Мещанов Юрий Юрьевич: другие произведения.

Часть I Резервация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Середина XXII века. Ушли в прошлое национальные государства. Человечество находится под властью корпораций. Значительные области Земли превращены в Дикое поле, где нет никаких законов. Но прогресс не стоит на месте: освоение Луны и Марса стало реальностью. Следующий шаг - создание колонии в другой звёздной системе. Книга "Пленники Астарты" повествует об одном эпизоде из жизни Национальных территорий Земли и о судьбе колонистов, затерянных в далёком космосе. (Часть I исправлена)


Пленники Астарты

роман

Базы будут выставлять рои АБПЛА, артиллерийские роботы и обрабатывать ту или иную территорию в порядке воспитательных мероприятий. Если есть какая-то боевая техника на той территории, то за денёк-два она зачищается, после чего осуществляется терроризирование соответствующего феодального образования, пока оно не осознает, что база - его хозяин. Мирное население, феодальные образования становятся ресурсом, над которым путем терроризирования базы устанавливают контроль.

(Е. В. Гильбо "Постиндустриальный переход и мировая война")

Области, где могут жить разумные существа, редки и разделены громадными расстояниями. Еще реже встречаются области, совершенно идентичные между собой, но даже их существует бесконечное множество. Какое расточительство пространства, материи и вселенных!

(Алекс Виленкин "Мир многих миров. Физики в поисках иных вселенных")

Итак, при отсутствии справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки; так как и сами разбойничьи шайки есть не что иное, как государства в миниатюре.

(Блаженный Августин "О граде Божьем")

Часть I

Резервация

Глава 1

Опоздавший

  
   Прохладный утренний ветер шипел среди стволов деревьев и зарослей кустарника. Трава и листья отяжелели гроздьями росы, в алмазной россыпи которой уже начинало искриться набирающее силу солнце. Под его неумолимым натиском мрак быстро рассеивался, рассыпался на множество осколков, и осколки эти чёрными пятнами прятались под корягами, поваленными стволами и среди кочек. Но и там они не находили надёжного убежища, теряя свою силу и бледнея. Очень быстро осколки ночи превратились в обычные тени. Тонкие сосны покачивались в такт ветру, приветствуя наступившее утро. Опушка леса молчаливо просыпалась.
   На опушке сегодня было необычайно людно для этих мест: солнце застало здесь целых семь человек. Шестеро мужчин разного возраста и одна молодая девушка. Они стояли у ствола поваленной берёзы, ближе к её выдранным из земли чёрным корням, торчавшим лохматым полукругом. Удобное место. Если встать на ствол, отсюда было хорошо видно поляну. Первый, похожий на скелет мужчина лет сорока пяти, периодически так и делал. Остальное время он ходил взад-вперёд или сидел на корточках, ковыряя под ногтями лезвием своего страшного ножа. Не смотря на уже не молодой возраст и отсутствие какой-то особо примечательной мускулатуры, его авторитет никто не пытался оспорить, это было бессмысленно. Одного взгляда и движения тонких как бритва губ, было достаточно, чтобы прекратить любой спор и заставить выполнять его приказы. Двое молодых крепких парней, вооружённых автоматами и ножами, неизменно поступали так всякий раз, получая те или иные указания. Они гордились тем, что Алекс послал их на это дело и поставил над ними Покойника. Именно такова была кличка похожего на скелет авторитета. Четвёртый мужчина, житель Северского Погоста по имени Евгений, в глаза Покойнику никогда не смотрел. Он нервничал. Молчал. Тоже периодически прохаживался туда-сюда. Но всё же иногда посматривал в сторону поляны и, замечая вопросительные кивки автоматчиков, растеряно пожимал плечами. Руки оставшихся двух парней и девушки были крепко связаны за спинами. Они не ходили и не разговаривали. Просто угрюмо смотрели под ноги, покорно ожидая, когда решится их судьба.
   Было тихо. Лишь шипели струи ветра, ползущие сквозь хвою и листья, мягко ступали по земле ноги Евгения и Покойника, и едва заметно хмуро сопели пленные. Да изредка поправит кто-нибудь из боевиков ремень автомата на своём плече. Но эта тишина была обманчивой, как непроницаемая жестянка крышки, под которой начинает закипать жгучее варево. Нервозность и напряжение нарастали с каждой минутой. Всё чаще вскакивал на поваленный ствол Покойник, всё злее глядел он на Евгения и на пленных. Было из-за чего так нервничать. Обмен должен был произойти ещё ночью, а сейчас уже солнце светит. Что, если это какая-то подстава? Алексу хорошо, позарился на дармовые консервы и отправил подчинённых на дело. Но если он что-то упустил, тогда как быть? Покойник ещё не начал спрашивать вслух, но был уже готов предъявить претензии. Евгений понимал это и уже раздумывал над возможными вариантами ответов. Пленные тоже всё понимали и нервничали. Только молодые парни с автоматами были относительно спокойны. Чем дольше не явятся за пленными, тем дольше можно глазеть на девушку. А она была хороша! Походный комбинезон подчёркивал стройность фигуры. У пленных отобрали всё, включая одежду, поэтому друзья её стояли, одетые в рваньё. Но с девицы снимать комбинезон не стали, так велел Алекс. Отчего молодым боевикам было досадно, поглядеть бы на неё голую! Крепкие белые зубы и густые коротко стриженые каштановые волосы. Она была совсем не похожа на девок из поселений Дикого поля, голодавших большую часть своей жизни, и оттого либо до отвращения тощих, либо вообще изуродованных болезнями. Правую верхнюю губу девушки пересекал маленький шрамик, но он не уродовал её, а напротив, добавлял очарования. Жаль, что Алекс запретил бойцам с ней поразвлечься. Мол, уговор был про обмен целых и невредимых.
   Покойник поскрёб костлявыми пальцами бритый до синевы череп, поглядел в сторону поляны, потом на солнце. Затем ловким движением убрал нож в ножны и подступился к Евгению:
   - Ну чё, посредничек, где твой Федя шляется?
   - Он придёт, - уверенно проговорил Евгений. - Наверное задержался из-за чего-то.
   - Да? И когда его ждать?
   - Не знаю. Скоро будет, не переживай.
   - А я и не переживаю, - сплюнул под ноги собеседника Покойник. - Это вот этим вот надо нервничать, - он ткнул тощей рукой в сторону пленников. - И тебе тоже. Людей я привёл, а где товар?
   - Будет.
   - "Будет", - передразнил Покойник. - Когда будет?
   - Скоро. Не сомневайся. Федя честный парень, врать не станет.
   - Женя! Ты меня давно знаешь. Я тебя тоже. Только из уважения к тебе я готов подождать ещё час. Но не больше!
   - Да, давай подождём. Он придёт.
   - Надеюсь...
   Покойник отошёл в сторону и снова принялся ковырять ногти своим ножом. Пленные молча прижались друг к другу. Автоматчики были недовольны, это мешало им пожирать глазами девушку. Неожиданно где-то в небе послышалось мерное гудение, которое вначале можно было принять за жужжание пчелы. Но звук усиливался. Мгновение спустя все, включая пленных, не сговариваясь посыпались на землю, пытаясь спрятаться за поваленным берёзовым стволом, его корнями или порослью молодых ёлок. Притаились, даже дышать стараясь тише. Быть замеченным на стыке Третьей зоны и Дикого поля не улыбалось никому. Вскоре показался сам аппарат. Он тяжело прошёл над затаившимися людьми, едва не касаясь пушистых верхушек сосен. Судя по тяжёлому ходу, ударный. "Плохи дела", - подумал Покойник. Беспилотник медленно развернулся на второй круг и пролетел над людьми ещё раз, прежде чем взять другой курс. Никто не пошевелился, все ждали. Минут через десять раздались артиллерийские залпы. Стреляли на расстоянии нескольких километров, не больше. Разрывы снарядов послышались не далее, чем в километре. Но были они какими-то странными. Слишком глухими. Кроме того, после каждого взрыва был явственно слышен непонятный звон, всякий раз противной дрожью отдававшийся в нервной системе. Обстрел был коротким и быстро прекратился. Куда стреляли и зачем? Непонятно. Зато было очевидно другое. Беспилотник, артиллерия: военные силы Логова проводят какую-то операцию. А это плохо, очень плохо.
   Покойник поднялся на ноги, увешанный сухими травинками. Все последовали его примеру. Он достал нож и подошёл к Евгению:
   - Это как понимать? - Покойник вопросительно ткнул лезвием в небо.
   - Слушай, я не знаю, что происходит.
   - Зато я знаю! Твой Федя нас всех сдал.
   - Нет, он не мог, он хороший пар...
   - Сдал! - перебил его Покойник. - И в первую очередь он подставил тебя.
   - Ты ошибаешься насчёт...
   - Тебя! - снова перебил Евгения Покойник.
   Евгений ничего не успел возразить. Нож Покойника вошёл ему под рёбра по самую рукоятку. Из раны обильно полилась кровь, запах которой очень скоро был унесён ветром в ту сторону, где только что гремели странные взрывы. Пленные попытались бежать, но автоматчики остановили их ударами прикладов и поставили на колени. "Тюююууу, - Покойник шагнул к беглецам. - Далеко собрались? Забирать вас никто не хочет, а мне вы больше не интересны". Он зашёл пленникам за спины и взял первого за волосы. Потянул назад, запрокинув ему голову. "Скажешь что-нибудь?" - поинтересовался боевик. Пленный стиснул зубы и молчал. "Я так и думал!" - нож полукругом прошёлся по горлу парня и тот повалился в траву, хрипя кровавыми пузырями. Покойник взял за волосы второго:
   - Что ты скажешь?
   - Сдохни, тварь!
   - Грубо и тупо, - огорчённо сказал Покойник.
   Когда оба несчастных, уткнувшись лицами в землю, дёргались в кровавых конвульсиях, настал черёд девушки. Покойник запрокинул её голову и с наслаждением заглянул в глаза, выражавшие странную смесь ужаса и обречённой решимости:
   - Тебя как зовут, милашка?
   - Лида... - ожесточённо выдавила из себя девушка мягким, немного хриплым от страха голосом. "Вот так, - молниями заискрились в её голове мысли. - Годы подготовки... Сорваны из-за такой случайности! Не хочу умирать... Центр найдёт замену..."
   - Лида, - повторил Покойник, - Ммм... Красивое имя. А ты ещё красивее!
   Он разрезал верёвку на её руках, схватил девушку за талию и лёгким движением перегнул через поваленное бревно. "Что, ребятки, - подмигнул автоматчикам Покойник, - когда ещё у нас будет шанс такую красулю оприходовать? Я первый, потом вы". Парни согласно закивали. Глаза их заблестели похотью. Покойник разрезал на девушке комбинезон. "Где такой сшили? - приговаривал насильник, срывая с жертвы разорванную одежду. - Явно ведь не ручной работы... Не дёргайся! Ого! Да она ещё и в трусах! Спорю, ребятки, что у вас ещё не было девки, знакомой с трусами". Он отбросил трусики в сторону. Один из парней подобрал их и с интересом стал разглядывать, показывая другому. Женщины Дикого поля всю жизнь балансировали на грани выживания и были лишены большинства благ цивилизации.
   Покойник шлёпнул девушку по голой заднице и приступил к делу. Она кричала, что было сил, но двигаться почти не могла. Руки мужчины держали её железной хваткой. Удивительно, что такой хлипкий на вид человек обладал такой силой и ловкостью. Покойник блаженно охал, повторяя однообразные движения, причинявшие боль и унижение. В голове Лиды нарастал звенящий шум, приближавшийся с каждой секундой. Очень быстро он перерос в болезненное гудение. Вдруг она поняла, что насильник остановился. Он больше не держал её, не вторгался в её тело и не хрюкал от наслаждения. Покойник облокотился на бревно рядом с ней и растирал виски пальцами, то и дело скуля от боли. Позади него корчились на земле автоматчики. Лида тоже чувствовала головную боль, перемешанную с противным звоном, но не потеряла способности трезво мыслить. Она вскочила и, схватив разорванный комбинезон, бросилась бежать в ту сторону, откуда должен был приехать опоздавший. Лида знала, что где-то там есть поселение с жителями, готовыми оказать ей помощь. Покойник поднялся на ноги, не отрывая рук от своего перекошенного болью лица, но пошевелиться не смог. С подветренной стороны неторопливо приближалось что-то большое и жуткое.
  

***

   Федя остановил свой внедорожник на поляне. Отсюда машину должно быть хорошо видно тем, кто ждёт его на опушке. Он безнадёжно опоздал на встречу, но то была не его вина. Неподалёку отсюда спецназ Логова проводил какую-то операцию. Он видел в небе беспилотники и вертолёты. Наткнулся на следы гусеничной и колёсной техники. Слышал залпы артиллерии. Что там происходит его, естественно, никто не уведомил. Когда всё стихло, Федя поспешил на встречу. Спрыгнув из кабины на землю, он сразу почуял неладное. За деревьями таилась какая-то угроза. Может Покойник со своими людьми устроили ему засаду в отместку за опоздание? В любом случае, выбора не было. Там был Евгений и с ним трое пленных, которым он обещал помощь. Федя разложил приклад автомата, направил ствол в сторону угрозы и, пригибаясь, осторожно пошёл вперёд. Одно хорошо: его, по всей видимости, не хотели убивать быстро. Никто не стрелял, а ведь он был как на ладони.
   Он без труда нашёл место встречи. Увиденное заставило его содрогнуться. У поваленного ствола берёзы в разных позах лежали шесть мужских трупов, в числе которых был Евгений. Он прикрывал ладонью рану на груди, безразлично глядя в небо. Федя, опустив ствол, растерянно разглядывал место бойни. Что здесь могло случиться? Евгений зарезан ножом, двое пленных со связанными руками, уткнувшиеся лицами в землю, тоже. Покойник и его люди валяются рядом. Но их убивали не ножами и не выстрелами. Федя заметил странные раны на их шеях и мертвенно-бледный цвет обескровленных тел. "Покойник стал покойником", - мелькнул в голове дурацкий каламбур. Девушка! Не хватает девушки. Куда она пропала?
   "Триста семнадцатый, на связь!" - зашипела рация и Федя вздрогнул: его могут вызывать только в одном случае. "Триста семнадцатый на связи!", - отозвался он. "Что вы делаете в квадрате шесть-тридцать пять?" - последовал вопрос. Проклятье! Федя сделал три глубоких вдоха, лихорадочно соображая как лучше соврать и, нажав тангенту, заговорил.
  

Глава 2

Покинутый

   Солнце лениво выползало из своего ночного убежища. Не смотря на раннее утро, было уже достаточно светло. Внедорожник, за рулём которого был младший инспектор Илья Коробов, не спеша ехал по пустынной трассе. Илья не хотел торопиться, тщетно пытаясь оттянуть неминуемый момент расставания. Рядом с ним, на пассажирском сиденье ехал его сын, тринадцатилетний Костя. Илья хотел поговорить с ним, дать сыну какой-нибудь полезный жизненный совет, но в голову не шло ничего умного. Костя, похожий на своего отца как две капли воды, мрачно молчал, глядя как бегут мимо растущие вдоль трассы ели и выстукивал по стеклу однообразную дробь. Сумрак и тоска появлялись в глазах парня всякий раз как он посещал могилу своей матери. Поэтому Костя не любил кладбищенской тишины. Но сегодня, в последнее утро своих каникул, он по собственной инициативе отправился на кладбище. Илья нашёл сына скорбно сидящим около могильного холмика и о чём-то размышлявшим. Вика, покойная супруга Ильи умерла, когда Косте было всего пять лет. Что он помнил о матери, что забыл, а что просто выдумал, Илья не знал, да и никогда не спрашивал. Ему было достаточно того, что сын относился к покойнице с любовью и уважением. Иногда, во время разговоров, он мог неожиданно задать какой-нибудь вопрос о ней и с интересом выслушать рассказ отца. Значит помнит. Значит любит. Что ещё нужно мертвецам? Возможно, что ничего. Вообще ничего.
   На приборной доске замигал зелёный индикатор и раздался предупреждающий сигнал. "Да чтоб тебя! - пробормотал Илья, останавливая машину. - Разлетались сегодня что-то". За их недолгое путешествие это была уже третья остановка. На самом деле он был несказанно рад таким остановкам, ведь они оттягивали момент разлуки с сыном. Илья открыл дверь и спрыгнул на дорогу. Костя немного посидел в кабине, потом тоже вылез и подошёл к отцу.
   - Зачем ты каждый раз вылезаешь? - спросил Костя. - Он ведь и так может легко тебя идентифицировать.
   - Да он даже на ходу может определить. Но по регламенту нужно останавливаться, если не выполняешь срочного задания. Не переживай, не опоздаем на твой вертолёт.
   - Я не переживаю...
   Над лесом появился беспилотник. Илья помахал ему рукой, это была часть его личной традиции. Костя заулыбался и тоже помахал. Аппарат удалился. Отец и сын забрались во внедорожник и продолжили путь. Костя о чём-то размышлял, словно решаясь на какой-то серьёзный шаг. Наконец, он заговорил:
   - Отец, я почти завершил третий цикл обучения. Мне осталось всего два года.
   - Я помню, ты говорил. Ты у меня молодец. Мы с матерью едва первый осилили. Да нам здесь и не надо было особо.
   Большинство жителей Национальных территорий проходили только первый цикл обучения. Главной его задачей было выявление способных людей и определение областей знаний, в которых они сильны. Сдавшие первый экзамен на "отлично", получали шанс продолжить обучение на базе. Наиболее успешные из них могли стать сотрудниками одной из корпораций. Это был реальный шанс изменить привычный уклад жизни и перейти в привилегированную часть человечества. Для сотрудников корпораций действовали свои законы и правила, их жизнь ценилась намного выше, чем жизнь прочих обитателей Национальных территорий. Им разрешалось пользоваться деньгами, делать покупки. Они имели доступ к первоклассной медицинской помощи. В конце концов, сама их жизнь была намного интереснее и насыщеннее.
   - Если сдам экзамены, - продолжал Костя, - смогу перейти на четвёртый цикл. Если закончу и его, у меня будет возможность устроиться на работу в любой из Основных территорий. Северная Америка, Западная Европа, Юго-Восточная Азия или Австралия с Южной Африкой. Можно будет выбрать.
   - Ну, отлично, что, - Илья довольно закивал головой. - Я тобой горжусь. И мать бы тобой гордилась. Да.
   Илья не лукавил, когда говорил сыну такие слова. После смерти жены, Костя оставался для него единственным смыслом жизни. Они с Викой зачали его не имея на то разрешения демографической комиссии. Для жителей окружавшего местную базу города это не было преступлением, но всё же являлось серьёзным нарушением демографической дисциплины. Илью уволили из городской полиции, где он служил патрульным, и вместе с женой выселили в Георгиевку, одно из поселений Второй зоны. Вику это нисколько не огорчило. Она родила прекрасного ребёнка, они с мужем были счастливы. И сейчас, слушая рассказы сына, Илья был рад тому, каким способным вырос их малыш. Жаль, что Вика не дожила. Мысль об этом зацепила в душе Ильи незаживающую рану и он ощутил, как из неё заструилась чёрная печаль, заполняющая грудь горечью.
   - Ну... Вроде на Основных территориях всё совсем не так, как здесь, - бодрее заговорил Илья, стараясь отогнать подступивший к горлу ком.
   - Да, - подтвердил Костя, - там нет никаких ограничений на технологии. Ты ведь знаешь, что на Национальных территориях искусственно поддерживается техническая отсталость?
   - Знаю, конечно. Все знают.
   - Даже твоё оружие, - Костя кивнул на зафиксированный в специальном креплении короткоствольный автомат со складным прикладом. - Ты знаешь, что он был разработан ещё в позапрошлом веке?
   - В позапрошлом? - переспросил Илья и присвистнул. - О... Не, я не знал. Нам говорили, что конструкция старая, но не уточняли.
   - Но я хотел поговорить не об этом. Отец, я хочу попросить твоего разрешения на то, чтобы записаться в колониальную программу.
   - Колониальную программу? А что это такое? - заинтересовался Илья.
   - Создание человеческого поселения на другой планете.
   - Ну... Вроде на Луне и Марсе уже есть поселения. Туда собрались?
   - Нет. Это другое. На Луне и Марсе есть небольшие исследовательские станции, лаборатории, заводы. Но там чрезвычайно тяжёлые условия, они очень сильно отличаются от земных. Я же хочу участвовать в освоении планеты Саргон. Там есть пригодная для дыхания атмосфера, мягкий климат, жидкая вода. Только нет людей. Экспедиция завезёт туда поселенцев и во Вселенной будет уже две планеты, где живут люди. Я хочу участвовать. До старта остаётся ещё семь лет, но нужно записываться заранее. Придётся долго готовиться, проходить специальное обучение. Желающих не то, чтобы очень много, но они есть.
   - Я вроде что-то слышал про планету Саргон, - Илья слукавил. Его такие вещи никогда не интересовали, он просто пропускал их мимо ушей. - Она далеко вообще?
   - Около тысячи световых лет.
   - О, как... Световых лет? - переспросил Илья. - А что это значит?
   - Да всё просто, - Костя натужно улыбнулся. Отец был хорошим человеком, но его невежественность иногда поражала. Чем дальше Костя продвигался в своём обучении, тем сильнее он ощущал увеличивающийся между ними разрыв. - То есть свет преодолевает такое расстояние за тысячу лет.
   - Ого! Свет тысячу лет летит... И как же туда добраться?
   - Отец, способы сверхсветового передвижения открыли почти сто лет назад. Уже полвека как научились применять это на практике. На Саргоне уже многое готово для прибытия людей. Автоматические экспедиции провели разведку, завезли туда кое-какое оборудование. Ещё будут отправляться. Так что остаётся только там поселиться. И я хочу участвовать.
   - Ну... Так сколько же туда лететь?
   - Примерно десять лет в один конец. Но колонистов погрузят в анабиоз, так что они даже не заметят. Лёг спать в Солнечной системе, проснулся уже на поверхности Саргона.
   - Понятно, - Илья раздумывал над словами сына. Костя мог не спрашивать его разрешения на участие в колониальной программе, формально оно ему не требовалось. Но то, что он спросил, значило для Ильи очень многое. Эта просьба содержала в себе огромную любовь и уважение к отцу. Намного больше, чем способны вместить слова "люблю и уважаю". - Я так понимаю, если ты запишешься, то у тебя уже не будет свободного времени?
   - Да, - осторожно произнёс сын. - Там очень плотная программа обучения и подготовки. В том числе год стажировки на Марсе. Ну а когда экспедиция отправится, то сам понимаешь. С Саргона в отпуск уже не приедешь.
   - Но ты этого хочешь?
   - Конечно, отец. Участвовать в такой исторической миссии, перенести зерно цивилизации в другой уголок галактики и вырастить его там. Стоять у истоков второй колыбели человечества. О чём ещё можно мечтать, если не об этом? Я очень хочу записаться туда.
   - Тогда записывайся, не раздумывай, - уверенно произнёс Илья, всеми силами стараясь унять волнение в голосе. - Если ты этого хочешь, то я буду рад. Мать бы тоже одобрила твоё решение.
   - Спасибо, отец... - в голосе сына послышалась едва заметная дрожь.
   - Ну... Только расскажи, для чего тебе это?
   - Я же говорю: такая миссия! Впервые в истории человечества. Мне хочется участвовать в чём-то значительном, оставить свой след в истории.
   - О, ну это вроде как, чтобы в учебнике про тебя написали?
   - Хах, - засмеялся Костя. - Можно и так сказать. Понимаешь, вот закончу я обучение. И что тогда? Буду сидеть на базе вроде нашего Логова. Да, зарплата, работа интересная, поездки. Или вообще на Основные территории выберусь. Но мне хочется чего-то другого. Чего-то более значительного.
   - Ну... Это хорошо, сын. Я рад, что ты такой вырос. Когда цель есть, хорошо. И мать бы радовалась. Так там уже и корабль ваш готов? Как он называется? Что-нибудь вроде "Орёл" или "Дракон"?
   - Корабль будет называться "Элисса". Его постройка начнётся в следующем году на орбите Земли.
   - Больно причудливое название, я думал проще будет.
   - Элисса это была такая... А, ладно, не важно, - Костя подумал было объяснить, но решил не тратить времени. Отец всё равно не усвоил бы эту информацию, она была за рамками его привычного уклада вещей.
   - Ну да, хрен с ней, - подтвердил догадку сына Илья. - А командир-то назначен уже?
   - Ещё нет. Обсуждают. Там пять претендентов. Но больше всего шансов у полковника Уильяма Хэйза и у лейтенанта Сандры Льюис.
   - Ну... Ясно. Лейтенант против полковника? Хех... А тебе кто больше нравится?
   - Полковник Хэйз, конечно же. Он очень заслуженный человек. Правда, у Льюис, как говорят, связи очень хорошие. Она моложе Хэйза, ей двадцать три года. Но очень упорная. Мне бы хотелось, чтобы Хэйз командовал. Он лучше.
   - Двадцать три? Сопливая совсем ещё. Ну да, деваху в командиры это не очень... Приехали.
  

***

   На вертолётной площадке толпилось много людей. Были ребята помоложе Кости, которые тоже возвращались с каникул. Четверо юнцов, одетых в чёрную форму курсантов Службы Безопасности держались чуть поодаль, с презрением поглядывая на своих менее физически развитых сверстников. Это были те, кто по своим физическим и психологическим качествам подходил для службы в частных военных компаниях. В будущем они станут бойцами спецназа на одной из баз.
   Отец и сын разговаривали на отвлечённые темы, хотя каждый чувствовал, что в эти последние минуты надо сказать что-нибудь серьёзное, важное. Такое, что каждый потом будет вспоминать и воспоминание это будет опорой в трудную минуту. Но на ум ничего не шло. Когда прибыл вертолёт и все стали занимать свои места, Илья передал сыну его рюкзак и заговорил:
   - Ну, слушай, я даже не знаю, что тебе сказать на прощание.
   - Я тоже... - смущённо улыбнулся Костя, уже в который раз за это утро.
   - В общем, будь всегда уверен в себе. Если что-нибудь задумал, то доводи это до конца. Будь твёрд в своих убеждениях. Но если видишь, что ошибся, найди в себе силы признать свою неправоту. Всегда оставайся человеком. В общем, как-то так. И не забывай меня с матерью.
   - Конечно, папа... Спасибо тебе огромное!
   Илья пожал руку сына, а потом они крепко обнялись. Он нащупал в кармане автоматный патрон и протянул сыну: "Возьми... На память". Костя взял его и скрылся в чреве транспортного вертолёта. Илья смотрел как металлический аппарат тяжело поднялся в небо, развернулся в сторону Логова и, набрав скорость, быстро исчез в небе. Немногочисленные провожавшие разошлись, а он ещё долго стоял и глядел в опустевшее небо, украшенное редкими облаками. Солнце и ветерок подсушили выступившие на глазах слёзы, но не могли разметать туман печали, заполнявший душу. Младший инспектор достал сигарету и, затейливо покрутив в пальцах зажигалку, прикурил. "Ну вот и всё, остался ты совсем один", - думал Илья, вдыхая горький с привкусом дым. Облака меняли свои очертания и лениво ползли дальше, не обращая никакого внимания на стоявшего внизу человека. Конечно, сын будет писать на электронный адрес и звонить, но это совсем не то. Что же, видимо, именно так устроена жизнь. Семечко улетает от породившего его дерева и, укоренившись где-то, прорастает уже своей собственной судьбой. Своими собственными корнями, стволом и листьями. Эта мысль понравилась младшему инспектору. Костя запишется в свою колониальную программу и отправится осваивать совсем другой мир. "А я останусь в этом мире, - думал Илья, - в унылом поселении, рядом с могилой Вики и воспоминаниями о ней и сыне. Взял, какой-то дурацкий патрон ему подарил на память... Вот идиот! Что он, маленький совсем? Надо было что-нибудь из своих вещей отдать, а я патрон... Придурок у тебя отец, Костя! Что ты про меня теперь будешь думать?" Чувствуя себя совершенно глупо и подавленно, Илья сел во внедорожник.
  

***

   Вернувшись в Георгиевку, Илья поставил машину на подзарядку, а сам уселся на крыльце, уставившись в одну точку. Настроение было совершенно подавленным. Можно было отвлечься на какую-нибудь пустую работу, но он не стал, полностью отдавшись течению мрачных мыслей. Просто сидел и курил. Вместо дешёвого синтетического курева, он заказывал себе сигареты с настоящим табаком. Это было дорого, приходилось отдавать до трети всех начисляемых ему за работу баллов. Но Илья отдавал. На что ему ещё было тратиться?
   В это время в поселении почти никого не было, всё взрослое население занималось делами в сельскохозяйственных башнях, а дети сидели на уроках в школе. После выселения из города, Илья Коробов работал в башне совсем недолго. Очень скоро ему, как человеку имевшему полицейский опыт, предложили должность младшего инспектора Службы Безопасности в Георгиевке. Он согласился. Младшему инспектору начислялись хорошие баллы, плюс он и его семья были на полном обеспечении Логова. Работа его заключалась в контроле за порядком и законностью. Сложного ничего не было, однако доброжелателей такая работа ему не прибавила. Для местных он навсегда остался чужим. Однажды Илью подкараулили в леске четверо местных парней. Стали задираться, намекая на то, что у него оружие, возможность пожаловаться наверх, привлечь подмогу. Вот если бы обстоятельства были иными, они бы задали такому бездельнику трёпку. Ребята играли с огнём. Младший инспектор мог застрелить любого из них или всех сразу. Кроме возни с объяснительными, иных проблем у него бы не возникло. Но в тот день он почему-то принял другое решение. "Ну вы и сами-то не особо делами нагружены, - ответил Илья, складывая автомат, планшет, пистолет и прочую амуницию в сторонке под деревом. - Много сил не требуется, чтобы в башне на кнопки нажимать. Вот в Диком поле люди вообще на лошадях пашут. Так что мы все здесь бездельники ещё те. Вот это, - он показал на сложенные предметы, - собственность Службы Безопасности, она пострадать не должна. А с вами я готов поговорить по душам. Наше общение в отчёт не попадёт". В последовавшей драке он смог кое-кому врезать, но ввиду численного преимущества "собеседников", был жестоко избит. Но как и пообещал, ничего не сообщил в Службу Безопасности. Этот случай не прибавил Илье любви, но определённого уважения он добился. А с годами все привыкли к своему мрачному младшему инспектору.
   Устав греться на крыльце, Илья вошёл в дом и оглядел своё одинокое жилище. Ещё утром тут был сын, теперь он уже никогда здесь не появится. И никогда не придёт сюда Вика, нашедшая вечный покой на местном кладбище. Что делать? Что делать... Илья открыл холодильник и потянулся к припасённой бутылке водки, но вздрогнул от сигнала резко запищавшего стационарного коммуникатора. Он поднял трубку:
   - Двести тридцать первый слушает.
   - Илья, это я, - голос принадлежал старшему инспектору, его непосредственному начальнику. - Как настроение?
   - Прекрасное, - ответил Илья голосом, которым произносят речи на похоронах.
   - Вот и славно. В общем, собирайся. Я тебя командирую в Третью зону, выполнишь там небольшое задание дня на три-четыре.
   - Принято. Сейчас предупрежу старшину только.
   - Я сам ему позвоню, ты собирайся. Готовность двадцать пять минут! - послышались короткие гудки.
   "Что там у них стряслось?" - спросил вслух Илья, хватая заранее приготовленный для таких случаев рюкзак с уже уложенными вещами и припасами. Только покидал туда сигаретные пачки. Надел пояс с кобурой и ножнами, взял рацию, планшет, карту с удостоверением личности, автомат, захватил патроны и пошёл к вертолётной площадке. Судя по срочности, за ним прилетят персонально, поэтому ехать на окружную площадку как утром, нужды не было.
  

Глава 3

Подозреваемый

   В вертолёте, помимо старшего инспектора, были четыре спецназовца и какой-то эксперт-медик, присланный из самого Логова. Звали его Олег Васильевич. Илья пожал медику руку. Старший инспектор усадил подчинённого рядом с собой и тихо спросил:
   - Ты чего мрачный такой, с сыном всё в порядке?
   - Да, всё отлично. Уехал утром. Больше не приедет.
   - Вот те на... А что так?
   - Да так... Хочет в какую-то колониальную программу записаться.
   - О, ясно. Планета Саргон, второй дом человечества, - в отличие от Ильи, старший инспектор мог похвастаться гораздо более широким кругозором. - Очень популярная сейчас тематика. В определённых кругах.
   Вертолёт сделал небольшой круг над Георгиевкой, пропуская вперёд себя беспилотники, потом лёг на курс и набрал скорость. Пассажиров и пилота вдавило в кресла.
   - Ладно, ты не кисни слишком, - продолжал старший инспектор.
   - Да всё нормально, - бодро отмахнулся Илья. Пальцы его нервно игрались с зажигалкой.
   - Ну вот и славно. Теперь к делу. Я отправляю тебя в Третью зону, в Северский Погост. Там мутная какая-то история вышла. В общем, шесть трупов в лесу, а обнаружил их тамошний младший инспектор, Федя Архипов. Знаешь такого?
   - Нет... Не припомню.
   - Познакомитесь скоро. Там из трупов один местный, а пятеро из Дикого поля.
   - Моя задача?
   - Нам на эти трупы плевать с высокой колокольни. Скорее всего разборки банд пограничных. Твоя задача в другом. Понаблюдай за этим Архиповым. Есть некоторые подозрения на его счёт, но всерьёз за него браться пока рано. В общем, последи как он будет расследование вести. Ты всё-таки старше и опытнее. А мне потом всё опишешь детально. И там уже решать будем что с ним делать. Прессовать или простить.
   - Понял.
   О Северском Погосте шла дурная слава. Когда-то, примерно лет сорок назад, это поселение взбунтовалось, вступив в сговор с какой-то бандой из Дикого поля. В чём была причина мятежа, теперь уже не знал никто. Знали только, что Логово не стало терпеть подобных выходок и Северский Погост со всеми его тогдашними обитателями был снесён артиллерийским огнём. Спустя пару лет Северский Погост отстроили заново, заселив его жителями из других районов. С тех пор проблем с поселением не было, но ходили слухи о творящихся там странных и жутких вещах. Впрочем, что хорошего может твориться в населённом пункте, расположенном на самой границе Дикого поля? Люди там постоянно находятся в ожидании нападения, всё время напряжены. Видимо это создаёт нервозную обстановку, в которой как в питательной среде размножаются людские проблемы. Поговаривали, что в поселениях Третьей зоны были популярны разные культы, процветавшие в Диком поле. Что там даже практиковали кровавые жертвоприношения. Сам Илья не знал, верить этим слухам или нет. Но они помимо воли ожили в памяти, когда он получил приказ отправляться в Северский Погост.
  

***

   Старший инспектор остался в вертолёте, заявив, что Архипов не должен знать о его прибытии. "Чтобы не заподозрил неладного", - так выразился начальник. Путь от места посадки до лесной опушки Илья и Олег Васильевич проделали в компании бойцов спецподразделения. В лесу тоже было полно спецназовцев. Они держали оцепление и не подходили близко к трупам, около которых растерянно стоял младший инспектор из Северского Погоста. Илья смерил его взглядом.
   Федя нервничал, неожиданно оказавшись в центре внимания такого большого числа представителей Логова. Но нервозность свою он умело скрывал, набросив на неё маску показного равнодушия. За которой, впрочем, скрывалось повышенное внимание ко всему происходящему. Дежурившие по периметру опушки спецназовцы его не сильно беспокоили, а вот подошедшие к месту бойни Илья и эксперт-медик в сопровождении командира отряда, заставили Федю напрячься. Илья пожал коллеге руку. Железная хватка свидетельствовала о немалой физической силе, косвенно подтверждавшейся выделявшейся под камуфляжем мускулатурой. Видимо, младший инспектор Северского Погоста много времени проводит за силовыми упражнениями. Федя нервно поправил ремень автомата, выдавая тем самым своё волнение. Он был на девять лет моложе Ильи. В должности состоял всего три года. Собственно, это было всё, что рассказал о подозреваемом старший инспектор. Не густо. В чём он вообще его подозревает? Толком не понять. Илья посмотрел Федору в глаза. Тот не стал отводить взгляда и это уже говорило о многом. Первое впечатление, которое можно было составить, заключалось в том, что Федя, возможно, был довольно открытым человеком. Открытым для своих. Если попробовать втереться ему в доверие, то может и удастся выяснить что-то полезное для начальства.
   - Ну, - сказал прикуривая Илья, - долго будем гляделки друг на друга таращить? Нас прислали к тебе в подмогу, а ты помалкиваешь. Что здесь случилось? Или мне с трупами поговорить? Они вряд ли что расскажут.
   - А, да. Что-то я завис малость. Эти молчат, - Федя кивнул на бойцов спецназа, - я тоже тишину соблюдаю.
   - Можно больше не соблюдать, - мрачно улыбнулся Илья.
   - Это Евгений, - Федя указал на мёртвого человека с колотой раной в груди. - Наш, с Северского Погоста. Мне жена его сказала, что они поругались, он ушёл с вечера в лес и пропал. Забеспокоилась. Я отправился искать и нашёл.
   - А эти? - Илья кивнул на парней со связанными руками, лежащими лицами вниз.
   - Не знаю кто такие, не местные. Судя по одежде, из Дикого поля. Им горло перерезали. Я их проверил.
   Илья осторожно обошёл место бойни и внимательно осмотрелся. Двое автоматчиков с жуткими ранами на шеях. Их оружие не тронуто. Это очень странно, как и сам способ умерщвления. В реалиях Дикого поля убитого не только раздевали до нитки, забирая себе всё, что могло бы пригодиться, но даже труп не всегда оставляли зверям, используя его в пищу. Такое хоть и было уделом совершенно отмороженных обитателей и случалось не часто, но всё же случалось. А здесь картина совершенно не вписывалась ни в какую логику вещей. Окровавленный нож валялся здесь же. Илья промолчал, но сделал себе заметку в памяти на этот счёт. Интересно, как будет объяснять эти факты Федя? Или вообще проигнорирует? По его поведению можно будет делать предварительные выводы. Илья осмотрел третьего мертвеца. Та же страшная рана на шее, но при этом он лежал поперёк поваленного берёзового бревна со спущенными штанами, бледно отсвечивая на солнце тощими ягодицами. На земле у бревна Илья заметил следы возни. Скорее всего эта возня и была причиной по которой покойный перед смертью снимал штаны. Причин снимать штаны и возиться не так уж много, но что же здесь произошло на самом деле? Илья терялся в догадках. А пока думал, отметил неестественно бледный цвет трупов с ранами на шеях. Словно из них выкачали всю кровь. Зарезанный житель Северского Погоста хоть и потерял много крови, но выглядел иначе. То же касалось и парней с перерезанным горлом. Но эти трое, павшие от ножа, ран на шеях не имели. Странное, очень странное происшествие. Непонятные убийства с непонятным мотивом. И непонятно, что здесь делает он, Илья, направленный на странное задание прихотью начальства. Федя заметил, что коллега осмотрел место преступления и теперь курит в тягостном раздумье.
   - Я думаю, здесь вот что было, - заговорил Федя, возвращая Илью к реальности. - Женя поссорился с женой, пошёл в лес бродить. Наткнулся на эту банду. Ну и... Что-то произошло, они его убили. Может он видел, как этих прикончили, и не хотели свидетеля оставлять.
   - Очень складная история, - язвительно произнёс Илья. - То есть эти отморозки зарезали связанных, потом прикончили Женю, а потом умерли сами.
   - Как они умерли, я не знаю. Тут следы были странные, но их спецназ затоптал. Надо у медика спросить, что это за раны. В общем, надо разбираться.
   - Разберёмся...
   Илья бросил под ноги окурок, но неожиданно напоролся на строгий голос эксперта, оторвавшегося от разглядывания остатков следов:
   - Илья, правильно? Вы же взрослый человек, как так можно? Вы сейчас грубейшим образом нарушили экологическую дисциплину.
   - А... Да, я задумался просто, - Илья быстро извлёк из кармана специальный пакет и убрал окурок туда. - Не сообщайте об этом. Мне штрафы не нужны.
   - Не буду, - уступил тот. - Но и вы не забывайтесь!
   - Ну... Конечно же. Олег Васильевич, - Илья решил сменить тему, - а вас трупы совсем не интересуют?
   - Трупы не убегут, - глубокомысленно заметил тот. - Что я буду их в лесу осматривать? Надо в спокойной обстановке. Стерильной. У вас в Северском Погосте медпункт есть?
   - Есть, - подтвердил Федя. - И холодильник на шесть мест найдётся.
   - Вот и славно. Тогда предлагаю сворачиваться, здесь делать больше нечего.
   На просьбу помочь с перевозкой тел, рядовые спецназовцы были склонны согласиться, но командир группы наотрез отказался. "Сами возитесь с дохляками, нам некогда", - сказал он. После чего отряд быстро ретировался. Послышался шум электромоторов бронетехники и взлетающего с поляны вертолёта. Опушка леса стала непривычно безлюдной. "Подгони свой внедорожник поближе, - сказал Илья Фёдору. - А мы с доктором пока веток нарежем для мертвецов. Сами же они не пойдут".
   Когда мертвецов вынесли из леса, Федя открыл багажное отделение. Только сделав это, он понял, какую допустил ошибку и обругал себя за глупость. Содержимое нужно было припрятать, пока он был один, или сейчас, когда ходил за машиной. Внимательному взору Ильи предстали три ящика мясных консервов повышенной калорийности и пачка ружейных патронов, приготовленные для обмена.
   - На пикник собирался? - поинтересовался Илья. И по глазам собеседника Федя понял, что этот навязанный ему "напарник" уже начал что-то подозревать. Скорее всего начальство тоже взяло его на прицел, потому и прислало сюда инспектора из другого округа "для помощи в расследовании".
   - А, это? Да нет, попросили тут перевезти, я и согласился. А потом поехал пропавшего искать и забыл, - Федя врал на ходу, говоря первое, что приходило в голову. Он машинально потрогал карман, в который спрятал женские трусики, найденные им в руках одного из парней ещё до прибытия спецназа. Хорошо, что догадался осмотреть тела повнимательнее. Иначе вопросов и подозрений было бы намного больше. Куда же пропала девушка? Тоже убита или убежала?
   Ящики перенесли в кабину, освободив лишнее место. Но всё же трупы уместились в багажное отделение только после очень больших усилий. Закончив эту неприятную работу, Федя, Илья и Олег Васильевич поехали в Северский Погост.
  

***

   Для поселения, находящегося на границах Дикого поля, которое правильнее было бы именовать "диким лесом", Северский Погост был на удивление слабо укреплён. Илья заметил только несколько пулемётных гнёзд и одну сторожевую вышку, которые к тому же пустовали. А ведь ходили слухи, что пограничные поселения обнесены многометровыми металлическими заборами и минными полями.
   Федя подогнал внедорожник к дому старосты. Там их уже поджидала группа людей, среди которых была и супруга погибшего поселенца. Архипов быстро выскочил из машины, опережая своего коллегу и подбежал к ней. Обнял её, делая вид, что утешает, сам в это время быстро заговорил ей на ухо:
   - Люда, простите. Ваш муж мёртв. Эти приехали разнюхивать, из самого Логова. Слушайте внимательно. Вы с Женей поссорились и он ушёл. Вы сообщили мне и я отправился его искать. Что с ним случилось, я пока не знаю. Если этот, - Федя указал глазами на вылезавшего из кабины внедорожника Илью, - будет спрашивать, так ему и говорите. Хорошо?
   - Я всё поняла, - вопреки страхам Феди, женщина сориентировалась в ситуации быстро и верно. До неё только сейчас дошёл смысл сказанных младшим инспектором слов. На глазах её стали наворачиваться слёзы, но она кивала в знак одобрения. - Я всё поняла, Федя...
   - Простите, что не уберёг его.
   - Здесь девушка... - заговорила Людмила, но осеклась. К ним подошёл Илья.
   - Вот, познакомьтесь, это мой коллега. Прислан мне на помощь.
   - Я могу увидеть мужа? - Людмиле меньше всего был интересен сейчас этот посторонний человек, к тому же обозначенный как источник угрозы.
   - Да, сейчас мы будем выгружать тела. Это лучше сделать у медпункта.
   - Отдайте мне мужа!
   Просьба Людмилы была удовлетворена. Остальных отвезли в медпункт, где за ночь их должен был осмотреть Олег Васильевич. Перетаскивая тела, Илья внимательно всматривался в них и старался запомнить лица. Это могло пригодиться. Когда всё было сделано, к нему подошёл Федя:
   - Эксперта наш местный доктор к себе зазвал, - сказал Архипов. - А ты?
   - А что я? Меня доктор не звал.
   - Ну так, что, я тебя зову. Мы с женой тебе комнату приготовим. Пока расследование идёт, живи у меня. Я приглашаю.
   - Почему нет? - улыбнулся Илья.
  

***

   Дом у Феди Архипова был самый обыкновенный, точно такой же как у самого Ильи. Два этажа, автономное электроснабжение и прочие прелести цивилизации. Отличался он только одним, но отличие это было кардинальным. Младший инспектор Северского Погоста жил там с женой. Кристина, приятная молодая девушка, добрая улыбка которой украшала симпатичный овал лица. Смеющиеся голубые глаза прекрасно гармонировали с длинными русыми волосами, заплетёнными в две косы. Благодаря женщине, в доме Феди царили опрятность и уют. Илья испытал неприятное ощущение горечи и зависти. Совсем недавно и он точно также жил счастливо со своей Викой. И это были лучшие годы его жизни. Жена была для него одним из смыслов жизни. Была частью его самого. Когда Вика умерла, то вместе с ней сгинула в могиле лучшая часть его собственной души. А на её месте образовалась зияющая сырая могила, затенявшая всё доброе, что так или иначе окружает любого человека, и излучавшая вокруг себя только боль. С годами могила эта немного заросла травой, боль притупилась, частично он закрыл её заботой о сыне, но черневшая могильной сыростью рана никуда не делась. И когда Илья встречал семейные пары, то их счастье было ему как насмешка, напоминая, что сам он безвозвратно потерял то, что любил. И даже сына ему больше не суждено увидеть. Когда Федя и Кристина показали Илье комнату на втором этаже, где он будет ночевать, снизу донёсся плач младенца. Ну конечно, кто бы сомневался. Кристина юркнула вниз, Федя с гостем последовали за ней и уселись на кухне. Хозяин с гордостью поставил перед Ильёй жестяную коробку чая:
   - Настоящий, - сказал Федя. - Не синтетика какая-нибудь. Специально заказываю, хоть и дорого.
   - А я порошок пью. Зато предпочитаю вот это, - Илья достал из кармана сигаретную пачку. - Настоящий табак. Тоже дорого.
   В этот момент вернулась жена, баюкающая на руках крошечного ребёнка. Она с гордостью показала малыша Илье:
   - Вот, Светочка наша. Не плач моё золото, Светочка, Света... - Кристина прижала дочь к груди и покосилась на чай. - Федя, опять ты хвастаешься своим дурным увлечением! И не стыдно, взрослый мужчина! Пятая часть баллов на эту ерунду уходит. Чаю ему попить натурального. Все пьют порошок и ничего. Но ему нет! И ведь обязательно похвастается перед всеми.
   - Ладно тебе, не ворчи, - Федя довольно улыбался. Было заметно, что он ожидал подобной реакции своей жены и достал чай во многом, чтобы подразнить супругу. - Света заснула.
   - Получили разрешение у демографической комиссии? - спросил Илья, провожая Кристину грустным взглядом.
   - Ага, - ответил Федя, собирая на стол. - Даже в очереди стоять не пришлось. У меня льгота как у служащего.
   - А у нас с женой не было льгот. Мы без разрешения зачали.
   - Ого! И что было?
   - Ничего особенного. У меня на тот момент связи кое-какие были. Предложили либо аборт, либо выселение. Так я и оказался в ваших краях.
   - О, значит ты в городе жил? И как там?
   - Многолюдно, - пожал плечами Илья. - Да не надо пир устраивать. Так, закусим и всё. Экономьте продукты. У меня и с собой небольшой запас есть.
   - Ну ладно, что? Ты наш гость, мы хотим тебя угостить. Садись пока, я сейчас.
   Илья сел за стол, а Федя ушёл к жене. Из-за плотно закрытой двери он слышал плач ребёнка и разговор супругов. Федя что-то объяснял Кристине, но что именно, понять было решительно невозможно. Илья покосился на стол. Приятный вид угощения и, особенно, его запах напомнили Коробову, что он не ел с самого утра. Поколебавшись некоторое время, он, не дождавшись хозяев, приступил к ужину. Жареная картошка с солью и луком показалась сейчас самым изысканным блюдом из всех возможных. А в сочетании с помидорами, огурцами и редиской, вообще не имела себе равных в мире. Вскоре вернулись хозяева.
   Утолив первый голод, Илья потерял аппетит. Федя и Кристина сели за стол. Муж нежно поглаживал руку супруги. Та отвечала ему любящим взглядом. Их дочь мирно спала в соседней комнате. Илья кожей ощущал неуместность своего присутствия в доме молодой семейной пары. Их счастье ещё сильнее оттеняло его одиночество и травило душу противной, смешанной с завистью, болью. Коробов сделал попытку встать, но хозяин дома опередил его. Федя велел жене развлекать гостя, а сам отлучился "по нужде". Кристина задала первый пришедший на ум вопрос:
   - Скажите, Илья, вы женаты?
   - Ну... Как сказать, да. Наверное...
   - А почему так неуверенно? - улыбнулась хозяйка. - Жена дома осталась?
   - Она умерла восемь лет назад. Заражение крови. Запрос на госпитализацию отклонили.
   - Как отклонили? - искренне ужаснулась Кристина.
   - Мы без разрешения ребёнка зачали. Думаю, это была такая месть. Хотя не уверен...
   - Ой, Илья, простите, я не хотела...
   - Всё нормально. У нас остался сын, - упредил следующий вопрос Коробов, - Костей зовут. Но он со мной попрощался. Хочет в экспедицию. В космосе чего-то там типа колонизировать. Или вроде того. Я не разбираюсь в этом. Так что я теперь остался совсем один, - Илья мысленно обругал себя за эту последнюю фразу. Но копившиеся весь день грусть и желание пожалеть самого себя подначивали его хоть немного высказаться на данную тему. Хоть кому-нибудь, в ком можно попытаться найти сочувствие.
   Кристина не нашлась, что ответить. Жалеть гостя она не стала, не догадалась. Повисла неловкая пауза, но их выручила Света, вновь проснувшаяся и заплакавшая в комнате. Кристина с облегчением побежала к ребёнку. Илья двигал по столу вилку и смотрел в окно, слушая как мать убаюкивает младенца. Неожиданно он увидел в темноте силуэт, приближавшийся со стороны других домов поселения. Мгновение спустя, этим силуэтом оказался Федя. Он тихонько приоткрыл входную дверь, потом громко хлопнул дверью в ванную комнату и прошёл на кухню. Видимо, рассчитывал, что жена отвлекает гостя разговорами и тот не будет следить за тем, что творится на улице.
   - А у тебя что, туалет на улице?
   - Э... Нет, с чего ты взял? - растерялся Федя.
   - Видел тебя в окно сейчас.
   - А, это... Да нет... Показалось, что шум какой-то, решил проверить просто. Вот... И вышел. Потом соседа встретил, он расспрашивать стал что да как.
   - Понятно, - очередное подозрение пополнило мысленную коллекцию Ильи. - Дай мне карту-ключ, я в опорный пункт пойду ночевать.
   - Зачем? - опешил Федя. - Ты что, обиделся на что-то? Оставайся, не придумывай! Там и спать не на чем толком. Я опорным пунктом почти не пользуюсь, там из-за этого пыльно.
   - Ничего страшного, я привычный. Давай ключ.
   - Ну... Хорошо, бери, - Федя протянул гостю карту. - Тогда до завтра.
   Относительно опорного пункта Федя нисколько не соврал. Войдя внутрь, Илья вдохнул спёртый, пропахший пылью и ружейной смазкой воздух. Холодный свет люминесцентной лампы периодически моргал, добавляя помещению мрачности. Всё это дополнялось мерным постукиванием неисправного вентилятора. Он запер входную дверь изнутри и, обхватив руками голову, медленно сполз по стене на пол. Стал усердно тереть ладонями лицо, чтобы сбить физическими ощущениями боль в душе. "Ладно, ладно, - полушёпотом твердил он себе под нос. - Хватит завидовать. Хватит. Ну почему я всех потерял? Успокойся уже..." Постепенно его бормотание перешло в тихий сдавленный стон. Так длилось секунд двадцать. Илья отдышался. Это лёгкое подобие истерики помогло ему сбросить напряжение и опять вернуться в сравнительно нормальное состояние. Хоть тоскливое жжение в груди никуда и не делось. Коробов поднялся с пола, стыдясь случившегося. Осмотрел опорный пункт: оружейная комната, кабинет, душевая, допросная и камера. Всё стандартно. В кабинете имелась койка. "Ну вот, а говорил, что спать негде", - сказал вслух Илья. Он положил около койки вещмешок и разулся.
   Федя врёт. Он явно в чём-то замешан. Явно недоговаривает насчёт убийств и своей роли во всей этой ситуации. Но это всё пока общие соображения, их начальству не доложишь. Нужно что-то конкретное. Втираться в доверие к нему через дружбу Илье больше не хотелось. После того как он посмотрел на его жену и ребёнка, на его тихий домашний уют, Илья понял, что не сможет подружиться с ним. Потерявший всё, не сможет сблизиться с тем, у кого всё есть. Но работу выполнить надо. Сейчас желание что-нибудь накопать на Федю приобрело некоторый личный оттенок. Илья выключил в опорном пункте свет, достал планшет и вызвал нужную программу.
   "Вот скотина!" - воскликнул Илья, покопавшись в программе совсем немного. Рядом с Северским Погостом действовала банда, именовавшая себя "Бригадой Фомича". Она имела статус федератов Логова, обороняя границы зоны его влияния в обмен на периодические поставки полезной для выживания продукции, в первую очередь продовольствия. Один из найденных сегодня трупов являлся в "Бригаде Фомича" крупным командиром, кличка его была Покойник. Илья узнал его, когда просматривал каталог. Тот самый, что лежал у бревна со спущенными штанами. Его сподручных в каталоге не было, видимо это рядовые боевики. Федя не мог не узнать его, так как в силу соседства просто вынужден работать с этой бандой. Значит соврал. Простейший вопрос: зачем главарь снимает штаны, пока его подручные стоят и смотрят, а у бревна остаются следы возни? Всё это указывало на то, что на опушке леса была ещё женщина. Скорее всего молодая. Но женского трупа обнаружено не было. Значит она жива, она остаётся единственным свидетелем случившегося и, весьма вероятно, знает всю правду. Нужно искать её. Рассуждая, Илья поддался давлению всех навалившихся за день впечатлений и заснул.
  

Глава 4

"Бригада Фомича"

   Илья позавтракал привезёнными с собой консервами и направился в медпункт. По пути встретил Федю, который почему-то шёл с противоположной своему дому стороны.
   - Слушай, напарник, - сказал Федя после приветствия, - я вчера запамятовал совсем, только сейчас сообразил, что тебе не сказал. Тот, со спущенными штанами, которого я в лесу нашёл. Его кличка Покойник, он из "Бригады Фомича". Это люди Алекса, нужно к нему ехать, это их рук дело.
   - Ага, я нашёл этого Покойника в каталоге вчера. Тогда поехали. Но сначала надо с Олегом Васильевичем поговорить насчёт мертвецов.
   - Ну да, а потом заберём их и поедем, - Федя мысленно похвалил себя за то, что хоть что-то сделал правильно. Уже после ухода Ильи вчера вечером, он сообразил, что тот легко найдёт Покойника в оперативном каталоге и у него возникнет резонный вопрос, как так вышло, что Федя не знал одного из главарей банды федератов. Поэтому проснувшись, он решил действовать на опережение, что сейчас и проделал, как ему казалось, с большим успехом.
   Олег Васильевич как раз заканчивал завтрак, сидя в кабинете медпункта, когда Илья и Фёдор пришли к нему забрать тела и задать вопросы. Но медик не внёс в случившееся на лесной опушке никакой ясности. Он долго рассказывал о характере травм убитых ножом, старательно обходя вниманием то, что больше всего интересовало младших инспекторов.
   - При всём уважении, Олег Васильевич, - не выдержал первым Илья, - здесь даже нам всё понятно. Тем более, что и орудие убийства оказалось на месте. А с боевиками что?
   - Здесь, молодой человек, я ничем не могу вам помочь, - развёл руками медик. Не смотря на то, что Олег Васильевич был не так уж и стар, ему было всего около пятидесяти, всех, кто был моложе него, он именовал исключительно "молодыми людьми".
   - То есть как? - удивился Федя.
   - Что с этими тремя, я решительно не понимаю. Тела почти полностью обескровлены. Кроме ран на шее, других повреждений у них нет, то есть вся кровь была удалена именно таким образом.
   - Что за зверь на такое способен?! - воскликнул Илья и по спине его прошла струйка холодного пота.
   - Не знаю, не знаю. Я с подобным сталкиваюсь впервые, - ответил Олег Васильевич.
   Но что-то в его голосе насторожило Коробова. Слишком спокойно и безразлично он это говорил. Будто его совсем не интересовала и не пугала данная загадка. Недоумение Ильи усилилось, когда после сообщения Феди о намерении отвести тела федератам, Олег Васильевич сказал:
   - Поспрашивайте у них, не происходит ли что-нибудь странное в окрестных лесах. Особенно в последние дни.
   За погрузкой тел во внедорожник наблюдала большая группа жителей поселения. С завистью смотрели на инспекторов местные мальчишки. Ведь они, сотрудники Службы Безопасности, могли выезжать за пределы поселений. В то время как жителям подобное дозволялось только в крайне редких случаях и после множества согласований. Местные мужчины вызвались помочь, поэтому Илья отошёл в сторонку, чтобы не мешать им с Федей укладывать мертвецов в багажное отделение. Среди группы зевак внимание Коробова привлекла симпатичная молодая девушка небольшого роста и стройного телосложения. Её густые каштановые волосы, стриженные под короткое каре резко выделялись на фоне причёсок прочих жительниц Северского Погоста, предпочитавших длинные косы и хвосты. Приятным чертам красивого лица добавлял пикантности небольшой шрам на верхней губе. В задумчивости она иногда трогала его своими длинными пальцами. Кроме этого весьма примечателен был взгляд молодой женщины. Остальные смотрели на погрузку трупов с равнодушным любопытством, характерным для сторонних наблюдателей. Глаза же незнакомки выдавали её личное отношение к мертвецам. На трупы боевиков она смотрела с нескрываемой ненавистью. Когда же очередь дошла до двух других, во взгляде молодой женщины заплескалась грусть. Илья заметил, что девушка переглянулась с Архиповым и тот ей вроде даже кивнул. Или показалось? Девушка посмотрела на Илью. Неожиданно для самого себя он смущённо потупил взор. Она будто обожгла его разум сладким прикосновением и заставила сердце биться чаще. Зиявший в душе чёрный вакуум, в котором уже много лет не появлялось ничего хорошего, впервые посетило что-то светлое, словно давая понять, что там может жить не только боль. Илья поднял глаза, надеясь вновь поймать взгляд незнакомки. Давно забытое юношеское ощущение. Но она уже не смотрела на Коробова, что было весьма досадно. Ладонь Феди, с хлопком опустившаяся на правое плечо, вывела Коробова из сладкого оцепенения.
   - Ну ты чего застыл, напарник? - засмеялся он. - Едем или как?
   - Я просто... Да так, - заговорил он, крутя пальцами зажигалку. - Едем!
  

***

   Путь был не самый далёкий. Если бы до расположения "Бригады Фомича" была проложена нормальная трасса, путешествие в один конец заняло бы не более получаса. Но так как ехать пришлось по грунтовой лесной дороге, изрезанной здесь и там ямами и сорной порослью, то путь занял почти полтора часа. Всю дорогу Илья думал о незнакомке из Северского Погоста, односложно отвечая на реплики Феди, пытавшегося завязать беседу. Нужно обязательно отыскать её. Во что бы то ни стало. Думая так, Илья вспоминал невзначай брошенный ею взгляд. И лишь потом, взяв себя в руки, стал подбирать рациональные аргументы: нехарактерная для местных причёска, явная заинтересованность мертвецами. Вспомнил и одежду девушки, как будто не очень подходящую ей по размеру. Неужели она та самая, кто присутствовал на поляне и знает правду о случившемся там? Это обязательно нужно выяснить.
   Поселение, в котором базировалась "Бригада Фомича" стояло на высоком берегу реки. Той самой, выше по течению которой находился город, окружавший Логово. Теперь понятно, каким путём федераты получают припасы. Поселение опоясывала невысокая стена из мощных брёвен, в которой виднелось несколько амбразур с пулемётами. Такая защита не могла стать серьёзным препятствием для противника, вооружённого артиллерией и ударными беспилотниками. Но в Диком поле даже простое ружьё было большой редкостью и огромным богатством, так что бревенчатая стена была для возможных врагов "Бригады Фомича" непреодолимой преградой. А оружие, подаренное федератам Логовом, позволяло банде собирать дань с большого числа земледельческих общин. Выезд из леса был перекрыт дежурной группой, имевшей при себе ручной пулемёт. Боевики остановили внедорожник и недружелюбно поинтересовались о целях визита. Они узнали Федю, но вот присутствие Ильи им совсем не нравилось. "Оставайся в машине, - сказал Архипов, - пойду переговорю с Алексом". Илье не понравилось, что Федя пошёл к главарю один, ведь тогда никто не помешает им скоординировать своё враньё. Но выбора не было, дежурившие на дороге боевики были непреклонны.
   Опасения Коробова были оправданы. Встретив Фёдора сразу за воротами, Алекс, главарь "Бригады Фомича", не стал церемониться:
   - Объяснись, инспектор! Как всё это понимать? Где мои люди?!
   - Стой, Алекс, не горячись, выслушай.
   - Я слушаю, слушаю!
   - Спецназ из Логова проводил какую-то операцию. Я не смог прийти на встречу вовремя. Когда вроде затихло, сразу отправился на место. Но там все были мертвы. Твои люди, пленники, мой человек.
   - Все? И девчонка тоже?
   - Девчонка пропала, - соврал Федя.
   - Я отправлю людей искать её, - тут же заявил Алекс.
   - Не надо. Пока не надо. Там спецназ бродит, - снова соврал Федя.
   - Ладно, посмотрим. Кто их всех убил?
   - Я не знаю. Твои люди зарезали пленников и Женю. А их убил ещё кто-то.
   - Спецназ?
   - Не знаю, вряд ли. Но постараюсь выяснить. Слушай, я попал под подозрение. Логово прислало мне "напарника", но он копает под меня. Сидит сейчас в машине, ждёт.
   - Ты знаешь, что будет, если вскроются наши делишки?
   - Знаю. Я этого не допущу. Подыграй мне. Скажи, что эти пленные ваши враги или ещё что-нибудь. Их надо закопать где-нибудь или сжечь. Если тела найдут...
   - Не найдут, за это не волнуйся. А куда делась девчонка? Если её поймают и она заговорит... Дура! Предлагал ведь ей у меня оставаться.
   - Я найду её. Я привёз тебе оговоренную плату, плюс оружие убитых в знак нашей дружбы. Подыграй мне!
   - Ладно...
   Когда внедорожник пропустили внутрь крепости, Алекс уже не встречал их за воротами. Он сидел в своём доме. Илья с интересом осматривал быт федератов. Помимо мужчин, здесь были ещё старики, женщины и дети. Тощие, в самодельной одежде, многие беззубые, они сильно отличались от жителей подвластных Логову поселений. Коробов почувствовал некоторую неловкость за своё избалованное белками и жирами тело. Боевики выгрузили из внедорожника тела, забрали оружие погибших, три ящика консервов и пачку ружейных патронов. "Это ещё зачем?" - поинтересовался Илья. "Иначе он не станет с нами разговаривать", - развёл руками Федя. Мертвецов тут же окружили женщины, начавшие громко причитать по убитым родичам.
   Алекс принял их в главной избе, просторной и безукоризненно чистой. Он восседал на большом резном кресле, очень сильно напоминавшем трон. Вокруг стояли его ближайшие помощники, а также жёны и дети.
   - Приветствую добрых гостей! - сказал хозяин.
   - Надеюсь, нам не надо кланяться? - спросил Илья.
   - Это не обязательно. Для вас.
   - Тогда приветствую.
   - Что вы хотите? - спросил Алекс максимально враждебным тоном. - У меня нет времени с вами возиться.
   - Что твои люди делали на границе Третьей зоны?
   - Преследовали двух негодяев, которые воровали наши запасы.
   - Я так понял, они этих негодяев догнали. Их было трое, с ними была девушка?
   - Нет, их было двое. Два парня. Ты решил меня допрашивать, инспектор?
   - Как бы нет, просто интересуюсь. Зачем твои люди убили жителя Северского Погоста?
   - Не знаю, спроси у моих людей, - огрызнулся Алекс.
   Это была бесполезная трата времени. Главарь "Бригады Фомича" и так не был склонен к сотрудничеству с рядовым составом, как гласила запись в оперативной картотеке, а после беседы с Федей, он и подавно будет помалкивать. Илья решил прояснить другие моменты:
   - Скажи, Алекс, что ты думаешь про Логово?
   - Зачем тебе это, инспектор?
   - Любопытно.
   - Ничего я не думаю про Логово, про корпорации и про прочую хрень. Мне на них плевать. Мне плевать на всех вас, зажравшихся наглых поганцев, не знающих, что такое нужда и тяжёлый труд.
   - Зачем тогда защищать границы?
   - Видел во дворе женщин, детей? Ради них. Логово даёт нам то, без чего будет сложно выжить и нельзя будет победить. Это сделка. Я не обязан любить того, кто меня нанял. У тебя всё?
   - Почти. Что ты думаешь о сопротивлении?
   - А оно существует? Даже если бы оно и существовало, у меня нет причин его любить. Я люблю только своих людей. И всё делаю ради них. Так нам завещал Фомич, и мы чтим его заветы! Всё, убирайтесь отсюда. У меня нет желания продолжать этот бесполезный разговор.
   - Подожди, Алекс, - вмешался в разговор Федя. - Твои люди погибли при очень странных обстоятельствах, кто-то выпил у них всю кровь. Причём они не сопротивлялись, - при этих словах жёны Алекса стали громко охать. - Не замечали вы что-нибудь странного и подозрительного в лесах за последние дни?
   - Не знаю ничего такого. Если тебя интересуют странности и лесные слухи, тебе надо обратиться к Колдуну. Поговори с ним, может он что подскажет. Всё, идите!
   По пути к машине Илья спросил напарника:
   - Кто этот Фомич, заветы которого они чтут?
   - А, ну да, ты же не местный. Это основатель банды, вон его могила, - Федя указал рукой на красивый могильный холм, засаженный дикими васильками. На нём лежал огромный валун с какой-то короткой надписью. Илья не мог разглядеть точно, но скорее всего это было слово "Фомич" и дата смерти. - Он умер лет тридцать назад. Первым сообразил, что на Логово лучше работать, чем воевать с ним или бегать. Потому и банда так называется. Да это уже и не совсем банда, а целый городок. Мини-государство. Здесь Фомича как полубога чтут. Так что не ляпни про него что-нибудь ненароком.
   - Нет, ну я же не совсем дурной, - отшутился Илья, садясь в машину.
   - Я думаю, на сегодня нам уже хватит приключений. А к Колдуну мы завтра поедем. Там путь неблизкий.
   - Что за колдун?
   - Местный житель из Дикого поля. Шаманит в заброшенном городке. К нему ходят лечиться и будущее узнавать. Я сам там никогда не был. Вот завтра поедем вместе и поглядим.
  

***

   По возвращении в Северский Погост Илья некоторое время сидел в опорном пункте, составляя отчёт. Ближе к вечеру он вышел на улицу. Коробов поставил себе задачу познакомиться с жителями поселения поближе, опросить родственников убитого, постараться выяснить детали случившегося. Но в глубине души он надеялся встретить ту подозрительную особу, которую видел сегодня утром. Причём, интересы расследования здесь стояли на втором плане, хоть Илья себе в этом и не признавался. Но девушка ему никак не попадалась. Зато он отметил для себя одну странность. Помимо того, что к нему относились довольно прохладно, что было нормально, истории всех опрошенных были слишком правильны. Никто ничего не знал, никто ничего не видел. Кроме того, что Евгений поссорился с женой и ушёл в лес. А зачем ушел? "Да просто так, побродить", - вот был стандартный ответ. Вроде бы всё верно, но слишком уж складно говорили разные люди. Будто сговорились заранее, какую лапшу вешать на уши заезжему инспектору. С "Бригадой Фомича" никто никаких дел не имел и вообще, мало что про неё знает. В Дикое поле тем более никто никогда в жизни не совался. Следом за Ильёй увязалась стайка местных мальчишек. Они тараторили про одно, про другое, задавали вопросы. Но Илья не мог отделаться от ощущения, что они ходят за ним не только из праздного любопытства. Скорее всего присматривают. Он попытался выяснить у них что-нибудь полезное для расследования, но малышня тоже ничего конкретного ему не рассказала. "Сговорились, все здесь сговорились, - думал Илья. - Но что именно они так старательно скрывают?"
   У калитки одного из домов он увидел знакомый силуэт. Было уже достаточно темно и Коробов не мог ручаться наверняка, но ему показалось, что это та самая девушка со стриженными под короткое каре каштановыми волосами. Илья окликнул её, но она, не оборачиваясь, скрылась в доме. Пришлось достаточно долго стучать в дверь, прежде чем ему открыли. Хозяин, крупный мужчина лет сорока, радушно улыбнулся, показывая слегка пожелтевшие зубы.
   - Здравствуйте, младший инспектор Кор...
   - Да знаю я кто ты, - перебил его хозяин дома. - Чего хотел?
   - К вам в дом сейчас зашла девушка. Кто она?
   - Девушка? Не знаю, не видел.
   "Да не заходил сюда никто, дядя Илья!" - загалдели окружавшие младшего инспектора дети. И эти возгласы убедили Коробова, что не только заходил, но это был именно тот, кто ему нужен.
   - Может дочка выходила зачем-нибудь? - продолжал хозяин. - Варя, ты выходила сейчас?
   - Да, папа, выходила - в двери показалась девица лет шестнадцати. - Здравствуйте.
   - Здравствуйте, - кивнул Илья. Дочка, высокая и не очень складная, с двумя длинными косами русых волос, была совсем не похожа на того, кого он искал. - А можно ваши карты проверить?
   - Можно. Только зачем? Мы ничего не нарушали.
   - Мне начальству для отчёта. Показать, что я усердно работаю, - ответил младший инспектор. Это было правдой только наполовину.
   - Для отчёта правильное дело, - согласился хозяин. - Варя, принеси карточки.
   Планшет подтвердил подлинность документов, присовокупив семью Игнатьевых к дневному отчёту.
   - Можно осмотреть дом? - поинтересовался Илья. При этих словах, дочь хозяев юркнула за спины родителей, скрывшись в глубине помещения. Несколько ребятишек убежали куда-то.
   - Это ещё зачем тебе? Обыск решил нам устроить?
   - Полегче, дружище, - Коробов повысил голос и демонстративно спустил с плеча автомат. - Я веду расследование и могу заходить в любые дома, куда считаю нужным.
   - Это ты полегче, - неожиданно нагло заявил хозяин. - Мы здесь на границе, это у нас тут так не принято. Зачем тебе в мой дом?
   - На колени! - Илья направил ствол на человека.
   Когда тот поднимал руки, прибежала дочка и кивнула отцу. Тот неожиданно сдался: "Ну проходи, раз тебе так надо". Илья, слегка толкнув мужчину, быстро вошёл и осмотрел комнаты. Как и следовало ожидать, было пусто. Если кто-то здесь и был, то его увели.
   Холодно кивнув хозяевам, Коробов отправился в опорный пункт. "Инспектор, - бросил ему вслед старший Игнатьев, - у нас тут принято уважать друг друга!" "Учту", - ответил Илья. В опорном пункте он несколько часов сидел на полу, наблюдая холодное мерцание лампы и слушая постукивание вентилятора. А перед глазами у него то и дело всплывало симпатичное женское лицо с маленьким шрамиком, пересекавшим верхнюю губу.
  

Глава 5

Колдун

   Заброшенный городок, в котором обосновался Колдун, находился гораздо дальше от Северского Погоста, чем крепость "Бригады Фомича". Поэтому младшим инспекторам пришлось выезжать с первыми лучами солнца. Больше трёх часов занял у них путь в один конец. Главным образом из-за того, что пришлось отказаться от идеи проезда по старой трассе, так как она заросла лесом. Немного поразмыслив, Федя свернул на заброшенную железнодорожную ветку. Рельсы, шпалы и насыпь не очень благоприятствовали растительности, поэтому внедорожник с лёгкостью мял кусты и мелкие берёзки. Добравшись до места, Архипов с Коробовым спрятали машину у насыпи, прикрыли её маскировочной сетью, ветками и пошли в городок пешком. Судя по спутниковой карте, он был совсем близко. Хотя глядя на поднимавшуюся перед ними стену елей и кустарника, было трудно в это поверить.
   Они обнаружили тропинку, которой пользовались те, кто посещал Колдуна в его владениях. Город открылся им неожиданно, резко вынырнув из лесной завесы, как рыба из глубин зеленого потока. Илья с Федором не сговариваясь остановились и несколько минут молча осматривали давно покинутый людьми городок. В свою очередь он тоже смотрел на незваных гостей множеством лишённых стёкол чёрных оконных проёмов и дома его, напоминавшие многоглазые черепа, недовольно кривились напоминавшими рты подъездами. Некоторые из этих беззубых ртов выражали удивление, некоторые насмехались, но в каждом читалась враждебность. Дружелюбия в мёртвом городе было ещё меньше, чем жизни.
   Напарники двинулись дальше. Всё новые и новые дома встречали их по мере углубления в бывшую когда-то жилой застройку. Всё также внимательно следили они за пришельцами пустыми, шипящими ветром глазницами. Как ни пытались пришельцы услышать и увидеть хоть что-то живое, им это не удавалось. Город был пуст. Казалось, даже звери избегают это проклятое место. Они обходили пятиэтажку, когда Фёдор тронул Илью за рукав и указал глазами куда-то вперёд. Коробов не сразу понял в чём дело, но когда увидел, то дыхание на несколько мгновений остановилось, будто в живот ему врезался с силой ледяной кулак и выбил из внутренностей воздух. Зрелище было в равной степени невероятным и пугающим. За безжизненно вывалившимся из ротовой полости подъезда ребристым языком волосатой от кустарника лестницы, виднелось что-то, напоминавшее детскую площадку. Да это и была детская площадка, прямо как на старинных фотографиях. Только сделана она была не из пластика или железа, а из дерева. Но не сама площадка была причиной такой реакции явившихся в город мужчин. На одной из горок сидел маленький скелет. Да так, будто собирался сейчас скатиться вниз с весёлым беззаботным смехом.
   Когда Илья и Фёдор подошли совсем близко, то их побелевшие от напряжения пальцы крепко сжимали автоматы. Стресс был так велик, что они готовы были стрелять при первой же возможности. Но стрелять было не в кого. Помимо скелетика, собиравшегося скатиться с горки, были и другие. Тоже детские. Они застыли на лесенках, в лабиринтах, на каруселях, в погоне друг за другом. На скамейках рядом с площадкой сидели скелеты взрослых людей, в таких позах, будто общались друг с другом, но и не забывали поглядывать на играющую детвору. Будто какая-то невидимая рука остановила самый обычный момент жизни. И люди эти истлели до костей, так и не поменяв своих поз. Феде казалось, что он сейчас услышит детский смех и крик, в который то и дело вмешиваются назидательные женские оклики. У Ильи сначала звенело в ушах, а потом он услышал то, что его коллеге только представлялось. Двое мужчин с автоматами здесь были совершенно чужеродным элементом. Более того, оружие казалось совсем неуместно в этой мирной сцене. Но его тяжесть в руках, была последним, что помогало удержаться от безумного страха, готового захватить обоих. Илья шлёпнул себя по щеке, галдёж играющей детворы пропал.
   Ближе к центру города такая картина была сплошь и рядом. Скелеты "гуляли" по улицам, сидели на лавках, стояли в очередях. Картины одна безумнее другой представали перед изумлёнными инспекторами. Первый шок прошёл и напарники вспомнили зачем они вообще сюда явились. Как найти этого самого Колдуна? Не спросишь же у покойных горожан. Но логика подсказывала, что он должен обитать где-то поблизости. Мертвецы не сами вставали из могил. При ближайшем осмотре оказалось, что кости скелетов тщательно скреплялись при помощи деревяшек и каких-то верёвочек. Многие имели подпорки в виде палок. На пути попадались срубленные молодые берёзы. Они покрутились какое-то время в центре, бродя туда-сюда. Наконец, Илья почувствовал лёгкий запах дыма. Определив, что дымом тянет из бывшего административного здания, мужчины пошли туда, держа автоматы наготове.
   В городской администрации явно хозяйничал кто-то живой. Многие её окна были заделаны брёвнами и утеплены. Вход также был уменьшен с помощью брёвен, в нём оставалась одна небольшая дверь. Сейчас она была открыта. Изнутри доносилось потрескивание огня и какие-то звуки. Федя первым проскользнул в проход, за ним последовал Илья. Глаза быстро привыкли к полутьме и напарники увидели сидящего к ним спиной человека в грубой мешковине, который размешивал в котле какое-то варево.
   - Ну что встали, как истуканы в степи? - не оборачиваясь заговорил первым хозяин. - Проходим, гости, садимся вон туда, - рука Колдуна небрежно махнула в сторону ладно сколоченной скамейки. - Что же вы, пришли и даже не здороваетесь со мной?
   "Здравствуйте", - одновременно сказали напарники, садясь на предложенное им место. Колдун оглянулся и поднялся во весь рост. Это был крупный мужчина среднего возраста. Голова его была гладко выбрита, но лицо заросло густой бородой. Посмотрев на гостей, он произнёс:
   - А ведь я ждал не вас, я ждал девушку! Она должна была прийти сюда. Но я вас тоже видел вместе с ней, хоть и не знаю кто вы. Кто вы?
   - Ну... Мы, - Илья немного растерялся, - сотрудники территориального подразделения корпоративной Службы Безопасности. Простите, а где вы нас видели и с кем?
   - С девушкой. Но не здесь. Это было в моих видениях. Что вам надо, сотрудники территориального подразделения?
   Илья с Фёдором переглянулись:
   - Нам нужно задать несколько вопросов, - нашёлся Федя.
   - Любой, кто ко мне приходит, хочет задать вопросы. Каковы ваши? - зрачки Колдуна буравили собеседников подобно алмазным свёрлам. Илья почувствовал себя инфузорией, которую кто-то разглядывает в микроскоп. Казалось, ничто не может быть утаено от этого странного человека, живущего в мёртвом городке.
   - Вас считают очень осведомлённым человеком в здешних местах, - Федя начал с комплимента, чтобы расположить к себе собеседника. - Мы хотим узнать, не происходит ли что-нибудь странное в лесах? Особенно в последнее время.
   - В лесах всегда что-нибудь происходит, - туманно ответил Колдун. - Например, вчера я познакомился с новым хозяином нашего мира.
   - Ну... Миром уже давно правят корпорации, - заметил Илья.
   - Ах, ну да. Тогда одна поправка. Корпорации правят внешним миром, правят вами. А здесь, в этих лесах своя жизнь. Свой мир. И у него теперь новый хозяин. Я познакомился с ним позавчера. Он живёт здесь недалеко. Облюбовал заброшенный бетонный бункер около родника. Там где бывший военный аэродром, поросший нынче лесом. Новый хозяин леса жесток. Он пьёт человеческую кровь. Но меня не тронул. Разрешил жить.
   - И его можно найти в том бункере? - уточнил Федя, смотря на карту в планшете. В нескольких километрах от городка и правда был аэродром. Но прямой дороги пригодной для проезда не имелось. Только в объезд или пешком.
   - Можно, - подтвердил Колдун. - Можете пойти и познакомиться с ним прямо сейчас... Но я не советую, - с задумчивой угрозой добавил он. - Не вернётесь. Хозяин сейчас голоден.
   Наступило молчание. Илья понял, что от Колдуна ничего больше не добьёшься. Только больше странностей добавилось в хитросплетение, казавшегося пустячным дела. Хозяин леса, который пьёт человеческую кровь. Обескровленные трупы, которые для защиты своей жизни почему-то не воспользовались имевшимся у них оружием. И неизвестная девушка, сумевшая сбежать. Опять всё упиралось в эту девушку. Надо её найти, а не терять здесь время. Фёдор тоже не знал как быть дальше, поэтому нервно щупал лежавший на коленях автомат. Колдун, как ни в чём ни бывало, повернулся спиной к гостям и принялся мешать своё варево.
   - Что за блюдо? - поинтересовался Илья.
   - Ну как что, - пожал плечами Колдун, - кушать себе готовлю. Вам не предлагаю, на гостей мои припасы не рассчитаны.
   - А откуда у вас продукты?
   - Меня лес кормит, - сухо заметил Колдун. - Кое-что люди приносят. Но редко, им самим нечего есть.
   - Охотитесь, значит? - Илья заметил обилие звериных шкур на стенах и полу жилища. Подобное строжайше запрещалось экологической дисциплиной. Но кто спросит с безумного жителя Дикого поля?
   - Нет. Меня лес кормит, - повторил суровый хозяин. - Когда лес видит мою нужду, он посылает сюда зверя. Лося, бобра, кабана, зайца. Тогда я их убиваю и ем. А на охоту не хожу, времени не хватает, да и не нужно это.
   - Куда сюда? - удивился Федя. - Прямо в ваш дом?
   - Нет, вон, на порог приходят, - как о само собой разумеющемся сказал Колдун.
   - И они не сопротивляются, а просто ждут, когда вы их забьёте?
   - Ну да. Я же говорю, лес посылает мне дары. Кормит меня мясом этих зверей и позволяет греть себя их шкурами. Жаль, что ягоды и грибы с орехами не ходят. Вот их приходится собирать.
   В любой другой обстановке подобным словам не было бы никакой веры. Но глядя на этого человека, на его жилище, слушая его голос, напарники понимали, что он не врёт. Подобным вещам не находилось никаких рациональных объяснений. И это гоняло стайки холодных мурашек по коже.
   - Ну что, - Колдун повернулся к гостям лицом, - поговорили, да хватит. Давайте я вас провожу. Вы откуда пришли?
   - С северо-западного конца. У нас там дальше внедорожник у насыпи спрятан.
   Колдун вышел первым, не давая гостям поводов задерживаться. Впрочем, они и не собирались. Обратный путь пролегал по тем же самым заброшенным улицам, на которых человеческие скелеты сидели на лавках, играли на детских площадках и стояли в очередях у давно не работающих магазинов. Все эти картины, усиленные впечатлением от общения с Колдуном, оказывали самое угнетающее воздействие на психику. Федя не выдержал:
   - Это же вы их здесь расставляете? Зачем?!
   - А почему нет? - ответил Колдун и на этот аргумент нечего было возразить. - Они уже умерли, им без разницы. А мне нужно с кем-то общаться.
   - Общаться? Но к вам же ходят люди.
   - Люди ходят ко мне со своей нуждой. С болезнями, горестями. Я им помогаю как могу. Но им не хочется со мной разговаривать. А эти, - Колдун указал на скелеты, - готовы говорить со мной всегда.
   - И о чём же вы разговариваете? - удивился Илья.
   - Они рассказывают мне про то, какая была жизнь раньше. Это интересно.
   - Могилы копаете?
   - Иногда. Но чаще всего в домах нахожу. В этом городке применили когда-то химическое оружие. Много людей погибло.
   - И не страшно так жить? - спросил Федя, сразу же поняв глупость вопроса. Ответ был очевиден.
   - А почему мне должно быть страшно? Они мёртвые. И очень много мне рассказывают.
   - Я не о них, - нашёлся Архипов. - Мало ли кто забредёт сюда. Люди плохие, звери хищные.
   - Все люди знают про меня. Я ничего плохого им не делаю, они мне тоже. А звери что? Ко мне часто заходят волки, рыси. Они рассказывают мне, что в мире творится, новости на своих хвостах тащат. Правда, не знаю как с новым хозяином у меня сложится. Но пока он не будет меня трогать. Ну вот и пришли. До машины я вас не стану провожать.
   Когда городок Колдуна вновь скрылся за стеной деревьев и кустарника, дышать стало немного легче. Но всё же картины мёртвого города и рассказы единственного его живого обитателя, никак не хотели отпускать сознание из своих склизких холодных лап. Федя сел за руль и долго тёр виски, будто стараясь прогнать головную боль. Потом попросил Илью вести внедорожник вместо него. Почти всю обратную дорогу напарники молчали. Недалеко от Северского Погоста Федя неожиданно предложил: "Слушай, давай напьёмся сегодня? Не могу я это всё переварить". Илья кивнул: "Давай".
  

***

   Оставив напарника в опорном пункте, Федя направился домой, чтобы взять оттуда выпивку и закуску. Поселения полностью обеспечивали себя продуктами питания, производившимися в сельскохозяйственных башнях. Часть продовольствия сдавалась в Логово как налог. Работники башен и служащие за свой труд получали определённое число баллов, на которое они заказывали необходимые товары. И в конце месяца из Логова прибывал большой транспортный вертолёт, который доставлял жителям их заказы. Помимо всего прочего, можно было приобрести алкоголь. Его самостоятельное производство запрещалось законом. Конечно, закон этот повсеместно нарушали, но всё же выпивка, доставлявшаяся вертолётом, была намного качественнее и ценилась выше, чем самодельное пойло. Илья периодически приобретал бутылку-другую, чтобы скоротать свободное время. Оказалось, что Федя тоже кое-что раздобыл недавно, но так и не выпил. Теперь решил распить с напарником. Крепко же на него повлиял этот проклятый городок! У Ильи самого оставался весьма неприятный осадок от увиденного, но к мрачному туману в своей душе он давно привык.
   Спустя примерно час, Федя вернулся. На столе в кабинете появились три бутылки водки, две чистые, а одна с брусникой. Закуской стала жареная с луком картошка и хлеб с мясными консервами. Илья представил как Кристина спешно накладывает эту картошку в кухонную машину по просьбе мужа, и густо заправленное завистью чувство огорчения вновь надолго отравило его мысли.
   Первые несколько рюмок были выпиты в полном молчании. Только звякали краями сдвигаемые стопки, цокали по дну мисок вилки, да жадно жевали проголодавшиеся за день собутыльники. Постепенно съеденное и выпитое разогрело кровь и сняло напряжение. Илья помнил про своё задание, но никак не мог себя заставить сделать попытку сблизиться с напарником, чтобы разузнать о его подноготной побольше. Уже было очевидно, что младший инспектор Северского Погоста замазан по самые уши. Но выведать детали можно было только в доверительной беседе, а как раз на неё у Ильи не хватало моральных сил. Федя, молодой, полный сил мужчина, у которого имелись жена и маленький ребёнок, была в жизни какая-то цель, являл собой полную противоположностью Илье, считавшему, что для него уже всё закончено. И поэтому Коробов никак не мог разыграть из себя друга или хотя бы сочувствующего. Гораздо большее удовольствие он получил бы, общаясь с Федей на допросе, как дознаватель. И только мысль о том, что Архипов связан с той незнакомкой, что дважды попадалась ему в поселении и, скорее всего, была свидетельницей трагедии, доставляла ему какую-то странную, давно забытую радость. Но у напарника имелись свои соображения насчёт Коробова, которые тот решил проверить:
   - Фуф, ну и жуткое место! - заговорил Федя после очередной рюмки.
   - Городок Колдуна? Да, неприятное местечко, - согласился Илья. - Навевает очень мрачные мысли.
   - Да и не только этот городок. Там всё больше покойники. Всё Дикое поле ужасно по своей сути.
   - Чем же? - заинтересовался Илья.
   - Ну как же? То, что там люди всегда на грани голода или голодной смерти живут, это разве нормально? Медицины там нет никакой. Кроме вот таких вот колдунов, которые скелеты откапывают, да с волками разговаривают. С техникой беда полная, на лошадях пашут.
   - Ну... Мир несправедлив, - пожал плечами Илья. - Такая херня всегда была. Раньше даже ещё хуже. Я когда учился, нам рассказывали. Были государства, которые постоянно воевали, устраивали друг другу всякие блокады и прочую чепуху. Не помню уже точно, но примерно так.
   - А сейчас?
   - Как будто сам не знаешь. Войны остались в прошлом. Когда-то вообще хотели ядерную бомбу друг на друга скинуть. Теперь некому хотеть. Есть стабильность там, достаток всякий. Всяких там национальных и как их, социальных противоречий больше нет.
   - Но какова цена?
   - Ну... А что значит цена, ты о чём?
   - Всё человечество разделено на части. Кто-то живёт на Основных территориях, кто-то на базах в Национальных территориях или в округах, как мы, а других вообще выкинули в Дикие поля. Они ведь по всему миру существуют. И у людей нет возможности изменить свою жизнь.
   - Это не так, - возразил Илья. - Вот мой сын получил образование. Хочет записаться в космическую программу какую-то. Полетит на другую звезду, новый мир осваивать.
   - Ему повезло. А у остальных нет такой возможности. Особенно у тех, кто живёт в Диком поле. Да с нынешними технологиями можно прокормить любое число людей. Но население планеты сильно сократилось. Причём искусственно. Ведь здесь, где мы живём, когда-то обитали чуть ли не двести миллионов человек. А теперь, не более пятнадцати живёт.
   - Слушай, даже я знаю, что когда было много миллиардов людей, то огромные проблемы это создавало. Природа уничтожалась там, помойки всякие везде были. А теперь вон какой воздух свежий и вода чистая.
   - Зато нет никакой свободы. Без разрешения нельзя выезжать из поселений, нельзя детей рожать сколько и когда захочется.
   - Ну может ты и прав в чём-то. Вот моя жена умерла из-за болезни.
   - Видишь! Она могла быстро получить помощь, если бы вы жили в городе. А если бы жили в самом Логове, то и не заболела бы. Это неправильно!
   - Она и так могла получить помощь. Я думаю, мне просто отомстили. Нам с ней отомстили, за то, что мы без разрешения Костю зачали, - Илья дрожащими от злости пальцами достал сигарету и закурил. - Но... Что ты хочешь поменять? Вернёшься к государствам, с их войнами и всякими тратами на вооружение?
   - Нет, зачем. Нужно выносить уроки из прошлого, уметь делать выводы. Построить новый мир, в котором каждому найдётся место. Где люди не будут выживать, а будут жить полноценно, развиваясь, создавая что-то новое. Вот ты, - Федя пристально посмотрел в глаза собеседника, - хотел бы иметь возможность сделать что-то важное в своей жизни? Иметь какую-нибудь высокую цель, а не просто прозябать, выполняя обязанности младшего инспектора?
   Илья задумался, медленно выпуская дым. В чём-то его напарник прав. Где-то вдали отсюда, в одной из немногочисленных общин Дикого поля, такие же люди пытаются вырастить немного хлеба, картошки или гречки, чтобы не умереть с голода. Они здесь сидят, сытые и пьяные, на страже существующего порядка вещей, но не имея никакой цели в жизни, которая бы делала человека человеком. По крайней мере он, Илья, такой цели точно не имеет. А где-то в Логове сытые и одетые сотрудники корпораций решают сложные и интересные задачи, делающие их жизнь насыщенной и полноценной. Доля правды здесь была. Но была и другая правда. Его сын, Костя, смог вырваться из поселения в Логово. А оттуда ему откроется дорога в один из технополисов Основных территорий. Если парню повезёт, то он попадёт в колониальную программу и сможет воплотить свою мечту в жизнь. И у отца нет права ставить его мечты под угрозу. Да и вообще, какое ему, Илье дело до несправедливости мира? Он его что ли таким создал? Ему вообще наплевать на всех.
   - Нет, - проговорил Илья, глотая хлеб с мясом. - Не хотел бы. То, о чём ты говоришь, это просто мечты. Несбыточные и глупые. Я не могу и не хочу делать что-нибудь, что навредит моему сыну. Да и тебе не советую. У тебя жена, ребёнок. Достаток есть. Получишь от комиссии разрешение, ещё ребёночка заведёте. Живи, радуйся. Я об этой беседе никому говорить не стану. Мы оба пьяные сейчас, так что наболтать всё можно. Ты что-то не так сказал, я что-то не так понял. Так что забудем.
   После этих слов Ильи, разговор дальше не пошёл. Напарники ещё долго сидели и выпивали, пока не задремали, прямо за столом. Какое-то время спустя, Илья вынырнул из дрёмы. Опьянение пока не думало выветриваться, отчего комната с моргающей лампой и мерно стучавшим вентилятором ещё была подёрнута алкогольным туманом. Не желая с ним расставаться, Илья выпил новую рюмку. Ему очень сильно захотелось на свежий воздух. Федя лежал на его койке и мирно сопел. Не сумев разбудить напарника, Коробов надел пояс с ножом и пистолетом, взял автомат и, выключив свет, вышел на улицу.
  

***

   Оказавшись на крыльце, Илья невольно остановился и с наслаждением несколько раз вдохнул полной грудью предутреннюю свежесть. Любуясь звёздами, стараясь не упасть, пьяный младший инспектор бесцельно пошёл по улочке. Его шатающийся силуэт привлёк внимание собак и те дружно залаяли. "Тьфу ты, брехать начали, чтоб вас!" - буркнул под нос Илья, до этого с умилением наслаждавшийся ночными звуками. Стараясь вернуться в тишину, Коробов не спеша двинулся прочь из поселения. Постепенно лай собак стих, оставшись где-то позади. Да и сами псы потеряли к пьяному человеку интерес. Илья углубился в лес, не имея никакой цели. Просто шёл, хрустя ветками и приминая папоротник. В одном месте обнял сосну и долго стоял, прижимаясь грудью к бугристой коре. То ли спьяну, то ли на самом деле, но он ощущал, что дерево питает его какой-то невидимой бодрящей энергией, приятно растекавшейся по телу. Потом это чувство пропало и Коробов осознал, что просто стоит в лесу и обнимается с деревом. "Это чтобы не упасть", - сказал он вслух, дабы как-то оправдаться перед самим собой. Поправив автомат, он пошёл дальше.
   Почва под ногами становилась всё более мягкой и влажной. Всё чаще стал попадаться мох, образующий целые кочки. Деревья здесь были чахлые и тонкие. Наконец, ботинки стали заметно чавкать в грязи. Илья остановился, слушая лес и вдыхая запахи близкого болота. "Помогите!", - едва заметный, тонкий как игольный укол звук коснулся ушей. Коробов насторожился, но ничего кроме звона комаров и лёгкого шелеста листьев не услышал. Простояв минут пять, он уже собрался было уходить, когда вновь со стороны болота донёсся жалобный едва заметный стон: "Помогите!". Опять почудилось? "Помогите!" - вновь прилетел с болота жалобный женский голосок, не оставив Илье сомнений в том, что никакой ошибки здесь нет.
   Коробов взял автомат на изготовку и, пьяно пошатываясь, осторожно пошёл на голос. Очень скоро влажная почва кончилась и перед собой Илья увидел чёрную болотную воду. Дальше из воды торчали кочки, на некоторых из которых росла ольха. "Помогите!" - жалобный стон заставил младшего инспектора соображать быстрее. Стараясь не соскользнуть в воду, он осторожно пошёл по кочкам, в правой руке держа оружие, а левой хватаясь за стволы деревьев. Очень скоро ольха закончилась и кочки остались без каких-либо опор. "Помогите!" Вдыхая полной грудью затхлые болотные запахи, Илья спешил на голос. Утро было уже совсем близко, что позволяло видеть предметы на довольно большом расстоянии. Но попавшую в беду девушку пока не было видно.
   Илья прошёл довольно далеко, когда увидел перед собой чарусу - место, где на поверхности трясины лежал плотный ковёр болотных трав, образуя настоящую полянку. Посередине её сидела на корточках красивая нагая девушка с чёрными, раскинутыми по плечам волосами, убранными осокой и незабудками. Повесив автомат на плечо, Илья завороженно смотрел на обнажённую красотку, неведомо как оказавшуюся на болоте в ночной час. Её необыкновенно стройный стан, красивые ноги, округлые бёдра и видневшиеся крупные сочные груди будоражили сознание давно лишённого женской ласки мужчины. Взяв себя в руки, он окликнул незнакомку: "Эй, что случилось?" Девушка ничего не ответила, лишь подняв на Коробова печальные глаза, заплакала. "Что с тобой?" - вновь спросил младший инспектор. "Илья, Илюша, - жалобно, но в то же время необыкновенно ласково запричитала девица, - помоги мне! Выведи меня с болота, заблудилась я... Помоги мне, а я тебя отблагодарю. Всё что хочешь с тобой делать будем. Не бросай меня здесь, Илюша, милый... Иди ко мне, помоги подняться!" Коробова обожгло холодом, когда он услышал от незнакомки своё имя. Но в то же время тон её голоса и манящая соблазнительная нагота, вкупе с недвусмысленным посулом отблагодарить, лишили его способности здраво мыслить. "Ну что ты стоишь, Илюша? Иди ко мне!" - полным нежности голосом позвала красотка.
   Илья пошёл к ней. Не успев сделать и трёх шагов, он своим весом порвал травяной ковёр и провалился в холодную чёрную воду. Девица будто ждала этого. Резко вскочив, она с диким хохотом в несколько прыжков добежала до хватавшегося за траву младшего инспектора. С ужасом Илья увидел, что у бегущей к нему соблазнительницы вместо человеческих ступней большие лягушачьи лапы с перепонками. Больно схватив Коробова за плечи, девица, заливаясь хохотом, погрузила его с головой в болото. Автомат соскользнул с плеча и сгинул в затхлой хляби. Болотница подняла Илью из воды. Для такой хрупкой изящной фигурки она обладала чудовищной силой: взрослый мужчина повис на её ручках, до пояса возвышаясь над чарусой и беспомощно дёргая конечностями. Демонический смех девицы оглушал его и далеко разлетался над топью. Она заглянула в его лицо, отчего сердце Коробова чуть не остановилось: это была та самая незнакомка, что он видел в Северском Погосте. Те же черты, тот же маленький милый шрамик на верхней губе, ошибки быть не могло. Только вместо короткой стрижки густых каштановых волос, длинные чёрные пряди. И глаза. Не смотря на оглушительный весёлый смех, зелёные зрачки болотницы сверкали потусторонним демоническим блеском. Оглушающий смех притих, так как над головой Ильи сомкнулась затхлая вода. Когда он уже начал захлёбываться, девица вновь достала его на поверхность. "Ха-ха-ха-ха! Ну почему же ты такой дурак, Илюша?! - веселилась болотница. - Ведь я от тебя так близко, только руку протяни!" Новое погружение в топь, новый подъём на поверхность. Коробов повис в воздухе: она с лёгкостью держала его на одной вытянутой руке. Другая рука хлопала по карманам, дошла до пояса, пощупала кобуру, ножны. У самого лица его сверкнул нож. "Вот она, смерть", - мелькнуло в голове. "Ой дурак, Илюша! - всё так же громко смеялась болотница. - Ой дурак! На память себе твой нож заберу!" Изящная девичья рука опять погрузила его в топь, и со страшной силой толкнула под травяной ковёр, откуда уже нельзя было выбраться.
  

***

   "Ну здрасьте! Я его тут по всем окрестностям ищу, а он спит себе спокойно", - голос принадлежал Феде. Не больно, но настойчиво он шлёпал Илью по щекам. Коробов открыл глаза. Яркое солнце, уходящие в голубое небо стволы сосен и напарник, сидящий на корточках.
   - Проснулся? - Федя улыбался, хотя лицо его после ночной попойки выглядело помятым.
   - У меня проблема! - сказал Илья, удивлённо ощупывая камуфляж. Одежда была совершенно сухой.
   - Да уж вижу твои проблемы.
   - Я не об этом. Я автомат в болоте утопил!
   - Автомат? - Федя искренне удивился. - Он в опорном пункте на стуле лежит.
   - Ты шутишь?
   - А ты? - недоверчиво спросил Архипов. - Пойдём. Сегодня тогда выходной устроим, отдохнём. Мне ещё дело одно надо сделать, отъехать ненадолго. А ты отсыпайся. Напугал ты меня. Просыпаюсь, а тебя нет! Предупредил бы, что ты в пьяном виде по ночам гулять любишь.
   - А где болото? - спросил Илья, оглядываясь по сторонам. Форма была сухой, за исключением слегка влажного правого бока, но тут причиной была земля, на которой он спал. После ночного купания она просто не могла так быстро просохнуть. Сон? Коробов потрогал ножны, они были пустыми.
   - Болото? Да до него километра полтора отсюда. Пойдём домой!
   Федя заботливо разложил на столе нехитрую закуску, а сам быстро ретировался. Илья, немного присмотревшийся за эти дни к напарнику, заметил, что он слегка нервничает и суетится больше обыкновенного. Явно что-то задумал. Коробов пошёл вслед за Федей, чем серьёзно нарушил его планы. Тот готовился поехать куда-то на внедорожнике. Куда именно, Илья специально не стал узнавать, но ни на шаг не отходил от коллеги. Фёдор делал вид, что готовит машину, проверяя то электродвигатель, то колёса, то двери, хотя в этом не было никакой нужды. Наконец, он отлучился под предлогом того, что надо сказать кое-что жене. Илья видел, как он объяснил что-то своему соседу и тот отправился на другой конец Северского Погоста. Вернувшись, Федя сел за руль и уехал.
   Илья направился было в опорный пункт, но потом решил сходить к продовольственному складу. Он очень удобно располагался у единственного выезда из села. Сидя там можно было наблюдать за дорогой. Коробов решил проверить, пойдёт кто-нибудь вслед за внедорожником или нет. В ушах его продолжал звенеть демонический смех болотницы и в мозгу постоянно крутились её слова: "Ведь я от тебя так близко, только руку протяни!"
   У склада он выбрал место в тени и сел в траву, прислонившись спиной к стене. Его было довольно трудно заметить, зато он видел любого, кто шёл по дороге. Рабочий день был в самом разгаре, большинство жителей сейчас трудились в сельскохозяйственных башнях или сидели на уроках в школе. Но несколько человек прошли мимо Ильи, в их числе какая-то девица с корзинкой для грибов и две пожилые женщины, видимо подруги. Коробов начал засыпать, убаюканный запахами травы и стрекотанием кузнечиков, в котором то и дело чудился смех болотной девицы. "Ведь я от тебя так близко, только руку протяни!"
   Илья вздрогнул, прогоняя сон. По дороге шла молодая девушка, которую сопровождал какой-то парень. Коробов видел его раньше, но не помнил имени. Девушку он тоже узнал и сердце заколотилось чаще. Это была она, та самая подозрительная незнакомка. Дождавшись, когда парочка поравняется с ним, Илья резко встал из травы и пошёл им наперерез:
   - Молодые люди, остановитесь!
   Девушка была спокойна. Парень тоже не растерялся:
   - О, инспектор, здравствуйте! Мы спешим, а то бы пообщались.
   - Не надо никуда спешить. Впрочем, ты мне не нужен, можешь идти куда шёл. А вот вы задержаны!
   - В чём дело? Это моя сестра, она в гостях, всё законно.
   - Сестра твоя? А документы есть? Разрешение на посещение?
   - Конечно, в доме остались.
   - Приноси их в опорный пункт, мы там будем.
   - Лучше не лезь, инспектор!
   Парень закрыл девушку, встав на пути у Ильи. Он был настроен весьма решительно. Коробов расстегнул кобуру и направил ствол пистолета в его сторону. "Не надо, Сергей! - сказала девушка приятным слегка хриплым голосом. - У тебя будут неприятности. Он ведь имеет право стрелять. Ведите куда собирались". Сергей некоторое время колебался, но потом отступил. Илья, не спуская с него глаз, достал наручники и приковал правую руку девушки к своей левой. От её близкого тепла по телу прошлись волны приятного воодушевления. Илья готов был отдать что угодно, лишь бы их знакомство состоялось иначе. Но увы, она подозреваемая, а он сотрудник безопасности. "Ну чего ты рот разинул, Серёжа? - спросил Илья у парня. - Ступай домой". Парень обжёг Коробова испепеляющим ненавистью взглядом и молча отправился прочь из поселения.
   В опорном пункте Илья отвёл девушку в допросную комнату и пристегнул к специальному креплению на столе. Сняв лёгкую куртку, он сел напротив и некоторое время любовался чертами её лица. В отличие от болотницы, глаза у этой девушки были коричневыми. В них не было потустороннего зла, была лишь твёрдость и напряжённая работа мысли. Видимо, решала как быть дальше.
   - Как тебя зовут?
   - Лида.
   - Меня зовут Илья.
   - Я знаю.
   - Откуда?
   - Да все знают, - Лида улыбнулась, и улыбка эта для Ильи была как луч весеннего солнца для измученной морозами земли.
   - Сколько тебе лет?
   - Двадцать три.
   - Двадцать три... - задумчиво повторил Илья. Она была на одиннадцать лет моложе него. Только ли из-за её молодости и привлекательности ему было так приятно находиться рядом с ней, или была ещё какая-то причина? Почему он всякий раз смущённо опускает глаза, когда она смотрит в них, но в то же время тут же хочет вновь их поднять, чтобы испытать это сладкое чувство? Почему именно рядом с ней он чувствует, что угрюмый туман в его душе, в котором столько лет клубилась болезненная скорбь, вдруг перестаёт его угнетать, ибо на её место появляется что-то новое, живое и приятное. Будто бесследно пропадает многолетняя мучительная рана. - Как твоя фамилия?
   - Просто Лида.
   - Без фамилии?
   - Да.
   - Откуда у тебя шрам? - внезапно для самого себя спросил Илья и мысленно обругал свою бестактность. Ведь она девушка, ей наверняка неприятны такие вопросы.
   - Брилась, порезалась, - холодно съязвила Лида.
   Коробов не засмеялся и даже не улыбнулся. Он машинально дотронулся до своей щеки, только сейчас поняв, что не брился уже несколько дней. Ему стало неловко за своё покрытое щетиной лицо, за перегар изо рта, за то, что приковал девичью руку к столу. Но дело уже сделано, надо было работать.
   Он встал со стула и зашагал по допросной из угла в угол, стараясь не смотреть Лиде в глаза. Лишь сыпал вопросами: "Откуда ты? Как попала в Третью зону? Как ты связана с младшим инспектором Северского Погоста Фёдором Архиповым? Кто ещё тебе помогает? У кого пряталась и зачем? Что знаешь про убийства в лесу?" Лида упорно молчала, лишь плотнее сжимая губы. Красивое лицо её становилось всё твёрже и решительнее. Коробов был огорчён. Но не тем, что девушка игнорирует его вопросы. Его печалило, что она больше ни разу не улыбнулась. Он злился на себя за то, что с каждым его вопросом, между ними вырастает стена, кирпичики в которую кладёт именно он. Но в то же время Илья не мог заставить себя замолчать, ведь она что-то знает о тех убийствах. Кто она такая? Эта загадка тоже была очень интересна. И есть ли у неё там, откуда бы она ни была, кто-нибудь? Любимый парень, жених, муж, дети? Наверняка есть, такая молодая красивая девушка просто по определению не может быть одинока. Осознание логичности такого предположения больше всего раздражало Илью. Можно было принести планшет и снять отпечатки пальцев. Тогда можно будет прояснить, имеет ли она отношение к жителям поселений или нет. Но Илья не брал планшет. Если снять отпечатки, она сразу попадёт в базу данных, её придётся регистрировать. Это наверняка очень навредит девушке. Можно было не сомневаться. Он же хотел помочь ей, но не знал как. А вместе с ней помочь и себе. Победить многолетнюю тоску, закрыть уже ту затянувшуюся главу своей жизни, в которой были только боль и одиночество, найти в жизни смысл. "Ведь я от тебя так близко, только руку протяни!" Лида знала, что инспектор должен первым делом снять её отпечатки. И она видела, что он этого не делает. Забыл? Она посмотрела ему в глаза, он смущённо отвернулся. Нет, он не забыл про регламент. Женская проницательность подсказала ей, что допрашивавший её инспектор глубоко несчастен и одинок. Лида не знала его истории, но прочла её суть в выражении его печальных глаз, в интонациях его голоса, в наигранной суровости, в том, как он держал себя с ней. Девушка испытала к нему чувство жалости и почти материнскую нежность, хоть и был он намного старше. Её миссия, уже в который раз оказавшаяся на грани провала, вновь обрела шанс на успех.
   Илья запер Лиду в камере, а сам пошёл подышать на крыльцо. Там его поджидал Федя. Ни тени дружелюбия не осталось у младшего инспектора Северского Погоста:
   - Зачем ты задержал девушку? - строго спросил он.
   - Дай подумать, - ледяным тоном ответил Илья. - Статья тридцать пять "Сокрытие личности", статья сорок один "Незаконное пребывание в поселениях Национальных территорий", статья пятьдесят "Сокрытие преступления", и, возможно, статья шестьдесят два "Сговор с целью свержения законного порядка". Может и терроризм можно добавить, пока не знаю.
   - Если всё так, то почему ещё не доложил о задержанной?
   - Я надеялся, что ты доложишь, - Илья испытующе посмотрел на своего напарника. - Мы ведь вместе расследование ведём.
   Коробов запер дверь опорного пункта и проверил автомат. Федя немного постоял на крыльце и пошёл домой. Каждый из них очень надеялся, что напарник не станет докладывать начальству про Лиду.
  

Глава 6

Закрытое дело

   Илья провёл очень беспокойную ночь, заснув только под утро. Он всё ждал, что придёт Архипов и попытается силой отбить задержанную. Хотя мысль эта была совершенно безумной. Ведь могла начаться стрельба и все делишки местных всплыли бы на поверхность. Ведь в случае убийства или ранения Коробова в Северский Погост нагрянет целая рота спецназа уже с настоящими дознавателями. Перевернут всё поселение вверх дном, расколют в два счёта причастных. А то и вовсе снесут поселение артиллерийским огнём. Нет, местные не настолько глупы. Поэтому после задержания Лиды они притихли. Только присматривали за опорным пунктом, стараясь делать это с максимально дружелюбным видом.
   Утром пришла девица и передала для "уважаемого младшего инспектора" и задержанной завтрак. Илья поблагодарил, но на всякий случай накормил сначала Лиду, терпеливо ожидая возможных последствий: не заснёт ли из-за подсыпанного в еду зелья? Лида не заснула. Тогда он подкрепился сам. Потом долго сидел в кабинете, вдыхая табачный дым и слушая мерный стук вентилятора.
   У Коробова не было никаких сомнений, что Федя связан с какими-то неведомыми силами, действовавшими в Диком поле. С ними же вели дела боевики из "Бригады Фомича". Какое отношение к этому переплетению имеет его задержанная? Самое прямое. Она не житель Национальной территории. В этом можно не сомневаться. Но и на человека из Дикого поля тоже не сильно похожа. Очевидно, что Лида и была представителем этих загадочных сил. Илья двигал по столу автоматный патрон, задевая им хлебные крошки и жирные разводы. Выходит, что легенды про Сопротивление не вымысел? Группы людей, которые ушли в подполье, чтобы бороться с новым устройством мира действительно есть. Но как они умудряются выживать и чем вообще занимаются? В то время как человеческие города уже появились на Луне и Марсе, готовится освоение планеты Саргон, на самой Земле ещё остались места, в которых прячутся враги существующих порядков. Почему корпорации их не найдут, и не уничтожат? Не хватает сил? Ерунда. С их технологиями это должна быть вполне решаемая задача. Вопросы, вопросы, вопросы... И ни одного ответа! Кто мог бы хоть что-то прояснить, сидит в камере и держит язык за зубами. Дознаватели бы её разговорили.
   Илья вздрогнул от этой мысли. Меньше всего он хотел причинить Лиде хоть малейший вред. Но как быть с сыном? Если Илья влезет в какие-то мутные дела и попадётся, мечтам Кости о космической экспедиции может прийти конец. А ещё этот странный лесной зверь, убивший боевиков в лесу. Не о нём ли говорил Колдун, как о новом хозяине? Или это был вовсе не зверь, а человек. Опять же, Лида скорее всего знала правду о случившемся, но она молчит. Размышляя, Коробов двигал по столу патрон. Стрелка неумолимо ползла по циферблату, спиралью срезая из жизни час за часом. Как быть? Решение было совсем рядом, но Илья никак не мог его нащупать.
   В то же самое время младший инспектор Архипов сидел дома и не находил себе места. Каждые две-три минуты он проверял программу, ежесекундно ожидая, что Коробов скинет туда отчёт о задержании Лиды. Но по какой-то причине этого не происходило. Несколько раз он подходил к опорному пункту, порываясь постучать в дверь и прояснить ситуацию. Но всякий раз останавливался в последний момент и уходил домой, чтобы вновь и вновь проверять программу. Проблема была в том, что ему Лида тоже ничего не рассказала. Он знал лишь, что её надо вывезти из поселения и знал куда именно: в городок Колдуна. Мучительное ожидание длилось бесконечно.
   Наконец, Фёдор не выдержал. В очередной раз он пошёл к опорному пункту, взяв с собой оружие. Неожиданно для себя, он застал Илью мирно курящим на ступенях крыльца. Немного поколебавшись, Федя сел рядом, положив автомат на колени. Минут тридцать или даже сорок прошло в молчании. Илья заговорил первым:
   - Дело нам попалось совсем несложное.
   - Ну да, лёгкое, - поддакнул Федя, не очень понимая, куда клонит напарник.
   - Погибший, как его там?
   - Евгений, - подсказал Фёдор.
   - Евгений, да. Поссорился с женой, пошёл в лес. Наткнулся там на разборки бандитские, увидел что-то не то. И они его убили. А потом их кто-то убил. Верно я мыслю?
   - Да, я тоже пришёл к аналогичным выводам, - Архипов понимал намёки напарника, но его мотивы были для него совершенно необъяснимы. Впрочем, на данный момент это было не так важно.
   - Ну и славно. В отчёте так и напишем. Дело закрыто, всем плевать. И не спрашивай почему, - упредил Илья вопрос собеседника. - Кстати, кто убил боевиков "Бригады Фомича"?
   - Честно, не знаю.
   - Куда ты хотел увозить Лиду?
   - К Колдуну. Она сказала, что надо туда.
   - Вместе её отвезём, - Илья всем сердцем не желал упускать Лиду, но понимал, что это неизбежно.
   - Хорошо... Лучше сегодня. Чем быстрее управимся, тем лучше. Как быть с экспертом из Логова, Олег, эээ...
   - Олег Васильевич, - в суете последних дней Илья совсем позабыл про их третьего напарника, приставленного вообще непонятно зачем. Тем более, что он на глаза не попадался, постоянно проводя время с местным доктором. - Хм... Даже не знаю. Будем надеяться, что он ничего не заподозрит и никуда не доложит.
   - Очень рискованно, - заметил Фёдор.
   - А есть другие варианты?
   - Нет.
   - Вот именно.
   - Тогда надо собрать что-нибудь перекусить в дорогу. И ехать. Чем быстрее, тем лучше. Надо Лиду выпустить.
   Напарники собрались было идти за девушкой, как услышали крики о помощи и шум толпы. Сумятица происходила на въезде в Северский Погост, аккурат там, где вчера прятался Илья, поджидая Лиду. Коробов взял автомат и они побежали к продовольственному складу.
   Там собралось человек пятьдесят, в основном женщин и детей, но было и несколько мужчин, в том числе старшина поселения. Они окружали четырёх молодых девиц, бледных от ужаса и с трудом способных говорить.
   - Что здесь происходит? - громко выкрикнул Фёдор и шум поутих.
   - На... нас... Напал... Кто-то... Что-то... Катя там осталась, - давясь слезами всхлипывала одна из девиц.
   - Кто напал?
   - Я не знаю, большой... Мы убежали! Катя осталась...
   С огромным трудом девица смогла объяснить, где именно всё произошло. Федя велел вести девушек в медпункт, а сам обратился к напарнику: "Здесь рядом совсем, пешком быстрее будет!" Илья кивнул.
   За десять минут они добежали до места. Стояла необычайная тишина. Илья и Федя, медленно шли вперёд, держа под прицелом каждый свой сектор. Чем ближе напарники приближались к месту трагедии, тем сильнее становилось чувство опасности, словно окутывавшее невидимой паутиной кусты и деревья. Федя уже испытывал эти ощущения, когда шёл к месту встречи с Покойником и его людьми. Илья же ощущал подобное впервые.
   Девушка лежала на спине, широко раскинув руки. Трава вокруг её тела была примята. Бледный цвет обескровленного лица и странная рана на шее, всё как у боевиков из "Бригады Фомича". Около тела они нашли несколько следов, не похожих ни на звериные, ни на человеческие. Отталкивающее чувство опасности сохранялось, но становилось слабее, причём оно исходило с противоположной от Северского Погоста стороны, словно таинственный "излучатель" удалялся вглубь леса.
   - Катя, как же так! - воскликнул Архипов. - Ей только шестнадцать исполнилось. Я же её с младенчества знаю...
   - Потом грустить будешь, - холодно ответил Илья, хотя вид погибшей юной девушки заставлял сжиматься сердце. - Давай бегом в Северский Погост, пригони внедорожник. А я здесь покараулю.
   - Зачем внедорожник?
   - На себе её лучше не тащить. Твои односельчане могут перенервничать.
   - А если оно вернётся?
   - Зачем? Оно уже поело.
   - Её может и поело, а тебя ещё нет.
   - Да, точно, - эта очевидная мысль почему-то не пришла Илье в голову. Но подумав несколько секунд, он всё же остался на своём. - Покараулю. Всё-таки я с оружием.
   - Покойник и его люди тоже были вооружены.
   - Ой, давай уже, нечего меня запугивать. Я и так на нервах!
   Федя быстрым шагом направился в Северский Погост. Илья остался около мёртвой девушки, водя стволом автомата по кустам. Боевики, девчонка. Это уже походило на что-то систематическое. И это только то, что известно. В лесу явно завелась какая-то тварь. Новый хозяин мира, о котором твердил Колдун? Поначалу Илья счёл его россказни бредом, хотя по хорошему нужно было сразу задуматься. Вот лишнее тому подтверждение, лежит у его ног, обескровленное с посинелыми от ужаса зрачками. А подружек сейчас местный доктор пичкает успокоительными. Что именно они видели? Илья внимательно изучил след. Раза в три больше обутой в ботинок ступни взрослого мужчины. Отметины четырёх крупных пальцев с когтями. На медведя не похоже, на человека тоже. Что за чертовщина творится в здешних краях?! Илья вспомнил свою ночную встречу с болотницей. Пьяный бред? Коробову доводилось напиваться вусмерть и видеть жуткие сны. Но ни один из них не был настолько реалистичен. Цвета, запахи, ощущения. Вообще никаких отличий от действительности. Тогда почему его камуфляж был сухой, а автомат лежал в опорном пункте? Вернувшись туда, Илья придирчиво изучил оружие. Серийный номер, потёртости, шероховатости, маленькая вмятина на раскладном прикладе: это был его родной автомат. Но тогда куда девался нож? Одни вопросы. Он посмотрел на девушку: "С кем ты повстречалась, горемычная?" Только лёгкое шипение ветерка и стук дятла были ему ответом. До слуха донёсся шум электродвигателя: Федя.
   Олег Васильевич долго и тщательно обследовал мёртвую девушку. Делал какие-то пометки, брал анализы образцов. Вердикт его был однозначный:
   - Это очень странно, молодые люди. Я такого ещё не видел. Ничем не могу помочь.
   - Как не видели, - изумился Илья, - а трупы боевиков?
   - Там совсем другое, совершенно иной случай.
   - Как это другое, всё то же самое! - поддержал напарника Федя.
   - Я специалист, не надо меня поучать! - возмутился эксперт. - Я сказал, что случаи совершенно разные. И точка.
   Илья утянул Федю на улицу. Но поговорить им не удалось. Там собралась толпа не менее чем в триста человек. Люди требовали объяснений и немедленных действий. Требовали выдать им оружие. Как выяснилось, мужчины пытались организовать облаву, но у них ничего не вышло. Собаки, понюхавшие след, скулили и поджимали хвосты. А идти без оружия никто не решился. Логово заблокировало замки в оружейной комнате и на домашних сейфах жителей. Это вызвало ещё большее возмущение. Денис Владимирович, старшина Северского Погоста, безуспешно пытался успокоить своих подопечных. Увидев младших инспекторов, он был несказанно рад. Но их появление ещё больше разозлило людей. Они кричали, требовали защитить их, а также выдать оружие и организовать поиск неведомого кровопийцы. Успокоить их никак не получалось. Сорвав голос в бесплодных попытках добиться внимания, Илья дал длинную очередь в воздух. Это возымело определённый эффект. Люди не успокоились, но немного притихли:
   - Хватит устраивать истерики, - охрипшим голосом, но максимально громко проговорил Коробов. - Этим ничего хорошего вы не добьётесь!
   - А мы не хотим добиваться чего-то хорошего, - крикнула одна женщина. - Что произошло? Почему нашим мужьям не выдают оружие?
   - Спокойно! - вмешался Федя. - Сейчас я пошлю запрос на организацию поисков этого... Этой твари. И мы её поймаем!
   - А если Логово откажет?
   - Не откажет.
   Уверенность младшего инспектора вселила в жителей надежду и они немного успокоились. Пока Архипов составлял на планшете запрос, отправлял его и ждал ответа, было относительно тихо. Люди переговаривались, обсуждая кто пойдёт на охоту и что будет нужно с собой взять. Через пять минут пришёл ответ: Логово категорически запрещало какие-либо действия и отказало в выдаче оружия. Сообщение произвело вполне ожидаемый эффект: в толпу людей словно бросили какой-то химический реагент, и она взорвалась новыми криками и угрозами. Илье вновь пришлось стрелять в воздух.
   - Кончай палить, инспектор! - крикнул один из мужчин, выступая вперёд. - У нас тут знаешь, что с такими стрелками делают? Убивать нас решил? Не выйдет!
   - Я догадываюсь, что у вас могут делать. Получал у себя в Георгиевке по рёбрам несколько раз, - пошутил Илья и слова его немного разрядили накалившуюся обстановку. - Послушайте! Бунт ни к чему хорошему не приведёт. Логово не будет никого уговаривать. Даже разговаривать не будет. Поэтому не надо их провоцировать.
   - Это нас не надо провоцировать! - высказал мужчина общую мысль.
   - Стойте, стойте, не кипятитесь! Вам запретили что-то предпринимать. Но мне и Феде никто ничего не запрещал. Сейчас вы разойдётесь, а мы пойдём в опорный пункт и свяжемся со старшим инспектором. Я обещаю, что мы уговорим его разрешить нам защитить вас.
   - Да, я тоже вам обещаю! - сказал Федя. - Мы сделаем всё, что нужно.
   Инспектора и старшина ещё долго уговаривали жителей Северского Погоста разойтись по домам, но в конце концов им это удалось. Когда толпа рассосалась, Илья позвал Фёдора в опорный пункт.
  

***

   Коробов вывел Лиду из камеры и позвал всех в допросную комнату. Резким движением толкнул один стул к другому и предложил сесть. Федя и Лида уселись рядом друг с другом. Илья стоял напротив них:
   - Я больше не желаю слушать никаких бредовых отговорок и оправданий. И тем более молчания, - при этих словах он поглядел на Лиду. - Выкладывайте, всё что знаете. Что здесь у вас творится?
   - Не лезь не в своё дело, - сквозь зубы проговорил Федя.
   - Ошибаешься, парень! Это теперь и моё дело тоже.
   - Меньше знаешь, крепче спишь!
   - Я и так уже знаю слишком много для того, чтобы перестать спать.
   - Ну вот и не лезь дальше. А то не только сон потеряешь.
   - Что ещё я потеряю?
   - Всё потеряешь.
   - Ошибаешься, - разозлился Илья. - Мне терять уже нечего. А вот ты доиграешься. У тебя жена и ребёнок, а ты какие-то делишки мутишь. Думаешь, это секрет такой? Ты уже на подозрении! Если проколешься, твоим девочкам конец.
   - Не трогай мою семью, урод! - Федя покраснел от злости.
   - А я и не буду её трогать. Мне не надо. Этим другие службы занимаются. Проколешься, и тебе конец. Знаешь, что я тебе скажу? Ты уже прокололся при мне столько раз, что подписал себе и семье своей смертный приговор. Я сказал, выкладывайте, всё что знаете!
   - Обойдёшься! Не лезь не в свои дела!
   - Ты в свои дела меня сам впутал, придурок! Теперь либо выкладывай всё, либо прощайся с женой. Логово за подобное по голове не гладит.
   - Не смей здесь угрожать!
   - А то что?
   - Пожалеешь!
   - У тебя кишка для такого тонковата!
   Оба напарника схватились за оружие. Но Федя был намного моложе и стремительнее своего коллеги. Когда пистолет Ильи ещё только наполовину вышел из кобуры, чёрное дуло в руках его напарника уже угрожающе целилось оппоненту в грудь. Илья застыл, понимая, что безнадёжно опоздал. Но Федя не стрелял, хотя было видно, что он с трудом себя сдерживает.
   - Ладно, успокойтесь, - заговорила Лида. Голос её, нежный, с лёгкой трещинкой хрипотцы, звучал тихо и убаюкивающе. Она приняла решение, противоречащее всем инструкциям и здравому смыслу. Стань такое известно, её бы немедленно отстранили от участия в операции, заменив на другую. Но она решила рискнуть, опираясь на выводы, сделанные из наблюдений за младшим инспектором. - Илья, ты ведь хочешь помочь? Мы всё расскажем. Я расскажу первая. А вы пока уберите оружие, нечего здесь устраивать, - мужчины нехотя подчинились. - Как ты уже мог догадаться, я не жительница Дикого поля. Но и к корпорациям я не имею никакого отношения. Я из числа противников существующего мироустройства. Мы прячемся в подземных убежищах, которые похожи на ваши "логова", у нас есть развитые технологии. Иначе мы бы просто не выжили. Мы пытаемся что-то изменить. Но здесь, на Земле уже вряд ли получится. Нужен другой шанс. Вторая попытка. Я участвую в одной операции. Я её важнейший элемент. Примерно так.
   Илья с её слов почти ничего не понял.
   - Звучит очень красиво. Мне одно непонятно. Наша планета была изучена вдоль и поперёк ещё лет триста назад. Да чёрт, уже города есть на Луне, на Марсе. Мой сын собрался записываться в программу по колонизации другой планеты, до которой лететь тысячу этих, как их там? Световых лет! А ты утверждаешь, что на Земле ещё есть места, где тайно существуют целые высокоразвитые города?
   - Твой сын хочет в колониальную программу? Планета Саргон, корабль "Элисса"... Хм... Здорово.
   - Ну, он мне именно так и говорил. Стой, тебе откуда знать про Саргон и корабль? Так, ладно, не уводи меня с темы. Как вы можете прятаться здесь, на Земле?
   - Ну во-первых, с тех пор как население было искусственно сокращено с десяти миллиардов до одного, укромных мест стало значительно больше.
   - Ладно, допустим, что это так. Но как же всякие спутники слежения, станции и так далее? Ваши базы ведь должны потреблять энергию, ресурсы. Но никто не может вас засечь и уничтожить?
   - Нам позволяют существовать.
   - Позволяют?! Но зачем?
   - Наивный сельский житель, - Лида улыбнулась так очаровательно, что Илья не обиделся на это её снисходительное замечание. - Система, которая застывает, начинает деградировать и разрушаться. Наличие же противника заставляет поддерживать высокий уровень. Борьба за выживание лучший источник развития. Видимо, в этом кроется объяснение. К тому же у нас много сторонников. Даже занимающих высокие посты. Далеко не всем нравится такое вопиющее разделение человеческого рода. Тупик, в котором мы все оказались.
   - А как ты оказалась здесь?
   - Я сказала, я важнейший элемент одной операции. Но случайности, от них не защищён никто. Их не предусмотрит даже самый мудрый план. Меня переправляли в... Не важно куда. Мы потерпели крушение. Успели уничтожить наш летательный аппарат, но попались боевикам "Бригады Фомича".
   - Познакомилась с Алексом?
   - Ага, - кивнула Лида и вновь заулыбалась. - Почитает себя страшно хитрым, но не тянет даже на то, чтобы трезво оценить свои способности. Он предлагал мне стать одной из его жён.
   - Отказалась?
   - Как видишь. Мы смогли запутать его, принизить свою значимость. Сказали, что за нас он получит выкуп от жителей Северского Погоста. Хотя если бы он сдал нас Логову, то награда была бы намного больше. Ну а дальше ты знаешь.
   - Да, - подтвердил молчавший до этого Федя. - Мне сообщили, что нужно обменять людей. Кто и как сообщал, не спрашивай. Я не скажу. Это лишнее для тебя. Мы здесь собрали консервы и патроны, организовали встречу. Но я не попал на неё вовремя, потому что Логово проводило какую-то операцию. Не знаю, чем они занимались. Но вышло так, как вышло. У нас здесь все на стороне сопротивления. Старшина в том числе. Никаких особых действий мы пока не предпринимали. Но сам понимаешь, Логову этого будет достаточно, чтобы стереть нас в пыль артиллерией.
   - Понимаю, - кивнул Илья. - Ладно, хорошо. Теперь многое стало понятным. Но почему ты не ушла раньше? Тебя ведь никто не держал тут. Ты могла убежать в любой момент. Почему ты этого не сделала?
   - Уходить одной слишком опасно. За мной выслали специальную группу. Спасательная команда подойдёт к зоне поиска послезавтра. Или позже подойдёт, всё может измениться. Но они точно придут. Связной должен был оставить коммуникатор у Колдуна. Я с ними свяжусь и получу указания. Мне не было смысла убегать раньше. Но есть другая проблема. Я очень важна для наших. Если понадобится, то они могут прийти за мной даже сюда.
   - А это приведёт к столкновению ваших с "Бригадой Фомича" или даже со спецназом из Логова, - закончил её мысль Илья. - Я понял. Мы доставим тебя на место, но есть ещё одна проблема. Тот, кто выпил кровь из боевиков, опять вернулся.
   - Мы нашли девушку с такими же ранами, - рассказал Федя. Лида была ещё не в курсе произошедшего. - Нашу, местную. Раньше ничего подобного не случалось.
   - Лида, кто убил боевиков? - спросил Илья настойчиво. - Почему они не стреляли? Как смогла уйти ты? Это очень важно.
   - Боевиков, по всей видимости, убило это существо. Оно пришло из леса, большое такое. Мохнатое. Я не разглядывала его, потому что убегала. Эти отморозки при его приближении попадали на землю, корчились там. У меня тоже гудело в голове, но не до такой степени. Скорее всего, это оно как-то влияет. Поэтому и не стреляли.
   - Покойник, главный который, валялся без штанов, он... Делал что-нибудь с тобой?
   Лида сжала пальцы до белизны в костяшках. Лицо её стало сосредоточенным и злым. Илье захотелось убить этого Покойника ещё раз, только уже своими руками.
   - Сам-то как думаешь? Он... Они решили меня изнасиловать, прежде чем перерезать горло, как остальным. Хотя, наверное, это спасло мне жизнь. Этот выродок начал, но толком ничего не успел. Потому, что появилось то существо и я убежала.
   - Нужно прикончить эту тварь, - уверенно сказал Илья. - Мы доставим тебя к твоим и убьём это чудище. Придётся как-то совместить обе задачи. Федя, ты поговори со своими. Объясни им, что они должны будут молчать насчёт Лиды. Её здесь никто не видел, потому, что её тут никогда не было. Весьма вероятно, что сюда явится спецназ из Логова, может даже дознаватели. Все должны молчать как рыбы. Уверен, что Логово как-то связано с этим кровососом. Не зря наш Олег Васильевич так темнит.
   - Кстати, что с ним делать? Он знает про Лиду. Видел, как ты её задержал.
   - Возьмём его с собой. А в поездке с ним что-нибудь плохое может приключиться. Скорее всего. Я даже в этом уверен.
   - Я тебя понял. Но если он уже сообщал, что ты задержал кого-то?
   - Будет так: я задержал местную девушку за неподчинение. Организуй своих, пусть кто-нибудь из ваших девиц скажет, что, мол, да именно она мне хамила, за что и села в камеру на несколько дней. В общем, завтра выдвигаемся. Я сейчас буду звонить старшему инспектору, а ты иди готовь нам алиби. Вечером напишем отчёты и отправим их.
   - Откуда мне знать, что ты нас не сдашь?
   - Ниоткуда. Придётся поверить мне на слово.
   - Не начинайте заново, - вмешалась в разгоравшийся спор Лида. - Федя, иди к своим. Илья не сдаст нас, я ему верю.
  

Глава 7

Единственный выход

   Почти тридцать минут Илья потратил на разговор со старшим инспектором. С огромным трудом он уговорил его дать добро на проведение показательного рейда в лес, "чтобы успокоить жителей". Начальник даже разрешил взять с собой Олега Васильевича. Но разговор подтвердил самые худшие опасения. После завершения рейда в Северский Погост прибудет спецназ и с Архиповым проведут "серьёзный разговор" дознаватели. О последнем Илья решил своего коллегу не уведомлять.
   Федя зашёл ближе к вечеру, принёс обитателям опорного пункта еду, а для Лиды её комбинезон, выстиранный и аккуратно заштопанный местными мастерицами. Девушка была очень рада. Её родной комбинезон гораздо лучше подходил для похода в лес, чем чужие домашние вещи. Она отправилась переодеваться, а Илья с Федей, введя специальный код, взяли из оружейной комнаты ружьё и боеприпасы к нему.
   - Всего одно? - недовольно спросил Федя.
   - Ну а ты чё хотел? Официально, рейд будет для отвода глаз, чтобы ваших местных успокоить. Заедем в лес на пару дней, поторчим там, а потом вернёмся и скажем, что всё в порядке. Примерно так. Скажи спасибо, что удалось и Олега Васильевича с собой утащить. Ружьё вроде как для него. У нас-то оружие уже есть.
   - Ну что, тогда пойдём медика предупреждать?
   - Нет. Завтра его заберём утром, чтобы ничего лишнего не доложил. Пусть пока спокойно спит. Ты тоже иди домой, готовься. И не забудь отчёт отослать, как мы договорились.
   Федя ушёл, а Илья сел за стол, чтобы почистить автомат и проверить ружьё. В комнату вошла Лида и крутанулась перед ним на носках, показывая комбинезон и свою красивую фигуру. В этот момент она почему-то очень сильно напомнила ему девицу с болота. Тем более, что лица у них были одинаковые. Илья встал и одобрительно закивал головой.
   - Видел, какие здесь люди добрые живут? Мой костюм залатали, выстирали его. Меня прятали, хоть это опасно. Вот как вышло, что людей разделили? Живут в резервациях как скоты, выезжать нельзя, рожать по разрешению только. Похоже, верно, что человечество обречено. Остаётся лишь шанс начать всё заново. Но уже не здесь. В другом мире. Мне грустно, когда я так думаю... Демографическая дисциплина эта. Почему, если ты хочешь родить ребёнка, то должен просить у кого-то разрешения?
   - Мы с женой родили без разрешения.
   - Так ты женат? Вы молодцы. И что в итоге?
   - Сослали в Георгиевку жить.
   - Она сейчас там, ждёт тебя?
   - Она умерла.
   - Илья, извини, я не хотела тебя огорчать.
   - Нормально всё, я уже привык. А ты, у тебя... Кто-нибудь есть? - Илья задал вопрос, уже зная, каков будет ответ. Он уже ревновал к этому неизвестному счастливцу, которому Лида дарила свою любовь где-то там, на загадочной базе.
   - Нет, пока ещё не нашла, - ответ Лиды заставил кровь бегать быстрее, Илья почувствовал, как в висках застучал пульс, а по телу растекается странное воодушевление. - У меня был парень, но мы не сошлись характерами.
   Лида стояла, прислонившись спиной к стене. Ткань комбинезона красиво обтягивала рельеф её тела, акцентируя внимание заинтересованного наблюдателя на самых приятных взору местах. Если бы не короткие каштановые волосы, отличить её от болотницы было бы невозможно. Ещё у девицы с болота была более крупная грудь, но сейчас было трудно оценить точно, ведь её Илья видел совершенно голой, а Лида стояла перед ним в одежде. Сам не зная зачем, Коробов спросил вроде как невзначай:
   - Ты на болоте тут не бывала?
   - А что, ножик там потерял? - хитро прищурившись, улыбнулась девушка.
   Ноги у Коробова подкосились, в глазах потемнело, он едва не задохнулся, как после удара в живот:
   - Откуда ты знаешь?! - почти выкрикнул он. - Кто ты такая?
   - Илья, - Лида шарахнулась от него в дверной проём, настолько неожиданной и пугающей была эта перемена в настроении собеседника. - Ты чего?
   - Откуда знаешь про нож? Отвечай!
   - Ничего я не знаю про твой нож. Просто предположила. У тебя вон на поясе полный комплект: кобура, наручники. А ножны пустые. Ты по ним постоянно рукой хлопаешь и о чём-то думаешь. Ещё Федя упоминал, что ты ему говорил про свой автомат, будто утопил его. И про болото спрашивал. Вот я и предположила. С тобой всё в порядке?
   - Да... Да, нормально всё. Прости. Давай, иди спать. Завтра вставать рано и дел много.
   Лида ушла, пожелав ему приятных снов. Она спала в камере, только решётку он больше не запирал. Илья сел за стол, продолжив чистить автомат. "Чего я так психанул, действительно? - думал Коробов. - Она же всё пояснила. Чёрт, напугал девушку. Могли бы поговорить с ней нормально. Но куда мой нож всё-таки пропал?" Моргала холодная люминесцентная лампа, стучал неисправный вентилятор. Постепенно Илья успокоился. Закурил. Опять его мысли вернулись к этой красивой девушке, спящей под одной с ним крышей. Странное дело, но в последние дни, вспоминая свою жену, он почти не испытывал ноющей боли в груди, которая преследовала его все эти годы, став совершенно привычной, но от этого не менее мучительной. Он вспоминал жену, думал про Лиду, с удивлением отмечая, что ему стало намного легче. Лишь начал испытывать некоторые угрызения совести перед покойницей. Не обидится ли она на него за постоянные мысли о молоденькой незнакомке? Он успокаивал себя тем, что ничего предосудительного они с Лидой не делали. Просто разговаривали и всё. Но тем не менее странное чувство неловкости перед покойной женой никак не хотело его отпускать. У Лиды никого нет, она свободна. Осознание этого приносило Коробову сладкое чувство радости. Лида свободная девушка. А значит... "Ничего это не значит! - обрывал он сам себя. - Завтра она уйдёт к своим и ты её больше никогда в жизни не увидишь. Её не увидишь, сына не увидишь, жену тоже не увидишь. Так и будешь жить в одиночестве". Каждое слово этих размышлений хлестало его холодным и горьким кнутом. Но он повторял их вновь и вновь.
   Постепенно его мысли обратились к Архипову. Вот парень, жена у него, ребёнок, уют домашний. Даже нашёл себе цель в жизни, да ещё какую! Увлёкся идеями Сопротивления. Хочет бороться за справедливое устройство жизни. Даже, наверное, уже участвует. Наивный... "Но эта хорошая цель, достойная, - размышлял Коробов. - Ведь лучше, чем у меня: просто есть, спать, да за Георгиевкой приглядывать по мере сил. А что, если сбежать вместе с Лидой? Присоединиться к этим загадочным людям, что прячутся на неведомых базах, обрести новую жизнь, да ещё рядом с такой девушкой..." Эти сладкие и захватывающие размышления даже заставили Коробова улыбаться. Но младший инспектор не долго грезил подобными мечтами. Реальность вернула его на землю. Какой ещё побег с молодой девчонкой, какая новая жизнь? После такого у Кости будут проблемы, да ещё какие. Отец-перебежчик, с таким пунктом в биографии не видать ему колониальной программы. За Архипова и так Логово возьмётся, а в случае бегства напарника, его вообще сгноят. "К чёрту все эти глупости! - вставая из-за стола решил Илья. - Спать пора, завтра важный день". Перед сном Коробов помылся и тщательно выбрил лицо.
   Утром они погрузились во внедорожник и подъехали к дому местного медика, у которого остановился Олег Васильевич. Илья пошёл будить эксперта. Подняв его с постели и не давая опомниться, Илья быстро заговорил:
   - Олег Васильевич, вы всё спите! Будет вам валяться, день такой прекрасный.
   - Что случилось, молодой человек?
   - Ничего не случилось, собирайтесь. На природу прокатимся на два-три часа. Вы же помните, - Илья понизил голос, делая вид, что скрывает что-то от хозяина дома, - что здесь вчера творилось. Нужно людей успокоить. Поедем в лес подальше, посидим там некоторое время. Ну вы понимаете. Собирайтесь! Не-не, планшет и прочие вещи брать не надо, мы же быстро.
   - Но я даже не завтракал.
   - То и к лучшему. На воздухе закусим.
   Эксперт послушался Илью, оставив планшет в доме. Однако взял с собой какой-то странный прибор, очень похожий на рацию, но снабжённый гораздо меньшим количеством кнопок. Наличие в машине Лиды Олега Васильевича никак не смутило. Он лишь сухо поздоровался и спросил у девушки имя.
  

***

   До заброшенного городка Колдуна они добрались ближе к обеду. Спрятали внедорожник в том же месте и двинулись в застройку, искать хозяина этого мрачного места. Лида была вооружена ружьём, её товарищи автоматами. Олегу Васильевичу никакого оружия не дали, но он и не просил. Лишь достал свой подозрительный прибор и включил его. Илья видел, как замигали красным и зелёным немногочисленные индикаторы, но спрашивать о назначении этого оборудования пока не стал. Медленно преодолели они заброшенные улицы с поросшими мелкими берёзками черепами домов. Зрелище наполненных скелетами детских площадок и улиц было для Ильи с Фёдором уже знакомо. Но зато Лида с Олегом Васильевичем набрались самых мрачных впечатлений.
   Колдун встретил нежданных гостей на пороге своего жилища. Он лежал на спине, широко раскинув руки и запрокинув назад свою гладко выбритую голову с чёрной бородой. Бледная кожа и характерная рана на шее не оставляли сомнений в том, с кем именно пообщался единственный живой обитатель мёртвого городка. "Как давно?" - спросил Илья у Олега Васильевича, кивая на обескровленное тело. Эксперт, внимательно осмотрев тело и рану, ответил: "Вчера днём или сегодня ночью. Точнее не могу определить".
   Путники зашли в жилище Колдуна и молча расселись по углам. Только Лида, отложив ружьё, стала обыскивать помещения. Эксперт молча крутил в руках свой странный прибор с мигающими индикаторами. Илья от нечего делать достал сигареты и закурил. Федя же злобно сверкал глазами на их спутника. Так прошло около часа. Наконец, вернулась Лида, держа в руках небольшой ящик. Она извлекла оттуда свёрток с какой-то одеждой и нацепила на левую руку коммуникатор, сильно напоминавший широкий браслет. Прошло минут двадцать, прежде чем девушка настроила его и набрала на плавно откидывающейся панели какое-то сообщение. Олег Васильевич равнодушно наблюдал за её действиями, будто всё знал наперёд и его ничто не могло удивить. Внимательно следивший за экспертом Федя, наконец не выдержал:
   - Что, Олег Васильевич, вас вообще ничем не удивишь, как я погляжу?
   - Отчего же, - спокойно возразил эксперт, - вот ваша спутница меня очень даже удивляет.
   - А труп на пороге, стало быть, не удивляет?
   - Он очень странный. Я таких травм ещё не видел.
   Это замечание вывело Федю из равновесия. Он вскочил и, угрожающе подступившись к собеседнику закричал:
   - Хватит нам здесь лапшу вешать на уши, мразь ты мерзкая! Не видел таких травм? А боевики? А Катя Семёнова, соседка моя?
   - Ничего общего, - холодно заметил Олег Васильевич, хотя это спокойствие далось ему с трудом.
   - Ничего общего?! Не надо мне врать! Что здесь творится? Кто пьёт кровь из людей? Ты ведь знаешь, тебя за тем и прислали. Ещё раз соврёшь и я тебя на месте пристрелю!
   В качестве демонстрации серьёзности своих намерений, Федя ткнул в грудь Олега Васильевича стволом автомата и снял его с предохранителя. Илья подошёл ближе и направил своё оружие эксперту в лицо. Лида присоединилась к товарищам, целясь в мужчину из ружья. Всё это явно напугало медика, но он всё же решил испробовать последнюю уловку:
   - Молодые люди, если вы меня застрелите, у вас будут серьёзные проблемы.
   - За это не беспокойся, дядя, - Федя едва сдерживал кипевшую в нём ярость. - То уже не твои проблемы будут. Отвечай на вопрос! - рявкнул младший инспектор.
   Олег Васильевич сделал глубокий, полный обречённости вдох:
   - Экспериментальная программа "Грендель".
   - О боже, так это правда? - Лида прикрыла ладонью рот. - Земля и правда обречена, раз мы докатились до подобных программ.
   Илья и Фёдор недоуменно переглянулись.
   - Чего? Крендель? Типа пряника что ли?
   - Какие ещё гренки?
   - Грендель, - пояснила Лида, - это существо из древнего англосаксонского эпоса.
   - Ну вот, - осторожно улыбнулся Олег Васильевич, - девушка лучше меня всё знает.
   - Ты не лыбься здесь, - Федя вновь ткнул стволом в грудь эксперта. - Выкладывай всё, что знаешь!
   - Как я уже сказал, - Олег Васильевич немного пожевал губами, собираясь с мыслями, - это экспериментальная программа. Непрямые методы контроля за человеческими сообществами. Чтобы помешать им налаживать связи, но с минимальными затратами.
   - Что всё это означает? - обилие малознакомых слов запутало Илью.
   - Ну, эээ, - Олег Васильевич раздумывал, как объяснить ещё проще. - Между людскими поселениями в Диком поле должно быть как можно меньше связей. Для этого туда запускается объект "Грендель". Он терроризирует население и люди живут смирно, им уже не до всяких там объединений, когда в лесу бродит такой демон.
   - Сколько же ему крови надо? - воскликнул Федя. - Он же так всех сожрёт!
   - Не сожрёт. Он может легко питаться растительной пищей: ягоды, грибы, орехи. Периодически его подкармливают кровью, запасы которой оставляют в специальных закладках. Всё просто.
   - Боевики, - заговорил Илья, - почему они не стреляли?
   - Объект должен внушать суеверный ужас в ареале своего обитания. Быть легендой. А если можно вооружиться и снять с легенды шкуру, повесить эту шкуру у себя дома, то она уже не так пугает. Поэтому объект наделён способностью подавлять психику.
   - Почему же девушки из Северского Погоста смогли сбежать?
   - Видимо, объект нацелился именно на эту вашу Катю Семёнову. Подруги были в стороне и их только задело его влияние. Поэтому убежали. Так и должно быть. Иначе кто расскажет остальным про ужасного демона?
   - Мрази! - воскликнул Федя. - Поселения округов и так вам полностью подконтрольны, зачем ещё какая-то тварь нужна?
   - Твари, какие же вы твари, - повторяла Лида, глядя на эксперта. - Из-за таких как вы Земля и человечество обречены!
   - Здесь вышла накладка, - пояснил Олег Васильевич, пропуская мимо ушей реплику девушки. - Объект должен был уйти за расположение "Бригады Фомича", в свою зону контроля. Но когда его выпускали и пытались отогнать, он почувствовал запах крови неподалёку. И пошёл на него. Всё просто.
   Лида вспомнила полянку, прохладный ветер. Вспомнила как нож Покойника убивал жителя Северского Погоста Евгения, и резал горло её товарищам.
   - В общем, он сбился со своего маршрута, - продолжал тем временем эксперт. - Возможно, не страдающие от голода жители округа показались ему более вкусными. Вот он и обосновался тут неподалёку, на заброшенном аэродроме. В Логове решили понаблюдать за его действиями.
   - Вот про что говорил Колдун, когда упоминал нового хозяина мира, - Илья произнёс вслух то, о чём уже давно догадался.
   - Сколько же этой нечисти вы наплодили? - борясь с приступом ярости, прошипел Федя.
   - Пока образец один. Я же говорю, программа экспериментальная.
   - Нужно этого вашего кровососа застрелить, - сказал Илья. - И вы нам поможете.
   - Ничего подобного. Это корпоративная собственность огромной стоимости. Результат долгого труда множества учёных.
   Федя схватил медика за грудки и с силой тряхнул. Долго сдерживаемая ярость нашла наконец-то выход:
   - Тварь поганая! Ты создал какое-то чудище, натравил его на нас и теперь ещё рассуждаешь про стоимость и собственность?! Да я тебя лично сейчас прибью голыми руками. Нет, я тебя буду пытать много часов, а потом живым зарою под землю. Все эти смерти -- твоих рук дело! Ты его создал, ты его и уничтожишь.
   - Успокойтесь, Фёдор, тише! Я не создавал его. Я лишь участвовал в программе. Я только для наблюдений здесь.
   - Ты нам поможешь или я тебя прямо сейчас убью!
   - Помогу, хорошо, отпустите меня только...
   - Да что у тебя за дрянь в руках, передатчик?!
   Федя с силой вырвал из рук эксперта прибор и, жахнув его об пол, растоптал ботинком.
   - Ой дурак! - воскликнул Олег Васильевич. - И как ты теперь объект будешь стрелять? Идиот! Он же теперь нас всех сожрёт. Идиот!!!
   - А что это было? - спросил растерянный таким неожиданным напором Федя.
   - Что это было, молодой человек?! Надо сначала спрашивать, а потом крушить. Этот прибор экранирует психическое воздействие объекта. Он нам безопасность гарантировал. А теперь как быть? Шанса нет теперь.
   - Предупреждать надо! - огрызнулся Фёдор.
   - Шанс есть, - спокойно вмешался в спор Илья. - На Лиду ваша эта гренка почему-то не воздействует.
   - В самом деле? - Олег Васильевич мгновенно успокоился и тут же заинтересованно, по-новому посмотрел на девушку.
   - Это правда, - сказала она.
   Лида подробно рассказала обо всём, что с ней приключилось в то утро. Олег Васильевич слушал крайне внимательно и даже задавал уточняющие вопросы.
   - То, что вы рассказали, девушка, очень любопытно. Даже не знаю точно, с чем может быть связана такая ваша аномалия. Хотя догадываюсь. Обычно объект давал девяносто девяти процентную результативность.
   - В подростковом возрасте я проходила курс интенсификации биотоков головного мозга. У меня был аномально высокий результат.
   - Да, - согласился медик, - это могло повлиять. Но всё равно вы кое-чего не учли. Объект чипирован. В случае его гибели на место сразу же прибывает тревожная группа спецназа под прикрытием беспилотников.
   - Так ты можешь его отследить? - заинтересовался Федя.
   - Ага, мог бы, если бы Илья не сказал планшет дома оставить. А вот у спецназа есть всё оборудование и он вовремя прибудет!
   - За это не волнуйся, Олег Васильевич, - сказал Илья. - Предлагаю пообедать!
   Уставшие после долгих споров, они молча ели хлеб и мясные консервы. Особенно налегал на еду оставшийся без завтрака медик. Илья же размышлял над сложившейся ситуацией. Она была безвыходной. Это чудище нужно постараться убить. Вскоре после его смерти прибудет вооружённый до зубов отряд из Логова. Нужно дать Лиде возможность уйти. Нужно как-то нейтрализовать эксперта, который сдаст их и девушку с потрохами. Причём, отступать уже поздно. И как быть? На руке Лиды еле слышно загудел коммуникатор. "Команда эвакуации будет в нашем районе завтра", - сказала она громко, уже не стесняясь медика, который и так всё прекрасно понимал. Илья думал.
   После еды он изложил свой детальный план на завтра. Он был очень рискованный, но ничего лучше никто предложить не смог. Как и ожидал Илья, Олег Васильевич возмутился:
   - Вы рехнулись, молодой человек? Я не пойду первым!
   - Пойдёшь как миленький! - Федя сунул ему под нос кулак.
   - Вам придётся идти, - сказал Илья. - Во-первых, вы с этой гренкой знакомы. Во-вторых, мы будем вас прикрывать. В-третьих, Лида застрелит этого вашего объекта прежде, чем он сделает что-то плохое.
   - А в-четвёртых, - добавил Федя, - если ты не пойдёшь первым завтра, то я тебя сегодня же запытаю, а потом зарою живьём.
   - Да пойду, я хорошо, - обречённо сказал Олег Васильевич. - Лида, пообещайте, что не будете мешкать!
   - Конечно, - ответила девушка.
   Ещё много часов они сидели в жилище почившего Колдуна, оттачивая детали предстоящей охоты. Когда же настало время спать, Илья вызвался караулить первым. Улучив момент, он шепнул на ухо Лиде: "Стрелять будешь только после того, как кровосос сожрёт эксперта, не раньше". Девушка молча кивнула. Сидя у разведённого огня, Илья строил планы о том, как выйти из создавшегося положения. Когда, наконец, замысел его обрёл окончательную твёрдую форму, он испытал некоторое сладостное облегчение. В нём было множество изъянов, в ряде ключевых моментов весь расчёт строился на простом везении, но это был единственный выход. Только так можно было дать Лиде возможность уйти к своим, а жителей Северского Погоста спасти от истребления. Илья никогда в жизни не испытывал особой любви к людям, особенно после смерти жены. Он отгородил себя от них невидимой стеной и жил в этой одинокой обители. Но после знакомства с Лидой, после того как он ощутил, что в его руках находится её жизнь или смерть, он почувствовал, что изменился. Илья, рискуя всем, решил помочь этой странной девчонке. Пусть выполнит своё тайное задание, в чём бы его смысл ни заключался. Может он полюбил её? Возможно ли такое за пару дней, или это просто заблуждения одуревшего от одиночества мужчины? Может быть. Но также, решив спасти одну девушку, он впервые за долгие годы почувствовал себя человеком. Когда же Илья придумал, как защитить других людей, много людей, то изнутри его словно озарило какое-то просветление. Коробов ощутил горькое и сладкое чувство одновременно. Если всё получится, его запомнят как хладнокровного сумасшедшего убийцу. И будут проклинать люди, обязанные ему жизнью. Пусть так. Мысль эта даже как-то грела Илье душу. "Теперь и в моей жизни появился смысл, - думал младший инспектор. - Да. Как сказал Костя? Сделать что-то важное в жизни. Да. Именно так". Илья прикурил ещё одну сигарету и долго смотрел как белые нитяные лапки тянутся от красного уголька к потолку. Он накидал множество окурков вокруг.
   Олег Васильевич же всю ночь ворочался и не мог заснуть. Он надеялся, что объект почует их присутствие и явится за свежей кровью. Тогда девушка застрелит его без этого авантюрного плана с его участием в качестве главной приманки. Но в эту ночь никто не явился. Илья заметил, что эксперт с осуждением глядит как тот бросает окурки куда попало.
   - Экологическая дисциплина, молодой человек! - укоризненно прошептал он.
   - Да иди ты в жопу со своей дисциплиной, доктор! - Илья уже не хотел курить, но назло эксперту достал новую.
   Олег Васильевич видел, как Илья подобрал с земляного пола разбитый прибор и, тщательно очистив осколки от грязи, убрал себе в карман.
   - Он тебе уже не поможет, - шёпотом заметил медик.
   - Спи, эксперт! - махнул рукой Илья.
  

***

   Утром они плотно позавтракали и пошли прочь из города. Лида облачилась в костюм, который нашла в тайнике у Колдуна. Илья с Фёдором ничего подобного раньше не видели. Но медик понял, что к чему. Особый материал, не заметный для радиолучей, тепловизоров и даже спутников. В таком наряде, да ещё и со способностью не поддаваться на психическое воздействие объекта, девушка имела все шансы на победу. Только бы она сдержала своё слово! "Ничего, - думал Олег Васильевич, - прибудет спецназ, там поглядим что да как. Хорошо, если объект вообще куда-то в другое место ушёл".
   До заброшенного аэродрома они добрались на внедорожнике, оставив его на окраине бывшего лётного поля, ныне густо заросшего берёзами и кустарником. В иных местах уже тянулись в небо молодые сосны. Лида проверила коробчатый магазин, сняла ружьё с предохранителя, натянула на лицо защитную ткань маски и затерялась в кустах. "Не подведи, девочка! - сказал ей вслед Олег Васильевич. - Ааай, сдурел?!" Федя сделал засмотревшемуся на Лиду эксперту порез на щеке. Тот трогал царапину и шокировано смотрел на свежую кровь, остававшуюся на пальцах. "Ну чего рот открыл? - спросил Фёдор, убирая нож в ножны. - Вперёд, крендель заждался!"
   Охотники углубились в заросли. Уже мало что напоминало о наличии здесь когда-то аэродрома. Лишь остатки разрушенных ангаров, с трудом видневшиеся за стеной деревьев, да бывшие взлётные полосы, берёзы на которых выглядели более чахлыми, чем в других местах. Олег Васильевич ожидал нападения каждую секунду и постоянно оглядывался на шедших следом инспекторов, напряжённо целившихся своими короткими автоматами в окружающее пространство. Но ничего угрожающего или даже подозрительного видно и слышно не было. Он пытался разглядеть поблизости Лиду, но у него не получалось. Так мастерски прячется или просто сбежала, воспользовавшись подходящим моментом? Дрянная девка! Кровь на щеке уже перестала струиться и начала засыхать. Троица прошла небольшой аэродром насквозь и теперь углубилась в сосновый лес, росший позади него. Медик уже окончательно успокоился, решив, что объект бродит где-то в другом месте, когда в сознании будто зашумела морская волна, а мозг одним ударом обволокло что-то цепкое и холодное.
   Лида бесшумно двигалась поодаль от своих товарищей, держа оружие наготове. В своё время она была лучшей на тренировках по скрытому передвижению и это не раз выручало её в трудных ситуациях. Но поможет ли её опыт при столкновении с этим кровососом, было загадкой. Хотя эксперт утверждал, что "объект" не имеет инстинктов настоящего лесного охотника, полагаясь на свою способность подавлять психику жертвы. Когда поросший берёзами аэродром остался позади, она ощутила пробежавший по спине холодок. Мгновение спустя, интуиция вновь дала ей тревожный сигнал. Словно в подтверждение догадок, Илья застыл на одном месте, прижимая к груди автомат. Лицо его перекосила гримаса боли. Федя уронил оружие на землю и схватился за голову. Олег Васильевич был частично скрыт от Лиды стволом сосны, но с ним творилось что-то похожее. Девушка чувствовала, как мимо неё по направлению к мужчинами идёт отталкивающий невидимый глазу поток.
   Чудище появилось спустя примерно минуту. Оно поднялось из-за лещины, огромное, покрытое серой шерстью. Морду видно не было, но можно было представить, что это за тварь. Лида осторожно присела, прицелившись в корпус существа. Пока то не шелохнулось, девушка боялась даже дышать. Понаблюдав за своими жертвами, монстр лениво качнулся и пошёл вперёд. Не смотря на свой размер, он двигался необыкновенно аккуратно, почти не хрустя ветками и бережно раздвигая лапами кустарник. Чудище приблизилось к Олегу Васильевичу и тот застонал, будто умоляя о помощи. Лида, осторожно переступая, потихоньку стала заходить кровососу за спину. Тем временем тот схватил эксперта лапами и потянулся к его шее своей пастью. "Ли...д... стрел... яй... ааа..." - трепыхался несчастный. Лида уже стояла за спиной чудища и держала его под прицелом. Одно движение пальца и медик останется жить. Но девушка не оставила ему шансов. "Это тебе за ту девчонку из Северского Погоста". Чудище прокусило Олегу Васильевичу шею и принялось с наслаждением сосать его кровь. Звук с которым оно это делало, был совершенно омерзителен. Но Лида ждала, сдерживая приступы тошноты. Она невольно отступила шаг назад и под ногой её предательски хрустнула сухая ветка.
   Чудище тут же уронило медика на землю и резко повернулось. На Лиду смотрели сверху вниз два бирюзового цвета глаза, смрадно выдыхал воздух окровавленный оскал разинутой пасти. Двуногое чудище, возвышалось над девушкой не менее чем на метр. В сознание Лиды устремилась неудержимая сила, пытающаяся погасить её разум. В ушах зазвенело, земля закачалась и стала уходить из-под ног. Но Лида огромным усилием воли блокировала рвущееся ей в голову воздействие существа и, уперев приклад в плечо, надавила на спуск. Прогремел выстрел. За ним ещё один. А потом ещё.
  

***

   Лесные запахи смешались с пороховыми газами и странным запахом крови монстра. Чудище страшно взревело и повалилось на спину. После недолгих конвульсий, монстр затих. Лида ещё долго целилась в него, пытаясь отдышаться. Её товарищи медленно приходили в себя. Первым опомнился Илья. Растирая виски, он подошёл к Лиде и, перебарывая головную боль, сказал:
   - Умница, всё как надо сделала. У нас получилось!
   - Я думала, он меня сожрёт, - проговорила девушка, опуская ствол в землю и сдвигая на затылок маску. После пережитого напряжения на неё навалилась усталость.
   Держась за голову и покачиваясь как пьяный, к ним подковылял Фёдор. Настал момент воплотить в жизнь предпоследний пункт задуманного Коробовым плана. "Дай ружьё", - он протянул руку к Лиде. Та передала ему оружие. Грянул выстрел, Федя замертво упал на землю рядом с чудищем. Девушка отшатнулась в сторону и подняла вверх руки, обоснованно предполагая, что станет следующей. Но Илья положил ружьё себе на плечо и, угрюмо глядя на умирающего товарища, сказал:
   - Опусти руки, тебе я ничего не сделаю.
   - Илья... Что ты натворил? Зачем ты убил его? - спрашивала застывшая словно камень Лида.
   - Это единственный выход. Последний шанс защитить жителей Северского Погоста, да и тебя с твоей спасательной командой тоже. У нас мало времени. Спецназ будет здесь не более, чем через полчаса, - Илья подошёл к мёртвому эксперту и аккуратно вложил ему в нагрудный карман остатки разбитого прибора. Затем вынул из кобуры пистолет, вложив в его руку своё оружие.
   - Какой выход, ты про что? - спрашивала Лида, хотя разумом уже начала всё понимать. - Ты спятил?
   - Да, я спятил. Именно так и должны будут подумать в Логове. Мы пошли на охоту, надеясь на прибор. Но он был раздавлен. Я убил эту гренку, но из-за его воздействия спятил и застрелил напарника. Когда прибудет спецназ, я нападу на них и они меня застрелят. Живых свидетелей нет, все участники мертвы. Улики подтверждают предположение. А тебя здесь вообще не было.
   - Ты... Но почему именно так?
   - Архипов и так был под подозрением. После смерти Олега Васильевича за меня бы тоже взялись. Поверь, дознаватели бы нас раскололи. А за подобные выверты стёрли бы весь Северский Погост артиллерией.
   Лида быстро сообразила, что Илья прав. Но всё же никак не могла смириться с гибелью товарища и тем, что Илья решил подставиться под пули спецназа. На руке её загудел коммуникатор, она проверила сообщение.
   - Наши здесь, - сказала она Коробову, - в трёх километрах. Илья, так не должно быть. Пойдём со мной, я прошу тебя! Я спрячу тебя у наших. У тебя будет новая жизнь. Ты что, так сильно желаешь умереть? - Лида понимала, что младший инспектор прав, но не могла не упрашивать его, испытывая к нему одновременно восхищение и неприязнь. Она ненавидела его за неожиданное, хладнокровное убийство Феди, но в то же самое время горячо восхищалась Ильёй, решившим пожертвовать своей жизнью ради её спасения. Ради всех жителей Северского Погоста.
   Илья ощутил, как сердце его забилось болезненно и сладко одновременно. Ничего он так не хотел в этой жизни, как согласиться на предложение Лиды. Коробов впервые признался сам себе, что любит эту милую и хрупкую, но в то же время твёрдую и решительную девушку. Почему судьба свела их именно в этих обстоятельствах? Зачем сыграла с ним такую злую шутку? Показала ему столь милую сердцу девушку, возможно, испытывающую к нему симпатию, но так, что не оставила никаких шансов на то, чтобы быть с ней вместе. При таких обстоятельствах даже хорошо, что недолго ему осталось. Холодная замогильная тьма будет куда лучше, чем унылая одинокая жизнь, полная воспоминаний об ускользнувшем счастье.
   - Да не хочу я умирать, - сказал он. - Ты правда хотела бы быть со мной вместе?
   - Да, я хотела бы стать твоей... Но я не смогу. Я выполняю важнейшую миссию. Может самую важную в истории человечества. Мы спрячем тебя у наших. У тебя будет новая жизнь.
   Из её слов Илья услышал лишь то, что хотел услышать. То, что Лида хотела бы стать его подругой, что она сулит ему новую жизнь где-то там.
   - Я бы хотел быть с тобой, сбежать отсюда. Но если я это сделаю, то Северский Погост будет наказан. Нас будут преследовать. Это может плохо кончится. К тому же у меня сын в Логове. Хочет лететь там куда-то к звёздам. Если я дезертирую, то не видать ему никакого космоса. В общем, это ловушка. Дай патроны ружейные, все. Мы брали двадцать штук. Дознаватели должны будут найти полный комплект. Патроны, гильзы. Ты не трогала ружьё пальцами?
   - Только когда к Колдуну ехали. Потом протёрла тщательно, - сказала Лида, протягивая Илье оставшийся у неё боезапас.
   - Илья дозарядил коробчатый магазин. Лида смотрела на него с любовью и горечью. В эту секунду зашипела рация: "Двести тридцать первый, на связь!"
   - Вот мрази, - выругался Илья, - они уже здесь!
   - Но почему так быстро?
   - Видимо, отслеживали внедорожник и были наготове. Ну всё, беги, Лида! А я их отвлеку. Странно, что беспилотников нет.
   - Возможно, нам немного подыгрывают. У нас есть сторонники, я говорила.
   - Уходи. Я постараюсь увести спецназ в противоположную от тебя сторону.
   Лида сделала шаг назад, но Илья подхватил девушку за талию, притянул к себе и припал к её губам, задыхаясь от волнения и стараясь зачерпнуть с них все запахи весны, жизни и любви. Она не оттолкнула его. Напротив, Лида обхватила руками голову Ильи и мягко удерживала, даря сладкий как мёд поцелуй. В эти секунды Илья досыта напился пьянящим вкусом её молодости, красоты, нежности и страсти. Невероятным усилием воли он отстранил её от себя, провёл указательным пальцем по раскрасневшейся щеке:
   - Ну всё, прощай. Беги!
   - Прощай, Илья... Милый, - глаза Лиды были красными, а по щекам густо струились горячие солёные слёзы. Она оплакивала своих товарищей, убитых боевиками, Федю, оплакивала Илью, который ради неё готовился идти на смерть.
   Он мягко оттолкнул её от себя. Лида на мгновение наклонилась к лежавшему на земле Феде, дотронулась до его остывающего лба ладонью. Потом надела на личико маску и, не оглядываясь, поспешила прочь. Илья наблюдал как грациозно мелькает её фигурка между деревьев. "Прощай, любимая. Болотница моя", - прошептал он, готовый упасть на землю и плакать. Но от романтического тумана его протрезвила рация: "Двести тридцать первый, на связь! Что у вас там? Почему молчит триста семнадцатый?" Пока они прощались, рация Архипова требовала его на связь без остановки. Илья нажал тангенту и максимально безумным голосом прокричал в эфир: "Тревога! Тревога!!! Оно здесь везде!!! Я бегу! Всё бежит!!!" "Что происходит, триста семнадцатый?" - зашипела в ответ рация. "Я бегу вам на помощь, ждите!" - крикнул Илья.
   Илья закинул за спину автомат, взял ружьё на изготовку. "Прощай, Федя, - посмотрел он на мёртвого напарника. - Прости меня. Минут через десять встретимся". Коробов быстро преодолел заросший берёзами аэродром и вышел на его окраину. Он уже слышал впереди, чуть сбоку голоса бойцов спецподразделения. Спецназовец заметил его первым, но не стрелял, так как посчитал Илью за своего. Это дорого стоило бойцу. Илья выстрелил из ружья с расстояния не более пяти шагов. Тот повалился на землю и застонал. "Бронежилет хороший. Живой, скорее всего", - подумал Илья. С левой стороны послышались автоматные очереди, но били не прицельно. Застреленный боец был замыкающим на левом фланге и он обошёл отряд сбоку. Илья отстреливался из ружья, пока не кончились патроны. Вроде даже в кого-то попал. Он увидел неподалёку внедорожник, стоявший ровно там, где они его и оставили. Отбросив в сторону бесполезное теперь ружьё, младший инспектор дал длинную очередь из автомата, заставив противника залечь. Сам же бросился короткими перебежками к машине. Вслед ему стреляли, но безуспешно. "Мазилы тупые", - прошептал он, задыхаясь на бегу. Обежал машину, чтобы прикрыться от выстрелов и залез в кабину. Как оказалось, спецназ бил не только в молоко. Уже сев за руль, Коробов увидел, что испачкан кровью. Но из-за удара адреналина вместо настоящей боли чувствовал только жжение. Перезарядив автомат, он высунул ствол в круглую бойницу на двери и сделал несколько коротких очередей. В его сторону уже продвигались бойцы, поливая машину огнём. Но внедорожник был легко бронирован и теперь Коробов оказался в относительной безопасности. Он направил машину вперёд, в противоположную от любимой сторону, уводя за собой преследователей. В том месте, где дорога расширялась и почти не имела берёзовой поросли, он увидел охраняемый двумя бойцами вертолёт. Те стреляли и пробили лобовое стекло. Ещё одна пуля застряла у Ильи в предплечье. Теперь он чувствовал боль. "Фиг вам, живым не дамся!" - радостно выкрикнул он, тараня внедорожником летательный аппарат. В этот момент появились запоздавшие беспилотники. Шедшая на полной скорости машина младшего инспектора попала в прицел холодного электронного мозга, который тут же запустил управляемую ракету. Никаких шансов у цели в таком случае не оставалось. Но Илье они были и не нужны. Всё получилось именно так, как он и задумывал. Внедорожник вместе со своим водителем исчезли, поглощённые чёрно-огненной вспышкой, смешавшей железо, плоть, землю, траву и деревья.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"