Мерлин К.А.: другие произведения.

Без Оси. Глава Ii

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативная история/стимпанк повесть.

  Глава II
  
  Пароход "Каменоске" заходил в шанхайский порт. Из труб вырывался черный дым, по палубам бегали матросы. Окита Содзи сидел в своей каюте и глядел в иллюминатор на то, как и без того серое небо Шанхая заволакивает дым парохода. Он вылил последние капли саке в очоко, но не спешил выпивать. Старый самурай в свои годы мало чувствовал вкус этого напитка и еще меньше был подвержен опьянению. Он встал со своего кресла, медленно прошел по каюте до дверей и назад, осматривая - все ли вещи собраны. Небольшой чемодан, зонтик и меч - вот все, что составляло багаж лидера Шинсенгуми. Впрочем, даже большинство содержимого чемодана Окита считал лишним грузом.
  Раздался еще один низкий и пронзительный гудок. Самурай кивнул - видимо, своим мыслям. Он взял с резной спинки кровати черный камзол, накинул его на плечи и подошел к зеркалу. Застегивая одну за другой серебряные пуговицы, Окита внимательно смотрел на свое отражение. Некогда черные, теперь же поседевшие до пепельного цвета жесткие волосы были аккуратно расчесаны, неглубокий шрам на лице - довольно хорошо припудрен, так, что различить его можно, лишь подойдя вплотную. Окита усмехнулся. Он никак не мог привыкнуть к своему лицу, несмотря на то, что каждый день смотрел в зеркало. Каждый день, просыпаясь, ожидал увидеть в зеркале то самое, юное, красивое, улыбающееся лицо - но каждый день его ждало разочарование. Окита медленно провел пальцем по шраму на левой щеке, коснулся переносицы, подбородка. Вновь горько усмехнувшись - лицо его, ошибки быть не может, Окита застегнул последнюю пуговицу камзола, развел плечи. Тело изменилось не так сильно, как лицо - и это радовало. Прицепив к поясу ножны, слегка выдвинул клинок - выходит более чем отлично, как всегда. Два шага - и самурай оказался у стола, где рядом с пустой бутылью все еще стояло наполовину пустое очоко. Глядя в серое небо Шанхая, где дым уже нельзя было отличить от туч, Окита резким движением поднес очоко к губам и залпом вылил в рот его содержимое. Как и раньше, саке не оказало ни малейшего воздействия.
  В дверь постучались. Окита обернулся. На пороге стоял, согнувшись в поклоне, Такаги Хидэо - один из спутников старого самурая. Он был одет в точно такой же камзол - только пуговицы были не серебряными, и на его поясе также висел меч.
  - Пора, Окита-сан. - Такаги разогнулся, Окита кивнул и, поправив волосы, направился к выходу. В очередной раз прозвучал сигнал парохода. Перчатки.
  - Волки Мибу пришли отомстить, Тёсю. - Прошептал он, напоследок глядя через иллюминатор на небо Шанхая, закрыл дверь, и уверенно и быстро зашагал по коридору.
  
  ***
  - Миледи, я вас уверяю, что это - лучший чай в Китае. Попробуйте его. - Заботливо предложил слуга, ставя поднос с фарфоровыми кружками на столик. Эльза рассеянно кивнула, подняла блюдце, взяла кружку - элегантно, держась лишь за краешек ручки - как и положено настоящей английской леди. Но глотнув, едва удержалась от того, чтобы поморщиться - чай, может быть, был лучшим в Китае, но в Англии его точно бы не подали даже в самой бедной чайной, в самом бедном районе какого-нибудь Кардиффа. Пить это дальше было сверх ее сил, и Эльза решила, что лучше, если выдалась секунда, осмотреться. Интерьер был далеко не так отвратен, как чай. Более того, здесь и впрямь можно было забыть о том, что ты находишься в Шанхае, а не в Лондоне. Эльза, забывшись, исключительно по привычке поднесла кружку к губам, и вновь едва сдержала гримасу отвращения. Но, если забыть о напитке, то стоит признать, что у хозяина всего этого вкус есть. Он не просто тратил бешеные деньги, обставляя приемную самыми дорогими вещами, неважно - подходят они друг другу или нет, как делали все внезапно разбогатевшие люди что Лондона, что Шанхая. Стол был окружен креслами, обитыми нежнейшим бархатом, шелковые занавески висели на больших окнах, выходящих в сад - еще одно произведение, которое в самом сердце Шанхая представлялось рукотворным чудом. Стены украшали - действительно украшали, а не заполняли пустое место, картины - причем, они были объединены общей тематикой - если Эльза не ошибалась, на каждой из них были изображены сцены из Троецарствия - пожалуй, единственного, что хозяин дома любил в культуре Китая.
  Наконец, отворилась дверь в дальнем углу приемной, и через нее в гостиную вошел Цзянь Бо, один из богатейших жителей Шанхая, крупнейший торговец опиумом по всему Южному Китаю. Увиденное Эльзой совсем не совпало с ее ожиданиями - вместо пожилого, полноватого, солидного вида типичного торговца, на носу которого, как думала девушка, должно было быть пенсне, она увидела молодого - чуть старше ее, мужчину, необычайно высокого для китайца. Он не носил ни бороды, ни усов, волосы - слегка длинные, были зализаны назад. Он улыбался улыбкой человека, равнодушного ко всему, что происходит вокруг - совсем немного приподнятые уголки губ, слегка прищуренные глаза. Девушка мысленно подытожила - единственное, что совпало с ожиданиями - это одежда - она была полностью европейской.
  Девушка поставила блюдце с полупустой кружкой на стол, встала, чтобы поприветствовать хозяина. Тот не говорил ни слова - все так же улыбаясь, взял руку девушки в свою, элегантно прикоснулся к ней губами. Жестом указав Эльзе сесть, прошел на свое место. Слуга, совершенно незаметно для девушки, уже подкрался к столику и поставил на него вторую кружку - для хозяина.
  - Мисс. - Наконец нарушил долгое молчание китаец. Голос оказался довольно высоким. - Позвольте выразить мне соболезнования по поводу утраты вашего отца. Он был действительно хорошим партнером. - Сказал Цзинь Бо все с той же улыбкой, Эльза вздрогнула - слишком жутко это смотрелось.
  - Да, сэр, это большая утрата для нашей семьи. - Постаралась сказать Эльза как можно печальнее, потупив взор. Правда, правый уголок рта китайца совсем слегка приподнялся, и девушка поняла, что обмануть этого странного человека у нее вряд ли выйдет.
  - Итак, мисс, теперь его дело легло на ваши хрупкие плечи. - Цзинь Бо отпил немного чая.
  - Да, сэр, это верно. Отец сотрудничал с вами, и я хотела бы продолжить это сотрудничество.
  - Торговля опиумом для такой девушки как вы... - Сокрушенный вздох, китаец попытался изобразить печаль, при этом не переставая улыбаться и став от этого во много раз более жутким. - Это и впрямь тяжело, мисс Уорен.
  - Да, сэр, и...
  - И, если не ошибаюсь, ваш покойный отец в последние годы своей жизни много задолжал, и совсем запустил компанию. - Китаец напоминал актеров из японского театра, который Эльза видела во время пребывания в Киото - слова, хотя и английские, он произносил нараспев, эмоционально, но, в то же время, его лицо оставалось маской, столь же неживой и неизменной, как и маски актеров. - Ах, что за печальная ирония - столь известного торговца опиумом опиум сгубил.
  Эльзе удалось сохранить спокойствие с величайшим трудом - она почти до крови ногтями впилась в ладонь - но это было единственным проявлением волнения. Только что не испытывавшая никаких чувств, она возненавидела человека, сидящего напротив нее. Именно он стал причиной неудач отца, от которых тот нашел единственное убежище - в опиуме. Эльза была выращена в обществе, где с пеленок учили - выживает сильнейший. Наделавшая фурора пол века назад концепция Дарвина после долгих споров была не только принята, но и возведена в ранг культа. Принцип выживания теперь относился не только к животному миру - его применяли и к отношениям людей. Поэтому, научившаяся всем этим премудростям, Эльза понимала, что столь крупные предприятия не могут не конкурировать, и тот, кто слабее, должен уйти. Раньше она ненавидела лишь своего отца, который не был сильнейшим, который оказался не только неспособным продолжить дело деда, но и неспособным принять это, как полагается настоящему английскому аристократу. В итоге он бросил все - четырех дочерей, оставшихся без матери, все еще огромное предприятие. Эльза навсегда запомнила пустой холодный дом, который покинули почти все слуги, заброшенный сад. Они с сестрами играли у пруда, заросшего тиной, спали вчетвером, чтобы не замерзнуть, и каждый день прятались от чудовища, проклятия этого дома, которым стал отец. Смерть его не вызвала ни у одной из них сожаления. Родственники и знакомые, стоявшие на похоронах, сторонились их и показывали пальцами - ни одна из дочерей не пролила и слезы.
  А сейчас Эльза осознала, что в ее бедах виноват не только он. Сидящий напротив нее китаец выглядел загадочно, но тайные мысли и, тем более, чувства мужчин, открыты женщинам - такой уж у них дар от Бога или Природы - называйте как хотите. Цзинь Бо наслаждался не столько своим триумфом - это для любого человека естественно, но он был в эйфории от унижения своего противника. Ему не достало лишь убийства - он хотел раскопать тело и отдать его на растерзание падальщикам. И Эльза будет этому содействовать. Слова, которые она пыталась произнести, никак не выходили - рот не раскрывался, а язык словно прижался к небу. Но выдержка - главное достоинство английской леди.
  - Сэр, я хотела бы поговорить о продаже Южнокитайской Опиумной Компании Уо-ренов вам.
  Уголки рта маски поползли вверх.
  
  
  ***
  Окита не любил комнаты в европейском стиле. Татами, сёдзи были ему куда больше по душе, чем резные массивные столы, огромные окна и разукрашенные занавески. Обычно в таких комнатах было множество неуместных украшений, картин, громоздких светильников. Однако, та комната, где они с Хидэо ожидали Морио Такэаки, радовала глаз скромностью интерьера. Кроме черных стола и стульев из дуба, в комнате стоял лишь столь же черный шкаф и - в другой части, пианола. Ни картин, ни оружия, ни даже ваз. Шелковые занавески на окне, позади стула хозяина, не пестрили журавлями или розами.
  И все же, Окита предпочел бы сидеть в сейдза на татами, пусть и в бедном, но японском, доме. Хидэо, правда, его мнения не разделял. Он вовсю глазел то на стол, то на пианолу, то исподтишка ощупывал рукоять стульев.
  - Хидэ, даже не думай отломить щепку на память. - Раздался сзади - со стороны двери, смеющийся голос. Хидэо, вздрогнув, встал, следуя примеру Окиты.
  - Давно не виделись, Мори.
  Сын знаменитого адмирала Эномото Такэаки, изменившего ход войны Босин тогда, когда казалось, что для сёгуната все уже потеряно, спасшего загнанные уже почти в Айдзу войска Токугавы, уничтожив флот противника за несколько месяцев. Эномото после войны женился на француженке, участницы миссии Брюне. Морио Такэаки, японец и самурай до мозга костей, на японца был похож мало - все его черты находились на грани между японскими и европейскими. Не слишком широкие, но лишенные складки глаза, почти европейский прямой нос и почти японский вздернутый подбородок. Но, так или иначе, нечеловечески красивым его считали как жители востока, так и запада. Сделав блестящую военную карьеру в русско-японской войне, он был направлен в Шанхай в качестве посла, и теперь именно он принимал Окиту
  - Окита-сан, рад нашей встрече. - Говорил Морио искренне - он, по просьбе отца, воспитывался самим Хиджикатой, и с детства был частым гостем в додзе Шинсена.
  Японцы пожали друг другу руки, обменялись парой шуток и любезностей, и, наконец, сели за стол. Веселье тут же улетучилось, лица собеседников приняли крайне серьезное выражение.
  - Итак, Окита-сан, Тёсю. - Начал Морио, доставая из стола внушительных размеров папку.
  - Сёгун считает, что хватит им ставить палки в колеса нашим предприятиям в Северном Китае. Они, ты знаешь не хуже меня, дают деньги маньчжурам.
  - И рюкюсцам тоже они. - Добавил посол, сосредоточенно листая бумаги в папке, некоторые вытаскивал и клал отдельно..
  - И им? Значит, Тоси был почти прав. Он говорил, что деньги окинавцам идут из Шанхая.
  - Хиджиката-сан, как всегда, проницателен. Впрочем, не будем отвлекаться. Не важно, кому Тёсю платят - манчжурам или русским, но они мешают нашему государству. И их нужно уничтожить. Но, прошу, Окита-сан, поймите правильно, меня настораживает, что прислали именно вас. - Оторвав от бумаг взгляд, Морио с опаской посмотрел на собеседника, прикусив губу. Однако Окита лишь рассмеялся.
  - Говори прямо, Мори-кун, я - старый дурак, и совершенно не могу улаживать дела миром. - Посол завозражал, активно жестикулируя, но Окита лишь отмахнулся. - Ты, как всегда, прав. Я, в конце-концов, куда больше похож на Кондо-сана, чем на Тоси, и махать мечом умею куда лучше, чем говорить. Впрочем, - улыбка слетела с лица так же быстро, как и появилась. - Я приехал сюда не говорить.
  - Я так и знал, что ничем хорошим... - Устало вздохнул посол, ладонями прикрывая глаза. - Скажите, Окита-сан, он отдает себе отчет в том, что произойдет, если мы здесь, в Шанхае, расправимся с их верхушкой? Британия...
  - Отдает, Морио. - Прервал Окита. - Но делать это в Шанхае - крайний выход, на который мы пойдем, только если другого нам не останется.
  - И как же мы их выгоним отсюда?
  - А вот для этого нам и нужен ты.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Э.Никитина "Пересекая границу реальности. Книга 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) Н.Джой "Выбор"(Постапокалипсис) А.Тополян "Механист"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"