Mirkie: другие произведения.

Цветы на камне

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    2009-2010гг. Стихи, написанные в период переезда в Кенигсберг. во многом навеянные книгами Линн Флевеллинг и параллелями между моей квентой и реальными событиями. Иными словами - каким бы был Серегил, Кот из Римини, в современном мире...

.
.

   Цветы на Камне
  
   (Кенигсбергско-Флевелинговский сборник)
  
  
   0x08 graphic
  
  
   "Моя любовь облачена в зелёный плащ
   И венчана короною луны,
   Живое серебро - её одежды,
   И небом зеркала её полны.
   О, вечный свет твой, край зелёных чащ...
   Почувствую ли снова на губах
   Живое серебро твоих потоков,
   Увижу ли когда-нибудь ещё раз
   Мою мечту в небесных зеркалах?..."
  
   (Линн Флевелинг, Песня Серегила (Перевод М. Мерке)
  
   Снова
  
   ...Я снова очнусь и снова поверю
   В сладкую боль и раскрытые двери...
   Оставьте мне луч ускользнувшего света -
   Чтобы снова уйти, ещё до рассвета...
  
   Кот из Римини
  
   Мои бессонные ночи, что полны пьянящей луной!
   Мой таинственный город во мраке чернеющих сводов -
   Очертанья дворцов и привычная пыль мостовой -
   Это крепкое, злое вино моей странной свободы!...
  
   Рассказать тебе, как это сладко, и больно, как страсть -
   Как пьянит ночной воздух и манят огни у причалов,
   И как сводит с ума игра тени в полуночный час
   Аллегорией вечной игры без конца и начала?!
  
   Песни дивной страны дали власть мне над звонкой струной.
   И зажёг мою кровь переменчивый свет полнолунья!
   В твоих ясных глазах - тот же блеск, так иди же за мной!
   Я подарю тебе знанье, полёт и безумье!
  
   Мы пройдём по границе зияющих рук темноты,
   Наши тени скользнут по брусчатке полночных кварталов...
   И нам будет с тобою игра вечно юной мечты
   Аллегорией вечной игры без конца и начала.
  
   ***
  
   Пусть Бог рассудит! Вам же - не судить
   О точности, с которой режет скальпель,
   О тяжести оков, упавших на пол,
   О доброте руки, решившейся добить.
  
   Пусть время лечит. Нам же - не лечить...
   Больнее ранит тот, кто сам был ранен:
   Сведя знакомство с ядом острых граней,
   Становишься, как жало, ядовит.
  
   Пусть Небо знает. Мне же - не понять,
   Каков рецепт, что сыплет соль на раны,
   Каков конец, что будет очень странным,
   На гробовой плите застывшая печать...
  
   Младой травы смеющаяся вязь
   Укроет серый камень истуканов.
  
   Морозный вечер
  
   Дитя моё! Не помни боль дороги,
   Когда морозный вечер на пороге!
   Затопим печь, нальём себе вина -
   И слава Небу, что зимою ночь длинна!
   Пусть на крыльцо ложится снег пушисто,
   И юный месяц убран дымкой льдистой,
   Снег заметёт наутро все следы,
   А месяц в золоте заката ловит луч ночной звезды...
   Ночь дарит нам свечи златое пламя,
   И тишину, что так любима нами...
   Прислушайся к узорам тишины...
   И к сказке незапамятной страны.
   Я расскажу тебе о ней немного.
   А утром мы отправимся в дорогу,
   И дали затуманит белизна...
   Но ты уж спишь...Зимою ночь длинна.
  
   Просто закат
   (Кенигсбергу)
  
   Это просто закат... Ну а там, за стеной горизонта -
   Тот чарующий город в потоке янтарных дождей,
   Там холодное море и мглистое прусское солнце
   Над багряными стенами смолкших навек крепостей.
   Там в белеющих дюнах танцует просоленный ветер -
   Вечный житель твоих берегов и прибрежных песков,
   Там пьянящий дурман диких роз и терновника жгучие сети,
   И манящие нити сияний ночных маяков...
   Сердце рвётся к тебе, янтарём пламенеющий Запад!
   О, янтарный мой край, потонувший в ночной синеве...
   О тебе, о тебе мне твердят огневые закаты,
   Коротая недели в простуженной зимней Москве...
   Это просто закат...
  
   ***
  
   Я устал от вражды. Только ты не дари мне покой:
   Это яд для меня. Не о нём я хочу попросить.
   Посмотри мне в глаза, и коснись моей кожи рукой,
   И скажи, что я жив, и что всё ещё смею любить.
  
   Я устал от войны. Только ты не дари мне побед:
   Дай мне быть побеждённым сиянием утренних звёзд,
   И увидеть улыбку дождя, и уверовать в свет,
   Что сияет на дне твоих глаз - так легко, так всерьёз.
  
   Знаешь, я был убит много раз...Но сейчас не о том...
   То не плод древа жизни - в руках твоих только цветы.
   Но и я не прошу исцеленья, молю об одном -
   Дай поверить в мгновение мира, в котором есть ты!
  
   Западной дороге
  
   Тычяча миль. Убегает дорога куда-то -
   Убегает дорога туда, где пылает закат,
   Что хоронит сегодняшний день там, где в золоте солнечный Запад,
   Что, сгорая дотла, вновь торопит незримое Завтра,
   Только сизый Восток хмурит Ночи таинственный взгляд.
  
   Ленты дорог. Облака в переливах соцветий...
   Город Спящего Солнца в раскрытых объятьях зари.
   Моя песня без слов. А края облаков гасит ветер,
   И ты спишь на ладонях у Ветра, за краем земли.
  
   На моём берегу Ночь одела мосты и причалы,
   На твоём берегу солнце красит их в цвет янтаря.
   Корабли в облаках вдаль стремятся прозрачно и ало,
   И в спокойствии звёзд спят небес голубые моря.
  
   Ленты дорог... Вы сольётесь в едином пределе,
   И откроется новая дверь для бродяги миров...
   Корабли в облаках доберутся к Рассвету до цели,
   Моё чуткое сердце - у новой стрелы на прицеле,
   И ещё остаётся так много несказанных слов...
  
   Город
  
   Прими мои сны, растворяя в себе безвозвратно!
   Над Городом сумрак, и краски меняет закат.
   Я плачу и таю, скользя, тишью улиц объятый,
   Я таю в тебе, бесконечно прощён и проклят.
  
   В дыхании ночи, в молчании улиц и зданий -
   Навеки с тобою, как тени ночных фонарей.
   И я растворён в переменчивой мгле очертаний,
   И запечатлен в душе многоликой твоей.
  
   На берегу
  
   Снова без дома. Высокие шпили столицы
   сменили багровые стены пустых бастионов.
   Западный город. Врата с потемневшей короной...
   Ну а теперь, вечный странник, что тебе снится? -
   В зеркало глядя, спрошу отраженье украдкой.
   Вновь уходить, а куда - пусть подскажет удача...
   Западный город остался навеки загадкой,
   Новое небо вчерашним дождём не заплачет,
   Утренний ветер пропах медью солнца... Всё будет иначе.
  
   Снова смятенье. Разорванность мира и фенек,
   Что нам плели на удачу любимые руки, -
   Это до боли знакомая близость разлуки.
   Твои башни, увитые вязью плюща, и твой берег,
   Ставший родным, не заменят другие причалы.
   Западный город в тумане - багряный и строгий.
   Это только предчувствие бурь, лишь ночной непогоды начало.
   Но куда ляжет по снегу белая лента дороги?..
  
   Разбитое сердце
  
   Разбитое сердце
   Дурным поэтическим штампом лежит на печатном листе.
   Без боли и смерти,
   Без кубков, что выпиты залпом -
   Останусь на этой черте.
  
   Разбитое сердце
   Осколками снов по дороге, разметано ветром шагов.
   Разбитое сердце
   Тебе я бросаю под ноги
   Отточенной рифмой стихов.
  
   Жизнь сломана... Прахом
   Иди оно всё - сквозь чакры, к чертям, за черту.
   Безбожным монахом,
   Печальным шутом, нищим лордом - бреду как в бреду.
  
   Жизнь сломана взмахом
   Крыльев, тяжёлых настолько, что их по земле не влачить. -
   Твоя ли вина в том,
   Мной так ненавидимый гений, которого я не могу не любить?
  
   Пусть с тверди небесной
   Я быстрой звездою сорвался, тобой не любим -
   Разбитое сердце -
   Оно станет песней, моей лучшей песней,
   Что радость подарит другим.
  
   Сон о Зелёном Острове
   (моему отцу)
  
   По синему борту в прозрачной волне
   Золотистая отмель - песчинки как звёзды...
   Я знаю, что вижу всё это во сне -
   Как близко - по правому борту - наш остров!
  
   Солёные брызги сбивая с лица,
   Бесится ветер, взмахом расколот,
   Над волнами кружится песня отца,
   И вёсла мелькают, и стонет шпангоут.
  
   А берег всё ближе - зелёной стеной
   Встаёт в светлом небе темнеющий гребень,
   Я знаю: там есть ключ с живою водой,
   Что спасёт нас от смерти по имени Время!
  
   Правь к берегу, папа! Осталось чуть-чуть,
   Мгновенье - и нос взрежет белую косу!
   И мы всё исправим, всё сможем вернуть,
   И мы найдём верный ответ на вопросы!
  
   Уже очень близко... Ударив по дну,
   Весло пенит струи отчаянной дрожью...
   Но всё исчезает, срываясь во тьму -
   Истаял мой сон между явью и ложью...
  
   Ах, если бы сны исполнялись порой -
   Всё было бы слишком, всё было бы просто...
   Не вернуть той косы под зелёной горой.
   Но в сердце остался - волшебный наш остров.
  
   Назад дороги нет
  
   Назад дороги нет. Разорваны пути.
   Я - нежеланный гость в краю, что был мне домом.
   Последний мой обет, последнее прости -
   И ухожу опять дорогой незнакомой,
   Туда, где гребни волн в холодном серебре,
   Туда, где звон клинка, туда, где ветер в спину,
   Чтоб научиться столь бестрепетно смотреть,
   Как тает за кормой всё то, что мной любимо.
   Но боли больше нет.. Рассыпана в стихах,
   Слетела песней с губ и кружит ветром в поле.
   Я больше не виню себя во всех грехах -
   За все грехи давно заплачено с лихвою.
   Последний взгляд назад. Застыну, недвижим,
   И милое лицо увижу на мгновенье,
   Но я уже узнал, как просто стать чужим,
   И горестна любовь, что обернулась тенью.
   И знанья - не отнять, теней - не воскресить,
   В восторге - привкус слёз, на ранах - привкус соли.
   Мне нечего прощать. Мне некого винить.
   Изгнанника судьбу я называю - Волей!
  
   Земля изгнанника
  
   Бесконечная печаль балладных строф,
   Бесконечная вуаль осенних троп,
   Где я был вчера - в одном из многих городов
   Или в одном из многих снов?
  
   Земля изнанника - кольцо непройденных дорог,
   Земля изгнанника - мой затянувшийся урок.
   Судьба изгнанника - слеза,что пролита во сне.
   Земля изгнанника,
   что завтра ты расскажешь мне?
  
   За один короткий миг длинной в десятки лет
   Я изучил её язык,характер и портрет,
   И ей я заплачу сполна за всё, о чём мечтал,
   Холодной мглой в душе...
  
   Земля изнанника - кольцо непройденных дорог,
   Земля изгнанника - мой затянувшийся урок.
   Cудьба изгнанника - слеза,что пролита во сне.
   Земля изгнанника,
   что завтра ты расскажешь мне?
  
   Бесконечная тоска непрозвучавших слов
   Не изменит жар костра и вкус шальных ветров,
   Что бы мог я изменить? В чём был бы больше прав?
   Я не знаю всех дорог, но я иду своей...
  
   В земле изнанника -
   Кольцо непройденных дорог,
   Земля изгнанника - мой затянувшийся урок.
   Судьба изгнанника - слеза,что пролита во сне.
   Земля изгнанника,
   Что завтра ты расскажешь мне?
  
   Вечер в таверне
  
   Сегодня в таверне так шумно и так многолюдно,
   Мозоли на пальцах усталых набила струна.
   О нет, не просите балладу, я пьян беспробудно!
   Сегодня довольно сказаний, налейте вина.
  
   Нет, спой нам ещё! Расскажи о себе без опаски,
   Нам хочется знать о краях, где оставил ты дом.
   Откуда же родом ты, мастер рассказывать сказки?
   Балладу, балладу, балладу! Расскажешь - нальём!
  
   Мой дом далеко, за сияньем бескрайней лазури,
   За гневом бушующих волн, за туманами вод.
   Мой дом далеко - за горами, где снежные бури
   Свергают с заоблачных пиков сверкающий лёд.
  
   Там море цветов покрывает зелёные склоны,
   Там шепчутся древние стены, объятые сном...
   Там в лунном сиянии кружатся в танце драконы,
   Прекрасен народ, что живёт там в ладу с волшебством.
  
   Эй, бард-чужеземец, ты мастер слагать небылицы!
   Добро, ты, наверное, выпил немало вина.
   Ты грезишь о землях, какие лишь могут присниться,
   Неужто и впрямь на земле есть такая страна?
  
   Любезные гости, не верьте словам менестреля,
   На то он и бард, чтоб развлечь вас красою легенд.
   Красивая сказка, что вечер ненастный развеет,
   О дивном народе и крае, которого нет.
  
   ...Мой дом далеко, там чисты и прозрачны потоки,
   В озёрную гладь смотрит лик светоносный с небес...
   Любви моей - свет... Мне же - мерить и мерить дороги,
   Беседовать с ветром и петь о долине чудес...
  
   Опять уходя
  
   Пусть всё здесь останется так,
   Словно я вышел за пивом,
   Пусть всё здесь останется так,
   Словно я лишь на пару минут.
   Обычный бардак на столе,
   В рамах потёртых картины...
   Свечи, готовые вновь запылать...
   Меня ждут.
   Брошенный наспех дневник -
   Мысли, стихи, эпиграммы,
   Твой старый портрет - помнишь, я рисовал тебя, тали,
   когда был не в силах уснуть?...
   Всё это станет сюжетом чьего-то романа...
   Это так странно....
   Но я - я лишь продолжаю свой путь.
   Время - забавная грань - смешает "когда-то" и "вскоре",
   Миг - и холодным крылом ветер хлестнёт по щеке.
   Миг - и обнимет глаза ослепительным рокотом море...
   Сколько дорог мне пройти? Сколько костров развести?
   Сколько замков построить...
   На хрупком песке?...
   Но здесь всё останется так,
   Будто я вышел за пивом,
   Здесь всё останется так,
   Будто я лишь на пару минут.
   Мой обычный бардак на столе
   Чем-то схож с равновесием мира...
   Я вернусь. Через день или вечность - не всё ли равно?
   Меня ждут...
  
   Ночь в дороге
  
   Мой друг, ты прошёл со мной множество лиг, -
   Мой брат, мой любимый и мой ученик...
   Ты спишь... Только ветер колеблет тростник,
   А я всё не в силах уснуть.
   Зачем эти ночи холодной борьбы?
   Ведёт нас назначенный жребий судьбы,
   Иль сами свои мы рисуем следы,
   Вплетая их в путаный путь?
  
   Я бьюсь над загадкой, ловлю суть вещей
   В глухом непокое дорожных ночей,
   А твой сон глубок, точно омут ключей,
   Укрытых в далёком лесу.
   Я бьюсь в пустом тщанье нащупать ответ,
   Неясны виденья, что дарит мне Свет,
   Смертельно наследие древних легенд,
   Что я тяжкой ношей несу...
  
   И мне не понять - что свело в пути нас,
   Мальчишка с сияющей тайною глаз,
   Неужто однажды, в предсказанный час,
   Когда встанет тёмная власть -
   Случайная встреча сыграет финал?
   Тебе я учитель, но если б ты знал...
   Как часто, покуда ты спишь, я шептал:
   Тали, не дай мне упасть...
  
   Коснись огня
  
   Пламя свечи рассыпало блики,
   Бросив тёплый свет на озябшие руки,
   На пергамент книги, на лебединые перья...
   Где-то, слышишь, бьет полночь...
   За обледенелым окном - стучит зимний ветер.
   Это холодная ночь, от неё никуда не деться,
   Всё, что есть - это пламя свечи и волос золотое пламя...
   Ты листаешь страницы, я слушаю - бьётся сердце.
   Тени ночные - как пропасти между нами.
   Свеча у твоей руки, свет на твоих ресницах...
   Мне бы тебе присниться... Шепнув: "коснись"...
  
   ...Коснись огня...
   ...что горит столь ровно...
   Коснись огня - протяни ладони...
   Я молю тебя... Зовя безмолвно,
   Так, что ты не услышишь, и не запомнишь...
  
   Ты перебираешь страницы, уронив прядь волос в луч света...
   Я хочу одного - молиться на твою красоту до рассвета.
   Я хочу одного - молить... тебя... Об искре счастья!
   Мне бы сойти с ума... Сжигая тебя в объятьях.
   Но мой безумный сон, как тень, сгинет утром ранним.
   Не прикоснусь к тебе даже моим молчаньем...
   Свеча у твоей руки - близко живое пламя,
   Но мне - лишь смотреть из тени
   На неё... На тебя...
   Изгнанье.
  
   ...Так коснись огня, что горит так ровно,
   Коснись огня - протяни ладони...
   Коснись огня... Я прошу безмолвно...
   Я молю - услышь, я прошу - запомни...
  
   Коснись огня...
  
   Посмотри на меня
  
   Посмотри на меня... Так, как будто бы видишь впервые,
   Прочитай то, в чём я не признался себе самому,
   Те безумные сны, у которых давно я в плену -
   Будут лишь тайной ночи, как буйство полночной стихии.
  
   Ты пойми, но молчи - о, поверь, я прошу только взгляда.
   Ни признания, ни узнаванья, ни сказочных снов.
   Мне ненужно холодной неловкости сказанных слов,
   Но взгляни на меня... - я прошу, как виновный - пощады.
  
   Посмотри на меня... О, поверь, мне довольно лишь взгляда!
   Мне не надо отчаянья страсти, что вспыхнет в крови,
   Мне тепла твоих рук, столь желанных, не надо, не надо...
   Нет, считай меня братом и другом, лишь другом зови.
   Но... взгляни на меня, - шепчут губы беззвучно, украдкой,
   Чтобы с них не сорвалось - люби меня, тали, люби...
  
   Удача в сумерках
  
   Эти несколько слов я шепчу тебе, как заклинанье -
   Об удаче, что в сумерках будет сопутствовать нам.
   Мне паденье дало видеть свет, мне тебя подарило изгнанье -
   Мне ль не верить в судьбу, что расставила всё по местам?!
  
   Без сомнений - в дорогу опять, через стены, решётки, затворы,
   Через тени, навстречу теням, затерявшись в тени -
   Вновь ведёт нас с тобою серебряный свет Иллиора,
   Вновь на дальнем причале туманно мерцают огни...
  
   И ещё не конец, да и вовсе бескрайны дороги -
   Так пожми руку мне на удачу - ну, может, немного сильней...
   Ещё много неезженых лиг нам отмерят скаланские боги,
   Ещё много рассветов отдёрнут завесу теней.
  
   Ну а если случится вновь насмерть сражаться за счастье,
   Ну а если придётся опять отправляться на бой, -
   Просто помни пожатье руки и любимое наше заклятье -
   Эти несколько слов, что всегда и повсюду с тобой.
  
   ...Эти несколько слов мне в ответ твои губы шептали -
   Об удаче, что будет сопутствовать нам в свете дня.
   Эти несколько слов ты прими как напутствие, тали,
   Эти несколько слов ты всегда сохрани для меня.
  
   Герою косплея, образ которого сильно впечатлил автора
  
   Всё явь или сон? Игра или сказка? Коснёшься ль рукой невесомой мечты?!
   Иль жестом привычным в конце сбросишь маску,
   Вернувшись к делам городской суеты?
   Сложней и сложнее ложатся фигуры,
   И кружатся кружево, бархат, шелка...
   Но много труднее души партитуру
   По нотам сыграть - иль не дрогнет рука?...
   Иль в шуме приветствий, полуночном свете,
   Где любят не веря и ждут не любя,
   В плену маскарада никто не заметит,
   Что ты так безумно играешь себя?..
   Иль эти черты так тверды и спокойны,
   И взгляд так уверен в проёме глазниц,
   Как раз оттого, что заученно стройны все ноты, и маски одни - вместо лиц...
   Полёт наважденья... Заветная сказка... Искусство... Отрава... Мучительный яд.
   Я болен, пленён. Зачарованный маской, Увижу ли правду, вдруг встретив твой взгляд?
  
   Зазеркалье прочитанных строк
   (Элине Ниммер)
  
   Так случилось с тобою когда-то давно -
   Дивный свет растворился в крови, как вино,
   Когда ты открыл книгу, как тайную дверь,
   И ступил на тропу, сказав тем, кто остался:
   "Не хочешь - не верь"...
   Так когда-то случилось с каждым из нас,
   Мы узнали другим непонятную страсть,
   Шагнув за реальности тонкий порог
   В Зазеркалье Прочитанных Строк.
   Ты забыл все желанья, ты утратил покой
   От жажды к мечте прикоснуться рукой,
   Сорваться и плыть к дорогим берегам -
   Только ты не заметил, что ты уже там!
  
   Это смысл твоих неразгаданных снов,
   Совпадения судеб, перекрёстки миров,
   Это путь, свитый лентой из сотни дорог -
   Зазеркалье Прочитанных Строк.
  
   Этот мир - просто сон? Ты же знаешь, что нет,
   Загляни вглубь себя и забудь слово "бред",
   Мир вещей и сомнений, теорем, аксиом -
   Для кого-то реальный - окажется сном.
   Ты коснёшься рукой серебристых цветов,
   Твою грудь пронзит боль, как шальная любовь,
   Твой герой глянет из отраженья воды -
   Уже не разобраться, где он, а где ты.
  
   Это смысл твоих неразгаданных снов,
   Совпадения судеб, перекрёстки миров,
   Это путь, свитый лентой из сотни дорог -
   Зазеркалье Прочитанных Строк.
  
   Ты честнее младенца и старца мудрей,
   Дальний друг в лабиринтах границ и дверей,
   Мы узнаем друг друга по отблеску глаз,
   Если встретимся - может быть, здесь и сейчас?
   Мы знаем сталь плена и злато дворцов,
   Как пылает очаг, как бьет ветер в лицо,
   Как спасают миры, как наносят удар -
   Только нам никогда не понять этот дар.
  
   Это смысл всех наших неразгаданных снов,
   Совпадения судеб, перекрёстки миров,
   Это путь, свитый лентой из сотни дорог -
   В бесконечной игре
   Зазеркалья Прочитанных Строк....
  
   Обращение к Флевелинг
  
   Не зря издревле истина гласила -
   "Страдает тот, кого избрал Творец"...
   Уж если тебя эта благосклонность посетила,
   Приятель, знай, - тебя наверно ждёт большой пиздец.
  
   Внимание творцов - опасно...
   Чем крепче любят - тем чернее чай!
   Чтоб нашу силу духа не растратить понапрасну,
   Они сюрпризы сыплют горстью - только получай.
  
   Меня так любит жизнь, что просто сказка...
   Её вниманье неусыпней с каждой новою главой.
   Но, честно говоря, я б предпочёл, чтоб эти ласки
   Меня и моих близких миновали стороной.
  
   Чем дальше, тем всё больше утончённого экстрима,
   Покой нам только снится, да и то не в каждом сне,
   Зато я ощущаю, блин, себя таким любимым,
   Внимания к моей судьбе хватает мне вполне!
  
   Уффф...Вроде хэппи-энд... - не тут-то было! -
   И думать не хочу, что дальше, хочется воззвать:
   За что же, Линн, ты нас так полюбила,
   Не дай нам Линн такой любви опять!
  
   Посвящение Музыке
  
   Плыли праздность и скука в удушливом сумрачном зале.
   Кружева и парча, воркованье, приглушенный смех...
   Колдовала игрой светотень. Ты играл на рояле...
   С неразгаданной тихой улыбкой опущенных век.
   И, рождаясь под пальцами, сумрачно плакали звуки,
   И срывались в безумие танца сплетённых теней...
   И, захваченный вихрем, я замер от сладостной муки,
   Растворяясь в потоке стремительных жгучих огней.
   Уносящей мелодией полный, мир замер в смятенье...
   Неужель эти пальцы и клавиши могут рождать
   Это таинство света и тьмы, и полёт, и паденье,
   Ветра стон...Танец волн...Нежность ночи...Небес благодать!
   Непонятной тоскою окован, я плачу от боли.
   Что случилось со мной? Ослепительный миг высоты...
   Я горю...Я в бреду, задыхаюсь от странной неволи...
   Наважденье, чарующий сон неземной красоты!
   Я молю - не исчезни!...Пылание огненных лилий...
   Я молю - пощади!...Звёзды бьются, рыданьем скорбя...
   И я падаю в бездну, где кружатся в пляске стихии,
   Я ранен! Я болен...Я больше не помню себя!...
   Я готов умереть в исступленье, сгорая от страсти,
   Я готов воскресать вновь и вновь, для пленительных мук.
   И терзают меня, разрывая отчаянным счастьем,
   Эти быстрые точные пальцы божественных рук.
   Мне уже не спастись...И теплом очага не согреться.
   Не сломать тонких крыльев души, не расстаться с мечтой,
   И мелодия кружится вихрем в проснувшемся сердце,
   И волшебные звуки зовут непонятной тоской.
   Я почти проклинаю тебя, неразгаданный гений...
   Я не в силах понять, и забыть мне уже не дано...
   Искушенье иль дар - жить в плену не своих сновидений?
   Наважденье иль грех - пить твоё неземное вино?
  
   ...Дни шелков и парчи, зал и кружев - давно миновали.
   Эхо сумрачных снов и предчувствие бед - не всерьёз.
   Но как прежде, мой друг, ты играешь на старом рояле,
   И мелодия кружится вихрем несбывшихся грёз...
  
   И забытой симфонии снова ожившие звуки,
   И душа шалой птицей навстречу сорвётся в полёт...
   Я влюблён...В эти тонкие, сдержанно-точные руки!
   Я влюблён - в невозможность твоих ускользающих нот...
  
   Мальчик и Пианист
  
   Он умел летать - почему в песнях это обычно прерогатива женщин?
   Он умел летать - когда город спал, опрокинув луну на мокрые крыши,
   Он летал от начала времён до рассвета
   В тишине и дрожи серебряных улиц,
   Он не мог знать, что такое лето -
   В его серых глазах отражалась лишь осень,
   Его губы лишь ветер бередил поцелуем...
  
   Но вот однажды он сорвался с неба
   И зачем-то заглянул в окно - так случайно -
   Там в темноте билось сердце вселенной,
   Там вершилась великая тайна.
  
   Там пианист играл на рояле,
   летали по клавишам тонкие руки,
   И срывались, с мучительных клавиш слетая,
   Пронзавшие душу печальные звуки.
  
   Он замер напротив окна, он помнил едва ли
   О крыльях, о ночи, о всех дорогах,
   А пианист играл на рояле,
   Закрыв глаза и беседуя с Богом.
  
   Он умел летать - почему в песнях это обычно кончается плохо?
   Он умел летать - когда город спал, а луна зачарованно слушала ноты,
   Он летал от заката до последнего вздоха
   В тишине и дрожи чёрно-белых клавиш,
   Он не знал, что такое утро -
   В его чёрных глазах отражались лишь звёзды,
   Его губы знали лишь музыку мира...
  
   И тогда пианист так внезапно и дерзко
   Взгляд оторвал от вечности пенья
   И увидел глаза его за занавеской,
   В его взгляде застыла Песнь Творенья...
  
   И вскрикнуло сердце, пронзённое болью,
   И бессильно взмахнули тонкие руки...
   Он лежал на асфальте брызгами крови...
   Умирали на клавишах последние звуки...
  
   Небо и крыши
  
   Он стоял у окна, он смотрел на пурпурные крыши,
   Он чертил на стекле самому непонятное имя,
   Он глядел, как пронзительно вьются летучие мыши
   Над вечерним вздыхающим городом... Будем другими.
  
   Будем лёгким полётом и криком, пронзающим ухо,
   Квинтэссенцией вечера, тонким весельем погони,
   Ультразвуком любви, никогда не доступным для слуха,
   Но толкающим броситься в пропасть благих беззаконий,
  
   Оторваться от тверди, почувствовать крыльями руки,
   Чтобы знать, но не думать о смысле закатного неба...
   И постигнуть биением вен невозможность разлуки,
   И узнать красоту тех земель, где никто ещё не был...
  
   Как же просто упасть в высоту, растворив в ветре душу -
   Он хотел узнать как, но, увы, до конца не расслышал.
   Он ступил на карниз, размышляя, зачем он здесь нужен,
   А над сумрачным городом вились летучие мыши...
  
   Если б он и сорвался - не вверх, в вихрь облачных кружев,
   В синеву запределья, а вниз, на горячие крыши.
  
   Безумная мечта
  
   Безумная мечта - тебя сжимать в объятьях!
   Безумные слова - "Как я тебя люблю!..." -
   Как просто, как смешно. Как мизерно для счастья...
   Но - пропасть, пустота. И письма октябрю.
  
   И горечь, и абсент. И холод в зябких пальцах...
   Размазанный дождём по фрескам чьих-то стен,
   Я лишь плохой актёр, сыгравший постояльца
   В отеле "Жизнь", где нет на блюда низких цен.
  
   Безумная мечта... Скажи, куда мне деться?..
   Ты музыка моя, растворена в крови,
   Ты выльешься на свет с последним стоном сердца,
   В нём будет о тебе, о ночи, о любви...
  
   На мотив песни, услышанной в весеннем лесу
  
   Тающий свет, в чащу брошенный бликом листвы,
   Тенью улыбки скользнёт по раскрытым губам.
   Полон служения древнему богу любви
   Леса сияющий храм.
  
   Рана заката - как роза витражных окон,
   Ветер в ветвях - как органа торжественный звук,
   Тонкая вязь опрокинутых в небо колонн
   Вторит мольбе моих рук...
  
   Ввысь, словно птицы пронзительный крик,
   Прочь от ненужных страстей и тревог,
   Рвётся душа, забывая бессильный язык
   Пустых человеческих слов.
  
   Здесь, где лесная вода как вино
   В позолоченных осенью чашах озёр,
   Я обретаю забытый когда-то давно
   Голос потоков и гор...
  
   Чуткий, как зверь, что в ветвях неподвижно застыл,
   Шепчу, поднимая глаза к восходящей луне -
   Где же ты, дверь в мой незримый, таинственный мир,
   Что я оставил во сне?..
  
   Ночь не ответит, холодной росы серебро
   По утру обратит в седину чёрный уголь волос.
   Снова ловить палых листьев немое тепло,
   Словно ответ на вопрос...
  
   ***
  
   Тихо падает снег. Эта синь за окном,
   Тишина в кабинете, часы...
   А какой сейчас год? А какой сейчас том?
   Шелестят под руками листы.
   Половина исписана вязью чернил -
   Смертной жизни отмеренный счёт.
   Половина бела, словно саваны крыл -
   Что на них напишу в свой черёд?
   Я старею здесь, в мире реальных вещей,
   Моя вечная юность, где ты?...
   За усмешкой зеркал, за молчаньем ночей,
   За безудержной тенью мечты.
   Но когда-нибудь время откроет просвет,
   И сотрётся незримая грань.
   Тихо выйду за дверь, и пустой кабинет
   Вновь зальёт предрассветная рань.
   Мой извечный бардак, пара смятых листов...
   Я отсюда уйду навсегда.
   Но пока ещё движутся стрелки часов
   И в окне тихо светит звезда.
   И, склонившись опять над рабочим столом,
   Вывожу я строку за строкой -
   О краях, где заждался покинутый дом
   И поёт океанский прибой.
  
   Алекс Сильбер
   (Ле, на нашу первую встречу в материальном мире)
  
   Бьются ямбом колёса, в окно глядит рыжее солнце.
   Море рыжих волос, золотистые сны октября.
   Моих странствий сверкающий май с твоей осенью вдруг пересёкся!
   Я увижу тебя... Неужели увижу тебя?
  
   На сиреневых крыльях, сквозь время, и миля за милей
   Тонким кружевом строк, пряным запахом сопок лесных,
   Разорвав перепутья миров, плен понятий, реалий, идиллий,
   Я всё ближе и ближе, чтоб сжать твою руку в своих.
  
   Мой старинный, далёкий мой друг среди тысяч вселенных,
   Цепи тонких дорог сквозь года всё ж скрестила земля.
   Мой танцующий ветер, мой странник, мой спутник мгновенный,
   Я увижу тебя... Неужели увижу тебя?!
  
   Быть дождём
  
   Словно тень в моих руках,
   Бесконечна как печаль,
   Ты расскажешь мне о снах,
   Что вспомнить я не мог.
   Я заглянул в твои глаза, в них серым отражалась сталь,
   Но что мне сделать, чтоб заставить их сиять
   Хотя бы миг?..
  
  
   Будь дождём... Будь дождём моей бесконечной ночи,
   Будь дождём.
   Будь дождём, что уносит явь и смывает слёзы...
  
  
   Ночь - поток немых огней,
   Перекрёстки снов.
   Мы хотели говорить всю ночь,
   Но разве нужно много слов?
   Разве там, где замирает время, есть рассвет?
   В нашем небе вечной ночью будет вечный дождь...
  
   Будь дождём... Будь дождём моей бесконечной ночи,
   Будь дождём.
   Будь дождём, что уносит явь и смывает слёзы...
   Будь дождём. Будь дождём, наполни мой мир до края,
   Будь дождём... Будь дождём - будь всем, что я знал и знаю...
  
   Листе
  
   Шаги по крыше - шорох зимних снов.
   Скажи мне "в путь" - а я открою двери,
   Моя неразделённая любовь
   К безумным снам и сумрачным аллеям,
   К твоим прозрачным крыльям и дождю,
   К твоей печали, едкой, как усмешка -
   Пойдём же, потанцуем... на краю
   Замёрзших крыш и колкого "люблю",
   "Возможно", "никогда" и "неизбежно".
  
   Зимнему Кенигсбергу (Первая зима в эмиграции)
  
   Снег замёл этот призрачный город,
   Эти некогда тёплые реки.
   Эти некогда тёплые руки -
   Словно мир, что морозом расколот.
  
   Снег кружится - нежданный, незванный,
   Редкий гость средь дождей и туманов.
   Кто мне рад в этом городе странном,
   В этом городе роз и тюльпанов?
  
   Я листаю московские письма,
   Только ими уже не согреться.
   Разве сжечь их, как палые листья,
   На углях прогоревшего сердца!
  
   Здесь, на западе, мягком и влажном,
   Умирает всё как-то иначе:
   Здесь принять в себя зиму - не страшно,
   Здесь отчаяться - много не значит.
  
   Быть бы городом, скрытым под снегом,
   Что сорвался с разверзшихся высей -
   Погребенный в величии белом,
   Я лежал бы без чувства и мысли...
  
   Ослепительный холод осколков
   Я бы принял, охвачен морозом,
   И не знал, как безжалостно колка
   Боль в корнях умирающей розы.
  
   Снег замёл этот призрачный город,
   Только льду не одеть в цепи море...
   Не печаль в сердце - ярость прибоя,
   И свободы неистовый холод.
  
   Жемчужина
  
   Она была пленительно красива,
   Она лежала у меня в руках,
   И трепетал луч солнца шаловливо
   В её душе, в распахнутых зрачках...
   В своей прохладной неге млечно-белой
   Она была как угасавший звук,
   Сошило солнце девственное тело
   И незнакомый жар горячих рук.
   Но сокровенной тайны не нарушу,
   Не оскверню покоя белизны,
   Не посягну на трепетную душу
   Смятеньем страсти, боли и вины.
   Я знаю слишком хорошо, поверь мне,
   Что значит стать усладою для глаз
   И быть вплетённым в чьё-то ожерелье,
   Что носят рядом с сердцем напоказ.
   Я не хочу, чтоб блеск светил предвечных,
   Таящийся в твоей простой красе,
   Был оценён во сколько ценят жемчуг,
   Был отшлифован под размер "как все"...
  
   ...Она была пленительно красива,
   Она лежала у меня в руках,
   И, кажется, смотрела молчаливо
   Сиянием в распахнутых глазах...
   Я сжал её объятьем благодарным -
   По-братски, не иначе, как родной,
   Волны дождался - пенной, светозарной,
   И бросил в море - возвратив домой.
  
   Анечке Богдановой (Аррэт)
  
   Пусть ты лишь тень - но я найду слова.
   Пусть ты лишь свет - я нарисую тени.
   В ладонях слишком много волшебства,
   Не знающего логики сомнений.
  
   Я всё закончу, допишу строку,
   Взмах линий доведу до совершенства.
   Мы будем лёгким танцем на снегу,
   Иллюзией восторга и блаженства...
  
   Но я - лишь тень. И кто найдёт слова?
   Но я - лишь свет. Кто нарисует тени?
   Я знал мечту. Ты веришь в зеркала...
   Я слышал музыку, мне давшую крыла,
   Но Небеса не терпят поражений!
  
   ***
  
   Я смеюсь над потерями. Чтоб не молчать.
   Я смеюсь, нанося за ударом удар.
   Только тени порою встают по ночам,
   Превращая заслуженный отдых в кошмар.
   Я бросаю перчатки, я бью зеркала,
   Улыбаясь невинно, как старый актёр,
   Переменчивой радуге в гранях стекла,
   Раздробившей любимых созвездий узор,
   Я смеюсь над осколками. Чтоб не молчать.
   Я смеюсь, нанося за ударом удар...
   Это танец и смех. Плачет только свеча
   Восковыми слезами полуночных чар
   На каком-то окне, до которого мне
   Как до дальней звезды - долететь бы, дойти,
   И прислушаться к этой святой тишине...
   Но я только смеюсь. Чтоб не крикнуть -- "Прости!"
  
   Бить зеркала
  
   Мой враг, мой друг, сомненье, утвержденье -
   Проклятый мой двойник за линией стекла!
   Ты повторяешь каждое движенье
   Лишь оттого, что лгать не могут зеркала.
   Ты простираешь руки скорбной тенью -
   Зачем? Ответь, не опуская глаз,
   Скажи: я - ложь, скажи - я наважденье!
   Солги хоть раз.
   Но ты правдив. Постылый твой рассказ,
   Беспечны жесты, суетны и колки -
   И звоном рассыпаются осколки...
   Бить зеркала - моя естественная страсть!
  
   Зеркало
  
   Когда я в первый раз его увидел -
   Я в ужасе разбил его стекло.
   Нет, никого я так не ненавидел,
   Как этот образ, данный мне назло.
   Придумать горше не могла природа
   Несоответства тела и души.
   Я от рожденья -- воплощенье лжи!
   Чудовище, зеркальный Квазимодо.
  
   Чуть позже, сознавая неизбежность,
   Я душу спрятал за свинчаткой глаз -
   От глаз людей, что видят только внешность,
   Пол, возраст, цветовую гамму рас...
   В молчанье познавая безнадёжность,
   Немым чудовищем брёл в огоньках свечей.
   Я -- Призрак Оперы, я -- сон, я -- невозможность,
   Безмерна и тяжка моя безбожность...
   ...Но мне звучала Музыка Ночей.
  
   И вот... Мечта моей безумной сказки
   Открыла суть вещей, дав мне крыла...
   Искусством грёзы сотворю я маску -
   И обману навеки зеркала!
   Из слов и образов соткётся непреложность...
   Я -- тот, кто есть, кем был и кем я стал.
   Я -- торжество Искусства, я Возможность
   Сказать, что лжёт реальности надёжность
   И что бессильна ложь кривых зеркал.
  
   Не поминайте всуе осень
  
   Не поминайте всуе осень -
   Она пришла, а вы не ждали.
   Холодных звёзд ночная россыпь
   И затуманенные дали.
   Прозрачный свет на землю бросив,
   Она сотрёт замки и двери...
   Не поминайте всуе осень -
   Она внушит в неё поверить.
   Она развеет по дорогам
   Волшебный ветер вдохновенья,
   Она свернётся у порога
   Глубокой неизбежной тенью.
   Она последним поцелуем
   Коснётся ваших век навеки...
   Не поминайте её всуе,
   Пока теплы луга и реки.
   Потом, потом! За поворотом,
   За вихрем дней, за быстрой пляской -
   Лучи вечерней позолоты
   Оденут взгляд хрустальной сказкой.
   Но тот, кто видел эти звёзды -
   Скорел в огне её заката...
   Не поминайте всуе осень:
   Она не ведает пощады.
  
   Кенигсбергу
  
   В квартале у Врангельской башни,
   На улицах белых и тихих,
   Я день оставляю вчерашний,
   Зарёю заснеженной вспыхнув.
  
   Чуть скрипнув резною калиткой,
   Пройду я предутренней ранью,
   Где город, пронзительно-зыбкий,
   Хранит ледяное молчанье.
  
   Нетронутый снег еле слышно
   Тревожат шаги ненароком,
   А город глядит неподвижно
   Провалами стрельчатых окон.
  
   С улыбкой их взгляд неотступный
   Следит за торопким прохожим,
   И странны здесь русские буквы
   На медных табличках прихожих.
  
   И лестниц крутые пролёты,
   И скрип деревянных ступеней -
   Незримая жизнь для кого-то
   Хранит свои гордые тени.
  
   Отступят ночные кошмары
   Пред этой незыблемой тишью,
   Диск солнца морозным пожаром
   Займёт островерхие крыши.
  
   Немецкий язык барельефов
   Фасады объемлет покоем.
   Бомбёжкой разбитое небо
   Латаешь ты русской зарёю...
  
   В квартале у Врангельской башни,
   На улицах тихих и белых
   Я слышал твой голос, звучащий
   В молчанье витых барельефов,
  
   Ты, город, изведавший муки,
   С родной стороной разлучённый,
   Ты, брошенный в чуждые руки,
   Хоть взятый, но непокорённый!
  
   В позёмке сверкающей пыли,
   под небом нахмуренных башен
   С тоой, Кенигсберг, до дна пил я
   Чужбины холодную чашу.
  
   Тебя на рассвете молил я
   Лучом ледяного восхода -
   Латай мне разбитые крылья
   Своей эмигрантской свободой.
  
   Алекс Сильбер
   (Письмо Ле в Швейцарию)
  
   Осеннее солнце! В далёком краю,
   Где снегом вершин перечерчено небо,
   Прочти мои строчки и слово "люблю"
   Меж ними - где б ты ни была, где я не был..
  
   Осеннее солнце... Октябрь волос -
   Как рыжая дымка притихшего леса.
   Всё дальше дорога под грохот колёс,
   Всё ближе - распахнутый купол небесный,
  
   И сны октября, что по склонам холмов
   Рассыпаны отзвуком сказочной флейты -
   Той музыкой, вечно свободной от слов,
   В тенистом сплетении - промельком светлым.
  
   Мы их называли мечтой и почти
   Касались их грифелем, кистью и сердцем,
   Теперь через них идут наши пути,
   Чтобы встретиться где-то и вновь пересечься,
  
   Рассыпаться пылью в ночных облаках,
   Пройти тонкой кромкою первого снега,
   Дорогами ветра, дождя и песка,
   Границами меж Небесами и небом...
  
   И снова, и вместе, и рядом с тобой -
   С рукою рука вновь, как прежде, сплетётся...
   А нынче - дорога за гребнями гор
   Пусть мирно ведёт моё рыжее солнце!
  
   Танцуй свой танец
  
   Вчера восходила луна, затопив серебром темноту.
   Ты тоже помнишь её, а я помню цвет твоих снов.
   Стоящий у самой воды, на солнечном диком ветру,
   Который зовёт тебя в путь, который ждёт тебя вновь...
  
   Рождённый из серебра, ушедший вслед за звездой,
   Сложивший несколько слов в песню всех стран и времён,
   Нарисовавший рассвет на том, что было стеной,
   Ответь мне голосом моего сердца -
   Что нам делать с тем временем, где мы живём?
  
   Что нам делать на этой земле,
   О чём нам сегодня петь?
   Зачем нам искать вновь и вновь друг друга
   Среди безымянных людей?
   Среди затонувших идей,
   Ушедших на дно кораблей,
   Среди бесконечной ночи - танцуй
   Свой танец. Возьми мою руку...
   Просто возьми мою руку.
  
   Вчера восходила луна, указав нам путь в высоту -
   Ты нарисуешь её серебром на стенах чьей-то тюрьмы.
   А я сложу несколько слов и песню в узор твой вплету,
   И может, тогда откроются двери для тех, кто ещё верит в сны.
  
   ....
  
   Вчера восходила луна, а мы говорили о том,
   О чём говорят, когда знают друг друга многие тысячи лет.
   Мы шли по тенистой тропе, мы были каждым листом,
   И каждой травинкой, и каждой звездой, что с неба бросала свой свет.
  
   И снова - тысячи лиг, вершины лесистых гор,
   Сердце, как неприрученный зверь, бежит по следу луны.
   Вчера - тепло твоих глаз, сегодня - другой разговор.
   Вчера - Мгновенье с заглавной буквы, сегодня - четыре стены...
  
   Где ты сегодня, мой друг? - шепчет мне пламя костра.
   Спелая рожь - словно светлая дымка твоих золотистых волос.
   Вечные кольца дорог - для кого-то всего лишь игра,
   Кому-то - проклятье, кому-то - удача,
   Нам - лишь ответ на вопрос:
  
   Что нам делать на этой земле,
   О чём нам сегодня петь?
   Зачем нам искать вновь и вновь друг друга
   Среди безымянных людей?
   Среди затонувших идей,
   Ушедших на дно кораблей,
   Среди бесконечной ночи - танцуй
   Свой танец. Возьми мою руку...
   Просто возьми мою руку.
  
   ***
  
   Из боли и страсти рождается пламя,
   Цвет пролитой крови вдруг вспыхнет цветами -
   Цветами на пепле, цветами на камне...
   И ветер ворвётся в закрытые ставни,
  
   И двери темниц распахнутся на волю,
   Взойдёт пышнотравием мёртвое поле,
   Гимн славы в поверженной грянет отчизне -
   Лишь боль побеждённую не вернуть к жизни.
  
   Так в линию сердца решеньем железным
   Впечатались грани отточенных лезвий,
   И сталь серебром на руках бледных стала -
   Но так ли уж важно названье Металла?..
  
   Судьба и призванье, и карма, и воля -
   Плести нить Пути, вне сомнений и боли,
   За Грани реальность шагнув в дерзновенье,
   И выразить в слове частицу творенья...
   И выразить в Слове частицу Творенья.
  
   Продолжение Пути
  
   Человек или просто тень -
   Я неслышно скользну за дверь.
   Матерьяльность углов и стен -
   Не всё, что здесь есть, поверь.
   Вязью лёг мой незримый путь,
   Что был соткан из всех дорог,
   Мне когда-то открывших Суть
   Как скитаний моих итог.
   Проходя облака дворцов
   И холодных темниц оскал,
   Находил я своё лицо
   В отраженьях чужих зеркал.
   Что же дальше? Опять виток,
   В новом зеркале - взмах крыла,
   Новый росчерк былых дорог,
   Что к закату сгорят дотла.
   Но всё ближе - златой рубеж,
   И открылось мне в сере дня:
   Я достоин своих одежд,
   И Звезды, что вела меня.
   Вот теперь я шагну за грань
   Отражений чужих зеркал,
   И Служенье - не просто дань -
   Путь, что дальше я начертал.
  
  
  
.
.
.

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"