Меррил Брендизайк: другие произведения.

Шнырлицы информируют!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто точно знает, как выглядит Мир Литературных Героев Изнутри? И что происходит с героями, когда их сюжет заканчивается, сказка прочитана, а жизнь...
    А жизнь, она, сволочь такая, всегда продолжается!...И с этим надо что-то делать.


ПРАКТИЧЕСКИ НАСТОЯЩИЙ

дневник Алика Деткина.

     
      Двадцать девятое Июня - Месяца Экзаменов.
     
      Когда же я высплюсь? Я - это, в смысле, кто - Алик Деткин (Председатель таинственных "Шнырлицев"), или Янтарь Мария, королева 1 королевства? Урри? Или вечно сверхзанятый единственный на Земле ПСИП, сверкс и чедоземпр Юрий Иванов-Баранкин? Да какая разница! Вымотались все!!!
      Только-только дружно помахали ручками вслед звездам Тибидохса. Тане Гроттер, Ваньке Валялкину, Баб-Ягуну.
      Лето выдалось какое-то странное. Конечно, жарко. Вроде бы. С дугой стороны, чуть ли не ежедневный юго-восточный ветер был невыносим. В такую погоду невинный стаканчик мороженого мог обернуться красным горлом и севшим голосом. Зато - приближался Месяц Великих Игр.
     
      Что бы там ни вычитал Арамис в королевской библиотеке, легкий на помине дон Исидро давно знал, что приглядывать надо совсем за другим человеком. Арамис - он был таинственен и опасен всегда. Не улыбайся в открытую - и все нормально. А вот Алик Деткин был непредсказуем, как любой нормальный Лидер. Конечно, увидев в его руках стопку ярких книг с жуткими обложками, полуночный лорд заинтересовался, напустил на Детектива сонную усталость и прочел все, что хотел. Точнее, что Детектив собирался показать Марии. И показал. Но дон Симон уже был готов к разговору.
      Деткин провел в библиотеке не один день. С Арамисом он, в итоге, согласился, но успел найти кое-что любопытное. Как вам, например, такая аннотация к книгам Лорел Гамильтон: "Вампиры легализованы! Убийство вампира приравнивается к убийству человека! Вампирские ночные клубы, Церковь Вечно Живущих, кафе оборотней-ликантропов, магия фейри - и все это в современной Америке?! Страх, как интересно. От книг невозможно было оторваться. Все по законам Алистера Маклина: сюжет настолько динамичен, что читателю некогда задуматься и сказать:"Не верю!" Главное, что и говорить- то так не хочется. А самое оно - то, что получалось ба-альшое расхождение со способностями и особенностями дона Исидро. Если бы высокомерный идальго умел хоть половину того, что шутя проделывают гамильтоновские кровососы - Эшеру нечего было бы делать. Так кто врет? Дон Исидро искусно скрывает свои возможности, или Лорел грешит цветистыми преувеличениями в угоду выразительности?
      Снова ночь. Почти полная луна. Звезды. Ветер, визжащие флюгера.
      Мария вдохнула напоенный ароматом разнотравья посвежевший воздух... и зашторила окна. Так было уютней. Зажгла камин, заказала кофе. В присутствии неумирающего испанца ее всегда начинало знобить. Тем более что ироничный вампир постоянно ее поддразнивал. Впрочем, и Мария в долгу не оставалась. Зато скучать было некогда.
      А после множества приключений главная героиня легализованных клыконосцев Анита Блейк - Истребительница!- падает в объятия Принца города, трехсотлетнего вампира Жан-Клода. И красавчик же он, однако! Важно то, что совершенно неприступная убийца вампиров полностью доверилась одному из них! Казалось бы - нам-то что за дело? Так ведь уже все в Олении знали, что дон Исидро влюблен в Лидию. Кто такая Лидия объяснять не будем. Кто читал о похождениях сдержанного идальго - тот знает, остальным в двух словах не объяснишь.
      В общем, королева и дон Исидро решили поговорить. Мария надеялась, что откровенно, идеи самого Исидро никто не смог бы предугадать.
      Итак, Мария. Кивая на последнюю книгу об Аните Блейк:
      - А вы говорили Эшеру, что вампиры бесполы. И как теперь это понимать?
      - Может, будем считать, что я его успокаивал?
      - Может быть... но сначала хотелось бы знать наверняка. Кто ошибся? Вы или Гамильтон?
      - Скажем так: мы оба не знали друг о друге.
      - Если б узнали, боюсь, куча книг осталась бы ненаписанной...
      - Помилуйте, ваше величество! Мы не всегда такие монстры, как кажемся...
      - Да неужели? То-то у меня уже два ваших укуса. А ведь и года не прошло, как вы у нас появились!
      - О, да. Два укуса. Но, признайтесь, вам они были так уж неприятны? Мария, клянусь честью, вы меня спровоцировали!
      - Д-да... - Мария пыталась отвести взгляд от мерцающих глаз, но это было непросто. - Вы очаровали меня, признаю... и не имею сил сопротивляться. И все же... мы вполне можем оставаться друзьями. Ведь ваша дама сердца - Лидия. И Антея... Так?
      - Мария... - вкрадчивый полушепот ознобом пробежал по спине... - вы были бы великолепной Королевой Ночи...
      - Слава Богу, это невозможно!
      - От этого вы не становитесь менее привлекательной, ваше величество...- Мария не смогла уследить, как дон Симон оказался у ее ног. А к запястью прижались острые клыки. Марию охватила тихая паника. Дон Исидро усилил нажим - еще чуть-чуть и кожа будет проколота...
      Обессиливающий ужас, до темноты в глазах...
      Поупивавшись безграничными возможностями, опасный собеседник, как по волшебству, ослабил хватку и оказался в своем кресле. Мария прерывисто вздохнула:
      - Вам обязательно вот так вот пугать меня каждый раз?
      - Это захватывает. Вы так здорово меня боитесь... искушение выше благоразумия.
      - А-а-а, я и забыла, что вы у нас кроваво-энергетический вампир.
      - Ну, вампир или не вампир... а вы для меня все еще загадка, ваше величество.
      - Поясните!
      - Я вас пугаю. В любую секунду вы готовы завопить от ужаса. А мои клыки ставят вас на грань обморока. Так?
      - Мягко сказано! У меня из-за вас когда-нибудь инфаркт будет!
      - И, тем не менее... я бы не рискнул действительно вас разозлить. Причем, сам не знаю - почему. Что-то сдерживает.
      - Может, в душе вы рыцарь, а не записной убийца?
      - Я вампир.
      - И я - ваша будущая жертва? Читала, как вампиры рано или поздно убивают всех близких и дорогих им людей.
      - Вы всерьез верите Авторам, в глаза не видевшим ни одного вампира?
      - Ага, значит, по-вашему, у Лорел Гамильтон все придумано?
      Еле уловимый намек на вздох не то сожаления, не то утверждения:
      - Не все.
      - ?
      - Да! Я, старейший вампир Европы, вынужден признать, что узнал некоторые неизвестные ранее факты о собственных талантах!
      - В частности, что вампиры все ж таки не бесполы?
      О! Королева готова была поклясться, что дон Исидро не покраснел только потому, что был... не совсем живым, скажем так.
      - Я уезжаю.
      - Зачем? И куда? А, понимаю... Эвелина сделала предложение, от которого трудно отказаться.
      - Напротив. Это я совершаю поступок, который нельзя игнорировать. Я уезжаю в Сент-Луис. К Жан-Клоду.
      - И вы склонитесь перед бывшим мальчиком для битья? Сыном крестьянки? Дон Симон Ксавьер Христиан Моррадо де Ла Кадена Исидро примет покровительство существа, двести лет служившего подстилкой всем желающим? Вот действительно потрясающая новость для Повелительницы Тьмы! Неслыханно! Ваша последняя жерт... ваш ужин случайно не сбежал из института неадекватной психики?
      Ни звука возмущения в ответ. Золотистое сияние завораживающих глаз... И хоть бы одна ресничка дрогнула! Лицо, словно алебастровая маска. Тонкие бескровные губы с большой неохотой еле-еле приоткрылись на пару миллиметров. Тихий голос, как шуршание сухой листвы под ногами одинокого путника:
      - Жан-Клод мог бы понравиться Лидерам?
      - Что??!.. - Мария едва не поперхнулась. - Да как вам в голову взбрело?! Только смазливого Принца ночного Города в Совете Лидеров и не хватало... Он же из повелителей вервольфов! Представляю "радость" Сионийской стаи от такого "повелителя"!
      - То-есть, на благосклонность первого королевства и лично вашу он может не рассчитывать?
      - Совершенно!
      - Вот и хорошо.
      - ?
      - А я знаю, от кого Совет Лидеров будет без ума. Истребительница Анита Блейк. Мы ее пригласим, причины найдутся, а назад не пустим. Жан-Клод влюблен по уши, в разлуке долго не выдержит, прибежит сам. И тогда уже я, как глава Полуночной Службы Безопасности, предложу ему кров и защиту. Пообщаемся, узнаю что нужно... Дальше видно будет... - и неподражаемый дон Исидро собрался растаять в ночи...
      - Минуточку! Дон Симон, я не ослышалась? Кто-то сказал "мы пригласим"? Мы - это кто?
      - А разве я не ваш ночной фаворит? - и таки растворился в черном-пречерном сгустке ближайших кустов сирени.
      Мария подняла глаза к небу, хотела в сердцах перекреститься, раздумала. Всплеснула руками и рассмеялась. Правильно. Если судьба подбросила лимон - изобретай лимонад. А дуться и портить нервы занятие неблагодарное. К тому же, если по секрету, Марии страх как хотелось взглянуть на великолепного Жан-Клода (совершенно не Ван Дамма!) и несгибаемую Аниту Блейк, рядом с которой Баффи Саммерс стоять должно быть совестно.
      Где-то 25-е Июля - Месяца Великих Игр.
     
      Скорее всего, Совет Лидеров решил, что Великие Игры при хорошей погоде - несовременно. Даешь экстрим! Дождь не прекращался числа с 15-го. Под ногами хлюпало, над головой капало, в горле першило, организм мучительно размышлял: на дворе действительно лето, или лучше разболеться по межсезонной программе и с комфортом валяться в оглушительно пустынном лазарете Сальватора.
      Знаете, что самое удивительное? (впрочем, для кого как) Уже с месяц знаменитые килограммовые Лидеровские браслеты мерцали красным. Крохотный такой огонек, осторожно притулившийся возле большой зеленой кнопки. Все элементарно - сплошная красная засветка на всех браслетах сразу - кому-то из Лидеров по-настоящему не до смеха. Иначе говоря - получилось такое приключение, из которого своими силами не выберешься. А во дворце просторно и тихо. Не снаряжаются спасательные экспедиции, не пробегает мимо с озабоченным лицом командир тимуровского штаба, не раздает бесплатные советы Паганель, не прищуривает глаза Планше, не задумывается о чем-то Арамис... Конечно, в большинстве случаев браслет Лидеров - штука постоянного ношения, но невидимая. Пока не хлопнешь ею со всей дури об колено. Вот и получается, что одни сигнала не видели, другие забыли подзарядить батареи (не довели Электроника до белого каления идиотскими просьбами все сделать за них), третьи сами не чаяли выкарабкаться без потерь из круто заваренной авантюры... Но все остальные куда подевались?! Хоть бы почесался кто! Нет. Тихо и спокойно. Танк после взрыва.
      А с наступлением темноты в королевском саду запросто можно наткнуться сразу на две белоголовые фигуры. С недавних пор у дона Исидро появился подчиненный. Спайк Кровавый. Красиво накачанный цинично-безжалостный вампир более 200 лет от роду. Безумно влюбленный в Истребительницу Баффи Саммерс. (Сам он был знаменит убийством двух таких Истребительниц) Если вспомнить, что дон Симон тоже имел неподходящий предмет для любви, им, наверно, было о чем поговорить.
      Вот и оркестр Пыпина так думал. Ибо музыканты живописно зависли в звездно-лунном июльском небе над двумя замершими умертвиями... Вишневая гитара с серебряными струнами... ай, да что рассказывать. Слушать надо... Слышать... Впитывать душой и нервами... И благодарить Небо за этот миг, этот мир... за то, что вообще жив...
      - Свежий ветер избранных пьянил,
      С ног сбивал, из мертвых воскрешал,
      Потому что если не любил -
      значит, и не жил и не дышал!
     
      Мария любовалась звездами. И дон Исидро, незаметно материализовавшийся справа от нее, тоже вглядывался в небесную тьму.
      Вж-ж-жиххх! - прокатилась яркая вспышка... Слишком яркая. Слишком медленно для падающей звезды. Слишком круглая для самолета.
      - Ой, смотрите, Исидро, спутник! Быстро как летит...
      - Н-да. А во-он тот за ним гонится. В во-от этот... и вот тот... и там... тоже по своим делам несутся, да?
      Королева всмотрелась в густо-звездное небо. Действительно, маленькие яркие точечки шустро двигались туда-сюда в непривычных количествах. Когда замечаешь ночью один (ну, два) спутника - это как-то можно понять. Даже интересно. Но как только их число резко увеличивается... причем некоторые явно идут друг другу наперехват... вспоминаешь Джорджа Лукаса и Люка Скайуокера.
      Мария обернулась к вампиру:
      - Вы что-нибудь понимаете?
      - У Боба Фитты какой-то съезд.
      - Точнее, слет. Ишь, разлетались...
      - Может, конференция контрабандистов по обмену опытом?
      - С чего бы вдруг? Почему у Фитты, а не у Джаббы на Татуине?
      - Маскировка. На самом деле что-то затевается.
      - Ух, ты... Смотрите, какой крупный огонь! Резво как снижается... Похоже не "Тысячелетнего сокола"
      - Не-а, слишком быстро. Ненормальный, его же в лепешку сплющит!
      - Тогда это не Соло. А, знаю. Одинокий Звеззда. Только он совершенно безбашенный. Вы правы, в 23-ем что-то будет. Послушайте, Исидро, вы голодны?
      - Да. Но...
      - Снова пообещали Лидии? Вы же станете похожи на скелет! Забыли, чем закончился предыдущий пост? Чудом не погибли. Когда закончатся ваши обследования?
      - Как будет угодно Лидии.
      - И все время вы не будете есть?
      - Мы очень выносливы.
      - Зато я - нет! Мне вы ничего не обещали! Поэтому... Как ваша королева, приказываю - отправляйтесь ужинать в окрестности Бобба Фитта. Сейчас у него бездна пришлого народа, пропажи лишнего человечка никто не заметит. Попутно выясните, что у них происходит. Не забудьте к утру вернуться и доложить! И чтоб были сыты! А возле Лидии потом можете опять голодать, сколько хотите!
      В странно-светлых шафранных глазах сверкнули иронично-довольные огоньки. Дежурный придворный поклон, театральный взмах серого плаща... и дон Исидро исчез. Мария позволила себе улыбнуться. И с превосходством посмотреть на портрет жены Эшера. Проблема питания ночного фаворита благополучно разрешилась. Хорошо, когда у людей с детства воспитывают уважение к королевскому двору! В монархизме есть свои преимущества, особенно пока король - ты.
     
      Двадцать шестое Июля - Месяца Великих Игр.
     
      Дождь. Сырость. Кап-кап...
      Когда у всех плохое настроение...
      У плотно задернутых штор стоит притихший Уленшпигель. Задумчиво и долго рассматривает неподвижного дона Исидро и неожиданно вопрошает:
      - А вы не тоскуете о рассвете? Когда вы видели солнце в последний раз?
      Невозмутимый идальго едва уловимо пожимает плечами:
      - Вчера вечером. В фильме "От заката до рассвета". И сегодня увижу. "От заката до рассвета-2"
      - Догадываюсь, что и завтра скучать не будете?
      - А как же. Думаю, мне покажут "От заката до рассвета-3".
      - Жуть какая. Еще и глупая. Почему вы смотрите?
      - Ну-у... считайте, что по рассвету соскучился, - чуть не хмыкнул современник реконкисты, сцепил тонкие, белые пальцы рук в манере Шерлока Холмса и добавил, - а вообще, забавно помнить, что многие режиссеры ни одного вампира в глаза не видели.
      - Что ж не покажетесь?
      - Гм... А кто после будет снимать про нас потрясающую чушь?
      Дверь с грохотом распахнулась. В этом не было необходимости (никто ее не запирал), но на пороге возник (хоть на двери отвел душу) мокрый и грязный Спайк Кровавый.
      Безошибочная версия сумрачного Алика Деткина:
      - Тебя побили!
      - Какой догадливый!!! - клыкасто огрызнулся Спайк, швыряя разодранный плащ на каминную решетку. Вообще-то, он метил на пол, но уж - куда попал. Кожаный вещь немедленно задымилась и начала тлеть. Половина присутствующих расчихалась и раскашлялась. Плащ выбросили в окно, а Спайка едва не прибили окончательно. Хорошо, Мария вступилась. Утешила, отобрала стянутые у Истребительницы фотографии топлесс, увела сначала в ванну, а после уложила на диван и даже пледом укутала. Дон Педро (из "Лос-Вампироса") предупредительно слетал на донорский пункт, приволок пакетик свежей, теплой крови. И трубочку от коктейля. Спайк жадно присосался к густой, противно булькающей субстанции. Свидетели поспешили смущенно отвернуться. Кроме бесстрастного Исидро. Настоящего вампира вид всасываемой крови не шокировал. Всем бы такие нервы!
      Уленшпигель на всех посмотрел (хмурые, озабоченные), подумал и предложил:
      - Давайте анекдот, что ли, расскажу... - и, не дожидаясь согласия, выдал:
      - "Посреди храма стоял Будда.
      Вокруг стояли будденовцы"...
      В тишине отчетливо щелкнул не то предохранитель, не то курок старого нагана... Иногда Неуловимые Мстители сначала стреляли, потом воспринимали юмор. Блеснула золотая серьга в ухе Яшки-Цыгана. Сузились небесно-васильковые глаза Ксанки Шусь, поспешно спрятала улыбку Мария. Вредный Тиль выдержал театральную паузу и "добил" аудиторию:
      - Кровавое воскресенье еще раз показало, что царь мог стрелять не только по рабочим, но и по выходным...
      Первым заржал поручик Ржевский. Даже дон Исидро слегка приподнял уголки бледных губ, обнажив кончики острейших клыков. Отсмеявшись, Неуловимые чекисты переглянулись, сосредоточились... и отплатили шутнику той же монетой. Да ну, всего не перескажешь. Легче пару КВН-ов посмотреть. К примеру, сытый Спайк, обожающий раздражать зрителей и вообще ценитель черного юмора, поведал счастливую сказку на свой лад:
      - "Сказка, рассказанная ночью": Как-то раз одна маленькая девочка в лютый мороз отправилась в лес и заблудилась. Но эта рождественская история, как и все, закончилась хорошо. Никто не заметил пропажи девочки и праздник продолжался..."
      - Сейчас глаза и губы твои
      для меня услада!
      Любви не знаю более высокой!
      Когда меня разлюбишь ты -
      опять пойду куда-то,
      Влюбленный и безумно одинокий!!! - завопил оркестр хулигана Пыпина, клубясь над головой экс-аббата из Нуази-ле-Сек, то бишь, красавца Арамиса. Всегда загадочный шевалье мудро не обращал внимания на звуковое сопровождение, кивнул всем собравшимся и молча принялся устраиваться поближе к камину и Марии.
      - Господа, может, закажем торт?
      - А из сырой печени можно?
      - Торт?!! Из печени? Твоей, что ли?
      - А я согласен на традиционный, бисквитный.
      - Поддерживаю... А сверху можно сделать такой бордюрчик, кремовый, и плеснуть внутрь него немного крови... Чуть-чуть, для вкуса.
      - Эй-эй, здесь не все вампиры, не забывайте!
      - Дело поправимое... Можно сказать, пяти минут...
      - Но-но! Я, между прочим, служитель божий! У меня крест есть!.. Был... Тиль!!! Опять издеваешься? Верни распятие, прокляну, дождешься!
      - На, жадина! На секунду одолжить нельзя!
      - У-у-во-о-у-у... как вас там... м-мис-стер... обязательно было ронять эту хреновину на мою ногу??!!!
      - Уленшпигель, вы невозможны! Особенно, когда делаете что-нибудь нечаянно! Спайк, очень больно?
      - Что ж мне так не везет-то?!!
      - Спайк, это досадная случайность, извини... Просто держись от Тиля подальше. Мы все так делаем.
      - Заодно от остальных Лидеров!
      - Ну, это я уже понял... Вчера на ужин мне прислали пиццу... с помидорами... в чесночном соусе!
      - А на живых людей здесь кто-нибудь обратит внимание, или все поголовно увлечены неумершей нежитью?
      - Сам понял, что сказал? Ой... ЧТО ЭТО ???
      А это был торт. От Иржика. Королевский шеф-повар по головам пересчитал присутствующих, сделал выводы и соорудил сборный торт из частей по вкусу каждого... э-э-э... то-есть, Иржик решил угодить всем. Уже разрезанный на порционные куски шедевр вместил в себя бисквитную основу, шоколадный крем и сочную сыромясную прослойку, вымоченную в красном вине. А дону Исидро со Спайком досталась еще и "Кровавая Мэри по-вампирски". Томатный сок пополам с горячей кровью и вишенкой. Кстати, сразу оценив привычку Спайка доводить окружающих до безумия, Лидеры наградили его новым прозвищем. В сочетании со старым титулом получилось: Спайк-Кровавый-Возмутитель-Спокойствия. Запятую каждый ставил, где нравится.
     
      Двадцать восьмое Июля - Месяца Великих Игр.
      Немного о Спайке. А то упомянули, а толком не описали. Фигурка - отменная, в меру мускулистая, волосы обесцвечены, левую бровь рассек шрам, цвета одежды - черные, широкий длинный плащ. А что касается судьбы... Ну кто бы подумал, что когда-то его звали Вилли, и он кропал стишки, страдая от неразделенной любви. (Вообще, он из слегка знатной семьи) Но... как сказала его дама сердца: "Я несоизмеримо выше вас!" И гордо удалилась. Прошли века. "Ты ниже меня!" - высокомерно бросила ему в лицо пригоршню честно заработанных долларов Баффи Саммерс, едва доходившая Спайку до плеч. И так же гордо ушла ночными улицами на очередное дежурство. Надо ж было в нее влюбиться! К тому же, в последнее время его все били, и никто не сочувствовал. как будто он виноват, что некоторые противные последователи доктора Морро из вредной "Инициативы" вживили ему в голову чип. Людей после этого Спайк обижать не смог. Удар по человеку - и голова едва не взрывалась от боли. Хорошо хоть с демонами драться мог! А сейчас, не в состоянии никого укусить, тем более - убить, Спайк перебивался случайными заработками и консервированной кровью. (Безвкусная, отдающая металлом и пластмассой гадость) И - страдал от любви к Истребительнице. Да, и сила его уменьшилась. Если нормальный вампир имеет мощь десятерых смертных, то сейчас у зачипленного монстра силушка едва зашкаливала за двоих. Если б не чип? Тогда, пожалуй, он и дон Исидро практически равны. Да еще Спайк в обычном состоянии знаменит, как "изощренный убийца, Мастер железных прутьев", на которых жертва до-олго расстается с жизнью. Вот так. Тут трижды подумаешь, прежде чем захочешь удалить ему этот чип.
      Ну, хватит о вампирах. Других тем, что ли, нет? Например, отыскалось в Мировой литературе и продолжение "Очень страшной истории" Алика Деткина. Ух-х!!! Это надо читать! Бедный Алик! Уржаться - и не жить. Почетный президиум, музей при жизни в бывшей кладовке, те самые кроссовки и зависть теперь уже не Глеба Бородаева, а Покойника... А в Наташку Кулагину он уже вообще влюблен - дальше некуда!
      Лидеры сдержанно хихикали, тимуровцы широко улыбались, сам Алик молча разводил руками, услыхав про себя такое, а многие лишний раз пожалели, что до Авторов далеко и невозможно добраться...
      В-общем, живем дальше.
     
      Двадцать девятое Июля - Месяца Великих Игр.
      - Спайк, вставай! Проснись, слышишь? Открывай глаза, соня... Эй, Спайк! Да очнись ты!
      - М-м-м-м... не встану!
      Разбудить вампира утром, после рассвета - надо постараться. Правда, другого выхода нет - через полтора часа начнется очередная серия "Баффи" по центральному каналу, Создатели угробили пленку, приходится играть в живую. Но именно сегодня Кровавый Возмутитель Спокойствия решил покапризничать.
      - Уходи, я сплю!!!
      - Опоздаешь на съемку!
      - И не пойду! Опять бить будут...
      - Сальватор предлагал удалить чип.
      - Не верю я вашему эскулапу. Он через раз с Морро советуется.
      - Неправда. Сальватор - гений. Он хороший. А ты выделываешься! Живо поднимайся!
      - А то что? Святой водой умоешь?
      - Ох, Спайк, какой ты вредный!
      - Идите к дьяволу, ваше величество! Сегодня я сплю! Отдыхаю! Выходной у меня!
      - А как же Баффи?
      - И она пусть идет к черту! Я злобный, коварный, нехороший Спайк Кровавый и никуда сегодня не пойду! Закрой гроб, сквозит!
      - Тогда подвинься! Я тоже лягу!
      - ?!!
      - Лучше умереть сейчас, чем потом видеть ухмылки двадцатьтретьевцев. "Ваш вампир струсил, не правда ли, это очаровательно?" - проворкует Эвелина, обнимаясь с графом Дракулой. И я сгорю от стыда. Ты этого хочешь?
      - Нет! - буркнул Спайк, неохотно выбираясь из каменного гроба (как он в нем спит? холодно же!) Хоть поесть дайте! У меня в горле пересохло! - и с вожделением уставился на тонкую шею хорошенькой королевы Олении.
      - После работы! - отрезала Мария, выталкивая бунтаря в коридор и провожая к т-центру. - Удачи, мой дорогой!
      - Чтоб вам того же! - оставил последнее слово за собой неукротимый вампир и телепортировался в фильмовое пространство.
      Мария звякнула Иржику. Любимый повар первого королевства еще и юмором обладал. Вместо традиционной чашки чая-кофе Мария получила на багрово-красном пластиковом подносе стакан ярко-алого томатного сока... Несчастная королева отшатнулась от стола, облизала пересохшие губы и пошла искать новую лабораторию Шерлока Холмса. В ней можно было на спиртовке приготовить кофе самостоятельно. На завтрак ее ожидали салат из помидоров... и итальянские спагетти, щедро политые красным-красным кетчупом...
      Чтобы не думать о еде и побыстрее дождаться обеда, королева провела первую половину дня в спортзале. Когда рядышком все время вертятся кавалеры, в несколько раз сильнее обычных людей, стоит позаботиться о поддержании элементарного боевого духа. Например, Анита Блейк еще ни разу не пожалела, что имеет черный пояс. Пора брать с нее пример.
      А у Шефа закончилась крутая вечеринка, и Мик Урри вернулся домой. Слегка навеселе, пропахший французским парфюмом и перепачканный губной помадой всех цветов радуги. Радостно помахал всем ручкой:
      - Заждались??!
      Электроник пристально посмотрел на давнего друга, молча отвернулся к примитивному компьютеру и продолжил разборки с второсортной стрелялкой.
      Урри поперхнулся.
      Спайк (опять Спайк?!) зааплодировал. Урри покраснел.
      Мария распахнула объятия, усаживая долгожданного супруга в кресло:
      - Урри, родной мой... вернулся... люби-имый... Кофе будешь?
      Король Олении отчего-то утратил дар связной речи. Несносный Уленшпигель, переглянувшись с Тимуром, заинтересованно:
      - Вы к нам надолго?
      (Урри не было больше недели)
      - А... э-э... м-мгм... До пятницы я совершенно свободен!
      Все, кроме Марии, незаметно куда-то подевались....
      ...- Я - шоколадный заяц,
      я ласковый мерзавец,
      я сладкий на все сто....
      - И после смерти мне не обрести покой,
      Я душу дьяволу отдам за ночь с тобой!..
      Июльская дискотека...
      Полночные фонарики, полный набор звезд - эстрадных, небесных, коньячных. Популярные мотивы, легкий флирт, приятная прохлада, сверчки и цикады, нарождающаяся Луна, длинноногие девчонки, и - лето, лето, лето!!!
      - Туши свет, Алик! Разромантичился... э-э... романтизировался... тьфу, ты, с тобой свяжешься - в двух словах запутаешься... Короче, пошли гулять! Что ты всю жизнь с блокнотом... жить тоже надо... понимаешь? Пошли, бросай свои записи. Все равно для Жизни мы - развлекательный элемент под чашку кофе...
      - О, как ты прав, мой бескорыстный друг! Слышь, а "белый танец" уже объявляли?
      - За Наташку боишься? Не дрейфь, сегодня Принц Датский в ди-джеях. Он только тебя и ждет.
      - Ну... так бы сразу и говорили... Баскервилька, апорт!
      ...-Я гуляю с доберманом... а-у...
      Заговорщицки-подозрительное перешептывание:
      - Ушел?
      - Ага... вон, уже в конце аллеи мелькает...
      - "В звездах фиалок"... х-хи...
      - Эй, а нас "БК" к себе подпустит?
      - Не боись, Деткин паролями не заморачивается. Он у него один на все случаи жизни...
      - Да? И какой?
      - "Свои".
      - И все?
      - Ну-у... может, еще десяток-другой похожих словечек.
      - 20 слов?! А где гарантия, что не 200? Тебя ж просили узнать точно!
      - Я не экстрасенс. У меня программные заклинания через раз срабатывают, а ты факультативные перлы требуешь. Подумаешь, слегка ошибся!
      Бам-м-м!!!
      - Ой... привет, "БК"!.. Ты это... не отключен, что ли?
      - Бессонница!!! Бим-бам... И никогда мы не умрем, пока
      Качаются светила над снастями!!!
      - А, понимаю... Ты нам последние файлы скинь, пожалуйста... по быстрому, и мы уйдем.
      - Нет проблем. Пароль!
      - П-пароль?..
      - Бим-бам... Ответ неверный. А ну, плыви отсюда, пока на рее не повесили! Шпион! Доступ закрыт, я сказал! Сушите весла, сэр!
      Сушите весла, сэр!
      Психованный компьютер Алика Деткина, давно считающий себя потомком Флинта, выдавал на экран пейзажи Айвазовского и орал пиратские романсы. На все остальные команды он чихал. Теперь привести его в чувство смог бы только Электроник, сам Алик или его бывший хозяин штурман Кошкин.
      Неизвестные невезучие шпионы мудро решили зайти в другой раз.
      Вот так Совет Лидеров снова не понял, с чего это в последние дни их терпеливый летописец ходит, как в воду опущенный, и о Жизни слышать не желает. Лидер не в состоянии с кем-нибудь всерьез и надолго разругаться. Так в чем же дело?
      - Когда воротимся мы в Портленд,
      Нас примет Родина в объятья,
      Да только в Портленд воротиться
      Не дай нам, Боже, никогда!!!
      - "БК"?!! Кто здесь был? - задыхающийся от бега Детектив шлепнул ладонью по клавиатуре. На танцах он не задержался. Белый танец объявили. Только Наташа Кулагина, его неизменная Прекрасная Дама, подошла к проходившему мимо Тимуру и прокружилась с ним три танца подряд.
      Что происходит в нашем королевстве, господа?
      Ага... Так все и ответили...
     
      - Спайк, иди спать! С утра опять в кадр, отдохни немного.
      - Не хочу! Отличная ночь! Исидро обещал та-акие места показать! На Лысой горе новая вампирня открылась. "Последний литр" называется...
      - В тебя столько не влезет, сколько там открылось. Иди спать, кому говорю! Будешь сонным - потеряешь осторожность и напорешься на солнечный луч. Что тогда будет?
      - Одним Спайком меньше.
      - Мне это надо?
      - Ты обо мне беспокоишься? Серьезно?
      - Нет, считай мне больше делать нечего! Ложись, а?
      - На полчаса!
      - Дурень! Пять часов не смей даже пикнуть!
      - Час! И триста баксов за мое послушание!
      - Кровопивец... Два часа и горячий коктейль при пробуждении! IV группы с отр. резусом!
      - И двести баксов!
      - Спайк, ты ослов никогда не кусал?
      - Оскорбляем?
      - Я тебя сейчас перекрещу! С королевами так не разговаривают!
      - Я не ваш подданный!
      - Склероз? Не рановато для двухсотлетнего вампира?
      - Но ведь Исидро здесь нет, а я присягал ему.
      - Позвать?
      - Не... не надо... Уговорили, ложусь... Закроешь меня?
      - Бр-р-р... гадость какая... Почему все липкое?
      - Разлилось немного, споткнулся...
      - Так это... что... кровь? Ты пил кровь?!
      - "Лос-Вампиросы" угостили. Не хлопайся в обморок, на полу лужа. Ничего страшного, кровь не живая, консервированная. Закрывай крышку!
      - Мы... мы еще поговорим, когда проснешься... - с дрожью в голосе сказала Мария, пристраивая гробовую крышку на место.
      Голос из гроба:
      - Непременно! Подозреваю, что проснусь я голодным...
      Мария поспешно вышла из комнаты.
      За пять минут несносный Спайк сумел бы разозлить кротчайшего из ангелов. Ему весело, а остальным приходится пить мятный чай с валерианочкой. Кстати, гроб еще не все сказал:
      - То вставай, то ложись... где логика, ваше величество?
      Можно спорить на полкоролевства, что он нарочно пролил кровь на свою... постель.
      Когда королева пришла к Алику Деткину, его дома не оказалось. Обрадованный царственной посетительницей "БК" тихо звякнул, привлекая внимание, и высветил на экране последнее сообщение... Лидеры пригласили в гости Дэна Титовского... с друзьями...
      Кажется, вампирню следовало открывать совсем не на Лысой горе...
     
      Девять часов вечера. Хорошие сумерки.
      Знакомый силуэт в дверном проеме:
      - А сейчас мне можно подышать свежим воздухом?
      - Ну, дыши. Если хочешь увидеть звезды в последний раз.
      - С какой стати в последний?
      - Глаза потому что сожжешь! Небо слишком светлое. Не мог встать на час позже?
      - Есть хочется. Я предупреждал!
      - Помню. И уже вызвала Исидро. Сейчас он нас найдет, и мы вместе подумаем, чем тебя кормить. Ты очень непослушный, Спайк!
      - Ничего подобного! Но если я веду себя вежливо, мне пытаются сесть на шею. Или побить.
      - Ладно, не сердись. Бифштекс с кровью будешь?
      - По отдельности нельзя?
      - Увы, нет. Обед комплексный. Бифштекс с кровью, "Кровавая Мэри" и суши из сырой печени. Устраивает?
      - О-о-о, супер... присоединяйтесь, Исидро!
      - Я сыт.
      - Мальчики! Прошу прощения, мне пора. Не скучайте! - Мария кивнула каждому в отдельности и ушла. Сегодня общества двух вампиров ей было недостаточно. Впрочем, не только ей.
      Наконец-то нашлись внимательные Лидеры, заметившие красный огонек на своих браслетах.
      - Гек, а он не гаснет!
      - И вчера горел.
      - Интересно, кто? Упорный...
      - Мы с тобой в порядке... Джо Гарпер?
      - Только вчера дрались, все нормально было. Может, Гераскин?
      - Его мама под домашний арест посадила. Чего ему в четырех стенах сделается!
      - Кому ж неймется-то... Придумал! Айда будить Кукушку!
      ш-ш-ш... "Сюрприз! Сюрприз!
      Да здравствует сюрприз!!!" ш-ш-ш...
     
      Третье (и вы в это верите?) Августа - Месяца Лесной Учебы.
      Время от времени все возвращается на круги своя. И если нельзя дважды войти в одну реку, то можно хотя бы нырнуть с того же мостика.
      Состав часто беседующих за чашкой чая в королевских покоях время от времени слегка менялся. Но, в общем, оставался прежним. Знакомым и пестрым. Пример? Допустим, так:
      Вечный летописец Совета Лидеров Алик Деткин. В последнее время юный Детектив немного нервный и вспыльчивый. Запретное (и не слишком удачное) общение с Жизнью даром не проходит. Он не высыпался и опаздывал во множество нужных мест.
      Сейчас он одной рукой вцепился в большую кружку черного кофе, а другой пытается внести существенные изменения в личный "Дневник" королевы. Которая совсем недавно чуть уши ему не оборвала. А как же! Представляете: живет себе человек, живет, королевством потихоньку управляет. Вдруг - бац! - узнает, что на самом деле кто-то творчески настроенный отправил тебя в некий противный Город, да еще в пасть злейшему врагу! Кому понравится? Вот и Мария ругалась. А Деткину хоть бы хны. Приложил пару лягушек к пылающим ушам, повздыхал... и - нате, получите...
      "... Белые стены. Белый потолок. Ослепительно-белая дверь... Пить! Да... ей хочется пить... - окончательно пришла в себя королева Олении от дикой жажды. Невероятная слабость во всем теле и странная опустошенность... Хрустальный графин (полный!) и граненый стакан красовались на белой тумбочке всего в двух метрах от обессилевшей королевы... Один глоток - и силы вернутся... Мария протянула руку... и похолодела... Нет, она едва снова не лишилась чувств... Стакан не шевельнулся! Совершенно! Тот, кто никогда не пользовался магией, не поймет. Неожиданно утратить власть над Силой, данной от рождения... для любого волшебника это хуже смерти. Словами не передать. Ну... представьте, что лишились рук. Королева привыкла телепортировать желаемое прямо в руки, да еще на блюдечке с голубой каемочкой. И вдруг облом. Но вместо паники она разозлилась. Ах, так! Эвелина (а Мария вспомнила оскал Гриппена и его последние слова) хочет, чтобы она налила себе воды, как простая смертная? Шиш тебе! Чтобы не видеть соблазнительного графина, фея отвернулась. Прошел час. Еще один. А она думала, что захотеть пить сильнее невозможно! Ошибочка вышла. Сейчас за глоток воды Мария согласна была продать душу дьяволу... Но к чему такие крайности... Если быстренько отхлебнуть пару глотков, ведь никто не заметит? Нормальная военная хитрость... Всего два-три глотка. Совсем незаметно... совсем...
      Щелк! Дверь открылась. Из приятной (после слепящей белизны) полутьмы коридора в палату шагнула Повелительница Тьмы.
      - Браво! Ты очнулась, дорогая. А я боялась, что Лайонелл перестарался. Ну-ка, ну-ка, и как же мы себя чувствуем? - Эвелина бесцеремонно схватила сестру за запястье, на миг замерла, сканируя чужую душу. - Бедняжка, ты умираешь от жажды! Эй, помогите ей подняться! Подведите к столу. Сестренка, чувствуй себя, как дома. Наливай, не стесняйся.
      - Верни мне Силу!
      - ???
      - Я не буду обслуживать себя... собственноручно. Я - фея! Отпусти мой Дар! - Мария говорила медленно и хрипло. Перед глазами мельтешили желтые пятна. Голова кружилась. Если бы не цепкие руки вампиров - прислужников Эвелины, она рухнула бы на прохладный пол. С удовольствием.
      - Верни... дай... как будто у тебя что-то украли. Среди моих слуг нет воров. Если что и потеряла, ищи сама! - Эвелина с преувеличенным наслаждением наполнила стакан водой и медленно выпила. Марию шатнуло. Уцепившись изо всех сил за руку ближайшего вампира, она коротко простонала и с неожиданной силой топнула босой ногой. Поставить стакан на место Эвелина не успела. Фейерверк стеклянных брызг во все стороны... капли крови на безукоризненной, чересчур открытой груди королевы вампиров...
      - Мерзавка!!! Гриппен не все из тебя выпил! Дрянь какая... Уложить и обезвредить! Еще один такой всплеск энергии у моей сестрицы - и вам хмырь болотный не позавидует! - Эвелина эффектно исчезла в лиловом облаке нуль - транспортировки, а преисполненные служебного рвения вечно голодные вампиры влили в рот пленнице треть графина (а то помрет от жажды) и присосались к венам на руках. Добросовестно поглощая не столько кровь, сколько последние искорки магии. Мария не сопротивлялась. Зачем? Во-первых, бесполезно. Во-вторых, ее беспокоил неуместный вроде бы вопрос:
      - М-м-м... молодые люди... А слабо на секунду оторваться от меня?
      Один из "молодых людей", облизываясь:
      - Чего изволите?
      - Вы не встречали дона Исидро?
      Вот уже и второй мучитель осклабился, роняя с тонких клыков рубиновые капли:
      - Еще как, ваше величество!
      - Где он? Что с ним?
      Вампиры переглянулись, хмыкнули, вытерли губы и откланялись. Уже закрывая двери небрежно бросили:
      - Хозяйка не велела сообщать подробности. Ей желательно, чтобы вы извелись от беспокойства.
      Дверь захлопнулась. Мария осталась одна. В голове шумело, тело казалось невесомым и одновременно чужим, ощущения, как при начинающейся морской болезни. Такое "подвешенное" состояние Марию не устраивало. Она уже не сердилась на окружающий мир. Она была в ярости. Сапфировые глаза потемнели, золотистые локоны приобрели медный отлив, черты лица заострились, на скулах проступил лихорадочный румянец, губы изобразили неуловимую улыбку Джоконды. Короче, в родном королевстве, от нее каждый свалил бы побыстрее и подальше.
      С безграничным терпением дождавшись вечера, Мария не то, чтобы встала - упала с кровати и на четвереньках поползла к окну. Ухватилась за широкий подоконник, рывком подтянулась, осмотрелась и свалилась на уже надоевший пол. Одного взгляда ей хватило, чтобы сориентироваться. Она не во дворце Картауса! Хвала Богам? Как бы не так! Она в клинике Равино. Хуже не придумаешь. Накачанные санитары, обученные доберманы, стены под напряжением... И целый сад тихих психов. Тихих, потому что с буйными Равино долго не церемонится. А психов, потому что отсюда другими не выходят. Если вообще выходят. Вот с такими обнадеживающими мыслями королева потащилась к двери.
      Когда Эвелина утверждала, что среди ее слуг нет воров, она намекала на короля Олении. Надеялась побольнее задеть сестру. И напрасно. Да, Мик Урри бандит. Вор, мошенник, убийца. Ну и что? Лично убитых Урри людей Мария не видела, на остальное ей было наплевать. Больше того. Большинство Лидеров (и она в том числе) знали о взломе всевозможных замков слишком много. Замки в клинике гения сумасшествия были рассчитаны на ненормальных. После феноменального успеха "Терминатора-2" Лидеры, сто раз проиграв на местности понравившиеся эпизоды, научились выбираться из психушек с закрытыми глазами... Из киношных психушек. Сейчас Марии предстояло узнать, насколько желаемое отличается от действительного............ ."
     
      Деткину тоже не терпелось узнать, как она оттуда выберется. А заодно - что случилось с доном Исидро, Ring Adventure, магическим Городом и облитыми фиксажем ипостасями Гнедина. Но пришлось спешно заткнуться и переключиться. На повседневный светский разговор у горящего камина. Сегодня Совет Лидеров дочитал "Вкус вампира". Ясный пень, разговор сам собой перешел на "Пластилина колец". В последнее время первому королевству только толкиенистских заморочек и не хватало. Что ж удивляться, если через полчаса все цитировали "Красную книгу западных приколов":
      Неуловимые: "Едут хоббиты по Упокоищам, меж древних курганов, а вдоль дороги мертвые с косами стоят... И тишина..."
      Пятнадцатилетний капитан: "Плывет Бильбо в Валинор, сидит в каюте и думает:
      - Эх, стар я стал, голм-голм... В смысле, о-хо-хо, конечно..."
      Барон Мюнхгаузен: "Хоббит - это не только ценный мех, но и два-три фута острой эльфийской стали!"
      Уленшпигель: "В Шире существует такое гадание. Ранним весенним утром в компании старого мага кидают в горящий камин кольца, и если хоть одно не расплавится, то предстоит дальняя дорога..."
     
      Что тут скажешь... Кажется, у нас нет Ородруина. И то счастье.
     
      Десятое Августа - Месяца Лесной Учебы.
      Za oknom dojd'. Kak je neyyutno, doljno bыt', v lesy!
      Ой, чего это я? Договаривались же без латиницы обходиться! Вот так всегда. Стоит связаться со Средиземьем - без английского дышать неловко. Может, хорошо, что мы его вовремя не нашли?
      - Деткин! Ты в своем уме?! Единственный промах Совета Лидеров он заносит в графу "хорошо"! Совесть есть?
      - Да он здесь окомфортился до безобразия! Смотрите: кофеварка, гжельский самовар, корзина колалоки, бутерброды с ветчиной и Собака Баскервилей вместо коврика! Вот всякая ерунда в голову и лезет!
      - Хватай его, о волки!
      - Да вы чё???
      - Не дергайся, нас больше!
      - Откуда вы взялись на мою голову?
      - Мы - твои друзья.
      - Ага. И наш долг - сделать твою жизнь разнообразной и запоминающейся.
      - Пакуй рюкзак, Председатель!
      - Как это... а! - вдруг сквозь туман там краснеет кусочек огня,
      вдруг у огня поджидает, представьте, тебя...
      - Наташа!!! Вы и ее взяли?
      - Фи, как грубо: "взяли". Еще скажи: "уволокли"!
      - Да она сама побежала, едва услышала, что ты ее ждешь!
      - Врешь!
      - Чтоб я так жил! Мы ж не только ей сказали!
      - Так там что - весь класс?
      - Угадал.
      - У-о-о-о-у-а-о-о...
      - Кто куда, а мы лишь прямо,
      Через мрак на свет костра,
      Прощай, папа, прощай, мама,
      Прощай младшая сестра!
      Когда продрались сквозь мокрые и колючие заросли ежевики и форсировали пару оврагов (по прямой - минут пять ходу, но этак не интересно, граждане!), увидели желанный костер, натянутый от дождя тент и весь литературный кружок Деткинского класса. По некоторым причинам (а не фиг было покойницкие стихи за свои выдавать!) Алику совершенно не хотелось встречаться с родным коллективом... но... среди них была Наташа Кулагина. И сидела она, как назло, слишком близко к Покойнику. Точнее говоря, его куртка прикрывала ее плечи! Алик глубоко вздохнул, словно собираясь нырять в омут с пираньями, и шагнул к костру. Бесцеремонно потеснил конкурента, отобрал гитару у Принца Датского, секунду подумал...
      - В небе не виден звездный свет,
      в небе просвета даже нет,
      а под ногами не паркет,
      а в основном вода.
      Но согревает нынче нас
      этот смешной и странный вальс,
      и вопреки всему горит наша звезда!
      Перед гитарой не устоит никто из Лидеров. Каждому нашлось, что сказать. И вот уже Алик с Наташей танцуют под проливным дождем, укрытые одной курткой на двоих (того же Покойника!)...
      ... Здесь кучевые облака
      Весь день курчавятся над чащей,
      И слышится издалека
      Дневной кукушки счет горчащий...
      Не лги, не лги, считая дни,
      Кукушка, мы живем часами,
      Певец разлук, повремени -
      Мы скоро разойдемся сами...
      Что ж тут удивляться: домой (в недалекое делаварское селение) шагали все вместе, распугивая часовых воплями во все горло:
      - Когда внезапно возникает
      Еще неясный голос труб,
      Слова, как ястребы ночные,
      Срываются с горячих губ.
      Мелодия, как дождь случайный,
      Гремит и бродит меж людьми
      Надежды маленький оркестрик,
      Под управлением Любви...
      "Маленький оркестрик" на этот раз состоял из двадцати здоровых глоток. В селении проснулись все вожди до единого и чудом не оскальпировали мокрых туристов. Больше всех был доволен Ункас. Благодаря переполоху, никто не заметил, что последний из могикан опять собирался на свидание с мисс Корой Мунро, а вместо этого подрался с Вороном и потерял орлиное перо. Теперь можно все свалить на литературный кружок. Дескать, перо у Деткина - у него ручка сломалась, а поврежденная физиономия - выскакивая из вигвама за растяжку зацепился...
     
      А-а, вот оно где! (за окном гремело и капало. Полное впечатление, что у природы - генеральная репетиция всемирного потопа)
      Оно - в смысле письмо. Алик Деткин в припадке дурного настроения распрощался с Жизнью. Нет, не в прямом смысле, конечно. Но с Белянинского сайта ушел бесповоротно. О чем сам не решил: жалеть или нет. В любом случае фирменного "Не скучай!" уже не вернуть. Па-адумаешь...
     
      Тринадцатое Августа - Месяца Лесной Учебы.
      Раз уж Алику Деткину по воле Создателя - тринадцать, а сегодняшнее число не пятница, но вообще почти праздник...
      Промотавшись весь день по своим делам, Председатель таинственных "Шнырлицев" внезапно замер на пороге своего дома, медленно повернулся и вышел в сад. Супер-огромная, круглая, сияющая Луна красиво вставала из-за горизонта в живописном оформлении кружавчатых туч. Небо было звездным донельзя. Без умолку верещали сверчки. Ухали совы. Иногда гудели ночные самолеты. Время от времени взлаивали дворовые псы. Рыжий кот объяснялся соседской кошке в любви. Божественно тихая августовская ночь! И королева любовалась звездами:
      - Алик? Доброй ночи. Хорошо кругом, правда?
      - Ага.
      - Ой, корабль! И еще один! Детектив, неужто у Бобба Фитты опять слет? Что они затевают?
      - Ничего, - пожал плечами Алик, выискивая знакомые созвездия и наслаждаясь темнотой и прохладой. - Какой там еще Фитта! Плеяды это, ваше величество! Август, понимаете?
      Мария смутилась. Совсем забыла про августовский звездопад!
      - С неба лиловые падают звезды,
      Даже желанье придумать не просто,
      На небосклоне привычных квартир
      Пусть загорится звезда Альтаир! -
      Оркестр Пыпина проникся волшебностью момента... Как можно упускать такой случай!
      Сюрприз! Сюрприз!
      Да здравствует сюрприз!!!
      Волшебная ночь. Оранжевый костер. Картошечка с мажущейся черной кожурой. Рассыпчато-желтоватая, посыпанная крупной солью. Шкворчащее сало на тонких прутиках. Чай с разваренными чаинками и хвоинками. Вишневая гитара с серебряными струнами. Незабываемый голос Крестовского...
      - Призрачно все в этом мире бушующем...
      Ах, этот вечер, лукавый маг,
      Одетый вечно в лиловый фрак...
      ... Разговоры еле слышны,
      А над нами - ночная тень.
      В круговерти забот не заметили мы,
      Как был прожит еще один день...
      К-какое лето! Марс, размером с клубничину. Упитанные комарики. А Млечный путь?!
      Хорошо-то как, братцы! Романтика...
      И... хорошо, когда мы - вместе!
     
      Двадцать шестое Августа - Месяца Лесной Учебы.
      Почерк совсем испортился. Сначала клавиатура непокорного "БК", а теперь - деревянные палочки, перо дикого гуся и сок черничной клюквы. Не до каллиграфии...
      ...И вот тут-то в спокойную лесную жизнь (убил - съел) ворвалось "Личное дело Мергионы"!!!
      Все нижеследующее - не отзыв о прочитанном и не путеводитель по ее неописуемым страницам. А так просто... Попытка словить первые впечатления и зафиксировать на память. Никак не придумаю, как еще можно выразить безразмерное "СПАСИБО" Создателям-Авторам обалденной книги. Разве что бесконечным перечитыванием...
      Короче, дело было так:
      " Добросовестно пишу хокку
      на заданное количество смысла...
      (объявление?)
      45-я параллель есть везде! - особое мнение Паганэля, заодно эпиграф.
      Ура! Купили!
      (Все равно завтракать не успеваем)
      Ура!! Читаем!!
      ( н-да...)
      Обложка. Ух, ты! А Порри в первом томе так же показывал "V"... И Мергиона туда же... Не... лица-то не видно. Может, это Порри и есть! Почему в чадре? Во, блин... еще ничего не читал, а уже интересно! Представляете, что дальше будет?
      Чего тут представлять. Глобус какой-то неправильный нарисован. Плоский почему-то. А маршрутов-то... О! Придумал! А чего это одни толкинисты рулят где хотят в плащах и кинжалах? Подумаешь, окольцованные! А слабо кругосветку в честь по следам походов за? Типа "Не расстанусь с Мергионой"... Что, правда, слабо? А мы б пошли...
      Стр.1 "Стойте!"
      Ни фига себе. Зачем же так орать... Да я вообще только сел! Не встану, и вообще, страничку переверну! Вот!
      Э-э... уже 38 страница?! 39? 50-я?!!! Не, нет мыслей. То есть, отстаньте все! Я читаю! Та-акой кайф...
      Совесть? Где? У меня?! М-м-м... сщас... еще страничку... не трожь!!! Ну вот... работать заставили... когда читать хочется со страшной силой... Как там у Порри... А! О! Дельный совет: если все докладные, письма и инструкции в книге набрать нормальным (раза в полтора больше обычного) шрифтом, то объем книжечки дорастет до "Трех мушкетеров" То есть, станет совершенно убийственно-интересной вещью. В прямом смысле. Пусть тогда только попробуют оторвать от чтения! Та-ак стукну!..
      "Вопросы для вдумчивых и бдительных читателей"
      Похоже, я как раз вдумчивый. Слишком. Пока раздумывал: а не задать ли несколько вопросов, Авторы меня опередили! Зато у меня другие вопросики есть. Например: кто такой Дубль Дуб? Только не надо ля-ля про неудачную реинкарнацию прообраза кота Кисера! Подозреваю, что эксклюзивно-сногсшибательную версию Создатели приберегают для третьего тома. Вот лопнут читатели от любопытства - кто его читать будет?
      "Обалденную книгу читаю.
      Аж самому сочинять захотелось.
      М-да, не фиг было и браться!" - моментальный перевод на нормальный язык:
      "Стихи писать, конечно, можно.
      Были бы смысл и рифма.
      Но если ты не Мергиона -
      Лучше за хокку не браться!"
      А уж неправильные хокку в Универсальном Указателе... Полный улет! Абсолютная нирвана! А если кому-то не понравилось -
      "Мордой о камень.
      И послать по охотничьим тропам.
      Шаман, значит, он никудышный!"
      Цитата "Четверо джиннов поздоровее (!) подхватили стул с Мергионой и вылетели в окно..."
      Это ж сколько она весит? И когда это 12-ти (или сколько там) летняя девочка успела набрать габариты борца сумо? Ну и воображение у вас, господа!
      На верблюде - Мергиона! Не Порри Гаттер. Все равно интересно! Или - тем более. А вы как думаете? Ну, еще бы!
      В очередной раз проходя мимо Австралии... (из хроники неначатого путешествия) 600 с чем-то походный день... Эй, народ, кто сможет доступно объяснить таможне - что мы опять здесь делаем?!.. В принципе, я так и думал...
      Где-то посреди происходящего...
      Не-а... Ничего я не думаю. Какие, к Мордевольту, мысли, если от сюжета оторваться невозможно? В смысле - конкретный отрыв по полной программе! И даже круче.
      ... В третий раз пересекая Шотландию... (см. п.10)
      стр. 283
      Я соврал! У меня есть мысль!!! Осталось всего 102 страницы (включая оглавление) КАРАУЛ!!! Почему так мало?!! Кстати, если еще кто не читал книги... Ну, знаете! Кроме проблем Жизни существует еще и Порри Гаттер! Клянусь коллективным бессознательным - без общения с Порри и Мерги неописуемый восторг вам не испытать! (Нет, это меня не Аесли убедил, я сам догадался!)
      Ну, вот, только наговорил давно заслуженных комплиментов, как меня грубо предупредили, что оставшихся страниц (без оглавления) всего 92! Мысли они там читают, что ли? По поводу "растянуть удовольствие" согласен. Хоть сейчас и обеими руками.... Только Авторы, наверно, так прикололись - взяли и выпустили бумажную продукцию! Как же ее растянешь?! Юмористы, блин.
      О! Озарило! Нас надули!
      Мало того, что шрифт мелкий и книгой драться неудобно... "В личном деле Мергионы" нет сносок! Ни одной! А у Порри они... да на них... да без них бы... А тут!!! Здесь их нет!!!
      Незапланированный сюрприз, однако...
      Тибет. Япония. Аляска. Транзит. Подробности см. в п.12 (это о смысле пункта 2) Да, и если не трудно, прочтите п.11. А то повторяться не хочется.
      Стр. 288
      Командир забыл добавить "экзистенциалистский эпикуреец" и "хроносинкластический инфундибуловец синусоидально-параллепипедного параллелограммирования". Уф.
      "О том, как все было на самом деле" - А мы-то думали... То есть: "Вот это да!!!" ("Вот так ну!" тоже подходит. Надо же.)
      "Я так не думаю... ты так не думаешь... а чтоб и они так не думали - осталось напечатать все большим тиражом..." И что вы думаете? Напечатали! Здорово, а?
      Стр. 302 Тибет -...- Аляска...
      Опять двадцать пять! Подайте на новые кроссовки, кто- нибудь! А на рекорд Гиннеса мы сами подадим. Прикинь - круиз продолжается! И-и-э-эх...
      - По долинам и по взго-орьям!
      Я еще вернусь!!!
      "Назгулы, силами до двух сотен"? Это круто. Остальных уже можно и не упоминать...
      "Эти овцы выстраиваются свиньей, как псы-рыцари" - "Общее погружение!"
      А всем сдавшимся предлагается сухая одежда, горячий чай и наше радушие... Наивные! Ведь мы-то думали, ничего круче назгулов верхом на авгурах быть не может... Ошибочка вышла! Книга - ну, прям, чтоб я так жил! Офигеть! Супер! (положа руку на сердце или эту самую книгу. Еще не решил, что дороже)
      "Еще через три рейса удалось согласовать все пункты"
      Святые Хранители! Вы этому дальнобойщику хоть бы велосипед выдали, что ли? А с вопросами для вдумчивых на этот раз ваша взяла. Не успели мы вовремя догадаться! Кстати, а куда выводит пожарная лестница Безмозглона? Пейджер лишен магии, как он домой добрался? Причем, быстро?
      "Тор - представитель викингов"...
      А почему не Один?
      И вообще, откуда мне было знать, что Зевс о том же спросит?!
      Короче, Один правильно был богом мудрости.
      Ух-х-х... Класс!!! Ва-аще! Обалдеть! Блин! Блин!! Блин!!! Это ж надо! Уф-ф-ф... К-какая за-амечательная, гениальная, захватывающая, неповторимая, великолепная история!!!
      Ну почему она закончила-а-ась? Да еще как-то так... странно...
     
      Двадцать седьмое Августа - Месяца Лесной Учебы.
      Счастливой способностью оказываться в нужном месте в нужное время могут похвастаться далеко не все. Так что все интересненькое узнается случайно. Например, когда возникает желание выпить чаю.
      Сегодня королеве не хотелось колдовать. Она позвонила на кухню Иржику и попросила чашечку чая и чайничек кипятку.
      Иржик весело прищурил васильковые глаза и ослепительно улыбнулся:
      - А почему в одиночестве, ваше величество? Не заскучаете?
      - Иржик? - недоверчиво протянула Мария, любуясь жизнерадостным поваром. - Ты предлагаешь составить мне компанию?
      Заполучить приглашение в святая святых королевского повара - на его кухню - было баснословной редкостью. Иржик только своей ненаглядной Златовласке не мог ни в чем отказать.
      - К сожалению, нет, ваше величество! - поспешил развеять радужные надежды на чай вдвоем Иржик. - У меня крем на плите. И за суфле глаз да глаз нужен... Я собирался предложить предобеденную прогулку... И чай приятней будет пить!
      - Это куда же? Иржик, Лидеры опять тебя достали? Неуправляемая банда краснокожих на продуктовом складе? Ну, считай, я за них извинилась. Ты потерпи, последняя неделя осталась. 1 Сентября, Праздник Мысли - они к тебе вообще дорогу забудут!
      - Вот о ком я меньше всего переживаю - так это о Лидерах. Пусть воюют. Даже таким профессионалам, как мы с Райдеком, без ЧП бывает скучно. Есть другая проблемка. Из штаба Тимура три раза... стоп... ну, вот - уже четыре - возвращают холодный чай и нетронутые бутерброды...
      - Прямо из штаба?
      - Не совсем. Возвращают заказы Тимура.
      - Та-ак... Спасибо, что сообщил. Пожалуй, я и впрямь прогуляюсь. Пришли чайник по факту следования, хорошо?
      - Как скажете, пани Амберова, - подмигнул Иржик, возвращаясь к любимым ингредиентам.
      - О вкусах не спорят, есть тысячи мнений,
      я этот закон на себе испытал.
      Ведь даже Эйнштейн, физический гений,
      весьма относительно все понимал.
      Оделся по моде, как требует век, -
      вы скажете сами:
      - "Да это же просто другой человек!"
      А я - тот же самый...
      ... А? Нет, к Тимуру это никакого отношения не имеет. Но шла к нему Мария через полдворца и длинный сад. Может, услышала, как разминается агитбригада Мишки Полякова. Или Трубадур обкатывал новую программу для гастролей в 7 королевстве "А-ля, Дикий Запад". Тамошних ковбоев до сих пор называли "кавмальчиками Инессы Алмаз". И до которых новой королеве не было никакого дела. Зря? Время покажет. А пока Мария неслышно поднялась на второй этаж дома с оттенком рассвета. Никого. Только взбудораженный Гейка размахивал руками перед Генкой Петровым. Наверное, спорили. Оба невысокие, коренастые, белобрысые и в тельняшках. Забавное зрелище. Генка косился в окно и мечтал оказаться в распевающейся агитбригаде. Лишь бы не рядом с сердитым зам. штаба. Королеву они не видели. В упор не замечали. И Мария поспешила на третий этаж. Под самую крышу. Где все было, как привыкли читатели и зрители. Деревянный штурвал, карта района, паутина веревочных проводов. Перед королевой плыли заказанные у Иржика чай с бутербродами... то-есть, чайник и небольшой фисташковый тортик с миндалем по бокам и джемово-алой звездой в центре.
      Тимур как раз проверял одну из веревочек, провисшую под слишком щедрой тяжестью консервных банок.
      - Добрый день, командир!
      - Здравствуйте, ваше величество!
      - А поклониться?
      - Чего?!
      - Говорю - начал с этикета, так соответствуй. Еще раз затитулуешь - согнуться не забудь!
      - Ты чего ругаешься?
      - А ты?
      - Что - я?
      - Вот именно. Ты.
      - Что именно - я?
      - Не догадываешься? Ох, комиссар...
      - Погоди, то я у тебя - командир, то - комиссар... Между прочим, это разные вещи. Или королевам все равно?
      - А тебе?
      - Что?
      - Тьфу на тебя!
      - Это еще почему?
      - Тимур, ты не прав!
      - В смысле?
      - Зачем Иржика обижаешь? Бутерброды не ешь?
      - Некогда.
      - Занят, значит. Интересно - чем?
      - Делом... А вообще... - Тимур осмотрел соблазнительный торт, поймал стакан с чаем, сделал осторожный глоток... - скажи, почему я такой правильный? Везде тишина, все играют в ковбоев и индейцев, полкоролевства перекочевало в леса и горы, бузотерить некому... а у меня на сердце неспокойно. Хожу и жду - вдруг что случится. Это нормально?
      - Заработался ты, командир!
      - В отпуск гонишь? Накануне первого сентября?
      - Сердитый ты сегодня.
      - Я не сердитый. Я злой. И это плохо.
      - Что случилось, Тима?
      - Квакин. Женька с ним каждый вечер встречается.
      - Отбить пробовал?
      - Без комментариев. Хорошо? Плохо мне.
      - Ты никогда не отступал перед трудностями. Дело не только в Квакине. Тим, расскажи, а? Пожалуйста.
      Всегда спокойный и уверенный командир штаба враз стал обыкновенным мальчишкой. Который слишком долго жил по взрослым законам. Скрывая непрошеные слезы, Тимур резко отвернулся и прижался щекой к занозистой деревянной раме слухового окна. Мария тихо подошла, осторожно провела ладонью по темным волосам расстроенного героя:
      - О маме думаешь? Соскучился? - молчаливый кивок. - Где она сейчас?
      - В Азии. Извини, я сейчас успокоюсь.
      - Еще скажи, что с дядей у тебя полное взаимопонимание и вообще жизнь прекрасна!
      - А разве может быть по-другому?
      - Должно быть! Знаешь, что? Бросай, к Картаусу, весь штаб и езжай!
      - К-куда?
      - К маме! Ночью не спишь? В подушку плачешь?
      - Ну, было пару раз...
      - А больше не будет! Никакой имидж не стоит встречи с мамой.
      - Но... школа...
      - Ой, подумаешь... Никто серьезно не учится в первую неделю после каникул. Или ты мечтаешь об очередном сочинении "Как я провел лето на посту командира штаба"?
      Тимур вздрогнул.
      - Не хотелось бы.
      - Вот видишь! Давай, собирай вещи! И вали в знойную Азию. А пока чай не остыл, торт попробуй. Любишь сладкое, а не признаешься!
      - Неловко как-то. Не Карлсон все-таки...
      - Тьфу на тебя еще раз! Тебе не все равно, что там любит Карлсон? О себе хоть иногда думай, а?
      - Трудно. И нескромно.
      - Да ну тебя... Отрежь мне кусочек... и сам откусывай побольше. Ну?
      - Мария...
      - М-м?
      - А хорошо жить на свете, правда?
      - А-то. Особенно, когда дружишь с Иржиком!
      Поскольку Тимур уплетал уже третий кусок, он с королевой согласился.
      И счастливый-счастливый прибежал через сутки попрощаться. Дядя не только одобрил его идею попутешествовать, но еще и СВ обеспечил.
      - Хотя я предпочел бы общий. Там веселее.
      - Кто спорит? Обратно так и сделай. А сейчас уважь дядю и друзей. Командир тимуровского штаба, а не бывший хулиган! Только... ты... это... Тима... понимаешь...
      - Знаю, знаю. В СВ ездят не только аксакалы. Попадаются и саксаулы. Обещаю не вмешиваться и за правду слишком рьяно не бороться.
      - Сам веришь тому, что сказал?
      Тимур неопределенно пожал плечами, улыбнулся и убежал.
      Провожать его Мария не пошла. Там и без того вышла неслабая тусовочка.
      Нам всем навевают тоску вечера.
      Нам кажется вечер предвестником горькой утраты,
      Еще один день, точно плот по реке, во "вчера"
      Уходит, уходит... ушел... И не будет возврата...
      Нет, черт возьми, какое романтичное в этом году лето! Гитара у Крестовского едва не плавится, пальцы, небось, горят огнем, а ему до фонаря. Соловей! Евгений Крестовский... Ну кто забудет его, хоть раз услышав? А вообще - разорваться, что ли? У Неуловимых тоже костер. Яшка-Цыган в красной рубахе, золотая серьга молодым месяцем отражает оранжевое пламя. Гитара старинная, истертая и поцарапанная. Но это такие мелочи, господа-товарищи-братья! А у Ксанки глаза - чистейший аквамарин. На него смотрят! И остальные притихли. Только что хором пели "Гренаду", а теперь - ш-ш-ш! Яшка душой поет. Не он страдает - гитара. Допотопная. Семиструнная.
      ...Раскинув стынущие руки,
      не видя неба в серой мгле,
      уже на том краю разлуки
      убитый парень на земле.
      Он, может, сам во всем виновен,
      и получил, что заслужил,
      то ток его горячей крови
      не дрогнет больше в руслах жил.
      Пусть оправдают, пусть осудят -
      ему едино. Он ушел.
      Теперь не спрашивайте, люди,
      кому с ним было хорошо.
      А он не сможет оглянуться
      из-за последнего угла
      и протрезветь и ужаснуться
      своим же собственным делам...
      А вдруг ни ангелы, ни черти
      не пронесутся в пустоте,
      и что душа избегнет смерти -
      всего лишь сказка для детей?
      Иди, не опуская веки,
      живи мгновенья, как года,
      но каждый след чтоб был - навеки,
      и каждый шаг - как в никуда...
      Если верить истории - всех, кто прошел революцию и гражданскую... ожидал 37-й год. Или даже раньше. Знать и понимать заранее - каково это, а?
     
      Первое Сентября - Месяца Великих Игр!
      ... - Моя подруга рассказывала, что ненавидела 1 Сентября. Оно для нее значило конец лета и каникул! - обмолвилось Русское Радио Жизни. Бывает, конечно. Жаль человека. Впрочем, на взгляд литературного героя, в настоящей Жизни все странное. Немного или совсем, главное - не как в кино. Или любимой книге. Чтобы снова очутиться на пороге лета приходится по-настоящему, взаправду ждать и работать целый год, а не с легкостью перевернуть несколько страниц.
      Первое Сентября. Новый учебный год. Для кого-то первый, для кого-то последний, для остальных - один из, но все равно праздник! После долгих-долгих каникул вдруг разом встретиться со всеми друзьями, поспешно выясняя, кому повезло больше всех, взахлеб порассказать о собственных приключениях, повосхищаться соседом по парте, перещеголять параллельный класс пышностью букетов любимому учителю, ворваться в гулкую и странно светлую после очередного ремонта школу... Кр-расота!
      - Сентябрь с понедельника
      Прекрасно начинается.
      Учебный новый год
      Пусть праздником считается! - наскоро срифмовал Цветик и поспешно скрылся. Когда поклонники забрасывают его розовыми лепестками - это было еще терпимо. Но как только от восторга начинали летать целые букеты... Между прочим, с шипами! Цветик правильно сделал, что скрылся. В этот раз цветами по шее схлопотал Гейка Рохманов. Урок Мира сорвал. Как? Ну, помните финальную встречу Электроника всей школой? У-у-у, да? Точно. Сегодня в честь праздника зам.штаба вечную тельняшку сменял не на пиджак с бабочкой! Нет. Он натянул синюю футболку Тимура с вышитой красной звездой! И в таком виде прогулялся под школьными окнами.
      - Тимур вернулся!!! Тимка-а-а!!! - взревела школа и ломанулась встречать любимого командира. Ведь, если честно, когда Тимур уходил в отпуск, Лидеры даже проказничать переставали. Не интересно без Тимура ЧП устраивать, представляете? Там, где командир снисходительно усмехнется, Гейка преисполнится чувством долга и устроит капитальный разбор полетов. Всех прошлых, будущих и т.д. Короче, без Тимура не хочется делать даже того, что запрещено. Как болезнь. Ясный пень, когда вся школа обнаружила подмену... Не знаю, как там было с Днем Знаний, а Урок Мира прошел под девизом Макара Гусева: "Догоню - убью!" Гейке кросс с препятствиями запомнится надолго. Ибо нет такого препятствия, которое Лидеры не смогли бы себе создать!
      ... Бегали долго. Наконец, запыхались, высунули языки, махнули руками и разошлись. А зарвавшегося начштаба ловили не все. Военрук (в котором за версту можно было признать Остапа Бендера) именно сегодня решил проверить пожаробезопасность! Не успели дети разойтись по классам, как - дз-з-з-зы-н-н-нь!!! -
      - Внимание! Пожарная тревога!
      Повторяю: только спокойствие!
      Тревога учебная, без паники, не спеша,
      но в быстром темпе организованно бегом
      марш на выход!
      Никогда не догадаетесь, сколько появилось не предусмотренных заранее путей отступления! Стеклили полшколы, восстанавливали пять стен, навешивали три двери и с ужасом вспоминали, что до праздничной дискотеки - полчаса, а нервов уже нет.
      Отличное первое сентября в этом году!
      Самым поздним вечером. Неуловимые Мстители собрались у камина в покоях королевы. В темном углу замерли две еле различимые фигуры Вечно Живущих. Дона Исидро и Спайка Кровавого. Уленшпигель тихо переговаривается с непривычно серьезным Ходжой Насреддином. Мария наблюдала, как за окном картинно падали разноцветные листья. Урри пропадал у Электроника. Алик Деткин честно пытался делать первые в новом году уроки... И так же честно бросил все и вместе с другими заслушался шевалье д'Эрбле. С ним разговаривать - все равно, что решать кроссворд. В каждой фразе куча смыслов. И где он такие стихи находит?
      Наши судьбы текут, как ручьи,
      Как прибрежный песок.
      Что - песчинка? Что - капля?..
      И все-таки в жизни не раз
      Каждый делает выбор.
      И выбор порою жесток.
      Даже если судьба королевств
      Не зависит от нас.
      Что за радость -
      Безвестно погибнуть
      В неравном бою?
      Может, спрятать глаза,
      Ведь уже никого не спасти?
      Мало толку в геройстве,
      Которого не воспоют,
      Время лечит -
      Однажды и сам себя сможешь простить...
      ... А потом победитель
      Устало опустит свой меч -
      Враг стоит на коленях,
      И мир не постигла беда...
      И раздастся приказ:
      "Всем ослушникам - головы с плеч!"
      С кем пребудет твой выбор,
      мой доблестный друг?
      С кем тогда?..
      Неужто готовятся опять показать "20 лет спустя"? У виконта де Бражелона в мальтийском ордене проблемы? Или обыкновенная интрига в самом разгаре? Кто поймет скрытного Арамиса...
      Сентябрь, сентябрь! Месяц Великих Игр. Тимур! Возвращайся скорее, а?
     
      ...Мы летим, ковыляя во мгле,
      Мы к родной подлетаем земле,
      Вся команда цела,
      Но машина пришла
      На честном слове
      И на одном крыле...
      Третье Сентября - Месяца Великих Игр.
      "Баффи устала! Ей нужен отдых. Смотрите "Крутого Уокера" в пятницу на канале АТВ!" - радостная реклама.
      С точки зрения диктора популярного канала, Истребительница Вампиров просто устала. Один наш знакомый кардинал на такое резюме отозвался бы однозначно: "Офигеть!" Когда человек в последних кадрах падает с высоты башенного крана для небоскребов - это вообще-то называется другим словом. Применительно к финальной надгробной плите слово "отдых" вообще бледно выглядит. Да, взаправду (за редким исключением) литературные герои не умирают. В принципе. Только надо помнить, что вживую играть собственную смерть перед миллионом телезрителей - удовольствие еще то. Короче, о Баффи Саммерс могли бы и повежливее отозваться. Ни фига себе устала - разбилась вдребезги! И не думайте, что Спайку меньше досталось. Он, как бессердечное Зло в облике вампира не мог открыто показать, насколько ему худо. Это уже за кадром его утешали всем королевством. Серия закончилась, и Ксандр грубо не дал Спайку лишний раз оглянуться вслед увозимой Истребительнице.
      Прошло два дня. Перебитый позвоночник зажил, ребра срослись, ссадины затянулись, бледности прибавилось, но кое-какие следы смертельной битвы еще сохранились. Под глазами залегли иссиня-черные тени и вообще... как говорят: "краше в гроб кладут" Лишенный возможности убивать и пить живую кровь, Спайк много потерял от сверхъестественной вампирской регенерации. Добавьте еще депрессию от неразделенной любви и привычку к циничной браваде. (Чем хуже Спайк себя чувствовал, тем наглее становился. Принцип: "ноу проблем и обзавидуйтесь мне все!" По воле случая приближалось полнолуние...
      Разгар дня. На улице - жара и солнце. В спальне - горящие свечи, плотно задернутые шторы, полумрак. Коварный вампир тихонечко подкрался к королеве и ледяными пальцами прижал пульсирующую жилку на тонкой шее.
      - Клянусь, в следующий раз я заору от ужаса, Спайк! - Мария по одному отцепила пальцы испугавшего ее монстра. - Ты почему не спишь?
      - А зачем?
      - Глупый. Вот сгоришь, что будет?
      - Сериал кончился. Кому я нужен?!
      - Э-э, милый, да ты пьян!
      - Еще нет! Но...
      - И зачем оно тебе надо?
      - Не страшно сделать последний шаг.
      - На трезвую голову слабо?
      - Не подначивай. Да, слабо! Но жить без цели еще хуже.
      - То-есть, без Баффи? Восхитительно! Позволить какой-то самозванной богине Глории растерзать себя до полусмерти, оберегая никому, кроме Истребительницы, не нужный Ключ, заслужить первый благодарный поцелуй - и опустить руки в двух шагах от цели! Спайк, ты трус! Или... или тебя сделал таким чип "Инициативы". Говорила, давай удалим!
      - Знаешь, что... Я согласен! Удаляйте! А то живу, как в полусне. Только не связывай, пожалуйста... Я буду лежать смирно!
      - Ага, пока не вытащим блокировку. А потом ты резко пробудишься и...
      - Догадаюсь, где ближайшая закуска? - кровожадно осклабился Спайк, собирая лицо в жуткую маску. Но глаза оставались веселыми. - Ладно, фиксируйте. Надеюсь, будет не больно?
      - Пять минут терпения - и здоров. Договорились?
      ... После экзекуции. Экзекуции - потому что было больно. Очень.
      - Стой!!!
      - Спайк? - Мария не успела расстегнуть страховочные ремни. - Ты чего? Не бойся, получилось! Есть хочешь?
      - Именно! Не подходи минут пять... Я себя в руки возьму...
      Через обещанные пять минут ремни разлетелись сами. Поигрывая бицепсами, Спайк крутнулся на месте, оценивая вернувшиеся способности, и пристально впился бесстыжими зенками в сапфировые очи королевы.
      - Все-все-все... я по уши очарована, покорна твоей воле, сражена твоим обаянием! - звонко, слегка дрожащим голоском пропела королева и резко перешла на деловую тропу:
      - Живо опусти глаза и не смей меня гипнотизировать! В последний раз спрашиваю: "Есть будешь?"
      - Кого?
      - А? В смысле?
      - Я уже пять минут, как жутко голоден... Вау! Крыс-с-ка!!!
      Черт ее знает, откуда взявшаяся дальняя родственница крысы Шушеры смачно (отвратительно!) захрустела на зубах урчащего вампира. От лицезрения разорванного крысиного горла Марию чуть не стошнило...
      - Уф-ф, ваше величество. Я сыт, здоров и ободрен. Согласен пожить до вечера. Где мой гроб? Спать буду!
      Роскошная двуспальная (мало ли зачем!) домовина с малахитовой инкрустацией обнаружилась в правом гостевом крыле дворца. До позднего вечера из гроба не доносилось ни звука.
      "Искренняя забота есть
      разновидность шантажа..."
      (кажется, из Белянина)
      Изумительно разукрашенный бальный зал. (Или зала? Все равно красиво)
      Гирлянды бессмертников, пучки призрачно колыхающегося ковыля.
      Ярко - это главное - накрытые фуршетные столики. Алые помидоры, всевозможные лечо-кетчупы (без чеснока!), малюсенькие бутербродики с сочным красным фаршем, ломтики лимона под соевым соусом, тонюсенькие пластиночки сырой печени специального приготовления - розаном обернутые вокруг перчиков чили, румяные сверху, но нежно-розовые внутри бифштексы с кровью, неизменная "Кровавая Мэри".
      На всех стенах - смоляные факелы и довольные "Лос-Вампиросы". Оркестр Пыпина одет в черное с алым и укомплектован подходящими мелодиями...
      - Храбрым станет тот,
      Кто три раза в год
      В самый жуткий час
      Косит трын-траву!..
      На самом деле слышалось что-то вроде
      - А нам все равно,
      И вам все равно,
      И всем все равно -
      Весело живем!
      Время есть у нас,
      Время есть у вас,
      Мы его сейчас
      Весело убьем!
      Томатный сок, кизиловый компот, вишневое варенье, кровяные колбаски - в-общем, любые оттенки красного, алого, багрового.
      Приглашения команде Баффи еще накануне лично Спайк пораспихивал в почтовые ящики. На спонтанный бал в 1 королевстве НЛО-1 под милым (многообещающим) названием "Еще не вечер". Хотя бы из любопытства, но пришли все. Любящие друг друга Уиллоу и Тара, агрессивно не любящий Спайка Ксандр, какая-то часть "Инициативы" (нет, не Райли. Тот прочно застрял в Центральной Америке. Удачи ему и так далее). Конечно, Ключ к иным мирам в образе взбалмошной Дон и та, ради кого все и затевалось. Истребительница. Баффи Саммерс. Дорогие гости прибыли и на сцену взлетел жизнерадостный Буба Касторский. Уморительно полыхнул накладными клыками и объявил:
      - Леди and джентльмены! Внимание! Наши дорогие гости - Лично Баффи Саммерс и ее друзья! Из солнечного Саннидейла! Только сегодня! Приятный сюрприз, желанное разнообразие между дежурствами!
      До сего момента потайная дверь распахнулась и к собравшимся на стихийную вечеринку непринужденно вышла команда Истребительницы. Пока еще не прекращая разговора между собой. Потому что дверь открылась неожиданно, а шли гости долго. И приняли зал за продолжение коридора. Вот так все присутствующие смогли услышать анекдот "в тему", рассказанный Ксандром:
      - Не везет мне в последнее время, - жалуется Спайк. - Прихожу с Баффи в ресторан, и вдруг она замечает в салате червячка.
      - Уберите этого слизняка немедленно! - кричит она официанту. Так, представляете, официант хватает за шкирку и начинает тащить меня!!!
      Компания Баффи грохнула и едва пополам не сложилась от хохота... На пару секунд. Смех увял в моментально воцарившейся напряженной тишине. Выжидательной, я бы сказал. Не растерялся только неунывающий Буба Касторский. Хладнокровно выслушал анекдот, дождался всеобщего онемения и этак буднично, мимоходом брякнул:
      - Кстати о птичках... - все посмотрели на Бубу. - Кажется, пора танцевать. Вот вам главный гвоздь программы - и пляшите до упаду. Итак... Внимание! Истинный герой, не спасовавший перед беспощадной богиней, ценой нечеловеческих мук выкупающий покой Истребительницы, единственный из команды, кому сама Баффи доверила жизнь и охрану близких людей, тот, на ком закручена половина хохм популярного сериала, и вообще, отрабатывающий (честно!) полученные деньги на все сто... Давно любимец Совета Лидеров и хороший друг Янтарь Марии (а то, что она наша королева, знают все)... проще говоря... Виват Спайку Кровавому Возмутителю Спокойствия!!! Гип-гип урра!
      Э-э... сказать, добавить нечего. Даже для виновника торжества, увитого гирляндами белых лилий и пригвожденного к подиуму ослепительными прожекторами, сюрприз получился, что надо. А у Ксандра челюсть отвисла в прямом смысле. Баффи распахнула глаза на величину серебряного доллара. Гаэлс попытался присвистнуть.
      Янтарь Мария, королева первого королевства, рука об руку с Миком Урри - легендой непокорности и удачи 23 королевства, в торжественном безмолвии прошла через весь зал по златотканному ковру и одарила потрясенного вампира бриллиантовой Звездой Спасения на толстой цепи белого золота. На фоне привычно черного прикида Спайка смотрелось обалденно. Напоследок Мария бесстрашно заглянула в непроглядный омут циничных глаз, взяла бунтаря за обе руки и от души произнесла:
      - Спасибо тебе, Спайк. Ты - супер!
      Дружеский поцелуй в ледяную щеку - и начались танцы. В разгаре веселья Спайк протолкался к столику Бафии и К*. Среди еды и напитков кто-то установил клетку с разноцветными лабораторными крысами. Спайк успел как раз к началу недоуменного возгласа Ксандра:
      - Что эти мерзкие твари делают рядом с едой?!
      Сохнущий по Истребительнице смутьян, сверкая новехоньким орденом, протянул руку, придирчиво выбрал истерично пищащую упитанную крыску, поднес ее к губам:
      - А вот зачем! - удар! Клыки впились в извивающуюся плоть, грызун дернулся пару раз и обмяк. Спайк с легким вздохом облизнул губы, аккуратно положил животное на поднос и потянулся к следующей жертве.
      Друзья Баффи лихорадочно подыскивали подходящие выражения. Но высказаться не успели. Подскочил дежурный Лидер, (под руку с ближайшим тимуровцем!) приветливо, будто ничего особенного не происходит, кивнул вампиру:
      - Привет, Спайк! Ешь скорей, сейчас "Мечту" объявят!
      - И что надо делать?
      - Можно танцевать с тем, о ком больше всего мечтаешь. Отказывать кавалеру на этот вальс не принято.
      Баффи против воли залилась румянцем. (Напомним, что вампиры приливы крови к щекам находят безумно эротичным) Незаметное подмигивание оркестру Пыпина - и вальс продолжался в три раза дольше обычного. О, эти обязательные па, когда партнершу возносят к потолку сильные мужские руки!
      Отдышаться после фантастического танца и глотнуть свежего воздуха Спайк и Баффи вышли вместе. Маленький затемненный балкончик на двоих... И вообще, загнал Спайка в надежный гроб только рассвет. И то ненадолго. До ранних-ранних сумерек.
     
      Тринадцатое Сентября - Месяца Великих Игр.
      Весь день, на всякий случай, во дворце были готовы к чему угодно. Надежды оправдались лишь у королевы.
      Поздний вечер. Тихохонько приоткрылась дверь, бесшумная тень скользнула за спину королевы. Горячие ладони закрыли глаза...
      - Тимур?!! Вернулся! - Мария обернулась и захлопала в ладоши. (Не забыв подскочить от радости.) - В плацкартном добирался?
      - Ага. Завтра расскажу. Когда с Мюнхгаузеном посоветуюсь.
      - А не боишься, что после такого рассказа половина Лидеров умрет от зависти?
      - Еще как боюсь! Что другая половина к ним не присоединится!
      - М-да... Ой, ты ж, наверно, устал до чертиков. Пить-есть будешь?
      - Обязательно. Измечтался о чае с лимоном и шоколадном торте. Но сначала - новости. Как дела в родном королевстве?
      - Очень хочется сказать: ничего особенного, школу все равно надо было перестраивать... но... никогда не поверю, что ты первым делом втихаря не наведался в штаб и не изучил сводку!
      - Так точно, ваше величество! Изучил! Ну вот почему мне больше всех надо?
      - Ты серьезный ответственный человек. Надежный. Разве плохо?
      - А как другие по-другому живут?
      - Нашел, что спросить... я не социолог. Видишь ли, спроси ты об этом Лидера, услыхал бы в ответ следующее: первобытные люди вообще жили без радио и телевизора. Так, представь себе, они все вымерли!
      - Проще говоря, нечего заморачиваться, а там видно будет?
      - Умница!
      - Стараюсь!
      - Да ну тебя! Допивай чай и спать! Не знаю, как и чем ты к нам добирался, но отдых не помешает.
      - Из принципа надо бы поспорить, да неохота. Где я могу лечь? Ага, спасибо. Часиков через восемь разбудишь, хорошо?
      - Договорились. Спокойного сна, командир.
     
      Пятнадцатое Сентября - Месяца Великих Игр.
      Ура! Дождь пошел!
      На улицу лучше не высовываться. И в школе все время о зонтики спотыкаешься. Или зонтики на тебя натыкаются. Зато дома - полный кайф: сидеть в тепле и уюте, когда за окном сыро, холодно и капает... Смотреть на пузырящиеся лужи, попивая чай с малиной... для счастья, в принципе, немного надо. Кстати, не стоит верить числам в дневнике. На самом деле все события вполне могли происходить неделю-день-два до или после написанного. Вранье, конечно. А что делать? Как успеваю - так и пишу. Не-е, хорошо, что под дождем сейчас никуда бежать не надо. Можно телек посмотреть, книжку почитать, пока остальные мокнут. Прав был кто-то: если рассудить трезво, то надо выпить. Пойду кофе варить!
      P.S. к прошлому дню. Самое интересное, что пока Тимура не было, весь 6-"Ю" на уроки ходил строем, держась за руки. Класс Гум-Гама посдавал старосте на хранение камни путешествий. В буйном итальянском 3-"I", где верховодил Горески, с Челентано перешли на Эль Бано и через фразу вставляли "грациас" и "извините". В столовой ничего не билось, не пригорало и не мяукало из кастрюль с котлетами. К Пилюлькину выстроились спиралеобразные очереди за индивидуальными распорядками здорового образа жизни, Винтик и Шпунтик держали двери мастерской нараспашку, занимались ремонтом в присутствии заказчиков и дежурного тимуровца, но никого больше к себе не впускали. Очередную разборку бригад Тома Сойера, Джо Гарпера, Гавроша и Гека Финна перенесли на куда подальше. А уж по коридорам дворца все разгуливали чинно, как на параде, то и дело натыкаясь на многочисленные урны и ограничители типа плакатов "Вот только побеги у меня!" Ровно в десять Электроник (впрочем, может, Сыроежкин, мы не присматривались) подходил к главному рубильнику, дергал рукоятку - и весь дворец обесточивался. Загорались неоновые пожелания "Спокойной ночи!", а вырядившийся в пижамы оркестр Пыпина задушевно исполнял "Спи, моя радость, усни!" И наступала тишина. Не заставляли спать одних вампиров. Но лишь потому, что им так положено. Ночью не спать, всех пугать. Но кого, скажите на милость, испугаешь, когда все спят! Спайк пожимал плечами, вызывающе хмыкал в сторону тимуровского штаба и отправлялся в свой город. Демонстрировать Баффи свою исключительность и непохожесть на банальных монстров. И невзначай изводить Ксандра. Исидро... этот не скучал. Способный заинтересовать математическими рассуждениями даже профессора Громова, обожающий игру в пикет и сложные пасьянсы, да еще и обязанный охранять ночной покой королевства, он от заката до рассвета успевал больше, чем иные люди за двое суток. Главное достижение знатного испанца на сей момент состояло в отношениях с Лидией. Да, дон Симон нашел безупречный легальный способ общения с леди своего сердца. (Давно в натуре умершее, как всем известно) Лидия была врачом-практиком. Исследователем. Первое, о чем она подумала, узнав, что вампиры существуют - а нельзя ли получить капельку крови и кусочек кожи для анализов? Лорд Исидро всесторонне рассмотрел проблему и... согласился. Хоть и терпеть не мог прикосновений простых смертных к своей аристократической персоне. Сейчас Лидия тщательно изучала вампирскую сущность "от" и "до". Исидро утверждал, что многие (кроме окончательно съехавших с нарезки) вампиры с радостью перешли бы с убийств и крови на любую приемлемую диету. Одна беда - вампиры его класса (а не других Авторов-Создателей) питались не столько кровью, сколько предсмертной агонией жертвы. Наслаждались трепыханием отлетающей души. А без эффектной концовки, сколько кровушки ни выпей - останешься голодным. Да еще и отупеешь через какое-то время. Лидия надеялась найти способ обходиться без умерщвления жертвы. Исидро в успех не верил, но покорно сносил любые обследования и ходил голодный-преголодный. Не убивал из уважения к возлюбленной.
     
      Блин, да что ж такое... На этот раз вообще с Тимура начали... а закончили опять вампирами! Ты глянь, какие настырные, не отвяжешься! Или это и есть знаменитое "вампирское очарование"? Только его мне и не хватало. Пора отвлечься. Пойду... О! К Насреддину. Пусть что-нибудь мудрое посоветует. Хотя бы рассмешит.
      У Насреддина было весело. Вино - кумганами, зеленый чай - пиалами, плов - блюдами в полтора метра, шашлыки - вязанками, халва - горками, щербета - немеряно, какие-то гурии, рахат-лукум, бетель и гости. Барон Мюнхгаузен, Тиль Уленшпигель, Багдадский вор, Пеппи Длинныйчулок и Алик Деткин.
      Так вот... Знаете ли вы, что:
      Лучше маленький дирхем, чем большое спасибо?
     
      Шестнадцатое Сентября - Месяца Великих Игр.
      В тот год осенняя погода
      стояла долго на дворе...
      (представляете - Пушкин!
      А.С.!)
      Взяло и само записалось. Ни с того, ни с сего. Может, еще что вспомнить из той же оперы? Ну-ка...
      В Багдаде все спокойно,
      В Багдаде все спокойно!
      И спят седые воины на золотых коврах.
      В Багдаде все спокойно,
      В Багдаде все спокойно -
      И только не доволен судьбою падишах!..
      Гм... Что-то не очень Пушкин. Чрезвычайно интересно осень начинается.
      - На этот раз Деткин прав. С какой стати, джентльмены, мы аж с августа не собирались? - Том Сойер с довольным видом обыкновенного гения кивнул всем сразу (по видеофону разговаривал) и пульнул из рогатки по окошечку Большой Кукушки.
      Бэмс!!! - Сюрприз! Сюрприз!
      Да здравствует сюрприз!!! Хулиган!
      - Здрасьте вам! - подумал Иржик, посмотрев на часы. - Не могли раньше осюрпризиться! Восьмой час! Вечера! Вот когда он теперь домой попадет?
      Королевский повар стойко улыбнулся своему отражению в начищенном противне и засучил рукава.
      Когда Лидеры раздали друг другу по первой чашке чая-кофе и сдернули картонную крышку, торт единогласно назвали "Ах!" Небывалую вкуснотищу уничтожили чуть ли не раньше, чем разглядели. И пока все не съели - не разговаривали.
      - Торт капутус?
      - Абсолютно!
      - Еще конфеты есть.
      - С орехами?
      - Нет, с мармеладом.
      - А с орехами нет?
      - Орехи есть. Отдельно. Миндаль в шоколаде.
      - Хочу в конфете!
      - Ну, знаешь! Здесь не ресторан!
      - Почему?
      - Что - почему?
      - Вот почему мы везде-везде собирались, а легально, с музыкой, столиками на двоих, в красивом ин... интерьере - никогда!
      - На фига нам столик на двоих, если нас намного больше?
      - Но в ресторан-то хочется... Махнем сейчас!
      - Кто угощает?
      - А что тимуровцы скажут?
      - О! Давайте Тимура прихватим!
      - И Шарапова на стреме поставим?
      - Не шути так на ночь. Но Тимка среди Лидеров... в ресторане... сильная фишка!
      - Убойная.
      - Вот иду я и думаю: "Мамочки, куда ж меня несет?!"
      - На банкет, комиссар. Не вырывайся. Упустим - запросто об землю ударишься. Больно.
      - По-онятно...
      - М-да? Видали субъекта? Мы сами не осознали еще, как нас угораздило с тобой связаться, а у тебя уже весь мир - на ладони!
      Ресторан под названием "Золотая голова" временно не работал. Вход был перекрыт, внутри местная ЧК проверяла документы. Чтоб народ сидел тихо и сознательно, периодически бабахали из наганов. Не обязательно в потолок. Но Лидерам, если что втемяшится - так лучше рядом не стоять.
      - А нам больше некуда! - гордо объяснил часовому Гаврош, поддернул рваные штаны и смело утонул босой пыльной ногой в роскошном красном ковре.
      - Товарищи со мной! - вынужден был поддержать большинство Яшка-Цыган, непринужденно смахивая с лучших стульев недогулявших НЭПманов.
      - Так точно, товарищ Цыганков! Не будем вам мешать! - козырнул рядовой чекист и свернул облаву.
      - Что вам угодно, господа? - дежурно улыбнулась кокетливая официанточка.
      Первым сориентировался Ходжа Насреддин. Он еще пребывал под впечатлением от встреч со Львом Оболенским:
      - Уважаемая, всем по чайнику...
      - С сахаром! - уточнил Карлсон
      - И чаем! - дополнил Кри-Кри.
      - Два каравая, шашлык по-карски, графин... лимонаду, миску огурцов и десять корочек сыра! - практически хором выпалили Арлекин, Уленшпигель, барон Мюнхгаузен и Аурик.
      - Молочный коктейль и эклер! - вежливо потребовал Тимур.
      Гум-Гам, как всегда, отломил кусочек лунада, торопливо прожевал и скомандовал: "Р-раз!" Все! Можно было уже ничего не заказывать. А если очень хочется - прочитать оглавление "Книги о вкусной и здоровой пище". Примерно то же самое оказалось на всех столиках в три этажа. Два-три стола сломались. Все, что на них громоздилось щедро раскатилось-рассыпалось- размазалось по ближайшим квадратным метрам.
      - А мы танцуем лезгинку
      В оранжевых ботинках!!! - как ни в чем не бывало наяривал шоу-балет.
      - И только странная собака чау-чау
      Сказала всем довольно внятно:
      - Вау! Вау! - вызвал всегда голодную Собаку Баскервилей оркестр Пыпина. Через десять минут пол сверкал первозданной чистотой. Осколки посуды расфутболили вдоль стен да по углам.
      Наевшись (объевшись!) и напившись Лидеры принялись с интересом разглядывать Тимура. Словно он не давно знакомый командир штаба, а непонятный "Черный квадрат" Малевича. Финал предсказуем. Уленшпигель вдруг наклонился, приобнял Тимку за плечи и попросил: "Колись, комиссар. Где был, что видел? Мы тебя напоили, накормили, теперь спрашивать будем..." На фоне сидящих рядом по-чекистски одетых Неуловимых Мстителей, невинная фраза стала зловеще-двусмысленной.
      Заинтригованные Лидеры сгрудились вокруг.
      - А если я не буду говорить? - он в самом деле побледнел, или нам показалось?
      - Да, пожалуйста! Нам и самим есть что порассказать, - встрепенулись Красные Дьяволята, подмигивая Неуловимым. Валерка Мещеряков поправил свои очки стиля "Гарри Поттер" и начал первым:
      - Кто помнит, где мы сейчас работаем?
      - Границу охраняете! Как это... а! -
      - Я тебя никому никогда не отда-ам!!!
      - Правильно. Не хвастаюсь, но работаем на совесть. За полгода - ни одного нарушения.
      - За орден агитируешь? Может, медалями возьмешь?
      - Не звени, я еще не все сказал. Думаете - это хорошо, когда никто не лезет?
      - Разумеется! Во, как вы контру поприжали. Сунуться бояться!
      - Хорошо, да не очень... Бойцы в секретах не бдят, а цветные журналы рассматривают и в карты режутся. От скуки.
      - Ага, потом начинаются ужасы типа "Долга чести", а на честь бойца всем уже плевать?
      - Да.
      - Вот тебе и на. Плохо сторожишь - хлопот не оберешься. Хорошо смотришь - мухи со скуки дохнут. Но почему?
      - А у нас слава такая, - снисходительно пояснил Яшка-Цыган, не отводя черных глаз от Ксанки. - Все знают: с нами лучше не связываться.
      - Ведь по любому догоним и шлепнем, - поправил портупею Данька Шусь.
      - Иначе говоря, господа хорошие, наш личный состав уже вымуштрован, как голливудским "коммандос" не снилось. На границе нам больше делать нечего. Скажу больше... - Валерка покраснел, но выудил из внутреннего кармана коричневый конверт, развернул лист гербовой бумаги и зачитал:
      " ШТОРМ "Тигры-выдры"
      (Школа Террористически
      Разведывательного Мастерства)
      ***-цатое ... -ря.
      Господа-товарищи Неуловимые Красные Дьяволята!
      Мстители вы наши, добром прошу, пожалейте негодяя! У нас выпускные экзамены завалены, практика синим пламенем горит! Студенты зачетки на спиртовках жгут и орут, что на вашу границу сдохнут - а не поедут! Вы им все шансы пооотрубали. И желание. Шли бы вы от границы подальше, а? Километров на пятьдесят вглубь и года на три в принципе. Нам бы только старый выпуск сплавить и новый набрать. А то мы такого сборища выученных негодяев сами боимся. Отпетые мошенники! Сейфом клянусь, раздадим дипломы - и лет пять вас беспокоить не будем! Пока новички не оперятся..." - на секунду чтец запнулся, и вездесущий оркестр Пыпина среагировал:
      - Орлята учатся летать!
      Ничем орлят не испугать!
      - Друг другу надо помогать? - мрачно дорифмовал Уленшпигель, неодобрительно пялясь в пустую пивную кружку. В кружке, в обнимку с креветкой, дрых Аурик. Непоседливый мышонок изображал канатоходца, пробираясь по краю кружки к сырному печенью. Бултыхнулся, выпил все пиво, чтоб не утонуть, и отрубился. Креветка не возражала. Она была уже вареной.
      Алик Деткин, он же Детектив и общепризнанный "Шнырлиц", оторвался на минутку от записей (рука устала), подумал (надо же!), сложил в уме два и два - и с подозрением воззрился на легендарных бойцов "непобедимой и самой красной" (в основном на своего лучшего друга Яшку-Цыгана):
      - Вы зря болтать не будете... У вас под любое слово идеология подложена и архинужным тезисом закреплена. Хочешь, угадаю, к чему клоните? Тимку вон в ресторан вытянули... прощальный ужин репетируете?
      - Деткин, ты чего?
      - Баскервилька наконец-то укусила?
      - Сколько же ты выпил? И чего именно?
      Совет Лидеров залихорадило. Детективные озарения Деткина заканчивались для них сумасшедшей беготней во все направления, кошмарным цейтнотом и кучей неожиданностей на ровном месте. А каждый Лидер любил создавать непонятки сам, а не вляпываться в соседские. Может, погасить его откровения в зародыше? Ага, как же. Он уже попер, как бульдозер.
      - Тимур, вы семьям командиров помогали?
      - Помогали.
      - Маршировать учились?
      - Заборы падали!
      - Крепость снежную обороняли?
      - Я сам ее сдал!!! Нужно было...
      - Остынь, никто не спорит.
      - Вот! Теперь скажи честно - не надоело понарошку воевать? А если всерьез - не слабо будет?
      - Нас взяли куда-то
      прямо из военкомата!
      Увезли в дали,
      автоматы в руки дали... - деловито зачеканили шаг по потолку пыпинские музыканты.
      До Лидеров дошло. Неуловимые состроили рожи в стиле "Комментариев не будет", откланялись и слиняли. Писать повестки. Весь тимуровский штаб, плюс команда призывалась охранять рубежи родного королевства. Перехитрить Тимура, просочиться мимо необстрелянных салаг, вымотать ложными и боевыми тревогами прославленных защитников чужих садов и огородов - нормальная престижная цель любого выпускника "Тигры-выдры". Обстоятельные буденновцы, в целях повышения боевого задора и соревнования на "лучшего из лучших" решили вдобавок раскидать Тимура и Мишку Квакина по разным заставам.
      Расходились под бодрых и жизнерадостных "Отпетых мошенников":
      - Па-аровоз умчится
      прямо на границу!
      Так что "аты-баты" -
      мы теперь солдаты!
      - ...И-и-и стояли
      барышни у обочин,
      им солдаты нравились
      очень-очень!
      И в каком столетии
      не живи -
      никуда не денешься
      от любви!!!
      Правильно. Очень интересно, кому будет писать Женька Александрова? Командиру штаба или Мишке Квакину?
      И как же мы теперь без Тимура? А кто займет его штаб? Хорошее здание, вряд ли его забросят. И вообще, за порядком кто-то должен следить в обязательном порядке.
      Пока мы беспокоились, Тимур уже позаботился. "Пост сдал - пост принял" не только армейская формула. Штаб захватили Красные Дьяволята! Пока суть да дело и не собраны вещмешки, полным ходом идет реконструкция. Музейный третий этаж, конечно, не тронули. Разве что слуховое окно сделали полукруглым и установили пулемет. Зачем? Сказали - на всякий случай. Какой-такой случай? - Да кто его знает. А вдруг... - Что именно вдруг - "Вдруг"? - Товарищ, идите, не мешайте работать. Кыш, я сказал, пока шпионаж не припаяли!
      Вторым номером после пулемета здание обнесли красно-кирпичным забором с этакими двуглавыми зубчиками наверху и железными воротами с гербом Олении - белоснежной розой Элила в центре каждой створки. Будка КПП, часовой, винтовка-трехлинейка с примкнутым штыком. Во дворе Винтик и Шпунтик заканчивали установку гаража, а Карандаш, поминутно сверяясь с черно-белыми фотографиями полувековой давности, рисовал небольшой автопарк из черных автомобилей. Одетый в кожу оркестр Пыпина полупрозрачно висел в синем небе и задумчиво напевал:
      - Черный во-орон...
      Что ж ты вье-ошься...
      Что происходило внутри землянично-розового дома узнать не удалось. Неуловимые - сами Лидеры не из последних, всех диверсантов обезвредили на подходе. Они, конечно, чекисты и буденовцы, но и Лидеры тож! Кажется, Тимур одним Лидерам поручил следить за правильным поведением других Лидеров?! Вот так влипли, джентльмены...
      - Народ, айда в подполье, посоветуемся!!! - Алик высыпал перед Машкой полбанки жирных полосатых гусениц. Большая Кукушка склевала угощение и выдала оглушительное попурри из "17 мгновений" и лейтмотива Бейкер-стрит. Именно так звучали позывные таинственных "Шнырлицев"
      Вечером на втором этаже бывшего тимуровского штаба распахнулась окно, и Данька Шусь стал выкликать товарищей на закрытое особое совещание в честь отъезда тимуровцев на границу:
      - Следопыт! Овод! Яшка! Цыган!! Ксанка! Валерка-а!
      Окно захлопнулось. Все собрались... Короче, когда Даниил спохватился, было поздно.
      Как и Оводов, Следопытов в первом королевстве оказалось несколько. Надо было конкретно звать Неуловимых и Красных Дьяволят. А так на тайное заседание тихой сапой просочилась пресса в лице язвительного Филиппа Ривареса и Макар Жук по прозвищу Следопыт. А то что знают корреспондент и "Шнырлиц" - скоро узнает весь дворец. Даже все королевство!
      Но самым первым записал необходимые подробности Алик Деткин. Как летописец Совета Лидеров и Председатель вездесущих "Шнырлицев"
      (Кстати, об Алике. Жутко злобного монстра - Собаку Баскервилей боялись все. Кроме Детектива. Ему она служила всегда теплым и мягким ковриком для ног. Но только, пока в холодильнике не заканчивались охотничьи колбаски. Тогда, вплоть до пополнения пищевых запасов, даже Деткин ходил на цыпочках, пряча по ночам голову под подушку. Честно говоря, мало помогало. Вой голодной (вечно голодной, когда б, где бы и сколько бы ни съела) Баскервильки заглушал даже музыкальные скрипичные упражнения Шерлока Холмса. И мурашки у всех по коже маршировали. Еще к вокалу Проклятия Баскервилей иногда присоединялась Сионийская стая во главе с Маугли. Просто так. Глотки прочистить. Около сорока матерых волков и в полтора раза больше молодняка. Представляете масштаб концерта? Как там Фармазон писал?
      - Сегодня ночь темна
      Лишь воют где-то волки,
      Висит Луна одна,
      Вокруг все звуки смолкли...
      Эт-точно.
      Какофония адская. Не до разговоров. Спать невозможно!)
      Тимуровский штаб. Второй этаж.
      Напоказ стенографирующий каждое слово Риварес. Скромно усевшийся в тени фикуса Макар Жук.
      Производственное совещание по делу отправки эшелона с новобранцами. Из присутствующих - Неуловимые Мстители и Красные Дьяволята.
      Даниил Шусь и Мишка Следопыт присматриваются друг к другу. Взгляды требовательно-революционные. И Данька и Михаил у друзей - первые среди равных. Непререкаемые авторитеты. А сейчас незаметно выясняют - кто сегодня главный. Решение приняли соломоново. Высказываться по очереди, голосовать всем, а дальше видно будет.
      - Когда отправка?
      - Через две недели. Условно.
      - Почему "условно"?
      - Если успеем подготовиться.
      - Ага, значит, рутина отменяется.
      - Так точно. Никаких "сели - тронулись - приехали".
      - То-есть, как обычно: "сели - и дай Бог добраться"?
      - Кто-то не согласен?
      - Еще чего! Единогласно!
      - Отлично. Ксанка, разворачивай карту! Итак, куда едем, граждане?
      - Повтори, что ты сказал?
      - Не стоит, мы не глухие.
      - Действительно. Значит, если нас по телеку на каждый праздник не крутят, мы уже не люди?
      - Ю-ю, мы уходим!
      - В кино? Сегодня "Мистер крутой", с Джеки Чаном!
      - Можно и в кино. А с этими киношными буденовцами я больше за один стол не сяду!
      Овод и Ю-ю, не прощаясь, скрылись за дверью. Мишка Следопыт чуточку смущенно развел руками, двигаясь в том же направлении:
      - Не знаю, что на сестру нашло. Валера, возможно, вы зря не сказали "товарищи". Овод, конечно, могла бы и промолчать, но... сами подумайте - между собой вы - товарищи. А нам с легкостью бросаете "граждане". Как... как подозреваемому элементу. Больше нам не о чем разговаривать! Всего хорошего! - распахнул дверь, переступил порог главный Дьяволенок. И - что значит привычка! - не забыл фирменного лидеровского прощания: "Не скучайте!"
      Дверь - хлоп!
      Валерка снял очки, достал кусочек замши, стал их тщательно протирать. Яшка почесал в затылке. Нахмурился. Ксанка успокаивающе тронула его за локоть, примирительно пожала плечами. Даниил отставил в сторону недопитый чай, вздохнул:
      - Неловко получилось. Пошли, что ли? Время терпит. Дня через три Дьяволята остынут, снова поговорим. Собирайтесь, нам еще личный состав перебазировать. А вам, - Мститель кивнул прессе и оставшемуся Следопыту, - рекомендую не болтать лишнего.
      - Собственно говоря - не о чем, - согласился Риварес, захлопывая блокнот.
      Макар Жук ничего не сказал. Он тихонечко улизнул в родную пещеру. Разводить костер, кипятить воду для чая и резать-собирать простые бутерброды с докторской колбасой. На последнем бутерброде дрогнул занавес, в пещеру из неуютного подземного хода ввалились Неуловимые Мстители. Через секунду раздался условный свист (легендарное "Ку-ку") и с парадного входа явились Красные Дьяволята.
      Оркестр Пыпина натурально раздвоился от избытка впечатлений. Первая часть помчалась вдогонку за журналистом скандального бульварного листка, догнала и проникновенно сообщила:
      - Видели их, истинный крест,
      Вся губерня, весь уезд.
      Проскакали сквозь туман...
      Что невесел, атаман?
      А вторая группа порадовалась за находчивых Лидеров. Наглядно при всех разругались - и спокойно встретились, где хотели. Максим Жук - надежный товарищ. Фиг от него добьешься подробностей! Придется Тимуру и его команде уезжать с девизом "Авось".
      ... Занималась алая,
      занималась алая,
      занималась алая
      Заря! Заря!! Заря!!!
     
      Двадцать третье Сентября - Месяца Великих Игр.
      Несомненно - очень хорошее время первый учебный месяц. Проливной ночной дождь к утру развеивается. Надетые спозаранку свитера и кепки к обеду упрятываются в сумки, а поздним вечером, если повезет, можно любоваться холодными сентябрьскими звездами и трещанием последних сверчков. В школе - некоторая рассеянность и накладки. Персонал и ученики еще больше вспоминают о лете, чем думают о будущем. Постоянного расписания нет, продолжительность урока гуляет в пределах +_ 5 минут. Звонок на урок звучит дважды. Первого никто не слышит, а если слышат - ноги не реагируют. Не хотят нести в класс. Условный рефлекс - он сразу не вырабатывается. Кто именно когда работает толком не поймешь. В этом году школьный врач - Медуница. Праздник для непосед. Царапины йодом не прижигают, на синяки ставят медовый пластырь, со шприцом никто не гоняется. Поят фито-чаем и выдают засахаренную клюкву. Это в общем. А в настоящем - Медуницу невозможно застать на рабочем месте. 52 королевская школа строилась с размахом и учетом пятого измерения. Ласковую докторшу "только что видели", "минуту назад вызывали", "на секундочку отвлекли". Посмотрим, что будет, если случится что-нибудь серьезное. Столовая тоже не работала. У них то Пилюлькину что-нибудь не нравится, то недоглядели - и закупили сардельки в ресторации Карлика Носа. Все, кто ел, до вечера прыгали белками и охотились за орехами. Прикончили двухмесячный иржиковский запас, за что он сказал школьному руководству много благодарных слов. На чешско-немецкой смеси. Хороший месяц - Сентябрь. С Фармазоном вторично (считая последнее письмо первым) пообщались. Как все нормальные люди, он сразу Алику не поверил. Ничего в ФАНтазиях не стер, осторожно поинтересовался: "с чего так кардинально?" Алик ответил. Яркими красками расписал проблемы перестройки реального дома в Жизни, настроения Тимура, после ляпа Вилли Статли типа "полевой командир Тимур Гараев", короче, в присущей манере летописца, вешал лапшу на уши страницы две. Не сказав при этом главного. А на самом деле можно было ответить тремя короткими фразами: 1. Никогда он не сможет писать, как Белянин. А значит, не фиг было и браться. 2. Это тимуровец может гордо сказать "не до глупостей, дела есть!" - и пройти мимо любого соблазна. (кроме помощи ближнего, конечно) 3. Лидер не имеет права сказать "некогда" при виде хоть чего-нибудь мало-мальски интересного. Но... - а дальше можно было бы тактично промолчать. Фармазон и сам догадался бы, что Алику в лом признаться, что он загружен до чертиков.
      Любопытно, что теперь скажет неподражаемый хозяин знаменитого сайта. Скорее всего, действительно сотрет и забудет, что первое королевство где-то существует. Логично.
      Гаврош посмотрел на перемены в тимуровском штабе и довольно заявил: "Наша берет!" Засвистел "Са ира" и пошел в гости к Чиполлино. С кем и пели "Уно моменто" до глубокой ночи.
      - И читать и писать я могу,
      Но бумажная служба постыла,
      Все ребята в атаку бегут,
      Мне достались перо да чернила...
      А я служу - не тужу,
      Хоть иногда бывает тяжко.
      А вот всех чудищ перебью,
      И всем на свете докажу -
      На что способен писарь Яшка!!!
      Так. Однако, новости. Писарь королевский куда побежал? Помаршировал точнее? А? Ага... У Фармазона на сайте первое сентября отмечали - слов нет. Фантастика. Спиртное - бассейнами, кровь - фонтанами (кто-то утверждал, что самая сладкая - у Цили. Пробовал?!?), гной - чашками (для пунша), Эсси - отпад, остальные - в ажуре. Лето было нескучное, осень выглядит удачной. Жить, как говорится, хорошо. Особенно хорошо жить еще лучше. Чтой-то Боцю давно не слышно. Между прочим, в гостиной драконьей кровью тоже угощали.
      Когда народ требовал продолжения "Электроника" - автору угрожал дуэлью сам д'Артаньян. Люди, а чем можно напугать (очаровать, заинтриговать, озадачить) Ландграфа, чтобы он взялся за "Жену-ведьму"?
      Потому что, на фига Укушенной продолжение - хоть убей, не пойму. Единственная сильная фишка: вечные истерики и "мордорский синдром" у хоббитов (вот хоббиты - это круто).
      Двадцать следующее Сентября - Месяца Великих Игр.
      Да-а, а потом нас ждут аж три месяца Серьезной Учебы! Вот где ужас-то!
      - Немало отшагал,
      Пока не генерал,
      Но, может быть,
      Я стану старшиной!..
      До отъезда Тимура и команды осталось полторы недели. Понемногу всех начинает лихорадить.
      У Баффи была вечеринка. Просто так. Случайно собрались единомышленники и нескучно проводили время. Уиллоу с Тарой демонстрировали чудеса телекинеза и методы вызова пиковой дамы. То и дело поправляя дрожащими руками сползающие очки, Гаэлс долго объяснял, почему не следовало верить девятисотому изданию "Некрономикона" при чтении целого ряда заклинаний. Не обращая внимания на паранормальные явления третьего порядка, Ксандр и Аня целовались. Дон увлеченно набрасывала черновик письма к Райли Финну. Прочно и надолго засевшему в районе Амазонки. Лидеры первого королевства, успевшие подсмотреть условия его тамошнего сафари, от души посочувствовали... но вызволять не спешили.
      Кстати, Гаэлс терпеть не мог, когда его называли на иностранный манер: Джайлс. Обычно так поступал Спайк. Из вредности. Баффи внезапно как очнулась. Все друзья здесь... а где же несносный кровосос? Истребительница незаметно выскользнула в кухонное окно и прокралась к склепу, нашла щель в ветхой стене, заглянула.
      Тлеющая сигарета в замершей руке. Вздрагивающий огонек свечи. Мастер железных прутьев неподвижно сидел за пустым столом, не отводя исходящих темным огнем глаз от оранжевого пламени. Остановившееся время. Скульптурная оцепенелость. Лицо, будто вырезанная карнавальная маска. Баффи наблюдала за Спайком десять минут. Может, и все пятнадцать. Вампир не шевельнулся. Тот же задумчивый взгляд и длинный-длинный столбик пепла догорающей сигареты.
      На самом деле приблизиться к бодрствующему вампиру после заката - задача невыполнимая. Спайк прекрасно знал, что за ним наблюдают. И кто именно. Эпизод вышел убедительный. Первой не выдержала Баффи. Толкнула тяжелую дверь. Свеча мигнула, погасла... И вспыхнула вновь. Для опытного вампира игры со светом - детская забава. И не думайте, что хозяин склепа хоть на дюйм сдвинулся с места!
      - Здравствуй, Спайк!
      - Всегда к услугам Истребительницы. Не бойся, не буду я сопротивляться.
      - О чем ты?
      Спайк повел плечами - широкий черный плащ свалился на выщербленные плиты.
      - Ты пришла убивать. Твоя работа, смысл жизни - борьба с монстрами. С вампирами. Я - вампир. Если оставишь меня в живых - твои друзья не поймут. Проще говоря - валяй, бей! - Спайк одним махом оказался на столе. Толстая рифленая подошва высокого ботинка придавила спинку стула. Обе руки дурашливо поднял к потолку.
      - Только святой водой не брызгай. Больно, долго и не всегда срабатывает. Вот осиновый кол - самое то. Ну, хоть щепочка. Уже бьешь? Я могу зажмуриваться?
      Баффи сделала шаг назад, покачала головой:
      - Клоун. Кому ты нужен... Дротики на тебя тратить. Я хочу посмотреть, где ты живешь.
      - Здесь!
      - Врешь! Я была здесь днем. Гробница в пыли - к ней месяц не прикасались. Где же ты тогда спишь?
      - Держите меня семеро... Истребительница за меня волнуется! Превосходно. Договоримся: я беру тебя с собой, и ты подтыкаешь мне одеяло, отгоняешь мух... и... и... Я - дурак. Извини. Веришь - тебя увижу - теряю голову. Не обращай внимания. Пошли! В Олении волнуются, когда меня долго нет, - Отверженный Возмутитель Спокойствия тщательно выбрал ничем не примечательную трещинку в одной из плит, пригласил Истребительницу стать рядом, а лучше - схватиться за его пояс. (Баффи немедленно сфизиономила: "Еще чего!") Через секунду т-центр Нийи благополучно доставил парочку во дворец. Первым делом решили нанести визит вежливости королеве.
      - Спайк? Баффи?!! Спайк, не поверишь - тебя уже хотели разыскивать.
      - Что случилось?
      - Дон Исидро странно отозвался о твоем поведении. С огнем играешь! Если Лидеры проявят заботу лично о тебе...
      - Ой, не надо. Кого-кого, а ваших Лидеров я изучил. Совершенно безбашенные.
      - Правильно. Лучше их не провоцируй. И не волнуй меня в том числе.
      - Да что случилось-то? Я живой и здоровый. Вот, даже Баффи меня не убила!
      - Спайк, ты несносен. Предложи девушке присесть и налей ей кофе! И торт прими у Иржика!
      - Спасибо. (Баффи - королеве) Спайк и у вас чего-то натворил?
      - Скорее, наоборот. Мы привыкли ждать от него неприятностей. И когда ничего такого нет - пора волноваться. О! Вы же ничего не знаете! Представляете себе - он ничего не ест! Совершенно!
      Баффи заинтересовано осмотрела смутившегося (на долю секунды!) вампира:
      - Пожалуй, ты действительно смахиваешь на скелет.
      - Хорошо бы только смахивал! Он натурально желает стать двойником Кощея Бессмертного. Ваш сериал, Баффи, закончился Бог весть когда. Кстати, чип мы ему удалили. И что же? Этот новоявленный моралист никого не убил! Исидро недоволен. Вампиры могут годами ни фига не жрать, чего им сделается-то, уже умершим! Но... Баффи, вы хотя бы приблизительно знаете, что такое - голод вампира?
      - В принципе, Гаэлс рассказывал, что оголодавший монстр может разорвать в клочья полгорода.
      - Хорошо рассказывал. Похоже. А что чувствует голодающий монстр, вы знаете?
      - Н-нет... Никогда не задумывалась.
      - Так вот, им кажется, что их разум засасывает жуткая безжалостная мерзкая дыра, а нервы и жилы ме-едленно, дюйм за дюймом, наматывают на утыканную гвоздями катушку. В конце концов, обезумевший вампир теряет остатки благоразумия и - может произойти все, что угодно. Чаще одним неумершим становится меньше. Забывающий об осторожности монстр - легкая добыча для солнца и смелых духом.
      - И Спайк не ест? Я правильно поняла? Он никого не убил и не укусил?
      - И я не представляю, сколько он еще продержится на гордости и упрямстве.
      - Убивать людей нельзя!
      - Скажите это военным. Воевать, значит, можно, а накормить одного ночного охотника - преступление. Почему?
      - А если бы он съел вашего друга?
      - Попробовал бы только! А кушать все равно надо. Видите ли, мисс Саммерс, пока дело не касается моего королевства - мне безразлично, кого именно высосут наши вампиры. С другой стороны, Спайк не желает питаться, как положено, потому что вы этого не одобрите. Окажите любезность, прошу, скажите упрямцу, что вампир должен убивать. Для этого он и существует! Вы уговорите его?
      - Разрешить умертвию охоту на людей? Никогда! Никто не просил его становиться вампиром, и вообще удалять чип. Он прекрасно обходился куриными крылышками и бифштексами с луком!
      - Ага, и не мог даже защитить себя!
      - Дамы, я вам не мешаю?
      О-па. О предмете спора все забыли. Разом остыв, Мария виновато улыбнулась, церемонно поклонилась Истребительнице:
      - Простите меня. Подобный спор не имеет решения. На самом деле мое мнение не обязательно для всего королевства. Вы в прошлый раз только на балу присутствовали, погостите у нас подольше. Прогуляйтесь по окрестностям. Уверяю, у нас есть на что посмотреть. Спайк может поработать экскурсоводом.
      - С непременным удовольствием. Двести баксов, деньги вперед!
      - За час или за сутки?
      - Хотелось бы за каждый квадратный метр, ваше величество!
      - Спайк, ты не меняешься! Пошли... несчастье мое. Я тебе сама заплачу. Если понравишься! - Баффи Саммерс развернула влюбленного кавалера в сторону выхода, помахала королеве на прощание и вытолкала малость растерявшегося Спайка в коридор.
      Прощальный вопль готового лопнуть от радости кровососа:
      - Я еще вернусь, Мария!
      - А не вернешься, - подумала королева, - объявлю в розыск, арестую и накормлю принудительно. Мало мне закидонов лорда Исидро - так и ты туда же! Определенно, мне досталось сумасшедшее королевство.
      Об этом не знали ни Спайк, ни Баффи. У королевы, грубо говоря, был план. Точнее, выход нашел Алик Деткин. Логично. Председатель "Шнырлицев" всегда должен быть на высоте. Детектив смотрел девчачий сериал, не отрываясь. Без фанатичного интереса, как говорится, по долгу службы. А раз главные герои ему были по барабану, он обращал внимание на детали. Видите ли, в последней серии приходит конец Светлейшей богине Глории. Эта тварь в Саннидейле захватила тело некоего врача, довольно симпатичного Бена. Бедный парень жил, работал, развлекался - но в любой момент мог запросто трансформироваться в жестокую бестию. Ага. Так вот, вообразите финальный кадр: поверженный Бен с загнанной в подсознание Глорией валяется на грязном тротуаре, Баффи мчится спасать Дон, и уже в глазах парня теплится надежда, что его забудут и отпустят... и вдруг... Гаэлс - неловкий стеснительный, чересчур осторожный Наставник внезапно обрел стальной блеск в близоруких глазах и безжалостно сдавил горло поверженного врага. Шепот вообще был жутким:
      - Баффи тебя пощадила. Она - Истребительница. Героиня. Героям надо быть благородным и уметь прощать. Поэтому она тебя отпустила... А друзьям Истребительницы не надо быть благородными... - и придавил как следует. Ясный пень, хоть кадр сменился, Глории с Беном пришел конец.
      Скажем честно, смысл сценки дошел до Алика на вторые сутки. Не раньше. Перед камерами Гаэлс пригрозил Бену убить его. Насмерть. А что же осталось за кадром? И Детектива озарило: команда Баффи тоже должна быть положительной и безупречной! Иными словами - ну, зачем делать убийцу из немного рассеянного доброго Наставника своенравной Истребительницы? Пусть не берет грех на душу. Про Спайка в тот момент все забыли, значит, он вполне может переместиться в нужную закадровку и поесть. Представьте - выпить все соки у той самой Глории, которая едва не прикончила его самого! Ну, чем не кайф. А если поискать - и в других фильмах бездна резаных кадров, где непонятна судьба злодеев. Вот пусть их и ест! Осталась самая малость - уговорить Спайка. Именно поэтому на ум не приходит ничего умного, кроме цитат из непревзойденного "Личного дела Мергионы":
      "Посетитель обязан сдать все имеющееся оружие, а также все, что может быть использовано, как оружие, или издалека может выглядеть, как оружие, или может навести на мысль об оружии..."
      Вопрос. На засыпку. Что делать человеку, который сам - оружие? Скажем, Джеки Чану? И пока вы думаете, можете перечитать еще одно мнение неглупого человека:
      "Иногда кажется, что все очень плохо. Но вот приходят друзья - и ты понимаешь, что не так уж все было плохо."
      Дж. Кук "Мои друзья гавайцы"
     
      Двадцать седьмое Сентября - Месяц Великих Игр.
      А вдруг именно этот Месяц Великих Игр закончится чем-нибудь грандиозным?
      Кстати, все помнят, что гулять на свободе тимуровскому штабу осталось считанные дни? Неуловимые Мстители закончили оформление повесток, а чтоб тимуровцы не чувствовали себя особенными, объявили повальную мобилизацию под девизом: "Берем всех!" В приемную комиссию отрядили неподкупного Пилюлькина, опытного Уотсона и незаменимого Швейка. Отвертеться от угона в "непобедимую и легендарную" стало невозможным. Всех, кто пытался доказать, что уже отслужили, загоняли на сборы.
      - ... Хранить я вечно буду образ твой,
      И станешь ты моей судьбой...
      На этот раз не Трубадур. И не Уленшпигель. Просто вспомнилась манера письма Инессы Алмаз - вклинивать в текст все, что случается, видится, слышится в момент написания. А по телеку сериал идет. "Две судьбы", кому интересно. Финальная песня. Мы и записали. Мало ли зачем. Вдруг, как эпиграф понадобится. Или для настроения.
      Для настроения рекомендую прочитать "Порри Гаттера" точнее - еще и "Личное дело Мергионы":
      "... Каждый раз, когда я сталкиваюсь с неразрешимой
      проблемой, я спрашиваю себя: "Ну?"
      Спиноза. "Смысл жизни в вопросе
      и ответе."
      Вечер. Спайк добросовестно показывает Баффи королевство.
      Красные Дьяволята решают, где должен висеть красный флаг. Слева или справа от королевской "розы Элила?" Нахальную реплику Гавроша: "Вместо!" пока оставили без внимания. Иржик сушит сухари. Ржаные, ванильные, сдобные, белые, серые, коричневые. Капитан Крокус разливает в пузатые бутылки настоящий пиратский малиновый сироп и запечатывает сургучными пробками. Урри... вот и о нем вспомнили. Эвелина решила, что будет забавно во всеуслышанье объявить его своим фаворитом. Урри не спорил. Уже успел смотаться в первое королевство, честно рассказать об этом Марии и получить "добро". Действительно, подумаешь - проблема. Если Эвелине хочется - пусть думает, что Мик ее поклонник. Приглашает на ужин и полуночную игру в нарды. В итоге - он все равно останется королем Олении и мужем Марии. Картаусу осталось сделать вид, что ни о чем таком он не догадывается и даже подозревать не собирается... Знай, живи и радуйся. Не надо только забывать, что Картаус - личность злопамятная и чародей не из последних. Дон Исидро часами пропадал в лаборатории с Лидией. Если бы все люди верили в вампиров - исследования смелой докторши давно завоевали бы Нобелевскую премию. ( - Ага, по математике, - хмыкает какой-то скептик)
      Мария радуется редким минутам одиночества. Ни за кого не переживать, наплевать на внешний вид и имидж, сбросить дорогущие, очень эффектные, но до смерти надоевшие королевские регалии и умопомрачительные шпильки. Сесть в мягкое кресло возле камина, укутаться пледом, слушать завывание ветра и гул облетающих деревьев... Для счастья немного надо. Живой огонь, горячий чай, вкусный торт. Можно добавить немного шоколадного ассорти - и считайте, что обрели потерянный рай. Ненадолго, к сожалению.
      Выпить чашку чая до дна Мария не успела. Тимур пришел. Прощальный визит и все такое. Значит, сентябрь. Вечер. Холодно. Гостиная королевы. До отъезда на границу - несколько коротких дней.
      - С чего начинается Армия?
      С повестки, которой не ждал.
      Вот парень с девчонкой прощается -
      Любуется ими вокзал...
      - Добрый вечер. Не помешал?
      - Ни в коем случае! Смотри, какой у меня торт! Проходи, садись. Гостем будешь.
      - А просто другом нельзя?
      - Какая разница?
      - Э-э, ваше величество... на Востоке говорят: "Гость - ишак хозяина". А мне сегодня не до работы.
      - Что случилось?
      - Вообще? Ничего. Мои личные проблемы.
      - Но они случились? И почему я должна не спать от беспокойства? Тимур, если бы ты не хотел посоветоваться - ты бы не пришел. Что случилось?
      - Мелочи Жизни. Вчера осенний бал в школе провели. В нашу честь.
      - Королевой выбрали Александрову, а Михаил стал королем. Так?
      - В-общем, за полчаса до отбоя я ушел.
      - Погоди, а на балу хоть раз с Женькой танцевал?
      - Конечно. Пять раз.
      - Минуточку... в той школе две Женьки. Одна - королева бала, другая давно с тебя глаз не сводит.
      - Вот с ней и танцевал. Нельзя было?
      - К своей почему не подошел?
      - В двух словах не объяснишь.
      - Я объясню. Одним словом. Струсил!
      Тимур вспыхнул:
      - Неправда! Не захотеть - не значит испугаться! Не обязательно!
      - Но возможно. Командир, ты сердишься. Значит, ты не прав. Ладно, проехали. Почему ушел раньше?
      - Мы ушли вдвоем. Я и Нюрка. Помнишь, я рассказывал?
      - Та-ак... Посмотри мне в глаза. Угу... Можешь больше не краснеть. И бледнеть не надо. А то Пилюлькину почудятся "симптомчики" и загремишь в лазарет. Вместо романтики строевых будней. С Нюркой когда впервые встретились?
      - Месяц назад. Я сигнализацию проверял, ей архивный номер стенгазеты понадобился. Стали всю подшивку ворошить, прошлое вспомнили, разговорились... Она классная девчонка. - Тимур задумчиво повертел в руках очередное пирожное и вздохнул. - Когда я опомнился, мы уже целовались вовсю. И разошлись вообще на рассвете.
      - Выводы?
      - Сено - субстанция вездесущая. Из одежды вытрясти - легче переодеться и больше не подходить. А газеты шуршат оглушительно. А уж пыли у нас на третьем этаже накопилось - как вовремя не заметили, не пойму...
      - Не скучали, значит. Что же получилось после бала?
      - Сам не знаю. Мы пошли на пляж. Ночью там обалденно. Море - черное, небо - иссиня-черное, зве-о-оздное... Луна лимонная, и дорожка от нее на воде... Словно в другое измерение... Прибой тихий-тихий, как шепот на последней парте. И - никого... А песок твердый и холодный! И просторно вокруг слишком.
      Мария живо вообразила себе знакомый берег. Ага.
      - Насколько я помню, Тимур, Лидеры там несколько лодок бросили. Хотели законопатить, да забыли.
      - Под одну из них мы и залезли. Уютно. В щели звезды заглядывают, на песок я куртку бросил.
      - Чем же ты недоволен?
      - Совестно. Как теперь на Женьку смотреть? Знаешь, как такое называется?
      - С одной стороны, действительно, нехорошо. С другой - как Нюрка к вашим прогулкам относится?
      - Спокойно. Меня утешает. Говорит: ты, командир, готов увидеть проблему на голом месте... Гм... В-общем, предлагает смотреть на жизнь проще и не всегда думать исключительно о других.
      - Разве плохо?
      - Отчего ж я такой смущенный?
      - М-да-а... Накрутил дел перед отъездом. Ну, ты даешь, Гараев. Чего только не водится в тихом омуте! Но, сдается мне, у ваших "отношений" под перевернутой лодкой продолжение имеется.
      - Еще какое. Нас застукали!
      - Кто?
      - Не знаю! Здорово, правда?
      - Услышали, когда уже убегал? Наплюй. Кстати, а если нагло сказать, что был с Женей?
      - Кому?! А Жене что я скажу? И потом, мы с Нюркой не молчали. Ясно было, что это - она. Получается, я влип. По полной программе. Хоть расстреливайся иди!
      - Револьвер одолжить? Урри запаску забыл. Правда, он с серебряными пулями. Насмерть может не убить.
      - Ладно, уговорили. Поживу немного. Пока Женьке доброжелатели не наябедничают.
      - А потом?
      - Врежу! Вот, честное слово, языки поотрываю ябедам!
      - С тобой не соскучишься. Странно, что ты не попал в Совет Лидеров. Загадочно. Ладно, когда вы уезжаете? Во вторник? А почему... ясно, понедельник - день тяжелый... Погоди, всего-то три дня осталось?! И ты сидишь?!! Тимка, извини, но ты балда натуральная! Не возражать! Немедленно поднимайся, выметайся во двор, и топай к Женьке! К Александровой! Подходящую чушь придумаешь по дороге. Даже, если там Квакин - спокойно отодвигай в сторону и зови девчонку хоть в кино на "Чапаева"! Я буду очень удивлена, если она не пойдет. Нельзя служить с неспокойной душой. Это - приказ. Что-то непонятно?
      - Так точно, мэм! Никак нет, ваше величество! Есть идти говорить с Александровой! - Тимур четко повернулся через левое плечо и строевым шагом свалил на свидание. Проблема Мишки Квакина его больше не волновала.
     
      Двадцать восьмое Сентября - Месяца Великих Игр.
      - Целую ночь соловей нам
      насвистывал,
      В темных оврагах стояла
      вода,
      Боже, какие мы были
      наивные,
      Как же мы молоды
      были тогда! -
      перешел на весенние мотивы оркестр Пыпина. Зато на дворе начиналась настоящая золотая осень. С прозрачным небом, утренним хрустким холодком, пестрыми листьями и неуверенной жарой индейского лета. Где-то в перспективе намечалось полнолуние. Где-то в очень отдаленной перспективе. Алик Деткин мужественно сражался с желанием вновь обозначиться в гостиных любимых сайтов и продолжал разыгрывать из себя несуществующее виртуальное нечто. За что его, скорее всего, и не пускали на большинство приличных страниц.
      Но в обычной жизни героическая стойкость Председателя "Шнырлицев" оставалась незаметной. Его так загрузили общественными поручениями, что никто и мысли не допускал о наличии у Алика крамольных желаний. А их у Детектива, как всегда, было предостаточно. Например:
      а) выспаться!
      б) проникнуть на желаемые сайты в И-нете Жизни.
      в) школа забодала!
      г) полезная деятельность осточертела!
      д) вампирский бум во дворце продолжался, и спать приходилось вполглаза.
      е) Очень скучно без Фармазона. В смысле, что его обожаемый АО, конечно, супер, но... и гад же! Написать продолжение какой-то психованной Укушенной для него оказалось важнее вечного соперничества Добра и Зла! И вообще, зря он так с надмирными сущностями. Хотя никто не смеет спорить с Ландграфом 13, Ревнителем и Хранителем, Шагающим во Тьму, рыцарем уникального Меча Без Имени! Но что делать, если он не прав? А, народ? Можете не напрягаться. Сам знаю. Заткнуться и жить дальше, пока не трогают. Демиургам виднее. А вдохновению не прикажешь. Но... Эх...
      Есть в осени первоначальной
      Короткая, но дивная пора -
      Весь день стоит как бы хрустальный,
      И лучезарны вечера...
      - Есть в осени первокачальной!!! - проорал жизнерадостный Чижиков-Рыжиков, посылая мяч в окно биологической станции, которую оккупировал дуэт Эл-Элечка. От людей они заблокировались - будь здоров, а спортивные снаряды не учли. Пришлось прерывать опыты и идти общаться с друзьями. За результаты их лабораторных работ такие компании, как "Ю.С. Роботс" готовы были душу заложить.
      В Саннидейле успешно предотвратили очередной конец света. Даже не пострадал почти никто. Подумаешь, Спайк позволил переехать себя грузовиком! Машину, конечно, жаль, зато никто не погиб. Уиллоу, у которой на этот раз сработали как надо целых три заклинания, устроила вечеринку. Из команды Баффи пришли все, даже Аня. Даже - потому что Спайк явился без приглашения и подарил Уиллоу комнатного кролика. Взял и вытряхнул из клетки посреди комнаты. Аня - бывший демон, подруга Ксандера и панически боится всего ушасто-пушистого. Такая вот кроликофобия. С карниза визжащую демонессу снимать не пришлось. Он сам оторвался. Аненка свалилась на ковер в двух дюймах от жуткого зверя, и ей стало совсем весело. Ксандер помог Уиллоу и Таре посадить кролика на место, в клетку, и утащил жуткого зверя обратно в зоомагазин. Вернулся, как ни в чем не бывало, прилюдно поцеловался взасос с любимым демоном, заявил, что вечер продолжается, и пошел смешивать всем коктейли. В том числе и Спайку. Спайк взял и выпил. Ну, погуляли, потанцевали, а Баффи загорелась осчастливить всех, без исключения. И согласилась еще раз побывать со Спайком в первом королевстве. Не знаем, как, но зеленоватую бледность и неуверенную походку своего обожателя Баффи заметила уже в Олении. Кавалер успел хрипло выдавить два слова: "Отведи... к Марии" - и вцепился клыками в собственное запястье. Озадаченная, но еще не испуганная Истребительница дотащила едва переставляющего ноги вампира до спальни королевы. Почуявшая неладное, Мария встретила их на пороге.
      - Эт-то что еще такое? - удивилась Мария жуткому виду давно знакомого монстра. - Спайк, немедленно разожми зубы! Хочешь себе руку отгрызть?
      Спайк неопределенно мотнул головой, простонал и согнулся в три погибели. Мария как-то странно взглянула на оцепеневшую Истребительницу и одним махом установила перед корчащимся вампиром пластиковый таз. Схватила Спайка за плечи, наклонила в нужном направлении. На свое лицо сил у Отверженного уже не оставалось. Оно трансформировалось в обычную для нежити морду монстра...
      - Все, все, Спайк. Соберись и открой рот. Не бойся, опусти руку... молодец... тихо-тихо-тихо... Пей!
      Мария почти насильно влила в окровавленный рот несколько глотков воды. Да, обычной воды. Для вампира лучшего рвотного не придумаешь. Спайка тошнило. Если очень осторожно выразиться. На самом деле, когда стакан воды был допит, в тазике оказались почти все внутренности вампирского организма. Спайк дрожал, обессилев от боли и ужаса. Кошмар еще не закончился. Довериться Исидро и снять боль обычными вампирьими чарами он не желал. И подкрашенных кровью слез не сдерживал. Когда тазик стал не нужен, вампир свернулся клубочком на постели и лишь тихонько поскуливал время от времени.
      В комнате пахнуло озоном. Сапфировые глаза королевы Олении потемнели. На Баффи она смотрела без привычной этикетной доброжелательности.
      - Мисс Саммерс, соблаговолите выслушать официальное заявление. Вот
      этот еле живой вампир не подданный нашего королевства. Мы не имеем на него никаких прав. Даже в Саннидейл не можем попасть без вашего разрешения. Вместо этого у меня есть хорошее "но". Спайк Кровавый - мой друг. Плюс всего Совета Лидеров. А потому, разрешит ваша компания, или нет, но если ваши единомышленники еще раз подшутят над ним подобным образом... не советую! В следующий раз такие выходки расценятся, как кровное оскорбление всему королевству. Спайк не однажды рисковал ради вас жизнью, молча сносил все несправедливые обиды. Не смел поднять руку и даже толком повысить голос на близких вам людей. А пытки Светлейшей Глории не выдержал бы никто из вашей команды. Спайк пережил их, смеясь, в то время как одна из вас моментально сдала Дон сумасшедшей богине. Так все было, Истребительница?
      Ошеломленная внезапным наездом кроткой королевы, Баффи машинально кивнула.
      - А в благодарность за все ваша компания не только забыла сказать элементарное "спасибо", но еще и отравила так раздражающего их монстра. По-вашему, это справедливо?
      - Спайку дали яд? Но никто из нас не способен на хладнокровное убийство! Он... заболел или еще что-нибудь, но при чем здесь мы?
      - Баффи, у вас сегодня был прием?
      - Да.
      - Кто подавал напитки? Спайк не дурак выпить, всем известно.
      - Ксандр... но он не мог! Зачем ему травить Спайка?
      - Что, совсем не за что?
      Баффи покраснела. Действительно, Спайк - та еще заноза в пятке Ксандра. Они друг друга терпеть не могут. Но безжалостно отравить! Немыслимо!
      - А он и не травил никого, - устало произнесла Мария, устраивая голову Спайка на своих коленях и поднося к его рту свое запястье. - Ксандр пошутил. Очень веселая, в его понимании, шутка. Разбавить виски для вампира святой водой. Вы, мисс Саммерс, соляную кислоту никогда не глотали в медленно растворяющемся контейнере? Уверяю, эффект тот же. - Королева решительно прижала пульсирующее запястье к холодным губам. Спайк дернулся было, но не поборов искушения, схватил нежданное угощение, впился в сладкую плоть... Истребительница сделала большие глаза. Мария бесцеремонно хлопнула вампира ладонью по лбу.
      - Эй, тормози! Прекрати кусаться, слышишь? Не смей глотать, глупый, плохо будет! Энергию забирай, не кровь! Ну, вот... Получил?
      Спайк коротко рыкнул обычное проклятие монстра и заново согнулся над тазиком. Баффи, наконец, справилась с оцепенением, подошла вплотную к Возмутителю Спокойствия родного Саннидейла... Погладила по трясущемуся плечу. Спайку мгновенно стало еще хуже. Мария дождалась, когда приступ тошноты прошел и снова поднесла кровившее запястье:
      - Спайк, смочи губы, но не глотай. Ты понимаешь, что произошло?
      - Как будто. Весь желудок - к чертовой бабушке... Теперь два дня восстанавливать придется... Ох, и тошно мне будет! Если совсем припечет, не прогонишь?
      - Спайк, не переживай. Во-первых, я тебя вообще до полного выздоровления никуда не отпущу. Во-вторых, тебе будет легче терпеть, если я скажу, что приглядела достойную сиделку?
      - Не... вот нянек не надо... Я ж эти два дня оголодаю зверски... Честно предупреждаю - не удержусь! Напьюсь кровушки и меня из дворца взашей турнут... Не хочу!
      - Солнышко мое... расслабься. Не думаю, что тебе удастся куснуть Истребительницу!
      - Что?!
      Баффи решительно поцеловала обалдевшего больного в испачканную кровью ледяную щеку:
      - Милый, ну должен ведь кто-нибудь объяснить Ксандру, что он не прав? Поправишься, вернемся в Саннидейл и дружно его просветим. А подежурят без меня. За пару ночей съесть их не успеют. Надеюсь. Зато ты будешь под присмотром, и я успею вложить в твою непутевую башку в следующий раз хамить лично Ксандру, а не пугать кроликами бедную невинную Анненку. Уловил?
      - Д-да, - охрипшим голосом выдавил Убийца Истребительниц, неуверенно переводя темные глаза с Марии на Баффи. И не смел поверить своему счастью. Кажется, прикидывал - не стоит ли ради двух ночей с Истребительницей глотать святую воду регулярно.
      Мария поспешила откланяться.
      Прошло два дня.
     
      Первое Октября - Месяца Серьезной Учебы.
      "Три Месяца Серьезной Учебы подряд! Мрак!.."
      - Что, Деткин, жалеешь о Великих Играх?
      - Ой, да ну вас совсем... У меня в дневниках такой бардак... И с Фармазоном как-то нехорошо расстались...
      - М-да... совсем сдал наш Детектив. Давай мы тебе кофе сварим!
      - Только черный с тремя ложками сахара...
      - И зефиром в шоколаде?
      - Полный анамнез, господа!
      - Чего???
      - Я говорю - клиника в натуре. У Деткина с крышей проблемы.
      - Да, ну?
      - Ну, да. Присмотрись: черный кофе, черный шоколад на зефире, "Дневники" в черной обложечке, черные ботинки и черный шарф.
      - Черные джинсы забыл.
      - Объясняться будешь, Председатель?
      - Откуда вы такие настырные взялись? У меня идет следственный эксперимент. Ясно?
      - Ни фига не ясно. Мы не экстрасенсы мысли угадывать. Нормально объяснить можешь?
      - Я Белянина перечитываю. Точнее - Ландграфа. Так вот, он обмолвился фразочкой насчет любимых черных джинс в дальнюю дорогу. Ну, я и проверил. Бред какой-то получается. Непрактично, ужас. Малейшее пятно за километр светится. А он в них - через всю книгу в роли мишени, да еще не нахвалится. Вот я и терзаюсь подозрениями, что кто-то из нас двоих... э-э... не совсем прав.
      - А в себе ты уверен на все сто?
      - Как всегда.
      - Выходит, Создатель лопухнулся? Да ты знаешь, что за такие выводы бывает? Если б каждый из нас указывал Создателям, что да как... оборзел ты, Деткин, вот и весь сказ! - Гек Финн свистнул чучелом дохлой кошки в миллиметре от аликовского уха и презрительно сплюнул в кадку с фикусом.
      Том Сойер успел сжевать два эклера и был настроен более оптимистично.
      - Не-е, джентльмены. Детектив - он хороший. Тока придуривается профессионально.
      - В смысле?
      - Компромат на святого Скиминока он сочинил сию секунду. Прям у нас на глазах. На самом деле все гораздо печальнее. Нашего великолепного "Шнырлица" очаровали вампиры. Посмотрите на его "Хроники". Про нас - несколько страничек, а сладкая парочка из Исидро со Спайком полтетради оккупировала!
      - Они его что, наняли?
      - Минуточку! Давайте я сам признаюсь!
      После заявления Деткина наступила уважительная тишина. Алик отхлебнул заботливо сваренный (или сваренный заботливыми друзьями) кофе, блаженно закатил глаза, практически утонул в складках клетчатого пледа (Пеппи укутала) и ляпнул:
      - Надоело мне все...
      Лидеры приготовились было офигеть, но коварный Детектив сменил пластинку:
      - Одно и то же, я хотел сказать. О ком я пишу? О Совете Лидеров! На завтрак, обед и на ужин! В будни и каникулы! Даже во время Месяца Серьезной Учебы стараюсь откопать доказательства, что и знания для нас не проблема. А ведь вокруг - не только наше, но и другие королевства имеются. Не говоря уже о Жизни.
      - Вот о Жизни и не говори. Уж где-где, а в ней ты не ко двору пришелся, - "утешил" Деткина бесцеремонный Том Сойер. Деткин и не спорил. (О! Представляете?)
      - Кто спорит? Да я и не огорчался особо. Но раз другие королевства слишком за границей, а в командировки меня не пускают, из пальца новые темы высасывать, что ли? Оглянулся я вокруг... и чуть заикой не стал! У меня за спиной тихохонько стоял Спайк Кровавый и выжимал лабораторную крысу! В хрустальный бокал!
      - С тобой он поделился?
      - Попробовал... Отплевался я на вторые сутки и с тех пор решил всмотреться в наших обаятельных умертвий попристальней. Подумайте - что мы о них знаем?
      - А-а-а, - сообразил Аурик, спрыгивая с книжной полки точно в вазочку с сырным печеньем. - Лавры В.Редной покоя не дают. Ее курсовую засейфовали, и тебе не терпится растиражировать альтернативную версию. "Вампиры, как они есть, спать и быть" Народ, а наш Председатель с амбициями!
      - М-да, мы ему уже неинтересны. Второй сорт.
      - Еще бы! Ночью спим, клыками не сверкаем, королев не очаровываем, от серебра не шарахаемся. Самая крутая фишка - приколоться с Тимура, да испортить настроение 23 королевству.
      - Угу... Серость - дальше некуда. Единственные, кто еще держит марку - Неуловимые Мстители и Дьяволята. Ловко они с Тимуром махнулись сферой влияния!
      - Да-а, оперативно забрили. Интересно, новобранцы хоть до границы доехали?
      - Обижаешь. Уже на пятнадцатом километре кто-то пути разобрал.
      - Как?!
      - По направлениям. Бухнул вместо стрелки горюч-камень со стандартными предупреждениями. Пришлось составу тормозить, выгружаться и читать. Заодно решать, что делать дальше.
      - А что написано было?
      - Фольклор никогда не читал, что ли? Ладно, сщас воспроизведу: "Без вариантов"
      "Без комментариев"
      "Мы предупреждали!!!"
      - Блеск! И что Тимка выбрал?
      - Угадай с трех раз?
      - Убрал камень, отремонтировал стрелку и поехал прямо, как предписывали?
      - Фифти-фифти, Шерлок Холмс ты наш...
      - Это как это?
      Том Сойер одарил всех улыбкой кинозвезды, тряхнул левой рукой и нажал особую кнопку Лидеровского браслета. Ожил сломанный магнитофон и заорал:
      - Нормальные герои
      Всегда идут в обход!
      Алик от восхищения запустил любимой кепкой в Собаку Баскервилей. Кепка привычно повисла на чутком ухе. Гроза Девонширских болот поджала хвост и выронила спионеренный у Детектива бутерброд с колбасой. Алик погрозил псине пальцем, сокрушенно покачал головой, созерцая испорченный деликатес и сунул бутерброд обратно в собачью пасть.
      Экс-командир тимуровского штаба, а ныне пограничный новобранец вспомнил о репутации Неуловимых Мстителей и изобретательности Красных Дьяволят. Подумал - и отремонтировал (здесь Алик угадал) придавленную пророчествами стрелку и решил добираться до места назначения окольными полустанками. Ибо, как говаривали незабвенные герои Звягинцева: "По железной дороге в какую сторону ни езжай - обязательно приедешь на станцию. И, как правило, с буфетом." Насколько он прав - узнаем в свое время. Может быть.
      - Ешкин свет! Столько новостей и сразу... Я сщас лопну от впечатлений. Давайте перерыв сделаем, а?
      - Айда к Иржику! Он запасную кухню оборудовал. Как раз для любителей ходить к нему в гости.
      - Уже настораживает.
      - И правильно. Знаете, в чем главный писк? Половина предметов в ней - фальшивые.
      - ?!?
      - Элементарно. Например, можешь сесть на удобный стул... а можешь грохнуться, попытавшись оседлать его призрак. С продуктами та же лабуда. Отличить гипсовое пирожное от настоящего, не укусив, невозможно. Сам проверял! - Гек Финн невольно поморщился. - Зато впечатления - незабываемые.
      - Крутой аттракцион. А что? Не слабая тренировка интуиции. Я - за!
      - Единогласно, джентльмены! Подъем! Ать-два!
     
      Третье Октября - Месяца Серьезной Учебы.
      Хорошо посидели. Сейчас от сахара тошнит, от эклеров передергивает, гипсовые статуэтки наводят тихий ужас, чай и кофе хочется заварить в десятилитровой кастрюле и уронить с пятнадцатого этажа. Алик Деткин откупорил третью бутылку знаменитой колалоки и сердито уставился на мятую тетрадь. С многочисленными пятнами разной степени жирности всевозможного происхождения. Хорошо погуляли, м-да... Прощаясь фирменным лидеровским "Не скучай!" Том Сойер умудрился оставить за собой последнее слово:
      - Не скучайте, джентльмены! И не забывайте главного: если мы в ближайшее время не совершим нечто революционное, господа вампиры обставят нас на пике популярности и займут в "Хрониках" все ниши. Думайте, друзья, думайте! Соображайте! - махнул рукой и растворился в предрассветных сумерках.
      Гекльберри крутанул поролоновую тушку дохлой кошки:
      - Сойер прав. И не советую сомневаться! - и тоже пропал в сгустившемся тумане.
      - Подумаешь! - фыркнула несравненная Пеппилотта Длинныйчулок. - У меня уже десять минут, как проклюнулась обалденная идея! Н-но! - пришпорила она Лошадь и понеслась сломя голову в одну ей известную сторону.
      Аурик ничего не сказал. Он трудолюбиво пыхтел, проталкивая в норку кусок сыра в два своих роста. Обкусать сыр мышонок не мог - так наелся, что ни кусочка не влезало. Ну, а неисправимый авантюрист Толик Слонов вообще заленился прошагать несколько лишних метров. Взял и "представил" себя в своей постели. Ясный пень, через секунду он уже сладко спал. Детективу отдыхать было некогда. Не успел он добраться до родных стен, как встретил Марию. И узнал очередные новости о ночном фаворите обаятельной королевы.
      - Ваше величество?.. - вежливо прошелестел бесцветный голос знатного испанца.
      - Входите, Исидро. Я не сплю. Уже не сплю.
      - Сожалею, если разбудил вас.
      - Ничего, переживу. Безмятежно видеть сны в вашем присутствии опасно.
      - Не для вас, Мария.
      - Кто знает. Жутковатый вы кавалер, дон Исидро.
      - Стараемся, ваше величество! - довольный наведенным страхом, показал кончики клыков ночной охотник.
      Мария торопливо зажгла все свечи (электрический свет неприятно раздражал чувствительные глаза вампира), накинула теплую шаль и протянула фавориту руку для поцелуя. Венами вверх. Томительно-ледяное прикосновение шелковистых губ... Клыки даже не поцарапали нежную кожу. Уф-ф... Можно дышать дальше. Традиционная игра в доверие позади.
      - Чем обязана счастью лицезреть вас, мой друг? - церемонно начала разговор королева, но не сдержалась, рассмеялась и заговорила нормальным языком:
      - Что случилось, Симон?
      - В общем-то, ничего. У меня есть просьба...
      Бледное лицо трехсотлетнего вампира, как обычно, лишено всякого выражения. Глубоко посаженные глаза переливаются расплавленным янтарем. Столетиями выверенная маска равнодушия. Но... к настоящему моменту уже не только Эшер - половина Лидеров научилась определять настроение ночного лорда по еле заметным намекам на жест или изгиб бровей. Мария как следует изучила внешний вид собеседника и сделала верные выводы:
      - Заново убеждаюсь, что Лидеры в вас не ошиблись. Они тоже без проблем скучают.
      - Невозможно желать лучшего приема, какой оказало мне ваше королевство. Уверяю, я умею быть благодарным. И не скоро забуду, чем вам обязан. Надеюсь, вы не сочтете неслыханной дерзостью, если мне захочется уточнить свое положение: я больше гость или полноправный житель Олении? Впрочем, даже статус почетного пленника меня не обидит. Но хотелось бы знать точно, понимаете?
      - Исидро, вы сами как думаете? Откровенно?
      - Ну, раз уж я удостоился звания ночного фаворита, думаю, права у меня немалые.
      - Да какие угодно! Раньше вы были решительней. В чем дело? Послушайте, если Эвелина вас совсем достала, уступите. Эмигрируйте ненадолго в 23-е, пусть успокоится. Нашего подданства и расположения вы не потеряете. И вернетесь, когда захотите!
      - О, нет. Повелительница Тьмы смирилась до поры с моею непокорностью. Понимаете, Мария, я раньше жил не совсем один. У вампиров жесткая иерархия, обычаи и способы общения... Я абсолютно доволен жизнью в первом королевстве, но чтобы остальные соплеменники перестали косо смотреть в мою сторону, нужен официальный прием... как бы объяснить... - удивительно, но многоопытный и хладнокровный убийца испытывал явное смущение и с некоторым трудом подбирал нужные слова, стремясь произвести на королеву наилучшее впечатление.
      Азы политики Мария давно усвоила:
      - Не тормозите, дон Исидро. Мне все ясно. Вам хочется пустить пыль в глаза заносчивым друзьям и доказать, что вы не моя комнатная собачка, и вообще, далеко не пешка. Правильно?
      - В общем, да.
      - Это очень важный для вас прием?
      - Чрезвычайно.
      - Чего вы не договариваете?
      - Мне нужна официальная встреча, но у вампиров моего вида и ранга она не будет похожа на бал в честь Спайка. Совсем непохожа. Соберутся только посвященные...
      - Вы боитесь меня рассердить?
      - Увы!
      - Значит, без подробностей я вас не отпущу! Посмотрите мне в глаза! Лорд Исидро, пожалуйста!
      Мария взмолилась о пощаде, едва ощутила сильное головокружение. И вдруг осознала, что стоит перед вампиром на коленях, с запрокинутой головой и подставленным под клыки горлом. Неподвижный, как восковой шедевр мадам Тюссо, Исидро отвел взгляд, убрал ментальный контроль. Молниеносно вскочил, подхватил теряющую сознание королеву, поднес к окну, распахнул ставни. И терпеливо прижимал к груди, пока перепуганная фея приходила в себя. Со стороны неумирающего идальго было невероятной любезностью так долго поддерживать близкий контакт с человеком. Аристократичный вампир за долгие годы обзавелся своими тараканами и не терпел прикосновения смертных к своей отверженной особе. Вскоре Мария отдышалась, пересилила нервную дрожь и поспешила устроиться в плюшевом кресле у камина. Дон Исидро галантно подал собеседнице чашку горячего шоколада.
      - Радуйтесь, дон Симон! До меня дошло. Официальный вампирский прием в вашем исполнении означает, как минимум, присутствие плохо управляемой орды монстров и вашего личного неприятеля Гриппена в том числе. Которого я терпеть не могу. И Лидия, кстати, тоже.
      Исидро изобразил легкий поклон. И выжидательно закаменел.
      - Ах, да. Прием, разговоры, то-сё... Гостей принято развлекать и... угощать. Помилуйте, дон Исидро, не хотите же вы, чтобы я разрешила изощренно и далеко не сразу умертвить на территории Олении нескольких несчастных? Во дворце?! Нет, это невозможно.
     
      Шестое Октября - Месяца Серьезной Учебы.
      Шеф отдыхает. Натурально. Распустил по домам даже охрану. Захотел примитивного общечеловеческого уик-энда. Без бронированного "кадиллака" и джипов сопровождения. Урри сиял пуще неоновой рекламы. Электроник не замирал при виде Громова, предупредительно цыкал на Рэсси (бесстрашный Урри боялся электронную собаку до потери пульса и выпадал в осадок, стоило псу ткнуться чутким носом в гангстерские колени). Эля смотрела на короля Олении таким проникновенным взглядом, что он краснел, откашливался и нервно сминал в кулаке едва прикуренную тонкую сигаретку. Заряженную марихуаной. Очень хорошей, но тем не менее... Ну, у бывшего двадцатьтретьевца что - и недостатков не должно быть? Фигушки. Он в ангелы не записывался!
      Алик Деткин, как и обещал друзьям, честно перечитал кое-что из Белянина. (В Астрахань захотелось со страшной силой, хоть пустырник глотай!) и незримо прогулялся по книжным магазинам Жизни. М-да-а... Представляете: удостоившийся внимания Бегемота "Пластилин колец" стоил ровно в три раза дороже самого Толкина! (Или Толкиена? Люди, вы б договорились о правописании все-таки, а?) Не хило, правда? Плюс ко всему нахальная книжка карманного формата красовалась на элитной полке Лидера продаж"! Ладно, переживем. Непонятно, где в тексте данного опуса Дэн Титовский углядел "непонятную завораживаемость"? Да если сравнить хотя бы с сайтом Арды... Таем более тамошнего разрезвившегося пони... Короче, их и сравнивать-то нельзя... хотя... После австралийского фильма с заторможенными эльфами... Я понимаю, режиссер из Жизни никогда не видел Добрый Народ... Но воображение у него должно быть элементарное, а? Или он так в натуре красоту воспринимает?
      Вот и поговорили о духовном и вечном. Вернемся к нашим... гм... героям.
     
      Первое королевство Нетинебудет-Литературия-Оления. Дворец. Час ночи. Королевские апартаменты. Супружеская спальня. Редкая, вообще-то, удача - Урри дома! Непобитый, не раненый, не загруженный очередным заданием. По всем параметрам - лови момент!.. Ага, как же...
      - Ты никогда не жила в двадцать третьем всерьез. Мне трудно объяснить... Наша жизнь - это свод неписаных законов и право сильного, плюс интуиция.
      - Клонишь к тому, что для Исидро настала пора указать соплеменникам, чья хата с краю?
      - Для него - вопрос жизни и смерти. И не хихикай. Ему сейчас не до шуток.
      - А мне? Когда я предлагала тебе, мон ами, трон Олении с реальной властью, ты что сказал? На побегушках у Шефа спокойнее? Теперь ты у нас будешь весь белый и пушистый, а я? Как можно спокойно жить, помня, что с твоего согласия замучили невинных людей?
      - А ты еще главного не знаешь. На таких банкетах подают лучшие блюда. Деликатесы. Иначе говоря, еда будет совсем молоденькая. Нежная.
      - Бли-ин... Нам это надо?
      - Интересно, кто первый предложил ему кров и защиту?
      - Издеваешься?
      - Власть не ограничивается приятными заседаниями Совета Лидеров!
      - Много ты знаешь о настоящем Совете Лидеров!
      - Вполне достаточно. Не сопротивляйся. Мы влипли - дальше некуда.
      - Алик перечитывал Белянина. "Вкус вампира". Там Дэн провалил тест на спасение из пропасти.
      - Поясни, я его не читал.
      - У него были две девушки. Старая любовь и пришлая. И он не смог быстро решить, кого он бросится спасать, если обе рухнут с обрыва.
      - А ты смогла?
      - За него - да.
      - Интересно.
      - Понимаешь, одна из девушек - вампир. Я бы протянула руку человеку. Вампы все- таки бессмертны, авось сама бы выкарабкалась.
      - Маленькое уточнение - ты не Дэн Титовский, а королева Олении. Для тебя не должно быть разницы, кто из подданных более-менее ценен. Для каждого из нас твое слово - закон. Но и ответственность - вся твоя. Доходит?
      - Урри... ты... ты... безжалостный негодяй!
      - А еще вор, мошенник, бандит и киллер. И твой муж. Иди ко мне, радость моя. Ну их, к завтрему, все проблемы! Я тебя хочу, как Титовскому и не снилось!..
      - Вообще, чего Сабрина в нем нашла? И почему ты всегда лучше всех, а? Урри... мой Урри!
      Полузадушенный возглас:
      - Поле! Силовое поле поставь! Не дай Бог, вломится кто... Убью ведь!!!
      И поле поставили, и вообще едва-едва расстались к следующему полднику. Выспаться не успели. Дон Исидро - один из старейших вампиров Европы. Когда его что-нибудь беспокоило, да в пасмурную погоду, да под настроение... Мог проснуться очень рано. В самом деле, нормальный вампир и за два часа успеет выспаться. Если б не солнце...
     
      Седьмое Октября - Месяца Серьезной Учебы.
      (Зацените! Я еще учиться успеваю. Серьезно.)
      Мария с трудом разлепила припухшие веки. Пронзительно-синие глаза недовольно уставились на возмутителя спокойствия всем осточертевшего Саннидейла. Урри отправился к Электронику. Любимый мотоцикл модернизировать. (Оба ненормальные! Нельзя же без отдыха!) Очень хотелось спать, но самый вредный вампир популярного сериала слово "нет" воспринимал с трудом.
      - Мария... Мари-ия!.. Ну, Мария... проснись... Пожалуйста... мне тебя укусить, что ли?! - Спайк чувствительно прижал клыками тепленькое запястье протянутой из вежливости руки.
      - Спайк, я хочу спать! И ты спи! Сумасшедший какой-то, до заката еще пять часов! Хочешь, ложись рядом, только не мешай!
      Чтобы этот вампир вдруг отказался от выгодного предложения? Сщас! Спайк, как был, в майке и джинсах - так в ботинках и нырнул под пуховое одеяло. Облапил сонную королеву, поцеловал, быстренько сменил лицо на жуткую маску монстра (режиссеры сериала прикололись. Не кусали их настоящие вампиры, что поделаешь!) и потянулся к яремной вене...
      И схлопотал веером по лбу!
      (А я откуда знаю, где взяла веер спящая королева! Фея ведь. Может, наколдовала.)
      - Спайк, ты несносен. Холодный-то какой...
      Вампир обиженно отшатнулся.
      - Ну-ну, тише, тише. Какой обидчивый... Голодный?
      - Угу...
      - Хоть иногда ты бываешь сытым?
      - Не сыпь мне соль на рану... Слушай, угости мороженым? - и бесцеремонно потянул в рот тонкие королевские пальчики.
      Мария сердито отдернула руку.
      - Не заработал. Угощу, если будешь хорошо себя вести. Очень хорошо. Для начала, свари мне кофе. И чай. Пока не выпью - не лезь! Как спать-то хочется-а... Ты, Спайк, совсем чокнутый. Почему не дрыхнешь, как все порядочные вампиры, скажи на милость?
      Спайк, хлопотавший у кофеварки, неопределенно щелкнул языком:
      - Нравится! Но если честно - могут у меня быть проблемы?
      - Скажи, когда их не было и получишь 50 долларов!
      - Э-э... м-м... давай ты предложишь другой способ заработать?
      Мария сделала первый глоток капуччино и насмешливо махнула ресницами:
      - С твоей обворожительной сексуальностью напрашивается единственный вариант...
      - Всегда готов!
      - Размечтался! Сначала с Урри договорись.
      - Без проблем. Уже можно обнять и...
      - И получить по заслугам! Сгинь на два метра в сторону и не мешай пить кофе!
      Спайк с ногами втянулся в глубокое кожаное кресло и надулся. Понарошку, конечно. Сначала он добьется желаемого, а потом позволит себе обижаться, сколько влезет.
      Допив тонизирующий напиток, Мария тоже сообразила, что Спайк здесь не сам по себе. Не трудно было сложить два и два.
      - Тебя прислал Исидро. Очаровать, уговорить, успокоить.
      - И Урри. Он на стороне ПСБ.
      - Изумительно. Какие у меня верные и почтительные подданные! Спорю на сотню баксов, ты притащил фотографии будущих жертв нашего идальго!
      - Дать посмотреть?
      - Скажи честно - без закуски никак?
      - Мария, Исидро редко врет. Без официального представления он - изгой и всем подозрительная личность. Практически, вне закона, добыча любого психа. А торжественный прием всем заткнет рты и покажет, что глава Полуночной Службы Безопасности первого королевства - действительно твой ночной фаворит и после заката его влияние на политику - безгранично. Уважать станут, бояться. Неужели трудно сказать "да"?
      - Трудно, Спайк. Невозможно. Я соглашусь - и до полуночи умрут ни в чем не повинные люди. Возможно, даже у меня на глазах. Раз Исидро мой ночной фаворит, я обязана хотя бы поприветствовать его гостей... Увижу несчастных жертв. И до конца жизни буду знать, что они погибли с моего согласия!
      Спайк аж подпрыгнул в кресле, проливая подогретую консервированную кровь на белоснежный ковер:
      - Тебе что, ничего не сказали? Ладно, я - монстр, но от Исидро не ожидал...
      - Чего?! Дурдом, а не королевство! Клянусь, еще одна-две загадки, все брошу, уйду в монастырь!
      - К Арамису? Ну-ну...
      - Тьфу! Бес с тобой... Останусь. Но о чем вы забыли меня предупредить?
      - Никто не собирается убивать жалких людишек на чужой территории. Это не принято.
      - Вы их что - покусаете и отпустите? Не вешай лапшу на уши. Жертв будет три-четыре, а вас - толпа. Каждый по глотку - люди протянут ноги от потери крови... А, понимаю. Хочешь сказать, что вы их не убьете, потому что они сами умрут?
      Спайк хмыкнул:
      - Мы не всегда жуткие кровопийцы. Хоть я, каюсь, люблю убивать медленно. Но не бойся. Официальное признание Исидро крутым политиком означает статус Мастера. То-есть, раз у него появилась своя вотчина, - он имеет право создавать птенцов. А первых подчиненных, по традиции, творят на глазах у всех. Чем сильнее Мастер - тем лучшие творения из-под его клыков выйдут.
      - Так вы их не убьете, а сделаете вампирами? Подарите вечную жизнь?
      - Ага.
      - Уф-ф... Неужели нельзя было сразу сказать? Вампирами - это не смертельно. Никаких агоний и стенаний в моих ночных кошмарах. Боже мой, на таких условиях гуляйте, сколько влезет!
      - Сама прийдешь?
      - Обязательно. Ведь даже Анита Блейк не видела, как создает вампиров Мастер. Лорд разрешит мне посмотреть?
      - О-о-о, счастлив будет! А все гости зауважают его по самое не могу! Такая честь - внимание королевы! Отлично попасемся! Так, где мои 50 долларов?
      Мария чуть пирожным не подавилась.
      - За что?!?
      - То-есть, как это? Я, понимаешь, изо всех сил не сплю при свете солнца, рискую здоровьем, улучшаю тебе настроение, помогаю составить культурную программу ближайших развлечений, не пытаюсь тебя укусить и соблазнить, подаю кофе в постель, но с чашечкой, короче, весь такой положительный, что меня и Фармазону не догнать...
      - Анциферу! - машинально исправила Мария.
      - Что? - не врубился разбушевавшийся вампир.
      - Надо говорить - ты положительный, как Анцифер. Это ангел. А Фармазон - он черт, понимаешь?
      - Да они друг друга стоят, - пренебрежительно отмахнулась заноза Саннидейла. - Я же спрашиваю: где мой гонорар? В самом деле, я не эфемерный дух бесплатно тебя развлекать и все такое.
      - Вот хам! Наглец! Вымогатель!
      - Не забудь: "кровосос"!
      - На, держи свой полтинник и катись в подвал! Спать от восхода до заката, как положено.
      - Всегда к услугам вашего величества! - осклабился Возмутитель Спокойствия, пряча заработанные у.е. в нагрудный карман и прихватывая на десерт упитанную белую крысу.
      Не поверите, но после его ухода Мария спокойно проспала целых три часа подряд!
      Через три часа и одну минуту в коридоре раздался взрыв. В спальне вылетели стекла, на пол грохнулась люстра и скособочилась платиновая дверь. (Не в натуре платина, конечно, напыление)
     
      Десятое Октября - Месяца Серьезной Учебы.
      ...Что-то дни бегут быстрее.
      Нити сердца все слабее.
      Слезы стали солонее...
      А небосклон так золотисто светел.
      Я жизнь свою за все благодарю -
      За то, что все сменяется на свете,
      И мы мудреем по календарю...
      Когда закончатся дожди?
      Когда наладится погода?
      Нет заповедней слова -
      жди
      Просвета, тишины, восхода...
      ...И некогда опомниться,
      И книжку почитать -
      Едва мечта исполнится,
      Опять изволь мечтать!..
      Уедем, бросим край докучный
      И каменные города,
      Где Вам и холодно, и скучно,
      И даже страшно иногда...
      Стра-ашно, аж жуть!!!
      - А говорят, что в мире всего две беды...
      - Конечно, не беря в расчет поэтов...
      - И с этим Трубадур собирается на гастроли?
      - Хуже. На заработки.
      - ???
      - В "Шансон-бис". Будет впихивать новоявленные хиты желающим обновить репертуар.
      - Под общим девизом "Осень - это надолго"?
      - Мало ли безбашенных в пятом королевстве!
      - И то верно. К ним без паппарацци никто и не ходит.
      - Зато любая ихняя звездочка за час выступления может огрести больше, чем Монте-Кристо за пятнадцать лет!
      - А мне нравится...
      - У меня полчаса свободные...
      - Раньше пяти меня не хватятся...
      - В принципе, раз большинство не возражает...
      - Летим, еще послушаем!
      - Эй, а кофе? С пирожными?!
      - Кофе - в термос, сладкое - вредно! Поторапливайся, Детектив!
      - Айн момент. Шнурки завязываю!
      ... - Но нам, к сожаленью, известно,
      Как ястребы рвутся с цепи,
      Как до смерти может быть тесно
      И в самой бескрайней степи!
      Стра-ашно, аж жуть...
     
      Двадцатое Октября - Месяца Серьезной Учебы.
      Еще раз про вампиров, или переключиться на давно забытые темы?
      Мастерская Винтика и Шпунтика, лабораторная работа Эль-Элеков, новое задание Шефа, неожиданный визит Сенди Уайта, почти мирные разборки разобиженного внезапным наплывом фаворитов Арамиса с Марией, потрясающая популярность второй виртуальной кухни Иржика и его некоторая озадаченность по сему поводу, внезапное столкновение разных представителей Партии Гражданской за власть в Доме Тимура и первое письмо самого Тимура с места службы, которое буквально на полторы секунды опередило послание Квакина. Он тоже написал Женьке Александровой, но доверился не почтовой эстафете, а голубиной почте. Ясный пень - аллюр три креста выдержит не любая лошадь, а голубю всех делов: мах-мах крыльями - и дома. Тимур сделал оперативные выводы. Александрова сначала отучилась, приготовила сестре ужин, убралась в доме и только потом распечатала письма. Первым под руку попалось тимуровское. А может, про вампиров? Они уже столько натворили... Впрочем, дворец большой, новостей всегда хватает.
      Всего месяц до Дня рождения наследной принцессы. И три дня до Осеннего Бала. Где попало - гирлянды пестрых листьев, духовые оркестры, "Осенний сон" вместо колыбельной и... первый снег на заиндевевших крышах и травинках. В этом году ничего не смогу рассказать. Не было меня на балу! А что делать? Завалил контрольную, прогулял английский, заигрался до темноты в футбол, в комнате не убрал... Родители приняли меры. На принаряженных одноклассников смотрел в бинокль, запертый в поучительных целях. Друзья танцевали на балу, а Деткин перевоспитывался. Одна Баскервилька его не бросила. Как стемнело, и показалась бледная Луна - оба завыли. Проклятие Баскервилей - по традиции, Алик - от души. Целый час отрывались, заглушая даже оркестр Пыпина. И в полночь на "Доске Об"явлений" (О! Еще одна из незаслуженно брошенных тем!) появились нужные строчки:
      ... Жить нужно легче,
      Жить нужно проще,
      Все принимая, что есть на свете.
      Вот почему, обалдев, над рощей
      Свищет ветер, серебряный ветер.
      Не Цветик, причем, а Есенин!
      Здорово, да?
     
      Двадцать третье Октября - Месяца Серьезной Учебы.
      "Какая ночь! Я не могу.
      Не спится мне. Такая лунность..."
      (из начертанного готическим шрифтом на "Доске Об"явлений")
     
      Двадцать третье - любимое число Урри. Как бывшего двадцатьтретьевца. Значит, Марии оно тоже нравится. С утра обожающая друг друга парочка на скорую руку пожелала "Доброго утра" всем, кого увидела, и скрылась за границей "Гроба и молнии". Романтическое путешествие на двоих. Вынужденные усваивать новые знания и учить уроки уныло вздохнули. Хорошо быть взрослым! Вот бы они удивились, подслушав мысли этих взрослых!
      Пятерки Эл-Элечки проявили чудеса изворотливости, собравшись в абсолютно неизвестном месте для обсуждения супер-важной проблемы. Что подарить Мику Урри в честь Дня Рождения его Создателя? Не по правилам скромный и востребованный Создатель любимейших персонажей в который раз игнорировал свой бездник, собираясь встретить его в дороге и отметить "когда-нибудь потом... может, зимой?" Если задуматься логически - череда пышных юбилеев остальных Народных Достояний, выходит, возникла оттого, что этим популярным талантам больше ничего в голову не приходит! Интересный факт... Или их присутствие в куче разных мест больше не котируется.
      Двадцать девятое Октября - Месяца... и так далее.
      (Все еще. О-о-о!!!)
      Полночь. Холодные бесчисленные осенние звезды. Мягкий шелест влажной листвы в аллеях парка. Безнадежная тьма в глазах патриота Саннидейла, расплавленный топазовый омут во взгляде настоящего идальго.
      - Ваше величество, спасибо за гостеприимство. Надеюсь, Спайк Кровавый - приемлемая замена...
      - Собой распоряжайся, старейший ужас Лондона! Я тоже сматываюсь!
      - Очень мило, что вы нашли время навестить меня, господа... Хотите заслужить достойную благодарность - нормальным языком объясните, что происходит?
      - Исидро уходит.
      - Завтра.
      - ?
      - Сегодня надо поохотиться впрок и присмотреть надежное убежище в соседнем королевстве.
      - Ясно. Съел чего-нибудь и сошел с ума. Твоя очередь, Спайк.
      - А что - я? Меня Баффи ждет. И Ксандер.
      - Изумительно. Одним махом предлагаете лишиться двух колоритных достопримечательностей первого королевства... Внезапно и за здорово живешь... Ну, знаете... И не мечтайте! Лорд Исидро! Какая муха вас укусила?
      - Дальнейшее пребывание в Олении для меня невозможно.
      - Он говорит правду, Мария. Мы (он первый) жутко виноваты перед тобой. Прости. Поверь - мы жалеем о случившемся.
      Мария решила, что пора пугаться всерьез:
      - Кого вы сожрали? Вы... наелись кем-то из Олении?
      - Конечно, нет, но...
      - Вас переманила Эвелина? Ну, вредина... Я ее за косы оттаскаю и... и... укушу, вот!
      - Вы очаровательны в гневе, ваше величество. Увы! Истина банальна и неромантична.
      - Точно. Твой неподражаемый ночной фаворит провалил собственную вечеринку, - насмешливо пояснил Спайк, наслаждаясь гневом Исидро и волнением королевы.
      Мария: Что?!!
      Исидро: Не провалил, но...
      Спайк (без очереди): Но почти...
      Мария (успокаивая себя): Почти не считается.
      Исидро: Кое-что прошло не так, как планировалось.
      Мария: Да ладно вам. Говорите прямо: кое-кто из жертв не превратился в птенца и сдох. На моей территории.
      Спайк (в восторге от формулировки): О-о-о! Какая проницательность.
      Мария (жестко): Сколько человек погибло?
      Спайк: Одна девчонка. Из четырех.
      Исидро (слегка удивленный своей честностью): И два юноши.
      Мария (сердито-иронически): Из двух?
      Спайк (осклабясь): Никак нет. Из пяти.
      Мария (в уме подсчитала!): Итого, в моем дворце шестеро рабски преданных Исидро птенцов и три трупа!
      Спайк (и когда успел русский выучить?): Плюс Исидро - семь. Семь "я"... Семья, однако...
      Мария (зациклено): И три трупа... В моем дворце...
      Спайк (обиженно): Что ж мы, убирать за собой не умеем? Какой там "во дворце"! Только на совести.
      Мария: На моей?
      Спайк: А то как же!
      Мария словно впервые увидела саквояжи и гробы, картинно раскиданные где попало.
      - Э-э, нет. Так не пойдет. Получается - насвинячили, и поминай как звали? Шиш вам, джентльмены! Исидро, мы недавно познакомились, но с вами и одного взгляда достаточно. Вы рыцарь до мозга костей. Никогда вы не подставили бы меня без особых причин! Объясните толком - как вы умудрились потерять три жертвы? Вы же Мастер!
      Исидро замешкался с ответом, а может, нарочно позволил наглому Спайку назвать неприятные вещи своими именами.
      - Когда процесс пошел, Лайонелл Гриппен захватил глаза жертв раньше Исидро. Контакта не получилось, слияние пошло прахом и жертвы преставились.
      - Гриппен мешал сотворению? Такое допускается?
      - Обычно, нет. Но есть мнение, что настоящего Мастера с толку не собьешь...
      - А вы лопухнулись трижды и ваш авторитет пошатнулся. Печально, дон Исидро, весьма.
      - Вдобавок получилось, что я убил на вашей территории, хотя клялся в обратном.
      - Ваша честь в опасности?
      Дон Исидро едва заметно кивнул и переместился в тень. Спайк укладывал в сумку любимое одеяло:
      - А я там был и не вмешался. Вина моя безмерна, я скорблю и удаляюсь. Лучше отравлять жизнь Истребительнице, чем целому королевству. Тепло меня принявшему. Прощайте, королева. Или, как там у вас: "Не скучайте?"
      Марии совершенно не улыбалась перспектива потери удачных находок Совета Лидеров. Чего доброго, Эвелина узнает - обрадуется. Ни за что!
      Мановением руки королева Олении материализовала круглый столик переговоров. С контрабандным лимонадом для себя, толстой крысой в позолоченной клетке для Спайка и магическим "напитком аксакала" для лорда Исидро. Повелительным жестом пригласила собеседников занять свои места и пригубила искристую колалоку.
      - Уважаемые мои... Раз вы покаялись, поговорим серьезно. Никого, кроме моих и ваших недоброжелателей ваше бегство не обрадует. Поэтому, давайте не будем радовать предполагаемых врагов, а помыслим конструктивно. Кто отвлек внимание жертв от Перехода в клан Вечно Живущих? Лайонелл Гриппен. Лично вы, дон Исидро, сделали, что могли. Вот пусть Гриппен и вешает себе на шею лишних жмуриков. А не ошибается тот, кто ничего не делает. Подумаешь, слегка напортачили. Впредь будете расторопнее. Кто не согласен с предложенной трактовкой случившегося?
      Оба вампира радостно полыхнули жутковатым сиянием бездонных глаз.
      - Итак?.. - вопросительно протянула королева, уже посматривая на вампиров, как на свою вечную собственность...
      - Мы остаемся.
      - Точнее, я остаюсь, - Спайк фамильярно провел кончиками ледяных пальцев по открытой шее Марии. И облизнулся. - А Исидро нужен отпуск за его счет. Обучить сотворенных птенчиков и пристроить где-нибудь подальше от Олении.
      - Да, да, конечно, - торопливо пробормотала королева, отступая в коридор и нервно оглядываясь. Наверно, боялась обнаружить голодных кровопийц за своей спиной. - Э-э... До следующей ночи, Спайк. Удачи вам, Исидро!
     
      Второе Ноября - Месяца Серьезной Учебы.
      На границе было тихо. Когда ее охраняли легенды Гражданской.
      Сейчас на границе было весело. Границу патрулировали Мастера наводить порядок в чужих садах и огородах. Тимуровская сборная прибыла на место прохождения службы.
      Десантировалась, вломилась, ворвалась, свалилась, нахлынула, обрушилась.
      Когда состав с новобранцами, пыхтя и отдуваясь, замер у третьего незапланированного препятствие, Тимур собрал экстренное совещание. Как оказалось - последнее. Догадался он об этом потом, а в тот момент большинством голосов будущие пограничники решили оставить капризную ж/д и предпринять отчаянный марш-бросок по незнакомой местности. Освободили рюкзаки от последних напоминаний о гражданской жизни, распотрошили и утрамбовали в трехдневный паек вагон-ресторан и с песней зашагали предположительно в правильном направлении.
      Школьный медпункт. Серьезная Медуница заваривает разнотравье из холщового мешочка с этикеткой "Грудной сбор". Синеглазка с банкой меда и липовой ложкой обходит чихающих и кашляющих пациентов. У дверей переминаются с ноги на ногу жаждущие подробностей Лидеры. А простуженные Неуловимые (то бишь пациенты) возмущаются предприимчивостью тимуровского штаба:
      - Не зря говорят "штабной в отряде - к несчастью". Мы для них неповторимый маршрут сбацали, Диснейленд обанкротился бы от зависти, Индиана Джонс обзавидовался бы. А Тимка что? Наплевал на рекомендации, взял командование в свои руки, и только на границе мы их и увидели. А до этого мы три дня в засадах куковали!
      - Все вместе?
      - По пунктам следования, конечно, но чего уж теперь...
      - Сильно замерзли?
      - Сам, что ли, не видишь? - прохрипел Валерка, до носа укутанный согревающим компрессом.
      - И как долго они до казарм добирались? - настырно допытывался Деткин, убежденный, что Красные Дьяволята предусмотрели и форс-мажорные варианты.
      Больные сразу приободрились, вспоминая:
      - О! Тимка сразу застрелился бы, знай заранее!
      - Потому что через пять часов ускоренного марша они обнаружили, что вдали виднеется тот самый поезд, от которого весело отчалили!
      - Не могли же они знать, что все компасы им выдали списанные, а выбранная тропка - кольцевая.
      - И тогда, - нараспев продолжил Яшка-Цыган, перебирая балладные аккорды, - они пошли другим путем. Перпендикулярным. А лес в приграничье густо-ой... Видимость дальше первого ствола нулевая. Компасам - кирдык, каждый ориентировался по часам и солнцу. Вот только сверить часы перед входом в лес никто не догадался. Дня через три нашли почти всех. Оказалось, что мох растет строго на северной стороне деревьев в основном в учебниках. А в натуре - где попало.
      - До казарм добрались к исходу пятых суток. Но мы, уходя, заставу законсервировали. Чтоб посторонние не зарились. Думали - доедет Тимка на поезде до последнего препятствия, мы покаемся, что слегка их разыграли, как салагам и положено, и вручим подробный план: что и как. Например, проход сквозь минное поле...
      - Схему свертывания спиралей Бруно, алгоритм внутренних растяжек, ну и в городке всего по мелочи - стекла обратно вставить, территорию вычистить, покрасить, навесить, собрать... Электричество провести, наладить связь и вызвать из отпуска отвечающий за них офицерский состав. Они к тому времени как раз закончат отмечать съемки сериала "Граница". Кстати, неплохую шабашку люди сбили.
      Воображение у Лидеров было богатое. Они живо представили себе, как два дня голодная команда Тимура устраивалась на новом месте, слегка прибалдели от красочной картинки и скромно удалились. Медуница живо закрыла дверь на ключ и заставила оставшихся дышать над картошкой и жевать сырой лук.
     
      Седьмое Ноября - Месяца Серьезной Учебы.
      День седьмого Ноября -
      Красный день календаря!
      Ну, и все такое. Короче, я сегодня отдыхаю. Ем салат, смотрю в окно, наслаждаюсь салютом и телевизором.
      КА - НИ - КУ - ЛЫ!!!
     
      Двадцатое Ноября - Месяца Серьезной Учебы.
      Так. И что у нас произошло?
      "Тише, люди. Тише, тише...
      Ночь легла на наши крыши.
      Под покровом темноты
      Наши помыслы черны..."
      Цитата из "Доски Об"явлений". Вольный перевод с Ликантры? Но и без подписи ясно, чьих рук дело. Лорд Исидро набирал птенцов с высоким ай-кью и зачатками юмора. И если вы думаете, что все его подопечные перебрались в нейтральное четырнадцатое - ошибаетесь. К слову, Мария именно так и думала. "Ах, обмануть меня не трудно - я сам обманываться рад!" - еще когда сказали.
      То-есть, революции в королевстве пока не произошло. Граница была на замке. Когда ее охраняли Неуловимые. В данный момент...
      Прибывшие подчинять молодежь офицеры не придумали ничего лучше, как последовать тайным рекомендациям политотдела. И поставили Квакина и Гараева во главе соперничающих рот. На разных заставах. График соревнований, переходящий вымпел, аллюр +++ и три зеленых свистка в воздух. Знакомая ситуация, да?
      Напрасно диверсанты из "Тигры-выдры" считали Красных Дьяволят худшим из всех зол. Инициативная молодежь - вот настоящий ужас.
      Секретных постов больше не существовало. Сменяющийся наряд вопил в мегафон: "Пост сдал - пост принял!" так, что в ушах звенело за километр. Разводящий, громко топая, удалялся и границу оглашал очередной вопль: "А мы - туточки!!!"
      Осталось сказать, что все выдающиеся деревья и звериные тропы украсились рекламными плакатами и перетяжками в адрес предполагаемого противника: "Только у нас! Два километра форы, горячий чай и наше радушие после поимки!" "Выбирая нашу заставу - выбираешь лучшее!" "Холостые патроны, овчарки в намордниках, сломанный пеленгатор - разве можно пройти мимо?!" Кое-где встречалась откровенная провокация: "Не связывайтесь с Тимкой - политграмотой забодает!" или противоположное: "Ну и что вам может предложить бывший хулиган, представляете?"
      Руководство "Тигр-выдр" потихоньку гикалось с катушек и съезжало с нарезки. Беспрепятственно пропущенных и с помпой отловленных шпионов встречали хлебом-солью, брали клятву в следующий раз обязательно выбрать именно их участок (на худой конец - не попасться и испортить показатели на соседней заставе), грозно требовали двадцатьтретьевское посольство принять меры ("Доколе!"), оплатить проживание пойманных в комфортабельной камере и немедленно вернуть на родину. "Ходют всякие, военных тайн на них не напасешься!" - ворчал при этом Мальчиш-Кибальчиш. Мальчиш-Плохиш сменил кадиллак на тойоту, тойоту - на мерседес, мерседес - на самоходную артиллерийскую установку. "Не сменил, а сменял" - уточняют некоторые, и мы склонны им верить.
     
      Десятое Ноября - Месяца Серьезной Учебы.
      - Пустым обещаньям и сказкам
      Не верьте.
      Никто не спасет от сумы и тюрьмы...
      Но Дьявола все же чуть меньше,
      Чем Бога,
      И света на свете чуть больше,
      Чем тьмы...
      Это Лавр отстрелялся. "Next-3" - премьера!. Сейчас отмечают - силовые поля падают! Оболенского пригласили, Бендер сам пожаловал, и вообще, хорошо, что вся тусовка - на двадцатьтретьевской территории. Начинаешь любить и ценить родное королевство.
      - Мария... тш-ш-ш... привет!
      - Тимур!!! Тимка!! Откуда? Как?!
      Озорной блеск темных глаз, смущенно-лукавая улыбка... довольного собой Лидера (?!)
      - Самоволочка... Соскучился до не могу. Колалоки хочется. С конфетами.
      - Тимур Гараев - инкогнито и в самоволке? Нелегалом через полкоролевства? Ущипните меня. Я сплю, наверное.
      - Ну... все бывает в первый раз. Необычные ощущения... Вряд ли буду повторять опыт.
      ... - А может, это жираф? - Нет!
      Может, это удав? - Нет!
      Может, это просто шкаф? - Нет-нет-нет!
      Это черный толстый гипо-потама!!!
      (оркестр Пыпина, полупрозрачный от
      таинственности на фоне холодного звездного неба)
      - Так быстро жалеешь?
      - Не-е. Берегу имидж.
      - Шутишь?
      - Ага. Стараюсь.
      - Определенно, ты - шкатулка с сюрпризом, Гараев. Давай пить чай...
      - Лимонад! Трижды контрабандный, если можно.
      - С фисташками, халвой, печеньем, шоколадом и карамелью?
      - А говорят - нет в жизни счастья, - блаженно протянул экс-командир знаменитого штаба, не в силах оторваться от заставленного сладкими вкусностями столика.
      - Правильно говорят, - уточнила королева. - в Жизни нет, здесь - есть. Закон сохранения энергии, все научно.
      - Фу, как скучно. Тебя что - из Лидеров уволили?
      - Э-э... честно? Тебе завидую.
      - Не понял?
      - Я здесь сижу, как Барби в своем кукольном царстве. А ты делом занят. Нас охраняешь, нервы вон себе щекочешь недозволенными прогулками.
      - Не ожидал. Да я готов поменяться, не глядя! Был в штабе, между прочим... м-мама милая... Что Дьяволята с ним сделали?!! Вот-вот прямо на клумбе врагов народа расстреливать начнут!
      - Не горячись, комиссар. У них другая сказка.
      - Когда пальнут в тебя из трехлинейки - узнаешь, как из сказки быль делают. Со скоростью пули.
      - Злой ты стал, Тима.
      - Задерганный. Раньше я тоже мало спал, но - когда хотел. А сейчас отбой - по приказу, а подъем - когда угодно. И еще...
      - Женька не пишет?
      - Пишет. Частенько. Каждую неделю. Мишке Квакину.
      - А тебе - нет.
      - А, ладно. Переживу. Отслужу. Вернусь. Там видно будет.
      - Гениальный план.
      - А-то. Прикроешь меня своим полем? Хочу погулять по дворцу незамеченным. С Деткиным пообщаться.
      - Алик и у вас засветился?
      - Детектив вездесущ.
      - Прикрою. И рядом пойду! Я тоже хочу развлекаться! А лимонад с собой прихватим.
      - Первым делом - в штаб. Я им устрою бурю в пустыне Арлизона и форсаж на ровном месте!
      До сих пор никто из Партии Гражданской не догадался, что небывалому шухеру с десятком сигнальных ракет, ополоумевшей сиреной, разгромом автомобильного парка и полным угоном конюшни они обязаны оркестру Пыпина, Тимке Гараеву и расшалившейся королеве.
     
      Двадцатое Ноября - Месяца Серьезной Учебы.
      - Все как будто в первый раз,
      Все как будто вновь...
      И соединяет нас
      Ниточка-любовь...
      Трубадур вернулся с гастролей. Встреча старых друзей и любимых песен.
      - Разве ж моя вина,
      Что так оно все и было -
      Гасла на небе Луна,
      Была допита текила!
      Слегка качающаяся грация и ментальная волна леденящего кровь ужаса впереди героя. Спайк, хмельной и веселый, возвращался в первое королевство из Саннидейла. В правой руке - недопитая бутылка, в левой - крыса. С которой Спайк и целуется время от времени. Лорд Исидро от удивления сделался видимым, окаменев в полосе лунного света. Его подопечные молодые вампиры сдержанно заухмылялись. Поймали ледяной взгляд босса, посерьезнели и снова стали воплощением ночных кошмаров голливудских сценаристов.
      Спайк заметил птенцов главы ПСБ:
      - Привет, орлы! Удачной охоты и вечной, блин ее так, жизни!
      - Хорошая ночь, Спайк?
      - Здрась-сьте, ваш-ше вел-личес-ство. Пр-рогуляемся? Поужинаем вдвоем?
      - Друг другом, что ли? Спайк, ты пьян.
      - Н-не вижу проблемы.
      - Оставь крысу в покое. Тьфу, гадость какая. Что ты мне ее тычешь? Сумасшедший! Я не целуюсь с крысами!
      - А с вампирами? Такими обаятельными, привлекательными, в полном расцвете сил?
      - На глазах у мужа?
      - О-о, Урри? Н-не заметил. Извиняюсь. Так я пошел?
      - Куда именно ты должен пойти, уточнять не надо? Вот и чудненько. Настырные у тебя поклонники, моя радость.
      - Урри, ты ревнуешь?
      - Не надейся. Но морду набью. И клыки поотшибаю красавчику, если еще раз увижу! Ладно, меня Шеф ждет. Я побежал, а вы тут не скучайте без меня. Еще вернусь!
      Король Олении вложил руку любимой супруги в холодную ладонь Спайка, напоказ крутанул серебряный револьвер, ободряюще поулыбался и с грохотом укатил в 23-е. Мария и вампир переглянулись. Спайк покрутил пальцем у виска. Мария жестом изобразила, что от мужа-гангстера привыкла ожидать чего угодно, и каждый пошел по своим делам. Исидро - обучать птенцов охоте на живых вкусных людей (в 14-м королевстве), Спайк - допивать виски и грезить о Истребительнице, Мария - к Алику Деткину. потому что прошлой ночью Тимур наведался к хроникеру без нее. А настроен был решительно.
     
      А на самом деле - уже Двадцатое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      Вторая четверть кончается! Ура! Полугодовые контрольные на носу! Гм... Новый год скоро! Ур-ра! Чуть ли не через две недели! - У-у-у...
      А вот живой я! Ничего Тимка мне не сделал. Меня в тот день дома не было. Я за Быстроногим Оленем следил. Представляете, он меня не заметил! Герой Фенимора Купера не обратил внимания на крадущегося за ним сплошь городского бледнолицего мальчишку! Очень интересно, в какие-такие думы был погружен молодой вождь?
      Веселый Уленшпигель, картинно озираясь, полушепотом излагал свеженький анекдот от Ксандера о многострадальном Спайке. Лидеры тоже подозрительно оглядывались, но удержаться от хохота не могли:
      - Почему ты выглядишь таким бледным и печальным? - спросил однажды Гаэлс у Спайка.
      - Случилось ужасное, - признался Спайк. - Она самая удивительная девушка на свете. И я, в конце концов, набрался храбрости и предложил ей выйти за меня замуж. А она отказалась.
      - Ну, не печалься, - стал успокаивать Гаэлс, - женское "нет" часто обращается в "да".
      - Это я знаю, - печально произнес отвергнутый вампир, - но она не сказала "нет". Баффи сказала:
      - Что?! Тьфу!
      Проснулся неотразимый Штирлиц. Ковырнул вилкой согревшуюся у батареи банку с тушенкой и поведал пару историй о себе, любимом.
      - Накануне 1 Мая встречает Штирлиц Бормана и приглашает попить пивка у Штирлица на даче. Тот - Да знаю я это ваше "попить пивка"! Опять две недели будем бухать!
      - Ну и что?
      - А то! Мне 9-того надо быть на работе. Вашим сдаваться!
      * *
      Штирлиц шел по улице вечернего новогоднего Ханоя. Вдруг навстречу ему вышел дракон.
      - К счастью! - подумал Штирлиц.
      - К ужину! - подумал дракон.
      Аплодировали и дружно смеялись. Штирлиц полировал недавно отлитый кастет с выпуклыми буквами. При ударе буквы складывались в четкие слова: "Уже не враг". Хотя последний анекдот про дракона на самом деле всем понравился.
     
      Тринадцатое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      Приехал Сенди Уайт!
      Как давно не виделись!
      Он похудел, почему-то совершенно не загорел, одет по последней моде "А-ля, Дикого Запада". Держится уверенно. Взгляд цепкий, оценивающий. Так рассматривают спину, в которую собираются воткнуть нож. Чтоб не ошибиться. Но Марии досталось лучистое тепло черных глаз и грациозность взмах руки, приглашающего принимать бывшего атамана такого, как есть. Кстати, поесть и выпить Сенди был не прочь. Перегон дальний, всю задницу о седло сплющишь, пока доберешься. Неразбавленный виски для Сенди, рюмка гранатового сока для Марии. За окном темное небо и иссиня-белый снег.
      - Как дела, Сенди?
      - Все по плану, Мария. Дня за два сбуду товар, затарюсь - и домой.
      - Значит, в понедельник уедешь? Слишком быстро. Так давно не виделись!
      - Что сказать? Дела! - Сенди развел руками. - Ты сама как? Говорят, вампиров коллекционируешь?
      - Лучше не спрашивай. Если б я еще могла точно понять, кто именно кого коллекционирует... Боюсь, что я устраиваю их больше, чем они меня.
      - Понимаю. Присматривался я к ним. Неотразимые твари. Умеют очаровывать! Помощь нужна?
      - Смеешься? Каждый из них - трижды бессмертен, будь они неладны! Как герои фольклора, романов и сами по себе.
      - Ваш дважды бессмертный Уленшпигель на таком фоне выглядит бледновато.
      - О! Отличная мысль. Сейчас я его вызову и ты ему лично выскажешь свое мнение.
      Сенди Уайт уже встречался с Тилем, поэтому поспешно отказался и о нежити первого королевства временно забыли.
      - Как Джейн, Сенди?
      - Ковбои меня признали. Я богат, король скота, как это у них называется. Но с Джейн мы не виделись ни разу.
      - Ее хоть кто-нибудь видел?
      - Издали - конечно. А в замок только Коррадо пускают.
      - Никогда не поверю. Джейн - заводная девчонка. И вдруг чистый монастырь. Не складывается.
      - Догадливая вы, ваше величество. Три моих соглядатая бесследно исчезли на подступах к замку. Нескольких посылал вместо поставщиков продуктов.
      - Ни один не вернулся?
      - Вернулись. Все. В ящиках из-под продуктов.
      - Напрашивается подозрение...
      - Неладно что-то в седьмом королевстве, Мария.
      - А благородный атаман еще помощь мне предлагал! Бескорыстно или надеялся на бартер?
      Сенди изобразил зловещую ухмылочку:
      - У меня душа двадцатьтретьевца и рациональные мозги.
      - Что в переводе означает: помощь нужна тебе самому?
      - Первой сказала ты!
      - Го-ордый.
      - На том стоим.
      - Ох, Сенди, умеешь ты быть хорошим парнем! Ей-богу, без тебя "Гроб и молния" не та. Кураж исчез.
      - Комплименты? От замужней дамы? Дело серьезное... Неужели можно надеяться...
      - Что я тебе помогу. Да. Насчет всего остального - богатое воображение иногда полезно сдерживать.
      - У-у-у, я разочарован. Сижу здесь, весь такой красивый, страстный... что еще нужно?
      - Быть Урри. Больше ничего. Увы, мистер Уайт, я его люблю. Ничего больше. Просто люблю. Понимаешь?
      - Увы. Не буду настаивать. Давай о деле. Итак, мне нужен вампир.
      - Мне его взвесить, упаковать и перевязать подарочной ленточкой? Что значит - нужен? Здесь не магазин "Нежить-секонд-хенд".
      - Ваше величество такая щедрая...
      - Нахал! Бандит! Пройдоха! Э-э...
      - Комплименты кончились? Я потрясен. Кстати, мы договорились, или как?
      - Убью!!!!!
      - Фигушки. Ты - добрая фея!
      - А-а... Ну, тогда сглажу!
      - Не получится. Ваши глаза - озера синие... а злой глаз - он черный.
      - Твой, что ли?
      - Какая вы умная женщина, ваше величество. Значит, по рукам?
      - О чем сговариваются два хороших человека за моей спиной?
      Два равно удивленных возгласа:
      - Урри?!!
      - Не делайте наивные глаза, мистер Уайт. Не мог же я, в самом деле, оставить с вами жену надолго... Мария, душа моя, он тебе мешал жить?
      - А ты давно здесь?
      - Настолько давно, что больше верю тебе, чем этому красавчику!
      - Тогда не задавай глупых вопросов, если всё знаешь.
      - Я в порядке. Это Сенди по-идиотски ведет переговоры. Пристал к тебе, когда вампирами распоряжается дон Исидро.
      - Но он - ваш подданный!
      - Сенди, себя вспомни! Живя в двадцать третьем, ты посылал людей Картауса на все стороны. И подчинялся только своим приказам. А лорд Исидро еще более особенный. Мне лично каждый раз хочется поблагодарить его за то, что выбрал наше королевство. Ясно?
      - Кажется, да. Well... где мне его найти?
      - Для разнообразия приятно иногда чувствовать себя полезным обществу. Кто обо мне спрашивал? - от шелковисто-ледяного голоса у Марии мурашки по спине затопали. Дружно, в три ряда, по десять штук... и замерзли.
      Урри вздрогнул, обнаружив в руке рефлекторно выхваченный серебряный револьвер, а на горле мимолетное прикосновение цепких пальцев.
      - Доброй ночи, дон Исидро. Значит, вы и есть главный босс здешней нежити? У меня к вашей диаспоре деловое предложение! - Сенди Уайт не собирался пугаться раньше времени и больше положенного.
      Мария с любопытством разглядывала бывшего атамана и ее лучшего начальника ПСБ. Поразительное сходство! Алебастровый цвет тонкокостного лица дона Симона и матовая белизна кожи Сенди Уайта, усиленная непроглядной чернотой волос и глазами схожими с черными маслинами. Оба красивы. (Каждый - на свой лад) Оба смертельно опасны и оба - гордецы, каких мало. Н-да, забавная вещь - территория первого королевства.
      Неожиданно Мария поняла, что бесцеремонный атаман дону Исидро понравился. Не гастрономически, а так - по сходству душ. Если, конечно, у вампиров и двадцатьтретьевцев она есть. Душа эта.
      Незаметно дон Симон сел так, чтобы все заметили, в какой шикарный костюм он облачен. Сцепил тонкие, длинные пальцы на упакованном в дорогущий серый шелк колене. На безымянном пальце тускло блеснул массивный золотой перстень-печатка. Знающий ювелир определил бы возраст фамильной драгоценности в 500-600 лет. Удачное творение малоизученного Райса Белого посмотрело на каждого прозрачными фарами бледно-золотистых глаз. У Марии перехватило дыхание и нестерпимо захотелось ощутить на шее игольчатую остроту испанских клыков. Урри сдавленно чертыхнулся, поймав себя на сползании со стула с явным намерением предложить себя на десерт. Сенди Уайт наполовину прикрыл глаза длинными ресницами, откинулся на спинку кресла, скрестив на груди руки. Остро сверкнул бриллиант в платиновом кольце - бывшем символе власти. Тонкие губы разъехались в подиумную улыбку, предлагая полюбоваться крепкими белыми зубами. Без малейших признаков чрезмерно развитых клыков. Исидро чуть заметно склонил голову, признавая интересность собеседника. Он был согласен на переговоры. Сверхпоказательная улыбочка Сенди Уайта тут же трансформировалась в дружески-теплую усмешку. Мария с наслаждением занялась второй рюмкой сока. Теперь - вишневого. Два симпатичных ей джентльмена обязательно договорятся, атаман уберется обратно в "A-la, Wild West". Бывший разбойник - хороший человек, классный парень... но без него спокойнее. Королеве вполне хватало одного двадцатьтретьевца - мужа. Да и Урри всегда напрягался в присутствии особ, выше его по рангу. Это ведь только в Олении он король. А в двадцать третьем - простой бандит. Любимая шестерка изобретательного Шефа.
      И пока королева размышляла и пила чай, Сенди Уайт и дон Исидро ударили по рукам. Синхронно встали, поклонились королевской чете, и вышли вон. Точнее, вышел Сенди. Как ускользнул дон Симон никто, как всегда, не заметил.
     
      Семнадцатое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      Серьезная учеба в конце второй четверти? Не смешите меня! До Нового года - всего ничего, до первого Рождества - считанные дни.
      По коридорам летают обрывки мишуры, обрезки упаковочной бумаги, куски разноцветного картона, еловый лапник, позолоченные колокольчики и бракованные стенгазеты. Предпраздничные КВНы по всем предметам подряд превратили находчивый и дружный класс Петьки Скворцова в профессионалов. Они уже не столько играют, сколько в жюри сидят.
      Электроник ходит с невыносимо загадочным видом. Обещает новогодний суперсюрприз. Репортерам, одолевшим по этому поводу Сыроежкина, удалось заснять перекошенную физиономию Сергея. Подпись под снимком поясняла "И это еще не самое страшное из того, что предстоит". Элечка болтает и хохочет, как самая обыкновенная девчонка. Охотно и по любому поводу. Кроме Нового года. Та же загадочность и умолчание. Плюс кулак.
      Винтик и Шпунтик, которым в предпраздничные дни всегда дышать некогда, сделали ход конем: повесили на мастерской табличку "Моментальный сервис "Сделай сам"". По другому - не приставай к мастеру, если своя голова на плечах есть!
      Новый год - это обязательный маскарад. Половина удовольствия - узнать заранее, кто кем будет и принять меры.
      "... Декабрь. Скоро Новый год.
      Огонь бенгальский.
      Песни, шутки.
      С мешком подарков -
      Дед Мороз......... ." -
      Снежинкой перечеркнутая надпись на "Доске Об"явлений". Вдохновение убежало от Цветика, и нужная рифма вовремя не нашлась. Лучший поэт Цветочного города чихнул, плотнее закутался в толстый длинный шарф и поплелся на теплый пыльный чердак. Пить чай с малиной, сочинять новый шедевр.
      Прошло черт-ти сколько времени с последнего упоминания шевалье д'Эрбле. Не до него было королеве в последнее время. Епископ Ваннский и прочая напомнил о себе сам. Мария проводила мужа в двадцать третье, зашла в гостиную... И обнаружила одетого с иголочки, разряженного в пух и прах, упакованного по полной программе, облаченного в боевую парадную форму Арамиса. Вечный фаворит позволил полюбоваться собой минут пять и с беспокойством осведомился:
      - Мария, я хорошо выгляжу?
      - Лучше не бывает! У тебя свидание?
      - Почти да. Я... красив?
      - Он еще спрашивает! Откуда неуверенность?
      - Помнишь Леди Н.? Она терпеть не могла моих духов.
      - Фиалковый сироп и миндальное мыло? На каждого не угодишь. Мне очень нравится. Г-же де Лонгвиль, если не ошибаюсь, тоже. Чего тебе еще надо?
      - Правда, нравится? А я?
      - Что? Арамис, я не понимаю...
      - М-м... как лучше объяснить... Мы давно не виделись... Послушай, место фаворита королевы, случайно, не вакантно?
      - Ах, вот оно что! Шутить пытаешься, да? Какие, блин, вакансии, если ты у меня - единственный! Да и кто сравнится с тобой?! Нет, Арамис, кроме тебя мне никто не нужен. Ты самый опасный и красивый мужчина моего королевства. Я обожаю тебя.
      - И ни разу не позвала! Целых два месяца! Сущее наказание... Что я не так сделал?
      - Можно? - Мария обняла мушкетера, растрепала тщательно, волосок к волоску, уложенные локоны, - подарите королеве поцелуй, шевалье!
      Арамиса дважды просить не надо. Хорошо, что Урри рядом не было! Долгий вышел обмен любезностями, сладкий.
      - В-вот... а ты сомневался... Мой рыцарь... Почему глаза грустные?
      - У всех своя судьба... Которая состоит из капельки прав и океана обязанностей. Знаешь, что мне нравится больше всего на свете?
      - Да. Быть невидимым центром крутой политической интриги. Желательно, вокруг или с помощью красивых женщин.
      - Но в первом королевстве интриг не бывает. Ты без ума от Урри, он докладывает тебе обо всех планах Шефа, Эвелины и Картауса, сквозь пальцы смотрит на твою увлеченность некоторыми мужчинами, ибо доверяет безгранично. Замышлять что-то против Совета Лидеров - себе дороже. Индейские вожди меня не интересуют, пусть их граф де Пейрак обихаживает. Дон Исидро мне, конечно, не слишком нравится, причем взаимно... в-общем, сама понимаешь, лучше старой доброй Франции времен Людовиков и соседних королевств мне не найти.
      - Я могу чем-то помочь?
      - Не лишай меня своей благосклонности.
      - ?
      - Чем занимаются нормальные фавориты у других королев представляешь?
      - Конечно. Но мы ведь договаривались...
      - Разве я настаиваю? Или - не мешало бы? А, ваше величество?
      Мария улыбнулась.
      - Не искушай. Тебе не поддаться - чистый подвиг.
      - Один поцелуй не грех.
      - Без продолжения? За юбки и корсаж можно не волноваться?
      - Клянусь! Иди ко мне...
      Некоторое время спустя.
      - Арамис, сжалься! Отпусти... Спасибо. И подожди, я косу переплету... Все, можешь говорить по делу!
      - Как сейчас выражаются в Жизни, для устойчивого политического влияния мне нужно прикрытие.
      - В смысле.
      - Я знаю и очень ценю твое отношение ко мне и г-не де Лонгвиль. Ты за нас радуешься. Я ей объяснил, что значит - быть твоим фаворитом. Для нравов моего века просто идеальный вариант. Но вот остальным подробности ни к чему. В-общем... Можно, я останусь сегодня на ночь?
      - Арамис?
      - Не бойся, мне надо проповедь сочинить, я до утра в кабинете просижу. Закажешь мне кофе у Иржика, ладно?
      - Вы меня не поняли, шевалье. Меня обучали в королевской школе. Где кроме прочего преподают основы ваших любимых интриг.
      - Неужели мне повезло?
      - Еще как! Во-первых, достаточно обычного обещания не делать глупостей - и можешь отправляться в спальню. Думаешь, мне не бывает грустно, когда Урри уходит? Будешь меня развлекать. И утром пофланируем под ручку по парку. Пусть твои оппоненты подавятся от зависти.
      - Лютню настроить?
      - А как же. Как там говорил Портос: "Ну, какая же дама устоит против такого потрясающего бельканто!" Он прав.
      - Согласен. Серенады до утра, легкий флирт, дружеские объятия и, пожалуйста, вызывай меня к себе хотя бы пару раз в месяц. Иначе какой я фаворит, верно?
      - Вот и договорились. Сегодня будет хорошая ночь!
      - Безусловно. Прошу вас, ваше величество! - и Арамис церемонно препроводил Марию спальню. Кто сказал, что аббат из Нуази в опале? Подойдите, убедитесь: запертая изнутри дверь, силовое поле снаружи, эротичные мелодии... И Урри, подкрадывающийся на цыпочках с отмычкой в одной руке и ведром холодной воды в другой. Конечно, король Олении все понимал правильно, так почему бы не подыграть любимцу боготворимой супруги?
     
      Двадцатое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      И хоть до Нового года всего 11 дней, сегодня не до них.
      Предрассветные сумерки. Королевские апартаменты. Точнее - окна спальни. Из них доносятся необычные звуки, слегка приглушенные густым туманом:
      ... - Вихри враждебные веют над нами,
      Темные силы нас злобно гнетут!
      В бой роковой мы вступили с врагами,
      Нас еще судьбы безвестные ждут!..
      - Ой-у-у... а-а-!!!
      - Еще секундочку, Спайк. Потерпи, пожалуйста. Или я попрошу Баффи придержать тебе руки и напою насильно! Глотай, не дури. Ну, живо! Вот и умница...
      - У-у... о-у-у... А побыстрее нельзя? Я сейчас заору!!!
      - Пару минут - и свободен. Лежи спокойно.
      - Больно! Дай крыску!
      - Обойдешься морской свинкой. Держи!
      - А где крысы? Я пить хочу! Свинки сильно жирные!
      - Свинки, Спайк, они - сонные. Будут тебе вместо успокоительного. Ты чересчур возбужден.
      - А я виноват? Хватит издеваться, отпустите! Дайте помереть спокойно!
      - Не дам. Не отпускайте его, Баффи. Уиллоу, придержите вот здесь, пожалуйста. Не дергайся, несчастный! Как вампир ты у нас будешь жить вечно. Да потерпи же ты, пока я Исидро не вызвала!
      - Не надо Исидро. Он меня под контроль возьмет. Не хочу!
      - Отлично, значит, должен меня слушаться. Еще чуть-чуть мужества и станет легче.
      - Кому?!
      - Истребительнице и ее подруге. Не надо будет тебя держать! - ласково объяснила Мария, накладывая на изрезанную спину последний шов. Без анестезии! А что делать - на вампиров людские обезболиватели не действуют. Спайк ругался и корчился, но всерьез не вырывался. Сам ведь напросился. На сегодняшнем ночном дежурстве Баффи внезапно атаковал огромный тролль. Спасая Истребительницу, Спайк подставил под удар себя. Драка случилась на кладбище (любимое место патрулирования Истребительниц) и разъяренный тролль со всей дури припечатал вампира спиной к кресту. Ага. Был бы он человеком, это бы назвали ожогом четвертой степени. Злосчастный крест был освящен!!! Спину выжгло на два дюйма в глубину... Ожоги святыми предметами у вампиров не исчезают! Безупречной фигуре Спайка был нанесен непоправимый ущерб, а сам он был готов рыдать и падать на осиновый кол. Баффи зашвырнула свои осиновые дротики подальше, добила тролля, вызвала Уиллоу. Совместными усилиями они пресекли попытки Спайка самоубиться и притащили его во дворец.
      Естественно, Мария всплеснула руками, изобразила готовность упасть в обморок от избытка чувств, а потом заметила слезы в черных-пречерных глазах и взялась за пострадавшего всерьез.
      - Солнце мое, не плачь. (Это она - вампиру!) Мы все исправим.
      - Как?! Вы не понимаете... Шрам от креста - не признак доблести. Среди вампиров это позорное клеймо. В меня будут тыкать пальцами...
      - Но тебя и без того не любят за чувства к Истребительнице, - холодно напомнила Мария. Она симпатизировала Спайку и поэтому косо смотрела на Баффи.
      - Вот именно, - грустно согласился Спайк. - А вместе со шрамом...
      - Есть выход. Только... очень неприятный.
      - Знаю. Если вырезать ожог так, чтоб не напоминал крест, - все заживет. У вампиров отличная регенерация.
      - А вытерпишь?
      Несколько минут Спайк серьезно обдумывал ситуацию. Рассматривал недовольную Уиллоу, настроженную Баффи, обеспокоенную Марию. Решился:
      - Режь. Быстро. И позови Исидро... После операции, - извините, - мне понадобится много крови. Он отвезет меня в 14-е.
      - Хорошо. Падай на живот и ругайся.
      -Уже!
      На середине издевательств за спиной Марии вырос невозмутимый ужас Лондона. Выяснил смысл происходящего, стал перед Спайком на колени. (Напоминаем - промежуточных действий дона Симона никто не замечает. Вот он стоял за спиной Марии... стоп-кадр... и он смотрит в глаза опрокинутому кверху шрамом вампиру.)
      Больному резко похорошело, и последние швы Мария наложила спокойно. Ментальный контроль - страшная сила. Все еще удерживая Спайка в полурасслабленном состоянии, Исидро обнажил свое запястье и приказал:
      - Пей! Сколько сможешь! Немедленно!
      Хлюпающие звуки жадно поглощаемой крови вызвали гримасу отвращения на лице Уиллоу. Остальные привыкли. Или старались смотреть в другую сторону. Стараниями режиссера, во время еды физия Спайка превращалась в страхолюдную морду. Убивать надо за такую фантазию!
      Когда черная кровь перестала сочиться из разорванных вен, дон Исидро аккуратно затянул рану носовым платком, убрал чары повиновения и постанывающий Спайк побрел за ним к дежурному кэбу. Чтобы свершить необходимое для выздоровления убийство на нейтральной территории.
      И Мария с Баффи спокойно их отпустили? Двух голодных вампиров на охоту за живыми людьми? Представьте себе, отпустили. Особенно Баффи Саммерс. Со спокойной совестью и чистой душой. Почему? Да ведь никто и не собирался есть людей. Среди вампиров убийство себе подобных наглухо запрещено не из гуманности, а потому что убийство вампира, агония бессмертного - это величайшее наслаждение. Блаженство, с лихвой перекрывающее человеческий оргазм и эликсир жизни для смертельно больного умертвия. У Исидро заканчивали обучение созданные им юные птенцы. Добросовестный идальго устроил питомцам выпускной экзамен. Вывез в 14-е вместе со Спайком и дал полторы минуты форы. Самого неповоротливого Мастер Железных Прутьев поймал и съел. В переводе - предал долгой и мучительной смерти. При участии самого Исидро. Жестоко? Ну, не нам судить. У Вечно Проклятых свои понятия о чести и достоинстве. И справедливости. Выживают сильнейшие, ибо смысл существования неумерших - жить любой ценой. Во что бы то ни стало! Не смотря ни на что. Если у вас есть знакомый вампир и при этом вы еще живы - не сомневайтесь, ему еще от вас чего-то надо. А как только вы станете бесполезны... Мария разговаривала на эту тему с Исидро. И оба сошлись во мнении, что если бы случай заставил Исидро выбирать - погибнуть или насытиться доверчиво принявшей его королевой, дон Симон убил бы, не задумываясь.
      - Что с вами поделаешь! В критической ситуации для вас вполне естественно насытиться ближайшим другом. Не думайте, что я шокирована.
      - С моей точки зрения - да. А с вашей, Мария?
      - Ну, когда я погибну, меня не будут волновать такие мелочи, верно?
      - Очень может быть. Но я считаю, пока нам не стоит попадать в щекотливые обстоятельства.
      - Да уж. Других забот хватает. И вообще, я иду спать. Доброй ночи, дон Симон. Завтра договорим.
      - Взаимно, ваше величество. Спокойного сна.
      Разговоры-разговорами, и лорд Исидро никого не пускает в свою душу... Мария не стала растолковывать довольной Истребительнице (одним упырем меньше!), каково для благородного идальго обречь на смерть своего ученика. Хладнокровно, без колебаний. Еще немного - и враждебный Спайку Саннидейл вместе с Ксандром, будет сидеть у королевы Олении в печенках. Образное выражение. Но, надеюсь, понятное.
      Вот почему пока Спайк с Исидро лечились за границей, из окон королевской спальни три женских голоса слаженно и слегка мятежно выводили:
      -... Вихри враждебные...
      В штабе Тимура (бывшем) было еще веселей.
      Сегодня - День Чекиста! Красные флаги над всеми башнями, салют из трехлинеек, пальба из наганов в копеечку. Неизвестно с какой радости музыкальная телеграмма (поздравительная!) Александру Шульгину:
      "-... Вы не поняли, Лорд,
      Я совсем не прошусь к вам в чертог...
      Мне вот только казалось -
      Нам есть, что поведать друг другу!.."
      И, к собственному удивлению, получили ответ! В адекватно-насмешливом стиле:
      "... - Еще не все погасли краски дня.
      Еще не жаль огня -
      Судьба хранит меня!.."
      Партия Гражданской временно растеряла находчивость и отделалась провокационным вопросом: "А где Антон?" Переписка моментально прекратилась. Правда, по углам шептались, что у Ривареса видели Игоря Ростокина... Но не громко же болтали! Поэтому не все верили. Надо бы Звягинцева перечитать.
      О-па! Шарль Перро, которому в воскресенье стукнет 300 лет, при жизни носил титул Бессмертного! С чего бы это, господа хорошие?
      - Взвейтесь кострами, синие ночи,
      мы - пионеры, дети рабочих!
      Близится эра борьбы и трудов,
      Клич пионера: "Всегда будь готов!" -
      - Слыхал, Деткин?! Посадку давай! - причалила к аликовскому окну серая "Фелита". Спиралевидную антенну украшала простреленная буденовка. Детектив распахнул окно, сорвав предупреждение: "Закрыто на зиму!", и веселый Яшка-Цыган спрыгнул на широкий подоконник. Подхватил и бережно поставил рядом Ксанку.
      - Даешь праздник в разгаре будней! - вопль принадлежал Гаврошу.
      Хозяйственный Макар Жук (он же - Следопыт), просочившийся потайным ходом, вызванивал Иржика. Связь клинило, и на экране возникала то облюбованная Детективом для варки кофе лаборатория Шерлока Холмса, то закулисная кухня Карлика Носа.
      - и как мы будем праздновать? - поспешил уточнить подозрительный Детектив.
      - А ты как думаешь? - задал тест на проницательность Гек Финн.
      - На "Фелите" прилетели. А могли бы в дверь войти. Мы куда-то летим?
      - Наш паровоз вперед лети-ит! - пропела Ксанка, сноровисто укладывая непонятные свертки и коробки в походные вещмешки.
      - На границе тучи ходят строем! - сообщил подробности Яшка-Цыган. - Давай Тимура поздравим.
      - А-а-а... можно попробовать, - согласился Детектив и первым запрыгнул в тихо шипящую "тарелку".
      Пока летели: Валерка Мещеряков помахал сборником загадок перед Деткиным:
      - Эй, дедуктивный наш, угадай: "Без рук, без ног -
      А ворота открывает"...
      Хмурый Алик (укачало на такой-то скорости):
      - Ну, и что это?
      - Загадка!
      - В смысле или вообще?
      Валерий поправил стильные очки (практически, Гарри Поттер!) и захотел ответить... И задумался.
      - Алик, "в смысле и вообще" - это ты о чем?
      - Во дает! Сам же у меня спрашивал!
      - Что я спрашивал?
      - Уже не помнишь? Рановато для склероза...
      Холостой выстрел и кручение пальцами у висков (особенно подзатыльники) прервали тупиковую викторину. К слову, подобные заезды в непролазные дебри остатков здравого смысла и логики для Совета Лидеров - любимое развлечение. Как только окружающие забывают, с чего все начиналось и о чем вообще речь - цель достигнута. Можно выдвигать свои условия.
      На горизонте показалась приграничная лесная полоса. Внизу горели посадочные костры. Ксанка протянула разочарованно:
      - Похоже, нас здесь ждут!
      - Ты уверена, что нас?
      - Особенно - что ждут?
      - Но там - костры!
      - И что? Разве мы похожи на бабочек?
      - Не похожи. Есть вариант - летим не на свет, а...
      - На тьму? В 23-е, что ли? Вон они последний огонь только что загасили.
      - Зачем?
      - Я понял!!! Ложись!!! На фоне костров мы - единственная мишень! Мам-м...
      Ба-бах!!! Ф-ф-ф-ш-ш-ш-шт-шт-шт-и-и-у-у-у-у...чвяк!!!
      ("шмяк" точнее, но "чвяк" - похожей)
      - Внимание! Всем постам! Потерпевшие по правому борту!
      - Эй, мы на суше!
      - Тогда - по левому флангу! Рысью бегом марш! Может, живой кто остался!
      А как же. Подумаешь, подбитая "Фелита"! Зато с Тимкой встретились.
     
      Двадцать второе Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      Никто на самом деле и не думал учиться. У всех голова забита наступающими праздниками. Главное - подарки. И - елка. Иначе говоря, открылся сезон охоты на Робин Гуда. Его вольная партия зеленых убеждена, что если каждый будет в ихнем лесу елки рубить - им прятаться негде станет.
      - Да мы в соседний лес едем! - пытаются отговориться несчастные лесорубы.
      - Ага, соседний лес вырубите - за нас возьметесь! - не сдавался Робин Гуд и волок гостей ужинать. Особенности шервудского гостеприимства пересказывать не будем.
      Отчего-то потянуло перечитать Мергиону. У нее день рождения первого января. "Кто родился в январе - вставай, наливай!" - Клинч придумал. Тост. Перечитали. Возникло два новых вопроса. Не книга, а чертик в табакерке. Чем больше читаешь, тем прикольнее. Вопрос 1. Название. (Заглавие) "Четыре чертовы дюжины". Ей-богу, четвертый раз перечитываем... Ну, почему 4, а не 5-6-7? Почему чертовы? И т.д. Или мы такие тупые? Ну, тут уж ничего не поделаешь. Говорят, это надолго.
      Вопрос 2. "Мергионе и в голову не могло прийти, что в ближайшие два года ни Сену, ни Порри даже в голову не придет ухаживать за ней." Цитата. Вопрос: А почему собственно?!
      Дальше для настроения. Несколько неправильных хокку. Нашего конструирования из мергиониного Указателя:
      "На дерево бубен повесил.
      Вдруг роза в саду распустилась.
      Задался вопросом: откуда?"
      "Среди непогоды и ветра
      Шаман из меня никудышный.
      Споткнулся - и мордой о камень."
      Мария - романтично настроенному Урри:
      - Сходи к Электронику. У него перед Новым годом настроение портится.
      - Почему?
      - Фантазия у некоторых бедная. Как карнавал объявляют - начинают присылать костюмы Терминаторов и робокопов. Гусев видит и шутит от всей души.
      - А душа у него широкая. "Робокоп", - задумчиво проговорил Урри, что-то припоминая, - Бр-р-р! Ладно, иду.
      В прошлом году "Шансон-бис" поставило музыкальную "Золушку". Новогоднюю, на новый лад. Диканьку тоже ставили. В позапрошлом. Песни о главном были. Чем пятое королевство удивит нас сегодня? Ставки принимаются со вчерашнего дня. Романтики голосуют за "Щелкунчика", скептики твердят о "Чапаеве в пустоте". Творческая элита желает смотреть легенду о Моцарте и Сальери в переводе на мобильные ритмы, робкие голоса заикаются о современности "Евгении Онегина", а Совет Лидеров с редким единодушием утверждает, что любой Новогодний огонек можно посмотреть в записи. А вот игнорировать королевский бал может только дурак. Никто не захотел попадать под этакий ярлык и массовый просмотр телепрограмм отложили до лучшего будущего. Например, когда у Лидеров вдруг иссякнут гениальные идеи и своевременные озарения.
      О! Свежая информация - хотят "Снежную королеву" перепеть. Ой, мамочки... А по НТВ премьера "Бременских музыкантов". Во-первых, они б еще пару лет подождали... Тоже мне - премьера! (Фильму больше года) А во-вторых, Трубадур ходит гордый-гордый, но озабоченный. Мало ли что. Всеобщий показ - вещь непредсказуемая. А фантазия у Фишки (атаманши разбойников) богатая.
     
      Двадцать пятое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      С РОЖДЕСТВОМ!!!
      И - отвалите, я спать хочу. Та-акая месса была... Мечта! Все, сплю. До завтра!
     
      Двадцать шестое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      - Не отдавай меня Исидро! - непривычно умоляющие интонации заставили королеву насторожиться.
      - Что ты натворил?
      - Я выздоровел! - Спайк прикончил первую алкогольную бутылку и потянулся за второй. - Видишь, какой красивый! За счет его птенцов...
      Пришлось вспомнить, чем (кем!) пожертвовал дон Симон, выхаживая раненого Спайка.
      - Исидро требует оплатить долг?
      - Да. Вампиры ничего не делают даром. И потом, это были его птенцы. Первые. Представляешь?
      - А сколько ему надо? - осторожно спросила Мария. Она знала своеобразную щепетильность Спайка, предпочитавшего оплачивать долги из собственного кармана. А его заработки оставляли желать лучшего.
      - Мария, не наивничай. Если лорд Исидро способен загрызть любого миллионера - на кой ляд ему деньги. Понимаешь?
      - Оплата натурой... Что это значит у вампиров?
      - На некоторое время он обещал отдать меня своим птенцам. Чтобы сполна ощутили вкус к жизни после смерти. Беспомощная бессмертная жертва, упиваться мучениями которой можно до бесконечности... А кровь страдающего вампира - вообще, такой кайф... Секса не надо... Хотя, если совместить... Не могу объяснить. Ты смертная, не поймешь. Это больше, чем блаженство. Эйфория, экстаз, пик эмоций... Душу продать можно... Еще выпить есть?
      - Подожди, какой смысл был спасать тебя, выхаживать, а потом заново искалечить?
      - Вампирские понятия долга чести. Я должен проявить благодарность.
      - Но не хочешь?
      - Ты бы захотела?
      - М-да... Блин, Исидро правда многим пожертвовал ради тебя... Ну-ну, не тушуйся. Успокойся! Я не отдам тебя. Обещаю. Можешь пить дальше. - Мария закутала плечи в теплую шаль и пошла искать стопроцентного идальго. И ни одной подходящей мысли в голове! Как разрулить проблему она не знала.
      Х-ха! Земляне обломались! В переносном и прямом смысле. Около 40 (60?) миллионов долларов - псу под хвост. На ветер. В никуда! Послали очередной модуль на Марс. Хотели, наивные, пробы взять, под поверхностью порыскать. Выяснить - была ли жизнь на Марсе. Ну и дождались: модуль на связь не вышел! и не выйдет. А вы как думаете! На Марсе жизнь не была, а есть! Из тридцати ранее посланных приборов сели только три. Впечатляет? Ясный пень, случайно. А один из спутников зря, что ли, не в ту сторону летает! Больше ему делать было нечего, как при мироздании в обратную сторону закручиваться! Нормальное логическое мнение такое: или под поверхностью или, скорее всего на этом спутнике, но жизнь есть. Древняя, у-умная, высокоразвитая. (Переразвитая) И до того ей самой существовать надоело, что сама себя сократила до минимума. Действительно - зачем кормить прорву народа с их мелко-бытовыми проблемами, если можно оставить в живых самых лучших, умных и дальновидных представителей расы. А чтоб им не скучно было свою расу представлять - соорудили грандиозный проект. Искусственно возрожденная и почти умело (за дальностью расстояния всякие сбои возможны) направляемая эволюция разумной жизни на Земле. Планета - полигон. Вот, мол, гении вы наши, смотрите, до чего могут дойти цивилизованные народы, когда их слишком много и не пытайтесь возродить собственную популяцию. Играйте в живые шахматы. И - точка. Так что, пока нам не разрешат - фиг Земля получит, а не пробы грунта "с остатками жизнедеятельности". И даже, если получат - то, что подсунут. Не готовы мы еще на равных говорить с Космосом. Потому что фантаст и фантазер - профессии разные. Все предвиденья Жюля Верна сбылись. Почему тогда не предположить, что и другие фантасты могут подать дельную мысль? А если слушать одних ученых и военных спецов НАСА... Они насоветуют... Я к тому, что кто как, а я больше и в первую очередь поверю Звягинцеву, чем лучшему научному центру Земли. Вторая попытка связаться с "Биглем-2" не удалась. На поверхности в зоне посадки (предполагаемой!) аппарат не обнаружили. Может, марсиане его забрали и переделывают на свой вкус? Подождем. (А чего, собственно? И так все ясно).
     
      Двадцать восьмое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      Хотя никто даже не пытается сделать вид, что это так.
      С завтрашнего дня начинаются школьные елки. Так сказать, генеральные репетиции королевского бала.
      Лучия, очарованная виртуальной кухней Иржика, где поесть могли только обладатели шестого чувства, примеряла один парик за другим. Собиралась быть Златовлаской. Мик Майкл не желал другого кумира, кроме вольного Зорро. Ну, а Иван-царевич упивался сказкой о Золотом петушке. (Самый младшенький отпрыск королевской фамилии тоже мог задолбать роту нянек и даже терпеливых тимуровцев) Кукарекал он едва ли не громче Питера Пэна.
      О! Идея! Надо провести турнир. Кто лучше кукарекает. Проигравшие... О! Будут в качестве тренировки для реванша весь месяц кукарекать с Больших Часов вместо Машки. Три раза за ночь. И чтоб спускались каждый раз! Там три сотни ступенек... Офигительное развлечение.
      Поздний вечер. Гостиная королевы.
      Спайк нервно перелистывает пестрый журнал. Вздрагивает от малейшего шороха. Все время прислушивается. Пьет. Мария молчит. Искоса поглядывает на бледного парня и усердно читает. Ну, кого еще можно читать в такой напряженной атмосфере? Конечно, Белянинского Ландграфа. Общий смысл его подвигов: довести проблему до абсурда, она сама и утрясется. Главный вывод: сидя в кресле подвигов не совершишь. "Не натворишь", - тут же поправила себя королева, перечитывая рецепт коктейля "Харе Кришна". Бочонок кислого молока с ведром подсолнечного масла впечатлял. Тянуло проверить и его запасной вариант с красной рыбкой на практике. На ком бы только?
      Спайк, оказывается, сам читать не мог (нервы!), а следил за королевой по миелафону. И когда Лидеры успели ему розеточку индивидуального кристалла подогнать? Это ж полгода тщательной настройки! Наверно, вампирьи мозги устроены иначе. "Конечно, иначе, - хмыкнул ехидный голос внутри Алика, - они же мертвые! Лет двести." Ну, мертвые или живые, а соображают. Наслушались ландграфовских эпопей и выдали:
      - Мария, спасибо за поддержку. Я пойду.
      - ?!
      - К Исидро. Глупо шарахаться от каждого куста. Всю жизнь прятаться? Не желаю! Отслужу - и на свободу с чистой совестью! И вообще... неизвестно, кто кого вымотает...
      - Спайк... мне нечего сказать... Я тобой горжусь. Не ценит тебя Баффи, мой дорогой, совсем не ценит.
      - Она - Истребительница. Все правильно. Я не в обиде. Привет Неумершим! - помахал ручкой Спайк возникшему из темноты Исидро. - Давно ждем!
      - В самом деле, дон Симон, - поддержала нахального и дерзкого от испуга друга Мария. - Мы вас заждались. Специально нас изводите?
      Исидро замер. Неестественно. Жутко.
      - Вы не возражаете, Ваше Величество?..
      - Лорд Исидро, если вы думаете, что я не умею быть справедливой, то это оскорбление. Никто не требовал спасения Спайка во вред вам.
      - Но другого выхода в тот вечер не было.
      - Правильно. Считайте - мое уважение перешло все границы. Как я могу препятствовать законному праву на компенсацию! Прежде чем вы уйдете, можно задать один вопрос? Нет, два вопроса? Это все, о чем я вас прошу, Исидро.
      - Да сколько угодно, ваше величество! Тем более - всего два! Спрашивайте!
      - Как велика вира за погубленных?
      - Три дня. Вернее, ночи. Выжившие питомцы заслужили награду. Будет им вместо выпускного бала.
      - Хорошо. Второй вопрос. Поймите меня правильно... Ведь молодые вампиры неопытны. Если они переусердствуют, случайно, конечно, вы...
      - Не беспокойтесь. Я не оставлю Спайка в опасном солнечном месте. Уверяю, его бессмертию ничего не угрожает. Мы можем идти?
      Не успела Мария кивнуть, как вампиры исчезли.
      В первую ночь Спайк добрался до убежища сам. На вторую его принес Исидро. И - заставил Марию прослезиться от благодарности и умиления.
      - Мария, я обещал птенцам отдать Спайка на три дня?
      - Да. А он завтра встать сможет?
      - Не волнуйтесь. Я им солгал.
      - Что???
      - Вампиры - самый недоверчивый и не стоящий доверия народ в мире. Если мои подопечные хотят выжить, пусть учатся не верить никому. Даже мне. Спокойного сна, ваше величество! - и не дожидаясь бессвязных слов благодарности, растворился в предрассветных сумерках.
      Праздничное настроение на "Доске Об"явлений":
      Вот она, елочка наша,
      В блеске лучистых огней!
      Кажется всех она краше,
      Всех зеленей и стройней.
      В зелени прячется сказка:
      Белая лебедь плывет,
      Зайчик скользит на салазках,
      Белка орехи грызет.
      Вот она, елочка наша,
      В блеске лучистых огней!
      Все мы от радости пляшем
      В день новогодний под ней!"
      (вдохновение таки нашло Цветика!)
      Светлые, добрые стихи. Ностальгическое настроение. Хочется вершить добрые дела и всех любить. Кто же знал... Кто мог знать, что правы окажутся древние. В очередной раз. Когда говорили: "Ожидание праздника часто лучше самого праздника". Черт! Могли бы хоть раз ошибиться.
     
      Двадцать восьмое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      Бывают неудачные дни. Обидно, когда они на праздники приходятся. Начальный Новый год в школе провалился. Завуч заболел. Zet уехала на межгалактический симпозиум. Читать доклад "Земляне. Кто они?" Вожатая героически боролась с гриппом, и подготовку к празднику пустили на самотек. Ответственными считали себя все, но надеялись на соседей. В результате никто ничего путного не сделал. За что такое наказание? Народ весь день, весь вечер и часть ночи готовится. Пришивает мишуру, меряет короны, подгоняет плащи, размахивает шпагами, завивает локоны, подбирает ленты, косметику и спецэффекты. Утром вскакиваем ни свет ни заря, в полутьме пьем чай, наощупь впрыгиваем в брюки, юбки и свитера, хватаем наряды, радостно спешим на предполагаемый дружный хоровод с добрым Дед Морозом и прекрасной Снегурочкой... А что в натуре?
      Полтора часа тягомотины, разваливающейся на глазах якобы новогодней пьесы, беспардонно переделанной со штампа новогодних приключений Маши и Вити. Заказанные из параллельных классов (нет, чтоб на профессионалов из "Шансон-бис" раскошелиться!) артисты поминутно забывали текст и вообще самые теплые слова произносили с видом приговоренных к расстрелу через повешение. Даже ребятня, измученная неподвижным сидением и нудной развлекаловкой, еле-еле выдавили приготовленный лит.монтаж. Когда все готовы были завыть от ничегонеделания, а непоседливая Лучия порывалась казнить всех участников представления, начиная с положительных героев (Ну как можно с третьей попытки не освободить одного хилого Нового года! А Зимушка-зима вообще посмела явиться без короны и снежной вуали. Стыд!), так вот, засидевшихся учеников ждали три коротких танца, подобие традиционной игры и... Сказка о Красной Шапочке (!) на английском (!!) языке. В Новый год! На утреннике!!! Слов которой не понимали ни артисты, ни зрители.
      Почему? Никогда королевская школа не переживала такого позора. А кто ответит за испорченное настроение? Но почему? Где был хваленый Совет Лидеров? Совет Лидеров был занят. Он бастовал. А действительно, почему нам больше всех надо?! Сначала отправили Тимку, куда Макар телят не гонял (в тайге коров не пасут, тигры съедят), а мы что - рыжие и за порядком следить и веселиться не отходя от кассы?
      Сегодня народ убедился, каково без сюрпризов и неуемной энергии балы устраивать. Валяйся на диване и жди, когда приползут с извинениями и просьбами в следующий раз посодействовать, поднажать, не подкачать. Но грызет червячок сомнения. На душе паршиво. Тошно. Мы не правы! И директору настроение зря испортили. Радостно так подстерегли в коридоре и на полном серьезе сообщили, что худшего Нового года не видели. Огорчили человека. Он-то здесь при чем! Ладно, пойду переживать. По телеку "Бульвар Капуцинов" показывают. Классная синема!
      Многозначительная пауза. Невесть как просочившийся Том Сойер вчитывался в отвратительный почерк Лидеровского летописца. Почему-то хочется добавить "горе-", но погожу маленько. Посмотрю, как фишка ляжет. Минут через десять Том дочитал и щелкнул кнопкой на браслете. Черном. Килограммовом. Лидеровском. (Подробности см. в инструкции) Проще говоря - в течение часа деткинскую рукопись перечитала половина "Шнырлицев". Переглянулись. У каждого в ясных глазах невинно репрессированных ангелов разгорались неугасимые бесовские огоньки вечного лидерства. (Во, выразился) Что-то никто не мог припомнить, когда это они бастовали. Ага.
      - Спасай Председателя! У него депрессия.
      - Будем Сьюзен Келвин вызывать, или пожалеем?
      - Кого?
      - Доктора Келвин, конечно. У нее и без нас работы выше крыши. Пауэлл и Донован снова обнаружили непредусмотренные теоретиками неприятные возможности у очередного робота.
      - Стоп. Мы не о Космосе. У нас с Детективом проблема.
      - У нас или у Детектива?
      - У нас из-за Детектива.
      - Если у него плохое настроение, пусть в темпе меняет его на хорошее и не морочит нам головы!
      - Он не может.
      - Почему?
      - Не хочет.
      - Почему?
      - Не может.
      - Блин.
      - Офигеть!
      - Ешкин свет...
      - Вот это диагноз, я тащусь!
      - Ребята, спасибо за внимание, но... может вы в другой раз зайдете?
      - Чего?
      - Шли бы вы отсюда, я занят!
      - Скажи - чем, и мы уйдем!
      - А-а... э-э... ну-у... это...
      - Суду все ясно. Клиника. Полный анамнез. Товарищ подросток, не будь дитем, а будь борец и деятель!
      - Лучше сейчас, чем потом!
      - Не трусь, больно не будет!
      - Ну, разве что в первые сто лет!
      Подбадривающие крики со всех сторон заставили Алика растормошиться. Он убедился, что от заботливых друзей не скроешься, и довольно миролюбиво спросил:
      - Что я должен делать?
      - Всё! - подробно объяснила Пеппи, распахивая окно. Если есть неудобный выход, о двери Лидеры не вспомнят. Секунда - и вниз полетела первая простыня. Вернее, часть простыни. Один ее угол рыжеволосая силачка крепко зажала в кулаке. Гек Финн держал наготове пододеяльник. Пашка Гераскин - банное полотенце.
      - Лезь! - скомандовали побледневшему Алику.
      Вы знаете, слез. На ходу, по-скаутски, одной рукой связывая спускаемые из окна вещи, Детектив благополучно добрался до клумбы с увядшими розами. Спрыгнул. Перевел дух. И живенько откатился в сторону. Следом, без страховки, сиганула несравненная Пеппилотта.
      Что было дальше описать трудно. Смотреть надо. Оптимально - участвовать. Разрезвившиеся "Шнырлицы" делали, что в голову взбредет. Невзирая на окружаюших и хорошие манеры. На улице - синяя зимняя ночь. Безлунное небо. Легкий морозец. И - тишина... Была, пока Лидеры развлекаться не начали. Скакали галопом на своих двоих взад-вперед по тисовой аллее, прыгали по деревьям в дубовой роще, с гиканьем ходили колесом и играли в чехарду на Главной площади, маршировали под окнами дворца четко в ногу и дружно пели. Что пели? У-у-у... в сочетании со строевым шагом...
      - Сколько на елочке шариков цветных!
      Розовых пряников, шишек золотых...
      Запел было Деткин, но Иванов-Баранкин любил четкие указания и громко перебил:
      - Мы сейчас пойдем налево -
      раз, два, три!
      А потом пойдем направо -
      раз, два, три!
      А теперь подскок на месте -
      раз, два, три!
      - Ты в ладоши громко хлопай -
      раз, два, три!
      Выглянувшие на шум чекисты оторопели.
      А команда неуправляемых "Шнырлицев" уже топала гуськом по песчаной дорожке из битого желтого кирпича, монотонно выкрикивая: "Я - луноход Би-Би-2! Я - луноход Би-Би-2!!" Очевидно, играли в сломанный модуль "Бигль-2", потерявшийся в районе Марса.
      Обратно веселая компания возвращалась широкою цепью, положа руки друг другу на плечи и раскачиваясь, как в шторм на пароходе. Задушевно выводили:
      - Как упоительны в России вечера...
      Знаю, счастье нас с тобой ждет...
      А песни - довольно одной,
      Чтоб только о доме в ней пелось!!!
      Вдруг из какого-то окна вылетела подушка и дикий вопль: "Дайте поспать, черти!!!"
      Лидеры осмотрели друг друга, чертей не нашли и успокоились. Претензии не к ним. Зато они окружили кстати свалившуюся подушку новогодним хороводом и давай выплясывать, как вокруг елки. Счастливое детство!
      - Я люблю Буги-вуги,
      Я танцую Буги-вуги
      Каждый день!
      - На танцующих утят
      Быть похожими хотят...
      - И уносят меня
      В звенящую снежную даль...
      - Облака-а, белогривые лошадки-и...
      Коронной стала "В лесу родилась елочка".
      Разошлись после трех. Кто спать, а Алик завтракать. Аппетит разгулялся. Вместе с настроением, а не то шиш бы его отпустили с морозной улицы в сонный кабинет! И вам всем - спокойной ночи!
     
      Двадцать девятое Декабря - Месяца Серьезной Учебы.
      - Фигаро, Фигаро, Фигаро -
      Это танцы, песни, смех!
      Фигаро, Фигаро, Фигаро -
      Я люблю сегодня всех!
      Хорошо, когда с утра хорошо. Отлично вчера позажигали! Полдворца до сих пор гадают, с чего это у нас вчера крышу снесло. Чего-чего... заряд не рассчитали. Думали - пиротехника для фейерверка... Оказалось - склад боевых припасов на всякий случай. Пожарники сначала ругались, но им объяснили, что зато Новый год пройдет спокойно. Два раза в одну воронку не падают.
      Робин Гуд победил! Ему Трубадур помог. Громко спел героическую балладу. В душу проник, сердца согрел, совесть пробудил. Спорить с веселым стрелком оказалось неловко. Елку во дворец не привезли. Лидеры снова были вместе.
      - И живут и поживают
      Всем законам вопреки
      И ничуть не унывают
      Эти вольные стрелки.
      Спят, укрывшись звездным небом,
      Мох под ребра подложив,
      Им, какой бы холод не был, -
      Жив - и славно, если жив.
      ... И стрелков не встретишь лучших.
      Что же завтра, где их ждут? -
      Скажет лучший в мире лучник,
      Славный парень - Робин Гуд!
      - Слышали уже. Другие предложения есть?
      - Надо посоветоваться.
      - С кем?
      - Да с кем угодно! Например, с Марией!
      - Правильно. Раз королева - пусть за всех думает.
      - Мы, выходит, совсем полное ничтожество?
      - Один раз можно подхалтурить.
      - Ты сам, Алик, первый написал, что у нас забастовка. Тебя просили? Теперь не жалуйся!
      - Уговорили, молчу. Но если не нравится - ищите нового летописца. Я, собственно, не напрашивался...
      - Прекратите ссориться! Лидеры, называется! Пошли к королеве.
      - А где она?
      - Ура! Даешь повальный розыск! Нашедшему - литр колалоки. А вовремя сообщившему всем остальным - два!
      Совет Лидеров брызнул в разные стороны со скоростью пробок от шампанского. Алик Деткин не побежал. Присел на широкий подоконник в гулком коридоре и дедуктивно помыслил. Урри третий день мастерит что-то техническое с Элеком. Арамис отсыпается от рождественской службы и воркует с г-жой де Лонгвиль. Тимка в армии. Партия Гражданской пока никого не трогает. Лорд Исидро аристократично холоден, загадочен и всех держит на расстоянии. Так кто в последнее время пользуется благосклонностью королевы? В ночь и заполночь? Спайк Кровавый! И Детектив зашагал в западное крыло. В 66 сектор. Территория из заброшенного спортзала, нескольких раздевалок с отключенным душем и темными кладовками, забитыми списанным инвентарем. За баррикадой из матов и козлов в одном таком чулане стоял бордовый гроб. Возможно, где-то были еще несколько. Неважно. Главное, что здесь любил бывать Спайк Кровавый. Когда не досаждал Саннидейлу. Деткин угадал.
      Раздраженный вампир расселся на крышке гроба в полуголом виде. Великолепие соразмерной мускулатуры. Обиженное на весь свет Зло.
      - Знаешь, сколько поздравлений мне прислали на Рождество? Ни одного!
      - Я знаю. Ты всю ночь провел в склепе. Один. Никто в Саннидейле о тебе не вспомнил... Спайк, я сочувствую. Но ведь Лидеры тебя не забыли?
      - О-о, эти... Просто завалили подарками.
      - Любопытно. Покажешь?
      Спайк откинул крышку гроба. Музыкальной. Нежный перезвон выводил: "Спи, моя радость, усни!" Вампир пошарил в шкафу и предъявил бутафорские клыки из пластмассы. Этикетка гласила: "Запасной вариант". Кроме того, в наличии имелись: ящик консервированной крови всех групп с надписью: "От благодарных доноров", кошелек, набитый серебряными долларами, роскошный плащ черного шелка. С яркой картинкой: граф Дракула, питающийся юной девой, в обрамлении фосфоресцирующих букв: "Люблю халяву!" Подкладка плаща была ослепительно белой. С одной стороны. И ярко-алой с другой. На капюшоне скалился Веселый Роджер с табличкой: "Не подходи. Убьет!" В центре спортзала красовался дельтаплан. В виде крыльев летучей мыши. Набор дисков с леденящей кровь музыкой и видеокассета, набитая рассветами всех частей света и всех времен года. Довершала набор бутылка столетнего коньяка из коллекции графа де Ла Фер (гарантия качества).
      Мария улыбнулась.
      - Ты на них не обиделся?
      - Я знаком с чувством юмора. И потом, коньяк оказался не отравленный.
      - Утешает, правда?
      - Угу... Но, Баффи...
      - Да, нехорошо получилось. Не привыкли они тебя за человека считать, понимаешь?
      - Если я застрелюсь у них на глазах, они поверят, что я - хороший?
      - Вряд ли. Ты, мил друг, бессмертен. А доверять тебе без оглядки может только дурак. Например, я считаю тебя обалденным парнем, иногда даже ревновать к Истребительнице хочется, но забыть, что, как вампир, ты съешь меня при первой возможности, не могу. Кстати, это не плохо. Наоборот. Накал эмоций, регулярный адреналиновый допинг, жизнь на грани дозволенного и непредсказуемые ночи... Спайк, ты очень ценное приобретение первого королевства.
      - Спасибо... А-а, черт! - Спайк запустил чугунным ядром в стену. Стена рухнула. - Никто меня не любит... Никому я не нужен! Для банды Джайлза я - пустое место... Дьявол их побери... Я чуть не стал ковриком под ногами Истребительницы! А они... Хоть бы гранату бросили - и такому вниманию я бы обрадовался. Ну, все. Они меня достали! Хватит быть самым нестрашным монстром Вселенной! С завтрашнего дня начинаю звереть...
      - Почему не сейчас?
      - Мария, ты мне нравишься. И меня здесь хорошо принимают. Есть идея: я тебя делаю вампиром, ты едешь в Саннидейл и кусаешь всех моих обидчиков! А взамен получаешь вечную молодость и красоту...
      - И ни одного рассвета. Нет, Спайк. Почему сам не хочешь разобраться?
      - Не могу причинить вред Истребительнице. Я ее люблю!
      - Спайк, милый, я не могу стать вампиром!
      - Знаю. Но должен же я был хоть попробовать тебя соблазнить! Ладно, пошли прошвырнемся?
      - У тебя есть план?
      - Это у меня есть план! - выступил из-за угла Алик Деткин. - Мария, тебя ждут в Совете Лидеров.
      - Лидеры? - оживился Спайк, плотоядно облизывая клыки, - такие энергичные, аппетитные существа? Я с вами! Мне тоже интересно. И хочется поблагодарить за подарки!
      Почему каждая фраза в устах хорошего вампира звучит двусмысленно? А ведро колалоки я заработал!
      Лидеры и Спайк с королевой.
      - Джентльмены и леди остались без елки?
      - Жалко рубить природу на дрова.
      - А выкопать не пробовали?
      - Пробовали. Не интересно.
      - Не понял?
      - Спайк новенький, расскажи, Питер.
      Питер Пэн сделал изящный пируэт вокруг люстры.
      - Робин Гуд еще в прошлом году возникал. Тогда решили каждую елку после бала не выбрасывать, а высаживать в специально организованный Новогодний лес. Представляешь - целый лес (лет, этак, через триста), целиком из новогодних елок! А вдруг он станет волшебным?!
      - Ну, и?
      - А для этого у каждой елки должна быть своя история. В прошлом году елку выкапывали. Просто и без затей. Только рулетку у Тимки подменили, чтоб прикольнее было... Как он потом ее в зал впихива-ал... А что делать в этом году?
      Спайк пожал плечами. Глаза у него постепенно наливались потусторонним сиянием. Интересные люди - Лидеры первого королевства.
      - Ага, - сообразила Мария, - вам новогодний сценарий требуется! Гм...
      Королева покосилась на подобравшегося Спайка.
      - Может, поставим на уши весь Саннидейл? Пусть Ксандру будет весело?
      - А как?
      - Давайте похитим Ключ в другие миры в виде Дон. А выкуп - пятьдесят поцелуев Истребительницы. (Каждому?! - А.Д.)
      - Ни за что не поцелует! - убежденно отказался Спайк от соблазнительной халявы.
      - Почему вдруг? - заинтересовались Лидеры.
      - Я вчера сказал Баффи, что у Дон красивая шея... Она заорала: "Не смей присматриваться, кровопийца зажившийся!" - и размазала меня по стенке.
      - Бедняга! - посочувствовала Мария. И обрадовалась. Во-первых, ей вовсе не хотелось в Саннидейл, а во-вторых... Под окнами Секретной комнаты разучивали противопожарное заклинание начинающие волшебники:
      - Гори-гори ясно, чтобы не погасло!
      - Итак, господа Лидеры, проблемы необычной елки больше нет. Где в Новый год могут расти самые сказочные деревья?
      Тридцатисекундная готовность - ответ получен.
      - У костра двенадцати месяцев!
      - Братцы, как же им одиноко каждый Новый год!
      - Одни и те же лица!
      - Озабоченные падчерицы!
      - Капризные принцессы!
      - И всем чего-то надо!
      - И только мы созданы на радость людям!
      - Даешь лесное великолепие! Сюрприз - на каждый месяц!
      - Э-э... вообще-то, ночью темновато. Пока будем добираться - вдруг кто-нибудь заплутает?
      - Поставим вехи! Разметим каждый метр!
      - Точно! Подснежниками - в подстаканниках!
      - На подносах!
      - Робин Гуда предупредите, а то решит, что готовится планомерная оккупация и откроет стрельбу.
      - За работу, Лидеры! Да, чуть не забыли... Подарки! Каждому месяцу!
      - И - Снегурочку на конкурсной основе!
      - Вот последнего не надо, - заикнулась было Мария... но в комнате уже никого не было. Спайк не в счет. Выражением его лица можно любоваться.
      - Спайк, садись ближе. Слышал о конкурсе? Предложи Баффи подать заявку!
      - Кто такая Снегурочка?
      - Внучка Санта-Клауса.
      - Я похож на Санта-Клауса? - вампир культуристски развернул плечи, хищно обнажил клыки. Глаза сияли...
      - Н-нет...
      - Тогда какой, к черту, Санта рядом с моей Истребительницей!
      - По-онятно...
      Но Спайк еще не все сказал:
      - Я предложу Ксандру послать на конкурс его Анненку. Снегурочка-демонесса, не слабо, да?
      Мария пристально посмотрела на ухмыляющегося вампира:
      - Ты ничего не делаешь бескорыстно. И с Ксандром у тебя своеобразные отношения. Признавайся, в чем наколка?
      Улыбка Спайка затмила сияние полной Луны:
      - Я видел ваш Новый год. Деду Морозу полагаются зайчики. Много симпатичных белых пушистиков. Водящих хоровод вокруг Снегурочки!
      Королева почувствовала себя на вершине блаженства. Спайк - отменный негодяй. Можно спорить на корону, что жюри он вмиг уговорит отдать костюм Снегурочки Ане, которая отчего-то больше всего на свете боится кроликов! Для бывшего демона страшнее зверя нет... Да еще белые... Представьте ее в окружении ожившего кошмара из ушастых созданий - и согласитесь: Новый год получится незабываемым. Для всего Саннидейла. Спайку, конечно, опять набьют морду, но ему льстит и такое внимание Истребительницы. Королевы иногда любят хулиганить. Поощрительные объятия на дорожку - и Спайк умчался приглашать подружку Ксандра на кастинг внучек Санта-Клауса.
     
      Шестое Января - Месяца Великих Игр.
      Рождество! Святки! Сочельник!
      С 1-го по 2-е ничего не помню. Спал. Но встретили на "двадцать с плюсом"! Рождественская елка тоже - отпад! Классика! Понравилось! Отличная дискотека! Только с каких это пор Метель дороги заметает, а Пурга - разметает? Она что - дворник?
      Теплый рождественский вечер. Высматриваем первую звезду в ожидании ужина... Довысматривались!
      Ворвалась полыхающая зеленым огнем Собака Баскервилей и перепачкала светящимся фосфором весь ковер. Следом ворвался полуодетый (пальто на майку и кепка в кулаке) Алик Деткин. Он же - Детектив.
      - Сидите? Ничего не знаете? У Холмса день рождения!!! Сегодня!!!!
      - Айда к нему колядовать!
      - Помилуйте, он не в курсе наших обычаев!
      - Ничего, Холмс умный, догадается!
      - Хо-одила Коляда
      Накануне Рождества,
      Искала Коляда
      Боярского двора...
      - Кто родился в январе - вставай, наливай! Тост! Клинч придумал!
      - С днем рож-де-ни-я!!!
      - Ого. Вы не скучаете, мистер Холмс!
      Еще бы! Гостиная полна под завязку. Гости усаживаются на подлокотники кресел и подоконники. Стулья, каминный коврик и лестница-стремянка давно заняты. Под потолком метушится огонек феи Починки. Ловко огибая жесткие формуляры и газовые рожки, ее ловит Питер Пэн. "6 января 1854 года"
      "Холмсу многие подражали. Но никто не превзошел."
      Абсолютно справедливая фраза из новостей Жизни. Холмс хочет скрыть гордость и радость за самого себя, но его многие хорошо знают, так что зря старается. Между прочим, Мориарти приехал вместе со Степлтоном. А вы как думали! Раз Холмс не утонул в Рейхенбахском водопаде, то и королю преступного Лондона там делать нечего. Согласитесь - классная афера сорвалась абсолютно случайно... Какой сюжет был: проклятие древнего рода, злобный наследник, жуткие монстры... Да на фиг не нужен был в ту ночь псине младший Баскервиль! Холмса должен был ловить на болотах страшный зверь. Но случилось, как случилось, дело прошлое. И вообще, нет надежней друга, чем закадычный враг.
      С Днем рождения, Великий Сыщик, лучший в мире Детектив!!! Нам бы твое долголетие и интуицию!
      - Но кокаин все же вреден! Что бы вы ни говорили, мистер Шерлок Холмс!
      - Настырный вы человек, Председатель! Впрочем, я не спорю.
      - Ага. Вы пренебрегаете его побочными эффектами.
      - Совершенно точно, мистер Алик.
      - Вы неповторимо интересный собеседник, мистер Холмс. А что у вас вон в той желтенькой трубке?
      - Опиум для народа, наблюдательный вы мой.
      - ?!?
      - Когда я хочу в одиночестве поразмышлять о собственной гениальности и несомненных преимуществах дедуктивного метода над слепым обожанием Ватсона, я курю опиум. Точнее, закуриваю - и через две минуты оказываюсь в полной изоляции, - Холмс говорил, а сам сопровождал объяснения наглядным примером. Два пыха заряженной трубки - и гости торопливо потянулись на выход. В знаменитой квартире 221-бис на Бейкер-стрит остались двое. (Спящий Ватсон не считается) Великий детектив, утопающий в желтом тумане опиумных грез и Собака Баскервилей. Проклятию Девоншира было фиолетово, где оставаться - к утру коврик перед камином целиком заняли кругленькие пищащие комочки. Собака Баскервилей благополучно ощенилась. Девять штук черненьких в складочку и один беленький и пушистый. Минимум месяц Шерлоку Холмсу придется по воздуху перемещаться, не иначе. Материнский инстинкт псины достигал радиуса двадцати метров. Даже Детектива, который баловал ее охотничьей колбасой, она сначала роняла на пол, тыкалась в горло... и лишь потом узнавала. Поэтому Алик который год зимой и летом ходил в бендеровском шарфе, раза три обмотанном вокруг шеи. Зимой ничего, удобно. А летом многие косились. Но не предъявлять же каждому встречному фотографию любимой собаки! (Если предъявлять саму собаку - встречных не напасешься). Возникал опасный симптомчик - Детективу постепенно становилось все равно, как он выглядит и что о нем думают. От чего периодически и лечили его заботливые друзья.
      Все, хватит о личном. Вокруг - целое королевство!
      И? Когда же я высплюсь?!
      "БК" вредничает. Требует добавочную память, новый диск, провод, коврик, запасной бесперебойник (на фига?!) и вообще, чего-нибудь новенького... Ну, хоть корпус... Блин. Да легче его целиком в утиль сдать! И вентилятор ему не нравится! Где я ему под новый год комплектующие достану? На них еще заработать надо! Так. Минуточку... О! А что это Урри мастерил с Электроником на базе любимого мотоцикла? Он же над ним трясется - байкерам и не снилось. И вдруг: "Самоделкин, заходи!" Гм... а где они строят? Все мастерские на замке? А в гараже из фильма Сыроежкин плутонарий организовал. Эй, Пыпин, свистни оркестру! Наводка нужна!
      - ш-ш-ш... Как бы ни был мой приговор строг -
      Я вернусь на родимый порог...
      Не понял...
      Урри в 23-ем? С Электроником?? Добровольно?!? Может, еще и Стамп с ними?
      - Шефы тоже люди. Электроник сказал, - Мария возвращалась с рождественского богослужения под руку с Арамисом и г-ней де Лонгвиль. - Элек говорит - даже крутому боссу бывает плохо без тепла. Без человеческого отношения.
      - Какое отношение имеет мотоцикл к человеческому теплу?
      Мария подозрительно прищурилась:
      - Что ты знаешь о дельтапла... тьфу... мотоцикле?
      - Мария, ты проговариваешься только когда волнуешься. Откуда вдруг дельтаплан? На фига крыльям колеса?
      - Чтобы летать. Ясно?
      - Нет.
      - Другого объяснения не будет! - королева вознамерилась величаво проплыть мимо приставучего подданного, но не вышло.
      - А Элетроник по своей воле к Шефу поехал? - Алик распахнул блокнот и взял наизготовку паркеровскую самописку.
      - Нет, в чемодане! - раздраженно процедил Арамис, мечтающий о вкусном ужине в компании очаровательных женщин.
      Деткин не дрогнул даже при виде обнаженной шпаги. То-есть, не от чего было вздрагивать. Фаворит королевы был в сутане, а к ней шпагу не пристегивают. Привычное движение руки к эфесу закончилось обломом. Мария уткнулась в пышный веер, г-жа де Лонгвиль открыто хихикнула. Шевалье д'Эрбле не выносил насмешек судьбы.
      - Так я пошел? - невинно осведомился Деткин, перемещаясь в строну т-центра.
      - Ку-уда? - цапнула мальчишку за воротник королева. - Когда Урри будет нуждаться в личном летописце, он сообщит. А пока не смей нос за границу высовывать! Могут у людей быть тайны?
      - Могут. Но не от меня! - строптиво буркнул Алик, выскальзывая из пальто и вламываясь в ближайший секретный ход.
      - Ну-с, - довольно приобнял прекрасных спутниц ветреный аббат, - Эл с Урри что-нибудь придумают, а мы до утра можем быть спокойны. Детективу не до нас.
      Пока Деткин ловил сенсацию в 23-ем королевстве, а Собака Баскервилей вылизывала пищащих щенков на Бейкер-стрит, в его комнату проник Том Сойер. По делу. Хотел с "БК" в морской бой поиграть с эффектом присутствия. И не удержался. Раз хозяина нет, почему бы не сделать человеку приятное, и не навести порядок в его столе?
      Итак, джентльмены... что у нас тут валяется?
      Том с трудом выдвинул центральный ящик. Ого! Детектив хоть когда-нибудь уборкой занимается? Пакетики из-под чипсов и сухарей, ореховая скорлупа, карандашная стружка, образцы грязи десяти районов королевства, набор для снятия отпечатков пальцев. Карманный перископ, сломанная лупа, полбинокля, открытки с горными вершинами и альпийскими лугами, обрывок шоколадной фольги, двадцать два пакетика кофе разных фирм. Безымянный лазерный диск, блокнот с кучей телефонов неизвестных друзей и непроизносимых И-нетных адресов, несколько диктофонных кассет, пасхальное деревянное яичко, пять сортов жвачки. Русско-английский разговорник и словарь чешского языка, зеркальце от девчачьей пудреницы, того же сорта носовой платочек кружевной, надушенный), одинокая сережка (позолоченный серебряный полумесяц). Фломастеры, огрызки карандашей, баночки с тушью, ластики, линейки, тюбик "Момента", растрепанные кисточки, подсолнечная шелуха, кукурузный початок и... - вот, удача! - тонкая тетрадка в непроницаемой черной обложке. Том Сойер вернул на место все, что нашел, кроме тетради. Задвинул ящик, раскрыл находку. Так он и знал! Лавры Вольхи Редной лишили Председателя покоя. В самом деле - два вампира для одного чересчур положительного королевства многовато. Вот Алик и попался.
      Заголовок и одно-единственное предложение текста сообщали:
      "Достоверный конспект.
      Вампиры. Как они есть, спать и быть.
      Наблюдения Алика Деткина.
      Совершенно точно установлено: толком о вампирах никто ничего не знает!"
      Еще шесть листов занял список литературы, в которой хоть раз упоминалось слово "вампир". В смысле - читайте и делайте выводы сами. Том Сойер покраснел, швырнул тетрадь в стол и вылетел из комнаты. Он понял, что его надули. Разумеется, Алик знал о вездесущности друзей и принял меры. Наблюдать и экспериментировать, тем более - рассуждать письменно, Детектив любил. Значит, где-то лежала настоящая тетрадка с информацией о природе вампиризма. И раз она лежала неизвестно где - факты имели место быть. Для посвященных. На этот раз единственным посвященным Алик посчитал себя. Вихрастый персонаж Марка Твена поклялся в ближайшие дни все припомнить скрытному Председателю..."
     
      Здесь дневник обрывался. Да и секретов в черной тетрадке особых не было. Начиналась, например, она так: " Вообразите, что у вас есть знакомый вампир..."
      И пока не продолжалась. У Алика фантазии не хватило представить, что кто-то в Жизни способен терпеть у себя под боком вампира. Или поверить в них.
      К тому же Детектив был малость озадачен. На днях из кладовки пропали реактивы для фотографий. Проявитель там, закрепитель... Кому, к бесу, они нужны в наш век моментального Кодака?!
      .................................................................................................
      .................................................................................................
     
      Давно прошедшее заседание Совета Лидеров (из истории королевства)
     
     
      Второе Сентября - Месяца Великих Игр.
     
      Выспаться прошлой ночью Марии так и не удалось. В полночь завалил жизнерадостный Совет Лидеров. С твердым намерением отпраздновать начало нового учебного года, Месяца Великих Игр, а заодно и пришедшую идею все это отпраздновать. Ибо такое событие совершалось впервые. Обычно, просидев всю 31 августовскую ночь над планом 1 Сентября и выложившись потом в праздничный день, Лидеры к вечеру валились с ног (к тихой радости тимуровской команды) А в этот раз энергия у Совета Лидеров била через край. Непохоже было, что они хотят спать. Странно. Лидеры быстренько поставили в центре круглый стол, подняли с постели Урри и Марию, причем сделали это наименее сложным способом - Гум-Гам сказал "Р-раз!" - и кровать под ними исчезла. Хочешь-не хочешь, пришлось вставать. Лидеры успели позаботиться даже о традиционном торте, который Иржик, недолго думая, сделал в виде школьного колокольчика, перевязанного огромным марципановым красным бантом. С одной стороны колокольчик украшала большая кремовая пятерка из астрочек, с другой... в-общем, далеко не лучшая отметка. Ну, приготовление кофе-чая много времени не потребовало. Первое, что узнала Мария, было сообщение из школьных стен. Первый урок в новом учебном году начался с того, что рухнуло полшколы.
      - То-есть, как это... полшколы?! - побледнела Мария.
      - Ай, вечно этот Гераскин из себя Мюнхгаузена строит, - повернулась к виновнику Пеппи, - какие там пол... Там же и трети не будет! Просто развалилось новое крыло. Которое строили...
      - Вот и построили... Самое интересное - там в этот момент никого не было! Алику Деткину, что ли, сообщить?
      Мария вообще перестала что-нибудь понимать.
      - Джонни, а... разве.. ну, одним словом, только честно, это не ваша работа? Это не кто-нибудь из вас перестарался? Из волшебной школы заклинания никто не путал?
      Совет Лидеров подозрительно глянул друг на друга. На несколько минут воцарилось глубокомысленное молчание. Наконец, Том Сойер подвел итог:
      - Нет. В том-то и дело, кажется, это не наша работа. Кстати, Деткин-то в нашем Совете. А где он? Может, он это сообразил еще лучше, то-есть, я хотел сказать - раньше нас? У кого есть мысль?
      - У меня есть мысль, - Аурик оторвался от пирожного, - если это не мы, и если Детектив этим уже занялся, то почему бы и нам тоже не утереть ему нос, а заодно и всем его Шнырлицам? Давайте сами вычислим, кто это сделал? У меня такое чувство, что это сделать можно не выходя из комнаты.
      - Ага, особенно, если не выходить из комнаты будет Шерлок Холмс, а не ты. Во всякос случае, тимуровская команда этого сделать не могла. Не в ее стиле.
      - Тогда кто? Школа волшебников тут не при чем. Сразу говорю - мы не колдовали! Я - тоже, клянусь - поднял руку Васька-волшебник.
      - Гумм-Гам... - Лопотухин подозрительно посмотрел на Мастера Игр, - а это не твой лунад? Кто-нибудь решил поиграть во взрыв школы или еще чего-нибудь в этом роде, а?
      - Если б это был лунад, то эти развалины уже давно приняли прежний вид. Уже за полночь, срок волшебства прошлых суток истек. А развалины не изменились. Это не лунад.
      - А еще кто-нибудь не мог реактивы перепутать?
      - Глупости. Кому нужны реактивы 1 Сентября?!
      - Э, Горески, а это не вашего класса дело? Решили встретить любимого "маэстро", а Зет вас туда не пустила, вы и...
      - О, дио!!! Санта-Розалия, почему всегда я?! Не делали мы этого! Мы кое-что круче придумали!
      - Тогда остается только один вариант. Это дело рук 23 королевства. Что, товарищи, пройдемся по 23-ему?
      - Братцы, а где находится Мордор? В 23-ем, или рядом?
      Услышав о Мордоре, Мария поспешила перевести разговор на другое. В последнее время то один, то другой Лидер иногда интересовались Средиземьем. Вопросы были на редкость конкретными. Так спрашивают люди, желающие поехать в определенное место, но никогда раньше там не бывавшие. К машине Времени тоже стали проявлять повышенный интерес. Остров, 23-е, - это еще куда ни шло. А вот Средиземье... Даже Гэндальфу пришлось туго. И сам Саурон, тем паче его Черные Всадники.. И... КОЛЬЦО ВСЕВЛАСТЬЯ!!!! К сожалению, в мире Фэнтези оно существует вечно, надолго его теперь уничтожить нельзя - как и все литературные герои. И что будет, если оно вдруг попадет в руки Совета Лидеров?! Только не это! Мир триллера, мутантов, всяких умертвий... Марию едва не затрясло. Все-таки, пока Централь миловала - ни с одним таким чудищем она не сталкивалась. Про себя королева иногда думала, что умерла бы на месте от ужаса, столкнувшись с каким- нибудь жутким "Чужим". Вожже мой, это какие же нервы у Пауэлла с Донованом или Бел Амором, если они такое чуть ли не ежедневно видят?! Б-р-р-р... А тут еще это Средиземье! И правда, где же оно находится? Узнать бы на всякий случай. Литературия - страна вечного "вдруг". Еще, чего доброго, узнаешь, что оно находится в двух шагах от тебя. О Лидеры думают, что это - увеселительная прогулка. И кто ж все-таки развалил целое крыло? Самое интересное - в этот момент там никого не было. Ни единого человека! Случайность? Стоп, о чем это там Лидеры разговорились? О... это не миелафон, а наказание какое-то!
      - А все-таки, хоть один человек там должен был быть!
      - С чего ты это взял?
      - Но кто-то же должен был все это развалить!
      - Чепуха! Кажется, вы разучились трезво мыслить. Чтобы рухнула часть школы изображать Самсона не имеет смысла. А дистанционное управление на что?! Да еще во время стройки в стены можно было чего угодно напихать!
      - Иванов у нас - голова. Ты случайно, как единственный из нас чедоземпр, не знаешь - кто это сделал?
      - Случайно, нет.
      - Ладно, собратья. Кончайте базар. Мы на съезд пришли, или на праздник? Кто бы там её не завалил - цель у него была. А когда что-то слишком уж неясно, то действуй по методике Бел Амора, в главе: "поведение при западне". - "Сиди тихо и не высовывайся!" Жди, когда все непонятное само себя проявит. Вот начнут разбирать мусор, тогда посмотрим.
      - Тогда и у меня предложение. Васечкин дело говорит. Подождем. А пока неплохо было бы это все зафотографировать, как оно есть. Ведь иногда и в хаосе есть своя система. Вдруг пригодится. И - по-моему, мы еще не дослушали Марию. В лагере и в этот год кое-что новенькое происходило, я знаю.
     
      - Да не кричи ты так!
      Что просила - то и принес.
      Ну, забыл я, что дамские
      пальчики - это виноград!
      (Спайк - Истребительнице)
      Извините все, но мне проще без купюр, подряд. Чем путано объяснять, как я дошел до мысли такой... (см. ниже)
     
      Двадцать третье Января - Месяца Великих Игр.
     
      Вот, казалось бы, Гэндальф и
      Саруман - приличные
      пенсионеры, а что творят!..
      Веселый месяц прошел незаметно. Активные каникулы, отличная погода, симпатичные щеночки Собаки Баскервилей. Даже шашлыки были! Один умный человек при этом сказал: "Если в новогоднюю ночь дело дошло до торта - праздник не удался." Наблюдательный тип, однако! Только Иржик обиделся. Его торт, да не съесть!!!
      И вдруг, как снежком по тонкой шапке - Гайдару сто лет!!! Уй, мамочки... А Тимка-то на границе! Что будет, братцы...
      Собраться надо, вот что!
      - Машка! Да проснись ты! Ма-ашка-а!!! Открой окошко! Я тебе через неделю полбанки гусениц клонирую! С лета одна завалялась! Ну, Машка, открой глазки!
      - Кыш отсюда, Гераскин. Генетические продукты есть вредно! Весной приходи!
      - Ах, так? Вот сейчас как смажу окошко клеем!
      - И что будет? - сварливо поинтересовалась Большая Кукушка, взбивая подушку.
      - Начнешь точное время куковать... А вылезти не сможешь! Никто тебя не услышит - опозоришься на все королевство!
      - Шантажист! Караул! Грабят! Отдых украли! - запричитала ленивая кукушка, а сама уже выдвигалась на исходную. Расправила крылья, вытянула шейку и пронзительно заверещала прямо в ухо бедному Лидеру:
      - Сюрприз! Сюрприз!
      Да здравствует сюрприз!!!
      Пашка слетел вниз, как ошпаренный.
      Собрались все, кто услышал.
      Сначала хотели, как обычно, тайно, на конспиративной квартире... и вспомнили, что тимуровцы в армии. От своих Красных Дьяволят прятаться глупо. И Совет Лидеров открыто расселся за большим круглым столом посреди центрального коридора. По такому столику хорошо машинки гонять. На дистанционном управлении.
      - Джентльмены! И Леди! - Том Сойер поспешно кивнул несравненной Пеппилотте, - у меня есть мысль!
      - Всего одна? - разочаровалась Пеппи, аппетитно жуя сковырнутый цукат из середины торта. - Вот у меня меньше десяти никогда не бывает!
      - Вот как? - немедленно заинтересовался неисправимый авантюрист Толик Слонов. И подсчитал, - Если сейчас тебе десять лет... Значит, на каждый год приходится одна мысль! Не густо...
      Пеппи чуть не подавилась трехслойным мармеладом, но достойно ответить не успела. Точнее, не затрудняясь остроумием, резко выпрямила под столом ногу... Стул со Слоновым красиво просвистел по натертому паркету и чмокнулся с хрустальной стеной. Стена не пострадала. Толик молча прижал к затылку серебряную лопаточку от торта и завязал узелок на память. Больше желающих заниматься арифметикой не нашлось. А Том Сойер упрямо продолжал:
      - Так вот, господа хорошие, у Тимкиного Создателя - юбилей. Кто знает, как надо правильно отметить такое событие?
      - Всем сбежать в армию?
      - Разбить ровно сто голубых чашек?
      - Позолотить памятник Мальчишу-Кибальчишу?
      - На всякий случай дать по шее Мишке Квакину?
      - Отправить праздничную телеграмму?
      - Куда? На тот свет, что ли? Думай, что говоришь!
      - Тот свет, этот... какая разница... О! Придумал! Надо вызвать его дух! У кого есть белое блюдце и черный маркер?
      - Зачем нам его дух?
      - Ну-у... скажем, что помним... и все такое...
      - Ага, и признаемся, что законопатили его любимого героя к черту на кулички...
      - Все высказались? Хорошо. А теперь давайте послушаем нашего Председателя... - физиономия у вечной проблемы тети Полли была добрая-добрая... Чисто лисенок Ларсен, возвращающийся из курятника, но утверждающий, что только туда собирается...
      Прямого обращения к своей летописной персоне Алик не ожидал. Далеко не сразу оторвался от блокнота, завинтил ручку, доел пирожное и чисто по-Лидеровски завелся:
      - А че я? Че, я? Сижу, пишу... Молчу вообще даже! Я тя трогал? Нет, ну чего он... как прокурор какой, ей-богу!
      - Расслабься, Детектив. Мысли перспективно. Логично, то-есть. Гайдар - писатель, правильно?
      - Ну, да, - осторожно согласился Алик.
      - И ты у нас тоже любитель связных повествований. Согласен?
      - Я один? А Баранкин? У него дневники и бортжурналы уже в портфель не помещаются! Мне столько приключений в страшном сне не приснится!
      - Эх, ты. Юрка пишет для потомков. А ты - для нас. И Гайдар писал для нас. Улавливаешь?
      - Нет...
      - Блин, Холмса на тебя нет... Пословица получается: "Рыбак рыбака..."
      - А-а, понял, понял... - вот что Алик действительно понял - так то, что недавно его комнату посетили не в меру любопытные личности. Поэтому Детектив сделал глубокомысленное лицо и начал рассуждать вслух:
      - Чем был знаменит Гайдар, знаете? А я знаю. Тайнами и романтикой! Чтоб никто ничего не подозревал, а дело делалось. Вывод? Юбилей любителя загадок должен быть не похожим на юбилей! Ни за что!
      - И что нам делать?
      - Что угодно. Главное - необычность.
      - Та-ак... Пеппи, идеи есть?
      - Если я начну ходить в школу - это будет номер... Том?
      - Попробую неделю не подраться с Сидом... Может, тетя решит, что я заболел и выдаст лишнее яблоко?
      - Банку варенья, корзинку печенья и крепкий подзатыльник, чтоб больше не разыгрывал ее, - дополнил Гек Финн, но свой вариант нестандартного поведения не предложил, а перекинул стрелки на Пашку Гераскина. Пашенька взъерошил и без того лохматую макушку и пообещал:
      - Выведу в биологической лаборатории клон нашей Большой Кукушки. Пока Машку допросишься "Сюрприз" кукукнуть - сто лет пройдет. Будет у нас свой безотказный "звоночек".
      - А в чем здесь чудо?
      - Так я же ее просто выведу. По схеме. И ни с кем комбинировать не буду! Никаких кукушко-рогов или питиарских кукурелов. Во, Алиска удивится! Чтоб я, да без затей...
      У Арлекина было еще много дел на сегодня, поэтому он прервал сообщения и потребовал:
      - Пока Гаврош не пообещал специально для Марии инсценировать 9 термидора, предлагаю послушать Алика. Чтоб Деткин, да не придумал? Не верю!
      - Чур, вы первые меня спросили! - предусмотрительно открестился от последствий надежа литературного кружка родной школы и предъявил Лидерам... четвертушку тетрадного листа. Вроде экзаменационного билета. Листок пошел по рукам... Лица вытягивались поочередно. Руки машинально нащупывали что-нибудь увесистое. Алик опять затеял игру "Кто первый догадается". Не иначе. На листочке в клеточку были написаны рифмы. Обычные рифмы, из рядового КВНа для конкурса буриме. Типа:
      "Солнце - Луна
      Ночь - коротка..."
      Пеппилотта опомнилась первой:
      - Я не поэт! Деткин, не борзей!
      - Переходи на прием, пока сдвиг по фейсу не случился! - скомандовал Баранкин, втихаря подзывая к себе Муську. Это его кошка.. А под столом дрыхла измученная заботой о многочисленном потомстве Собака Баскервилей. Баранкину стало интересно: что будет, если уронить кошку на голову Проклятию Баскервилей? А вот Муське это было совсем не интересно. Совершенно! Жаль, что ее никто не спрашивал. Так, о чем это мы? Ага...
      Арлекин тряхнул бубенчиками шутовского колпака и по-шаолиньски крутнул любимый шест:
      - Алик, есть мнение, что ты хотел что-то сказать!
      Детектив сдался.
      - Ленивые вы сегодня. Но я добрый. Поэтому идея такова: в честь юбилея большого любителя всяких тайн и сюрпризов - написать (всем вместе!) книгу о самом непонятном и загадочном в нашем королевстве. И подарить ее Тимуру!
      - Как в КВНе? Каждый по кусочку? - Васечкин задумался. - Но о чем?
      - Здоровая мысль. Поддерживаю. Предлагаю сначала съездить в какое-нибудь отпадное место, а потом его описать, - лукаво предложил Лопотухин, уже размечтавшийся о многонедельном круизе на белоснежной яхте в разгар учебы.
      - Никуда мы не поедем! - решительно осадил Детектив хитроумного "Шнырлица". - Самое загадочное нечто у нас и без путешествия каждую ночь перед глазами мелькает. Завтра поймаем и будем изучать! Все свободны! Ах, да! - спохватился находчивый Председатель, выуживая из портфеля черную тетрадь, - первая фраза уже есть. Теперь ваша очередь! - Алик махнул кепкой, свистнул Баскервильке и скоренько ретировался куда подальше.
      А? Нет, ничего Муське не сделалось. Ну и что, что кошка? Иногда злобный пес впадал в меланхолию и пофигизм. Вот если бы кошку звали, скажем, сэр Генри Баскервиль... А вообще-то, Детектив сегодня новый намордник испытывал. Кажись, успешно.
      В тетрадке, предоставленной для заполнения Совету Лидеров, первое предложение выглядело так: "Представьте, что у Вас есть знакомый вампир..." И Лидеры представили, как они завтра попытаются скрутить дона Исидро... не говоря уж о Спайке Кровавом... М-да... Воображалку зашкалило. И румянец у многих испарился.
      Королева Олении была счастлива и довольна. Она еще не знала о планах Алика. Ей Уленшпигель притащил очередные юморинки с Арды-на-куличиках. Стоп! А что делал Тиль среди поклонников Средиземья? ведь не за Листом Долгой Долины охотился же! Надо перечитать, что он притащил. Вдруг подозрения появятся?
      Итак...
      - Гэндальф! Но ты стал белым теперь!
      - Ну, ничего не скроешь от этих остроглазых эльфов!
      * * *
      А вы знаете, что "Наур анн адриат аммин" - никакое не заклинание? Это ругательство на языке Майяр, означает: "А гори оно все огнем!"
      * * *
      Задал Бильбо Горлуму загадку: "Ни фига, а потом как фигакнет - и фигульки, фигульки..."
      Думал-думал Горлум, ничего не надумал.
      - То-то же, - подумал Бильбо, - Не видел ты фейерверков Гэндальфа...
      * * *
      - И на фига мне это Колечко? - думал Горлум, падая в Ородруин...
      * * *
      Саурон посылал к Хранителю назгулов, - чтоб тот не задерживался по кабакам. Орков посылал - чтоб те его на себе в Мордор перли. Войска везде понатыкал - чтоб Хранитель не дремал, а старался поскорее выполнить поручение. Даже Горлум-проводник, в конечном счете, его работа, Сауронова... Да захоти он уничтожить Кольцо - все равно большего бы сделать не смог!
      * * *
      А знаете ли вы, что однажды Арагорн попросил Гэндальфа просватать за него Арвен. Пришел маг к Элронду, а тот ему отказал. Да еще и говорил, мол, скорее жалкий хоббит Мордор победит, чем он за бездомного бродягу дочь отдаст. Обиделся Гэндальф и пошел в гости к Бильбо. На чай. А уж потом стали про Войну Кольца рассказывать...
     
     
      Шестое Февраля - Месяца Серьезной Учебы.
      Саурон - назгулам:
      - Кто вчера летал над
      Минас-Тиритом с криками
      - Я Ужас, летящий на
      крыльях ночи?!
      Вот так. Столько дел. Впечатлений. Планов. Дни пролетают со сверхзвуковой скоростью. Только что было вчера - ба-бах! Уже будущее! Алик залез в досье Мастера Железных Прутьев. Н-да... Биографы из сценаристов никакие. Невозможно было удержаться: Деткин переписал биографию, но со своими комментариями по ходу чтения. Значит, наш недавний знакомый...
      " Уильям Кровавый был обращен в вампира в 1880 году в Лондоне. (Ишь ты! Исидро - тоже. Какой-то рассадник нежити, а не родина Шерлока Холмса!) Обратившей его была Друзилла, которая хотела создать себе "Спутника жизни" (Это называется "бой-френд", если еще кто не догадался) При жизни Уильям был изысканным и скромным молодым человеком, начинающим поэтом. Прозвище "кровавый" он как раз получил за свои произведения. (Типа "сердце кровью обливалось" от его стишков, что ли? Ну-ну) Друзилла и представить себе не могла, что переродившись, Уильям в буквальном смысле "утопит" весь Лондон в крови. (Господи, в 1880 году там практически нечего было топить-то! А вообще, чего ж она хотела - при жизни над Вилли все ржали в открытую. А душа у поэтов тонкая, ранимая. Вон мужа ведьмы никто вампиром не делал - и то он полгорода разнес!) Таким образом, прозвище Уильяма стало себя оправдывать. (Молодец! Индивидуальность налицо!) Вскоре в Лондоне начались усиленные поиски кровавого убийцы, из-за чего Анджеласу, Дарле, Друзилле и Уильяму пришлось скрываться в угледобывающих шахтах Йоркшира. (Тэк-с... у кого есть карта того периода? Что-то мне не верится, что Йоркшир - единственная подходящая база отдыха. Могли бы и получше найти. Прав Исидро. Фантазия у сценаристов аховая) Позже Уильям получил новое прозвище - Спайк, за свою жестокую привычку истязать жертвы железнодорожными шпалами.(Елки-блин-такие!!! Клянусь, там так и написано! Ну, и где логика? Спайк - это безобидненький динозаврик из Диснеевского мультика "До начала времен". И шпалы на арматурные прутья ну, совершенно не похожи! Издержки перевода?) Спайк очень любил Друзиллу и поэтому все время ревновал ее к Анджеласу. Между ними было очень много разногласий, но Спайк прекрасно понимал, что выстоять против одного из самых сильных и жестоких вампиров ему не удастся. (Странно. Ангелюс не выглядит опаснее Спайка. Совершенно!) Однажды он узнал об Истребительницах, призванных уничтожить вампиров, и они стали его наваждением. (Нашел из-за чего переживать! Не всех подряд вампиров, а только самых тупых и неповоротливых. Если бы хотели совсем истребить кровососов - Истребительниц было бы намного больше. А не по одной на полстраны) Спайк хотел испытать предел своих возможносней, тем самым желая дать выход своей ярости и агрессии, которые переполняли его с момента обращения. (Вообще-то, вампиры все такие. Даже внешне рафинированный дон Исидро - тот еще Зверь) Впервые он встретился с Истребительницей вампиров в 1900 году в Китае (кой черт его туда понес?), во время крестьянских беспорядков. После ожесточенной схватки Спайку удалось убить ее, но в память об этом остался шрам от меча над левой бровью.( Шрам? От меча? Если даже меч - серебряный, он должен быть освящен. Только тогда шрам не исчезнет. Прикинь - у китайской (!) Истребительницы - христиански освященный меч!!! И вообще, видел я, как они дрались. Ну, она хоть бы у Джеки Чана поучилась, что ли?)
      После того, как Анджеласу вернули душу (???!!???) и произошел разрыв между ним и Дарлой, Спайк и Дру отправились в Европу, а позже перебрались в Америку. (Так, а что значит "вернули душу"? Вампиру? Это как это? И на фиг он ее вообще терял? Кстати, вот вам и тайна "Марии-Целесты". Никого на корабле, а все работает. Команду съели Спайк и Дру, а когда корабль осматривали люди - их не заметили. Ну, где ж простым смертным обнаружить опытных вампиров! А все - тайна, тайна...) В 1976 году, в Нью-Йорке, он столкнулся еще с одной Истребительницей. (А прикид байкера-панка ему идет) И уже во второй раз ему удалось одержать верх. После этого он снял с мертвого тела кожаный плащ, в котором стал ходить постоянно... (До 2004 года включительно? Вы представляете качество выделки?! Короче, Спайк у нас - садист, фетишист и самую капельку вредина. Так получается) Таким образом, Спайк - единственный, известный на данное время вампир, убивший двух Истребительниц. (Лиха беда начало. Роковым, как правило, оказывается только сороковой медведь)
      В 1997 году Спайк впервые приехал в Саннидейл, пытаясь облегчить состояние Друзиллы, которая пострадала во время их пребывания в Праге (Предположительно, разъяренная толпа узнала в них вампиров) (Начинается нормальный бред. Почему в Нью-Йорке не вылечили, как толпа узнала - на лбу было написано? Что значит - пострадала? У Мастеров идеальная регенерация, гидрам не снилась! Если ей не вогнали в грудь кол, все остальное - ерунда. И как они в Америку плыли, пострадавши? Причем, это малая часть возникших вопросов!) После неудачной попытки убить местную Истребительницу Баффи Саммерс (нашла коса на камень!), Спайку удалось избавиться от преемника Мастера и остаться в городе, чтобы найти способ вылечить Дру. Он вновь встретился с Анджеласом, который после проклятия цыган взял себе имя Энджел. (Какая-то Анжелина ди Гриз получается. И охота ему было связываться с цыганами?) Спайку удалось пленить Энжела,(хорош друг!) чтобы с помощью его крови исцелить Друзиллу, но Баффи нарушила его планы. Несмотря на то, что Дру полностью исцелилась, Спайк сильно пострадал во время схватки с Истребительницей и на время оказался прикован к инвалидному креслу. В это время Энджел вновь потерял свою душу и перевоплотился в Анджеласа, который вновь соединился со своими былыми друзьями. (Натуральный трансформер. А на свою душу ему, похоже, давно плевать. То теряет, то находит... заколебал всех! Так только с Кольцом Всевластья приключалось! Чистый плагиат.) Обстоятельства сложились так (то-есть, режиссер не знал, чего б еще придумать), что Уильям, убивший двух Истребительниц, был вынужден объединиться с Баффи, чтобы вернуть себе Друзиллу и остановить конец света, вызванный Анджеласом (Блин, тот совсем сбрендил. Жить надоело?!) Во время схватки Баффи и Анджеласа, Спайк покинул Саннидейл вместе с Друзиллой и перебрался в Южную Америку. (Та-ак... А потом туда же свалит разобиженный Райли Финн. Что ж там этакого есть?)
      В 1998 году Друзилла бросила Спайка и он возвратился в Саннидейл в поисках мести (А город-то причем?) и в надежде все вернуть на свои места. (Наивный какой. То-есть: в смысле?) Его попытка не удалась, и он вновь покинул Чертову Пасть. (Саннидейл так переводится? А я думал...) Спустя время он вернулся вместе со своей новообращенной подружкой Хармони, чтобы найти в Саннидейле камень Амара - источник неуязвимости вампиров. (Точно, Толкина обчитался. А если прочесть имя камня наоборот... ему б и пачки масла хватило) Вновь столкнувшись с Баффи, Спайк упустил камень, но сумел проследить его до Лос-Анджеласа, где Энджел, получив Кольцо, уничтожил опасный артефакт. (К Ородруину в уик-энд, наверно, прогулялся. И вообще, оригинально: Энджел в Лос-Анджелесе...) Озлобленный Спайк (Да, уж! Я думаю!) возвратился в Саннидейл, чтобы раз и навсегда покончить с Баффи, но вместо этого попал в плен секретной правительственной группы "Инициатива", которая провела на нем ряд экспериментов. (Бесчеловечных! На то он и вампир... А вообще - любят у нас правительственные организации все портить...) Их итогом стало внедрение в мозг Спайка электронного чипа, который, будучи связан с нервной системой вампира, посылал в нее электрошоковые импульсы всякий раз, когда Спайк пытался причинить вред человеку. (А как чип разбирал - где кто? Монстров он бил) Таким образом, он оказался на грани гибели из-за голода и невозможности защитить себя. Подчиняясь инстинкту самовыживания, Спайк обратился за помощью к Истребительнице и ее друзьям - кровь и защиту для себя он выменял на то немногое, что знал об "Инициативе". (Ха! "Кровь и защиту"! Все время держали связанным и ни разу не дали толком допить ни одного стаканчика!) Позже он с радостью открыл для себя, что вполне может вымещать свою ярость на нежити, убивать вампиров, демонов и т.д. Соблазненный предложениями удаления чипа, Спайк начал стравливать между собой друзей Баффи, чтобы в нужный момент Истребительница оказалась одна во время своей схватки с самым грозным оружием "Инициативы" (Спецы из "Инициативы" плохо учили в школе литературу. А то бы знали, чем грозит подражание Франкенштейну) Узнав, что его провели, в последний момент Спайк помог Баффи и ее друзьям, тем самым обеспечив себе относительную безопасность в Саннидейле. Со временем он смирился с тем, что ему нельзя убивать людей, хотя несколько раз он пытался убить Истребительницу и удалить чип. (Это называется - смирился?! Однако...) Истребительница по-прежнему оставалась его наваждением, но уже в совершенно другом плане. (Чего и следовало ожидать) Спайк влюбился в Баффи, но долго не мог признаться ей в этом, зная, что она его отвергнет. (А с Ангелюсом ей нормально было! Вот, блин, женщины... И вообще, то он - демон, то вампир... Чего-то сценаристы не додумали) Несмотря на то, что позже он получил отказ в очень категоричной форме, Спайк оказался очень настойчив, не давая Баффи прохода, одновременно с этим помогая ей защищать ее младшую сестру от смертельной опасности. Но после того, как Баффи начала относиться к нему, как к другу, вампир вступил в схватку на стороне людей, четко сознавая, что он может погибнуть. (Но разбилась только Баффи. Так что все кончилось хорошо.
     
      Восьмое Февраля - Месяца Серьезной Учебы.
     
      Робинзон! Бедный Робинзон!
      Скоро жизнь изменится твоя!
      Станет вновь
      Светлым горизонт -
      И ты увидишь
      Мачту корабля!!!
      Ага, как же! Увидишь тут что-нибудь в три часа ночи! Впрочем, это один я не сплю с трех часов ночи. А вообще-то, уже полдень. Яркий такой, зимний. Солнечный. Поэтому и в спальне и в кабинете бамбуковые жалюзи продублированы тяжелыми портьерами. Ароматные свечи чистейшего белого воска, малиновый чай, рюмка вишневого сока и стремительно убывающая бутылка джина. Да, и еще - вроде бы вредный для здоровья дымок заряженной папироски и подозрительная отрешенность в глазах Урри. Мария беседовала со Спайком. Проклятый вампир опять не спал! И не в первый раз. Как ему вообще удается ноги передвигать в разгар дня? На сегодня он уже допередвигался - словил нечаянный солнечный лучик, обжег глаза. Теперь недовольно фыркал в стакан с выпивкой и поминутно запрокидывал голову, плотнее прижимая к саднящим векам ледяной компресс. У Марии в голосе - ни на йоту сочувствия. Спайк - он такой. Его раз пожалеешь - и всю жизнь будешь вспоминать, куда ведут благие обещанья. Собеседники никуда не торопились, с ленцой обменивались короткими фразами. Спайку надоело недоговаривать, Мария устала читать между строк и приглядывать за еле уловимыми движеньями рук, плеч, губ. Мик Урри молчал. Перебирал уже третий пистолет, возился с каской, четко объявлял: "Занято!" желающим связаться с королевой по видео.
      Глаза у королевы были синие-синие, словно дорогой сапфир. А эльфоподобная фигурка окутана слабым голубоватым сиянием... Иногда Мария забывала о маскировке (когда до смерти уставала, или выходила из себя). Урри очень не любил подобные мгновения. Во-первых, он вообще был жутким реалистом и не переносил магию, а во-вторых, сразу вспоминал, что феи - существа, по сути, добрые. Но злопамятные.
      - Спайк, ты неудачно поохотился? - странный вопрос со стороны королевы. Час назад она сунула вампиру клетку с крысами, несколько металлических спиц, и проводила в звуконепроницаемую каморку. Чтоб Мастер Железных Прутьев развлекся, как ему удобней - не торопясь, со вкусом. Чего теперь интересоваться-то? Хотя... Крысы для вампира - что людям семечки. Может, и правда, не наелся.
      - Ты голоден?
      - Хороший вампир всегда слегка голодный. Но вчера я ел. Кстати, спасибо. Ничего так были крыски... Последняя - вообще четверть часа продержалась...
      - Спайк! Прекрати! Я не хочу знать, что ты там делал!
      - А чего вы хотите, ваше величество?
      - Правды. Почему ты не спишь? Уже месяц, как ты шатаешься по дворцу в любое время суток. Вампиры так не делают!
      - Если я не сплю, значит, делают! Может, у меня бессонница?
      - А совесть у тебя есть? Ты понимаешь, что я переживаю?
      - Выходит, я - бездушная скотина? Хочу - сплю, хочу - нет! Кому какое дело!
      - А почему Урри с тебя глаз не сводит?
      - Наверно, я очень обаятельный. И - между нами девочками - он тоже вполне секси. Мне нравится...
      Мария отшатнулась и побледнела:
      - Как ты сказал??? Урри, он тебя зачаровывал?!
      - Пытался, - Урри поежился. - ну и ощущения...
      - Так... И чем кончилось?
      - Эвелина нас развела.
      Наконец-то королева стала прозревать. Нежная аура полыхнула так, что запахло озоном, Спайк зарычал, а Урри на мгновение ослеп.
      - Ну, мальчики... Ну... блин... чтоб вас... Короче, вы меня поняли, да?
      - Ты сердишься?
      - Мне хочется убивать! - грустно призналась Мария, представляя себе, что было во дворце Картауса. Спокойная жизнь в первом королевстве заставила всех забыть, что Эвелина - Повелительница Тьмы. А Спайк сдуру (иначе не скажешь) присягнул ей на верность. Но жил в Олении. Хорошо устроился! Иначе говоря - он по требованию Эвелины следил за Исидро, устраивал ему незаметно мелкие пакости, а в последнее время пытался, значит, подчинить себе короля Олении. Ясно, не сам додумался. Нашлось, кому посоветовать.
      - Спайк, зачем?
      - Он меня боится, - ткнул пальцем вампир в живую легенду 23-его.
      - Удивил! Тебя все боятся. Ты - нежить.
      - Все - это просто все. А он - король. Обожаю, когда трясутся сильные!
      Мария подумала... Подключила воображение... Роковая красавица - Королева Вампиров. Полный зал умертвий. Любимые пауки Картауса. Эвелина считала Урри своим новым фаворитом. А вот и плавно надвигающийся Мастер Железных Прутьев... Насмешливо засияли агатовые глаза - и внезапно округлились, посветлели в прозелень, зрачок вытянулся, морда собралась в пористую складочку и жуткие клыки потянулись к шее прирожденного гангстера... Да, ее Урри много чего боялся. Но бояться и цепенеть от страха - явления разные. Мария снисходительно провела теплой рукой по мертвой щеке, тронула бесцветные волосы...
      - Спайк, солнышко, покажи клыки?
      - А?
      - Улыбнись, мон ами... Ага, ну, все не так уж страшно, - не дождавшись покорности, королева сама раздвинула его губы, внимательно проверила наличие опасных зубов.
      Спайк дернулся.
      - Эй, в чем дело?
      - Да так, - скромненько опустила глаза Мария, отодвигаясь за мужнюю спину, - Хотела убедиться, что у тебя еще есть чем кусаться. Знаем мы, как Урри любит подчиняться, видали, знаешь ли!
      Спайк взвился в воздух, просвистел кулак... И шлепнул о раскрытую ладонь. Второй рукой Урри пригнул Спайка к коленям (не вставая с кресла!) И без видимых усилий продержал так пару минут.
      - Ты - король! Я - пас... Все, отпускай, я безопасен! - прошипел вампир, выскользнул из захвата и поспешно отплыл к двери. Преувеличенно-уважительно кивнул Марии и исчез.
      Мария в темпе разминала мужу сведенные судорогой плечи. Хоть каким сильным человек не будет - он все равно слабее монстра. Главный фокус - чтоб нужный монстр вовремя об этом не догадался. А вообще-то, если кто читал "Электроника"... Так там его чемодан тащили четверо здоровых грузчиков. А Урри нес в одной руке. Уверенно и элегантно. Вот так.
      После стычки с королем-разбойником энергия у Спайка хлестала через край. Особенно много появилось идей. Для начала (недолго думая!) кошмар Саннидейла объявился на кухне у Баффи. Пока мисс Саммерс болтала наверху с Уиллоу, коварный вампир... понравился Ключу в другие миры. Младшей сестре Истребительницы. Готовая к дежурству Баффи спустилась на кухню... и обнаружила двух целующихся голубков. С уголка губ у Дон стекала тоненькая струйка крови. Спайк не удержался - задействовал клыки, но Дон уже ничего не замечала. Она тонула в зовущих глазах Мастера... Ух-х-х!!! Как же его били!!! Баффи остановилась только на пороге склепа, куда Спайк влетел кубарем. Потом, уже во дворце, Мария любовалась парой сломанных ребер, сложным переломом лучевой кости, а по вампирьей роже словно теркой провели...
      - Зачем, ну зачем ты ее целовал?
      - Не знаю, - слишком тихо для себя отвечал Спайк, приходя в полную неподвижность. - Наверно, захотелось позлить Истребительницу.
      - Ну и как? Приятно?
      - А может, меня заводит боль?
      - Чужая, Спайк, чу-жа-я! Своей ты не переносишь.
      - Увы, кажется ты права... Крысы есть?
      - Куда они от тебя денутся. Вон, выбирай иди... - указала на террариум королева. Крысы теперь там жили постоянно.
      - Выбирай... кхм... умеете вы, ваше величество, обидеть. Я двинуться не могу! Не хочу! Больно, ужас! Ну, пожалуйста, подай одну, а? Они же белые, не страшные...
      - Может, мне ее еще и надкусить для тебя? Перетопчешься! Любишь целоваться с Ключом - ползи за закуской сам. Я крыс боюсь. И тебя боюсь... У тебя зрачки вертикальные! И не знаю, кто из вас страшнее...
      - Я! - уверенно заявил Спайк, вперившись гипнотизирующими очами в клетку... Секунду-другую крысы бестолково попискивали, а потом полезли друг на друга, перевалили через бортик, и цепочкой потянулись к призвавшему их упырю. Покорно! Молча! Без колебаний! В бледных пальцах Мастера жестокости блеснули спицы. Обычные, как для вязания. Только Спайк ими пользовался, как китайскими палочками. Ну, почти... Накалывал жертву и, как следует оглядев со всех сторон извивающееся тельце, делал первый укус... И при этом, если удавалось, следил за реакцией окружающих. Мария ахнула. Спайк повернул к ней исказившуюся физиономию:
      - Я тебя предупреждал - мне до них не дотянуться! Принесла бы сразу - зверьки бы не мучились. Ясно? Ладно, можешь выйти на пять минут! - выставил королеву из ее же гостиной наглый монстр.
      Мария вышла. Бывает, что даже Лидеры не отвечают обидчику сразу. Для этого есть Месяц Великих Игр. Водопад розыгрышей прерывался остроумным сведением счетов. Бескровных, но эффектных. Мария умела ждать. Скоро апрель. А вообще-то, королева наконец-то начала понимать, что вампиры - совсем не забавные комнатные собачки, и даже прирученный вампир - всегда Зверь. Может, внешне, нежный и ласковый, но - Зверь. Зло. Порождение Тьмы. А ведь раньше первое королевство слыло цитаделью света, добра и безопасных приключений. Оления - волшебное королевство. Главными до сих пор оставались законы сказки и рыцарских авантюр.
      Стоп! Обычаи сказочного фольклора предполагают триединство. Проще говоря - ситуация в сюжете радикально меняется после троекратного повторения или возникновения чего-либо... Что это для нас значит? А выходит, что в Олении уже есть два вампира. В чем-то очень похожих друг на друга. Вывод: как только появится третий... Если появится еще один... Привычный уклад первого королевства ждет большой сюрприз! То-есть, вот тогда-то все и начнется... Что угодно... В том-то все и дело... Интересные перемены наступают...
      О! Идея! Надо узнать, где Снусмумрик. Если прямиком шагает в долину Муми-троллей, будем жить и тихо радоваться. А если он собрался завернуть в наше королевство... Блин, пора заряжать Браслет (БЛИК - браслет индивидуальной конструкции) и готовить спасательную шлюпку. Что-то мне в последнее время стал часто сниться Прендик, сматывающийся с Острова Морро. К чему бы это?
     
      Анекдот.
      Шипит Король-Призрак на
      Эовин:
      - Не спорь с назгулом о его
      добыче! А то он унесет тебя!
      Вдруг слышит писк внизу:
      - А ты не спорь с хоббитом о
      Его добыче! А то он засадит
      тебе кинжал в жопу, спугнет
      птичку, а потом прикинется
      спящим и скажет, что так
      и было!
      ... Так и было...
      Оказывается, не зря Уленшпигель сидел на Сайте Арды. Как-то так получилось, что до близкого знакомства с Резвящимся Пончиком, Лидеры практически не догадывались, что над любимыми Создателями можно подшутить... Оказывается, джентльмены, мы сильно ошибались! Потому что сначала некоторые попытались спеть что-нибудь веселенькое в адрес всем известного Сергея Гнедина... Блин... Вы его зарифмовать пробовали? А его ближайшее окружение? Нет, на уровне Велиара кое-как получается, а как следует... Например, "Наташа" и "оборотень" - вообще не рифма! А остальные натурально в размер не влазят. А если честно - похождения мужа ведьмы настолько прикольные, что сильнее приколоться уже нельзя. Фантазия отказывает. Это у Лидеров-то! Представляете уровень написанного?! Гений АО, истинный гений! И даже больше. Но сравняться с Ардой и юморными поклонниками Толкина хотелось. Так что Цветик подумал-подумал, и решил начать с главной страницы. А дальше пусть остальные ценители думают, если за первые песенки сразу не убьют. Почему-то Алик думал, что хоть кому-нибудь, но должно понравиться. В смысле - более талантливые продолжатели найдутся. Впрочем, он был знаменит самомнением и оптимизмом... Если умеешь худо-бедно петь под гитару, всегда думаешь, что все оценят, какая классная вещь получилась. Но, во-первых, это не всегда факт, а во-вторых, у других способностей, как правило, больше, чем у тебя. Ладно, где наша не пропадала! Вот, что у нас получилось, а кто может - пусть тоже что-нибудь этакое придумает. Обидно, что у толкинистов ихней Книгой Западных Приколов уже убить можно, а про АО до сих пор ни одного анекдота не сочинили. Неправильно получается, чес-слово!
      Итак, вы помните фильм "Гусарская баллада"? С Шурочкой Азаровой и поручиком Ржевским. Была у тамошних французов веселая песенка о короле-воине. Вот на ее мотив и пойте, пожалуйста. (Если петь, а не читать, звучит лучше. Всякие огрехи в рифме скрадываются, например. И вообще...)
      Мы тут о ландграфе замолвили слово... (это название. А теперь - песня):
      Один Ландграф известный
      Был тот еще герой -
      Любил, блин, приключенья
      И трезв бывал порой.
      Ревнитель и Хранитель,
      Шагающий во Тьму,
      Держась за Меч Без Имени
      Один он стоил двух!
      По воле Ризенкампфа
      Мишенью рыцарь стал -
      Не знал колдун коварный,
      Какой их ждет финал!
      Со Смертью повстречавшись
      Святой лорд Скиминок
      На брудершафт с ней выпил,
      Чем очень всем помог.
      Локхайм ценил героя
      И в Хроники занес,
      Как ворон даром вьется
      Над энтой головой.
      Здоровый шквальный юмор
      Сражает наповал -
      О новых книгах грезят
      Все, кто о нем узнал...
      Поклонникам, наверно,
      Уж имя - легион...
      Но первым среди равных
      Успел стать Фармазон.
      (Так, последний куплет не обязателен, но желателен. В конце-концов, твой сайт - лучший среди всяких прочих. Пока в этом никто не сомневается, верно?)
      Кстати, это еще не все. Помните гимн КВНа? "Мы начинаем КВН..."
      На тот же мотив, слова наши:
      Крах Ризенкампфа.
     
      Снова новый рыцарь
      Появился здесь из ниоткуда,
      Выбран он ландграфом
      Ни за что пока, а просто так.
      Что-то скоро будет! -
      Ризенкампф довольно скалит зубы,
      Вот уже наброшен
      Фиолетовый на плечи плащ...
      - Он начинает трудный путь
      Без друзей, без коня.
      Кого он сможет победить?!
      Не смешите меня! -
      Так думал самый сильный маг,
      Но ошибся слегка,
      За все платить пришла пора.
      Офигеть! Вот те на!!!
      Что с героем будет -
      Любопытно было всем до смерти,
      Что за странный метод -
      Побеждать своих врагов, смеясь?
      Не сегодня-завтра
      Вознесут, глядишь, живым на небо...
      Екарный бабай, блин!
      А ведь в самом деле было так!
      Летит куда-то вдаль Локхайм,
      Жизнь идет, сын растет.
      При жизни памятник стоит -
      Харе Кришна, народ! -
      С Мечом Без Имени легко
      Проложить Путь во Тьму,
      А что там на сердце у них -
      Дела нет никому!
      Ну, что? Слабо свой вариант предложить? Неужели толкинисты нас переплюнули? Или подождать надо лет сто, как они сделали?
      Сплошные вопросы... Кто хочет ответить?
     
      У всех свои проблемы.
      (Аксиома)
      Пятнадцатое Февраля - Месяца Серьезной Учебы.
      А вы знаете, что некий Тед Форрестер (он же - Эдуард) говорил Аните Блейк? Самому крутому вампироборцу, иначе говоря?
      "Если у тебя сердце будет обливаться кровью при мысли обо всем плохом, что ты делаешь, то кровью обольется не только сердце. "
      Это об убийствах. А вообще - стоит рассмотреть фразу применительно к обычной жизни... Нет, лучше не вдумываться! Особенно - не претворять в жизнь! Ни-ког-да! Почему? Потому что мы не просто люди, а человеки. Неубедительно? Тогда вы - Эдуард!
      А вообще, мы недавно наткнулись в Сети на Юмор по отношению к Аните Блейк. Якобы смешной стеб вроде "Ашер в подвале в гестапо играл... - короче, ничего хорошего не получилось) Вы знаете, даже если по мнению автора сайта это смешно, Анита, случалось, убивала и за меньшее.
      Отношения продолжают развиваться. Вампирский бум не прекращается. Очередные заморочки Спайка Кровавого:
      - Ты или вешайся, или освобождай
      табуретку!
      (личное мнение Алика о Спайке)
      - Мое терпение не безгранично! Чтоб было понятней - ты меня достал!
      - Чего, чего я сделал? - скабрезно ухмыльнулся ужас Саннидейла, роняя крысу на колени собеседницы...
      Мария взвизгнула... И влепила крысой Спайку по морде. Крыса пискнула, Мария отскочила подальше, а Спайк офигел. До сих пор его целовали и жалели. И тут появился Урри. Не вдаваясь в подробности, молча врезал вампиру локтем в живот. Спайк хрюкнул и согнулся. Урри заботливо поинтересовался:
      - Мария, радость моя. Он к тебе приставал?
      - Он... он уронил на меня крысу! - ни с того, ни с сего наябедничала королева. (которая в одиночку не боялась черта лысого, а в присутствии любимых мужчин начинала шарахаться от крупной бабочки)
      - Одну? - невозмутимо уточнил Мик, выбрасывая грызуна (нет, не Спайка!) в форточку.
      - А сколько надо было?! - возмутилась Мария, все еще держась от Спайка на безопасном расстоянии. Заодно и от Урри тоже.
      - Честно? -почему-то подмигнул вампиру король Олении. (Спайк ответно сверкнул клыками). Мария кивнула.
      - Сегодня Эвелина делилась воспоминаниями о вашем детстве.
      Мария насторожилась и отошла еще дальше в глубину гостиной.
      - Д-да? Это какими же?
      - О-о, самыми яркими. Когда, например, вас тестировали на черно-белую магию.
      Мария издала неопределенный сдавленный звук...
      - Да-да, любовь моя... Помнится, ты рассказывала, что запущенного к вам паука Эвелина оседлала и побила тапком. А ты "просто" отошла в сторону.
      - И что тебе не нравится?
      - Мне? Не нравится?! Ошибаешься, крошка... Я в восторге! Вот скажи - зачем ты отошла в сторону?
      - Потому что не люблю жутких ужасов. Особенно - порожденных черной магией. Поэтому Эвелина - ведьма, а я - нет.
      - Самое удивительное, май дарлинг, что если бы не Эвелина, я бы тебе поверил! Золотко мое, признайся, что ты совсем не "просто" отошла в сторонку. И твоя сестрица не успела запинать врага домашней туфелькой. А знаешь, почему? - король Олени повернулся к вампиру, предлагая оценить новость. - Потому что наша боязливая фея, вздрагивающая от собственной тени, уступила пауку дорогу, чтобы дотянуться до сабли на стене. И снесла чудовищу голову!
      Не успели мужчины глазом моргнуть, как дверь спальни с треском захлопнулась. Спайк продемонстрировал еще несколько мерзких улыбочек и убрался в Саннидейл, охмурять Дон. Вдруг Баффи заревнует, наконец? Урри ночевал на диване в кабинете. Очень благоразумно.
      "Представьте, что у вас есть знакомый вампир..."
      Фраза, не помню, где услышанная. Так вот, я этого не могу. Представить! Он у меня уже есть! Да-да, самый настоящий вампир. С клыками, крылатым плащом и красивым гробом с шелковыми кистями и медными ручками. Его зовут Толик. Не Анатолий, или Толян, а именно - Толик. Кличка - Сиреневый. Потому что любимый цвет. У него все сиреневое. И одежда, и гроб, и цветы. Толик - молодой вампир. По всякому. И на вид он - подросток и овампирился лет двадцать назад. Очень хочется сказать, что он и живет у меня. Но я стараюсь быть честным, поэтому признаюсь, что ничего подобного нет. Он - из соседнего двора. В этот дом недавно въехали новые хозяева и еще не знают, какой сюрприз их ждет. А, может, и не узнают, если повезет. Специально Толик никому на глаза не лезет. Мы с ним познакомились на Хэллоуин. Наш класс решил отметить праздник нечистой силы и все оделись кто во что горазд. Моя соседка по парте (я из окна видел) оделась Истребительницей Вампиров. Спортивная девчонка, обожает сериал "Баффи". Ну, я и вырядился под графа Дракулу. Правда, современного. Ну, иначе говоря, в черную майку, джинсы и клыки. Прихватил пугатор из магазина сувениров (воет, как обезумевшее привидение) и отправился пугать Маринку. Чтоб не воображала себя крутым вампироборцем. Нет, конечно, я добрый, но на последней контрольной могла бы и подсказать!
      На улице стремительно темнело. Я завернул за угол... (скажу по секрету: очень многое случается именно тогда, когда сворачиваешь за угол)
      - Отдай кровь!!! - схватил меня за грудки одноцветно одетый тип, скаля зубы. Ну, конечно же, не одни мы такие умные. Наверно, параллельный класс развлекается. (В темноте я сразу не разглядел, что лицо напавшего незнакомо)
      - Сам гони литр! Нет, два! - обнажил я свою бутафорию. С полых кончиков пластмассовых клыков капал кроваво-красный сироп.
      - Бли-ин! - с чувством выдохнул парень, отпуская жертву. - Опять на своего нарвался! Ну, чего тебе дома не сидится? - Кажется, он на меня обиделся!
      - Положим, ты тоже не на диване валяешься! - огрызнулся я, пытаясь пройти мимо и все-таки напугать Маринку. И вдруг замер. И похолодел. Непонятная сила заставила взглянуть в лицо незнакомца как следует.....
      Врубился наш герой в ситуацию и обалдел. Остолбенел. Онемел. Ну, а вы бы выглядели не лучше, осознав, что лицезрите вампира. Короче, челюсть у Фимки отвисла и бутафорские клыки шмякнулись на асфальт...
      Видали? В той тетрадочке, что Алик предложил Совету Лидеров появилась первая запись. Алик взял текст и задумался над продолжением. Раз подкинули ему, значит, его очередь. Продолжение попозже.
      Двадцать седьмое Февраля.
      А небо - лазоревое! Облака - лиловые, розовые, перламутровые! Теплеет не по дням, а по часам. Ручьи, ручейки, лужи, капель, СОЛНЦЕ!!! Настроение весеннее. Нахальство Спайка не знает границ. Самое последнее его ноу-хау в том, что известные поэты вроде Шандора Петефи и Гейне писали про него и под его диктовку. (Мысленную) Ну, что ж, почитайте и вспомните его сериал. Особенно неслабую картинку, когда его любимая Баффи кувыркается в постели с боевиком "Инициативы", а Спайк неподвижно стоит под ее окнами с подарочной коробкой пряников в День Святого Валентина... Слух у вампиров феноменальный... Он же ЗНАЛ, что происходит в спальне и все СЛЫШАЛ! Но - стоял. Как будто оцепенел.
      Стихи же он у вышеназванных поэтов раскопал такие:
      Как часто лгут нам люди, утверждая,
      Что боль убить способна наповал.
      Тогда бы не была ты одинока,
      Тогда бы я с тобою здесь лежал.
      Боль не топор, который вдруг ударит,
      Повалит ствол и говорит : "Умри!"
      Боль - это червь, который тихо, долго,
      Но неустанно точит изнутри.
     
      Увы, меня не любишь ты!
      Но тем не огорчен я:
      Когда вгляжусь в твои черты,
      По-царски награжден я.
      Поклялся вечно презирать меня твой ротик алый,
      Но дай его расцеловать -
      Утешусь я, пожалуй...
     
      Как призрак забытый из гроба
      Встает былое мое:
      Напоминает, как жил я
      Когда-то близ нее.
      По городу бледный, печальный
      Бродил я, как в полусне,
      И люди с удивленьем
      В лицо глядели мне.
      Ночами было лучше:
      На улице - ни души.
      Лишь я с моею тенью
      Брожу в пустынной тиши.
      И вот твой дом и снова
      Гляжу на твое окно,
      А сердце так томится,
      Так замирает оно!
      В окне я часто видел
      Неясную тень твою,
      Ты знала, что я возле дома
      Как изваянье стою...
      Сегодня к вам съедутся гости.
      Сегодня весь дом освещен.
      И легкую тень я увижу
      В одном из горящих окон.
      А ты не заметишь, что буду
      Во тьме я стоять под окном,
      И где уж тебе заметить,
      Что в сердце творится моем.
      Любовью к тебе безнадежно
      Надломлено сердце мое.
      Оно обливается кровью...
      Но ты ведь не видишь ее....
      - Спайк, если ты будешь обхаживать Дон, Баффи тебя убьет.
      - Рад буду...
      - Ты не понял. Она тебя насмерть убьет. Взаправду.
      - Значит - судьба.
      - Идеальная вы пара. Оба гордецы и упрямцы, сверх положенного.
      - Иногда я сожалею, что не дождусь славы Убийцы Трех Истребительниц. Я хожу, охочусь, пристаю к Дон - но я сейчас больше труп, чем был когда-то. Говорят, у нас нет души. А Баффи забрала последнее, что у меня оставалось - желание жить без нее. Выпить есть?
      - Куда собрался?
      - Обещал сводить Дон на дискотеку. В крутой бар "Монстры как люди"
      - Если с нее упадет хоть волосок...
      - Знаю. Не волнуйся. Все продуманно. Там на нас нападут, но не сразу.
      - Чего?!
      - А ничего. Прикинь - Дон хотят испортить прическу, появляется Баффи и видит, что я сражаюсь, как лев. Враг повержен, я - герой, Истребительница дает мне в морду, я влипаю в стену, молча утираю кровь с разбитой губы и ухожу в ночь. Или лучше - уползаю? Ладно, потом додумаю. Но как романтично, согласись!
      - Ты - мазохист ненормальный! - рассердилась Мария - Тебе лечиться надо! - и хлопнула дверью. Залечивать последствия Спайковских подвигов опять ей придется.
      ...- Гуд бай, мой мальчик,
      Гуд бай, мой миленький,
      Твоя девчонка уезжает навсегда,
      И на тропинке, и на тропиночке
      Не повстречаемся мы больше никогда!
      (репетиция Трубадура. Прямо в тему)
      "...Настала очередь удивиться и его собеседнику.
      - Так ты не вампир? - разочарованно потянул сиреневый незнакомец. - Блин, а ты мне понравился... Жаль теперь убивать хорошего человека...
      - Ну и не убивай. Земля ж под ногами не горит! - буркнул Фимка, понимая, что безнадежно опоздал на карнавал и вообще, сейчас не до Маринки. - Вот тебя, к примеру, как зовут?
      - Толик.
      - Анатолий?
      - Именно что - Толик. Кличка - Сиреневый. Любимый цвет. Мой. - неохотно ответил юный вампир.
      - Здорово, а я всегда думал, что все вампиры обожают красное и черное. Ну, а помимо крови ты что-нибудь пьешь?
      - Кофе пью, - подумав, вспомнил Толик.
      - Радуйся, у нас много общего! - заявил ряженый граф Дракула и предложил: - пошли ко мне? Напьемся кофе, еще чего придумаем, а убить меня еще успеешь. Я - Филимон, но можешь сокращать, как удобней.
      ... Вот так мы и познакомились. Но спокойно выпить кофе в тот день нам не дали..."
      (А вот догадайся теперь, чья очередь написать следующий кусочек? Лори, не хочешь ли вот так, тихой сапой, постепенно, исподволь заявить о себе Лидерам? Ну, ты подумай, я продолжу.
      Жизнь продолжается!
      Когда застрял я на полпути,
      И даже цель не видна,
      Мне помогает себя найти лишь она...
      Пой, моя гитара, пой,
      Как люблю я голос твой!
      В дальние дали нас дела кидали,
      И всегда ты была со мной!...
      Жизнь вообще, упрямая такая штука. Чтобы ни случилось, она, блин, продолжается! И ей пофигу, что ты сам об этом думаешь.
      Первое Марта - Месяца Серьезной Учебы.
      ВЕСНА!!!
      Если нам скажут - наш поезд ушел,
      Мы ответим просто, что
      Подождем другой.
      И чтоб на перроне скучать не пришлось,
      Мы накроем стол - и будет хорошо!!!
      И не говорите после этого, что я редко в "Дневники" заглядываю! Вот - даже о весне не забыл. Ура! С обновлением!
      - А мы такие красивые сегодня! - выкрикнула в раскрытое окно Зойка Кукушкина и уронила на улицу очередной шарж на себя работы Сыроежкина. Сергей хотел было выразить личное мнение, кто у нас самый красивый, но посмотрет на Гусева и захлопнул варежку. А Мик Урри с раннего утра был по уши в проблемах. Главная называлась Марией.
      - Почему мне нельзя поехать? - допытывался Электроник, завинчивая последнюю гайку в мопеде.
      - Потому что там Шеф! Элек, не зли меня!
      - Ну, давай, давай, жми на кнопки! Вызывай Сьюзен Келвин, Громова, Надежду, да хоть всей Ю.С. Роботс сообщи! Пусть приедут, проверят. Я здоров. И с ума не сошел. Мария, я же не один еду. Урри со мной будет.
      - Вот это меня и волнует. Зачем Шефу понадобились вы оба сразу? Элек, тебе термин "соучастие" о чем-нибудь говорит?
      - Конечно. Не переживай, галерею больше грабить не будем. Умные преступники не повторяются. А Стамп - очень умный. Будет чисто деловой разговор. Неужели тебе не любопытно, что он нам скажет?
      - Любопытно, ты прав.
      - Вот и чудненько. Я вернусь и все расскажу. Да успокойся ты, к вечеру приедем. Стамп обещал не задерживать. В крайнем случае, после полуночи подашь в розыск.
      - Спасибо, утешил. Урри, а ты почему молчишь?
      - Не хочу тебя огорчать, лапушка.
      - По-твоему, ваше решение рвануть в 23-е для меня - праздник?
      - Но если я не привезу сегодня Элла, обратно вернусь на носилках.
      - Ты меня шантажируешь?
      - Правдиво обрисовываю ситуацию.
      - А если вы поедете - и ляжете на те самые носилки оба?
      Урри философски пожал плечами и пыхнул заряженной сигареткой.
      - Что за жизнь без риска! Ладно, не скучай без нас! - торопливо чмокнул в щеку, вскочил в седло и - уехал. Электроник на секунду замешкался, потом упрямо вздернул подбородок и последовал за Урри. Спелись, блин!
      Огорченная Мария пошла в бывший штаб Тимура, искать утешения у Красных Дъяволят. Над домом цвета утренней зари развевался красный флаг. А над КПП - лазоревое королевское знамя с белоснежной розой Элила.
      Друзья-чекисты решали интересную проблему. Поощрить кратковременным отпуском можно было любую из двух застав. Но какую - первой? Тимкину или Квакинскую?
      - Что значит: какую. Вы собираетесь отправить на отдых всю заставу целиком? С половины границы?
      - Ага.
      - Почему?
      - По стратегическим соображениям.
      - Надеетесь, что диверсанты решат не упустить случай и ломанутся оптовой партией?
      - Почему бы и нет. Но вообще-то, совсем без охраны мы полграницы не оставим. Лорд Исидро предложил на время подменить ребят своими птенцами.
      - Но это ночью. А днем?
      - Днем вдоль контрольной полосы будет висеть плакат: "Кто днем полезет - ночью догоним. И - все!!!" С трехмерными портретами Спайка Кровавого и Лорда Исидро.
      - А на нейтральной полосе цветы - необычайной кр-расоты! - звякнула Яшкина гитара.
      - Круто. И доходчиво. Так кто первый приедет? Заказ к Иржику надо заранее отправлять. Будем делать торт-звезду или "Яблоко"?
      - У нас сегодня весна?
      - Вроде, да.
      - Так чего же мы спорим? Это - судьба! Один раз в год СА-А-ДЫ ЦВЕТУТ! В том числе и яблоневые.
      - Итак, первым встречаем Мишку Квакина?
      Примерное меню Иржика для встречи партии "Яблоко", бывшего грозы садов и огородов: Яблочный сок, яблочное варенье, пирожки с яблоками и утка в яблоках, печеные яблоки с ромом и ванилью, шарлотки с яблочным джемом, фламбированные яблоки под взбитыми сливками в карамельном соусе и все в этом роде. Лишь бы яблоки присутствовали. Женька Александрова уселась шить новое зеленое платье. Лидеры вспомнили дорогу к мастерской Винтика и Шпунтика. И вообще, надеялись, что приезд Квакина совпадет с 1 Апреля. Или, в крайнем случае, отъезд. На границе было спокойно. Там еще ничего не знали. Первая неопознанная "Фелита" приземлится на плацу гараевской заставы не раньше полуночи.
      Щенки Собаки Баскервилей заметно подросли. Как только великому детективу надоело об них спотыкаться, он быстро сплавил весь выводок своему неизменному поклоннику Алику Деткину. В скромной комнате как раз помещались кровать, письменный стол, продавленное кресло и небольшой вытертый и потрепанный ковер на полу. (Баскервилькой же и потрепанный!) Ну, еще, может, узкий платяной шкаф и вмурованный в стену "БК". Нашествие двух-трех друзей Алика комната еще выдерживала. Но когда повсюду заползали шкодливые отпрыски Проклятия Баскервилей, каждый размером с детский грузовик в количестве 9 штук... Не считая занимающей весь ковер мамаши... Да, их же надо было кормить и выгуливать! И купать. Особенно беленького и пушистенького. С черным носиком и глазками! Шикарный песик.
      - А ведь съедят они Детектива, - задумчиво протянул Толик Слонов. Алик как раз возвращался от Иржика, с ног до головы обмотанный охотничьей колбасой.
      - Я уже третий кроссовок выбрасываю! - возмущался Васечкин... И стал разжимать челюсти шаловливого щенка, жующего очередной ботинок. Вместе с обутой в него ногой.
      - Да-а, хорошо было в прошлом году. Холмс сам их раздарил.
      - Ага, Конан-Дойль даже книжку выпустил. "Список семи" называется.
      - Выходит, сейчас - наша очередь?
      - Кто у нас самый обаятельный? Нет, не надо орать всем сразу. Да заткнитесь вы! Я спрашиваю - чья очередь переться за тортом к Иржику? И пусть сделает его в виде собачьей косточки.
      Карлсон полетел. Будем надеяться, хоть половину донесет...
      Ясный мартовский вечер. По уши в собаках и романтическом настроении Алик Деткин.
      - Привет, Председатель! Подвинь вон того толстопузика, я сяду! Внимание! Всем любоваться! Идеальная посадка с ненадкушанным тортом! В исполнении лучшего в мире Карлсона! Вж-ж-ж-ж-хоп!!!
      Алик торопливо раскидал бумаги с письменного стола по ящикам. Торт и в самом деле походил на будку с торчащей из нее косточкой. Косточек оказалось ровно 10 штук (сахарные!) и всем собакам хватило. А будку съели Лидеры. Вафельная крыша, песочные стенки, птичьемолочная подстилка и бисквитная полянка с кремовыми цветочками.
      Самым распорядительным сегодня был Васечкин. До апреля еще целый месяц, но Петька уже секунды считает до Великих Игр.
      Вот доели последнюю розочку...
      - У кого гитара? Будем петь! Весенняя капель! И первый, кто запнется - пристраивает щенков, ясно? Весело и находчиво! Раз-два-и-и-и...
      - все, что тебя касается,
      все, что меня касается,
      все, что нас касается -
      все только начинается!
      - Почему, когда я вижу тебя
      Я от нежности готов растаять?
      Потому что ты одна у меня
      Красивая такая!
      - Фарширована, нашпигована,
      До пожара во рту ты наперчена,
      Всякой снедью по клюв упакована
      Утка с фруктами, Гусева женщина...
      - Вижу тень наискосок
      После пятой бутылки пива,
      Я готов, и упал в песок,
      По которому ты ходила!
      - Уеду срочно я из этих мест,
      Где от черемухи весь белый лес,
      Где гроздья пенные и соловьи,
      И откровенные глаза твои...
      - Я счастлива, что вы больны не мной,
      Не ящуром, не коклюшем, не свинкой...
      - Среди невезенья иного,
      Среди невеселого дня,
      Скажите мне доброе слово,
      И слово утешит меня!
      - Это мы придумали Windows,
      Это мы объявили дефолт...
      - Этим танцем сегодня с тобой
      Мы вечер открываем! Ну
      Что тебя так тянет танцевать,
      Мне не понять....
      - Yes!!! Арлекину думать!!!
      - Я - не я и дума не моя! - хлопнул Арлекин Уленшпигеля, перекидывая стрелку.
      - Вот он ты, а вот он - я, ну а дума вся - твоя! - дружеский удар по плечу заставил напрягать извилины Ходжу Насреддина.
      - Даже если мысль моя... Пеппи-джан сильней меня! - нашелся домулло, целуя руку Пеппилотте. Пеппи зарделась от удовольствия и приняла эстафету:
      - Я не ангел и вижу я: Аурик шустрей меня!
      Аурик неохотно выглянул из пакетика чипсов:
      - Лучший выдумщик Гумм-Гам... А я люблю чипсы кушать! - выдал он вариант белых стихов и Мастер Игр понял, что соображать придется ему. После облома вредного мыша рифмовать уже не с руки. Гумм-Гам оперся локтями на стол, положил подбородок на руки, уставился в потолок и стал ждать, когда его осенит. Остальные вежливо молчали. Минуты две. А потом Пеппи первая начала осматриваться по сторонам в поисках веского аргумента. Гумм-Гам торопливо прожевал кусочек лунада, прошептал знаменитое "Р-раз!" - и обнародовал решение проблемы.
      - Том Сойер!
      - А в глаз? - тут же среагировали Том и Гек одновременно.
      - Успеем! - хладнокровно осадил друзей старший брат Гумм-Гама Кри-Кри. - Кажется, он не договорил.
      - И не скажу! - обиделся Гум-Гам. - Не хотите слушать - не надо. Блин, подождать не могли? - и придвинул к себе остатки пирожных.
      Пеппи рванула поднос : - Дамам уступать надо! И не лезь в бутылку!
      - И будет хорошо!
      Все будет хорошо,
      Я это знаю!
      - Ой, чувствую, что здесь мы до субботы загуляем, точно! - рассмеялся Гумм-Гам. - Ладно, слушайте сюда, а с тобой Сойер в Апреле встретимся, уговор?
      - Заметано. Итак...
      - Итак, поясняю подробно: если Том Сойер смог выгодно продать право красить забор, то со щенками тем более справимся. Аукцион к 8 Марта "Баскервиль - людям"
      - Не удивлюсь, если первым покупателем окажется Спайк Кровавый. Кому еще придет в голову мысль подарить девушке к 8 Марта нафосфоресцированное чудовище!
      - М-да...
      - Угу.
      - Блеск!
      - Свежая идея: надо пустить слух, что путешественникам принимать участие запрещено.
      - Зачем?
      - Заинтересуем сразу двух потрясных типов: во-первых, приедет Снусмумрик, он обожает нарушать запреты, во-вторых, вполне может явиться О.Бендер.
     -- И Тимка тыщу раз пожалеет, что согласился махнуться работой с Неуловимыми!
     
      Пятое Марта - Месяца Серьезной Учебы.
      Собственно говоря, не о чем рассказывать. Мы готовимся к 8 Марта. Клумбы уже под усиленной охраной, идет негласное соревнование на самый крутой подарок даме сердца.
      Питер Пэн забрал Венди на Остров. Для ежегодной весенней уборки. Остров причалил к Олени почти вплотную. А это значит, что и до гавани капитана Крюка - рукой подать. Равно, как и наоборот. Джез Крюк перестал бы себя уважать, если б не стал готовить пакостный сюрприз к тому же 8 Марта.
      - Хорошо вдохнуть сирокко
      После третьего урока
      В океаны от диктантов убежав.
      Там - салаги, краги, шпаги,
      А на реях реют флаги
      Второгодников тринадцати держав!
      Василий Лопотухин, когда просек, в чем дело, сбежал с английского, прокрался на стоянку лидеровских "Фелит". И увидел готового стартануть Тринадцатого. Доброжелательному чертенку было все равно, где именно втравить душу ближнего в неприятности, и он предложил Лопотухину свои услуги. В "Фелите" аборигена преисподней Василий летел первый раз. Лидеры чрезвачайно уважают привычки друг друга. Поэтому за время полета Лопотухин выпил два графина воды и измечтался раздеться до трусов, но не пикнул. Жара была адская. А огненно-оранжевые стены, испещренные молниями, ему три ночи снились.
      - А в гавани, далекой гавани
      Пары подняли боевые корабли.
      Они из гавани уходят в плаванье.
      Их целый год потом не жди!
      Вразнобой шумел пиратский город. Сияло солнце. Щебетали пташки. Фейерверочными огоньками носились в чистом небе легкомысленные феи. Пронзительно верещала Тинкербелл. Один из Потерянных Мальчишек только что выплеснул ведро с грязной водой прям на ее кукольный домик, который Венди повесила за окно проветриться... Теперь мокрая Динь была уверена, что Венди это сделала нарочно! Феи бывают или очень добрыми или очень злыми. Два разных чувства в них не вмещаются. Сейчас Динь была насквозь плохая. Где можно лучше всего сорвать злость? Фея Починка метнулась на грязную шхуну Джеза Крюка. В порту палили пушки, взлетали над головами платки и шляпы. В гавань заходили большие корабли из океана. Зловещее "Счастливое избавление" капитана Шарки, пять джонок Мадам Вонг, "Бубновый валет" Серебряной Бороды, Стреляный (Крашеный!) Воробей (На "Черной жемчужине"), хулиган Пыпин на волнорезе "Всех догоню!" И прочая братия. Отъявленные злодеи тоже любят праздники. "Фелита" Тринадцатого причалила к скалам, Василий бултыхнулся в воду уже с аквалангом. Тринадцатый полетел по своим делам, а Лидер поплыл на страшный корабль личного врага Питера Пэна. У моряков женщина на шхуне - к несчастью. Но это, если женщина вообще. А вот Венди всегда была лучшей мамой всем Потерянным Мальчикам. И одна из заветных мечт Крюка - сделать из нее маму для его сброда. Назло Питеру. И потом, рядом с мамой не страшны кошмары, значит его не тронет крокодил. Который уже не тикал, но упорно рыскал где-то рядом.
      Да-да-да! Иногда Динь была ну очень плохой! Она выманила Венди на берег... Ведь Питер Пэн был смыслом ее жизни. Видеть, как он снова и снова дарит Венди раззолоченный желудь-поцелуй, было для феи, как нож в сердце. И она выдала Венди Крюку. Из нее сделали приз! В полночь - старт пиратской регаты без правил. Условия простейшие - отплываем подальше от берега и рвемся в порт. Кто первый - тот и молодец. Забирает себе Венди - и хочет, делает ее мамой, а хочет... За Венди Питер не будет торговаться, сказочные возможности для ультиматумов!
      А Лопотухин незамеченным пробрался на корабль и скользнул в провонявший рыбой трюм. Джез Крюк отдал швартовы в полной уверенности, что удача сегодня будет на его стороне!
      Приближалось 8 Марта. Яшка-Цыган второй час терзал гитару, утопая ногами в щенках Собаки Баскервилей. Был у Деткина в гостях. Сам Детектив развалился на спине, подпихнув под грудь подушку, на его спине покоилась перемазанная светящейся краской голова Собаки Баскервилей. (Сама собачка спокойно лежала на полу. Размерчики, однако-с).
      Яшка (тренькая неразборчивый мотивчик):
      - Квакин приезжает.
      Деткин (без видимого интереса):
      - Да?
      - Гераскин вторые сутки торчит в биолаборатории.
      Алик ( нейтральным тоном):
      - Очередного комгуся изобретает?
      Яшка (отводя глаза и выстраивая немыслимой виртуозности аккорд):
      - Или Алиске поющие розы выводит. И чихает, как сумасшедший.
      - Добегался из тропиков в Гималаи?
      - Нет, у него на ускоритель роста аллергия. Еще с того раза, как кедрами весь бульвар завалило.
      - Какого, говоришь, Мишка прибывает?
      - Седьмого. На две недели, минус дорога.
      - Следующая очередь - Тимура.
      - Мы так думаем...
      - А на самом деле?
      - Поживем- увидимся. Слыхал такое выражение?
      - Надеюсь, что я его еще и понял правильно. А ты вообще, по делу?
      - Добровольные пожертвования на нужды революции. Помоги щенка выбрать.
      - Добровольно?
      - Есть другие варианты?
      - А как же аукцион?
      - Щенков - 10? А Аукцион - в честь 8 Марта. Два - лишние. Вот одного я и заберу. Пожалуй, вот того, с рваным ухом. Злой будет.
      - Бери, жалко нету... но зачем вам в кавалерии собаки?
      - Да не нам, балда! Это же премия! Ну, ценный подарок за хорошую службу!
      - Что-о?!!? Вы подарите Баскервильского щенка Квакину?!!! Ну, Яшка.... Будет еще Апрель-месяц! Запомни!
      Алик наспех застегнул на толстом щенке шипастый ошейник, наугад рванул поводок из целой коллекции и захлопнул за другом дверь. Со злостью. А Яшка-Цыган ухмылялся, как ни в чем не бывало. И настроение у него было... лучше некуда.
      Пашенька Гераскин не цветочки выгонял для дамы сердца и не генным безобразием занимался. Он питание готовил. Спецпаек для квакинского щенка. Тимка-то уехал служить со своей овчаркой Риткой. Отличный зверь! А теперь, к концу отпуска, у бывшей грозы садов и огородов появится гроза нейтральной полосы - потомок Собаки Баскервилей. Самый свирепый. Молодой, эффектный, достаточно взрослый, благодаря генной "Растишке". А на дворе - весна, кто понял. Как вы думаете, устоит Ритка против такого кавалера? Вот и мы не знаем... Не знаем... Ох, не представляем себе... Что-то не хочется...
      Седьмое Марта...
      "Еще немного, держи на борт.
      Ясна дорога и виден порт.
      Ты будешь первым, не сядь на мель!
      Чем крепче нервы, тем ближе цель!"
      Мимозы, тюльпаны, цикламены, подснежники. Мороз и снег, сверкающие сосульки, звонкая капель, веселые лица. Совет Спайку от неизвестного на "Доске Объявлений": "Чтоб ваша девушка не смотрела на вас с высоты, уложите ее на диван".
      Мария на секунду заглянула в спайковские апартаменты за забытым шарфиком... И поймала вампира за руку. Спайк пытался сдвинуть тяжелые шторы.
      - Спайк, ты больной? - возмутилась Мария, и заткнулась. Еще бы! Холодные, как мрамор, пальцы сдавили ей горло. До бритвенной остроты отточенные когти пустили кровь. Искаженная монстрообразная голова склонилась, длинный, шелковисто-ледяной язык слизнул первый кровавый ручеек. От истерики Марию спасала только мысль, что это не поможет. И тут она увидела глаза вампира. Две желтые луны с вертикальными трещинами зрачков. Совершенно бессмысленные и оттого еще более ужасные. Спайк не сознавал, что происходит! Его подняли, как зомби, в разгар дня, и чуть-чуть не оставили под солнечными лучами! И кто же это у нас такой искусный? И вредный? Конечно, прекрасная Эвелина- Повелительница Тьмы! И хоть ноги у королевы Олени подкашивались от суеверного ужаса, но от родной сестрички она научилась защищаться еще в детстве. Через секунду Спайк с шумом втянул воздух в давно замершие легкие, осторожно подхватил Марию за талию и отпустил ее горло. Предварительно досуха вылизав царапину. Лицо плавилось, перетекая в обычную приятную физиономию. Поняв, что самостоятельно двигаться девушка уже не в состоянии, Спайк на руках отнес ее на кровать, подложил под спину две подушки, по горло укутал пледом и быстро стребовал с Иржика горячий кофейник с каппучино. И чайник лучшего зеленого чая.
      После двух чашек чая-кофе Мария обрела дар связной речи в духе Аниты Блейк.
      - Блин! Спайк, что это было?
      - А я знаю?
      - Хм... скажешь, и руки не твои на моей шее были? А зубы чьи?
      - Клыки мои. А кровь - твоя. Я на тебя ничего не проливал! И вообще, сама где-то поцарапалась, меня на кровь притянуло, и я еще и виноват?!
      - Так. Допустим. Я-поцарапалась. А штора?
      - Что - штора?
      - Ее тоже поцарапали? Что ты забыл у окна?
      Спайк помрачнел.
      - Не знаю. Что-то позвало меня. То-есть, я так думаю. Я правда ничего не помню, извини.
      - Ничего страшного. Шуточки Эвелины.
      - А-а-а... Хорошо, что ты вовремя пришла. А если б нет? Вот и спи после этого спокойно!
      - Не переживай. Я не предполагала, что вампира можно разбудить дистанционно. Через два королевства! Ничего себе... Но теперь шиш Эвелине, а не власть над моими друзьями. Договорились?
      - Еще бы! - Спайк осторожно улыбнулся. - Что бы подарить Баффи на 8 Марта? И Дон?
      - Это же не американский праздник?
      - Какая разница, главное - праздник.
      - Рассуждение бывалого Лидера. Растешь, мой дорогой... Подари собаку?
      - В смысле?
      - Вон у Детектива лишний щенок имеется. Баскервильский.
      - Монстр от монстра? Смеешься надо мной? Блин... Почему я согласен?
      - Кстати, ты не суеверен?
      - А что?
      - Слыхал, как Марии-Антуанетте однажды подарили духи в виде ее фигурки. А вместо пробки была ее головка...
      - А, знаю. Потом ее голову отрубили. Нет, я не суеверен. И потом, если вампиру отрубить голову, он не обязательно умрет, ошибается миз Блейк!.
      - А разве нет?
      - Как сказать. Теоретически - не советую. С другой стороны гильотина не зря была любимицей французской революции. А что ты предлагаешь?
      Изящный жест иллюзиониста - и на раскрытой ладони королевы возник хрустальный гроб со свинчивающейся фигуркой Спайка. Мария не знала, какой аромат предпочитает Истребительница, но для феи это не обязательно. Достаточно пожелать нужный запах - он и окажется во флаконе.
      Спайк умилился:
      - Баффи - духи, Дон - собаку... Супер. Мария, я твой должник! Не скучай! - заграбастал сувениры и улетучился. Ах, да. Торт от Иржика в виде пробитого дротиком сердца он еще раньше упаковал. Назывался он "Только твой".
      А седьмое Марта продолжалось. То здесь, то там возникал оркестр хулигана Пыпина. Музицировал:
      - Я-я-яблоки ела!..
      - Скажи, зачем,
      Была прекрасной эта ночь?!
      - Мария, добрый вечер!
      - Тимур!???? Тимка!!! Как ты добрался?
      - Тринадцатого подсидел.
      - Угнал Лидеровскую "Фелиту"? Ты?!
      - Сердишься?
      - Я в замешательстве. С одной стороны, ты явно повторяешься. С другой... Вторая самоволка и лидеровская "тарелка"... Ты сильно изменился, командир! Да еще "Фелита" Тринадцатого! Ты в ней не изжарился?
      - И вспомнать не хочу... Квакин прибыл?
      - С минуту на минуту ждем-с. Весь дворец в яблочном аромате.
      - А чего у Гераскина вид неприлично таинственный?
      - У него удался опыт и при этом уцелела вся биостанция. Редкий случай.
      - М-да, пожалуй... А какой опыт?
      Мария притворно-обиженно поджала губки:
      - Меня не посвящали!
      - Ладно, выясним. Мария, я здесь посижу до темноты, можно?
      - Конечно. Сейчас у Иржика что-нибудь закажем. Ты, наверно, сутки ничего не ел. На заставе не хватятся?
      - Я в наряде. В глухом секрете. Там Ритка и Стив.
      - Это еще кто?
      - Птенец Исидро. Спайк рекомендовал. Он уже неплохо наводит морок, будет создавать эффект моего присутствия. А к утру я вернусь.
      - Забирай мою "Фелиту".
      - И где я ее там пристрою? Слишком заметная.
      - Отправишь автопилотом. Вместе со Стивом. Раз Спайка он заинтересовал, то и мне не грех с ним познакомиться. Неординарный, наверно, птенчик.
      - Чисто внешне - точно. Клыки тонкие, изящные, на вид ему от 15 до 18, хотя возраст больше для него не проблема. Абсолютный блондин с прической под Джарефа. А глаза... На первый взгляд - ничего особенного и вдруг - как занозистой доской по спине с размаху! Самое страшное - он еще не решил, нравится ли ему быть вампиром. И любую стукнувшую в голову мысль реализует на всю катушку.
      - Он твоей овчаркой не пообедает?
      - Я ее серебрянкой обрызгал. В-общем, этот Стив - достойный объект для пристального наблюдения. Кстати, о чудовищах... Говорят, сегодня стартует аукцион Собак Баскервилей?
      - Тебе зачем?
      - Беленького будут выставлять?
      - За него и ожидается самая большая драка. Как бы в Наполеона не сыграли.
      - Как это?
      - По Бендеру. Выставят шесть мешков...
      - А щенок будет только в одном? Рискованно... Но я в игре.
      - На какие такие капиталы? А если граф Монте-Кристо подключится?
      - Все продумано! Ты понятия не имеешь, сколько стоит настоящая военная тайна!
      - Ты же не хочешь сказать...
      - Конечно, нет. Успокойся. Я не продаю наши секреты. Но подлинная тайна - товар штучный и недешевый.
      - Да не издевайся ж ты! Что за тайна? Ну, Тима... Тимур... Тимка! Стой! Вернись, противный мальчишка!
      Нет, поздно. Уже и след простыл.
      Дальше рассказывать не о чем. Роскошный щенок достался Тимуру. То-есть, никто так и не понял, кому именно. Покупатель был в маске и бесформенной камуфляжной плащ-палатке. И все оказалось по-честному. Кедровая шкатулка с дюжиной замочков содержала бархатную подушечку с белым прямоугольником. На картонке с золотым обрезом синей тушью были красиво выведены обещанные буквы: "ТАЙНА"
      И после этого Тимур не Лидер? Ну-ну... А Собачка той же ночью оказалась привязанной к охапке белоснежных цикламен и подброшена Женьке Александровой. На ошейнике болталась крепко присобаченная жестяная звезда. И - полный набор генной "Растишки". Звери типа Собаки Баскервилей терпеть не могут конкурентов. А оба щенка - и Квакинский и Беленький были мальчиками. Когда они сойдутся делить Ритку... Квакинский - больше, но Беленький - подвижней... Но мы бы рядом стоять не хотели бы. А Беленького после долгих споров назвали BELL . И со словом "Белый" созвучно и вообще.
      И - хотите смейтесь, хотите - верьте, но Мишка Квакин оказался человеком с оригинальным чувством юмора. Его щена зовут... КВАК.
      На склоне гор, и на исходе лета
      Я задержусь, и вы меня не троньте.
      Я вижу море розового цвета
      С зеленой полосой на горизонте.
      И все оно в светящемся покое,
      И все оно в неведомой оправе,
      И знаю я - произойдет такое,
      На что я и рассчитывать не вправе...
      Не скучай! Продолжение будет!
     
      Следующее Апреля - Месяца Великих Игр.
      Кто-то там собирался разобраться с Аликом в Апреле? И где же этот храбрый бледнолицый?
     -- Вызывали, босс? - в комнату просунулась вихрастая голова Вождя Краснокожих. Собака Баскервилей глухо заворчала, но глаз не открыла. После успешного распределения подросших щенков Проклятие Девоншира отсыпалось и благодушествовало... Алик с трудом оторвался от увлекательных детективных размышлений - откуда у него взялся в записях лишний щенок? Что ли, по анекдоту: "не знаю, не знаю, но свои 8 апельсинов я уже взял?". Посмотрел Детектив на Джонни... подумал... не стал доставать из-под Баскервильки теплые тапочки, а полез искать непожеванные кроссовки.
     -- Лидеры и "Шнырлицы" собрались в подвале тимуровского штаба. Нет, раньше его там не было. А с приходом Красных Дьяволят появился. Каменный. С бетонным полом, зарешеченным окошком и "лампочкой Ильича". Ну, еще пара керосинок была и примус. Кофе принес Детектив. Даже Карлсон прилетел с глушителем и в новой простыне. И остальные разоделись, как на карнавал. В кроваво-мрачные одежки и вызывающие аксессуары. Вроде серебряных крестов и хрустальных фиалов со святой водой. С разбрызгивателем. Обсуждали колоритных гостей. Особенно их виды на Спайка Кровавого. При всей его вредности и неуравновешенности, Лидеры считали вампира своей собственностью и ни с кем делиться не собирались. Тем более - позволять самозванным Принцам Города ломать любимую игрушку без спросу. Да и не только Спайк отрицательно относился к Роберту. Заносчивый стриптизер, оказывается, имел общего со Спайком Создателя (Джеймса Мастерса). Друг другу они не понравились с первого взгляда.
     -- - Измордует его Роберт! - решил посочувствовать Уленшпигель убийце Истребительниц.
     -- - Ну и гад же наш Исидро!
     -- Он-то при чем? Его долг - приветить гостей.
     -- - Сам бы и подставлял вены!
     -- - Здрасьте! Если его покалечат - кто проследит, чтоб гости не оставили после себя реки крови по своему обыкновению? Они любят устроить бардак на чужой территории.
     -- - М-да.
     -- - Да уж..
     -- - Угу...
     -- - Ну, и...
     -- - Я, что ли, крайний?!
     -- - Ну-ка, влейте в него еще кружечку!
      Перед Детективом враз очутились три полные кружки кофе. Черного, не очень черного и с мороженным. Пришлось выпить. И подумать.
     -- Вообще-то, Исидро шеф Спайка только как глава ПСБ. На его тело прав у него нет. По вампирским понятиям.
     -- - А у кого есть?
     -- У Мастера. Тот, кто обратил Спайка, имеет полную власть.
     -- - И это будет...
     -- Друзилла!!!
     -- Где ж мы ее найдем?
     -- Зачем всегда мы? Мы будем тянуть время и развлекать компанию Жан-Клода. А Дру отыщет команда Истребительницы.
     -- Станут они помогать Спайку!
     -- Не задаром же попросим.
     -- То-есть?
     -- Лидия!
     -- Не понял? Какая связь?
     -- Почему одного Исидро изучают? Давайте устроим равноправие. Пообещаем сдать его Баффи для опытов. Теоретически изучать монстров, конечно, хорошо. В пыльной душной библиотеке с осторожным Гаэлсом и скучными фолиантами. Но зачем? Если можно подробно расспросить натурального живого умертвия? Да еще и пооттачивать на нем бойцовские навыки! Пусть Спайк поработает мальчиком для битья. Зато в близком контакте с Истребительницей. Задушевные беседы, жаркие схватки... Разве не об этом он мечтал?!
     -- Класс!
     -- -Блеск!
     -- Здорово!
     -- А-то!
     -- Принято! Единогласно! А Друзилла явится, возмутится заявам на свое творение и выдвинет свои условия. У нее со Спайком остались взаимные счеты, вот они и выяснят отношения на глазах дорогих гостей. Отделается он легче, с Робертом не сравнить. А кровожадные монстры получат свою долю мерзких впечатлений.
     -- Теперь главное, чтобы Спайк согласился отдаться на милость Друзиллы.
     -- - Как будто у него есть выход!
     -- Ну, тогда пошли, обрадуем!
      .... Когда, быть может, оглянуться жутко,
      Когда мне жизни может стоить шутка,
      Все может быть. Но, отнимая Вечность,
      Судьба взамен нам жалует беспечность....
      (вечерняя надпись на "Доске Объявлений")
      Нет, не объяснили, по какому поводу.
      Прошло два дня. Спайк отошел от встречи с Друзиллой. Но и Жан-Клод оказался парень не промах. Сообщил только самые общие и расплывчатые сведения. Дело в том, что Исидро любезно одолжил было Сенди Уайту пару птенцов, навести порядок в фамильном замке Диамант. Но в последнюю минуту передумал и посоветовал обратиться к местной диаспоре. Написал письмо. Жан-Клоду вдруг не понравилось, что по соседству происходит что-то непонятное и не он тому причина. Он послал своих людей (вампиров, ну, не важно) разведать обстановку. Как и следовало ожидать, обратно никто не вернулся. Принц Города решил, что самый виноватый тут - Исидро и приехал выяснить, не отправит ли дон Симон и своих подопечных в страшный замок. Если их потом недосчитаются, это будет, по крайней мере, справедливо. Не одному Жан-Клоду в убытке ходить. И хоть даже Марии было ясно, что знает красавец-вампир несколько больше, чем сказал, подробностей лорд Исидро так и не добился. Можете не сомневаться, он использовал для этого все возможности Мастера Вампиров. Но... Даже Анита не могла заставить своего поклонника проговориться, если он не хотел. Вывод: Жан-Клод, в принципе, доволен оказанными почестями, но если глава ПСБ расщедрится, он еще подумает и чего-нибудь вспомнит. Скрепя сердце, Исидро отозвал с границы двух птенцов. Прелестную Изольду с бархатными глазами и каштановой гривой до колен и ее напарника. Ну, он выглядел попроще. Русоволосый, сероглазый, скуластый, спортивного типа парень. Не в смысле тяжелой атлетики спортивный, скорее, пятиборье. Стать Олимпийским чемпионом ему помешала встреча с Исидро. Изольда Вест и Рич Скрайвер. Гости совсем уж собирались приступить к наслаждениям... (На протяжении всего их пребывания, кстати, премьер-министр и духовник королевы шевалье д'Эрбле хранил ледяное молчание и буквально не спускал глаз с Жан-Клода. Хоть Мария готова была поклясться, что настораживал его в первую очередь Ашер. И королева не могла бы сказать точно - кто из них - Арамис или Жан-Клод красивей, элегантней, утонченней. А также кто более опасен. И скрытен. А вот с Ашером у нее установились вполне теплые отношения. С поправкой на то, что Ашер - вампир, конечно. Так вот...) Птенцам Исидро уже завязывали глаза (необъяснимая прихоть Жан-Клода), как дверь сорвало с петель и в центре зала объявился цинично ухмыляющийся Спайк Кровавый. Классическая реплика, точно в тему:
     -- Не ждали?! ... Отпустите птенчиков. У них еще сукровица на губах не обсохла. Вот он я, и я - ваш! Принц Сент-Луиса, ибн компания... - Спайк картинно поклонился, скинул плащ и начал выскальзывать из рубашки. Птенцы Исидро не заставили себя просить дважды и шустро перебежали на сторону своего Мастера. Мало того, что Спайк добровольно отдал себя в руки тех, кого боялся. Его участь решил по собственной инициативе разделить лучший птенец Исидро - Стив (как его там).Короче, просто Стив.
     -- Хорошо, что к Марии неожиданно Яшка-Цыган пришел. Ей стало некогда переживать за симпатичного кровососа.
      Яшка хотел душу отвести. Прямо и заявил с порога: "А на Жизнь пожаловаться можно? Вам уже рассказывали последний анекдот о нас, Неуловимых? Вообрази: родила Ксанка сына... Собрались Неуловимые, думают... Данька мечтает: подрастет - революционером станет. Валерка - книги научу читать, борьбе... Яшка-Цыган: подрастет - лучшего коня уведу для пацана... Ну, подрос ребенок, его и спрашивают: те чей будешь? - "Не знаю... " - отвечает дитятко, знакомо дергая шеей, на манер штабс-капитана Овечкина..."
     -- - Круто! - только и нашла, что сказать Мария.
      Яшка промолчал. Опустил глаза, лениво перебирая гитарные аккорды. В минорном диапазоне.
     -- " Во враги уходили друзья,
     -- И враги угрожали мне дружбою..."
     -- Яша, что случилось?
      Тускло блеснула золотая серьга...
     -- Не знаю... А впрочем... Как сказать...
     -- Ты что - "под колпаком" у лучших друзей? За что?
      - Давняя история с продолжением. Не представляю, как объяснить...
      - А как есть.
      Яшка несколько раз открывал рот, чтоб заговорить... и замолкал... Гитара жалобно тренькала или оглушала резким диссонансным арпеджио.
      - Поехали! - решительно велела королева, вызывая своего верного Сюльсоната и вороного Коныка Яшки-Цыгана.
      Глубокой ночью в глухой тайге в приграничье горел костер. Фыркали кони, настороженно прядая ушами, в темноте кто-то ухал и вроде бы порыкивал, взлетали в чернильное небо оранжевые искры, остро пахло хвоей, в жестяных кружках дымился чифирь... Яшка предварительно хватанул наркомовские сто грамм в тройном размере и открыл душу.
      Мария тихонько ахала. Убрав Неуловимых с границы и убедившись, что делать так не стоило, в штабе белогвардейской контрразведки решили отыграться. Перессорив Неуловимых между собой. Как говорится: "А вдруг получится". На Якова Цыганкова пришел в особый отдел грамотно подобранный компромат.
      Анекдот от Спайка на "Доске Объявлений":
      "Жил-был в лесу страшный и ужасный людоед.
      (ловил людей и ел). Так бы все это и продолжалось,
      но нашелся красивый, смелый юноша, который
      поймал и убил людоеда. Убил и СЪЕЛ."
      Почему-то никто не задумался: "А с чего это вдруг глава "Шторма" Мракоб Е.С., известный нелюдим и социопат напрямую обратился к Неуловимым Мстителям с просьбой (!) . Дошло? Не он это был! Штабс-капитан Овечкин, с молчаливого согласия полковника Кудасова, давно хотел как следует прижать непобедимых Дьяволят. Мстители, Лидеры и романтики в душе, попались. Махнулись, не глядя, сТимуром должностями, но... как все Лидеры они были людьми дела. Грубо говоря - у всех шило в заднице. Монотонная канцелярская работа с личными делами исключительно подозреваемых элементов, медленно, но верно заставляла автоматически подозревать всех и каждого. Ночные планерки, нудная писанина (особенно Яшке тяжело приходилось. Грамота - не его стихия), бесконечный чай, да мало ли "прелестей" в штабе ЧК!. Особенно в особом отделе. А тут еще у всех на слуху толкинистское "предавали лучшие", ну и Танька Гроттер тоже хлебнула лиха от всяческих кидаловок и щедро загрузила впечатлениями отзывчивых Лидеров. В свое время. Бли-ин... Ага. Угу. Якова подстерегли у конюшни, огрели "чем-нибудь тяжелым" по голове и очнулся он у Сидора Лютого.
      - Какой хорошенький! Черноглазенький! - развратного вида и поведения мадам в черной комбинации и красных сапогах в облипку, повесилась пленнику на шею, развязно целуя в губы и шаря холеными ручками в районе пояса. В первые минуты полуоглушенный Яшка не сумел правильно отреагировать. Не отшатнулся, не скривился... А потом было поздно. Удачный ракурс и опытный фотограф - как результат на фотках полное впечатление, что Цыгану все в кайф и вообще он здесь как бы не в первый раз, желанный гость. Блин еще раз! А ночью ему дали сбежать. Подстроенность побега Яшенька тоже сразу не уловил. Внушительный компромат лег на стол сурового Даньки Ларионова. Та-ак... Нет, конечно, никто сразу не поверил. Но разговоры при появлении Яшки замолкали, документы невзначай переворачивались рубашкой вверх и вообще, общее впечатление получалось тягостное. Ксанка молчала. Не сказала Яше плохого слова, но не улыбалась, не смеялась, как бывало, беззаботно и заразительно. Отдалилась, замкнулась.
      - Вас успешно разобщают, неужели не понятно? - рассердилась Мария, отмахиваясь от первого весеннего комара.
      - Помнишь княгиню Ольгу?
      - Таких не забывают.
      - А ее любимую призказку?
      - Карты врут. Но впечатление остается, - процитировала королева и поежилась. - Мда-а... Если в таком плане... Тебе не позавидуешь. Но ведь и Валерка играл в бильярд с Овечкиным и в Париже был... Кудасова навещал...
      - Думаешь, на меня одного телегу накатали?
      - Ну, тогда не страшно. Вы получаетесь в одной лодке все.
      - Ага... Только как бы эту лодку "Титаником" не обозвали. Если под подозрением больше одного человека, да близкие друзья, да по схожему обвинению...
      - Вам что, хотят заговор припаять?! - ужаснулась Мария, начиная догадываться, чем дело пахнет. - Но как же Данька и Ксанка? Разве они согласятся? Кому они должны верить - вам или бумажкам?
      - А что я, допустим, им скажу?! Целовался со шлюхой? - Да, было. Не вырывался - разумеется. Почему меня не избили, не мучали, а отпустили? Разве не подозрительно? А якобы оголенная граница, на которую мы поставили неоперенных новобранцев?! Идея-то была наша! Получается - нарочно хотели ослабить участок, да просчитались и получилось - лучше не надо. То-есть, намерения были самые пакостные, случайно повезло. Тимка то с Квакиным соревнуются! Шиш проскочишь, что у одного, что у другого. Правда, ходят слухи, что с одним из них можно договориться... - Яшка внезапно заткнулся и замер. Буквально окаменел. Даже Мария притихла, лишь полыхнуло на краткий миг спонтанное сияние Силы. В исключительные моменты Мария забывала маскировать душевный огонь. Да и как не разволноваться, когда в спину тебе неожиданно тычется холодный ствол автомата и раздается жесткая команда:
      - Ни с места! Вы арестованы!
      Следующие слова прозвучали уже более понятно:
      - И с кем же, по вашему, здесь можно договориться?
      - Михаил? - деланно удивилась Мария, с некоторой опаской рассматривая подросшего щенка Собаки Баскервилей. Н-да, щенком обзывать широкогрудого пса не стоило. Как положено, морда светилась от фосфора, глаза горели оранжевым огнем. Чувствовалось, что подобравшаяся собачка может и "не услышать" вовремя сдерживающей команды. Поэтому королева сидела тихо-тихо, с тайной радостью наблюдая, как убывает природная смуглось Яшки-Цыгана. Уж если этот Дьяволенок побледнел, его ярости на двух ландграфов хватит. Безо всякого Меча Без Имени! В самом деле, задерживать бывшего начальника этого же участка границы... во, наглость! Да еще за компанию с королевой! Что молодежь себе позволяет?!
      - Нарушаем? - между тем приступил дежурный наряд к блиц-допросу. - Сигналы подаем?
     
      - Какие сигналы? Вы что - очумели?!
      - А чего тогда сидим? Кого ждем?
      Яшка непокорно тряхнул головой, не разжимая сведенных на затылке рук. То, что при этом ловкие пальцы на секунду коснулись ремешка часов, осталось незамеченным. У Лидеров же часы часто совмещены с БЛИКОМ. Дотянуться до сигнальной кнопки - плевое дело... А в следующую минуту натасканный пес без команды рванулся, опрокидывая жертву навзничь, огромные клыки сомкнулись на запястье, окрасились кровью... и незаменимый (потому что чокнешься, пока новую модель под себя подстроишь) браслет полетел в костер.
      Мария ахнула. Яшка ловко ушел от вырубающего удара ближайшего часового, подкатился под ноги соседнему, тот упал, карабин выпустил, Цыганков подхватил и направил на Мишку Квакина.
      Но Марию уже держали двое, заломив руки за спину и повыше, а финка третьего вот-вот пустит первую струйку крови из шеи.
      - Имею право! - напомнил окружающим Квакин. - Сопротивление наряду.
      Яшка плюнул в сердцах и отшвырнул ствол подальше. Королеву немедленно отпустили. Михаил, похвалив пса за расторопность, вдруг улыбнулся:
      - Ну что, поговорим по-хорошему, или до рассвета будем выяснять, кто круче?
      Закадровый перевод Мария давно освоила. Поэтому слегка насмешливо спросила:
      - Чего-то опасаешься, начальник?
      - Чего-то? Чего-то?! - уже откровенно озирался пограничник, а его выкормыш генетической "Растишкой" припал к ногам хозяина и нервно взрыкивал. Собака чуяла опасность, но не могла точно угадать, какую. И где. Значит...
      - Вы бы хоть карту с собой брали, когда ночью путешествуете, - миролюбиво пояснил Мишка, выстраивая всех в походную колонну. Пленных - в центре. Где расселись, знаете?
      Яшка, слегка остыв, заново осмотрелся, припоминая... Он снова, что ли в лице изменился, или это Луна такая?
      - Граница, - хрипло доложил Цыган. - Граница двух участков. Мы на самой-самой границе... Нарочно не придумаешь! Мария, как же мы с тобой чуть не влипли! - и захохотал... Бывает же, что нет лучшего друга, чем закадычный враг!
     
      - Ну, граница... - непонимающе смотрела вокруг королева. Ей ни капельки не было страшно. - Мы и раньше знали, куда едем... Чего особенного?
      Теперь ржали все. И пограничники и несгибаемый чекист.
      - Здесь не только с 23-им граница. Там, где вы сидели, начинается участок Тимура. А его территорию в качестве практики недавно повадились патрулировать птенцы Исидро. Вампиры, то бишь. Так вот, нейтральную зону они тоже считают своей. И всех, кого ловят... В-общем, в штаб пленников, конечно, доставляют живыми... Подумаешь, случайно несколько стаканов крови по дороге потеряют... Дошло?
      - Ой... - почувствовала, как подкашиваются ноги, несчастная любительница романтики. - Выходит, спасибо, что первыми нас нашли вы?
      - А, то! - весело подтвердил Квакин и тут же предложил погостить на их заставе несколько дней. В качестве задержанных.
      - Поверьте, мы всей заставой будем умирать от любопытства - как вы выпутаетесь? Короче, мы считаем, что поймали вас с подозрением в шпионаже, заговоре и т.д. Сумеете сбежать до прибытия официальных представителей власти - ваше счастье.
      Яшка и Мария переглянулись. Что-то одному совершенно не улыбалось встречаться с суровым Данькой Ларионовым, а другая не горела желанием быть обязанной Арамису. Как своему фавориту, тайному советнику и прочая.
      Зато на протяжении первых суток они всласть наговорились в наглухо запертой камере. Яшке даже гитару не отдали! Вот что-что, а гитару он Мишке Квакину поклялся припомнить. Впрочем, у них и а-капелла неплохо получалось...
      - Золотой, золотой, золотой рассвет плывет, плывет,
      И не стоит с утра хмурить брови напрасно...
      На второй день Яшка выпил кружку воды, пятерней расчесал кудри... крутнул на одном месте колесо. Оседлал приваренный к полу стул и рассказал королеве анекдот:
      "На вопрос: как самостоятельно выбраться из стиральной машины? Есть два варианта ответа: а) выдернуть шнур, выдавить стекло. И б) прикинуться шлангом." Мария вспомнила, что Лидеры, тем более Неуловимые, никогда и ничего не делают просто так. И в который раз оглядела спартанскую обстановку камеры.
      - Думаю, Яшенька, первый вариант нам явно не подходит... Значит...
     
      - Черт побери!!! А-а-а-ай-й!!! Да помогите же кто-нибудь!!! Помогите!!!
      - Спокойно, спокойно, ваше величество. Без паники. Не надо мне помогать. Сам справлюсь.
      - Яшка! Идиот!!! Тебя зомбировали у Бурнаша, что ли? Убери руки! Да что ж такое, мало мне Спайка... Михаи-ил! Мишка-а-а!! Ай!!! Мама!!! Квакин!!! Все Тимке расскажу!!! ВСЕ!!! Ай!! Уйди!!! Уголовник!!! О Ксанке подумай!!!
      - Не узнает! - прорычал Цыганков, загоняя королеву в угол с явным намерением повалить на койку и... далее по умолчанию. Глаза у него нехорошо блестели, на скулах румянец пятнами всех оттенков от розового до пунцового. Даже шея пылала и уши... Губы пересохли, он их машинально облизнул... Мария завизжала, поднырнула под руку (все-таки реакция у воспитанницы Мугикоонс-Сит отменная), добежала до дверей, и забарабанила изо всех сил.
      - Откройте! Откройте!
      Резкий разворот за плечо - и она больно ударилась затылком о стальную дверь. В глазах потемнело. Момент, когда ее швырнули на кровать, из памяти вымыло.
      - А сейчас будет весело, - сообщил, стягивая рубашку, начальник ЧК... - и хорошо... - подумав, уточнил он, но не слишком уверенно.
      Собственный стон Мария услышала как бы со стороны. Очнулась и завопила с новыми силами.
      Яшка склонился, как бы для поцелуя (со стороны так и выглядело). Поскольку сидел он на жертве верхом, сопротивление у Марии не очень получалось. Целоваться, Цыган, конечно, и не думал, а торопливо шептал:
      - Я сейчас со стыда сгорю. Вымерла там вся охрана, что ли? Резко сбрасывай меня...
      Бэмц! Дзинь! Звяк! Оу-у-у (кружкой в лоб, даже жестяной, больно)...Ах, ты... Плюх! Бац! Ба-бах! О-па! Ай! Ай-яй... Откройте!!! Пожалуйста!!! Помогите!!! Мое платье!!!! - (и очень тихо, только для партнера) - Наконец-то. Раскачались! Приготовились... три-два-один...
      Дверь: БУХ!!!
      Ворвавшийся Мишка Квакин командует своей собаке:
      - Взять!
      И его команда сливается с контр-воплем королевы:
      - АТАС!!! Лейстрейд идет!!!!
      А тут надо сказать, что все проклятия Баскервилей генетически, с молоком матери впитывают неутолимую ненависть ко всем сыщикам и полицейским. По этому поводу, кстати, сами Лидеры зубоскалили (Тиль - особенно), что Баскервилька не трогает Деткина, потому что Детектив из него липовый. Ну-ну... Тилю верить... Ведь правда ж?
      Приказ "Взять!" наложился на доминантное "Лейстрейд!", атакующий зверь круто развернулся и, раскидывая хозяина и стражу, ринулся вытрясать душу из предполагаемого врага. Охрана на мгновение растерялась, пленники - нет.
      - Вперед! - скомандовал Яшка.
      Мария уже успела одним широким жестом укоротить разорванную юбку - лихая парочка пролетела по коридору едва ли не быстрее собаки. Свернув за угол, беглецы уже намеренно бросились по ее следам с поясняющими криками: "Стой, зараза! Да ловите же вы ее! Она там всех перекусала!!!"
      Наводить панику легко. Труднее ей не поддаться. Миг - и КПП опустело. Одни побежали посмотреть, что случилось и сколько трупов, другие - за собакой, самые умные - за врачом. А Мария и Яшка-Цыган беспрепятственно выбежали на крыльцо и заливистым свистом (Соловей-Разбойник обучал!) вызвали серебристую королевскую "Фелиту". Вж-ж-ж-ж-жих-х-х...
      В летящей домой "тарелке" Мария первым делом отгородилась ширмой, приводя в порядок платье (точнее, выбрасывая оное в мусоросборник и облачаясь во что придется. Дежурный комплект "Кой-чего-нибудь" на любой "Фелите" найдется.).
      А Яшка рухнул в пилотское кресло и устало прикрыл глаза.
      - Если Ксанка узнает... Я - покойник.
      - Если... если... не дрейфь. Если у нее с чувством юмора порядок - выживешь.
      - Может, вернемся?
      Мария аж пудреницу уронила (синяки маскировала)
      - Зачем?! Квакинские показатели повышать?
      - У него моя гитара. И кассета должна теперь остаться с нашей... гм.. инсценировкой. Ты, кстати, как? Я не перестарался?
      - Бывало хуже. Но начинаю понимать, как это вы с Деткиным вечно спорите, а подрались лишь однажды. Рука у тебя тяжелая... А уж ловкая-я...
      Яшка покраснел, но улыбочку состроил самую хулиганскую... цыганистую, во! Марии тоже было весело. Вдали показались шпили и сверкающие полупрозрачные башенки хрустального дворца.
      - Говоришь, гитару мы забыли? Кто ж нам поверит? - ободранные пальчики хозяйки "Фелиты" легли на сенсорную панель. Фейерверк вспыхнувших огней...
      Яшка пристально посмотрел в глаза королевы. И - Лидера, как и он сам. Мария вернула взгляд. Оба улыбнулись широко и синхронно кивнули. В Совете Лидеров бывает, понимают друг друга без слов.
      Ш-ш-ш-ш... Мгновенный разворот на 180 градусов... Курс - обратный!
      Стремительно таяли, скрывались в облаках хрустальные купола.
      .... Какое небо голубое.....
      (Приговор: "Пожизненное заключение. Условно.") (кто-то на "Доске Объявлений)
     
      1 Мая - Месяца Подготовки к Экзаменам.
     
      Только начался он ещё ночью. Ну, как же, разве вы не знали: с 30 на 1 - Великий Шабаш. Вальпургиева ночь. Или как там её ещё. Всеобщий праздник нечистой силы.
      Выходит, Спайк почти именинник? И дон Исидро тоже?
      А главное... не доходит? Уленшпигель с Неле! Как же без них на шабаше-то? Если нет 13 Ландграфа, чтоб устроить незабываемое зрелище, для разнузданного веселья лучше Тиля не придумать. Уленшпигель среди нечисти - свой в доску. Беспокойства от него не меньше. Да, но на шабаш простому смертному без специального белого порошочка со своеобразным вкусом не попасть. Мечта местной "02" (особенно - Марата Муханова из "Криминального квартета") поймать Уленшпигеля с поличным.
      Пока не удавалось. Сегодня за ним с утра установили открытое наблюдение. То-есть, сам Петр Сараев, он же Сарай. Демонстративно следует по пятам за легендой Фландрии. В буквальном смысле, по пятам. На полшага дистанция.
      Тильберт не возражал. И эскорт в упор не видел. Зато маршрутов и дел у него с утра оказалось... От Неле - к Ламме в город, подкрепиться колбасками и темным пивом. Тиль ел, за ушами трещало. Сарай стоял в темном углу и терпеливо (а что ему оставалось!) ждал. Наевшись, дух Фландрии отправился в церковь. Изводить Базена. В этом важном деле Тиль еще ни разу не повторился. Базен впадал в ступор уже не только при виде д'Артаньяна. Тиль на него еще хуже влиял. В храме, естественно, Тиль не присел ни на минуту. Убегать оттуда пришлось быстро. Шевалье д'Эрбле его терпеть не мог. Отдышался смутьян на другом конце города, позыркал по сторонам... и устремился к любимой Неле, показать, что еще жив и все в порядке. Обнял, поцеловал, снова обнял - и побежал к Марии. Визит вежливости и вообще, чтоб не скучала. От Марии - к Иржику. Обед. Для Тиля. Сарая, конечно, не приглашали. С обеда Тиля увел Саламура. Решил вдруг выяснить, кто из них двоих лучше по канату бегает. В соревнование включилась неподражаемая Пеппилотта Длинныйчулок и спор зашел в тупик. А когда рыжая бестия захотела разобраться, кто лучше боксирует - Тиль и Саламура поспешно слиняли в разные стороны. Выдержать удар Пеппилотты мог только её отец Эфроим I. Да и то когда это было! Когда Эфроим был моложе, а Пеппи лежала в колыбели.
      Сбежав от самой сильной девочки в мире, Уленшпигель решил тихо-мирно прогуляться, успокоить нервы. Длинны каштановые аллеи, тенисты сиреневые тропинки, а по березовой роще хочется бродить до упаду. Тиль наслаждался весной и солнцем, последним днем лучшего в году Месяца Великих Игр. Ел мороженое, заигрывал с девушками, походя испортил кураж наперсточнику... Незаметно подкралось "файф о клок оф ти" Английские чаепития! Когда надо, Тиль умел уважать обычаи любой страны. Но сегодня его не прельщала привычная компания Шляпника, Мартовского Зайца и Садовой Сони. Тилю захотелось чего-то более возвышенного и одновременно занимательно-поучительного... В результате, неисправимый шут и балагур оказался на Бейкер-стрит в абсолютно благонадежной компании доктора Ватсона и Шерлока Холмса. Как его впустила миссис Хадсон? О, ну Тиль всегда умел нравиться женщинам. Разве не так, джентльмены? Но полицейских ищеек, как всем известно, Холмс терпеть не мог. Сараева не впустили. Недвусмысленно заявив, что оскорбительно не доверять гостеприимству изобретателя дедуктивного метода. То, что после чая, где-то в седьмом часу, Тиль пошел к Трубадуру обновлять репертуар. Не утихомирило у "02" нехороших предчувствий. Уленшпигель внимательно слушал, Принцесса готовила небольшие симпатичные бутербродики с 8 разными начинками, Кот откупоривал пиво и чистил солененькую рыбку, а Трубадур распевался.
     -- Снег пополам с дождем.
      Зима пополам с летом.
      Тулуп пополам с плащом.
      Сапог пополам с кедом.
      Вино пополам с водой.
      Дождь пополам со снегом.
      Смех пополам с бедой.
      Грех пополам со смехом.
      Весна пополам с зимой.
      Трава пополам с сеном.
      Даль пополам со мглой.
      Любовь пополам с изменой.
      Весна пополам с летом.
      Гобой пополам с трубой.
      Тьма пополам со светом.
      А я... пополам с тобой?
      Что ещё с чем пополам?
      Зима пополам с весною.
      А с тишиной - тарарам...
      А ты... пополам со мною?
     
      Тильберт сидел в удобном кресле, потягивал свежее пиво, лакомился дарами моря и был абсолютно счастлив. А когда у Тиля хорошее настроение...
     -- Эй, уважаемый! - крикнул он стоявшему невдалеке Сараю, - Пива хочешь?
     -- Спрашиваешь! - "купился" Сарай.
     -- А я не спрашиваю. Я издеваюсь!
      Да-а, когда у Тиля хорошее нестроение, оно может испортиться у кого-нибудь другого.
      К обожаемой ненаглядной Неле бродяга попал уже в сумерках. Сарай оживился. Даже руку на рацию положил. Ни фига! На устроившегося в углу соглядатая влюбленные обращали внимания меньше, чем на фикус в кадке. Любовались друг другом и ужинали. Снова пиво, колбаски, квашеная капуста, картофель с зеленым горошком... Петр ждал. Темнело.
     -- Пора! - сказал Уленшпигель, с неохотой убирая подальше пивную кружку. - Собирайся! Неле в рекордные сроки накинула праздничную шаль, распустила волосы, аккуратно уложила в коробочку нательныйкрестик. Снял крест и Уленшпигель. Сарай забыл, что надо дышать. Ноги у настырного опера гудели, насчет еды - слона бы съел и бассейном запил. И добрый Тиль его пожалел:
     -- Собственно, шли бы вы домой, гражданин начальник.
     -- Не понял?
     -- Слушайте! - махнул Тиль рукой в конец улицы.
      Нарастающий перестук копыт - и к дому подали кэб. Неле за руку вывела Сараева из дома, заперла дверь и первой села в экипаж. Её супруг выдавал необходимые пояснения:
     -- Сегодня мы приглашены к мистеру Холмсу. Он любезно разрешил нам присутствовать на некоторых опытах. По химии. Приглашение на два лица, извините, вас там не ждут. Всего хорошего. Не скучайте! - и уехал! А необходимые ингредиенты на Бейкер-стрит загодя доставил граф Монте-Кристо.
     -- Мария, тебе старый спортзал не нужен? - активировался видеофон.
     -- Яшка? Цыганков? Давно не виделись, а? Что ещё за спортзал?
     -- В 66 секторе. Так можно списывать?
     -- Да что с ним случилось?
     -- Спайк его доламывает.
     -- Как это доламывает?
     -- Ты его в ярости видела?
     -- Ну-у, в сериале. Этакий демон-разрушитель.
     -- А в плохом настроении?
     -- С чего вдруг?
     -- Короче, соседний комплекс я терять не намерен. Он за нами записан, а без "Отче наш" мы к сердитому вампиру не пойдем.
     -- Ага, а "Отче наш" вы, как идейные, прочесть не в состоянии. Атеизм и так далее?
     -- Точно. Мария, уйми его по-хорошему. Если Данька рассвирепеет...
     -- Ты прав. Иду! Звякни Урри на всякий случай.
     -- Может попробовать растолкать Исидро?
     -- До заката? Бесполезно. Я ухожу, жди.
      Когда Мария добралась до любимого места обитания Спайка, он как раз заканчивал обстрел последней стены "блинами" от штанги. В воздухе пыль, бетонная крошка, хрустальные осколки, потолок держится на честном слове и защитном заклинании "авось!", от стен практически ни черта не осталось, гроб - в мелкие щепочки, батарея пустых и частью перебитых бутылок.
     -- Уходи! - не оборачиваясь, Спайк метнул очередной "блин". В толстое армированное стекло. Запчасть от штанги протаранила препятствие и со свистом взмыла в небо. Ненадолго. Через пару секунд с улицы донеслось: "У-у, зараза!!!"
      Мария шагнула вперед.
     -- Проваливай! - Спайк почти рычал. - Катитесь к чёрту вы все!!!
      Он раздраженно крутнулся вокруг себя в поисках подходящего снаряда. Черный плащ крылато взметнулся, королева увидела огромные сияющие глаза с вертикальными, звериными зрачками и безобразную рожу. Смело подошла вплотную к вечному ужасу Саннидейла, отвесила пощечину и ледяным тоном приказала:
     -- Прекрати истерику!
     -- Думаешь? - неожиданно спокойно осведомился вампир.
     -- Уверена! - подтвердила Мария, подставляя вены на запястье для дежурного поцелуя.
      Спайк охотно поднес к губам королевскую ручку, с легким нажимом провел по клыкам. И обжигающе ледяным языком медленно слизнул кровь. С двух параллельных надрезов.
     -- О-о-ох-х... - только и смогла выдохнуть фея, теряя опору под ногами. Внезапная слабость (черная вампирья аура обессиливала адептку Белой Магии почти мгновенно) позволила Спайку обхватить Марию за талию. Она доверчиво положила руки на широкие плечи, посмотрела в очеловечившиеся глаза:
     -- Пойдем, поговорим?
     -- Если позволишь нести тебя. Так мы быстрее доберемся. - Спайк подхватил Марию на руки, коротко поцеловал чуть пониже сапфировой сережки-капельки.
     -- Неси, - покорно согласилась жертва, приникая золотоволосой головой к мертвой груди.
      Пока не добрались до гостиной, оба молчали. Зажгли камин, установили кресла по своему вкусу. Мария - поближе к огню, Спайк, наоборот - спиной к камину. Сел, нахохлился. Фея, окутанная еле уловимым Сиянием, не торопясь прихлебывала кофе со сливками и тертым шоколадом. Спайк с легким отвращением наблюдал за крысами в террариуме. Вряд ли он был настолько сыт. Значит, переживал.
     -- Итак... - Мария выжидательно замолчала.
     -- У меня есть план!
     -- Крайне интересно. План чего? Очередной пакости?
     -- Почему - очередной? Праздничной! - и голливудский кошмар соизволил наконец полакомиться первой крыской. Та, конечно, возражала, но недолго. Мария нетерпеливо стукнула вампира по рукам, выбивая сдохший завтрак:
     -- Что ты задумал?
     -- Во-первых, не я, во-вторых, не совсем я, а в-третьих, ты нам поможешь! - огорошил её собеседник. Подходящей ответной реплики королева не нашла. Беззвучно открыла и закрыла рот. Довольный эффектом, Спайк продолжил:
     -- Как вам известно, Эвелина - моя Повелительница. И по её приказу я официально шпионю за Исидро, а также по мере сил обязан устраивать ему досадные неприятности. (Вот бы когда Марии задуматься, откуда те жмурики на вечеринке Обращения!)
     -- Положим, шпионишь ты добросовестно. Но до сих пор раздражал только Ксандра, а не дона Симона. Вы с ним как бы друзья.
     -- Именно! Подставлять друг друга мы не хотим. Пока. Нам в Олении нравится, а здесь лучше жить мирно.
     -- Ага, выходит, раз дон Исидро цел и здоров - ты в опале. Эвелина на тебя сердится?
     -- Мягко сказано. На мне уже пару раз живого места не оставалось. Тысячи мелких крысолакских укуса удовольствием не назовешь.
     -- И ты молчал!!? Вот почему в последнее время тебя не было ни слышно ни видно. Лечился, да? Лорд Исидро знает?
     -- Случайно заметил и за скрытность мне уже влетело.
     -- Мало! Как же так? Неужели настолько мне не доверяешь?
     -- Наоборот. Поэтому не хотел волновать. Ещё одну крысу можно? И вообще, думал, сам справлюсь.
     -- Да хоть... в смысле - сколько угодно... ну и как, справился?
     -- Представь, что да! Что, удивил? Гип-гип, ура! Сейчас ещё одну съем - и расскажу... - вампир разорвал четвертой крысе горло и выжал кровь в королевскую рюмку. Мария стоически наблюдала за осквернением любимой посуды и за жадным взглядом, оценивающим ее горло.
      Холодные тонкие пальцы пробежались по ключице. Как снежком провели! Мария быстро закуталась в шаль.
      Спайк облизнул сухие губы:
     -- Угостишь?
     -- Не надейся! И клыки мне не показывай! Вообще, ты собираешься рассказывать, чего напридумывал?
     -- Хм... собственно говоря, ничего особенного... Типа сицилианская защита.
     -- Защита нападением? Ну, и как сиё выглядит?
     -- А просто. Я - шпион Эвелины. В адрес Исидро. Почему ему нельзя сделать ответный ход? Выставить своего кандидата на благосклонность Эвелины? Но преданного нашему идальго?
     -- И как он это сделает?
     -- Изящно! Даже мне попутно насолит! А я, наконец-то, ему. Все довольны, все смеются!
     -- Гм... говорят, самый искренний смех - злорадный...
     -- О-о-о, точно! Значит, мы делаем так, - Спайк заговорщицки приобнял собеседницу за плечи, одним жестом приобщая к заговору. - итак, ты подстраиваешь встречу (поромантичней!) Дон со Стивом.
     -- Стив - тот самый способный птенец Исидро?
     -- Правильно. Не сомневайся, Дон он очарует без труда. Если я - Мастер Боли, то Стив оказался инкубом. Дар приворота! Обольститель! Ты с ним поосторожней, сама не очаруйся. Короче, у нас же сегодня праздник. Большой Шабаш. Впервые появившись, Стив внесет офигительный дар: Ключ к иным мирам! Живой портал в лице симпатичной девчонки. Ой-и-е-е... Даже выразить не могу, КАК можно позабавиться с подобной игрушкой и КАКОЙ при этом кайф словить!!! Вся тусовка обалдеет от предвкушаемого разгула... - Спайк на мгновение умолк. Глаза стали жесткими и холодными. И - безнадежно черными. Лишь при очень пристальном наблюдении (это при том, что в глаза вампиру вообще смотреть нельзя) можно было заметить крохотные красные огоньки бесовского юмора. Мастер ужаса собрался с мыслями и продолжил:
     -- Ну, а дальше будет так: Стива обласкают, на Ключ вдоволь налюбуются, намечтаются о предстоящем... ну, может, ущипнут пару раз... ... И вдруг появляюсь припозднившийся я!!! Офигенно красивый, злой и подлый. И что я вижу?!!! Наш Исидро через Стива пытается втереться в доверие к Эвелине и насолить мне! Похитив сестру моей обожаемой Истребительницы! Да Баффи убьет меня намертво, если я не доставлю ей Дон живой и невредимой! Короче. Выхода у меня не будет, я ввязываюсь в неравный бой, спасу Ключ, хотя меня и покалечат зверски, и весь израненный, упаду на пороге её дома. С Ключом на руках. Ну, как, эффектно?
      Мария поёжилась:
     -- Дальше некуда. Особенно, если Баффи узнает, что Стив - твой любимец... А выхаживать тебя придется мне...
     -- Но ты же согласна?
     -- А что мне остается! Хороший ты друг, Спайк. С тобой не соскучишься.
     -- На том стоим, ваше величество. Ладно, давай колдани чего-нибудь быстренько, чтоб Дон из дома смоталась в ближайший темный переулок. Шабаш скоро начнется.
      Спайк провел кончиком острого, как стекло, ногтя по вене на запястье королевы, притворно вздохнул и растворился во мраке потайного хода.
      После такого вот, не слишком благородной волшбы, какую стребовал Спайк, у Марии жутко разболелась голова. Пришлось пить мятный чай с молочным шоколадом. Зато она сделала забавное умозаключение: имена трех сдружившихся (насколько это возможно) вампиров начинались с одной буквы. Симон, Стив, Спайк. И все были белокурыми. Ну, и по-своему красивы. Надо же, какое сходство!
     
      (Блин, текст по экрану как хочет, так и прыгает. И я понятия не имею, чего с этим делать! Ладно, может, БК сам образумится!)
     
      Дневники. (продолжение)
     
      Шестнадцатое Мая - Месяца Подготовки к Экзаменам.
     
      Полное впечатление, что какой-то нехороший волшебник произнес втихаря заклинание: "не-май-месяц". Холодрыга, ужас! Баскервилька прочно обосновалась под кроватью. Деткин достал раскладушку. Тоже не бог весть что, но по сравнению с креслом... На Евровидении в Жизни победила Украина. А Россия и в десятку не попала со своей "Фабрикой звезд". И - правильно. Зато Дьяволята-то какие важные ходят! И Тарас Бульба с Пацюком вторые сутки гудят. Вареники летают кадушками, сметана - крынками ведерными, горилки - море разливанное. Короче, всем весело. Спайк, и тот умудрился упиться.
     
      Очень, невероятно ранее утро. На цыпочках подкравшийся кто-то осторожно тряс Алика за плечо.
      - Вставай, Председатель! Ну, просыпайся, пока не поздно!
      Алик с большой неохотой приоткрыл один глаз... - и скатился с раскладушки на пол. Баскервилька глухо заворчала, но Алик шикнул на неё, сунул руку под матрац, и бросил собаке охотничью колбаску. Лязгнули огромные зубы - и стало тихо. Детектив оделся, как по тревоге, то и дело оглядываясь на разбудившего его типа. Словно не верил глазам своим. Уже через пять минут камуфляжного вида "Фелита" с красными звездами на иллюминаторах стартовала. Когда тебя будит Тимур Гараев, теоретически находящийся на границе, это не рядовое событие. Баскервилька неторопливо облизнулась, выползла из-под кровати, толкнула лапой дверь и выскользнула в коридор. Было очень раннее утро и куда слиняло проклятие Девоншира, никто не видел.
     
      С самого утра на кухне дым коромыслом. Иржик едва успевает смахивать пот со лба. Мало того, что на пороге день рождения среднего царевича, так и Лидеры зачем-то решили собраться. И потребовали вкусный и необычный торт. Иржик, больше озабоченный праздничным меню, чем проблемами надоедливых Лидеров, передоверил ихний торт поварятам. Младшим ученикам. Будущие асы кулинарии правильно решили, что ум хорошо, а ного - лучше и пригласили посоветоваться таких же ученичков, но - карлика Носа. Ну-ка, быстренько вспоминаем, КАК именно проходит обучение поварскому искусству у этого малого. Перечитали? Дошло? Вот именно. В ближайшую ночь Совет Лидеров натурально ожидал торт-сюрприз. Не менее важный вопрос - где а как собираться. Тайно или явно? Без Тимура конспирироваться неинтересно, а напоказ - не привыкли. Спрашивается - где выход? Да зачастую, там же, где и вход! У Главных Арочных Ворот всегда есть Главный пост. Иначе - смысл?
      - Проходите, проходите, добро пожаловать, быстрее товарищ, не задерживайтесь, вы тоже идите... а вас попрошу пройти со мной! - примерно в таком духе за полдня выловили всех нужных людей. До полуночи время прошло незаметно за игрой в полузабытую "Мафию", классические шахматы, хулиганистого "Чапаева" и песни со стихами всенепременно.
      - Сказка - ложь, да в ней намек,
      Ты запомни это!
      Твой конек-горбунок есть на свете где-то!
      Непременно он твое выполнит желанье,
      Только ты произнеси это заклинанье...
     
      Минуточку.
      Срочное, незапланированное включение в Дневники. Отпишусь - и продолжу.
     
      Двадцатое Мая - Месяца Подготовки к Экзаменам.
     
      Замок Джэн Вальмор.
      Баллада.
     
      В старинном замке Джэн Вальмор,
      Красавицы надменной,
      Толпятся гости с давних пор,
      В тоске беспеременной:
      Во взор её лишь бросишь взор,
      И ты навеки пленный.
     
      Красивы замки старых лет,
      Зубцы их серых башен
      Как будто льют чуть зримый свет,
      И странен он и страшен,
      Немым огнем былых побед
      Их гордый лик украшен.
     
      Мосты подъемные и рвы, -
      Замкнутые владенья,
      Здесь ночью слышен крик совы,
      Здесь бродят привиденья.
      И странен вздох седой травы
      В час лунного затменья.
     
      Сегодня день рожденья Джэн.
      Часы тяжелым боем
      Сзывают всех, кто взят ей в плен,
      И вот проходят строем
      Красавцы Гроль, и Ральф, и Свен,
      По сумрачным покоям.
     
      Певучий танец заструил
      Медлительные чары,
      Пусть будет с милой, кто ей мил,
      И вот кружатся пары.
      Но бог любви движеньем крыл
      Сердцам готовит кары.
     
      Бьёт полночь. "Полночь!" - звучный хор
      Пропел балладу ночи:
      "Беспечных дней цветной узор
      был длинен, стал короче".
      И вот у гордой Джэн Вальмор
      Блеснули странно очи.
     
      В полночный сад зовет она
      Безумных и влюбленных,
      Там нежно царствует Луна
      Меж елей полусонных,
      Там дышит нежно тишина
      Среди цветов склоненных.
     
      Идут. Но вдруг один пропал,
      Как бледное виденье.
      Другой холодным камнем стал,
      А третий - как растенье.
      И обнял всех незримый вал
      Волненьем измененья.
     
      Исчезли Гроль, и Ральф, и Свен
      Среди растений сада.
      К цветам навек попали в плен
      Эрглэн, Линор и Ада.
      В глазах зеленоглазой Джэн -
      Змеиная отрада.
     
      Она одна, окружена
      Тенями ей убитых.
      Дыханий много пьет она
      Из этих трав излитых.
      В ней - осень, ей нужна весна
      Восторгов ядовитых.
     
      И потому, сплетясь в узор,
      В тоске беспеременной,
      Томятся души с давних пор,
      Толпой, навеки пленной,
      В старинном замке Джэн Вальмор,
      Красавицы надменной...
     
     
      Сенди Уайт прислал. И кроме баллады - ничего! Включая "здравствуйте и до свиданья". Кстати, иногда Лидеры готовы с выражением прочитать целую поэму, чтобы в одной-единственной строчке нужный человек услышал требуемый намек. Но Сенди... он не Лидер... Н-да...
     
      А вообще, вчера было 19 Мая - День Рождения Пионерской организации!
      "Напомним, что за окном сейчас мокро,
      весело и + 9" - прокомментировало радио
      Жизни.
     
      Ну как было Неуловимым Мстителям, Красным дьяволятам и Тимуровской заставе не поздравить друг друга! А Квакинской бригаде - не сделать их встречу надолго запоминающейся!
      Неожиданно такая простая мысль дошла до всей школы.
      - Атас, люди! Неуловимые Тимку собираются поздравлять!
      - Ты глянь, какие продуманные! Мы, значит, готовь праздничный концерт, выездную агитбригаду, проводи "Зарницу" в ближайшей лесополосе, а они - на природу! К кедрам и романтике!
      Генка аж подпрыгнул от негодования. Мишка Поляков думал. Класс Горески уже что-то распихивал по карманам, а Гумм-Гам уговаривал Кри-Кри и старосту Чур-Чуру подождать пять минут Великого Фантазера - Максима. Который обязательно придумает что-нибудь захватывающее. Сыроежкин пытался вызвонитьЭлектроника, или хотя бы связаться с Элечкой. Бесполезно! Гусев скептически хмыкал и ловил лукавый взгляд Зойки Кукушкиной. В отличии от других девчонок эта пронырливая особа вырастала, как из под земли, едва намечалось хоть что-то интересное. 6-"Ю" успел передраться, выясняя, у кого была лучшая идея насчет праздника. У Стаськи или у Славки? То, что идея оказалась одна и та же, не имело значения. Главное - кто первый додумался. Но до конца выяснить не успели. Плавно опустился "Гай-до", за ним колыхался караван лидеровских "Фелит". Нормальная тарелка рассчитана на вместимость 50 человек. Хотя обычно переносит только своего владельца и двух-трех ближайших друзей. Поскольку все они - индивидуальной настройки, считается, что угнать чужую "Фелиту" невозможно. А на деле - сплошь и рядом. Интересно - как? Алик уже год обходится без своей любимой тарелки, но где потерял, не признается, а Тимур в свое время без подробного объяснения выдать новую отказался. Детектив упорно ходит пешком и молчит, как партизан. Да, тк мы о Тимуре.
      Расселись по "Фелитам", пристроились за "Гай-до" и понеслись..
     
      Сюрпризов на границе не ждали. Их там готовили.
      Приземляющиеся на нейтральной полосе "Фелиты" цепляли магнитным арканом, чтоб не сбежали, и ... начался бесцеремонный дележ. На робкие вопли объяснить, что происходит и во имя чего, лаконично отвечали6 "Чтоб всем было весело!" И стало так. Через полчаса с высоты птичьего полета вечерняя тайга представляла собой фантастическое зрелище. Вся - в иллюминации, ориентировочных кострах, фальшивых аэродромах, ложных командных пунктах. Обманные тропинки, карты с подвохом, сомнительные разведданные. И квадратные глаза часовых вражеской территории, не понимающих, откуда вдруг нарисовалось немаленькое скопление активно снующих в разных направлениях бойцов, на фига им это надо, и не доложить ли на всякий случай куда следует. А уж когда майскую звездную ночь затмили сигнальные ракеты и бесконечные очереди трассирующих пуль - в 23-ем убедились, что Оления полностью сошла с ума.
      Кто победил? Красные или синие? Ха! Военная тайна! За кого был Алик Деткин? Во-первых, летописец традиционно нейтрален. Деткин, например, был нейтрален по отношению к "синим", а Яшка-писарь - к "красным". Третьим судьей был Рэсси - воплощенная беспристрастность. Как арбитру Рэсси нет равных. Он замечает все и даже немного больше. Справедлив пес по умолчанию. Поэтому, собственно, присутствие, скажем, Яшки или Алика было ненужной роскошью. То-есть, во-вторых, их там и не было. Яшка под диктовку Марии строчил красивыми буквами ответ Сенди Уайту, а Детектив и Тимур разбирались с одной интересной ситуацией. (Помните внеплановую побудку). Но расскажу завтра. А то я пришел домой в двенадцать, а в четыре уже вставать. Дайте поспать немного!
     
      Очередное Мая - Месяца Подготовки к Экзаменам
     
      Ух-х-х, холодина!!!
      Бр-р-р, ветер-рр!!
      Да когда ж учебный год закончится?!
      А вот не надо было нам родительского собрания... эх! ... н-да...
     
      Двадцать третье Мая.
     
      "Мужчина может всё! Но не больше"
      (из одного досье)
     
      Непролазный валежник. Уйма давно никем не форсированного бурелома. Глухой уголок на участке Тимура. Но если знать, на какой островок мха наступить, какой замшелый пенек толкнуть и какую веточку отклонить - можно пролезть в некое подобие медвежьей берлогн. Из которой открывался удлиненный подземный ход в пещеру Макара-Следопыта. Главное при его прокладке знать некоторые особенности Великого Кристалла - и рыть придется не так уж долго. Впрочем, это не важно. А важно то, что сейчас по вполне комфортабельному коридору два подростка катили небольшую тележку, запряженную рыжей овчаркой. На тележке лежал раненый человек. Один раз, на особенно выдающейся кочке, у него даже вырвался короткий стон и оборвался в горячке беспамятства. Я сказал - раненый? Не точное определение! Истерзанный и изможденный, с огромной кровопотерей, сложными переломами и множественными мелкими и двумя серьезными вампирьими укусами. Серьезными - значит, вытравливать их надо по методу Аниты Блейк, святой водой. Чтоб до срока не попасть во власть Ночных Охотников. Пострадавшего доставили в лазарет, Сальватор пришел в восторг от объема предстоящей работы, срочно активизировал операционную и поставил личное силовое поле... Чем моментально привлек внимание любопытных некоторых.
     
      "- Доктор, у меня что-то болит где-то тут...
      - Сейчас я вам выпишу какие-нибудь таблетки"
     
      Заурядная внешность, прозрачно-голубые глаза, светлые, слегка выгоревшие волосы, спортивная, но далеко не чрезмерно, фигура. Рост примерно чуть ниже среднего. Завидные, доведенные до автоматизма, специфические рефлексы. К примеру, занять наиболее выгодную позицию. Или отделаться от врача голыми руками... Ясно, в состоянии бреда. Когда Тимур обнаружил непонятного нарушителя, пациент был скорее мертв, чем жив. Но здоровье у парня оказалось железным. Когда выливали вампирские метки, его держали семеро. Очищали раны под пристальным наблюдением Спайка, как консультанта. Но вредный упырь и пальцем не шевельнул, чтоб помочь медперсоналу. Сидел на вертящемся стуле и ухмылялся.
      - Мне всегда во все года с конем везло.
      Но везенье - не простое ремесло.
      И когда пройдет Удача стороной -
      На моем коне окажется другой...
      (из распевки оркестра Пыпина)
     
      Прошло три дня. За Тимура эффект его присутствия на границе умело создавал Стив, лучший птенец Исидро. А Гараев на пару с Деткиным и его "Шнырлицами" посменно дежурили у постели больного. Документов у него не было, оружия - пустые ножны да кобура. Язык - английский (почти), так на нем большая часть Литературии шпрехает. Акцент, как у кавмальчиков Инессы Алмаз - ну и что? Кого только в 7 королевство не заносило! И кто только оттуда не уматывал. Сальватору тоже было любопытно, кого он лечит, и он не гнал Лидеров в три шеи, как обычно. А всё зря!
      Мужчина, придя в себя, глотал, что давали, терпеливо относился к перевязкам и капельницам, пил бульон - и молчал. При вопросах типа "как ваше имя" или "откуда" - лицо становилось равнодушней некуда. А глаза - холодными и пустыми.
      Тимур вот-вот должен был выйти из себя, а "Шнырлицы" скребли затылки и хлестали кофе пополам с контрабандной колалокой.
      Наступил день, когда даже педантичный Сальватор стал подумывать о выписке. Но куда? Выпустить просто так - вдруг сбежит вместе с тайной?! Зря с ним, что ли столько возились! Короче, Алик, может, и хотел распутать загадку самостоятельно, но Сальватор пошел к Марии.
      - Я сделал все, что мог, ваше величество, - умыл руки великий эскулап. - А магический гламор, которого в больного вкачали до черта - не в моей компетенции.
      - У него потеря памяти?
      - Совести! - вклинился в разговор Детектив. - Его находят, спасают, выхаживают, ночи напролет - а он? Ни имени, ни спасибо.
      - А почему мне раньше не рассказали?
      - Не видели смысла. Больному становилось лучше, а не хуже, добить его не пытались, Интермышь запросов не давала, в соседних королевствах о пропаже никто не заявлял. К чему лишнее беспокойство. Тебе и своих забот хватает.
      - Ну, знаешь, ли! Не тебе судить о моих проблемах и обязанностях! Славы Мегрэ захотелось?
      Алик надулся:
      - Нельзя, что ли? Кто знал, что этот тип упертый, как ишак Ходжи Насреддина?
      - Ладно, Детектив, живи дальше. И вообще - предложения будут?
      Алик скорчил глубокомысленную мину:
      - Ну-у, если вколоть подозреваемому сыворотку правды нам гуманность не позволяет... то магия - это ведь не больно?
      - Как сказать - не согласилась Мария.
      - Да чего ж тут говорить? У феи все заклинания безопасные. Короче, шли бы вы его очаровывать, ваше величество! У хорошенькой женщины больше шансов разговорить выздоравливающего мужчину, чем у дюжины детективов.
     -- Ох, хитрец... Ты, конечно, увяжешься следом?
     
      Дневники. (продолжение)
     
      Двадцать седьмое Мая - Месяца Подготовки к Экзаменам.
     
      Будем здравствовать
      И любить,
      Вечно праздновать,
      Долго жить,
      Будем праздновать
      И любить...
      Ну, а главное -
      С честью жить!
     
     -- Он очнулся! Входите, ваше величество!
      Ультрамариновый взгляд феи скрестился с настороженным светом голубых прозрачных льдинок. Абсолютно спокойное лицо незнакомца. А ведь Мария, как обычно, была одета по-королевски. То-есть, по моде 17 века в роскошное бирюзовое платье. С не слишком маленьким декольте и высоким ажурным воротником. Золотая коса искрилась, диадема из изумрудно-белоснежной Розы Элила сияла, солнечные лучи бликовали на сапфировых сережках-капельках. Королева Олении была довольно симпатичной феей.
      Судя по остаткам одежды пострадавшего, он одевался по моде двадцать первого века, просто, но не в секонд-хэнде. Когда нормальный современный человек зрит по-салонному одетую даму стиля четырнадцатых Людовиков, в лучшем случае, он недоумевает. Или вовсю таращится. Но этот тип и ухом не повел.
      (Хватит писать, мы устали! - возмущенный вопль лучшего друга Тома Сойера заставил Алика выронить ручку и подскочить от неожиданности. Проливая кофе на новые брюки. Блин!)
     -- Чем же это вы с утра, блин, занимались, что устали? Кроме подглядывания за моей спиной?
     -- Нужна нам твоя спина! - фыркнула Пеппилотта, бросая на стол корзину пирожных. А Вождь Краснокожих (хоть и вырос на ковбойском кофе!) уже запирал в шкаф кофейные пакетики-баночки и выставлял самовар. Чтоб Деткин пил чай, как все и не выделывался. Но Алик иногда умел быть настырным, как озабоченные Бандар-Логи.
     -- Том! Не вертись! Пеппи, душечка, поставь кресло на место. Гири под кроватью, лучше ими балуйся. Их сломать трудно. Аурик! Мышеловка под напряжением! Нет, не издеваюсь. Надоело без сыра на завтрак оставаться. Паша! Гераскин! У тебя интерком мигает, живо докажи Алиске, что ты еще никуда не влип. Отцепись от самовара! А вот за миелафон хвататься НЕЧЕСТНО! Мало ли что я там себе думаю! А теперь минутку внимания! Быстро отвечайте - чем вы недовольны? Почему устали? Мне, значит, тоже можно с утра пораньше уставать неизвестно по какому поводу? - но не выдержал, улыбнулся... - да ну вас... Чего надо-то?
     -- Почерк поменяй, а? Или с БК договорись в конце-то концов! У нас по полдня уходит, чтоб твою стенографию расшифровать! А знать, что во дворце происходит всем хочется! Например, кого все-таки мы лечим?
      Алик встряхнул руками, размял пальцы и нехотя достал печатную машинку. Сдул пыль. Бендеровско-балагановский портативный образец с турецким акцентом. Эксклюзивная в своем роде вещь.
     -- Уговорили. Пейте чай, я распечатаю! - и затрещал со скоростью спаренного, но временами тормозящего пулемета.
      "Руки дэлают, а глаза страшатся.
      Того, что дэлают руки."
      "Если на вашем термосе - понедельник, на календаре - минус, а телевизор улетел в теплые края, то погода для вас уже не имеет никакого значения" - похожие надписи чередовались два-три раза в сутки на стене перед глазами пациента Сальватора. Оления переживала окрыляющую эпидемию влюбленности и романтики, поэтому огромный лазарет пустовал. От любви лечить бесполезно, и лучший в мире гений медицины, творец знаменитого Ихтиандра, втихую скучал. И вдруг - подарок судьбы. Жертва разбойного нападения, совершенного с особой жестокостью! Кролику ясно, Сальватор заработал в три смены, не покладая рук, больной в рекордные сроки пошел на поправку, пришел в сознание... и замкнулся. Спал и ел на автомате. Выздоравливал по обязанности и безо всякой охоты. Врач может звезды с неба хватать голыми руками, но если его подопечный не желает лечиться и элементарно жить... Проку от самого лучшего ухода будет мало. Короче, хорошо, что Лидеры как из-под земли вырастают, когда надо и не надо. В палату их, ясный пень, не пускали. Так они сообщениями баловались, надеясь развлечь таинственного незнакомца. К обеду, например, надпись изменилась. И стала выглядеть так:
     -- А-А-А!!! Доктор, посмотрите, что это у меня?
     -- А-а-а-а-а!!! Господи, ЧТО это у вас?!"
      Итак, о лазарете.
      Мария, с увязавшимся настырным Аликом у кровати выздоравливающего. Неизвестно кто он и за что (может, за дело!) его так разукрасили, но мужчина королеве симпатичен. Она уверена, что найдет с ним общий язык, пусть и не сразу. Но с напускной безразличностью она сталкивалась не раз. И в делаварских селениях, и в обществе ненаглядного Арамиса. Только это совсем не значило, что обладателя непроницаемой мины не разбирало острое любопытство! Таким образом...
      Застигнутый вдохновением между небом и землей (в аккурат напротив больничного окна) оркестр Пыпина:
      Ш-ш-ш... Молчу, томлюсь - и отступают стены.
      Вот океан весь в клочьях белой пены.
      Полдневным зноем залитый гранит!
      И город, с голубыми куполами,
      С цветущими жасминными садами,
      Мы дрались там!
      Ах, да... я был убит... ш-ш-ш...
      Акварельно-прозрачные глаза гостя? Пленника? Потерпевшего?
      Доброжелательность и мягкость со стороны царственной посетительницы.
     -- Добрый день. Врач сказал, что разговаривать вы уже можете. Позвольте представиться: Янтарь Мария, королева 1 королевства Нетинебудет-Литературии-Олении. А как вы желаете, чтоб мы вас называли?
      Секунду допрашиваемый помедлил, потом слегка разлепил тонкие губы и выдохнул:
     -- Тэд. Тэд Форрестер. Свободный охотник...
     -- То-есть, охотник за скальпами? Лицензированный?
      Тэд кивнул.
     -- Вы подданный 7 королевства?
     -- Не представляю, где это.
     -- И не знаете, куда попали?
      Вольный охотник согласно прикрыл глаза.
     -- Об этом мы еще поговорим. В настоящий момент... - Мария присела на поданый Детективом стул. Алик тихонько маячил за ее спиной. - думаю, вам пора узнать, что вас нашли в отвратительном состоянии на границе Олении, но от поспешных выводов, а не диверсант ли вы, мы воздержались. У вас были вампирские метки, и считая, что очень ало людей желают принадлежать упырям, мы их вытравили. Ну, и задали вы нам работку! Где вы учились драться? Но если метки были добровольными, приношу извинения...
     -- Нет, мизз Амб... Ваше Величество. Спасибо. Вы сделали все, как надо... - не договорив, Тэд замолчал. В недосказанной интонации читалось сожаление, что его вообще спасли. - В любом случае, спасибо, что сняли метки.
     -- Мистер Форрестер, вы понимаете, что фактически в данный момент подергаетесь допросу. И от его результатов будут зависеть условия вашего дальнейшего содержания?
      Официально-протокольные фразы слетали с губ королевы машинально. В силу заученного этикета. А сама фея больше вслушивалась в эмоциональный фон. И поэтому не заметила Мария, как Детектив отчего-то опустил руку с блокнотом и смотрит на больного во все глаза. Да еще и размышляет: сделать шаг вперед, чтоб лучше видно было, или три назад для большей безопасности. Зато королева четко уловила мгновенное напряжение у допрашиваемого, едва он услышал нечто, отдаленно напоминающее угрозу. Так-так.
     -- Вы меня неправильно поняли, мистер Форрестер. Объясняю: вы кажетесь обеспеченным человеком, с определенным положением в обществе. А без сознанья провели больше недели. Должен же беспокоиться о вас кто-нибудь? Например, друзья или босс?
     -- Я работаю на себя.
     -- Значит, ни одной живой душе не интересно - где вы и что с вами?
      Что-то такое промелькнуло в прозрачных глазах Тэда. Сожаление? Боль? Замешательство? Ярость? Слишком мимолетной была тень, не определишь.
      Марии надоело изображать дотошного полицейского. И вообще, в Олении предпочитали верить в лучшее до последнего.
     -- Хотя бы скажите, откуда вы?
      Тэд вопросительно приподнял бровь.
     -- Что значит - зачем?, - озвучила его вопрос Мария. - дней через пять Сальватор вас выпишет, и мы вас отправим домой. Но чтоб заказать подходящий транспорт, надо знать направление. Кстати, что вам привычней - лошади, мотоциклы, самолеты?
     -- Сент... - вырвалось было у Форрестера, но тут же он исправился, - Альбукерк подойдет. Если не трудно.
      Внезапно Мария ощутила, как подозрительно притих за её спиной Детектив. Где-то за дверью восхищенный присвист Тома Сойера наложился на такое же изумленное "Ух, ты!" и "О-па!" Гераскина и Пеппи.
     -- Вы бывали в Сент-Луисе? - быстро спросила королева, нервно схлопывая белоснежный веер.
     -- Приходилось. - тихо прозвучало в ответ. А впечатление, будто звонко бамкнули в огромный колокол. Марии сначала стало как будто очень жарко, а потом обдало могильным холодом. И кажется, пришла пора забыть о безмятежном существовании.
     -- Значит, вас зовут Тэд Форрестер, - медленно, боясь поверить, повторила Мария, - и вы бывали в Сент-Луисе. И Альбукерке...
      Незнакомец кивнул. Мария обернулась. Посмотрела на Алика. Детектив кивнул. Мария покосилась на Сальватора. Глаза у него были добрыми-добрыми, а тонкие. Чуткие пальцы уже набирали на интеркоме приказ Ихтиандру в ближайшее время дома не появляться! Доктор отправил сообщение и тоже кивнул королеве. Марии остро захотелось , чтобы рядом с ней был Арамис или Урри, или вообще кто-нибудь.
      Мановением руки она попросила оставить её с раненым наедине. И на этот раз её послушались. Все. И быстро.
      Если незнакомец и удивился внезапному шухеру, то ничем своих чувств не выдал. Безмятежность и... смирение??? У него???! Ой, мама...
      С некоторым усилием Мария вернула голосу благожелательность и мелодичность.
     -- Итак, вас зовут Эдуард, он же Гробовщик, по прозвищу Смерть, и вы хорошо знакомы с Анитой Блейк.
      О! В неё не выстрелили, потому что оружия не нашлось. Но намерения были, были.
      Настроение у феи резко улучшилось. Разоблаченный Эдуард, ходячая страшная легенда Аниты Блейк, видимо, приготовился к немедленному аресту под ручные-ножные кандалы и допросу третьей степени. Причем немедленно. Ему ли не знать, на что способны такие вот безобидные красавицы! Наделенные Силой. Хм-хм...
     -- Эдуард, убивать меня бессмысленно. О ваших похождениях знает всё королевство. Вдобавок, добрая его половина вами восхищается! Я тоже вас уважаю. Больше того. Я понимаю, что без веской причины вы ни в жизнь не оказались бы незнамо где в полумертвом виде. Правильно?
     -- Несомненно... - и снова выжидающе замер.
     -- О, Господи, - выдохнула королева, - да успокойтесь вы, а? Неужели еще не поняли? Вы продержались больше суток на территории 1 королевства и не причинили вреда его жителям. Получается, что вы - наш друг, и вам гарантируется помощь и защита.
     -- До тех пор, пока...
     -- А если что, в первую очередь мы выслушаем вашу версию, а уж потом поверим свидетелям.
     -- Странный вы народ.
     -- Знаю. Не один вы такой наблюдательный.
      Ну вот, наконец-то! Бледные губы дрогнули в намеке на улыбку. (Прогресс!)
     -- Я не забуду.
      Мария догадалась, что Эдуард выразил наибольшую благодарность. Дела налаживались. Но с чего ж ему жить не хочется? То-есть, хочется, конечно, встать и разобраться с обидчиками, но как-то не стопроцентно. А вообще, вон Сальватор на часы поглядывает. Пациенту пора под капельницу и баиньки. Даже универсальная Галактическая бакта не дает мгновенного заживления. Что уж говорить об интенсивной терапии начала двадцать первого века! Договорились, закругляемся.
     -- Эдуард, Сальватор меня выгоняет. Последний вопрос. Если можно, скажите честно: вам заказали кого-то из Олении?
     -- Нет. Слово Тэда Форрестера.
     -- Честного охотника за головами? Подходит. В таком случае, вам завтра же принесут необходимые справочники и каталоги. Скомплектуете желательный вам гардероб и выберете оружие. Ограничений нет. Кроме здравого смысла. Не окажется в списках - сделаем индивидуально. И не вздумайте тянуться за чековой книжкой. Раз мы договорились до того, что вы наш друг, значит, считайте себя гостем. А Оления гостеприимна. Отдыхайте. Все вопросы - завтра. Спокойного вам сна, мистер Форрестер.
      Позови меня с собой,
      Я приду сквозь злые ночи,
      Я отправлюсь за тобой,
      Чтобы путь мне не пророчил,
      Я приду туда, где ты
      Нарисуешь в небе звезды,
      И разбитые мечты
      Обретают снова силу высоты! - отплыл от окна и растворился в сумерках оркестр Пыпина.
     
      Тридцатое Мая...
     
     -- Он убьет меня! Убьет!
     -- - Кто тебя убьет? За что?
     -- Я вампир! Одного этого достаточно! И что значит - "кто"?! Во дворце - Смерть, а все молчат! Зачем вы его лечите? Да и не болен он. Маскируется.
     -- Ты же сам наблюдал, как мы его святой водой чистили?
     -- Я не знал, кого вижу! О, дьявол... Эдуард - в двух шагах от меня!
     -- Спайк, ну-ка, сядь. Успокойся. И объясни нормальным языком. Ты что - боишься? Ты? Мастер?! Полуживого Истребителя?
     -- Я не боюсь. Я в ужасе.
     -- Но ты убил двух вампироборцев.
     -- И подозреваю, что случайно. А этот Тэд... О нем такое рассказывают...
     -- Он всего лишь человек. И почему именно - тебя. У нас еще Исидро есть. И его птенцы.
     -- Испанец пусть сам за себя беспокоится. Если его устраивает гибель от руки Гробовщика - его дело. А я не желаю!
     -- Хорошо, допустим. И что ты предлагаешь? Конкретно?
     -- Ты будешь меня защищать?
     -- Непременно. Хотя, если это с твоей подачи его так отделали...
     -- К сожалению - нет! - буркнул Спайк, устанавливая гроб вплотную к королевской постели. - Если я переберусь в Саннидейл. Ему еще и Баффи поможет. Поэтому я буду спать здесь! Тебе будет удобней за мной присматривать.
     -- Думаешь, Урри это понравится?
     -- Но ты обещала!
     -- Защиту, а не место в спальне!
     -- Несущественно! - наглый вампир забрался в гроб, завернулся в шерстяное одеяло и практически потребовал: - Закрывай плотнее! И не уходи далеко. Если ты веришь, что Эдуард беспомощен, то, извиняюсь, крупно ошибаешься.
      И демонстративно захрапел. Мария щелчком пальцев пристроила гробовую крышку на место. Стало тихо. Королева улыбнулась. Спайк был прав. Эдуард давно мог бы покинуть лазарет Сальватора на своих двоих. Но Мастер Боли и ужаса ошибался в другом. Выпускница королевской школы не имеет права быть наивной. Едва в нарушителе границы узнали Эдуарда, Мария вкачала в него бездну расслабляющих заклинаний. Мистер Форрестер приписывал невозможность двинуть рукой или ногой своему состоянию. Королева не спешила его в этом разубеждать. Если Эдуард на задании, не лучше ли узнать, сколько ему заплатили и дать больше? Сами подумайте. Итак, сначала надо узнать...
     
      Тридцать первое Мая...
     
      Но это было вчера! Еще вчера!!! Короче, не успели отослать кому надо, как устраивался паникующий кровосос, как...
      "Расстаться нам пришла пора,
      Я чувствую душою,
      Ты нежен был со мной всегда,
      Но трудно мне с тобою...
      Ты нежно обнимал меня,
      Слова любви шепча,
      Но не хочу любви такой,
      Я не люблю тебя...
      Хочу летать, хочу мечтать,
      Все ночи напролет!
      Хочу страдать, хочу искать
      Любви ночной полет!.."
     
      Вот это и называется "сюрприз". Телепарт-почта материализовала анонимные стихи прямо перед носом Алика Деткина...
      " Я в этот зимний вечер
      Хочу тебя увидеть,
      Но только где же ты?
      Прийду к тебе любимый,
      Ты только позови,
      Любовь сдержать не в силах,
      Утешь мои мечты..."
      В самом нижнем уголочке меленько- меленько угадывалось нечто вроде "К С*" Бумага была цвета морской волны.
     
     -- Ух, ты! - прокомментировал Том Сойер. - Это Наташка тебе такие письма шлет? Улёт. Да если б Бекки хоть раз... Ну и везучий ты, Председатель!
     -- Отдай! - Алик густо покраснел, побледнел, покрылся пятнами и наконец бесцеремонно вытолкал приятеля в коридор, захлопнул дверь, упал в кресло и вытер вспотевший лоб... Чуть не попался!!! Слов не подобрать, как бы Алику хотелось, чтоб стихи прислала его Дама Сердца. Но Детектив обязан трезво смотреть на вещи. Слишком желанна цель, чтоб быть правдой... И потом, мыслился Деткину со-овсем другой кандидат в адресаты! Но -тш! - не вслух и не при всем Совете Лидеров! Пока что...
      И поэтому пока что Детектив переключился на набор обещанных одной особе своей версии "Хроник королевства". Так, что там у нас дальше было?
     
      В двустворчатую дверь королевских апартаментов вежливо постучали. Уже необычно.
     -- Прекратите стучать, у меня голова раскалывается! - честно предупредила о своем плохом настроении королева. Закачанные в Эдуарда подчинительные заклинания, не совместимые с белой магией, давали о себе знать.
     -- Не помешаю? - вкрадчивый голос прекрасного аббата из Нуази вызвал у Марии улыбку. И подозрение. Раньше её фаворит обходился без доклада.
     -- Не стой на пороге, в казне денег не будет.
     -- Как раз в казне они и будут. Куда им теперь оттуда деваться!
     -- Что, так и не нашел ключа?
     -- Как в воду канул.
     -- Ну, попроси русалок, пусть поищут.
     -- О-ля-ля! Пробовал я...
     -- И что?
     -- Им за так нырять неинтересно. А оплату натурой требуют.
     -- Так в чем проблема? Некрасивых русалок не бывает. Некоторые нарочно топятся, чтоб хоть с зелеными волосами и среди водорослей - но похорошеть.
      Арамис тонко улыбнулся:
      -Я один, а их много. Защекочут.
     -- Вообще-то ты зачем пришел? На ключ жаловаться, или по делу?
      Арамис внимательно осмотрел комнату. Чего искал - непонятно.
     -- Ты свободна? Я соскучился. Может, посидим, кофе выпьем? Никто ведь не помешает?
     -- Какой-то вы сегодня странный, шевалье. Один раз в жизни ты можешь прямо сказать: в чем дело?
     -- Один раз? Могу. Где Эдуард?
     -- В лазарете.
     -- Точно?
     -- Абсолютно. Его Лидеры караулят. Убежит - сообщат.
     -- То-есть, сначала он убежит, а потом они сообщат?!
     -- Как будто ты Лидеров не знаешь. Они ему еще и фору дадут. Иначе ловить неинтересно.
     -- Пресвятая богородица и все ангелы!!! А если он побежит СЮДА?!
      Ну, свершилось! Мария догадалась-изумилась-рассмеялась:
     -- И ты туда же! Вы сговорились, да? Почему все уверены, что Эдуард должен кого-нибудь убить? Спайк трясется за себя, ты, выходит - за меня переживаешь... Приятно, конечно. Спасибо, но...
     -- Никаких "но". Эдуард всегда так делает. В смысле, кого-нибудь убивает. Это его кусок хлеба с вкусным маслом и икрой впридачу. Раньше-то его у нас не было!
     -- Раньше, мой дорогой, и Адам с Евой из рая не вылазили, а потом...
     -- А потом явился этакий бессовестный Эдуард и все испортил! Одним словом, я фаворит, или нет?
     -- Фаворит, фаворит, успокойся. Причем, любимый.
     -- Могут у меня быть прихоти?
     -- Как хочешь, дорогой.
     -- Тогда, извини, я останусь здесь. Базен, заноси!
      Вышколенный слуга молча устанавливал походную койку. За вслух высказанное неодобрение от хозяина и кулаком по уху недолго схлопотать. Некоторые только с дамами вежливые.
      Так. Гроб, солдатский топчан и королевское ложе... Общежитие, блин....
      Мария устроилась перед трюмо, переплетая косу...
     -- Добрый вечер, ваше величество! - безукоризненная вежливость и безапелляционная непреклонность в голосе гениального доктора. Ну, еще бы! Следом за Сальватором вкатили больничную каталку. С Эдуардом.
     -- Не привык держать людей сверх необходимого, - объяснил врач присутствующим. - Физически он здоров (вот здесь в зрачках пациента отразился проблеск удивления), а психология - не мой профиль. Равино пригласите, что ли? - повернулся и ушел. Ах, да, счет оставил. Нехилый.
      Со скрипом открылся гроб. Спайк сел, подпер голову руками и уставился на Эдуарда. Арамис принял из рук Марии флакончик духов, поставил на трюмо и подошел поближе. Осмотрел гостя с ног до головы. И замер в вопросительном ожидании решения королевы. Мария подумала, поправила диадему. Посмотрела на всех по очереди... улыбнулась Эдуарду (ноль эмоций в ответ) и развела руками:
     -- Объясняться с Урри будете сами.
     -- Поздно! - раздался из-за потайной портьеры любимый голос, - я уже здесь!
      Первым ворвался лохматый терьер. Подскочил к койке больного, рыкнул грозно и лег. Морда решительная, фиг сдвинешь! В приоткрытую парадную дверь тенью просочилась Собака Баскервилей. В шипастом ошейнике был надежно спрятан микрофон, поэтому Алика с ней не было. Зато сама псина имела четкие инструкции. Вывалив светящийся язык и цокая когтями по хрустальному полу, она затормозила напротив Рэсси, лизнула Эдуарду руку, плюхнулась на пол... и как-то всем сразу стало ясно, что ни Теду не стоит сильно шевелиться, ни другим его обижать.
     -- А не позвонить ли нам Иржику? - подвела итог королева. И все с ней согласились. После ужина и взаимных представлений, кто есть кто (типа: "Честь имею представить: шевалье д'Эрбле, епископ Ваннский, герцог д'Аламеда, мой премьер-министр. Духовник, тайный советник и прочая... ) Арамис взял лютню, и не сводя с Теда Форрестера проницательно-загадочных глаз спел:
     -- Неважно то, что вас нечаянно задели,
      Неважно то, что вы совсем не из задир,
      А важно то, что в мире есть еще дуэли,
      На коих держится непрочный этот мир.
      Неважно то, что вас мутит от глупой позы,
      Неважно то, что вы стреляться не мастак,
      А важно то, что в мире есть еще вопросы,
      Решать которые возможно только так!
      Неважно то, вы в итоге не убиты,
      Неважно то, что ваша злость пропала зря.
      А важно то, что в мире есть еще обиды,
      Прощать которые обидчику нельзя.
      Неважно то, что для дуэли нет причины,
      Не важно то, что ссора вышла из-за дам,
      А важно то, что в мире есть еще мужчины,
      Которым совестно таскаться по судам!
     
      На "Дамах" Эдуард отвернулся. Хотя песню прослушал с видимым интересом. Не надо быть великим детективом, чтобы не заподозрить что к чему. Не сговариваясь, каждый подхватил по стулу и пристроился поближе к раненому... то-есть, тьфу, давно здоровому охотнику за головами.
      Самым ласковым голосом Мария осторожно спросила:
     -- Тед, кто вас обидел?
      Тишина.
     -- Если и дальше будете молчать - мы не сможем вам помочь. Пожалуйста, Тед!
     -- Поздно... - послышался тихий голос.
      Спайк прикрыл потемневшие глаза, Арамис отставил недопитый шартрез, даже Рэсси заинтересованно встряхнулся. Баскервилька зевнула во всю глотку. Лязгнули чудовищные клыки.
     -- Может, и поздно... - терпеливо согласилась королева и удивилась: - Так почему бы тем более не рассказать?
      Странная с точки зрения логики фраза, тем не менее, подействовала. Неохотно, безжизненным, бесцветным голосом, Эдуард ответил:
     -- Донны и ее семьи больше нет...
      Мария повела плечами:
     -- Кто вам сказал?
     -- Те, с кем я не смог справиться. Мне оставили жизнь, чтобы я помнил и знал.
     -- Вам знакомы ваши обидчики?
     -- Более чем.
     -- Вы постараетесь взять реванш?
     -- Разумеется, но впервые в жизни я не вижу смысла. Слишком поздно.
     -- Постойте, - вмешался Спайк, - с вами развлекались рядовые вампы или Мастера?
     -- Все были.
     -- А метки, чьи метки? Насколько сильного Мастера?
     -- Лет 400. Но это очень приблизительно. Точнее могла бы сказать только Анита.
     -- Как получилось, что вы оказались одни против множества злобных тварей? Почему не позвали мизз Блейк? У вас отличный тандем.
     -- Жан-Клод знал.
     -- Что?!! Принц Сент-Луиса знал, что вас будут мордовать и не сказал Аните? Не предупредил?
     -- Знал он через третьих лиц, значит, как бы ни при чем.
     -- Выходит, не счел нужным поставить в известность... Если Анита узнает - ей крупно не понравится. Что-то не завидую я Жан-Клоду! - Спайк провел ногтем (когтем - точнее!) по безвольной руке Эдуарда. На секунду каменной твердости пальцы задержались на горле. Эдуард промолчал. Лишь глаза стали льдисто-прозрачными. У Мастера Боли пропала охота ерничать и напрашиваться на скандал. Спайк присмирел и сел в темном углу. Поставив вампира на место, миляга Тед Форрестер, ему ответил:
     -- Анита пока ничего не знает.
     -- То-есть, узнает в подходящий момент? - уточнила Мария.
     -- Да.
      Ответ положительный, но прозвучал он неуверенно. Видимо, Тед не знал, каких идеалов теперь придерживаться, коль старые подвели. Жестокая пытка - заставить его жить с воспоминаниями о том, что он виновен в смерти самых близких людей... Стоп, сам себе думаю, а не дурак ли я? - вспомнила Мария присказку не то Воронцова, не то поручика Ржевского. И склонилась над Эдуардом:
     -- Мистер Форрестер... Тед! Извините, но вы сами видели, как погибла... ваша семья?
     -- У меня нет сомнений в их гибели - заученно произнес Эдуард. Заученно???
     -- Поднимите руки!!! - властно приказала королева.
      Немедленно к потолку взметнулись как минимум три пары рук. Эдуард не шелохнулся.
     -- Я не могу.
     -- Вы пробовали?
     -- Разумеется... М-м... у меня проблемы с позвоночником?
     -- Деликатно осведомляетесь, не инвалид ли вы? Я же просила поднять руки! Ладно, хоть одну поднимите... Держи!!! - и резко метнула серебряный стилет. (Мария им печати на корреспонденции взламывала). До этого мертвая рука больного быстрее молнии поймала нож за кончик лезвия.... И едва не швырнула по инерции обратно! Мышечная память, рефлекс-автомат! Все заулыбались. Ничего не понял один Эдуард.
     -- Как же так?
     -- Садитесь! - Мария ловко подложила ему под спину удобную подушку. - Хотите выпить?
      Тед кивнул.
     -- Ром, коньяк, водка, джинн, шампанского? Текилы?
     -- Виски. Без содовой.
     -- Прошу.
     
      "Историческая (нет. не истерическая, никакой ошибки. Хотя, конечно, рядом с Эдуардом все на взводе) СПРАВКА:
     
      "Эдуард был ростом пять футов, восемь дюймов, светлые волосы пострижены очень коротко, блондинистый, синеглазый. Да, еще он был опаснее всех, кого я знала, просто олицетворение породы БАСП - живых и мертвых" - мнение Аниты Блейк, "Смертельный танец", стр. 116"
     
      Прочитали? Прониклись? Ну, как раз и Эдуард напился. В смысле - допил предложенный ему стаканчик.
     -- Эдуард, примите мои извинения. Сальватор действительно срастил и заштопал все, что надо и как следует. Я сама из осторожности (а мы ведь вначале не знали, кого вообще лечим!) немного обездвижила вас. Есть такие заклинания. Прошу, не обижайтесь слишком сильно и постарайтесь понять. Сначала вы не могли говорить, а когда вас опознали... согласитесь, у вас специфическая репутация! А я отвечаю за королевство.
     -- Я понял. Согласен, обижаться не на что.
     -- И хорошо. Дня два некоторую слабость вы еще будете ощущать, заклинание развеется само, но не сразу. Быстро снять его я не могу, - Мария слегка виновато поклонилась, - я не дипломированный специалист. Скорее, любитель.
     -- Ничего, переживу. Значит, я не арестован?
     -- Ни в коем случае. Вы абсолютно свободны. Пределы королевства можете покинуть хоть завтра! А пока вы наш гость - выберете себе комнату по вкусу. Сейчас вас проводят. Но прежде, если не возражаете, вернемся к началу разговора.
      Эдуард пожал плечами и охладил свои синие глаза до неприятной прозрачной голубизны.
     -- Вы... похоронили своих близких?
     -- Нет.
     -- Почему? Ведь Анита обещала отрезать вам голову, чтобы вы не восстали умертвием. Она о вас бы побеспокоилась. Как же вы бросили дорогих вам людей?
      Эдуард задумался.
     -- Не помню... Наверно, я отключился... А пришел в себя уже здесь.
     -- Тед, прошу вас, сосредоточьтесь и скажите: вы видели, как ваши погибли, или пришли в себя со знанием потери?
      Эдуард внезапно побледнел. Мария протянула ему выпивку. Спайк довольно осклабился, Арамис передвинул руку, как бы невзначай поближе к эфесу. Урри хмыкнул.
     -- Итак, вы не видели, как умирала ваша семья - безжалостно заключила королева. - Вам так сказали. Милый мой, да ведь вас обрабатывали не двухдневные птенцы, а опытные Мастера! Извольте получить и просмотреть! Вот телефон. Можете позвонить.
     -- Что там? - Эдуард повертел видеокассету. Лицо спокойное, можно сказать безмятежное. Лишь чуткий Спайк слышал, как бешено заколотилось сердце... и снова вошло в привычный ритм, стиснутое железной волей.
      Мария совсем не собиралась мучить опасного гостя. (В отличии от Спайка. Этот с удовольствием покуражился бы с полчасика, бросая жертву то в жар, то в холод вспыхивающей и гаснущей надежды)
     -- На кассете, Эдуард, Донна, Питер и Бекки. Живые и невредимые. И так будет, пока вы к ним не вернетесь. Мы присмотрим за вашей семьей. А ваши мучители солгали. Удивительно, как вы, профессионал, лучший из лучших охотник за головами, поверили монстрам!
      Эдуард криво усмехнулся:
     -- Сам не знаю. Значит, мои... живы?
     -- Абсолютно! Никто не трогал их. Какая изощренная месть - дать вам поверить в их гибель, когда все хорошо! Надеюсь, вы как-то отреагируете?
     -- О, да! - сказано так, что даже Спайк попятился.
      На неделю Эдуард любезно согласился остаться в Олении. И даже разрешил обращаться к себе на "ты".
     
      Первое Июня - Месяца Экзаменов.
     
      Первое! Июня!! Лето!!! Каникулы! Сразу!! После экзаменов!!! И-и-и-э-э-эх!!!!
      Америка, Америка,
      Томатный сок,
      Америка, Америка -
      Земли кусок.
      Америка, Америка,
      Глоток воды,
      Америка, Америка -
      Туды-сюды!... - испарился оркестр Пыпина при виде разнаряженной толпы школьников.
      Белый верх, черный низ, пышные банты, стильные зажимы для галстуков (радиомодель со встроенным микрофоном), роскошные букеты (на этот раз без сюрпризов. Странно. Ну, еще не вечер). Искусно спрятанные шпаргалки, замусоленные конспекты, съезжающие от волнения на кончик носа очки. Умело скрываемая дрожь в коленках.
     -- Ой, девочки! Не помню! Ничего не помню.. ой!
     -- Ах!
     -- Ох!
     -- А я говорю - сработает!
     -- Уже? Сдал? Как? Что?
     -- Режет! Всех режет!
     -- Ой, девочки...
     -- А я говорю, не дрейфь! Фирма гарантирует!
     -- А может, не надо? Может, по-хорошему? Как положено?
     -- Поздно! Ну, ни пуха!
     -- К черту лешему!
      Приятные предэкзаменационные волнения. Чай с восемью ложками сахара на стакан (чтоб глазки не слипались). Жареный карп в сметане и тройная уха (фосфор, умные мысли). Контрабандная в обычные дни и сверхдоступная во время экзаменов колалока (да хоть залейтесь, только сдайте!) Приятные перспективы и несбывшиеся надежды. Неприятные предчувствия и нежданная удача. Праздник мысли! Экзамены!
     
     -- Эй, у тебя простой карандаш есть?
     -- На, держи!
     -- Но это же красный!
     -- То-есть, красный для тебя - это уже слишком сложно?
     
      Класс Горески, к примеру, устроил натуральное шоу. Нацепил загодя на дверь объявление: "Экзамены отменяются. Все билеты проданы!" и всем классом клянчили "Лишний билетик" у каждого входящего в школу преподавателя. Пока не нарвались на Электроника. Трудно сказать, что он им ответил, но сыпанули они от вежливого подростка, как горох. Чижиков-Рыжиков в очередной раз поразил преподавателей оригинальностью и полнотой знаний. Предположительно, диалог выглядел так:
     -- А расскажите нам, что такое лошадиная сила?
     -- Это сила, которую развивает лошадь ростом в один метр и весом в один килограмм!
     -- Да где же вы такую лошадь видели, голубчик?!
     -- А её так просто и не увидишь. Она хранится в Париже, в Палате Мер и Весов.
     --
      Полгода плохая погода!
      Полгода совсем никуда!
      Лей, не жалей, чаю налей!
      И окно заклей!
      И теперь у меня впереди -
      Дожди, дожди, дожди!!!
     -- Бежим! Сщас как хлынет!!! - отучившиеся волшебники опрометью кинулись во дворец. В заклинании главное - не слова и не магия. А мгновенная реакция. Поскольку во вспомненных песнях дождь лил, не переставая, в ближайшие две недели нос на улицу лучше не высовывать.
     -- Молодец, Деткин! Угощайся - Пеппи подтолкнула к Алику красную кружку с пышной шапкой взбитых сливок.
      Том тихонечко приоткрыл дверь. Пашка сделал два незаметных шага в направлении выхода. Яшка-Цыган непринужденно убрал гитару за спину. Только рыжая бестия развалилась на стуле, как у себя дома.
      Алик доверчиво протянул руку, взял кружку и сделал большой глоток...
      Фонтанную рыбку, у которой изо рта бьет струя воды видели? Почти то же самое с поправкой на крутость. Алый дождь прошелся по комнате. Баскервилька с визгом спряталась под столом, закадычные друзья спаслись в коридор. Кружка безвредно шмякнулась о белую дверь. В эпицентре колоритно расползалось ярко-красная клякса. Линяя от разъяренного Детектива, Баскервилька задела смеющуюся Пеппилотту. Балансирующий на двух ножках стул утратил хрупкое равновесие, опрокинулся. С криком: "Полундра!" девчонка совершила ловкий обратный кувырок, вскочила и показала Алику длинный язык. Тихонечко переждавший переполох Яшка-Цыган достал гитару и озвучил события:
     -- Если с другом вышел в путь -
      Веселей дорога!
      Без друзей тебя чуть-чуть.
      А с друзьями много!
     -- Как сказать! - проворчал Алик. - Некоторые друзья сами тебя чуть заикой не делают! Что это было? - и, подумав, добавил - Блин?!..
      Пашка и Том вернулись в комнату. Баскервилька вылизывала пол, ковер и частично стены (куда дотянулась) Пеппи заново оседлала стул. Выудила из-под матраца заначенную колалоку:
     -- На, запей. Ничего шуточка получилась.
     -- М-да, эффектно. Ну, а честно скажи - вкусно было?
     -- Я те сщас скажу... сщас так скажу-у... - начал подбираться к Гераскину Детектив, прихватывая подушку...
      Проклятие Баскервилей заинтересованно подняло голову.
      Том шлепком ладони выбил из аликовских рук подушку. Та немного полетала (секунды три) и плюхнулась псине на голову. Обиженная гроза детективов мотнула тяжелой башкой, невзначай пихнув хозяина под коленки. Алик рухнул на взвывшую Баскервильку, сверху его приложило валиком от дивана. (Пашенька не стал ждать, пока с ним разберутся, и отомстил загодя) Пеппилотта, побоявшись, что нервная собака кого-нибудь укусит, решила её отвлечь и плеснула водой из графина. Попала! На две трети. Остальное досталось высунувшемуся на шум (вдруг сыр делят!) Аурику. Холодной воды мыш терпеть не мог. Пискнул, встряхнулся... и укусил Баскервильку за хвост... Надолго всем стало весело. Даже Цыганкову пришлось вспомнить молодость и отчаянные прыжки с крыш, вагонов и каруселей. Но по стенам он до сих пор бегать не умел. Впрочем, до сегодняшнего вечера никто не умел. А быстро научились, однако....
      С чего весь переполох? Да вот, понимаешь, друзья Лидеры обиделись. Что за весь Месяц Подготовки к Экзаменам Деткин писал о чем угодно (О треклятых вампирах, например), только не о родном Совете Лидеров и дорогой школе. И решили его немножечко проучить. Нацедили в кружку из-под кофе горячей кровушки. Прикрыли сливками и дали выпить. Что? Говорите, "зря", потому что Алик об Экзаменах все таки чего-то написал? "Шнырлицы" знали об этом. Просто жаль было ценный продукт и срывающийся эксперимент в стиле "А что будет. Если". Вот и посмотрели, что будет. На свою голову. Генеральная уборка продолжалась больше четырех часов. К ночи Алик не мечтал уже даже о сне. Сил не было. Мечтать. Потому что, когда Собака Баскервилей убежала успокаиваться к Шерлоку Холмсу, друзья собрались вместе, рассмотрели комнату и сочувственно заметили:
     -- Кстати, Алик, похоже, тут надо немного прибраться. Ну, не будем тебе мешать...
      И распылились кто куда со сказочной быстротой.
     
      Двадцать третье Июня... Месяца Экзаменов.
      "В каждой женщине дремлет и
      Пенелопа и Юдифь. Вопрос в том,
      Кого вы разбудите..."
      (Размышления на досуге.
      "Багдадский вор" АО
     
     -- О-ох!!! - Алик с хрустом потянулся. Оторваться от любой из книг Белянина невозможно. Ну, почти что. Вот разве что Укушенная...
     -- А не пошел бы ты! - сам себя раскритиковал Детектив. - У самого в "Дневниках" черт ногу сломит, даже "БК" переклинивает, а на Создателя окрысился! Это ж не самописные Дворцовые Хроники, блин! У АО все продумано, стремительно, гладко... истерика на истерике!
      Итак... "Хороший писатель не усложняет жизнь своим героям"... - точно! Они сами справятся! Вон, например, давеча, иду мимо кухни Иржика...
      Иржик сражался с "Алло-Центральной".
     -- 111 по срочному!
     -- Би-ип!... Вы попали в справочную систему компании GSM. Если вас интересует... нажмите "2", Если...
     -- Какая компания? Какая служба?! Издеваетесь, да? Я Электронику звоню! Алло-Центральная, вы меня слышите?
     -- Слышим вас хорошо. Набранный номер соответствует справочной компании "Би-лайн" в Жизни.
     -- Но у Электроника три единицы - телефон для друзей! Соединяйте!
     -- Би-ип... Здравствуйте! Вы попали в справочную службу GSM...
     -- Ах, чтоб тебя! - в сердцах взмахнул фартуком Иржик, телефон зацепился, упал и разбился. Королевский повар подфутболил осколки и высунулся в окно. И правильно. Иногда быстрее докричаться, чем дозвониться.
     -- Эле-ек!!! Электроник! Эл!!! Зайди на минуточку!
      Симпатичный кудрявый подросток дотронулся до терьера, прося подождать и послушно отправился на кухню.
     -- С прекрасным утром, Иржик! Не скучаешь?
     -- Не успеваю. Эл далеко?
     -- Я за него. Чего надо?
     -- Информацию. Сдюжишь?
     -- Гм... как посмотреть... а ты ему звонил?
      Иржик молча показал на останки телефона.
      Сыроежкин (вот, кстати, как повар узнал - кто перед ним? Почти все ведь путаются?!) понимающе хмыкнул. С некоторых пор дозвониться Электронику было невозможно. Продвинутая сотовая связь Жизни охомутала его личный номер под свою справочную. И где после этого право автора? Знаменитые три единицы Элек принципиально не менял. Может, Би-лайн не самолично взял именно такой номер? А Электроша так развлекается? И связь с Жизнью легальна и людям польза? И не факт, что бесплатно! Короче, тема для отдельного расследования. Но пока что Сергей милостиво разрешил:
     -- Валяй, спрашивай.
     -- Как-то в лагере вы грозились на полдник сделать "Крепость ацтеков" и чуть ли не "Империю инков"? Рецепт есть?
     -- Ноу проблем. Бумагу, ручку.. тэк-с... м-м... Ясно? Получите-распишитесь.
      Серега уже уходил, когда его осенило:
     -- Эй, погоди... А зачем тебе латиноамериканская кухня? Мы едем в Мексику?
     -- Есть желание - счастливого пути! Но в таком случае лететь придется вместе с Эдуардом. Он домой возвращается. В смысле, убедиться, что с Донной всё в порядке.
     -- Вовремя я уточнил! Пожалуй, в этом году мы в Мексику не поедем... во всяком случае, не заодно с Эдуардом. И когда, говоришь, он уезжает?
     -- Утром. Сегодня - праздничный ужин.
     -- Угу... выходит, проводить надо. Убедиться, что взаправду уехал... А тортик всё же приготовь, будь человеком! И - не скучай! - Сыроежкин весело шуганул вниз по лестнице, и наперегонки с Рэсси помчался к Большой Кукушке...
      Далеко от дворца, на пограничной заставе, Тимур вздрогнул от непривычного зуда на правой руке. И поспешил остаться в одиночестве. Что в армии - большая редкость и вообще задача почти невыполнимая. Но нашел укромный уголок, постучал запястьем о колено. Зуд стих, а на руке медленно проявился широкий черный типа напульсник. На самом деле - уникальный лидеровский БЛИК.
     -- Алик? Провожайте без меня! Стива нет, прикрытия не будет, я не смогу отлучиться. Ты нашел себе "Фелиту"? Вот видишь... На своей не могу. Ну и что, что самая быстрая... А дизайн! На пределе видимости опознают. Нет, не знаю, куда этот птенчик подевался... Птенчик... Алик, ты бы с ним хоть в один наряд сходил... С таким птенцом потом тиранозавра не испугаешься... Всё, меня уже ищут. Отбой!
     -- И ты не скучай!
      Хм... а на самом деле? На границу, охранять покой родного королевства Тимур уехал вместе с Риткой. И на заставе они были неразлучны. Проще говоря - где овчарка - там и Гараев недалеко. А "Фелиты" в армии бывают не только тимуровские. В-общем, Ритка исправно носилась цельные сутки по всем постам, окружающие справедливо думали, что Тимка где-то рядом, только они его почему-то проглядели. А наш командир и, похоже, начинающий Лидер, слушал байки Эдуарда об охоте на монстров и даже живых людей. (но люди, конечно, были очень нехорошие) Удивительно, что даже скрытный Эдуард попался на лидеровское обаяние. Эти кого хошь разговорят. А наутро Тэд Форрестер улетел. Провожали его в аэропорт Мария и Урри. Остальным строго-настрого велели заниматься своими делами. Ах, да, еще в уголочке черного "кадиллака" с затемненными окнами ссутулился Ужас Саннидейла. Спайку давно надо было заснуть... но он не мог себе позволить утратить бдительность, пока Смерть рядом. Кроме небольшой брезентово-кожаной сумки Эд вез с собой два чемодана подаренного и нигде не зарегистрированного оружия. Прощальный разговор, все точки над i.
     -- Ваши документы, Эдуард... Их не было, когда вас нашли.
     -- Как я смогу улететь?
      Мария непринужденно развела руками:
     -- Назовите это магией, если хотите. Никто не заметит их отсутствия и не потребует у вас. Не обратят внимания и на ваш багаж. А дома у вас наверняка не один паспорт и водительские права.
      Эдуард улыбнулся. Открытой усмешкой Теда Форрестера. Миляги и хорошего парня.
     -- Вы правы, ваше величество.
     -- Мария! Договаривались же - без титулов!
     -- Ах, да, разумеется!
      Не поймешь, он сыронизировал или извинился? С Эдуардом ничего не знаешь наверняка.
      Какая-то недоговоренность повисла в воздухе. Мария вглядывалась в честное, открытое лицо Теда. И фиг что могла по нему прочитать! Ибо оно было ложным. Удивительно обаятельная маска. Солнечные блики на зеркальной поверхности бездонного ледяного омута.
      Урри в активные провожатые не лез. Скромно держался в тени. Предоставил жене и Тэду дарить окружающим безмятежные улыбки. Зато первым просек, что Эдуарда напрягает. В гости мы его пригласили и ждать обещали. А обратный адрес не дали! Урри не смог подавить заученный рефлекс. Сначала проверил, легко ли открывается потайная кобура, потом уж обратился к отъезжающему.
     -- Как к нам добраться знаете?
     -- Без понятия.
     -- Ну, ничего, в принципе, сложного. Берете билет куда хотите за границу, хоть на Таити, но мысленно называете наше королевство и пароль доступа.
      Тед был наблюдательным парнем.
     -- "В принципе"? Ничего сложного? А на практике?
      Урри просиял. Отражение Шефа, придумавшего вдруг особо каверзное задание:
     -- А если на самом деле... При активации задуманного пароля вас может выбросить в любую точку Fantasy. Скажем, сказали "Оления", а машинально подумали: "Интересно, а 23-е - это где?" - и хоп! - вы уже центр конфликта пяти разбойных группировок. Доступно объясняю?
     -- Не врешь?
     -- А ты проверь!
      Урри не добавил "слабо?", но Эдуард его правильно понял. Пожал плечами и тепло улыбнулся, поднося к губам руку королевы.
     -- Я обязательно вернусь!
     -- Верю. Скучать вы не будете. Кстати, если с вами приедет Анита, мы будем только рады.
     -- До беспредела! - по-уленшпигелевски ухмыльнулся король Олении. И Эдуард мгновенно подобрался. Даже лаза заблестели, словно осколки обкатанного волнами бутылочного стекла. Короче, в них ясно отразились интерес и подозрение в равных пропорциях.
     -- Не сомневаюсь, что ваш Совет Лидеров будет кувыркаться от радости общения с мизз Блейк. Что же меня настораживает?
     -- А-а-а... это вы вспомнили об отдельных представителях Олении. Когда наши (и все окрестные заодно) вампиры узнают, о приезде Истребительницы, да вкупе с вами... Думаю, как бы их не уверяли в обратном, они занервничают.
     -- И начнут совершать непредсказуемые поступки?
     -- Вот будет весело?!
     -- Могу себе представить... Особенно тот факт, что и Анита в долгу не останется, верно?
     -- Угу.
     -- О-о-о!
     -- Эт-то будет что-то. Как считаешь, Спайк?
     -- Загрызу!!! Умник гхырованный...
     -- Меня-то за что?
     -- Заодно!
     -- А-а-а...
     -- Ну-ну...
     -- Кхм... до свидания, Мик! Всего наилучшего и большое спасибо, Мария. Спайк! У меня не было заказа убить тебя! До встречи!
     -- Угу! - донесся из затемненной машины злобно-хриплый голос. - значит, было задание напугать меня до смерти! Но, ладно. Может, и вправду встретимся... без оружия... на узкой тропке... Что молчишь, Гробовщик?
     -- Самый слабый вампир вдесятеро проворнее человека. Без оружия борьба будет нечестной!
     -- А я тебе фору дам! - вдруг приободрился кошмар Истребительниц. (Мария живо представила себе, как он там скалится) - Клянусь преисподней, дам! Помолиться! Спасешься после этого - значит, на то воля Божья. Моя возьмет - кто ты такой, обсуждать волю Провидения! И мой тебе бесплатный совет на прощанье: "Ну ты и тормоз, Эдуард!"
     -- ???!!!
     -- Разжевывать не собираюсь! Но учти, я очень проницательный монстр. Секи на раз.
      Тут уж самый недальновидный жиитель Олении понял, что Эд не то что зарубку в памяти себе сделал - просеку вырубил! Аж до предполагаемого надгробия с памятной табличкой из серебра: "Спайк когда-то был"...
      За рулем в кадиллаке сидел Мишель. Что произошло - мы не знаем, но внезапно он дал по газам, машина, едва не став на дыбы, скакнула вперед, чихнула, звякнула, бабахнула сизым выхлопом - и сорвалась с места в карьер.
      Чертыхнуться Тэду не позволила самодисциплина. Поэтому остаток прощания прошел удивительно мило и спокойно.
      И только Урри, проводив Марию в карету, а карету - во дворец, до-олго наблюдал на постепенно исчезающим с радаров самолетом.
      А я могу, наконец, поспать!?
     
      У-у-у... уже Седьмое Июля - Месяца Великих Игр!
     
      Немного о личном. (Наверно, осложнения после экзаменов). Перечитывал Белянина. Про Банни. Там эта заносчивая Цукино с первых страниц орет, что будет спасать "серебряные кристаллы ваших сердец"... Угу и ах! Впервые задумался (Том, не ржи! Я вообще часто думаю, а не с такой непостоянностью, как тебе кажется!) так вот, впервые задумался: "серебряный кристалл" - это как? Настоящая Сейлор-Мун вопила о "хрустальных призмах сердец". Так вот, призму я представить могу. А вот серебряный кристалл как-то не вырисовывается... Блин...но ведь не настолько же плохо я знаю химию! Гм... А Банни? В смысле, получается, не она, конечно, а Создатель не подумал... Так. Стоп. За крамольные мысли в адрес Гнедина по шее можно словить не только от Совета Лидеров, но как минимум, еще от трех сразу...
      А вообще, если о привычных вениках... Эдуард уехал, граница попритихла. (О! Подозрительно! Завтра же разберусь!) дворец наполовину опустел. Прошлое лето выдалось романтичным донельзя. Чего про нынешнее не скажешь. Витает, носится, клубится что-то в воздухе... неуловимое, блин, нафиг! Дергает за нервные окончания, но слегка, с перестраховкой... Никак не проинтуичивается! Что-то готовится быть. Ох, как бы узнать заранее, а главное - вовремя? Может, посоветоваться пойти? К Холмсу, что ли, на чай напроситься? Баскервилька увяжется... и мне вообще дверь не откроют... к Электронику обратиться? У него все на бегу, и в рабочем порядке. А за ним разве угонишься! Тимка занят. И Квакин тоже. У них скоро крупномасштабные учения. С приближением реальности, на вражеской территории. Уже начались переговоры с Магуа и атаманом Добрый Вечер. Яшку, что ль, проведать? Цыгана? Этот пронырливый чекист взял отпуск и умотал с Ксанкой загорать на Остров. У нас там, конечно, аномалия на ненормалии, но Золотой Пляж нейтрален и спокоен. Купайся - не хочу! Везет людям!
     -- О! Придумал! Баскервилька! След! Ищи!
     -- Гаф?!!
     -- Знал бы - чей, сам бы нашел! Кого-нибудь! Вперед!
     -- Гаф-гаф!!!
     -- Ни фига себе Детектив прыгает... Через две скамейки... На физкультуре его через козла прыгнуть не заставишь...
     -- На уроке он за поводок не держится. Представляешь, как его звезданет, если споткнется?
     -- Да-а, с Баскервилькой шутки плохи.
     -- Ну, они и понеслись... сирены не хватает!
     -- По свежему следу, не иначе! У собачки аж слюна с клыков капает... светящаяся..
     -- Точно-точно... Вона какая цепочка получилась!
     -- Меня интересует другой вопрос: Алик её с утра кормил?
     -- Да он сам завтракать не успевает, где уж о Собаке заботиться?!
     -- И вы думаете, что он удержит голодное исчадие Девоншира, когда она бросится на задержанного?
     -- Ни в жисть!
     -- Как же он будет её оттаскивать?
     -- Бежим! Посмотрим!
     -- Точно! Будет кому хотя бы Сальватора вызвать.
      Любопытные "Шнырлицы" бросились в погоню.
      Благо, она началась в теннистой аллее и фосфорные пятнышки довольно четко выделялись.
      В этот же день, но в 6 часов утра.
      На вилле "Курица" распахнула ясные глаза несравненная Пеппилотта Длинныйчулок. Впрочем, глазки у нее всегда ясные, а вообще распахивает она их под одеялом. Спит так. Ноги на подушке, на простынке - ушки. Проснулась, одним словом, сладко потянулась, поколотила пятками о подушку и одним прыжком оказалась на ногах.
     -- Хэй-хоп!!! Йо-хо-хо!!! - дочь негритянского короля прокувыркалась прямиком на кухню, сиганула на Лошадь (выносить ее на руках сегодня было лень) и карьером проскакала вокруг дома три раза. Бросив Лошадь попастись на лужайке в саду, окончательно взбодрившаяся Пеппи раскочегарила печь, прошлась по дому с повальным обыском, разыскивая необходимые ингредиенты, и напекла не меньше ящика тающих на языке эклеров в шоколадной глазури и срочным белым кремом внутри. Объедение! Пеппи на радостях сварила себе целую кастрюльку кофе, и съела полное блюдо пирожных. И помрачнела... (Где-то на полторы секунды) Она забыла, что Томми с Аникой еще вчера уехали к бабушке. Вот незадача! Она уже наелась, господин Нильсон - тоже, а Лошади столько сладкого вредно. Что делать с остальной кучей пирожных? На дворе - лето. Охрипнешь, пока хоть кого-нибудь дозовешься на чашку чая!
      Ш-ш-ш... За нами гонится эскадра по пятам,
      На море штиль и не избегнуть встречи...
      Но нам сказал спокойно капитан:
      "Еще не вечер! Еще не вечер!"
      О! Оркестр Пыпина всегда появляется вовремя. Это неудивительно. Но как они ухитряются подбирать нужные мелодии и тексты - вот где тайна великая! Ведь и правда, не с чего впадать в уныние. Еще не вечер! А раннее утро! Не больше 10 часов. Весь день впереди! Пеппи сделала очередное сальто, выжала стойку, поболтала в воздухе ногами. Качнулась на люстре, вылетела в окно и белкой метнулась по ветке на самую верхушку старого ореха. Окрестности тихого шведского города потрясли пиратское "Ой-хохо!" и звонкое "Кукареку-у!!!" Да такое замечательное вышло кукареканье, что Питер Пэн от зависти летать бы разучился, если б не гнался в данный момент за шустрым Председателем. Пеппи осенила счастливая идея. В чем призвание настоящего Лидера? Нести радость другим, находя приключения на свою голову! В ситуации "девочка-пирожные-какие-нибудь приключения-загородный домик" ассоциация напрашивается сразу. Булькнуть в тазик с водой пузырек красной туши и побултыхать в ней соломенную шляпу - дело двух минут. Корзинка для пикника запылиться никогда не успевает, а учитывая Пеппин аппетит, помещается в нее прорва съестного. Пирожные, например, влезли все. Короткая записка на дверь: "Отнесу пирожные и вернусь!" и в королевском саду появилась рыжеволосая девочка в красной шляпке, корзинкой в руках и простодушными голубыми глазами. Красная Шапочка, как всем известно, не раз пыталась отнести бабушке пирожки и горшочек масла. (Братья Гримм настаивали в свое время на бутылочке вина, но эта версия не прижилась. Несовершеннолетним не следует объяснять, зачем бабушке вино). И каждый раз с ней чего-нибудь приключалось. И сообразительная Пеппилотта решила пораздавать всем встречным свои пирожки. Но - в костюме Красной Шапочки. Вдруг, удача обознается и наградит приключением! Короче, как прозорливо написали в какой-то газете "Волк остался бы жив, если бы не заговорил в лесу с незнакомой девочкой в красной шапочке".....
      Пританцовывая, Пеппи легко несла под завязку набитую сладостями корзинку. Кандидатов на осчастливливание сладостями пока не наблюдалось, и она бодро напевала:
      - Мы в такие шагали дали,
      Что не очень-то и дойдешь,
      Мы в засаде годами ждали,
      Невзирая на снег и дождь.
      Мы в воде ледяной не плачем,
      И в огне почти не горим -
      Мы охотники за Удачей,
      Птицей цвета ультрамарин!!! - на последней строчке Пеппи завертело, едва не вышибив корзинку из рук. Это ее задели две целеустремленные молнии, связанные одной цепью. (Как известно из экзаменов, по физике, соединенные молнии - это уже вольтова дуга. А вольтова дуга - суть есть такая штука, с которой лучше не сталкиваться.
      Пока девчонка хлопала глазами, вспоминая - умеет ли Красная Шапочка забористо ругаться или нет, обидчиков и след простыл... Очень своевременно! Пеппи вдруг обнаружила странную легкость в левой руке. Она посмотрела на корзинку... Каррамба! Как только она всё не растеряла! Солидного куска корзины (блин, меня уже тошнит от этого слова, но если это корзина и есть, как еще скажешь!) больше не было. Еду Собака Баскервилей никогда не пропускала. А уж такую свеженькую, да ароматную - тем более! Вот и куснула на ходу, сколь успела. И заглотила пирожные вместе с куском переплетенных ивовых прутьев.
      - Ну, Председатель! - завелась было Пеппилота..
      - Пеппи! Куда Деткин побежал? - налетел на нее вихрь из Питера Пэна и Пашки Гераскина.
      - Ой, а чем так пахнет? Сама пекла? Рольгардиночка! Пеппилотточка! Ты - прелесть! Ум-ням-ням-чавк!... Вку-ус-с-с-но-о... Осторожно, просыплется! Уф! Спасли!
      - Мне до клотика, куда он побежал! Но сегодня я его догоню! И псине зверской пасть начищу!
      И побежали! По следам Детектива уже втроем, но с разными намерениями. На ходу договорились - кто первый догонит, тому Алик и должен!
      Кто никогда не видел таких погонь в первом королевстве - картина маслом:
      Жаркое дыхание и глухие удары чудовищных лап об асфальт. Бесшумные прыжки худощавого подростка в клетчатой рубашке, старых джинсах и разношенных кроссовках. Кепка на голове удерживается чудом. Шумно дышать Алик уже не в силах, но поводок из рук не выпускает. А за ним на пределе видимости несется натуральная и очень решительная опергруппа: первой замечаешь голубой огонек феи Динь-Динь. Её звонкий колокольчиковый голосок без устали укоряет и выговаривает Питеру Пэну. Динь всегда есть, что сказать. Не возмущаться она не может. Сам Предводитель Потерянных Мальчиков частично бежит, частично летит. Ловко отмахивается от упреков взбалмошной феи. (Ты мне надоела, Динь! За Венди - нельзя, за Аликом - тоже... Отвяжись!) Пашка Гераскин мчится отработанным способом первопроходцев-разведчиков дальнего космоса, упрямо наклонив вихрастую голову. И хоть на правом виске посверкивает розетка миелафона, он сдохнет - но не подслушает, куда бежит Деткин. Неинтересно, а значит, недостойно Лидера! Ну, а быстроногая ловкая девчонка в ярко-красной шляпе, обкусанной корзинкой (на дне еще чего-то перекатывается) и в больших туфлях давно бы оставила всех позади, но из солидарности держится на одном уровне. Мальчишки подустали, но при девчонке не смеют подать виду. А народу на дорожках Олени тем временем прибавляется.
      С дозорной вышки в бывшем штабе Тимура Деткин был виден, как на ладони. Пару мгновений, когда пересекал гаревую дорожку.
      - Общий вызов! Макар Жук, на выход!
      - Есть на выход!
      - Слушай приказ: ноги в руки - и узнай, куда Баскервилька Детектива потащила. Неровен час -
      вцепится кому в горло, а нам отвечать! Распустил Тимка "Шнырлицев" до безобразия. Бегом марш!
      Макар-Следопыт крутнулся на пятках, верный Дружок без команды пристроился рядом - и помчались!
      Утро выдалось замечательное. Ясное, солнечное. От нечего делать и хорошего настроения, Маугли с рассвета носился наперегонки с молодняком по всем тропкам запущенного сада. Сад - это по-культурному. Джунгли там разрослись - будь здоров. Потому что были задворками биологической лаборатории и представляли собой отходы неудачных опытов, которые и пристроить некуда и выбросить жалко. Живой пример: кустистая акация с морковными иглами (на вид - остро, а внутри - съедобно), или лианообразный известковый огурец в кактусной оболочке. Итак, Маугли тенью скользил между кустами и деревьями. Он - волков или они - его догоняли с переменным успехом. До вечера Лягушонок был абсолютно свободен. Как вдруг... С горящими глазами промчалась мимо Собака Баскервилей. Она почти хрипела, рвалась с поводка. Морда в пене, язык через плечо, клыки жутки-и-и-я-я-а... Следом поспешал красный, как синьор Помидор, Деткин. Он, может, и улепетнул по другим, более спокойным делам... но уже не мог. Ременная петля затянулась и сбросить поводок с руки, не остановив погоню, сами понимаете. А остановить вошедшую во вкус собаку тоже не мог. А кто бы смог? Не успел Маугли пожалеть влипшего Детектива, как мимо серым пушистым облаком промелькнул Дружок Макара-Следопыта, сам Следопыт, размахивающая остатком корзины Пеппи, Пашка, Питер Пен... о верещащей Тинкербелл я уже и не заикаюсь. Погоня! Азарт! Догоним - тогда и поймем, зачем! А пока - ПО-ГО-НЯ!!! Уу-аа-уу-оо...... Счастливой охоты-ы-ы!!!
      - Первому - лучшую часть вечернего оленя! - успел выкрикнуть Маугли, молодые волки упоенно взвыли и понеслись... Пыль столбом... Прохожие - по стеночкам, машины - к обочине, кареты - осади назад! Погоня! Погоня!! Погоня!!! Ух-х, ты!
      - Но согласны и сапог и лапоть -
      как нам наши версты не любить!
      Ведь браниться здесь мудрей, чем плакать...
      А спасаться - легче, чем ловить!.. - как всегда к месту поддержал, озвучил забег оркестр Пыпина.
      Это рассказывать долго, а живописная толпа собралась быстро. И полчаса не прошло - а за Деткиным уже бежало человек пятьдесят. Кто из любопытства, кто за компанию, кто по долгу службы, а кто и просто так. Раз все бегут! А как все дружно прыгали-и... Через кусты, ручейки, скамейки, заборчики и нарочно поваленные стволы!
      Алик понял, что если он немедленно не прояснит ситуацию - всё, хана.
      - Куда бежим? - выдохнул он после особо впечатляющего прыжка.
      - Баф!! - сообщила Баскервилька.
      - И... кого... ловим...?
      - Баф!! У-воу-у- гаф!!!
      - Знаю, что по следу. Чей след-то?
      - Баф?! Р-р-гав??!!
      В переводе с собачьего рыканья: "Ну, ты даешь, хозяин. Сам науськал, а теперь спрашивает! Почем я знаю?! След как след..."
      - Что-то?! Ты даже не знаешь, куда бежим? Сто-о-о-ой!!!! Ап!!! ------ Бул-тых!!!
      Ужас Баскервилей стал, как вкопанный... на самом краешке высокого берега. Алик мгновенного подчинения не ожидал, кубарем перелетел через замершую псину и бултыхнулся в реку. С вы-ысокого обрыва. А следом, не успев разобраться, в чем дело, в холодную водичку посыпались разгоряченные преследователи. Что потом бы-ыло!
      И на берег Алик выполз на четвереньках, фыркая и отплевываясь, с измочаленной корзинкой на макушке. А ласково глядевшая на эту вакханалию Собака Баскервилей коротко рыкнула, махнула хвостом и убежала. На сегодня она свой долг выполнила. Обеспечила Председателю нескучное утро. И еще очень и очень многие тоже были благодарны Алику... От такой ярко выраженной благодарности Детектив еще месяц вздрагивал. А эклеры он теперь не ест.
     
     
      Четырнадцатое Июля - Месяц Великих Игр.
     
      "Пленен мгновеньем, тут же им отпущен,
      не доказал я что-то теореме,
      где маятник не может сбросить бремя,
      качаясь между прошлым и грядущим.
      Пространство расслоилось. Всемогущим
      Не оказавшись, раздвоилось Время,
      И миг ногой не попадает в стремя,
      Чтоб заместить несбыточное сущим.
      По кромке бытия скользнувши, точно
      Дождинка по стеклу, он канул снова,
      Грядущий миг, в прошедшее - и срочно
      Другой летит сюда, где все не ново,
      Где маятник приговорил заочно
      Всё будущее к участи былого.... - аккуратный ученический почерк на Доске Объявлений. Вместо подписи - нечто вроде чемодана с ручками. Электроник? Однако, номер...
     
      Мария собиралась на пляж. То-есть, нерешительно вертела в руках уже седьмой купальник. Арамис отрицательно качнул завитыми локонами. Королева уронила неугодную фавориту вещь на пол и потянулась к следующей. Она, конечно, нашла с кем советоваться! Арамис загорать не собирался и продуманно тянул время. У него, конечно, и дел по горло, и герцогинь навалом, но из эгоизма, наверно, он никак не хотел отпускать Марию в общество уверенных, загорелых, опытных морских волков. Потому что на сегодня намечалось не банальное поджаривание на солнце, а грандиозное шоу-экстрим. Предложил идею Ихтиандр (чем больше народу в акватории плещется - тем ему веселее), а уж Лидеры развили и омасштабили.
     
      "Анита - это слабое, беззащитное существо, от
      которого невозможно спастить..." - внезапно (т.е., как обычно) вспыхнуло новое сообщение на Доске. Подписи не оказалось. Вернее, она продержалась мгновение, полыхнула и с бабахом исчезла, оставив после себя обугленную звездчатую дырочку. Словно разрывной пулей шмальнули. А вот читать его было некому. Все в акватории плескались. Народ отрывался, вскрикивал, хохотал, визжал и брызгался. Плюх! Плюх! Бульк!
      Верещал упитанный Лидинг, ему подсвистывал Бочка (веселый откормленный черноморский дельфин), перещелкивались Дафна с Афалиной. Звонкий смех сестер-Русалочек, хрустальной чистоты мелодией, пленял самых робких пловцов и манил за собой, на глубину. В прохладную красоту коралловых зарослей. Хорошо, что там, в маске и с аквалангом, плавал Жорка-Катран, неуязвимый для русалочьего обаяния человек. Зарвавшихся пловцов он сопровождал на мелководье. Т снова возвращался к раскопкам. Катран был спец по тайнам Черного моря.
      Минуточку! Срочно прервусь на две-три страницы и вернусь в жаркий полдень. Интересные события!
     
      Двадцать второе Июля.
     
      Залитая солнцем королевская гостиная. Посредине стоит спортивного типа невысокий блондин в темных очках. Этакая вариация на тему Брэда Пита. На плечо наброшен ремень набитой оружием спортивной сумки. Но придерживает он сумку как-то неуверенно. Словно не может решить - а зачем она ему сдалась на фиг?
      Мария возвращалась после веселого завтрака на Острове Питера Пэна. Сегодня Питер решил кушать "как взаправду". А значит, пока ты не представишь себе нужное кушанье во всех подробностях, пока НЕ ПОВЕРИШЬ, что оно перед тобой - фигу получишь. И вот солнечная королева Олени впорхнула в любимую комнату и едва не взвизгнула от радости:
      - Эдуард! Вы вернулись!
      Просто жуткая радость. Во всех смыслах. Эдуард - он ведь всегда появляется там, где намечаются большие проблемы. Ну, если и не большие, то уж кошмарные - как пить дать. Грубо говоря - об Эдуарде можно сказать замечательным афоризмом: "Счастье - это когда прыгаешь до потолка. А вот пока летишь обратно - оно и улетает".
      Крутой вампироборец осторожно опустил сумку на ковер. Слишком осторожное движение! Детонаторы у него там контактные, что ли?
      - Как добрались?
      - Не верил до последнего! Называешь любую точку, а попадаешь к вам... Фантастика!
      - Какой вы недоверчивый, однако... Кофе пить будем?
      - Непременно. Но потом я хотел бы немного отдохнуть.
      - Без проблем... - начала было Мария и осеклась, уловив тень сомнения в спокойных голубых глазах. - Что-то не так?
      Оказалось, охотник за скальпами был немало смущен необходимостью прямо с дороги являться на глаза королеве. А всё потому, что коридоры во дворце - объект непостоянный. Изменяются по настроению, интересу и пятому измерению. На этот раз "не повезло" гостевому крылу. Связываться с Алло-Центральной и качать права Эдуард еще не умел. Пришлось просить Марию проводить до нужной двери.
      - Спокойного отдыха, Эдуард!
      - До вечера, ваше величество!
      Дверь еще закрыться не успела, как над ухом у королевы кто-то злобно прошипел:
      - Он снова здесь!!!
      Мария сделала быстрый шаг в сторону.
      - Спайк?? Разгар дня, что ты делаешь?
      - Не сплю! Только дурак спокойно спит рядом с Эдуардом.
      - Но как тебе удается держаться на ногах в полдень?
      - С трудом, между прочим! А что делать? Я его боюсь!
      - Но Спайк... Ты же - Мастер. Очень сильный Мастер.
      - А вдруг он об этом узнает? Скрывающий свою силу Мастер боли и ужаса - лакомая добыча любого вампироборца.
      - Надеюсь, ты его специально не подзуживал?
      - Разве не помнишь? Я с этого кормлюсь. Обожаю дергать Смерть за усы.
      - У Эдуарда нет усов.
      - Чтоб я да не нашел за что дернуть?!
      Мария внимательно осмотрела ухмыляющегося монстра, отважилась заглянуть в непрозрачно-темные глаза. На самом дне вертикальных зрачков плескалась ярость изначально озлобленной на всех нежити. А залакировано все было изумительной дерзостью пополам с черным юмором и намеком на страх... Вот такой винегрет чувств. В-общем, Спайк был специалистом по выведению людей из равновесия. Что он с этого имел кроме неприятностей на свою голову - загадка. И сейчас Спайк шатался от дневной усталости, но спать не желал! Видите ли, давно десятый сон видящий мистер Форрестер его пугал. Что будешь делать с таким упрямцем! Мария поцеловала вампира в холодный лоб и согласилась до вечера смириться с его неподвижным трупо-телом в спальне. Спайк немедленно обвил каменной крепости рукой собеседницу за талию и всю дорогу до ее покоев пытался лизнуть яремную вену. А в идеале и- присосаться к ней хоть на чуть. Мария ловко подсовывала ему крыс и воевала с замирающим от страха собственным сердцем. В конце концов, несчастная королева уже готова была лично нанять Эдуарда, и избавиться от назойливого и шокирующего кавалера надолго. Например, навсегда.
      За ужином ситуация прояснилась. Аккуратно промокая губы салфеткой, Эдуард покосился на спортивную сумку с компактным арсеналом и пристально посмотрел на Спайка. Обнаглевший вампир нечленораздельно прорычал отстойное троллье проклятие. На ужин он ввалился без приглашения.
      - Ты обещала, что сегодня он меня не тронет! - напомнил он Марии. И стал звучно поглощать кровоточащее месиво из красного перца Чили и перекрученной сырой печени. Длинным узким ярко-красным языком Спайк облизал бледные губы и сверкнув клыками, кивнул Эдуарду. Мария непонимающе изогнула бровь.
      - Он обещал, что попробует меня еще до отъезда.
      - А вы?
      - Согласился...
      - Что-о??!??
      - Он сказал - "ну, хорошо. Попробуй." - пояснил Спайк, отфутболивая увесистую сумку к дальней стене. Поскольку сумка была набита железным, а значит, твердым оружием, в стене появилась не то приличная вмятина, не то незапланированная архитектором ниша. Мария не решилась представить, что там произошло внутри сумки с самим оружием. У Эдуарда на лице было написано, что ничего хорошего. Фея наткнулась на интересную мысль:
      - Эдуард, вы ведь стали охотиться на монстров потому что люди - слишком просто?
      - Да.
      - И вы убиваете монстров так великолепно, что вас прозвали Смертью. Вас уважают и боятся.
      - Да. (красноречивый Эдуард!)
      - В-общем, на кого вы охотитесь - того и убиваете?
      - Да. - Всегда?
      - Да.
      - Странно... - протянула Мария и переключила внимание на выбор пирожного поаппетитнее. Спайк окаменел давно, а Эдуард наконец-то стал выглядеть чуточку ошарашенным. Не в первый раз он чего-то не понимал в этом королевстве. А королева преспокойно и с полным безразличием к прерванному разговору пила кофе, любовалась живописным Спайком, наслаждалась пирожными. Что бы там ни было, а шебутной вампир был симпатичным парнем. Когда никого не ел, разумеется. И Тед Форрестер не выдержал:
      - Мария! О чем вы говорили?
      - В смысле?
      - Вам непонятно, почему я - Смерть?
      - Отнюдь. Я удивлена, что вам еще не приелось истребление нежити. Ладно, - сжалилась Мария, оценив физиономию Эдуарда, - я поясню свою мысль. В данный момент я беспокоюсь за судьбу одного конкретного вампира. Ведь если он попытается всадить в вас клыки, вы его убьете!
      - Конечно.
      - Вот! Вам не надоело? Убить - это просто. Р-раз - и нет проблем. Тем более, противник даже не прячется особо, сам на рожон лезет. Интереса ради, раз в Жизни, усложните себе задачу, поднимите планку и посмотрите - допрыгните ли?
      Эдуард... как бы аж просиял от наклюнувшейся перспективы нескучно провести время.
      - Я правильно вас понял, ваше величество?
      - Ага. Разберитесь со Спайком не убивая его. И ему урок и вам отменная заморочка. А то вдруг - слабо?
      Спайк издал неопределенный, но явно протестующий звук. Он, конечно, уговорил Марию его защитить, но до такого способа защиты он бы в страшном сне не додумался! Хорошо, Эдуард его теперь не убьет... Но вместо этого... Да ни фига себе?! Возмущению Спайка не было предела. Но кто, спрашивается, прислушивался к его мнению! Мария и Охотник ударили по рукам. ....
      А несравненное "Альтер эго" Эдуарда - Тед Форрестер даже разрешил устроить на их счет тотализатор. Мария попросила сутки на раздумье. Сразу решить, на кого лучше поставить она не бралась. С одной стороны Эдуард - мастер экстракласса. С другой стороны, по договору, Спайка он не убьет. И уедет в Санта-Фе. А Спайк останется во дворце... Чувствуете, чем пахнет? Одним словом, последние мирные сутки начались. А на все про все отвели две недели.
      Завтра Мария откроет (торжественно!) тотализатор первой ставкой.
     
     
     
      Двадцать седьмое Июля - Месяца Великих Игр.
     
      Давайте я о пляже дорасскажу... Хотя чего там рассказывать... В самый разгар всеобщего писка и веселья Васька-волшебник бормотнул заклинание. Хотел по воде, аки посуху пробежаться, всем на удивление. Только поперхнулся водичкой из фонтана и несколько букв пропустил... Без предупреждения в центре аквапарка вздыбилось миниатюрное цунами, подхватило на гребень вопящего от радости Чижикова-Рыжикова, Кукушкину (визжащую от испуга) и хохочущую Пеппилотту, донесло до берега и обрушилось на золотой песок, оставив свою ношу трепыхаться и отплевываться. Никто не пострадал, всем было нескучно... Но стояла в это время на берегу одинокая личность в футболке и шортах. Вот её-то с головой и окатило... Потерпевший невозмутимо развернулся и зашагал во дворец. У Марии появилась новая забота.
      - Элек, что случилось? Ты заболел?
      - Искупался. Под волну попал.
      - Что ты забыл на пляже возле воды?! Хочешь загреметь к Пауэллу и Доновану?
      По вытянувшемуся на кровати телу прокатилась крупная дрожь.
      - Нет! Не надо!
      - Но тебе плохо?
      - Да, что-то не в порядке... но я даже думать не хочу, как это выглядит на самом деле! Понимаешь?
      - Комплексуешь из-за происхождения? Элек, мы ведь тысячу раз об этом говорили. И давно всё выяснили. Согласись, глупо закрывать глаза на голую физиологию.
      - У меня их открыть не получается! То-есть, с фокусом фигня какя-то... никакой резкости и всё серое...
      -Цвет пропал?! А с плечом что?
      - Дергает.. и я всю правую сторону вообще не чувствую!
      - Тебе больно?
      - Да, наверно, я могу назвать это болью. Противное чувство, ужас! И как-то... холодно...
      - Ба, да у тебя и голос сел...
      - Я не хочу болеть... ломаться! Почему все купаются и загорают? Я не хочу то и дело вспоминать, что рожден быть машиной! Я хочу быть как все! Человеком во всем!
      - Но, Элек, лапушка.... Давай поговорим спокойно. Ты и сам понимаешь, что неправ.
      - У меня никогда не получится проплыть пару метров?
      - Может, и получится, но последствия, сам понимаешь...
      - А я не хочу!
      - Золотко моё, ну что мне делать? Ты разумный парень, и всё понимаешь сам... Элек, я не знаю, чем тут можно помочь... Извини, прости, родной.... Конечно, обидно, когда лето и все плещутся.. но Ихтиандру, например, противопоказано много солнца и воздуха. Он же как-то с этим смиряется!
      - Я устал. Так обидно... Эля тоже переживает, только никому не говорит... Всё мы понимаем... Я даже верю, что давно стал человеком по всему... исключая организм... А теперь что делать? Вызывать специалистов "Ю.С. Роботс"? Может, и Громова позовем? Вот он порадуется!
      - Тише, тише. Спокойно. Лежи! Умничка. Громов нам без надобности. Не хотите вы с ним общего языка находить...
      - Да? А чего он сверхсложные задачки каждый раз подсовывает и за результатом наблюдает? Мы ему не подопытные кролики!
      - Вам лень их решать! Вот и весь сказ! Ладно, не хмурься. И не отворачивайся... Элек... не плачь... Давай Глана вызовем?
      - Он же в Космосе?
      - Ну и что? Прогуляется и Нийю заодно проведает, она по нему всегда скучает.
      - Его вызов стоит кучу денег!
      - Это проблемы королевского казначея, а не твои.
      - Хм... - разулыбался Электроник, - а ключ от казны у Арамиса... был... и он его потерял!
      - А защиту даже Урри не сразу сломает, то-есть, нечего портить хор-рошую вещь!
      - Выходит, у Арамиса проблемы? Скоро будут?
      - И еще какие! - счастливо засияли глаза королевы сапфировыми звездами.
      Эл улыбнулся еще шире... И вдруг его снова передернуло... но настроение не упало. С прилетом Глана возрождалась надежда и перспективы. Создатель уникальной живой биомассы НИКОГДА не смотрел на искусственно созданные разумные формы жизни свысока, считая во всем равными ему самому. Для Элла это было невероятно важно. К тому же Глан был настоящим гением и всегда мог предложить оригинальное решение проблемы. Только ждать его прилета приходилось порядочно долго. Дальний Космос малоизучен и бесконечен. Пока еще отыщешь в нем пылинку нужного корабля! Так что пока Элек покорно стиснул зубы, Мария защелкнула на его запястьях браслеты - диагносты и пригласила Пауэлла с Донованом. Устранить самые срочные повреждения. О том, что больше всего это смахивало на ремонт Терминатора, можно подробно не говорить. Элеку и без того несладко было. Уж очень лучшие специалисты "Ю.С. Роботс" бесцеремонны и профессионально- циничны. И к Электронику во время наладки относились, как к очередному, сбагренному им непредусмотрительными теоретиками образцу. Когда испытатели проблемной роботехники ушли, Элек минут пять шепотом перебирал свой набор крепких выражений на всех знакомых языках. А поскольку, было время, он и санскрит выучил... Мария только ахала и порывалась включить магнитофон, чтоб потом элементарно зазубрить. Такой выразительный текст всегда может пригодиться.
      "... Человек может действовать правильно,
      человек может действовать быстро.
      А вот действовать быстро и правильно
      может далеко не каждый человек!.."
      (Доска Объявлений, вроде как из Кины)
     
      Ну и докажите мне, что это не так!
     
      Двадцать восьмое Июля.
     
      Очередная мораль от Спайка (Рассказал в присутствии Баффи и К*, за что его заново невзлюбили. С чего, спрашивается?) Итак... "на крыше пятиэтажки сидели две девочки - хорошая и плохая. И плевали в прохожих. Хорошая девочка попала 5 раз, а плохая - 3 раза. Так Добро опять победило Зло"
      А вот Эдуарду понравилось. Ему Мария пересказала, так он долго смеялся заразительным смехом миляги Теда Форрестера. В конечном итоге и Мария расхохоталась. А Питер Пэн на ближайшем облаке просиял и сыграл "в ладушки" с Динь. В это же время Винтик и Шпунтик заканчивали монтаж электронного табло-тотализатора. Щит был украшен трехмерными фотографиями виновников спора, перечнем личных заслуг и навыков. Шансовое окошечко Эдуарда вписывалось в яблочко мишени, а Спайк, наверно, всю ночь думал, потому что одизайнерся разбитым сердцем, болтающимся на вензеле BS.
      Баффи об этом еще узнает. Нет, Мария еще не решила, на кого поставить. Пока она думает, я спокойно вернусь к личным делам. У меня и такие есть, оказывается! Например, к Фармазону сгонять....
      О-па! Марии сказочно повезло. Не пришлось переживать из-за выбора. Вернулся от Шефа Мик Теодор Макс Урри, сердечно пообнимался с Эдуардом, подмигнул Спайку и заявил, что как бывший патриот 23-его, из уважения к Повелительнице Тьмы, сделает ставку на Спайка Кровавого. Он король Олени и имеет право первым открыть торги! Мария пожала мраморно-холодную вампирью руку и испытывая предательскую дрожь в коленках внесла точно такую же сумму за Эдуарда. Плюс еще один цент, как моральная компенсация за то, что Урри её опередил. Почему-то именно этот цент очень насмешил Спайка. А изящный дон Исидро отвесил королеве изысканнейший поклон и сокрушенно (с намеком на язвительность) констатировал:
      - Ваше Величество загнали меня в угол. Как ваш фаворит я обязан поддержать вашу ставку и проголосовать за Охотника на вампиров (!) Но как глава ПСБ и... Мастер должен отдать предпочтение Спайку. Он мой подчиненный и друг. Как прикажете поступить? Очень я не люблю двусмысленных положений... - последняя фраза тихо прошелестела... И Мария могла поклясться - это была настоящая угроза, произнесенная безупречно вежливым тоном лучшего придворного Филиппа 1.
      В который раз Марию зазнобило. Как хорошо, что хоть сегодня Урри был рядом! Любимец Стампа встал рядом с Исидро, и как бы его глазами оглядел претендентов на победу. Пружинисто покачался с пятки на носок... Король Олени был веселым парнем, но бывшим двадцатьтретьевцем. Вот, значит, Урри поулыбался секунды три и выдал: это как ночной фаворит моей жены вы должны радеть за Спайка, но он - присягал Эвелине! Повелительнице Тьмы! А вы ведь против ее покровительства?
      Лорд Исидро согласно наклонил голову. Так осторожно и легко, что ни один волосок на его голове не дрогнул.
      - Вот вам и ответ. Выберете себе Смерть или в крайнем случае подкиньте монетку. У меня как раз завалялся лишний доллар... Ловите! - и Урри метнул монету в ладонь Исидро с объявлением: "Орел - Тед, решка- Спайк!" Дон Симон неуловимо быстро её поймал... и в то же мгновение доллар взлетел в воздух. Деньга оказалась, блин, серебряной! И у вампира просто не осталось выбора. А он может и не собирался бросать жребий! Монета сверкнула... и разлетелась на кучу серебряных брызг!!! Это Эдуард решил внести и свое мнение, выхватил пистолет и всех заставил себя уважать. Спайк преувеличенно благодарно поклонился. Лидеры зааплодировали. Старейший вампир Европы принял соломоново решение:
      - Я ставлю на Эдуарда, потому что он - профессионал... и думаю, Спайка он в конце концов достанет... и на самого Спайка на то, что даром мистеру Форрестеру это не пройдет и легко не будет!
      Ух, ты! До сих пор такой вариант никто не предусмотрел. Мгновенно ставки получили дополнительный стимул: теперь уже не просто противопоставляли вампира Охотнику, но и бились об заклад - сколько шрамов в душе или на теле появится у них к концу Охоты. Ну, и разумеется, как из-под земли выросла толпа поклонников. Наперебой стали предлагать свои услуги: Эдуарду - в поимке Спайка (а потом все вместе придумаем, чему он больше всего не порадуется. Заодно лишний торт у Иржика выбьем!) другие сочувствующие взялись помогать Спайку. "Мало просто не дать себя изловить. Надо сделать это весело и эффектно!" - заявил Буба Касторский и для первоначального настроения пошел к Большой Кукушке. Выбрать подходящую напутствующую мелодию....
      - Приходит срок - и вместе с ним
      Приходит страх, озноб и жар,
      Восторг и власть.
      Азарт и нежность, гнев и боль -
      В один костер, в один пожар -
      Что за напасть?!
     
      ...- Трепать языком не люблю.
      Всю жизнь - начеку и на взводе.
      Найду. Догоню. Застрелю.
      И морду повешу при входе!!!
     
      Спайк в последний раз коротко поклонился Эдуарду, словно партнеру на татами и исчез со сказочной быстротой.
     
      "Вчера я был в ударе и даже не в одном!.."
      (из реплик Спайка)
     
      Первое Августа - Месяца Лесной Учебы.
     
      Где интересней всего играть? Там, где нельзя! А если нельзя, но очень хочется, то что? То - можно! Ну, а где больше всего нельзя нарушать порядок в последнее время? На границе! На той, которую неусыпно оберегают заставы Тимура и Мишки Квакина. С утра пораньше, до восхода жаркого августовского солнца, в королевском саду было людно и оживленно. Разбивались на партии, строились колоннами, индейскими цепочками и неорганизованными ватагами. Разбирались с компасами и сух.пайками. Определенной цели еще ни у кого не было. К индейцам, в строгую, суровую, хоть и справедливую опеку, в этот раз не хотелось. Поэтому мы сначала доберемся до тайги, рассредоточимся, а там посмотрим и решим. Гениальный план, верно?
      Но, конечно, в лес бегут не все. Полтора дня назад поварята Иржика уснули не раздеваясь. Два параллельных заказа и оба - в строгой тайне друг от друга!
      ТортN1. "Полярная ночь" Черно-белый шоколад, ярко-красная джемовая прослойка, нежное суфле цвета кофе со сливками. Если честно - объедение! А на закуску - помидорная пицца, помидорный салат и баранина в помидорах с красным перцем. (Баранина - это такой тонкий намек на текст из Аниты Блейк. К её журнале "Аниматор" писали о женщине (достаточно злобной), поднятой из мертвых, которая прожила в отличии от других живых мертвецов-зомби довольно долго, питаясь исключительно сырой бараниной) То-есть, этот ужин готовился с учетом того, что Спайк будет на нем присутствовать. Что касается второго варианта, то там было всё просто, без затей.
      Фруктовый сочный кекс, политый черничным вареньем цвета запекшейся крови, текила, маисовые лепешки, острый-острый кетчуп и резкое ткемали, щедро покрывающее отменно прожаренный бифштекс из техасских трехлеток. (Со стороны выглядело как зеленая гниль на заветревшемся мясе. А кунжутные зернышки походили на личинок...) Этим набором решено было накормить сторонников Эдуарда и его самого, конечно.
      Живописный беспорядок в 66 секторе. Среди порванных матов, размочаленных канатов и хромых козлов навалены рюкзаки, спортивные сумки и ватсоновские саквояжи. С брусьев свисают шерстяные одеяла. На полу разбросаны удочки, тапочки, разношенные кроссовки и выгоревшие палатки. Двухместные. Остальную площадь занимают хозяин территории, его гости и его одежда, типа майки-брюки да плащи.
      Собравшиеся цедят томатный сок, самые отчаянные кунают сухари в малиновый сироп капитана Крокуса, а Спайк томно посасывает очередную крысу.
      Аурик с Тринадцатым пихают в джинсовый баул предметы первой необходимости.
     -- Уйдешь в подполье. Сщас научим уменьшающему заклинанию. Затаишься в моей норе. Или можешь провалиться к Тринадцатому. Правда, у них жарковато, но если регулярно менять лед в котле...
     -- Что я забыл в Преисподней?
     -- Перекантуешься пару недель. Эдуард тебя не найдет, мы выиграем пари и ты рассмеешься ему в лицо!
     -- Хорошо бы, можно сказать, мечтаю об этом... но смеется хорошо тот, кто первым стреляет. И вообще, с какого перепугу прятаться надо мне? Пусть у Форрестера поджилки трясутся!
     -- Пожалуйся Истребительнице! Раз ты её любишь, пусть сама и убивает, если захочет. А не позволяет издеваться над тобой заезжим гастролерам!
     -- А если они скооперируются... Дон та-акими красками расписала первомайское приключение...
     -- Но откуда ей знать, что ты приложил к этому руку?
     -- Как будто у них есть другие кандидаты на подозрение?!
     -- Хм... кхм... если заманить Эдуарда на Остров, убедить, что это - Остров доктора Морро, а потом его оттуда спасти? Ему придется быть тебе благодарным и признать поражение!
     -- Хороший план... а Эдуард в курсе, кто такой доктор Морро?
     -- Да кто его знает...
     -- Вот именно! Эй, люди, хватит копаться в моих вещах! Мне после вас месяц убираться придется!
     
      Через два-три квартала в противоположную сторону. Обычный каминный зал с телевизором на стене, самодельными ковриками на полу, охотничьими прибамбасами на стенах. На журнальном столике в виде запчастей разложен мини-арсенал, а проклятие всех монстров смазывает, протирает и собирает смертельные игрушки. Если у Спайка посетителям нравилось шарахаться от скрадывающих углы теней, то Эдуарда потчевали дневным освещением. Поэтому сам камин был темным и холодным. Яркому электрическому свету живой огонь без надобности. Собравшиеся единомышленники просматривали щедро иллюстрированные брошюры и журналы типа "Глобуса" и "Вокруг света". Изредка вопрошая гостя:
     -- Эд, а здесь ты был? Серьезно? И что?
     -- Сейчас там безопасно. На какое-то время.
     -- На какое-то? Интересно, на какое же?
     -- Пока там нет меня! - невозмутимо отвечает Эдуард и щелкает затвором, проверяя качество сборки. Лицо - нейтральней некуда. И присутствующие очень захотели считать его слова шуткой. На всякий случай решили поскорей отвлечь от убийственных воспоминаний:
     -- Вы уже знаете, как будете разбираться со Спайком?
     -- Практически я уже решил предоставить ему право первого укуса, - мягко объявил Эдуард, любуясь сиянием серебряной финки с осиновой рукояткой.
      Лидеры чуть со стульев не попадали:
     -- Чего?! Вы хотите, чтоб вас грызанул вампир? Но...
     -- Тогда я проиграю? Ну-у... не думаю... Я сказал Спайку: "Попробуй!", так? Вот пусть и попробует. А вы думали, я буду задыхаясь гоняться за Спайком по всему королевству вам на радость?
      Лидеры потупились. Именно так они и думали. Лопотухин решил уточнить ситуацию:
     -- Короче, вы ловите Спайка на живую? Он начинает вас кусать, тут-то вы и... гм... а вдруг не успеете?
     -- Кто не рискует...
     -- Тот спит спокойно! - безапелляционно гаркнул Макар Гусев, - верно, Сыроега?
      Сергей, которому Гусев так дружески хлопнул по спине, что та аж загудела, хотел скривиться, но вовремя опомнился. Принял независимый вид и спокойным-спокойным ясным взором уставился на обидчика. Макар догадался смутиться и слегка покраснеть:
     -- Эл, ты, что ли? Извини, обознался... Вы б с Сыроегой хоть прически поменяли, что ли? И как вас только Майка с Элей не путают?
      Элек-Сыроежкин равнодушно отвернулся - мол, это твои проблемы, - и обратился к Эдуарду:
     -- Спайк теперь весь сон растерял. Меняет уже шестую точку отдыха, и все равно нервничает. Если вы будете спокойно ждать, когда вас укусят, а он будет бегать кругами, как же вы встретитесь?
     -- Случайно! Такой вариант вас устроит?
     -- Но королевство большое, а дворец - вообще сплошные закоулки! Ваше "случайно" лет на 200 растянется! А мы на две недели спорили!
     -- Вы забыли, что все лучшие случайности готовят заранее. Куда б ваш Возмутитель Спокойствия не слинял, об Истребительнице он не забудет. В свободное от работы время я люблю пополнять свои знания о монстрах, это помогает их убивать. А у Наставника Баффи Саммерс отличная библиотека! У Спайка не будет выхода! - Эдуард аккуратно уложил в сумку последний ствол и занялся вымачиванием серебряной гарроты в святой воде. Лидеры переглянулись и как можно незаметней потянулись на выход. В эту ночь ставки "Тед против Вилли" скакали, кк наскипидаренные опоссумы.
      Через сутки. Покои королевы. Почти полдень.
     -- Вот это да-а?! Спайк, как ты на ногах держишься?
     -- Спать боюсь! Вампиры не видят снов в человеческом понимании, но мне все время мерещится Эдуард и напалмовый многоствольник в его руках! К тебе еле дотащился, но я вторые сутки на ногах и должен хоть немного отключиться. Ты ведь не позволишь ему убить меня на твоих глазах?
     -- Нет, конечно. Забирайся в кровать, я опущу полог и закрою ставни. Кондиционер включить?
     -- Премного благодарен. Уф-ф... хорошо... О, и свинка имеется? Мария, ты - совершенство! (Хрусь! Чавк! Ум-ням-ням-чавк!) И отрубился.
      Мария получше затемнила спальню, даже силовое поле за окна выпустила и вышла в гостиную. Где пробыла в одиночестве ровно полторы секунды.
     -- Получите, распишитесь! - недовольный Данька Шусь поддерживал (чтоб не сбежал, не иначе!) стиснувшего зубы охотника за скальпами, то бишь неотразимого Эдуарда. Мария посторонилась, Неуловимый сопроводил задержанного до ближайшего стула, козырнул и ушел. Его отношение к случившемуся расшифровывалось однозначно: "Безобразие на безобразии. Форменное безобразие!"
      Королева осторожно, на всякий случай не делая резких движений, подошла к посетителю:
     -- Что с вами?
     -- Несчастный случай. У вас аптечка найдется?
     -- Боже мой, вы ранены? Спайк?!
     -- Не могу сказать "да". Но и отрицать под присягой не буду.
     -- Ни-че-го не понимаю! Э, нет, стойте... Я помогу, сами вы не справитесь. Ух, ты...
      Ещё бы, не ух! Из плеча едва высовывался кончик осинового болта для арбалета. Оказалось. Эдуард подстрелил... сам себя...
     -- Не может быть... Да, кстати, или делаем общий наркоз, или придется потерпеть, пока всё не вытащим. Гитчи Маниту... вы его даже не шлифовали?! Почему?
     -- У вампиров остаются занозы и даже выдернув кол, они могут погибнуть. Осина их не любит.
     -- Х-ха, вот уж действительно - роешь другому яму, рой со всеми удобствами... Еще пара секунд, последние щепочки выманим... Всё! Можете расслабиться. Боль сейчас уйдет. Выпить хотите?
     -- Да, пожалуйста.
     -- А потом ложитесь и постарайтесь заснуть. Если будете бегать с колотой раной - свалитесь от лихорадки. Значит, вы зарядили арбалет, а потом неведомая сила заставила вас перевернуть оружие и полюбоваться кончиком стрелы... и тут лопнула пружина... Вот предусмотрительная зараза!!!
      Эдуард удивленно поднял бровь.
     -- Да я о Спайке. Он прибежал ко мне за пять минут до вас, напросился на Защиту и заснул! Сядьте! Раз вы оба здесь, на сегодня объявляю свои апартаменты нейтральной территорией. Спайк за милую душу полакомится раненым охотником, совести в нем ни на йоту. Но не здесь! Нет, какой проходимец! Если б он заикнулся, что подстрелил вас - я бы его на порог не пустила... а он...
     -- Мария, вы хотите сказать, что Спайк - очень сильный Мастер? И смог так залезть в мои мозги, что я ничего не почувствовал?
     -- Вот вы и догадались о том, чего Спайк боялся. Он ведь сильный Мастер, порядочно сильный, но ох как это скрывает! Зачастую ему легче быть битым, чем разметать противника по углам...
     -- Почему?
     -- Кто поймет это проклятье Истребительниц?! Думаете, мне не любопытно? Если узнаете, что заставляет Спайка сдерживаться - скажите и мне тоже. Буду очень благодарна... А теперь глотайте обеззараживающее и - спать! Спайка вы сегодня не изведете, но и он вас не тронет. По-моему, выгодное соглашение.
     -- На сегодня, ваше величество. Только на сегодня!
     -- И на том спасибо. Спокойного сна, мистер Форрестер.
     
      Пятое Августа...
     
      "Глаза бывают разноцветными. Для одного
      глаза - один цвет, для другого - второй, а
      для третьего - четвертый..."
      (чудом сохранившаяся тетрадка по биологии)
     
      Эдуард поправился и ходит, увешанный оружием по уши. Нет, на виду ничего не висит, но он никогда не ходит без оружия, значит, точно оно где-то на нем есть. Без лихорадки, правда, не обошлось. Кто ж ему даст спокойно выспаться! Сторонники Проклятия Истребительниц завалились к Марии праздновать "первую кровь" и подняли такой гам, что снотворные заклинания разбились вдребезги, а Эдуард проснулся. Ведь не будет же он лежать, когда все вокруг шумно обсуждают его шансы на выживание и делают новые ставки! Те кто играл за Спайка частично уже наварились. Потому что спорили еще и на то - кто кого достанет первым. Раз по наводке Спайка Эдуард спустил курок - значит половина выигрыша в кармане. Но поклонники страшного охотника за нежитью не унывают. И даже увеличивают пари. Две недели еще не прошли, посмотрим, кому больше достанется!
      К вечеру из спальни выполз виновник торжества. Бессовестно послал Теду воздушный поцелуй и занял противоположный конец стола. Выспавшийся вампир выудил из кармана крысу, когтями вспорол ей горло, выжал в бокал. Приправил красным перцем, солью, разбавил сывороткой и выпил... Не торопясь, смакуя каждый глоток. К тому времени, как подали горячее, места за столом оказались вперемешку занятыми сочувствующими как Эдуарду, так и Спайку в равной степени. Разговор сделался общим, с каждым новым блюдом и бокалом оживление нарастало.
      Оркестр Пыпина музицировал по очереди с "Лос-Вампиросами". Получалось мило и с понятием.
      ... Тем кабальеро знаменит,
      что смело обнажает шпагу,
      когда мятежная отвага
      честь защищать ему велит...
      ...Ну что ж! Я не боюсь его.
      Иная радость мне открылась.
      Ведь не осталось ничего,
      Как только желтый тлен и сырость...
      ... Я уж решил: миновала беда,
      и удалось отвертеться...
      но с неба свалилась шальная звезда
      прямо под сердце...
      ...Хочу тоску преодолеть.
      Надеюсь, что преодолею.
      А ну-ка, Смерть! Не сметь! Не сметь!
      Не сметь садиться мне на шею!
      ... Любили его тайно
      охотник тот не знал,
      что жизнь его разбита
      и он совсем пропал...
      ... Он с утра сидит в буфете,
      мечет молнии и громы:
      "О, как ярко солнце светит
      у меня в Кентукки дома!"
      ... Я его фигурку смерил оком,
      и, когда он объявил мне шах,
      обнажил я бицепс ненароком,
      даже снял для верности пиджак...
      ... Не бойся козней Сатаны,
      коль Рыцарь Молодой Луны
      встать на пути твоем посмеет...
     
      Разгоряченный не первой уже Кровавой Мэри, Спайк давно сбросил плащ, разорвал на себе футболку и красуясь рельефно-бледным торсом приставал ко всем подряд с арм-рестлингом. Для начала он нарвался на Арлекина. Задиристый не меньше Спайка клетчатый шут с готовностью поставил локоть на стол, сцепил обветренную ладонь с узкими ледяными пальцами вампира... Гонг! Глаза Арлекина округлились от удивления, он подскочил на месте и изумленно заорал:
     -- Баффи!!! Сколько лет! Смотри, сщас я Спайка побежду! Победю... положу на фиг!
      Спайк круто повернулся, теряя концентрацию, и уже не дыша от желания видеть Истребительницу... рука у него дрогнула... и Арлекин звонко припечатал её к столу! Победа! Один-ноль в пользу человека! Спайк от досады влил в себя очередную дозу спиртного (надо ли говорить, что никакой Баффи за его спиной в тот момент не стояло!) и схватил за рукав Уленшпигеля.
     -- А тебе слабо со мной... по-честному?
     -- По честному - это на равных, что ль? - уточнил Уленшпигель и радостно согласился: идем! Давай пять!
      Одной рукой он впился в руку вампира, а другой ловко бросил в рот щепоть белого порошка... Зрачки у Тиля расширились, стали бездонно-черными и со стороны очень похожими на непроглядно-темные зыркалки Спайка. Лицо у Тиля побледнело, заострилось, мышцы и вены на руке вздулись и закаменели... несколько томительных мгновений нечеловеческая сила ночного убийцы боролась с достойным соперником, а потом Тиль, теряя силы, чуть наклонился вперед (сдаваться ой, как не хотелось! Все следили за ними, затаив дыхание)... ворот рубашки разъехался... и прямо в глаза вампиру полыхнул освященный крест! Спайк взвыл от неожиданности, локоть соскользнул и его повторно обыграли! На этот раз ловкий проходимец Уленшпигель, а не бродячий комедиант, но все равно обидно. Досадно, блин... А, ладно! - махнул уже нывшей рукой Спайк, хлебнул коньяка из горлышка и узрел следующую жертву. То-есть, так окружающие подумали и ошиблись. Мастера Вампиров посетила светлая мысль (она же - белая горячка - хмыкают скептики-очевидцы). Давно порядком нализавшийся, а теперь еще и получивший достойный отпор, монстр вдруг воспылал братской любовью ко всем окружающим. И чуть ли не по головам стал пробираться к не менее набравшемуся Эдуарду.
     -- Эх, народец нынче хилый,
      Драться с этими людьми?!
      Мне помериться бы силой...
      С чертом, черт меня возьми!" - очень к месту врезал оркестр Пыпина.
      Спайк злобно зыркнул на него, но смолчал. Эдуард заинтересованно сдвинул шляпу на затылок. Незаметно проверяя, на месте ли гаррота. Но намерения у Спайка были самые дружественные. Не выпуская из рук бутылки, он облапил симпатягу Теда Форрестера, вопя всякую чушь. Навроде: "Я т-тя уважаю. Ты это... ты - того... вот... ва-аще, значит, ага! К-р-роче, ты м-м-меня уваж-жаешь? О-о-о! Я пль-щен... Я - и Смерть... х-хы... как ландграф... умор-р-ра... а давай на брудершафт? А? (удивительно, но трудное слово вдрызг пьяный Спайк произнес четко без запинки. Лишь зрачки стали вертикальными и глаза полыхнули зеленым огнем.) - Я т-тя так уваж-жаю... правильный ты парень, точно говорю... Пей!
      Зря вы мне не верите! Да, Эдуард никогда не напивался перед лицом опасности! В обычной жизни. А в первом королевстве, под правильного тамаду, и бесконечные тосты... некий Шурик тоже не пил. А чем кончилось? Вот то-то. Короче, Теду стало "жалко птичку" (в смысле, "от меня не убудет, а собутыльник успокоится) и он принял предложенный брудершафт! Переплелись руки, звякнули-булькнули-опустели стаканы... Откуда было человеку знать, КАК пьют на брудершафт вампиры! Когда дошло, было поздно. Спайк рванул повязку на плече и припал к ране. Заурчал, вскрывая тонкий рубец, с наслаждением троекратно затянулся...
     -- Юный друг, в бою открытом
      Защитить готовься честь!
      И оружием забытым
      Соверши святую месть!.. - откровенно насмешливо пропел оркестр-хулиган и растворился...
      Ужас Саннидейла под удивленными взглядами Лидеров, Эдуарда, Марии и даже Баффи (пришла все таки!) катался колобком по всей гостиной, сшибая мебель и ломая стулья. Подломились ножки у стола, посуда красиво поехала и классно шмякнулась на пол. Спайк мгновенно украсился пятнами соуса, кусками пиццы, сыра, пирожных и жареного соломкой картофеля. Никто ничего не понимал, Тед прижал кусок занавески к кровоточащей ране, а корчащийся, кашляющий, отплевывающийся, задыхающийся противник рычал и матерился так искусно, что раскраснелся даже сверхневозмутимый ПСИП Иванов-Баранкин.
      Первой в ситуацию врубилась королева и издала нервный сдавленный смешок. Вторым расхохотался Уленшпигель... а потом Лидеры впервые услышали насколько заразительно может смеяться страшный и смертельно опасный Эдуард.
     -- Никогда не думал... - голос у Теда срывался, и он смахивал слезы радости, - что... буду... так... радоваться... ой... не могу... буду радоваться укусу... вампира!!! Дженльмены... леди... он меня... ПОПРОБОВАЛ!!! ... Боже... КАК смешно... у-у-у... - и Эдуард в изнеможении сполз по стеночке... Всё еще согнутый в три погибели Спайк шарахнулся от него на четвереньках.
     -- - Да-а, веселая история! - прокомментировал Яшка-Цыган. Но сам оставался деланно-серьезен. - Придется объявить ничью!
     -- Типа "победила дружба"? Зашибиться и не жить с такой дружбой!
     -- Ну, так некоторые и не живут... а вот, вишь, тока ползают... - Гек Финн кивнул на бедного вампира... Страдающий от боли, жара, тошноты и нелепого положения Спайк мутными глазами посмотрел на Баффи, на Марию, дополз до стенки, у которой отдыхал Эдуард и... хрипло рассмеявшись, хлопнул его по колену:
     -- - Вы победили! По коварству вам не будет равных среди всех моих знакомых вампиров! Эд, вы достойны своего прозвища! Две недели! Мы собирались гоняться друг за другом две недели!.. А вы справились за два дня... Вы - профессионал! Всем закажу, чтоб с вами не связывались! Мистер Форрестер, я уважаю людей, которые могут поставить меня на место. Все знают, вы ненавидите монстров, но за вас я умру. И... кстати, раз уж я отхлебнул из плеча... перехожу на "ты". Не унывай, Тед, теперь я - твой друг.
     -- Всю жизнь мечтал, - добродушно буркнул Эдуард и обратился к королеве (ну, хоть кто-то наконец догадался!) - вас что-то не устраивает, Мария?
      Мария обвела сапфировым взглядом разгромленные покои.
     -- Рада, что вы заметили, господа. Но когда ты, Спайк, выцыганил мою защиту, а вам, Эдуард, сделали перевязку, я объявила свою территорию нейтральной! Получается, вы нарушили соглашение и игра продолжается! Выигрыш недействителен!
      Фея довольно усмехнулась. Лидеры помрачнели. Эдуард придал лицу знаменитое безмятежное выражение и светлым, теплым голосом произнес:
     -- Спайк укусил меня в две минуты первого. Ваша нейтральность была объявлена на "сегодня", то-есть, вчера. А на брудершафт мы выпили получается уже сегодня. По вашему - завтра. Короче, делите все ставки пополам и тащите святую воду. Посмотрим, могу ли я ругаться лучше Спайка!
      Мария махнула рукой на двух ненормальных и пошла вызывать Арамиса. Лидеры поспешно восстанавливали гостиную. Заносили дополнительные стулья и лавки, готовились созерцать шоу "зачистка вампирьего укуса". Если Эдуард и был обеспокоен большим количеством зрителей, он и виду не подал. А шипеть и ругаться он, оказывается, тоже здорово умеет. И не только на тролльем.
      Что? Вы до сих пор не поняли, что случилось? Спайк и вполовину не был так пьян, как показывал! Про брудершафт он придумал и укусил Эдуарда в уже простреленное арбалетом плечо умышленно... Он же Мастер Боли. Вскрыть едва затянувшуюся рану - большой соблазн. Если б он хоть на минуту задумался, что это за рана?! Болт-то был осиновый! И освященный! А королева Теду еще в качестве антибиотика нитрат серебра вколола! Двойной шок! Бедняга как хлебнул, не глядя... Вот Эдуард и отмстил, не убивая... Будь Спайк помоложе - вообще загнулся бы от такого коктейля. Знаете, что меня смущает? А не сам ли Эд себя подстрелил? Ну, чтоб подманить Спайка? Вампир, когда явился к Марии, еле на ногах держался, какие там игры с чужим сознанием! Вот вы как думаете?
      Но проблемы с Эдуардом на этом не закончились. Он-то ведь до сих пор никому не сказал, почему сбежал из Санта-Фе, и от обожаемой Донны с детьми. Побыл-то всего ничего с ними. Непонятно и подозрительно. Ладно, подлечится - выпытаем.
     
     
      "Солнечные часы показывали полночь..."
      (парадокс. Но клёвый)
     
      Февраль. Разгар Серьезной Учебы. Ужас...
     
      Омлет сейчас пригорит. А кофе зальет спиртовку. Лидеровский "Блик" на левом запястье устал мигать индикатором общего вызова и переключился на индивидуальный нагрев. Через полминуты он может раскочегариться до 60*. Ну, и т.д. Любимая кассета отыграла до точки и обратно, магнитофон шипел вхолостую, а Собака Баскервилей на пару с великолепным Bell вытягивала шнурки из кроссовок. Кроссовки были на ногах у Алика, но прикрикнуть на собак он не мог. Ему было лень. Просто, элементарно, лень. Внезапно охватила Детектива стойкая пофиговость ко всему на свете.
      "Там хорошо, где нас нет. Вам хорошо?
      Тогда мы идем к вам!"
     -- ?!
     -- "Всадник может быть без головы. Лошадь себе такого позволить не может" - по собственной инициативе засветил на экране Кровавый Пес. Бывало, что дефектный компьютер включался самопроизвольно и тогда нужно было готовиться к любому сюрпризу. Некоторое время Алик меланхолично перечитывал надпись. Думать, с какого вдруг она появилась было лень. "Блик" стал ядовито-оранжевого цвета и по руке будто крапивой хлестнули. Если немедленно не обратить внимание, можно и ожог заработать. Деткин тряхнул рукой, но браслет как приклеился. Мальчишка постарался сфокусировать глаза на Собаке Баскервилей, тыча ей в морду горячий "Блик":
     -- Баскервилька, фас!
      Величиной с кулак чуткий нос понюхал, что ему предлагали. Колбасой не пахло. Собака обиженно чихнула и отвернулась. Потрошить кроссовок интересней. Гордившийся своим умением делать правильные логические выводы, Детектив понял, что Ежи Лец был прав. "В трудные времена не уходи в себя - там найдут обязательно". Вот, значит, и его достали. Алик нажал ответную кнопку и вяло осведомился: "Кто там?"
      Браслет скрипнул и остыл. Через пару минут в дверь требовательно постучали. И проорали:
     -- Откройте, мы из ЧК!
     -- Чем докажешь? - мгновенно заинтересовался Детектив.
     -- Открой - увидишь!
     -- Ни за что! Односложным фразам и попугая можно выучить! А вдруг вы - Нелюди?
     -- Что-о-о???
     -- Например, захватчики-инопланетяне... с Альфы-Центавра!
     -- Откуда?! С Альфы-Центавра?!! Как наша директрисса? Ну, Председатель, мы тебе сочувствуем. В разгар Серьезной Учебы ляпнуть, что руководство школы - злобные монстры-террористы... Это зашибись... Если Зет на месте тебя в порошок не сотрет, на экзаменах точно бедный будешь!
     -- Но вы же никому не скажете!
     -- Открывай, договоримся!
     -- А кто там?
     -- Тьфу, черт!
     -- Кто-о? Фармазон?! Не верю! Я его в жизни не видел!
     -- Его никто не видел. Но все наслышаны. Но мы - не Фармазон. Алик, не бузи. Честное комсомольское, из ЧК, без обману!
     -- Ну, допустим. А кто?
     -- Вот, зараза...
     -- Приятно познакомиться, я - Алик. Но открыть не могу. Во-первых, у меня нет знакомых - зараз, во-вторых, я незнакомым дверь не открываю, потому что у меня Баскервилька голодная, съест неизвестно что - потом живот болеть будет. А в-третьих, я занят.
     -- Чем ты там можешь быть занят?!
     -- Как - чем?! А с вами кто разговаривает? Автоответчик?
     -- То-есть, ты не открываешь, потому что занят беседой с нами?
     -- Выходит, так.
     -- Ни фига себе... И что теперь делать?
     -- А приходите завтра!
     -- Чтоб ты озвучил рекламу на "Русском радио"? "Я говорил - завтра, а вы все время сегодня приходите!"? Да?
     -- Почему бы и нет! Во всяком случае, я попытался.
     -- Деткин, а ты не мог бы "попытаться" открыть дверь?
     -- Не мог. Бы.
     -- Почему?!
     -- Говорят: "попытка - не пытка". А вдруг все ошибаются?
     -- Один ты умный?
     -- Обратное не доказано.
      За дверью вздохнули и безнадежно уточнили:
     -- Так не откроешь?
     -- Вот еще! Давно б уже кофе пили, если б попросили правильно! (У Председателя сменилось настроение. Стало любопытно - раз до сих пор на него не плюнули, значит, точно, очень надо)
      В коридоре послышался звучный шлепок, словно ладонью по лбу.
     -- Твою дивизию... Алик, товарищ, дорогой, открой ПОЖАЛУЙСТА!!! О-ох... с-спасибо... Боялся - не успеешь... - прошептал Цыганков, цепляясь за косяк и укладываясь на порог.
     -- Святые Хранители, клянусь Холмсом - я думал, вы всей бригадой явились! А то я не знаю, что бывает в полпервого ночи после возгласа: "Мы из ЧК!"
     -- Ну... извини... - прохрипел Неуловимый, вползая на кровать и со стоном на ней вытягиваясь. Баскервилька рыкнула для порядка, и сочувственно лизнула гостя в щеку горячим языком. Очень быстро, пока отпрыск Баскервильки, белоснежный Bell не решил попробовать посетителя на вкус. Детектив выбросил в коридор две палки колбасы и захлопнул за животными двери. Яшка вздохнул посвободнее, Алик смог как следует удивиться.
     -- Ну. Цыган, ты даешь... Где тебя так и что будем делать?
     -- Мало ли где и ни черта я не собираюсь делать! Пока не высплюсь. И не наемся. Спокойного сна, Детектив! - и заснул. Крепко-крепко. Друг, назыается! Лидер высшей категории с издевательскими замашками! Спит, как ни в чем не бывало, а несчастный Председатель "Шнырлицев" до утра ворочался, снедаемый любопытством. Умылся, оделся и напился кофе с первыми петухами. А стойкий Неуловимый дрых до обеда. "Кукареку!" на его голову! Вот именно. Ку-ка-ре-ку!!! Чтоб ему петух Ивашова приснился!
      Цыган спал так долго, что Алик успел остыть, вспомнить. Что в детективой работе главное - терпение, а не только наблюдательность. И еще - хорошая память! Последними словами у Яшки было: "И не наемся!" Значит, как проснется - кормить надо быстро и вкусно. А вкусно - это к Иржику.
      Чтобы окончательно определиться, обстоятельный Детектив присел на краешек кровати и засветил записную книжку "Блика". Он туда вкачивал наиболее поразившие его цитаты. Иногда выписки помогали принять верное решение. На днях он перечел Джорджа Щербаненко. Его привлекло несоответствие имени и фамилии. И сама книга оказалась поучительной. Теперь обывательскую Италию он представлял себе лучше, чем после всего "Спрута". Вот что он выписал:
      "Рассказывать о жизни человека - это ли не молитва?"
      "Какой смысл ловить дракона? А какой смысл его убивать? Но можно ли оставлять его в живых?"
      Какой смысл... вот так... как у "Розы Экклезиаста" : "Если вы с ТАКОЙ религией еще живы... значит, жить действительно стоит!" Правильно? Ладно, это Хроники, а не философский трактат, и будьте любезны, мистер Председатель, описывать конкретные действия, точно и без лишних рассусоливаний. Вам же не построчно платят. Платят... ха! Кто б лишней бутылочкой колалоки угостил! Так не дождешься.
      Всё-всё, побежал! Тем более, что и Баскервилька в отдалении призывно завыла.
     
      Гитара, милая!
      Звени, звени!
      Сыграй, цыганка, что-нибудь такое,
      Чтоб я забыл отравленные дни,
      Не знавшие ни ласки, ни покоя...
      До-ро-гой длинною...
      Да ноч-кой лу-ун-ною-у... -
      Проснулся Яшка-Цыган и первым делом взял гитару. Обрадованный его активностью и лучезарным настроением Алик, побежал к Иржику. Невесть почему, к нему лично Иржик относился благосклонно. Выделил корзину с тремя бутылками контрабандной колалоки, которую не смог обнаружить сам Бел Амор (!), жареную курицу и свежий тминный хлеб. Чай Яшка заварил сам. Морщась и охая от боли, но - сам.
      Цыганкову - чай с лимоном, Детективу - любимая красная кружка с растворимым кофе. А за окном шел дождь и первый час ночи. Повязка на голове опять промокла. Крови стало поменьше, но лоб Яшка рассек капитально. И на правый бок ощутимо кренился. Еще у него были абсолютно сплошь сине-фиолетовые бедра, сбитые локти и колени, ноющая боль в ребрах, припухший нос, и блестящая золотая серьга полумесяцем. Этой никогда ничего не делалось. Раненый сначала смолотил полкурицы, потом, за стаканом чая (с наркомовскими 100 граммами) разговорился:
     -- Я упал с лошади. Не понимаешь? Алик, я цыган... Поэтому я ТОЖЕ НЕ ПОНИМАЮ, как я мог упасть с коня!
     -- А ребята что говорят?
     -- Я несся первым. Перелесок, узкая тропинка, я свернул... - и трах! - прокатило, приложило, подбросило...
     -- Что дальше было?
     -- Не помню.
     -- А за кем вы гнались? И почему вам в штабе не сидится?
     -- Деткин, дорогой, ты в школе шесть уроков с трудом выдерживаешь, а мы в этом чертовом заведении с утра до утра! Бумаг - горы, писанины - руки немеют! Разбираешь дела всякой контры и потихоньку звереешь. Вот и выехали развлечься. Спровоцировали утечку информации о скорой облаве, дали контре собраться в чистом поле и...
     -- - Погоня, погоня, погоня?
     -- А у них не кони оказались - птицы! В-общем, половина на ту сторону ушла.
     -- Через участок новобранцев?
     -- Нет, в 14-е.
     -- В нейтральном ловить нельзя. Упустили?
     -- Да поймаем, куда денутся, в крайнем случае, других наловим. Я с коня упал! В здравом уме и твердой памяти! Позор на мою беловую голову! Понимаешь?
      Алик внимательно разглядывал друга. Неуловимый не напрашивался на комплименты, он действительно страдал.
     -- Яшк, не переживай. Ну, упал. Может, это исключение. А может, так надо было. Такой необычный стратегический маневр.
      Яшка как-то странно поглядел на Шнырлица:
     -- Твоими бы устами...
     -- А вам не кажется, товарищ Цыганков, что в последнее время только вам и достается? Кто еще из Неуловимых пострадал?
     -- Данька щеку ободрал... вроде, всё... Говорю ж - не помню ничего! Даже как у твоей двери оказался - не помню!
      ("Какой знакомый потерь памяти" - подумал подозрительный Детектив. - И от кого я только недавно это слышал? А? Ага...")
     -- На автопилоте приплыл! Вот попался б на глаза королеве - и сейчас бы тебя Сальватор осматривал! Капельницы всякие, кровь на анализ...
      Бесстрашный Цыганков посерел.
     -- Типун тебе на язык, Деткин. Не говори врачам, ладно?
     -- Обижаешь. Еще чаю?
     -- Лучше лимонад. Сто лет колалоки не пробовал.
     -- Вам же выдают!
     -- По бутылке на нос и то сухим пайком.
     -- Это как это??
     -- В штабе не положено распивать буржуазную придумку прожженного бизнесмена. Чтоб Лимонадный Джо за наш счет миллионером становился?! Только в спец.условиях, в полевых, экстремальных - пожалуйста. Типа трофей-стимулятор.
     -- Как сложно.
     -- А когда легко - неинтересно. Но лимонад та-акой вку-усны-ый...
     -- Лимонадный Джо - гений. От колалоки мы все без ума. Значит, ехали вы на лимонад зарабатывать...
     -- Вот я и заработал...
      Алик хлебнул прям из бутылки искристый напиток и просиял:
     -- Цыган, а ведь ты сам во всем виноват. Твоё желание сбылось!
     -- К-какое еще желание?
     -- Ну-ка, вспоминай, когда тебя впервые ранили? - в шинке! И Ксанка тебя перевызывала!
     -- -О-о, Ксанка-а-а... - глаза Цыгана мечтательно заблестели...
     -- Не отвлекайся. Лучше вспомни, чего ты тогда ляпнул: "Всю жизнь ходил бы раненый". Было дело?
     -- Так я ж в смысле Ксанки... чтоб рядом была!
     -- Зато поняли тебя буквально. Большая звезда, наверно, упала. И как? Нравится?
     -- Прав был кто-то: "О, не мечтай! Мечта и сбыться может!" У меня, выходит, она сбылась?..
      Под потолком полыхнул гвардейскими аксельбантами оркестр Пыпина и грянуло: "Не привыкать до первой крови драться,
      Но всё ж, когда пробьют в последний раз часы, -
      Эх, господа, как хочется стреляться
      Среди березок средней полосы!" - ш-ш-ш... - музыкальные хулиганы исчезли, Яшка непечатно кавалерийски выругался. Алик поддержал его традиционным универсальным:
     -- Блин!!!
     -- Точно. Наливай. Чаю и еще по 100 грамм!
     -- Сопьешься, товарищ!
     -- С чего?! Наливай, не строй из себя Пилюлькина!
     -- Какие мы грозные... пей, не жалко. Твоё здоровье! Твоя печень!
     -- За что тебя уважаю - за своевременно сказанный уместный тост! - поблагодарил Цыганков, опрокидывая стакан. Доел лимон, нарезанный тонкими ломтиками, и потребовал:
     -- Быстро, пока я отдохнувший и сытый, докладывай - чего я натворил? У-уй, как больно... - Неуловимый неловко повернулся и аж передернулся. - Наших видел?
      Любопытный Председатель "Шнырлицев" хмыкнул. Он увивался вокруг Неуловимых Мстителей на манер осы у спелого винограда. Тщетно. Раненого отдали (разрешили подлечить, покормить) и варежку захлопнули. Деткин обиделся, о чем другу и сообщил:
     -- Не знаю, Яшк, как ты этого добился, но Ксанка тобой восхищается. Валерий Михайлович Мещеряков таращится с уважительным изумлением и даже суровый Данька выглядит ошеломленным.
     -- М-да-а... Почему я ничего не помню?
     -- Досталось крепко. Не волнуйся, я с Уотсоном консультировался. Он говорит - временная контузия, отдохнешь - память вернется. Оставайся у меня денька на три. Я у входа Баскервильку положу - никто не сунется. А сам ее будку починю, крыша протекает.
     -- До Девоншира далеко, не успеешь.
     -- Твою "Фелиту" возьму. Пусть остальные головы поломают - чего тебе на болотах надо!
     -- Удачи! Не скучай там... Стоп! Лимонад оставь!!!
     
      Будку Деткин починил за полдня, вернулся из промозглой Англии в комфорт теплой комнаты. Яшка безмятежно спал. С гитарой в обнимку.
      Алик включил кофеварку, подключил "БК", разложил ворох листков и блокнотов с кассетами.. сел набирать ответ Леди Лори. Пробуждать русалочью память.
      (если она и дальше будет продолжать все сваливать на плохую память.. как она собирается в Олении существовать?! С такими выбрыками по несознанке можно в такую катавасию вляпаться... не дублеров же ей нанимать, чтоб за нее все помнили!) Ладно, не умеет запоминать - научим. Не хочет... заставим? Алик безудержно разулыбался. Её заставишь... Ха! Ладно. Итак, что у нас стряслось после этой школы...
      А помнишь, как сидели с тобой мы до зари,
      А помнишь, как читали вслух Экзюпери?
      А слова вспомни те, что вслух заучили -
      "Мы в ответе за тех, кого приручили..." -
      (Вот привиделось, как Совесть напевает эту песенку лукавой
      Лорелее, а она хохочет и брызгается на него)
      Чтобы подробно описать всё, что произошло во время общения русалки с Исидро, очень вовремя возникающим в ключевых моментах королем Олении, и даже с некоторыми посланниками Эвелины - потребовался б не один десяток страниц. Алик заранее ужасался тому, что Лорелее придется долго ждать ответа и страдать от любопытства. (хм... а может, - пусть помучается? Авось памятливей в другой раз будет и САМА всё допишет? Хм-хм... голм? Ха!)
      И Деткин мужественно приступил к сцене доставки раненой к начальнику ПСБ.
     -- Как тебя зовут, молчаливый Проводник? - тащилась за неизвестным вампиренышем из последних сил Лорелея, но голосок звучал - кокетливей некуда. Провожатый едва голову в плечи не втянул.
     -- - Стив... Я вампир.
     -- А куда мы идем? Разве не удобней съесть меня здесь? И крови зря много пропадает.
      Вампир вздрогнул и прибавил шагу.
     -- Вам нужна помощь... леди...
     -- Но ты же голоден! Иди сюда, будет вкусно. Ты что... меня боишься?? Но я даже крестика не ношу! Иди... Иди ко мне, скромный мальчик! Я тебя не разочарую! - без умолку болтала Лори. Собственно говоря, несла полную чушь, буквально - что в голову взбредет, лишь бы не молчать. Ей казалось - замолчи она на секунду, отвлекись на свою рану - и хлопнется в обморок. О, все порадуются! Особенно - Совесть. "А я предупреждал!" - самое мягкое, что он ей скажет. И, Фармазон ему повстречайся, прав будет! Как-то не колоссально начинается присутствие в Олении! Лори заставила себя догнать вампиреныша и легонько коснуться его спины. Стив чуть не подпрыгнул.
     -- - Мисс... Леди... Я не питаюсь без приказа Мастера... И мне не нужна ваша кровь... Не настолько... Не приоритет... Пожалуйста, не касайтесь меня, если можете! Мы сейчас придем.
     -- А почему никого не видно? Я думала, в Олении много народу?
     -- Наш коридор. Особый. Чтоб остальные жители не боялись, что мы на них нарвемся. Повеление королевы.
     -- Потому что вы - птенцы? Можете... не удержаться?
     -- На самом деле, достаточно вспомнить Лорда Исидро, чтоб удержаться от чего угодно. Но обычным людям так спокойнее.
     -- Так мы идем к Исидро?!
     -- Конечно.
     -- У-у... а почему не к королеве? А... Спайк сейчас где? Мы с ним не встретимся?
     -- Вот об этом я сейчас и молюсь. Чтоб он вас не увидел. А к королеве сейчас нельзя.
     -- Ты... молишься? Вампир? Как это так? О, какой ты милый... Почему ты всё время отворачиваешься? Я такая страшная?
     -- Вы прекрасны.
     -- А, да ты стесняешься? Как мило... ничего страшного, давай я обниму тебя! Первая! О, а хочешь - поцелую? Тебе уже говорили, что ты - симпатичный?
     -- Мне говорили, что я - инкуб. Я достаточно о вас наслышан, Леди Лорелея! Если вы такая добрая и хотите, чтоб я пережил сегодняшнюю ночь, не заигрывайте со мной. Или вы плохо знаете Мастера Боли?
      На какие-то секунды Лори этим озадачилась, и тут они пришли. Светлая комната (достаточно большие керосиновые лампы), слегка желтоватый, но приятного, словно хороший сыр, оттенка. Лори впервые воочию увидела несравненного идальго... который с огромным вниманием и почтением вслушивался в пересыпанные латынью рассуждения... рыжеволосой худой особы в очках! У ее ног стоял докторский саквояж, в руках леди нервно сжимала новенький журнал (явно медицинский!), шея и запястья - в трехслойных серебряных цепочках, в волосах - острые серебряные заколки-зажимы, серебряные пряжки на модных туфлях... У-у-у! Р-р-р... да это же Лидия! Эта... эта... трупоре--- - дон Симон впервые на ее памяти резко повернул голову и светящиеся янтарные глаза облили холодом и заставили замереть на полумысли непочтительную незнакомку. Прозвучавший следом тихий, шелковый голос, вызывал желание согнуться. Как от порыва ветра:
     -- Кто это?
      Стив едва мог отвечать от ужаса:
     -- Мастер... она была ранена... я подумал... она - Леди.. нужна помощь...
     -- Правильно подумал! - голос ни на йоту не потеплел, но испанец грациозно встал... затемнение - и вот он уже галантно указывает ей на удобное кресло. - Располагайтесь, пожалуйста...Леди Эшер... как вы думаете... данный случай в вашей компетенции?
     -- Безусловно. Подайте мне инструменты и зажгите спиртовку. Благодарю. Надеюсь, вы догадаетесь отвернуться? Здесь очень много крови...
      Дон Исидро действительно отвернулся. Но - из деликатности, а не потому, что кровь его могла заставить потерять голову, как обидно предположила Лидия. Но отвернувшись, он оказался лицом к Стиву. Птенец вжался в стену...
     -- Мастер, это не я!!! Её не трогали!! Я её такую уже нашел!!!!
     -- Верю. Молодец. Всё, всё, успокойся. Я не сержусь. Но ты знаешь, кто эта Леди?
     -- Д-да...
     -- Что-о? Ты всё еще боишься?! Тебе велели успокоиться!
     -- Простите, Мастер... я не вас... я не осмелился бы.. в смысле, спасибо, что не сердитесь... но вы.. сами назначили моим куратором Спайка Кровавого... Эта девушка - русалка.. Леди Лорелея... А я привел её к вам, а не к нему! Даже не к королеве! Мастер... но как я мог иначе?!
     -- Не мог. После заката я отвечаю за безопасность Олении. Тревожить отдых королевы на сегодня указаний не было! Но Мастер Боли - твой старший. Ты обязан был привести гостью ко мне, но попутно сообщить ему! Ты промолчал. Поэтому, если он сочтет тебя подлежащим наказанию - я вмешиваться не буду. Тебе всё ясно? Угодничанья одному Мастеру за спиной другого я не потерплю! Умелая лесть - может быть принята, но подхалимство и трусость не совместимы даже с совестью хороших вампиров. На будущее запомни. Вампиры ни перед кем не пресмыкаются и никого не боятся! Вы уже умерли! Однажды! Но ты молод и имеешь право на ошибку. Поэтому если Спайк слишком на тебя оторвется, приходи, я сниму боль и залечу, если будет что. Договорились?
      Стив уважительно склонил голову. Слова Учителя его полностью устраивали. Он любил и почитал Исидро. Не слепо, а сознательно, за то Мастер был истинным рыцарем и джентльменом. Короче, Исидро любили за то, что он этого заслуживал. А не потому что он их Обратил.
      Исидро осуществлял выговор тихо, но отчетливо. Русалка незаметно для самой себя так увлеклась созерцанием воспитательного процесса, что на свою ногу обратила внимание, когда накладывали анестезирующую повязку поверх аккуратных швов! Её штопала... Лидия??? Лори так поразилась своей покорности и так далее, что...
     
      БИМ-М!!! БИМ-бам!!! ДИЛИНЬ!!!
     
      О-па... печатаемый текст свернулся и исчез где-то в недрах панели управления, а... своенравный БК Мориарти знает с чего засветил на экране три огромных восклицательных знака и неживым голосом заговорил:
      "Примерно в середине повествования наступает момент, когда автор в ужасе осознает, что не в силах выпутаться из построенной им самим интриги. Он доводит героев до логического тупика и малодушно их бросает, предоставляя несчастным выпутываться самостоятельно"...Бам-м!!
     
      БА-БАХ!!! БУХ!!!
     -- Откройте! Мы из ЧК!!!
      Когда Алик врубился в ситуацию - "больной" Цыганков и его друзья уже держали его под прицелами наганов и маузеров.
     -- Пройдемте, товарищ, вы арестованы!
     -- За что???
     -- Когда знают за что - уже расстреливают. Шагай давай! А спрашивать будем мы!
      Опомнился Детектив, когда поздно было. Когда втолкнули его в одиночку с бетонными полом и стенами, захлопнули дверь... "Не дай тебе Бог услышать, как за спиной задвигается тюремный засов"... - так, да? И вот - услышал. БЛИН. На рассвете за ним пришли. Кстати, в камере даже койки не было. Так и просидел на корточках у стены всю ночь. Когда уставал слоняться из угла в угол.
      Привели его вовсе не в кабинет... а в такой же бетонный загон, только побольше. С очень неприятной аурой, между прочим! И подозрительными, небрежно замытыми пятнами... Четверо Неуловимых Дьяволят расположились на привинченных к полу стульях, Алика оставили стоять в центре. В слабеньком луче света от пыльной лампочки.
     -- Ну, Председатель? Проникся?
     -- Чем?!
     -- Желанием отвечать по-хорошему!
     -- За что?
     -- "Про что", Алик, про что! Или, лучше сказать - про кого?
     -- Ребята, вы о чем это, а? А ты, Яшка... Я к тебе - как к другу! А ты, выходит...
     -- Голову морочил? А ты в последние дни так везде шустро бегаешь, что дома не застать. Вот товарищи меня и подослали... придержать тебя на одном месте. Говорить будешь?
     -- О чем?
     -- О том, что происходит в нашем королевстве!
     -- Люди, кого Тимка оставил за порядком следить - вас или меня?!
     -- Вот мы и следили. За тобой. Странные вещи в последнее время происходят, Деткин. А ты - их эпицентр.
     -- События? Где?! Странные???? Ни одного ни заметил! Кроме того, что у меня колалока закончилась, а до новой партии - больше месяца!
     -- Ты с нас ОПЛАТУ за сведения требуешь?! Да ты хоть понял, где находишься? Или тебя на сутки в карцере забыть?
     -- Стоп. Вы - Лидеры. Я - тоже. Не будете вы меня бить! И издеваться. Над своим-то!
     -- Точно. Мы - не будем. А вот он - тоже... не тронет... но выложишь ты даже то, чего не знаешь. И без купюр. Так, может, без принуждения разговоришься?
      Неуловимые ласково ему улыбались. А Детектив словно прозрел в одночасье. До этого в камере никого не было, и вдруг оказалось, что за спинами Мстителей пугающе спокойно стоит глава ПСБ! За полчаса до рассвета!!!
     -- Примите искренние сожаления, мистер Детектив, но как ответственный за безопасность Олении, я вынужден буду добиться от вас объяснений. Но поскольку рассвет все ближе, если вы не разговоритесь - я уйду спать, а вы останетесь здесь еще на сутки. Я вами вечером займусь и ночь будет долгой.... Вы уверены, что во время моего сна с вами будут хорошо обращаться?
      Алик повспоминал, что он знает о работе ЧК. Бр-р... Его правда. Не уверен. Мысленно же Детектив усмехнулся. В конце концов уже столько нужных людей в курсе, что Неуловимых впору пожалеть, что позже всех чего-то заподозрили. Ладно, они ведь и впрямь его друзья. Не стоит таиться. Но!
     -- Лорд Исидро... вы меня убедили. Можете отдыхать спокойно.
      Испанец коротко поклонился и исчез. Неуловимые тут же отбросили напускную суровость и беспристрастность.
     -- Что, Детектив, пошли кофе пить? И разговаривать?
     -- Ешкин свет... неужели нельзя было самим прийти в открытую и посидеть, как люди?
     -- Наивный ты парень. Сам же вопил, что все Приключаются, один ты только пишешь! Вот мы тебя немного и приключнули... развеялся? Впечатлений нахватался? Жить интересней стало?
     -- Гм... пожалуй. Особенно - на свободе...
     -- Товарищ, верь. Взойдет она -
      Звезда какого-то там счастья...
      Запоры рухнут и свобода
      Нас встретит радостно у входа...
     -- Ну, ты еще "Интернационал" затяни!!!
     -- А что? Думаешь - слабо? - Вставай, проклятьем заклейменный.... Блин... Спайк?! Чего ты здесь разлегся? Дожились. Глянь, Алик, твой очередной друг спит, как подзаборный щенок! В коридоре! О, чего бывает, когда с тобой связываешься! Чего это с ним?
     -- Я не сплю! Я - отдыхаю!!! Я - свободное существо! Где хочу - там и сплю! Куда хочу - туда иду! Сами под ноги смотрите!!!
     -- Пошли, пошли, я есть хочу! И пить! - потянул Алик Неуловимых подальше от подозрительно веселого вампира. С ним он после разберется, а сейчас будем признаваться. Правдиво, как всегда. Но не полностью, как обычно.
      Вот так Совет Лидеров (но Неуловимые - первыми!) узнали, откуда вдруг стали появляться новые классные песни, даже Снусмумрика заставившие свернуть с курса, какая сила на самом деле разрушила школу, и что загадочная среброволосая незнакомка, которую мельком видели, но опознать не смогли очень многие - не заразный общий глюк или очередное привидение, а новая подруга королевы, вторая после Баффи страсть Спайка Кровавого, драгоценная русалка самого Деткина и просто очень хороший чело... э-э.. девушка!!! С очень Лидеровским, токо чуточку более вредным характером. Описание же Живой Совести... челюсти попадали дружно! Единое восхищенное "Ух, ты!" и "Эй, а познакомишь?!" А лучше всех отразил общее мнение внезапно потупивший ясные глаза (уж не затем ли, чтоб скрыть разгорающийся озорной огонь?) Уленшпигель. Тиль сказал: "Упс..."
      Продолжение следует....
     
     
     
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | М.Анастасия "Невольный брак" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"