хрустальное Древо Правды. А жизни у меня осталось всего пять. Кровавое Древо, Синие Древо Мудрости, Золотой Клос Ас, Белый Медведь Силы и Хрустальное Древо Правды воплотились в этот мир, и осталось призвать еще четыре Древа, дабы открыть Перекресток Миров.
  Отступление.
  Перебирая тонкими ножками, я прошла в комнату к играющим детям.
  -Чччеловечессский ребеннок! - Прошептала я глядя в глаза Саньку. Малыш доверчиво протянул мне ручки, пришлось брать это теплое, лишенное хитина тельце. Так и хотелось размазать его по стене, останавливало только одно- в его теле пульсировала в районе солнечного сплетения голубая капля Избранного. -Сссс, что хочет мой маленький? Что хочет моя радосссть? - Спросила я малыша, радостно гладившего мой черный хитин.
  -Мама! - прошептал он. И мое сердце в который раз растаяло от любви и нежности... И я вновь начала упрекать себя за те черные мысли о младшем сыне, что появлялись у меня от одного взгляда на него..
   
  Глава 8.
  В огромной пещере плескалось с тихим рокотом озеро. С одной стороны озера из небольшой пещеры, вливался бурлящий грязно-коричневый поток, именно он был причиной возникновения волн в темноте спокойного подземного царства. Посередине озера был маленький остров-храм. Полуразрушенный, с торчащей, как гнилой зуб, базилике, что была полу засыпана разбитыми кирпичами, храм вводил любого в уныние своим состоянием.
  Рассматривая этот храм вы могли заметить неожидаемое- он был действующим! Именно так. Огоньки свечей и носящихся туда-сюда фонарей меж торчащих балок, прислоненных к стенам, приковывали к себе вниманием заинтересованных пауков. Хотя нет, это были не пауки. Это были полу-люди, полу-пауки. Надо поподробнее описать этих передвигающихся женщин, а это, в основном своем, были именно особи женского пола. Ярко выраженные молочные соски на великолепной груди тут и там выглядывающие сквозь полу распахнутые плащи. Туловище прелестниц восседало на восьми великолепных черных ногах с неким роговым выступом, идущим по внешнему контуру. Ноги заканчивались небольшим заострением, что подразумевало возможность не только передвигаться, но и использовать ноги в качестве холодного оружия. Черные гривы жриц были заплетены в аккуратные косицы, нависавшие над маленькими аккуратными ушками, и убраны в темно-синий сверкающий каменьями шапочку. Похожую на шапку Мономаха. Держались шапочки не понятно как, на весу, пристегнутые заколками, они казалось держались не на волосах, а на заколках. Лица жриц имело ярко выраженные складки в области носа, лба, и, расходясь от подбородка ко лбу они складывались в свой, отличный для каждой женщины узор. Человеческое тело, руки, тем страннее казалось в сочетании с лицами, особенно при колыхающемся освещении.
   В основном своем плащи у каждой жрицы были грязно-серого цвета с небольшим включением черных. Плотная ткань скрадывала достоинства фигуры, но не скрывала тут и там показывающиеся обнаженные женские прелести.
  Непонятный свист и стон стоял над этим небольшим островком. К нему вело четыре мостка. Скорее это можно назвать каменными тропинками, ведущие через неспокойные волны озера. На мостках могли разойтись не больше двух идущих. Без парапетов и других ограждений они кружевом высились в пещере постепенно ступенями спускаясь к островку. Это был опасный путь для большинства паломников. Именно тут оступившийся считался принесенным в жертву во имя Дыхания Матери.
  Стены пещеры представляли собой огромные выточенные ступени, идущие по непонятным с первого взгляда, да что там говорить и со второго взгляда было не понятно - куда они идут. Поднимаясь вверх и вниз, пересекаясь на редких площадках без ограждений, ступени вели к небольшим выходам - входам, и уже потом соединяясь, разъединяясь, они все время поднимаясь, опускаясь и вновь поднимаясь через почти все стороны пещеры приводили к небольшому отверстию обложенному черным кирпичом. По верху выхода из пещеры светящимися голубоватыми камнями было выложено несколько рун.
  Только эти руны и были украшением темноты пещеры. В основном своем, темнеющая, и казалось, надвигающаяся масса оставляла жуткий вид переплетением ступеней. И только внимательный наблюдатель могу бы увидеть краем взгляда, как это устрашающий вид складывался в прекрасное женское лицо. Улыбающиеся и такое дорогое, оно любого заставило бы прошептать в восторге: "Мама!"
  Именно тут стою я. На одном из мостов. Мой внутренний голос кричит - беги отсюда, мое сердце требует идти к храму. На мне одета черная мантия послушницы. А на голове волосы связаны в кипу, и еще не достойны шапочки жрицы. Они убраны в капюшон, чтобы не смущать взгляды приглядывающих за храмом матерей рода.
  Шаг, еще шаг. Сегодня я должна пройти этот путь Ветров и принести в жертву с такой тщательностью вышитый покров на руку.
  Раздался полуденный гонг. Звук разлетелся по пещере, залетая в каждый закуток. И в тот же час все преобразилось. Ноги проклятых исчезли, а женщины стали теми, кем и были - почтенными матронами, закутанными в сотню и три материи с положенным каждой жрице серым плащом. Шуршащие ткани стремительно проносились мимо меня, не задевая даже краешком на узеньком мосту. Я осторожно, шаг за шагом, продвигалась к своей цели. Впереди все больше становилось серо от накидок жриц. Редкие вкрапления черных мантий, заставляли съеживаться меня от испуга быть застигнутой на месте преступления. Ни одна послушница не имеет право без должной причины прийти к храму и принести жертву или клятву, или попросить о помощи. Ибо не снятое проклятие может одарить сторицей бед просящую.
  Вот я и достигла чернеющей земли храма. Той самой куда была принесена девочкой Матерь Неба. Где она открыла для себя наш мир. С благоговением, я преклонила колени и коснулась земли двумя пальцами испрашивая разрешения ступать по поверхности мира Матери. Только двумя пальцами, ибо жадность- грех! Земля смолчала, принимая меня, как и многих моих сестер. Но я помню, как совсем недавно летела в бушующие воды Стикса недостойная послушница. Остров сам решал: кого ему принимать, а кого нет.
  Ступая правой ногой на остров, я показала ему готовность прийти на его зов, проводя по лицу левой рукой с зажатой жертвой и открывая глаза, я обозначила себя как Достойную для его решений. И остров ответил мне своим призывом.
  -Нам нужна спутница для Избранного. Если не подсуетимся мы, то ушастики первые придут и заберут его душу для своих испытаний! - истерично прокричала одна из Жриц, стоящих у камня темно-синего вида, которому был предана форма трона. - Есть ли тут готовая пойти и отдать свою сущность для Избранного?
  Ответом ей была тишина. Ибо жрицы не способны уже размножаться. Они отдают свою женскую сущность при принятии Мантии жречества. А послушницы предназначены богам, и каждая из них- это не только Дар, но и три, а то и четыре килограмма вкусного легко усваиваемого мяса для жертвы плотоядам. Да, почти кролики. Но каждая вторая все равно шла в послушницы, так как это был единственный способ вырваться из рутинного существования проклятых. Да и обретение Души уже на уровне послушницы, значило много при принятии решения. А уж возможность влиться в ряды жриц, как эфемерная награда мерцала где-то вдали.
  Мое любопытство вело меня по земле Храма все ближе к вопящей жрице.
  -Если мы не найдем Матерь для детей его и услады наслаждения, то навсегда выпадем из истории времен. -Вопила жрица. - Ну неужели тут, среди стоящих вокруг меня, нет ни одной достойной, или желающей?
  "Рожать детей, быть матерью, и знать, что ты и дети твои прокляты? Нет, этот ужас мне точно не нужен." - Решила я про себя.
  -Да, я знаю, - продолжала жрица- вы все боитесь проклятия, но обещаю вам, оно может и пройти мимо вас. Ибо день смоет ваши страхи, а ночь принесет решение по вашей жизни. Все ваши дела записаны на каменных скрижалях судьбы. Нить судьбы, что плетут Мойры, не так уж определена. Вы сможете использовать возможность очиститься. И ваши дети будут чисты, как чисты люди. Потому, что проклятие- это не закон, это просто указание на недостойность носящего! Наша вера в очищение сможет помочь вам осилить эту пакость, что носят наши тела, и вы сможете стать человеком.
  Она продолжала кричать о праве милости, о жертвенности, о чувствах людей. Но в ответ ей была звенящая тишина. Ни одна из послушниц не сделала шаг к жрице, не одернула ее за рукав, не кликнула о своем выборе.
  -Вы сможете родить человеческого ребенка! - Наконец произнесла она.
  И вздох восхищения пронесся по толпе. Но вновь ни одной избравшей путь не виднелось.
  -Ну сколько вас, стоящих тут, рядом со мной? И на мостах сил природы? - Она оглядела с высоты постамента скопившихся привлеченных громкими криками жриц и послушниц. - Всего шесть черных, но и из вас же можно выбрать Её. Совершенную!
  Она провела рукой вокруг себя, и серые тени расступились. А черные точки буквально были притянуты к центру скопища. Возле них тотчас же образовалось свободное пространство. Шесть жертвенных дев в черных уборах и плащах, угрюмо уставились в землю Храма Матери.
  -Вы просто не понимаете. Что вас ждет. Никогда ни одна из рода нашего не смогла добиться внимания Избранного. Именно для этого одна из вас будет изменена. Ну, есть желающие?
  Я стояла в куче девушек. И тут внутри меня что-то надорвалось. Я вспомнила мать, вечно уставшую, стоящую у плиты поздно ночью, после второй работы, и шестерых братишек. "Дочка." - Шептала она мне ночами, думая, что я сплю и не слышу. -"Может тебе хоть повезет, и ты сможешь вырваться из этого кошмара. Будь умнее. Делай два шага там, где другая сделает один. Думай там, где другая заученно произведет действия. Выбери свой, отличный от нас, путь."
  -Я пойду. - Произнесла я.
  Ветром отодвинулись от меня пятеро послушниц.
  -Я согласна стать матерью его детей и женой для Избранного, но не меньше. И я требую преференций!
  Жрица удивленно спросила:
  -Каких преференций, дитя моё?
  -Хороший дом, приятную еду, чистоты, здоровья для детей, красоты для меня. И еще одно свойство - хочу быть желанной, или создавать сильное влечение к себе!
  -Много хочешь. - Задумчиво произнесла жрица. - Но ты хотя бы согласилась.
  Она поманила меня к себе рукой. Я сделала к ней четыре шага, подойдя так близко, как позволяли ее сто и три одежды. Она взяла меня за подбородок и осмотрев мое лицо сказала:
  -Я дам тебе все что ты требуешь, и даже больше. Но и ты пообещаешь мне одно ...
  -И что же, жрица? - Спросила я, не вынимая своего лица из ее рук.
  -Ты будешь Любить Его детей! А звать тебя будут Мариной.... - Добавила жрица, отпуская меня, и направилась в темноту склепа под базиликой... Все серые тени расступились перед ней. Я растеряно посмотрела на удаляющуюся спину и поспешила вслед.
  Отступление.
  "Достаточно сделать шаг, и никто не знает, куда выведут тебя ноги..."
  Летящие струи дождя были нашими спутниками, когда мы переходили границу в сторону Кореи. Ни один прочерк следа не был оставлен на разделительной полосе. Ни один столб не качнулся от наших тел. Мы прошли тенями в пелене дождя. Тропа, идущего провела нас через две границы как горящий нож проходит через застывшее масло. Мы даже не осознали где в данный момент мы находимся, как перед нами открылась бухта у моря. Гексагональные колонны изогнутым строем устремились вдоль берега океана. Пелена тропы расступилась ровно в полдень. Мы замерли перед телом Спящего.
  -Лоцман, ты нас уже привел туда куда нужно? - Спросил я книгу. - Но у меня же нет сердца для воплощения его.
  -Нам придется искать его тут, в скалах. - Невозмутимо ответила Книга.
  И тут я понял. Мы стояли на лыжах. А тут была ...весна. Нет, не так. Весна. Я снял варежки и капюшон. Отстегнул лыжи.
  -Хакр, нам, наверное, придется тут задержаться. - произнес я в сторону стоящего Демона с сестрой.
  -И как долго мы тут будем? - Спросил меня он.
  - Пока не воплотим вашего брата.
  Хакр обвел взглядом берег и вздохнув попросил:
  -Только не долго, Друг.
  "Да я и сам не хочу задерживаться," - пробурчал я себе в усы. Да в усы. Уже четвертую неделю в пути, скоро у меня борода вырастет. Скучал ужасно по малышам и жене, пусть даже зная, что она собой представляет, но скучал. Как назло, ни одной фотки с собой у меня не было. В телефоне - да, была, но Книга же вынудила меня отказаться от телефона, оставить его в Москве дома на кухне, на столе. И теперь я стал забывать, как выглядит лицо жены и детей. В глазах стоит только черные ноги паучихи и маленьким пятнышком белое лицо Саньки. Мишку я даже боялся вспоминать.
  И вот теперь, спустя месяц пути, я забыл и своих детей, и жену.
  -Поищи вон там, справа. -Подсказывала Книга.
  Я сбросил рюкзак и махнул спутникам рукой отправился искать камень сердца.
  Отступление.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция- Таганская!"
  Моя.
   
  Глава 9.
  -Ты не имеешь права войти! - Заорал на меня Привратник. - Ты не открыл Солнечный Колодец, не рассмешил Смерть, не воплотил в реальность девять Древ, и так же ты потерял Книгу! Какой к черту ты избранный?! Взгляни на себя?!
  Я упрямо коснулся правой рукой черной пелены входа на Перекресток Миров ... и тут у меня зазвонил телефон.
  Моцарт просто требовал взять трубу, но я все никак не мог даже открыть глаз.
  -Он просыпается. - Сказал мужской голос.
  -А его миссия выполнена? - Переспросил глухо другой мужской голос.
  - Он даже не подошел к черте мира! - Вскрикнул издалека кто-то еще.
  -Ну и к черту этого юзера, пусть спит дальше. Всади ему весь набор, пусть расхлёбывает по полной, что заказал! - пробурчал второй голос. На меня начали накатывать волны моря, все сильнее и сильнее... Пока я не поплыл на волнах, растеряв вначале руки, а затем и ноги. И потом у меня отвалилась голова. Я успел приоткрыть левый глаз, и увидел кровавое пупырчатое нутро, освещенное ярко-белым пронизывающим светом. И чья-то рука закрыла мне глаз. А затем пришла скорость, все быстрее и быстрее я скользил внутрь чьего- то открытого рта. И тут я понял -меня съели.
  Если твои мысли нечисты, то помни: твоя жизнь не принадлежит тебе, она не принадлежит даже твоему Бгу, она ничья! Ибо скверна она не снаружи, она внутри.
  Сидя на берегу я смотрел на бушующее море. Ураган как-то незаметно накрыл эту сторону берега Кореи. Чеджу встретил ураган со спокойствием готового к битве воина. Отбиваясь от холодных брызг, я растирал подсохшие щеки от соляных разводов. Остров лежал как раз на пути урагана, и ему досталось по полной. Волны вгрызались в стене Спящего, для которого мы уже шестой день ползаем, ища меж шестигранными столбами сердце его. Книга как будто издевалась над нами тремя, Лель уже насколько раз пыталась призвать-засверкать сердце спящего, Хакр принес в дар свою кровь, и сейчас ее капли тонкими линиями были разлиты по столбам-шестигранникам. Даже волны не смогли смыть дар для Спящего брата. Мы звали на помощь все стихии, просовывали пальцы в любую мало-майски доступную щелочку выковыривая оттуда мусор, но сердце не находилось.
  -Может стоит поискать вон там на плёсе? - Пропела Книга.
  -Я сейчас принесу тебя в жертву Богам! - Воскликнул я. - Ты тупая или претворяешься?
  -Сколько энергии! Сколько экспрессии! - Пропела в ответ Книга, - Иди и поищи там, на мелководье!
  -Посмотри, там -ураган! -Махнув в сторону моря рукой я понуро всматривался уже по привычке под ноги, а вдруг там прятался камень, способный разбудить брата Хакра и Лель.
  -Иди, ты должен! - Не унималась Книга.
  -Ничего я никому не должен! - взвился в ответ я. - Вглядись и пойми, тут камня нет! Мы обыскали уже весь берег, может он закопан в земле и надо копать глубже? Хотя, о чем я, как можно копать в базальтовых скалах? Книга, ну посмотри, может есть другой способ воплотить Спящего?
  -Иди и поищи на мелководье. - Пропела неунывающая Книга.
  На ходу снимая ботинки, я пошел обреченно к воде.
  -Сергей! - Окликнул, роющийся в куче земли нанесенной по над берегом, меня Хакр. - Посмотри, сюда идет кто- то.
  И действительно, перепрыгивая через камни козочкой, к нам шла девушка. Обычная корейская девушка. Невысокого росточка, с косой, коричневой челкой, закрывающей пол лица, в легонькой весенней куртёшке синего цвета, и джинсах с такими модными рваными дырками и махрой по краю. Ее ноги были одеты в оранжевые ботинки с разноцветными шнурками. А в руках на веревочке, закованный в плетеную темницу, горел коричневый камень. Он именно горел. Это выглядело странно, необычно, но другого объясненья лучам коричневого цвета я дать не мог.
  Она прощебетала приветствие, и протянула мне веревочку с камнем.
  Вообщем не важно, что она там сказала, важно, что наше время поисков законченно. Я посмотрел на свои голые ноги в мурашках, все-таки прохладная еще земля была после зимы, не согрелась. И, полу поклонившись кореянке, побежал обуваться. Во внезапно установившейся тишине моря явственно звучали голоса чаек. Именно сейчас, попав в глаз урагана, я решил дать жизнь Древу Плоти Земной.
  Раскрыв защелку темницы сердца, я подошел к близлежащему камню шестиграннику.
  -Отдаю тебе жизнь! - Произнес я необходимые слова.
  Но ничего не произошло. Камень все так же лежал у меня на руке, лучи так же горели непривычным коричневым цветом. Стоящие за моей спиной Хакр, Лель и корейская девушка, выдохнули. Все это время они сдерживали дыхание, оказывается.
  -Даю тебе жизнь! - Вновь воскликнул я. И вновь ни-че-го!
  -Книга, - позвал я Лоцмана. - Что-то происходит не то. Спящий не откликается. Может я что делаю не так?
  -Приложи сердце к камню. - Помогла книга. - Привык, что они торопятся воплотиться, а вот теперь допросись- достучись до спящего!
  Я подошел к ближайшей колоне, и понял - эта колона не подойдет. Прошел вдоль береговых скал - ни одна из шестигранных не была годна к внедрению сердца. Остановившись я зажмурил глаза и понял - иду не в ту сторону. Бегом я побежал обратно, чувствуя, как время, для призвания утекает. И тут я увидел это место. Оно отличалось от своих собратьев колоссов именно цветом. Серые гексагональные ступени вели к ... нарисованному сердцу на стене стелы. Перепрыгивая через ступеньку, я взлетел к закрашенной мелом выемке, повторяющему анатомически человеческое сердце.
  -Приди к нам, спящий! Я отдаю тебе жизнь свою! - Позвал-попросил я, вкладывая в углубление коричневый камень.
  И тогда земля заметно вздрогнула. Ветер от урагана вернулся и с новой силой завыл, нагоняя на берег волны. Я спустился к своим спутникам по шестигранным ступеням и приготовился наблюдать возникновение древа. Но в ответ было тишина.
  -Хакр. Он же услышал. - недоуменно спросил я демона, держащего за руки девочек. - Почему он не воплощается?
  -А ты знаешь кого призвал в этот мир? - Усмехаясь поинтересовался друг.
  - Сар Аса, Плоть земную. -Ответил я.
  И в тот же миг место, где мы стояли, оторвалось от острова, и нас вынесло в океан. А остальной остров стал Древом. Огоньки коричневого цвета, золотистые и красные начали воплощать в нашей реальности великана. Сколько оттенков у коричневого? Столько же сколько оттенков у земли. Это Древо было могучим и несло всю мощь, что я когда-либо видел. В каждом из его завитков у коры виднелся щит, в каждом листочке в кроне проскальзывали стальные, медные, железные мечи, шпаги, полуторники, все возможное оружие, изобретенное человечеством за весь период его нахождения на Митгарде.
  Зачерненный серебряный сюрикэн пролетел мимо нас, вслед ему пролетел тонкий кинжал из дерева. Я понял, почему Древо не стало воплощаться рядом с нами. Если его листья - оружие, а его кора - защитные доспехи, то чем иным может быть Древо, как не совершенным Бгом-оружием?
  -Хакр. - Повернулся я от созерцания Древа к другу и замер. Около него сидел на корточках пацан, и поигрывал ножичком.
  Кто сказал, что наши гопники -это чисто русское изобретение? Это вы еще корейских не видели. А он был именно таким. Только глаза лучились синеватой дымкой, застилая глаза.
  Девушка кореянка отошла от Хакра и церемонно поклонилась Сар Асу. Ее речь была похожа на щебет птичек по весне, и похоже, Сару она нравилась.
  Он поднялся, кивнул брату и мне, погладил по голове сестру и подойдя к берегу островка на котором находились мы, протянул руку девочке- кореянке. Она доверчиво вложила ему свою тоненькую ладошку, и пошла рядом с ним. Впереди перед ними волны расходились, поднимались шестигранные столбы, и появлялась тропинка к видневшемуся берегу материка.
  -Скорее за ними. - Пропела книга.
  Я бросился за вещами, на ходу одевая, застегивая, и приводя в порядок лямки рюкзака, подхватывая брошенные варежки.
  Шум с моря усилился, ветер крепчал, волны становились все выше. Глаз урагана мы прошли. И теперь звенящие за спиной листья, и встающие дыбом волны затмевали полнеба. За мной торопились Хакр и Лель. Девчушка не успевала за братом, постоянно оступаясь. Я бросил в волны мешающие варежки и схватив ее на руки, поднял и поспешил за идущими впереди Вторым дыханием Плоти Земной и кореянки. Хакр бросил непонимающий взгляд на меня, но я мотнул ему головой поторапливая за собой. В этом шуме океана и грохоте волн почти не было слышно человеческой речи. Даже крика.
   Мост за нами захлестнули волны. Увидев это, я припустил что есть сил, старательно поддерживая уставшую Лель.
  Мы успели как раз вовремя. Как только нога Хакра ступила на землю Митгарда, воды океана сомкнулись на последней ступени моста соединяющей остров Сар Аса и материк. Я поставил на твердь земную Лель.
  - Ваш путь достоин войти в вечность. - Пропела Книга.
  -Нам надо дальше идти? - Уточнил я у Лоцмана. - Или можно отдохнуть?
  -Идти- это твой удел, странник. - Ответил мне Парень Сар. -Ваша тропа идет на восток?
  Книга молчала. Я озадаченно мысленно переспросил ее, но она вновь не ответила.
  -Наверное, на восток. - Сказал я неуверенно.
  - Значит вы попадете в степи Ар Роса. Передайте привет от меня упрямому видению Рока! - Протянул мне на прощание раковину от рапаны Ас. - Да, еще у меня вопрос о вашем пути. Почему вы разбудили меня, но обошли Голос Моря - Морину Ас?
  Я развел руками в сторону.
  -Книга. - Вкрадчиво спросил я. - А почему мы и вправду не разбудили Морину Ас?
  -Если нам по пути встретится дымчатый топаз с каплей крови Матери Неба, мы призовем Голос Моря. -Пропела Книга.
  Усмехнувшийся пацан взмахнул ввысь рукой, и тот час, перед нами из земли появились тысячи тысяч драгоценных и полудрагоценных камней. Все пространство было буквально засыпано этими блестящими камнями, булыжниками и огромными скалами разных цветов и расцветок.
  -Это все то, что осталось от живших тут? - В восторге от зрелища спросил я полу шепотом Книгу.
  -Да, это тела их, это сердца их, это их руки и волосы. Все то что было живым.
  -Если это их тела, то как они выглядели в реальности? - И тотчас передо мной появилась картинка митгардина.
  В то время, пока я восхищался открывшимся видом, Ас протянул руку и произнес несколько резких звуков. Со стороны моря к нему прилетел горя от скорости небольшой камень зеленовато дымчатого цвета. Внутри него блестела кроваво-красная капля похожая на кровь.
  -Иди и разбуди мою жену, странник. Я знаю, у тебя есть еще одна жизнь. - Попросил меня Ас.
  Я не смог отказать. Протянул руку и с благоговением принял камень. Даже поклонился.
  Кореянка молча стояла рядом и слушала. Она за все время нашего общения не прощебетала и слова, видимо пыталась понять, о чем мы говорим. И вот внутренним чутьем до нее дошло. Что мы прощаемся. Она сняла с шеи цепочку с талисманом и одела Лель на шею. Клос Ас протянула ей один из своих листьев. И мы вновь стали на дорогу идущих.
  
  Отступление.
  Шум барабанов тревожил степь. Он громовым раскатом взывал к небесам требуя ответа. Небеса молчали, но те, кто звал не отчаивались. Все быстрее и быстрее бил ритм. Звук заполонял все волнами, вновь и вновь нахлынув, он бил по мозгам идущих в морозной тишине пути странников.
  Ноги, обмотанные тряпицами, сто и три одеяния, горящие синевой глаза, застилающий сизый дым, идущий из глаз, закрывающий пол лица, все это делало идущих сюрреалистичными в данной плоскости реальности.
   
  Глава 10.
  Тихонько крадясь по коридорам внутренних покоев неспящих, я старался как можно аккуратнее ступать по гранитным серым плитам с вкраплениями желтых искорок. Вор. Это я. Тихо стелясь вдоль стены, я замирал в редких альковах, распластывался у самого пола принимая вид тумбы. Для чего у меня на спине и руках были привязаны несколько досок - полностью копирующие стоявшие тут и там стульчаки и тумб. Несколько нехитрых движений и вот я вновь скольжу к моей цели. Аха ха ха хах. Прям щас и рассказал я вам. Куда и зачем принесла меня нелегкая судьба вора и убийцы.
  К черту автора. Отойди придурошная муза. Где тут эти проклятые кнопки на клаве? Щас я вам вотру, как вора обманул чертов гном. Ненавижу этим мелких пакостников, но уважаю их за профессионализм.
  Сидя вчера в таверне "у Вована", у набережной Четырех ветров, я заказал себе Эль Шестого полка. Да, тот самый с капелькой крови эльфа. И тут передо мной появился таурен Шпиливилли. Ну вы в курсе про его вечные закидоны - то он эльфиек разденет до трусиков засовывая им в прически золотые реалы как бумажки, и свитком заставит танцевать, то скупит все свитки возрождения на ауке, и все баферы как оглашение носятся и выкрикивают начертателей по Даларану...Черт, вновь реальность перепутал с игрой!! Хотя нет. Мужик подходил же, ну такой толстый, высокий с татуировкой на пол лба и подбородка, с заниженной планкой бороды, что заплетена в толстую английскую косицу с металлическим держателем волос на конце. Точно, подходил! А что его тауреном счел - так вы выпейте столько сколько я вчера, вам и Наташка за стойкой дворфихой покажется! Главное, что я помню - он мне втирал про покупку -продажу биткоинов. У меня еще телефон в это время пикать начал, о разрядке. А потом, когда я еле- еле отбился от его наглых ручищ в моем кошельке, ко мне подошел гнум. Ну как гнум. Перец с диким хайером на полголовы в белый цвет, и начал прозванивать мои мысли на счет договора на помощь ему в деле одном. Но я канеш ему показал палец. Тот самый. А он мне стал переть о долге, необходимости, и заказал еще эля и водки. Вот она меня и добила. Водочка. Родимо-любимая.
  Сколько раз дядя Чопик мне вставлял про закусывать. А я все отнекивался - литр всосу, как воды изопью. И вот случилось. Теперь сижу тут и в ус дую - как чертовы документы... мдааам. Короче, развел меня гнумище, как малыша на конфетку развел. Я сам и подписал и вроде даже данными сверкнул. Личными. Так я и узнал это.
  Есть фирма, ну как фирма, фирмочка. Занимается небольшими освоениями и присвоениями гос. нала. Ну там тропинки- дорожки, кустики -летом, цветочки - весной. И надо пару документов стибрить из ее сохранных недр. А если не схитришь, то вот - ты о помощи подписал? Закорючку ставил. Так что будет тебе бо бо, и четыре пирожка в наследство.
  Проснувшись утром, и с трудом раскрыв глаза я в ужасе узнал, что меня уже девятый день пасут, якобы я с моими столяро-слесарскими талантами только и способен спасти чертова гнумешку. Договор подсовывали под высохший от ужаса рот, и тыкали носом в подпись мою - закорючку.
  Ну вот теперь вы знаете. Не надо сочувствия. Я же знал на что иду. Хотя кому я звезжу, не знал, не помнил, и вообще не уверен, что это был я...
  Шестая дверь справа от двенадцатого алькова. Тринадцатый столб с ангелочком наверху - это вон там. Шагов восемь до заветной двери. И, на мою радость, ни одного шныряющего нет.
  Я подскочил к двери, предварительно зыркнув по сторонам, и начал отмычками открывать ее. Она, как истинная женщина, отдалась мне сразу. С одного щелчка открылся замок, а потянув ручку вниз, и дверь на себя, я проскользнул внутрь помещения. Деревяшки жутко мешали. Чертов гнум, как достану бумажки, я тебе хайер на уши намотаю... нижние...
  Пока я крался по коридору тут, в серых сутанах, только ленивый не пробежался. Один раз пришлось минут пятнадцать претворяться стульчиком, и терпеть вонь сидящего на мне монаха. Ну а кто они, как не монахи. В рясах с капюшонами - значит монахи. Да и чётки почти у каждого четвертого были. Какие же они вонючие... особенно снизу. Видимо их мама забыла упомянуть им о наличии в мире туалетной бумаги... Или это целибат какой-то?
  В общем я проскользнул в келью отца-настоятеля. Думаю, это была именно она. По двум стенам были установлены шкафы с книгами, посередине огромный стол, я такой в овальном кабинете у Трампа видел. Че сразу был. Ну был. И ты сможешь сходит на экскурсию, заплати несколько баксов и шуруй - открывай тайны стола президентов Америки!!!! Главное, что мне нужно было - это невзрачная полочка, висящая слева у дальнего угла у шкафа с геконами. Именно так мне описали мою цель. И там на этой полочке, на саааааамом верху стоит черненький ящичек. Вот именно в нем лежат те документы, что мне надо достать. Даже были они описаны, как темно-серые листы, по краю красноватые точки и синими чернилами печать и подписи.
  Я медленно продвинулся сквозь комнату. Гнум особенно упирал на возможные нежданчики в виде ловушек. Идиот, он бы еще уперся рогом на стоящую при входе в таверну балку с прибитой головой дракона. Кто же ставит ловушки там, где живет. Сигналку- это я понимаю, умный поставит, а остальное - все от лукавого. Мляя, мож мне тоже в монахи податься, но тут зачесались мои любимые игрушки, что есть у каждого пацана с детства, и я отринул эту версию. Достав лазерную указку, провел ею из стороны в сторону, и несколько лучей из сигнализации осветилось в темноте. Аккуратно перешагнув их, я, осторожно вглядываясь в пол, состоящий из тех же плит, до боли в глазах пытаясь отличить разность в стыках и отличиях в цвете, медленно переносил свое тело с одной ноги на другую. Снова затык, и еще один луч. А вот тут плиточка со странными вкраплениями желтого цвета, обойдем ее... Так я постепенно прошел весь путь мимо стола. Стараясь не наступать на ковер около него. Миновал оба шкафа и подошел к дальнему углу. Полочка висела. Ящичек был. Все как описал гнум. По башке бы ему бутылкой с элем заехать, для профилактики...
  Я протянул руки к ящичку, стараясь не задеть линию лазера сигнализации, он был тут, я запомнил, когда отсвечивал по комнате путь. Но тут за дверью раздался шум. И ручка несколько раз дернулась вверх-вниз.
  Я быстро нырнул вниз, и притворился стульчиком. Нет мен! Сллыыышь, монах, ну нет тут меня!
  Как же я ненавижжжжжуууу гнуууумов!!! Ну или людей претворяющимися ими. Косплейщики чертовы. Это ж надо так напоить человека, что он свою почку им внес залогом за то ... чтоб выполнить их дело! На слабо же взял! Извращенцы геконовы! Теперь я понимаю, почему наш рээл каждый раз требует принести в жертву перед боссом гнома, а лучше трех! Хуже гнумов только совы - перьев много, а дэпээса кот наплакал. Хотя про кота так не скажешь, кот у нас ого-го... Что ж там происходит?
  Я повернулся так, чтобы мне было видно происходящее в комнате стараясь не шуметь. Вошедший видимо удивился, обнаружив открытую дверь, щелкнул включателем, и при зажегшимся свете окинул взглядом комнату. Но в ней все было ...привычным. Тогда он успокоено выключил свет и закрыв дверь, защелкнул замком на ДВА(!), два оборота.
   "Мать Терезу волки раз бы съели, и закусили бляхой от сандалика! И что теперь?"
  Обдумывать было не когда. Надо срочно красть чертовы бумажки и валить отсюда на кой какой чего-то там. А может и чей-то. Рука с привязанными деревяшками внезапно застряла меж торчащих панелей у шкафа. Я дернул раз, изменил немного позу, дернул два, и тут услышал скрип отодвигаемого шкафа. Замер, в позе зю. И уставился на появившихся в темноте комнаты двух человек в рясах.
  -Ну что там? - Спросил меньшего роста, следовавшего за впередиидущим здоровяком в такой же серой рясе. - Нет ни кого?
  -Нету тут его. - отозвался здоровяк трубным голосом.
  -Ну отключай сигналку, и давай искать. - Выдохнул в спокойствии мелкий.
  - Так я же не умею. - испуганно ответил ему здоровяк.
  - Эх, чему вас учат в ваших академиях... - покачал капюшоном низкий, затем вернулся за шкаф и чем-то там щелкнул. -Учить вас надо, лоб нажрали, а ума с гулькин...нос!
  Чувствовалось, что низенькому нравиться отчитывать высокого за его несообразительность, и если бы он не пытался показывать свое чувство собственной значимости, то матами тут точно бы не обошлось. Но низкий не ограничивался словами, унижая собрата и движениями. Вздернутая голова в капюшоне насколько это возможно, тон, все показывало отношение низенького к высокому. Как бы они не заметили меня. Это в вечерней пьяно-шляно зорьке, можно не заметить вора, спрятавшегося за идентичному настоящему стульчаку, а при свете меня расшифруют на раз-два-три!
  -Верхний свет не вздумай включать, цыкнул на Большого мелкий. И сам подошел, и аккуратно щелкнул включателем на лампе, стоявшей на столе. В то же время Толстый схватил бумаги, лежащие на том же столе и вчитываясь в них, радостно затрубил:
  -Вот, посмотри! - Это же то что надо.
  -Дебил. - Остановил его низкий. - Посмотри дату!
  -А что там с датой? Ах. Лимб на бок для припарки! - Воскликнул высокий, и положив аккуратно бумаги на стол протянул руки ко второй из трех стопок. - А вот тут?
  Мелкий выхватил из рук толстяка документы и пробежав их взглядом, подтверди. - Делаааа. То, что пастор на прилуку кладет. Побежали копировать, быстрее. - поторопил он своего визави.
  Они тем же макаром выскочили из комнаты, забыли включить сигналку. Я быстренько, пока есть время на шмон, засунул за пазуху пару бумажек с оставшихся стопочек, просто на удачу взял. Потом достал и порылся в черном ящичке, но там все бумажки были на одно лицо, пришлось брать все. Поставил ящичек на место. И только собирался уходить, как за шкафом, куда ушли толстый и мелкий раздалось недовольное пыхтение и ворчание.
  -Ну откуда я помню, где тут что выключать. - Трубил голос толстого здоровяка. Он видимо пришел включать сигналку, догадался я. И, по-быстрому, схватив одного из нескольких геконов, стоящих в шкафу на полке, засунул его скорее за пазуху, и метнулся к двери. Притворился стульчиком, но толстяк не заходил в комнату, возясь с кнопками сигнализации. Я достал открывашку намбо фри и двумя поворотами открыл дверной замок. Чертов гекон мешал, но я поставлю его у себя в норе, и буду вспоминать о добыче. Надо же чем-то заполнять пустые полки в шкафу.
  Потянув ручку вниз, я приоткрыл дверь прислушиваясь к идущим в коридоре, но там была тишина.
  Обрадованный, я выскользнул из склепа, по-другому это жилище не назовешь, и закрыв тихонько комнату, без щелчка замка, отправился в обратный путь.
  Кто у них такой косплейщик? Это же надо было из фирмы сделать монашеский орден. Руку бы тому пожал за супер-идею. А что можно сделать под прикрытием Церкви? Да все! Изгаляется потихоньку народ. Выживают. Держаться....
  
  Отступление.
  "Какие слова ты скажешь встречающей Смерти? Пожмешь ли ей руку? Попросишь ли обождать? Или покажешь нагло палец? Все равно тебя ждет конец."
  Солнце ярко светило. Белый Хаар Ас, рыкнув во все свое луженое медвежье горло, побежал к стоящим позади меня. В прыжке он преобразился в моложавого мужчину, с проседью в темнеющих висках. Обняв Хакра и Лель, он подбросил их по очереди над собой, поймал и расцеловал в губы трехкратным русским поцелуем. Я стоял и улыбаясь смотрел на счастливую встречу братьев и сестры. Довольная улыбка не сходила с моего лица. Слишком долго мы шли к Авачинской губе. Кто-то рассказал легенду о трех братьев, остановивших волну цунами с океана, и ни один не подумал о полуразрушенном древе, давным-давно преграждавшим путь захватчикам с юга.
  Белое Древо Силы леденело на ветру. Его листья издавали красивый мелодичный звон. Три столпа объединились в единый ствол Древа- гиганта. А мы стояли на льдине, прилепленной к одному из восставших стволов из моря.
  Я явственно помню, как идущий мимо нас катер застыл в некоей дымке. Будто застыл во времени и пространстве пока шло проявление в реальности Древа Силы. А затем, после воовеществления, время продолжило свой бег. Рыбаки в шоке смотрели на появившийся ствол, забыв об управлении судном.
  Все это было несколько дней назад. До сих пор помню те изумленные глаза идущих в катере. Теперь у меня была возможность вглядеться в лица японцев- туристов. Они плыли на лодке с гидом по протоке Гокасэгаво, что в ущелье Такатихо, как на камнях застывшего Аса появились мы, вынырнувшие с тропы странника. Призванная из небытия Морина откликнулась в сей же миг. Куда улетел и впился туманный камень-сердце я не видел, потому что вглядывался в изумленные глаза японцев. Их лодочка поднялась в небо примерно на несколько метров, а затем началось формирование ствола и кроны Аса. Переливаясь клубами полу дымки рассыпаясь воодушевленными искрами в реальности проступали черты красивейшего Древа. Его листья имели форму капелек воды, а ствол, усыпанный хрустальными вставками- блоками, был похож на создание изысканейшего ювелира- перфекциониста. Каждый листочек был к месту, каждая впадинка на коре отвечала за свое, важное только для нее в рисунке, игру свето-тени. От этого Древо выглядело живым настолько, что я начал сомневаться, а жив ли я сам.
  По мере проявления в реальности древо все больше притягивало к себе взгляд. Лодочка с туристами тем временем была выброшена к нам на плёс. Застывшие японцы молча сидели и глазели на Древо, мы же тем временем вставали вновь на путь странника.
  Морина вышла из воды в нескольких шагах от нас. Она была водой. Она светилась как морская вода в солнечный день лучиками. Прошествовав мимо замерших в лодке туристов, она подошла к нам. Взмахнув рукой, обдав нас каплями воды, она воскликнула:
  -Брат мой! Сестра моя! - И в тот же миг изменила свое обличие. Молодая девушка с русой косой в мужскую руку, с одетым сарафаном. Похожим украшением на одежду Лель, с украшениями застывших капелек воды и вышивкой по низу, она была изумительным отражением своей сестрички. Она обнимала Хакра и Лель, как совсем не давно делал это Сар Ас. Девушки защебетали, стремясь как можно быстрее поделиться новостями. Рука Хакра поглаживала по украшенной каплями-короне сестру. Лель буквально прилипла к руке сестры.
  А я надевал как можно быстрее лыжи. Морина подошла ко мне и поблагодарила за новое воплощение, протянула для рукопожатия руку. Я пожал ее руку. И вот мы снова прощаемся с воссозданным Асом. В мир пришла еще одна из Сил. Я не оборачивался к сидящим в лодке. Все равно я знаю, что с ними будет, если только они не будут избраны самой Мориной.
  Махнув рукой поторапливая отстававших Хакру и Лель, я поспешил к появившейся прогалине ведущей на путь странника. Дорога ждет бесстрашных...
   
  Глава 11.
  "Идущий по тропе, твой каждый шаг - это боль твоего мира."
  Ветер гнал редкие облака в небе. Время после прошедшего трехдневного снегопада бесценно своей светлой сущностью. С неба лило солнце свои лучи. В стороне от высокого Древа голубо-синего цвета, примерно в полукилометре, стояло несколько снегоходов и вездеходов. Мужчины, сбившись толпой, оглядывали огромный, на пол неба ствол из сплетенных и слитых веток, удивлялись великолепию чудесного рисунка поверх коры. Вокруг Древа носились на хамерах еще несколько человек, пытаясь приблизиться к Древу, найти путь к нему, но только сильнее утрамбовывали снег, смешивая его с землей.
  -Это вы еще не видели золотого Древа!- Как оглашенный орал худощавый с сединой, низенький Сергей Кунаевич. - Оно таакое! Ух! И таких по всей России насчитали пять! Слышишь, "Берия"!
  Пожилой, крепко сбитый мужчина в круглых очках с диоптрием по низу стекол, поправил тонкими, халеными пальцами шапку из меха морского котика на голове, и покачал ею озадаченно из стороны в сторону:
  - Сереж, так ты говоришь пять? А в других странах что известно? - спокойно поинтересовался он у своего собеседника, явно не разделяя его энтузиазма.
  -В Японии стоит еще одно, и вроде бы, в Южной Корее на острове каком-то. - Ответил Сергей Кунаевич, зарываясь в папку с бумагами, что была у него зажата крепко в руке.
  -Президенту сообщили? - Твердым голосом "с характером", с ударением на "А", заменяя все буквы "О" вставил свою фразу еще один из стоящих рядом мужчин. Крепкого, мужского телосложения, настоящий "русский мужик", заметно выделялся на фоне "городских" прибывших.
  -Конечно. - невозмутимо ответил жадно пожирая глазами стоящее перед ним Древо, промолвил чернявый "еврейчик". В его глазах уже скакали фигурки баксов, набирая скорость, они летели и самостоятельно складывались в огромные горы чемоданов и сумок, а потом он представил себя купающимися в них... Аж дыхание сперло у бедняги.
  -Президенту сообщили, но в чем причина, зачем нас сюда привезли? - Поинтересовался "Берия" у Сергея Кунаевича. - Древо, по вашим словам, стоит и не подпускает к себе ближе чем на пол километра. Мы не можем ни к одному из них подойти, ну исключая то, что в бухте у Петропавловск-Камчатского. Там при появлении его присутствовали трое мужчин, и два из них получили статус "Жреца". Позволение с их слов, не только приближаться, но и вести диалог со "вторым дыханием Аса". Мы провели расследование, - "Берия" посмотрел на "русского мужика", тот в ответ кивнул головой. - И выяснили, что в Японии целая лодка туристов, кроме одного человека, была приведена в этот статус для общения с деревом. Отстаем...товарищи. - Добавил он, сам не зная почему.
  - Сергей Павлович, - привлек к себе внимание "еврейчик", - вам должно быть известно с чем связанно появление эти Древ?
  -Ни как нет, Михаил Алексеевич. - неожиданно горько ответил ему Сергей Павлович "Берия". -Мои разгильдяйчики выяснили только, что все воссозданные или воплощение деревья были исключительно из базальтовых скал.
  Все замолчали, вникая в полученную информацию.
  -Необходимо с этим разобраться. А то уже фото в интернете выкладывают. - Заметил Влад Александрович, "русский мужик", - Я уже видел, как один чувак-блогер облетел все пять Древ, и предлагает выиграть тур по его стопам. Эдак мы скоро...
  -...По миру пойдем, вы хотели сказать? - Прервал говорящего Сергей Павлович. - Но сами посмотрите - эту красоту нельзя скрывать. Наши ученые бьют копытами и копают рогами, пытаясь приехать и рассмотреть, исследовать, записать- зарисовать вот эту, с вашего позволения, "красоту"! А она не подпускает!
  - Мы проверили весь интернет, - взял голос, молчавший до этого гордый толстячок с покатым "умным" лбом мыслителя. - И нашли несколько упоминаний подобных Древ. Так в одном из вариантов, к нему отправляли голых невинных дев!
  -Вы еще предложите попу приехать! - Издевательски посоветовал Влас Александрович.
  -А что мне советовать? - Протрубил поставленный церковный голос, из за спин стоящих министров. - Помяните батюшку, а я уже и тут!
  -Отец Алексий! - Как я вас рад видеть! - Протянул подошедшему батюшке руку "Берия". - Вы уже приехали, и смотрю не один?
  -Ну дак, - кашлянул святой отец в сторону торопящихся за ним свите, состоящей из трех благочинных монашек в черных рясах. -Куда же я без наших матушек то!
  -Это отлично что монашки тут. -Заметил Михаил Алексеевич. - Сейчас и проверим ваше предположение.
  Вокруг раздались тихие смешки, но они быстро утихли.
  -А что за предположение? -спросила самая старшая с глазами полными власти женщина, закутанная в черные одеяния монахини.
  -Есть предположение, матушка..?! -Вопросительно задержал речь Михаил Алексеевич, забавно хмуря лоб. - Мать Евгения я! - ответила ему монашка.
  -Ну так вооот, матушка. Есть предположение, что древо подпустит к себе невинную деву. - Он усмехнулся одним уголком губ, и продолжил. - У вас в свите есть таковые?
  -Сама пойду. - Невозмутимо ответила ему матушка. Но ее сестры во Христе решили не отставать от нее.
  И переваливаясь через переезженные перетоптанные снеговые комья устремилась к Древу. Две старушки за ней.
  - Вот это дааа... - протянул, глядя ей в след Сергей Павлович. -Её бы к нам в Гос.Думу! Цены бы не было! Какова быстрота принятия решения!
  -Вы вновь вспомнили про "бешенный принтер"? - Улыбнулся "еврейчик". -Не надо!
  Министры напряженно смотрели на идущих монашек. Вот они достигли границу дозволенного. Вот переступили через нее. Вот они прошли пол пути к синему живому великолепию. И черными точками застыли у самого великана.
  -Вы, наверное, мужиков только посылали на разведку? - Напряженно всматриваясь глазами в чернеющие точки вдали, спросил "Берия".
  -А кого надо было? - спросил, передавая ему бинокль, взятый у одного из военных, Влад Александрович.
  -Да, черте что твориться! - воскликнул, глядя на отходящую технику, Сергей Кунаевич. -Вы посмотрите, что твориться? - Он указал рукой на пытавшийся проехать невидимый барьер хаммер. Комья земли и снега пополам так и вылетали от крутящихся на месте колес.
  -Надо было девиц найти. -Напряженно всматриваясь в бинокль, сказал Сергей Павлович.
  -Что вы говорите, - Возмутился Михаил Алексеевич. - Вы еще про снятие санкций вспомните!
  -Ре -бя - та, давайте не сориться! - Сергей Кунаевич полу обнял двух сорящихся министров. - Сейчас пересремся, как чебурашки на Привозе, остальные только и ждут этого.
  -Но я просто не понимаю, зачем нас привезли сюда. - Не унимался Михаил Алексеев. Его подсчитанные баксы таяли, как рассыпался смешанный с землей снег под колесами проезжающих машин, пытающихся проехать через барьер. -Ведь можно было все обсудить в кабинете.
  -Не сознательный ты человек, Миша. - Подшутил над Михаилом Алексеевичом Сергей Павлович. - Надо было выяснить обстановку, осмотреть все на месте - ведь такое ЧП!
  -Ну и пусть этим ЧП Владимир Сергеевич занимается. Это же в его компетенции. - Обиженным голосом произнес Михаил Алексеевич.
  -"Спас" и приволок нас сюда, ты что не помнишь?
  -Ну а кто вас привезет показать такую красоту? - Влад Александрович, стоящий чуть в сторонке, напряженно рассматривая носящиеся машины, широко раскинул руки и закричал. -Красота то какаааа- ааа-я!
  Мужчины полуобернулись в его сторону, раздались смешки, которые переросли в изумленье и тишину. Возле Влада Александровича стоял степенный светящийся голубым светом Древень, в два человеческих роста он полу склонился над раскинувшим руки мужчиной, и положив одну из казавшихся хрупкими полупрозрачную синеватую ветку, увлекал за собой к Дереву.
  -Ребят, - Крикнул уходя "Саныч" - Я щас тут быстренько сгоняю. И вернусь, вы меня только подождите....
  Ошарашенные спутники даже не смогли ни чего предпринять. Техника на пути следования Древня и "Саныча" загадочно расступилась, и мужчина ушел увлекаемый Древнем.
  -А у Александра Васильевича еще интереснее события происходят... Это я про Дальний Восток говорю. - В тишину сказал, провожая Министра юстиции взглядом Сергей Павлович. -Охрана, черт побери, охрана...!!
  -Тут я! - Будто из под земли перед ним вырос шкаф в черном пуховике. - Что-то случилось?
  -Ты издеваешься? Кто это был? - грозно спросил Сергей Павлович, остальные стоящие загудели тоже вопросами.
  Телохранитель озадаченно осмотрел стоящую группку его охраняемых и увидел уходящего вдаль с Древнем Влада Александровича. Побледнел. Отрывисто бросил ожидающему ответа "Берию". - Сейчас выясню...
  И побежал, перепрыгивая через сугробы к уходящим.
  -Знаете, а ведь нас становиться все меньше. - Грустно заметил "еврейчик".
  -Вы, Михаил Алексеевич, не нагнетайте обстановку. - одернул его "Спас". -Сейчас узнаем все. Только Палыч вернется с разведки.
  Телохранитель уже достиг барьера не пускающего никого, и пытался проскользнуть сквозь непонятное препятствие, что- то крича уходящему занятому собеседником Владу Александровичу.
  На один из его окликов "Саныч" отмахнулся рукой, и пошел к Древу, увлекаемый спутником.
  -Четыре не в нашу пользу! - Ошарашенно сказал Сергей Павлович. - Да что происходит- то?
  Он вгляделся в глаза стоящих вокруг его министров и свиты, старательно прячущих глаза от его требования ответить.
  И только водила стоящего неподалеку хаммера, остановшись, вылез из машины и раскинув руки, смотря на огромное Древо, вдруг закричал как Влад Саныч:
  -Хорошооо- то каааак!!!!
  Древо стояло, переливаясь на золотистом солнечном свете, играя всеми гранями коры, синим отблеском скользя по снегу, таявшему под колесами носящихся машин. А высоко над ними в небе летали птицы.
  Зима заканчивалась...
  
  Отступление.
  Четыре года назад
  Я сидела на парапете под зеленым знаком "Я люблю Москву", на Воробьевых холмах. И, вглядываясь из подо лба в проходящих мимо парней, выискивала глазами Его.
  У меня был только один шанс подойти к Нему. И, наверное, только одна попытка.
  -Наташка, не ходи по парапету, давай лучше ленту привяжем на вот эту ветку! - Невдалеке раздался голос компании, пришедшей встретить весну. - Тим, хватай эту мартышку, она же сиганет вниз!
  И смех. Над собой, над окружающими, и вообще над миром.
  Он держал девушку за руку. Проводя ее по парапету. Худой, с голубыми глазами, русыми волосами в тонкой полоске виднеющимися над вязанной шапке, пухлыми губами и тонкими скулами, длинноногий гадкий утенок в джинсах. Он так же заразительно хохотал над неуклюже идущей Наташкой, с любовью вглядываясь в ее смеющееся лицо.
  Я возненавидела себя, над тем что вынуждена разбить эту счастливую пару, но условия договора были точно обговорены мною и Матерью Гнезда.
  В моих руках был стаканчик с кофе. Я, озираясь, как будто кого-то ища, оборачивалась в толпе идущих по тротуару к зеленому знаку, вытягивала голову вверх, и медленно продвигалась к смеющейся паре.
  Неожиданно оступившись, ударившись локтем о руку Сергея, я неуклюже свалилась кулем ему под ноги. А сверху на меня прилетел стаканчик с кофе. Побарахтавшись под его ногами, я пыталась встать. Он же, бросив идущую Наташку, наклонился ко мне, и приговаривая:
  -Аккуратнее, девушка! Ну что же вы так неаккуратно! - Пытался поднять меня. И тогда наши глаза встретились. Я, широко открыв глаза, с полу залитым кофе лицом, улыбнулась Ему. И он застыл, держа меня в руках. Его пальцы впились мне в руки, это чувствовалось даже через пуховик, набитый гусиным пухом. В глазах появилась жестокость, сердитость, злоба, и вот он сдался под моим напором. Глаза изменили свой свет, стали синие как хрусталики чистейшего сапфира. Этих пару мгновений мне хватило захватить в плен душу, отковать из нее слепящее раболепствование и дождаться единственного нужного мне чувства - любви!
  -Девушка, как вас зовут. -Еле дыша спросил Он, чеканя каждое слово. -Меня - Сергей!
  -Марина.
   
  Глава 12.
  "Капля крови твоей способны влить жизнь, Избранный. Ты должен просто захотеть..."
  С тропы мы вышли у скал. Висящие диффузные облака колыхались как огромные медузы закрывая низ долины перед нами. Стелящаяся масса принимала волшебные очертания, вдалеке, натекая на стоящий массив, она придала ему форму огромного спящего слона. А тут, совсем рядом с нами, она будто стыдливо прятала монстров под своей одеждой, казалось она оберегает их от нашего зоркого взгляда. Я сломал два дня назад лыжи, пришлось идти по Тропе Избранного пешком.
  -Книга, тут по близости нет магазина?
  -Нет.
  -Ну тогда ларька?
  -Нету.
  Может сельмаг какой-нибудь завалявшийся?
  -Нет тут людских селений.
  -Ты врешь, почти по всей Земле, куда ни ткнись, есть люди. Ну хотя бы лавку какую? А? Мне надо обувь поменять, а то моя совсем истрепалась за два месяца пути. Да и еды не помешало бы купить, а то желудок скоро прилипнет к позвоночнику.
  -Тогда тебе надо скорее дойти до селения на той стороне реки. -Ответила мне Книга. - А здесь поблизости нет живых, только спящие....
  Я встал и окинул взглядом лежащие скопления базальтовых глыб.
  -Ты дуришь, Книга. -Возмутился я. - Почти всегда ты выводишь нас в безлюдной местности, почему?
  - Если спрашиваешь меня, для чего твой путь лежит именно в этой плоскости, я отвечу тебе - что это лишь ограничение твоего ума. Только ты решаешь. Куда иди, зачем идти, и как быстро прийти на место.
  -Ладно, я еще разберусь с твоими заморочками, ты сказала "спящие"? И ... Где они?
  -Вот тут. Прямо под твоими ногами. - Пропела Книга.
  Стоящий чуть позади Хакр с сестрой оглянулись и вдруг воскликнули:
  -Сергей, взгляни на все вокруг в истинном зрении!
  Я посмотрел внимательнее на окружающую нас реальность. И увидел Это. Крыло. Мы стояли на огромном, разорванном в ошметки, Крыле. Оно было большим, покрывая почти весь Хребет. Вдалеке Мерцала Голова Спящего Дракона.
  -Так это Китай? - Удивился я.
  -Хэньшань, Твердыня Крыла Тьмы. - Пропела Книга.
  -ТКТ, - нахмурился я. - Это же в Вовке инст.
  -Не знаю ни про какую Вовку, ни про какой инст, но вот там, где лежит голова Великого Дракона, охраняющего пещеру Дыхания Матери Неба, это есть та самая пещера. - Пропела Книга.
  Мой взгляд устремился в далекое, заполненное пеленой лежащих на горах облаках.
  -Интересно. - Задумчиво спросил я Лоцмана. - А зачем мы тут?
  Вдруг горы вздрогнули. Под ногами будто шевельнулся кто-то живой, как во сне ворочаются спящие. Я не удержался и упал на подогнувшихся ногах. Поранил ладонь на внешней стороне, и несколько капель крови упало на серые камни базальта. На моих глазах капли крови втянулись в острый камень.
  -Шанси будет рад увидеть того, кто кормил его в младенчестве! - Громко крикнул в воздух смеясь Хакр.
  И тут нас подбросило с воздух. Вся гряда пришла в движение.
  -Хакр, что за ерунда происходит? - Крикнул я, цепляясь за проносящееся мимо крыло. -Мы же сейчас разобьемся!
  -Не трусь, избранный! Всего-то разбудил Дракона! - Ответил, проносясь мимо повиснув на выдающемся когте крыла Хакр. Одной рукой он держал сестру, второй старательно удерживался в трещине в крыле.
  В воздухе раздался свист, врывающийся в мозг, он заставлял болеть барабанные перепонки. А затем нас нагло стряхнули, поймали на плоскость крыла и высадили как нежеланных пассажиров на нижележащий утес. Горы содрогались от происходящего, река в долине нашла себе новое русло и заполняла новую впадину. Я все это видел, потому что дракон своим появлением разогнал часть облаков, заполнявших долину между гор.
  -Страшный огромный Драко. - Восхищенно всматривался я в ожившую ящерицу с поднятыми крыльями, что затмили пол солнца.
  -Страшный, огромный, ГОЛОДНЫЙ Драко! - Рассмеялся Хакр.
  Я с ужасом понял, ЧТО он произнес.
  -Хакр... Ты ведь не хочешь сказать, про ... - У меня даже слов не находилось произнести это.
  -А чем люди плохи? Тем более их кажется полтора миллиарда! Вот он и порезвиться. - Ухмыльнулся Хакр. - Коровки, свиньи - это все великолепно, но как ты думаешь, Китай потянет на прокорм свою мечту? Настоящего живого Дракона?
  Я в ужасе уставился на улыбающихся Хакра и Лель.
  -Вы хоть понимаете - ЧТО вы говорить? - Возмущенно произнес я. - Они же живые люди! Нельзя про людей так говорить.
  -Мы все мясо для кого-то. - невозмутимо сказала Лель. - Или ты думаешь людей волновало, когда они выдергивали из моих кос волосы? Может ты думаешь они станут переживать за жизнь Хакра узнав о свойствах влияния его крови на их кровь? Поверь, сейчас не самые страшные времена. Самое ужасное начнется, когда воссияет Солар. Вот тогда откроются врата к телам нашим, и изольется кровь наша, потому что даже жрецы не смогут обуздать жажду наживы одолевшую племенем людей. - Лель громогласно расхохоталась.
  -Да, сестричка. Я уверен дракон на время займет людское племя.
  -Вы не понимаете! - Растерянно воскликнул я. - Это же ядерная держава! Первая экономика в мире!
  -Долго твоя экономика продержится, при парочке живых драконах? -Показал мне в сторону откуда мы пришли Хакр.
  Там вытаскивая свои крылья спешил вылезти еще один дракон.
  -Что я наделал?! - Горько промычал я сквозь крепко сжатые губы.
  -Всего лишь разбудил Спящих. - Улыбнулась мне Лель.
  Моя пораненная рука кровоточила. Капли, смешанные с песком и грязью падали на землю, и вот еще несколько ящериц шевельнулись в тумане. По сравнению с первым драконом, они казались маленькими, но были размером в несколько сотен метров. Я быстрее перевязал руку носовым платком, что наспех достал из внешнего кармана на груди пуховика.
  -Восемь! - Радостно закричала, показывая рукой в сторону просыпающихся ящериц Лель. - Восемь драконов Крыла Тьмы!
  Мы стояли на отдельно стоящей возвышенности, а вокруг нас взлетали, садились, перемещались сумеречно переливаясь зеленым, синим, фиолетовым цветом ящерицы. Их крылья оставляли в воздухе дымку, расчерчивая небо следами своего полета.
  -Я видел это. - Всматриваясь в происходящее сказал я. - Все как в игре. Точно!
  -А может просто игра сделана по произошедшим событиям? -Спросила Лель.
  У меня не было слов. Глядя на садящихся Драконов, пропадала возможность думать.
  -Так вот кто разбудил меня?! - Сбоку раздался рев.
  Я обернулся. Это был тот первый Дракон. Сиреневая полумгла стекала с его крыльев голубыми искрами, огромный, размерами в две горы, он сидел на Митгарде сложив крылья, что устремлялись в небо подобно колоннам, и как курица, неуклюже двигался в нашу сторону.
  -Добрый день для возвращения, Инлун. - Склонил голову в приветствии Хакр. - Давно наши пути не пересекались.
  -Я вижу перед собой того, кто открыл врата крови на Митгарде? -Взволнованно спросил один из четырех братьев драконов. - Ты ли это, мой названный брат и мой последний враг? Третий сын Сварога.
  -Я тоже тебе рад, мой верный друг. - Улыбался ему Хакр. И в тот же миг он стал тем Асом, которого я видел при воплощении Древа Крови. Его рост увеличился. Кровь стелилась от его тела, бурлила и кипела на его груди. Рога выросли и заняли свое место на голове подобно короне.
  Не отставала от него и Лель. Она приняла свою форму. Растрепались волосы по плечам, разложилось по ногам платье-сарафан, и глаза смешливо засияли.
  Я стоял в окружении великанов и внезапно почувствовал себя несмышленым маленьким сыночком. Их величие подавляло меня. Их радость от встречи переполняла меня.
  -Мои братья хотят есть! - Взревел Дракон, и вознесся в воздух Митгарда.
  -Как ты думаешь, Хакр, китайцы сотни лет прославляли драконов, у них даже в театре есть обязательный момент с драконами... Они будут рады видеть этих гигантов теперь, вживую?
  Хакр рассмеялся от моих слов, расплескивая вокруг себя каплями крови, Лель вторила ему. И над нами закружились, заиграли ее игрушки листочки-денюжки.
  -На твоем месте, -Прерываясь, но еще посмеиваясь добавил Хакр. -Я бы еще несколько капель крови пожертвовал этой стае.
  Я размотал носовой платок и капли крови начали падать на базальт... И вдалеке горы начали двигаться...
  Мы ушли, когда четыре брата воссоединились. Не было деревушки за рекой, да и река уже давно стала озером. Я перевязал расхлябанный кроссовок веревкой, отхватив примерно полметра от запасной бичевы. Хакр, принял форму человека, перед тем как встать на путь странника, как и Лель. Голодные драконы унеслись на юг всей стаей. А я внимательно следил теперь за тем, чтобы моя кровь не падала на камни Митгарда.
  Перед тем как зайти в туманную стезю пути, я обернулся. Кто вам сказал, что это камень? Это спят бывшие до вас.
  Глава13.
  Когда перед толпой японцев появилась огромная, стоящая на тонкой ножке переливающаяся капля воды, они в ужасе выпрыгнули с лодки, но поднявшейся со стороны капли волной были выкинуты на плёс. Высокая фигура-капля Аса, вбирая в себя все новые и новые воды, следуя по волновой глади, переливаясь вышла на песок, сформировала огромную фигуру женщины. Потом лишние капли смахнулись с болванки и перед десятью людьми предстала Она.
  -Я Морина, Голос Моря, а кто вы, дети Митгарда? - Спросила она их.
  Услышавшие ее глас, упали на землю. Несколько из них защебетали по-японски. Морина махнула рукой, и их просьбы продолжали звучать по-русски.
  -Не надо убивать нас, Великая! - Просили они, сжавшись на берегу, прикрываясь руками. -Ради моих детей, пощади меня! - просила женщина. -Умоляю, оставь мне жизнь. - Вторил ей мужчина.
  Их голоса сплетались в мольбу о помощи в спасении.
  -Глупые, какая мать станет обижать просто так своего ребенка? Только в качестве воспитания. А вы вроде ни в чем не провинились. - улыбнулась им Морина. Люди, понявшие ее речь, удивленно подняли голову, но затем, склонившись в маленький клубок на камнях, на коленях, молча вжимались в землю, не пытались бежать. Длинные водяные струи-хлысты, переливавшейся воды вокруг Морины, достаточно убедительно показывали, что побег будет неудачным. Дымчато-синяя корона из светящихся голубым камней на голове Аса, освещала все вокруг неестественным цветом.
  Люди все как один подняли глаза на стоящую Морину, когда она позвала.
  -Ваш взгляд говорит о покорности, но ваши души кричат о свободе. - Произнесла Морина. - Чего же вам надо, глупцы? Не я ли предлагаю вам жизнь в радости? Почему вы отвергаете все?
  Японцы из шести мужчин и четырех женщин в один миг встали на ноги с колен, по мановению Ее рук.
  -Если у вас есть свое мнение, можете спрятать его так же глубоко, как прячете, стесняясь, все воплощения, бывшие у вас. -Мори взмахнула правой рукой и закричала. Этот крик не был человеческим. Вы слышали хоть раз, как в бурю гудит ветер в парусах? Как с грохотом море бушует, переливаясь из впадины во впадину сталкиваясь волнами? Именно этот грохот и был криком Морины. И в тот же миг за стоящими людьми появились толпящиеся тени. За кем-то была одна тень, за кем-то устремлялась в бесконечность тропа, заполненная стоящими молча душ. Кто-то умудрился взять в руку конечность тени, а кто- то отшатнулся от воплощенных в реальности переходниках. Души стояли, смотря на нынешнее воплощение, и все плотнее и плотнее формировались в крике Морины. Где-то вспыхнули синим отблеском глаза, чья-то рука обрела плотность вещества, а какой-то мужчина-тень упал в очереди, зажимая свои уши руками и крича от боли в происходящей реальности.
  Морина повернулась к ущелью Такачихо и, указав на него, произнесла:
  -Если ваш путь - это поклонение мне, то мой путь -это просвещение вас. Только став одним целым, мы сможем быть едиными. Идите, дети Митгарда, и вкусите блага Голоса Моря.
  И, как один, они шагнули в ее протянувшийся шлейф бурлящей воды. Волны рвали их тела, окрашивая воды в красный цвет. Их черепа мелькали тут и там в немом крике разинутого рта. Их скелеты выпали из водоворота и в то же мгновение на них наросли, налипая куски камней. Как пластилин они растекались по костям, становясь новыми частями тела. Наращенная мускулатура покрывалась кожей из песка, в глазницах загорались синие всполохи, пальца обретали длинные черные когти. И вот перед Асом встали в рост девять жрецов - големов. На песке остался лежать, впитываясь в прибрежный песок, скелет одного из мужчин.
  -Не смотрите на него. Он не смог преступить через свою боль и страхи. Он оказался в этом воплощении слаб. Но кто вам сказал, что будет легко? Кто вам сказал, что ваша жизнь имеет ценность? Кто вам внушил мысли о свободе? Вы рожденные рабами, взращенные на фермах, со вложенными ложными воспоминаниями, нелюди. Кто вам сказал, что все вокруг вас -это правда? Это правда только для меня. Потому что я пришла из других пластов реальности и способна оценить происходящее кругом, а вы замкнуты системой вашего воспитания, образования, обычаев и религий. Да и социум так сильно урезал ваши мечты, деяния и исказил видимое, что вы действительно в моем понимании рабы. Бедные заблудшие дети, ставшими рабами условностей. Я не хочу жить среди рабов. Освобождаю вас, дети Митгарда...
  В дымчатой короне Морины загорелся новый кровавого цвета камень. А одна из стоящих цепочек теней начала таять под дуновением ветерка с холмов.
  -Обреченные раз за разом крутиться в колесе все новых и новых воплощений, как повторение песни в заезженной пластинке. Вы садитесь вновь и вновь на коня, бегущего по кругу в аттракционе каруселей-жизни, забыв уже, кем были, и почему вошли в этот непрекращающийся поток воплощений. Вы уже не помните, что так страстно желали, и как позволили внести свою душу в заложники этой реальности.
  Ас подняла голову, и резко повернувшись к огромным фигурам ожидающих ее големов, всмотрелась в каждого, а потом перенесла свой взгляд на столпившихся в одну большую кучу теней. Из этого скопища вышли девять человек-теней, подошли каждый к своему аватару, и взяв его за руку, втянулись в его тело.
  -Каждому по деяниям его... Какие глупые слова! Только идиот не знает, что у любого создания своя мера оценки происходящего. У бедного - своя, а у богатого -своя. Нет существ в этом пласту реальности способного судить другого. А если нет судей, значит Хаос вновь найдет сюда дорогу!
  Рассмеявшись смехом ручейка на перекате в горах, Глас моря пошла, ступая по волнам прохода к стоящему невдалеке горящим огням синтоистского храма.
  -Идите мои создания, ваша служба принята. - Даже не обернулась она на своих последователей.
  Переходящие вброд за своей госпожой големы растворились в водной глади изумрудного протока. А вокруг их стояли переплетенные стволы Древа Морины. Тянущиеся вверх лианы обвивали дымчатое великолепие Древа.
  Когда Морина вошла в храм воздвигнутого в честь появления богини Аматэрасу-омиками, она изменила сущность двух стоящих в объятиях деревьев, и они стали огромными мужчиной и женщиной. Потом она раздвинула в реальности форму храма, увеличив его составляющую в несколько раз. И уже после этого, оплескав все вокруг водой и осыпав листьями со стоящего над этим великолепием Древа, она вплела в нить реальности драгоценные камни из падающих листьев в каждый столб, каждое изваяние, каждую веточку, превратив их в совершенное произведение исскуства. Под светом солнца все заиграло световыми лучами, добавляя великолепие храму.
  Из храмового колодца вырвались струи воды и застыв на лету стали четырьмя животными. Собакой, Лошадью, Коровой и Пауком. Огромные, увеличенные от реального своего размера раз в 5-6, животные блистая серебристо- серыми боками, пошли выполнять свой долг перед госпожой.
  Вышедшие из вод протоки и вошедшие со своей госпожой големы проследовали к храму, но под каждым шагом по святой земле они все больше становились похожими на людей. Осыпался ненужный песок, отходили лишние наносные пласты, и к храмовому комплексу подошли уже девять человек одетых в легкие дымчатые тоги. И каждый из них пошел выполнять свой долг перед госпожой.
  Древо, оттеснившее из своего пространства все живое в радиусе полукилометра, застилало своей кроной видимое пространство в округе. Но остались те, кто посвятил свое служение новой силе, пришедшей в этот мир, и они поспешили выполнить свой долг перед госпожой.
  Мир изменился.
   Почти тринадцать тысяч человек было выкинуто из своего привычного места обитания. Толпа людей скопились на границе с уездом Нисиусуки, на полях Нанаори. Крики на помощь, зов потерявших детей матерей и отцов, создавали глухой стон людской беды, стоящий над полями посаженного риса.
  Одетый в белое с золотыми позументами мужчина, помогал подняться женщине, что горько плакала, разводя руками по лицу грязь. Потом он кинулся на помощь молодой матери с ребенком, проводя их к небольшой куче камней, что скопилась с одной стороны у поля. А потом его взгляд увидел Древо, и он пошел посмотреть - что это такое. Не он один подошел к разделяющей черте-барьеру. Но он один переступил эту черту.
  Когда через полчаса его нога ступила на порог родного храма, он не узнал места, где провел последние семь лет.
  Храм стал более возвышенным, убранным, украшенным, и он будто был вплетен в нить земную - настолько храм оказался к месту под стоящим Древом.
  -Ты пришел, сын мой. - Раздался голос рядом с ним.
  Обернувшись он увидел Богиню.
  Отступление.
  Я умирал уже в 56 раз. Как я это подсчитал? Да просто. Дух боя оставил меня в целости на этой пади. Я помнил все, ну или почти все.
  И как тысячи пуль прошивали мое тело, когда я в цепи товарищей бежал, и я умирал. И как сержант с забинтованной головой кричал на нас, поднимая в атаку, и я умирал. И как случайная пуля нашла меня, когда я спрятался за насыпанный мной же бруствер, отскочив от брошенной мною же саперной лопатки, попав мне в висок, и я умирал. И как я перевязывал руку раненного соседа Сашка, а в стену окопа к нам попала мина и взорвалась, и я умирал. И как я поднимал, будучи старшиной отделения бойцов в бой на захват небольшой высотки, а по нам вдарил пулемет скашивая бойцов и ...меня, и я умирал. И как я пытался не идти, а ползти, спрятавшись за наваленными телами умерших товарищей, со связкой гранат, высунулся на секунду, но мне в глаз попала пуля, и я умирал.
  Я умирал 56 раз. Но не смог взять эту чертову высотку. Побывал почти в каждом теле бойца, познавая его мечты, желания, охоту жить, я умирал вновь и вновь.
  Почему же произошло это? Да потому что в прошлом воплощении я покончил со своей жизнью, вкатив себе лошадиную дозу белого лекарства. А теперь расплачиваюсь за свою глупость.
  Может просто сидеть и не двигаться? Но меня не поймут мои товарищи, да и воспитание не позволяет остаться в тени окопа. Да и не 44 год на дворе, а 41. И поэтому я поднимаюсь из полуразмытого весенним дождиком окопа, и с винтовкой наперерез открыв в крике "УРА!" свой пересохший от жажды рот, бегу снова и снова в объятия Смерти. Очищая свою душу от греха самоубийства.
   
  
  Глава 14.
  Отступление.
  Четыре капли крови Избранного я зажала в своей левой лапе. Я схватила их украдкой, когда Избранный отдавал дань нам, драконам, воплощая в этот мир. Нет, я не украла, а взяла без спросу!
  Они лежали на моем бывшем когте, имевшему форму ромба. Еще с прошлой жизни он лежал около меня? и вот, судьба решила так - он сгодился. Четыре жизни, которые я подарю свои братьям и сестрам. Сильные хрустальные крылья несут меня туда, где они спят. Где еще бьются их сердца, и закрыты глаза.
  Те, кто говорят о мгновении момента жизни, оглянитесь за свою спину, и оцените пройденный вами жизненный путь. И поймите. Мир никогда не станет прежним. Он изменяется каждый миг. Семь Древ пришли в этот мир, сломали замок молчания. Обнажились грады по всей Гардарике. Вознеслись монументы павшим, и павшие во времени встали со своих лож. Я несла капли, старательно придерживаясь курса на северо-запад. Мои хрустальные крылья были почти не видны на небосклоне, отблескивая на Небесном Хрустале. Как это можно узнать- куда идти или лететь в измененном Бгами мире? Только сердце способно указать тебе путь. И еще зов сердец тех, кто спит и ждет, когда о них вспомнят. Слыша биение их сердец, легко понять - куда именно стоит лететь. И уже не страшно потеряться в горах, зная, что горы - это твои сородичи. Страшнее быть непонятым своими родными. И еще страшнее быть отринутым ими.
  Те, кто рожден на востоке знают мудрость жизни. Их жизнь - это путь лишений, ограничений и выполнения долга перед Богами. Они знают те слова, что их Ведущие сказали им в миг рождения. Будь человеком! И сейчас одна капля крови упала на спящего слона в Таджикских горах у Ёвона, а мой путь лежит дальше. Слон, встряхнувшись, встал и мягко заскользил по осыпи вниз и начал свое шествование к своему Древу. Потому что у каждого сущего на Митгарде есть свое Древо. Что для нас, кремневых тел, ваше тянущееся время - миг! Несколько взмахов в пространстве занятого бризами, и я влетела в морской ветер.
  И вот вдалеке заблестели синевой пространства, отвоеванные морем, еще пару капель летящие вниз, и проснулся мой брат Дракон, что был прикован к земле стрелами Создателей в Крыму. А затем поднялся кот Симеиз там же. Он поднял голову и фыркнул прямо в светящее на небосклоне Солнце, что лучами пощекотало его за нос. Опали опутавшие их узы. Они отряхнулись от нанесенных обломков врагов, и пустились в путь по просторам Митгарда к воим Древам призванные Избранным.
  А мой путь лежал на запад. Туда где Солнце падает в край океана и далее. Там в туманных скалах на севере Альбиона жил белый дракон Знаний. Я знаю, мне не разбудить его без сердца, но кто сказал, что нельзя разбудить спящее яйцо Стаффа? Прилетев на тело разбившегося дракона, я отыскал в скалах пещеру Разума. Заваленная породой она таилась в темноте горы. Раскидав камни лапами, я прошел по проходу зова Моря и вошел в Колыбель Мудрости.
  Горы были серы и темны, их стены перенесли многие тысячи воплощений детей Матери Неба. Носящие ее дыхание сотни и сотни тысяч лет откладывали тут яйца и высиживали потомство. Много костей и скелетов было скоплено на всем пути моего следования. Я их обходила, старательно помогая себе крыльями. Перепрыгивая иногда через огромные останки и смахивая шипом на конце хвоста мелкие. Я добралась к самой сути пещеры.
  Там в самом глубоком расколе в самой глубине Рунных вод, меж лежащих скелетов, павших и принесенных в жертву, лежало Оно. Белое и округлое, яйцо братца Стаффа, больше известного как Дилун. Я коснулась каплей крови его скорлупы, и свет, несущийся из скорлупы желтоватым сполохом, озарил стеклянные стены пещеры. А потом раздалось биение жизни в обители ждущего...
  
  "Лишения и горе, ожидание и мгновение жизни, все это ждет ищущего правду."
  Сотни раз Ищущие шли по этой тропе, переступая через лежащие тела павших. Каждый раз о них складывались сказания и сказки. О Дошедших и Вернувшихся создавались легенды. О тех, кто не пришел предпочитали забыть и не вспоминать. А ведь их было намного больше, чем те, кто смог, кто прошел. Забытые герои, забытые сердца лежали у нас под ногами, вплетаясь своим светом в облик тропы, добавляя ей яркости, реальности и чувство тревоги. Мир был против нас. Природа была против нас. На этой параллели все протестовало против присутствия человека. Неистовые пятидесятые остались там, далеко за левым плечом. А мы вошли в дом царя Диомида, погребенного здесь под пучинами вод. Два столпа осталось от его царствия, бывших ранее Древами Северных ветров.
  Эти нелюди не пощадили ни мать, ни ее дитя. Обтесали их стволы до ледяной корки несущего сущее. И только иногда попадавшие при раскопке драгоценные камни указывали на благословенные тела убитых. Стволовые горы. Какое еще название можно было придумать пням? Люди, забывшие все, приняли не только условности реалий, они брезгливо обходили по привычке тела, умершие останки павших. Называли их скалами. Да и от всего царствия царя Диомида осталось только несколько упоминаний в летописях, потому что огромный остров канул в пучину океана. И пропал тонкий перешеек связывавший два материка.
  Стоя на берегу острова-матери я печально взглянул в осыпи, что окружали горы. Это все было корой. Остальные части вывезли для создания Небесного Хрусталя. А шлак выкинули тут неподалеку. В пучину океана. За моей спиной встали на замерзшем берегу мои спутники, второе дыхание Аса Хакр, и его сестра Лель, ту что называют золотой Клос Ас. Брат с сестрой смотрели на растерзанное тело одной из них, и ужасе закрывали глаза на спиленный пень ее дитя.
  -Сергей, ты должен им помочь! -В ужасе крикнула мне Лель. - Они должны вновь воссоединиться. Ты же видишь, даже в послесмертии они страдают!
  Я не обернулся на ее крики. Толку то от ее просьб, у меня осталось не так много возможности помочь Ушедшим и Ждущим.
  -Мне не дано помочь всем, златоликая, и ты знаешь об этом. Вот смотри, сейчас все плохо-плохо у них, но если я использую жизни для восстановления их тел, то как я вернусь назад? И все плохо-плохо, а может даже ужасно, будет у меня!
  -Но у тебя же из десяти жизней еще три есть...Ты в силах им помочь.
  -Лель, мне не известно, почему мне дали вместо девяти жизней десять. Вот у тебя есть какое-либо предположение, почему так было сделано? Мое мнение, что надо сохранить эти жизни для будущего пути. Да и вообще, как истинный русский я не собираюсь тратиться на эту злополучную страну. Тем более отдавать ей жизнь, дарованную мне самими Бгами.
  -В тебе говорить гордость и высокомерие, Избранный. Эти пагубные черты способны завести в пучину Хаоса!
  -Это мой путь, Клос Ас, и я собираюсь пройти его так, как считаю нужным...
  Отойдя от них, я подошел к камням, лежащим на подъеме в гору.
  -Я не могу дать жизнь Древу Матери, но я в силах вернуть жизнь ее ребенку. Пусть у него будет один шанс, надеюсь он использует его.
  Мы вновь вошли в пелену тропы. За моей спиной, на спиленном теле Древа матери лежал блестящий камень. Из него торчал хрустальный корешок, уходящий в глубину породы скал Диомида.
  А у меня была забинтована вторая ладонь.
  Отступление.
  -Ты, животное! Ты, пыль под моими ногами! Как ты посмел держать чешую, добытую с таким трудом у себя в хибаре? Я тебя предупреждал, чтобы ты берег тринадцать чешуек лучше своих глаз? Так ответь мне - где восемь из них? И не оправдывайся, мразь, говори по существу!
  Мрачного вида разозленный мужик в серых одеяниях, пинал валяющегося под его ногами старика в таких же одеждах, только изрядно избитого. С синяками на лице, волосами, со сбившимися патлами в сгустках крови, жалобно скулящего и умоляющего о прощении. Не выслушав жалкие оправдания, принялся еще сильнее отпинывать стонущего. Затем он отошел к стоящему, огромного даже в этой просторной комнате монастырской обители, столу и уселся за кресло во главе.
  -Мое терпение не безгранично, боров, твои свинские наклонности привели к потере восьми из тринадцати чешуек Матери Змеи. Ты не представляешь, сколько душ было погублено для их появления. Чего стоит твоя душа? Не уверен, что ее хватит для жалкого проблеска в кучке пепла! Может ты считаешь, что я не прав- тогда взгляни в глаза тем, кто был принесен в жертву!
  Сидящий махнул в сторону заставленной огромными книжными шкафами стену. Там появились стонущие тени, и оттуда донесся холодный могильный воздушный рывок.
  -Вот, те кто оказался достоин привнести в этот жалкий мир сущее Матери Змеи! А кто ты, плевок под ногами Богов? Ты пыль в веках и не более того. Твое дыхание портит только воздух в нашей реальности! Ущербище!
  -Прости, милсударь! Я недостоин! - прохрипел старик. - Я исправлюсь!
  -Что мне твои жалкие оправдания, ты так мне напакостил, старик, что уже не представляешь на сколько жизней залетел в карцер воплощений! Ты испортил все планы по изменению этой реальности в ту, что нужна мне здесь и сейчас.
  Главный указал устало на дверь.
  -Я оставляю тебя только из-за того, что ты один способен исправить сделанную ошибку. Иди и претвори мои планы в жизнь! Найди вора. Найди и накажи.
  Он замолчал, и создавшуюся тишину неловко прерывало лишь жалкое скуление ползущего к спасительной двери старика.
  -Накажи так, как наказал бы сам себя! - Добавил Главный в след выползающему за дверь первому последователю.
  Когда дверь закрылась, Главный снял капюшон с головы, и показалось уставшее обрюзгшее лицо мужчины в годах, но с внутренним стержнем самоуверенности, бывающее только у наделенной властью людей. Проведя по своему лицу рукой, он сменил свое изображение на моложавого старика, таких еще называют "папиком", затем еще одна смена лика, и вот перед нами предстает прекрасное одухотворенное лицо женщины в годах. Локоны выбились веером и вздыбились на откинутом небрежно капюшоне. А женщина в это время ударила рукой по столу рукой, сложенной в кулак. Стол треснул пополам, женщина привычно махнула рукой восстанавливая стол и брезгливо посмотрела на дверь.
  -Чертова реальность, чертовы исполнители! Глупые, бестолковые и такие мерзкие! - Воскликнула она чарующим контральто, что появляется у женщин в возрасте при значительном употреблении в вокальном исполнении голосе.
  -Если так и дальше пойдет, мне придется менять и эту реальность. Воистину боги были правы давая мудрость английским мужикам, ибо ими сказано - хочешь сделать хорошо - сделай сам! Надо сваливать с этого плебисцита в Европе туда, где есть настоящее движение - в Америку. Загнивать, так весело и со вкусом, а не горько и с мужиками вместо баб!
  Подобрав стоящую статуэтку около стола, она запустила ею в стену к шкафам, в кутавшихся туманом фигуры, немо раскрывающих рты в неслышимом крике.
  -Еще вас надо пристраивать! Глупые рабы! Как же вы мне надоели. Все! Решено!
  Она достала из своих карманов в сутане карту, разложив ее на столе она провела руками в стороны, и карта увеличилась в несколько раз. На ней было изображена... виноградная гроздь.
  -Третья слева, седьмая сверху, четвертая внутри. - Внимательно вгляделась женщина в нарисованное, и градина стала оживать, приближаясь она становилась все больше, пока не заняла все видимое пространство карты, не выходя за рамку. На карте появились материки и океаны. Вот только карта была - живая! Океаны бурлили водой, где- то шел дождь из свинцовых туч, на материках текли нитями реки, виднелись тонкие полоски светящихся в темноте трасс. Сверкали как драгоценные капли города в темноте ночи, а в свете дня были видны летящие серебряными капельками самолеты, мир на ладони жил своей жизнью. И над ним по кругу ходили две круглые сферы Луны и Солнца.
  -Только смог все нормально от рихтовать, привел в порядок эту реальность, смог дойти до следующего шага в развитии реальности и на тебе! -пропела женщина.
  Потом она внимательно присмотрелась к карте северной Америки, и прошептала:
  -Мне нужно будущее, хотя бы прогноз на ближайшие сто лет. Ну покажи мне!
  Карта послушно изменилась. На месте США было... ледяное безмолвие. Сотни килотонн льда и снега. Впаянные в лед берега и ни грамма жизни во всей стране.
  -Не поняла. Это что еще за...- Женщина нахмурилась. - Пятьдесят лет отмотай!!!
  На карте отпечатались кучи пепла тут и там, и след от пыхтящего как паровоз вулкана в Йеллоустоуне. Заснеженные километры Канады, ледник на месте Аляски, и измененные параметры материка.
  -Что за ... хрень! - Воскликнула устало женщина, и привычно провела по лицу рукой меня обличие. - Где мой Нью-Йорк! Требую назад свое творение! Что за ерунда на месте всего восточного побережья! Карта, да ты сошла с ума! - В ярости мужчина стукнул рукой по текущему атлантическому океану и расплескал полу застывшие воды на близлежащие острова Карибского архипелага. От его ярости воды пришли в движение и остановившийся Гольфстрим начал свое неторопливое движение в небольшом закручивании в водоворот вод.
  -Назад на тридцать лет! Срочно! - Карта показала формирование, взрыв Супервулкана, показала термопластичный поток в инфракрасном цвете и движении. Затем разрушение городов от цунами и...
  - Можешь не показывать! - Заревел в ярости мужик с седыми волосами. - Я все это видел уже. Так. Теперь спокойно. С чего там началось? Поближе мне этот заповедник приблизь -ка. - Карта послушно приблизила вид Йеллоустоунского парка, и показала кратер вулкана. - Я так понимаю, что вся эта мишура с уничтожением полнаселения началась с вот этой горки? Ну надо это исправить!
  Мужчина отмотал на 2018 год, февраль, и... запустив руку в пиксели сформировавшегося вулкана внутрь тонкого слоя земной коры, пошуровал там, очищая все от застоявшегося мусора, затем вытащив аккуратно руку стряхнул капли в сторону Тихого океана, на заметив, как сбил летящий серебристой ласточкой самолет над Индийским океаном, произнес:
  -Ну сотни три лет у меня есть, а там я уже призову это вредную богиню в данный слой реальности, тем более у Древ уже не будет иммунитета, и мы сможем выгодно толкнуть листья и стволы. Думаю, все получиться. Да, она должна будет сама решить, что стоит тут сделать после дележки... А, остальные как всегда обломаются...
  Злобно расхохотавшись, Адонай довольно проследил за восстановлением после пятибального землетрясения правильного становления коры вулкана, и довольно откинулся на спинку кресла, обтянутого старым бархатом кроваво-красного цвета.
  У него появились новые, интересные планы-задумки, и желательно успеть их претворить в жизнь.
  Игра становилась занимательной, тем более если ты в ней начинаешь не просто играть, а жить...
   
  Глава 15.
  Тут всегда была тишина. Сколько веков только ветер просыпался в неширокой пещере?
  Глубоко в Тихом океане, спрятанный от взгляда человека в россыпи островов, спал Хранитель Жизни. Много веков склонилось перед этим непримиримым властителем, бывшим богом для миллионов. Как раньше перед ним склонялись его последователи, впитавшие его мудрость и жизнь. Каждый его лист - это новая привлеченная душа в эту реальность. Но прошли века, и от широкого ствола осталось лишь выбранный пласт пустой породы, от щедрого Древа только выбитые волнами пещера, ненужная даже пиратам. А от доброй памяти людей - сказания о вечной молодости и вечной жизни.
  Забыли люди о Древе Жизни. И во тьме веков потеряли путь к нему. И только вечные Дороги Митгарда, зарастающие от все меньшего их употребления путниками, помнили стежку к этому Древу.
  Именно сюда меня привела Книга.
  Выходя из тумана тропы, я вначале подумал, что мы уже вынырнули у Огненной земли, но книга своим голоском потребовала дать ей возможность высказаться:
  -Странник, ты знаешь насколько я мало прошу у тебя. Мне не надо ни славы, ни знаний, ни памяти твоей.
  -Ну еще бы, это и так принадлежит тебе! - Улыбнулся я.
  -Не прерывай меня. - Попросила певуче Книга. - Я ведь хочу попросить не за себя, а вот за то, что дало мне жизнь когда-то.
  -Я отказался возродить Древо на перешейке между Аляской и Россией, и тут ты просишь меня возродить Древо неизвестно где, неизвестно почему? -Усмехнулся я. -Известно ли тебе сколько таких вот спящих ждут моей милости? А может ну его с путем? К черту спящий Солар? Давай отдадим все жизни, и последнюю мою всем Древам, что встретим на пути?
  -Ты не понимаешь - Мягко, стараясь загладить конфликт промолвила книга. - Это Древо не простое. Без него жизнь на Митгарде не возродиться. Это древо Жизни. Оно такое одно на каждую виноградинку во всей кисти! Все мои листы сделаны из его тела, иначе не было бы смысла призывать Идущего, если он не станет возрождать павшее Древо.
  -Не надо мне тут вкручивать, Лоцман. - Прозвучало как ругательство моя попытка отказаться от просьбы книги.
  -Ты же видишь, у нас ни камня нет, да и три жизни, оставшиеся у меня, не дают полную возможность достичь нашей цели.
  -Не нужно этому древу жизнь, ибо он сама жизнь. - Печально сказала книга.
  -Что же ему нужно? -спросил я.
  -Ему нужна душа. - Ответила мне из-за плеча Лель. -Какова будет душа, таково и будет это древо.
  Я в ужасе отшатнулся в сторону.
  -Мне отдать свою душу? Да в своем ли вы уме, Хакр, Лель? - Обратился я к своим спутникам.
  - Зачем ему твоя душа? - Не поняв мою возмущенность переспросила Лель. - Мы знаем у тебя есть то, что может сойти за душу.
  - И что же это? - непонимающе уставился на них я.
  -Каждая душа человека - это составные памяти, мечты, воспоминаний, и.. любви.
  -Подарок твоей жены на вашу свадьбу. - Подсказал мне Хакр. -То, что ты носишь на предплечье.
  -Но это браслет-повязка, ничего в ней нет, тем более души.
  Я начал разоблачатся, снял пуховик, уже грязный свитер, и обнажил плечи.
  На правом был одет вышитый браслет. Мне его подарила на свадьбу жена. Вот уже несколько лет я носил его не снимая. Он слегка загрязнился за почти месяц моего пути к Солар, но вшитый бисер все так же поблескивал на Солнечном свете загадочно мерцая в изящной вышивке.
  -Этот браслет должен был быть принесен в жертву Дыхании Матери, и был подарен ею твоей жене, своей жизнью он должен дарить удачу носящему его. То есть в него вложили душу, когда вышивали, потом принося в дар божеству, и уже затем он со всей душой был подарен тебе по велению Матери.
  -Моей женой- паучихой! - В шоке прошептал я, глядя на изящную вещицу.
  -Не надо про нее говорить такое странник, ты ведь помнишь историю возникновения ее народа. То, что она первая добралась до тебя - это благо, поверь было бы хуже, если бы до тебя добрались первые эльфы или, что еще хуже, Дети Ночи. Эти даже кровинку не оставили бы от тебя. Высосали бы все как есть!
  -Ты так это вкусно рассказываешь, Книга. - Заметил, улыбнувшись я. - Что мне просто жуть как захотелось есть!
  Хакр рассмеялся, услышав мои последние слова, Лель вторила ему.
  -Ну давай поедим. - Согласилась Книга. - А я пока расскажу тебе, как оживить этого мастодонта среди древ на Митгарде.
  Кто сказал, что скалы на островах пустые? Вы не видели столько жизни в безлюдных скалах, сколько мог наблюдать я. Все это великолепие лазило, ныряло, затевало брачные игры и пело, каждый на свой лад. Среди стволов карчи попадались довольно интересные экземпляры. Набрав немного веток для костра, я зажег его прямо у тела спящего Древа, на берегу океана.
  Еды в рюкзаках оставалось мало. Одежда и обувь износились. А нам еще идти и идти. Правы сказки, рассказывающие о том, что чтобы достичь Солар надо было сорок каменных ботинок износить, сорок каменных хлебов сгрызть. Если же вспомнить всю мудрость веков, то понятно становиться - она писалась людьми, действительно дошедшими до Солар.
  На воскрешение Древа Книга дала свой лист. Хакр протянул горст застывшей в драгоценные камни кровь, а Лель отрезала прядь своих золотистых волос. Все это завязав в снятый браслет я положил на тело Бга. И произнес воззвание к Спящему.
  -Приди в мир, Спящий. Твои дети зовут тебя.
  А потом начался Ад!
  Сотни тысяч живых составили новое тело появляющегося бога. Крабы, тюлени, черви, морские звезды, все кто был поблизости становились призванными для воплощения в реальность Бга Жизни. Кровавая кора сразу проявлялась в реальности. Плоть кусками громоздилась и падала, и вновь наползала на формирующийся ствол. Волосы Лель дали цвет листьям Древа, кровь Хакра впиталась и дала жизнь субстанции, что налегала на хребет Древа, становясь ее корой. А мой браслет разлетелся по бусинке бисера и стали огромными камнями впечатавшись в основу ствола зеленым узором Жизни. Шум моря и крики чаек не заглушали стон гибнувшего живого великолепия острова Акун. Все что было живое в небесах, море суше- все пошло в ход становления Древа.
  Когда закончилось формирование на острове остались в живых только мы втроем. Даже мох, что рос на камнях, был содран и отнесен чайками в клювах к Древу. Голая земля, без единого зеленого пятна, и без единого живого существа- это было мощно. Страшно, но мощно. Затем раздался низкочастотный звук бьющегося сердца. И произошло странное. С высоты древа раздался звук песни, и ... внезапно земля зашевелилась, корни полезли из песка и из под камней, там же извивались и появлялись живые крабики, они росли на глазах. Я поднял глаза и увидел, что твориться в море. Все что Древо взяло в себя оно отдавало сторицей в море и на сушу. Казалось каждая капля воды рождала жизнь. И каждый вздох был жизнью. Мое сердце остановилось на мгновение чтобы продолжать свой бег жизни. На ум пришло такое неприятное чувство, будто меня расщепили, на атомы, и вновь аккуратно создали, при чем я стал лучше, и здоровее.
  -Доброго пути тебе, Идущий. - Из-за плеча раздался голос мужчины.
  Я обернулся. По правую руку около меня высотой в четыре мои роста в полупоклоне преклонился Мужчина в летах. Не старик, но уже не моложавый, он сразу внушал доверие своим чисто русским лицом, с окладистой русой бородой, и голубыми глазами. На его голове была простая крестьянская прическа - горшок, а волосы русые у корней и светлевшие к концу, были уложены волосок к волоску.
  -И тебе доброго дня суток, Ас. - Полу поклонился я. И тут заметил стоящих на коленах Хакра и Лель.
  -Не Ас я, это дано только моим детям. Ну же, - обратился к ним Мужчина. - Обнимите меня.
  Они бросились к нему и прижались к его широкой груди, на мгновение ставши теми существами, которых увидел я при их воплощении.
  -Я уже не надеялся лицезреть вас в этом пласте реальности. Как вы?
  А затем под щебетание Лель он так по-доброму мазнул по мне взглядом, и я ощутил давно забытый взгляд отца, заботившегося обо мне. И в трудные для меня минуты в жизни, приходящего мне на помощь.
  -Так вот какие нынче Избранные. - Озадаченно спросил своих детей Сварог, а это был он. - И план то как изменился. Реальность просто замусорена. Как же вы тут будете жить?
  -Отец, - привлекла его внимание Лель. - А мое воплощение произошло так далеко отсюда, в снегах Гардарики. Вот только ты не поверишь, но твоих детей почти не осталось в этом мире...
  -Вообще- то их не осталось от слова "совсем". - заметил Хакр.
  -Странно ты говоришь сын, я чувствую биение их сердец, их дыхание и их мысли - промолвил творец.
  -Так это те, кого призвал в этот мир своими жизнями Идущий Избранный - Промолвила Лель.
  На щеках Сварога заходили желваки. - А с остальными что?
  -Так они... - Она замолчала, потому что до нее дошло, каково это -сообщать отцу о смерти всех его детей.
  -Их тела были использованы для создания Небесного хрусталя, их души были закованы в глубинах Митгарда и они сторожат Хаос. - Произнес, скупо бросая слова, Хакр. -Я сам там был, пока меня не призвал Идущий. - Добавил он на непонимающий взгляд отца.
  -А куда смотрят Бги этого пласта реальности?
  -Так они сами это все сделали. - Простодушно произнесла Лель.
  Морской воздух изменил свое направление, ветер донес до меня тяжелое дыхание озадаченного существа, стоящего среди своих детей.
  "Кажется быть грозе". - Подумал я, и не ошибся.
  Отступление.
  С каким остервенением я рвал эти чертовы бумажки! Потом топтал их, оплёвывал, перед этим обмакав жалкие останки в пепельницу прямо у выезда из офиса чертова гнума. Найденные бумаги его фирмочки отдал с поклоном, смиренно взвыв о возвращении моих автографов. Дядя, пригладив свой вечно торчащий хаер рукой с золотой печаткой, милостиво швырнул мне под нос начерканные пьяной рукой расписки. Ну а потом, шипя и безбожно матерясь, выставил меня за дверь трехметровой квадратной каморки папы Карло. Ну и хрен ему с редькой. По всему сусальному золоту рта! А то я не видел его с мордашкой Чичваркиной на заставке вприкуску с смазочными материалами для латекса!
  Хоть так обошлось. А то вот вдруг, у него левая пятка бы заговорила и вымолила бы наказание для меня, любимого длинноногим ослом, хранителем пустых горшочков без меда.
  Но вот, свершилось, я дома.
  Как сейчас помню, прибежал я с метро в панике, сую эти документы всюду куда дотянулся, прячу. От кого? Да от себя! Ну паранойя моя разыгралась. А то, пять дней не пить. И это после месяца запоя. Как не скончалась, любимая?
  Так вот, вначале полдня прятал, потом полдня доставал и пытался понять- что там такого важного? Два документа и вправду были ни че так. С гербовой печалью, семью подписями, и прочими красивыми атрибутами. Но больше всего меня порадовала добыча. Нет не так, ДОБЫЧААА! Несколько бумаг с заключенными контрактами, думаю выручу за них несколько Американских президентов за каждую. А потом уже выставлял брошенную сушеную фигурку убиенного животного. Это я про хвостатого монстра-гекона. Любя его так называю, потому что какой нафиг от этой ящерицы толк, если не занимаемое ею место на моей верхней полки в шкафу? Ну повешу я на нее любимую заячью лапку на шнурке, спрячу за ее тонкий голодный живот иголку, украденную с патефона в музее одного писателя, черкавшего про заек. Но смысл останется одним- бесполезная сушенная вобла и то полезнее - с нее хоть закусь к пиву будет.
  Потянув случайно за голову зверька, я услышал, что что-то щелкнуло внутри, и мне открылся маленький саркофаг, в котором лежало ... "Раз, два, три, ... семь, восемь чешуек. блестящих красивых. Явно не с золота. Но какой с них толк, а приклею я их к своим новым бутсам - вот то смеху будет! А лучше к шнуркам, сделаю дырочки, и пусть болтаются на них. Повеселюсь!"
  Я бросился к кладовке выполнять задуманное.
  А после сделанного долго любовался, как блестят на шнурках болтающиеся чешуйки.
   
  Глава 16.
  "Мы не знаем, что жизнь приготовит нам завтра...Чтобы вздохнуть красоты и уйти на другие окраины..." Сплин.
  Голова просто разрывалась от боли. Застонав, я остановился на тропе. И сжал голову руками, пытаясь унять хоть как-то боль. В висках стучало молотком и гремело барабанами.
  -Странник с тобой все хорошо? -Спросила Лель из-за спины. Именно она шла позади меня. А замыкал нашу цепочку Хакр, ее брат.
  -Угу, -Ответил я ей и провел ребром ладони под носом. На ней появилась темная полоса крови. Бурая жидкость поменяла свой цвет. И стала светящейся синей субстанцией.
  -Книга, что-то происходит. - Пробормотал я, зажимая нос пальцами. - У меня кровотечение началось. Нам надо выйти с тропы?
  -Это потому, что ты долго в сумраке находился, надо немного и в реальности быть. - Ответила певуче Книга.
  - Но мы же на чужой территории. Мало ли что может с нами тут случиться...
  -И что с нами может случиться? - Удивилась книга. - Ты не давай повода, и тогда к тебе никто не прицепится.
  -А так хотелось дать поводом в повод кому-то! - Пробурчал я. -Прямо желание у меня страстное...
  -Не ной, Избранный! - Проговорил из-за спины Хакр, -Можно и не торопиться. Но надо еды прикупить тебе, да и отдохнуть денек не помешало бы.
  Я мысленно согласился с ним. Несемся как в пятую точку ужаленные. Ни красот посмотреть, ни поесть нормально. Да и сон... Когда я нормально спал то?
  -Выходим из сумрака! - Решил я и открыл портал тропы. Серая полумгла сформировалась в овал, и они шагнули за мной.
  Мы вынырнули у огромной горы. С одного края ее огибала дорога, и там же виднелся бивуак. А с другой виднелись невысокие скалы, покрытые дымкой, с маленькими точками редких деревьев.
  -Степи Ар Роса, упрямое видение Рока! -Торжественно пропела Книга. -Для тех, кто не в курсе, это единственное живое существо на планете воплощенное в природу.
  -То есть тут говорящие деревья, трава и камни? - Улыбнулся небу. -Эдак кого-то торкнуло, что он оживил саму природу. Да и, что надо сделать, чтобы ее оживить? Кто сказал, что будут степи? Назвали? Не верь глазам своим...Так, Книга?
  -Я не чувствую жизнь. - Сказала, оглядываясь Лель.
  -Ветер тут свежий, так и хочется побежать по ветру держа руки крыльями. - Ответил я ей, подставляя ветру лицо.
  -Надо пройти немного с Спящему, вон там вдали. -Заметил Хакр.
  -А знаешь, друг, я уже видел эту гору. -Нахмурился я. - Что-то знакомое, не могу вспомнить.
  -Так загляни в свою память и узнай. -Посоветовала книга.
  -А что так можно было? - Удивился я. И сделал как она сказала.
  Это была гора Дьявола. Медвежья гора ошибочно нареченная Дьявольской. Стоящая на отшибе среди степи. Огромный пень, состоящий из шестиугольных колонн.
  -Тут как-то жутко. -Поежилась Лель. - Такое неприятное чувство, что на меня смотрят тысячи глаз, и это не живые, но и не мертвые. Хуже, чем в склепе у мертвеца. Там то хоть знаешь, кто спит, а тут... Неизвестное нечто. Пойдемте отсюда.
  -Вы забыли, нам надо передать привет от Сар Аса. Он упоминал о спящем.
  А вот это интересно. С каких это пор Хакр называет своих братьев по полному имени? И говорит о том, что нужно выполнить? Мне пришло на ум, что привели меня сюда как козлика на заклание и вот-вот принесут в жертву.
  -Книга, а быстрее мы можем войти на тропу? - спросил у Лоцмана, вернее моя паранойя высунула свои маленькие ушки.
  -Думаю, сегодня ты отдохнешь, а завтра можно идти. -Пропела она.
  Я оглянулся и пошел к видневшемуся дому у дороги. Там стояли две машины. Люди, одетые легко для ветреной погоды, фотографировались на фоне стоящего усеченного исполина. Две женщины и два мужика.
  По сравнению с ними мы выглядели бредущими бомжами. Все было настолько печально. Одна из холенных дамочек, поморщившись, брезгливо отвернулась от нас. Песик, тот самый маленький вечно гавкающий комочек, что любят подобные особы, с лаем кинулся на нас. Не добежав, резко остановился, замолчал и с жалобным визгом бросилась обратно к хозяйке. Шлейка, висевшая у него на шее, сорвалась. Мой путь лежал мимо стоящих около центра посетителей машинам. Ко входу в здание. Я поправил плечом рюкзак, подкинув его. За время пути он стал пустым, там почти не осталось одежды, годной для носки. Еда так же не задерживалась в его карманах. Те жалкие рубли, что еще оставались с превращения листьев в Новосибирске лежали у меня в джинсах. Надеюсь тот же фокус сработает и с долларами.
  -Сергей, - окликнула меня Лель. - А почему на этих женщинах такая одежда? Они что рабыни?
  -С чего ты взяла? - обернулся я на Аса. - Тебя смущает их расцветка?
  -Нет, они просто так легко одеты... И необычно всё...- Она замялась.
  Я скинул рюкзак у стены дома, в котором был Центр Посетителей.
  -Лель, они самые обычные женщины, просто такие одежды сейчас носят. Но в основном все ходят в футболках и джинсах.
  Лель кивнула мне, и перебила:
  -На мне такая одета.
  -Ну вот. - Добавил я.- А эти женщины одеты в платья, что сейчас довольно модно носить.
  И покрылся в испарине, представив, как объясняю ей правила ношения трусиков, бюстгалтеров, колготок, да и просто перед глазами вдруг встала она в прозрачном пеньюаре...Смутившись, опустил глаза в землю.
  "Книга, а ну ка лишние гармоны откачай у меня, а то так похорошело что-то!" - Мелькнула быстрая мысль. -"Сделано." - Через мгновение ответила мне она.
  И действительно полегчало. Но когда я посмотрел на Лель вновь, то захотел провалиться сквозь планету на другую сторону.
  "Избранный, ты действительно хочешь..." -Книга не закончила, а я уже мысленно ответил: "Нет!!"
  Я забыл, что она богиня. А оглянувшиеся американцы вообще не знали об этом. Она была для них девушкой мечтой. Взгляд Брызгаловой просто чушь перед красотой Лель. Тоненькая невысокая фигурка, одетая в легкое платье с мелкими фиолетовыми цветочками, белой меховой накидкой на плечах, диадемой, вдетой в полу растрепанные ветром пшеничные волосы, она была девушкой-мечтой для всех американцев. Неуловимо похожая на самую знаменитую блондинку, она давала той сто очков форы по всем параметрам. От машин донесся восхищенный вздох двух мужчин и их спутниц. И если бы не гендерные законы, принятые в 1972 году в США, нам бы точно не избежать проблем с аборигенами.
  -Сестричка, а завтра уходить. Не уверен, что эти люди способны быть твоими рабами. - Улыбался с высоты собственного роста, на все это устроенное безобразие, Хакр.
  -У нас нет рабства! - Произнес я на автомате.
  -Да знаю. - Усмехнулся Хакр. -Просто привычки пресмыкать желающих пресмыкаться так тяжело искореняются.
  И мы рассмеялись.
  -Лель, - Попросил я девочку. - Не надо искушать окружающих.
  Она обидчиво кивнула, и в то же мгновение ее приталенный пуховичок оказался на ней. Как и вся остальная экипировка.
  Я посмотрел на свидетелей превращения Лель. Их взгляд не изменился. Обожание, желание, чувство радости от присутствия предмета любви. Бедняги.
  -Теперь так легко не избавиться. - Кивнул на них Хакр. - Так и будут ходить за нею, как лунатики.
  -Вот в пелену войдем -они отстанут, а сейчас пусть. - Махнул я рукой. - Пошлите заплатим за посещение и еды купим.
  Через два часа, когда уже вечерело, мы расположились на приличных кроватях в гостиничном номере. За дверями несли стражу четыре обожателя. Странно было видеть в их рядах женщин. Но это США. Тут немного другое понимание современных отношений мужчин и женщин.
  С языком проблем не возникло. Я и сам не понял, как. Но то ли я их понимал, то ли они меня, но говорил я по-русски, да и слышал все по-русски, а вот как говорили они, это осталось для меня загадкой. Главное мы понимали друг-друга.
  Одежду, обувь мне принесли в течении получаса. А еду мы не успели заказать в номере, как ее тут же притащили два молодых парня. Платили обожатели. Да, грубо, нагло, с нашей стороны даже цинично, но они захотели сами что-то сделать для своей новоприобретённой госпожи. А мы просто приняли их жалкие потуги. Пусть выделяются друг перед другом своей "благодарностью".
  А теперь можно идти выполнять просьбу Аса.
  Захватив раковину, данную мне Плотью Земной, я спустился вниз к ресепшену.
  Ждать Асов пришлось не так долго, как думал. Все лишние вещи мы оставили в номере. Когда брат с сестрой спускались по лестнице вниз, то у меня на лице появилась улыбка. Они оба казались такими роковыми в этих черных длинных плащах.
  -Где кожу взял? Надеюсь, не снял с парочки почитателей?! - Смеясь спросил я Хакра.
  -Ты почти угадал, друг мой! - Правда это были не люди, но кому до этого есть дело?
  -А ты умеешь поддержать беседу. - Усмехнулся на его ответ. -Я так понимаю, нам предстоит идти к горе?
  -Зачем? - Удивилась Лель. - У тебя же нет лишней жизни. Мы не сможем возродить нашего братика. -Хакр кивнул ей. И предложил:
  -Давай уж стразу к тем скалам пойдем. -Он указал на маленькие холмы, тут и там пронизанные скальными обломками Аса.
  -Ладушки. -Пожал я плечами. И положился на их опыт. Мы поспешили к самым близким скалам. Небо, с красноватыми нитями заката, выглядело как обрызганный кровью труп врага. Так и намекая на свою причастность к происходящему. Оно кричало: "Это я! Я виновато!"
   Почти сорок минут мы шли. За нами на почтительном расстоянии следовали наши спутники, обожатели Лель. Теперь, после нескольких часов беготни, что они потратили на выполнение хотелок своей госпожи, все четверо выглядели также, как и мы, впервые увиденные ими. Что делает с человеком любовь... Изменение касается всей личности, привычек, его отношений, человек меняется так сильно, что не узнает себя сам. Некоторые называют любовь вирусной инфекцией, а я называю ее болезнью души. И если вирус лечиться по прошествии острого периода десять дней - две недели, то вот болезнь души, как бы ты не смог, ты не можешь излечить. Эта боль всегда будет на твоем сердце выбитым таро. Пройдут года, боль утихнет, но таро не смываемо, оно уже часть тебя. Именно болезнь, потому, что только болезнь, тяжелая, легкая ли, но даже та что прошла, меняет твое мировосприятие и мировоззрение. Меняет тебя. Навсегда. А вирус, что вирус...Так. Апчхи...
  -Подуй в раковину. -Прошептал Хакр, оглядывая те небольшие скопления деревьев, к которым мы подошли. Я достал раковину и набрав воздух в грудь, подул в нее. Удивительно стало. Такая маленькая раковина, а такой громкий, чистый, низкий звук. Он разорвал небо пополам. Вот правда, в череде легких парящих облаков вдруг появилась прогалина синевы с красноватыми оттенками заката. Земля под ногами заметно вздрогнула, и я, расставив руки для равновесия, оторвал свой взгляд от неба.
  Изменялся ландшафт. Трава, деревья быстро втянулись в землю, а она сама приподнялась, образовав холмик высотой с четырехэтажный дом и формой капли. Капля на ножке. Из нее выпрыгнула черная пантера размером с лошадь и подошла к нам. Вместо шерсти была чешуя. Три горящих красным глаза взирали на нас. А из пасти шел синеватый дым, хотя нет, про дым я приврал, но у нее было три глаза. Тут все точно, я посчитал. Да и чешуя, однозначно, была не месте.
  -Вы разбудили меня...-Пропела капля.
  -Кыш, Рок, иди к мамочке! -Шикнул на киску Хакр, и поклонился Ар Росе. -Упрямая кошечка, так и сует свой нос во все закоулки. Всё как раньше...
  Кругом загрохотало. Я упал на землю, вцепился в нее, пытаясь удержать равновесие. Но понял - это смех...
  Отступление.
  "Если тело- твой бог, то знай - черви будут рады такому подарку...Вот и думай- кто есть боги..."
  Мне пришлось спуститься на этаж ниже к поселившимся недавно там вампирам. Вполне цивилизованная семья. Мама, папа, и двое культурных деток. Самые активные члены нашего дома, занимаются бальными танцами, и любят печь пироги с мясом. Вот за мясом и пришлось идти. Каждая паучиха моего возраста, просто обязана питаться раз в месяц килограммом мяса. Иначе жди беды. То превращение станет спонтанным, то с жвал начинает сочиться яд. А оно мне надо? Не надо. Вот только мой продавец с рынка переехал, куда, я так и не поняла. Как-то вдруг выпал он с привычного кругозора, а нового не успела найти. Пришлось идти к соседям на поклон. Вначале постучала. За дверью была тишина. Потом позвонила, и раздались шлепающие звуки.
  -Соседи, откройте пожалуйста, у меня дело к вам есть... - Попросила я.
  За дверью прогромыхал засов. И дверь открылась. Это был отец. Невысокий полненький седовласый мужчина, лет так пятидесяти.
  -Слушаю вас...- он замялся. - Соседка.
  -Здравствуйте, я за солью.
  Он недоверчиво переспросил:
  -За солью? Вы?
  -Поздно уже, да и деток не бросишь, ночь ведь на дворе, а соль вот срочно-срочно нужна. -Попросила я.
  Он удивленно помотал головой и кивнул, чтобы заходила. Потом крикнул в сторону приоткрытой комнатной двери.
  -Мать, тут соль просят.
  Из комнаты выглянула мать. Она почти полностью копировала своего мужа. С одним отличаем- была ненамного выше. Этакая серая кругленькая мышка.
  Она широко открыла глаза в удивлении, увидев меня, но потом кивнула на комнату, из которой пришла, приглашающе.
  -Ты с ума сошел, дурак старый, дверь закрой! - Пшикнула она на супруга. Тот кинулся закрывать оставленную открытой дверь.
  -Проходите Мать детей Его. - Указала вампирша рукой на дверь комнаты. - Все тут.
  -Мне бы и с собой... Старшенькому надо...-Замялась я.
  -И с собой дадим. - Закивала она головой как японский болванчик.
  Я прошла на ее зов. В комнате спал на кресле мужчина. Довольно молодой, черные волосы, простодушное лицо обычного работяги.
  -Вот, прямо так? - Пожала плечами.
  -Прямо так. Все равно ничего не вспомнит, а потом в катастрофу или аварию попадет...
  Не дождавшись до конца ответа, я сменила свой облик, и подошла к спящему. Наклонилась чтобы укусить его... И, поняла, - не хочу! Мне была отвратна сама мысль поглощать плоть. Тем более эту.
  Вампирша, внимательно следившая за мной, заверещала:
  -Не бойтесь, госпожа. Все самое свежее, без добавок.
  -Не могу понять, что со мной происходит... -Прошипела я и ... вернула человеческий облик.
  -Только не говорите, что вам противна даже мысль...- Начал отец-вампир. И поперхнувшись, понял.
  -И правда противна... -ответила я. И тут с меня спали сто две одежды. Я осталась стоять полуголая в ночнушке.
  -О Бги! - Воскликнула мать-вампирша. Она протянула руку и коснулась меня кончиками пальцев. Ее ударила легкая молния, как происходит при электризации ткани, и она изменила свой облик, упав мне под ноги.
  -Свершилось! -Воскликнула она. -В этот мир пришли Бги!
  Отец-вампир приблизился и тоже коснулся меня рукой. И так же упал от удара молнии поменяв свою суть.
  -А проклятие Матери Неба спало! - Воскликнул он. - Дети, идите скорее сюда!!
  Отступление.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция- Таганская!"
  Моя.
   
  Глава 17.
  "Мир Изменился". Властелин колец.
  Невозможно в одной книге описать все происходящее с главным героем, но можно дать общую картину происходящих событий, и она будет не менее интересна, если правильно передать ее суть.
  Собрание в одном из залов Кремля проходило в обычном своем расписании. На огромном дубовом столе, занимавшем треть комнаты, возлежали экспонаты достойные самых богатых людей этой планеты. Большинство находившихся тут имело одетые прямо на рукава пиджаков длинные, до локтя, перчатки белого цвета. Гомон стих, когда в зал вошел президент. Он слегка кивнул головой сидящим и прошел на свое место.
  -Добрый вечер, господа министры. Думаю, можно начать наше собрание.
  Его рука протянулась и коснулась кусочка древа, отливающегося синеватым оттенком, что лежал прямо перед ним, от прикосновения тот рассыпался в прах. Сидящие вокруг ахнули. И замолчали.
  -Вот, уже не в первый раз пытаюсь понять, что это. Но, как видите - не выходит. Ну`с, приступим.
  Он взял, протянутые ему сидящим рядом мужчиной, белые перчатки, и принялся натягивать их прямо на рукава пиджака.
  -Сегодня мы обсудим возможность использования доставшихся нам раритетов от Древ. У кого какие есть доклады, читайте...
  -Позвольте мне начать, господин президент? - Приподнял руку, как на уроке, министр иностранных дел.
  -Да, Сергей Павлович, начинайте. - Кивнул ему президент.
  -После признания вами Древ достоянием страны, мы вот что имеем на данный момент. - Шурша бумагами начал свою речь министр. - Труднее всего приходится Китаю. У него проблемы с драконами, а точнее со стаей драконов. Они ее решают с нашей помощью, на их территорию уже отвезли двадцать саженцев кровавых древ. Англичане тоже сделали запрос на возможные саженцы. Мы дали согласие, сейчас определяемся с видом деревцев. При решении проблем с нашими ближайшими соседями выяснилось, что все Древа являются друг другу братьями и сестрами. Есть семейная пара. Но это на Дальнем востоке. Была составлена транспортная карта для желающих посетить все Древа, что за границей, что в России. С этими странами был заключен договор об оказании помощи по взаимодействии со спец.службами. Но выяснилось, на стадии планировании, что Древа лучшие специалисты в выявлении "плохих" людей. Таким образом Дальний Восток в данный момент у нас спрятался за стеной Древ. Да, с прибывшими возникают некоторые проблемы, но они решаются в рабочем порядке. Особенно плотно мы работаем с Китаем, Японией, и Южной Кореей. Но, так же внимательно следим за передвижением всех оживших зверей - драконов, Слона, Кота и, по последней информации, есть еще движущиеся Древни. В настоящем времени интерес по отношении Вернувшихся со стороны людей очень огромен. И мы стараемся обеспечить заинтересованным людям возможность посещения нашей страны. Туристический поток просто огромен. Поэтому мы смогли взять на себя возможность посещение некоторых объектов без виз, в упрощенном варианте. То есть люди буквально на два- три дня приезжают к нам в страну, и облетают оживших гигантов. Многие имеют возможность прикоснуться к Древам. Буквально. Пусть не всех, но многих, Древа пускают к себе. При этом туристы сдают на анализ кровь. Да, мы включили этот пункт как обязательство при посещении Гигантов. Некоторые были недовольны, но мы же не можем предсказать последствия от контакта с Пришедшими. Так пришлось улаживать еще некоторые проблемы на фоне подписания договоров об сотрудничестве со странами альянса Древ. При этом уже можно сделать выводы от произошедшего. Япония стала самой заинтересованной страной для быстроты подписании договора. При первой встречи во Владивостоке в группе японцев присутствовала Второе дыхание Морина Ас. Как мы поняли - это аватар японского Древа. Она потребовала пропустить ее в Петропавловск -Камчатский. Мы выполнили ее просьбу...Подробнее- вот тут в докладе.
  И документы были переданы президенту в руки.
  Отступление.
  Растущий лес, на окружающих сопках, был жалок и мелок. На фоне растущего белого Древа Силы, застлавшего треть бухты и, продолжавшего расти, все выглядело нереальным и никчемным. Маленькие кораблики скользили по рябой воде, точки людишек-мурашей собирались на берегу Авачинской бухты и копошились в своих палатках. Серо-зеленые палатки на фоне стального залива выглядели как старый снимок на полароиде. Если присмотреться к происходящему можно было заметить некий круг, за который старались не заходить присутствующие, проходивший и по воде, и по земле. В центре его было Древо, и, похоже, именно размер его кроны очерчивал окружающее пространство. Сорванные ветром белые листочки иногда падали с Древа. Они, кружась, скользили по воздуху в воды залива. К ним устремлялись лодки, у людей, сидящих в них, в руках были багры. Если лист падал за периметр изоляции, то его срочно доставали и переправляли на берег к другим похожим листьям. В последнее время именно листья Древа Силы стали самым прибыльным дополнительным бизнесом в Петропавловск-Камчатском.
  По берегам бухты лежал затаившийся город. И если днем он казался вымершим, то ночью огоньки машин и домов создавали шедевр достойный полотен Дали и Пикассо. Петропавловск-Камчатский как жемчужина спрятался в складках сопок. И именно сейчас тень великого Древа упала на улицы города.
  Уже были проведены опросы людей о появившемся гиганте. На заборах и стенах домов вылезли как грибы надписи и хорошие, и недружелюбные. Газеты трубили об успехах Мин. Обороны и дипломатов России. Телевидение выложило в Сеть Интернет возможность прямого наблюдения за Древом, и всех перемещавшихся у кромки границы дозволенного присутствия. Эта он-лайн трансляция была одной из самым популярных на ютубе.
  Уже приезжали туристы с России и с других стран, по туру: "Посети пять Древ и получи в награду их благословение." Уже были пересмотрены Догмы Церкви, и Папа лично прилетал осматривать Древа как в России, так и на Аляске, Корее и Японии.
  Но появились проблемы с вечно снующими драконами, как в Китае, так и в Англии. Были созданы условия для прохождения оживших животных к их Древам. По пути их следования разные спец.службы смогли расставить несколько ловушек, но животные обошли их. Были взяты лабораторные анализы у Древ с помощью Жрецов, теми из них, что за!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! для дальнейшего сотрудничества спецслужбы. Люди осознали появления в мире Новых Игроков.
  Не инопланетяне стали новым открытием века, а появившиеся Древа.
  А потом весь этот бум начал затихать. Подобно природе перед бурей замолкали репортажи телевидения. Затирались сайты в Интернете. Запрещали все... Но как можно запретить это Чудо, тем более, если оно растет у тебя за окном, становясь все выше и выше.
  Президент России дал большую конференцию, объявив русские Древа достоянием нации. И тогда Запад поднял вой. Грозил войной, атомными бомбардировками, ужесточением санкций, но страны, у которых появились Древа, неожиданно, поддержали Россию. Был создан альянс стран Древ. Америка, получившая одно единственное Древо, и то на Алеутских островах заявила о возможности захвата Камчатки, на что зачарованные Мориной японцы восстали, и заявили о военном положении стран Дальнего Востока по отношению к агрессору.
  Интернет обрел новое дыхание, и уже виртуальное пространство стало новой площадкой обделенных стран, для битв за возможные крохи добычи.
   Потоки переселенцев в холодные районы Сибири и Дальнего Востока возросли. Там, под сенью появившихся Древ менялся климат, становясь более мягким. Зима за последний месяц сменила гнев на милость, только снега стало больше.
   И только Китаю, озадаченному стаями драконов, не было дела до ругающихся стран. Он отчаянно пытался выжить под постоянным гнетом огромных ящериц. Невозможность контролировать летающих монстров, их разумность, историческое значение, и даже обожествление, все это Китай пытался решить самостоятельно. И только когда были стерты с лица Митгарда несколько городов миллионников, Китай обратился к России за помощью. И она пришла. Правительство России не нашло ни чего лучше, чем обратиться за помощью к жрецам Древ. И вскоре в каждом из двадцати крупных городов Китая были торжественно посажены молодые саженцы Хрустальных Древ. Обделенные города стали быстро мельчать. Народ уходил под защиту молодых саженцев. Но оставались не желавшие уходить. Так были воздвигнуты Стены защиты Чанша-Гуйлинь-Наньнин. Вновь восстанавливались стены Великой Китайской стены. И эти перемены произошли буквально за два месяца.
  Мир начало колотить в предчувствии новой войны, но Жрецы рассказали об имени Древ, их особенностях, и вот тогда началось действительно огромное паломничество к гигантам.
  Договорившиеся с драконами евреи смогли уговорить ящериц перевозить их грузы, а Батька в Белоруссии смог привлечь на свою сторону Лис Ара. И теперь во всей маленькой Белоруссии росло больше молоденьких Древ, чем по всей России.
  Самым неожиданным решением стало возвращение в Сочи Кота, что прогулялся в Сибирь, завернул к озадаченным монголам, прошелся по пескам Казахстана и уже оттуда решил возвращаться домой. Слон, пробултыхавшись в горах Памира, пришел в Индию. Где и остался на месяц. Наводя ужас своим появлением в разных штатах. Единственный, не нашедший своего угла, он свернул через месяц странствий в сторону арабского полуострова. Там оброс значительной мощью от песка, и повернул к солнечной Турции. Мир начал делать ставки - куда он пойдет дальше. Но арабы, как истинные торговцы, не собирались отпускать от себя подобное чудо. Если бы вы видели, что они устроили для своего Слона! Прямо посередине пустыни они создали для него оазис из зарослей саженцев различных Древ. Этот Оазис Мечты, как назвали его арабы, стал подобен чуду света висящим садам царицы Семирамиды. Из-за Слона начал разгораться конфликт между странами Ближнего Востока, а потом они просто перекроили карту мира, стерев между собой границы. И был создан Арабский Каганат. Подобно хазарскому, он стал влиять не только на политическую, но и на экономическую составляющую в регионе. Весь это путь был пройден буквально за две недели. Россия как могла, способствовала решению этой проблеме.
  Дракон с Сочи вначале улетел в Китай, а потом подался в спокойную Чехию, где в одном из старых замков свил себе гнездо, там он и по сей день высиживает огромное красное яйцо. Чехи, напуганные новым жителем, пытались согнать его с насиженного места, но он вышел в образе высокого мужчины и так логично обосновал свое решение остаться тут, что представители правительства были вынуждены согласиться дать разрешение на его проживание. С тех пор Замок Дракона один из самых популярных туристических маршрутов в Чехии. Одним из условий посещения остается требование принести монетку, но туристы беспрекословно следуют введённой традиции, тем более, что дыхание дракона вылечивает некоторые занимательные болезни.
   Туманный Альбион, внезапно обнаружив у себя маленького белого дракона, принялся воспитывать дитя. Были объявлены множество опросов, где именно надо содержать дракончика. И внезапно была открыта необычная особенность у него - ни двери, ни закрытые шахты не спасали от сохранения малыша на месте. Если он хотел летать в небе- он летал, если желал погоняться за коровами, на ферме- то он оказывался там, и гонялся за коровами. Однажды его обнаружили в закрытом хранилище банка, и недосчитались нескольких золотых слитков. Это очень сильно огорчило толстых английских котов. Законопослушные англичане вначале возмущались, даже пытались судиться, но тут неожиданно суд признал дракончика достоянием страны, и тяжбы утихли.
  Подобно Древам, каждая из стран стремилась сохранить полученные реликвии в виде живых разумных животных. А то что они разумные было доказано многими психологическими экспедициями. Кремниевая жизнь была официально признана, как еще одна форма разума на Митгардте.
  Тем смешнее выглядели США с их стремлением завоевать Древо Жизни. Несколько бригад пытались взять остров в плотное кольцо из морских судов. Генералы пыжились, пытались войти в контакт с Древом посредством бомб и снарядов, но защитный круг крепко держался на подопытном. Тогда они попытались подослать подготовленных агентов, внедрить их в качестве Жрецов. Но Древо не подпустило к себе новоявленных последователей. И только общественность смогла успокоить пылкость американских генералов. Сенат заставили подойти к вопросу о Древе со всей серьезностью дипломатии. И только тогда американцы осознали какое чудо им досталось, ибо Древо Жизни дается на каждую виноградину одно единственное. А наличие у себя возможности достижения вечной жизни -это открытие стало для всей Америки действительно чудом. Чартерные рейсы превратились в медицинские туры. Теперь любой мог выздороветь, прикоснувшись в барьеру Древа. Вот только не всех Древо отпускало от себя. Некоторые становились его частью, буквально. Эта дань была воспринята обществом неоднозначно. Некоторые говорили о благе всего общества рассматривая его единицу не достойную внимания. И тут же были созданы общества защиты человека от покусительства Древ. Все поставил на свои места Ньютаймс. Где вышла гневная статья одного общественного деятеля, осудившего жадных людишек. "Вы идете и берете от Древа самое ценное, что оно может вам дать - жизнь! Здоровье! А что вы ему даете взамен? Если плата за ваше здоровье - это чья-та жизнь, то можете не лицедействовать! Так было и до Древа!"
  Физики и химики рассматривали с научной точки зрения расположение в виноградной кисти Митгарда. Была пересмотрена вся научная информация, что скопилась за период становления государств. Люди пересматривали свое мировозрение и мировосприятие на корню. Да, самое важное, Земля перестала быть Землей, ей вернули историческое название. Смерть Стивена Хокинга заставила современную науку взглянуть на появление гигантов с нового ракурса.
  Историки пересматривали исторические факты, что внезапно свалились им на голову, и наконец то им пришлось поднять глаза от пола. Они признали, что раньше, до углеродной жизни на Митгарде была кремниевая жизнь, что подтвердили проснувшиеся существа.
  Какое-то щемящее чувство ожидания беды, охватывало все большее и большее количество народу.
  Интернет порталы, запуганные спец.службами, ушли в неподконтрольные государствам слои Инета. И уже там были выложены точные данные возникновения Древ. Последовательность их появления на Митгарде. Так же были рассмотрены все возможности попасть к гигантам. Продавались добытые листья, кора, сок Древ. Даже земля, собранная у корней, быстро уходила за твердую валюту. И все это происходило до тех пор, пока внезапно все добытые артефакты не начали терять свои характеристики становясь обыкновенными листьями, корой, всем тем что можно достать свободно. А некоторые артефакты, в руках получивших их, внезапно становились пылью.
  Два месяца настолько сильно изменили мир, что многие уже начали забывать, какой была реальность до появления пришедших Спящих.
  Все в современной реальности похоже на сон. Тяжелый сон спящего Бога. И только физика отрицает это... А психологи и психиатры вас внимательно выслушают...
  Отступление
  Шум барабанов тревожил степь. Он громовым раскатом взывал к небесам требуя ответа. Небеса молчали, но те, кто звал не отчаивались. Все быстрее и быстрее бил ритм. Звук заполонял все волнами, вновь и вновь нахлынув, он бил по мозгам идущих в морозной тишине пути странников.
  Ноги, обмотанные тряпицами, сто и три одеяния, горящие синевой глаза, застилающий сизый дым, идущий из глаз, закрывающий пол лица, все это делало идущих сюрреалистичными в данной плоскости реальности.
  Девять тел скользили над поверхностью трав тенью. В закатном мареве они не просматривались прямым взглядом, но боковое зрение выловило их без помех. Наблюдатель, если бы он был, заметил и усталые, разгоряченные быстрым бегом тела, затрудненное дыхание, и тяжелый запах пота. Но самым сильным от увиденного были глаза бегущих. Марево синевы отходило от глаз создавая дорожку света висящую недолгое время в воздухе, и постепенно исчезающую. Даже повязка на глазах не скрывала синь глаз. Миг, и тела пропали. И только висящая несколько секунд марево показывало куда направлялись бегущие.
  Они не останавливались чтобы поесть, не располагались на ночлег, не оправляли надобности, они постоянно бежали. И если бы наблюдатель присмотрелся к Идущим, то он заметил некоторую не состыковку в их облике, особенно это было заметно, когда они выходили на местность без травы. Или выныривали из сухих логов. На гребне холмов можно было заметить то, что поражало воображение. У всех идущих было не две ноги, как принято, а восемь. И это были не человеческие ноги, а длинные хитиновые членистоногие пауков. Незаметные в высокой траве, они были пугающими на открытой местности.
  Сюрреализма добавлял тянущийся след от их глаз. И только когда, привыкнув к их необычному облику, наблюдатель обратил бы их внимание на одежду, состоящую из множества лоскутков, он бы заметил несуразицу в их облике. Ожившие кошмары арахнофобов, они были страшны в своем воплощении еще и тем, что ноги росли сообразно расположению их у реальных пауков. Заплечные мешки, принимаемые вначале за горб, были расшиты сложным кроваво-красным узором с вплетенной золотой нитью. Их след быстро затягивался поднимающейся травой. Миг, и идущие пропали.
  Глава 17.2.
  Эти горы были как вырванные зубы, гниющие и полуразрушенные они вальяжно развалились позади наших спин. Небольшой городок лежал на нашем пути. Книга решила, что тут я смогу отдохнуть перед решающим переходом в Лукоморье.
  -Ушуай, город лежащий на Огненной Земле. - показал рукой на город Хакр. - Посмотри, друг. Он ждет нас.
  -Мне за счастье будет выйти в интернет, посмотреть последние новости и посмотреть, что вообще в мире происходит. -Улыбнулся я.
  -А что там может быть? - Рассмеялся Хакр. - Все то же самое, делят власть, развращают детей и убивают невинных. Не удивлюсь, если за эти месяцы нашего путешествия, твои властители развязали новую мясорубку для обновления душ на Митгарде. Самое странное будет, если они начнут заботиться о своих народах.
  -Ты не слышал наверное про трансплантацию тканей. - Усмехнулся я. - Эти козлы ведут себя как волки, если у них появляется возможность заработать 300% прибыли. Но все же надо посмотреть новости.
  -И почему я не удивлен! Люди никогда не успокоятся, наверное, поэтому Бги вам выделили такой маленький срок для жизни.
  -Но, заметь, мы стараемся все успеть в этой жизни. - Поправил я друга.
  -А то, что не успеваете, завещаете выполнить вашим детям! - засмеялся Хакр. -Друг, если бы все существа Митгарда были такими плодовитыми на свершения в жизни, то она не казалась бы такой скучной!
  -И я про то же! С нами не соскучишься! Вот ты мне скажи, деревяшка ты моя, каково это - быть вдали от своего я?
  -Ну как тебе сказать. -Задумчиво ответил Хакр. - Если смотреть с позиции силы - мне все равно. А так - скучаю уже.
  -Мне тоже сняться голоса моих деток, да и жены. И пусть она -чертова паучиха, но ведь как-то жили до сих пор... Думаю и дальше проживем.
  -Сережа, ты должен понять, жизнь она такая странная, местами непонятная, но она все поставит на свои места. -Произнесла, молчавшая до этого, Лель. - Тебя надо было с Бабушкой познакомить. Жаль, что не зашли к ней.
  -Это в пещеру ту? - Уточнил я. - К паукам? Ну? Rогда мы драконов поднимали...
  -Именно. -Кивнула Лель головой. -Были так рядом, и не зашли, она обиделась, наверное.
  -Меня больше беспокоит тот росток, что мы оставили в Беринговом проливе, на острове.
  -Да, мальчугану не сладко придется, но я надеюсь он справиться. - Кивнул Хакр. -Он сильный, сдюжит.
  Окинув взглядом лежащие скалы, ручьи, что бежали по склонам гор, и тоненькие ростки жизни на гладких телах умерших Бывших, и потянул друзей на те несколько улиц, что спрятались в складках холмов, прямо на побережье Южного моря.
  -Есть, спать, и телек смотреть! - И не сопротивляться!!!!- Хохоча, потащил я друзей.
  -И это все удовольствия, что может предоставить ваша цивилизация? - сопротивлялась Лель.
  -Ты должна увидеть магазины готовой одежды. И пусть тут не Нью-Йорк, и не Париж, но думаю тебе понравиться! - Ответил я ей. - А еще кинотеатр и театры.
  -Сереж, а мы тут надолго? - Спросил Хакр.
  -Нет, мой друг. Нам предстоит последний рывок. Так что набираемся сил и вперед. Тем более, что нас там кажется, заждались.
  Нам повезло быстро найти хостел с отдельной комнатой, согласен, это низко для подобных существ. Но в незнакомом городе без инета просто невозможно найти нормальную гостиницу. Проблем с деньгами не возникло - доллары до сих пор универсальная расчетная единица, их правда принимали без благоговения, но вполне так с радостью. В Ушуай похожий климат с Москвой, с одним различаем - это наличие под окнами моря. Оно и задает весь тон здешнего климата. Мне, например, тут понравилось. И позагорать можно - мы пришли как раз поздней "бабьей" осенью. Последние деньки солнца и жары. Даже искупаться можно в накатывающихся на берег волнах, чем воспользовались мои спутники. Лель как всегда приковала к себе все взгляды мужского населения. Трудно быть богиней, и не привлекать к себе внимание.
  -Нельзя просто так взять и не позагорать на Огненной земле. - Пробормотал я взглянув из под очков на пляже, что лежал прямо в черте города.
  - И не сгореть! - добавил сонно Хакр.
  -А как ты думаешь, горы что за нами, они, вообще, чем были, ну до Судного Дня? - Разглядывал я лениво гряду лежащую справа от нас. Ее огромный пик перекрывал холодным ветрам вход в городскую бухту.
  -Да на этой планете куда не ткни, всюду наткнешься или на драконов, или на домашний зверинец какого-нибудь бога. -Ответил, не открывая глаз Хакр. - я просто уверен, это очередной любимец спящего Бга.
  -Может стоит его оживить? - Поинтересовался я. - Вдруг польза какая нам будет. Да и животных оживлять гораздо легче чем Древа.
  - Не советую связываться, мы же не знаем, кто тут был в последние дни перед пришествием в эту виноградину наших Бгов. -Сонно проворчал Хакр.
  -Любопытство гложет. - Извиняющимся голосом ответил я ему. - Вдруг этот кто-то жутко симпатишный!
  -Ты странник, если тебя что-то гложет - так оторви свой зад и иди проверь. -Перевернулся ко мне задом на песке Хакр. - И не тревожь слегка сгоревшего на Солнце Бга крови, а то откачаю у тебя ее.
  -Ой напугал! - Подхохотал я. -Прямо боюсь, боюсь. -А потом доверительно. - Хакр, ну я на минуточку, а ты вон, от Лельки хахалей поотгоняй. Лады?
  -У нас еще два дня на отдых, иди и сотвори чудо, мой нетерпеливый друг. А она сама справиться - не первый раз ей людям мозги пудрить.
  И я тихо ускользнул, подхватив одежду, с пляжа. До ближайшей крупной скалы порядочно было идти. Но часа за два я управился. Лоцман предлагал прыгнуть на пару минут на тропу, но я предпочел наслаждаться красотами природы, тем более было на что посмотреть.
  Эти горы помнили как ступали на землю Бги. Совершенные зубья скал как тонкие копья пронзали синеву небес. Сероватые, с небольшими черными полосами-тенью, они были похожи на вздыбленные крылья неведомых птиц. Мне виделось в этих нагромождениях огромное количество убитых животных. Но реальность оказалось гораздо интересней.
  Я битых полчаса взбирался на скалу, решив находиться поближе к Ожившим.
  -Проснитесь, я отдаю тебе кровь свою. - Капнул несколько капель на огромный булыжник, лежавший у меня под ногами.
  И тот же час земля под ногами дрогнула, и я кубарем скатился вниз. Хорошо, что успел сгруппироваться и не переломал рук и ног. Пару царапин на коленях припорошила поднявшаяся пыль. Я постарался как можно быстрее встать и поднявшись вздрогнул: прямо перед моим лицом был огромный голубоватый глаз. Каменное веко моргнуло, и на мгновение закрыло чернеющий умный зрачок. А потом он открылся и меня как в омут потянуло в него.
  -Добрый день, Оживший. - Поприветствовал я.
  И Скалы вздрогнули еще раз. Торчащие в небо перья втянулись и разгладились на сером покрывале существа. Голова, лежащая передо мной, взмыла вверх, и огромным клювом пригладила перья на своем теле. Это был ворон. Огромный серый с чернеющими вставками на крыльях и обдерганном хвосте. Весь какой-то взъерошенный он производил жалкое впечатление, если бы тот огромный облик, что занимал раньше пол горы, то хотелось даже пожалеть-погладить его.
  -Кра. -Спросил он, наклонив ко мне свою огромную голову.
  -Я -странник, иду освобождать Солар. А ты лежал на моем пути, и я решил помочь тебе пробудиться ото сна.
  -Славянин? - Спросил Ворон.
  -Да. -Наклонил я утвердительно голову.
  -Крра, хрр, кр...- замотал головой он, а потом топнул ногой. - Мало я съел вашего мяса и выпил вашей крови. Теперь пришел утверждающий, что спас меня от вечного сна. Брысь, пыль моей дороги...
  -Подожди, Ворон. -Окликнул я готовую взлететь птицу. - Книга, иди и расскажи ему, что происходит в мире. Не хочешь слушать меня - послушай же дар Бгов.
  -Что мне ваши Бги, у меня свой есть. - Ответил, взлетая Ворон.
  -Если найдешь его - передай от меня привет! - Крикнул я ему вслед. И сам не зная почему прошептал: - А если не найдешь - возвращайся, я буду ждать.
  И посмотрев на осиротевшие горы, без нескольких вершин ставших на порядок ниже, отправился к попутчикам назад в Ушуай. Кажется, попытка разбудить не удалась. Ну не всегда же мне везло в этой жизни. Привык к хорошему, пааанимаешь! Захотел себе ручную игрушку. Прав был Хакр, что, посмеиваясь, советовал не будить просто так Спящих.
  Этот город на несколько дней стал прибежищем для нас. Город, лежащий в лапах Монте Дарвина с одной стороны и закрыт как драгоценная кубышка ледником Мартиалом в районе мыса Горд, был словно яркая жемчужина в тисках раковины. Пока не откроешь и не увидишь ее- не поймешь красоту. Прекрасные пляжи соседствовали с каменными и галечными наносами, что оставил ледник. Мы ходили собирать там прекрасные образцы каменного великолепия Митгарда. А еще эти прогулки на небольших параходиках. И вечерние гуляния по главной улице. Вроде и небольшой городок, но он был самодостаточен и даже, в чем-то, инклюзивен.
  Я думал ворон привлечет к себе внимание, но все потрясения списали на лежащий неподалеку вулкан. И даже исчезновения нескольких торчащий скал списали на частичное обрушение скальной гряды. Иногда мне нравиться наука на Митгарде, она как "закон что дышло - как повернешь, так и вышло". Главное- подогнать под понятное объяснение. А там, хоть трава не расти. Всем все равно.
  -Мне кажется, что надо задержаться еще на пару дней. -Сказал на третий день нашего ничего не деланья Хакр, все так же уткнувшись носом в песок пляжа. Его спина была просто багрово-алая, от загара. -Хотя уже слышу, что нет.
  -Угу. - подтвердил я его первую фразу из под огромного сомбреро. Эта расслабленность просто заставила все члены тела расслабиться, и так было тяжело заставить себя совершать все эти телодвижения- типа встать за водой.
  -Кра. - Раздалось прямо над головой. Сомбреро слетело, и я обнаружил у себя на лежаке сидящего Ворона. -Добрый день, Странник. Кра.
  -Не квакай, Тень с Кровью. Тебе не к лицу быть простой жабой. - Подал голос Хакр.
  Озадаченный ворон прервал свое очередное карканье. И жалобно спросил:
  -Не ты ли это, Ас Хакр?
  -Ну, а кто еще может послать надолго за цветком Мирьямы и не дождаться его от своего ворона? Вас было семеро, и где они?
  -Спят, о Мудрый!- Ответила, наклонив голову, птица.
  -То есть ты признаешь, что не выполнил мое поручение?
   - Прости, Милостивый.
   - Остается выдернуть у тебя из хвоста очередное перо...
   - Их там осталось оочень мало, о Чистейший.
  -Ну значит такова у тебя судьба.
  -Эй! - Остановил я их разговор, чувствуя, что ворону сейчас не поздоровиться. - Прекратите. Хакр, дружище, оставь бедную птичку, мне ее жалко.
  -Это не птичка, а Вестник. - Проговорил медленно Хакр. - Ты просто не представляешь кого разбудил.
  -Пусть, хоть третий всадник Апокалипсиса. Думаю, что даже в таком виде он нам будет полезен.
  Хакр рассмеялся, помотав головой. - Он же нас достанет своими придирками, указами и воспоминаниями из серии "как было раньше хорошо!" ...
  -Да и пусть ворчит, главное- чтобы помогал.
  -А этого от него не дождешься. -Это же ворон-самец, а не хлопотливая самочка. Которая так заботиться об окружающих.
  -Да пусть остается. - Махнул я рукой напяливая на голову и закрывая лицо сомбреро.
  Ворон, нахохлился под жгучим солнцем, и уныло уставился на морской залив у голода.
  -Зато я теперь знаю, кто нас перенесет на другую сторону пролива...- Лениво заметил Хакр.
  -А вот с этого места поподробнее. - Приподнялся я и вылез из под шляпы.
   
  Глава 17.3.
  "Шесть жертв были выбраны Жрицами со строгой тщательностью. Мне только-только исполнилось двенадцать, но имя мне так и не дали. Меня вытолкнули из пещеры Развития в общий зал взяв за третью ногу, посрывав все сто и три одежды и завязав рот обрывком ткани и потащили на жертвенную площадь. Голая, я стояла в толпе таких же неудачников, как и я. Три пацана... А! Вот того, с пятном на шее, я знаю, мы его дразнили еще "карпом с усами"! И три девушки, включая меня. Почти никого не знаю. Я озиралась по сторонам, искала мать и братьев в толпе, но не находила.
  -Ха! -Кричали окружавшие меня. - Дань! - Вторили им одетые в грязно-коричневые одежды жрицы. -Бей! - Восклицали в черном. И все норовили стукнуть нас ногой.
  Скопище пауков-людей так сильно вопило, что пришла главная Жрица.
  А потом прозвучал полуденный звон. И образ стоящих вокруг осыпался. Сто и три одежды оделось на каждого, что стояли вокруг нас. Степенные, похожие на закутанных во множество одежд малышей, матроны и мужчины зажали нас в круге, и только сухая фигура Главной выделялась. Мы сжались голые и босые на грязной мостовой площади Жертв.
  -Вы выбрали Тех Кого С Нами Уже Нет? - Спросила она толпу.
  И толпа завыла, зарычала, указывая на нас пальцами, проклиная, и благословляя каждого из нас.
  -Если вы выбрали, то мне надо их наказать! - Промолвила Жрица, и круг отхлынул во все стороны, раздался вширь, образовав вокруг Ее и нас на допустимое расстояние.
  -Наказываю Тебя! - Произнесла Верховная, и коснулась пальцем одного из парней прямо меж бровей. В тот же миг его взгляд изменился. Из глаз начал сочиться туман Ушедших.
  Увидав происходящее. Я забилась в сдерживающих меня путах. Замычала-закричала. Закрутила головой. Все знают, Те Кто Ушел - теряют свою Суть. И никому не пожелают такой участи.
  -Тебе есть, что мне сказать, дитя? - Мягко спросила меня Жрица. Я закивала головой. И как можно громче замычала в тугую повязку. -Ну говори, раз есть...
  Она взмахнула рукой, и по ее велению Мудрости, повязки упали с моего тела. Я встала, не стесняясь свое наготы и очень медленно поклонилась Главной.
  -Верховная, я молю тебя о милости сказать Правду.
  -Говори, дитя! - Разрешила Она.
  -Вот уже три недели я готовилась стать жрицей к месту Появления Матери.
  Вокруг заворчали люди, обиженные допущенной ошибкой при взятии жертвы, они теперь сами могли стать ею. Ибо уже были подобные прецеденты.
  -Мне еще мало лет, но я уже учила стихи для Матери. Хотите, прочту? -Привела я свой самый главный довод. - За три недели много не успеешь, но я старалась.
  Некоторые из людей постарались скрыться, но Мудрая взмахом руки остановила их:
  -Куда же вы уходите, принесшие Жертву? Или вы боитесь за свое решение?
  Некоторые из остановленных спрятали руками лица от страха. Гомон, стоявший вокруг, утих. Наступила такая жуткая тишина, что стали слышны выкрики стражи на основных воротах.
  -Дитя, ты права. Но жертва определяется не только выбором, но и наказанием. - Заметила Жрица и протянул руку ко мне коснулась указательным пальцем точно между моих бровей. В тот же миг мои глаза застлала пелена, а мое тело сковало Послушанием.
  Когда пелена начала рассеиваться, то с глаз спал морок, а перед моим затуманенным взглядом была стена, сложенная из огромных камней. Плотно подогнанные друг к другу они были единым целым как воины в строю. Щели между камнями были настолько малы, что и нож туда невозможно было загнать. Заросшие мхом и торчащими тут и там березками, камни стойко переносили тяготы временем.
  -Как раз вовремя пришли. - Произнес один из сопровождающих. -Встань поближе к стене, жертвы.
  И мы вшестером, как один, шагнули к монументу.
  -Сейчас время шагнет, и они войдут. - Сказал главный из сопровождающих. В то же мгновение мы стали пауками. Осыпавшийся туман рассеялся, и я слегка пошевелила ногами. Они плохо слушались меня после спавшего Послушания. Но возможно была еще какая-то причина такого их поведения - например долгий бег. Я вспомнила, как однажды, после долгого забега по ярусам под руководством Следопыта у меня так же тряслись мышцы, и дрожали все органы внутри тела. Но мои мысли прервал главный.
  -Шагните к стене и встаньте друг на друга.
  Мы послушно подошли к стене и девочки вскарабкались мальчикам на спины, изобразив две колонны. Паучьи ноги отлично цеплялись за отростки на телах соратников.
  -Теперь коснитесь камней, что светятся у вас перед лицом желтым светом. - Велел главный.
  Я взглянула перед собой и увидела камень, слегка светящийся в темноте вечерней зорьки желтым отсветом. Протянула ладонь правой руки и коснулась его приложив ладошку целиком к камню.
  Под теплом моей ладони он загорелся еще больше, а затем его свет слился со светом, исходящим от других камней и перед нами появилось изображение двери.
  -Слезайте друг с друга. - Как в тумане я послушно слезла с тела пацана, что стоял еще на одном парне. На другой стороне девочки слазили друг с друга и потом уже с парня стоящего снизу колонны.
  -Войдите, жертвы принесенные. -Велел нам старший. И мы послушно вошли в колыхающийся маревом вход в жертвенный Дом. За дверью была темнота. И только глаза паука могли в этой темноте ухватить отблески темноты темной от темноты светлой, и уже по ним мы пошли вниз. Свата становилось все больше, а затем, чем ниже мы спускались, тем сильнее стены становились прозрачнее. Круг за кругом, все ниже и ниже. И вот сквозь стены стали видны тени идущих там людей. Вначале они были тенями, а потом уже стали видны их голые части тел. Пелена спала с наших глаз. Мы ускорили ход - нам еще надо было дойти до конца. А тел по обе стороны за стеклом становились все больше и больше. Вот они толпятся, вот, я понимаю, они толкают друг друга и ползут, извиваются, пытаясь спуститься ниже на своем пути, вот перед глазами одни лишь части тел, что перевились и спутались, но и эта масса движется вниз, впечатываясь в стекло, землю у них под ногами, но они упорно движутся вниз. С каждым шагом картина за стеклом становилась все страшнее. Вот нечто розовое покрывает тела, ползущие вниз, а вот уже и раздавленные головы, оторванные руки, все это в крови и нечистотах, но стекло сохраняет свою чистоту, показывая все падение человека в целом. И когда мы прошли девятый круг за стеклом была равномерно колыхающаяся масса из мелких частей тел и взвесей, что двигалась вниз, в красной жидкости, скребя остатками костей по стеклу, издававшему противный звук. Последние шаги мы совершали, опустив глаза вниз. Там, на полу прохода, хоть и были тоненькие ручейки крови, видимо стекло протекало где-то, но не было видно всего ужаса, творящегося за стеклом. Особенно я боялась взглянуть туда, за стекло. Мы шли по ручейкам крови что текли по полу, до колен измазавшись в этом странном бульоне. Но спуск закончился для нас прямо у двери обитой железными пластинами с огромными ручками из странного металла желтого цвета. Внизу дверей было несколько круглых отверстий куда вливались ручейки крови.
  Шесть пауков остановились у двери и замерли, старательно не поднимая взгляд на стеклянные стены вокруг и друг на друга. Жертвы. Как страшно становилось от осознания этого. И холод ледяной появился от ужаса в груди.
  Один из парней протянул руку к двери и потянул ручку ее на себя. Застарелые петли громко завизжали, а мы в страхе подняли глаза на открывавшийся вход.
  -Я туда не пойду. -Прошептала одна из девушек. Но ее ноги все решили за нее. Шаг и она протискивается с воплем в маленький проем, пытаясь пролезть, а парень пытается открыть заскорузлую дверь. Когда она стала орать от боли, мы вспомнили тех, за стеклом, что в крике открывали рты, а нам их не было слышно, поняли, что девушка в беде и бросились помогать парню, открывавшему дверь.
  Только усилием пятерых мы смогли открыть створку двери, и, вытолкнув внутрь застрявшую, протиснулись в зал. Он был огромен. Великолепен. Красив. Выложенные цветы на стенах, тщательно подобранные листья у каждого из них. Изображенная река, текущая вода, все это было в некотором полумраке, и кажется, жило. Я присмотрелась. Река текла, листья шевелились, цветы наклонялись в сторону Солнечного луча, а потом я присмотрелась.
  Все это великолепие было выложено из живых частей человеческих тел. Они двигались и шевелились, потому что были живы. А на стенах была не тщательно уложенная штукатурка, а плывущие потеки крови, что складывались тут и там в ручейки крови. Куда все это утекало - мы не видели. Сжавшись и собрав волю в кулак, мы прошли на середину комнаты и замерли в ужасе от осознания происходящего безумия.
  Прямо перед нами подтекая и сливаясь в картину на стене сформировалось изображение Солнца. Так как его рисуют дети- полуовал у пола и лучи, расходившиеся наверх к потолку. Потом картина застыла, потемнела. Темные факторы крови стали металлом. Они заблестели в отблеске падающих с самого верха зала лучей.
  Мы сбились в кучу. Чья-то рука впилась мне в бок, чье-то тело прижалось к моему слева, чья-то нога перевилась с моей справа. Тепло наших тел стало единым. Мы ждали своей участи, но в ответ нам была тишина. Солнце из потеков крови не изменялось. Цветы и листья из плоти людей, так и жили своей жизнью, а мы стояли единой кучей замерев от ожидания. Сколько прошло времени я не знаю. А потом у нас под ногами зажегся белый круг, и мы очутились прямо у закрытой двери на лестничной площадке, куда выходили еще три двери. Наша дверь подсвечивала тем же цветом, что и камни у входа. Парень, что первый принялся открывать дверь в проходе, постучал в нее. За дверью раздались шаги, затем она открылась. За приоткрытой дверью мелькнула тень женщины. Дверь открылась во всю ширь. На пороге стояла Мать Его Детей. У ног ее стояло двое Мальчиков. Мы в едином порыве склонились перед Ней. Одетая в простое платье с изображениями цветов она смотрела на нас устало, но с любовью.
  Она без слов протянула в нашу сторону руку и шагнув через порог коснулась каждого из нас рукой. Ее пальцы были слегка влажны и испачканы в чем-то белом.
  -Дарую вам свободу. - Произнесла Она. И каждого из нас будто пробила молния.
  Двое поменяли облик на человеческий, остальные остались теми, кем и были.
  -Ваша миссия окончена. - Сказала Мать ставшим людьми. -Идите и отнесите весть Жрице Матери.
  А вы, те, кто остался собой, идите и служите Бгам. Да будет ваш путь легок!
  Затем она зашла обратно к себе и заперла дверь.
  Мы постояли еще немного, а потом, не сговариваясь, пошли вниз из жилища людей.
  На улице стоял какой-то постоянный непонятный шум. Наверно так шумят города людей. Вечер только вступил в свои права. Свет стекал с высоких палок, что тут и там стояли повсюду.
  Когда мы вышли на улицы большого города, то каждому из нас желтым следом показался свой Путь, меня тоже пеленой желтой пыли он повел вдоль мостовой и бегущих повозок. А потом я увидела, как кто-то невидимый взрезает пыль в дороге у моих ног и услышала гром. Присмотревшись, я заметила двух людей что наставили на меня палки черного цвета, и поняла - убежать я уже не успею. Даже не поняла, как осталась одна. А через мгновение я уже ощутила себя внутри повозки связанная каким-то крепким огрызком веревки.
  Путь все так же стелиться от меня золотистой пеленой. Прошу меня отпустить. Жертва, принесенная и непринятая Бгом Ра.
  С моих слов записано верно и мною прочитано."
  Из объяснительной в деле Љ8472364286 г.Москва.
  -Нам звонили насчет этой паучихи. - Повертел дело в руке министр. - Придется отпустить.
  -А дело?
  -Закрыть. Мне в правительстве чуть последние волосы на голове не повыдергивали. - Он вздохнул и погладил редкие волосы на затылке. - С Японией нам сейчас войну не потянуть. А Морина Ас сказала - это ее слуга. Так что отпустить и доставить самолетом в Токио, с нашими извинениями. А вот это...- Он протянул дело. - Отдайте аналитикам. Думается мне, они расшифруют, и где стена эта, и где спуск... да и все остальное тоже...
  -Мы дали ей имя, пока она была у нас.
  -Согласен, как же без имени жить. - Согласился министр. И с любопытством спросил: - И как теперь ее кличут?
  -Мистери Ас. -Усмехнулся генерал. -Коротко - Мария. Маша.
  -Шутники! - Рассмеялся министр. -Хорошо хоть Евой не назвали...
  Отступление.
  Нанесенные с тампонов следы крови, снятые в ног Мистери Ас, я разместил на стекла и отправил в анализатор. Шестнадцать стекол, как раз на полное заполнение анализатора. Потом, взглянув на время обработки, что составило почти двадцать восемь часов, решил пойти попить кофе в соседний отдел к Ирочке.
  -Толян! Друг! - Радостно хлопнул меня по плечу Максим, помощник Жевгена Валерьевича. -Ты на пять минут, или где?
  -Да забежал к вам полюбоваться красотой ножек Ирочки.
  -О! Ты как никогда прав! Ее ножки надо отнести к достояниям страны, и ни в коем случае не выпускать за границу! -Подмигнул мне Макс.
  -Так ты еще с ней не...- Приподнял с брови.
  -Дружище. Ты как с дуба рухнул. Она же для мужа себя блюдет. - Заржал Макс. - Вот есть такая категория баб...
  -Ох, эти, блюдющие себя... Прям не смотри на них и не чихни в их сторону... - Поддакнул я. -Но я все же пойду поговорю с ней.
  -Флаг тебе в руки. И в лоб звезду. Могу еще Марсельезу для ритма на столе отстучать. - Предложил довольно прищурившись Макс. Потом поправил белый халат на моем плече: -Ты поаккуратнее с ней, у нее батя знаешь кто?
  -Нет. А кто? - И показал пальце вверх.
  Макс повернул руку в сторону кабинета где сидел главный бух.
  -Ого! - Невольно вырвалось у меня.
  -Так что, Толян, если у тебя свербит, лучше к ней только после улицы с фонарями приходить, а то мало ли что. - Почти прошептал Макс.
  -С меня простава, друг. Спасиб, что предупредил! -Теперь я похлопал его по плечу. И пошел обратно в свой закуток.
  Когда я зашел в свое царство пробирок, то непонимающе уставился на мигающие красным строкам на мониторе.
  "Выявлено четырнадцать тысяч вариаций ген.материала. Размер генома...Представитель Хомо сапиенс... количество хромосом."
  И цифра постоянно увеличивалась. Вот она перевалила за двадцать тысяч. И поскакала как ломовая лошадь дальше.
  Внезапно отдельной строкой выпало окно с выявленным совпадение: " Совпадение 100%. Тулезов Валерий Николаевич, 1949 г.р."
  А потом еще одно: " Совпадение 100%: Меркулова Анна Владимировна 1968г.р."
  И еще одно, и еще. Я замер в шоке. Рука сама потянулась и набрала трехзначный внутренний номер.
  -Алло. Казимир Шарипович, отдел внутренней безопасности. -Ответили мне там.
  -Соедините меня с добавочным ноль шесть. -Попросил я, не отрывая взгляда на подскочившие до сорока семи тысяч, и двенадцати совпадений по людям в базе данных цифрам.
  -Вы уверенны? -Взволнованно спросил меня мужчина на той стороне трубки.
  -Срочно. Позиция двадцать один. - Подтвердил я важность вызова.
  -Соединяю.
  На той стороне раздались гудки, а потом трубку сняли и, такой знакомый голос, произнес.
  -Добавочный ноль шесть на телефоне.
  -Позиция двадцать один. Восьмая лаборатория генных материалов. Смирнов Анатолий. Срочность два нуля три.
  -Понял. Не покидайте помещение. Не двигайтесь. К вам сейчас придут. Постарайтесь ничего не касаться.
  -Понял, выполняю. -Ответил я.
  И уселся на стул около анализатора рассматривая ползущие вверх цифры.
  На семьдесят одной тысяче дверь открыл полностью одетый в хим. защиту мужчина небольшого роста. Я кивнул ему на анализатор, тот кивнул головой, соглашаясь осмотреть результат, от полученных цифр у него широко открылись глаза, потом он увидел информацию по совпадениям и, согнав меня со стула, уселся читать полученный результат у монитора.
  Вскоре зашел другой мужчина.
  Первый снял шлем со стеклом и произнес второму:
  -Тут срочность не два нуля три, а два нуля два. Давай опечатывай тут все и вызывай ноль пятых.
  Второй тоже скинул шлем, подобрал стоявший у окна стул, скинув наваленные на него бумаги на пол и уселся, как и первый, у монитора, наблюдая за скачущими циферками. Он протянул руку к телефону, трубка которого все еще была на вызове, как и положено по инструкции, и бросил в нее:
  -Ноль пятых вызывайте. Тут по их части.
  Аккуратно положил трубку на стол и повернулся ко мне.
  -У вас секретный допуск есть?
  -Четвертый уровень. -Подтвердил я.
  -Ну тогда, парень, вали ка ты отсюда. - Мягко сказал ноль шестой.
  -По инструкции должен сдать под роспись лабораторию. - Упрямо ответил я ему. -Вы вызываете ноль пятых, вот им и сдам.
  -Ладушки. Но не трогай ничего. А то ва-ва и бо-бо. - Доставая пистолет Макарова из кобуры под мышкой произнес второй ноль шестой.
  -Ок. Схватил. -Согласился я, и уселся на пол у двери, внимательно наблюдая за действиями профов.
  Минут пятнадцать пришлось ждать ноль пятых. Они примчались как всегда на понтах. Вытолкали ноль шестых, которые следили за работой анализатора. Разворошили все бумаги, которые пришли вместе в образцами, заставили меня рассказать раз восемь, что, откуда и куда растет, и только часов в одиннадцать вечера я уснул у глав.буха на диванчике. Домой просто не было сил ехать.
  Утром меня не пустили в лабораторию. Вышвырнули, приоткрыв дверь, пакет с моими вещами, стыдливо прикрыв спинами четырех ноль пятых, анализатор и монитор, вовсю мигающий красными отсветами на белые стены, и велели идти к руководству за ЦУ. Краем глаза я заметил шестизначную цифру на монике. А потом подумал о видеонаблюдении, которое нам недавно установили.
  Шеф, когда я пришел, бегал по своему обитому дубом кабинету и ломая руки восклицал, как девочка на выданье: "Все пропала! Пропало".
  Так и хотелось стукнуть его китайской вазой эпохи Хряньнянь, по полу лысой башке. Для успокоения. Но я смиренно уселся на диванчик, пока он носился и недовольно оттопырил нижнюю губу.
  -Расскажи мне...- Эпично вздыхал шеф. И допрашивал про ноль пятых.
  -Не могу. Вы же знаете инструкцию. - Чуть виновато отвечаю ему.
  -Ну хоть наметки какие? Чего ждать? - Утирая слезы от осознания категории проверки, кары, которая постигнет его лаборатории, заплакал шеф.
  -Она касается только некоторых результатах по получению данных от анализа образцов. -Успокоил я его. -Большего сказать не могу.
  -Ну хоть что-то. -Утирал шеф руками толстые щеки. -Пока не закончиться вся муть, у тебя отпуск, дня три-четыре. Потом чтобы был тут, как штык! Был тут!! Слышишь?
  -Как скажете. - Согласился я.
  -И чтобы со связи не слезал, и мог, если что, приехать срочно.
  "Так точно, майн фюрер." - Чуть не вырвалось у меня, но сил от усталости хватило только на кивок головы.
  А перед глазами стояла цифра найденного генетического материала больше двухсот тысяч образцов человеческого ДНК. Мляяя... Кто эти люди?....И где была такая бойня?
  Маленькая фарфоровая игрушка котенок, с красными глазками стояла на самом крае полки у входа. Эту полку со стоящими на ней приколюшками и старыми игрушками уже два раза проверяли, осматривали, и ставили на место. Как, впрочем, и все игрушки. Ободранный и страшный, без левого уха он не заинтересовал ни одного из ноль пятых. И теперь я его глазами смотрел на монитор компа с внушающей мне ужас цифрой - пятьдесят пять миллионов двести шестнадцать тысяч и набирающими еще одну тысячу цифрами, обнаруженных генетических материалов, и почти пять тысяч совпадений по реально зарегистрированных людям в базе. Я включил на запись происходящее в лаборатории, а сам пошел спать. За сколько можно продать эту информацию? Если не продам, то интересно, сколько это видео соберет на ютубе, если его выложить? Ну все же, что делать, если не продам?
  Отступление.
  Если вы никогда не летали на планере, то не поймете того восторга, что охватил меня, когда крылья Ворона подхватили нас и понесли через пролив в Лукоморье. Одетые в новейшую современную одежду для полярных экспедиций (чего только не найдешь за не тоненькую пачку зелени), мы неслись в порывах ветра спрятавшись в перья. Холод на высоте схватил за уши и начал замораживать все неприкрытые части тела. Я судорожно вытащил варежки их шерсти ламы и начал натягивать их на перчатки с обрезанными пальцами. Веревки, удерживающие меня от выпадения из перьевой части спины ворона, впились в пуховик, не дав мне выпасть.
  Нам пришлось изрядно побегать по магазинам в Ушуайе. Волшебные зеленые бумажки помогли снарядиться нам в путешествие по холодному краю Антарктики. Рюкзаки за три дня постепенно полнели, наливались как спелые яблочки, и к четвертому дню нахождения в просторах Огненной земли мы стали похожи на жадных гномов, так и норовя засунуть еще одну вещь в полностью забитый рюкзак, на самый-самый последний "пожарный" случай "а вдруг пригодится". Мой рюкзак еще выглядел аскетом по сравнению с вещами Лель. Когда я зашел за час до отправления в ее комнату, то не поверил своим глазам. Все эти разноцветные платья, нижнее белье, тончайшее кружево чулок, обувь - оно же ну никак не поместиться в ее рюкзак. Да оно и не поместилось бы, если ты только не Бг. А Лель была Бгом этого мира. Путь и его Вторым дыханием, но Бгом. Мне удалось купить швейцарский нож. Обошелся он мне почти в два раза больше, чем все мое снаряжение, но я решил совершить эту дорогостоящую покупку.
  Новости особо не обрадовали. А как может обрадовать сожженные заживо люди в кинотеатре. Позабавили и огорчили государственные телепрограммы. Они выглядели как программы для даунов. Очень мало информации, но преподана она была будто для умственно отсталых людей. Со стороны это выглядело этакой подачкой гражданам - почти как: "Нате вам, только замолчите!".
  Выключив спутниковые телеканалы с другого полушария, я брезгливо пошел и помылся под душем. Это непростое чувство оставалось на протяжении всего дня, и прошло только при появлении ворона.
   Полет длился не так чтобы долго. Я всегда знал - ворон настолько сокровенная птица, ее путь лежит меж слоями реальности. Жаль не успел выспаться. Меня разбудил Хакр, крикнув в ухо, закрытое шапкой-ушанкой, о подлете к Дубу. Вернее, того места, на котором тот стоял.
  Пустынное море снега под нами было нереально белым, с легкими прожилками синевы. Горная гряда как стрела указывала нам путь к Великому Дубу.
  Глава 18.
  Глаза темнели от блестящего снега. Появлялась дымка затмевающая взгляд, и, казалось, все в некоем призрачном тумане. Собственно говоря, именно так начинается слепота от снега, все дело в отраженных солнечных лучах. И в их влияние на сетчатку глаз. Я зажмурился на мгновение, и когда открыл глаза - будто пелена спала с моих век.
   Мы пришли к той точке, где наши пути разойдутся. Мы - это я, Хакр и его сестра Лель. На плече у Хакра важно восседал ворон, поблескивая черными бусинками глаз, и иногда вертел головой. Мы стояли у места Врат важные и напыщенные, только ворон своими движениями постоянно портил важность момента. Вот Хакр не вытерпел и смахнул этого грязнулю с полу обдерганным хвостом на снег, тот отлетел к видневшимся неподалеку камням и принялся там чистить перья. Не мелкий, как и все вороны в возрасте, он выглядел гигантом по сравнению с остальными птицами, с теми, что я раньше встречал.
  Я замер на несколько секунд собираясь с мыслями. Страшило ли меня будущее? А что тут сказать - еще как! Боялся ли я сделать следующий шаг? Вне всяких сомнений.
  -Надо позвать тех, кто оставался тут сторожить место. - Подсказал Хакр.
  -И как? - Поднял я от снега взгляд на второе дыхание Бога крови.
  - Позови их.
  Я пожал плечами и, повернувшись к снежной равнине, прокричал:
  -Зову вас, те кто остался сторожить это место.
  Снег зашумел поземкой, при солнечном дне завыл ветер, взвилась изморозь под напором стихии, поднялась, покружилась немного и опала. Их было много, так много. Ряды с просеками, великаны и простые люди, одетые и голые, с оружием и без, старые и молодые, люди и непохожие на людей. Изморозь облепила их тела и солнечный свет преломляясь добавлял искрами Солнца жизни их бездушным телам призраков.
  Паучок страха пополз у меня по спине.
  -Ты..ссс - Прошелестел звуком снег. - Звал..сссс нассс....ссс.
  -Ваше время охранителей прошло. Сдайте свой пост, и идите на покой. - Прокашлявшись, ответил я стоявшим передо мной.
  -Время...ссссын Бгв. Вечноссссссть...сссс. По делам...сссс возссссдай. - Прошелестел снег меж стоявших.
  -Вы вольны сами выбрать наказание и воздаяние. - Ответил я им. Стоявшие за моей спиной Хакр и Лель приблизились ко мне поближе. - Наказанные - идите по левую руку от меня, награжденные встаньте по правую руку от меня.
  И развел руки по сторонам на высоту плеч. Потом открыл вверх ладони. В левой лежал кусочек дуба, а в правой лежал нож. Тот самый швейцарский нож, что был куплен мной на Огненной Земле.
  И они пошли. Вначале робко, потом потоком, не соприкасаясь, а некоторые проходя через друг друга с шелестом падающего снега. Каждый касался выбранной награды. Те, кто касался кусочка дуба в то же мгновение пропадал, а те, кто касался ножа, проявлялся в наш мир со светящимися голубоватыми оттенками глазами. Но не все выбрали свою долю. Остались сомневающиеся. Их было немного, и они стояли небольшой толпой поодаль.
  -Мы подожсссдем ссссс.... Дуба ..сссс... - ответил на мой вопрошающий взгляд один из стоявших с краю в этой кучке.
  -Будь по вашему. Но приблизьтесь к нам, пришло время призвать Его. -Согласился я с их выбором. И опустил руки.
  Призраки умершие и воскресшие, стояли около меня ожидая, пока я достану камень жизни для Великого Дуба. Кусочек коры с обычного дерева -дуба, что рос у бабушки в палисаднике. Плоть от плоти, кровь от крови стоявшей тут Столповой Горы. Дитя его. Именно этот маленький кусочек должен был возродить великолепие Стража Их. Все дубы на Митгарде растут от Дуба-основателя, каждый носит в себе его частицу. И они же служат для призыва Его.
  Я повернулся и посмотрел на горную гряду. В этой скошенной вершине невозможно было признать того великана, что ветвями подпирал Хрустальный Небосвод. Стоявший прежде на Перепутье Миров, открывающий дверь в Правь и Навь, Он был жалким огрызком от самого себя. Спилившие Древо забрали все. Не осталось даже упоминания в сказаниях, настолько память людей была изменена временем и Бгами. Придумавший его поэт был вынужден объявить Древо сказкой. И изменив нахождение его, обозвав Лукоморьем остров, он открыл споры и слухи, изрядно затаскавшие сказы и Летописи Времен до неузнаваемости.
  Желать. Именно это надо для воплощения в этот мир Древа. Огромного желания и просьбы. А также сердце для Древа. Ну и наличие меня- Избранного.
  -Я отдаю тебе жизнь мою. Приди в этот мир, Страж. - Протянул я кусок коры в сторону ствола-гиганта.
  В девятый раз зову. Прошу. И они откликаются, сквозь время и пространство, соглашаясь взвалить на себя бремя Бгов. Потому, что оскудела земля Руская на богатырей и Бгов. Чтобы совершить подвиг теперь- не найти ратников во всяком крае. Каждый спрятался за своей Мощной. И не нужны никому стали Древа. А может просто я, идущий в темноте тропы Митгарда, не вижу - Что твориться в мире моем?
  Взлетел кусочек коры и подлетев к валуну лежащего неподалеку втянулся в него. Зеленые узоры пошли по камню. Округлости и ромбы обозначились на камне, и потом продолжили свое плетение в воздухе, затвердев словно капля хрусталя вокруг нас. Странное чувство, ты понимаешь, все это только кажется тебе, но боишься сделать шаг. Вдруг твое самое легкое дыхание плохо повлияет на формирующееся Древо. Собьет узор, висящий в воздухе, который появляется в реальности и овеществляет в эту виноградинку Спящего. И вот уже кора приобретает свой зеленоватый с коричневыми прожилками цвет, а по ней идут узоры, нарисованные мхом, древнейшим на этой планете. Зеленые искорки, взлетев, начали формировать крону, и мимо меня пролетел один оторвавшийся листик, а потом полетел еще один, не до конца оформившись в этом мире. Прямо в неизвестность.
  Формирование кроны было еще не законченно, а перед нами под снегом начал расти и набухать бугор. Он рос очень быстро. Затем снег осыпался, и мы увидели отряхивавшего со своих одежд наморозь седого невысокого старика. Прекратив обтряхивать с себя снег, он повернулся к нам и сказал:
  -Здрав буде, люд добрый.
  -И тебе здравствовать, отец. - Вырвалось у меня. А потом я поклонился ему, и почувствовал, как склонились в поклонах остальные, стоявшие за моей спиной и по сторонам от меня.
  -Снег. - Произнес старик. - Давно не видал снега.
  -А он еще помнит вас дождем. - Ответила из за спины Лель.
  -И дыханием наших душ. - Прошелестела одна неприкаянная душа.
  -И слезами младенца. - Вторил ей оживший призрак.
  -И биением сердца. - Глядя во все глаза на ожившую легенду добавил Хакр.
  -Нейжели Митгард! - Радостно воскликнул, разводя руки в стороны, глядя на меня старичок. Я смутился и опустил все еще протянутую к Древу руку. -Экой ты смущенный. Ну порадуйте старика онуки мои, что в мире нового?
  Книга, не спрашивая меня, вылетела из рюкзака и подлетела ко Второму Дыханию Дуба, и раскрылась. Предательница!
  -Ого! Вот это даа! Ну что творят! А-йя-я-й! Ээх! - Уткнулся в Книгу Старичок, нацепив небольшое пенсне на правый глаз.
  -Шшшш, Хакр, нам еще представиться надо? - сквозь зубы, спросил я шипя, приятелю, не отводя взгляд от читающего старика. - Ты, если что, подсказывай мне?
  -Да я сам его боюсь. - Отбрехался тот, так же подшептывая мне, смотря на Дубовика.
  -А если он будет не в духе? - спросил я друга.
  -А зачем ты ему книгу подсунул?
  -Да ты видел? Видел? Она сама! Вылетела из кармана рюкзака и прямиком к нему!
  -Предательница!!!- прошипел Хакр.
  -А вы там не шепчитесь. -Одернул нас старик, не отрываясь от чтения. А потом рассмеялся и оттолкнув летающую около него раскрытую Книгу, наклонился, взял в горсти снега и подкинув над собой, с удовольствием окунулся в падающие снежинки. Они скрыли на мгновенье от нас старика, а потом, когда осыпались, перед нами стоял взрослый и сильный мужик. Кровь с молоком о таких говорят. Русые волосы перехвачены на лбу кожаным ремешком, чистопородный нос вятичей, голубые глаза росов, он был по крови истинным арием. Не скрывал, а даже подчеркивал это.
  Одежда на нем была зеленоватого оттенка с вышитыми листиками по подолу, длинного вида, подобно сарафану, но на мужской лад. На шее виднелось несколько витых ремешков с ладанками, а на правой руке был тряпичный наручник с нашитыми кругами Коло и подобно вышивке набитыми кожаными листочками по краям оного.
  Он привычно огладил свою бородку, задержав на мгновение пальцы у подбородка, и задумчиво произнес:
  -А я-то зачем? Неужто другой вам не открыл бы вход на перепутье?
  -Дозволь слово молвить, прадед мой? - Перебил меня Хакр. - Я сын Сварога, Ас. А это сестра моя, Лель. Мы хотим пройти в Навь.
  -Мир действительно сошел с ума. - Потянул Дед. - Два Вторых Дыхания бросив свое Я, отрекаются от возможного воплощения в следующей жизни. Вы мне только ответьте, а возвращаться вы будете?
  -Мы придем на утренней зорьке, когда соловьи песни свои запоют. - Кивнув головой ответила ему Лель, поймав задумчивый взгляд Дубовика.
  -А ваша мать знает, что вы творите? - Ухмыльнулся в усы тот.
  -Ее нет тут. - Коротко бросил терпеливо ему Хакр.
  -Ну значит мне можно вас розгами отстегать! Раз учить вас некому!
  -Деда, ну не злись. Ну нет больше жизни у Избранного, и мать никак не позвать. - Попросил его Хакр.
  -А что ее звать? - Удивился Дубовик. - Оглянитесь вокруг. Хотя нет, не делайте этого, тут плохой пример. Но я спрошу вас, дети Бга, что есть Природа?
  -При роде она. - Ответила, не задумываясь Лель.
  -При каком Роде?
  -Да при любом! - Как младенцу объяснил деду Хакр. Он руками жестикулировал, показывал, будто шар держит, а Дед рассмеялся, и присев, стукнул по снежному покрову открытой дланью. Взбитый ударом снег поднялся и покружился немного в облаке, а потом резко осыпался, и перед нами осталась стоять... Снегурочка. Девочка с длинною косою, красивым бантом голубоватого оттенка на той косе.
  Ошеломленные брат с сестрой застыли в молчании, а потом резво бросились к девчушке, одетую в столь знакомую каждому ребенку голубую шубейку и шапочку с валенками.
  -Мамааа! - Кричали они. Подбежав к девочке, они принялись ее обнимать.
  Девочка на глазах подросла и стала Девушкой. Ее одежда поменяла свет на красноватый, и осталась в розовых тонах с золотыми нитями. Руками она прижимала к себе своих малышей.
  -Удивительно, Дедушка, мне снился такой красивый сон. - Кивнув головой произнесла она деду. - Будто я потеряла свой гребень, а нашла себе кучу друзей. И конец у этого сна такой замысловатый, с паучком связанный.
  -Здрав будь, Лада. - ответил ей Дубовик. - Давно я не видел тебя в этом пласту реальности. Может расскажешь где была?
  Васильковые глаза раскрылись широко-широко. Она громко вскрикнула и упала на снег, заплакав от вспомненного горя.
  Когда все немного успокоилось, Лада рассказала нам о предательстве того, кого всю жизнь любила. Мужа своего. А потом оглянулась кругом и прошептала громко:
  -А ведь обман вокруг вас ходит. И не ладен он, к вечеру помянут. Да и, деда, должна я тебе сказать одно - не на Митрагде мы.
  -Что я, не знаю эту виноградинку! - Улыбнулся он своей прапраправнучке. - Я же каждый листочек, каждую капельку в грозди знаю. Они же созданы все мною.
  -Но именно этот мир не твой. Рассказал мне случайно Сварог, что украл он неведомую виноградину с чужой кисти, да и прирастил ее. А назвал Митгардом, как и другую ягодку, чтобы не показать свое творение и не опозориться перед тобой. Спрятал он так далеко настоящий Митгард, что нет туда дорог, кроме тех, коих покажет само сердце Сварожье. Но и это ему показалось мало. Изменил он саму суть этой планеты. По срубил Древа, стоявшие тут, заточил в недра племена, жившие до него, ту же чудь белоглазую, и самое страшное - заточил Солар, звезду этой реальности. Вот только не Солар это. Другое имя у нее, а как зовут - не ведаю. Когда понял, что натворил своим признанием, изгнал он меня отсюда. Есть за ним еще страшный грех - подменил он собой Древо Жизни...
  -Подожди внучка. То есть мы не на Митгарде? - Уточнил Дед. Услышав для себя что- то одно, важное только для него.
  -Не на Земле? - Охнул Хакр.
  -Мы на Митгардте, слышите букву "т", а ведь только из-за нее все это недоразумение. - Подтвердила Лель, все еще обнимая детей своих.
  Рука Дубовика сама потянулась, и как все, истинно русские, он начал чесать себя в затылке.
  -А что это за снежное воинство? -Спросил он меня, мимоходом мазнув взглядом по терпеливо стоявшим стражам.
  -Решения они ждут, по судьбе своей. А кто- то в служенье к тебе проситься, а у кого- то свои дела к тебе. Потом разберешься. -Кивнул я головой в сторону поднятых. - А пока... можно мне портал? Мне идти дальше надо.
  -Так иди к дубу. Там и войдешь на перепутье Миров. -Махнул рукой Дед.
  Я кивнул ему и пошагал к высоченному колоссу, что своими ветвями подпирал небосвод. Как я подошел к древу, то увидел ровное место на коре, оно переливалось черно-белыми каплями. Подойдя к нему, я поднялся на приступок у нижнего ободка, и протянул обе руки ладонями к порталу. Потом коснулся.
  -Мой путь лежит за горизонт и далее. Пропусти меня, на путь странника...-Произнес я извечные слова путника. Но темнота не пропустила меня.
  -Не так ты просишь, Избранный, прошелестел за моей спиной морозный страж. Видно один из тех что принял службу Дубу.
  -Так научи, а то я не знаю, как надо. - Пожал плечами ему в ответ.
  -А ты сказки вспомни...
  На ум ничего не шло. И ведь подсказал, и не сказал самого главного. Что нужно произнести?
  Я провел руками по переливающемуся порталу. И мелькнула мысль: "А может это не тот?"
  И внезапно вспомнил:
  -Избушка, избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом!
  Портал замигал, и начал поворачиваться, буквально. Огромное дупло, что он занимал, зазияло в толще дерева как после вырванного зуба. И вот он встал на место. И оттуда выпрыгнула старушка.
  Отступление.
  -Так вы уверяете, что ваши сны не изменились за последний месяц? Евгений Александрович, соберитесь.
  Перед психологом сидел не тот, уверенный в себе человек, которого она видела неделю назад. Сейчас на кресле, предназначенном для релаксации, собравшись в комочек и выкатив испуганно глаза, застыл мужчина похожий на забитого воробья. Его одежда сидела на нем мешком, это бывает, когда человек внезапно лишается нескольких десятков килограммов, а гардероб поменять на спешит. Его завивавшиеся в тугие колечки волосы сбились в стоявшие тут и там колуны, и весь его вид был смешон, но ровно до той поры, пока вы заглянули бы ему в глаза.
  В них не было той усталости, присущей всем живущим работающим людям; в них не было равнодушия, не было счастья, еще много чего не было, но было одно - то что бывает у каждого пережившего насилие - страх. Оголтелый и не прикрытый, он уже насквозь забил все мысли мужчины, но еще не видно было ноток обреченности, той самой, что появляется, когда человек сдается под обстоятельствами. Чувствовалось, что эта борьба дается ему только благодаря самому стержню его души. И становилось понятно - она происходит из последних сил.
  -Да, вы правы. Уже второй месяц заканчивается, как я вижу сны с насилием. Я перепробовал все мыслимые и немыслимые варианты для установления равновесия во сне, но итога нет. Думаю, что наши встречи нужно прекратить.
  - Наоборот. Когда только появилась ваша ситуация, я постаралась связаться с моими друзьями со штатов. И вот один из институтов в Иллинойсе заинтересовался вашей непростой ситуацией. Они предложили опробовать вам экспериментальную методику.
  Психолог подошла к двери, ведущей из ее кабинета.
  - Пойдемте я вам все покажу и объясню.
  Она открыла дверь и приглашающе позвала клиента за собой.
  В соседнем кабинете стояла огромная капсула блестящего белого цвета.
  -Вот, проходите, Евгений Александрович. Как вы видите тут стоит капсула. Возможно вы читали книги про игры и представляете, о чем я говорю, если же нет, то эта капсула предназначена для погружения в глубокий сон с правом вхождения в игру, на ваш выбор. Мы просто проверим ваше состояние и постараемся дать вам нормально выспаться пока вы играете в игру. Ну и естественно это все экспериментально.
  -Я согласен. - Не раздумывая крикнул громко клиент. - А можно сейчас ее использовать?
  -Конечно. Произведем сейчас подгонку, наладим ее, сейчас я мастера вызову, и так сказать, добро пожаловать. -Ответила психолог.
  -Я все-все подпишу! Давайте! - На повышенных тонах кричал клиент, заставляя психолога двигаться как можно быстрее. Но даже с условием его требование он смог лечь в капсулу спустя два часа.
  -Это пробный запуск. Буквально, на часа три. - Успокаивала его психолог, закрывая крышку капсулы.
  -Да! Скорее!
  -Удачи вам! - И она нажала кнопку активизирования капсулы.
  Когда крышка закрылась механик, что налаживал подошел к психологу спросил:
  -Зай, а если будет еще хуже?
  -В чем хуже? Я на нем вторую докторскую напишу...
  И тут сирена на капсуле взвыла, самописцы заиграли как отбивающие чечётку, и монитор ноута начал переливаться красным от выползающих табличек.
  -Нет! - Бросилась к капсуле, а потом к ноуту психолог. -Этого не может быть! Только не со мной!
  -Он, кажется, того.. умер...- Как то по-детски произнес механик. Потом достал телефон и начал вызывать полицию под яростные крики мечущегося туда -сюда психолога.
  -Да я тебе... не умирай, тварь! Моя карьера! - Орала в бешенстве женщина, брызгая слюнями, носясь от монитора к не открывающейся капсуле и обратно.
  -Сейчас медиков вызову.. вдруг откачают! - Задумчиво и отстраненно сказал механик. И вновь начал нажимать на кнопочки на дисплее телефона.
   
  Глава 18.2
  Мне снился сон.
  Я сижу на берегу моря и бросаю гальку в накатывающиеся волны. Чак носиться рядом, облаивая каждого краба, что попадется ему на пути. Солнце так жарко печет, хорошо у меня на голове одета косынка. Я сгорел от этого солнечного жара. И мне тут совсем не нравиться. Мама говорит, что тут самые лучшие условия для ребенка моего возраста. А мне всего шесть лет. Хочу обратно к дяде и тете. Они играли со мной в догонялки, и прятки, а тут совсем не с кем играть. Вот и приходится сидеть и кидать камешки в накатывающуюся волну. Мне грустно, но ничего не могу поделать. Мама говорит, что я привыкну со временем. И если бы не собака, я бы постоянно просился куда угодно отсюда, даже к бабушке согласен поехать. Хотя у нее и страшно жить в пещере. Темно, сыро, да и пауки еще эти, страшные.
  -Серёг, глянь! Тут пацан на берегу! - Сквозь сон я услышал мужской голос.
  Молодой и веселый, может я смогу с ним подружиться?
  -Колян, ты в своем уме? - Ответил ему похожий голос. - Тут же каждая душа под строгим учетом! Откуда пацан?
  -Щас его спросим! - задорно ответил первый. -Эй, пацан, ты откуда тут?
  Пришлось открыть глаза. Надо мной склонился парень примерно возраста дядьки. У него были видны только глаза, так сильно он был закутан. Странная одежда скрывала всю фигуру парня. А неподалеку стоял похожий силуэт.
  -Дяденька, ты так смешно мне снишься! На тебе такая странная одежда! - ответил я ему.
  -Эй! Серег, а малец то почти раздет, в снегу весь! Я думал это шуба у него, а это ... вот посмотри!!! Снег!!Как не замерз, не понятно! -Взволновано позвал первый второго.
  -Отойди, дай глянуть! - И передо мной встал Серега. Он был большой, выше Коли, но ниже дядьки. И еще у него были рыжие усы. Как у дедушки.
  -Мля...ать...т... твою за ногу в душу мать....ть! - Совсем ироды с ума сошли! Дитё в снег выкидывать! -Произнес взволновано Серега, и стал снимать с себя одежду. Потом начал кутать в это промерзшее и пахнувшее потом одеяние.
  -Дядь, - сказал я. -Да мне не холодно. А мама где?
  -Разберемся. -Ответил Серёга. -Колян, чё стоишь! Руки в ноги и быстро тропу мне топтать, а я ребенка понесу. И мухой на заставу, быстро!
  Он укутал меня, поежился, и понес в другую сторону от рокота волн.
  -Реще, Колька! Еще реще! - Крикнул он парнишке, что шел впереди.
  -Так как зовут тебя, малой? -Раздалось у меня под ухом.
  И я, засыпая в теплоте, ответил:
  - Ра Ас.
  -Ты мне не считай, а ответь... И не спи, а то мороз крепкий, уснешь, и можно не проснуться!
  -Имя у меня Ра. А зовут Ас. Ра Ас. Мама зовет Роськой.
  -Ну, сейчас придем, разберемся. И маму найдем, не переживай. - Прижал меня к себе покрепче парень. Он еще быстрее пошел, перейдя почти на бег. Снежинки залетали ко мне в отверстие, что оставил мне заботливый парень Серега. Они ложились на мой лоб и не таяли, так смешно было смотреть, как их края от попадавшего дыхания парня начинали подтаивать. И все же я уснул.
  Вдалеке слышался звук лая Чака. Наверное, он нашел еще одного крабика, и сейчас кидается на него с лаем. А потом я услышал чье-то пыхтение и раздался звук открывающейся двери. Я открыл глаза и приподнявшись смотрел на входящего мужчину с белыми волосами и белой одеждой.
  -А ты проснулся, друг мой! - воскликнул он, увидев меня. - Ну вылазь, путешественник, расскажи дружок, что снилось?
  -Чак снился. - Ответил я рассматривая смешную одежду мужчины. -Он нашел краба и гавкал на него.
  -Чак говоришь. -Заинтересованно спросил мужчина. - А какой хвост у Чака, помнишь?
  -Пушистый такой, с черным кончиком! - ответил я. - А еще у него зубы, я его заставлял кости грызть, чтобы зубы сильными были.
  -Так, так. Зубы у собаки это самое важное! - Улыбнулся мужчина. - А звать то тебя как?
  -Ра Ас. - Ответил я.
  -А меня Семен Павлович. Я доктор тут. - Протянул мне руку он. Я посмотрел на открытую ладонь и вопросительно посмотрел на доктора. -Пять надо дать. -подсказал мне он. -Вот так. Дай ладошку.
  Я протянул руку, и доктор хлопнул своей ладошкой по моей легонько.
  -А еще можно кулачок дать. Показать, как?
  -Да! - Попросил я. Доктор сжал кулачок, я повторил за ним, и мы стукнули кулачком вначале сверху, а потом снизу.
  -Ого! - Произнес я восхищенно. -А дядя мне не показывал такое.
  -А дядю как зовут? - спросил Семен Павлович. - Может он просто не знал.
  -Хакр. Он в лесу живет, там еще бобры запруду сделали, он меня водил к ней. Показывал. -Важно ответил я.
  -А маму как звать твою? Помнишь?
  -Найама Ас. Она самая любимая дочь дедушки Сварога.
  -Может ты и бабушку помнишь, как зовут? - Улыбнулся доктор.
  -Баба Маша. - ответил я.
  -Ну хоть одно человеческое имя... - пробормотал доктор.
  -Она еще в пещере живет, где пауки смешные такие. - Добавил я. И доктор нахмурился. - Ну не смешные, страшные...
  И тут Семен Павлович рассмеялся. Его звонкий грудной голос прокатился по комнате и затих в уже темнеющих от сумерках углах.
  -А про папу расскажешь? -Доверчиво спросил доктор.
  -Папа ушел в Навь. - печально сказал я. -Мама говорит, что он не прошел Правь, и поэтому решил начать путь сначала.
  -Как все запущенно. - задумчиво ответил доктор. -Ну пойдем друг на ужин сходим. Потом займемся мытьем и определю тебя пока тут в отдельном боксе. Завтра Командир уже решит, что с тобой делать.
  -Командир? -удивился я. - Самый настоящий?
  -Самый -пресамый! Хочешь познакомлю? - улыбнулся доктор.
  -Хочу. А он мне даст поносить меч?
  -И меч и пистолет и даже автомат, если будешь себя хорошо вести. - Усмехнулся доктор. -Пошли, друг. А то ужин ждать не будет.
  -Убежит, да?
  -Нет, остынет все, или того хуже - кончиться. -Поторопил меня доктор, и протянул вещи. -Тут шапка тебе и шубка. Самая маленькая, что нашли. Оденешь, или помочь?
  -Я сам! - Взял из его рук вещи. Они выскользнули из моих рук на пол. Доктор, подняв их, стал одевать на меня.
  -Ты, друг, не стесняйся. Я понимаю, ты мужик у нас взрослый, но если помощь нужна - обращайся, поможем! Ну вот, оделись.
  Я закутанный в широкую одежду с шапкой на голове выглядел как осьминог в песке. Вроде и спрятался, и в то же время все бултыхается у всех на виду.
  -Пойдем, Роська. -Поторопил меня Семен Павлович.
  Я поспешил за ним. В столовой, куда он меня привел пахло вкусно, но необычно.
  -Это гороховый суп. Сейчас наедимся от души! - Повел доктор меня к железным палкам что стояли с досками повсюду. -Садись на стул, Роська.
  Я огляделся, но стульев не нашел.
  -А где они? Семен Павлович... - Эх, Роська. - И доктор подтолкнул меня к железным палкам. - Садишся вот на эту досочку, это стул. А вот это стол. Видишь большая доска синяя?
  -Но это же не стол! - Удивился я. - Столы не такие!
  -А какие? - Заинтересовался доктор.
  -Они большие, из дуба, и с узорами по краю, чтобы Мойры не украли даже дыхание Асов.
  -Про это ты мне расскажешь потом, а пока сиди тут, я еду принесу. - Велел мне доктор. И убежал.
  Не далеко сидели мужчины и ели что-то, иногда поглядывая на меня. Перед ними стояли белые посудины. Из которых они ели серебряными ложками. Наверное, очень богатые люди. Только такие могут есть такими ложками. Доктора все не было и не было. Я заскучал и стал стягивать с себя одежду за одеждой, складывать ее на соседний стул, а потом, когда остался в своей, стал болтать ногами.
  -А кто тут у нас сидит! - Послышался голос прямо над головой.
  Я поднял голову и увидел огромного мужчину. Черные волосы были аккуратно уложены на голове, в руках он держал черную деревяшку, похожую на книгу. И одет был похоже на тех сидящих мужчин, что ели недалеко от меня. Только они странно вскочили, увидев этого мужчину.
  -Сидите, сидите. -Кивнул он им. - А с тобой, гвардеец, давай знакомиться. -И протянул мне ладонь.
  Я "дал пять", как меня учил доктор.
  -Нет, друг, так дело не пойдет. -Улыбнулся мужчина. - Я с тобой не играю, а здороваюсь. Надо пожать протянутую ладонь. Вот так.
  И он, взяв в свою ладонь мою, слегка пожал ее.
  -Максим Александрович. Для тебя просто товарищ командир. А тебя Роськой зовут?
  -Ра Ас. Внук Сварога. - Представился я как учила меня мама.
  -Ого. - Удивился мужчина. - Ты тоже внук Сварога? А мы тоже. Славяне мы.
  -Слышал. -Важно произнес я. -Вас еще баба Маша звала славичи...
  -Хм, ну мы потом про бабу Машу поговорим. А пока давай покушаем, вон и Семен Павлович торопиться с подносом.
  Действительно, доктор нес что-то в руках.
  Он подошел и начал выставлять все на стол. В белых посудах что-то лежало, плавало, и булькало в прозрачных посудинах. Но это была еда для людей.
  -А для меня нет ни чего? - спросил я.
  -Это все тебе. Суп и второе, и вот - компот. -Ответил доктор. -А себе я сейчас принесу.
  -Это все людское. А я еще маленький, мне баба ману давала. - ответил я на вопросительный взгляд командира.
  -Кашу? - Удивился тот - Так ты ж уже большой. Вот сколько тебе лет? Шесть?
  Я задумался. И правда шесть. Веков...
  -Шесть. - Неуверенно сказал я. - Но мама сказала есть надо ману. А без нее я не вырасту.
  -Ну значит на завтрак и получишь свою манку, а на ужин пора уже есть то, что едят мужчины. - Велел командир.
  -А вы мне меч дадите подержать? - Спросил я.
  -И меч, и пистолет и даже автомат, если конечно будешь себя хорошо вести.
  Я вздохнул и взял протянутую ложку.
  -И правильно. -обрадовался командир. - Надо кушать, а то не вырастешь.
  -Мама говорила надо слушаться командиров...- Под итожил я и принялся кушать.
  Еда была так себе. Но есть можно.
  -Я тут вначале решил- послышалось, а тут решил переспросить. - Спросил меня принесший себе еду доктор. - Ты сказал Мана. А какая она.
  Я доел суп. И посмотрел на пустую тарелку.
  -А что можно взять с округи?
  -Ну возьми, - разрешил командир.
  Я закрыл глаза и принялся стаскивать на тарелку всю ману, что была в округе. Когда набралось достаточно ее на тарелке, я открыл глаза и увидел ошеломленный взгляд замерших мужчин, доктора и командира.
  А передо мной блестела синевой полная тарелка маны небесной.
  -Б..ть, на...й....в.....у.....да в ...у....- Произнес командир не отводя глаз от тарелки.
  Доктор шумно вздохнул и выдохнул, он все это время сдерживал дыхание.
  Я принялся за еду...
   
  Глава 18.3
  Рыжая бестия с лисьей мордочкой, крутила у виска локон, то наматывая, то разматывая его с тонкого, холенного пальчика. Одетая в замысловатую одежду, что при каждом движении открывала различные части тела, она была похожа на костёр в темноте, из которого вырываются струи и листики огня, играя, заманивая и усмиряя любого, на мгновение задержавшего на нем взгляд. Собственно говоря, она и была огнем. Чертовка, но такая милая и желанная, она подошла уже к каждому, сидевшему тут, на поляне у костра. С каждым она успела поговорить, соблазнить, рассмеяться и дружески полуобнять, похлопывая по плечам, рукам, поправив прическу, и, иногда, чмокнув в щечку, видимо особо дорогого ей гостя.
  На лесной поляне их было шестнадцать. Девять мужчин и семь женщин. Внешне они выглядели обычными людьми, но если присмотреться внимательнее, то тут и там можно было заметить странности в их внешности. Огромные, несоразмерные ноги и руки, слишком длинная шея, не две, а сразу восемь ног, прячущихся под просторными одеяниями, века так, семнадцатого... Особенно запоминающимся становился мужчина с широким золотистым жабо на шее, стоявшим у костра с бокалом вина в правой руке. Он периодически с трудом отрывал взгляд от пламени, и оглядывался на прибывавших из темноты, и вновь устремлял задумчивый взор в играющее на древесных палках огонь. Его костюм полностью был посвящен ушедшей эпохе золотого века. Облегающие лосины, расшитый камзол из красивейшей парчи ниспадал легкими складками. Кафтан слегка прикрывал это великолепие средневековых мастеров, но всю эту красоту портил висевший у него за плечами голубоватый щит, с пушистыми перьями, сложенные в замысловатый узор, и окантованные по краям золотистой нитью, переплетенной с коричневой. Он был несуразно оторван от общего облика стоявшего мужчины. Когда он обернулся на очередной оклик подошедшего низенького парня, то в свете огня блеснули прозрачные, с едва заметными прожилками крылья. Появились в свете огня и пропали.
  -Добрый день, Листы. -Прошуршал низенький парень, что окликнул мужчину с шитом за спиной. - Считаю наше собрание открытым. Нас собралось уже достаточно, думаю, оставшихся не стоит ждать. - Парень откинул серебряный локон со лба и стало заметно - это глубокий старик, вот только внешность, столь обманчивая у всех присутствующих, показывала его парнем.
  -Нам придется перейти к вопросу о том, Делать То Что Надо Сделать, или же Нет.
  -Да столько можно это обсуждать? - Возмутилась рыжая чертовка, с лисьей мордочкой, смешно поморщив носик. - Мы обсуждаем это каждое столетие, и всегда приходим к тому с чем живем уже очень, очень давно. Может обсудим что-то другое?
  -Крис, ты не права - Мягко заметила степенная матрона, укутанная в шелка старинного платья, с огромной юбкой, прятавшей ее хитиновые ноги. - Это надо обсуждать, иначе мы забудем про Него.
  -Мы все помним, помним... да помним... я помню...- Раздалось со всех сторон.
  -Но мы могли бы обсудить более важные проблемы. - упрямо топнула Лисичка ножкой, одетой в полупрозрачный ботинок INVISIBLE-SHOES, где сквозь тонкую резину были заметны лапка с наманикюренными когтями.
  -И какие, к примеру, это вопросы настолько важные, что ты готова забыть о Нем, Единственном, что создал тебя? -Усмехнувшись спросила женщина, до сих пор стоявшая в тени столпившихся нелюдей. Она одна единственная, казалось парила в воздухе, облаченная в широкий, вышитый зелеными листиками по краю плащ. Ее лицо было прикрыто складками капюшона, и только коса золотисто-белесых волос выбивалась из серого облика, выпадая из под полы плаща, с заплетенной в волосы лентой.
  -Ой, хватит...Сколько можно. - Задрав нос к небу взвилась лисичка. - Каждый раз одно и то же.
  -Критикуя - предлагай! - Остановил ее вопли высокий мужчина с широкими, раскосыми глазами и торчащими зубами. -Надоели твои вопли.
  -Да отстригите вы наконец ее. -Взвизгнула нетерпеливо худощавая женщина в платье монахини.
  -Хватит. -Остановил грозный рык от мужчины с щитом за плечами. -Мы слушаем тебя, Лиса. - Спокойно предложил говорить он Лисичке.
  -Надо решить, где мы будем жить. -Выдохнула та. -Я слышала, что старые Бги вернулись в наш мир, измененные правят стадом, пришедших из за Грани. Что Змеиная Госпожа начала проникать в эту реальность, что Избранный идет по пути к Солар! - Почти выкрикнула она в создавшуюся тишину.
  -А я слышал, что в Москве кур доят...- Невозмутимо ответил ей мужчина с щитом. - Ты, как никто другой должна знать, насколько слухи иногда врут, а отделять правду от лжи тяжело. Сколько тех Избранных было? Вспомни! Они шли и идут. По их походам род людской создает сказания и летописи, но, как и все в этом мире, ничего не вечно под Луной. Память людская, как девичья краса, вот она есть, а вот ее нет. И ни один не смог освободить Звезду пленительного счастья. Каждый выбирал жизнь, пусть и во сне. А Бги, что нам Бги... Они не указ. У них одна судьба - совершать то, что велит им почесавшаяся сегодня с утра левая пятка, или сломанный ноготь. Нет постоянства в этом мире, и не будет, кроме...
  -Его. - Хором ответили за мужчину стоявшие вокруг затухающего костра странные нелюди.
  -Единственного, Спящего, Сотворившего, И Не Проснувшегося. -Добавила лисичка, видимо не раз повторявшиеся ею слова. -А Змеиная госпожа? Да и изменившиеся кровососы мне нашептали во сне, что изменили некоторые сущие свою сущность...
  -Пусть придет, поговорим. - Ответила ей парившая фигура в сером плаще. Лента, что выглядывала из под плаща выглядела слишком длинной. Смерть, а это была она, наклонилась и аккуратно, вытащенными ножницами из кармашка, отрезала лишнюю часть. Отброшенный кусок растаял в полумраке, рассыпавшись красивыми золотистыми звездочками.
  Все проследили полет и исчезновение кусочка ткани и замерли в ожидании, что скажет самая дорогая для своего Создателя.
  -И это пройдет. - Ответила красавица, и, не попрощавшись, пошла в темноту по своим делам.
  Все задумались на мгновение, но потом загалдели.
  -Не стоит давать возможность изменяться нелюдям.
  -А может стоит всем стать людьми? Это единственная раса, что смогла само реализоваться в этом мире.
  -Не выдумывайте! Ваше видение жизни просто глупо!
  -Чушь, все чушь!
  -Иногда мы же смогли договориться...
  -А ваши слова, матрона, совсем не к месту! Ну как можно желать пришествия в мир Змеиной...
  -Да успокойтесь! Мы сейчас подумаем и решим.
  -А если не решим?
  -Тогда... все измениться...
  -Надоело менять, сколько можно! Дайте нам передохнуть хоть пару веков!
  -А может просто разбудить Его и..
  -Ты как всегда в своем репертуаре, артистка!
  -Если вы не прекратите этот балаган, я точно разбужу Его!
  -Давайте проведем голосование?
  -А я не опоздала? - Выползла на поляну старая престарая женщина. Одетая в зеленоватое простенькое платье с посохом в руках, она была похожа на любую из деревенских бабушек-старушек.
  -Проходите, милая, вы вовремя. - Махнул ей рукой низенький старичок. - У нас тут, как и всегда, разброд и шатание.
  -Как всегда - это как в прошлый раз?
  -Ну да. Смертушка ушла, рассерженная, а мы орем друг на друга, пытаясь доказать свою значимость.
  -Ух, мракобесы! Я б им по хребту... Обидеть нашу красавицу!
  -И не говорите, Лукерья Праскорьевна. Надоел их галдеж. -Поддакнул ей старичок. -Двинуть бы им по хребту палкой, да только вы же знаете - еще одну войну нам точно не пережить...
  -Да что там войну, нам бы еще пару веков прожить, а то, как драконы, скоро вымрем.
  -Истинно говоришь, матушка, вымрем. -Вновь подтвердил ее слова дед.
  -А что про Избранного рыжая кричит? Правда, что-ли?
  -Да она и про Бгов орала, а толку то. -Почесал бороду старик.
  -Ну тогда можно и остепенить их. -Кивнула ему головой старушка. И в то же миг старичок закрыл в ужасе уши.
  -Замолчите! -Пронеслось по над лесом. Всполошившиеся вороны взвились со спящего леса в уже темнеющее небо, и злобно закаркали.
  -Ведете себя как нашкодившие люди. Вам не стыдно? -Ласково погрозила пальчиком старушка столпившимся у потухшего костра нелюдям. Затем она открыла, зажавшему руками, уши старичку.
   -Ну полно вам, Елистрат Евграфович, все уже кончилось.
  Потом кивнула на прилаженные тут и там бревна стоявшим у костра:
  -Дров подкиньте, да и давайте сядем и обсудим все, степенно и не торопясь. Ночь еще не закончилась. Времени у нас на все, про все, полно.
  И степенно повела за руку старичка к одному из бревен:
  -Присаживайся, мил друг.
   Старик поперхнулся и закашлялся.
  -Ты что, хвостатая, какой же я тебе друг, еще кровь моих внуков не остыла с той поры как твои внуки резали моих за другой ее цвет.
  -Ты не понимаешь, чешуйчатый, время изменилось. Или мы вместе, или никто из нас не выживет. И не важно сейчас, чешуя на тебе, или шерсть, синяя у тебя кровь или зеленая, на ногах ты передвигаешься или летаешь на крыльях. Нам выжить надо...
  Остальные прислушались к ее словам и поспешили подбросить в угасший костер насколько заранее собранных палок и присесть поближе к этой необычной парочке.
  -А еще я слышала, что Древа вернулись. - Звонко пронеслось над поляной, голосом лисички. -Не все, но пришли.
  -Надолго ли, -отмахнулась от нее старушка. - Не откроет Избранному никто пути на Перепутье. Умрет он в очередной раз, и рассыплется все в прах, как и было раньше...Мы это переживали уже не раз.
  -У него дети остались...-Не унималась лисичка.
  -И это было...- Кивнула головой упрямая в своем знании старушка.
  -А жена его, нелюдь....стала человеком.
  И на поляну в очередной раз спустилась тишина.
  -А вот с этого места поподробнее! - Шагнул к замерзшей лисичке мужчина с щитом за плечами.
  Отступление.
  Древень важно шествовал по двору храма Морины. Ожившие древа звали к себе вновь и вновь пробужденных животных, но иногда приходили вот такие, ожившие деревья. Они служили честью и правдой Асам. И многие становились впоследствии частицей для рождения новых Древ.
  Но сегодня был тот самый миг, для которого Древень и ожил. Он нес Весть. Его потрепанное корневище тянулось за ним веревкой с петлями-клубнями. Дойди до дверей Храма у стоящего Древа Морины, он громко топнул ногой три раза. Спустя некоторое время повторил свое действие еще раз. С листьев Древа слетела пыль, и под дуновением ветра осела прямо около ствола его, приняв облик Девушки. Одетая в синеватый сарафан с вышивкой золотом по краю, она была удивительно похожа на Морину, только гораздо моложе.
  -Добрый день тебе, Вестник.
  -Гра-Ра!-Ответил ей Древень.
  -Ты можешь подать мне свою весть. - Доброжелательно ответствовала она ему.
  Скрипя и шурша корой, он слегка наклонился и протянул ей клубок сплетенных корневищ. Девушка приняла их на руки, и закрыв глаза глубоко вздохнула.
  -Твоя весть внемлена. Ты можешь возвращаться сразу, ну или пойдешь с нами. Я только соберусь в путь.
  -Гра-Ра!- Проскрипел ей Древень.
  Девушка подошла поближе к стволу и протянула руку. С дерева планируя полетело несколько листочков, паря, они достигли стоящей девушки, и окутав ее пропали в слепящем блеске.
  А когда свет утих она оказалась одетой в дорожный широкий костюм и с рюкзаком за спиной.
  -Покажи мне путь, посланник. - Попросила девушка Древня и тот, скрипя поклонившись, пошел на дорогу из храма, туда откуда пришел.
  -Стой. - Позвала она его. -Дорога настолько дальняя, что я не вижу смысла про делать ее всю, давай войдем на пусть Странника, и пройдем воротами его дорог?
  Дерево поклонилось Девушке. И тогда она махнула рукой в сторону ворот и открылось небольшое окно, застланное серой пеленой.
  -Не отставай, Кучерявый! -Позвала она его, поманив рукой. И шагнула в портал.
   
  Глава 19.
  "...Когда все дороги ведут в никуда-
  Настала пора возвращаться домой".
  Би-2.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция- Таганская!"
  Моя.
  Я, сидя на стульчаке в метрополитеновском вагоне, дождался своей станции и выскочил, из уже закрывающейся двери, почти кубарем, упал на мозаичный пол.
  "В прошлый раз было не так." - Заметил во мне беспристрастный внутренний свидетель. И точно. Я обернулся и поискал взглядом старуху, что окликнула меня в прошлый раз, но на перроне я был один. Пожал плечами и поспешил к переходу. Блин, забыл проверить книгу, и сунул руку в карман, но там не было ни чего.
  "Наверно, приснилось!" - Решил я, и пошел быстрым шагом. Внезапно решил остановиться и оглянулся. Нет. Старухи не было, похоже я точно был единственным запоздалым пассажиром.
  От быстрого шага у меня защемило в груди, и я зажмурил глаза уже стоя на самой верхней ступеньки перехода.
  А когда открыл, то увидел себя сидящим в вагоне метро.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция- Таганская!"
  Моя.
  "Это уже было! Вот только что! Я же поднимался по ступеням наверх! Даже дыхание у меня сперло!"
  Оглянулся, но в вагоне я был один, как и во всем поезде. Я это точно знаю. Сейчас я приеду, выйду из вагона и окажусь единственным пассажиром. Старуха будет ли или нет, но Книгу стоит поискать вокруг себя...
  Но в вагоне кроме обрывков газеты "Метро" не было ни одного клочка бумаги, что пело и подсказывало, как правильно делать.
  "Все, хватит! Это точно от усталости." -Решил я. -"Приеду домой и отправлю смс, что завтра не выйду на работу. Отгул использую."
  "Станция Таганская, переход на станцию..."
  Я выскочил из открывшейся двери. Опасливо оглядываясь вокруг. Но я был один.
  "Чушь какая то приснилась". - Решил я, отмахиваясь от мыслей в голове. И поспешил к переходу.
  И тут меня за ломало. Все тело пронзила игла боли и я упал на бок, больно ударился об коричневый барельеф и покатился к перрону от которого уходил поезд, что привез меня сюда.
  Я остановился на самом краю, и замер.
  -А ведь я просила тебя отдать мне, хотя бы одну, жизнь. - Произнес слабый дребезжащий голос старухи. -А ты мне двадцатку только и от жалел. Вот на двадцатку и расплачиваюсь.
   И меня будто кто-то толкнул в незащищенную спину, я, кувыркнувшись, упал прямо под колеса подходящего локомотива. А потом пришла тьма.
  "Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция- Таганская!"
  Моя.
  Черте что... Это уже в который раз? Я же вроде не спал? Или спал? Что за ерунда со мной происходит.
  Я открыл глаза и аккуратно осмотрелся вокруг. Черт возьми, но все было как в ранних снах. Пустой поезд подвозил меня к перрону Таганской. Сейчас Книга, потом старуха, или наоборот. Надо вырваться из этого круга. Что бы это не было - это какой-то сюрреалистичный сон. Сейчас я все сделаю четко и быстро. Проверяем- книги в карманах и вокруг меня нет, обрывки газеты "Метро" в вагоне отсутствуют. В поле зрения старухи не наблюдается. Теперь быстро, без рывка, идем на выход.
  Я подошел к открывавшейся двери и вышел в пустоту.
  "Вначале было Слово. И Слово стало Делом..." -Промелькнуло в голове. Я вгляделся во вращающийся пласт Бездны. Из нее ко мне потянулся тоненький плотный поток, он был необыкновенно неперфекционизирован. Иначе - он был Хаосом.
  "Поздоровайся со своим отцом!" - произнес внутри меня голос.
  И тут, я, выдохнув последний воздух, остававшийся в грудине, произнес:
  -Здравствуй, отец.
  
  "Мир остался прежним, стало меньше содержимого." Пираты Карибского моря.
  Схлынувший страх остался совсем рядом со мной.
  Что я перетерпел, идя к вот этому полуовалу, переливающейся темной живой материи? К этому порталу? Сотни шагов по бренному телу Митгарда, думы и мечты увидеть вновь свою семью, ложь и предательства своих друзей и врагов. Я помнил ту петлю на шее, что сдавливала гортань, перекрывая мне воздух. Да, и такое было в моей жизни. Безысходность, она иногда доводит до рубежа жизни. И только на этом краю ты можешь осознать и вникнуть в происходящее с тобой.
  -Тьфу, фу, фу ! Русским духом пахнет! - Зашелестела, прокашливаясь, выпрыгнувшая из Арки портала старуха. - То русским духом слыхом не слыхивала, видом не видывала, а тут он сам пришел!
  - Баба Яга! - Удивленно произнес я, ошарашенно засмотревшись на бабку.
  -Ась? - Рявкнула на меня старая.
  -Говорю, добрый день тебе, Бабушка Яга! -Поздоровался с ней, полупоклонившись, старательно вспоминая все сказки, что так любила рассказывать мне бабушка на ночь.
  -Сжарю и съем! - С ходу набросилась на меня она с окриком.
  -Подожди, милая. -Выставил я перед собой руки. -Вон там дед стоит, со внучкой своей, да и дети их. Может выберешь кого? А я жилистый, костлявый... наверное, невкусный.
  -А ты не такой пропащий как я подумала! -Разулыбалась она щербатым ртом, с единственным, торчащим спереди зубом.
  -Баушка, пойдемте скорее, я вас представлю всем! - Подошел я к порталу, и, подхватив ничего не понимающую старушку под руки, потащил с обсуждающим Деду и его внуками видно что- то важное. Дед сердито выговаривал ворчливо Ладе, яростно кивая головой и рубая руками воздух, так, что он буквально гудел под порывами его ладоней.
  -Позвольте представить вам достояние нашего фольклора! Бабушка Яга! - Торопливо представил стоявшей кучке старушку , и старательно спрятался за спину деда одним нырком. Дед и Бабка уставились друг на друга, а потом расхохотались.
  -Ты, старая, мне еще ножек куриных не вернула, с моей последней свадьбы!
  -А ты мне бороду в карты проиграл! Стриги, зараза мелкотравчатая!
  -И не матерись, однозубая!
  -Кто материться?! Ты вообще видал, кто меня привел к тебе? Как тут не материться?
  Они улыбнулись друг дружке и вновь расхохотались. Лада с Хакром и Лель стояли рядом и непонимающе переглядывались на этот, развернувшийся перед их глазами, цирк.
  -Я пойду, мне еще в портал надо...- Бочком, бочком, протискиваюсь как можно незаметнее мимо стоящих смеющихся стариков.
  -Иди, славич. - Отсылает меня, взмахом костлявой руки, старая Яга.
  -Пусть тебе откроются Врата на Перепутье. - Напутствует Дед.
  Брат с сестрой молча кивают, чувствую, что не прощаюсь с ними. И, сторонкой, сторонкой, я иду к Порталу.
  Слышу в спину льющийся смех давно не видевшихся друзей, дружеское гортанное ойкание, но не оборачиваюсь.
  -Твой путь не окончен, Избранный! -Выпархивает из ниоткуда Книга.
  -Пропащая, а я тебя уже потерял! - Улыбаюсь я ей. -Где была, что делала?
  -Все-все расскажу, но в свое время. -Отвечает она, и мы доходим до Входа.
  -Ну пойдем, пропащая...- Улыбаюсь парящему Лоцману. - Дам пропускаю вперед...
  И касаюсь пелены Портала правой рукой. Сердце сжалось и остановилось. Перед глазами потемнело.
   И тогда я умер.
  Отступление.
  Под спиной явственно чувствовались камни. Все тело затекло. Что-то острое впилось в мой левый бок со стороны спины, прямо под ключицей, там, где бьется сердце. Нога запуталась в чем-то мягком и тонком. Но не зги не было видно.
  -Темнота...- Произнес я вслух. И сам удивился своему голосу. Он был грубым и таким незнакомым.
  -Свет...-И в тот же миг сумрак отступил, само Небо и Земля засветились, обозначились, полутонами, темными тенями, формами и нечто абстрактным вокруг меня.
  -Да будет Свет! - И вокруг стало еще светлее...
  Поднес руку к лицу, осмотрел ее, и удивился количеству пальцев- их было три. Повертел рукой, изумился толщине ногтевых пластин и ужасному исполнению кожного покрова.
  -Пять пальцев хочу. - И в тот же миг на руке появились недостающие. - Тоньше и длиннее пальцы! -И они послушно удлинились и стали тоньше.
  -Хм...- Удивленно посмотрел я на виднеющийся вдали горизонт. - Приди в этот мир Хорс.
  И в то же мгновение полоска неба у земли заалела. И начало подниматься светило. Медленно ползло оно, поднимаясь на Небосвод, и становилось вокруг все светлее и светлее. Камни, лежащие вокруг меня, приобрели странный серый цвет. Куцые листки растений тут и там виднеющиеся меж камнями были странного фиолетового цвета и формы. Я наклонился к одному, он был теплый и шершавый, как что?...
  "Как язык у коровы!" - Напомнила мне память.
  "Я же могу творить!" - Вдруг осознал я.
  -Хочу взлететь над миром! - Произнес вслух.
  И я взлетел вверх.
  Внизу и вокруг, цвела и пахла ягода плода, созданная мною, для меня, только сейчас и здесь.
  -Надо что-нибудь придумать... - Прошептал вслух...и удивился своему шепоту.
  "Когда хочется воплотить необычное, вспомни работы Сальвадора Дали, и пойми их, вникни в них, и ты поймешь - насколько мир несовершенен..." Явственно услышал голос преподавателя по эстетике.
  А почему бы и нет! Я зажмурился и представил себе черепаху с крыльями и пуховым панцирем...И в тот же миг нечто потерлось об мою ногу. Посмотрев, обнаружил синеватую черепашку и подушкой из торчащих перьев на спине, с замысловатым рисунком, где переплетались золотистый и коричневый цвет с прозрачными крыльями, светящимися золотом только на сочлененьях.
  -Пойдет...- Произнес вслух. -Только размер надо увеличить раз в шесть. Чтобы кататься можно было!
  И началось мое придумывание животного мира этой планеты. И только после шестнадцатого животного я вспомнил о разумных существах.
  Кто сказал, что человек совершенен? Природа изобретала и воплощала столько форм разума, которые нам даже представить сложно своим скудным умишком. Человек, в своем воплощении - всего лишь жалкие нити нервов, прикрепленные к мягкому комку мозговой ткани. Медуза при поддержке каркаса из кальция, с адаптированной системой обработки окружающих микро- и макроэлементов. Настолько уродливо это смотрится в реальности, что Бгам пришлось придумать и обожествить само строение человека, придав каждому из его органов божественную суть. И кожа входит в их число. Неужели не было возможности придумать нечто возвышенное? Нечто более прекрасное и совершенное? Или оно, уже придуманное, и составляет эту самую божественную суть? Но тогда надо создать тех, кто будет собирателем и хранителем мудрости. Как листья на древе хранят и питают его, составляют приятные для взгляда гармоничные и дизайнерские решения. Вот и пусть будут листья. Лист. Я взмахнул рукой и около южного полюса, прямо из воды показался остров, на котором вырос Дуб. Каждый его Лист был белоснежного цвета с прожилками зелени и окантовкой золота.
  -Наделяю вас разумом, логикой и мудростью.
  На Северном полюсе встала Береза. Но с листьями красновато-кровавого оттенка.
  -Наделяю вас скоростью, умом и сообразительностью.
  Потом я создал материки, два спутника, Лалу и Кат. Расставил вокруг шестнадцать сыновей и дочерей Древ Познания, и со скуки создал Драконов. А как без них? Ведь скучно...
  Кто сказал, что жизнь на основе углерода самая совершенная? Мне понравился кремний. Песок тоже может жить, и я создал живую пустыню, и нарек ее привычным словом "Оракул". И с тех пор каждый пришедший может один раз задать вопрос пустыни и получить ответ.
  А потом спустился с небес на мой мир, и нарек его Краем Снов. Вокруг были пустынные равнины. Я усовершенствовал их. Вы видели лист травы из капелек стекла? Он совершенен. И мир ожил. А потом я вспомнил о Смерти, и позвал ее. Волосы Банши развивались под невидимыми порывами Ветра Времен, и я подарил ей ленту жизни, чтобы заплетать их. И ножницы, чтобы отрезать ту ленту, как отрастет она. И капюшон, чтобы не пугать обывателя. И крылья, чтобы быть всюду и везде. А напоследок наказал хранить Мир в гармонии и красоте. И только тогда, устав, лег отдохнуть под благословенным светом закатывающегося за горизонт Хорса. Мир сам укрыл меня, и я заснул... на века.
  "Женечка", звала меня во сне мать.... И я бежал к ней, по звенящей от радости стеклянным листиками травы, мимо странных и красивых древ, широко распахнув руки ....
  Отступление.
  -Он в коме. - Устало произнес врач, добравшись до лежащего в капсуле пациента. - Как я вижу по показаниям приборов, капсула поддерживает в нем жизнь. Пусть в ней и остается. Понимаю, с ваших слов, что перевозить его и отключать - это опасно. Ну так понаблюдаем его тут. Как говорите его зовут?
  -Евгений... -Всхлипнув, ответила психолог. -Евгений Александрович.
   
  Глава 20.
  И я упал во тьму.
  -Сегодня погода с утра была нормальная. Лёгкий ветер так игриво заплетал поземкой косы из снега, я засмотрелся, гладя на текущие, переливающиеся струи. - Сказал я, не открывая глаз в пустоту.
  - Да, дружище. -Поддержал меня мужской голос, чем-то неуловимо похожий на мой. - Сегодня погода была специально созданная для тебя. А ты, что, понял это?
  -А как не понять, зима- это моё любимое время года. -Ответил я.
  -Ну так я знаю об этом. -Усмехнулся собеседник. -Ты о чем-то хотел поговорить со мной...
  -Если ты Бг этого плана, то почему бы и нет.
  -А если не Бг? Ты со мной разговаривать не будешь?
  -В этой пустоте как-то больше не намечается собеседника. А так да, пора бы и поговорить нам.
  -Ну давай свои вопросы... -Недовольно потянул Бг.
  -Лучше расскажи мне про себя. -Попросил я.
  - То есть ты даже не знаешь с кем говоришь? -Удивился мужской голос. - Как же вы живёте? Кого славите, что забыли нас, тех, кто провожает вас во тьму Хаоса.
  Я вздохнул, но промолчал.
  -Понятно. - Загрубел от налета серьезности голос. - Ну тогда давай знакомиться. Я не Бог в твоём понимании, просто дух прошедший период становления. Древние называли меня ... - Он задумчиво произнес. - Хароном, вот самое близкое имя. Так вот. Давным-давно жили были на планете Митгард люди. Они не были коренными жителями, до них в этих степях ходили Листы. Видишь ли, в чем проблема, необходимо не только рассказывать тебе эту сказку, но и адаптировать её под современные понятия. Ты мыслишь немного другими понятиями. Вот к примеру Листы были кремниевой жизнью, они похожи на парящий на ветру листок. Такие же небольшие размерами как кленовый лист, но вполне разумные. Они были историками, как это понимаете вы. Со своей цивилизацией. Лес, бог что создал этот пласт реальности, забросил развитие этой виноградины. Надеюсь ты понимаешь, о чем это я. И вот они постепенно развивались в этом мире. Были созданы логические пищевые цепочки кремниевого мира. Если представить Бога в современной реальности, то он лузер, обыкновенный профан. Бросивший своё творение на саморазвитие. Куда он делся мы не знаем, да и вряд ли найдем его по прошествии столько времени. А потом в эту виноградину заползли червяки. Они выели её сердцевину, вынесли все самое ценное, потом то, что не очень ценно, а потом уже поставили род людской на поток купли-продажи. Торгаши, одним словом. Но вскоре нашли нечто, что стало самым ходовым товаром за всю их карьеру. Они стали торговать душами. Вашими душами. Сейчас Митгард похож на выбранный карьер, с ссыльными, плюс ещё души на конвейере очистки. Это те, что летают от аборта к аборту. Ты не представляешь, какие ставки идут за то, воплотиться ли та или иная душа в этом мире!
   Но самое вкусное я оставил напоследок. Не так давно все ваши тела были переведены в цифровой формат. И теперь ваши пиксели, за редким исключением, нафиг никому не нужны. А мир населяют уже другие виды. Так что, дело ваше глухо. Ни как у вас теперь не выйдет изменить то, что творят в вашей реальности те, кого вы возводили на пьедестал последние две тысячи лет. Вы похожи на курицу, что несла яйца. Пришло время, и место под курятником пришло в цену, и теперь хозяйка играет в Веселую Ферму вместо того, чтобы ухаживать дальше за своими курочками и петушками. А ещё скажу вот что, ты как Избранный сможешь понять меня. Я не понимаю... Ну никак не могу понять вашего безграничного терпения! Вас режут, а вы терпите. Неужели нельзя было начинать вой на стадии кражи у вас всех Древ? Вас же уже не обдирают, вернее обдирают уже ваше естество, ваше тело. И потом взялись за ваши души. Теперь же забрали и то и другое ... Вы уже проданы, насколько я знаю. Сейчас от славян уже не жалкие обрывки остались, а крохи, ведь всем нужны терпеливые рабы. По праву сильного, Бгами, ваша цивилизация признана самой перспективной в плане работорговли. Вот сейчас по собираю ваши души и пачкой на водокачку, перемою и на торг.
  -Мне больно слышать сказанное тобой.
  - Это ты ещё не знаешь, что живёшь в седьмой реальности. Ты - это всего лишь сон в шестой реальности, что видение в пятой... ну и ты понял схему. Вы, скатившиеся так низко просто не способны жить хорошо. Вы будете гадить другим, таким же, как и вы, будете называть это местью, не понимая - это всего лишь сон. Даже не ваш сон. Создаете полотна, игры он-лайн, пишете книги, снимаете фильмы... Сон. Всего лишь здоровый, или не очень, сон спящего человека. Вот к примеру этот пласт с которого я тебя забрал был создан специально под тебя. Не удивляйся, но ты часть игры, недаром тебя назвали Избранным.
  -А Сварог, он тоже файлик в программе мира?
  -Пфф, всего лишь жалкий модер, как говорите про них вы. Про созданную уже вами вирт реальность. Он был Демиургом, который пришёл сюда первым. Создал сюда проход и привёл других Богов. Потом уже они выскребали эту планету как богатый карьер, продавали все мало-мальски ценное. Он привёл и вас, и уже в насмешку назвал своими внуками. Внуки.... Такого дедушку не пожелаешь в самом страшном сне, хотя возможно это и есть страшный сон внука...
  Харон задумался. Я разорвал эту ставшую тягостной тишину:
  -Послушай..
  -Мне не когда слушать. Это ты слушай. Вас столько раз обманывали. Вам обещали бессмертие, но дали от щедрот только век, назвав -Человек. Вам обещали, что вы будете жить долго и счастливо, но ваши души вновь и вновь по заданному кругу пускают на очищение смертью. У вас забрали Светило, а дали Сон це. Вас спрятали внутри виноградины, нацепив гирляндой лампочки на хрустальный небосвод. Даже Дух у вас забрали, сделав игровым моментом ваше проживание в Митгарде. И сейчас вас переносят в восьмую реальность посредством интернета компьютеров и виртуальной реальности. Вы настолько низко пали, как может пасть слабый дух, что превозносите еду и котиков, вместо развития своей души... Хотя, что это я распинаюсь перед тобой...
  Вы забыли кем вы были, и стали жалким придатком к компьютеру. Забывшие все, дитё умершего Бога, Раб Бога Сущего, Правнук Богов Природы, ответь мне - вы сами, когда сойдете с карусели жизненного цикла, придуманного вам распоясавшимися Богами не вашей реальности? Вас столько раз предавали, заставляли совершать героические поступки и отмывали души посредством воплощения, что вы уже и не помните, с чего начинались все сказки, что вам рассказывали родители.
  Вспомни прошлое, росич, славянин и сонм Рока. И ты поймешь, каким был до пришествия Богов этот пласт реальности, названный Митгардом. И тогда ты выйдешь из седьмой реальности... Вспомни, кто такой Хаос, сын Татьяны и Владимира...
  Я открыл глаза.
  
  Конец 1 части.
  
  Продолжение следует...
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | В.Кривонос "Магнитное цунами" (Научная фантастика) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3." (Научная фантастика) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | В.Прекрасная "Говорящая с драконами" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | |

Хиты на ProdaMan.ru Букет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Снежный тайфун. Александр МихайловскийТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Подари мне чешуйку. Гаврилова Анна��Застрявшие во времени��. Анетта ПолитоваМои двенадцать увольнений. K A AСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеВ объятиях змея. Адика ОлефирАромат страсти. Кароль Елена / Эль Санна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"