Мерхина Анна Алексеевна: другие произведения.

Часть третья. Глава 20

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:

  Мила искренне надеялась, что за ночь она отдохнет, и к утру будет чувствовать себя лучше. В каком-то смысле так и получилось: усталости в теле не ощущалось, а рана на голове начинала болеть, только если до нее дотронуться или дернуть за остатки волос. Но за прошедший день накопилось столько мыслей, что они напомнили о себе и сейчас. И все они путались, разбивались и сталкивались, не давая сосредоточиться ни на одной. В какой-то момент девушка настолько погрузилась в размышления, что не заметила, как застряла в подаренной Жоэль вязаной кофте.
  - Мисс Артемева, - в дверь постучали. - Я могу войти?
  - Одну минутку.
  "Если одной мне хватит, конечно... Ай!" - посланница пыталась выпутаться как можно скорее. Пальцы цеплялись за петли, голова тщетно пыталась пролезть сквозь рукав. В итоге через несколько минут Мила все же одолела кофту и открыла дверь. Внутрь зашла одна из горничных, толкая перед собой столик на уже знакомой антигравитационной платформе.
  - Вы заказывали завтрак в номер, - улыбнулась она, ставя на стол большой поднос.
  - Да? - "Наверное, это миссис Креспен постаралась". - Да! А что там? Я уже забыла.
  - Наш фирменный традиционный английский завтрак, - ответила горничная, произнося название блюда с идеальным британским акцентом. Мила поджала губы и улыбнулась.
  - Спасибо вам.
  - Пожалуйста. Ах, да, - девушка наклонилась и взяла с нижней полки столика небольшую коробку. - Вам просили передать подарок.
  Посланница приняла коробочку из рук горничной и поблагодарила. Та ответила заученным "Пожалуйста. Приятного вам аппетита. До свидания" и скрылась за дверью.
  Тут же Мила открыла коробку: внутри лежали две белых заколки с голубыми камнями и записка от Аркелла. В ней говорилось, что ими можно закалывать головной платок, чтобы тот не слетел в неподходящий момент.
  "А еще они пойдут к вашим глазам", - добавил он в конце. Мила широко улыбнулась, хотя и удивилась: вчера Аркелл не выказывал ей особой симпатии.
  Но заколки были такие изящные, что девушка не устояла и тут же занялась головным платком.
  Закончив с этим, она наконец-то села за стол. Но в дверь снова постучали.
  - Мисс Артемева, это Сесилия Креспен. Я могу войти?
  - Конечно, - Мила поднялась из-за стола. Зайдя в комнату и поздоровавшись, Сесилия тут же присела на кровать, так что посланнице пришлось развернуться.
  - Я не помешала? - наконец спросила она. Мила краем глаза посмотрела на свой завтрак, но тут же отрицательно мотнула головой.
  - Чудесно. Грейс хотела переговорить с вами. А я подумала, что нашей системой связи вы пользоваться не умеете.
  Мила покачала головой, и Сесилия подошла к зеркалу возле стола, нажала на кнопку в раме, и то быстро отъехало в сторону, открывая встроенную сенсорную панель. Все так же молча Сесилия активировала экран, запустила программу связи и набрала номер. Мгновение спустя на вызов ответили: на экране появилось лицо Грейс Морель.
  - Здравствуйте, мисс Мила.
  - Здравствуйте, - посланница сглотнула. Грейс перевела взгляд ей за спину.
  - Спасибо за помощь, Сесилия. Можешь теперь нас оставить?
  - Не могу.
  Грейс вскинула брови.
  - В последнее время ты перестала рассказывать мне о том, что происходит в Ордене, - ответила Сесилия все тем же спокойным голосом. - А мне кажется, я имею право знать.
  - Что-то мне подсказывает, что ты и так все успела узнать от своей дочери, - Грейс отвела взгляд в сторону. - Хорошо, пусть так. Мила, расскажите нам, что случилось в Зеленом мире три дня назад, и что последовало за этим.
  Мила вдруг поняла, насколько две подруги были схожи: пусть Сесилия и казалась гораздо мягче Грейс, обе они обладали выдержкой и силой духа истинных независимых леди.
  - Да, конечно, - не повиноваться миссис Морель сейчас было невозможно. И посланница, собравшись с мыслями - тяжелое задание, но она справилась, - начала рассказывать. Попутно она еще раз проверила Сесилию: та была обычным человеком. Волноваться не о чем. Но почему-то об эмоциониках Мила так и не упомянула. Словно пытаясь вновь возвыситься в глазах Реджинолда, она теперь с подозрением относилась ко всем вокруг, кроме Жоэль: ее Мила уже считала своим другом. К тому же Жоэль тоже обладала даром от беломирцев.
  Так или иначе, посланница закончила рассказ на своей размолвке с Реджинолдом. Когда она замолчала, Грейс нахмурилась. Сесилия же покачала головой:
  - Вы склонны верить Авекансе? - фамилию Либера она произнесла на французский манер.
  - Я склонна верить всякому новому человеку. А что до него - я склонна сначала его выслушать, а уже потом решать для себя, доверять ему или нет.
  Уверенность в голосе Милы, кажется, понравилась Сесилии. Зато Грейс, по-прежнему молчавшая, нахмурилась еще больше.
  - Меня, если честно, тоже смущает поведение Либера, - продолжила миссис Креспен. - Но его сюда отправили магистры, а им я доверяю. Однако теперь я буду более внимательна и осторожна по отношению к нему.
  - Либер - сложный человек, - наконец, заговорила Грейс. - У него всегда есть свои интересы. Но на данный момент я сумела добиться того, что наши интересы по большей части совпадают.
  - Даже при том, что он создает множество проблем?
  - Худшее, к чему его поведение может привести - отделение Синего мира от Ордена. С этим можно жить, - тонкие губы Грейс изогнулись в усмешке. Мила на этот жест не обратила внимания. Зато Сесилия склонила голову набок и внимательно посмотрела на подругу. Впрочем, лицо той вновь стало сосредоточенным и серьезным, и Сесилия промолчала.
  - На этом все, - заговорила Грейс. - Благодарю за откровенность, мисс Мила. А сейчас извините, но меня ждут дела. Его Высочество хотел обсудить со мной какую-то проблему.
  - Какую проблему? - чуть ли не выкрикнула Мила, но Грейс уже прервала разговор.
  Посланница вздохнула: ей бы тоже хотелось обсудить с Реджинолдом кое-что. И извиниться. При условии, что и он извинится тоже, разумеется.
  Немного помолчав, Мила перевела взгляд на Сесилию. Та, похоже, и не собиралась уходить.
  - Что-нибудь еще? - еле удержавшись от вздоха, спросила Мила: она поняла, что Сесилия все еще не до конца удовлетворила свое любопытство.
  - Да. Как там Эленора ладит с Дереком? И как часто она говорит о Грейс? Или об Аркелле? Дерек в последнее время даже Грейс об этом ничего не рассказывает, не говоря уже обо мне.
  "Да, из меня точно хотят вытянуть все возможные сведения", - хмыкнула Мила. И тем не менее, решила ответить:
  - Вы знаете, Элли так редко упоминала свою мать, что я даже спрашивать боялась: вдруг она уже скончалась. Об Аркелле она не рассказывала. С господином магистром она ладит. Обычно. Только если вдруг сердится или нервничает, набрасывается на него, как будто он ей всю жизнь сломал.
  Сесилия кивнула.
  - Может, вы мне что-нибудь расскажете? Я ведь друг Элеоноры и работаю в Ордене вместе с Дереком. Мне кажется, я имею право знать, что между ними произошло.
  Сесилия молчала: она явно колебалась. Наконец, он сделала глубокий вдох и начала рассказывать:
  - Возможно, это и не совсем правильно. Но может быть, вам удастся повлиять на них. Прежде всего, на Элеонору.
  - История эта долгая, - продолжала она. - Мы с Грейс и Дереком были друзьями с самого детства. Жили мы всегда здесь же, в Эфтейте.
  - Эфтейте?
  - Federal town number eight, Ef-t-eight*, - нараспев произнесла Сесилия. - У Грейс был настоящий талант к программированию. Ей было проще понять машину, а не человека, хотя к людям она всегда тянулась. Как бы то ни было, едва она закончила учебу в университете, ее пригласили работать в главный научный центр Снэйл-сити. А я осталась здесь, чтобы принять руководство отелем у отца. Но мы продолжали дружить.
  - А магистр Клэптон?
  - Он учился вместе с ней. И работать стал там же. Он, правда, одинаково любил и технику, и людей, особенно девушек, - Сесилия усмехнулась. - А девушки, как ни странно, любили его. Уж не знаю, сколько их сменилось за годы нашего знакомства.
  - И ни на одной не женился? - уточнила Мила. Она догадывалась, что у магистра был богатый опыт ухаживаний - при всей его сдержанности он обладал безупречными манерами и приятным чувством юмора. А эта его располагающая к себе улыбка...
  - Нет. Мне иногда кажется, он своими похождениями старался заставить Грейс ревновать. Но звучит это как-то чересчур романтично, - рассмеялась Сесилия. Мила улыбнулась. Однако она охотно могла поверить и в такое.
  - А что с отцом Жоэль? И Элеоноры? Они ведь оба французы, наверное, а здесь живут, прежде всего, англичане.
  - К Старшим друзьям бы вас на разъяснительную беседу, - Сесилия подмигнула. - Мы теперь единый народ, земляне. Но вы правы: здесь всегда был наш дом и всегда будет. Однако, раз уж Британские острова - одно из немногих мест, где можно говорить на разных языках и праздновать, к примеру, день Святого Патрика**, нам пришлось поделиться им с другими нациями. Но иногда это и хорошо: в твой город может приехать обаятельный ученый, говорящий с чарующим акцентом.
  - Да еще и холостой. И не один, а с другом, - ухмыляясь, подхватила Мила, поняв, к чему ведет миссис Креспен.
  - Да. Хотя Коум Морель, в отличие от Тео, не цеплялся за родной язык - он и на француза-то был почти не похож. Да и Родина его - не бывшая Франция, а Канадская Федерация. И ко всему прочему, он был вдовцом с семилетней дочкой на руках.
  - Так Элли не родной ребенок Грейс, как и Аркелл?! - Сесилия кивнула.
  - Знаю, они очень похожи. Коум надеялся, что это поможет падчерице и мачехе быстрее подружиться, тем более что родная мать Элли умерла, когда та была еще совсем маленькой.
  - Но они не подружились? - спросила Мила, уже зная ответ.
  - Нет.
  - А почему же магистра Дерека она недолюбливает?
  Сесилия не ответила.
  - Скажем так, когда-то она доверяла ему, даже больше, чем любимому отцу. А он не оправдал ее ожиданий.
  Миссис Креспен поднялась с кровати, давая понять, что разговор закончен. Мила, конечно, хотела знать больше, но уже понимала, что ни из Сесилии, ни из Грейс, ни тем более из Элли она ничего не вытянет. А из Дерека?
  - Обещаете, что не станете задавать те же вопросы кому-то другому? - спросила Сесилия, уже дойдя до двери.
  Смотрела она строго. Мила сглотнула: именно так она и собиралась поступить.
  - Нет, я этого не сделаю, - ответила она, нисколько не верящая, что сдержит обещание. Сесилия коснулась дверной панели, и та отъехала в сторону.
  - Простите, - она перевела взгляд на поднос, - кажется, с этим разговором я лишила вас теплого завтрака.
  Мила только отмахнулась
  Сесилия улыбнулась и вышла. Дверь бесшумно закрылась.
  Мила со спокойной совестью и неспокойной душой подскочила к столу и сняла крышки: лицо обдало теплым паром.
  - Итак, - улыбнулась она, беря в руки ложку, - овсянка, миледи!
  Последний раз она ела эту кашу в летнем лагере. Вот только та овсянка обладала особым свойством: она была неотделима от тарелки. Хоть ты ложкой ее колупай, хоть тарелку вверх дном переворачивай. С тех пор Мила к антигравитационной каше не притрагивалась. Но теперь она решила сделать исключение. Очень вкусное исключение, надо признать.
  Управившись с овсянкой, девушка принялась за яичницу с беконом: ее не обманули насчет традиционных блюд.
  - Привет, спящая посланница, - Либер, как всегда, врывался без стука. "Интересно, откуда у него ключи?" - подумала Мила, вспомнив о подозрениях Реджинолда.
  - И тебе доброго утра, - ответила она как ни в чем не бывало.
  - Разумеется, - похоже, Либером опять управляет одна из особенно зловредных сущностей.
  - Ой, - он покосился на ее тарелку, с которой стремительно исчезала яичница, а затем и лежавшие рядом тосты. - Столько еды. Ты не лопнешь, милая?
  - А ты подвинь мне тарелку и отойди, - фыркнула Мила. Однако в чем-то Либер был прав: она уже наелась досыта, даже не притронувшись к фруктам. Мысленно пожалев о зря потраченных продуктах, посланница взяла в руки чашку и сделала пару глотков.
  - Ты ведь не поздороваться пришел.
  - А если именно за этим?
  - Ты мне кое-что обещал, - холодно ответила Мила.
  - Я помню, - он быстро подхватил один из тостов, размазал по нему джем и надкусил.
  - Я здесь именно ради этого, - добавил он, жуя. - Как только закончишь утолять голод, я готов утолить твою жажду знаний.
  - Занятная шутка, - с каменным лицом проговорила девушка. Аппетит пропал окончательно. К тому же мысли Милы теперь действительно были заняты Либером. Поэтому она быстро допила чай и встала из-за стола.
  - Отлично. Горничные все уберут, - Авве-кансе подхватил с блюда абрикос и отправил себе в рот.
  - И как ты мне рассказывать хоть что-то будешь? - проворчала Мила, закрывая дверь номера.
  - Ну, по довоге ном гововить немза будет, - промычал он; сплюнув косточку и закинув ее в вазу у стены, он продолжил: - У меня временно забрали гиромобиль.
  - Так ты у нас теперь тщедушный пешеход, - Мила усмехнулась, но тут же замолчала: пусть у Либера не было его гиромобиля, но иглы-то у него остались.
  - Увы, я теперь человек прямоходящий, ничего не водящий, - не без иронии ответил он. Посланница на миг оторопела. Он вдруг стал совершенно иным: не язвительным и наглым, но и не серьезным и печальным.
  - Либер?
  - Я вернулся. Тот я, который готов тебе помочь и все рассказать.
  Мила кивнула и замолчала. Он тоже. И за всю дорогу до верхнего яруса Снэйл-сити они не проронили ни слова. Только один раз девушка спросила про Реджинолда и Жоэль. По словам Либера, девочка гуляла где-то на втором уровне с подругой: редкое удовольствие из-за ее работы в Ордене. Реджинолд все еще оставался у Грейс в штабе.
  - С ним все хорошо, - добавил Либер, увидев, как девушка закусила губу. Но его слова ничем не помогли.
  Мила посмотрела сквозь стекло автобуса - если эту стальную дыню на колесах можно им назвать - на небо. Поверх его серости тянулись пухлые темнеющие облака.
  - У тебя есть зонтик? - спросила она.
  - Не волнуйся, дождь нам не страшен, - при этом Либер хитро улыбнулся. Посланница кивнула и улыбнулась, стараясь выглядеть спокойно. Кончиками пальцев она коснулась скрытого под плотной кофтой пояса, где был закреплен ее фау-плекс. После вчерашней оплошности Мила поклялась всегда держать его при себе. Даже ночью он лежал у нее под подушкой, из-за чего девушка поначалу очень боялась шевелиться: вдруг нажмет на кнопку, и тот примет форму косы и отсечет ей голову. Волосы потерять было не так обидно.
  - Пойдем, - Либер пропустил Милу вперед и двинулся следом за ней. Проходы возле дверей разделялись на две части: правая для выходящих, левая для входящих. Судя по тому, как стояли люди на остановке, соблюдение правила у всех давно превратилось в привычку.
  Автобус остановился, двери отъехали в стороны, два людских потока пришли в движение. Но стоило Миле сделать шаг, как Либер подхватил ее за локоть и притянул к себе. Не успела она опомниться, как пол у нее под ногами исчез, а улица превратилась в картинку из разноцветных граней, в мгновение ока изменивших расположение и превратившихся в непонятное темное помещение. "Почти как тогда, когда мы прибыли в Пурпурный мир, - подумала Мила, оглядываясь. - Но где мы?"
  Ее окружали огромные площади и высокие стены с небольшими окнами под потолком, усиленном балками. Справа протянулась линия конвейера с установленными вдоль нее роботами. Однако сейчас ни один механизм не работал. Света тоже не было.
  - Мы в старом ремонтном цехе для строительного оборудования. В целях безопасности его построили не в самом городе, а рядом с ним. Мы въезжали с противоположной стороны, поэтому ты и не увидела, - Либер говорил так, будто именно об этом и хотела узнать Мила. О каком-то складе. Не о том, как они здесь оказались. Впрочем, сопоставив кое-какие факты, посланница сама все поняла.
  - Ты тот, кто украл универсальный ключ!
  - Милая...
  - Хватит меня так называть!
  - Хорошо, Мила, только успокойся, - Либер поднял руки в примирительном жесте. - Клянусь, - он положил руку на сердце, - что я его не крал.
  - За тебя это сделал кто-то другой, - девушка скрестила руки на груди. Немного подумав, она уперла их в бока - поближе к поясу с оружием. Зрение тут же сосредоточилось на энергии внутри Либера.
  - Это сделал не я. И на твоем месте я бы задался вопросом, кто это был.
  - Я об этом уже давно думаю. Но сейчас, - она выделила последнее слово и подалась вперед, - я хочу знать, что случилось именно с тобой. Почему я чувствую внутри тебя, не знаю, некое существо? Откуда оно? И как оно может управлять тобой?
  - Я же говорил, оно не одно.
  Разумеется, Мила знала, что оно не одно. Она видела их всех - перетекающих друг в друга, словно пятна бензина в луже. И все это под спиралью из сотен отсвечивающих пылинок. Посланница не понимала, что именно видит, и потому боялась. Но ей лучше выглядеть смелой и ничего не знающей. Вдруг поможет?
  - Конечно, - она кивнула и сделала еще шаг к Авве-кансе. - И?
  - Это случилось, когда я переместился сюда, - он вздохнул и сделал несколько шагов в сторону; посланница незаметно выдохнула. - В момент телепортации, а может, сразу после перемещения.
  Либер замер и перевел взгляд на Милу. Она старалась оставаться внешне спокойной. Только лоб нахмурен - от недоумения и желания узнать больше. Желтомирец вновь приблизился к ней, правда, оставаясь все так же слева.
  - Я не понимал, что со мной. Внутри шумел целый хор голосов. И все они кричали... Вдалбливали какие-то мысли, идеи. Очень правильные идеи: о доме, о мире, о покое. Я ничего не понимал, я просто лежал. Может, стоял, не помню. Со временем я оправился, смог думать, говорить, ходить. Когда я оказался у Грейс, я все ей рассказал.
  - Так миссис Морель знает?!
  Либер кивнул.
  - Она приняла меня, - он улыбнулся. - Но остальным не стала говорить - опасалась непонимания.
  - И она продолжает терпеть тебя? Несмотря на все проблемы, которые ты создаешь?
  - Да. Ты это к чему?
  "На данный момент я сумела добиться того, что наши интересы по большей части совпадают", - вспомнила Мила слова Грейс и продолжила наступать на Либера.
  - Я хочу знать, что от тебя требуют взамен. Такие секреты за "спасибо" не хранят.
  - Мила! - он вцепился ей в голову - пальцы с силой сжали ткань платка, и что-то хрустнуло. Девушка поморщилась, хотела отступить назад, но Либер прочно зажал ее, как в тисках.
  - Что ты делаешь? - пытаясь разжать его пальцы, она посмотрела ему в глаза: абсолютно стеклянные. Гораздо отчетливее проступала ощерившаяся искрящаяся масса внутри него - эмоционикам их разговор явно не нравился.
  - Наше время вышло, - прохрипел Либер и зажмурился. - П-прости, Мила.
  Зеленоватые нити его энергетического рисунка окончательно поблекли, и все тело заполнили яркие пятна с рваными краями. "Ну, все, дорогая, вечер окончился неудачно - расплачивайся и беги отсюда", - подвел итог внутренний голос.
  Мила больше не пыталась расцепить руки Либера. Вместо этого она подалась назад, выхватила фау-плекс и ударила мужчину встроенным в дзё шокером. Тот наконец-то разжал руки, и посланница смогла вырваться, наградив Либера еще и ударом между ног, отчего желтомирец согнулся, почти рухнув на пол. Недолго думая, Мила, используя платформу с ремонтным роботом, заскочила на ленту конвейера, быстро обернулась - Либер все еще корчился на полу, - спрыгнула и, пригибаясь, побежала вдоль ленты. Оказавшись возле такого же робота, что и с противоположной стороны, она спряталась за него и замерла.
  Осматриваться в таком положении было не слишком удобно, к тому же в цехе царил полумрак - свет едва пробивался сквозь слой пыли и грязи на окнах. Мила оказалась между двух конвейеров. За следующей лентой виднелись только аккуратные горки мусора, главным украшением которых были торчащие концы труб и металлические штыри. С противоположной стороны рядами стояли огороженные прозрачными стенками столы с аппаратурой, за ними - станки, огромный металлический короб непонятного назначения, а у самой стены - несколько дверей. Среди всего этого был еще и Либер, уже поднимающийся на ноги и очень злой. Мила подумала, не воспользоваться ли штырем или трубой, но тут же отбросила эту идею: она еще замахнуться не успеет, как желтомирец воткнет ей пару игл в сердце, живот и глаза.
  "Куда теперь?" - размышляла посланница, продолжая двигаться вдоль конвейера. Взгляд зацепился за поднимающуюся вдоль стены лестницу. Вела эта шаткая с виду конструкция на узкую платформу второго этажа с застекленной комнатой. "Хоть бы там был выход", - взмолилась Мила, проводя пальцем по кнопке, переводящей фау-плекс в режим боевой косы, но не нажимая ее. Ей очень не хотелось убивать Либера. Но самой умирать ей хотелось еще меньше. А это оружие его и отпугнуть может.
  Сделав глубокий вдох, она разогнула спину и перешла на бег. Используя очередного робота и как опору для скачка, и как прикрытие, она перебралась через второй конвейер и помчалась к лестнице. Ни шагов, ни дыхания Либера она не слышала. Он должен быть далеко. "Должен... Либер много, знаешь ли, должен, - сообщил разум. - Надо торопиться".
  Прямо перед ступеньками лестницы была свалена еще одна мусорная куча. Мила резво перескочила через нее. Тут же она услышала тихий свист и ощутила, как что-то полоснуло по левой ноге, в области икры. "Он мне в ноги целился?! Нет - возле уха тоже свистнуло. Хоть бы добежать, хоть бы взобраться... Ай, хоть бы не развалилась!" - последнее относилось к старой лестнице, опасно заскрипевшей под ногами. Но Мила не останавливалась. А когда конструкция где-то на середине покачнулась, а одна из стоек со скрипом отвалилась и полетела вниз, девушка разогналась так, что стала буквально перелетать чрез ступеньки. К двери она тоже помчалась со всей возможной быстротой, уже не обращая внимания на скрип и скрежет, которыми реагировала на происходящее площадка.
  Дверь оказалась запертой на электронный замок, который, похоже, уже давно не работал. Мила чертыхнулась и перевела взгляд на смотровое окно. Кивнув самой себе, она перевела фау-плекс в режим топора с лазерной кромкой. Как резак он тоже должен был сгодиться.
  Площадка снова заскрипела, только теперь уже с противоположной стороны. Девушка сделала шаг назад, прикидывая, куда лучше ударить. Послышались шаги, даже топот.
  - Мила! - слева на нее обрушился - в прямом смысле - Либер, сбил с ног и повалил на решетчатый пол. Девушка ударилась головой, глаза широко распахнулись, и она смогла в полной мере оценить красоту падающей на площадку стальной балки. Свалилась она туда, где раньше стояла посланница.
  Переведя взгляд на Либера, Мила увидела его покрасневшее, прикрытое волнистыми прядями лицо. Глаза выглядели живыми. Эмоционики все еще дергались, но не так ожесточенно. Энергетический рисунок человека - Либера - вновь стал заметен.
  - Повезло тебе, милая, - беззлобно хмыкнул он. Посланница кивнула. Чуть отползла назад - он не держал ее - и сосредоточилась на эмоциониках, начав разводить руки, насколько это было возможно полулежа.
  - Что ты делаешь? - вздрогнул он.
  - Избавляю тебя.
  Разум тут же упрекнул Милу в излишней драматичности этой фразы, а еще в том, что "избавить" бедного Либера она могла еще вчера.
  Желтомирец накрыл руки Милы своими.
  - Не надо, прошу, - на его лице вновь была гримаса печали и боли. - Без них я никто.
  - А с ними ты сам не свой, причем буквально! - фыркнула посланница. Однако оставила попытки разделить Либера и его внутренних демонов - причем, опять же, буквально.
  - Зато с ними я сильный и быстрый. Вон, девушек от неминуемой смерти спасаю.
  Она посмотрела ему в глаза: серо-голубые, блестящие в сочащемся сквозь окошко свете. Они продолжали лежать на полу, он накрывал ее собой. Оба тяжело дышали, оба раскраснелись, ее ладони в его. "Самое время для поцелуя", - усмехнулась про себя Мила, и ее взгляд начал постепенно смещаться от головы Либера ниже. Заметив сверкающее, словно маленькая белая звездочка, пятнышко, она улыбнулась.
  Либер чуть склонил голову на бок.
  - Мила, ты же не собираешься меня, - начал он, замерев на месте. Посланница вцепилась ему в плечо. Другую руку она резко сунула ему за пояс брюк. Пальцы сомкнулись на чем-то тонком и твердом.
  - Нет, не собираюсь.
  Резким движением она выдернула из внутреннего кармана универсальный ключ, одновременно направив в инструмент свою силу. Воздух вокруг стал разряженным, под ногами не ощущалось ничего. Тем не менее, Мила знала, что она отползает назад. В голове с невероятной скоростью проносились варианты места для телепортации. В итоге осталась лишь одна мысль: "Жоэль". Посланница представила девочку перед собой и зажмурилась.
  На миг все затихло. А потом на Милу обрушилась лавина звуков: голоса людей, резкая музыка. Перед глазами заплясали цветные пятна. Открыв их, посланница сначала растерялась - слишком ярко, слишком светло. Наконец, большое пятно перед ней приобрело очертания круглолицей рыжеволосой девочки.
  - Мила, ты в повядке?!
  - Да, кажется, - посланница помотала головой и села. Через секунду она поняла, что действительно села, а не просто свалилась на пол. Рука нащупала мягкую обивку дивана. Повернув голову, Мила увидела Аркелла.
  - Привет, - осторожно сказала она.
  - Здравствуйте, - он говорил настороженно. - Не знал, что вы на такое способны.
  Мила ощупала себя: все в порядке. Вот только платок она потеряла: наверное, слетел с головы во время бега. Затем она огляделась вокруг. Комната оказалась небольшой гостиной, очень похожей на те, что показывали в фильмах про зарубежные колледжи. На стенах из-за фотографий с претензией на артистизм выглядывают обои с ярким узором; она сидела на пестром диванчике в углу комнаты, рядом с которым стоял стол и несколько стульев, вдоль соседней стены протянулся неровный ряд из бесформенных мешков-пуфиков. Над последним из них висел дартс, а рядом стояла тумба с большим аквариумом, в котором неспешно плавали разноцветные рыбки. Дальше располагался стол для какой-то игры, вдоль дальней стены протянулся буфет. И, конечно, здесь был встроенный в стену огромный телевизор, расположенный так, чтобы было удобно смотреть с дивана. Сейчас там шел какой-то фильм, а, может, сериал: пышное торжество, к микрофону вышла женщина - роскошная блондинка в не менее роскошном сверкающем платье - и глубоким, нежным голосом заговорила:
  - Happy birthday, mister President.***
  И женщина запела знакомую Миле еще со школы песню - поздравление с Днем рождения. Впрочем, и сама сцена казалась смутно знакомой.
  - Что это?
  - Фильм, - ответил Аркелл. - Экранизация нашумевшего романа "Блондинка".
  Мальчик замолчал и выжидающе уставился на посланницу.
  - А что за книга? И кто автор?
  - Мила, - начала было Жоэль, но умолкла; Аркелл же тяжело вздохнул и скороговоркой произнес:
  - Роман "Блондинка" - последний из серии "Истории недружной Земли", автор Питер А. Дьорк. Действие происходит в вымышленном мире, похожем на наш, с тем лишь отличием, что там пришельцы никогда не высаживались на Землю. Каждая книга - история отдельной личности, точнее деятеля искусства...
  - И еще моды, - добавила Жоэль.
  - Да. Книг этих много, все они ужасно популярны, по слухам каждый из главных героев действительно жил в прошлом столетии, но таким же знаменитым, как его книжное воплощение, не стал. У вас все?
  - Пожалуй, - слова Аркелла породили еще тонну вопросов в голове посланницы. Но вытеснить чувство тревоги после недавно пережитого им не удалось.
  - Вы хотите знать, как я здесь оказалась?
  - Вообще-то да, - мальчик скрестил руки на груди и вперил в нее взгляд; Жоэль ограничилась кивком.
  - Что ж, я...
  И тут Мила замолчала. От Либера она узнала не так уж много. Но и этого вполне хватало, чтобы в скором времени получить пулю в голову. Или не пулю - Либер и его помощники наверняка воспользуются бластером. Впутывать в это дело Аркелла и Жоэль не хотелось. К тому же, доверять Грейс Мила теперь тоже не могла, а значит, и с ее сыном нужно быть осторожной.
  - Ну и?
  - Авкелл, пвекрати! - внезапно рассердилась девочка. - Это не вежливо. В конце концов, мисс Автемьева тебя старше! Может, даже лет на десять!
  "Я такой старой выгляжу?!" - возмутилась Мила, но промолчала.
  - Но Жоэль! - теперь уже вспылил мальчик. - Она появилась из ниоткуда посреди нашей школьной гостиной...
  "А, так вот где мы. Сколько же они за обучение платят?"
  - И вместо объяснений начинает смотреть телевизор. Еще и вопросы странные задает! Извините, - добавил он, повернувшись к Миле.
  - А тебе не пвиходило в голову, что для нее это важные вопвосы? - теперь Жоэль отважно загораживала Милу от Аркелла. - Ты не подумал, что для нее события этого фильма могут быть фрагментом веальной истовии?!
  - Нет... Правда? - Аркелл смутился. Посланница кивнула, чем смутила его еще больше.
  - А-а-а. Что ж, извините меня.... Еще раз. Но вы не могли бы объяснить, как вам удалось переместиться в нашу школу? Здесь серьезная охрана, даже силовое поле есть.
  - Если честно, сама не понимаю. Я была с Либером - ничего личного, просто разговор... Он хотел что-то мне показать в старом ремонтном цехе.
  - Цех по ремонту строительного оборудования? - Мила вновь кивнула; Аркелл резко нахмурился, но больше ничего не сказал.
  - И там ему вдруг стало плохо. Я запаниковала, начала метаться и вдруг заметила ключ. Вот этот, - Мила разжала ладонь, давая Аркеллу и Жоэль возможность рассмотреть находку. Скрывать ключ было бессмысленно, тем более что мальчик уже не раз бросал взгляды на ее зажатый кулак.
  - Стоило мне его взять, как меня перебросило сюда. Вот и все.
  Аркелл покачал головой. "Наверняка потом проверит мою историю на правдивость, - сделала вывод посланница. - Ну и пусть проверяет: я почти ни в чем не соврала. В конце концов, Либеру в определенном смысле действительно стало плохо".
  - Постой, так значит, мистер Авекансе, - фамилию Либера Жоэль произносила в точности, как мать, - остался где-то в цехе?
  - Там пусть и остается, - Аркелл хмыкнул. Мила сейчас была с ним полностью согласна: видеться с одержимым эмоциониками Либером ей не хотелось.
  - Нет-нет, мы должны вернуться за ним, - настаивала Жоэль. При этом она схватила Милу за руку и потащила к выходу, спрятавшемуся за огромным аквариумом. В момент, когда посланницы проходили мимо, из-за игрушечного замка выплыла откормленная красная рыбка с большой шишкой на голове. Из-за бело-красного рисунка шишка очень напоминала вспухший над черепом мозг. Мила невольно поежилась. Впрочем, предстоящая встреча с Либером пугала ее еще больше.
  - Вы уже уходите? - только тут Аркелл понял, что остается один. - Жоэль...
  - У тебя все вавно занятия не закончились. А я здесь на гостевом посещении, им не стоит злоупотвеблять. Так что да, мы уходим, - на удивление деловым тоном ответила девочка и быстрым шагом вышла из гостиной.
  Когда они оказались в коридоре - широком и совершенно пустом, Жоэль перешла на бег, открыла пропуском одну из дверей и шмыгнула за нее. Миле ничего не оставалось, кроме как последовать за ней. Она была уверена, что теперь они окажутся в туалете или кладовке. Однако помещение оказалось несколько больше. Здесь играла тихая музыка, а в воздухе витал фруктовый запах. "Мандарин", - Мила потянула носом и улыбнулась: этот фрукт она любила до безумия. Однажды даже съела целый пакет мандаринок за новогоднюю ночь. Потом все каникулы лечилась от аллергии и пищевого отравления, но зато праздничный вечер был прекрасен.
  Сразу стало немного легче на душе.
  - Где это мы? - спросила Мила, повернувшись к Жоэль. Ту буквально трясло от напряжения.
  - А, это комната для медитаций. Аркелл сказал, что психотерапевт в отпуске, так что до конца урока здесь никого не будет, - отмахнулась она, прежде чем подойти вплотную к Миле.
  - Скажи, что у вас там случилось на складе? Вас атаковали эмоционики? Или Либе" оказался пведателем? Ах, а это ведь тот самый унивевсальный ключ?!
  С каждым вопросом Мила чувствовала все больший дискомфорт. И душевный, и физический - Жоэль чуть ли не прижалась к ней и смотрела, задрав голову. Вкупе с буквально горящими от возбуждения глазами выглядело немного жутко. Как будто они вдруг перенеслись в фильм "Экзорцист".
  - Жоэль, успокойся, - Мила сделала шаг назад. - Я сказала вам правду, понимаешь? Зачем мне врать?
  "А у тебя на это пять причин", - ехидно запел голос совести.
  - Как зачем? Чтобы не впутывать в наше дело Авкелла.
  - Но он может поговорить с Либером.
  - Он? С Либером? - Жоэль закатила глаза.
  - Все равно было бы глупо врать, - продолжала "глупо врать" Мила. - А этот ключ лежал там просто так.
  "Да, просто так. В потайном кармашке бесхозный валялся", - не унималась совесть.
  - А можно взглянуть?
  После некоторых колебаний, Мила вручила Жоэль ключ, втайне надеясь, что та не сможет его активировать. "Да, та, кто умеет манипулировать пространством, не сможет разобраться с инструментом для межпространственного перемещения", - отозвался уже здравый смысл, заставив посланницу мысленно дать себе по затылку.
  - И пвавда, ничего не происходит. И я ничего не чувствую, - Жоэль покачала головой и вернула ключ Миле.
  - Вот видишь?
  "Я-то точно вижу, - посланница осмотрела инструмент: головка ключа сверкала ярче звезды в ночном небе. - И почему такую мощную энергию никто не ощущает? С другой стороны, я тоже ничего не чувствую. Только вижу".
  Мысленно порадовавшись такому повороту событий, Мила решила сменить тему и найти предлог оставить Жоэль здесь - в неведении и безопасности.
  - Извини, - начала между тем девочка, потупившись. - Я, навевное, сейчас такой дувочкой выглядела.
  - Нет, что ты. Когда пытаешься раскрыть масштабный заговор, быть недоверчивым вполне естественно.
  При этих словах Мила вспомнила о Реджинолде.
  - Между прочим, Жоэль, ты не знаешь, где сейчас Его Высочество?
  - Веджинолд? А ты не знаешь?
  - Откуда?
  - Ах, ну да... Авкелл мне сказал, что он еще утром разговаривал с Гвейс. Он собивался вернуться в Желтый мир. Гвейс должна была лично пвоводить его. Пвавда, сначала его должны отпвавить в Зеленый мир - переговорить с магиствами.
  - Ясно.
  Миле было немного обидно, что Реджи их бросил. А еще ей стало страшно. Даже разговора с Грейс она стала опасаться. Но, как бы то ни было, Жоэль она впутывать не станет.
  - Что ж, надеюсь, Реджинолд благополучно вернется домой, - Мила выдавила улыбку. Жоэль ответила тем же.
  - Слушай, я тут вспомнила кое-что. Мне Либер говорил, что ты сегодня встречаешься с подругой. Должна сказать, я эту девочку не так себе представляла, - Мила ухмыльнулась, но тут же убрала улыбку с лица, заметив, как погрустнела Жоэль.
  - Да кто со мной двужить-то станет теперь, - ответила та после паузы.
  "Пять баллов за тактичность", - Мила покачала головой и осмотрелась в поисках чайника с чаем. Увы, такового не нашлось. Зато было множество подушек, сваленных в углу и составлявших подобие кушетки. Туда-то Мила и утянула Жоэль, поглаживая по плечам и широко ей улыбаясь. Заприметив оставленный кем-то легкий шарфик, девушка повязала его вокруг головы - так она чувствовала себя увереннее, чем когда ее едва зарубцевавшаяся рана была у всех на виду. Теперь можно было внимательно выслушать девочку.
  - И из-за чего же твои друзья расхотели с тобой общаться?
  Жоэль вздохнула.
  - Я сама виновата. Или нет, не знаю. Пвосто все как-то сразу навалилось: дедушка умер, мы с мамой певеехали в отель. Потом сказали, что папа... Что у них во время испытаний нового пвибова пвоизщошла ававия... У Гвейс ноги павализовало, - акцент у Жоэль резко стало более заметным. - А папы не стало.
  "Обещала не выпытывать у других, что случилось с семьей Жоэль, и все равно все узнала", - Мила вздохнула и приобняла девочку.
  - Мне жаль, - посланница почувствовала досаду, оттого что не могла искренне сочувствовать Жоэль - она ведь не знала ее отца, а с Грейс и Сесилией была знакома поверхностно.
  - Прости, что не могу по-настоящему разделить с тобой эти... переживания.
  - Ничего. Я понимаю. Знаешь, - на лице Жоэль появилась полу-усмешка - в точности как у Сесилии, - я тоже не могла почувствовать ту боль, о которой все говорят. Сначала, когда нам только сказали, что папа умер, я заплакала. Мама меня обняла. Я пвижалась к ней и вдвуг почувствовала, что у меня волосы влажные. Оказывается, мама тоже плакала. Я тут же певестала. И не было такого, ну знаешь, чтобы ваздирало изнутви или вся жизнь вдвуг потевяла смысл. Было тяжело, было пусто. Пустовато. И только. Я себя так за это стыдила. И ни с кем ставалась не гововить. А потом Гвейс предложила отпвавить меня на подготовку в Овден. Сказала, что дхеосы уже давно меня держат на пвимете. Мы с мамой согласились. А когда я вевнулась чевез несколько месяцев - на каникулы, так сказать, - оказалось, что меня уже стовониться начали.
  Но, знаешь, я, пвавда, хотела попасть в Овден. Хотела быть как папа. И вообще хотела жить в каком-нибудь другом мире. Вроде твоего - где нет этих злых пвишельцев. Ставшие двузья, тоже мне. Знаешь, ведь те испытания пвоводились по заказу Ставших двузей. И вот так получилось. Мне кажется, пвишельцы против Овдена, пвосто не знают, как от нас избавиться...
  Жоэль все говорила и говорила. И с каждым ее словом Мила чувствовала себя все хуже. Ведь с ней делились самым сокровенным. А она чем отплатила? Ложью.
  "Я обязана поговорить с Грейс. И осмотреть ее офис как следует. Но Жоэль все равно нельзя вмешивать в это дело", - решила Мила, представив, как, наверное, важны друг для друга Сесилия и Жоэль.
  Разговор по душам, а точнее, монолог Жоэль оборвал резкий, чуть ли не режущий уши школьный звонок. "Никакого улучшения по сравнению с нашими школами", - подумала Мила, подняв глаза на замигавшее возле двери табло с расписанием занятий.
  Не прошло и минуты, как в комнату, весело хохоча, влетели несколько девочек - ровесниц Жоэль, судя по виду. У всех была одинаковая форма с приколотыми к ней именными значками.
  - Ой, - обронила одна из них, увидев, что помещение занято.
  - Пвивет, Бонни, - отозвалась Жоэль.
  - Привет, - ответила ей высокая чернокожая девочка, стоявшая позади других. Она вышла немного вперед. Жоэль же оставалась на подушках.
  Воцарившуюся тишину нарушила Мила. Она поднялась, деловито отряхнула брюки, подвернула рукава кофты, чтобы никто не заметил разорванные края, и грудным голосом заговорила:
  - Это твои подруги?
  - Эм, да, - ответила Жоэль, переведя взгляд на Бонни и остальных.
  - Чудесно, - Мила улыбнулась и обратилась к ученицам: - Мое имя Милена Артемсон, я из частной академии Хогвартс.
  - Как в "Гарри Поттере", что ли? - смутилась одна из девочек. Рыжая, как ни странно.
  - Это ты нам скажи, Джинни, - ухмыльнулась другая, как ни странно, блондинка. Обоих одернула Бонни.
  - Да, из-за этих книг нам пришлось поменять название на Коксворт. Многим - почти всем - не понравилось, но что поделать - авторские права и прочие юридические сложности.
  Школьницы кивнули. "Фух, выкрутилась", - Мила улыбнулась еще шире и подошла к девочкам.
  - Я являюсь ассистентом куратора класса, где учится Жоэль, - при этих словах школьницы заметно округлили глаза - такая сложная структура явно говорила о значимости академии. - У нас сейчас каникулы, и я попросила мою подопечную показать школу, где она раньше училась. Она так много о ней рассказывала, что желание появилось само собой.
  - Оу, - теперь девочки заметно расслабились. Мила подмигнула Жоэль и гордо прошествовала к выходу.
  - Что ж, спасибо за экскурсию и за сеанс ароматерапии. Провожать меня не нужно. Лучше пообщайтесь: вы же так давно не виделись. До свидания. Была рада знакомству.
  - Мы тоже, - прозвучало в ответ. Закрыв дверь, Мила хитро улыбнулась - ей казалось, что она все очень ловко устроила. Настроение заметно улучшилось, и теперь она смело направлялась к Грейс. Правда, не пешком. И не на общественном транспорте. Завернув в коридор, где вроде бы не было ни учеников, ни камер, Мила сжала универсальный ключ, сосредоточившись на одинокой многоэтажке с большой фиолетовой вывеской.
  
  Примечания:
  *англ.: федеративный город номер восемь, (сокращенно) Эф-т-эйт.
  **День святого Патрика - культурный и религиозный праздник, который отмечается ежегодно 17 марта, в день смерти небесного покровителя Ирландии святого Патрика.
  ***англ.: С днем рождения, мистер президент.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | С.Елена "Нянька для чудовища" (Любовные романы) | | А.Квин "Лабутены для Золушки" (Женский роман) | | Н.Орлан "Под маской ангела" (Городское фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Королева "Стажировка в Северной Академии" (Фэнтези) | | Е.Кариди "Невеста чудовища" (Любовное фэнтези) | | Д.Соул "Публичный дом тетушки Марджери" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"