Метельский Николай: другие произведения.

Сокрытое в тени листа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.82*441  Ваша оценка:

  
  Пролог
  
  Ни-че-го не понимаю. Последнее, что я помню - это то, что я лег спать. У себя в квартире лег, в центре многомиллионного города. А проснулся здесь, у какой-то пародии на водопад. Посреди долбаного леса.
  - Хрена се, кто-то пошутил, - произнес я задумчиво.
  - Кхм, кхм. Думается мне, что шутка получилась бы дурацкая, - еще на покашливание я резко развернулся, готовый рвать и убивать, и увидел недалеко от себя обычного такого мужчину, с незапоминающейся внешностью и в моей, мать его так, одежде. Черные брюки, черная шелковая сорочка и моя любимая безрукавка. Все было сшито на заказ и очень мной любимо, так что ошибиться я не мог, ЭТО МОЯ ОДЕЖДА. А учитывая, что сам я стоял в одних трусах, выглядело это... вызывающе. - Но можешь быть спокоен, это не шутка, а вполне себе серьезный разговор.
  Ситуация могла бы быть забавной, но я, знаете ли, очень трепетно отношусь к своей гражданской одежде.
  - Ботинки где, урод.
  - Э-э... Что, прости?
  - Где мои ботинки? - повторил я, глядя на его голые ступни.
  - Кхм, мдя. Давай сразу проясним ситуацию - это не твоя одежда, - счаз я его убью, - но сделана она по образу и подобию того, что я видел на тебе.
  - Ты думаешь, я свою одежду не узнаю?!
  - Так, давай начнем с самого начала, а точнее с того, где ты сейчас находишься.
  - Послушай, где бы я ни находился, уж дорогу домой я как-нибудь найду. В отличие от своих ботинок, которые ты куда-то дел.
  - Ты ведь издеваешься, да? - ну да, есть чуток. Но это не значит, что я не набью ему морду, как минимум, и не сниму с него свою одежду. Я глянул на свои труселя, на его, тьфу, свою одежду, после чего приподнял бровь. - Послушай, то, что ты сейчас голый, только твоя вина. Да, по незнанию, но уж я-то в этом виноват постольку-поскольку. И чтобы развеять все твои подозрения по поводу, якобы, твоей одежды, я сделаю так.
  После своих слов мужчина развел руки, а его, теперь-то уж точно его, одежда плавно перетекла, по-другому не скажешь, в мужское кимоно. Черное мужское кимоно. Никакой обуви опять не было, но мне, к тому моменту, на это было как-то пофиг.
  Внезапное перемещение непонятно куда. Мужик - меняющий свою одежду, как хочет. Непонятные намеки этого самого мужика.
  Похоже, я помер.
  Кто бы мог подумать. И главное, как? Эх, мать. А тут еще и этот... босоногий не пойми кто. Все-таки есть загробный мир. Я, конечно, подозревал об этом, с моим-то боевым опытом. Всякое видел, всякое слышал. Однажды Кощей с Маклаудом, рассказали мне один случай, произошедший с ними. Ну, чисто мистика. Был бы кто другой, посчитал бы, что они сошли с ума, а так был уверен, что надо мной прикалываются. И теперь вот.... Приехали. Что ж, Стиляга, вдохни, выдохни и прими свою судьбу с достоинством. Даже после смерти надо держать марку.
  - Какой интересный прием.... Научишь!?
  - Эм, кхм. Вряд ли. В реальном мире ты такое не осилишь, а в этом месте я тебе не помощник. Могу лишь сказать, что в своем внутреннем мире человек может что угодно. Но как добиться этого "что угодно", я не знаю.
  "Внутренний мир"? Яху! Живем, братцы! Стоп, стоп, последняя проверка.
  - А как выйти отсюда, ты знаешь?
  - Заснуть.
  Да! Да, Господи. Фу-у-ух. Теперь можно и в ситуации разобраться.
  - Отлично, - я окинул взглядом окружающий меня пейзаж. - А ничё так, внутренний мир у меня. И прудик прикольный, только вот водопады подкачали.
  - Это абстракция, где каждый объект что-то да значит. Вот только, что именно, узнавать тебе придется самому. Я тебе в этом помочь не смогу.
  - Кстати да, давай познакомимся. Волков Сергей Викторович, будем знакомы.
  - Шинигами, очень приятно.
  Твою же ж мать.
  - Шинигами? Бог смерти? - я что, таки умер? Или вот-вот...?
  - Ну, технически нет. Но именно так меня чаще всего называли. Имя же мое тебе знать не стоит. Если же тебе так нужно имя, то пусть будет Алексей Границын.
  - Типа... защитник границ? Это что-то значит?
  - Я страж внешних границ своего мира. Хотя и это не совсем верно. Меня можно считать внешней охраной, которая кого-то пропускает, а кого-то нет.
  - По пропускам, вроде как?
  - Вроде как. Но давай, все же, вернемся к делу, с которым я к тебе пришел.
  И чуть по морде не получил. Хотя тут вопрос спорный. Шинигами, или я в своем внутреннем мире? Эх, скорей всего первое.
  - Давай. Только... тебе горит? Давай я сначала одежду себе создать попробую? И кресло, раз уж на то пошло.
  - В реальности ты проспишь еще несколько часов, которые здесь могут растянуться на несколько дней.
  - Отлично, - сказал я, демонстративно потерев друг о друга ладони. - Тогда давай попробуем.
  К разговору мы вернулись где-то через час. Уж не знаю, то ли у меня с воображением проблемы, то ли утверждение, что я здесь царь и бог, не совсем верно, но создание одежды и двух кресел было не таким уж и простым.
  - Что ж, - произнес я, хлопнув пару раз по подлокотникам кожаного кресла, - вот теперь можно и к делам вернуться.
  - В таком случае, - начал этот представитель неведомого мира, сидя в точно таком же, как у меня, кресле, - я, пожалуй, начну. Кхм. Я пришел из мира Наруто.
  Ой, бля.
  - Не-не, не хочу, - замотал я головой. - Никаких Наруто.
  - Может, ты сначала до конца дослушаешь?
  - И что ты такого можешь мне предложить, чтобы я отправился в тот мир? Я ведь правильно тебя понял?
  - М-м-м, с фанфиками я, пожалуй, переборщил, - покачал тот головой.
  - В смысле "ты"?
  - В прямом. Как и канон, многие производные на эту мангу навеял именно я.
  - Оу, - пожевал я губами. - Ладно. Ну а мне-то ты что можешь предложить?
  - Какой меркантильный молодой человек. Ну а предложить я могу вторую жизнь.
  "Вторая жизнь" - это слишком неопределенно. То ли жизнь заново, то ли конкретно вторая, то есть после смерти. А еще может быть вторая жизнь после того, как я выполню... что там ему нужно. Ему ведь по-любому что-то от меня нужно.
  - Поясни, - произнес я осторожно.
  - Ты доживаешь здешнюю жизнь, и вне зависимости от того, как умрешь, я переношу твою душу в свой мир. Вторая жизнь.
  - А что насчет того - когда я умру?
  - Это не играет роли. После того, как я покинул свой мир... в общем, я в любом случае буду закидывать тебя в прошлое. Тут есть немало ограничений, но ПОКА тебя это не должно касаться.
  - К чему это ты слово выделил?
  - Потому что пока ты не принял мое предложение.
  Вторая жизнь, хм. То есть я ничего не теряю.... Стоп-стоп. Рано еще соглашаться.
  - В таком случае извиняюсь, что прервал. Прошу, продолжай.
  - Итак. Берем за аксиому, что аниме "Наруто" тебе известно.
  - Ну, еще бы, - прервал я его. Не потому, что я весь из себя такой наглый, просто надо проверить степень моего... уровень его терпения. И что мне позволено. Да и раскачать его неплохо было бы - может, сболтнет чего лишнего. Ну и конечно, лучше сразу поставить себя как этакого задиру-неадеквата. Да и линия поведения эта самая простая. Если что, и сменить недолго. - Иначе ты, наверняка, выбрал бы кого-нибудь другого.
  - Так, - постучал он пальцем по подлокотнику кресла. - Давай подождем с основной историей еще немного - хочу сразу тебе прояснить ситуацию с моим выбором. Дело в том, что даже если бы ты не знал это аниме, я бы все равно выбрал тебя. Ты идеальная кандидатура. И не спрашивай параметры, по которым я выбирал. Они банальны, но их много. Не по всем из них ты лучший, но в комплексе это именно так. Твой недавно... м-м-м... умерший друг был бы еще лучшим выбором, но чего нет, того нет.
  - Кощей-то? Да... нехорошо получилось.
  Против воли я нахмурился. Смерть второго российского "абсолюта" и одного из моих лучших друзей была настолько неожиданной, что очень многие до сих пор в нее не верят. Другие рады до усрачки. А кто-то и вовсе - напуган. Неизвестная сила, которая смогла быстро и незаметно уработать считавшегося сильнейшим ведьмака после того, как этого не смогла сделать половина мира... Но ничего, я найду ту тварь, позову Маклауда, и пусть это будет хоть "абсолют", мы найдем способ сделать его жизнь короткой и мучительной.
  - Есть и другие кандидатуры, но после Рудова ты на втором месте.
  О, кстати. Судя по всему, личность эта довольно могущественна или, как минимум обладает огромным количеством информации.
  - Что с ним хоть случилось, не в курсе?
  Вроде и в лоб спросил, а вроде и между делом. Главное, чтобы хоть что-то ответил, а там слово за слово...
  - Выкинуло из этого мира, - не понял. Это что он сейчас имел ввиду? - К сожалению, межмировые катаклизмы я предугадывать не способен. Самое плохое, что даже пойди я с ним на контакт и договорись о деле, помочь все равно ничем не смог бы.
  - Что значит... выкинуло, - спросил я осторожно.
  - То и значит, - вздохнул Шинигами. - Его душу выкинуло из тела и из этого мира. Учитывая, что во всем мире это произошло лишь с двумя людьми, ему просто не повезло, - и, немного помолчав, дополнил: - Вдвойне не повезло, ибо выкинуло только душу. Второй парень попал в разлом... скажем так - воплоти.
  Как же так? А как же наша месть? Получается, что мстить некому? Так, спокойно. Держи лицо, Стиляга.
  - И что произошло с его душой потом?
  - Не знаю, - пожал плечами Шинигами. - Так как он был главным моим кандидатом, я пытался перехватить его душу, но та попала в Закрытый мир, а "закрытым" такой мир, поверь мне, называется не зря. Либо переродился, либо вселился в кого-нибудь, - произнес он под конец задумчиво. - Судя по тому, что оказавшись рядом, его туда именно что засосало, думаю, вселился.
  - Вселился... - прикрыл я глаза. - Значит, он может помнить свою прошлую жизнь?
  - Если его душу не поглотили, то наверняка, - кивнул мужчина.
  - Тогда я знаю, что попрошу за выполнение твоего дела, - оскалился я.
  - Плата? Но, господин Волков, - удивился Шинигами. - Я подарю вам вторую жизнь, это вы будете оплачивать ее.
  - С чего бы это? У вас есть проблема, а вторая жизнь - лишь способ доставки меня туда, где я смогу с этой проблемой разобраться.
  - Мне проще найти менее наглого ведьмака, - нахмурился дух.
  - Господин Шинигами, - произнес я таким тоном, будто собираюсь объяснять что-то маленькому ребенку. - Вы, похоже, не в курсе, но все мы, ведьмаки, такие.
  - Да нет, - поджал он губы. - В курсе. Забыл просто. Но судя по вашим вопросам, я просто не смогу сделать того, что вы хотите.
  - То есть вытащить Кощея обратно никак?
  - Абсолютно, - сказал он очень серьезным тоном. - Вернуть его душу даже из простого мира было бы крайне сложно, а уж из Закрытого вообще никак.
  - Что ж это за мир такой?
  - Запретная тема, - произнес он совершенно пустым голосом.
  - Понятно... - протянул я. - А хотя бы связаться? - спросил я, хватаясь за соломинку. Кто-то может сказать, что это бездарно потраченная плата, но такие люди просто не знают, что такое дружба.
  - Ну... - замялся Шинигами, а я приготовился давить. Главное, не переусердствовать. - Э-э-э... - скривился он. Неужто, соврать не может? - Такое возможно, - выдавил из себя мужчина. - Теоретически.
  - На нет и суда нет, - пожал я плечами, улыбаясь. - Не получится - придумаю другую плату. Но ты уж постарайся.
  Интересно, прокатит? Я фактически поставил его перед фактом, переведя разговор в такую плоскость, будто он уже согласился, и дело это решенное.
  - Ну... ладно, - выдавил он морщась. - Я попытаюсь. Но гарантий никаких.
  - Вот и отлично, - хлопнул я ладонями по подлокотникам кресла. - Вернемся к главному вопросу?
  Либо развели меня, либо этот Шинигами имеет очень маленький опыт в общении с людьми. И по логике вещей верен первый вариант, но если это и меня устраивает, то почему нет?
  - Да, пожалуй, - произнес дух, все еще хмурясь. - Итак. Тебе подробно или покороче?
  - Сначала общие тезисы, пожалуйста.
  - Что ж. Эта история началась около четырехсот лет назад. Именно тогда клан Узумаки умудрился заинтересовать меня и выклянчить договор, по которому я обязан в течение тысячи лет заботиться о том, чтобы этот клан не исчез. Не помогать им, не давать силу, а просто позаботиться, чтобы в особо опасные моменты клан не был уничтожен. К чести Узумаки мне лишь однажды пришлось вмешаться.
  Тут я не выдержал и все же встрял в монолог:
  - А что они предложили тебе?
  - Это личное, - сухо ответил Шинигами.
  - Да я что, я ничего...
  - Так вот, - продолжил он. - Лишь однажды. Этот раз второй. Тут стоит заметить, что я... - тут он ненадолго замолчал. - Вижу человеческий мир иначе. Не так, как вы. Собственно, и течение времени для меня идет по-другому. То, что мы сейчас нормально разговариваем и даже понимаем друг друга, мое целенаправленное достижение. И было это, поверь, непросто. Я был... создан... другим. Фактически, та форма, которую ты видишь, одноразовая - после того, как я отправлю тебя в прошлое своего мира, настоящее изменится, и я исчезну. О взаимоотношении со мной "прошлым" можешь не беспокоится. Я позабочусь, чтобы оно было... благоприятным. Возвращаясь к нашей теме, приходится признавать, что я, как вы говорите, профукал момент. Уничтожение Узушиогакуре я заметил только благодаря огромному количеству душ Узумаки, прошедших мимо меня, но и остававшихся живых членов этого клана было предостаточно. По идее, меня должны были позвать, но не позвали почему-то. Впрочем, зов договором не предусмотрен, и то, что дальнейшую охоту на Узумаки, я пропустил, только моя вина. Как итог, их осталось очень мало. А самое плохое, что людей, которые не забыли или не отбросили то, что они клан, осталось еще меньше. Именно в этом проблема. Договор не предполагает сохранение генной линии, там четко прописано - сохранить клан. А когда я спохватился, остался лишь один человек, который мог возродить клан по праву одной из главных ветвей. Догадайся, кто?
  - Наруто?
  - Именно. Но воспитание мальчика не предполагало никакого возрождения. Более того - его окружению не нужны были Узумаки. Технически клан был мертв. Технически я не выполнил договор, - закончил он глухо. - Ты, я знаю, должен понимать, что такое нарушение данного слова. - Это да. Наше проклятие. Нарушивший обещание теряет себя. Перестает быть... просто перестает быть. - А в моем случае все еще хуже. Но у меня был шанс - до окончания договора оставалось еще долго, и я все еще мог действовать. Для начала пришлось сильно перекроить себя. Как я уже говорил, мое виденье мира, как и чувство времени, отличается от человеческого, и дабы не пропустить момент, я сделал то, что ты видишь перед собой, - развел он в стороны руки. Был выбран план действия, и следующим шагом стало наблюдение за происходящим. Я должен был вникнуть в ситуацию, запомнить события, собрать информацию, чтобы тот, кого я отправлю в прошлое, не был слепым котенком. К сожалению, просто взять и стать человеком я не могу, поэтому поначалу было много лишних движений. Я наблюдал за тем, что было не нужно и пропустил множество того, что могло сильно помочь. К тому же, я до сих пор не сильно разбираюсь в человеческих отношениях. В итоге... Манга "Наруто" - это моя попытка изложить историю последнего Узумаки из линии Широ. Одной из четырех главных линий клана Узумаки. Их еще называют ветвями.
  Но как показал мой опыт человеческой жизни и некоторое переосмысление плана - я очень зря акцентировал свое основное время на Наруто. Попытка исправить ситуацию была предпринята мной в воздействии на многих людей, дабы они писали так называемые "фанфики". Я хотел дополнить историю, заполнить пробелы, но не учел популярность истории. В итоге, мусора оказалось гораздо больше. Я не говорю о литературном уровне, но для нашей миссии информации слишком много. Лишней, да к тому же противоречивой информации.
  Возникшую после окончания монолога тишину я решил заполнить вопросом:
  - Почему ты не используешь людей из своего мира?
  - По техническим причинам, - ответил Шинигами. - Я не могу просто взять и отправить человека в прошлое. А вот вне мира время течет совсем иначе. Лично для меня, оно и вовсе остановилось. Точнее, время моего мира остановилось.
  - Но ты мог вместе с собой взять и человечка, - не понял я. - Вытащил... ну... за пределы... да кинул его в прошлое уже оттуда.
  - Я Страж внешних границ. Не внутренних. Мои возможности очень узкоспециализированы. В них я сильней Внутренних стражей, но боги, как вы их называете, гораздо... универсальнее меня. И есть вещи, которые никогда не будут мне доступны. Я не могу работать с людьми своего мира. Не в нашем с тобой случае.
  - Так у вас там еще и боги есть... - протянул я. - Типа Дзясин, и все дела?
  - Нет у нас богов, - ответил с непонятной миной на лице Шинигами. - Уже давно нет. - А вот то, что он буркнул потом, меня ну очень заинтересовало: - Ведьмаки всех вырезали.
  Ведьмаки. Вырезали. Богов. То ли мы о разных ведьмаках говорим, то ли о разных богах.
  - Ага, - только и смог я вымолвить поначалу. - А ведьмаки, значит, есть.
  - И этих нет, - обломал он меня. - Как с богами разобрались, так и свалили в другой мир.
  Столько слов на языке вертится. Троль он, а не шинигами.
  - Из-за чего хоть разборки начались?
  - Это сложный вопрос, который меня не касался, - покачал он головой. - Но, вроде, из-за каких-то божественных экспериментов. Ведьмаки - это очень сложная тема для разговоров, господин Волков. Сама их суть - это равновесие. Как только оно нарушается, они вспыхивают пламенем, способным сжечь даже богов. А так как в своем обычном состоянии они просто очень сильные бойцы, об этом многие забывают. Так проблема еще и в том, что само понятие равновесия... довольно неопределенная штука.
  Даже как-то стыдно теперь называться ведьмаком. Это те еще монстры, походу. Может, взять для себя американский аналог названия? А что? Ганфайтер тоже звучит. Или вон, ревенант французский.
  - Тема, конечно, интересная, и мы, несомненно, вернемся к ней позже, если ты не против, но сейчас давай все-таки вернемся к твоему делу.
  - Да я закончил почти, - кивнул Шинигами. - Собрав информацию, какую считал нужной, отправился за пределы своего мира, дабы найти того, кто мне поможет. Оказавшись здесь, немного пообтерся, после чего решил попробовать ход с мангой. В общем-то, обдумывал я много чего: и книги, и фильмы, и мультфильмы. Но остановился именно на манге.
  - А просто найти человека и все ему рассказать?
  - В отличие от богов, мои возможности работать с душами смертных сильно ограничены. Представь себе хор. Вычленить нужный мне тембр голоса, пока они поют, я могу. Но не тогда, когда они молчат. Для этого мне надо подойти к каждому и попросить его что-нибудь спеть. Представляешь всю грандиозность этой задачи?
  - Хех, несколько миллиардов певцов облететь. Фигня какая.
  - Пока я буду это делать, - кивнул Шинигами, - на земле родится еще один миллиард человек. А кто-то банально изменится, постарев или возмужав. Я так вечно могу искать. Именно поэтому я выбрал мир с развитой структурой связи. Так здесь мне еще и с вашим Стражем повезло. Понимающая личность оказалась.
  - Оу. Так у нас тоже...?
  - А ты думал я один такой? - усмехнулся дух.
  - Хм. Замнем для ясности. Но потом я тебя обязательно порасспрашиваю. Ведь у нас впереди вся моя жизнь, как я понял?
  - Это так, но учти, что есть вопросы, на которые я не смогу ответить. Физически. Не тебе. Хоть и буду знать ответы.
  - Какая ты вредная личность, - усмехнулся я.
  - В отличие от тебя, я был создан, - ответил он серьезно. - И свободы воли у меня гораздо меньше, чем у тебя.
  Я даже удивился от того безразличия, которое сквозило в его голосе.
  - И ты так спокойно об этом говоришь?
  - Я не человек, - произнес он покровительственно. - И мне плевать на очень многое, что так заботит вас, смертных.
  - Хм... ну, как скажешь, - пожал я плечами. - Меня сейчас больше интересует, что дальше? Твой план увенчался успехом, ты нашел меня. Теперь что?
  - Ждем, когда ты умрешь, - теперь уже он пожал плечами.
  - Оу. Ну да. Умер, - что-то я еще не готов об этом думать. - Предположим, это случилось. Какой дальнейший план?
  - К моему прискорбию, я не могу отправить тебя в любое время по своему усмотрению. Максимальная дальность - сорок лет от момента моего выхода за пределы мира.
  И сказал он это так... так... так небрежно, что у меня тут же появился вопрос:
  - И почему ты не сделал этого сразу, как только почуял керосин? Мне почему-то кажется, что ты смог бы закинуть человека во времена до уничтожения деревни Узумаки, - молчит. - Тогда и объяснять пришлось бы меньше, - все еще молчит. - И вся эта эпопея с мангой была бы не нужна, - ну точно, его косяк. Очередной. - Да и шансов на спасение клана было бы больше.
  - Видишь ли, - начал он осторожно. - Я ведь уже говорил, что течение времени я воспринимаю несколько иначе, чем смертные...
  - Вот ты косячище бессмертное.
  - Бессмертия не существует, - вздохнул он, отведя взгляд. - Да, я наделал много ошибок. Но что ты понимаешь в том, каково это: перестроить большую часть своего восприятия на человеческий лад? Да я первое время словно младенец был!
  Не то чтобы он воскликнул последнюю фразу, но экспрессии в ней было больше, чем во всех его словах до этого.
  - То есть ты тупо упустил момент.
  - Да. Решил посмотреть, чем кончится история с Мадарой.
  - И как? - полюбопытствовал я.
  - Убили, - махнул он рукой. - А толку? Лично мне от этого ни тепло, ни холодно.
  А ведь его речь меняется. Подстраивается под меня, чертяга.
  - Значит, мне так или иначе придется занять место Наруто?
  - Нет, - отрезал он. - Я могу вселить твою душу лишь в пустующую оболочку, а Наруто на момент моего ухода был еще жив. Но это не важно - есть гораздо более удачный вариант.
  
  Глава 1
  
  Очнулся я от того, что мне не хватало воздуха. Распахнув глаза, я попытался вздохнуть, и у меня даже что-то получилось, да вот беда - этот небольшой глоток воздуха вызвал резкую боль в груди, из-за чего я его тут же и выкашлял.
  - Кха-кха... кха.. Хо-о-о... - еще одна попытка вздохнуть, - кха... кха... - и тут же мгновенная расплата.
  Поборовшись за воздух еще пару секунд, вроде, начал побеждать, но вместе с воздухом пришла и боль по всему телу. Лежал я на животе. Правая рука, левая нога и пара ребер были сломаны точно. Лицо - одна сплошная боль, но нос, вроде бы, цел. Кожа на правой ноге - сплошь лоскуты, что с левой рукой, непонятно, вроде целая, но болит. Синяки и царапины на фоне всего этого я просто не ощущал.
  Давно мне не приходилось чувствовать подобного. Очень давно. Контроль тела подразумевал и контроль боли, а это чуть ли не первое, чему обучают ведьмаков. И если быть совсем откровенным, в настолько плачевном положении я никогда и не был. Если не считать последние минуты жизни. А ведь у тельца есть и внутренние повреждения. Наверняка есть.
  Чего-то подобного я и ожидал, когда Шин рассказывал о том, в кого и при каких обстоятельствах я попаду, а вот о том, насколько резким будет переход, он сообщить подзабыл.
  Как обычно, сука.
  И стоило только подумать о том, где этот блядский спасатель, вы уж простите меня за мой высокий слог, как меня аккуратно перевернули на спину. Что ж, тут все по плану - спасает меня полностью седой старик. Я в его годы за собой лучше следил. Хотя о чем я, какая у "абсолюта" седина? Да и вопрос о том, сколько ему лет, остается открытым - все-таки это чистокровный Узумаки, которые славились долгожительством. Младше он меня прежнего или нет, я знать не знаю. Умер я, к слову, в возрасте ста пятидесяти четырех лет. Если бы не засранец Маклауд, продолжавший здравствовать, мог бы стать самым старым ведьмаком. Причина смерти - взрыв американского корвета, не давший двум звездно-полосатым "абсолютам" добить бедного меня. Если не считать самой ситуации, которая привела меня на тот корабль, сработал я, более чем грамотно. Задание в итоге выполнено, один янки точно мертв, не успел бы он уйти, после моих-то тумаков, второй... может, и мертв, но я сомневаюсь. Единственное, что угнетает, причем больше смерти, что я полностью просрал оперативную игру, позволив заманить себя в ловушку. Не помогает даже осознание того, что в ничью я все же сыграл.
  Да и бог с ним. Теперь-то что? Начальник оперативного штаба корпуса ведьмаков, полковник Волков Сергей Викторович, мертв, а вот что там со Стилягой, это надо еще посмотреть. Не одним ведьмачеством живы. Да и невозможно это теперь. Как объяснил Шин, ведьмак - это прежде всего "эталонный", если так можно выразиться, человек, а закидывать меня будут в мир, где у абсолютно всех есть система циркуляции чакры, отсутствующая у обычных людей другого мира. В частности, моего. Плюс сама чакра, которая тоже присутствует у всех. Даже у самого убогого бездомного. Вот количество оной - это да, различия колоссальны, от полного ноля до человек-биджу. Сколько чакры будет у меня, неизвестно, ибо парень должен был сегодня умереть, но точно немало. Еще один чистокровный Узумаки, как ни крути. Говорить, что мне повезло в него попасть, не стоит, ведь в этом и был план. Заслать меня в тело, умершего за минуту до этого, представителя линии Кано - одной из четырех главных ветвей клана Узумаки. Подлечить тушку ровно настолько, чтобы не помер до подхода помощи. Сама помощь, в лице деда тушки. Ну и язык, общий для этого континента. Остальное - крутись, как можешь.
  Ах да, какая-то метка на ауре, дабы местный, а лучше сказать сегодняшний шинигами знал, кто я такой и с чем пришел в его мир. Туда же можно отнести многолетнее знакомство с самим Шином. То есть, простите, шинигами. Но этот пункт весьма спорен.
  Стоит сразу объяснить - шинигами, который превратил себя в человека - это не человек. И уже не шинигами. То ли сумасшедший человек, то ли бракованный шинигами. Порой его мысль понять было очень сложно, но чаще я ее так и не понимал. Он мог спокойно общаться, а потом взмахом руки развоплотить дерево, которое в моем внутреннем мире символизировало концентрацию во время медитации. Вы представляете степень моей радости? Я то дерево восемь лет растил. Восемь лет кропотливой работы. И ночью, когда спал, и днем, когда выдавалась возможность. Одним взмахом руки. Как мы выяснили в первый год знакомства, Шин действительно не мог ничего создать или уничтожить в моем мире, а вот вернуть в изначальное состояние - это запросто. Восемь лет... И знаете, что он ответил, когда я успокоился и все же спросил: "Какого дьявола?" Никогда не догадаетесь. Оказывается, Южный крест сегодня злой. Почему злой, в чем это выражается или, хотя бы, что это значит, я от него так и не добился. При этом он не отмалчивался, а честно пытался объяснить, но это был разговор слепого с глухим.
  Да и знакомство не означает частого общения. Заявлялся он ко мне, когда хотел. Иногда каждый... каждый раз, когда я был во внутреннем мире, иногда раз в пару месяцев, а однажды его не было двадцать два года. Типа по миру летал, учился быть человеком. Да за такое время, да с его возможностями, даже собака станет человеком.
  К слову, однажды он спас меня в реальном мире, а причина этому не его доброта или наша дружба, просто "у того типа слишком зеленая рубашка". Сказал он с дикой яростью в голосе.
  В целом Шина можно охарактеризовать как... напряжную личность. Гадит не со зла, помогает не по доброте душевной, ничего ему не надо, ни друзей, ни врагов, но помогает и убивает. Я точно знал, что мне он не навредит, но абсолютно точно не понимал, что он сделает в следующее мгновение. Как я вообще из него хоть что-то вытянул, вот это вопрос вопросов.
  На мой очередной кашель, старик осторожно поднял меня на руки. Кстати, да - а сколько лет телу? То, что я попаду в тело ребенка, мне было известно, а вот возраст Шин определял крайне плохо. Точнее, как он сам сказал, определить легко, но у него совсем другая система мер. Информация о том, что у души, покинувшей тело ребенка, было триста шестнадцать karakichi, мне как-то ничего не говорит. А ведь, бла-бла-бла... настолько точно даже боги не могут определить.
  - Тише, малыш, - произнес тихо старик после очередного кашля. Позволяла бы гордость - от боли выл. - Тише. Все будет хорошо. Все будет отлично.
  Да уж, надеюсь, что будет. А пока, чтобы и правда не взвыть, можно и в бессознанку уйти.
  
  ***
  
  Очнувшись в следующий раз, отметил, что ничего не болит. Слегка пошевелился, но кроме некоторого дискомфорта ничего не ощущал. А вот когда решил привстать на кровати, вот тогда мне и прилетело - все тело разом ощутил. Что ж, могу и не шевелиться.
  Старик, одетый в мужское кимоно, навестил меня минут через пять, как я очнулся. К слову, он так меня и навещал - придет, проверит меня, посидит рядом, уйдет, а минут через пять-семь вновь придёт. Но уже на четвертый раз мне это надоело. Только приобретенная в прошлой жизни привычка не болтать лишнего не давала мне начать разговор. Точнее не так - начать тот самый разговор. Затронуть ту самую тему. Но Шин сказал, что Узумаки поймет и поможет, а на моей памяти в людях он не ошибался ни разу. Если сказал, что человек говно, значит говно. Вот если за этим следовали различные уточнения, типа "Говно, но в обще казуальном смысле", вот тогда стоило начать все проверять. Но с Узумаки он был более чем категоричен.
  - Старик, - обратился я к нему, когда он очередной раз присел рядом. - Договор с шинигами "О спасении" вступает в силу. Извини, но твой внук мертв.
  Глаза Узумаки в одно мгновение стали пусты. Но тут он замотал головой и зачастил:
  - Нет-нет. О чем ты говоришь, какая смерть? Вот он же ты, живой и идущий на поправку, - поправил он мое одеяло. - Не надо говорить о смерти. Твои раны не смертельны. И мы обязательно тебя вылечим. Будешь как прежде бегать-прыгать.
  - Старик, - вклинился я в его речь. - Я даже не знаю твоего имени. И свое-то имя не знаю.
  - А-а-а... так вот оно в чем дело. Но ты не волнуйся. Иногда люди теряют память. Вот и с тобой так же. Но ты все вспомнишь. Обязательно вспомнишь. Это не страшно. Да и не важно. Ты для меня, ты единственный и любимый внук. Даже если ничего не помнишь. Но ты обязательно вспомнишь.
  - Имя-то у меня какое? И у тебя.
  - Узумаки Джиро мое имя. А тебя зовут Шигеру. Узумаки Шигеру из ветви Кано. И ты и я из клана Узумаки ветви Кано. Великий клан, славная ветвь.
  Надо бы потом узнать, как пишется это имя, от этого зависит "роскошный" ли я или "общепит". Но, думаю, родители Шигеру были не настолько жестокими и правильно первое значение.
  - Ясно, - пробормотал я. - И тебя совсем не волнует, что я из другого мира и прожил там сто пятьдесят четыре года?
  Над ответом он не раздумывал и секунды.
  - Ты обязательно поправишься. Хоть твои раны и выглядят страшно, но волноваться не следует. Я и сам разбираюсь в лечении, так еще удалось неплохого ирьенина найти. Все будет в порядке. А как поправишься, мы продолжим с тобой заниматься, и когда-нибудь ты станешь самым сильным в мире шиноби.
  Да он свихнулся. Полное отрицалово действительности. Все, что не вписывается в его картину мира, выбрасывается к чертям. Бли-ин... Это будет сложней, чем я думал.
  Или даже проще.
  - Слышь, старик, ты когда-нибудь душил противника его же кишками?
  - Да как-то не приходилось, - удивился он.
  - А вот я душил, - заметил, поморщившись. Не от того, что воспоминания неприятные, а от того, что соврал. Но так даже лучше получилось. Хотя, прислушался я к себе, то неприятие лжи, что было у меня в прошлой жизни, сейчас пропало.
  Ну да, я ж больше не ведьмак, а значит, и их минусы у меня отсутствуют.
  - Вот когда вырастешь, можешь попробовать такое совершить, но уверяю - все можно сделать гораздо проще.
  Слышит, понимает, но не воспринимает. Мне определенно будет проще!
  - А лет мне сколько?
  - Тебе уже пять лет, - потрепал он меня осторожно по голове. - Скоро совсем взрослым будешь.
  - А родители? Где они?
  После этого вопроса он слегка посмурнел, но все же ответил четко и мямлить не стал.
  - Погибли. Через два месяца после твоего рождения на нашу деревню напали. Выжили очень немногие. В основном те, кто был в тот день за ее пределами.
  - И ты самостоятельно растил грудничка? Силен, старик.
  - Нет, - вздохнул он и отвернулся. - Была у тебя и нянечка, и молочная мать. Но те, кто напал на усадьбу и ранил тебя, убили всех. Даже хорошо, что ты ничего не помнишь.
  - А где... - хотел я было устроиться в полусидящем положении, но не смог, скривившись от боли.
  - Тише-тише, - подорвался старик. - Лежи. Тебе еще рано двигаться. Ирьенин сказал, не раньше, чем через три дня. Да и на полное выздоровление уйдет не меньше трех недель.
  Три недели? Это с теми ранениями, что у меня были? Воистину, чакра творит чудеса.
  - Когда было нападение, и где мы?
  - Неделю назад, - ну, пусть даже четыре недели. - А находимся в одном из городков страны Рек. В этом маленьком мире после уничтожения Узушиогакуре пришлось искать более-менее удобное место, а не бежать как можно дальше.
  Это он сейчас говорит о том, что для шиноби пересечь континент не только легко, но и быстро?
  - Поясни, - попросил я на всякий случай.
  - На деревню скрытую в Водовороте напали шиноби Земли, Молнии и Воды. А вот Ветер и, официально, Огонь, - забавное уточнение, - в этом не участвовали. Страна же Рек находится как раз между этими двумя странами. Достаточно неудобно для врагов Узумаки. Насколько это вообще может быть неудобно в преследовании отдельных людей и семей. Хотя последнее время с этим попроще. Вот в первые годы, да - охота велась небывалая.
  Чертово тельце и ранения - в сон клонит. А ведь только недавно очнулся. И вопросов еще навалом, но это не проблема, вся жизнь впереди. Его жизнь.
  - Как получилось, что во время нападения на деревню я и ты оказались за ее пределами? В смысле, почему именно мы, а не я и.. - тут я слегка замялся. - В общем, мать или отец.
  - Потому что твой отец был каге деревни. Ее правителем. Он не мог оставить пост, даже понимая, что все кончено. А твоя мать осталась с ним. Один из нас все-равно должен был уйти, но каге был именно он, а значит, о тебе должен был позаботиться я.
  - Почему, - прикрыл я глаза, уж больно в сон тянуло. - Поясни по поводу "один из вас".
  - Линии Дайчи и Сугако оказались уничтожены у нас на глазах. Линия Широ точно выжила, но ее представитель был в Конохе. К тому же, это девочка, да еще и ребенок. Мы последние из лини Кано. Последние, кто может восстановить клан Узумаки. По праву крови, силы и знаний. Но если умрешь ты... - сглотнул он. - Я...
  В курсе. Это мы проходили. Шинигами рассказывал. Сошел с ума и пошел мстить. Пять мелких деревень шиноби уничтожены, сотни этих самых шиноби убиты, и большущая буча в стране Земли, из-за которой тамошний каге остался совсем без родственников. Он же и убил старика Джиро. Последний шиноби Узумаки "S+" ранга оставил о себе долгую память. Кто-то после моих слов, покажет пальчиком на Пейна, который тоже "S+" и тоже Узумаки, но это лишь слухи. Где подтверждение что он из моего теперь клана? А даже если и так, забрать у него чужие глаза, и что от него останется?
  - Извини, старик, - решил я слегка отвлечь его от тяжких мыслей. - Но что-то устал я. Вздремну, пожалуй.
  - Конечно, Ши-чан. Спи. И не волнуйся - ты обязательно поправишься. И мы обязательно...
  Последние слова я уже не слышал, ибо заснул.
  
  ***
  
  Следующие две недели прошли под знаком вопроса. Я спрашивал, спрашивал и спрашивал. О ситуации в мире, о ситуации с кланом, просто о кланах, о том, что было, о том, что есть сейчас. Рассказывать, что я узнал слишком долго, но стоит отметить, что напали на усадьбу, где жил Шигеру с дедом, не простые разбойники, тем ничего и не светило бы, а нукенины страны Земли. И далеко не факт, что это были настоящие нукенины. Однако спросить больше некого - старик Джиро, когда заметил дым над усадьбой, потерял над собой контроль и просто превратил нападающих в фарш, когда прибежал туда. Он, кстати, возвращался из того самого городка, в единственной гостинице которого мы сейчас жили. Когда я спросил о его подозрениях по поводу нукенинов, он ответил, что, как правило, преступники-шиноби не собираются в толпу из десяти джоунинов "А" ранга и пары десятков чунинов. А если такое происходит, то это, опять же, нукенины разных стран. Но даже в этом случае, такая силища не стала бы размениваться даже на очень богатую усадьбу, что уж говорить о поместье среднего достатка. А ведь именно средний достаток дед и демонстрировал всем.
  Очередной ответ, который породил у меня кучу вопросов. Но в тот раз я решил сконцентрироваться лишь на одном.
  - Слышь, старик, а на что мы живем? - спросил я, сидя на веранде третьего этажа гостиницы. - В смысле, чем занимаемся официально?
  - Печати, - пожал он в ответ плечами. - Чем сильны, на том и зарабатываем.
  - То есть, - потер я переносицу, - мы скрываем, что Узумаки, но зарабатываем на печатях, в которых наш клан особо известен? Где смысл?
  - Ну, во-первых, - усмехнулся Джиро, - изготовителей печатей навалом. Чуть ли не каждый третий шиноби может создать ряд изделий. Тот, кто на этом зарабатывает, знает побольше. Во-вторых - печати Узумаки создают не только Узумаки. Есть множество вещей повсеместного изготовления. Да, у нас они получаются получше, но ты ведь не думаешь, что твой дед не учитывает этого фактора? Ну и в-третьих - Узумаки не монополисты. Любой уважающий себя клан, нет-нет, но создаст что-нибудь. Те же взрыв-печати придумали отнюдь не мы, что не запрещает нам их создавать и продавать. Сейчас официально существуют и здравствуют аж три клана, специализирующиеся на печатях. Хотя тень конкуренции нам могли создать только суновцы. Правда, клан Ганрюко больше известен тем, что второй Казекаге вышел из их рядов, но, может, потому они и процветают по сей день. Так что, Ши-чан, если искать Узумаки среди тех, кто продает печати... надо запастись огромным мешком терпения.
  - Ладно, с заработком я понял - ты просто не зарываешься и продаешь ширпотреб. Тогда поясни, как мы сумели прославиться печатями? Что у нас их так выделяет?
  - Две вещи... нет, даже три. Мы начали первыми, фактически открыв эту науку. Наш геном... хотя нет, тут несколько иное... скорей, наша чакра, которая делает печати в несколько раз мощней. Ну и, конечно, разнообразие. Печати для быта, для войны, для медицины. Узумаки - единственный клан, что жил под девизом - печати могут все. Да, по сравнению с некоторыми умельцами они грубоваты, особенно у линии Широ, что специализировались на барьерах, но тут такое дело... - задумался дед. - Когда ты окончательно поправишься, я начну обучать тебя создавать печати, и ты поймешь лучше, но пока просто запомни - все печати делятся на уровни. Первый уровень - это просто рисунок. Скажем, кандзи. Второй уровень - это рисунок, созданный из других рисунков. Много-много кандзи, образующих другое кандзи. Третий уровень - это когда из двухуровневых кандзи появляется трехуровневое. Да, может, на первом уровне наши печати и грубы, но уже на втором разница несколько сглаживается. А на третьем, если печать рабочая, ты уже будешь говорить не грубая, а ювелирная. На четвертом... ладно... скажу только, что пятиуровневые печати создавали только Узумаки. А элегантные печати каких-нибудь Хьюг из Конохи не выдерживают уже четвертый уровень.
  - А шестой уровень есть? - ну не мог я не задать этот вопрос.
  - Шестой уровень есть, - ответил старик медленно. - Но это уже... - не смог он сразу подобрать слова. - Это работы отдельных гениев. Такие печати всегда индивидуальны и создаются скорей для показа своих способностей. Толку с таких печатей маловато. Нет, они и правда... гениальны, но всегда можно просто увеличить размер пятиуровневой печати, чтобы задать нужный эффект. Время и усилия на создание такого изделия не оправдываются ее эффектами.
  - Да ладно, например, шестиуровневая защита на стенах города может сильно помочь.
  - Ох, малыш-малыш... - засмеялся дед. - Защита стен - это всегда система из множества печатей. Чтобы обеспечить шестерками стены той же Узушиогакуре потребовалась бы тысяча лет расчетов. И еще лет... - запнулся он. - Даже не знаю, сколько надо для нанесения таких вещей на стены. Хотя, как раз это уже не важно. Можно было бы и постараться.
  - Ну а стены поменьше? Например, кланового квартала?
  - А в этом случае уже не важно. Если твой квартал осаждают, то либо хватит обычных средств, обычных - не значит плохих, отмечу, либо тебе уже ничего не поможет. Все-таки не забывай - хоть пятерка, хоть шестерка - идеальной защиты не существует. Дай только время, все сломать можно. Да и купить такую защиту никто бы не смог. И давай уж откровенно, даже в этом случае,жизни одного человека не хватило бы, а подхватывать чужую работу и продолжать ее развитие... - покачал он головой. - Да на подобном уровне...
  Понятно. С кварталом в действие вступает система цены-качества. Но ведь и с городом такая же фигня. За тысячу лет и без шестого уровня можно такую защиту поставить... м-дя... Узумаки, вон, поставили. Так поставили, что сумели своей смертью фактически войну остановить. Воевать просто стало некому. Сколько там, старик говорил, было противников? Сорок тысяч? Против пяти тысяч Узумаки. Ну а возвращаясь к шестиуровневой печати, я так понимаю, что создать ее можно, хоть и трудно, а вот создать две-три и увязать их в систему... Я, конечно, еще ничего про печати не знаю, но если старик говорит, что даже жизни Узумаки не хватит, то и бог с ними, с этими шестерками.
  - И на что способна печать шестого уровня? - спросил я из чистого любопытства.
  - Ну, например, общаться с шинигами. - Программа-переводчик между людьми и шинигами? Дайте две. - На маске шинигами стоит именно шестиуровневая печать. Я потом тебе про нее расскажу. Она сейчас в Храме рядом с Конохой. Была одна запретная печать, что позволяла становиться саннином. Но шанс на это был крайне мал. Настолько, что ее определили в запретные. Слишком многие обратились в камень.
  Многие? Сомневаюсь, что это были Узумаки. Люди слишком хотят жить, чтобы добровольно так рисковать, и раз их было много, вряд ли это были добровольцы. Хотя, такое тоже можно предположить... мало ли, вдруг плата была достойной. Но в мире постоянных конфликтов, да не найти "добровольцев"? Я бы точно платить не стал.
  - И все? Три печати? - спросил я задумавшегося деда.
  - Почему же, были и другие. Штук двенадцать в общей сложности. Я, если честно, не очень этим интересовался. Точнее, совсем не интересовался. Помню, как мой дед сокрушался, что потратил пол жизни ни на что. Он так и не смог сконструировать шестиуровневую печать. А ведь с его талантами мог бы стать каге, - покачал головой старик.
  - А как вообще в Водовороте каге избирали? - метнулась моя мысль.
  - Голосованием старейшин родов. Только вот стать каге могли лишь члены четырех главных ветвей. Кано, Широ, Дайчи и Сугако. Я был каге, твой отец был каге, а до меня каге был Рюске - глава ветви Дайчи. Тебе же, малыш, будет сложней всего - восстановить клан Узумаки. Сомневаюсь, что доживу до этого дня, но пока жив, сделаю все, чтобы помочь тебе в этом.
  - Да ладно тебе, старик, - отмахнулся я. - Еще лет двадцать-тридцать минимум протянешь. За это время мы дважды клан восстановим.
  - К сожалению, - улыбнулся он, - я еще старше, чем выгляжу. Сто два года, это и для Узумаки срок.
  Вот ведь. Так я старше его? Э...кхм... ладно. Не буду шутить. Но и стариком его называть... ой, да пофиг. Мне сейчас пять, ему сто два, и не будем плодить сущности. К тому же, я и в своем мире себя стариком не ощущал и выглядел, к слову, на сорок. Это я хвалюсь, если что. Ведьмаков ранга "абсолют" настолько мало, что если не нам, то кому вообще хвалиться?
  Хотя, я ж теперь даже не ведьмак.
  
  ***
  
  Вот уже год я живу с дедом Джиро. Через четыре месяца после первого нападения произошло другое. Опять джоунины, опять кучка чунинов, опять Земля. В тот раз от того городка, где мы со стариком жили, осталась лишь половина, но больше всего мне было жаль гостиницу. Привык я к ней. Люди? А они мне кто вообще? Здесь, я имею ввиду этот мир, у меня нет ни родины, ни государства, которому я давал присягу, ни друзей. Лишь дед. Может, со временем, я и обрасту всем этим, да по-любому обрасту, но сейчас мне плевать на всех. Конечно, смотреть, как убивают ребенка, я не стану, но это скорей личные принципы и частный случай.
  Есть еще гипотетический клан Узумаки, и стоит признать, тут меня шинигами сделал. Часть девиза ведьмаков России и некоторых стран Европы звучит как "во имя мое", что значит, скорей, твой род. Даже не так. Скорей, ты и все, что с тобой связано. Твоя семья, друзья, страна. Все то, что ты считаешь своим. Все, что твое - это ты, а во главе всего этого твоя личность. Имя. Здесь у меня не было ничего, лишь клан, о котором постоянно талдычил старик. Но талдычил именно в понятном для ведьмака ключе: ты -, это клан, а клан -, это ты. И когда старик ляпнул, что все мои деяния будут по умолчанию, цитирую: "во славу Узумаки, во имя твое, малыш ", я понял, что уже не могу воспринимать этот десант в другой мир как работу. Клан - это я, а во имя свое я готов совершить многое. И пусть я не так подвинут на этом, как тот же Маклауд или, в чуть меньшей степени, Кощей, но и для меня это далеко не пустые слова.
  После второго нападения мы перебрались в столицу страны Рек, большой по сельским меркам городок, расположенный на одной из кучи рек этой страны. Где на окраине и арендовали целый этаж гостиницы. Третий, самый маленький, в трехэтажном здании японской стилистики. Хотя, признаться, китайщиной тоже отдавало. Там мы и оборудовали новый магазинчик по продаже печатей. Ну а чтобы хоть как-то избежать нападений, я предложил старику во всеуслышание заявить о том, что мы члены клана Узумаки. Бред, скажете? Совсем нет. Рискованно - это да, но не бред.
  Начнем с того, что после второго нападения пленные все же были, и старик сумел выбить немного информации. Увы, но из профи много не выбьешь. Так вот. Целью нападения, как выяснилось, был я. Причина понятна, им нужен был заложник, чтобы вытянуть из Джиро знания. В то время как при первом нападении про меня знать не знали, точнее, думали, что я сын одной из служанок, потому и грохнули, не подумав. То есть целью обоих нападений были знания. Что же давало нам заявление о себе? Это был открытый посыл всем - хотите печатей, платите. Хотите знаний, чтобы делать их самим... ну... пятьдесят джоунинов Ивагакуре уже потеряла, и это за какие-то четыре месяца. Рискуйте дальше, а мы, ко всему прочему, заявляем, что готовы к нападениям. Но и это не все. Кроме знаний, у Узумаки есть еще одно сокровище, это их женщины. И если сейчас их нет, то не факт, что и не будет. Всего-то и надо, подождать и не трогать эту парочку чистокровных Узумаки. При чем тут женщины? О-о-о... Тема для нехилой лекции, но я буду короче.
  Дело в том, что геном Узумаки крайне силен, пожалуй, сильнейший на данный момент в мире. Потому нашим мужчинам и не боялись отдавать женщин в жены - дети-то в любом случае будут именно Узумаки, и не унаследуют геном матери. А вот у женщин, в этом плане, все с точностью до наоборот - их дети будут иметь геном именно отца. Но главное, они их будут иметь с той же вероятностью, что и у наших мужчин рождаются Узумаки. То есть сто процентов. Очень чистые и адаптивные гены. Воистину сокровище для многих кланов.
  И все это лишь главные посылы для общественности. Есть и нюансы, как, например то, что мы в целом-то слишком слабы, чтобы кому-нибудь угрожать, как могла бы в свое время наша деревня. Или то, что старик признает меня внуком и дорогим ему человеком, а значит убивать меня нельзя ни в коем случае, ибо надавить на старика после этого будет нечем и в целом невозможно.
  Вот и получается - одно маленькое решение, а сколько плюсов. Почему старик или кто-нибудь другой до этого не додумался? А с чего вы взяли, что не додумался? Очень может быть, что все как раз наоборот, и мы не первые. А старик... он просто не хотел рисковать. Не мог себе этого позволить. Да и замшелость взглядов, как ни крути. Сколь трудов мне стоило убедить его сделать, как я говорю, вы б только знали.
  Единственный минус в этом решении, что кроме больших игроков, есть и мелкие, и вот эта мелочь может оказаться слишком тупа, чтобы понять наш посыл. То, что каге великих деревень все поймут правильно, я не сомневался, а вот мелочь... но тут высказался Джиро. Мол, если решение принято, не сомневайся, да и с мелочью он уж как-нибудь справится и меня защитит.
  Наверное, не свихнись старик, когда я ему про шинигами выдал, мне бы не удалось его убедить, а так все же дожал. Наверное, где-то в подсознании он все же признал, что я посланник шинигами, в то время как разум пытается увязать все это так, чтобы и его внук при этом жив и здоров был. Слова про его смерть и то, что я не он, игнорировались напрочь.
  
  ***
  
  Я стою тут уже час. Продавец в легкой панике, старик в соседней забегаловке, в пределах моей видимости, а я так и не могу выбрать ткань себе на хакама. Просто не получается помахать в воздухе рукой и сказать что-нибудь вроде "самую лучшую ткань". Рядом лежал атлас, поплин и репс, у каждой ткани есть как плюсы, так и минусы, и это если учитывать только хакама - японский вариант брюк. Ладно, атлас убираем, слишком пафосно. Поплин... м-м-м... или все-таки атлас...
  - Все, Ши-чан, - подошел ко мне старик. - Я, конечно, неплохо посидел, но пора и домой идти. Делай уже выбор.
  - Блин, старик, это не так просто, знаешь ли.
  - У тебя десять секунд.
  Черт. Возраст дает о себе знать. Суровый старик, может, и даст поблажку семилетнему юнцу, но если сказал десять секунд, то, мать их, десять секунд. Он никогда не понимал моей разборчивости в одежде. Черт, черт, черт...
  - Репс, - выдохнул я. Все-таки поплин не для брюк используется. То есть и для этого можно, но раз уж передо мной столь тяжелый выбор, а времени нет...
  - Вот и отлично, - покивал дед. - Заверните пару метров, а мы пойдем. Куда доставить и сами знаете.
  - Эй-эй-эй... а цвет? - возмутился я. - Что значит "заверни пару метров"? Мне еще цвет выбрать надо.
  - Знаешь, малыш, - вздохнул старик, - если бы это была не одежда, я бы подумал, что ты надо мной издеваешься.
  - Тогда лучше вообще не покупать, - процедил я.
  - Ну и ладно, - махнул Джиро рукой. - Зайдем в другой раз.
  Вот дерьмо. А на продавца лучше не смотреть. Я его час мучил.
  - В... всего хорошего, - все-таки выдавил мужик у нас за спинами.
  - Надо бы найти тебе охранника, - заметил дед, когда мы немного удалились от лавки. - А то скоро продавцы, так или иначе связанные с одеждой, скоро откроют на тебя сезон охоты.
  - Это их работа, - ответил я ему. - Этот тип сам виноват, впихивать мне неизвестно что под видом шелка.
  - Да уж, нашел кого обманывать, - покачал головой дед. - Но охранник тебе все равно нужен.
  - Что-то случилось? - уточнил я.
  - Нет. Но у тебя появляется все больше и больше интересов, а ходить с тобой постоянно по городу утомляет.
  - Еще раз, старик, - вздохнул я. - Что-то случилось? Твоя причина несколько... надумана. Я откровенно редко выбираюсь в город за личными покупками.
  В основном пройтись по рынку, посмотреть, что нового привезли. Да, бывают и целенаправленные выходы, как за той же одеждой, но мне всего семь, и на данный момент все свободное время я отдаю учебе. И это я именно про свободное время, сама учеба идет отдельной статьей. Благо, практикой меня старик в порядке работы обеспечивает.
  - Тебе пора начинать готовиться к власти и управлению людьми, - покачал головой Джиро. - Плюс, твоя одержимость учебой меня напрягает. Тебе надо отвлечься.
  В чем-то он несомненно прав, но вот лично меня напрягают грядущие события, а я точно знаю, что попал в этот мир незадолго до рождения Наруто. Шинигами отвечает.
  - Предположим. Но почему именно охранник?
  - Чтоб совместить приятное с полезным, конечно же. Это ведь не только мои причины, но и реальная охрана. Знаешь ли ты, как я беспокоюсь за тебя, оставляя одного дома? На этих куриц надежды все равно нет.
  Это он сейчас про наших служанок в количестве трех штук. Готовка, стирка, уборка, просто чаю подать и по поручениям сбегать, это все на них. Но в качестве защиты меня родимого они и правда в пролете. Да я сам, как говорит дед, в состоянии слабенького чунина уработать, и это в семь лет. Чем мне три обычные женщины помогут?
  - Для нормальной охраны нужен как минимум джоунин, - заметил я. - А такие на длительный срок службы не пойдут или запросят астрономическую сумму.
  - Не обязательно джоунин, - хмыкнул старик. - И уж тем более "как минимум". Просто в качестве части оплаты, а может и... нет, деньги тоже нужно платить... так вот, частью оплаты будет обучение. Или обеспечить его качественным снаряжением, усиленным печатями. Но лучше обучение и поднятие общего уровня силы. В перспективе, если охранник покажет себя с лучшей стороны, можно и в клан его принять. У Узумаки было более трехсот ветвей, и...
  - Извини, что перебиваю, но я в курсе. Не надо говорить об этом в тысячный раз.
  - Никакого уважения к старшим, - проворчал старик.
  В клане Узумаки было триста четыре ветви родов, от пары человек до сотни. В том числе и более тридцати родов младшей ветви, к гену Узумаки отношения не имеющий. Такая прослойка в клане выполняла много функций: от сторонних генов, которые всегда под рукой, до мнения "со стороны", как говорится. Узумаки вообще очень боялись замшелости. Как говорил дед, если бы не это, наши печати не отличались бы таким разнообразием. Ведь даже такой девайс, как рации, были придуманы именно Узумаки. Да, сейчас они создаются не только на основе наших печатей, но придумка-то в свое время вышла из рядов красноволосых.
  - Мы могли бы поискать других Узумаки, - произнес я осторожно. Сам понимаю сомнительность данного предложения, но мало ли, вдруг я чего-то не вижу?
  - Рано, - ответил дед. - Чем больше Узумаки в одном месте, тем больше соблазна этим воспользоваться. В идеале, нам бы в одной из великих стран обосноваться... - пожевал он губами. - Но негде.
  Точнее, есть где, но старик просто боится. Страна Ветра и Молний не подходит из-за ее кланов, практикующих печати. Нас оттуда тупо выдавят. Страну Земли дед банально ненавидит, а в стране Воды сейчас идет такой беспредел, что туда лучше не соваться. Остается страна Огня и, в частности Коноха. Но тут Джиро уверен, что они предали наш клан, и опасается, как бы они не решили закончить дело. Да и в целом, в Конохе кланы как-то слишком часто вымирают. Те же Сенджу. Когда на Узушиогакуре напали, Коноха все прекрасно знала, но на помощь ей пришли лишь члены клана Сенджу и самую малость Учихи. На что старик до сих пор хмыкает - недолюбливает он этот клан. В итоге, в самой Конохе остались лишь несколько стариков и детей, а все боеспособные Сенджу сгинули, помогая нам. И как мы знаем из канона, к моменту окончания Наруто академии, никого из них не осталось.
  И к слову, старик как-то рассказал посмеиваясь, что выбраться ему из той истории, помогали Учиха. Именно пара их бойцов пожертвовала своей жизнью, чтобы дать ему уйти с младенцем на руках. И если сам он и без них бы выжил, то вот за меня он не ручается, так что лично у меня к этому клану должок. И после этого злорадно так посмеялся. Не любит он Учих, определенно.
  - В Конохе наследница ветви Широ, - как бы между делом произнес я.
  - Не трави душу, - поморщился он в ответ. - Девчонка - джинчурики, они ее не за что не отдадут. К тому же... пожевал он губами, - не имеем мы права что-то требовать от нее. Даже просить о помощи.
  Ну да, отдали на растерзание ребенка, а теперь что-то просить? Впрочем, я не о том.
  - Дело не в требованиях и просьбах, а в том, что она там живет и здравствует. Если выбирать, где жить, то Коноха идеальное место.
  - Ну да, как же... - проворчал дед.
  - Старик, с нас в любом месте поиметь попытаются, а там хотя бы население на нашей стороне. Для них мы до сих пор клан союзников. Согласись, хоть небольшой, но сдерживающий фактор. По крайней мере, официально давить будет сложней.
  - В стране Рек тоже неплохо, - отбивался Джиро.
  - Но не в дальней перспективе, - ответил я. - Так клан не возродишь.
  - Узумаки всегда были независимы, а если мы осядем в той же Конохе, со временем пустим слишком много корней.
  - И что? А ты не думал, что со временем мы можем ее и к рукам подобрать.
  - Хех, ты планы-то поумерь, там и без нас желающих хватает.
  - В любом случае, - покачал я головой, - нам нужна стартовая площадка. Или ждать неизвестно сколько лет, пока про Узумаки не забудут.
  - Как и в прошлые разы, - кивнул дед. - Так и поступим. Не в первый раз клан на грани. Выкрутимся.
  Для этого надо в глухое подполье уходить, а меня подобный расклад не устраивает. Делать так, чтобы мое Имя забыли? Вот уж дудки. К тому же, если так поступить, то лично я никакого возрождения клана не увижу, и нахрена тогда я тут нужен? Хотя, чисто логически, лучше не торопиться и действовать из тени. Медленно возрождать клан, как делали наши предки в прошлые разы. Вот только в тени я быть не привык и менять привычки не намерен.
  
  ***
  
  - Не тяни, старик, получилось или нет?
  Мы находились в учебной комнате, самой большой на этаже, и дед проверял мою первую, пусть простенькую, двухуровневую печать. Отмечу - лично мной разработанную и нарисованную. Сама печать была вариантом защитного барьера от физических атак, каких сотни, но... хотя поясню получше. Дело в том, что за столетия были разработаны... даже сложно сказать сколько именно барьерных печатей и печатей в целом, но за те же столетия из всего этого изобилия были отобраны и помечены, как эталон, гораздо меньше. Тех же барьеров от физического урона в миру применяется штук сорок, не более, просто потому, что именно эти печати проверены временем и идеальны по цене-качеству. В это же число входят и те, где упор ставится как на "качество", так и "цену". Само собой, нельзя утверждать, что используются именно эти сорок штук, есть и другие, но зачем изобретать колесо, когда можно воспользоваться готовым? На данный момент подобным занимаются только ученики, дабы показать свои знания.
  Также стоит отметить, что подобная ситуация не со всеми видами печатей. Например, печать молчания чуть ли не у каждого рода своя, дабы сложней было ее снять.
  Вот и сижу я теперь, гадаю, сумел изобрести колесо или нет?
  - На первый и второй взгляд все нормально, - выдал все-таки старик. - Но проверить не помешает. Запомни, Ши-чан - никогда не считай себя лучшим из лучших, чье мнение не стоит проверки. Слишком многие на этом погорели. Что ж, для начала давай глянем, не взорвется ли она при активации.
  С этими словами Джиро пересек комнату и подошел к крепкому дубовому столу, на котором была выжжена печать синхронизации. Если совсем просто, то она проверяет совместимость начертанных знаков, не приведет ли их активация к дестабилизации чакры в печати. Гениальнейшая штука. Четвертого уровня, к слову. Не знаю, сколько их всего в мире, но то, что мало, точно. Вещица не только сложная, но еще и специализированная, мало кому нужная. А кому надо, у того есть. Подчас гораздо хуже, ибо аналог придумывали сами, но все же есть. Скопировать ее нельзя, вот и изгаляется народ. Ну и раз речь зашла про копирование печатей, стоит молвить и об этом пару слов. Дело в том, что, кроме уровней, печать можно еще разделить и на инерционные и безынерционные. К первому виду относятся такие вещи, как взрывпечати. Их можно копировать, тем же теневым клонированием, и после этого использовать. Но держатся копированные печати недолго, поэтому их и приходится делать в таких количествах. Расходники все ж таки. Безынерционные, в свою очередь, копировать не получится. Например, защиту на стенах приходится рисовать вручную, а значит нельзя создать стену техникой стихии земли, и чтоб на ней сразу была такая печать. Уточню - большинство печатей защиты нельзя, есть и такие, но контроль и опыт для создания подобных стен нужен весьма хороший.
  Вот и получается, что скопировать печать синхронизации, дабы потом в спокойной обстановке ее перерисовать, не выйдет, а делать подобное на месте... не с четырехуровневой. Уж больно тонкая работа, быстро и в спешке ее не выполнишь. Разве что фотоаппаратом, который в этом мире существует, воспользоваться, но эти агрегаты для шпионства не предназначены. Да и разрешение у них, прямо скажем, отстойное - мелкие детали на фото не разглядишь.
  Положив на стол мою работу, старик подал чакру в печать синхронизации, но главное при этом, что бумажка с моими каракулями не сгорела, как бывает с недоброкачественными продуктами.
  - Что ж, - почесал бородку старик, - признаю - ты меня удивил. Двухуровневая печать в семь лет достойна похвалы. Я такую сделал в восемь, а твой отец в девять. Обычные печатники, раз уж зашла об этом речь, на двухуровневых печатях и останавливаются. Если для тебя это просто работа, то дальнейшее изучение этого искусства становится просто опасно. Это у Узумаки чакра достаточно... плотная и позволяет связать знаки так, чтобы избежать последствий небольших неточностей, а у обычного человека скорей всего произойдет взрыв. А трехуровневая печать... ты уже должен понять, насколько это сложно. Не только разрабатывать, но и создавать.
  Это да. Рассчитать знаки так, чтобы они сошлись в систему, было относительно легко, но как же я задолбался их чертить на бумаге. Нарисовать кандзи "барьер" из других маленьких кандзи... Мне даже головой покачать захотелось при воспоминании об этом.
  - Старик, когда ты начнешь учить меня выжигать печати чакрой?
  - Хм... - задумался дед. - Теперь, пожалуй, на твой восьмой день рождения. За год точно должны управиться. А там только практика.
  - То есть через три месяца? - вздохнул я. - Ну ладно, как скажешь. Что мне теперь делать?
  - Еще три таких печати. Само собой, способ должен быть разный. И знаешь... после этого попробуй сделать печать молчания, - и подумав еще немного, дополнил: - Если успеешь до дня рождения, займемся Призывом.
  А вот это интересно.
  - А у тебя есть свиток призыва? Хотя да, конечно, есть, - раз уж он вообще завел об этом разговор. - Что за призыв?
  Он уже даже воздух набрал для ответа, но замер и ответил явно не то, что хотел вначале.
  - Сначала печать.
  - Умеешь ты заинтересовать, - проворчал я. - Будет тебе печать.
  Уж я постараюсь.
  - Кстати, - вспомнил о чем-то старик. - Пойдем-ка ко мне в кабинет.
  - А...
  - Твою работу завтра проверим, - махнул он рукой. - А сегодня нам надо обсудить это...
  Глядя на фотографию из папки, которую дед бросил мне на колени, мне в голову лезли мысли о настоящих самураях. Да, этот Шида Акару выглядел немного зверовато, но в целом, возможно, из-за классического мужского кимоно и катаны, навевал именно такие мысли. Черноволосый. Наемничеством занимается с шестнадцати, сейчас тридцать два. Имеет неподтвержденный ранг чунина. Специализируется на кендзюцу, то есть мечник.
  Просматривая копию его карточки наемника, отметил для себя, что у Шиды очень много миссий по охране беженцев. В целом, такие миссии считаются у наемников невыгодными, потому что этим самым беженцам, как правило, нечем платить, а сама защита подчас оказывается слишком сложной. Ну и для других нанимателей такие миссии... признак хитрожопости, так сказать.
  Ладно, сделаю небольшое отступление. Дело в том, что в этом мире полно наемников, шиноби просто физически не могут удовлетворить все запросы. Мало их для этого. Но сам институт наемничества развит... так себе. Из-за этого и появились так называемые "карточки наемника". Что-то вроде паспорта. Покупаешь блокнотик, пишешь на нем свое имя и отмечаешь взятые тобой миссии. По завершении которых заказчик должен поставить свою личную печать, заменяющую в этом мире подпись. Понятное дело, что заказчик бывает разный и порой из чистой вредности может и не поставить подтверждение о выполнении миссии. Да и не все можно записать в карточку. Тем не менее, это хоть какая-то определенность, поэтому большинство наемников и придерживаются такой традиции.
  Возвращаясь к Шиде, надо пояснить, что миссии с беженцами проверить труднее всего. Тут и так-то сложно, а уж с людьми, которых и не найти теперь никак... Вот и получается, смотрит заказчик в карточку и видит кучу выполненных заданий, которые хрен проверишь. Этак наемник мог любого встречного попросить-заставить поставить свою печать где надо.
  А что имеем мы? А имеем мы пять миссий по сопровождению Узумаки в год уничтожения нашей деревни. Ладно там одна, но Шида не мог не понять, что на моих соклановцев ведется охота, и тем не менее брал миссии по защите. Можно, конечно, сказать, что он сильно продуманный, ведь Узумаки если и не деньгами, то какой-нибудь печатью могли расплатиться, подчас редкой, но у наемника и без красноволосых таких миссий полно. Но что интересно, старику Джиро удалось-таки собрать несколько подтверждений того, что он те задания действительно брал, и главное, выполнял, а не, скажем, грабил и убивал, после чего подбирал печать у трупа и ставил отметку себе в карточку.
  И что получается? Добряк? Честный добряк? Ой, вряд ли. Такие наемники не выживают. Скорей, имеет некоторую долю сострадания. Просто человек нормальный.
  Что там по нему еще есть? В основном, берет задания на защиту чего-либо. Караван, торговец, склады. Но есть и отметки о найме одним аристократом для нападения на другого в составе большого отряда. Три миссии по охоте на пиратов... Ого. Три месяца в составе цирка. Во дает. Поносило его по миру. Чуть более полутора тысяч миссий на пяти карточках. Из них подтверждены, то есть с поставленной печатью о выполнении, более двух третей.
  - И как ты его только нашел? - спросил я старика.
  - Видел когда-нибудь людей с повязкой, на которой нарисован иероглиф "знание"? Это информаторы. Путешествуют по миру, собирают информацию по наемникам, а потом продают ее таким как я. И заказчикам хоть какое-то удобство, и наемникам выгода.
  Хм, не знал. Похоже, не все так плохо с наемничеством в этом мире.
  - Значит он в городе? А другие кандидатуры есть?
  - Как не быть, - усмехнулся Джиро. - Но они сейчас кто где, а Шида уже здесь. К тому же, мне он больше всех понравился.
  Ну да. Пять подтверждённых миссий по защите беженцев Узумаки. Еще бы он тебе не нравился. Мне вот он понравился тем, что сначала вписывал в карточку, что за задание взял, и только потом требовал печать о ее завершении. Возможно, конечно, это обычная практика, но зная человеческую природу, вряд ли. С другой стороны, я бы не стал доверять наемнику, у которого сто процентов выполненных миссий. Как-то мне это не реальным кажется. А считать других нанимателей дебилами по умолчанию тоже не стоит. Также неплохо смотрится разнообразие заданий. При этом, он не скатывался в откровенную чернуху. Да и в целом, как я и говорил, он все-таки именно охранник. Пусть и совершенно различных объектов.
  - Когда пойдем? - спросил я отложив папку.
  - Сейчас и отправимся, благо обед уже был. Беги умываться и переодеваться.
  
  ***
  
  Перед выходом мне предстояло сделать выбор, что надеть. С одной стороны, хотелось бы выглядеть строго и официально, но в моем нынешнем возрасте добиться подобного и не вызвать улыбку у окружающих довольно сложно. Пришлось одеть детский вариант. Китайский костюмчик с черной рубашкой, густо замазанной золотистым цветочным орнаментом с множеством красных кругов-спиралей, и золотистыми, в цвет орнамента, широкими штанами. Вроде, и не простецкая одежка, но и не вычурно-дорогая. Покрутившись перед зеркалом и посомневавшись минут пятнадцать, решил все-таки идти в этом.
  Только не подумайте, что я модник, когда подрасту, время выбора уменьшится. Просто сейчас мне слишком мало лет, и подобрать что-то нормальное и не выглядеть мелким мажором или, не дай бог, кавай-чаном, довольно сложно. Опять же, позднее буду разбивать женские сердца пачками и благословлять природу, давшую мне такую внешность, но вот сейчас... это немного раздражает.
  С Шида Акару мы с дедом встретились в одной из множества забегаловок города. Разве что чуть более презентабельной, чем остальные. Сидел он за небольшим низким столиком чуть ли не посреди зала, что, судя по бросаемым по сторонам взглядам, его сильно не устраивало. Видать, все места в темных углах были заняты, когда он пришел сюда. Выглядел он и правда, как классический странствующий самурай, он же ронин - самурай без хозяина.
  Кстати да, самураи были и здесь. Этакий противовес шиноби. В массовом плане они были слабей шиноби, но вот их количество и позволяло управлять странами именно дайме, они же князья, они же гражданские правители, они же высшая аристократия, а не каге - правителям скрытых деревень.
  - Шида-сан? Меня зовут Узумаки Джиро, - чуть склонил дед голову. - И это я искал встречи с вами. Это мой внук - Узумаки Шигеру.
  В ответ Шидо спокойно встал и уважительно поклонился.
  - Мое почтение, Узумаки-сама. Узумаки-кун.
  Присев за столик, старик начал разговор:
  - Начну с того, что ваша кандидатура была не единственной, но именно вы показались мне наиболее достойным для нашего с внуком дела, - еще один поклон от мечника. Из положения сидя и не такой глубокий. - Пожалуй, надо сразу пояснить, дабы не тратить нашего общего с вами времени - мы ищем человека не на короткий срок, да и не для какой-то конкретной цели, мы предлагаем достаточно длительный найм, и если вам это не подходит, просьба сообщить сразу.
  - Насколько длительный? - уточнил осторожно Шида.
  - Годы, - мягко ответил старик.
  Мечник задумался. Раз не отверг предложение сразу, значит принципиальной позиции у него на этот счет нет. Да и с чисто финансовой стороны, длительный контракт гораздо лучше "коротких подработок". А тут еще Узумаки, фамилия достаточно известная, чтобы постараться добиться личного служения. Это вам не какой-нибудь торговец и даже не задрипаный аристократишка. Род высшего сословия. Один косяк - на грани уничтожения.
  - Что ж... - произнес он тихо. - Слушаю вас внимательно.
  - Все достаточно просто, - кивнул дед. - Моему внуку нужен телохранитель и слуга в одном лице. Подчиняться вы будете только ему. Даже я не буду властен над вами. И это вы должны понять сразу, здесь и сейчас. Но пока контракт не заключен, я еще могу вносить свои условия, которые вы должны будете выполнять. Само собой, мой внук об этих условиях будет в курсе. Ну и первое и самое главное условие - вы прежде всего телохранитель, и лишь потом слуга. Это все основное. Если вы согласны, будем обсуждать условия контракта.
  О личном служении не было произнесено не слова. Хотя оно прямо-таки витало в воздухе. Уже то, что ему предложили быть телохранителем, да еще и у наследника, говорило о многом, плюс быть слугой, плюс контракт на годы... Наверное, какой-нибудь крестьянин и не понял бы разницы между быть слугой и личным служением, но Шида достаточно опытный человек, чтобы осознать разницу. Помнится, в моем мире были такие слова: "меч и жизнь отдаю господину, а честь оставляю себе", так вот, здесь при личном служении самурай отдавал господину все. Абсолютно. А обычный слуга - это просто слуга. Он даже жизнь господину не должен. Лишь службу. Соответственно, и господин должен такому слуге лишь деньги.
  Момент принятия решения у Шиды был достаточно заметен - он расслабился и прикрыл ненадолго глаза.
  - Жилье и кормежка на вас, - только и сказал он.
  М-да. То ли я не осознаю всю известность Узумаки. То ли мужик устал быть ронином и ухватился за предложение. Его слова были явным намеком на то, что ему и плата-то не сильно важна.
  - Шигеру, - передал старик мне управление разговором.
  - Жилье, еда, обучение и пять тысяч рё в месяц. Первое и второе обязательно, третье по обстоятельствам, плата не фиксирована - может как повышаться, так и понижаться.
  - Кхм... - все же промолчал Шида.
  Условия были необычными. С одной стороны, обучение, что есть хорошо, с другой, плавающая зарплата. Не такая уж и большая, к слову. Но два этих фактора себя уравновешивали, вот он и промолчал. Ах да, деньги для него в этой ситуации не сильно важны, значит, волнение вызвано обучением. Тоже можно понять - при его, хоть и неподтвержденном, но все же ранге чунина, дальнейшее обучение стоит огромных денег, хотя тут и не в них по сути дело. Для одиночки просто найти того, кто согласится обучать, пусть и за деньги, уже непросто. Потому среди наемников так мало джоунинов. Это если не брать нукенинов, но они идут отдельной статьей.
  - По возможности мы выдадим тебе улучшенное снаряжение, - выдал я вообще фантастический для Шидо вариант развития ситуации. Все-таки он еще не в личном служении. На это даже старик в мою сторону голову повернул. Но промолчал, хоть мы на этот счет и не договаривались. - Но принадлежать оно будет нам, и чтобы оставить его себе, тебе придется потрудиться.
  - Да за такое я ваш с потрохами, - все-таки не выдержал Шида.
  Будет мне еще одна точка проверки этого типа. Деньги, конечно, важны, но подчас люди гораздо охотнее предают за знания и силу.
  - Что не может не радовать, - усмехнулся я криво.
  - Хм... прошу прощения, - даже чуть смутился мужчина.
  - Есть какие-либо условия с вашей стороны?
  - Нет. Меня все устраивает.
  - Даже про степень опасности не спросите? - слегка поднял я брови.
  - Ну, вы ведь живы, - пожал он плечами. - Значит Великие деревни вас не трогают, а с остальным как-нибудь справимся.
  - Хороший настрой, - кивнул я на это. - Что ж, тогда позвольте задать вам несколько вопросов.
  
  ***
  
  - М-может не надо, молодой господин?
  - Надо, Шида-сан, надо, - примеривался я к его предплечью.
  Печать молчания хоть и была первоуровневой, рисовать их на человеке мне еще не доводилось.
  - Ну, раз надо... - сглотнул он. - Но, может, тогда что-нибудь стандартное?
  - Ты мне что, не доверяешь? - поднял я голову.
  - Доверяю, - вздохнул он. - Но стандартным печатям Узумаки-доно доверяю больше.
  - Вот ты засранец.
  - Не беспокойся, Шида-кун, - встрял старик, сидящий рядом с нами. - Я проверил печать, и с ней все нормально. В худшем случае просто не сработает. Наказующего элемента там нет, так что волноваться не о чем.
  - Но зачем на мне-то проверять?! - услышали мы крик души. - В городе полно бездомных. Да они за гроши разрешат на себе что угодно рисовать.
  - А элемент доверия? - задал я вопрос с подковыркой.
  - Э-э-э... ну, это... вот же ж... - отвернулся он, сдавшись.
  - Ладно, Ши-чан, - хлопнул старик ладонями по коленям и встал с табурета. - Такие вещи и правда лучше не делать против воли. Не с теми, кто на твоей стороне. Так что сходите и испытайте печать на бездомных.
  Шида аж выдохнул от облегчения. Зря я ему тогда лекцию об опасности разработки печатей прочитал.
   - Вот пусть Шида-сан кого-нибудь и приведет, - ответил я разочарованно. Мне, в принципе, плевать, на ком экспериментировать. Но Шида вот он, а бездомного еще идти и искать. Или ждать, когда приведут. Или использовать служанок, но это как-то не по-джентельменски.
  - А самому слабо? - усмехнулся дед. - Вперед, малыш, учись работать с людьми. И не загружай этим Шиду-куна. Сам, все сам.
  Влом куда-то тащиться, но старика не переспоришь, а печать проверять надо.
  Выйдя на крыльцо гостиницы, с обязательным Шидой за плечом, тяжко вздохнул. Промелькнула мысль, что использовать своего телохранителя и не обязательно. Собственно, тут куча народу, кто за денежку малую найдет мне желающего подзаработать на экспериментах юного Узумаки, но мысль ту я отбросил. Надо бы и правда с нижними слоями населения пообщаться. Прикормить кого-нибудь. В конце концов, это ведь не в последний раз мне подопытный кролик нужен будет.
  Поиски я начал с рынка. Там и закончил. Не знаю, как обстоят с этим дела в Великих деревнях шиноби, а вот в гражданских городках и столицах всегда полно нищих и попрошаек. К одному из них я и подошел.
  Кинув ему в глиняную чашку монетку достоинством в один мон и позвенев остальными в руке, задал вопрос.
  - Как давно ты тут обитаешь?
  - Да уж десять лет, господин, - ответил он заискивающе, не забыв поклониться из положения сидя.
  - Хм, - кинул я ему еще одну монету. - Наверное, многих тут знаешь.
  К слову, сто мон - это один рё. Как местные умудрились договориться об одинаковом весе монеты, для меня секрет, но все деньги подтверждены металом. Рё - серебро, мон - медь. А золотая монета - обан. 100 мон - 1 рё. 1000 рё - 1 обан. Но золотые монеты использовались редко, основные расчеты велись в рё.
  - Как не знать, господин? - еще один поклон. - Конечно, знаю, - и еще один.
  - Мне нужен человек, который добровольно испытает на себе новую печать. Не за бесплатно, конечно. Ну, или подскажи того, кто мне поможет с этим вопросом. Печать безопасна, но традиция такова, что нужно проверять, - изобразил я скуку.
  - Понимаю, господин, - облизнул губы попрошайка. - Понимаю. А сколько, если не секрет, вы готовы выделить на это? Надо же мне представлять, кого искать.
  - Сколько? - задумался я. Тысяча рё - это уже чересчур, у меня Шида пять тысяч в месяц получает. Пятьсот? Хм, за столько он и сам согласится. - Сто рё испытуемому и десятка тебе на поиски.
  - Сто рё? - засуетился... даже не понять, старичок это или мужичок. - А... это точно безопасно?
  - Стал бы я так открыто действовать?
  - Да-да, конечно... ну тогда... - начал он оглядываться. - Я, как бы... за сто рё... почему бы и нет?
  - Хорош мямлить, сам решил попробовать?
  - Ну, как бы... да... - произнес он осторожно. - И раз так, может, тогда... сто десять рё...?
  - Но ты ведь не искал никого, - усмехнулся я.
  - Ну, как же не искал? Я хорошенько все обдумал, перебрал знакомых... в уме... И это... решил, что подхожу.. лучше всех, - под моим, вроде бы, детским взглядом он под конец вновь начал мямлить. А может, и не во мне дело, а в Шиде, что стоит за спиной.
  - Ты всегда здесь сидишь?
  - Да-да. Каждый день. В одном и том же месте.
  - Звать тебя как?
  - Дык, это... Юкааши я. Презренный Юкааши, мой господин.
  Пол ноги? Интересное прозвище, учитывая, что обе целые ноги я у него сейчас наблюдаю.
  - Ну что ж... Юкааши, - кстати, можно его знания города проверить. На будущее. - Кто такие Узумаки, в курсе?
  - Конечно, мой господин, как не знать?
  - А где они живут в этом городе?
  - Э... гостиница "У омута"?
  - Молодец какой, - покивал я. - Пойдем, там все нарисуем, там и рассчитаемся. Или тебе деньги прям сейчас передать?
  По лицу было видно, что хотелось бы ему и сейчас, но не у всех же на глазах?
  - Э... думаю... я и подождать могу, - все-таки выдавил он.
  - Тогда пошли. Нужных инструментов у меня с собой все-равно нет.
  В саму гостиницу этого грязнулю я вести не стал, только бросил Шиде, чтобы он за нужными вещами сгонял, а самого кролика погнал на задний двор.
  - Вот ведро с водой, - вздохнул я, разглядывая этого типа, - там тряпка. Протри плечо, а то печать может плохо лечь.
  - И.. и что тогда? - спросил он поковыляв к бочке.
  Хотел я пошутить про горящих людей, но решил не травмировать психику этого бедолаги.
  - Ничего, - ответил я. - Но и печать должна быть на коже, а не на грязи. Как мне потом узнать, почему она не сработала, и кто виноват, я или твоя грязная рука?
  - П... понятно, - покивал он с заискивающей улыбкой.
  - Вот, господин, - подошел ко мне Шида.
  Взяв у него коробку с нужными вещами, на мгновенье замер, раздумывая, куда ее поставить.
  - Раскладывай, - кивнул я телохранителю на раскладной стул, что он нес подмышкой.
  - У меня их тут два, Узумаки сан, - обрадовал меня мужчина.
  Поставив на один стул коробку и сев на другой, взглянул на подошедшего попрошайку.
  - Ну что ж, начнем.
  На самом деле такие печати нужно делать в качестве татуировки, а не рисунка, от этого зависит продолжительность ее действия. Мне же надо только проверить, будет ли она вообще работать. Все это я и пояснил Юкааши, пока выводил рисунок. Закончив и подождав немного, пока не высохнут чернила, поднес к рисунку руку, дабы заполнить его чакрой.
  - Запомни эти слова, - начал я говорить, после того, как чакра расползлась по печати. - Мое имя Шигеру, и эту информацию тебе запрещается разглашать. Таков запрет, - закончил я.
  "Запомни эти слова" было первой ключевой фразой, вписанной в печать, после нее шла информация и условия ее хранения. Или распространения. Информацию можно было прочитать заранее и указать ее в условиях. Печать была относительно простенькой, поэтому слишком уж сложные условия лучше было не задавать, а то их обойти становится проще. "Таков запрет" была вторая ключевая фраза, подтверждающая условия и заканчивающая ритуал. Само собой, ключевые фразы могут быть любыми, если вы сможете их встроить в печать.
  - Это все? - осторожно спросил Юкааши. - А когда вы снимете печать?
  - Она сама выветрится со временем, - ответил я ему. - Потом сотрешь ее. Энергетический рисунок еще какое-то время останется, но, как я и сказал, выветрится. Шида-сан, задайте ему вопрос обо мне.
  - Назови мне имя этого ребенка, - подошел он поближе.
  После этих слов нищий ненадолго замер.
  - Не могу, - выдохнул он.
  - Тогда, - достал меч Шида, на что попрошайка вылупил глаза и начал отползать. - Хотя ладно, - спрятал он оружие.
  - Я не могу, правда не могу. Она работает. Печать работает, - зачастил испытуемый.
  - Молчать! Господин сказал мне проверить, - вздохнул он. - А верный слуга обязан выполнять приказы господина. Я... - засомневался он. - Я дам тебе тысячу рё, если ты выдашь мне его имя, - выдавил он из себя кое-как.
  Вот тут попрошайка Юкааши чуть не заплакал.
  - Я не могу. Не получается, - пытался он выдавить из себя имя. - Не могу, - склонил он голову, уперев руки в землю.
  - А ты, - посмотрел я уважительно на мечника, - умеешь быть жестоким.
  На что Шида только вздохнул.
  
  ***
  
  Мы находились за городом, в паре километров от него. Места знакомые, учитывая, что именно здесь мы постоянно тренировались. Лес, река и какие-то развалины, что еще надо для обучения и тренировок чакраюзеров?
  - Все, закончили, - похлопал старик в ладоши. - Шида-кун, - поманил он мужчину.
  В отличие от мечника, я мог и сам деактивировать печати на своем тренировочном костюме. Делать, в принципе, это умели многие, но вот если на печати стоит защита от отключения, тут без определенных знаний никак. На наших костюмах защита была. У Шиды, чтоб не мухлевал, у меня... теперь для тренировки.
  - Разрешите еще потренироваться, Узумаки-доно.
  - Еще? - почесал тот подбородок. - Ладно. Но все же подойди, поменяю полярность. Теперь будешь должен собирать чакру.
  - Все понял, - ответил телохранитель, быстро поклонившись и подбежав к старику.
  - А ты присядь, - сказал дед мне, когда закончил с мечником. - Ты тоже садись, незачем стоять. Так вот. Пора поговорить о призывах, - о да, наконец-то. - У клана Узумаки было множество призывов, ныне недоступных, но два основных, используемых чаще остальных, я сохранить все же смог. Один и так всегда со мной, свиток другого же попался мне случайно. Точнее, я и сам не знаю, как он оказался внутри тех свитков, что я успел вынести из нашей деревни. Первый призыв - это тануки, второй - медоеды. Плюсы тануки в их плотной чакре, очень схожей с чакрой Узумаки. Взаимодействовать со зверями этого призыва для нас особенно просто. Используют стихию Воды, но и Земли совсем не чураются. Отдельные индивидуумы развивают Воздух. Молнию и Огонь почти не используют. Те еще выпивохи, - добавил он немного подумав. - В бою предпочитают среднюю дистанцию. Что еще? Ах да, из-за схожести чакры для Узумаки проще других шиноби стать саннином. В целом, очень сбалансированный и подходящий для нас призыв.
  - Постой, деда, - прервал я его. - Мне казалось, что саннины - это те, кто умеет собирать и использовать природную чакру. Но разве она не одна на весь мир? Тогда при чем тут "проще других"?
  - Так-то оно так, - повозился дед, устраиваясь на камне поудобнее. - Тут, видишь ли, какое дело. Природная чакра, она для всего мира одна, но в местах большого скопления имеет свойство... подстраиваться под ту чакру, которая разлита в округе. А ведь учишься становиться саннином ты именно там. Вот как научишься, тебе будет все равно, где и как ее впитывать, но вначале это имеет... имеет определенный вес. Если не справишься с природной чакрой, имеешь все шансы, перед тем как превратишься в камень, обернуться в того зверя, на территории которого проходит обучение. Впрочем, даже частичного обращения избежать крайне сложно. Но так как оно недолговечно и уходит вместе с природной чакрой, то и плевать.
  С тануки все, переходим к следующему призыву, - произнес он после небольшой паузы. - В противовес тануки, медоеды для Узумаки весьма сложны. Их чакра, в отличие от плотной, но спокойной чакры Узумаки... скажем так, буйная. Не настолько, чтобы исключить для нас использование призыва, но вот саннином тебе скорей всего не быть. Но и у медоедов есть плюсы. Во-первых - это их боевые качества. Несравненные боевые качества, - добавил он. - Лучшего помощника в бою сложно и представить. Бойцы ближнего боя. Практикуют все стихии, да и вообще все, что только может помочь в бою. Сильно уважают Узумаки за их печати, так как самим освоить их не получается. Типы гордые, задиристые и упертые, так что про уважение лучше с ними не говорить. Обязательно что-нибудь наперекор сделают. В целом их можно охарактеризовать как безбашенных. Но условия контракта блюдут. Это я к тому, что они не станут ввязываться в драку, подставляя контрактора, тогда как без него - вполне могли бы. Режим саннина у них... ну что тут скажешь, с саннинами медоедов лучше не сталкиваться. Уж насколько их было мало в истории, но так, как они, не отметился никто.
  - Например? - спросил я.
  - Сенджу Хаширама из последних, - о как. - Хотя для Сенджу это попроще, чем для нас. Их чакра хоть и не такая яростная как у медоедов, но имеет характерные для них черты.
  - И что нужно для того, чтобы стать саннином медоедов? - спросил я.
  - Да как обычно, - пожал плечами старик. - Контроль. Просто степень контроля варьируется от призыва к призыву, от шиноби к шиноби. Таких случаев, как у нас с тануки, крайне мало. Похожесть чакры у целого клана редко встречается.
  - Такой еще вопрос, - не отставал я от старика. - Почему по миру ходит так мало призывов? Ведь есть свободный поиск, насколько я знаю.
  - Две причины, в основном. Нежелание дать врагу преимущество, из-за чего ручные печати свободного поиска мало кто знает, и опасность самого поиска. Ну, и нежелание некоторых зверей заключать этот самый контракт. Но это можно отнести ко второй причине. Опасность же... - задумался старик. - Ну, нехватка чакры - это основное. Острова с призывными животными находятся посреди океана, и именно там тебя выкинет, если не хватит сил на перенос хоть куда-нибудь. Вторая опасность, что выкинуть может и на необитаемый остров. Может, и не помрешь, но и вернуться затруднительно. Как ты знаешь, вдали от земли концентрация чакры уменьшается, и даже если, что уже сомнительно, ты знаешь прямой путь обратно, никаких сил не хватит пробежать его по воде. Если уж совсем точно, то по океану. Есть еще вариант, что тебя просто разорвет на части при активации свободного поиска. Правда, таких случаев зафиксировано буквально единицы, но факт есть факт - тоже случается. Не спрашивай почему, никто не знает. Вот и получается - слабым и средним по силе шиноби такое просто не потянуть, а сильным и без того риска в жизни хватает.
  Что ж, предсказуемо. В смысле, я примерно так все и предполагал.
  - А свое тайдзюцу у призывных животных есть? Можно его изучить?
  - Тебе-то это зачем? - улыбнулся старик. - Ты сначала стиль Узумаки изучи досконально. И нет, нету у них своего тайдзюцу. Они хоть и копируют людей во многом, но это все же звери. Какое у них тайдзюцу? У них и ниндзюцу-то известно только у тех, кто с людьми общается. Чем дольше общаются, тем больше техник.
  - А как же тогда... ну... - помахал я рукой. - Как люди с ними общаться-то начинают, когда находят?
  - Загадка, - усмехнулся старик. - Они разговаривают на нашем языке, имеют некоторые элементы нашего быта и говорят, что так было всегда. Но сами по себе, и это доказано временем, довольно инертны и новинки придумывают со скрипом.
  Интересная, но бесполезная информация.
  - И чему у них вообще тогда можно научиться? - задал я очередной вопрос.
  - В отличие от людей, призывные животные легко делятся знаниями. М-м-м, уточню - с контракторами делятся. А те, кто долго общается с людьми, накопили их немало. Контракт-то - штука не односторонняя, они тоже могут к нам заглядывать.
  - И теперь мне надо выбрать один из двух контрактов, - покивал я.
  - Или подождать и попытаться добыть другой. Но смысла я особо не вижу.
  Блин, ну и выбор. С одной стороны, тануки - больше подходящие для личной силы. Это я про их режим саннина. С другой, сила заемная, но больше подходящая для повседневности. Когда я еще саннином стану, да и стану ли вообще, а вот отличные бойцы в сложной битве, да и вообще в любой битве, это несомненно плюс.
  - Насколько велика вероятность стать саннином тануки? - решил я уточнить.
  - Ну ты и спросил, - покачал головой дед. - Судя по твоему контролю, стандартно-среднему для Узумаки, шансов у тебя немного. Если судить по количеству саннинов в нашем клане, у тебя их еще меньше. Но статистика в этом случае не играет никакой роли. У моего деда контроль был еще хуже, но саннином он был.
  - Тогда причем тут контроль? - не понял я.
  - Люди с идеальным контролем с высокой вероятностью гораздо чаще, чем остальные, становятся саннином. Если начать их вспоминать, то у большинства контроль просто запредельный.
  - Значит статистика все же существует.
  - Она говорит лишь о том, что контроль важен, но не обязателен. А кто и с какой вероятностью станет саннином... - покачал головой Джиро. - Никакой гарантии.
  - Ладно, - махнул я рукой. - Не буду спорить. А насчет выбора я еще подумаю. Непростое это решение.
  - Правильно, Ши-чан, времени навалом, так что не спеши. Ну а ты, Шида-кун, хочешь себе призыв?
  - Хочу, - ответил моментально мечник. Все это время он сидел рядом и прислушивался к разговору.
  - А зачем? - задал еще один вопрос старик.
  - Чтобы стать сильней, - ответил удивленный мужчина.
  - Эх вы, - поднялся дед на ноги. - Все-то вам силы побольше, а ради чего, и сами не знаете. Все. Собираемся и идем домой. Твой костюм в гостинице отключу, тренируйся пока.
  
  Глава 2
  
  Передо мной на столе лежали десять листков с печатями, перевернутых обратной стороной, дабы я не видел заранее рисунок. Стандартное начало каждого урока у Джиро. Выбрать, перевернуть, десять секунд времени, после чего нарисовать то, что успел запомнить. У меня и своих методик тренировки памяти хватает, и будьте уверены, я их использую, но и от такого начала учебы не отказываюсь. Лишний тренинг не помешает. В моем прежнем мире ведьмачество не давало автоматом хорошую память, ее, как и другие навыки, приходилось тренировать, так что к моменту смерти память у меня была идеальная, да вот беда: штука эта не зависела от твоего духа, и попав сюда, все пришлось тренировать заново. Почему у меня вообще остались знания того мира - вот это вопрос вопросов, но относится он к технической, так сказать, стороне дела, а об этом шинигами мог только мычать. У него банально не было нужных слов для объяснения. Да и съезжал он с этой темы постоянно.
  После лекции старика, куда можно вставлять знак "открытая связь", а куда нельзя, плюс разбора нескольких печатей с запоминанием некоторых из них, Джиро предоставил мне небольшое количество кунаев, универсального холодного оружия шиноби, и инструменты для гравировки по металлу.
  - Как линия Широ специализируется на барьерах, так и линия Кано в основном занималась улучшением и изменением предметов, - выдал дед. - Так что хватит тренировок на простых пластинах, займись уже чем-нибудь конкретным. Мне все равно, что именно ты сделаешь, но это должно быть полезно для хозяина такого куная. Во времени не ограничиваю, но сам понимаешь - заниматься такой ерундой слишком долго, недостойно Узумаки и ветви Кано.
  - А остальные ветви? - спросил я, перебирая инструменты. - На чем они специализировались?
  Не любит старик о них рассказывать. Точнее, не любит вспоминать уничтоженные ветви клана.
  - Сугако - чистое фуиндзюцу. Запечатывали все что только можно запечатать, - вздохнул дед. - А Дайчи - любили работать с пространством. Ты только учти, что это именно что специализация, никаких конкретных предрасположенностей у них... как и у нас, как и у других ветвей, нет и не было. Ну и концентрируясь на чем-то одном, многого не достигнешь, так что образование у всех было одинаково.
  - Понятно... - пробормотал я, все еще пялясь на кунай и инструменты. - Значит, конкретных свойств ты от меня не требуешь? Что выгравирую, то и сойдет?
  - Печать охлаждения я не приму, - усмехнулся Джиро. - Укрепление, острота, да хоть взрыв при касании цели - вот что от тебя требуется.
  - А если я провожусь долго, но печать будет того стоить?
  - Хм, - задумался ненадолго старик. - Ладно, но учти, будет она того стоить или нет, решать все же мне.
  - Понятно. - повторил я. - Кстати, я выбрал себе призыв.
  - Оу, - приподнял иронично бровь старик. - Дай угадаю... Медоеды?
  - Ну да, - кивнул я. - Стану я сеннином у тануки или нет - тот еще вопрос, а вот хорошие бойцы мне не помешают.
  - Да и стать сеннином медоедов хочется, да? - усмехнулся старик.
  - Не без этого... - ответил я осторожно.
  - Все вы, дети, на одно лицо, - покачал он головой. - Будь по-твоему. Не забывай, ты всегда можешь заключить контракт с тануки. Им плевать на медоедов, а вот этих психов раздражают почти все остальные призывы. Так что тут либо-либо. И еще одно, Ши-чан, - присел он рядом со мной. - Обещай, что не будешь пытаться стать сеннином медоедов, хотя бы пока я еще жив.
  Блин, этот старик еще лет пятьдесят-семьдесят протянет. Да мне там это дело уже и не нужно будет.
  - По живому режешь, старик, - отвернулся я от него в задумчивости. - Давай хотя бы до рождения наследника.
  - Не пойдет, - покачал тот головой в ответ. - Пусть будет до шестнадцатилетния наследника.
  Все равно долго.
  - А тануки?
  - Они тебе и сами не дадут попробовать, пока не посчитают готовым.
  Зашибись. Там еще круче.
  - Давай так: обещание я тебе дам, ну там... "пока ты жив", но и ты обещаешь, что если очень будет надо, ты это обещание заберешь.
  Думаю, смогу его уболтать, если что.
  - Договорились, - кивнул дед, вставая.
  А ведь я не ведьмак, мне теперь и обещания нарушать можно. Но страшно. До сих пор страшно.
  Заключение договора произошло штатно. Написал кровью свое имя и все. А вот чтобы получить печати призыва, а не иметь одну стандартную, мне нужно было посетить остров медоедов, но попасть туда могут лишь те, кто заключил контракт, так что идти придется одному. Благо, никаких испытаний там нет.
  - И как мне туда попасть? - спросил я деда. Мы сейчас находились в лесу, где обычно тренировались.
  - Обратный призыв, - ответил старик. - Призываешь медоеда и просишь его отправить к ним на остров. После чего отменяешь призыв и ждешь вызова.
  - А какой-нибудь конкретной печати для этого нет?
  - Нет. Или так, или пешочком до их острова, - усмехнулся дед.
  - Это типа - по морю-океану? - скривился я.
  - Ага. Согласись, обратный призыв лучше.
  - М-да, - взлохматил я свои красные волосы. - Прямо сейчас можно?
  - Можно, - разрешил дед. - Только долго там не засиживайся. Мы с Шидой будем ждать тебя здесь.
  - Стой, деда, а ведь ты говорил, что призывные звери могут спокойно сюда перемещаться. Те, что с контрактом. Почему я тогда так не могу?
  - Это прописано в договоре, - кивнул он на свиток. - Стандартная практика. Любой может, вот как ты сейчас, заключить договор, так что желание хоть как-то контролировать такие перемещения вполне понятно. Да и нечего там делать. Помереть разве что, от переизбытка сенчакры. Тебе-то не дадут, а вот прокрадись ты туда тайно, и не факт, что успеют заметить и помочь.
  - Страсти-мордасти... - пробормотал я. - Ладно. Ты все сказал, что мне нужно знать? Я начинаю?
  - Да, давай, - махнул дед рукой.
  Чем хороши свитки: с ними не нужны ручные печати, приложил руку, подал чакру, и оп...
  С хлопком, в белом дыму, передо мной появился он. Медоед. Реально медоед. Отличие от тех, что обитают в моем мире, было разве что в зеленых шортах. Вот он поводил мордой, покрутился на месте, после чего повернулся ко мне и, сев на задние лапы, пропыхтел:
  - Очередной Узумаки? - ей богу, я хоть и был готов, но вид разговаривающего животного ввел меня чуть ли не в ступор. - Фр-р-р-р... - это он так тяжко выдохнул. - Очередной слабак, жаждущий силы, - и где то уважение, о котором говорил старик?
  - Слушай, а можно сделать так, чтобы я больше не призывал конкретно тебя? Ну, или не призывал тебя в бою?
  - Так, стоп, - засуетился этот тип. - Это я просто не разглядел со сна, конечно, ты не слабак. Не надо меня оставлять дома.
  Интересно, они все такие? Хотя, о чем я? Джиро говорил, что все. Ну, кроме совсем уж стариков. Те свое отсражались и теперь больше поучать молодёжь любят.
  - Кхм, - прочистил я горло. - Мое имя Узумаки Шигеру. И я подумаю над твоей просьбой. Как мне называть тебя?
  - Куджи-сама, - вздернул он нос.
  - А может, - сделал я паузу, - сойдемся на Куджи-куне?
  - А и ладно, - махнул тот лапой с внушающими уважение когтями. - Так тоже сойдет.
  Сразу скажу - мне далеко не пофиг на эти японские приставки. Пусть я не воспринимаю их печёнкой, как коренной японец, но посыл то в них вполне конкретный. И ладно, если бы я не понимал, что к чему... Скажем так, вряд ли вам понравится, если вас будут материть на другом языке. Может, мат и будет звучать как белиберда, но понимая смысл этой белиберды, сложно не отреагировать. В данном эпизоде все не так серьезно, но на будущее учтите.
  - В таком случае, Куджи-кун, у меня к тебе просьба: не мог бы ты призвать меня к себе на остров? Как видишь, я только подписал контракт, и необходимых печатей у меня нет.
  - Да-да, - встал он на четыре лапы и принюхался к крови, которой я написал свое имя. - Совсем молодой. Что ж, сделаю. Отведу тебя к старейшине познакомиться.
  - Буду признателен, - кивнул я благодарственно. Вот так сразу к старейшине я бы не хотел, но не спорить же о том, в чем не разбираешься. Может, это традиция.
  Связь с меткой Куджи оборвал сам, исчезнув в облаке пыли, а после этого я почувствовал до боли знакомое чувство ухода в Скольжение - одну из полезнейших и опаснейших техник ведьмаков, позволяющих перемещаться по изнанке мира. Только на этот раз мне не нужно было тратить свои физические ресурсы, надрывая тело. Ну и само ощущение длилось раза в два дольше чем при Скольжении.
  Когда развеялся дым, о природе которого здесь всё еще спорят, я увидел самую настоящую прерию, этакий американский подвид степи. Невысокая трава, то тут, то там кусты, группки деревьев, холмы и скалы.
  - Пойдем, - дернул меня за штаны Куджи. - Нам надо к тем скалам.
  - А чего тут так пустынно? - спросил я оглядываясь. Ладно звери размером с Куджи, их бы я здесь не увидел, но у медоедов, как я знаю, есть и гиганты, как у тех же жаб или змей.
  - Так это плато - прихожая, - покосолапил Куджи вперед. - Тут и не живет никто, - бросил он на ходу, слегка обернувшись.
  Пещера, в которую мы зашли, больше напоминала туннель с несколькими поворотами, а вот когда мы из него вышли, моим глазам предстала та же прерия, но скал было гораздо больше. Как огромных гряд, так и отдельных каменюк, у которых были огромные окна, застекленные, судя по всему.
  Толпы медоедов я, конечно, не увидел, но парочку неспешно идущих зверюг, размером с автомобиль, заметил. Плюс, вдали был виден некто воистину огромный. Никаких стражников на выходе, понятное дело, не было, ибо смысла в этом не наблюдалось. Кому надо, тот и поверх скал пройдет. Или другой какой проход найдет.
  - Взгляни налево, - услышал я Куджи. - Видишь во-о-он там, два больших медоеда стоят?
  - Вижу, - кивнул я.
  - Туда не ходи. Они стерегут единственный проход к морю. Точнее, единственный путь, по которому туда может попасть наша молодежь. Тебя, конечно, пропустят, но я настоятельно не рекомендую туда соваться, пока не вырастешь.
  - А что так? - наверняка он рассчитывал на мое любопытство, иначе сразу все рассказал бы.
  - Змеи, уроды, очень хорошо плавают, а их остров недалеко. По крайней мере, они так говорят. Мы и не против таких гостей, совсем не против, но молодняк приходится отгонять. Как подрастешь, советую туда заглянуть - отличный способ убить время. Думаю, змеи тоже так считают, раз все лезут и лезут. Все, пошли, чего на месте стоять? - И уже на ходу выдал: - Знать бы направление на их остров, и можно было бы устраивать ответные визиты, а так приходится лишь надеяться, что они еще долго будут нас посещать, хе-хе-хе, фр, фр.
  - Если их остров достаточно близко, можно и поискать, - пожал я плечами, хоть Куджи и не мог этого видеть.
  - Знаешь, почему медоеды еще не захватили этот мир? - спросил он, оглянувшись на ходу.
  - Могу только догадываться, - хмыкнул я.
  - Да потому, что в океане невозможно ориентироваться, - ответил он мне. - Те же компасы сходят с ума. Аномальная зона, чё. Звезды не стоят на месте, компас не работает, даже солнца с луной нет. Ты голову-то подними, попробуй что-нибудь там найти. - Вот черт, и правда. Хоть и день, а солнца-то и нет. - Говорят, другие островитяне изгаляются на этот счет, иллюзии всякие ставят, а вот нам, медоедам, плевать. Долгое время считалось, что мы и подобные нам призывы вообще живем в другом мире. Если бы не еще более психованные , чем мы, шиноби, что время от времени умудряются вернуться после свободного поиска, так бы до сих пор и считали. Причем на двух известных нам континентах все нормально, да и в прибрежных зонах... Короче, лишь посреди океана такая ерунда творится.
  - Два континента? - ухватился я за его слова.
  - Тебя родители совсем ничему не учат? - оглянулся он. - Хотя да - вам, шиноби, всегда было плевать на другие земли. Как и нам, по сути. Второй континент почти не обитаем. Крайне скучное место.
  Но, вполне возможно, богатое ресурсами. Надо бы... не в ближайшие годы, конечно, но надо бы...
  - А ты и там, похоже, побывал, - попытался я осторожно растрясти его на информацию.
  - Один из немногих медоедов, хе-хе, фр. Лет сто назад один из тамошних дикарей умудрился попасть сюда вашим аналогом свободного поиска. Контракт заключил и даже несколько лет им пользовался, да помер. Уж не знаю, что там с ним случилось, но уже лет восемьдесят из тех мест никто не приходит. Не удивлюсь, если другие дикари даже не знают, что такое свиток контракта. Могли и сжечь.
  - Почему дикари?
  - Да они даже чакрой толком пользоваться не могут. Одним словом - дикари.
  Замнем для ясности.
  Место, к которому мы шли, представляло из себя фасад какого-то храма, на буддистский манер высеченного прямо в скале. А вот внутри помещение меня не удивило - коридоры, кельи, зал один прошли. Никаких изображений не было, лишь какие-то орнаменты и желтые огни, которые освещали здесь все.
  Подойдя к очередному проему без дверей, Куджи остановился и, встав на задние лапы, приложил палец к губам. После чего осторожно зашел в помещение. Как мог тихо я проследовал за ним, где увидел, что он медленно и осторожно приближается к сидящему в позе лотоса и явно медитирующему медоеду. Данный представитель местной фауны сильно отличался от Куджи. Ну, во-первых, не могу не упомянуть, что морда этого типа очень сильно напоминала мне лицо нашего главного инструктора в моем мире. И смех, и грех - но этот медоед был очень похож на Зомби, он же Александр Викторович, он же полковник Замраев. Но это если не брать комплекцию, наш Зомби был не таким кряжистым. В целом, насколько можно судить по сидящему существу, он был размером со среднего человека, а одет в мужское серое кимоно.
  Сама келья больше походила на кабинет, только не в европейском стиле, а японо-китайском, если так можно выразиться. Все низкое, и повсюду китайские драконы.
  Войдя в комнату, отошел в уголок, чтоб не мешать, а Куджи наконец достиг цели, подойдя к соплеменнику почти вплотную.
  - ШУНКАН, ТВОЮ МАТЬ! - проревел Куджи практически в лицо... морду... не важно, проревел он во всю глотку.
  В ответ этот самый Шункан просто открыл глаза. Ей-богу, я бы сначала ударил.
  - Куджи... - проворчал он. А вот сам Куджи в этот момент отпрыгнул на пару шагов назад. - И юный Узумаки, - покосился он на меня. - Пришли за свитками? Конечно, за свитками, - прикрыл он глаза. - И почему сам не взял?
  - И упустить такое веселье? - ответил Куджи, разведя в стороны лапы и принимая более устойчивую позицию. - Ну, давай, старик, я ведь знаю, что ты раздражен. Давай, попробуй меня ударить!
  Эм... без комментариев.
  После этих слов Шункан встал в полный рост и поправил одежду.
  - Ты прав. Так почему бы и нет, - вытянул он вперед руку со сжатой в кулак ладонью. - Но знай - всему есть предел. Не стоит повторять подобное. Ты ведь не самоубийца?
  - Давай-давай, старик, - так и не встал ни в какую стойку Куджи. - Иначе тебя и не растормошишь.
  Если честно, после того как Шункан вытянул вперед кулак, я думал, что им он Куджи и огреет, но на деле старый медоед странно дернулся и этот самый кулак разжал, вроде как отмахнулся от своего более молодого товарища. И что б вы думали? Куджи просто снесло обратно в дверной проем. То есть это была техника. Но... а где печати? Хоть какие-нибудь. Хоть одноручные. Он просто тупо отмахнулся от противника. Понятно, что все непросто, но... техники без единой печати - это ну очень сложно, и как правило, возможны лишь с костылями в виде артефактов или геномов. Но даже в этом случае... Такие техники как Разенган Минато и Чидори Какаши - это по сути и не техники, а управление и изменение чакры. Хм, а ведь как вариант, что это я на техниках заморочился? Это и проще. Не намного, но проще. Хотя, стоп. Есть же еще видовые способности. И как я про это забыл? Те же лягушки могут спокойно плюнуть в вас струей воды под неслабым напором. Правда, на боевую технику, как говорил Джиро, это не тянет, но сам факт. А так, кто его знает, что там у этих зверей за пазухой.
  Так что да, надо бы уточнить позднее. Может, и смогу обучиться. Тут главное, чтобы все то время, что Шункан простоял с поднятой рукой, не было подготовкой, а то даже и не знаю. Как оно еще все в бою будет выглядеть?
  - Хорошо пошел, - перевел я взгляд с дверного проема на старого медоеда. - Эм... мне бы свитки нужные, да пойду я. Ох, прошу простить. Узумаки Шигеру, - поклонился я.
  - Шункан, как ты уже понял, - кивнул он в ответ. - Один из старейшин медоедов. И не обращай внимание на Куджи. Мы, медоеды, не сумасшедшие, и как правило, - выделил он, - инстинкт самосохранения у нас присутствует. - Закончив говорить, он усмехнулся и, подойдя к небольшому шкафчику, достал оттуда свиток. - Держи. Внутри все нужные тебе печати. Если захочешь обучиться чему-нибудь новому, тебе придется побегать по долине. Библиотек у нас нет, так что только в порядке обучения. Впрочем, - усмехнулся он еще раз, - знакомым ты обзавелся. С Куджи тебе в какой-то степени повезло - очень общительный медоед. Немного более... - замялся он подбирая слова, - бесстрашный, чем остальные медоеды, но общительный. И не глуп, стоит отметить. А теперь иди, - вернулся он на свое место и вновь сел. - Моя медитация не окончена. И да, я не против ответить на твои вопросы, если они у тебя появятся, но не стоит беспокоить меня по пустякам. И отвлекать, как это сделал Куджи.
  Когда я вышел из комнаты-кельи, бедолага валялся на полу, прислонившись к стене. Где они с ней встретились, там он на пол и стёк.
  - Ты как? - присел я рядом с ним на корточки. - Помощь нужна?
  - И чем ты мне, кха, поможешь? - выдавил он из себя. - Разве что начнешь тут в панике бегать и орать. Но тогда Шункан может и тебя приласкать. Кха-кха, демоны, тьфу. Вот ведь старый урод, мог бы и послабей ударить.
  Последнее высказывание этого типа я, пожалуй, проигнорирую.
  - Что хоть за техника была? - кивнул я себе за спину.
  - Какая к демонам техника? - попытался он встать, но сполз обратно. Думаю, если надо, он сам попросит... ага, попросит он помочь. - Это был банальный удар рукой.
  Я аж замер, помогая ему подняться.
  - Это как? Он же с места не сдвинулся. Да и рукой не бил.
  - Сеннины, - утвердился он на задних лапах, после чего осторожно опустился на все четыре. - Ох, что-то мне нехорошо. Это была не техника, парень, а сверх скорость сеннина.
  - И зачем он тогда... ну... руку вытягивал, ладонью махал. Что за бред вообще?
  - Пафос. Знаешь такое слово? - вновь встал он на задние лапы. - Ну и красовался он, как же без этого? Я б тоже так сделал, кабы мог. Красовался, кстати, перед тобой. Мне-то уже давно плевать на его выкрутасы. О-хо-хо, - повел он правым плечом. - Я все же надеялся, что смогу среагировать. Не отбить, конечно, но хоть блок поставить. Мерзкий старикашка. Видишь, на какие приходится идти жертвы, чтобы заставить учителя учить?
  Учителя? Фига се у них отношения. Но вообще старик прикольный, мне нравится.
  - Вижу, - произнес я медленно. - Интересный у тебя учитель.
  На что Куджи просто покосился.
  - Шункан - мое главное достижение, - сказал он после небольшой паузы. - Тридцать лет за ним бегал.
  
  ***
  
  - Выжигание печати - это неверное понятие, - поморщился старик, когда я на следующий день после восьмого дня рождения напомнил ему об обещании. - Шиноби ничего не выжигает, иначе ставить такие печати, скажем, на коже живого человека было бы проблематично. Я уж не говорю о слишком легкой возможности такую печать повредить. Нет, правильно говорить "прямая установка чакрапечати". Впрочем, - пожал плечами дед, - если надо ввести в заблуждение стороннего человека, то можно и так.
  Мы находились в нашей учебной комнате, и когда дед махнул мне на стол для рисования печатей, я все же задал свой вопрос:
  - Так ты будешь этому учить, или мне еще пару лет ждать?
  - Буду, буду, - проворчал дед. - Раз уж обещал. Но учти, подобные печати - это управление и изменение чакры. Многие шиноби всю жизнь такому учатся. Если вообще берутся за это.
  Ну, что-то такое я и подозревал.
  - Слушай, деда, - решил я задать пришедший на ум вопрос. - А ведь стиль тайдзюцу Узумаки как раз подразумевает умение накладывать печати касанием, это что ж получается, у нас в клане все так могли?
  - Конечно., - удивился Джиро. - Ты забыл, что дают нам наши гены?
  Вот блин, и правда. Изменение и управление - именно это и дает нам улучшенный ген Узумаки. Точнее, неслабое улучшение в этих дисциплинах, но отнюдь не абсолютное. Есть еще и личный контроль, который у Узумаки в среднем так себе, но именно гены позволили Наруто так быстро освоить Разенган, а не какое-то там упорство. Клоны, конечно, помогли, но тут он скорей именно слабый контроль компенсировал.
  Правда, если верить Кишимото, так как шинигами в этом случае разводит руками, у Наруто будут дети с геномом жены, и получается, он и не Узумаки вовсе, но это надо проверять, а значит, переться в Коноху. А вообще, что делать с этой немаловажной информацией я и сам не знаю. Если все правда, то последней Узумаки из ветви Широ является Кушина. Умрет она, и все, мы со стариком - последние из четырех главных ветвей. Сам шинигами в свое время признал, что в генах людей не разбирается, он по душам спец, а в этом плане что Узумаки, что Учихи - один хрен. Пока у самой души не узнаешь, не поймешь. Но после моего согласия помочь, ему глубоко плевать на Наруто. Он и следил-то за ним из-за его матери, известности и фамилии. План изначально подразумевал именно Шигеру - ту тушку, в которую я вселился. Причем даже не из-за каких-то там генов, а тупо из-за Джиро. Напомню, если кто забыл, договор с шинигами не подразумевает сохранения генной линии. Ему нужен именно клан, а из тех, кто этот клан может возглавить по праву его традиций и законов и все еще ассоциирует себя с ним, остались только мы с Джиро.
  - Извини, дед, - покаялся я. - Просто редко с этим сталкиваюсь, вот и привык не обращать внимание.
  - Никогда не забывай о своем наследии, - произнес он укоряюще. - Кхм... так вот. Прямой установкой печати, в той или иной степени, владеют все Узумаки, однако сама степень владения сильно разнится. Кто-то может накладывать лишь самые простые, они же боевые, печати, а кто-то и печать молчания может на человека поставить. Чакрапечати еще и по сложности различаются. И это я сейчас не буду говорить про их видовое разнообразие, - но заметив, как у меня слегка приподнялись брови при его последних словах, он все же немного пояснил: - Печати с разной сложностью узора - это одно. Постановка нескольких печатей разом - другое. А постановка одной печати с несколькими знаками - уже третье.
  Тут я вспомнил Джираю из канона, когда тот разблокировал у Наруто то, что ему поставил Орочимару в Лесу смерти.
  - Третье, насколько я понял, это когда создаешь на каждый палец по знаку, которые в итоге суть одна печать?
  - Именно, - кивнул старик. - Но все это - разновидность создания печати. Саму чакрапечать можно наложить разными способами. Даже с помощью техник.
  - Не будет ли это уже ниндзюцу? - задал я логичный вопрос.
  - Нет, - покачал головой старик. - Если с помощью одной техники можно наложить разные печати, то она просто заменяет нам кисть. Сначала все равно придется рисовать, а уж после применять технику. Для начала ты должен понять простую вещь - есть чакрапечать, и сейчас мы будем изучать лишь один из способов ее наложения. Само же "выжигание", - выделил он, - представляет собой частичное изменение поверхности объекта. Ты встраиваешь печать, а не выжигаешь ее. Хотя, есть отдельная печать, с помощью которой ты можешь именно что выжигать. Но уже не конкретную вещь, а что угодно. Например, послание на камне или предсмертную записку на коже.
  Оу, опять Джирая вспоминается. Как там в каноне?..
  - "Шикоку Фуин"?
  - М-м-м... - нахмурился дед. - Да, именно так. Но я, вроде... не важно. В общем, я надеюсь, ты понял, чему я буду тебя учить в ближайшем будущем. И только от тебя зависит, как скоро ты это освоишь.
  Кеккей Генкай - улучшенный геном. Что я освою, даже не обсуждается.
  - А как насчет тех печатей, которые прямо на воздух ставятся?
  - Это совсем другой раздел, - покачал старик головой. - Тут без костылей уже никак. Все-таки для печати нужен хоть какой-то объект для наложения.
  - Ну и ладно, - уверен, и до этого дойдем. - Что мне сейчас-то делать?
  - Что-что, - вздохнул Джиро. И пройдя к одному из шкафов, достал пачку чакропроводящей бумаги размером с игральные карты моего прежнего мира. - Держи, - протянул он мне ее. - Для начала будем учиться складывать такие листы вдвое.
  
  ***
  
  Потянувшись и удовлетворенно покивав, осмотрел напоследок пространство внутреннего мира. Кустик, который отвечает за быстроту реакции, превратился в молодое, но крепкое деревце. А четыре водопада, отвечающие за стихии, даже не думают превращаться в то унылое говно, которым они были до переселения в этот мир. Хотя водопадами по-прежнему можно назвать только "землю" и "воду", а "огонь" и "ветер"... они теперь есть, скажем так. Для полного счастья не хватает только элемента "молнии", но это было бы уже чересчур хорошо. Да и давайте откровенно - мне бы землю с водой освоить, а остальное так, для радости глаз, не более. Даже с геномом Узумаки, облегчающим преобразование чакры, оно же изменение, с каждым новым элементом это делать становится все трудней и трудней. "Огонь" и "ветер" я освою, когда-нибудь, а вот с "молнией", признаться, не уверен. Предрасположенность шиноби к тому или иному элементу, как ни крути, существует, а у меня даже намек на пятый водопад отсутствует. Да и не нужно мне это, если подумать. Геном, печати и два элемента - этого более чем достаточно, чтобы войти в высшую лигу. Мне бы еще контроль увеличить, и я буду обречен стать одним из сильнейших. Кстати, ситуация с двумя и более элементами средняя по больнице среди Узумаки, это важно для разнообразия печатей. И это еще один довод в пользу того, что Наруто унаследовал гены отца. Далеко не стопроцентный, но довод. Искусственно заблокировать тот или иной элемент можно, но я, если честно, не вижу смысла, чтобы так изгаляться над парнем. Ментальные закладки - еще туда-сюда, но не подобное. Ах, да. С теми самыми закладками Наруто тоже в пролете - на детях они не удерживаются, причинно-следственных связей не хватает. Что уж про младенцев говорить. Другое дело, что в моем мире и без местных "закладок" обходились, но опять же, Наруто поначалу был слишком мал для таких обработок. Вот воспитать фанатика - это пожалуйста, а закладки - нет.
  Ладно, на сегодня здесь я закончил, можно и выходить.
  Вчера вечером в город приехал большой караван торговцев, так что сегодня мне даже не пришлось заикаться о походе на рынок, дед сам предложил его посетить. Точнее, как предложил... сказал, что идет, и если я хочу, могу сходить с ним.
  Данный поход запомнился двумя вещами. Во-первых - мы с Шидой наткнулись на набор деревянного учебного оружия. Очень качественного. Из чакропроводящей древесины. По два экземпляра катан, вакидзаси, танто, облегченного и утяжеленного мечей. Даже с печатями работы песочников. Вот так с ходу я разобрать их не смог, но явно что-то на укрепление. И да, очередной раз убеждаюсь, что печати Узумаки несколько грубоваты. Как крепкое матерное слово по сравнению с поэтическим двустишьем. Но такие вот дела - если на начальных уровнях впечатляют чужие работы, то что вы скажете про многоуровневый получасовой мат. На такое немногие способны, а уж если ЭТО произнести, то заработает что угодно. Наверное, даже утка закукарекает.
  Само собой, я приобрел этот набор. Точнее, Джиро для меня. Он хоть и морщился, но купил. Как и многие шиноби, он считает, что руки должны быть максимально свободны. Кунай еще куда ни шло, его хоть метнуть можно, но вот меч - это уже прерогатива самураев. Я, в общем-то, и не спорю, фехтовать хоть и умею, но не слишком люблю, но развлечения ради, как и тренировки Шиды, почему бы и нет. К тому же, в наборе есть вакидзаси, что для меня уже ближе. Два таких длинных ножа, ну, или коротких меча, да обратным хватом, отличное оружие против средних и чуть более чем средних шиноби. Слабых я и ударом ноги вынесу. В прошлой жизни моим основным оружием была штурмовая винтовка, но для сверхблизких дистанций, сугубо против таких же ведьмаков, использовал те самые ножи. Их вообще большинство использовало, а у нас в России так и вовсе все, кроме Маздая и Кощея. Первый был поклонником ударных техник с его кастетами, а Кощей любил работать пустыми руками, так чтобы ухватить и уже не отпускать. Закрутить, дернуть, заломать, задушить. Мастер джиу-джитсу, чё. Мастеров его уровня буквально единицы на всей планете, а мастеров с его опытом смертельных схваток так и вовсе нет и не было. И все это в его возрасте. Во что бы он превратился, не покинь тот мир, даже представить сложно.
  Черт, даже кулаки сжал от воспоминаний. Столько лет прошло, а я до сих пор вспоминаю Кощея. Он умудрился замкнуть на себя очень много событий в жизни, так что даже спустя многие годы о нем не могли забыть, время от времени вспоминая. И ладно бы только мы с Маклаудом, даже те, кто его не застал, постоянно слышали о Кощее от других, превращая его в легенду. А Маздай, который был с ним в вечных контрах, так и вовсе открыл охотничий сезон на всех, вне нашей страны, кто мог в чем-то превзойти Кощея. Так и погиб, став самым результативным ведьмаком за всю историю, укокошив аж одиннадцать Абсолютов, опередив в этом и Кощея, и прежнего чемпиона Паскаля Дидье, на счету которого числилось семь бойцов ранга Абсолют.
  Во славу твою, Маздай...
  Я обязан восстановить клан Узумаки. В прошлой жизни я был членом братства. Великого братства. И сейчас без чего-то такого мне не по себе. Ни имени, ни славы, ни семьи... Как там Кощей без этого? Наверняка ведь что-то подобное клану Узумаки создавать будет. Точнее, к нынешнему времени уже создал. Или сдох. Третьего не дано. Я тоже или верну былую славу Узумаки, или сдохну. Путь старика Джиро не для меня. Я просто не смогу тихо сидеть, создавая задел для потомков. Если потребуется, я сам устрою Четвертую мировую, если это поможет возродить клан при моей жизни.
  Вторым событием на рынке, но уже лично для меня, стал оранжевый костюм. Как у Наруто, да. Что тут сказать? Он несколько более стильный, чем я себе представлял. Для моих красных волос не подойдет, но блондинам и брюнетам жаловаться не на что. А заправив рукава и штанины, как это делал Наруто, мне оставалось лишь покивать. Неудивительно, что парень не стал его менять, когда пошли деньги за миссии. Что-нибудь такое же яркое найти можно, но зачем, когда и этот костюмчик отлично выглядит. Хотя, он мог и не задумываться на этот счет. Да и давайте откровенно, для повседневного ношения тут все отлично, но для работы шиноби? Нет, однозначно. С тканью-то все нормально, но цвет... Черт, и хочется, и колется. Может, волосы перекрасить? Нет, это уж слишком, тогда придется весь гардероб менять. Ладно, бог с ним, с костюмом.
  В тот день так больше ничего интересного и не нашли. Только задержался у прилавка с ножами, но себе я уже давно приобрел пару, а ничего экстраординарного у торговца не было. Разве что брутального вида нож, совмещенный с кастетом, но я такое недолюбливаю - от него ведь и не избавишься быстро. Метнуть в любое время из любого положения не выйдет.
  В тот день нам с Шидой так и не удалось помахать палками. То одно, то другое, так по мелочи и скопились дела, которыми мы с дедом занимались. А на следующий день старик обрадовал меня, что отныне я буду ходить лишь в той одежде, которая обработана печатями, мешающими циркуляции чакры. Точнее, замедляющими ее. Мол, пора заняться целенаправленной прокачкой и укреплением каналов. Я и так постоянно ходил под ускоренной циркуляцией чакры, но это, по словам старика, удел обывателей, а уж Узумаки могут позволить себе необходимое... оборудование, так сказать. В общем, еще один день нах. Думаете, так легко выбрать постоянную повседневную одежду? Не просто для домашнего ношения, а реально постоянную. Да еще и такую, чтобы хотя бы печати видны не были. Старик, конечно, утверждает, что именно на артефактах специализируется линия Кано, но доверять кому-то свою одежду? С другой стороны, когда я теперь ее одену? Короче, если я не хочу выглядеть так же, как на тренировках, а это черное трико и водолазка, обшитая различного размера пластинами кости и металла, надо выбрать что-то свободное, и первое приходящее на ум - мужское кимоно. Что может быть свободней халата? И традиционней? Можно еще хакама добавить, это типа очень широких брюк, но данная штука, как бы сказать, не для повседневного ношения. Для детей, женщин и простолюдинов - празднично-официальная вещица.
  Так старик мне еще и по небольшому браслету на ноги и на руки навесил.
  - Отлично, - кивнул он, оглядев меня. - А теперь переодевайся в тренировочную одежду, пойдем уже заниматься.
  Мой выбор в конце концов таки пал на кимоно. Что еще оставалось? Вот в нем я и стоял. Белое кимоно с рисунком двух больших иероглифов огонь и вода. Ну и клановая спираль, куда ж без нее?
  - Я так понимаю, - не стал я сразу уходить, - скоро мы приступим к изучению ниндзюцу?
  - Да, - подтвердил дед. - Наш клан в бою использует все доступные методы. В отличие от тех же Хьюг и Кагуя, у нас нет единого направления в специализации. Печати - это, конечно, хорошо, но не стоит зацикливаться только на них. Когда-нибудь ты выработаешь свой стиль боя, и чтобы это произошло побыстрей, мы пройдемся по всему, что я знаю.
  - А если я выберу кендзюцу?
  - Твое право, - поморщился дед. - Но мое мнение ты знаешь - меч слишком ограничивает.
  Это да. И дело тут не в силе. У каждого уважающего себя дайме припрятан самурай S ранга, а у правителей великих стран таких монстров штуки по четыре. Но все, что они могут, это выйти против врага и сражаться. Причем в основном... или, пожалуй, всегда, особенно хорошо они показывают себя против одиночного противника. Да и защитных техник у них нет. Точнее, их защита - это вариация нападения. Если в тебя летит стрела, то шиноби, условно, может достать щит, увернуться, отбить стрелу. А самурай только увернуться и отбить. Я уж не говорю, что он не может тот щит отдать раненому товарищу.
   Забузу и таких, как он, я в счет не беру, он и не мечник по сути. Шиноби - более универсальный зверек. Не победит так убежит. Или направит по ложному следу, поставив там ловушку. К слову, шиноби тоже используют мечи, так что все сказанное мной не означает, что меч для шиноби моветон, просто этот путь развития не нравится ни Джиро, ни мне. Да и если на то пошло, кто-нибудь слышал о шиноби-мечнике, не самурае, достигнувшем S ранга? На мечников тумана не показывать - они, кроме меча, используют и ниндзюцу, и тайдзюцу, и еще хрен знает что. Да и кендзюцу там и не пахнет. С таким же успехом они могут гранатомет использовать и говорить, что лучники.
  В общем, нет таких. Просто потому нет, что шиноби и самурай - это две разных работы. Почему старик хочет, чтобы я стал именно шиноби? Вот это уже другой вопрос. Дело в том, что Джиро, в отличие от подавляющего большинства чакрапользователей, равняется не на какой-то гипотетический уровень силы, а на конкретных людей. Да, среди них есть и Рикудо, но не только. Многие Узумаки тоже. Как и члены давно сгинувших древних кланов, дававших прикурить матери Рикудо. Как именно она получила силу, в этом мире не известно, по крайней мере старику Джиро, но вот о ее попытках этот мир подчинить ходит немало легенд. Среди старых кланов. И среди героев этих легенд нет ни одного супер мечника. Правда и шиноби тогда звались не шиноби, но это уже другой вопрос.
  Стоит также дополнить, что какими бы я и старик не были патриотами клана, но мы признаем, что Узумаки не были супер-пупер. Лишь одни из многих. А самым главным пупером был все-таки Рикудо. Так он, ко всему прочему, был еще и знатным ученым и изобретателем, дав этому миру множество техник и теорий чакры. Игры с геномами тоже пошли с его подачи. Все это и до него было, но в зачаточном состоянии.
  - Я вот тут подумал, деда, - скакнула моя мысль, - насколько реально достигнуть уровня джоунина к тринадцати годам?
  - Не совсем понял вопрос. - удивился Джиро. - Ты от меня статистику хочешь услышать? Или, возможно ли это? Или, можешь ли это ты?
  Простой же вопрос. И зачем было все с ног на голову переворачивать?
  - Эх, - покачал я головой. - Это возможно?
  - Да. И сразу отвечу - происходит это не часто. Тут немалый талант нужен. И системное обучение. И реальные сражения для опыта. Возможно ли это для тебя? Не знаю. Рано об этом говорить. Ты сейчас на уровне чунина, но пропасть от чунина до джоунина очень велика. Но даже при этом сильным джоунином стать не получится, - тут он ненадолго задумался. - Хотя знаешь, средним тоже не выйдет. Слабым будет такой джоунин, но что есть, то есть. Плюс, не забывай, что джоунин - это не ранг, а звание, его и лишить могут. А сила... ну, повторюсь - такое возможно. Правда, - усмехнулся дед, - тут есть один нюанс. Если ребенок не клановый, а в некоторых случаях и клановый, то такой джоунин долго не проживет. Очень легко, знаешь ли, перестараться с тренировками. К примеру, начни мы с тобой заниматься ниндзюцу прямо сейчас, тем более год назад, и проблемы в будущем тебе обеспечены. Не смертельные, ты все-таки Узумаки, но они были бы. Первое, что приходит на ум, покореженное СЦЧ. В этом случае возможно, что угодно. От неспособности стоять на воде до невозможности использовать вообще что-либо, кроме ниндзюцу. Впрочем, возможны и мелкие неприятности, незаметные на общем фоне силы. Тут как повезет. Но это у клановых. Детей, чьи предки поколениями прокачивали через себя чакру. Но даже такие дети обречены, если начать заниматься слишком рано. Ниндзюцу в четыре-пять лет? Считай до двадцати не доживет. Поправочка, - почесал старик затылок. - Есть пара кланов, для которых это нормально и даже полезно. Врать не буду, на сто процентов не уверен, но, вроде, Хатаке из Конохи рождаются с просто огромными каналами чакры. Им волей-неволей приходится с самого раннего детства загружать их, чтобы не успели атрофироваться.
  - А какой у Хатаке геном? - не смог я удержаться от этого вопроса.
  - Хатаке? Не знаю. Ты, наверное, имеешь в виду улучшенный геном? Ну, так я не уверен, что он у них есть. Ярко выраженный ген Хатаке смогли у себя закрепить, но вот насколько он улучшен, я не в курсе. А может, просто скрывают, - пожал он под конец плечами. - И хватит уже. Все вопросы задашь потом, а сейчас бегом переодеваться.
  
  ***
  
  - Я тут... подумал... деда... - отжимался я у его ног. - А ведь... новые... печати... не помогут... в укреплении... каналов...
  - С чего это такие выводы? - спросил Джиро лениво. Он-то в этот момент удобно устроился на пеньке и ничего не делал.
  - Печати... замедляют... поток... чакры... поток... меньше... нагрузка... меньше...
  - Печати ничего не замедляют, - ответил старик. - Они воздействуют на те самые каналы, сужая их. Из-за этого прогонять обычное для тебя количество чакры не получается. Вот и создается ощущение, что чакра с трудом идет.
  - Вот... ведь... дерьмище...
  - Ну да, обманул чуток. Учись верить лишь себе и своим ощущениям. Хотя, это всего лишь технические детали. Я просто упростил объяснение, что ввело тебя в заблуждение. Одно из главных жизненных умений - это правильно задавать вопрос. Правильно и нужному человеку. Если бы ты задал вопрос себе, а не мне, думаю, ты бы нашел ответ. Еще одно немаловажное умение - это задавать вопросы только себе. Но до такого мало кто доходит. Все, можешь отдохнуть.
  Тысяча семнадцать раз. Осталось только рухнуть. Я, конечно, мог продолжать, даже бодрячок изобразить бы смог, вот только смысла не вижу.
  - Отключи уже эти долбанные утяжелители, - простонал я. Раз разрешил отдыхать, пусть отключает.
  - Мне лень.
  - Сволочь.
  - Я твой дед, мелочь, поимей уважение. Вон, Шида трудится и не стонет.
  Даже не знаю, кому из нас хуже. Шиде старик весь бокен, тот что утяжеленный, исписал печатями, так он теперь, помимо всего прочего, килограмм сто весит. Поверьте, заниматься с такой деревяшкой, да с таким же, как у меня, костюмом, приятного мало. Разве что, у Шиды немного другие настройки печатей на костюме, да и отрабатывает он не обычные приемы с мечом, а пытается какую-то технику сотворить.
  - Так он и не отдыхает, - не сдавался я.
  - Так и ты теперь тоже. Вставай давай.
  Не сказать, что я этого ожидал, но возмущения не было. Быстрое восстановление - тоже тренировка. Да и не лютовал старик. Вот Зал павших, которым наказывал Зомби в прошлом мире, действительно был жестью. Пол из гвоздей, тонкие мокасины, полоса препятствий с торчащими гвоздями и все это под напряжением, откачка воздуха, постоянный обстрел пластиковыми шарами, ну и само веселье без лимита по времени. Ведьмаки вплоть до "ветерана" там умирали. И хоть раз, но каждый побывал там. Кощей с Маклаудом, на моей памяти, попали туда всего пару раз, а вот мы с Маздаем одно время чуть ли не поселились в этом долбанном Зале.
  М-да, не стоило нам дарить ему засушенную голову талиба на день рождения. А ведь я предлагал Некроманту ее подарить, да Маздай уперся - Зомби то, Зомби это...
  - И что теперь? - поднялся я, демонстративно постанывая. - В смысле, может я лучше ката из тайдзюцу поотрабатываю? Отжиматься и во дворе гостиницы можно.
  -Тайдзюцу тоже, - заметил дед. - Шида! - окликнул он самурая. И когда тот повернул к нему голову, помахал рукой, подзывая.
  - Спарринг? - предположил я в предвкушении.
  - Не совсем. Будешь только уворачиваться.
  - Слушаю, Узумаки-доно.
  Вблизи было заметно, что Шиде тренировка тоже не давалась легко. Покрасневшее, в каплях пота лицо, меч, опущенный на землю, дабы не держать его на весу, да и попытки дышать не слишком глубоко были достаточно видны.
  - Бери... - запнулся старик. - Какой я там меч не трогал?
  - Облегченную катану, Узумаки-доно.
  - Вот ее и бери. Твоя задача - за полчаса оставить вот на этом юноше как можно больше синяков. Перестараешься, и я тебе что-нибудь сломаю.
  - Постараюсь не оплошать, Узумаки-доно, - сглотнул мужчина.
  - Запомни, Шида - синяки, как можно больше, не переусердствовать. Это и для тебя тренировка. А теперь подойди ближе, я перенастрою твой костюм.
  - Ох... - выдохнул Шида через две секунды. И даже слегка присел. - Я ж еле передвигаться буду.
  - Думаешь, - усмехнулся Джиро, - у моего внука другие проблемы? Вперед, детишки, повеселите старика. И да, Шида, сдерживаться тоже не стоит. Ищи баланс, или его найду я, и тебе он не понравится.
  - Слушаюсь, - вздохнул мужчина, - Узумаки-доно.
  Ну что сказать? Не знаю, какие нагрузки испытывал мужчина, но двадцать три синяка он мне оставил. Будь в его руках настоящий меч... Чисто условно, но достать его мне представилась возможность только после седьмого попадания. И это меня сильно раздражало. Можно, конечно, отговариваться нагрузками на тело от костюма, но ведь он тоже не голышом работал. То есть, при примерно равных скоростях, весь мой опыт, наработанный в прошлой жизни, был слит в унитаз. Повторюсь - лишь после седьмого удара его меча. Я был убит семь раз, прежде чем достал его.
  - Время! - хлопнул в ладоши Джиро. - Подойдите.
  - Старик. - начал я, когда оказался рядом с ним. - Мне нужен нормальный спарринг с Шидой. Иначе этот день еще долго будет терзать мой мозг.
  - А что не так? - не понял дед.
  - Я слил в чистую. Просто поверь на слово. И я не хочу гадать, насколько мне в этом помог костюм. Я должен знать, чего стоит мой... - запнулся я. - Мои умения.
  - Ши-чан, - вздохнул дед. - Тебе всего восемь лет, тебе бы опыта не хватило... не слить.
  - Шинигами, старик. Я должен знать.
  По лицу и не скажешь, понял ли мой намек Джиро, но дед сам и дал ответ.
  - Ох уж эти дети. Ладно, если тебе так хочется, почему бы и нет. Подойди поближе, Шида. - На этот раз с костюмом дед возился гораздо дольше. - Твоему телохранителю я с самого начала настроил печать, как и у тебя сейчас, но такая настройка не подразумевает полную блокировку возможностей шиноби. Вот так, - закончил он. - Теперь ты. Я ведь правильно понял, - усмехнулся он, - опыт и умения?
  - Да, - оставалось кивнуть мне. - Но я и сам могу.
  - Для чистоты эксперимента, - поманил он меня пальцем. - Чтоб уж и Шида даже не думал о мухляже.
  - Не стоит обо мне беспокоиться, Узумаки-доно, - слегка поклонился самурай.
  - Считай, я это делаю не для тебя.
  Когда приготовления закончились, мы с Шидой отошли чуть в сторону, и приготовились к спаррингу.
  - Не особо сдерживайся, Шида, - повел я плечами. - Все что надо, я решу для себя сам.
  - Это не совсем честно, Узумаки-сан, - вздохнул мужчина. - На моей стороне слишком много преимуществ.
  - Так мы не до победы одного из нас будем биться. Я вполне осознаю, что в росте, силе, весе и оружии уступаю тебе.
  - Ну так вы и под печатями уступали.
  - Да знаю я, знаю, - не удержавшись, поморщился. - Давай уже начнем.
  Уж не буду пересказывать ход спарринга, но отмечу, что на каждое касание меча я успевал условно достать его три-четыре раза. Откровенно смертельные были не часто, но это если бы дрались обычные люди. Самое главное я определил для себя - мой опыт никуда не делся. Я знал, куда он ударит, я знал, как, но теперь еще и успевал среагировать. Если бы мы оставались обычными людьми, я бы, скорей всего, выиграл. Если бы были ведьмаками, выиграл бы по-любому. Были бы без печатей, выиграл с высокой вероятностью. Это при прочих равных. Да, если бы мы сражались сейчас насмерть, я бы сто процентов проиграл, просто потому, что без чакры не с моим восьмилетним телом наносить взрослому мужику хоть какой-то урон. Но у нас ведь, по сути, даже не спарринг был.
  - Да как так? - приподнялся он с земли, когда я подсечкой и толчком отправил немаленького мужчину в полет. Прям по науке незабвенного Кощея. - Я же чувствую опыт, - заметил он поднимаясь, - но никакой особой техники.
  - Опыт и есть, Шида, - кивнул я удовлетворенно.
  - В восемь лет? - хмыкнул он отряхиваясь.
  - Какие только чудеса не происходят в нашем мире, - пожал я плечами.
  Я бы мог рассказать Шиде о себе больше, в этом мире и правда происходит слишком много невероятного, о чем не забывают даже обычные люди, что уж говорить о тех, кто активно использует чакру. Но старик не жалуется на слух, а лишний раз нервировать бедного деда мне не хотелось.
  - Сложно не согласиться, - покивал мужчина. - Я так полагаю, все?
  - Да. Я выяснил для себя все, что надо.
  - И долго вы там будете чудеса обсуждать?! - крикнул нам Джиро. - Бегом сюда - тренировка еще не окончена!
  
  ***
  
  - Не понимаю, - хмурился Джиро, держа перед собой листок бумаги, на которую я только что поставил чакрапечать. - Да, геном помогает... - бормотал он. - Но контроль... опыт...
  Я сумел освоить постановку простой чакрапечати за полгода. Как? Сработал опыт ведьмака. Вот так просто. Когда я дошел до определенного уровня обучения в изменении и управлении чакры, то, волей-неволей, провел множество аналогов со своими прежними способностями. К примеру, молния, которую выпускает из рук высокоуровневый ведьмак, ничто иное, как мгновенное изменение набранной телом энергии. Плюс управление, дабы получилась относительно прямая линия выпускаемой энергии. Причем повторюсь, делать это надо достаточно быстро, быстрей чем с чакрой. Очень быстрое изменение и очень сложное управление. Удерживать молнию - это, я вам скажу, не борщ хлебать. "Рассечение", "Скольжение", "Молния", в какой-то мере "Голос" - основные умения, где используется и управление, и изменение энергии. А тех скилов, которые используют либо одно, либо другое, тьма тьмущая. В основном, правда, управление. Так в этом мире мне, судя по всему, еще и кровь Узумаки помогает. Удивительно, что я полгода на освоение "ручной постановки чакрапечати" потратил. Более ста двадцати лет опыта решают, что ни говори.
  Надо бы Разенган освоить. Просто потому, что хочется.
  Контроль чакры, к слову, который постоянно поминает старик, у меня нормальный. Уже сейчас. Просто он не хотел, чтобы я расслаблялся, вот и... нет, он не врал, по сравнению с многими сильными шиноби, я и правда выгляжу отстающим, но основная масса чакрапользователей, имеет либо такой же как у меня контроль, либо хуже. Сдал старика, кстати, Шида. Не специально, просто старик не посвящал его в свои планы, вот он и прокомментировал как-то мои стенания.
  - Да ладно тебе, деда, - махнул я рукой. - Считай, у меня талант.
  - Но...
  - Шинигами помог, - пошел я с козырей, дабы вывести из прострации.
  - Ты даже не представляешь, как я горд твоими талантами, Ши-чан, - отложил Джиро листок. - Такими темпами, к десяти годам мне просто нечему будет тебя учить.
  - Вряд ли я смогу выучить все печати за полтора года, - позволил я себе сомнения.
  - Все и не надо, - присел он рядом. - Все и я не знаю. Главное - система и основы. К десяти годам ты и сам сможешь создать нужную тебе печать. Впрочем, с основой я погорячился, - потер он подбородок. - Дабы не изобретать заново множество нужных и сложных печатей, лучше выучить уже существующие. Но вот обучать тебя мне будет нечему. Еще полгода-год, и я закончу свитки с основными печатями. Дальше будешь просто зубрить.
  - Дай уточню - это ты сейчас конкретно про фуиндзюцу или про обучение в целом?
  - Конечно, первое! - возмутился дед. - Кроме печатей, есть еще множество вещей, которым я могу тебя научить.
  В этот момент в дверь постучали, и после разрешения Джиро в комнату зашла одна из наших служанок. Самая молодая, одетая в рабочее кимоно с передником.
  - В магазине посетители, Узумаки-доно, - сказала она, одновременно поклонившись. - И они желают обсудить спец заказ.
  - Ха-а-а... - изобразил дед удрученность. - Что ж, Ши-чан, пойдем сходим, послушаем, что там людям надо.
  Как правило, когда мы с дедом были заняты, за прилавком приглядывала одна из служанок, но если ее не хватало, старик всегда брал меня с собой. Или не отсылал, если не справлялся я. Общение тоже часть обучения.
  Посетителями оказались мужчина в жилете чунина Конохи с ее же протектором на руке и девочка в кимоно с двумя иссиня-черными хвостами на затылке, примерно моих лет. Отличительной особенностью обоих были белесые глаза. Ничего так, я думал Хьюги будут хуже выглядеть. Но когда я об этом подумал, мужчина на мгновение, буквально на полсекунды, активировал глаза. Бр-р-р. Вживую эти шевелящиеся вены выглядят так себе. И к слову - лоб мужчины был чист, а значит, он из главной ветви. И раз уж зашла речь о печати Хьюга, стоит отметить утверждение старика, что через нее нельзя причинить боль. Убить безболезненно и испортить глаза после смерти - вот и все, что она делает. Так что, если хочешь похитить додзюцу Хьюга, делай это, пока он жив. А вот про отношения в главной и побочной ветви, старик не в курсе, но сомневается, что там все плохо. Если уж им приходится ставить печати на своих братьев, сестер, младших детей и иже с ним, вряд ли они после этого начнут их угнетать. Но это лишь его мнение, как там на самом деле, он не знает.
  - Узумаки Джиро, - кивнул дед. - А это мой внук Шигеру.
  Пришлось поклониться.
  - Хьюга Бакуро, - кивнул в ответ мужчина. - Моя дочь Эми, - положил он ей ладонь на плечо.
  Поклон девочки был идеален, но вот выражение ее лица говорило о том, как ей все надоело.
  - Что ж, Хьюга-сан, прошу, - махнул он в сторону небольшого столика и двух стульев. - Внимательно вас слушаю.
  Нам с Эми, понятное дело, стулья не полагались, так что пришлось стоять рядышком.
  - У меня к вам два дела. Первое - это тренировочный костюм для моей дочери. Она скоро идет в академию, и я посчитал, что время для усиленного обучения пришло. Хотелось бы заказать нечто такое же, - медленно кивнул в мою сторону мужчина.
  - Такое... довольно непросто, - произнес задумчиво дед. - Многофункциональная, комплексная регулируемая тренировочная система, с индивидуальной подгонкой.
  - Я готов платить, - заметил спокойно Бакуро.
  - Дело не только в деньгах, - покачал головой старик. - Дело в индивидуальной подгонке. От клана Узумаки мало что осталось, и он более не может быть гарантом... нераспространения полученной при обследовании вашей дочери, информации. И обеспечением спокойной жизни того, кто это делает, - заметил под конец старик.
  - Узумаки до сих пор являются союзниками Конохи и достаточно уважаемы там. Я готов, как и раньше, доверить вам несколько своих секретов. И уж тем более у вас нет причин бояться клана Хьюга. Я, как член главной ветви, гарантирую вашу безопасность.
  Все хорошо, слово сказано, но вот про боязнь он зря упомянул. Да и про гарантии как-то... неправильно изложил.
  - Хьюга-сан, - вздохнул Джиро. - Я хоть и стар, но меня вполне хватит и на вас, и на весь ваш клан. Мне нечего бояться. Еще лет тридцать я могу обеспечить вздрагивание любого Хьюги при упоминании моего имени. И меня печалит, что вы забыли его так быстро.
  - Прошу прощения, Узумаки-доно, - склонился он в поклоне. - Я неправильно выразился. Ни в коей мере не собирался вас оскорблять.
  А вот дочь поведение отца явно удивило. Не слышала она о Монолите Джиро.
  - Забудем, - кивнул дед. - Как я понимаю, вы даете Слово клана, что мне не придется узнавать из сторонних источников, что, к примеру, выбил из вас какую-то лишнюю информацию? Или, что она ушла на сторону, когда ничего подобного не было.
  - Несомненно, Узумаки-доно.
  Грубовато старик работает. Я бы был помягче. Всему свое место, а этот Бакуро явно понял бы и более мягкое осаживание. Не вижу смысла создавать даже предпосылки для негатива. Если надо - о"кей. Но не в этом случае. Надеюсь, мужик спишет все на его возраст.
  - Тогда вернемся к делу, - кивнул он еще раз. - Если вы все же решили делать заказ, вам стоит знать, что это затянется где-то на... - слегка задумался дед. - Примерно на месяц. Причем первые две недели вашей дочери лучше находиться где-то поблизости. Лучше, конечно, все время работы, но тут я не настаиваю. Но это в случае индивидуальной подгонки печатей. Хочу все же отметить, что это выйдет не только дороговато. Использование костюма другими лицами, без перенастройки, будет не желательно. Никакой опасности, но и эффективности. Он, конечно, всю жизнь ей прослужит, однако я сомневаюсь, что и использовать она его будет всю жизнь. Да и не постоянно это будет происходить.
  Вот тут Бакуро задумался.
  - Я так понимаю, перенастроить его будет сложно?
  - Несомненно. - подтвердил старик. - Знаю, ваш клан тоже не чужд фуиндзюцу, но вы должны понимать, что такое различие школ.
  - Да. Даже знаки слишком разные. А нельзя ли сделать так, чтобы печати сами настраивались на пользователя? Понимаю, что ручная подгонка все равно лучше, но возможно ли такое хотя бы в теории?
  - Это... - даже замер старик. - Интересная идея. Действительно интересная. Но разработка такого... - покачал он головой. - Пару лет как минимум. Да и не факт, что выйдет. Но теоретически да, это возможно.
  - Хм. - сложил Бакуро руки в замок. - Насколько вероятно, что вы возьметесь за подобное дело? В перспективе.
  - Я? - усмехнулся Джиро. - Нет, я уже не возьмусь, а вот мой внук только что получил отличное задание.
  Вот дерьмо. Всю жизнь мечтал трениками заниматься.
  - Оу. - приподнял бровь мужчина. - М-м-м... пара лет? - спросил он осторожно.
  Этакий намек, справлюсь ли я.
  - Как минимум, - подтвердил с улыбкой дед.
  - Что ж, - пожевал губами Хьюга. - Я готов сделать заказ на индивидуальный костюм для дочери. Само собой, она будет доступна весь месяц. Если надо, даже два.
  Сама дочь только тихо вздохнула.
  - Договорились, - принял заказ Джиро.
  - Теперь о втором деле, - произнес мужчина, доставая из кармашка жилета свиток. - Разрешите? - кивнул он на стол.
  - Да-да, конечно.
  Раскрыв запечатывающий, как теперь стало видно, свиток, мужчина распечатал хранившийся в нем предмет, оказавшийся старым протектором Конохи.
  - Эта вещь принадлежала моему покойному отцу. Что вы можете сказать о печати на обратной стороне протектора? - спросил Хьюга.
  Взяв в руки данную вещицу, дед, прищурившись, всмотрелся в его внутреннюю сторону. Поднял повыше, поднес поближе, покрутил, после чего кончик указательного пальца правой руки загорелся синим, и старик стал им водить по невидимой с моего места печати.
  Я так тоже умел. Техника, которой воспользовался дед, названия не имела, да и техникой не была. Просто небольшое умение, помогающее ощутить некоторые детали печати. Например, сколько в ней уровней, сколько связующих знаков, какую чакру использует печать. По ощущениям, это выпуклости, шероховатости и так далее. Чем-то похоже на алфавит для слепых - надо знать, что чего означает. На деле, конечно, никаких выпуклостей, но на что только чакра не способна.
  - Работа вашего клана, - заговорил наконец дед. - Очень элегантная работа. Но слишком... - замялся он подбирая слова. - Слишком "тонкая", скажем так. Двухуровневая. Судя по всему, была перегрузка линии и часть одного из знаков... "перегорела". Из-за чего полетела вся система. Если вы хотите восстановить печать, то я, пожалуй, возьмусь. "Горелых" мест немного, следы на материале остались, думаю, смогу узнать, что там были за знаки, и восстановить их. Знать значение самих знаков для этого не нужно. Если хотите, но это выйдет дороже, могу скопировать всю печать и передать ее вам. Установите сами, куда вам нужно.
  - Меня интересует и то, и другое, - ответил Бакуро сразу, как только дед замолчал. - Эта вещь принадлежала еще моему деду, и хотелось бы, чтобы она осталась в как можно более первозданном виде. Но и от печати не откажусь. Стыдно признаться, но у нас в клане нет людей, способных ее скопировать.
  Далеко не каждому скажешь, что твой клан чего-то не может. Особенно если он в этом разбирается и практикует. А ведь его последние слова ой-ей сколько всего означают.
  - Что ж, сделаем в лучшем виде. Думаю, на это уйдет неделя.
  - Довольно быстро. - удивился Хьюга.
  - Могу еще что-то, - усмехнулся дед.
  
  Глава 3
  
   Тотальное подавление. Только мой психологический возраст позволял не обращать внимания на девочку, которая осталась жить в нашей гостинице. Эми буквально задалась целью принизить меня настолько, насколько возможно. С моей колокольни это выглядело забавно, но кто другой, наверное, уже взвыл бы. Ах, ты же не поступаешь в Академию, ах, у тебя же нет додзюцу, ах, ты же не видел других городов. "Ты же не" за последнюю неделю я слышал очень часто. При этом, чисто технически, она ни разу не перегнула палку. По-настоящему уничижительных заявлений не было произнесено ни разу.
   Ее отец так домой и не уехал. Признаться, я почему-то думал, что он оставит, или выпишет из Конохи, пару телохранителей, а сам свалит, но этот длинноволосый Хьюга сумел меня удивить.
   Я же всю неделю составлял схему подстраивающегося под владельца тренировочного костюма. Какие нужны эффекты от печатей и где, где можно воспользоваться уже существующими печатями, где они должны быть составными, а где ни в коем случае. Ну и конечно, увязать все это так, чтобы не получился космический скафандр. Обычные свои повседневные дела я тоже не бросал. Обучение, тренировка, тренировка с печатями, издевательства над Шидой... Последнее время мне стало жутко нравиться издеваться над ним. Как выяснилось, он достаточно забавно реагировал, когда я... опережал, оказывался лучше... короче, доминировал там, где по идее должен был он. Например, фехтование. Так получилось, что я был лучшим фехтовальщиком, чем он, и благодаря чакре, уравнивающей нас в некоторых аспектах, не раз это демонстрировал. Так он в эти моменты больше всего походил на побитого щенка, что с его физиономией выглядело весьма забавно. Или, когда я начинал его учить общению с женщинами, а потом на рынке демонстрировал свою правоту... на нем.
   После такого, как вы понимаете, ничего рассказывать о своей прошлой жизни я не хотел. Вдруг он начнет воспринимать все это как должное. Да и частить с подобным не стоит.
   Стук в дверь оторвал меня от рисунков будущего костюма.
   -Войдите. - Наверняка кто-то из служанок.
   - В прихожей вас дожидается госпожа Хьюга, Узумаки-сан. Что мне ей доложить?
   - Ничего не надо, Фиоми-сан, - вздохнул я. - Уже иду.
   Фиоми - самая молодая из наших служанок, да и просто молодая, не отличалась милой мордашкой, но и дурнушкой не была, а вот фигурка у нее... ой-ей. Видел как-то раз. Так-то кимоно все скрывает, но если терзает любопытство, то можно и подглядеть. Наверное, хорошо, что мое детское тело позволяло оценить ее формы с чисто технической стороны дела, мне в ближайшее время не до подобных развлечений. А вообще замечу, что с этим самым телом мне постоянно приходится бороться. Я не говорю о подростковых гормонах, рано еще, но эта гиперреактивность постоянно куда-то тянула. Не помогали даже выматывающие тренировки в лесу. Доходило до того, что мне приходилось жестко себя осаживать, чтобы зайти в гостиницу через дверь, а не через окно, которое находилось буквально в полутора метрах от нее. Частенько очень хотелось просто попрыгать на месте.
   - А ты довольно быстро, - услышал я, когда зашел в общую гостиную. - Бездельничал как все мальчишки, наверное.
   Произносила она все это, сидя в кресле, с прямой как шпала спиной.
   - Здравствуй, Хьюга-сан, - удержался я от вздоха.
   - И тебе привет, - кивнула она в ответ. - Предлагаю перейти на имена, а то, когда меня называют так официально, становится немного не по себе.
   - Э... Эми-тян?
   - Да, так сойдет, Шигеру-кун.
   - Так что привело тебя в нашу обитель?
   - Ой, не строй из себя взрослого, такие слова тебе не идут, - махнула она ручкой. - А я, кстати, никуда и не уходила, просто твой дед только закончил очередные издевательства, - кивнула она на одну из дверей гостиной.
   - Ну а я-то тебе зачем нужен?
   - Фу, как грубо. Хотя, ты же провинциал, - вздохнула она и даже покачала головой.
   - Прошу прощения, Хьюга-сан, - скрыл я ухмылку поклоном.
   - Мы же догово... ладно. Главное, не переходи черту.
   Изящно она меня. Типа, что с этих дикарей возьмешь? Знать бы еще, специально или нет. Все-таки ей всего... блин. От восьми до почти девяти. Раз скоро в академию.
   - И все же, у тебя ко мне дело?
   - Нет, просто мне скучно. Точнее, не скучно, но, судя по вчерашнему дню, скоро будет.
   - Мне развлечь тебя разговором? - аж приподнял я брови.
   - И как ты себе это представляешь? Провинциал и я? Нет, у нас слишком разные интересы. Но ты вполне можешь сопроводить меня по городу. Вряд ли я увижу здесь что-то интересное, но хоть так время убью.
   - М-м-м... - потер я переносицу. - Знаешь...
   - Возражения не принимаются! - заявила она веско.
   Милая девочка.
   - Я и правда занят сейчас...
   - Твой дед просил передать, чтобы ты сходил на рынок и купил чернила номер семь, восемь и тринадцать.
   Я непроизвольно покосился на дверь, ведущую в коридор с комнатой Джиро.
   Я никогда не был увлекающимся человеком, как тот же Маздай. Уходить в то или иное дело с головой - это не про меня. Даже замечания старика по поводу моей одержимости учебой относятся к первому времени, как я попал сюда. Мне тогда почему-то казалось, что по закону жанра с дедом что-то должно произойти, вот я и впитывал знания с максимальным ускорением. Я и сейчас не торможу, но той, реально, одержимости больше нет. Ну а задание старика насчет тренировочного костюма вообще ни к чему не обязывает. Долгосрочный проект, так сказать. Я это все к чему? Просто, чисто по времени и возможностям, я мог бы сходить с ней погулять. Хотел ли? Не очень. Но как было замечено очень давно - дети с регулярным постоянством добивались от меня, чего хотели. Если это, конечно, не относилось к воспитанию. Им я прощал многое из того, что не простил бы никому и никогда.
   Но и сдаваться рано. Мне правда не хотелось никуда с ней идти.
   - Пожалуйста, - добавила неожиданно Эми.
   Ладно, почему бы и не выгулять ребенка.
   - Отец знает о твоем желании? - спросил я для проформы.
   - Я скоро иду в Академию и достаточно взрослая, чтобы не предупреждать его о своем желании погулять, - вздернула она носик. - В Конохе я давно гуляю, когда хочу и где хочу.
   - Ах, в Конохе... - протянул я. - Это не в той ли Конохе, где минимум преступников? Где полно твоих родственников, а сама деревня постоянно охраняется? Не там ли, где все знают, кто такие Хьюга, и не хотят с ними связываться? Ну, кроме малолетних придурков.
   Она даже не сразу ответила, замявшись на некоторое время.
   - А сам-то? Как тогда ты здесь гуляешь?
   - С охранником, - не стал я ей говорить о своем уровне умений.
   - Вот и бери его, раз такой трусишка.
   - Несомненно, но отца все же предупреди.
   В ответ она набрала в грудь воздух, но, выдохнув, ответила явно не то, что хотела:
   - Не понимаю тебя, что ты так привязался к этому разрешению?
   - Просто мне жалко твоего отца, который будет волноваться, когда не найдет тебя.
   - В отличие от Узумаки, мой клан обладает бьякуганом, и, если надо, отец моментально найдет меня, - ответила она гордо.
   А вот насчет "моментально" сильно сомневаюсь.
   - После чего кое-кому достанется. И это точно буду не я.
   - С этим я как-нибудь разберусь.
   - А, - устало махнул рукой. - Я передумал. У меня куча дел, и времени гулять совсем нет.
   - Эй, постой, - сказала она мне в спину. - А как же чернила?
   - Слуги купят, - не стал я даже оборачиваться. Довести и меня можно.
   - Но Джиро-сан сказал те.. - окончание ее фразы оборвала закрывшаяся дверь.
   Дети детьми, но меру тоже надо знать. А если ей просто поспорить хочется, пусть другого собеседника ищет.
   Отец и дочь Хьюга покинули нас лишь через три недели, и для меня это время было довольно раздражающим. Мелкие придирки и такие же мелкие подставы заставляли постоянно хмуриться, но и палку она не перегибала, неизвестно каким органом чувствуя тот предел, после которого я взорвусь. Апогеем стало, когда девочка после короткого разговора со мной, неожиданно для меня, Джиро и Бакуро, просто разревелась, убежав за спину к своему отцу. Удивленный дед начал меня отчитывать, Хьюга-отец успокаивать дочь, параллельно убеждая старика, что все нормально, они, мол, всего лишь дети, сама дочь, словно почувствовав, что все получается, заревела с новой силой, а я, как дурак, стоял и смотрел на творившийся в комнате бедлам.
   Когда все более-менее успокоилось, на вопрос взрослых, что произошло, я лишь пожал плечами.
   - Конкретно ко мне клан Хьюга с заказами больше может не подходить.
   На самом деле я не был столь категоричен, но надо же было как-то... встряхнуть их. А то я по умолчанию оказываюсь виноват.
   - И что это значит? - спросил дед. - Мы всего лишь хотели узнать... я так понимаю, ты утверждаешь, что ничем не обижал девочку?
   - Обижал? - изобразил я удивление. - Вы простите, Хьюга-сан, если мои слова прозвучат грубо, но я вашу дочь вообще стараюсь избегать. Хотел бы нагрубить, нашел бы место поукромней.
   - Я так понимаю, - начал осторожно Бакуро, - что какой-то конфликт все же был. Могу я узнать, в чем он выражался?
   На этих словах Эми особо выразительно шмыгнула носом.
   - У меня никаких конфликтов с вашей дочерью нет. - ответил я ему. - Точнее не было. Просто не сошлись характерами.
   - Ну а сейчас-то что произошло? - вновь спросил Джиро.
   Можно, конечно, было бы все объяснить, и даже выставить девочку полной злодейкой, но какой в этом смысл? Мне даже не хотелось, чтобы она здесь и сейчас начала объясняться, ибо мне, волей-неволей, придется отвечать. А уж ставить в щекотливое положение Хьюгу-старшего, заставляя его оправдываться... Слишком мал профит.
   - Не знаю. Думаю, Эми-тян сама все объяснит. Когда успокоится. С моей стороны, я ни в чем не виноват, но давайте вернемся к этому вопросу скажем завтра.
   На том и порешили. А на следующий день Хьюга Бакуро сам подошел ко мне и извинился за дочь, в то время как Эми подозрительно осторожно сидела на стуле. Неудивительно - извинения, принесённые мне, чисто его инициатива, мог бы и не делать этого. А вот перед дедом он извиниться за бедлам, устроенный дочерью, обязан был. Ну, и получила девчонка за двойные поклоны отца. То ли она плохо продумала, что будет говорить, то ли вообще рассчитывала, что я растеряюсь и возьму всю вину на себя. Но случилось то, что случилось - не прокатило.
   Перед возвращением домой Бакуро, вроде как польстив моим умениям нынешним и будущим, заявил, что обязательно купит универсальный тренировочный костюм, который, он уверен в этом, я сумею создать. Этакая попытка уточнить мое нежелание работать с Хьюга. Само собой, разочаровывать его не стал. Обрывать такие связи из-за какой-то шмакодявки и ее дурацких действий я был не намерен.
  
  ***
  
   - Доку-сан, - поклонился я вошедшему в магазин мужчине. - Давненько вас не было. За новым заказом или купить готовой продукции?
   - Здравствуй, Шигеру-кун, - кивнул шиноби Конохи. - И то, и другое. Джиро-сан свободен?
   - Увы, - развел я руками. - Прямо сейчас он отсутствует в городе, но, возможно, я смогу вам помочь? Смею надеяться, в фуиндзюцу я разбираюсь неплохо.
   - Тут скорей экономическая составляющая, - усмехнулся Доку. - Если ты готов принять большой заказ, могу и с тобой все обсудить.
   Понятно. Большой заказ - много времени. Если у нас есть другие, можем и не успеть их выполнить. Или, к примеру, я могу не знать, выгодно ли это экономически. Что лучше, десять сложных, но дорогих печатей, или сотня простых, но дешевле.
   - Что именно вас интересует? - поинтересовался я, продолжая улыбаться рабочей улыбкой.
   - Прежде всего, - начал он, - печати барьера. Двести штук "Футатсо но йосо". Сотню "стопарей", то есть обездвиживающих печатей я имел ввиду, тоже что попроще. "Пуресу-бан" думаю подойдет. Десяток "стопарей" получше... - задумался он, выбирая печать.
   - Могу предложить "Сейшин но рютсу". Гарантировано обездвиживает джоунина "А" ранга. Применяется так же, как и "Пуресу-бан", только принцип работы другой.
   - Минусы? - заинтересовался мужчина.
   - Те, у кого много "инь" чакры, избавляются от печати за пару минут. Но... - качнул я головой, - пара минут у вас будет даже в этом случае. Ну, и общую разнообразность способностей шиноби тоже нельзя не учитывать.
   - Ну, это как обычно, - кивнул Доку. - Тогда пусть будет десяток "Сейшин но рютсу". Дальше у нас идет пятьдесят печатей для запечатывания людей, тысяча шоковых и тысяча сигнальных. М-м-м... - замялся он. - Печати с техниками вы продаете?
   Это одна из тех вещей, которыми славился клан Узумаки. Далеко не каждый мог создать печать, воспроизводящую ту или иную технику. Палочка-выручалочка для многих людей. Обладать пусть и суррогатной, но той техникой, элементом которой ты не можешь овладеть, никогда не лишне. Да вот беда, клана красноволосых больше, вроде как, нет, а способны ли конкретно мы с дедом на создание таких вещей, Доку не знает. Зато он, похоже, знает, что клан Узумаки не продавал такие печати направо и налево.
   - Для шиноби Конохи, - изобразил я неуверенность. - Но вы должны понимать, что это дорого и непросто. По трудозатратам они себя не окупают.
   - Жизнь дороже, - пожал плечами повеселевший мужчина. - Мне совсем не помешает пара таких печатей с техниками элемента Ветра.
   - Но только С-ранга, Доку-сан. Все, что выше, скажем так, слишком долго делать.
   - На большее и не рассчитывал, - кивнул мужчина.
   - Что ж, что именно вас интересует?
   - Шар и Лезвия. Хотя бы по паре печатей с этими техниками.
   - По паре, - задумался я. - Скажите, Доку-сан, вы ведь не только для себя все это заказываете?
   - Конечно, один я бы все это не потянул, - вздохнул мужчина.
   - Тогда, как вы смотрите на десяток того и другого?
   - В чем подвох? - насторожился шиноби.
   - Никакого подвоха, просто это дорого.
   - Совсем-совсем никакого? А вы успеете?
   - Печати уже есть, с этим проблем не будет.
   Совсем недавно старик обучал меня именно этому, вот и остались печати с различными техниками различных элементов. Но не говорить же мужику, что я сбываю результат обучения и тренировки.
   - А какие еще есть? - задал он логичный в его ситуации вопрос.
   - По двадцать-тридцать печатей с пятью основными элементами. Все С-ранговые.
   - А что у Молнии есть?
   - Ну, собственно, сами молнии.
   Доку явно заинтересовался, и единственная причина, по которой он не скупил все и сразу, могла быть только в деньгах.
   - А могу я... м-м-м... эм... не могли бы вы с Джиро-саном отложить эти печати и не продавать их в ближайшее время? Просто... ну ты и сам понимаешь. Но уверен, деньги найдутся, мне надо лишь сбегать домой и поговорить с людьми.
   - Почему бы и нет, - пожал я плечами. - Только вы не распространяйтесь об этом, а то нас просто одолеют предложениями, - набивал я цену.
   Не знаю, так ли это, но судя по кивкам мужчины - так.
   - Конечно-конечно, тогда, раз с этим разобрались...
   В этот момент в магазинчик, расположенный на первом этаже гостиницы, вошел еще один шиноби. На этот раз из Кумы. Облако и Лист. Самое паршивое, я точно знал, что Доку - джоунин, и если шиноби Облака тоже, магазин могут и расхерачить, а я ничего не сумею с этим поделать. В принципе, я и умереть могу. Но вряд ли. С теми защитными печатями, которыми буквально забит магазинчик, выжить я должен. А вот сам магазин, как и два джоунина, нет. Хуже всего будет, если хоть один после этого выживет, что потом говорить и как убеждать друзей погибшего, я не знаю.
   - Уважаемые шиноби, - начал я. - Если вы не хотите, чтобы по вашу душу вышел очень разозленный Монолит Джиро, настоятельно рекомендую не устраивать разборок. Здесь нейтральная территория.
   После небольшой паузы заговорил шиноби Кумы:
   - Отсутствием памяти не страдаю.
   - Плохая болезнь, согласен, - подтвердил Доку.
   - Подожду снаружи, - произнес облачник, медленно выходя из помещения.
   - Так вот... - подал голос Доку, не отрывая взгляд от закрывшейся двери. - Так вот, - повернулся он ко мне.
   Когда джоунин Конохи уходил, я только головой покачал, как осторожно он это делал.
   - Фу-у-ух... - выдохнул сидящий в уголке Шида. Я про него и забыть успел. - Думал, все, конец нам.
   Сразу после его слов дверь вновь открылась.
   - Узумаки Шигеру, шиноби-сан, - поклонился я вошедшему через пару минут мужчине.
   - Хачиро, - представился тот в ответ. - У меня большой заказ.
   Кажется, я еще не скоро высплюсь. Джиро, конечно, поможет, но со всей мелочевкой разбираться именно мне, и старик будет недоволен, если я не справлюсь.
   Вернулся он только ночью и, выслушав мой рассказ, заметно занервничал.
   - Все говорит о том, малыш, что скоро начнется Третья мировая, - сказал он, когда я замолчал. - В стране Дождя это особенно чувствуется.
   Страна Дождя была соседней со страной Рек, и именно оттуда вернулся дед. Ей вообще не повезло с границей, находясь посреди континента, она граничила сразу с тремя великими странами. В мирное время - это плюс, как по мне, но где тот мир? Постоянно кто-то с кем-то воюет и постоянно на территории страны Дождя. Нагато, он же Пейн, как раз оттуда.
   - Она не продлится долго, - заметил я. - Год-полтора максимум.
   - Тебе-то откуда знать? - осадил меня резко Джиро.
   - Знаю. Пояснить, откуда? - ответил я так же резко.
   Надо было помягче, но дед чуть ли не впервые на моей памяти применил подобный тон, вот я как-то на автомате и выдал.
   - Нам от этого не сильно легче, - отвел взгляд дед, а мне даже немного стыдно стало. - Между Ветром и Огнем как раз наша страна находится, и, будь уверен, мы даже здесь, в столице, это почувствуем. Я уж не говорю о желании на нас поживиться.
   - Или наоборот, будут холить и лелеять, лишь бы печати продавали.
   - Не верю, - покачал головой старик.
   - Очень даже возможно. Твой вариант тоже реален, но не только он.
   - Рад, что хоть это не оспариваешь, - усмехнулся грустно дед. - Нам придется переехать. Забыть на время о печатях и изобразить обычных горожан. Осталось выбрать страну.
   - Перво-наперво, дед, я с места не двинусь, пока не закрою все активные заказы, а это месяца три, - начал я. - Во-вторых - предлагаю страну Огня.
   - Нет, - отрезал дед. - Никаких Великих стран.
   - Старик, - вздохнул я. - Прими уже наконец, что не сможешь... опекать-управлять мной всю жизнь. Ты ведь знаешь мое мнение - если хотим возродить клан еще при нашей жизни, нам придется выбрать сторону. Хотя бы условно. Насколько я знаю, в плане безопасности с внешней стороны самыми оптимальными будут Камень и Облако...
   - Никогда, - прервал меня Джиро.
   - Камень не любишь ты, а Облаку не доверяю я.
   - Я и Облако не люблю. И вообще никому не доверяю.
   - И не надо, - кивнул на его слова. - Доверять я тоже не намерен, а вот использовать сами боги велели.
   Пусть их и не было в этом мире, но местные в них верили.
   - Это отрежет нам путь назад, - не сдавался дед. - Как сейчас, жить отдельно от Великих стран уже не выйдет. Остальные запишут нас в свои враги.
   Ну, это он уже совсем не подумав сказал.
   - А то после уничтожения деревни они считали нас друзьями. А может, до этого? Такое вообще когда-нибудь было? Я же не говорю, что нам надо обязательно принести клятвы Листу. Придем, посмотрим, попробуем, если начнут требовать - уйдем.
   - Да кто ж нас отпустит? - усмехнулся Джиро.
   - А кому мы там настолько нужны? - спросил я в ответ. - Деда, ты исходишь из предпосылок, что мы прям у всех нарасхват, но это не так.
   - Камень...
   - Один-единственный такой, - прервал я его. - Уж не знаю, что там у тебя с ними было, но почему атаковали нас только они? Между первым и вторым нападением прошло достаточно времени, чтобы о нас узнали все, кому надо, но атаковали опять только они. Но даже в этом случае, стоило нам только показать зубы и дать понять, что продавать печати будем всем, отстал даже Камень. Я тебе больше скажу - не уверен, что нам и надо куда-то уходить. Хочешь независимости, остаемся здесь. Да, могут быть проблемы, даже уверен, что будут, но если справимся, после войны мы вполне официально для всех станем нейтралами. Теми, с кем надо, а не можно торговать. Ненадолго, - пришлось мне признать. - Но лет десять у нас точно будет. Это с учетом обыкновенной семьи. А вот если начнем собирать остатки клана, кто-нибудь обязательно не удержится. И Лист, в плане укрытия, я вижу оптимальным. Плевать на верхушку деревни, она сменится лет через двадцать... пятнадцать, - поправился я. - За это время само население не даст той верхушке сделать что-то слишком наглое, а с остальным мы справимся. Следующим каге будет Сенджу, чтоб ты знал... а нет, прости, следующим будет муж Узумаки Кушины.
   - Что? - встрепенулся дед.
   - Намикадзе Минато, - кивнул я.
   - Когда?
   - По окончанию войны.
   -То есть, через год-полтора? - задумался Джиро.
   Даже не знаю, говорить ему, что править Минато будет совсем уж короткий срок? Это можно попытаться исправить, но рисковать ради такого дедом? Наруто выживет, и ладно. Даже если он не Узумаки по крови, всегда можно выдать его дочь за чистокровного клановца. Сколько их по континенту гуляет, уж одного-двух прикормлю. Это если совсем все плохо будет, и мы не будем собирать клан. А так, все решаемо. Линия Широ так или иначе не вымрет. Я позабочусь.
   Да, пожалуй, промолчу.
   - Точно не скажу, может, сразу после войны, может, под конец, но так и будет, - подтвердил я.
   - Вот и давай переждем войну в другом месте.
   - А как насчет еще большего доверия населения? Мы ведь фактически покажем, на чьей стороне. Да и не станет Хирузен нам сейчас что-то делать. Не во время войны. Нет, правда, ты всерьез считаешь, что появись мы сейчас в Листе, и нас сразу на тот свет отправят? Где логика? Все, что с нас можно взять, мы можем дать, только будучи живыми. Застенки? Да те же Хьюги первыми бучу поднимут. Да и не надо нас куда-то запирать, сами будем печати делать.
   - Ага, на своих условиях, - съехидничал Джиро.
   - Это какие ты собираешься выставить условия? - усмехнулся я в ответ. - Или у нас есть какие-то сверхсекретные печати, которые нельзя никому показывать? По-моему, все всегда упиралось в сложность и время, не более.
   - Я, например, не намерен никого обучать, - все-таки подобрал довод старик.
   - Можно заставить обучить чему-то конкретному, но только сумасшедший будет учиться у подневольного системе. Да-да, признаю, таких тоже хватает. Но им проще будет интегрировать Узумаки в деревню. Фундзюцу - это не какая-нибудь секретная техника или кеккей генкай, думаю, там и без нас есть свои мастера. Узумаки в деревне - это хорошо, но и без нас Коноха вполне обойдется. Наводить на свое имя тень, чтобы... что? Подчинить старика и ребенка?
   - Шиноби S-ранга и его внука, - поправил меня старик.
   - Так я и не говорю, что все будет просто, но и не так плохо, как ты хочешь это показать. Вот в других деревнях, да, даже предполагать не возьмусь. У нас нигде больше нет поддержки населения.
   - Как будто она нам поможет, если Хирузен захочет убить тебя или меня.
   - Не поможет, - согласился я. - Но он будет на нее оглядываться. Плюс общее наплевательское отношение к Узумаки, плюс умозрительная выгода от таких его действий. Там мы сможем обосноваться и подтягивать разбредшихся по континенту Узумаки. Больше нигде. А твой план по возрождению клана, извини, не для меня. Повторю то, с чего начал - ты не сможешь вечно опекать-управлять мной, когда-нибудь я вырасту и все равно сделаю, как считаю нужным. Извини, дед, но я не могу по-другому.
  
  ***
  
   Для обычного человека, не связанного с Великими деревнями, война началась незаметно. Она шла по нарастающей, отчего информация о разрушениях в соседнем городке воспринималась как должное - война же. Какого-то наплыва беженцев мы с дедом тоже не заметили. На улицах до последнего надеялись, что это всего лишь небольшой конфликт двух, максимум трех сторон. Но увы, однажды ночью наш городок был разбужен взрывами. Как потом я узнал, сошлись шиноби Ивы, Суны и Конохи. Поучаствовать пришлось даже деду и единственному самураю S-ранга местного дайме, ибо шиноби совсем уж распоясались. Точнее, самурай там не один был, а вместе со своими подчинёнными, но не суть важно.
   Старик потом отметил для меня, что ни одного шиноби Конохи он на тот свет не спровадил. Парочке даже помог.
   Как ни странно, но за заказами все-таки пришли. Я-то думал, что война попозже начнется, и когда все завертелось, уже и сам подумывал забить на них. Но нет, один за другим шиноби и пара самураев из различных стран все же явились. Оставался лишь Доку из Конохи. Также была небольшая проблемка, которую я не учел - те, кто пришел за своими печатями, хотели взять еще, и если имеющееся на нашем условном складе мы продавали, то от новых больших заказов приходилось отказываться, что многим не нравилось. Но кое-как смогли обойтись без конфликтов.
   Забавный случай... нет, скорее интересный и заставляющий о многом подумать, произошел, когда к нам заявился джоунин Ивы. Пробыл он у нас ровно столько, чтобы иметь возможность передать свиток с посланием, после чего сразу убыл.
   - Ну, что там? - спросил я деда, когда тот после прочтения свернул свиток обратно.
   Ответил Джиро не сразу, мне даже пришлось еще раз его окликнуть, так дед ушел в себя.
   - А? Да-да, сейчас... - почесал он лоб. - Цучикаге желает помириться. Пишет, что не против даже если мы переедем жить в одну из Великих деревень.
   После чего сложил ручную печать концентрации и наложил на свиток чакрапечать, от чего он просто вспыхнул.
   - Э... - не понял я. - Ты чего, дед, а я? Хотя бы в плане обучения высокой политике.
   - Не в этом случае, - выпустил он из рук остатки свитка, которые превратились в пепел даже не коснувшись пола. - Это личное. Основную суть я передал, больше тебя там ничего не должно волновать.
   - Личное? В таких вопросах бывает личное?
   - Бывает, - вздохнул старик.
   - То есть, в принципе, мы теперь можем переехать в Иву?
   - Да я скорей свою куртку съем! - вскинулся он резко. - Тварь. Думает после пары строк все можно забыть? Или то, что я, дурак, полечу к нему в объятья? Гаденыш, - отвернулся он от меня. - Подкаблучник старый.
   Ничего себе дела. Да там прям драма какая-то.
   - Да я и не собирался. Пошутил просто. Теперь-то я туда точно не сунусь.
   Если в дело замешаны эмоции, влияющие даже на политику, от этого дела лучше держаться подальше.
   - И правильно, - потер он виски. - От Ивы, и Ооноки в частности, надо держаться подальше. Слишком долго мы враждуем, слишком много ненависти.
   - Пусть так, старик, но если бы ее было действительно много, вряд ли Цучикаге даже передышку нам дал, я уж не говорю о возможности открыто жить в этом городе.
   Что интересно, Джиро промолчал.
   В связи с тем, что война началась несколько раньше, чем я думал, озвученный срок в три месяца, отведенный мной на закрытие всех заказов, увеличился до четырех. Почти всех - Доку так и не появился. Я же все-таки уломал старика на переезд в Коноху. Наверное, главным аргументом для него стал Намикадзе Минато - муж Узумаки Кушины и скорый Хокаге. Вообще, Джиро был ярким представителем мира шиноби - он ненавидел полмира, а второй не доверял, единственное, во что он верил, это в родственников и клан. Да, Кушина - уже по факту и не Узумаки, но кровь - не водица, вот и старик надеялся, что она не даст мужу злобствовать по отношению к нам. Ах да, в список тех, кому условно можно доверять, по мнению Джиро, входили и Сенжу. Просто потому, что за пару веков союза они ни разу не предали. Даже во время уничтожения нашего клана выделили чуть ли не все боевые силы, дабы помочь. А учитывая, что шла война, было это не просто, и без содействия Хокаге такое не провернуть. Что старик пытается повернуть так, будто бы Хирузен просто хотел уничтожить Сенжу. Но как по мне, слишком... глупо. Да и кучу нюансов Джиро предпочитает не замечать. Другой вопрос, куда делись остатки клана Сенжу? Ладно старики, но где тогдашние дети? Вот так взяли и медленно поубивались? Надо бы уточнить вопрос, учитывая, что на данный момент клан хоть сильно уменьшился, но все еще существует. А не как в каноне - старушка Цунаде и все. Которая, к слову, может и родить сына-другого, но почему-то не делает этого. Хотя, что я знаю о медицине этого мира, может, и не способна.
   К поездке мы готовились тайно, чтобы не только в городе, но и даже наши служанки заметили все под самый конец. Это было достаточно просто при наличии нужного количества и качества запечатывающих свитков. Небольшой затык вышел с вопросом о служанках. Старик хотел их просто уволить, а я - взять с собой. Почему? Ну, жалко мне их было оставлять здесь. Да и привык к ним. К тому же, хорошего работника найти было ой как сложно, а наши служанки изучили нас достаточно хорошо, чтобы быть не просто хорошими, но и очень удобными. Ну, и нежелание пригреть на груди шпиона при найме новых слуг тоже сыграло свою роль. Малюсенькую, ага. Единственное, что могло им помешать уехать с нами, были их родственники. У самой старшей из них даже был сын шестнадцати лет. И если его еще можно было взять с собой, то всю родню наших служанок с собой не потащишь.
   Шида... Шида просто старался не мешаться под ногами. Да, он был в курсе переезда, но помочь с ним не мог никак. Разве что на последних этапах, когда надо будет много таскать. Вес, на нашем уровне развития, мало на что влиял, а вот лишняя пара рук и ног - очень даже.
   Доку так и не явился. Наверное, погиб.
   Зато явилась кучка шиноби Песка, из которых добраться хоть до кого-то, сумел лишь один. Этим кем-то оказался Шида, и как выяснилось, в замкнутых помещения самурай с мечом опасней шиноби. Если мечом можно размахнуться, конечно. Я это к тому, что суновец был одет в ихнюю одежду джоунинов, а наш Шида до этого уровня объективно не дорос.
   - Молодец какой, - произнес дед задумчиво, разглядывая расхераченое надвое тело. - Жаль, я в другую сторону пошел, мог бы и живьем взять.
   - Прошу прощения, Узумаки-доно, - слегка поклонился мужчина.
   - А... - отмахнулся старик. - Было бы за что просить.
   Я в тот момент думал о том, кто все это будет убирать. Не служанки же?
   - Ариса! - крикнул старик открыв дверь комнаты. - Бегом сюда!
   Кхм. Ну, может, старшая из них и не грохнется в обморок.
   Не грохнулась. Даже виду не подала, что ее что-то впечатлило. Более того, после того, как Шида забрал с трупа все, что можно забрать, еще и сына припрягла для уборки. Он - единственный из родни служанок, кто жил с нами. Впрочем, работал он в одной из рыбацких артелей города.
   Сам сбор вещей, когда все было готово, занял ровно один день, по окончанию которого мы собрали наших служанок и предложили им ехать с нами. Фиоми Харука, самая молодая из женщин, согласилась сразу, Оучи Эмико попросила пару часов на раздумья, а Тагамими Ариса, старшая из наших служанок, взяла паузу до утра. В итоге согласились все, разве что Арисе пришлось разрешить взять с собой сына. Он, по местным меркам конечно, достаточно взрослый, но что взять с матери? К тому же, Кен, ее сын, по умолчанию устраивается к нам на работу, а это достаточно престижно. Родню Фиоми сама Харука скорей напрягала, так как пристроить ее было некуда, разве что за муж выдать, а у Оучи была из маленького простолюдинского клана, который и без нее вполне мог обойтись. Ну, и раз пошел такой разговор, стоит отметить, что у Тагамими Арисы, кроме сына, вообще никого не было.
   Женские сборы, с активным участием Шиды и сына Арисы, заняли еще один день. Пришлось потратить последние запечатывающие свитки, но за скорость и мобильность надо платить. Ну, и дабы оставить о себе хорошее впечатление, вечером мы со стариком наведались во дворец дайме, где подарили ему на прощание свиток с А-ранговой техникой Земли. Дорогущий подарок, но мы могли себе это позволить. В конце концов, за время нашего здесь проживания дайме не раз покупал наши свитки и услуги и всегда платил честно и по высшей ставке, превратив за два года свой дворец в настоящую крепость. Не сильно крепкую, но с учетом обитающих там самураев, увеличивающую его выживаемость в разы.
   До Конохи, из-за служанок, мы добирались три недели, за которые на нас дважды нападали - нукенины и шиноби Камня. Что тут скажешь, если бы не дед, мы с Шидой вряд ли бы отбились. Точнее, от нукенинов бы отбились, с потерей служанок, а вот шиноби Камня, с джоунином в команде, нас бы и закопали. Эти нападения очень ярко показали мою слабость, а Шида так и вовсе пару дней смурной ходил. Умом он понимал, что так и должно быть: за время, что его натаскивал Джиро, джоунином не станешь, но надежда, как говорится, не покидала его. Впрочем, старик обнадежил мужика, что лет через пять-шесть, если не снижать темп, он все же достигнет столь желаемого уровня. Вот будь он шиноби, такой великий учитель, как Джиро, уже сделал бы из него джоунина, а так, пусть и дальше мучится со своей катаной. Удар ниже пояса, к слову. Шида очень хотел стать сильнее, но ту катану ему передал отец, и сильным он хотел стать именно как самурай.
   На подходе к Конохе старик стал заметно нервничать. Посторонний мог и не заметить этого, но я знал его достаточно хорошо. Зато, когда мы оказались у ворот деревни, сопровождаемые якобы скрывающимися шиноби, все признаки нервов как отрезало. Передо мной и охраной ворот предстал истинный высокородный, бывший глава деревни скрытой в Водовороте.
   - Узумаки Джиро с внуком и свитой, - представился он на КПП. - Прибыл сюда с целью показать внуку одну из Великих деревень.
   Ну а что вы хотели? Сказать, что мы беженцы и хотим у них поселиться? Такие вопросы решаются в другом месте.
   - Прошу подождать, Узумаки-сан, - поклонился шиноби. Не очень глубоко, но вполне уважительно. - Гонец в администрацию деревни отправлен. Заранее прошу прощения, если он задержится - в связи с войной некоторые вещи чинуши обрабатывают слишком долго.
   - Ничего, - кивнул дед. - Думаю, моих старческих сил хватит подождать, сколько потребуется. Шигеру-кун, - кивнул он мне. - Найди старику что-нибудь посидеть.
   Запросто. Отдельным списком у нас шел свиток с походными принадлежностями, в который дед засунул и пару складных стульев. Достать из подсумка нужный свиток, развернуть, найти печать с подписью "стул", подать чакру и вуаля. Немного чакрадыма и стул у меня в руках.
   - Прошу, дедушка.
   - Благодарю, - кивнул он мне, садясь на стул.
   Вы только не подумайте, что это была демонстрация всем желающим, какие мы великие мастера фуиндзюцу, тут скорей демонстрация отношений в семье и обыденности всего случившегося. Ну и намек, что именно я должен позаботиться о слугах. Опять же, тут дело не в том, что "главе невместно", а скорее, что наследник достаточно важен и самостоятелен.
   Отойдя чуть в сторонку, из того же свитка достал лавку и второй стул, и подозвав Кена, кивнул на женщин. Тот кивнул в ответ и, подхватив вещи, пошел в сторону служанок, стоящих отдельной кучкой. Ну, а мы с парнями остались стоять. Я рядом с дедом, Шида рядом со мной, а Кен рядом с матерью, которая сидела на отдельном стуле. Среди наших слуг, пусть их и немного, тоже есть своя... свое подобие иерархии. И Ариса была старшей не только по возрасту.
   Гонец вернулся достаточно быстро, а вот ответ, что с нами делать, пришел лишь через полчаса. И был он предельно прост и лаконичен - пропустить. Никаких рекомендаций, никаких дополнений, идите и делайте, что хотите. Наверное, если бы не война, пропустили еще быстрей.
   В Конохе старик был всего два раза, и размещением занимался не он, так что искать гостиницу на первое время пришлось Шиде. Слава богу, что деревни шиноби являлись не режимными объектами, а просто местом проживания тех самых шиноби, принадлежащих одной фракции. Будь иначе, и вариант с ночевкой на улице оказался бы вполне реален, а так: десять минут хождения и уточнения у местных жителей, и вот мы стоим перед нужной нам гостиницей. Самой дорогой, что есть в городе. И да, Коноха - скорей город, чем деревня, а название - не более чем дань традиции. Может, когда-то, в самом начале, она и была "скрытой деревней", но сейчас у меня язык не поворачивается называть ее так на полном серьезе.
   Ну, и интереса ради - гостиница принадлежит клану Хатаке. Та-да! Признаться, я тоже был удивлен, почему-то у меня сложилось мнение, что Какаши - единственный член клана. Ан нет - встречающая нас на первом этаже девушка была довольно милой и беловолосой.
   Первым делом нам надо было навестить верхушку Конохи, чтоб, значит, себя показать да и посмотреть, как нас примут. Но Хокаге в деревне не было, а из старейшин присутствовала только Кохару Утатане - ровесница Сарутоби и член его команды в молодости. Забавный факт - все члены команды Тобирамы, которые видели его живым последними, сейчас занимают исключительно высокие посты. Единственным исключением является Учиха Кагами, погибший еще в молодости. Все остальные сейчас живут и здравствуют, занимая посты Хокаге и старейшин деревни. В общей сложности пять человек, три клановых и два безклановых.
   Вот к такой безклановой дед и записался на прием.
   Приняла нас бабка... радушно, если так можно выразиться, а вот сам разговор прошел бессмысленно. Было заметно, что ей глубоко плевать на клан Узумаки и на нас в частности, а старик, в свою очередь, не собирался обсуждать действительно важные вещи с одной-единственной старейшиной. По факту, ни она, ни ее соратники по должности не имели того влияния, которое они хотели показать все желающим. Да, каждый из них имел два голоса на Совете кланов, да, именно на их плечи ложилось управление Конохой в отсутствие Хокаге, да, были и другие мелкие плюсы, но... два голоса на Совете, состоящем из глав более чем тридцати кланов? Плюс жесткий разбор действий тем самым Советом по возвращению Хирузена. Но Хокаге, скотина такая, крайне редко отсутствовал в деревне, а в остальное время они были исключительно его командой, без его слова мало на что способные. Исключением являлся Данзо, но он был не только старейшиной, но и лидером контрразведки всея Конохи. У него по умолчанию руки длинней были. Но тут небольшой нюанс: конкретно в управлении деревней они были так же коротки, как и у других старейшин.
   С другой стороны, в этом плане они имеют всяко больше влияния, чем простой глава клана, входящий в Совет. Но рулит, один фиг, Хокаге. Именно он задает тему, затем Совет кланов решает, что делать, и уже после него Совет джоунинов решает, как делать. В теории, Совет кланов может сместить Хокаге, но такого еще ни разу не было. Да и собирается тот совет очень редко. Все-таки для того и создавалась должность Хокаге, чтобы заниматься всеми делами. Это я утрировано. Просто куча кланов не пошла бы под руку каге, если бы не было совсем никакой возможности сменить его, вот и появился Совет кланов. Такая ситуация во всех Великих селениях, просто где-то каге держит власть крепко, а где-то не очень. Но нигде нет жесткой преемственности в наследии поста лидера, хотя в Кумогакуре с этим и готовы поспорить. Предыдущие, нынешний и следующий Райкаге - все они родственники.
   В общем, подводя итоги, старейшины без поддержки каге мало чего стоят. Мозг выносить, это да, но что-то реальное, конкретно здесь, может лишь Данзо. А уж в повседневной жизни глава, скажем, клана Нара может плевать с высокой колокольни на указы той же Кохару. Ей просто нечем его зацепить. А если и зацепит, то разбираться Нара будет уже с Хирузеном, на что тот может и не пойти. Как он потом взгреет ее старческую задницу, говорить стоит?
   Впрочем, здесь и сейчас, на нас хватит и ее. Потому мы старательно не замечали вольные или невольные, пусть и мелкие, грубости старухи, улыбались и запоминали. Грубость вообще забывать не стоит. Вот так забудешь, а кто-то потом посчитает это слабостью. И фигня, что сейчас это слабость и есть, не вечно же так будет. А старухе следовало бы помнить об этом.
   Определенную грань она, слава богу, не перешла. Некоторые вещи спускать нельзя, но после такого ни о какой жизни в Конохе разговор бы уже не шел.
   Хирузен в Конохе появился только через месяц, за который нас не раз приглашали на встречу главы различных кланов. В основном не сильно именитых. Пока Клан Узумаки был в силе, действительно серьезные заказы могли позволить себе немногие, и дело тут не в деньгах, а в статусе. Красноволосые просто не могли себе позволить брать все заказы подряд, иначе опустились бы до уровня продавцов. Служащих. Тех, к кому приходят толстосумы и барским взмахом руки указывают, что хотят взять. От "мастер занят" или "мастер не желает, видимо, я чем-то ему не подхожу" скатились бы до "вот суки, совсем зажрались" или "я тот, кто платит, а значит, вы должны дать мне, что я хочу". Само собой, не столь явно, но статус и репутация складывается далеко не только из явных вещей. Сейчас же ситуация изменилась, и те, кто ранее не мог рассчитывать на сложные заказы, получил на это надежду, вот они и уточняли, насколько правы. Да только, как мне показалось, никто из них не учитывал простую истину - да, мы не можем позволить себе быть такими же разборчивыми, как раньше, но при этом мы, в данный момент, монополисты. Были в Конохе и другие мастера, но, как я понял, они выезжали за счет знания множества печатей, однако даже если это не так, работа Узумаки при прочих равных все равно получалась лучше. Там много нюансов, но остановимся мы на чакре, которая у нас идеально подходит для печатей, уж за столетия существования Узумаки позаботились об этом, и общих знаниях приемов и уловок, которых, опять же, за столетия набралось немало. Печати тех, кто специализировался на этом долгие поколения, по умолчанию лучше, чем у того, кто создает их всего лишь свою жизнь. Да и повторюсь - не факт, что местные их именно что создают, а не используют собранный за ту самую жизнь список печатей. Джиро, во всяком случае, думает так. Несмотря на то, что постоянно делает упор на возможность ошибки. Но это у него вообще в привычку вошло. Старик все время боится, что я слишком высоко задеру нос, на чем и погорю. У старика из всех щелей прет гордость за клан, но при этом мы ни в коем случае не лучшие. Ни в чем. Просто одни из многих, ну, пусть даже из немногих, но одни из. Соответственно, должны стремиться к лучшему и стать первыми.
   Так вот, в данный момент мы - лучшее из того, чем могут воспользоваться люди. И мы готовы брать заказы. Плюс мы в Конохе, а не у черта на куличиках в стране Водоворота, и у нас нет внутриклановой конкуренции. Не получится плюнуть на старика с внуком и сделать заказ у другого Узумаки. И пусть вначале мы и скатимся на пару уровней вниз, но вот позже, когда все подсядут ни иглу... Да, можно будет просто задрать цену тому, кто зарвался. Или развести руками и сказать: извините, но мы болеем, в ближайшее время никаких печатей. Тут, конечно, тоже нельзя перегнуть палку, но если тот же Хирузен даст повод, на него насядут очень многие. Именно это мне пришлось вдалбливать в голову Джиро, который чуть не встал в позу, вспоминая былые времена. В итоге, мы отговаривались тем, что здесь не живем и неизвестно, дадут ли нам закончить, скажем, барьеры на клановом квартале-улице. Или попросят свалить, когда установка целой системы печатей, сейчас не важно какой, в одном из местных домов выйдет на заключительный этап. Да и в целом, мы не знаем, сколько здесь пробудем. Да, остаться в селении не прочь, но пока даже с Хокаге не встречались.
   В общем, встреч и разговоров было много, а главное, в основном полезных.
   И тут, наконец, домой ненадолго явился Хирузен. Запрос на встречу мы, конечно, в администрации оставили, но на немедленную встречу рассчитывать не приходилось, ибо Хокаге и без нас с Джиро было чем заняться. Вообще бы принял. Впрочем, не зря же мы столько куролесили по Конохе - если заинтересовали достаточное количество людей, то Хирузену обязательно не раз и не два сообщат, между делом, о нашем присутствии в деревне. Для намека этого более чем достаточно. Тем не менее, следующие две недели из администрации Хокаге нам не пришло ни одного сообщения. Я уж было думал, что Хирузен нас проигнорит, все-таки две недели прошло, что для каге во время войны и так предел - это не гражданская аристократия, глава деревни шиноби должен находиться на передовой или около нее, но нет, слава богу, не проигнорил. Не хотелось бы находиться в подвешенном состоянии еще неопределенное количество времени.
   Что интересно, пригласили нас не на рабочее место к Хирузену, а к нему домой, в клановый квартал Сарутоби. Если честно, я себе мозг сломал, что бы это значило. Джиро тоже был не в курсе. Ясно, что показать неформальность встречи, но для чего? Уважить Узумаки? Иметь повод отказаться от своих слов, касающихся официальной политики? Боялся прослушки оппозиции? Или я несколько погорячился насчет того, что Узумаки сильно сдали в нужности и полезности? Или последнее относится к "уважить Узумаки"? Черт, опять запутался.
   Принимали нас без официоза, но кепка Хокаге, официальная регалия власти, лежала рядом с ним на диванчике. Да и сама встреча проходила в гостиной дома Хирузена. Немаленького такого особнячка в традиционном стиле, выделяющегося даже здесь, в богатом квартале клана Сарутоби. Сам клан, к слову, занимался торговлей, но если кто-то думает, что клан старика Хирузена зажрался, а его члены превратились в толстых торгашей, то забудьте. Клан шиноби - это клан шиноби. А богатый клан шиноби заклюют в момент, если тот даст слабину. Внутри Конохи еще ладно, для того она и существует, чтобы защищать живущих в ней, а вот конкуренты вне деревни - это уже совсем другое. Да и внутри, если откровенно... бизнеса лишат точно. Короче, Сарутоби уже долгое время, еще до основания Конохи, был сильным кланом, таковым он и остался. А его "Хиден", они же Секретные техники, на основе элемента Огня как внушали опаску, так и внушают. Разве что, у членов клана Сарутоби не было кеккей генкай, но это лишь доказывает, что улучшенный геном не решает. И не надо тыкать на Учих и Мадару, это частности, до основания Конохи Сарутоби вполне себе неплохо воевали и с Учихами, и с Сенджу, и с Хьюгами, завоевав себе звание Великого клана. Как и клан Шимура, между прочим. Но вторые на данный момент могут похвастаться лишь десятком человек. Профукали былую славу.
   Отвесив "очень уважительный поклон", присел рядом с дедом на диван, оказавшись лицом к лицу с Хирузеном. Внешне Хокаге очень сильно напоминал себя из манги и аниме. Я не говорю про "один в один", но отличительные признаки присутствовали в полном объеме. Скуластое лицо, впалые щеки, острая бородка, родимые пятна и курительная трубка. Ну и в целом, я с трудом мог представить это лицо добродушным, каким он показывался Наруто.
   - Заранее прошу прощения, что не смог принять вас раньше, - начал Хирузен, - но вы должны понимать - из-за войны и моего здесь отсутствия накопилась просто уйма дел.
   - Ничего страшного, Сарутоби-сан, - кивнул Джиро. - Я все прекрасно понимаю.
   - Да ладно тебе, Джиро, - пыхнул он дымом. - Мы же договаривались в прошлую нашу встречу, что перейдем на имена.
   - Как скажешь, Хирузен, - усмехнулся в ответ дед. - Кстати, позволь представить моего внука - Узумаки Шигеру. Следующий глава клана.
   - Других членов малого совета, как я понимаю, больше нет? - задал вопрос Хирузен. - Ты только не подумай, что я на что-то там намекаю. - Сейчас он имел ввиду Малый совет клана, выбирающий голосованием нового главу, и то, что меня назвали наследником не совсем законно. - Просто... - сделал он затяжку. - Просто я многих из них знал. Надеюсь, хоть кто-то еще выжил?
   - Увы, - ответил безэмоционально старик. - Из четырех главных ветвей остались только мы с внуком и Узумаки Кушина.
   - Намикадзе Кушина, - поправил его Хирузен.
   На самом деле сейчас оба старика допустили ошибку. Моему старику не стоило так открыто называть Кушину членом клана и наследницей лини Широ, а то потом, совсем потом, конечно, но как факт, со мной мог бы случиться несчастный случай, а ее дети заняли бы мой пост. А Хирузен, из-за этого же, очень даже зря поправил Джиро. Тем не менее, лично я огорчился именно ошибке Хирузена - что там в будущем будет, еще фиг знает, но даже такое неофициальное подтверждение, что будущий сын Кушины принадлежит клану Узумаки, было бы совсем неплохо получить.
   Впрочем, Джиро не собирался сдаваться. Зная о том, как он чахнет надо мной, можно сделать вывод, что о "несчастном случае в будущем" он не задумывался. Или... м-да. Я же сам убедил его, что следующими Хокаге будут Минато и Цунаде. Плевать ему на Хирузена и его делишки. Очень даже зря, как по мне, даже если брать в расчёт, что все так бы и было.
   - Каким бы хорошим шиноби он ни был, - покачал головой Джиро, - Узумаки - это Узумаки. А кто такой Намикадзе? Ветвь Широ жива, пока жива Кушина.
   - Хе-хе, - усмехнулся добродушно Хирузен. Реально добродушно. - Дело в том, что у Намикадзе есть улучшенный геном. Я не говорю, какой именно, это, уж прости, дела деревни, но дети Кушины будут именно Намикадзе.
   Хреново. Не соврал мангака, значит. Ну, не беда, все решаемо.
   - Весомый довод, - покивал Джиро. - Но... - и замер, видимо, решив не продолжать спор. - Действительно весомый. - Впрочем, я и не имею никакого морального права заявлять права на Кушину, так что не подумай ничего такого. Просто люблю поспорить.
   Все мы понимали, что нюансов здесь полно. Начиная от того, что Минато и помереть мог, и заканчивая тем, что Кушина сама вернется в клан да еще и мужа притащить сможет. В конце концов, права на члена клана - это одно, а воля решившего вернуться - совсем другое. Но если убрать с доски старика Джиро, то останется только желание самой Кушины, а тут Хирузен, видимо, был вполне уверен в себе. Но и Джиро молодец, вовремя остановился, вспомнил, как мне кажется, что четвертый Хокаге появится потом, а разрешение на проживание нам нужно сейчас.
   - Это да, - кивнул Хирузен, выдохнув дым. - За собой я такое тоже отмечаю. Все же возраст дает знать - все чаще хочется поворчать и поспорить.
   Сказал чувак, более чем на сорок лет младше Джиро.
   - Особенно если дают повод, - вздохнул картинно дед. - Пока дожидались тебя, устал всем объяснять, что не могу взять сложные заказы. Я готов помочь чем смогу, но, - пожал он плечами, - не с тем, что продлится достаточно долго.
   - А что так? - удивился Хирузен. Вроде, даже натурально.
   - Потому что мы с внуком здесь не живем. Просто приехали... предложить помощь, - подобрал дед слова. - Собственно, с этим я к тебе и пришел. Пусть от клана Узумаки мало что осталось, но я, как официальное лицо, не мог не сделать этого, когда началась война. Ты уж извини, что сразу не пришли, но надо было закрыть все заказы, а это время.
   - Не стоит, Джиро, не стоит, - отмахнулся Сарутоби. - Я все понимаю. И, конечно же, даю разрешение на проживание. Как минимум до конца войны, а там посмотрим.
   Вот ведь хитрожопый обезьян. Мог бы и просто разрешить тут жить. Уверен, по окончанию войны никто не придёт нас выселять, даже не заикнутся. Всего-то и надо подождать, пока мы обрастем тут корнями, после чего на нас и давить проще будет. Чувствую, пока идет война, нас будут обхаживать по полной, да и после... Но не всегда, факт. Хирузен еще спросит за все. Но в эту игру можно играть вдвоем. Просто Сарутоби не догоняет, что мы с дедом можем встать и уйти, как бы крепко здесь не увязли. Вызывает опаску только то, что многие "скрытые деревни" будут воспринимать нас как часть Конохи, что сулит проблемы, но и это решаемо. А вот что будет, если мы сумеем привязать Коноху к себе? Что будут делать кланы, когда Хирузен начнет нас выгонять? Ой, не знаю. Но постараюсь, чтобы хай они подняли до небес. Времени, конечно, для этого маловато, но я постараюсь.
   А еще возможно, что Хирузен все прекрасно понимает, но имеет что возразить. Нельзя считать других тупее себя. Опасно это.
   Благодарить дед не стал, ибо не за что. Это они должны благодарить нас.
   - Что ж, рад что с этим разобрались, - произнес Джиро. - В таком случае, может, сразу и скажешь, с чего нам лучше начать?
   - Расценки на такой случай, как я понимаю, старые? - задумался Сарутоби.
   - Конечно, - подтвердил Джиро.
   - Тогда, несомненно, больница, - кивнул он сам себе. - У нас и так ирьенинов не хватает, а тут еще и сбоящие печати в больнице.
   Стоит отметить, что печати не вечны, и чем больше их эксплуатируешь, тем быстрей разрушается материал, на котором они стоят. Тут есть нюансы, такие как человеческое тело и "мертвая" кость, металл неплохо держит печать, но в целом печати, установленные на длительный срок, лучше почаще проверять. А печати, установленные в больнице, слишком сложны, чтобы с легкостью найти человека, который может произвести профилактику и обновление. А уж если там что-то "перегорело"... тут лучше обращаться к тому, кто их установил.
   Да вот беда...
   - Я... кхм... обязательно туда загляну, - замялся Джиро.
   - Какие-то проблемы? - спросил Хирузен.
   - Ну... никогда не специализировался на медицинских печатях, - сознался дед.
   - То есть, - решил уточнить Хирузен, - за больницу ты не возьмешься?
   - Почему же? - пожал плечами дед. - Возьмусь, и даже гарантирую качество работы, просто... - слегка поморщился он, - это будет несколько дольше.
   - Даже так, - задумался Сарутоби, не забывая попыхивать трубкой. - Насколько дольше? Хотя, стоп, признаю, вопрос некорректен. Тогда давай ты сначала все там осмотришь и выдашь заключение и сроки работы.
   - Договорились.
   Забавно. Я думал он предложит что-нибудь другое. Видимо, у них там и правда дело швах.
   - Кстати, - подмигнул уже мне Хирузен. - Могу устроить твоего внука в Академию. По возрасту подходит, да и со сверстниками ему будет веселей.
   Даже не знаю, как это назвать. Наглость? Нет. Разведка? Нет. Нахрап? Тоже нет. Дело в том, что все дети, поступающие в Академию, кроме контракта, дают еще и кучу клятв, что все вместе сильно привязывает их к Деревне. Вот я и не могу понять: то ли Сарутоби настолько нагл, то ли это и правда просто способ проверить наше... отношение к этому делу. Причин на самом деле может быть гораздо больше, вплоть до пофигизма и реальной попытке помочь Джиро занять чем-нибудь внука. Но лично я думаю, что тут все же есть двойное, а то и тройное дно. И ответ Джиро должен сказать Сарутоби достаточно много.
   - Я бы и рад, чтобы Шигеру побольше общался со сверстниками, но его обучение фуиндзюцу еще не окончено, - ответил Джиро. - К тому же, его нынешних знаний и умений более чем достаточно, чтобы помогать по работе, а помощь мне, откровенно говоря, будет не лишней.
   Идеальный ответ.
   Если Сарутоби заикнется про своих мастеров в помощь деду, я в нем разочаруюсь. Но это реально первое, что напрашивается.
   - Даже так, - посмотрел он на меня пристально. - Внушает уважение. В таком возрасте, признание такого мастера, - покивал Хирузен. - Что ж, мое дело предложить. - И пыхнув дымом, начал выбивать прогоревший табак на специальное блюдце. - Возможно, вам требуется помощь в обустройстве. Чем смогу, помогу.
   Тоже важный вопрос. На самом деле, чем может помочь глава деревни двум людям с деньгами при обустройстве? Только если нам начнут ставить препоны в администрации Конохи. Зачем им ставить препоны? И в чем, тогда уж? Мы вполне можем снять, как и в столице Страны Рек, этаж какой-нибудь средней гостиницы. Не в той, где живем сейчас, это дороговато, но в средней можем. И, собственно, все. Помочь с какими-нибудь налогами? Не станет Хирузен так грубо работать. В общем, нас и сейчас все устраивает. Но. Если мы вдруг решим здесь обосноваться надолго, свой личный дом, а то и земля, нам бы не помешали. И вот тут нам и могут ставить палки в колеса. Деньги есть, значит, можно их немного подоить, благо, поводов достаточно, все ж таки мы приезжие, и просто взять и купить землю здесь не так просто. В любом случае, нужны поручители. Пусть Коноха и не режимный объект... да вы и сами все понимаете. Я даже не уверен, что за последние лет тридцать сюда переехал хоть кто-нибудь. Тут, как мне кажется, и для своих мест мало. Нормальная политика в целом, я одобряю. Не озаботишься подобным ограничением сейчас, и потом будешь думать, куда поселить детей-внуков. Но это при условии огроменной каменной стены. Не было бы ее, и другое дело. Обычную стену можно отодвинуть, но не в том случае, когда она под завязку напичкана печатями, половину из которых сейчас повторить смогут немногие. То есть не отдельные печати, а системы печатей. Конечно, нет ничего невозможного, но вот насколько это будет геморрно... проще не пускать приезжих, а о стене задуматься много позже.
   Что значит вопрос Хирузена для нас? Думаю, вы уже догадываетесь. Сейчас есть реальная возможность обзавестись своей землей, но что с нас за это потребуют? Присяги? Возможно и такое, но ответ Джиро на предложение поступить мне в Академию должен был... ах ты ж, черт. Ответ был слишком идеальным. Похоже, что Хирузен даже не понял, правду ли говорил Джиро или просто тактично его послал, вот и проверяет.
   - Если поможешь снять домик на территории Конохи, я буду тебе благодарен, - ответил Джиро.
   Снять, не купить. Вот теперь посыл достаточно явный. Видимо, дед решил договариваться о постоянном проживании с Минато, а Хирузен должен посчитать, что старик просто берет паузу. Снять дом - это тоже не хухры-мухры. Понятное дело, что пока не решится вопрос с личной землей, нам придется условно "сидеть на чемоданах", но даже так, решение Джиро было более чем разумным. Решать все в первую встречу никак нельзя, еще подумают, что мы прогибаемся или у нас проблемы какие за пределами Конохи. В общем, спешить нельзя. Даже если бы Джиро смог выторговать землю без каких-либо последствий в виде клятв, условий или присяги деревни. Первый этап по интегрированию в Коноху, можно сказать, выполнен, второй начнется уже после Третьей мировой войны шиноби.
   - Ну, это легко, - начал забивать Сарутоби трубку. - Сегодня же раздам нужные указания, а завтра можешь идти в администрацию деревни. С материалами для печатей у нас сейчас сложно, но если потребуется, сообщи. Думаю, мы сможем выделить тебе из запасников. Да и в целом, если что-то понадобится, говори, не стесняйся. Мастера печатей сейчас нарасхват, так что заказами мы тебя обеспечим.
   Это Хирузен так подстраховался, как я понял. Если у нас в ближайшее время будет хорошо ну абсолютно все, это может насторожить, а тут на тебе - просто сама деревня идет тебе на встречу, и не за красивые глаза, а из-за нужды. Впрочем, тут я могу и ошибаться, может, Сарутоби просто радушного хозяина изображает. Или еще что.
   - Постараюсь не напрягать вас, - кивнул Джиро. - Понимаю, что в военное время сложно со многими вещами.
   - Ну, сейчас еще не все так плохо, вот помню во Вторую все было действительно сложно.
   Та война продлилась семь лет и закончилась уничтожением Узушиогакуре, точнее через несколько месяцев после нее.
   - Действительно, - посмурнел дед.
   - Извини, если напомнил... - начал Хирузен. Явно хочет проверить, что у Джиро на уме по этому поводу.
   - Ничего, - прервал его старик. - Дело прошлого, а надо думать о будущем.
   - Мудрые слова, - медленно кивнул глава клана Сарутоби. - Но все же прости, что напомнил. Давай лучше поговорим о чем-нибудь более веселом. И обнадеживающем. Помнишь моего старшего сына? Так этот карапуз совсем взрослым стал, - вздохнул напоказ Хирузен. - Девушку в дом привел. Дай боги, после войны поженятся. А то что за дела - пятьдесят семь лет, а внука нет.
   - Ну, тут я тебя опередил... - усмехнулся Джиро.
   Так серьезный разговор и закончился. Дальше последовала двухчасовая болтовня двух стариков, вспоминающих былые, несомненно лучшие, времена. Время от времени мне казалось, что вновь начинается словесная пляска намеков и недомолвок, но чуть позднее выяснялось, что это уже моя паранойя.
   Или нет?
  
  Глава 4
  
  После ухода Узумаки Хирузен крепко задумался. Настолько, что даже не заметил потухший в трубке табак. И мысли его крутились не вокруг красноволосых. Точнее, и вокруг них тоже, но постольку-поскольку. Само неожиданное пришествие Монолита Джиро с внуком в Коноху - это несомненно плюс. Как и для деревни, так и для него лично. Но плюс небольшой, все-таки парочка Узумаки - это не целый клан, который мог бы сильно укрепить селение. Но это где-то даже хорошо - управлять двоими, не то же самое, что и, скажем, двумя сотнями, а если приложить к этому руку, то до пары-тройки десятков, еще при его жизни, клан Узумаки увеличится. То, что они хотят здесь остаться - более чем понятно, и их телодвижения ясны: они просто обязаны, хотя бы для виду, показать свою независимость, как и стремление к ней.
  Проблема была в другом, Узумаки никак не касающемся - ошибки. Приходилось признавать, что все те ошибки, которые копились за время его правления, наконец начали давать о себе знать. Их было достаточно мало, чтобы Хирузен мог просидеть на своем посту столько времени, но достаточно, чтобы рано или поздно аукнуться. Особенно те, что он совершал поначалу, когда был молодым и неопытным правителем.
  Вот ему все и припомнят. Пока идет война, его никто трогать не будет, но стоит ей только закончиться...
  Хирузен был патриотом деревни, и ее дела всегда были на первом месте, но вот фанатиком, как Хаширама и Тобирама, он не был. На втором месте у него всегда стояли клан, родня и друзья. И если надо было для процветания клана воспользоваться своим постом, он делал это. Порой притесняя тот или иной клан Конохи. В целом, это понятная позиция, и не делай он это так часто, или так грубо, или давая ущемленным что-нибудь взамен, пусть и менее значимое, кланы смотрели бы на это спокойно. Да они и смотрели долгое время именно так. Но всему приходит конец. Накапливающиеся годами проблемы вылезли во время этой войны, не самой страшной, что уж тут, но тем не менее достаточной, чтобы стать катализатором. Делишки Кохару и Хомуры, слишком жесткое ведение дел Данзо, жадность Торифу, которая превосходит даже Кохару, из-за чего на него даже собственный клан Акимичи косо смотрит. Одна, но роковая ошибка с кланом Хьюга, из-за которой больница Конохи вот уже лет пятнадцать медленно умирает как без печатей, так и без грамотного персонала. Дела его собственного клана со страной железа, которые Сарутоби не могут потянуть в одиночку, но в жадности своей не дают подключиться другим, из-за чего в Конохе перманентно не хватает даже простого железа. Если подумать, туда же можно отнести Академию, которая так и не перешла с рельсов Второй мировой, продолжая клепать простое мясо вместо высококлассного обучения, организованного Тобирамой. Да, тогда им это было надо, а вот сейчас, во время Третьей, уже понятно, что мировой, им бы ой как не помешали грамотные специалисты, взращённые там до нее. Кланы-то уже давно все поняли, и даже пару раз высказывали свое мнение, в итоге перейдя на полностью домашнее обучение, отправляя своих детей в Академию в основном для общения и налаживания контактов. Вот что мешало Хирузену заняться этим лет десять назад? Пусть девять, сразу после войны. Да хотя бы лет пять назад? Деньги. Как бы это банально ни звучало. Ну, и недальновидность самого Хирузена. Он всегда думал, что раз уж прокатило во Вторую войну, прокатит и в последующих. В целом-то он оказался прав - войну они в любом случае не проиграют, но то, что было нормально в тотальной мясорубке, сейчас дало совсем иные плоды. Слишком многие клановые бойцы погибали просто потому, что их прикрытие не справлялось со своей задачей.
  Долго правит Хирузен, много накопил ошибок, вот и пришло время за все платить. Хотя это, пожалуй, слишком сильно сказано, умаются они требовать плату с него и его клана, но вот с поста уйти попросят. Последней каплей стала смерть главы клана Сенджу уже в больнице Конохи, и пусть, в отличие от простых шиноби, его лечили всем, чем только можно, самыми лучшими медиками, Сенджу все-таки умер. Пусть это и не вина больницы, он объективно и не мог выжить, но то, что это произошло именно там, мгновенно заставило вспомнить все проблемы медиков Конохи. А тут еще и Кохару, вместо медикаментов, выделила деньги на постройку нескольких постов и крепости, да в таком месте, где они могут потребоваться разве что для защиты или захвата торговых путей. Уже после войны, демоны побери эту старую дуру. Если бы не ее финансовый гений, давно бы уже полетела с поста, несмотря на их дружбу.
  Пришедшие в Коноху Узумаки, к слову, очень ему помогут. Сейчас главное - больница, но и без нее дел найдется. Жаль только, это не сможет вернуть ему былые позиции, но вот снизить накал вполне возможно. К сожалению, все же приходится признавать, что Коноху он во многом подвел. Хирузен еще надеялся, что чаянья учителя он в целом все же оправдал, но ошибки необходимо признавать, чтобы не совершить их же в будущем.
  Например, те же Узумаки. Когда он узнал о них, всерьез раздумывал, а не выдавить ли красноволосых из Конохи? Никаких конкретных запретов или тем более смертельных угроз, просто мягко выдавить, как он не раз делал с другими кланами, желающими поселиться в селении. Ему и с нынешними непросто, а уж новые наверняка добавили бы проблем. Теперь же стоило задуматься, а не поспешил ли он? Ведь новые кланы при правильной обработке сейчас могли стать тем самым противовесом старичкам, не дав им скинуть его с поста. И пусть головной убор Хокаге скоро слетит с Хирузена, в будущем лояльный именно ему клан Узумаки будет не лишним. К тому же, даже будучи всего лишь главой клана Сарутоби, влияние и, в какой-то мере, власть он может и сохранить. Тут, главное, найти правильного преемника. Кстати, а ведь можно и не дожидаться собрания Совета кланов. Если он уступит пост сам, это даст еще немного бонусов в будущем, и опять же, Совет уже не сможет игнорировать его выбор преемника. Попробуем сделать из этого традицию. Ему передал пост Тобирама, а он передаст пост... кому? Тут надо хорошенько подумать. Первые, кто приходят на ум, это его ученики и набирающий популярность Намикадзе. Еще один кандидат, который мог стать настоящей проблемой, покончил жизнь самоубийством пять лет назад. Хатаке Сакумо был воистину великим шиноби. Крайне сильным и очень умным. Во многом идеалистом, но этого не избежал и Хаширама, что не помешало, а скорей помогло ему основать Коноху. Единственное, что не давало брату главы клана Хатаке реально претендовать на место Хирузена, была средняя популярность. Да, он был известен. Его слава соперничала со славой Саннинов, но перебить славу самого Сарутоби она пока не могла. Тут-то ему на руку и сыграли отголоски Второй войны, когда от шиноби требовали выполнения задания любой ценой. Твоя ли жизнь или жизнь твоей команды, задание должно быть выполнено. Чем Хирузен с друзьями и воспользовался, когда Сакумо провалил миссию, спасая свою команду. Организовать травлю не составило труда. Но даже он не ожидал настолько полного успеха. У Хирузена и его команды даже произошел небольшой совет - а не стоит ли немного уменьшить накал страстей, цели они добились, а дальнейшая реализация плана сулила ситуацию, когда Сакумо просто не останется ничего иного как покончить жизнь самоубийством, дабы не позорить клан. Сарутоби до сих пор не уверен, стоило ли поддаваться на аргументы Советников и доводить дело до смерти одного из сильнейших шиноби Конохи. Он и деревне мог неплохо послужить. Но его убедили. Что случилось, то случилось.
  Теперь же по силе, известности и популярности лидируют всего четыре человека. Данзо, конечно, тоже был бы не против побыть Хокаге, но сейчас его просто не примут. Значит, остаются только Намикадзе, Орочимару, Джирайя и Цунаде. Последнюю вычеркиваем из списка - объективно она слабейшая, да и управленец из нее так себе, прямо скажем. Джирайя... этот может и не согласиться. Убедить, конечно, получится, но опять же, управленец он еще худший, чем Цунаде. Орочимару всем хорош, и силен и умен, но вот репутация в деревне у него не очень. Одержимость бессмертием и научные опыты этому не способствуют. Ну и да, если кто из Санинов и может его предать, то это именно он. Остается Намикадзе. О силе и говорить не стоит, стартовый задел в виде, пусть и разбавленной, но все же крови Сенджу дает очень много. Так он еще и не дурак, скорей даже наоборот. Сумел по полной использовать то, что дала ему природа, параллельно изучая и дорабатывая старые техники, не забывая создавать новые. Его совсем не зря называют гением. Молод, что в перспективе дает ему преимущество над Саннинами. Очень хорошие лидерские качества. И, что немаловажно, лоялен лично ему, Хирузену. Не настолько, чтобы его считали человеком Сарутоби, но достаточно, чтобы он слушал советы старика даже будучи четвертым Хокаге. Только эта неполная лояльность и не позволяет отбросить Саннинов и поставить его на первое место в списке будущих преемников.
  Само собой, Хокаге могли стать и другие шиноби. Например, мастер иллюзий и глава клана Курама. Нынешний глава клана Учиха, но тут с оговорками. Нынешний глава клана Хьюга, который собирается в скором времени оставить пост главы, передав его старшему сыну. Или Инузука Хачи, так наподдавший в свое время Третьему Райкаге, что тот сейчас и войсками толком не командует, в основном циркулируя по фронту и ища своего давнего обидчика.
  Но у них у всех был очень большой минус - они были неподконтрольны Хирузену. Вообще никак. А некоторые откровенно против него, как тот же глава клана Хьюга. Но слава богам, он прожил достаточно долго, чтобы обзавестись нужными людьми на все случаи жизни. Даже на такой. Так что ему есть кого предложить на освобождающийся пост Хокаге. Тут главное, правильно выбрать и не прогадать. Власть способна сильно менять человека.
  
  ***
  
  На следующий после встречи с Хирузеном день я получил указание Джиро вновь надеть одежду, обработанную для тренировок. В путешествии между городами, как вы понимаете, я ходил в обычной, и когда вновь надел тренировочное кимоно, внешне ничем не отличающееся от повседневного, даже вздохнул с сожалением. Я с пониманием отношусь к тренировкам и постоянным нагрузкам, но любви это понимание не прибавляет.
  - Хватит вздыхать, - проворчал дед, - от этого твоя жизнь зависит.- На что я еще раз вздохнул, а старик, покачав головой, продолжил: - Не хочешь заняться нашим будущим домом?
  - Думаешь, чинуши будут со мной разговаривать? - состроил я скептическое выражение лица.
  - Это от тебя зависит. Но если Хирузен выполнил обещание, то им придется.
  - Даже не знаю, деда, - ответил я неуверенно. - Нервы они мне в любом случае потреплят, а показать мою самостоятельность и твое доверие можно и каким-нибудь другим способом. Попроще.
  - Что ж, решено, - кивнул он. - Ты идешь в администрацию Хокаге, а я сразу в больницу.
  - Ну ты даешь, деда, - провел я рукой по волосам. - Как скажешь, конечно, но за результат не ручаюсь.
  - И не надо, - махнул старик рукой. - Пусть и по мелочам, но нам надо набирать преимущество. Если чиновники окажутся настолько глупыми, что начнут юлить, грубить, надменничать и все такое прочее, у нас будет чем попенять Хирузена. Или упомянуть об этом в каком-нибудь другом месте. В идеале надо бы спровоцировать что-нибудь посерьезней, но тут как получится. Если туда пойду я, на это и шанса не будет.
  - Мелочно как-то... - изобразил я неуверенность.
  На всякий случай. На самом-то деле, полностью согласен со стариком. Не в том мы положении, чтобы даже от такого носы воротить.
  - В деле выживания, Ши-чан, ни мелочей, ни мелочности не бывает, - отрезал старик. - Вот при наборе влияния еще можно поспорить, но не при выживании.
  Вот так и получилось, что в здание Хокаге, где и располагалась администрация, пошел именно я, причем один. Не скажу, что мне там прям грубили, но вот дела делать тупо отказались. С трудом найдя нужного человека, занимающегося сдачей в аренду земли и строений, натолкнулся на стену пофигизма. Он просто не желал работать с ребенком, и все тут. Не знаю, чем он руководствовался, но по промелькнувшей в разговоре информации послание от Хокаге он таки получал.
  - Значит, по-вашему, - решил я закругляться, - вместо решения проблем в больнице, мой дед должен тратить время на то, что могут сделать другие?
  - Узумаки-сану лучше знать, чем заниматься, но если у него есть эти самые "другие", то почему он послал тебя? - а вот ЭТО уже грубость. - Сначала подрасти, стань хотя бы генином, а уже потом иди решать финансовые и юридические вопросы семьи.
  - Неуважение к главе клана, неуважение к наследнику, неподчинение Хокаге, - разгладил я несуществующую складку на кимоно, а у мужчины на мои слова вполне заметно дернулся глаз. - Что ж, Хосака-сан, видимо, это мелкое дело и правда должны решать совсем другие люди.
  - Не передергивай, мальчик, - ответил он сухо.
  -Всего хорошего, Хосака-сан, - поклонился я ему на прощание.
  Видимо, это личная инициатива данного индивидуума. Сомневаюсь, что Хирузен будет ставить палки в колеса в этом вопросе. Или кто-то играет против Хирузена, но опять же... не вижу смысла. Не те мы с дедом фигуры, чтобы использовать нас таким образом. Скорей всего, Хокаге просто дал разрешение сдать нам в аренду дом, а уж чинуша частным порядком решил срубить бабло, как говорится. Только вот проворачивать подобное с ребенком довольно затруднительно. Точнее, затруднительно это сделать со мной, здесь и сейчас.
  Вот и говори потом, что Узумаки еще что-то значат здесь.
  Больница Конохи представляла из себя достаточно современный комплекс зданий с трехэтажным главным корпусом. Искать там деда - занятие неблагодарное, учитывая, что даже дежурный не знал, где он. Да, был, да, ушел к директору, но где эти двое, сейчас неизвестно. К тому же, мне никто и не даст шляться по территории госпиталя. Постояв в холле еще какое-то время, пришлось признать, что идти сюда было неудачной идеей. Но перед тем как уйти, я решил выгадать хоть что-то, уточнив все у того же дежурного, не лежит ли у них некий Доку. Не, ну а вдруг? Закрыть тот заказ было бы здорово. К сожалению, не лежал. Более того, за время боевых действий к ним он не попадал. Жив Доку или нет, в больнице тоже не знали - не их профиль. С кем он скидывался, чтобы сделать у нас заказ, я тоже не знал. Жаль. Ну да не горит.
  Выйдя на улицу, огляделся. Все-таки Коноха - красивое место, буквально утопающее в зелени. Рийшу, столица Страны Рек, тоже не плоха и имеет свой особый колорит, но здесь мне нравится больше. Что ж, решено - пойду прогуляюсь.
  Подспудно я надеялся, что встречусь с кем-нибудь из оригинала, но, увы, не сложилось. Все-таки Конохагакуре-но-Сато - город, пусть и небольшой, да и где гарантия, что я кого-нибудь узнаю, даже если встречу? Рынка, как такового, здесь не было, достопримечательностей я не знал, целями не задавался, да и не в первый раз так брожу, так что и не удивительно, что мне это достаточно быстро надоело, поэтому, закупившись данго - это такие шарики-моти, сделанные из риса и наколотые на палочку, - отправились с моей тенью по имени Шида домой. В смысле, в гостиницу, где мы сейчас жили.
  Старик вернулся только под вечер, рассказав, что в местной больнице и правда с печатями настоящая беда. Пока была жива Узумаки Мито, все, вроде, было нормально, но после ее смерти, вот уже девять лет, там в лучшем случае делали профилактику, а некоторые печати так вообще имеют обрывы и держатся только на постоянной подрисовке чернилами. Вы только представьте - часть материала, на которой "выжжена" печать, со временем испортилась, так местные заменили то место, условно конечно, новым кирпичиком, а на нем дорисовали недостающую часть. Почему не "выжгли"? Так чернила не несут в себе чужеродной чакры, они просто связующее звено, которое наполняется чакрой из печати. А ставить временные знаки "абсорбции" здесь не умеют. Точнее, не знают о них. Маленькая уловка клана Узумаки, позволяющая работать с уже активными печатями.
  Но настолько плачевное дело, только с по-настоящему сложными или уникальными образчиками фуиндзюцу, с теми, которые в больнице просто опасались трогать, а заменить либо не могли, либо могли, но на худшую версию. В остальном, если это возможно, Коноха поставила работы своих мастеров. Однако Джиро лишь морщился, когда рассказывал об этом. Не удивительно, что замене подверглась меньшая часть печатей - даже сбоящие, у красноволосых они работали лучше. Не загнулась больница только по одной причине - лечат все-таки меднины, а печати, как ни крути, лишь облегчают это лечение. Даже если они все разом прекратят работать, больница продолжит заниматься своим делом. С худшим качеством - да, но продолжит.
  На рассказ о моих похождениях Джиро только хмыкнул и, махнув рукой, пообещал разобраться завтра. Но не сложилось.
  Посреди ночи нас разбудил какой-то тип в одежде медика Конохи и начал чуть ли не слезно умолять прибыть старика в госпиталь. Оказывается, этой ночью прибыл караван с ранеными, и требовалась сложная операция сразу семи шиноби. Будь их меньше, хотя бы трое, то они бы рискнули использовать себе в помощь одну хитрую печать, но раненых было семеро, из-за чего была вероятность перегрузить печать. Точнее ее "чернильную" часть. Вот тут кто-то и вспомнил о Джиро. Изменять не просто активированную, а рабочую печать могли ну очень немногие. Узумаки в этом засветились, а старик был мастером среди Узумаки, да и изменять ничего не надо было, просто поддержать слабое место, пока идут операции. Я понимаю, почему люди, далекие от фуиндзюцу, посчитали, что "изменение" и "удержание обрыва" - это одно и то же или как минимум похоже, но это не так. Совершенно иной принцип. В первом случае нужны хорошие навыки в управлении и изменении чакры, скорость реакции, понимание печати, обширные знания и умение быстро считать. Во втором же случае - изменение, управление, контроль и огромное количество чакры. А вот контроля-то у старика и не было. Не для такой работы. Как и у большинства шиноби, к слову. И если среди ирьенинов такой человек и нашелся бы, то у него вряд ли бы оказались остальные пункты из условия.
  Джиро согласился. Не потому, что он превозмогатель и герой, а просто потому, что проблема решалась гораздо проще. Для мастера фуиндзюцу проще. Он просто придет туда, вычислит знаки, блокирующие копирование, удалит их, свяжет пустующие места, а потом просто скопирует печать поверх настоящей, но с небольшим смещением, чтобы можно было потом вернуть "защитную" часть. Сильно сомневаюсь, что в том переплетении линий и знаков, что получится в итоге, кто-нибудь что-нибудь поймет. Да, продержится такое всего пару дней, но эти пару дней копия будет полностью работоспособной. Тут главное две вещи: деактивировать после всего оригинал, чтобы он не мешался, и позаботиться о том, чтобы при снятии защиты не присутствовали посторонние. Вряд ли там есть те, кто что-то разберет, но береженного, как говорится, и бог бережет. Не знаю, что там за печать, потому не скажу, сколько такая работа займет времени, но максимум минут двадцать. Старик полгода назад демонстрировал мне точно такой же прием на печати четвертого уровня, и проделал он это достаточно быстро. Пусть он знал заранее, что искать, удалять и заменять, пусть это была не медицинская печать, которые отличаются особой сложностью, но зная систему, это не так трудно. Прибавьте к этому, что в городской общественной больнице вряд ли есть работа Узумаки четвертого уровня. Я даже больше скажу - в медицине четвертый уровень избыточен. Да, они существуют, только все узко специализированы. Создавать такую печать имеет смысл только в случае отсутствия нормального персонала. Ну, или боевая медицина, но это уже несколько иное. В общем, старик справится, к тому же ничего иного и не остается.
  - Собирайся, Шигеру, - услышал я голос деда. - Пойдешь со мной.
  Ну... повторить за стариком я в итоге все-таки смог, а на пару это делать и правда быстрей.
  Освободились мы только в обед следующего дня. Из-за очередного наплыва раненых в больнице вновь повылезали наружу ее проблемы, и все это время мы с дедом носились по всему комплексу, решая ту часть, что относилась к фуиндзюцу. Где-то делали, как и с самой первой, где-то на ходу чиня. Некоторые печати мы знали и, удалив старую, сразу ставили новую, а в редких случаях даже совершенно иное, но аналогичное по действию. К сожалению, работали в диком цейтноте, и когда все уляжется, придется переделывать чуть ли не больше, чем было. Но, смею надеяться, спасённые жизни того стоили.
  Освободились, по-настоящему освободились, только через пару дней, а еще через день пошли за нашим новым жильем. Зайдя в кабинет к тому мужику, который меня продинамил, Хосака, кажется, дед с ходу его огорошил:
  - Если в конце дня у меня не будет своего дома в Конохе, я добьюсь у Хирузена, чтобы тебя перевели в боевое подразделение. И учитывая, как хреново у вас тут обстоят дела с мастерами фуиндзюцу, думается мне, будет это не трудно.
  - Э... - посмотрел мужчина на меня, начиная припоминать. - Узумаки-сан, как я понимаю. Да-да, Хокаге-сама предупреждал меня о вас.
  Прям-таки лично прибежал и предупредил. А вообще, дед опять нарывается. Вот лично я совсем не уверен, что Хокаге не станет прикрывать своего человека. И пусть ему плевать на него, но мы-то, по сути, и вовсе чужие. Но, слава богу, Хосака оказался умнее и не стал играть с огнем. А может, и трусливее, кто ж его знает.
  Уже через пятнадцать минут после написания парочки заявлений и заполнения нескольких анкет мы с дедом сидели над несколькими тоненькими папками, в которых была информация по домам.
  - Прошу прощения, - решил я немного понаглеть и... отомстить слишком сильно сказано... отыграться за нашу прошлую встречу, да. - Вы не оставите нас на некоторое время? Минут на десять, не больше, - это чтобы он не убежал на пол дня. А то ведь не один я такой вредный. - Нам с Джиро-саном нужно сделать выбор и это довольно приватный разговор.
  - Конечно, - улыбнулся мужчина через силу. - Вернусь через десять минут.
  Думаю, его теперь минут тридцать не будет. Если бы мы имели в Конохе хоть какое-то влияние... а так, мужик точно себе второй завтрак устроит. Не станет он ждать десять минут под дверью.
  - Молод ты еще для таких гадостей, Шигеру, - покачал головой Джиро, когда за мужчиной закрылась дверь. - Рановато тебе выгонять людей из их кабинета. Одно дело старый, вредный дед, вполне возможно полубезумный, и другое дело ребенок.
  - Может, ты и прав, - не стал я с ним спорить. Мне-то лично на этого Хосаку было плевать. - Давай лучше займемся выбором.
  Что мне понравилось, в папках был листок бумаги, на котором показывалось расположение дома на схеме Конохи. Очень урезанной схеме, но клановые кварталы там отмечены были. И один из домов располагался как раз рядом с кварталом Учиха. Не вплотную к ним, совсем нет, но рядом. Расстояние было достаточным, чтобы вырезание клана не затронуло нас, но при этом... Давайте я поясню. Дело в том, что нападение Кьюби в разных источниках моего прежнего мира описывается пусть немного, но по-разному. Я в душе не имею, с какой именно стороны он появится. Да и информация по разрушению самой Конохи тоже разнится. Но ведь Учих травили понемногу. Да, шаринган в глазах Кьюби - тот еще повод, но если бы они пострадали слишком сильно при нападении, думаю, и отбрехаться получилось бы проще. На самом деле, информации по нападению лиса крайне мало, но я все же думаю, что он нападет со стороны ворот, так, чтобы оказаться прямо напротив монумента Хокаге. Или где-то в тех степях. Квартал же Учих, кроме того, что находится с условного бока деревни, еще и неслабо удален от основных построек. Утверждать не буду, но, вроде, их туда еще Тобирама отселил. Не забыв предложить им возглавить полицию. С одной стороны, изгои, а с другой, одна из силовых структур деревни. Но лично для меня важно, что при нападении Кьюби, есть реальная возможность не пострадать.
  К сожалению, сказать обо всем об этом деду я не могу, иначе он точно свалит отсюда, сверкая пятками, предварительно связав меня и закинув на плечо.
  - Вот, - протянул я старику папку, - идеальный вариант.
  Положив листок, который он держал в этот момент в руках, старик взял у меня бумаги.
  - Ты издеваешься? - глянул он на меня с удивлением, когда дошел до схемы города. - Жить рядом с Учихами?
  - Отличное место, - кивнул я.
  - Ты представляешь, насколько больше нам придется устанавливать печатей в доме?
  Оу. А я-то думал, причина его возмущения несколько иная.
  - Деда... - замолчал я, по-быстрому просчитывая, что можно и надо сказать. - Признаться, - выдал я наконец, - не вижу особой разницы. Если глазастики захотят что-то подсмотреть, они и с другого края деревни придут.
  - Это взрослые, - заметил дед. - А дети прежде всего гуляют в окрестностях дома.
  - Но у них и нету шарингана.
  - Да им он и не нужен. Дело-то не в их додзюцу, а в их количестве. Это не чопорные Хьюги. Там живет целая толпа детей, которая будет постоянно к нам лазить.
  - Ты преувеличиваешь, - произнес я осторожно. - В центре города, по-твоему, нам совсем житья не дадут?
  - В городе другая специфика.
  Вот тут-то я и понял.
  - Дед, да ты детей не любишь.
  - Почему сразу не люблю? - вскинулся Джиро. - Просто они меня немного нервируют.
  - Сложно тебе, наверное, со мной было, - усмехнулся я.
  - Не смей, - ответил он неожиданно резко. - Ты мой внук. Плоть от плоти моей, - и слегка успокоившись продолжил: - Ты, Шигеру, вся моя жизнь, и ты никогда не вызывал и не мог вызвать во мне негативных чувств. Вот чужие дети - другой разговор. Особенно толпа детей. В дом-то они может и не полезут, но демоны знает, что взбредет в голову малолеткам, которым с младенчества вбивают в голову, что они стоят над другими. И у которых родня под боком.
  - Может, ты просто Учих не любишь, а дети - просто повод? - изобразил я скептицизм.
  - Да я никого не люблю, - дернул дед плечом.
  Но Учихи у тебя на особом счету, это я давно заметил.
  - С Хьюгами у нас все более-менее, а вот хорошее или хотя бы нормальное отношение с полицией нам бы не помешало. - На что дед шумно выдохнул и отвернулся. - Деда, посмотри сюда, - пододвинул я к нему папки с информацией по домам. - Мы давно решили, что нам желателен домик на отшибе, но здесь таких всего четыре, и лишь этот вариант соседствует с одним из кланов. С твоей стороны - это минус, а вот с моей - несомненный плюс. Но попробуй посмотреть на ситуацию не с личной стороны, а как бывший глава целой деревни шиноби. Неужто не видишь плюсов?
  Как же с ним порой сложно. Он сейчас вполне может сказать "не вижу", и мне придется идти с козырей. Но если шинигами, поделившийся информацией о том, кто будет следующим Хокаге, - это одно, тупо свершившийся факт, то сейчас старик может захотеть уточнить. Что такого может произойти, что это место будет лучшим? И почему сразу не сказал? Я бы, может, и придумал причину, но местонахождение сдающихся в аренду домов, я узнал только сейчас, вот и приходилось работать с тем, что имею. Искать реальные причины.
  - Лучше подумай о минусах, - проворчал дед.
  - О каких? - я, знаете ли, тоже люблю разбивать доводы в пух и прах.
  Ответил он не сразу.
  - Учихи... - замолчал он вновь. - Да боги с тобой, делай, что хочешь.
  Нет, минусы от соседства с красноглазиками найти можно, но старик прекрасно понимал, что у меня и контраргументы найдутся. А реальных причин держаться от них подальше просто нет. Или он их не знает.
  Домик и земля под ним были оформлены и оплачены уже через пару часов. Да и то, в основном из-за отсутствия нужного человека из коммунальных служб, которого пришлось ждать. Так что в обед мы уже начали заселяться.
  На следующий день старик вновь умотал в больницу, а на меня легла ответственность за первые две линии защиты - обнаружение и барьеры. Третья линия, к слову - динамическая защита, четвертая - система ловушек во дворе, пятая - барьеры на самом доме... короче, мы собираемся поставить десять линий защиты, но только потому, что этот дом не полностью наш. Будь иначе, и тридцать-тридцать пять линий стояли бы точно. Это не предел, да и линии несколько условны, но защита дома дорабатывается всегда, так что со временем и здесь она увеличится. Это сейчас Джиро вздыхает, мол, жаль, что мы дом лишь снимаем, а через месяцок не удержится и вновь начнет все укреплять.
  Кстати, что это я все дом да дом, на деле это был небольшой двухэтажный особняк в старо-японском стиле, огороженный двухметровым забором. На территории особняка, кроме главного здания, были еще самое настоящее додзе и гостевой, судя по всему, домик. Тоже двухэтажный. Его мы, к слову, отдали слугам, поселив в основном здании только Шиду. Имелся задний двор, на котором, если честно, можно было разместить еще один дом. Деревьев на территории особняка было мало, и были они еще совсем молодые, зато кустов полно. Особенно вдоль забора.
  В целом, мне нравилось. Надо будет обязательно попробовать все выкупить.
  В прошлой жизни я своим углом как-то не озаботился, живя в обычной трехкомнатной служебной квартире. Точнее, имея ее. Бывал я там все-таки не часто. А в этой жизни постоянно обитал в гостиницах. "Там" мне было на это плевать, "здесь"... хм, пожалуй, нет. Странно. Наверное, из-за того, что жизненные цели поменялись.
  - Узумаки-сан, - оторвали меня от нанесения очередной печати на забор.
  Обернувшись, увидел склонившуюся в поклоне Арису.
  - Слушаю, Тагамими-сан, - произнес я после небольшой паузы. Думал, она сама начнет, раз уж я повернулся к ней.
  - Обед будет готов через десять минут, Узумаки-сан, - ответила она разогнувшись.
  - Обед говоришь... - пробормотал я, пытаясь прикинуть, сколько мне еще заниматься забором. Получалось около часа. - Давайте через полтора часа, Тагамими-сан.
  - Как будет угодно, Узумаки-сан, - поклонилась она еще раз.
  - А кушать-то хочется, - проныл тренирующийся рядом Шида, когда Ариса отошла подальше.
  - Ну так иди и ешь, кто тебе мешает, - произнес я, думая совсем о другом.
  - Вперед Господина? - пропыхтел мужчина. - Я еще не настолько голо... опустился.
  Стоп, здесь есть такая традиция? Век живи, век учись. Никогда не обращал на это внимание.
  - А данго ты уплетаешь вперед всех, - не удержался я.
  - Так то данго, а то официальный прием пищи.
  Бог с ней, с традицией. Потерпят часик, не дети чай.
  Закончив с забором, пошел мыть руки. На самом деле, то, что я уже сделал, иначе чем халтурой не назовешь. Прямая установка чакрапечатей на камень забора обеспечит нам с дедом постоянный за ними пригляд. По уму печати надо ставить на пластину чакрапроводящего металла и только потом крепить уже саму пластину к забору. Ну, или на другое любое место, в зависимости от того, что ты делаешь. В нашем же случае, постоянно работающая печать убьет камень, на которой она поставлена, где-то за полгода, после чего придется все делать заново. Но у нас нет ни нужного метала, ни чакрапроводящего дерева, а кость нужно предварительно обработать. К тому же, кость хоть и является третьей в списке лучших материалов для печати, после человеческого тела и чакрапроводящего метала... блин, как бы сказать... из нее получаются отличные артефакты, но для стационарной защиты лучше все же использовать металл. Кость зацикливает чакру в себя, что не дает связать печать на ней с другой. В общем, не берите в голову, просто примите как данность - кость очень специфический материал.
  После обеда в одном из коридоров дома меня поймала Ариса.
  - Прошу прощения, Узумаки-сан, - поклонилась она, - но у меня есть несколько хозяйственных вопросов, и в основном они касаются денег. В доме практически ничего нет, да и выделенные Узумаки-доно средства на еду уже заканчиваются. Я искренне сожалею и прошу простить нерадивую служанку за то, что не обратила на это внимание раньше, - еще один глубокий поклон, - но почтенный Узумаки-доно предупредил сегодня утром, что его не будет три дня, а припасы кончаются сегодня.
  - Какая же вы все-таки чопорная, Такамими-сан, - вздохнул я.
  - Искренне сожалею, Узумаки-сан, - поклонилась она вновь.
  - Пойдем, - покачал я головой.
  Зайдя в свою комнату, и правда пустую, начал вспоминать, в каком свитке лежат деньги. Не мелочь на карманные расходы, а часть нашей с Джиро "казны". В свое время, когда мы собирались в Коноху, старик решил не класть все яйца в одну корзину и разделил семейные деньги на две части. Себе и мне. Я же свою часть разделил еще на несколько свитков, как, собственно, и дед. Потом эти свитки были запечатаны в другие свитки, те в свою очередь в третьи... в общем, не сразу и вспомнишь где что.
  - Фух, угадал, - произнес я, когда дым от очередного распечатывания рассеялся. - Пятьдесят тысяч на первое время хватит? - протянул я служанке свиток.
  - Более чем... - ответила она, растеряно держа свиток на ладонях.
  - Ох, прошу прощения, - забрал я его обратно. А когда из дыма появились золотые слитки с печатью страны Ветра, провел ладонью по волосам. - Зови Кена. Таскать тяжести - не женская работа.
  В итоге, пришлось запечатывать золото обратно, а свиток отдать Шиде, чтоб он сбегал для размена в банк. Отвык я больших сумм, вот и туплю.
  Просто для сравнения - один человек, в стандартной команде из трех шиноби, получает за миссию А-ранга порядка шестидесяти-семидесяти тысяч рё. Не знаю, какие зарплаты в Конохе, но тот же Кен в месяц зарабатывал всего пять тысяч и считал это нормально. А наши служанки получают по семь. Так что вы можете видеть, что пятьдесят тысяч - это приличная сумма, а шиноби - пусть и опасная, но прибыльная работа. И чем ты сильней, тем прибыльней. Дед как-то пояснял, что сильный шиноби может за свою жизнь на одних миссиях заработать миллионов семьдесят. Сильный, живучий и старый шиноби. Эм... добавьте еще слово "очень". Наши же с дедом прибыли были довольно плавающими, но меньше ста тысяч в месяц мы не опускались. А однажды за один заказ получили три миллиона.
  Когда Ариса с Шидой вернулись, я даже усмехнулся - нашего самурая запрягли, как вьючную лошадь. На хребте он тащил ну просто огромный рюкзак, который в моем прошлом мире просто не мог существовать, ибо его хрен кто поднял бы. Так Шида еще и в руках тащил какие-то баулы. Царским жестом отправив мужика в дом для слуг, сама Ариса направилась в мою сторону.
  - Прошу простить, Узумаки-сан, - поклонилась женщина, - но я взяла на себя смелость отвлечь Шиду-сана от его непосредственной обязанности охранника. Зато насчет продуктов теперь можно не беспокоится.
  - Замечательно, - покивал я, не зная, что и сказать. - Хоть и опасно.
  - Прошу извинить недостойную служанку, - на этот раз, поклон был еще ниже.
  М-дя.
  - Кстати, Тагамими-сан, у меня к вам важный вопрос.
  - Слушаю вас, Узумаки-сан, - тут же ответила она. Вот так и делай паузы.
  - Кхм... Вас троих хватит на этот дом? Возможно, следует нанять еще кого-нибудь?
  Своим ответом она стопроцентно оправдала мое желание взять их с собой. Как я и говорил, хорошие слуги - это одно, а хорошие слуги, знающие своих хозяев, - уже несколько иной уровень.
  -Хм, - задумалась она на пару секунд. - Еще одна-две служанки не помешают, плюс слуга, который может таскать тяжести, но это не горит. Если вы опасаетесь... недостаточной верности новых слуг, то этот вопрос может и подождать. Особняк не настолько велик, чтобы мы трое и мой сын не могли с ним справиться.
  Быстренько просчитав пришедшую мне в голову мысль, я решил слегка форсировать то, что и так следовало сделать в будущем.
  - Тагамими-сан... со следующего месяца зарплата служанок увеличивается до десяти тысяч, ваша до пятнадцати, - фактически официально сделал ее начальницей над остальными женщинами. - Кен еще на испытательном сроке, но, думаю, когда он закончится, десять тысяч будет достойной платой.
  - Для меня честь оправдать ваше доверие Узумаки-сан, - поклонилась женщина.
  У каждого своя честь, да.
  Вернувшийся через два дня дед выглядел сильно вымотанным. Если вы думаете, что оборудовать больницу печатями в одиночку просто, то вы сильно заблуждаетесь. Если бы она была полностью "пуста", старик бы и не взялся за такую работу, все-таки медицина - это не его.
  - Сколько линий ты закончил? - спросил он за ужином.
  - Три, - ответил я. - Четвертую начал.
  - Эх, - вздохнул он. - При такой скорости ты недели две будешь возиться.
  - Совсем тебя в госпитале заездили? - посочувствовал я ему.
  - Слишком много точных расчетов и настроек. Прибавь к этому, что некоторые печати нужно ставить с точностью до миллиметра, а некоторые из них еще и довольно затратные по чакре. Плюс пациенты. Далеко не всегда печать можно деактивировать. В общем, проблем хватает. Когда закончу, даже со скидкой союзнику, да во время войны, Хирузену придется выложить кругленькую сумму.
  - А как насчет... благотворительности, - сумел я подобрать местный аналог слова.
  - Благо... что? - замер дед.
  - Обработать больницу бесплатно.
  - Ты верно шутишь... - удивился старик.
  - Это должно повысить нашу репутацию в Конохе.
  Джиро задумался, даже палочки для еды отложил.
  - Нет, не пойдет. Сумму можно уменьшить еще немного, но работать бесплатно нельзя. Если люди задумаются о нашей доброте, могут и до чего не того додуматься. К тому же, этим случаем обязательно попытаются воспользоваться в будущем. И еще, если не кричать об этом на каждом шагу, никто и не узнает о нашей благо... что ты там сказал. Точнее узнают, но очень немногие, и будут думать о чем угодно, но только не о доброте Узумаки. Я понял, чего ты хочешь добиться, но ситуация сейчас не та. Для подобного мы как минимум должны стать своими здесь.
  Не могу сказать, насколько он прав, но зерно истины в его словах есть.
  Ставить защиту на особняк и его территорию я закончил даже чуть раньше планируемого. За это время дед умудрился в одиночку наладить бесперебойную работу печатей больницы. До идеала, как он сказал, далеко, но на два-три года о госпитале можно забыть. Это если совсем не следить за печатями. Для полутора недель работы одного-единственного человека это очень хороший результат. Даже не так. Для полутора недель работы одного-единственного человека с печатями, на которых он не специализируется, в работающей и загруженной под завязку больнице это просто выдающийся результат. Я бы в такой срок точно не уложился.
  Чек, выписанный Хирузеном, приятно удивил не только меня. Сто миллионов, это... процентов на двадцать больше реальной суммы с учётом скидок воюющему союзнику, и на пятьдесят больше того, что затребовал старик.
  - А ведь ты был прав, - хмыкнул Джиро. - Нас банально обхаживают.
  - Оставим деньги на счету? - спросил я его. - Пусть думают, что мы...
  - Оставить им сто миллионов? - вскинулся дед. Он не был жадным, но исповедовал принцип "что мое, то мое". - Хотя... снимем свои пятьдесят, а остальное пусть в банке валяется.
  - Можно открыть счет на оставшуюся сумму и передать его Арисе на хозяйственные нужды.
  -Ты так ей доверяешь? - удивился Джиро.
  - Нет, конечно, - ответил я. Сейчас мы находились в кабинете старика, и я был уверен, что сказанное здесь не выйдет за его пределы. - Но согласись, если вдруг что, пятьдесят миллионов - не самая страшная потеря. Зато проверка отличная.
  - Дороговатая "если вдруг что" проверка, - не согласился дед. - К тому же, на содержание дома и слуг сумма все же великовата.
  - Зато надолго хватит, а там пополним... когда-нибудь.
  - Даже не знаю... - сомневался старик.
  - Нам очень нужны преданные слуги, деда. Очень. И чем они преданней, тем лучше.
  - Я тебя поправлю, - решил уточнить дед. - Преданные слуги нужны всем и всегда, но подобные проверки... - покачал он головой. - Точнее, с такими суммами.
  В общем, уломал. Но старика понять можно: пятьдесят миллионов - это очень большие деньги. Мы за аренду дома в год будем тратить сто восемьдесят тысяч. Даже десять миллионов - это больше пятидесяти лет аренды.
  Сама Ариса, когда узнала какая ответственность ложится на ее плечи, медленно села на колени, протянула руки, чуть впереди сложив их в ладонях, и коснулась лбом пола. Сайкэйрэй, вроде - самый почтительный поклон.
  - Я не подведу, Узумаки-доно, - только и сказала она деду.
  С этих пор особняк полностью на ее попечении. Как и слуги, к слову. Отличная карьера для простой вдовы с ребенком, если подумать.
  
  ***
  
  - Доку-сан?!
  Признаться, я был удивлен. Этого шиноби я уже давно для себя списал. Больше восьми месяцев прошло с тех пор, как он сделал заказ и пропал. За это время началась война, мы закрыли все заказы и переехали в Коноху, уже тут неслабо засветились с местной больницей и продолжали светиться, выполняя заказы деревни. Не знаю, как обычные горожане, а шиноби Листа уж точно в курсе того, что у них под носом живут Узумаки, один из которых мастер Фуиндзюцу. И за все это время о Доку не было ни слуху, ни духу. Более того, о тех людях, с которыми он скидывался на печати, тоже слышно не было. Ну ладно, умер один, а остальные что, сразу забили на заказ?
  Поэтому, да, я был удивлен встретить его возле больницы, директору которой я заносил десять печатей "Антэ-ка". Сложная и, соответственно, дорогая работа. "Антэ-ка" замедляла все процессы в организме до совершенно незаметных величин, что позволяло тяжелораненым дождаться помощи, но главное, после снятия печати этот самый организм не испытывал стресса и нагрузок. Вещь, в общем-то, многофункциональная, но первыми про нее вспомнили именно в больнице Конохи.
  - Узумаки-кун? - обернулся на мой голос мужчина. Вид он имел побитый и осунувшийся, но в целом жизнерадостный. - Вы переехали в Коноху? - спросил он, покосившись на Шиду у меня за спиной.
  - Как бы да, - ответил я осторожно. - Уже месяца три как.
  - Серьезно? Вот это нам повезло. А я только сегодня вернулся. Мы всей командой попали в плен к шиноби Ивы, и я до сих пор с трудом верю, что свободен.
  - Да вы везунчик, Доку-сан, - покачал я головой. - Пережить такое...
  - Это точно, - ответил он с чувством. - Мне в этой истории столько раз везло, что волей-неволей начнешь всех ками благодарить. Сам-то как? Как Узумаки-доно?
  - Я бы сказал, хорошо, если бы не было войны, а так - нормально. Коноха просто завалила заказами, так что даже на отдых порой времени не хватает. Но лично мне грешно жаловаться - опыт и знания просто льются рекой. Кстати, Доку-сан, ваш заказ все еще дожидается хозяина.
  - Даже не знаю, - посмурнел он. - От моей команды остался только я... - зажмурился он на секунду. - Извини, Узумаки-кун, у меня теперь просто денег не хватит все оплатить.
  - Соболезную, Доку-сан, - слегка поклонился я, извиняясь. - Но насчет денег не переживайте, отдадите по частям. К тому же, как союзник Конохи, клан Узумаки дает скидку ее шиноби во время войны. Ну а лично для вас заказ подешевел вдвое. Я, можно сказать, сильно впечатлен, что вы смогли убежать от самой смерти. Не каждому такое дано.
  Договор не предполагает настолько большой скидки, но... считайте, я размяк. Что такое потеря друзей и соратников, я знаю.
  Доку не ответил, думая о чем-то своем, а через несколько секунд просто молча поклонился.
  За два месяца до того, как мне должно было стукнуть десять, словно подарок на день рождения поползли слухи, что война вскоре завершится. Честно говоря, даже я, сидя в Конохе, подустал от нее. Мелочевкой все это время занимались другие люди - подмастерья мастеров фуиндзюцу, обычные шиноби, разбирающиеся в этом, просто раненные, которые не могли сражаться, но оказались способны делать взрывпечати. Мы же с дедом были заняты средне-сложными, если так можно выразиться, и сложными печатями. Постоянно, ежечасно мы либо что-то делали, либо сидели за расчетами, отбиваясь от очень вежливых шиноби, просящих поторопиться. Только за моим авторством за это время появились несколько сложных и новых работ. Таких, как, например, система печатей, превращающая круг полукилометрового диаметра в одну большую ловушку. Говорят, с ее помощью уничтожили шесть сотен шиноби Кумы. Разом. Из них сто пятьдесят джоунинов. Десять печатей, связанных в единую систему, и шесть сотен сильных душ отправляются к шинигами. Если бы не сложность производства и то, что ловушка, как ни крути, одноразовая, можно было бы нехило усилить границы.
  Так что да, я устал. Устал слушать ноющих посланников Хокаге, просящих поторопиться, устал днями и ночами вычерчивать трех и четырехуровневые печати, меня бесит стол для проверки готовой печати, особенно, когда та сгорает, подтверждая, что я где-то ошибся. И пусть в поле гораздо опаснее, но там и работа активная, а говорить, что для меня лучше, я вполне имею право, так как испробовал на своей шкуре и то, и другое.
  Как вы понимаете, говорить о политической и социальной активности не имеет смысла, на это просто не было времени. Да мы со стариком даже с Кушиной не пообщались, хотя она пару раз и была в Конохе вместе с Минато. Если бы не выдрессированные служанки, которые порой понимали, что нам нужно, раньше нас самих, было бы совсем худо. А так, да, появляющиеся из ниоткуда еда и чай или новая бумага и чистые кисти сильно упрощали бытие. Ну, а горячая ванна в любое время дня и ночи, стоит мне только подумать о ней, это вообще за гранью моего понимания.
  Отдельно стоит упомянуть Шиду. Брошенный на произвол судьбы мужик поначалу с головой ушел в тренировки, но в какой-то момент, неожиданно для меня, полностью взвалил на себя общение с официальными лицами Конохи. Все заказы, просьбы и пожелания проходили через него, и думается мне, только благодаря ему нас просто не утопили в тех самых заказах.
  А ведь получается, Хирузен где-то даже переиграл меня, не дав за время войны не то что привязать к себе побольше важных людей Конохи, а даже начать это делать. И главное, как красиво - просто завалил высокооплачиваемой работой.
  По итогам завершающейся войны, мы с дедом заработали чуть больше пятисот миллионов. Настолько крупных гонораров, как за больницу, больше не было, но и без них набежало немало. Война... никогда в прошлом мире не думал, что буду зарабатывать на ней, но вон оно как вышло. И довольно прибыльно, что уж тут. Вместе с восемьюстами миллионами, которые уже были до этого, в основном, правда, прихваченными стариком из Узушиогакуре, у нас образовалась достаточная сумма для начала возрождения клана. Тут главное правильно распорядиться ими, и для этого наступает идеальное время. Если уж мы не сможем договориться с мужем Кушины, то даже и не знаю... Придется признать, что весь мир против нас.
  Довольно... бодряще звучит, между прочим.
  Если началась война незаметно, то закончилась как-то вдруг и сразу. Просто раз, и вся Коноха три дня бухает. Никаких официальных праздников и выходных, но и без этого нашлось достаточно народу, чтобы отпраздновать заключение мира. А на мой день рождения... ну ладно, через день после него, всю деревню облетела новость - Хирузен оставляет пост Хокаге. Сам. Не было никаких собраний Совета, ультиматумов, даже намека на то, что случится, не было, во всяком случае для простых граждан, к которым мы сейчас и относились. А из "прощальной" речи, которую старик устроил у административного здания, выходило, что он просто устал, постарел, да и в целом пора дать место молодым. Догадываетесь, кому именно?
  Минато... внушал доверие. Знаете, есть такие люди, внешность которых располагает, вот из таких и был четвертый Хокаге. Голубоглазый блондин с мягкими чертами лица, стоя на балконе здания, вещал всем желающим, а было их много, что расслабляться рано, что надо вернуть подорванную войной силу Конохи, надо стать еще сильней, чтобы четвертая война если и началась, то очень нескоро. Позаботится о раненых, сиротах, калеченых ветеранах... бла-бла-бла и все такое.
  
  ***
  
  - Добрый день, Узумаки-сан, - кивнул блондин вошедшему в кабинет старику.
  - Здравствуйте, Хокаге-сан, - кивнул в ответ Джиро.
  В приглашении говорилось только о нем, и было бы странно притащить сюда внука, из-за чего и стоял сейчас старый Узумаки перед новым правителем Конохагакурэ в одиночестве.
  - Не буду ходить вокруг да около, Узумаки-сан, еще будучи на фронте, я слышал много хорошего о вас да и представляю, на что способен мастер фуиндзюцу вашего клана, поэтому задам простой вопрос: что мне надо сделать, чтобы вы остались в деревне навсегда?
  Старик был немного удивлен - вот так сразу в лоб, да выступая просителем, это было слишком хорошо, чтобы не имелись подводные камни.
  - Признаться, Хокаге-сан, ваш вопрос неожидан, - начал Джиро. - Даже не знаю, - провел он рукой по седым волосам. - Мы с внуком, конечно, не собирались покидать страну Огня сразу после войны, учитывая, где ее провели, но остаться здесь? - и еще одна небольшая пауза, во время которой Минато терпеливо ждал. - Такие вопросы нельзя решать сразу, мне необходимо время, - выдал он наконец. - Но как минимум независимость и клочок своей земли при положительном решении хотелось бы получить. Но это просто чтоб вы знали минимум требований. Честно говоря, не знаю, что может дать Коноха, кроме безопасности, да и то - условной.
  - Узумаки-сан, - произнес укоризненно мужчина. - Вот уж о чем-о чем, а о безопасности мы стараемся не забывать. Ведь ради этого и была создана Конохагакурэ.
  - Но клан Узумаки - не часть Конохи, - уперся дед.
  - Но вы наши союзники. Уже много десятилетий как.
  - Союзники... - вздохнул старик, не удержавшись, но быстро задавив рвущиеся наружу слова, произнес лишь одно: - Мне надо подумать.
  Похоже, Намикадзе решил идти навстречу, и земля с независимостью, то есть без связывающих клятв и присяг, это вполне реально. Но если не будет совсем никакого ритуала, если они просто купят землю и продолжат тут жить, будет слишком много возможностей вытурить отсюда и его и внука. И ладно бы произойди такое сейчас, а если лет через десять, когда жизнь будет налажена и устроена? Как минимум рычаг давления это создаст. Вот для того, чтобы продумать способ "вхождения" в Коноху, ему и нужно время. Как-то они с Ши-куном не рассчитывали, что все произойдет так быстро и просто.
  - Я вас не тороплю, Узумаки-сан, - слегка улыбнулся Намикадзе. - Готов выслушать ваши условия в любое удобное для вас время. Но лучше, конечно, не ночью, - пошутил он.
  - Что ж, в таком случае пойду думать, - улыбнулся в ответ старик. - Будет возможность, заходите с Кушиной-тян в гости. С радостью примем вас.
  - Аналогично, Узумаки-сан, всегда рад видеть вас с внуком у себя.
  
  ***
  
  После того, как за нынешним главой почти исчезнувшего клана закрылась дверь, Минато закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Вроде, получилось. Из-за своего образования, заточенного в основном на бой и все, что с этим связано, политика и связанные с ней подоплеки были не его сильной чертой, но умница Кушина по полочкам разложила надежды и чаянья старого Узумаки, что он будет делать, что он хочет сделать и на что не пойдет никогда. А главное, что может и не может сам Минато в отношении Джиро и его внука. К сожалению, ото всего, что связано с политикой Конохи, жена полностью отстранилась, заявив, что это не ее уровень. А вот Узумаки - совсем другой вопрос.
  Монолит Джиро действительно оказался монолитом. Несокрушимая стена силы и воли, вот что он чувствовал, глядя на него. Бывший глава деревни Водоворота, мастер фуиндзюцу даже по меркам красноволосых, самый результативный шиноби своего поколения, отправивший на тот свет более тридцати противников S-ранга. Настоящий монстр, как раз и специализирующийся на одиночных схватках. Полная противоположность Хирузену, заточенному на массового противника. Его типаж, Минато - тоже больше дуэлянт. В молодости, по словам Узумаки Мито, которые запомнила Кушина, был довольно импульсивен и болезненно горд. С последним вряд ли что-то изменилось, а вот импульсивности Минато в нем не заметил. Ну, прожив больше сотни лет, было бы странно сохранить такой недостаток.
  Да, деревне нужен был этот клан, желательно именно клан, а не два его представителя, будет ли старик подчиняться? Это смотря кому и чему. Деревне, как таковой, не будет, а вот ее правилам и законам, да. Вот если случится чудо, и Джиро удастся повязать клятвами и обязательствами, полностью интегрируя его и внука в Коноху, вот тогда он начнет вилять и интриговать, в чем, говорят, он был хорош, выбиваясь на самый верх. Будучи же независимым кланом, Узумаки станут укреплять свою защиту и только, в которую, кстати, входит и сама Коноха. Но старик не доверяет селению, по факту, им вообще все красноволосые не доверяют. Понять их в какой-то мере можно, но... ладно, хоть открыто не обвиняют в предательстве. На самом деле, если бы не Кушина, которой в свое время пояснила весь расклад жена Хаширамы, он бы и сам мог начать сомневаться. А так он был уверен, что деревня, и Хирузен в частности, не предавали Узушиогакуре, они просто не смогли им помочь. Даже сорвавшиеся на помощь Сенджу, неожиданно усиленные некоторыми Учихами, были скорей актом отчаянья, попыткой спасти хоть кого-то. Та война хоть и была сложна, но не стоила такого союзника. И, быть может, потери противника при взятии Узушиогакуре повлияли на окончание войны, хотя, определенно повлияли, но успей тогда Коноха собрать достаточно сил в одном месте... ситуация была бы даже лучше. Во всех отношениях. Уничтожение красноволосых стало самым грандиозным провалом Листа. Тактика, стратегия, разведка, снабжение - Коноха облажалась во всем. Но это не означает, что они предали Узумаки. В конце концов, противники обыграли и их тоже, незачем во всем обвинять Лист.
  Единственное что смущало Кушину, это сам факт появления Джиро в деревне. Не должен он был приходить сюда, но раз уж пришел, на тихой мирной жизни не остановится, а значит красноволосых в деревне будет больше. Минато понимал, что старик и так планирует здесь обосноваться, но гордость и недоверие могли его и отпугнуть, стоило только начать давить. А допустить этого было нельзя. Хотя бы двадцать... десять таких, как Кушина, да не в деревне Водоворота, а здесь, могли сильно укрепить Коноху. В былые времена Узумаки не горели желанием переселяться из своего дома, поэтому в селении их всегда было мало, три-четыре человека, да и то, скорей это были послы, сейчас же... Такой шанс нельзя упускать. Показать себя предлагающим, даже просящим - явно обескуражит старика. Просить слишком много он не станет, ибо не совсем понимает, что происходит, да и не факт, что дадут. Гордость в норме. Слова, вроде, подобрал правильные. Осталось нанести неофициальный визит, чтобы подтвердить намерение сотрудничать, и дело сделано... сказала Кушина. Что ж, посмотрим, насколько она права.
  
  ***
  
  - Ну что? Чего он хотел? - спросил я деда, когда мы вошли в его комнату.
  Встретил я Джиро еще на пороге дома, но не разговаривать же там о делах.
  - Знаешь, Ши-кун, я в некотором... недоумении, - уселся он на специальную подушку. - Минато предложил нам обосноваться в Конохе, но то, как он это сделал... я прям даже не знаю, - поднял он на мгновенье руку.
  - Не томи, дед, - поторопил я его. - Что там у вас произошло?
  - Минато спрашивал, что ему надо сделать, чтобы мы остались в деревне.
  - О как.
  Признаю, на некоторое время Минато и меня удивил. То есть, вместо того, чтобы ставить нам условия, он предложил их высказать деду. Ну, нихрена себе. Мы не настолько нужны Конохе, чтобы действовать подобным образом.
  - Не понимаю, - покачал головой дед. - Но тут явно должен быть подвох. Я ведь могу ему целый воз условий выставить. Большая часть не пройдет, но и малой будет достаточно.
  - Да и само положение, в которое он ставит верхушку деревни... - продолжил я его мысли. - Это ведь получается, что мы им еще и одолжение делаем.
  - Вот и я говорю, - кивнул старик, - все слишком хорошо.
  Подвох, где этот долбанный подвох? Надо быть полным профаном в политике...
  - А ведь он больше воин, чем правитель, деда. Есть вполне реальная возможность, что Минато тупит. Да и Кушина наверняка... Кушина... - прикрыл я глаза.
  - Что? - услышал я деда.
  - Если бы не Кушина, - ответил я старику, - Минато вряд ли бы стал заниматься вопросом Узумаки так скоро. А раз так, значит, она не могла не рассказать ему о тебе.
  - Да что она может знать? - пожал плечом старик.
  - Не она, а Узумаки Мито, которая занималась ее воспитанием и не могла не преподать ей курс начинающего политика. А ты, насколько я знаю, был достаточно знаком с женой Первого.
  - Друзьями были... - пробормотал задумчиво старик. - Но даже если бы и не были, она довольно часто навещала родственников, где могла узнать достаточно. А курс, как ты выразился, начинающего политика, предполагает знание прошлых и нынешних правителей самых сильных селений. В целом, согласен. Но что нам с этого? Думаешь, это такой хитрый план Кушины? Но она вряд ли станет действовать нам во вред.
  - Это да, - согласился я. - Скорей всего. Но и говорить, что Минато совсем никакой политик, теперь тоже нельзя.
  - Тем самым мы возвращаемся к вопросу: в чем подвох?
  - Ну... - начал я, а потом махнул рукой. - Признаю - я тоже в недоумении.
  Через пару минут молчания дед вновь нарушил тишину:
  - Давай предположим, что за Минато стоит не Кушина, а Сарутоби. Это, кстати, и логичней.
  - Ну, давай, - вздохнул я. - Человек, дольше всего просидевший на посту Хокаге, глава клана Сарутоби, предлагает Минато сдать все позиции и не поиметь с нас ничего. Зачем?
  - Если не верить в тот бред, якобы из-за которого он передал шапку Хокаге, приходится признать, что его вынудили уйти. Но просто так отдавать власть и влияние он не намерен.
  - Думаешь, он хочет подставить Минато? - спросил я, обдумывая такую возможность.
  - Скорей сделать закладку на будущее, - поправил меня дед. - Когда он решит вернуться, это будет один из многих упреков.
  - Как вариант, - согласился я. - Но это означает, что для нас сейчас очень благоприятная ситуация. Наши условия действительно могут принять.
  - О-о-о... - протянул дед. - Я, кажется, понял. В принципе, не важно, кто ведет это дело, Минато, Кушина или Хирузен, тут подвох в нюансах. По идее, я должен выставить кучу условий, чтобы приняли пусть и малое их количество, но самое для меня важное. Правильно?
  - Согласен, - кивнул я. Обычная практика торговли. Хочешь тысячу, проси десять, может, и две получишь.
  - А теперь смотри, как это выглядит со стороны. Мы выдвигаем условия, их отвергают, выдвигаем опять, отвергают и их. Выдвигаем вновь, и на них нехотя соглашаются. Со стороны мы будем выглядеть, как... как... я даже не знаю. Как будто именно мы жаждем здесь поселиться, а они делают нам одолжение, принимая ну хоть какие-то условия. Остатки гордости сохраняют. Они - нам. Коноха, мать их так, печется о нашей гордости!
  - Неприглядная картина, - пришлось согласится. - Но технически - плевать.
  - К демонам твое "плевать"! - возмутился дед. - Мне не плевать! И тебе тоже должно, - слегка успокоился старик. - Ты не раз говорил, что население Конохи будет за нас, но его и не надо настраивать против, достаточно сделать равнодушным. Когда нас начнут давить, это твое население посчитает, что так и должно быть. Все в пределах нормы, ведь давят презренных Узумаки. Нельзя давать слабину, Шигеру, в момент съедят.
   А ведь старик прав, что-то я расслабился. Сам ведь не раз говорил, что дьявол кроется в мелочах.
  - Извини, дед, ты, конечно же, прав.
  -"Конечно же" никто не прав, все ошибаются. Запомни это, - завел свою шарманку Джиро. Все никак не может понять, что в этом я его полностью поддерживаю. Зарываться и мнить себя самым-самым, смерти подобно.
  - Возвращаясь к предложению Минато... выход ведь довольно прост.
  - Ну да, - хмыкнул старик. - Всего лишь требовать самое основное. Но если следовать их логике... кто бы эти "они" ни были... от чего-нибудь они в любом случае попытаются отказаться. Но тогда нам придется просто уйти.
  - Значит уйдем, - поджал я губы. - Но попытаются - не значит откажут. Если условий будет мало, им, скорей, придется согласиться. Поставив Коноху в положение условно просящего, Минато сам себя в ловушку загнал.
  - Где-то как-то так, - кивнул дед.
  - Кстати, - усмехнулся я. - А ведь есть вариант, что это мы с тобой параноики, и Минато действительно просто хочет клан Узумаки в Коноху.
  На пару секунд Джиро замер, глядя на меня пустым взглядом.
  - Не, не получается, - заявил он. - Не могу удержать такое в голове.
  
  Глава 5
  
  Паузу, взятую перед ответом четвертому Хокаге, мы с дедом решили растянуть на неделю. Ну, так как время было, решил потратить часть его на тренировки.
  Я стоял посреди нашего двора и готовился наложить пятиуровневую печать на врытый в землю столб. Как вы понимаете, сложность тут запредельная, но гены Узумаки и предыдущие тренировки давали надежду, что в этот раз я справлюсь. Одно дело - рисовать такое, и совсем другое - прямое наложение. Удерживая ручную печать концентрации, я был уже готов, но...
  - Твою мать, - пробормотал я, почувствовав нарушение периметра территории. - Ну что за люди...
  - Эй, Узумаки, - раздалось чуть сбоку. - Айда в прятки играть.
  Прямо на заборе в полный рост, скрестив руки на груди, гордо стоял малолетний представитель клана Учиха.
  - А понять, что я занят тренировкой, не судьба? - повернулся я к нему, добавив в голос сарказма.
  - Стоять как дурак посреди двора - по-твоему тренировка? - задрал он нос еще выше. - Вот игра в прятки - тренировка!
  Возраст играл со мной дурную шутку. В некоторых ситуациях спасало положение и фамилия, но детям было плевать и на то, и на другое. Пока шла война, мы с дедом были по уши в работе, не знаю, как он, а я просто не обращал внимание на творящееся вокруг. Да я из дому-то выходил редко, а постоянные сигналы защитных печатей, такие как нарушение периметра, списывал на посланников Хокаге. Вот Шида, да, он на себе прочувствовал все опасения деда по поводу малолетних соседей, а вот до меня раньше эта суета не доходила.
  Пока не появилось свободное время.
  Детям хватило двух дней, чтобы записать меня в их круг, а конкретно этому парню - Учиха Катсуро, сделать меня своим другом, соперником и, кажется, чем-то вроде подчиненного. Сам Катсуро был на год старше меня, уже два года как учился в Академии и серьезно нацелился на ремесло кузнеца.
  Может, выделить ему денек? Показать детишкам,кто тут альфа самец и всю бесперспективность игры со мной во что угодно? Я-то по силам и возможностям уже давно чунин, а может даже и чуть больше, играть со мной в те же прятки просто бессмысленно.
  - И тебя не смущает, что я занят и в целом не горю желанием играть с вами во что бы то ни было?
  Он даже задумался на секунду.
  - Не-а! Если ты не будешь тренироваться, то как с тобой тренироваться буду я?
  Я даже прикрыл лицо ладонью ненадолго. И чтоб он не видел, что я об этом думаю, и чтобы его не видеть.
  - Ладно, - произнес я, когда уложил в голове его слова. - Этот день полностью твой. Будем играть, во что хочешь. Но на будущее, Катсуро - если не обращать внимание на желания других, однажды можно проснуться с кунаем в жопе. Оно тебе надо?
  - Хм, - он даже рукой качнул в означенную сторону. - Учту. Ну так что, идем?
  Недалеко от особняка нас ждали еще семеро детей - трое девочек и четверо мальчиков. Все Учиха и все ровесники Катсуро, то есть на год старше меня. Из них я знал только сестру парня Рами, которая была старше его на несколько минут, чем страшно гордилась.
  - Вытащил все-таки малолетку? - заявила Рами увидев нас. - Вот и отлично - будет кому водить.
  На слова девочки я лишь улыбнулся. Будь я их ровесником, то несомненно возмутился бы, а так...
  - Что смешного? - моментально отреагировала девочка.
  - Ничего, - махнул я рукой. - Идите уже, прячетесь.
  Все-таки беззаботные дети, если они не нацелились превратить твою жизнь в ад, это отличный заряд хорошего настроения. А сколько было возмущений, когда я в третий раз нашел всех ребят за какие-то десять минут.
  - Это уже становится неинтересным, - заявил один из парней, когда все собрались на одной из полянок рядом с домом местного кузнеца. Тот жил аккурат между кварталом Учиха и нашим домом, в одиночку заботясь о семилетнем сыне.
  - Как ты это делаешь, Узумаки? - спросила Рами. - В чем секрет?
  - Никакого секрета, - усмехнулся я. - Просто я по возможностям на уровне чунина.
  - Врешь! - раздалось сразу несколько голосов.
  - Быть такого не может, - выразила общее мнение Рами. - Окончить Академию в десять еще ладно, но сразу чунином?
  - Прям-таки и не может, - улыбался я.
  Ох уж эти дети, такие они порой забавные.
  - Для этого надо быть гением, а ты на него что-то не похож, - покачала головой девочка, стоя из себя серьезную взрослую леди.
  - А давайте сразимся? - влез Катсуро. - И сразу все станет понятно.
  Все сразу согласились, и парни, и девчонки.
  - Как-нибудь в другой раз, - вздохнул я. - Поиграли и хватит. Я не большой любитель тренировок, но из-за войны приходилось заниматься только работой. Пора наверстать упущенное.
  - Ой, да какая у тебя работа? - махнул рукой один из парней.
  - Фуиндзюцу, - ответил я коротко. - Клан Узумаки специализируется именно на фуиндзюцу.
  - Круто, - произнес медленно Катсуро. - А ты можешь сделать взрывпечать? И кстати, ты говорил про весь день, а не полчаса, - заметил он под конец.
  Не забыл мою оговорку. Жаль. Что ж, за слова надо отвечать.
  - Могу, а вам зачем? - склонил я голову на бок.
  - Так это... - начал парень.
  -Ради доказательства, - перебила его сестра. - А то вдруг ты врешь?
  Детская непосредственность.
  - На "слабо", Рами, надо брать гораздо тоньше, - усмехнулся я, и наклонившись, поднял с земли ближайшую ветку. - Держи, попробуй сломать.
  Печать укрепления второго уровня, которую я наложил в момент касания, на таком дерьмовом материале, как ветка, продержится от силы час, но детям этого времени хватит с головой.
  Единственной, кто так и не сдался, была Рами. Ее брат, например, плюнул на попытку сломать ветку после того, как минут пять прыгал на ней, прислонив к дереву, а вот девочка до последнего крутила ее в руках.
  - О, - распахнула она глаза, когда ненавистная деревяшка сломалась от простого давления руками. - А? - посмотрела она на меня.
  - Да ты крута, Рами-тян, - присвистнул один из парней.
  - Материал не выдержал, - пояснил я ребенку. - Это человеческое тело может держать печать сколь угодно долго, а в других случаях приходится учитывать материал.
  - Так это не Рами? - спросила одна из девчонок.
  - Тебе ж ясно сказали, - выкинула сестра Катсуро теперь уже две ветки. - Слышь, мелкий, не будь занудой, сделай взрывпечать.
  - Чтоб мне потом от взрослых влетело? Нет, и не проси.
  - Да кто узнает? Бабахнем разок, и все дела.
  "Я не ел варенье", - сказал ребенок, перемазанный в нем с ног до головы. Ох уж эта детская непосредственность.
  - Рами-тян, а хочешь я запечатаю твой голос? Будешь до конца дней мычать.
  - Что? Угрожаешь? - встала она в стойку. И немного помолчав, все же добавила: - Конечно не хочу.
  - Тогда не действуй мне на нервы, - сказал я с улыбкой. - А то доведешь.
  - Эй, не смей угрожать моей сестре! - встрял Катсуро.
  - Угрожают равному противнику, Катсуро-кун. Более сильного предупреждают, а более слабого ставят перед фактом.
  И, вроде, даже в мыслях не было пугать, а детишки притихли, будто я у них перед носом ножом поводил.
  - Давайте не будем ссориться, - подала голос одна из девочек.
  - Пф, - фыркнула Рами. - Как будто я ссорюсь. Не можешь сделать, так и скажи, а то наговорил тут...
  Домой ребятня засобиралась только после заката. Не знаю, что они там дальше будут делать, но до завтрашнего обеда я никого из них точно не увижу. Ибо Академия, ага. Да и потом не каждый же день они ко мне бегать будут, уверен, у них и без меня найдется, чем заняться. А не найдется, родители найдут.
  Новые посетители почтили своим присутствием наш дом еще через день. Я в тот момент занимался универсальным самонастраивающимся тренировочным костюмом, сокращенно - УСТК, и заглянувшая ко мне в комнату Фиоми, признаться, стала достойным поводом отвлечься и немного остудить мозги.
  - В доме посетители, Узумаки-сан, - произнесла она тихо, но отметив, что я нисколечко не раздражен тем, что меня отвлекают, продолжила уже громче: - Тагамими-сан просила предупредить вас, что к нам пришли гости. Две женщины. Сама она пошла к Узумаки-доно, а меня к вам отправила.
  Фиоми, как и Оучи, в отличие от той же Арисы, не была такой чопорной и в отсутствии посторонних вела себя гораздо проще. Фиоми, к примеру, сейчас просто заглянула в комнату, облокотившись на косяк двери.
  - Две женщины? - переспросил я. - Признаю, Фиоми-сан, заинтригован.
  Поднявшись с пола, поправил свое синее кимоно, как и большинство моей одежды, обшитое с обратной стороны печатями, делающими ее аналогом тренировочного костюма, направился в гостиную.
  Помещение, куда служанки проводили женщин, было обставлено в европейском стиле, то есть нормальные кресла, диваны, столы, вот на одном из диванов, в центре гостиной, посетительницы и расположились.
  - Какой красавчик, - увидела меня брюнетка, слегка наклонив голову и приложив ладонь к щеке.
  - Трудновато его будущей жене будет, - покивала красноволосая.
  - Узумаки Кушина-сан... как я понимаю, - улыбнулся я, слегка прищурившись.
  - Намикадзе Кушина, - изобразила та серьезность и тыкнула в меня пальцем.
  - Учиха Микото, - представилась вторая женщина с улыбкой.
  Микото? Это не жена ли Фугаку, нынешнего главы клана? И судя по ее животу, беременная тем самым Саске.
  - Приятно познакомиться. Узумаки Шигеру, - поклонился я.
  Что можно сказать по первому взгляду? Красотки. Во всяком случае, точно выбиваются из серой массы местных дам. Тут все не так плохо, как в Японии моего прошлого мира, но с красивыми женщинами, как ни крути, напряг. Я ни в коей мере не умаляю красоту некоторых японок, но в целом, на мой европейский взгляд, которым я гляжу уже вторую жизнь, дело обстоит именно так.
  Одеты эти, по сути, девчонки, в юкаты, которые им определенно шли. При взгляде на Кушину создавалось впечатление, что она пацанка-сорванец, хотя отчего так - не скажу, а вот Микото очень четко держала образ идеальной японской женщины. Этакая Ямато Надесико. Да и постарше она, кажется, была.
  Кстати, обе джоунины А-ранга. Только если Кушина действующая, то Микото отошедшая от дел и посвятившая себя семье.
  - Ярэ-ярэ, какой вежливый молодой человек, - все с той же улыбкой покачала головой Микото.
  - Моя подруга хочет сказать, что тебе надо немного расслабиться, - усмехнулась Кушина. - Мы же не на приеме у Хокаге.
  - Все вы так говорите, - проворчал я, принимая неформальный тон. - Хокаге, вон, тоже так говорил.
  - Это который? - поинтересовалась Кушина.
  - Третий, - присел я напротив них.
  - Слушай, а ты не против... - начала Кушина, встала с дивана и, обойдя столик, который нас разделял, присела рядом со мной. - Если я сделаю так... - закончила она, и запустив пальцы в мои волосы, начала гладить меня по голове.
  - Эм, Намикадзе-сан? - не знал я, как на это реагировать.
  - Давай уж по именам, Шигеру-кун, все-таки мы родственники, хоть и дальние, - очень-очень дальние, хочу отметить. - Ты не представляешь, как мне не хватало в Конохе этого цвета волос, - продолжала она меня гладить по голове.
  - Балуешь моего внука, Кушина-тян? - раздался сбоку голос деда. Наконец-то.
  - Узумаки-доно, - оторвалась от меня женщина и, поднявшись с дивана, поклонилась старику. - Рада видеть вас.
  - Учиха Микото, Узумаки-доно, - повторила ее действия брюнетка.
  - Сколько красавиц да в одном месте, - посмеивался дед, идя в нашу сторону.
  - Вы нам льстите, Узумаки-доно, - улыбнулась Микото.
  - Садитесь уж, чего на ногах-то стоять, - махнул он рукой. - Кушина-тян, отстань от Шигеру. Хватит испытывать его детскую гордость на прочность.
  Мне оставалось только криво улыбнуться на его слова. Тем не менее, жена Четвертого от меня все же отстала, хоть и не пересела.
  - Мы вам тут подарок принесли, служанке отдали, - произнесла Микото. - Вы уж простите, что раньше не зашли соседей поприветствовать.
  - Пирожные, - встряла Кушина. - Сами готовили. Тебе понравится, Шигеру-кун, - ткнула она меня локтем.
  - Пирожные? Пирожные - это хорошо, - покивал дед. - Сейчас будет чай, заодно и вашу выпечку попробуем. Сами-то как? Как мужья?
  - Ой, да что этим обалдуям будет, - махнула ладошкой Кушина.
  - Все в работе, - вздохнула брюнетка. - Порой и на жен времени не хватает.
  - Засранцы, - покивала красноволосая.
  - Кушина, - укоряюще посмотрела на ту Микото.
  - Ха! - отвела в смущении взгляд Кушина. Но через секунду вновь глянула на старика и со вздохом добавила в голос серьезности: - На самом деле Микото очень емко и точно описала ситуацию, Узумаки-доно. Дел столько, что нашим мужьям и на семью-то времени не хватает. Одно радует - война все-таки закончилась.
  - С этим не поспоришь, - кивнул дед. - Определенно радует. Я-то еще ладно, привычный, а вот Шигеру, пока шла война, совсем в уныние впал.
  - Я бы сказал, в отупение, деда, - поправил я его. - Под конец уже толком и не понимал, куда что пойдет и для чего нужна та или иная печать.
  - Помогал деду, Шигеру-кун? - спросила Кушина.
  - Чем мог, - кивнул я слегка.
  - Это он прибедняется, - хмыкнул дед. - "Сора о банкатсу" - его рук работа, если вы о ней что-нибудь слышали, конечно.
  Это он сейчас о той монструозной ловушке, унесшей шестьсот душ на тот свет.
  - Я слышала, - ответила серьезно Кушина. - И даже видела ее в действии. И правда "Расколотое небо". Давно мне настолько не по себе не было.
  - А я слышала, - подхватила осторожно Микото, - тем печатям присвоили А-ранг.
  Оу. Ну надо же. Хотя присваивать печатям ранги шиноби, как по мне, неверно. "Расколотое небо", к примеру, это система печатей третьего уровня. Всего лишь третьего. В то время как гораздо более сложная печать пятого уровня, наложение которой я сейчас тренирую, всего лишь запечатывает твою чакру внутри тела. То есть ударить так, чтоб стена дома обрушилась, ты еще можешь, а вот бегать по воде уже нет. Рок Ли, наверное, уже трясется в ужасе. На пару с Майто Гаем. К сожалению, эффект не вечен, и снять ее довольно просто, нужно всего лишь "перебороть", но... У нее есть два несомненных плюса. Во-первых - создавалась она с расчетом на энергетические сущности, вроде биджу, так что вряд ли найдется на свете шиноби, который сможет скинуть печать прямо во время боя, а во-вторых, которое следует из "во-первых" - для печати не обязателен контакт с телом, она накладывается прямо на ауру. То есть достаточно активировать наложение в нескольких сантиметрах от тела, чтобы печать сработала. Собственно, один лишь этот эффект и занимает целый уровень печати. И к пришествию в Коноху Тоби, который, сцука, игнорирует любые атаки, я просто обязан ее выучить. Точнее, ее прямое наложение. На всякий случай.
  Так вот, к чему я это все? Печати, пусть даже системе печатей, третьего уровня, но с нужным для шиноби эффектом, они присвоили А-ранг, в то время как печати пятого уровня, но с весьма спорным эффектом, те же шиноби, скорей всего, оценят в В-ранг. Поэтому я и считаю, что фуиндзюцу надо оценивать иными критериями.
  Забавно, но на слова Микото и я, и дед, и Кушина практически синхронно покачали головами.
  - Я ведь тебе объясняла, - добавила жена Четвертого.
  - Да-да, - поджала брюнетка губы, окинув нас взглядом. - Но попавшим в ту ловушку было совершенно плевать, какого уровня печати их убивают.
  - Кушина-сан, - остановил я уже собравшуюся отвечать женщину. - Давайте не будем ссориться.
  - Да какая это...
  - Спорить тоже давайте не будем, - прервал я еще раз. - Прошу прощения, что влез.
  В ответ Кушина промолчала, только покосилась на молчавшего деда и все.
  - Прошу прощения, что начала этот спор, - слегка поклонилась Микото.
  - Ничего, Учиха-сан, ничего, - заговорил дед. - Это старый спор, и вряд ли он когда-нибудь закончится. О, а вот и наш чай.
  Появившаяся Ариса расставила на столике чашки с чаем, небольшой чайник и тарелку с пирожными, после чего, поклонившись, так же тихо, как и пришла, удалилась.
  - Держи, Шигеру-кун, - протянула мне пироженку Кушина. - Уверена, тебе понравится.
  Откусив кусочек, признал, что получилось и правда вкусно. На самом деле в прошлой жизни я не был любителем сладкого, но это тело готово было жрать сахар мешками, из-за чего иногда приходилось напоминать ему, кто в доме хозяин. Вот и сейчас, после того как доел первое, очень хотелось взять второе пирожное, но усилием воли заставил себя взять чашку с чаем.
  - Очень вкусно, Кушина-сан. Вашему будущему ребенку сильно повезло.
  - Так и ты заходи к нам почаще, - улыбнулась женщина. - Для тебя у меня всегда найдется вкусняшка.
  И не удержавшись, вновь погладила меня по волосам.
  - Может быть, как-нибудь и зайду, - ответил я осторожно, делая глоток чая.
  - Обязательно заходи, - кивнула Кушина. - И вы, Узумаки-доно, заходите. После смерти бабушки Мито в Конохе ни одного Узумаки не было. Деревня, конечно, мой дом, - вздохнула она грустно, - но без других красноволосых как-то тоскливо.
  Ага, особенно с отношением к джинчурики в деревнях шиноби. Даже с таким прикрытием, как жена первого Хокаге, ей явно приходилось трудно. Не уверен, что к носителям биджу относятся так же, как в истории Кишимото, но то, что их как минимум избегают, это факт.
  - Не уверен, что и мы останемся тут надолго, Кушина-тян, - произнес старик.
  - Вряд ли Коноха будет терпеть в своих стенах независимый клан, - подыграл я деду.
  - Не понимаю, - покачала головой Кушина. - Вы ведь не просто взявшийся из ниоткуда клан, вы Узумаки.
  Вот черт, реально не понимает?
  - Только потому нас и не прогнали во время войны, - взял я слово. - Мирное время совсем другое.
  - Никто не хочет терпеть нахлебников, - заметил дед.
  - Я бы выразился иначе, - не согласился я со стариком, продолжая игру на публику. - Скорей, иметь под боком клан, не дающий того, чем обеспечивают деревню другие.
  - Можно и так, - пожал плечами Джиро.
  - Это вы сейчас про что? - спросила жена Четвертого.
  - Шиноби, Кушина-сан. Главное достояние всех скрытых деревень - это шиноби. Не печати, не техники, а шиноби. У вас ведь есть печать цепей чакры?
  - Конечно, - кивнула девушка. - Бабушка Мито ставила.
  Хиден, она же секретная техника фуиндзюцу клана Узумаки - "Цепи чакры". Пропуская через нее чакру, можно создавать и управлять цепями, которыми в каноне Кушина спеленала Кьюби. Причем печать потребляет вообще любую... эм... короче, через печать можно пропускать даже жизненную энергию. Цепи в этом случае получаются особенно крепкими, но и цена такой траты, как вы понимаете, слишком высока. Впрочем, если перед тобой разгневанный биджу, чакра закончилась, а за спиной новорожденный сын, цена уже не важна.
  Просто для справки - печать Цепей создали не Узумаки, а сам незабвенный Рикудо, чем и удерживал Десятихвостого. Как она попала в наш клан, на данный момент уже никто и не знает. Может быть, Рикудо подарил ее, за ним такое водилось, может быть, мы украли у него печать, но теперь она принадлежит только нам.
  - Как вы понимаете, Кушина-сан, хиден-техники не предполагают обучение им посторонних, о таком и просить-то никто не будет, а той же Конохе, уверен, хотелось бы иметь в своем составе не одну куноичи с Цепями, а, скажем, с десяток. Я уж не говорю про использование своих знаний просто потому что, а не за деньги. Клан Узумаки будет постоянным раздражителем для верхушки селения. Вроде как красноволосые есть, а вроде и нет.
  - И мы так или иначе должны будем идти навстречу селению, которое согласится нас приютить, так что и в условия нашего здесь заселения придется добавить что-то от себя. - закончил за меня старик.
  - По-моему, - подала голос брюнетка, - вы слишком все утрируете.
  - Микото права, - подтвердила слова подруги Кушина. - Клан Узумаки даже в таком положении, как вы описали, очень многое даст Конохе. Во всяком случае, между "хоть что-то" и "ничего" разумней выбрать первое.
  А ведь она и правда не понимает. Да, я на сто процентов уверен, что и Минато, и Хирузен, и кто-нибудь другой в любом случае даст разрешение нам тут поселиться, разница только в количестве выставленных условий. Но это ведь сейчас. Пройдет время, недолгое, скорей всего, и начнутся игры с целью нас подчинить. В широком смысле слова подчинить, но как факт.
  И еще, у меня создается впечатление, что на Минато надавила именно Кушина, и логики в ее действиях было меньше, чем эмоций.
  - Дело не в "настоящем", дело в "будущем", Кушина-тян.
  Ой-ёй, судя по тону, старик сам себя начинает накручивать. Да и мои объяснения женщинам сыграли свою роль.
  - Деда хочет сказать, Кушина-сан, - встрял я, пока жена не вступилась за мужа, - что Намикадзе-сан не всегда будет Хокаге. Мы не можем быть уверены, что через... пусть будут десятки лет, следующий правитель Конохи не захочет прибрать клан Узумаки к рукам.
  Я специально взял будущее подальше, чтобы и Кушина не начала втирать нам, какой Минато хороший, и Джиро не забывал, что время на укрепление клана у нас будет. А так как я по сути обманывал их обоих, настроения мне мои слова не прибавили.
  - Да и Намикадзе не святой отшельник, - все-таки не сдержался старик.
  - Мой муж никогда не причинит вред союзнику, - вроде и спокойно сказала Кушина, но надвигающуюся бурю увидела и Микото.
  - Узумаки-доно не это имел ввиду, Кушина-тян, - начала успокаивать ее брюнетка. - Ни о каком вреде ведь не было сказано, не так ли? - повернулась она к нам.
  Но Джиро - это Джиро. Слабаки и женщины, неважно какой силы женщины, должны сидеть на своих местах и не рыпаться, если же они решили поспорить... В общем, я, а значит и сидящая рядом Кушина... да и Микото наверняка... начали ощущать нарастающее давление чакры деда. Будьте уверены, Монолитом его не зря прозвали, именно огромный монолит начал давить нам на плечи.
  Надо что-то делать, а то он реально взорвется. Драки, конечно, не будет, но поссорятся они с Кушиной знатно.
  - Деда, - произнес я спокойно. - Ты невежлив с нашими гостями. Я прям не узнаю тебя.
  В ответ раздался лишь хмык, но давление начало уменьшаться.
  - Вам бы кошку хоть завести, а то что-то здесь мрачновато, - пробурчала Кушина.
  - Протри глаза, женщина, - буркнул в ответ старик. - Зачем нам кошка, когда есть Ши-чан.
  Вот ведь вредный старик.
  - И правда, - повернулась ко мне Кушина. - Что это я...
  Бог с ним, со стариком. Когда тебя тискает такая женщина, прижав к такой груди, кое-что можно и простить.
  
  ***
  
  Лишь отойдя на пару сотен метров от особняка, Микото напоказ выдохнула.
  - Фу-ух. Ну и страшенный же дед.
  - Монолит Джиро, - пожала плечиком Кушина. - Сейчас еще ничего, а вот когда мне было тринадцать, я его действительно испугалась. Он тогда навещал бабулю Мито, и я оказалась рядом, когда они о чем-то разругались.
  - Ха-ха... - нервно посмеялась брюнетка. - Представляю, каково тебе было.
  - Да и биджу с этим стариком, - махнула рукой Кушина. - Зато я теперь знаю, почему он все-таки приехал сюда.
  - Оу, выяснила все-таки?
  - Ты и сама наверняка поняла, - ответила красноволосая.
  - Шигеру-кун? - кивнула сама себе Микото.
  - Похоже, Джиро-сан души в нем не чает и многое позволяет, - произнесла задумчиво Кушина. - А тот не дурак и имеет на все свое мнение. Но что самое главное, способен убедить в своей правоте деда.
  - Похоже, он единственный имеет на него влияние, - заметила Учиха.
  - Единственный? - посмотрела на нее подруга. - Пожалуй, что да. Сейчас таких людей больше и не осталось.
  Некоторое время женщины шли молча, но тут брюнетке пришел на ум вопрос, который она не замедлила высказать:
  - Как думаешь, Джиро-сан все еще недолюбливает наш клан?
  - Учиха убил его отца, - вздохнула Кушина. - Учиха выжил там, где умер его брат, и... я ни в чем вас не обвиняю, но именно Учиха продавили в Совете вопрос о переселении одного из Узумаки в Коноху, чтобы сделать его джинчурики. Джиро-сана уговаривали очень долго, всей деревней, в итоге так и не уговорили. Вопрос решил уже его сын, сменивший Джиро-сана на посту. Даже с бабулей Мито он ссорился именно из-за вашего клана.
  - Ты так это представила, что кажется, будто он нас и вовсе ненавидит, - покачала головой Микото.
  - Это не так, Ми-тян, - не согласилась с ее выводом Кушина. - По-настоящему он ненавидит только нынешнего Цучикаге. Не знаю, в чем там дело, но бабуля Мито говорила, что там не только в Ооноки дело. В остальном неприязнь и недоверие. Джиро-сан из тех редких людей, для которых нет врагов, есть лишь противники. Лично я вряд ли смогла бы списать смерть Минато на войну и не возненавидеть человека, убившего его.
  - Воистину Монолит, - прошептала Учиха Микото.
  
  ***
  
  После ухода женщин мы с дедом продолжали сидеть в гостиной, попивая уже третью по счету кружку чая и думая каждый о своем.
  - Ну, что скажешь? - нарушил тишину Джиро.
  - Надо сходить в гости к Хьюга.
  - Что? - переспросил старик. - Причем здесь Хьюга?
  - Нам нужен посредник, - ответил я. - Хотя нет, лучше назвать его... поручителем. Нет, тоже не то. Короче, мы предложим главе клана Хьюга держать у себя копию договора, который мы заключим с Конохой. И дадим право взыскать с того, кто его нарушит.
  - Это можем быть и мы, - произнес медленно дед.
  - Именно. По сути, это будет разрешение на законных основаниях делать гадости той или иной стороне. Но делать гадости нам - слишком маленький профит. С Узумаки вообще лучше дружить, больше получишь. А вот дать по морде Хокаге под одобряющие или понимающие, но ничего не могущие изменить кивки остальных кланов гораздо выгодней.
  - Рычаг давления, - кивнул Джиро.
  - Причем заметь, деда, на Хокаге, то есть на конкретную должность, а не человека. И отговорка идеальная есть: "Мы не со зла, просто не можем иначе".
  - С Хирузеном бы не прокатило, - задумался дед, - а вот с Намикадзе такой пункт в договоре может пройти.
  - Особенно с нависающей над ним Кушиной, - закончил я.
  - Значит, думаешь, это она за его действиями стоит?
  - Вот и узнаем, - пожал я плечами. - Если это Хирузен, договор сначала пройдет через его руки. Но нам в любом случае ничего не грозит.
  - Если правильно составим договор, - уточнил Джиро.
  - Деда, - ухмыльнулся я. - Ты не берешь во внимание один нюанс - составлять-то его будем мы. Туда наверняка втиснут пару условий от Конохи, но основа будет нашей. И если что, сами и виноваты будем.
  - Согласен, - провел старик ладонью по усам. - Да и незачем нам нарушать условия договора. Только у меня вопрос - почему клан Хьюга?
  - Думаю, ты согласишься со мной, что если и выбирать сторонний клан, то выбор надо делать между кланами Учиха, Сенджу и Хьюга. Не из-за силы, а из-за их политического влияния в Конохе.
  - Есть еще Курама и Нара, - прервал меня дед.
  - Э... озадачил, - провел я рукой по волосам и потер шею. - Про клан Курама я знаю слишком мало, чтобы учитывать его в планировании. А клан Нара идет в связке с Акимичи и Яманака. Если и вписывать их в договор, то всех разом. Не уверен, что мы сможем об этом договориться. Ни с ними, ни с Минато.
  - Ладно, - усмехнулся старик. - Приму за причину.
  - Кхм, так вот, - продолжил я. - Учиха, Сенджу и Хьюга. Клан Учиха...
  - С этими все понятно, - вновь прервал меня дед. - Дальше продолжай.
  Я продолжил, но не преминул выдержать небольшую пазу, показывающую мое отношение к тому, что меня постоянно обрывают.
  - С кланом Учиха я намерен налаживать отношение другим способом, - на этот раз старик смог удержаться и промолчать, но ему явно было любопытно. - Сенджу и так наши союзники, и если что, помогут. Остается клан Хьюга.
  Говорить, что с высокой долей вероятности первые два клана вскоре практически исчезнут, я деду не стал.
  - И чем ты собираешься привлекать клан Учиха? - спросил дед, когда я закончил.
  - Признаю долг жизни перед ними, - ответил я с самодовольной улыбкой.
  Ну а что? Гениальное же решение. В конце концов, я не в Гарри Поттера попал, тут к подобным долгам отношение как в моем прошлом мире - никто ничего с меня потребовать не может. Зато повод, посыл клану Учиха и его главе Фугаку, более чем понятный. Мол, все претензии Узумаки к вашему клану оканчиваются на мне, я же буду рад помочь, чем смогу. Никаких обязательств ни с их, ни с моей стороны. Как хочу, так и помогаю.
  Старик, услышав такое, даже зажмурился на пару секунд.
  - Старею, - произнес он наконец. - Очевидное же решение.
  - Ну, не настолько и очевидное, - пожал я плечами. - Иначе я бы уже перед подругой Кушины распинался, как я им всем благодарен. Думаю, она так или иначе передаст наш разговор мужу.
  К Хиаши, который стал главой клана Хьюга по окончанию войны, старик пошел в одиночестве. Как он выразился, мое появление там, вкупе с тем делом, которое будут обсуждать главы двух кланов, создаст дополнительные вопросы, чему именно в этот раз лучше не способствовать. Я бы сказал проще - не плодить сущности.
  Уйдя на встречу в полдень, Джиро вернулся только под вечер. Положительный ответ он так и не получил, но это было и нереально сделать в первую же встречу, зато Хиаши взял на обдумывание решения всего три дня, что дает определенную надежду. Вот если бы он просто сказал: "Я подумаю", - вот это было бы плохо.
  Очередное нарушение периметра застало меня у себя в комнате. Я как раз собирался идти в подвал, где у нас находился склад, так что заодно гляну, кого там принесло.
  Оказалось, что это Катсуро. Не пробираться на территорию особняка у него мозгов хватило, а вот позвать меня как-то... не так импозантно, ему в голову не пришло. Опять забор, скрещенные на груди руки и задранный нос. Только на этот раз он нарвался на Шиду, который тренировался поблизости.
  - Ты что, совсем тупой? - внушал парню мужик. - И ты называешь себя будущим шиноби? Тебе ясно было сказано: если хочешь кого-то увидеть, иди через главный вход. Там тебя встретят, ты скажешь, к кому пришел, и тебе дадут ответ, возможна ли встреча. Если же ты продолжишь являться подобным образом, мне придется...
  - О! - тыкнул в меня парень пальцем, стоило только выйти из-за угла здания. - Сам пришел! А ты, старичье, только и умеешь нудить.
  - Ты... - не договорил Шида. - Ты нарываешься, малец.
  - Да-да. Эй, Узумаки, айда играть!
  Джиро определенно был в чем-то прав, не желая снимать этот дом.
  - Узумаки-сан, - потер Шида лоб. - Может, сдать его родителям? Хоть какое-то внушение они должны ему провести.
  - Стукач! Предатель! - встрепенулся Катсуро, навострившись бежать. - Сначала поймай меня, гадский старикашка!
  Он, конечно, ребенок, но это перебор. Шуншин, и я в мгновение ока оказываюсь на том же заборе рядом с парнем. Тычок пальцем в грудь, и парень теряет равновесие, падая с забора. В прежнем мире я бы так не стал делать, да и здесь с более молодыми детьми тоже, но Катсуро уже два года занимается в Академии, и если такое падение ему повредит, киньте в меня камень. Соскочив на землю вслед за ним, подхватил его за грудки приподнял немного над землей.
  - Более. Никогда. Не смей. Оскорблять. Моих. Слуг, - очень веско внушал я мальцу. - Иначе мне придется ответить более жёстко, - закончил я.
  Никакой злости не было, даже раздражение мелькало лишь на грани чувств, но такие вещи надо пресекать сразу, иначе это может быть воспринято как разрешение, да и в целом нормальной ситуацией. Случись такое, и захоти я осадить его позднее, парень мог бы не понять, на что я злюсь, из-за чего получившаяся ссора была бы гораздо серьезней нынешней. Может, клан Учиха и обречен, но во-первых - я постараюсь это исправить, а во-вторых, даже в этом случае вырежут их не завтра, и Катсуро вполне себе успеет возмужать. Нужен мне шиноби клана Учиха, относящийся ко мне с неприязнью? Определенно нет. Во всяком случае, на ровном месте.
  - Л-ладно... чё ты так сразу... - пролепетал растерянно Катсуро.
  - Ты имеешь честь общаться с наследником клана Узумаки, Катсуро, - выпустил я его из рук, из-за чего тот шлепнулся на землю. - Имей хоть толику уважения ко мне и моим людям.
  - Ладно-ладно, понял я, - потер парень копчик. - Наследничек... - пробормотал он чуть в сторону, но так, чтобы я услышал.
  - Так чего будущий великий шиноби хотел-то? - проигнорировал я его бурчание.
  - Да уж не в прятки играть. С тобой, блин, поиграешь, - ответил молодой Учиха, поднимаясь на ноги. - Айда с нами на ярмарку! - воскликнул он, восстановив душевное равновесие.
  - А в Конохе есть ярмарка? - удивился я.
  - Так сегодня же праздник Середины Лета, - удивился в свою очередь Катсуро. - А, ну да, ты же у нас недавно, - вспомнил он. - Короче, праздник, Узумаки, праздник! Сегодня жители деревни организуют на главной площади ярмарку. Айда с нами гулять.
  Мне было одновременно любопытно и лень. Впрочем, победила в итоге работа.
  - Прямо сейчас не могу, - ответил я парню. - Необходимо дорисовать печать, над которой я сейчас работаю.
  - И сколько ты будешь рисовать? - поинтересовался Учиха.
  - Хм, - задумался я. - Часа полтора.
  - У-у-у... - провыл мальчишка. - Да там все самое вкусное к тому времени раскупят.
  - Ну так идите, - пожал я плечами. - Попозже тоже навещу ярмарку, может, и встретимся там.
  - А может потом доделаешь свою печать?
  - Если бросать работу на полпути, то ты никогда не станешь сильным шиноби, - ответил я ему.
  - Но ярмарка два раза в год всего бывает. Неужто нельзя отложить работу всего два раза в год?
  А ведь разумный довод.
  - Можно, - кивнул я слегка. - Но я и не буду ее пропускать, просто попозже приду.
  - Ну, как знаешь, - протянул парень. - Если увидишь нас, зови. Вместе веселей.
  - Обязательно. И, Катсуро, - окликнул я уже отвернувшегося парня. - Тебе не кажется, что перед Шидой-саном надо извиниться?
  - Э... ну... я как-нибудь в другой раз, ладно?
  - Катсуро.
  - Да ладно тебе, не развалится же он без моих извинений.
  - Тяжко тебе придется в жизни, если ты уже создаешь себе недоброжелателей. Имей уже смелость извиниться.
  - Да у меня полно смелости! Просто... это... ладно-ладно. Вот пойду сейчас и извинюсь. Делов-то.
  Извинялся он с красным лицом и очень быстро.
  - Прошупрощенияшидасан, - протараторил он на одном дыхании, склонившись в поклоне. После чего, не дожидаясь ответа, очень шустро свалил с территории особняка.
  - Ох уж эти дети, - покачал головой Шида, возвращаясь к тренировке.
  Ярмарка в итоге оказалась ничем не примечательна. Бывал я на подобных мероприятиях в Японии моего мира, так тут один в один. Даже ловля золотых рыбок бумажными лопатками присутствовала. Катсуро с компанией тоже встретил, из-за чего окончание ярмарки пришлось провести в их компании. Не скажу, что меня это напрягало, но будь я взрослым, было бы проще.
  
  ***
  
  Глава клана Хьюга таки согласился быть наблюдателем и судьей. Ровно через три дня у ворот появился посланник от Хиаши, приглашающий обсудить некие дела, а вернувшийся от него дед лишь довольно кивнул на мой вопросительный взгляд.
  На подписании договора с Конохой присутствовали Минато, Хирузен, Хиаши, Джиро и я. В самом договоре, после того как он прошел через руки Минато и, как я подозреваю, Хирузена, к нашим шести пунктам добавились только два. Точнее, два с подпунктом. Если на обязательство раз в десять лет предоставить выпускникам Академии учителя мы с дедом, пожав плечами, согласились, то вот к шестому пункту мы, подумав с Джиро, кое-что добавили.
  В своем итоговом виде договор выглядел так:
  1. Клан Узумаки независим от решений Конохагакуре но Сато и не является юридической и военной частью селения.
  2. Конохагакуре но Сато выделяет землю клану Узумаки в вечную собственность, пока существует клан Узумаки.
  3. Клан Узумаки обязуется соблюдать официальные законы Конохагакуре но Сато в рамках договора "Единство и взаимопомощь".
  4. Отношения между кланом Узумаки и Конохагакуре но Сато регулируются союзным договором "Единство и взаимопомощь", заключенным между Первым Хокаге Сенджу Хаширамой и главой клана - Узумаки Ашиной.
  5. Клан Узумаки получает право присутствовать на собрании Совета кланов без права голоса.
  6.1. Глава клана Узумаки и Конохагакуре но Сато не против службы членов клана Узумаки в силовых структурах селения при условии добровольного желания членов клана Узумаки.
  6.2. Конохагакуре но Сато обязуется ставить в известность о заключении контракта с членом клана Узумаки.
  7. Клан Узумаки обязуется предоставить учителя для команды выпускников Академии Конохагакуре но Сато раз в десять лет.
  8. Клан Хьюга получает право, данное ему кланом Узумаки и Конохагакуре но Сато, следить за соблюдением договора и наказанием нарушившего его, в качестве независимой стороны. Клан Хьюга является третьей стороной и необходимым свидетелем при внесениях изменений в данный договор.
  Все эти пункты были записаны на двух свитках, подтверждены личными печатями и отпечатками пальцев, после чего один из них отправился в архив Конохи, а второй исчез за пазухой у деда. Ну, и без доли пафоса не обошлось - договор обозвали "Шинкё", что в переводе на человеческий означало "Новый дом".
  
  ***
  
  - А с землей-то нас не обидели, - с удивлением произнес я, разглядывая присланную нам из администрации карту с разметками. - Больше только у кланов Основателей.
  - Судя по цифрам, у всех Великих кланов одно и то же количество территории, - поводил старик пальцем по карте. Так что да, не обидели, но вот выделить могли бы и в другом месте.
  - То в договоре не прописано, - пожал я плечами.
  В отличие от деда, который скорей ворчал, чем был реально расстроен, я не имел ничего против того, что нашими стали земли вокруг особняка, который мы снимали, а значит и рядом с Учихами. Ну и сам особняк теперь в собственности клана Узумаки.
  Территорию нам выделили триста на триста метров, что для семьи из двух человек очень много. Даже для пятидесяти человек - это много. А вот таким кланам, как, например, Хьюга, уже хотелось бы побольше. Во всяком случае, далеко не все Хьюга живут в клановом квартале. Впрочем, у них там и застройка довольно свободная, не то что у Учиха, которые на пару с Сенджу еще и территорий больше застолбили. Даже Тобирама не рискнул ущемлять их в правах, когда переселял красноглазых. Если не считать самого переселения.
  - Согласен, - проворчал дед. - Но могли бы и спросить.
  Прервало нас нарушение периметра, а через некоторое время и детский вопль. Похоже, Катсуро достаточно освоился и расслабился, чтобы иметь наглость пробираться на территорию дома.
  - О чем я и говорил, - вздохнул дед. - Ладно, иди уж, на сегодня свободен.
  - А если я не хочу быть свободным? - спросил я и сразу же понял, что услышу в ответ.
  - Такова плата, Шигеру, - усмехнулся старик. - Хотел здесь жить? Иди отрабатывай.
  Катсуро нашелся на нашем дворе. Находился он рядом с домом, стоя слегка приподнявшись на носках, чтобы хоть немного уменьшить боль в ухе, за которое его держала Ариса.
  - Хе-хе... привет, Узумаки, - приподнял он руку.
  Учитывая, что ухо его никто не отпускал, выглядело это немного комично.
  - Я поймала его неподалеку отсюда, Узумаки-сан, он имел глупость зайти на территорию особняка в непредназначенном для этого месте.
  - Да я всего лишь забор переле... ай! - такова была реакция, когда Ариса потянула на себя руку.
  - А-а-а... - махнул я служанке рукой, на что она наконец отпустила страдальца и, поклонившись, пошла по своим делам.
  - У тебя звери какие-то, а не слуги, - потер красное ухо парень.
  - А ты на что рассчитывал? - хмыкнул я. - Или у вас в клане принято в чужие дома забираться?
  - Да не... - вздохнул мальчишка. - Это я так...
  А ведь он и правда смущенным выглядит.
  - Тебя что, сестра подбила на это?
  - Ну, как бы... - отвел он взгляд.
  - Катсуро, - вздохнул я напоказ. - Никогда так больше не делай. Это было очень грубо с твоей стороны.
  - Извини, - покаялся он. - Признаю, был не прав.
  - Чего ты хотел-то?
  - Айда к Икеде-сану, - вскинулся он, забыв о прежних переживаниях. Даже руку от пострадавшего органа убрал, сверкая разноцветными ушами.
  Икеда Маса - кузнец, что живет между, теперь уже, двумя клановыми кварталами. Сам я у него не был, но Катсуро, фанат кузнечного дела, много чего про него рассказал. В частности, что у Икеды есть семилетний сын, а его жена была куноичи и погибла на закончившейся недавно войне. Сам кузнец, то ли по доброте душевной, то ли не желая ссориться с Учихами, позволял наблюдать детям за своей работой. Правда мальцам было интересно только оружие, из-за чего чаще всего у него бывал именно Катсуро, которому вообще было плевать, что делает Икеда, лишь бы это было связано с кузней.
  - Чего это ты решил меня пригласить с собой?
  - Икеда-сан будет сегодня делать заготовку для меча! Для меча, Узумаки! - чуть не начал прыгать черноволосый мальчишка.
  Интересно, почему он меня всегда по фамилии называет? Я-то его уже давно только по имени кличу.
  - И что? - решил я его немного потроллить.
  Он аж задохнулся от переполняемых чувств.
  - МЕЧА, Узумаки! - наконец выкрикнул парень.
  У меня рука не поднялась прогнать разгоряченного ребенка. Конечно, я пошел с ним.
  Икеда Маса... Он мог бы быть топ моделью, родись в другом мире. Высокий рост, черные волосы до плеч, стянутые в хвост на затылке, лицо, которое даже немного зависти вызывает. В отличие от него, я обещаю вырасти в более смазливую личность. Все-таки от матерей Узумаки тоже берут достаточно. Про характер кузнеца ничего не могу сказать, видел только его отношение к детям, которое в целом походило на мое. Кстати, из детей сейчас присутствуют только Катсуро, Рами и я. Ну, и сын Икеды - Мичио, семилетний мальчуган, гордый, что работой отца интересуются.
  Мы с Рами просидели у Икеды недолго, все-таки надо иметь интерес, чтобы следить за довольно неспешной работой кузнеца, потому уже через пару часов там остался лишь Катсуро, а мы с девчонкой разошлись по домам.
  
  ***
  
  Очередная гениальная идея пришла мне в голову на следующий день. Я так и застыл над схемами УСТК. Найдя Джиро в гостиной, где он сидел над картой Конохи, по-прежнему пытаясь прикинуть застройку кварта, так чтобы и народу побольше влезло, и на улей похоже не было.
  - Дед, - окликнул я его сойдя с лестницы. - У меня отличная идея!
  - Если это не дзюцу S-ранга, - ответил старик, не повернувшись, - то подождет.
  - Старик, - подсел я к нему. - Хорош чахнуть над этими картами, ты только послушай.
  - Ну говори, - со вздохом откинулся он на спинку дивана.
  - Мне тут пришла в голову мысль, что земля для кланового квартала - не более чем зашоренность. Точнее, условия для такой земли. Кто вообще сказал, что она должна быть частной собственностью?
  - Видимо, тот первый неудачник, у кого ее отобрали, - усмехнулся дед.
  - Вот уж точно неудачник, - кивнул я в ответ. - Скажи мне, сколько будет стоить аренда такой вот земли, - постучал я пальцем по карте, - хотя бы на год. Голой земли, без каких-либо строений?
  - Без понятия, - ответил скучающим голосом дед.
  - И правда, - нахмурился я. - Надо бы уточнить. Но по моим прикидкам, не больше трех миллионов рё в год.
  - И дальше что?
  - Триста миллионов за сто лет, - не отставал я от него. - Самое забавное, что в Конохе нет ограничений на время аренды. Сто лет, старик. И никто не посмеет отобрать у нас ее за это время, потому что таковы законы и Конохи, и страны Огня. А через сто лет для всех окружающих земля уже будет наша. Помнишь мои уточнения у этого... как его там... ну, у того типа, что нам дом сдавал? Мы можем оплачивать новые года пока идет аренда. Оплатим триста миллионов сейчас, а лет через десять-двадцать еще на сто лет, и так далее. Правда, тут есть нюанс - если другие кланы не будут тупить и поступят так же, то через двадцать лет нам могут и не продлить аренду. Плюс верхушка деревни, которая обязана среагировать, а то Коноха и вовсе без своих земель останется. Но один раз мы это сделать сможем.
  - А дальше что, через сто лет? - спросил спокойно дед. Но уже хоть без скуки в голосе.
  - Страна Водоворота, - пожал я плечами. - По идее, можно и вовсе поселиться за пределами стен селения, но там уже земля дайме.
  - Двадцать километров вокруг Конохи принадлежат ей, - покачал дед головой.
  Плюс радиус самой Конохагакурэ километров в десять. Как я уже говорил, деревней ее называют скорее по традиции, на самом деле это маленький город, окруженный монструозной стеной.
  - Ну и пусть, - махнул я рукой. - Главное, чтобы в стране Водоворота за сто лет ничего не изменилось. Восстановим клан - переселимся. Может, даже раньше ста лет.
  - Страна Водоворота считается нашей вотчиной уже более тысячи лет. Если кто-то и захочет прибрать ее к рукам, нам так или иначе придется... оспорить это. Даже если бы мы решили поселиться в Конохе навсегда. Что ж, я понял твою задумку. Она небесспорная, но что-то в этом есть.
  - Этой идеей, можно еще и поделиться с кем-нибудь, - дополнил я. - В порядке дружеских намерений. Все-таки Хокаге наверняка внесет ограничения на аренду земель, когда все закрутится.
  - А пост Хокаге станет еще более заманчивым, - провел Джиро рукой по усам.
  - И не только этот пост, - кивнул я с усмешкой.
  - Так ты... - вскинулся дед. - Ох и злобный же ты человек, - покачал он головой.
  - Правильно - земли не главное. Мы и с нынешним куском неплохо бы прожили. Зато срач на самом верху точно отвлечет от нас внимание.
  - Тогда и делать все это надо не сейчас. На данный момент у нас с окружающими все нормально.
  - Согласен, - кивнул я еще раз. - Просто не смог удержаться и не поделиться идеей.
  
  ***
  
  - Да ладно, - почесал я затылок, сидя над разбросанными по полу моей комнаты листками. - Я что, закончил?
  Несмотря на то, что меня постоянно отвлекали, УСТК в первом приближении был готов. Точнее, схемы и сами печати будущего тренировочного костюма. Начавшаяся война, подготовка к переезду и сам переезд, военное положение уже здесь - несмотря на все это, проект был готов в рекордные сроки.
  - Не... - пробормотал я, - Надо бы все перепроверить.
   Стук в дверь прервал мои размышления, а заглянувшая в комнату Фиоми сообщила, что дед желает меня видеть.
  Старик находился в комнате на первом этаже, оформленной в стиле сёин-дзукури, он же "кабинетный стиль". Собственно, как кабинет дед комнату и использовал.
  - Проходи, Шигеру, - поманил он меня рукой.
  Зайдя в комнату, присел на пол рядом с небольшим переносным столиком, прямо напротив деда.
  - А я расчеты по костюму закончил, - не удержавшись, похвалился.
  - Отличная ново... - начал дед. - Что?
  - На первый взгляд закончил. Нужно еще все перепроверить, но, как мне кажется, там все нормально. Вскоре можно будет приступать к самому созданию.
  Старик молчал, глядя на меня слегка расширившимися глазами.
  - О... - выдал он наконец.
  Сам в шоке. Но нас можно понять - из заявленных когда-то пары лет прошел лишь год примерно. А из этого года нормально заниматься расчётами я мог где-то месяцев шесть. Если все свободное время вместе собрать.
  - Как-то так, - развел я руками.
  - Получается, - начал он медленно, - что я слепой старик, не заметивший потенциал собственного внука.
  -Ну, не так все серьезно. Те расчеты еще перепроверять...
  - Потрясающий провал как учителя.
  - Э... - не знал я, что ответить.
  - Ладно, - потер лоб старик. - Если подумать, ничего и не изменилось. Ты в любом случае закончил основную программу. Надо бы поторопиться с написанием библиотеки.
  - Так ты чего меня звал-то? - решил я его отвлечь от дум.
  - А, точно, - встряхнулся дед и, пододвинув ко мне одну из папок, лежащих на столике, продолжил: - Вот, держи. Это заказ от Академии Конохи. Заниматься им будешь ты.
  Про само задание в папке было немного, в основном официальные бумаги. Заказ, пара финансовых бумажек, список выделенных материалов, краткая информация по директору Академии... где старик только достал ее... Комментарии по заказу, написанные от руки, еще один список комментариев, но уже от деда, пропуск.
  - Хм-м-м. Оборудовать зал для начальной тренировки ниндзюцу... Странно, что у них не было такого зала раньше. Работа-то не сложная.
  - Коноха - не идеальное место, где все было продумано и сделано изначально, - пожал плечами Джиро. - Тут, как и в других местах, многого не хватает. Не пользовались, привыкли, забыли. А вот директор взял и вспомнил. После чего смог выбить из бухгалтерии деньги на это. На самом деле, удивительно, скорей, последнее: чинуши во все времена те еще скупердяи.
  - Я бы их назвал другим словом, - закрыл я папку. - В Узушиогакурэ с чиновниками такая же ситуация была?
  - Хех, - почесал дед в смущении затылок. - Увы и ах. У нас с этим еще сложней было - сложно стращать собственную родню. Зато коррупции было мало.
  - Ладно, - произнес я с улыбкой. - Пойду тогда в Академию наведаюсь, - и уже поднявшись, задал вопрос: - Ты не в курсе, директор сначала выбил деньги, а потом сделал заказ, или сначала услышал цену?
  - Согласился он достаточно быстро, - ответил дед.
  - Вот прощелыга, - покачал я головой. - Значит будут левые заказы, чтобы скрыть излишки.
  - Это уже на твое усмотрение, - махнул рукой дед. - Хочешь бери, хочешь не бери.
  Раз есть пропуск, значит должен быть и тот, кому его надо предъявлять. Но у главного входа никого не было, а в прихожей, единственным живым человеком был дремлющий на табуретке чунин. Обойдя мужика по кругу, покашлял, привлекая внимание, помахал пропуском перед закрытыми глазами, даже по плечу постучал. Ноль внимания. Что ж, не мои проблемы.
  Впрочем, идя по коридорам здания, признал, что охранника, или кто он там, стоило все же разбудить - искать самостоятельно кабинет директора просто бессмысленно. Я-то надеялся, что кого-нибудь встречу, но, видать, попал в самый разгар обучения, из-за чего в коридорах было пусто. Из классов, мимо которых я проходил, то и дело раздавался гомон, иногда выкрики, а в окнах, выходящих во внутренний двор Академии, наблюдалась толпа детей, которым что-то объяснял высокий мужчина в гражданской, так сказать, одежде.
  Может быть, мне повезло, а может, я был обречен встретить хоть кого-то, но за очередным поворотом я увидел спину какой-то женщины. Она-то мне и пояснила, где кабинет директора, но предупредила, что его там может и не оказаться. Впрочем, рано или поздно, он там покажется, так что мне надо просто подождать его в прихожей, если что.
  Но мне повезло. На этот раз точно повезло.
  Тогути Рензо, директор Академии, оказался у себя. Черноволосый мужчина с короткой стрижкой и рангом токубецу джоунина, не вставая из-за стола, указал мне на свободный стул. Кто я, он даже не спрашивал, видимо, цвет волос сказал обо мне достаточно.
  - Итак, Узумаки-кун, - сложил он несколько листов, разложенных на его столе, и отложил их в сторону. - Я рад, что вы уделили нам время так быстро, - слова вежливости, не более. - В вашу задачу входит оборудование одного из зала Академии для тренировки начинающих в ниндзюцу. Раньше мы как-то справлялись и без него, но и времени на тренировки тратили больше. Сейчас же... после войны, даже такое небольшое ускорение в обучении очень поможет деревне восполнить потери. Вы уже занимались подобным раньше? Меня, собственно, интересует, как быстро вы сможете завершить работу?
  - Зависит от размера зала, - ответил я мужчине.
  - Примерно тридцать метров на двадцать, - ответил он мне.
  Это где-то спортивный зал в школе моего прежнего мира.
  - Есть два способа. Один быстрый, но продержатся такие печати с год. И долгий, относительно первого. В этом случае, основное время придется на работу с самим помещением. Например, встроить в пол чакропроводящую древесину. Судя по тому списку материалов, что вы готовы выделить, работать придется именно с ней. В этом случае я гарантирую три года постоянной эксплуатации без профилактики печатей. Если же не относиться к этому наплевательски, то такой зал и десять лет проработает. А если использовать чакропроводящий металл, то и все пятьдесят.
  - Метал... кхм... металл - это дороговато, - потер подбородок Тогути. - Бюджет академии, как и выделенные на этот заказ деньги, не бесконечны.
  Уверен, он бы мог и выделить пару килограмм, несмотря на огромную стоимость такого металла. Для сравнения: один килограмм железа в Конохе стоит в среднем пятьдесят рё, в то время как чакропроводящая сталь - пятнадцать тысяч за килограмм. Но все это в среднем. Почему-то цены на металл здесь могут сильно скакать. Видимо, какие-то нелады с поставщиками. Кстати, заметка на будущее - надо попробовать влезть в торговлю железом. На территории страны Огня, насколько я знаю, полно месторождений, но по какой-то причине их почти не разрабатывают, предпочитая закупаться в стране Железа.
  - Мое дело пояснить, - пожал я плечом. - Выбор за вами, в любом случае.
  - Тогда оставим тему железа, - кивнул Тогути. - Тогда такой вопрос: при быстром способе сколько уйдет из заявленных материалов?
  - Смотря что за зал, - ответил я ему. - Если пол деревянный, то половина, если каменный, где-то треть.
  - Каменный, - подтвердил мужчина. - И пол и стены.
  Мне кажется, или человечек передо мной гниловатый?
  - Время к трем идет, - прикинул я. - Покажите мне зал, и к вечеру все будет готово.
  -Тогда пойдем, - встал он из-за стола. - На месте и дело обсуждать проще.
  Зал оказался по сути большим подвалом, да еще и захламленным всяким мусором типа парт, стульев, макивар, ростовых целей и тому подобного. Поковыряв ногой пол и осмотрев стены, почти незаметно покивал сам себе.
  - Работа займет часа четыре. Думаю, завтра с утра и начну. Позаботьтесь чтобы материалы были у меня под рукой.
  - Ты же говорил, что до вечера управишься?
  - Вы надо мной издеваетесь, Тогути-сан? Сначала очистите помещение.
  На мои слова он только скривился. Нет, серьезно, он правда думал, что этим буду заниматься я? Похоже, мужик на своем посту совсем берега потерял, привык тут всех гонять.
  - А если тут все уберут за пару часов, возьмешься сделать работу сегодня?
  Немного подумав, ответил:
  - Договорились.
  Лишь бы от тебя побыстрее отвязаться.
  Ушедшего за рабочими Тогути я дожидался у входа в подвал, который находился во внутреннем дворе Академии. Там даже легендарные качели, на которых будет предаваться депрессии Наруто, уже были. Сначала хотел посидеть на них, но неожиданно проснулась лень - находились качели все-таки далековато, потому просто достал из листка с печатью стул и просто уселся рядом с дверью в подвал. Листки со стулом и столом я всегда таскал с собой, запечатать туда что-то большее не получалось, но и по размеру они, извините, не свиток.
  Вернулся Тогути довольно быстро, а вот те, кого он привел, меня слегка удивили.
  - Ёу, Узумаки, а что это ты тут делаешь?
  Именно такими словами меня приветствовал Катсуро.
  - Вы его знаете? - спросил Тогути.
  - Это наш сосед, - подтвердила скривившаяся чему-то Рами.
  - Да и не важно, - произнес директор. - Пойдемте, покажу, что делать.
  Когда мужчина ушел, оставив коробку с нужными мне материалами, вышедшие вместе с ним из подвала и несущие на плечах парты дети остановились рядом со мной.
  - Помочь не желаешь? - спросила Рами.
  - А похоже, что желаю? - развел я руками, сидя на стуле.
  - То есть помочь друзьям ты не хочешь?
  - Это дело принципа, Рами-тян, - ответил я. - Ваш директор совсем уже... - запнулся я. - Короче, совсем уже. Я пришел сюда для конкретной работы, и за чистку подвала мне никто не платит. Вам, кстати, тоже.
  - Предлагаешь все бросить? - усмехнулась иронично девочка. - И как ты тогда выполнишь свою работу? Тебе ведь именно подвал нужен, правильно?
  - А я не ограничен по времени, - усмехнулся ей в ответ.
  В итоге они, конечно, отстали от меня, но работал в основном только Катсуро, тогда как Рами постоянно отдыхала рядом со мной, испытывая на прочность мои нервы. По ее словам, она слабая девочка и не такая выносливая, как мальчишки.
  Подвал закончили очищать только через три часа, за которые Тогути ни разу не появился проверить работу. Если он и вовсе домой ушел, то завтра придется тащиться сюда еще раз, дабы он поставил подпись в рабочем листе. Мол, все нравится, работу принимаю.
  Уходить Учиха не собирались. Подозрения, что так и будет, у меня были, но я все же надеялся. Увы, детское любопытство победило усталость.
  - Когда ты уже покажешь хоть что-нибудь? - не выдержала первой Рами.
  К тому моменту я уже успел обработать необходимое количество дощечек чакропроводящего дерева, наложив на них нужные печати, и даже встроить половину из них в пол подвала.
  - Что именно ты хочешь увидеть? - "выжег" я очередную печать на дощечке.
  - Что-нибудь более впечатляющее, чем это, - ткнула она пальцев в деревяшку, которую я держал в руках.
  - Это фуиндзюцу, Рами, - вздохнул я. - Причем не боевая ее составляющая. Ты и не увидишь ничего впечатляющего.
  А если точнее, просто не поймешь, увидев.
  Закончил я в общей сложности за три часа. Оставалось лишь встать в нужном месте и наложить на пол основную печать, она же корневая. Ручная печать концентрации, пара секунд, и вот я бью правой рукой по полу, от которой в стороны бегут линии знаков, соединяющиеся с печатями на деревяшках и складывающиеся в единую систему.
  - Прикольно, конечно, - протянула девочка, - но это что, и все?
  - Блин, Рами, - не выдержал ее брат. - Тебе же ясно все было сказано.
  - Пф, -фыркнула та в ответ. - Фигня это ваше фуиндзюцу.
  За подписью бумаг пришлось заходить на следующий день. Как и ожидалось, мне предложили поработать еще, на что я очень вежливо послал мужика подальше. С пониманием отношусь к попыткам подзаработать, но при таком отношении пусть крутится сам, как хочет. Я еще и в листе, в котором должен расписаться директор, дописал, что именно я сделал. Терминами фуиндзюцу, чтоб он, значит, ничего не понял. Пояснил, что это название печатей и общей структуры системы. То, что она немного отличается в зависимости от применяемых материалов, мужчина знать не знал, раз ничего не сказал. Зато теперь Узумаки не обвинишь в халатности, когда через год-три печать прекратит действовать.
  
  ***
  
  Когда мы с дедом перенесли созданные мной печати на нужный материал, а потом навесили все это на одежду, выглядело ЭТО, скорей, как защитный, а не тренировочный костюм. Но, о чудо - девайс работал. И делал он это, как надо, то есть сам настраивался на пользователя, учитывая и его объем чакры, и разработанность каналов, и развитость мышц, и много чего еще.
  - Похоже, даже дорабатывать ничего не надо, - произнес дед, глядя на Шиду, который работал у нас манекеном.
  - Выглядит только убого, - отметил я.
  - Это нюансы, - отмахнулся дед. - Кому вообще важен вид?
  - Э...
  - Ох, ками, - покосился на меня старик. - Отнеси это к портному, пусть... не знаю... кожей обошьет.
  Портной? А ведь хорошая идея.
  - Так и сделаю, - ответил я ему.
  В итоге, на треники получившийся костюм все равно не тянул, но в моем прежнем мире в подобном гоняли мотоциклисты и ничего, вроде, не жаловались.
  Шиде, во всяком случае, понравилось.
  - Как думаешь, - спросил я у Джиро, сидя на крыльце и наблюдая за тренирующимся самураем, - сколько костюм должен стоить?
  - Спроси, что полегче, - ответил дед, делая глоток чая, которым нас снабдила Оучи Эмико. - Эксклюзив. Тысяч сто, не меньше. Девчонке из Хьюга костюмчик обошелся в двести, но этот все же универсальный, да и по заданным функциям хуже, так что да - сто тысяч.
  Все равно дороговато, может и не пойти в массы.
  - А дешевле никак?
  - Да хоть за один рё продавай, - повернулся он ко мне. - Твой товар - твоя цена. Но занижать не советую. Очень многие разбираются в печатях достаточно хорошо, чтобы понять всю сложность работы, и когда им сунут печати того же уровня, но по другой цене... в общем, не советую занижать планку. Также не советую забывать, что это мы с тобой мастера, - ого, как меня обозвали. - Для других членов клана, а я надеюсь, они будут, такая работа может даться непросто, и уже они не поймут, за что горбатятся. Короче, не меряй всех по себе, цена костюму сто тысяч. Можно чуть больше, меньше не стоит.
  - Как там Шида, кстати? - решил я перевести тему. - Прогрессирует?
  - Куда ж он денется? - хмыкнул старик. - Самурай у нас довольно талантлив, жаль только, что самурай.
  - Полагаю, он заработал улучшение своего меча.
  - Полагаешь, значит... - сделал он еще один глоток. - Предложения?
  - У Шиды ведь сродство с элементом молнии? Добавим такую же функцию. Плюс "алмазная" печать, чтоб хрен сломать и резал лучше. Пара печатей "концентрации элемента" и блок управления...
  - Хочешь, чтобы он молниями швырялся? - прервал меня старик.
  - Поначалу, - согласился я. - Еще лет через пять можно будет превратить ту молнию в какую-нибудь технику. Жаль, конечно, что не мы участвовали в создании этого меча... Да ладно, - махнул рукой. - Для начала и этого хватит.
  - Для начала? - усмехнулся дед и даже повторил, покачав головой: - Для начала... После подобной обработки за этим мечом и охотиться могут начать.
  - Если украдут, нам же лучше, - очень тихо ответил я старику. - Сделаем ему еще лучше.
  - А если ограбят, убив владельца? - так же тихо спросил дед.
  - Это и с нами могут сделать, - покосился я на него. - И что теперь, каждую тень бояться?
  - Ладно, - уже нормальным голосом ответил Джиро. - В целом согласен с тобой. Сам будешь делать, или мне помочь?
  То, что меч очень дорог Шиде, немного напрягает, но по факту работа мне по силам.
  - Сам, - ответил деду. И дополнил: - Если он согласится.
  - Все проверяешь?
  - Скорей уточняю, - не согласился я. - Степень доверия к профессиональным навыкам не влияет на преданность. Не в нашем случае, по крайней мере.
  Первым, кому решили предложить УСТК, были Хьюга. Раз уж именно они подкинули идею. В связи с чем Джиро отправил письмо Бокуро, как главному инициатору. Хьюга тормозить не стал, и вечером того же дня мы могли наблюдать его улыбающееся лицо. Когда он узнал причину встречи, заметно удивился. Лицо, конечно, ничего такого не выражало, но вот пауза после слов Джиро говорила о многом.
  - Воистину, слава вашего клана не преувеличена, - покивал он в ответ.
  Об одном костюме мы договорились в тот же вечер, а вот на следующий день уже нам пришло письмо о приглашении на дружескую встречу, и так же, как и у Бакуро, исходило оно от главы клана. Ну, еще и само приглашение было на двоих.
  В квартале Хьюга практически не было деревьев, то есть вполне себе городской квартал, разве что застроенный особняками. В общей сложности одиннадцать домов со своей небольшой территорией. Даже если в каждом живет по десять человек, а я в это не верю, то даже тогда получается где-то треть клана. Хотя, тут же наверняка и слуги, или как там они называют членов побочной ветви на этой должности? В общем, клану численностью в более чем сто человек, а таких большинство в Конохе, личной земли здесь явно не хватает. Пусть даже Хьюга не показатель, с их нерациональной застройкой.
  Впрочем, клан Сарутоби их в этом плане даже обходит. У тех вообще, при одинаковой с Хьюга территории, всего пять домов.
  До дома главы нас проводил парень в форме чунина, а уже там нашу компанию перехватила девушка в кимоно, именно она и привела нас в комнату, куда минут через пять зашел старик строгой наружности, оказавшийся прежним главой клана, а еще через три минуты появился и сам глава. Забавно было то, что в скором времени нам с Хиаши намекнули, что старики хотят остаться одни, мол, нам будут не интересны стариковские разговоры и воспоминания о славном прошлом.
  Выйдя из комнаты, остановился, не зная, что делать дальше.
  - По опыту знаю, что такие посиделки могут затянуться надолго, - произнес стоявший рядом глава клана.
  - Славное прошлое, - проворчал я, кивнув, принимая неформальную форму общения.
  Надеюсь, это убережет меня от чайной церемонии. Там без официальщины никак. Официальщины, доведенной до абсолюта, отмечу.
  - Мы бы могли поговорить о делах, - продолжил мужчина, - например, о костюме, который вы продали Бокуро, но не уверен, что тебе это интересно... - замолчал Хиаши. - Да и нечестно это будет немного, как будто отец этого и добивался, - сильный ход, признаю. Откровенность, доверие, сближение... да, ход сильный. - Как ты смотришь на то, чтобы посетить наш полигон? Там сейчас тренируются дети твоего возраста, уверен, вы найдете общий язык. Или, если желаешь, подождем наших стариков за чашкой чая.
  Лично я выбрал бы второе, а вот малец моего возраста, обучающийся премудростям шиноби, скорей первое. Не факт, дети разные бывают, но скорей всего. Так что мне выбрать-то?
  - М-м-м... а можно сначала чай, а потом полигон?
  - Несомненно, - улыбнулся Хиаши.
  Чай оказался замечательным. Я не особый ценитель данного напитка, для меня он повседневное питьё, чтоб уж не пить простую воду, употребляю чай. Но то, что нам с Хиаши принесла молодая девушка, это что-то с чем-то.
  - Это чай? - спросил я с удивлением мужчину.
  - Насколько я знаю, - ответил слегка удивленно Хиаши.
  - Потрясающе, - сделал я еще один глоток.
  - Рад, что тебе понравилось, - кивнул он понимающе. - "Монингбурису". Данный сорт покупается в стране Риса, к слову. Маленький секрет кладовых клана Хьюга, - улыбнулся он.
  Значит, и в стране Риса есть хороший чай. Неожиданно.
  - Думаю, и от того, кто его заваривал, многое зависит.
  Судя по небольшой паузе, в моих словах услышали больше, чем я в них вложил.
  - Натсу-тян добрая девочка, - поправил он тёмно-синее, в цвет кимоно, хаори. - И чай у нее получается отличный. Няня из нее будет лучше, чем куноичи.
  Не понимаю, куда он клонит. А может, никуда? Все ж таки мне десять лет.
  - Уже задумываетесь о детях, Хиаши-сан? - улыбнулся я.
  - Уже задумываюсь о нянях, Шигеру-кун, - вернул он улыбку.
  - О-о-о... Поздравляю.
  - Благодарю, - кивнул он.
  Какого-то тайного смысла в последующем разговоре я тоже не услышал. Зато смог составить представление о Хиаши. Думаю, в этом и был смысл, ведь подобным занимался не только я, глава клана Хьюга тоже оценивал меня. Не знаю, что увидел он, а вот мое мнение о Хиаши слегка изменилось. Уж не знаю, каким он будет отцом, но требовать от наследницы именно силы вряд ли станет, скорей уж силы воли. Он явно умней, чем показан в каноне, хотя там умных вообще маловато. Не чванлив, не помешан на этикете, очень рад будущему прибавлению в семье, что было достаточно заметно по его выражению лица, когда об этом заходила речь. Не упустил возможности похвалиться некоторыми членами клана, один из которых принадлежал побочной ветви. Старался не касаться моего возраста, пока я сам не начал шутить на эту тему.
  За один разговор все не увидишь и не поймешь, но, вроде, нормальный мужик. Для главы клана.
  Проговорили мы в общей сложности порядка часа, после чего Хиаши лично отвел меня на их клановый полигон. Был он небольшим, но двенадцатый дом сюда впихнуть было можно. У небольшого искусственного прудика тренировались трое детей примерно моего возраста - двое девочек и парень. Представили мне их как Хьюга Рау, это парень, Хьюга Кома и небезызвестная мне Хьюга Эми. Из них троих, судя по замотанным лбам, из главной ветви была только Эми.
  - Узумаки Шигеру, - поклонился я в ответ.
  - Что ж, не буду вам мешать, дети, тренируйтесь дальше, - закончил наше знакомство Хиаши.
  Стоим, смотрим друг на друга.
  - Слышала я, что в Конохе поселились Узумаки, но и не думала, что это ты, провинциал.
  - Эми-сан, ну как так можно? - поморщилась Кома.
  - А что не так, где я нагрубила? - повернулась она к девочке.
  - О-хо-хо, - покачала та в ответ головой. - Может спарринг, Узумаки-сан?
  - По-моему, - раздалось у них за спиной, - пусть уж лучше Эми-сан грубит.
  - Да-да, - согласилась Эми. - Уж лучше я буду... эй! Я что, грубиянка по-твоему?
  - Так что насчет спарринга, Узумаки-сан? - вновь задала вопрос Кома.
  - Она в тайдзюцу лучше меня, чтоб ты знал, - заметила Эми. - Хотя откуда тебе знать, что вообще такое тайдзюцу клана Хьюга?
  - Как и твой уровень в нем, Хьюга-сан, - наклонил я слегка голову. - Впрочем, почему бы и нет? Только рукопашка? - спросил я Кому.
  - Нет, можете пользоваться, чем хотите, Узумаки-сан.
  Такая маленькая и милая, а сколько скрытого сарказма. Похоже, она еще та... злюка, скажем так.
  - Что ж, договорились, - согласился я. - Но должен предупредить, эта одежда тренировочная. Здесь, здесь, - начал я показывать места, - здесь и здесь у меня специальные пластины. Из того, что я знаю о вашем клановом стиле, сюда бить не рекомендую.
  - Тогда вам лучше отключить печати, - улыбнулась Кома. - Иначе это будет нечестно с моей стороны.
  - О, не волнуйтесь, Хьюга-сан, на миленькую девочку моих скромных сил хватит.
  - И все-таки я настаиваю, - не сдавалась девчонка.
  - Сделайте мне одолжение, Хьюга-сан, все-таки это учебный спарринг.
  - У меня сейчас уши завянут, - встряла Эми. - Уделай его уже, и забудем об этом.
  - Ну... если вы так хотите, Эми-сан, - пожала она плечами в ответ.
  Мы разошлись, Кома встала в стойку и активировала бьякуган, а я подумал, что бить детей мне как-то неохота. Впрочем, это же спарринг, причем от которого лучше не отказываться. Не здесь и не сейчас.
  Я дал ей право первого хода. Три тычка пальцами на удар не тянули никак, но при этом было ощутимо больно. Если даже ребенок выдает подобное, то с Хьюга и правда надо быть осторожней.
  - И это все? - спросил я, когда девочка отскочила от меня. - Как-то это... не впечатляет.
  Еще шесть ударов, и опять отскок. Пока что я даже с места не сдвинулся, и лицо держал довольно хорошо, чтобы дети были достаточно удивлены моим пофигизмом.
  - Да что с тобой такое? - не выдержала Кома. - Ты вообще драться собираешься?
  - А мы уже деремся? - не удержался я от шутки. - Хм, ну ладно.
  - Ты... - сжала она губы.
  - Ну, извини, - развел я руками. - Отвлекся.
  - Вот теперь ты меня точно разозлил.
  Пора заканчивать.
  Следующий удар Комы я отвел правой рукой, и с подшагом вперед, так как она стала отходить назад, коснулся левой ее бока, поставив простенькую печать подавления сил, из-за чего девчонка просто рухнула на землю. Как ни крути, а она еще ребенок.
  - Тот, кто недооценивает Узумаки, Хьюга-сан, - произнес я, глядя на пытающуюся подняться Кому, - оказывается в подобном положении. А тот, кто недооценивает противника, как правило, и вовсе умирает. Ну, и до кучи: злость - не самый лучший помощник в бою.
  - Я запомню... Узумаки-сан... - произнесла Кома, пытаясь отдышаться.
  - Надеюсь, ты поняла этот урок, - подошел я к ней, чтобы снять печать. - Не стоит ссориться с людьми просто так. Для всего должна быть причина, - убрал я свою печать.
  - Это был всего лишь спарринг, - ответила она уже свободней и несколько обиженно.
  - Пусть так, - согласился я. - Тогда прошу прощения за свои пафосные речи.
  - Эм... прошу прощения, Узумаки-сан, - приподнял руку Рау. - Не будет ли наглостью с моей стороны также попросить с вами спарринг?
  Забавно, но после этих слов мы с Комой одновременно посмотрели на Эми.
  - Что? - смутилась девочка. - Я умею быть вежливой, но не здесь же, - развела она руки, намекая на полигон.
  В итоге пришлось повалять еще одного десятилетку. А потом еще одну - Эми тоже не удержалась. Только в этот раз без тотального доминирования и печатей. Разница с нашими с Шидой спаррингами была настолько разительной, что в какой-то момент я не удержался и начал разбирать и пояснять их ошибки. Пусть я и не знал их клановый стиль тайдзюцу, но опыт в рукопашных схватках у меня был приличный. Наверняка его меньше чем у стариков типа Джиро, я все-таки по огнестрелу мастак, но на детишек мне хватило.
  
  ***
  
  В комнату, где Хиаши наслаждался саке, вошел его отец.
  - Ну как? - спросил он его, когда старик присел напротив.
  - Непонятно, - ответил тот, помолчав. - Сам Джиро не против, но выбор оставляет за внуком.
  - Это как раз можно понять, - налил он спиртное отцу. - Шигеру оказался довольно интересной личностью. Видел его Очаг? - спросил Хиаши неожиданно.
   -Да, - сделал глоток старик. - Больше всего удивляет сильный перекос в Инь, что нехарактерно для Узумаки.
  - Зато объясняет его психологический возраст. К тому времени, как подойдет время женитьбы, он и правда сможет сам сделать выбор. Не полагаясь на чувства.
  - И чем это мешает заключить брачный контракт сейчас? - хмыкнул старший Хьюга.
  - Не знаю, - ответил Хиаши. - Видимо, что-то внутрисемейное.
  - Ладно, - потер лоб старик. - Что по самому парню скажешь?
  - Очень спокоен, - задумался мужчина. - Настолько, что это даже бросается в глаза. Его предполагаемый уровень подтвердился, он точно сильный чунин.
  - В десять лет... - покачал головой его отец.
  - Да, повезло Джиро с внуком, - согласился Хиаши. - А еще он умен, не глупее меня, во всяком случае. Про объем знаний не скажу, но головой он работать умеет.
  - Лучше скажи, насколько он ребенок?
  - Ну и вопросы ты задаешь, отец, - покачал головой мужчина. - Я же не видел его в естественной, так сказать, среде. А по тому как он вел себя в гостях, да зная про бьякуган, ответить я не смогу. Все мы в своем доме ведем себя хоть чуточку, но иначе.
  - Свой дом они от нашего додзюцу защитили, как и от шарингана, подозреваю.
  - Я в курсе отец, - ответил мягко Хиаши.
  - В курсе он... - проворчал старик, делая очередной глоток саке. - Да и ладно, не велика фигура. Налей лучше еще.
  
  ***
  
  Час икс приближался. Учиха Микото родила еще одного мальчишку, а Кушина ходила с огромным животом, что не мешало ей частенько к нам наведываться. Знаю, сам во всем виноват, сам сюда полез, но мне с каждым днем по чуть-чуть становилось страшнее. Я готов сойтись с самой смертью, если потребуется, но это не значит, что мне неведом страх. К тому же, от меня не будет зависеть ничего, и помереть я могу от любой малости. Да, пожалуй, именно это меня и вымораживает - я слишком слаб для того, что должно произойти. Мог ли я предотвратить нападение кьюби? Пожалуй, что мог. Но добрые дела вознаграждаются редко, да и то чаще в сказках, здесь бы меня тупо посадили в клетку и выпытывали, что я еще знаю и откуда. Не по злобе, не потому, что тут одни злодеи, просто из прагматизма. Но самое забавное, что даже в том случае, если я все расскажу, у Обито, он же Тоби, может все получится. Уж больно способность его глаза читерская.
  Прибавьте к этому, что на саму Коноху мне по большому счету плевать. Много людей умрет? А я что, Капитан Америка? Супермен? Да я даже не весь из себя темный Бэтмен, который тем не менее не убивает преступников. Я, мать его так, долбанный Разрушитель, и не стану переживать, что где-то там кто-то помер. Не лучшая жизненная позиция, признаю, но уж что есть, то есть. Конкретно меня уже поздно переделывать.
  В оправдание могу сказать, что смотреть на то, как кого-то убивают на моих глазах, тоже не стану, как и обвинять того, кто мог помочь лично мне, но не стал.
  После посещения квартала Хьюга дед рассказал об их разговоре с прежним главой. Точнее выжимку их разговора, самые интересные моменты. Например, о главной больнице Конохи, которая до недавнего времени была частной и принадлежала как раз клану Хьюга. В итоге Хирузен просто отжал ее в пользу деревни. А ведь в свое время именно глазастики, на пару с Узумаки, ставили там все печати. И оплачивали все это из своего кармана.
  Еще дед рассказал о желании Хьюга выдать за меня одну из своих девчонок. Не прямо сейчас, а когда мне стукнет лет шестнадцать, но договариваться начали уже сейчас. Правильно дед на меня все сбросил - отказывать им было бы... не вовремя, а с ребенка и взятки гладки. Почему отказывать? Так может, нам получше предложение поступит? Или ситуация изменится. Короче, поспешили Хьюга, тупо поспешили.
  Наступили каникулы в Академии. Узнал я об этом от зачастивших ко мне брата и сестры Учиха, к которым присоединилась и троица Хьюга. Момент их первой встречи был забавен, они просто уставились друг на друга и молчали. Со временем их отношения конечно устаканились, преобразовавшись в здоровое соперничество, но поначалу следить за ними было интересно. Сейчас же, несмотря на то, что они постоянно о чем-то спорили, настоящих ссор я не видел ни разу. Зато пару раз Кома с Рами буквально мгновенно сходились в каком-то мнении и на пару начинали терроризировать остальную компашку. Не раз и не два задавался вопросом, нахрена я им вообще нужен? Вместо того, чтобы встретиться и заниматься своими делами где-то там, эти пятеро приходили ко мне и занимались теми самыми делами у нас на заднем дворе. Частенько и без моего участия. Например, когда я взялся за меч Шиды, практически не уделял внимание детям, что их не сильно-то и заботило, зато смех и крики за окном я слышал каждый день.
  Кстати, насчет меча. Шида не был против того, что им буду заниматься именно я. Оказывается, в его глазах я уже давно заработал звание мастера. Зато сколько было поклонов и благодарностей...
  Последним звоночком перед началом мини апокалипсиса, стал приход к нам Кушины и Сарутоби Бивако, жены Хирузена. Само собой, я спустился поприветствовать гостей, но женщины были как-то напряжены, так что я решил не мозолить им глаза. Пусть даже разговор со стариком будет не секретный, порой даже в этом случае посторонние напрягают. А так как дед все равно мне потом все расскажет, я с чистой совестью пошел к себе в комнату. Чтобы спуститься вниз уже через пятнадцать минут. Не знаю, что у них там произошло, но давление чакры деда накрыло больше половины дома, выражая таким образом его гнев. А Монолит Джиро в гневе... в общем, я решил спуститься.
  -...о Сильнейшая и Умнейшая, - услышал я голос дед. - А сможешь назвать мне хотя бы десяток куноичи уровня Каге? Ну ладно, пусть будет пяток. Что молчишь? Ками с тобой, назови мне хоть одну женщину, достигшую подобного уровня.
  Так вот в чем дело. Видимо, Бивако имела глупость задеть главенство мужчин над женщинами. Зря она так, Джиро еще тот шовинист.
  - Цунаде... - скрипнула старушка.
  - Кто-о-о? - протянул дед. - Сенжу Цунаде? Хе-хе, ну, пусть так. Поздравляю! Среди вашего племени есть целая одна куноичи уровня Каге, - как он ее... и не придерешься. Вроде, что-то там признал, но почему-то сразу вспоминаются все те мужчины, достигшие подобного уровня. В этот момент я как раз подошел к нему со спины и положил на плечо руку. - А? Шигеру... Кхм... - обернулся он обратно. - Так вот, давайте уже вернемся к делу. Садись, - это уже мне. - Чего на ногах стоять?
  Ну, раз приглашают.
  - Мне скоро рожать, Узумаки-доно, - опередила Кушина открывшую рот Бивако. - И я буду очень-очень вам признательна, если вы поможете Минато контролировать мою печать... - прикоснулась она к животу.
  - Я слышал, что твой муж и сам мастер фуиндзюцу, - произнес старик.
  - Да, - подтвердила женщина. - Но мне будет просто спокойней. Я... мне немного страшно... ха-ха-ха... - посмеялась она натужно.
  Вот теперь я реально нервничать начинаю. Дед ведь согласится, как пить дать, а там Обито, взрывы, Кьюби...
  - Шигеру? - окликнула меня Бивако. - Что-то не так?
  - Просто спать хочу, - открыл я прикрытые глаза.
  Не стоит нервировать Кушину еще сильней. Ее будущие роды, походу, не детски пугают.
  - Ну, так иди, - махнула она рукой. - Незачем тебе тут штаны протирать.
  - А вот это... - начал я.
  - ПОШЛА ВОН! - накрыл нас всех монолит из чакры. Даже кружки, стоящие на столике, треснули.
  - Я... кхе... - начала Бивако.
  - Деда... - положил я ему руку на плечо.
  - Ты, прячущаяся за спиной мужа, смеешь указывать наследнику клана Узумаки, что делать?! Да еще и в моем присутствии?! ВОН!
  - Деда, успокойся, - сжал я его плечо. - Тут же беременная женщина. Сарутоби-сан, вам лучше уйти.
  Давление чакры начало спадать, но по-настоящему Джиро успокоился, только когда старуха ушла прочь.
  - Тупая бесклановая дрянь, - сплюнул старик. - Ни грамма уважения и ума.
  Не знал. В смысле, думал, что Бивако урожденная Сарутоби. Кушина, что характерно, ни словом, ни делом не показала, что не согласна со словами деда. Может быть, ей плевать, но, вроде, она не на стороне Бивако.
  - Забудь уже о ней, - проворчал я. - Ну, ступила, бывает. Никто из нас не безгрешен.
  - Ступила она... - практически остыл старик. - Так, Кушина-тян, доверять твои роды этой тупой дуре я не намерен. С нее станется еще и твоему мужу помешать.
  - Ну, это ты совсем уже... - буркнул я.
  - Передай Минато, что я согласен, - проигнорировал он меня.
  - Благодарю вас, Узумаки-доно, - слегка поклонилась она, насколько позволял живот. - И простите...
  - Забудь, - прервал ее Джиро. - Ты Узумаки, что бы ты там ни говорила. А для нас с Шигеру это многое значит.
  - Спасибо... - шмыгнула она носом.
  - А ну хватит слезы лить... нашла время. Шигеру, проводи нашу гостью домой, пусть ей муж займется.
  За воротами нас ждали Бивако и какой-то тип в маске похожей на воробья.
  - Можешь не волноваться, мы проводим ее домой, - произнесла Бивако.
  - Женщина, живущая в своей собственной реальности, и мужик, скрывающий лицо? И как тут не волноваться?
  - Пф, - приложила ко рту ладошку Кушина.
  - Смейся-смейся, - поджала губы старуха. - Шигеру-кун, я признаю, что была не права и прошу прощения, незачем разжигать конфликт.
  - Пусть так, - покачал я головой. - Но с вас должок, деда вы задели за живое и успокоить его будет не просто.
  - Какой еще должок? - нахмурилась Бивако.
  - Не знаю, - пожал я плечами. - Сами решите.
  - Как скажешь, - вздохнула старушка. - А теперь мы пойдем.
  - Я с вами, - сказал я им. - Хочу поговорить с Намикадзе-саном. Пустите к себе, Кушина-сан?
  - Ну конечно, Шигеру-кун, - погладила она меня по голове. - Что за глупый вопрос, право слово?
  Увы, но планы придется подкорректировать... Попытаться подкорректировать. Желание деда поучаствовать в родах Кушины - это просто пипец какой-то. Не дай бог, с ним что-то случится, я ж один на один со всей Конохой останусь.
  Когда мы пришли домой к Кушине, Минато нашелся у плиты.
  - Ну, и что ты там делаешь? - спросила женщина, уперев руки в боки. - Тоже мне, нашелся тут повар.
  - Но ты ведь сама мне сказала... - растерялся блондин.
  - А ну, кыш отсюда, - не стала его слушать жена. - Мне надо успокоить нервы, а что может быть лучше готовки? Давай-давай, иди отсюда. Только мешать будешь.
  - Э... - посмотрел он на меня. - Ладно... - и передав ей половник, который держал в руках, пошел снимать фартук.
  - Минато, - остановила его девушка, - это же мой половник.
  И столько стервозности появилось в ее голосе...
  - Э... - оглянулся на нее мужчина.
  - У нас три половника, какого биджу ты взял именно мой?
  - Твой? - совсем растерялся Минато. Похоже, выданную Кушиной информацию он слышит впервые.
  - Ну не твой же!
  - Извини, - ускорился бедолага.
  Быстро скинув с себя фартук, он стрелой метнулся с кухни, которая была совмещена с гостиной, из-за чего я и стал свидетелем данной сценки.
  - Здравствуйте, Намикадзе-сан, - поприветствовал я мужчину, присевшего рядом со мной.
  - И тебе привет, - улыбнулся он, нервно косясь на жену.
  - Признаться, впервые вижу беременную женщину во всей красе, - произнес я тихо. - У нас дома она... другая. Да и когда я к вам прихожу, тоже.
  - Хе-хе-хе... - все так же нервно посмеялся он. - Сегодня даже твое присутствие ее не успокаивает.
  - Может, тогда пойдем куда-нибудь... - замялся я.
  - Да. Пожалуй, да, - покивал Минато. - Не будем мешать Кушине. Дорогая, - повысил он голос, - мы пойдем с Шигеру-куном ко мне в кабинет!
  На это Кушина даже не ответила, лишь махнула рукой, не оборачиваясь.
  Домашний кабинет Хокаге не представлял из себя чего-то грандиозного - стол, два стула, шкафы. Единственное, что внушало уважение, это количество бумаг. Сомневаюсь, что здесь есть хоть один серьезный документ, но что было, заполнило всю комнату полностью.
  - Все никак не разгребете? - пожалел я его.
  - Увы мне, - ответил он, присаживаясь на стул и кивая мне на второй. - Никак не могу разобраться с последствиями войны.
  - У меня к вам серьезный разговор, Намикадзе-сан, - присел я. - По поводу приближающихся родов Кушины-сан.
  - Что-то конкретное? - нахмурился мужчина.
  - Нет. К сожалению, нет. Дело в том, что совсем недавно периметр нашего особняка был несколько раз нарушен, но ни разу я не обнаружил нарушителя. Причем реагировала лишь самая первая и примитивная из защитных линий. Деда в это время не было дома, и моим словам он... не очень верит.
  Это было вранье. От и до. Но реальных фактов и причин начать этот разговор у меня просто не было. Пришлось выдумывать.
  - Почему? - задал вопрос Минато.
  - Деда у меня мастер фуиндзюцу и в свое мастерство верит... очень сильно. Сильней, чем словам ребенка. Но посидев и подумав, я не нашел смысла к нам лезть. Точнее, лезть тому, кто сможет это сделать незаметно. И если откровенно, мне самому с трудом верится, что в Конохе есть такой мастер скрыта. Вы, конечно, можете не согласиться...
  - Да нет, я верю в это, - приподнял он руку, прерывая меня. - Поверь, я знаю, кто такие Узумаки. Проломить вашу защиту можно, но пройти незаметно... - покачал он головой. - Из тех, про кого я знаю, что он смог бы, на данный момент все мертвы.
  - Вот-вот, - покивал я. - Короче, мне почти удалось убедить себя что это мои фантазии или какие-то сбои в печатях, но тут к нам заявляется Бивако-сан с вашей женой и говорит, что печать в опасности. Понимаю, что связь тут слабая, но у меня очень плохие предчувствия. Такое впечатление, что кто-то узнал про беременность Кушины-сан и ослабление ее печати, решил наведаться в дом мастеров фуиндзюцу, чтобы... не знаю, - развел я руками. - Но даже время этот некто подбирал с учетом отсутствия Монолита Джиро.
  Минато молчал, о чем-то задумавшись. Судя по всему, мои слова все же задели какие-то струны его паранойи.
  - Спасибо, что сообщил, Шигеру-кун. Будь уверен, я учту твои слова. Кушине лучше ничего не говорить.
  - Я тоже так подумал, - согласился с ним. - И деду тоже. Но это моя личная просьба. Ему не понравится, что я действую через его голову. Как будто не доверяю. Я бы и не стал, но...
  - Понимаю, - не знаю, что он там понял, но хорошо, что это так. - С Джиро-саном я сам разберусь. Имею же я, в конце концов, право на толику паранойи, - усмехнулся он напряженно.
  - Ну, не чужой человек вам рожает, - согласился я с ним.
  После чего Минато вздохнул поглубже, а когда выдохнул, я не заметил в нем и тени напряженности.
  - Расслабься, - улыбнулся он. - Хотя по тебе и так ничего не поймешь. В общем, все будет нормально. Сам-то как? Как жизнь?
  
  ***
  
  За дедом пришли вечером, когда стемнело, через месяц после того разговора. Это был шиноби АНБУ в маске какой-то рыбы, я видел его стоящим у нас во дворе, когда они уходили с Джиро, но перед этим старик позвал меня в свой кабинет и показал на стопку свитков.
  - Здесь библиотека, - указал он рукой на один из них. - Здесь все деньги, что хранились у меня. Здесь все бумаги. Документы на дом, на землю, договора, адреса... в общем, все важное и официальное. Это... - указал он мне на следующий свиток, - Впрочем, с остальным и сам разберешься.
  - Деда, - нахмурился я. - Какого биджу?
  - Не нравится мне поведение Минато последнее время, - пожал тот плечами. - Так что, на всякий случай. Сам понимаешь, когда весь род состоит из двух человек, приходится перестраховываться даже по мелочам.
  - Старик, если с тобой что-то случится, мне придется ну очень сложно. Надеюсь, ты это осознаешь?
  - Не волнуйся ты так, - взъерошил он мне волосы. - Не собираюсь я помирать.
  - Я в свое время тоже не собирался... - ответил я спокойно.
  Его рука замерла у меня на голове, а потом медленно опустилась на мое же плечо.
  - Мне плевать, что ты там говоришь про шинигами и ваши с ним делишки. Ты мой внук. Плоть от плоти моей. Наследник великого клана. Я всегда любил тебя и буду любить до конца жизни. Что бы ни было, что бы ни случилось. Как твое имя?
  - Узумаки Шигеру, - произнес я, не задумываясь.
  Иного ответа и быть не могло, ибо Волков мертв.
  - Это все, что для меня важно. Никогда не забывай, кто ты. И повторю вновь - я не собираюсь умирать, мне еще есть о ком заботиться.
  Он ушел, а я, активировав всю защиту дома, что находилась в спящем режиме, присел на крыльцо. Сегодняшняя ночь определенно будет напряжённой.
  
  ***
  
  Когда роды закончились, радостный Минато чуть ли не приплясывал рядом с женой, а Бивако, забрав новорожденного, пошла на выход из зала. По двум шиноби в масках, стоящим у единственного выхода из помещения, было сложно понять, расслабились ли они, но вот старуха, Кушина и Намикадзе определенно считали, что все закончилось.
  - Минато, - обратился старик к Хокаге. - Хватит там ворковать, закрой уже печать Кушины.
  Тут-то все и началось. Первым пришел звук, который старик определил, как кунаи, вошедшие в плоть. Джиро не стал тратить время на поворот головы, занявшись этим уже во время прыжка в сторону звука. Если бы не Бивако с ребенком, находящиеся там же, то прыжок был бы совсем в другую сторону, ну уж что есть, то есть.
  Промедли он хоть на мгновение, и вместо картины тянущего к ребенку руки странного человека в маске Джиро наверняка увидел бы того же человека, но уже с ребенком, стоящим над трупом жены Хирузена, а так мертвы были лишь трое АНБУ - двое у дверей, с кунаями в горле, из которых били молнии, и один у ног человека в маске, со свернутой шеей.
  Миг, и ладонь Джиро, готовая поставить печать подавления сил, проходит сквозь голову неизвестного, руки которого, как и он сам, в свою очередь проходят сквозь ошарашенную Бивако. Как итог, незнакомец оказывается за спиной старой куноичи, прикрытый ею и ребенком от Джиро, со стоящим за ним Минато.
  Вот неизвестный начинает заваливаться на спину, утягивая за собой жену Хирузена, одновременно с этим из-под ее рук выбивая сверток с новорожденным чуть вверх и на себя. Стоило только Бивако выпустить ребенка из рук, как за ее спиной появилась пространственная воронка, утягивающая в себя и незнакомца, и малыша.
  Еще один миг, и все та же воронка появляется в самом дальнем углу зала, выплевывая человека в маске и ребенка в его руках, с приставленным к лицу младенца кунаем.
  - Фу-у-ух, - протянул незнакомец. - Задали вы мне жару. Давно я так не напрягался. А теперь, уважаемый Хокаге, будьте так любезны, отойдите от своей жены... куда подальше.
  - Минато, печать! - крикнула Бивако.
  - Я сказал, от нее! - повысил голос неизвестный. - А не к ней, - закончил он уже спокойней, заметив, что Минато замер на месте. - Или мне придется кое-кого убить, - намекнул он на ребенка.
  "Патовая ситуация", - признал для себя Джиро. Если он убьет ребенка, их уже ничто не будет сдерживать. Судя по всему, вторженцу нужна именно Кушина, точнее, Кьюби внутри нее, а значит, сейчас этот тип в маске будет их отвлекать. Скорей всего с помощью все того же ребенка. Но пацаном займется его отец, а вот ему придется прикрыть Кушину. Но, биджу его подери, как это сделать при таком-то противнике? Стоп. Печать блокировки чакры. Одна из них действует через ауру. Пятый уровень, а значит, нужно чуть времени. Хотя бы секунд пять.
  Увы. Как вы понимаете, незнакомец решил не давать им времени. Судя по всему, он заранее продумал, что будет делать, да еще и умудрился как-то подготовиться. Во всяком случае, метнувшийся к Кушине старик был весьма удивлен, когда заметил, что ткань, в которую был обернут ребенок и которую отбросил в сторону Минато, мгновенно оказавшийся рядом с подброшенным вверх сыном, до отвала напичкана взрывпечатями. Готовыми рвануть взрывпечатями.
  Блондина на пару с сыном спасла лишь знаменитая скорость Желтой Молнии Конохи. Даже без своих специальных кунаев, позволяющих ему телепортироваться, он был одним из быстрейших шиноби в мире, что позволило Минато прямо в воздухе достать обозначенный кунай и, напитав его чакрой, метнуть наружу. Прямо сквозь дерево и камень помещения. Но взрыв, разнесший небольшое строение ко всем биджу разом, не дал Минато толком приземлиться, протащив того по земле метров десять, стоило ему только появиться рядом с печатью Бога Грома, намотанной на тот самый кунай.
  Блондину оставалось признать, что это был провал его как шиноби, готовый перерасти в провал как Хокаге, если неизвестный освободит Кьюби. И это не говоря о личной трагедии, дамокловым мечом нависшей над их семьей. В этот момент со стороны развалин раздался скрежет камня и шуршание осыпающегося щебня. Глянув в ту сторону, Минато с удивлением узнал, что старый Узумаки еще жив. Скинув со спины кусок камня, он поднялся на ноги.
  - Кушина жива, - начал он отряхиваться. - Этот тип засосал ее в эту свою воронку.
  - Я знаю, - ответил Минато.
  Еще пару лет назад Намикадзе поставил на будущую жену печать, которая позволяла перемещаться к ней с помощью Печати Бога Грома. И пусть нечетко и как-то странно, но он все еще ощущал свою метку.
  - Старуха тоже жива, - продолжил спокойно дед. - Извини, но Кушину я не успевал защитить. То есть если бы не преступник, тогда другое дело, а так пришлось спасать, кого еще мог.
  "Да уж", - подумал Минато. - "Было глупо думать, что такая мелочь может убить этого монстра. Так он еще и Бивако-сан успел защитить."
  - Я рад, - все так же лаконично ответил мужчина и, выдернув кусок деревяшки из ноги, начал подниматься.
  - Это был Учиха, - подошел к нему Джиро с Бивако на плече.
  - Я видел его глаз, - кивнул Минато. - Мне надо спешить, Узумаки-сан.
  - Тогда давай ребенка, - вздохнул дед. - У меня дома сейчас будет безопасней. Этот тип, похоже, много знает про вашу защиту, а Шигеру, поди, уже все печати в доме активировал.
  - Все печати? - не понял блондин.
  - А ты думал, мы постоянно всю защиту активированной держим? Нет, парень, затратно это слишком, - покачал старик головой.
  - Тогда да... пожалуй, да... - медленно согласился Минато.
  Если Шигеру был прав, а теперь-то понятно, что это так, то преступник пробирался к ним в дом, когда тот был защищен не полностью, теперь же там, наверное, та еще крепость.
  - Ну вот и давай сюда ребенка, а сам возьми это тело.
  - Лучше положите Бивако-сан на землю, с минуты на минуту тут будут мои люди, они ее и заберут.
  - Как бы они и меня не забрали, - посетовал старик, сгружая тело Бивако на землю.
  - Мне в любом случае надо их уви... а, вот и они.
  
  ***
  
  Дед вернулся, да еще и не один. На руках он нес сверток, а по бокам его сопровождали двое бойцов АНБУ. Что ж, похоже, у Обито все получилось. Все-таки он тот еще живчик. По возрасту ровесник Какаши, а тому сейчас лишь четырнадцать. Да, мангеке шаринган, да, помощь Мадары, но черт возьми...
   - Собери всех слуг и загоняй в главный дом, - подошел ко мне дед. - Эти парни сегодня посторожат наш покой, - кивнул он на АНБУ. - Хокаге поручился за них, но если что, вали их не раздумывая, - совершенно не стесняясь произнес дед. - Если конечно меня рядом не окажется.
  Впрочем, двум АНБУ на это похоже было плевать. Они поди и не поверили, что я могу их уничтожить. В чистом поле это конечно так, если они джоунины, но в доме столько печатей, что мне и делать-то толком ничего не придется. Главное поставить на младенца метку, а в руках деда, как я успел заметить, именно младенец. Хотя о чем я, дед наверняка уже все сделал.
  - Как скажешь, - слегка поклонился ему.
  Новый гость посетил наш дом буквально через двадцать минут. Просто появившись из воздуха рядом с воротами. Слегка помятый Минато нес на руках Кушину и лишь кивнул мне, проходя мимо. Похоже, старик и на него поставил домашнюю метку, а на Кушине она давно стояла.
  Провел мужчину в гостевую спальню, где уже находился их сын, да решил там и остаться. Что Минато расскажет старику, я и так в целом знал, а Кушина требовала ухода. Даже странно, что он не притащил сюда ирьенина. Может, Намикадзе и намеревается так поступить прямо сейчас, но, боюсь, если верить канону, у мужика просто не хватит на это времени. Потому мне и приходится ставить под кроватью медицинскую печать пятого уровня, на потолок над Кушиной - четвертого уровня, и на стену рядом с кроватью - третьего. До утра продержатся.
  - Ты действительно достойный наследник клана, Шигеру-кун, - раздался голос Минато из-за спины.
  - С этими печатями до утра она доживет в любом случае, - вздохнул я, направляясь на выход. Надо дать им пару минут.
  Из Кушины вытянули Кьюби. Произойди это с кем другим, и он бы очень быстро умер, но жизненная сила красноволосых держала женщину на этом свете, и если ее не трогать, она скорей всего поправиться. Вот только... кто ж ей даст отлежаться?
  Что об этой ночи говорит канон от Кишимото? В деревне появляется лис, Минато мчится спасать деревню, но коварный Тоби, он же Обито, встает у него на пути. Пока Минато разбирается с Учихой, доблестные шиноби Конохи бодаются с Кьюби, и в самый ответственный момент, когда лис уже готов вдарить по всем бомбой биджу, Минато все-таки добирается до бедной зверушки. Обито к тому моменту уже отхватил люлей. Эпическое превозмогание, а ничем другим это и правда не назовешь, и Намикадзе Минато умудряется телепортировать лиса... неизвестно куда. Я не знаю куда, но подальше от Конохи. После чего мчится обратно, хватает жену и сына, проводит какой-то там ритуал и благополучно отдает концы. Вместе с женой, да.
  Мораль? Паранойя спасет мир. Нужно быть готовым ко всему, тогда не придется жертвовать жизнью.
  А минут через пять, когда Минато еще был в комнате с женой и сыном, я почувствовал Кьюби. Стоит отметить, что шиноби чуют чужую чакру не из-за ее силы, а благодаря своей зоне чувствительности. То есть освободившийся хрен знает где биджу остался незамеченным просто потому, что до него не добивал ни один сенсор, но стоило Кьюби подойти поближе... Чакру лис распространял на достаточно большом расстоянии от себя, чтобы даже меня, находящегося в доме на отшибе и являющегося довольно посредственным сенсором, никаким, прямо скажем, пробил озноб. Вашу машу, да я чувствовал себя так, будто меня окружила голодная стая лис-зомби. Какой-то сверхъестественный страх вперемешку с напряжением и злостью.
  Минато ушел, а вместе с ним ушел и дед. Как единственный взрослый представитель клана Узумаки в Конохе, старик пошел выполнять долг союзника. Я тоже не выдержал. Понятное дело, ничего защищать я не побежал, но и сидеть внутри дома мне надоело, поэтому я забрался на крышу. Пусть из-за деревьев я не мог видеть всего, но уж основное моему взору предстало. Огроменный... просто опупенно огроменный... демон. Называть Лисом это у меня язык не поворачивался. Хотя, в общем-то да, какие-то черты прослеживались. Может быть, когда Минато запечатает в себя его негативную чакру, лис и будет похож на лиса, но пока что это какая-то хрень с горящей огнем шерстью, двумя прожекторами глаз и пастью, которая у нормальных животных на такую ширину не раскрывается.
  Признаюсь, было жутко. Я прикинул, что бы смог сделать, будь у меня сейчас все силы ведьмака, и понял, что ничего не смог бы. У ведьмаков просто нет ничего, чем можно приложить эту тварь. Абсолют еще сможет справится со слабым, ну, пусть даже средним джоунином, и все. А про таких людей, как Джиро или Минато, даже думать не стоит. Что уж говорить про существ вроде биджу?
  Когда Кьюби шарахнул своей супер бомбой по монументу Хокаге, я впервые за все то время, что здесь нахожусь, задумался о том, не сглупил ли я? Такая мощь, да с такой скоростью... Даже после срабатывания пространственной печати, которая отправила огромный шар энергии в далекие дали, я все еще думал об этом. Ведь, по идее, сейчас на Минато навалился Обито, и стоит только Кьюби выпустить еще один такой шар... да хотя бы в половину меньше, и все, прощай, малыш Шигеру. Кушина, Наруто, дед, все прощайте. Но так как изменить ничего было нельзя, оставалось лишь сидеть на крыше и смотреть, как невидимые с моего ракурса и расстояния шиноби, отвешивают лису по морде. И, что удивительно, они неплохо с этим справляются. Хотя... ну да. Печати и какая-то огроменная палка, появляющаяся из ниоткуда. Похоже, только мой дед и Хирузен там веселятся. Ох ты ж мать! Народ! А эти Акимичи и вправду пипец как круты. Появившийся в облаке дыма полный мужик ростом даже чуть больше Кьби сходу заехал тому двоечку по морде. Хук с левой, еще один хук с левой, апперкот и смачный пинок правой ногой в грудь. С жирдяями определенно лучше дружить. И только пришедший в себя лис хотел ответить, даже лапой замахнулся, как неожиданно просто замер. Твою мать. Даже отсюда я видел, как нечто большое и темное опутало ту самую лапу, а сорвавшийся с места Акимичи просто протаранил лиса, начав выталкивать его за пределы стен Конохи, благо он недалеко от нее находился. Ёк-макарёк, люди добрые. Это надо видеть своими глазами. У меня просто нет других слов - ёк-макарёк, и все тут. Из-за перехода в этот мир различные мелочи оказались подзабыты, и я точно не помню, как проходил бой с лисом в каноне, но то, что я видел сейчас, впечатляет очень сильно. Такие эпичные баталии даже в этом мире случаются не часто.
  Все, что происходило дальше, происходило за пределами деревни. Очухавшийся лис ухватился передними лапами за плечи все еще толкающего его Акимичи, после чего изобразил коронный прием всех кенгуру, то есть тупо ударил задними лапами в пузо мужику. Судя по тому, что тот исчез в облаке чакродыма, удар был могучим. Вслед за этим лис очень быстро создал еще одну бомбу биджу и запустил ее куда-то чуть вправо от себя. Бомба, может, и была маленькой, но судя по тому, что он выпускал до этого, уверяю вас, рвануло бы знатно. Если бы не двадцатиметровая печать отрицания, появившаяся в воздухе прямо перед ней. Деда отжигает. Будь бомба хотя бы раза в три больше, и печать не сработала бы, точнее, бомба просто взорвалась бы при касании с ней, а так, словно мячик для пинг-понга, бомба отрикошетила от творения Джиро и улетела куда-то в другую галактику.
  Вслед за этим со стороны Конохи с земли начала подниматься палка исполинских размеров, подозреваю, это призыв Хирузена - обезьяна, что может превращаться в посох. Проделав полукруг в сто восемьдесят градусов, посох опустился на землю рядом с Кьюби. Мог бы опуститься и ему на голову, но лис - не дурак, лис - кенгуру. Короче, Кьюби отпрыгнул, увернувшись от удара, после чего даже присел, собираясь ломануться вперед. Но тут опять вступил в дело Джиро.
  Четыре печати появились с разных сторон лиса, и практически мгновенно вслед за этим под ними из земли поднялись четыре исполинских столба. Миг, и дернувшегося в сторону Кьюби спеленали четыре каната из молнии. "Путы Райдона", четвертый уровень. Но на биджу не рассчитаны, так что продержатся недолго. Впрочем, на биджу вообще мало что рассчитано, особенно на Девятихвостого.
  Но этот мохнатый ублюдок очередной раз доказал, что не такой уж он и безмозглый. Вместо того, чтобы бесноваться, пытаясь вырваться, он просто начал создавать еще одну бомбу биджу, и судя по затрачиваемому времени будет новая бомба размером с ту, что он запустил в Минато.
  А я в тот момент приготовился умирать. На всякий случай. По идее-то Джиро сможет отразить бомбу, как тот же Минато, но то по идее, а как оно на самом деле все будет... Я, например, не в курсе, что за печать применил блондин, так что шанс на то, что и Джиро не знал, присутствовал.
  Дальнейшие события можно описать очень быстро. Появилась огромная жаба, которая прижала морду Кьби к земле, пять секунд, и лис просто исчезает. Минато все-таки успел вернуться. И теперь я даже смог осознать, почему его будут восхвалять в будущем. Такое чувство, будто он тебя с эшафота в последний момент выдернул.
  Пора спускаться, скоро блондин придёт за своей семьей, чтобы запечатать в теле сына Кьюби и заодно убиться об него на пару с Кушиной. А я не знаю, как это изменить. По идее, Кушина ему нужна, чтобы удержать лиса на одном месте. Чисто технически ее мог бы заменить дед или я, но дед где-то на руинах деревни, а я просто не потяну по чакре. Хотя стоп. Если уж это смогла сделать опустошенная Кушина, то я со своим недетским объемом, точно смогу. Только вот есть одно но - чакра Кушины, как и Мито в свое время, идеально подходит для подавления чакры Кьюби, и если жене Первого просто повезло, то Кушину выбрали для отправки в Коноху именно из-за этого. А вот смогу ли я, на одной лишь чакре без каких-либо особых свойств, удержать цепями эту махину, точнее, хватит ли мне на это количества чакры?
  Очень даже возможно.
  Когда я вбежал в комнату к женщине и ребенку, Минато был уже там, но то, что происходило, заставило меня сильно нервничать.
  - Все будет в порядке, любимая, обещаю, - стоял он с ребенком на руках рядом с кроватью. - С Наруто ничего не случится. Клянусь. Пожалуйста, милая, не плачь.
  Кушина полулежала на кровати и тянула руку к ребенку, заливая лицо беззвучными слезами.
  - Возьми меня с собой, - прошептала она, но в той тишине, что окутала комнату, я все прекрасно слышал.
  - Нельзя, Кушина-тян, - натужно улыбнулся мужчина. - Меня же Джиро-сан прям там прибьет.
  
  ***
  
  Если подумать, то Джиро оказался в такой ситуации по воле случая. Он определенно не собирался телепортироваться вместе с Минато и Кьюби биджу знает куда. Когда появилась огромная жаба и прижала к земле лиса, старик понял, что это идеальный момент поставить на того пятиуровневую печать подавления чакры. Ту самую, что действует через ауру. И пусть она продержится недолго, хрен бы с ней, но за это время он, Хирузен, Минато и, быть может, эта жаба, так отпинают Кьюби, что он скулить будет при одном только воспоминании о Конохе. А там его и запечатать можно будет в кого-нибудь. Собственно, так с биджу всегда и поступали, отчего они сильно не любят шиноби. Кто ж знал, что этот блондинистый псих решит телепортироваться вместе с лисом. И с ним заодно.
  Один плюс, теперь можно не сдерживаться - рушить тут, кроме леса, нечего. Правда плюс небольшой, учитывая, что у Минато чакры крохи остались, а Хирузен в Конохе застрял. Но старая обезьяна, скорей всего, на всех парах сюда мчится. Взрыв бомбы биджу, которая чуть не угробила, кажется, не только его, но и самого Кьюби, так близко она рванула, определенно задаст вектор направления для Хирузена. Если этот урод вообще собирается рисковать своей шкурой. Призывать тануки сейчас бессмысленно, у них просто нет достаточно больших парней, чтобы драться с Кьюби, они скорей мешаться будут, чем помогать. Да и жалко этих выпивох, лис же бедолаг просто схарчит, они и сбежать обратно не успеют. В общем, призыв - не вариант. Не против Кьюби, во всяком случае. В такие моменты Джиро остро жалел, что бросил медоедов, сменив их на тануки.
  Все равно ведь сеннином так и не стал.
  Найдя пытающегося отдышаться Минато, Джиро услышал его план и... потер лоб.
  - Как ни странно, план осуществим, но ты хоть представляешь, что тебя ждет на той стороне? И длиться это будет вечность, Минато.
  - А вы, Джиро-сан, представляете? - криво улыбнулся блондин.
  - Ты будешь одной из многочисленных рыбок в аквариуме. Будешь вечно плавать в ограниченном пространстве, неспособный ни исчезнуть, ни забыть. Вечное полусуществование.
  - Я готов на это, - ответил спокойно Минато.
  - Это ты сейчас говоришь, - не сдавался старик. - А через тысчонку лет просто сойдешь с ума.
  - Да будет так, - кивнул четвертый Хокаге. - Вы поможете мне, Джиро-сан?
  - Конечно помогу, - скривился дед. - А то с тебя станется притащить сюда еще и Кушину.
  - Тогда держите, - протянул он один из своих кунаев, точно такой же старик уже брал у него, чтобы бросить рядом со своим домом.
  И вот теперь он ждал возвращения Намикадзе, наблюдая, как Кьюби принюхиваясь, ищет того, кто его сюда забросил. Даже странно что лис не дебоширит и не мчится обратно в Коноху. Умом эту тварь точно не понять.
  Минато появился, как всегда, неожиданно, даже для него, шиноби S-ранга. Вот его нет, а вот он есть. С младенцем на руках.
  - Будет ли наглостью с моей стороны попросить вас позаботится о моей семье? - произнес Минато тихо, пытаясь в этот момент запечатлеть образ сына в памяти на все свое будущее... полусуществование.
  - Это не наглость, это оскорбление, - так же тихо ответил старик. - Ни я, ни Шигеру не оставим Кушину-тян и вашего ребенка одних.
  - Примите мою искреннюю благодарность, а теперь, - прикрыл он глаза. - пожалуй, начнем. После того, как я распечатаю алтарь, мне будет нужно минут десять-пятнадцать. Но скорей всего, все-таки десять.
  - Я поставлю вокруг тебя барьер, - кивнул старик. - Даже эта тварь не пробьет его быстро. Только не выходи за периметр, а то он сразу исчезнет.
  - Понял, - кивнул Минато. - Я начинаю. Печать Восьми Элементов, - хлопнул мужчина ладонью о землю.
  Призвав ритуальный алтарь, который должен взять на себя безопасность слабого младенца при запечатывании в него Кьюби, Минато с головой ушел в подготовку, более не обращая внимания на окружающую действительность. Увы, но лис во все времена славился своей сенсорикой, и призыв алтаря не прошел мимо его внимания. На всей доступной для себя скорости Джиро начал ставить печати вокруг этого малолетнего дебила, не подумавшего о том, что сначала хорошо было бы поставить барьер. Ну, или как минимум, дать начать действовать Джиро, отвлекая на себя лиса.
  - Придурок белобрысый, - закончил ставить барьер старик и тут же развернулся к лису, начав творить новую технику. - Призыв: Спасай мою задницу Рашомон.
  После того, как Джиро ударил обоими ладонями по земле, на пути сформированной к тому моменту бомбы биджу из земли поднялись пять огромных врат. Первые двое врат бомба снесла нафиг, а вот третьи ее все-таки остановили. Оставшиеся две стены, по сути, оказались не тронуты, став немым укором старику, не рассчитавшему силу удара Кьюби. Мог бы и сохранить немного чакры.
  Отозвав оставшиеся врата Рашомона, дед нос к носу встретился с Кьюби, который стоял прямо за ними.
  - Оу, - только и сказал он.
  После чего сложил ручную печать концентрации и одновременно с замахом лапой Кьюби активировал технику.
  "Дотон: Накуси Выкуси", - подумал старик, когда земля под ногами лиса резко ушла вниз.
   Назвать ямой то, что получилось, язык уже не поворачивался. Хотя квадрат сто на сто метров, уходящий вниз метров на пятьдесят, по факту ею и был. И пусть урона техника Джиро не нанесла никакого, зато она дала ему время уйти в шуншин, и уже совсем с другой стороны, подальше от Минато, продолжать атаковать.
  Несколько сложенных ручных печатей, и над головой старика, прямо в воздухе, появилась огромная квадратная печать, в четырех углах которой были печати поменьше и уже круглые.
  - Это тебя точно проймет, ублюдок, - прошептал Джиро, активируя технику.
  После чего в наполовину вылезшего из ямы лиса метнулись четыре огромные молнии, имеющие форму тигров. Как раз из тех самых круглых печатей поменьше. В морду, в грудь, опять в морду, в плечо. Четыре удара поразили лиса, вновь скидывая его в яму, и уже оттуда раздался оглушительный рев зверя. После такого Кьюби стало временно плевать на букашку под барьером, у него появилась новая цель.
  Огромная лапа появилась из ямы, за ней вторая, рывок, и Кьюби вновь припал к земле уже на поверхности, готовый выпустить очередную бомбу биджу. Но вот цель найдена, и закрученная в шар положительная и отрицательная чакра срывается в полет... чтобы отрекошетить в небо от очередной печати, появившейся в воздухе.
  Нельзя сказать, что Курама разозлился, он и так постоянно был в гневе, но в тот момент его эмоции чуть сменили направленность. Наверное, это можно назвать аналогом чертыхания у обычных людей. Тюрьма, Учиха, деревня шиноби, сами шиноби, теперь еще и этот Узумаки... он даже помнил его, видел, когда тот встречался с женой Первого. Как же его достали эти людишки.
  Вслед за первой бомбой Кьюби сразу начал формировать следующую, но на этот раз лис решил не выпускать ее единым шаром, а проделать дыру со стороны противника, дабы пальнуть в него чистой энергией разрушения, оформленной в ярко желтый луч. И он таки сделал это, несмотря на то, что появившаяся за пару секунд до этого прямо над ним новая печать увеличила силу гравитации во много раз, из-за чего Кьюби прижало к земле. К сожалению для лиса, этой пары секунд шиноби хватило на подготовку, чтобы в момент выстрела лучом сместиться в сторону.
  Ну а Джиро, в очередной раз сбежавшему от смерти, оставалось только тихонько присвистнуть. Силен засранец. Но если Кьюби и дальше будет поливать его дальнобойными атаками, он так и до утра продержится, главное, успевать создавать свои техники раньше, чем биджу формирует бомбы. Однако лис тоже не был дураком, и их мысли со стариком были практически одинаковы, отчего следующей атакой Кьюби была не очередная биджудама, а рывок в сторону шиноби. На него и удара лапой хватит.
  Матюгнувшись, Джиро сделал самый длинный шуншин назад, на который был способен, и именно в этот момент на Кьюби опустился метеорит.
  Профессор, Бог шиноби, Пепел смерти или, если просто по-домашнему, Хирузен все-таки прибыл на поле боя.
  - Чего-то ты не торопился, - обратился Джиро к появившемуся рядом с ним Третьему Хокаге.
  Шутить насчет старости со столетним шиноби было как-то не очень, поэтому Хирузен просто пожал плечами.
  - Заблудился чуток.
  - Это да, в ваших лесах такое возможно, - согласился с ним Узумаки. - Ну что, я держу, ты бьешь?
  - Было бы замечательно, - оскалился Хирузен.
  До этого из-за близости Конохи он, как и Джиро, не могли действовать в полную силу, но к Хирузену это относилось особенно - как ни крути, но он специализировался на объемных техниках, в отличие от того же Узумаки, бойца точечного стиля. У них, конечно, были техники противоположной направленности, но полностью себя показать они могли лишь вот в таких ситуациях, находясь посреди леса. А уж на пару...
  - Намикадзе видел? - решил по-быстрому решить этот вопрос Джиро.
  - Да, но что он хочет, не понял. Запечатать биджу в ребенка можно и быстрей. И что за барьер на нем, кстати?
  - S-ранг... по вашей классификации, так что не сдерживайся. А Минато... о, очухался, - прокомментировал дед увиденное. Кьюби вновь был на лапах и лишь потряхивал головой. - Короче, - начал он складывать ручные печати, - Минато решил самоубиться с помощью шинигами, но оставить деревне джинчурики, а теперь погнали.
  Хирузен понял, на что намекает Джиро, ведь у них нет еще одного Узумаки с подходящей чакрой, а в ребенка Минато пихать биджу бессмысленно, но вот что именно хочет сделать четвертый Хокаге, не понимал даже он.
  А Джиро тем временем действовал.
  Появившуюся прямо перед мордой лиса печать тот просто порвал ударом лапы, но на нее Узумаки и не рассчитывал, она вообще была "пустой", созданной лишь из-за скорости появления. То есть в то время, как она проявилась в этой реальности, старик уже почти закончил создавать другую, прямо под Кьюби. Эта печать была аналогом хидена Узумаки, попыткой если и не повторить, то хотя бы приблизиться к творению Рикудо, которое красноволосые ставили себе уже не одну сотню лет. Цепи чакры. В отличие от тех, что они генерировали своей собственной чакрой, эти выглядели как обычные, пусть и титанического размера, железные цепи. Ими нельзя было управлять, да и слабее они были, чем золотые, в общем-то минусов относительно оригинала хватало, зато на них не надо было постоянно тратить личную энергию. Лишь разовая порция, хоть и большая. И как ни крути, они были действительно крепкими. Старик хотел оставить данную печать на предпоследнюю очередь, но раз тут появился Хирузен, почему бы и нет? Можно немного потратиться.
  - У тебя минуты две... - начал Джиро, но в этот момент опутанный цепями Кьюби рванул с такой силы, что старик немедленно изменил свое мнение: - Поправка: одна минута. И знаешь, Хирузен, этот засранец действительно впечатляет.
  - Впечатляют Мито и Кушина, - ответил Сарутоби, стоя с закрытыми глазами и складывая ручные печати, - которые столько лет их сдерживали внутри себя.
  А еще через секунду он закончил технику.
  Джиро, конечно же, слышал об этой технике Хирузена, да и прозвище "Пепел смерти" о многом говорит, но увидев все своими глазами, признал, про себя, ясное дело, что впечатлен. Не каждый день увидишь огромного, раза в полтора больше Кьюби, самурая в полном боевом облачении, полностью состоящего из пепла. Удар пепельной же катаной, должно быть, был страшен, но лис, надо отдать ему должное, лишь рычал, с ненавистью глядя на технику бывшего Хокаге. За первым ударом последовал размашистый второй, за ним третий, а потом самурай просто упал на Кьюби, который был все еще оплетен цепями, после чего взорвался. Вот так просто, раз, и взорвался. Но, ками пресветлые, что это был за взрыв...
  - Хирузен, придурок, предупреждать же надо, - отплевывался от листьев и дерна Джиро. Если бы он не погрузился наполовину в землю, его бы точно сдуло.
  - Извини, - покаялся Хирузен, разрушив переднюю часть земляного купола, что успел сотворить перед взрывом. - Давно я не пользовался этой техникой, успел подзабыть последствия.
  - Ну да, конечно... - покосился на него Узумаки. Но их спору не дано было разгореться, так как на тыльной стороне ладони Джиро сработала простенькая печать, которую ему поставил Минато, когда еще объяснял свой план. - Пора, Хирузен, Минато готов действовать. Даже раньше, чем я думал.
  Два старых шиноби сорвались с места, на полной скорости устремившись к все еще целому барьеру, за которым находился нынешний правитель Конохи. В это время с диким, истинно демоническим ревом Кьюби вырвался из цепей печати и толчком чакры развеял тучу пыли, поднятую взрывом пепельного самурая.
  Кураме было больно. Уже давно ему не приходилось испытывать подобное, и одновременно с болью к нему пришло понимание, что до этого он и не был по-настоящему зол.
  - Здравствуйте, Сарутоби-сан, - поприветствовал их Минато, не выходя из-за барьера.
  - Здравствуй, Минато-кун... - ответил Хирузен. - Ты уверен, что...?
  - Уверен, Сарутоби-сан, - прервал его блондин. - Нам бы поспешить, - покосился он на ревущего лиса. - Узумаки-сан, мне будет нужно две минуты на печать Бога Смерти и несколько секунд на запечатывание самого лиса.
  - Будут тебе две минуты, - кивнул старик. - Барьер можно не снимать, после появления шинигами ваша связь с ним сама все разрушит.
  - Тогда я начинаю.
  Больше не обращая внимания на Минато, Джиро обернулся к Кьюби, и на какой-то момент их взгляды пересеклись, отчего старика передернуло.
  - Конго Фуса, - только и произнес дед.
  После этих слов из спины старика появились пять золотых цепей, которые с огромной скоростью помчались в сторону лиса, с каждым мгновением увеличиваясь в длине. У биджу не было шанса защититься от этого. Цепи буквально оплели Кьюби, не забыв замотать пасть и прижать к земле.
  Когда появился шинигами, даже у стоявшего к нему спиной и потому не видевшего бога смерти Джиро пробежали по спине мурашки. А уж пролетевшая над ним призрачная рука, ухватившая лиса за шкуру, и вовсе заставила думать о вечном. Впрочем, глядя, как Кьюби сопротивляется отъему своей чакры, сопротивляется самому шинигами, мысли Джиро переключились на иное, и он в очередной раз с уважением подумал о силе Девятихвостого.
  Тем не менее, Кьюби - не та фигура, чтобы долго сопротивляться такому оппоненту, потому итог был очевиден - половина чакры бессмертного лиса навсегда запечатана в душе Минато, а сам блондин точно так же навсегда уходит в домен Бога Смерти.
  Курама был зол, испуган и обескуражен одновременно. То, что происходило в данный момент, он не смог бы даже представить еще день назад. Всего день, и сначала подчинение, а потом такая близкая и притягательная свобода обернулась этим. Да у него слов не было, чтобы описать данную ситуацию! Зато оставались инстинкты. Странно для существа из чакры, но это было именно так. И когда натяжение этих проклятых цепей из-за резкой потери объема его тела пропало, он, даже будучи ошарашенным и обескураженным, начал действовать. Рывок в сторону, наступить на одну из цепей, правой лапой схватить пучок, уходящий в сторону Узумаки, и хорошенько дернуть.
  Действия Кьюби и мысль Джиро о том, что надо бы подтянуть цепи, были практически одновременны, но перемещение тех самых цепей не было мгновенным, так что можно сказать, что первым начал действовать именно лис. Из-за чего среагировавший, но не успевший ничего поделать Джиро, банально подлетел в воздух и, описав полукруг над головой Курамы, с огромной скоростью врезался в землю. Увы, но цепи чакры были неотделимы от пользователя, потому у Кьюби все и получилось. Но Джиро не был бы шиноби S-ранга, если бы такой поворот событий мог его убить. Да, приложило знатно, да, на мгновение он потерял ориентацию, но он был шиноби уровня каге и умер не от удара об землю, а потому что сразу за этим его пронзили когти лиса. Один коготь оставил огромную дыру в груди, а второй размозжил в кашу голову. И если бы не Хирузен, который как раз и не успел среагировать на начало действа, тут бы история Наруто и закончилась. Но пареньку повезло. Между ним и Кьюби находился третий Хокаге, а гулять на свободе лису оставалось совсем чуть-чуть. Вот во время этих "чуть-чуть" Хирузен и вдарил в грудь развернувшегося к нему Кьюби своей удлинившейся чудо палкой. То есть, конечно, посохом, представляющим собой его призыв - короля обезьян Энму. А еще через секунду превратившегося в красный туман лиса засосало в печать на пузе младенца.
  
  ***
  
  "Прими мои искренние соболезнования, Шигеру-кун". Это было первое, что сказал заявившийся в наш особняк Хирузен. Теперь уже мой. Соболезнования... О том, что старик мертв, я узнал еще ночью, когда одна из печатей на моем теле угостила меня вспышкой боли. Одна из, но особая. Старик мертв, Кушину забрали АНБУ чуть раньше, верный Шида сидел чуть в стороне, а служанки у себя в доме для слуг. Старик мертв... и если кто и виноват, то только я. Но большие цели невозможны без риска. Был ли оправдан конкретно этот риск? Определенно был. Увы, идеальное интегрирование в Коноху не удалось, и теперь старик мертв...
  Черт возьми, я успел к нему привыкнуть. Переживал ли я о потере? Конечно же, переживал! И не в плане потерянных перспектив, а просто потому, что дед стал мне дорог. Не первая потеря в моей жизни, так что переживу, но как же погано на душе.
  Теперь я один на один с Конохой. С "деревней", для которой я в первую очередь сопливый юнец и лишь потом новый глава клана Узумаки. А будь я частью селения, был бы до совершеннолетия всего лишь наследником. И как теперь местные поведут себя? У меня же теперь здесь только горстка Сенжу в союзниках. Они, кстати, пережили нападение лиса, не в последнюю очередь благодаря Джиро, который прикрывал от Кьюби главным образом их квартал и лишь потом всю остальную деревню.
  Как же так, старик? Как же ты так облажался? Просил ведь поберечься.
  - Шида, - обратился я к самураю. - Выгоняй служанок на работу. Что бы ни случилось, остальные должны думать, что клану Узумаки посрать на все. И передай Арисе, чтобы принесла мне писчие принадлежности.
  - Как прикажете, Узумаки-доно, - поклонился он, после чего вышел на улицу.
  Один на один... значит. От Сенжу сейчас мало прока, так что надо бы увеличить свои шансы. Хоть кто-нибудь должен откликнуться. Пусть даже это будет всего один человек, но клан Узумаки пора восстанавливать.
Оценка: 5.82*441  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"