Меркулова Злата: другие произведения.

Звезда на Новый год. Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дорога Марины домой в приятной компании завершается несколько неожиданно. Враги строят козни, а герои налаживают контакт.


  
  
   Глава 6
  
   Нам всегда хочется, чтобы реальность соответствовала нашим ожиданиям. Но задумывались ли мы хоть раз о том, чтобы соответствовать реальности? А если даже и пытаемся ей соответствовать - верны ли наши представления о том, как это надо делать?
  
   Ведьма еле сдержалась. В гневе она уже хотела швырнуть мобильник об стену или в издевательски ухмыляющегося черта.
   Девушка была возмущена до предела. Когда наемный черт ткнул наманикюренным пальцем в экран ее телефончика, она сразу даже не сообразила, что нечистый имеет в виду. Ведь такое просто невозможно представить. Этакая наглость! Возмутительно просто! Она, значит, старается, проводит ритуал, тратит время и силы, а Чин-Чин в результате попадает к старой начальнице.
   - Как вообще такое могло произойти? Чин-Чин - это посылка, чтобы его можно было потерять по дороге, выронить? И как он оказался у этой ведьмы Ханжонкиной?
   - Ну, птичка моя, может именно потому, что она ведьма, и оказался? Такая, знаешь, сильная-пресильная с огромным опытом чародейства и мошеннических чар.
   - Ведьма? Эта-то святоша? "Я мяса не ем - Рождественский пост" - подражая противному голосу замши бухгалтера, запищала, загнусавила Катя.
   - Тише, - побледнел "Чонмин", что не украсило его смугло-азиатские черты. - Просил же не говорить в моем присутствии такие гадости!
   - Да это ты только и знаешь, что говоришь гадости! И делаешь глупости. Надо же - потерял моего Чин-Чина!
   - А мне по роду деятельности положено пакостить людям - такой уж я, - притворно сокрушаясь, вздохнул провинившийся демон.
   - Отвечай лучше, как мне заполучить мое, бесполезная ты нечисть!
   - Ну, полдела-то я сделал: как бы еще твой обожаемый кореец оказался в этом занюханном городишке?! Неужели такая искусная чародейка, как ты, и не сможет здесь отыскать того, кто нужен? К тому же, если я правильно понимаю, с этой милашкой в очаровательном пушистом платочке ты тоже знакома.
   - Это кто тут очаровательная милашка?
   - Ну как это кто? Эта славная, невинная душа, которую так и хочется совратить и растлить! Уж получше твоей будет - точно тебе скажу. С тобой-то и работать почти не пришлось. А тут - такое поле для деятельности...
   Мечтательно-сладострастный тон "Чонмина" Кате очень и очень не понравился.
   - Да как ты смеешь такое заявлять своей работодательнице! Про контракт забыл?
   - Ладно, ладно, крошка моя, не кипятись. Сейчас слетаю за твоим пупсиком. Дело к ночи идет.
   Фигура демона опять утратить четкость. Он стал прозрачным, серо-черным. От него шел какой-то пугающий холод.
   - Шшштттиии, сссейчччассс досссстаффффлю, - что-то, похожее на ветер просвистело в ушах у Кати. Сумрачная фигура закружилась против часовой стрелки и исчезла.
   Нет, какой наглый тип. Сам напортачил - сам пусть и исправляет. Не на ту напал! Кроме прочего, ведьму еще очень и очень возмутил интерес, проявленный ее слугой к этой вобле сушеной Марине. Чистая душа, как же!
  
   Евгения Петровна начинала беспокоиться. Дочь сообщила, что приедет, а следом позвонила и Марго. И от ее речей женщине стало еще тревожнее. Маринка собиралась явиться с каким-то проходимцем. Ведь мужчины, которых Марго считала идеальными, о которых рассказывала ей и Маринке, в ее историях выглядели именно жуткими негодяями, бабниками, ревнивцами и собственниками, да еще и падкими на деньги женщин. Что, например, оставил каждый из них после себя самой Марго? Пару вещиц из собственного гардероба - рассадник пыли и воспоминаний. А уж каким тоном эта служительница Мельпомены описывала неизвестного поклонника Маринки! Едва ли не облизывалась. При этом Евгении Петровне так и не удалось представить, на кого же похож этот тип, что из себя представляет. Актриса, пару минут рассыпаясь в восторгах о том, что "наконец-то нашей простофиле встретился достойный кавалер, который умеет носить любую одежду", резко оборвала разговор. Ей, видите ли, пора было убегать на встречу Нового года в компании импозантных старичков из клуба. А что теперь думать обо всем этом Евгении Петровне?
   А Маринка все не приходила и не приходила. Становилось все муторнее и тоскливее на душе. Словно, с дочкой могло случиться что-то жуткое. Неужели этот непонятно откуда взявшийся спутник ей что-то сделал? Ведь она такая доверчивая, хоть и попортил ей нервов Сиротин.
   Женщина ходила по квартире, не зная куда деть себя и свои мысли, пару раз наткнулась на раздвинутый обеденный стол, на котором уже были расставлены некоторые угощения для гостей. Почувствовав ее настроение, Олежек предложил выйти встретить непутевое дитятко, хотя ему-то Евгения Петровна не стала сообщать, что дочь придет не одна.
   - И правда, Олег, выйди к остановке - мало ли что. Уже вот и темнеет, - стараясь казаться бодрой и лишь немного обеспокоенной, согласилась с предложением мужа мать Марины.
   - Да что ж это такое? Господи, защити мою деточку! - молилась женщина.
  
   Непонятно откуда налетел колючий вихрь, а ведь раньше погода была даже приятная. Или это Марине казалось так. Ведь на душе у нее до того было легко, несмотря на все ее переживания о том, что ее поцеловал любимый актер и поцеловал не из-за симпатии или тем более любви, а просто чтобы напугать и согнать с насиженного места. Да-да, она шла, дышала морозным воздухом, вглядывалась в праздничные огоньки, не забывая краем глаза следить за своим спутником, и успокаивалась. Ведь то, что с ней уже произошло, - самое настоящее чудо. Ничем пока не объяснимое. Так стоит ли жаловаться и ныть, если чудо, которое тебе подарили, оказалось немного не таким, как ты ожидала?
   Воспрянув духом, девушка решилась заговорить с Чжинхо, и тут-то как раз и возник этот ... даже не вихрь, а клубок, сумеречный кокон воздуха. Ее он коснулся своими злыми языками-дуновениями, а Чжинхо... Чжинхо оказался в самом центре... Концы ее шарфа развевались вкруг знакомого по десяткам фильмов лица. Безразличного лица, отрешенного лица, словно вспомнившего что-то очень неприятное и неизбежное и не желающего возвращаться к действительности. Неженка он все-таки - так раскиснуть от природного явления, чем бы оно ни было. Но и такого неженку надо было спасать. Ведь он, похоже, собирался упасть. Глаза закатил, руками нелепо машет.
   - Еще чего не хватало! - Марина подалась вперед и схватила актера за плечи. Но Чжинхо вырвался из ее объятий, а по щекам девушку словно стегнули ледяные цепи. Этот порыв ветра, этот вихрь, как будто, совсем ему не мешал, даже помогал. И не было уже никаких неловких взмахов руками. Чжинхо, казалось, весь выпрямился, как статуя, как манекен, и зашагал. Прочь от ее подъезда, до которого было уже рукой подать, между прочим.
   - Знакомство с родителями откладывается, - пробормотала Марина и побежала за актером.
   - Куда ты собрался? - кричала она сквозь колючий не то снег, не то лед, который вился вокруг изящной фигуры ее спутника. А он не обращал на нее никакого внимания. От мухи и то отмахиваются. А он просто шел все быстрее и быстрее. И ни разу не поскользнулся и не сбился с ровного, слишком ровного скорого шага. И всякий раз, когда она догоняла и хватала его за руку, он словно ускользал и снова оказывался впереди.
   А ветер шумел и свистел вокруг. И как будто смеялся.
   - Чертовщина какая-то, - бормотала Марина, и смех усиливался. Ей в голову вдруг пришло, что зазнавшийся косорылый азиат вовсе не стоит таких усилий, что дома ждет горячий чай, а Олега Петровича можно уломать и опять пригласить Никиту, а уж у его жены она вполне может его увести, так же как и та когда-то увела его у Марины. И это будет гораздо лучше, чем бесцельно ходить по кругу за свихнувшимся актером. Никто и не узнает, что он у нее был. Подумаешь, замерзнет! Ведь то, что он в Татринске, у нее в комнате, в ее объятьях, казалось каким-то чудом... Вот только оказался кореец каким-то бесполезным чудовищем. Поделом ему будет, если заметет его снегом. И тело найдут только весной - не поддающееся опознанию. Кто вообще заподозрит в жалких останках знаменитого представителя корейской волны? "Вот тебе и чудо... Нет никаких чудес... Так что иди-ка ты, лапуля, домой".
   Марину словно окатили ледяной водой. От того, что в ее мысли как будто закрался кто-то чужой - злой, гадкий, неправильный - и этот кто-то посмел сомневаться в чудесах, она быстро пришла в себя. Нет уж, домой она без Чжинхо и не покажется. Буран? Вьюга? Все лучше, чем такая гадость в голове и сердце. Злость на себя придала девушке новых сил. Она похлопала себя по мерзнущим щекам и увидела, что ее ненормальный спутник не так уж далеко от нее и убегает не так уж быстро, как ей казалось. Она вполне может его догнать.
   - Да какой в тебя бес вселился, Чжинхо? - настигнув корейца, закричала Марина в бессильной ярости. - Куда тебя несет нечистая? И меня с тобой! Что случалось? Господи, помилуй!
   Чжинхо в этот самый момент, уже рванувшись было и даже занеся руку для удара, вдруг замер.
   "Неужели он бы ударил меня?" - эта мысль только усилила решимость Марины. Она трясла и трясла мужчину за плечи и, как будто зацепившись за слабую ветку и надеясь выбраться из болота, все повторяла и повторяла, не зная даже вслух или про себя, два последних слова, после которых Чжинхо наконец перестал убегать. Он сейчас не спешил и не высвобождался, а словно обмяк в ее руках. И оба, обессиленные, опустились прямо в сугроб.
  
   Набирая номер love_chin_chin_100, Шинву продолжал рассматривать в уме варианты. Была ли возможность, что любимец всей Кореи (даже, пожалуй, этих северных людоедов), был похищен своим соперником Чонмином - расчленен, сожжен и развеян где-нибудь над Корейским морем? Возможность, конечно, была, но вряд ли ушлый Чонмин сам пошел бы на это преступление. Скорее уж нанял бы кого-то. Нет, заставил бы беднягу Понгу, менеджера, настрадавшегося от характерца звезды, нанять головорезов. А уж если на чистоту - так в пору Чжинхо устранять Чонмина, а не наоборот. Парнишка-то в последнее время в затылок дышит, а в некоторых рейтингах и обгоняет.
   Гудки в трубке между тем изрядно надоели. Эта неизвестная фанатка тоже что ли исчезла вслед за хённимом? Может, это она его похитила?
   - Алле, - хрипловатый низкий голос наконец отозвался. Шинву несколько заробел. Его воображению сразу представилась гора мышц, а то и жирка, в поношенном спортивном костюме, с жидким хвостиком на голове и почему-то остатками ужина в нечищеных зубах.
   - Добрый день, госпожа Ким Мальсук, я звоню вам из агентства...
   - Ты совсем оборзел, ушлепок?
   - Э? - только и успел вымолвить Шинву. И тотчас на него из динамика сотового вылились потоки оскорблений, основной смысл которых заключался в том, что никаких денег праведница и труженица Ким Мальсук не занимала и отдавать не собирается, а на всех коллекторов и шантажистов она плевала и кое-что еще похлеще. И лучше бы ему поскорее утопиться в реке Хан или отправиться защищать родину, желательно с летальным исходом, чтобы люди вспоминали его не как сына собаки, а как героя.
   - Барышня, барышня, успокойтесь, - выбрав момент, когда собеседница замолчала, чтобы вдохнуть воздух для новой тирады, залебезил Шинву. - Я вовсе не из коллекторского агентства. Я менеджер вашего кумира Юн Чжинхо.
   - Врешь, зараза!
   - Ни в коем случае!
   - Нет, врешь! Я вас, мерзавцев, знаю. По голосу слышу: хитришь, гад.
   Пришлось клясться и божиться и отвечать на каверзные вопросы грозной Мальсук. Она попыталась проэкзаменовать Шинву на знание мельчайших подробностей биографии и творческого пути Чин-Чина. Как будто не он помогал их придумывать время от времени (и даже байку о том, что Чжинхо наполовину японец, - этот слух, правда, слишком активно не распространяли, и в курсе были только самые одержимые поклонницы, не пропускавшие ни одной заметки, ни одной передачи о любимом актере). Голос фанатки от вопроса к вопросу становился все мягче, ласковее и восторженнее. И все-таки образ неопрятной сумоистки не спешил рассеяться в мозгу Шинву. Парень понял, что ему придется еще труднее, чем он думал. Наконец, Шинву пригласил госпожу Мальсук встретиться в кафе для персонала агентства. Стараясь как можно меньше выдумывать, он просто сообщил ей, что ее фоторепортаж о дежурстве у дома звезды потряс Ю Чжинхо и тот поручил своему верному менеджеру подготовить небольшой подарок для столь верной фанатки. Парню даже пришлось отодвигать трубку от уха, чтобы не оглохнуть от восторженных воплей Ким Мальсук. Эта сталкерша явно не привыкла сдерживаться ни в гневе, ни в обожании.
  
   Было так тепло и приятно. Далеко звенели колокольчики и пели скрипки. А у самого сердца пригрелась прекрасная женщина из снов. Она шептала что-то глупое и нежное. Почему-то ее мелодичный голосок постепенно превращался в хрипловатый бас, а нежное тепло сменил холод. Что незнакомка говорила, Чжинхо понять не мог, а значит, это была не...
   Вспомнив о Марине, мужчина резко сел, пока не открывая глаз. То есть попытался это сделать и получил весьма ощутимый шлепок по мягкому месту.
   - Это что еще такое! - заорал Чжинхо. Правда, вместо крика у него получился какой-то мышиный писк.
   - Это не что, а кто, - откуда-то снизу раздался голос Марины, и Чжинхо в полной мере ощутил весь ужас и все унижение своего настоящего положения. Его нес, перекинув через плечо, как какой-нибудь тюк с костюмами для массовки, незнакомый великан, а Марина шла следом, так что, приподняв голову, актер сразу же наткнулся на ее жалостливый взгляд. Они поднимались по странноватой на вид узкой лестнице в каком-то темном помещении. А Марина, ничуть не смущаясь от присутствия третьего лишнего в их компании, объяснила коротко, что Олег Петрович (жуткое, почти непроизносимое имя), муж ее матери, вышел их встречать, потому что они очень долго бегали друг за другом, играя в снежки, и мама забеспокоилась. Про снежки актер ничего не помнил, но спорить сил и желания не было.
   Тащивший его огромный мужчина что-то пророкотал. Чжинхо даже почувствовал поясницей, как от этого громкого, но все же добродушного рева сотрясается воздух. Наконец его носильщик поднялся на крошечную квадратную площадку с тремя дверями и остановился немного сбоку у одной из дверей, давая Марине пройти и открыть ее. По ту сторону их уже ждали. Пожилая дама, довольно приятная с виду и смутно знакомая, запричитала, принялась обнимать девушку, неловко топтавшуюся в полутемной крошечной комнате, и не сразу обратила внимание на плачевное положение Чжинхо. Да и Олега Петровича, если уж на то пошло. Кому бы понравилось тащить на себе мужчину впотьмах и по такому морозу, а потом не иметь возможности сразу же от него избавиться! Не говоря уже о том, что и без этих условий людей переносить на своем горбу не самое лучшее времяпрепровождение. А сгрузить свою ношу (вряд ли драгоценную - усмехнулся слабенько про себя актер) мужчине-гиганту было некуда: помещение было крошечным. Тут, впрочем, был плюс - падать тоже было некуда.
   - Мамочка, не надо так волноваться. Мы просто немного увлеклись с моим котиком! Играли в снежки - снег такой чудесный! А ты тоже хороша - ничего дяде Олегу не сказала. Он ведь Чжинхо чуть не отделал. Думал, ко мне пристают.
   Что-то в объяснении Марины Чжинхо не понравилось. Он понял, что она повторила версию о снежках. Ясно было также, почему женщина показалась знакомой - просто они с Мариной мать и дочь и поэтому похожи. Даже то, что ему грозило быть побитым незнакомым здоровяком, тоже было в целом приемлемо: в конце концов, он для этого здоровяка тоже был незнакомцем и на момент их встречи валялся с Мариной в снегу - это теперь, в тепле, Чжинхо уже смутно припоминал. Правда, что было до того и как они вообще очутились в таком незавидном положении, пока было не ясно. Но вот что-то еще в словах Марины его беспокоило...
   Мать его спутницы уставилась на него. Точнее на его верхнюю часть, все еще свисавшую с великанского плеча Олега Петровича, который кряхтел, но тщательно закрывал входную дверь. Только благодаря этому Чжинхо посчастливилось предстать перед матерью Марины с лучшей стороны. Дама что-то вопросительно пропела, явно обращаясь к нему, а Марина поспешила ответить:
   - Ма, Чжинхо пока еще не очень хорошо понимает по-русски, хотя и обещал выучить его ради меня. Но он очень чуткий и отзывается на эмоции, так что надеюсь, ты его тепло примешь.
   Мать этой выдумщицы расплылась в улыбке и потрепала его по щеке. Гигант между тем опять что-то пророкотал и опустил актера на пол, прислонив для надежности к уже запертой двери. Почувствовав надежную опору за спиной, мужчина чуть прикрыл глаза. Внезапная слабость охватила его. Он понял, что чуть не замерз. На самом деле - не на съемочной площадке в абсурдном повороте сюжета. Настоящие ощущения были совсем не такими, как расписывали консультанты, помогавшие готовиться, вживаться в роль, добиваясь максимального погружения - но лишь силой воображения. Когда Чжинхо готовился к той печальной сцене, он и представить не мог, как это страшно. Только шок от странного спасения и путешествия на плече знакомого Марины не дал в первые минуты актеру осознать, что с ним случилось. А теперь, в тепле, окруженный доброжелательно настроенными незнакомцами, Чжинхо понял кое-что еще. Перед ним резко и безжалостно, как на черно-белом снимке, предстал весь абсурд ситуации, в которой он оказался.
   - Я в России. Где еще может быть такой мороз? - прошептал он, чувствуя, как слабеют ноги. Он на самом деле, в реальности был в чужой стране - это была не шутка, не розыгрыш, не какое-нибудь шоу выходного дня, где актеры валяют дурака и издеваются друг над другом и все для того, чтобы казаться ближе к зрителям. Он и днем, кажется, примирился с обстоятельствами. Но это только казалось. Все равно где-то на задворках сознания маленькая искорка сверкала и утешала: "Это сон, затянувшийся сон. Все в порядке. Просто плыви по течению и принимай все, что тебе предлагают". Но во сне так не мерзнут. Еще никогда во сне ему не было так страшно. И наяву тоже.
   Обеспокоенные возгласы заставили его прийти в себя, и голос Марины громче всех:
   - Чжинхо, милый, с тобой все в порядке?
   Чего? "Котик", "обещал выучить ради меня..." русский язык, "милый"? Что эта женщина имеет в виду? Кем она его тут выставляет? Актер лениво возмутился, чувствуя, что загадочное поведение Марины сейчас немного отвлечет его от пережитого ужаса.
   Эта невозможная женщина крепко обхватила Чжинхо за талию, как будто могла помешать ему свалиться в обморок, если бы он захотел это сделать. Но он ведь не такой слабак. Конечно, он не здоровяк, как некоторые, но и заморышем не был никогда. Подумаешь, чуть не умер. Сколько раз он это играл - мог бы уже и привыкнуть. Нужно было как-то взбодриться, и Чжинхо про себя нес всякую чушь, лишь бы только прогнать призрак смерти, показавшийся ему этим вечером. Отбиваться от заботливой спутницы, куда-то идущей с ним в обнимку под охи и щебетание пожилой женщины и добродушное ворчание гиганта, актер не стал. Силы и впрямь можно было поберечь. Да и приятной оказалась подобная забота.
   В следующей комнате витали какие-то вкусные запахи. Немного странные, но вкусные. Посредине стоял большой стол, накрытый чем-то белым, заставленный блюдами, тарелками, соусниками. У длинной стены стоял оранжевый диван, на котором и поспешили разместить Чжинхо его сопровождающие. Марину он ухитрился усадить рядом с собой. Сложившуюся ситуацию нужно было прояснить как можно скорее.
   - Тетенька, а что это ты меня котиком и милым называла? - сладко улыбаясь, поинтересовался актер.
   - Ну... тут такое дело, - женщина раскраснелась и мямлила что-то невразумительное. Может, ей и в самом деле было жарко - все-таки они не успели снять верхнюю одежду, а может, стыдно стало.
   Ну да, как же, станет ей стыдно. Эта нахалка улыбнулась подошедшей и все еще причитающей матери и невозмутимо прощебетала:
   - Вот спасибо, мамочка, принесла моему котику мягкие тапочки! Переобуйся, котик, и курточку снимай, а то взопреешь. У нас хорошо топят, не бойся.
   Да еще по голове его погладила и по щечке потрепала! Как какого-то... котика! А ужас немного отступил. Теперь можно было и действовать.
  
   - Какой же ты бесполезный идиот! Бездельник! Неудачник! Прохвост! - по-королевски устроившись в широком кресле, отчитывала ведьма стоявшего навытяжку перед ней и склонившего голову в притворном огорчении нечистого. Он опять не смог закончить свою работу.
   Катя никак не могла понять, почему ей так не везет. Надо же было призвать такого бестолкового беса! Только и умеет, что болтать и глазки строить, а как до дела доходит - так что-то у него срывается. Ведь обещал, поганец, найти и доставить к ней Чин-Чина. И опять явился с пустыми лапами и глупой ухмылочкой на красивом, но неживом лице корейского кумира.
   Получалось, что эта мерзкая Хана опять помешала. "Чонмин" так и сказал: "Эта сладенькая малышка не дала мне забрать твой заказ. Я и змеем, и поземкой, и вихрем, и снегом летал, вился, порхал, кружился, а она все равно догнала. Шустрая девчонка!"
   Нормально, да? Эта мымра - малышка и девчонка? Да она чертова бабушка, если справилась с самим чертом!
   Когда девушка только устраивалась на работу, то почти не обращала внимания на большинство коллег, и только Хана ей сразу активно не понравилась. До скрежета зубов. Были в бухгалтерии и более красивые и молодые, чем Марина Петровна, разумеется - до Кати им всем было далеко. Были более богатые и устроенные. Завидовать унылой тетке средних лет причин не было. И все-таки юная ведьма чувствовала именно зависть. Эта грымза, казалось, точно знала, что по чем и как все устроено, и поэтому так прямо держала спину, как будто она не какая-то женщина не первой молодости, а как минимум магистр магических наук. Но Катя совершенно точно знала, что магии в Хане ни капли. Приземленная плебейка она - и только, непросвещенная и тупая. Просто много из себя строит. И ведьму очень раздражало, что человек, не имеющий на то никаких прав, ведет себя с таким достоинством. Наверное, дело было в должности этой воблы сушеной. Этот момент Катя собиралась через год-другой исправить. Но теперь собиралась поторопиться - очень уж разозлила ее Хана: посмела взять себе то, что Катя уже привыкла считать своим.
   Красавчик Чжинхо. У нее были на него такие планы... Можно было бы сделать его своим пожизненным рабом, держать на коротком поводке, отпускать на съемки и снова дергать, призывая к себе. Заставлять его делать с радостью унизительные вещи из любви к ней и потом оскорблять его, припоминая с насмешкой, как глупо и жалко он выглядел, говоря, что он не должен был ее слушаться, что он не мужчина, а щенок. А можно было шантажировать его, бесконечное количество раз вынуждая совершать грязные поступки, записывать это все, не упустив ни минуты, ни секунды позора любимца публики, и отсылать по фрагментику каждый день на его электронный адрес с обещанием в следующий раз непременно опубликовать все в открытом доступе в Сети, чтобы он медленно сходил с ума. А можно было бы... после всех наслаждений и издевательств убить Чжинхо, искусно спрятать тело и наблюдать за агонией фанаток и общественности, ищущих пропавшего актера, и от всего-всего подпитываться энергией, становиться сильнее, умнее, прекраснее... До чего приятные были планы! А эта гадина мешает их скорейшему исполнению.
   Ведьма даже не сомневалась, что в конце концов свое получит, просто любая отсрочка ее бесила.
   Ехидное покашливание привело девушку в чувства.
   - Киса моя сиамская, какие будут распоряжения?
   - А ты их либо выполнишь, придурок? - хотела ляпнуть ведьма, но тут же прикусила себе язык. Все-таки, как бы она ни была зла, ссориться с нечистым неосторожно с ее стороны. Она, конечно, сильна, но лучше подстраховаться. Поэтому она начала грозно:
   - А ты... - и продолжила более дружелюбно. - разве не устал? Может, надо набраться сил, отдохнуть в приятной компании?
   - Это намек? - разулыбался "Чонмин" и присел на подлокотник кресла.
   Остаток вечера и ночи ведьма тренировалась: она многое проделала с нечистым из того, что мечтала осуществить с Чжинхо. Не все, конечно, только вещи, приятные для обеих сторон. Ведь помощник ей еще пригодится, и отпугивать черта было ни к чему. Начали с ужина, приготовленного для корейского актера, выпили, потанцевали даже, "Чонмин" на радостях пару раз пустил пламя изо рта - вместо фейерверков, посмотрели какой-то предновогодний концерт - черт захотел посмотреть "для общего развития" и долго потом радостно смеялся. А Катя увидела, что еще парочка звезд приобщилась к тайным искусствам. Угадать было делом несложным - изменялось выражение лица, становилось более значительным и гордым, ну и украшения со смыслом, понятным лишь посвященным, появлялись.
   После одной из песен, при исполнении которой певица больше показывала свои внешние данные, чем голос, а содержание можно было передать в трех словах "вопли мартовской кошки", Катя в шутку пропела припев этого шедевра "возьми меня, я вся твоя", а лже-Чонмин принял ее призыв всерьез. Потом ведьма прикидывала, где можно быстро заказать новый диван - ведь старый был из стараниями сломан.
  
   Марина обдумывала, как ответить Чжинхо. Конечно, чуткий актер заподозрил что-то неладное. Она и котиком его называла, и обнимала, и сейчас сидела прижавшись, всем видом демонстрируя обожание. Тут любой бы потребовал объяснений. А Чжинхо еще сложнее, чем любому. Ведь кроме ее слов он почему-то больше никого не понимал. Хотя странным было вовсе не это. Как раз наоборот, понимать-то он и не мог никого. Он ведь не в Японии и не в Китае оказался - там бы проблемы для Чжинхо не возникло бы: как любой уважающий себя и заботящийся о прибылях своей компании актер он знал и японский и китайский. С английским было посложнее - девушка без смеха не могла слушать попытки Чжинхо говорить по-английски, изображая богатого плейбоя-бизнесмена, выпускника университета лиги плюща, и все-таки не так фатально. А тут русский язык... Хороший язык, но совершенно одному конкретному корейцу не знакомый. И все-таки им переводчик не понадобился. Они как-то сразу заговорили друг с другом (ну если не считать того, что было утром), обвиняли друг друга, убеждали, расспрашивали, строили планы. Вот только пока не собрались выяснить, что же все-таки произошло. Впрочем, дело прежде всего. Мама как раз побежала за горячим чаем, а Олегу Петровичу позвонили, и он ушел в из с мамой спальню, чтобы обменяться с друзьями очередными "с наступающим" и "счастья в будущем году".
   - Послушайте, Чжинхо, самое время нам пройти в мою комнату. Там я все объясню, но сначала...
   - Ты это серьезно, тетенька? - крепко обнимающий ее актер прищурился. - А если я не в настроении?
   - Да ведь тебе это больше меня нужно. Сам же говорил, что нужна связь.
   - Когда я такое говорил?
   - Когда мы были в моей спальне!
   - Так я говорил о... А... связь... ну да... в этом смысле...
   После этой фразы они уставились друг на друга и, кажется, забыли как дышать. Но резкий звон привел их в чувства.
   - Мариша, дочка, так у вас все настолько серьезно? - всплеснула руками мама, вернувшаяся в гостиную за подносом, забытым на столе, и выронившая его, заслушавшись их откровений.
   - Похоже, твоя матушка тоже неправильно поняла, - задумчиво протянул Чжинхо. - Надо все-таки выбирать выражения, тетенька.
   Девушка попыталась освободиться от его крепких рук под укоряющим взором Евгении Петровны. Разгневанная мама - это очень страшно, хоть три тебе года, хоть триста три.
   - Вот это сюрприз под Новый год! - улыбнулась неуверенно родительница.
   Значит, гнева можно не бояться. Получается, что ей сейчас грозит что-то еще более непреклонное - материнский энтузиазм.
   - Нет-нет, мамуля, мы с Чжинхо пока только встречаемся, ты торопишься. Не смущай моего котика, - оправдывалась Марина. Зачем вообще надо было все выдумывать? Ну привела бы актера, представила бы его как иногороднего поклонника таланта Марго или какого-нибудь племянника ее бывшего поклонника! А все самолюбие проклятое - как это она, Марина, вся из себя такая правильная и ответственная, вышла из себя от одного упоминания о Сиротине, сбежала, а потом вдруг возвращается домой и без причины? А теперь вот обнадежила маму, заставила ее думать, что у ее дочери появился кто-то серьезный...
   Очередной резкий звук нарушил затянувшуюся после попыток Марины оправдаться тишину. На этот раз их потревожил дверной звонок.
   - Пойду открою, - привстала Марина. Нельзя было упускать такой повод сбежать на время от разговоров. Однако не так-то просто освободиться от захвата корейского гостя.
   - Нет уж, тетенька, придется ответить, - пробормотал актер, снова притянул ее к себе и поцеловал.
   "Спасите, я тону!" или "смотрите, я лечу!" Трудно Марине было бы выбрать что-то из этих восклицаний для того, чтобы передать чувства от поцелуя Чжинхо. Она вообще обо всем забыла и только подчинялась его настойчивым губам.
   Кажется, мама опять уронила поднос. Кажется, кто-то пришел. В коридоре что-то радостно говорили сразу несколько человек. Или это в голове у Марины мысли спутались? Был только один несомненный и постоянный компонент ее мира сейчас - Чжинхо. Нет, он был вместе с ней обитателем их персонального острова.
   Но вскоре приплыла непрошенная спасательная группа.
   - Ну ты, Ханжонкина, даешь, - насмешливый голос разрушил очарование.
   Марина оттолкнула увлеченно целовавшего ее актера и уставилась на дверной проем, в котором возвышался слишком хорошо знакомый ей человек.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"