Мигель Ольга: другие произведения.

Шепот из утраченных сновидений (Закончено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшой бонус для тех, кто знаком с миром Трилогии Сновидений! Несколько ответвлений сюжета, которые станут своего рода плюшкой для читавших первую книгу - "Зов забытых сновидений"! http://samlib.ru/editors/m/migelx_o_w/conspiracieswithdreams1ru.shtml
    Как Алиса познакомилась с Карилом и Вадимом?
    Что нашли Тейн и Малисса, забредя в особняк самого Рафтана Санкора, когда гуляли по Фетесарину в день перед отбытием некромантов в Адамарей?
    И что за история приключилась на заре Рассыпаной Эпохи с охотниками на чудовищ, которые польстились на Реликвии Праматерей оборотней?
    Мир полон тайн и загадок, таящихся во мраке забытых грез. И не все из них попадут в летописи... но некоторые вполне можно услышать в тавернах - тихим шепотом из утраченных сновидений.
    На СИ только часть книги. Полный файл на другом сайте.


Ольга Мигель

Шепот из утраченных сновидений

ГЛАВА 0

Незваный гость

Забытая история о том, как Алиса встретилась с Карилом и Вадимом.

   Весь мир театр, а люди в нем актеры. Меня всегда интересовала другая сторона этой фразы: та, что колет горькой правдой, указывая на место, отведенное нам в жизни.
   Актеры в театре никогда не играют просто так. Их задача - развлекать зрителя, который смотрит спектакль. Зритель восторженно наблюдает, как герои пьесы смеются, надеются, верят, идут к цели, спотыкаются, падают, разбиваются вдребезги. А все, что после них остается - осколки, которые оказываются на свалке. Кто-то из них слабее, кто-то сильнее. Некоторые могут даже считать себя зрителями, но в действительности они лишь очередные персонажи, созданные для развлечения кого-то другого.
   Каждый из нас против воли актер великого всемирного театра.
   А если есть театр и актеры, то есть и зритель.
   Кто он? Тот, кто наблюдает за нами, радуясь нашим потугам? Кто сценарист, режиссер и зритель одновременно?
  
   Когда жизнь идет своим чередом, ты даже не задумываешься о том, в какое безумие превратились твои будни. Разум прекрасно понимает, что все происходящее не нормально. И, тем не менее, привычка - довольно странная штука: она заставляет принимать любой абсурд как должное, если он происходит достаточно долго.
   Примерно такой и была моя жизнь последние четыре года. И в свои двадцать один я, наверное, меньше всего походила на полноценного члена общества, хотя отчаянно старалась им казаться.
   Я привыкла к своему безумию и научилась с ним жить; заблокировала ужасные воспоминания - словно убедила себя, что все это было сном, а на свет я появилась всего три года назад. И идя по этому пути, даже не подозревала, что впереди грядут перемены, по сравнению с которыми мое нынешнее положение и правда можно считать нормой!
   Вернувшись в свою квартиру вечером после работы, я разулась, предварительно выложив нож из ботинка на полочку, вошла в комнату и замерла: у окна стоял мужчина!
   Вместо того чтобы тратить время на банальные вопросы вроде "Кто вы, и что здесь делаете?", я схватила нож и пошла в атаку. Но мне даже не удалось приблизиться к этому типу! Его словно окружала невидимая стена, которая отбросила меня назад и впечатала в стену. Я не успела понять, что к чему, как вдруг нож вырвался из моей руки и, сам пролетев несколько метров, лег на стол в другом конце комнаты.
   - Кто вы, и что здесь делаете?!!
   Ну вот! Я, все же, спросила это!
   - Успокойся, - посоветовал мужчина и приблизился ко мне.
   Когда он отошел от окна, я, наконец, смогла рассмотреть моего незваного гостя:
   На вид ему было лет тридцать. Будучи высокого роста, он обладал худощавой, можно сказать, даже изящной комплекцией - утонченные длинные пальцы, тонкие запястья, узкие бедра. Однако намного больше, чем само появление этого типа, меня удивили его задорно блестящие серебристые глаза, которые с интересом меня рассматривали! Из аккуратно постриженных серебристо-белых волос выглядывали кончики заостренных ушей.
   Удивительно, но мой необычный гость был одет в обыкновенные джинсы и белую рубашку. Единственным примечательным предметом в его одежде оказался длинный, завязанный сбоку на два узла шелковый голубой пояс, концы которого свисали до колен.
   - Что вам нужно?
   - Если не ошибаюсь, то ты.
   Минуту тому назад я еще способна была хоть как-то взять себя в руки, но после этих слов мне подобное точно не светило.
   - Так те твари, которых я перебила, были вашими? Извините, я не хотела, они сами полезли! Я...
   - Значит, я не ошибся, - задумчиво проговорил мужчина. - Что ж, за следующие несколько минут я должен объяснить тебе довольно многое, поэтому давай начнем со знакомства. Меня зовут Карил, - он протянул мне руку и помог встать.
   - Алиса, - вздохнула я, внимательно рассматривая собеседника.
   - Алиса, думаю мое появление - не первое, что искренне удивило тебя за последние несколько лет? - в ответ я кивнула. - Да и раньше, как я понял, у тебя были довольно интересные встречи. И пускай у меня хвост вырастет, если ты действительно ни разу не задумывалась о том, что, черт возьми, с тобой происходит! Так что, хочешь получить ответы?
   - Конечно, - кивнула я и, глядя Карилу в глаза, кратко рассказала ему свою историю.
   - Так вот, представь, что вселенная гораздо шире, чем ты думаешь. Кроме реальности, в которой ты живешь, есть еще миллионы других, альтернативных измерений, каждое из которых чем-то отличается. Я пришел из одного такого мира. До недавнего времени мы даже не подозревали о существовании вашего, но у нас кое-что изменилось. Мы до сих пор не можем установить причин случившегося... да и вообще понять, что произошло. Но это поставило под угрозу оба наших измерения. Дело в том, что несколько лет тому назад в нашем мире произошел сильный всплеск магической энергии, которая обычно очень стабильная. В результате она ворвалась в вашу реальность, пробив прореху между мирами. Сначала мы даже не заметили этого. Но магическая энергия продолжала странно себя вести. А прореха тем временем разрасталась - так, будто что-то из вашего мира притягивало что-то из нашего. Как оказалось, тебе повезло "попасть под руку" свободной энергии, которая поставила метку стихий на твоей душе. Будучи чужой в этом мире, она перетягивала некоторые элементы нашей реальности - в том числе и чудовищ, о которых ты говорила.
   Господи... многовато информации для одного раза.
   - Но почему вы зашевелились только через четыре года?
   - Говоришь, в твоей реальности прошло всего четыре года?
   - Да. А у вас, я так понимаю больше? - догадалась я.
   - Не намного - всего десятилетие.
   - Значит, вы десять лет спокойно жили с пробитой в реальности дырой и никоим образом не подумали что-то предпринять? - даже мне подобное раздолбайство показалось странным. - Почему же еще столетие чай с тортиком не попили?
   - Потому что несколько дней назад все повторилось: перепад энергии с выбросом в ваш мир.
   - То есть, кто-то действительно попал в ту же историю, что и я?
   - Даже больше... А что значит "действительно"?
   - На днях я видела из окна нечто похожее на то, что и четыре года тому назад, когда со мной и случилась эта чертовщина. Я подошла к тому месту, но никого найти так и не удалось. А со временем появились некие... неприятные сюрпризы.
   - А вот с этого момента можно поподробнее? - вздернул бровь мужчина. - И желательно скрасить подробности зеленым чаем: подозреваю, разговор будет долгим.
   - Хорошо, - нехотя вздохнула я и, поставив чайник на огонь, начала свой рассказ.
  

* * *

  
   Прекрасный тогда выдался вечер! Одновременно теплый и холодный, мягкий летний ветер нежно дул мне в лицо. Собранные в хвост короткие волосы щекотали шею.
   Когда из далеких грязно-синих туч донесся раскат грома, игровую площадку покинули последние ребятишки. После них осталась тишина... тишина, предвещавшая бурю. В обрамленном густыми тучами ясном небе робко проклевывались прозрачные звезды. Месяц будто сквозь вуаль смотрел на землю.
   Из моего балкона открывался прекрасный вид на поросший травой пустырь и далекие многоэтажки, которые выглядывали из-за лесополосы. Я всегда любила наблюдать за этим живописным пейзажем спокойными летними вечерами. Хотя, какой там покой? К тому времени его уже давно не было в моей жизни. Лишь иногда, в такие мгновения, можно было поверить в него.
   Впрочем, если для меня иллюзия возникала изредка, то большинство людей так и жили в плену миражей. У них были свои рамки, шаблоны, нормы. Кто-то когда-то поставил штамп: "Это невозможно". И большинство приняло эту догму, даже не задумываясь. Возможно, потому что одних это пугало, а другие считали, что жить без этого значительно проще. У общества свои законы и реалии, которые почти не имеют ничего общего с настоящим, скрытым за ширмой. Если бы я, в надежде на чью-то помощь, предала огласке известную мне часть правды, на меня повесили бы табличку "Сумасшедшая" и отправили в психушку. Даже утонув в крови, они не изменили бы своего мнения. Все считали бы это мистификацией, искали разумные объяснения, которые их устраивали, успокаивали и позволяли жить по установленным шаблонам. Порой истина куда страшнее самых изощренных фантазий, поэтому все так старательно пытаются не замечать очевидного. Осознание этой печальной правды пришло ко мне уже давно. Однако каждый раз, при мысли об этом, руки сами по себе сжимались в кулаки так сильно, что ногти впивались в кожу.
   Иллюзия спокойствия, пейзаж... мое внимание привлекло густое облако пыли, которое, даже не помню когда, поднялось посреди пустыря. Не знаю почему, но я ощутила сильное волнение. Долго не раздумывая, я сразу сузила зрачки и сгустила воздух вокруг них, преобразуя его в своеобразную линзу. Изображение приблизилось ко мне, будто я стояла рядом.
   Тогда моих знаний хватало только на предположения. О том, чем все вконец обернется, я и подумать не могла. Тем вечером у меня были лишь несколько обломков того витражного стекла, которое предстояло восстановить. И я только устало вздохнула, заметив несколько энергетических дуг, которые змеями появлялись из облака и снова погружались в него.
   Убедившись, что во дворе никого нет, я перемахнула через подоконник, уменьшая в полете свой вес. Оттолкнувшись ногами от дерева, я легко приземлилась, выбралась из-за кустов и замерла: из подъезда выбежали двое мужчин.
   - Толь, серьезно, я какую-то хрень видел в окне! - озабоченно прошептал первый.
   - Да ну тебя!
   - Точно говорю, оно, кажись, упало и должно валяться где-то!
   - Сашка, забей! Здесь никого нет кроме нас и вон той кошки! - буркнул Толя, указав на клумбу под кустами, где сидела я, для достоверности вылизывая лапу.
   - Но там летело что-то большое! Вдруг какой-то сосед из окна грохнулся?
   - Ты видишь где-то распростертое на земле искалеченное тело? Нет? Меня уже достало все! Пойдем, к тебе вон племянница в гости приехала, а у тебя опять пьяные глюки!
   Ругаясь, мужчины снова зашли в подъезд, и вскоре за ними захлопнулась дверь квартиры.
   Им не нужна правда, им нужен покой.
   Я не спешила убирать иллюзию, и еще немного прошлась на четырех лапах в кошачьем обличье. И только миновав автостоянку, встала на две ноги. Развеяв мираж, я бросилась к тому облаку, которое уже начало понемногу развеиваться.
   Собственно, когда я подбежала, от него осталась лишь стоящая столбом пыль, в которой время от времени мелькали маленькие молнии. В центре догорала горстка белого пламени, просочившегося в землю словно вода, вобранная губкой. Где-то в траве послышался шорох. Я напрягла свой острый слух, но больше ничего не услышала. Поиски тоже не принесли результатов. Оставалось вернуться домой ни с чем.
   В тот вечер мои знания сводились к десятым процента, но даже их хватило, чтобы все это мне не понравилось. Возможно, дело было в том, что я уже видела подобное. На меня сразу нахлынули воспоминания о таком же вечере. Том самом, который стал для меня роковым.
  
   Мне тогда едва исполнилось семнадцать. Летний вечер, одинокая прогулка по парку... я даже не успела ничего понять. В памяти остались четыре энергетических потока, которые, налетев неизвестно откуда, подняли большую тучу пыли и по очереди вплелись в мою душу. А еще - такой же, как сейчас, белый огонь. Он остался на месте, где я стояла, и вскоре скрылся, поглощенный землей. С этого все и началось.
   Прибежав домой я, словно испуганный зверек, закрылась в своей комнате, старалась не думать о произошедшем... но это не помогало. Одна за другой появлялись новые способности. Сначала они озадачивали, потом увлекали и наконец - пугали. Правда, пугали даже не способности, а то, что началось с их появлением. Инстинкт тысяч зверей подсказывал мне ужасные вещи, с которыми мне вскоре пришлось иметь дело.
   Эти чудовища преследовали меня, словно во всем мире я была единственным человеком. Они появлялись неизвестно откуда: все разные, но как один похожи на ночной кошмар. Ужасные антропоморфные химеры, мерзкие агрессивные твари, которые к тому же носили при себе массивное холодное оружие. Их намерения были очевидны, поэтому мне приходилось с ними драться.
   К счастью, еще до первой встречи с ними я обнаружила, что могу на время утраивать свою физическую силу, вдобавок моя реакция стала поражающе молниеносной. Со временем я научилась кое-как лепить кривые боевые заклинания, которые тогда казались мне странными энергетическими шарами и разрядами. Несмотря на это, сражаться первое время было очень трудно, и я до сих пор не могу поверить в то, что сумела выжить в тот период. Но постепенно пришел опыт, и стало легче. Вскоре я сама начала их выслеживать и вызывать на бой еще до того, как они успевали на кого-то напасть.
   Но потом я одержала победу, после которой моя жизнь обратилась в пепел. Это произошло на мой восемнадцатый День рожденья. Словно насмешка судьбы: пришли почти все близкие родственники и пара друзей, которых мне удалось завести, несмотря на социальную неприспособленность. Тогда я даже не ожидала, что тварь, за которой я гонялась в последние дни, сама меня найдет и ворвется в мою квартиру. Чудовище обернулось белыми искрами, как только я отрезала его рогатую голову. И тогда из всех, кто находился в квартире, я осталась единственным живым существом.
   Когда приехали жандармы, оставалось только соврать: в квартиру забежали бандиты. Мне удалось выжить, запершись в ванной, и стражи правопорядка успели до того, как дверь выбили. Такое объяснение их вполне устраивало.
   Так я осталась совсем одна. И уже стала совершеннолетней, поэтому пришлось рассчитывать только на себя.
   Семейную квартиру пришлось продать, купив взамен однушку на окраине. Мне нужно было обеспечивать себя, и вдобавок платить за обучение, поэтому я устроилась на работу ночным сторожем в центре города. Сначала хозяин не хотел нанимать меня, и даже долго посмеивался. Но после двух-трех пойманных грабителей начал уважать.
   Защитив диплом, я устроилась на полную ставку корреспондентом в местную газету, где просто поражались моему умению доставать информацию.
   Ну а чудовища продолжали сваливаться на мою голову, словно с неба, и сражения с ними стали ненавистной частью жизни. Боевые заклинания я плела довольно криво... соответственно, толку от них было, как от нанотехнологий в руках пещерного человека. Да и кухонные ножи сложно было назвать эффективным оружием. Поэтому когда мое финансовое положение немного утряслось, я наведалась к кузнецу из местного клуба реконструкторов и заказала у него меч, за который пришлось выложить немало тяжело заработанных денег. С ним было гораздо легче охотиться на разных чудищ, появление которых на улицах я чудом предчувствовала.
  
   И вот наступил тот день, когда в реальности что-то выпало из колеи обыденного безумия. Обычно когда в Аннограде появлялась новая тварь, я не испытывала подобных ощущений. И поэтому в голове вертелся единственный вопрос: если это не очередной урод с утыканной шипами головой, тогда кто? Это облако пыли с энергетическими разрядами... так же, как и в тот раз. Неужели то, что произошло со мной, случилось еще с кем-то? Это казалось невероятным: в таком случае он должен быть где-то рядом, но я никого не нашла.
   Тогда я еще не понимала природы этой силы. Потому только и делала, что выдвигала миллионы пустых теорий, блуждая возле запертой на замок двери.
   В раздумьях я добралась до подъезда и притаилась: с балкона первого этажа выглядывали две женщины с усталыми, серыми лицами - одна совсем молодая, другая бальзаковского возраста. На обеих - традиционные ситцевые халаты, а волосы стянуты на затылке в тугие растрепанные хвостики. Готова поспорить, что и на ногах у них, в лучших традициях, были старые, стоптанные тапочки.
   - Так что, Сонька, твоему Юрке зарплату все-таки не дали? - поинтересовалась та, что постарше.
   - Нет, не дали. Говорят про какие-то проблемы, кризис...
   - Ага, знаю! Новый "Лексус" директора - вот их проблемы! - проворчала женщина, потерев руками озябшие плечи. - И не говорят, когда, наконец, заплатят?
   - Нет, не говорят. Сказали ждать и пригрозили уволить, если еще раз пойдет расспрашивать.
   - И что делать будешь, а?
   - А что тут сделаешь? Ну скажи, что мы можем? Посмотрим, может, лучше станет. Пока у соседей одолжим. Хотя у них не очень назанимаешь, сами живут не во дворце. Наверное, придется опять кредитку теребить, а у этих банков такие проценты... - жаловалась женщина, тупо пялясь в землю: так, будто из нее от этого взгляда должна вылезти гора золота.
   "Ну что мы можем?"
   Я сжала зубы, глаза гневно сверкнули. Именно такую ??реакцию вызывала у меня эта проклятая фраза. "Ну что мы можем?" Конечно, что мы можем, если единственное, на что мы способны, это сидеть и ныть? Все, кому не лень используют нас, как дойных коров, наши права - это вообще нечто абстрактное, а чтобы еще и отстаивать их... нет, гораздо легче мужественно, возвышенно, патриотично сложить лапки, пискнуть фирменное "Ну что мы можем?" и тихонько плакать в кастрюльку. Надеясь, что слез накапает достаточно, чтоб сварить из них суп! Мысли я так же - давно бы уже ласты склеила! Если каждый будет считать, что один в поле не воин, то войско так и не соберется. И будем мы дальше сидеть посреди поля: голые, босые, голодные и в кандалах. А ведь нужны только первые несколько "не воинов", которые дадут этим нытикам пинка, чтобы каждый из них сам боролся за свое счастье.
   Впрочем, не думаю, что этот "не воин" - одна из тех женщин в старых халатах, которые вернулись в свои квартиры с выцветшими обоями.
   Я рассчитала маршрут передвижения, снова уменьшила свой вес и, цепляясь за веревки для сушки белья, прыгнула в открытое окно балкона на пятом этаже. Конечно, можно было пройтись и по лестнице, если бы не одна проблема: Юлия Ивановна, моя шестидесятипятилетняя соседка по тамбуру. Она принадлежала к тому типу дворовых бабок, которые видят смысл жизни в бесконечном почесывании языками на лавочке, рядом с такими же старыми сплетницами. Поэтому ее, несомненно, заинтересовал бы даже скрип двери, с которым бы я зашла в свою квартиру, хотя даже не выходила оттуда. Мне уже несколько раз приходилось выкручиваться объяснениями вроде: "...А это я просто выглянула проверить, закрыта ли дверь в тамбур". Но времени, чтобы придумывать новые объяснения, у меня не было, а однообразие Юлии Ивановне заметно надоедало.
  
   Той ночью у меня не получалось заснуть. Стоило только лечь, как я сразу же подрывалась и бежала проверять свой меч, словно он мог куда-то пропасть. Только иногда мне удавалось немного вздремнуть, и то ненадолго.
  
   Мне показалось, будто что-то схватило мою душу когтями, и со всей силы потянуло вверх. Вырываясь из мутного сновидения, я резко открыла глаза и долго смотрела в потолок. После этого мне уже не удавалось заснуть. Так наступило утро.
   Когда в окно заглянули первые лучи солнца, я переоделась и, по привычке пристегнув к голени чехол с охотничьим ножом, отправилась на работу. До начала рабочего дня оставалось еще четыре часа, поэтому я решила пройтись. Усталости я все равно почти не ощущала, а надежда найти что-то необычное добавила решимости.
   Город только начал просыпаться, поэтому меня очень удивила, вернее даже встревожила, небольшая толпа зевак, в которой мелькали жандармы. Подойдя к огражденной территории, я увидела то, от чего меня бы стошнило, не привыкни я к подобным картинам.
   Это мало походило на труп, скорее фарш - рыхлая мышечная масса, куски кожи и переломанные кости. Казалось, его разорвало на части взрывом изнутри. Высохшую кровь и куски плоти можно было наблюдать в радиусе пяти метров.
   Глядя под ноги, я осторожно подошла к телу. Тотчас ко мне подбежал молодой жандарм.
   - Простите, уважаемая, но...
   - Алиса Гайлинова, газета "13-й канал", - сказала я, ткнув в нос жандарму свое удостоверение журналиста. - Так что здесь произошло?
   - Мы сами не знаем. Вон та женщина, - жандарм указал на толстую женщину лет пятидесяти, которая разговаривала со следователем, - говорит, что проснулась в час ночи от того, что услышала какой-то странный звук. А когда выглянула в окно, то с перепугу упала в обморок и стукнулась головой. По ее словам, она пролежала без сознания около двух часов, но потом сразу же вызвала нас...
   Воспользовавшись психологическим импульсом, я перевела внимание жандарма на женщину, и присела возле останков, внимательно изучая их. Я сразу приметила, что такого раньше не случалось. Было не похоже, что его просто размазали какой-то огромной булавой, или разорвали.
   Я действовала полностью интуитивно: нашла самый большой кусок того, что когда-то было головой, присела возле него и сосредоточилась...
  
   ...Темная ночь, худощавый юноша бредет по улицам - шатаясь и опираясь на каждый столб.
   Я подхожу к нему и, крича что-то, хватаю узловатой рукой за правое плечо. Вздрогнув, парень оборачивается... а меня внезапно начинает бить крупная дрожь, усиливающаяся с каждой долей секунды! Как вдруг все исчезает со звуком взрыва, который доносится словно сквозь толщу воды!..
  
   "Ничего себе! - было моей первой мыслью. - Ну и спецэффекты! Интересно, кого на этот раз черти принесли?.. Впрочем, они принесли, а выносить, как всегда, мне".
   Наивно с моей стороны было не подумать, что кому-то в ближайшее время так же предстоит "выносить" и меня.
   Вскоре подъехала машина скорой, которая должна была отвезти тело в морг. Около двадцати минут я потратила на то, чтобы получить комментарии следователей и медиков. А затем, не в силах справиться с любопытством, поспешила к городскому моргу. Все равно до начала рабочего дня в редакции оставалось еще больше двух часов. И даже если я, из-за этой выходки, опоздаю на несколько минут, с таким материалом главный редактор меня только расцелует!
   К счастью, Анноград не был таким уж большим городом, потому до морга я добралась достаточно быстро. Вот только пробраться внутрь было куда труднее: туда бы меня за просто так не пустили бы ни человеком, ни кошкой. Да-да, в кошачьей обличье я казалась значительно меньше. Вот только в том-то и беда, что только казалась! Иллюзия просто напускала меня марево, из-за которого все вокруг видели не меня, а кошку. Но сама я в котяру на самом-то деле не превращалась, оставаясь все той же старой-доброй Алисой ростом метр семьдесят, которая занимала соответствующий объем окружающего ее пространства. Поэтому стоило кому-то, делая шаг, зацепить пустое место возле кошки, и он бы наткнулся на невидимую преграду... ну, а я получила бы случайный пинок.
   Так что и прокрасться в морг незамеченной будет не так уж и просто. Хотя... ничего, не впервой!
   Оказавшись у входа в больницу, я отошла в тень, навеяла на себя иллюзию и, уже в кошачьей облике, подкралась ко входу. Жандармы как раз уезжали и я, воспользовавшись суматохой, проскользнула в открытую дверь. А далее - тихо-тихо, прижимаясь спиной к стенке (ох и удивился бы дежурный патологоанатом, заметь он эту картину!), прокралась по коридору и притаилась у входа в комнату, где лежали несколько накрытых простынями трупов.
   Выглянув из-за дверного косяка, я недолго искала взглядом нужно мне тело. Как я и ожидала, единственный врач, к которому никто не спешил становиться в очередь, как раз над ним и хлопотал, раз-за-разом делая пометки в блокнотике. Когда где-то час спустя он вышел из комнаты (к счастью, меня не заметив), я прыгнула на стул и уткнулась носом в так старательно написанный отчет. А пробежавшись взглядом по терминам, которые не очень хорошо понимала, сосредоточила внимание на заключении:
   "Причиной смерти стал разрыв органов в результате резкого повышения кровяного давления. Сила, с которой разрывался каждый из органов, зависела непосредственно от их размера: легкие, желудок, почки, сердце и печень взорвались с такой мощностью, что привели к множественным переломам хребта и грудной клетки; капилляры же вызвали сравнительно незначительное разрушение клеточной ткани. Этот случай является уникальным, поскольку еще ни разу в истории не было зафиксировано..."
   В общем, как я и думала. Вот только что могло вызвать подобное?
   Впрочем, подумаю над этим, когда выберусь отсюда. Ну а эта статья пойдет как раз в завтрашний номер!
   Я уже собиралась было честно убежать, но мои планы нагло нарушил все тот же дежурный патологоанатом, который неожиданно вернулся в морг.
   - Кисонька, а какого хрена ты здесь делаешь? - спросил он ласково-подленьким тоном, будто пытаясь скрыть свои намерения схватить меня за шкирку и дать по морде.
   Ха! Не на ту нарвался! Я моментально подскочила, и ничуть не кошачьим весом прыгнула на двухметровый шкаф, заставленный банками с заспиртованными эмбрионами! И тот, как ни странно, послушно перевернулся! Ну а я, увернувшись от разлетающихся во все стороны капель формалина, помчалась к выходу, слушая по дороге красочные эпитеты в мой адрес!
   Когда я, наконец, вернулась в центр города, до начала рабочего дня оставалось еще полчаса. Так что я, расположившись на лавочке в скверике невдалеке от редакции, использовала это время, чтоб набросать в блокноте черновик статьи.
   Анноград просыпался, начинал гудеть и суетиться. Да и у меня самой впереди вырисовывался довольно интересный день.
  
   - Привет, Алиса! - докрашивая ногти красным лаком, весело поприветствовала меня коллега и приятельница Рая. - Чего так рано? На тебя не похоже.
   - Не спалось. Наверное, магнитные бури, - улыбнулась я. - А ранняя пташка червячков находит! Осталось перенести их из блокнота в компьютер, и можно передавать главному редактору.
   - Мне тоже подбросили червячков в виде одной семьи, вернее - матери-одиночки с сыном-подростком. Представляешь, он со вчерашнего утра не появлялся дома, мать уже подала заявление в жандармерию... и тут пришел час назад, весь в крови и с ожогом в форме ладони на правом плече! Ты даже не представляешь, как это интересно!
   Ох, Рая, это ты даже не представляешь, как это интересно! А того, насколько это интересно в действительности, на тот момент не представляла и я.
   - А что за парень? - как бы невзначай поинтересовалась я, пока Рая подкрашивала губы.
   - Следователь мне пока не говорил, только назначил встречу, на которой все расскажет и передаст фотографии ожога.
   - Чего так?
   - Мать мальчика попросила не разглашать их имен, да и парень ведет себя как-то странно. Ну, я побежала, не хочу опоздать!
   Я тоже не хотела опоздать. Потому первым делом пулей понеслась к главному редактору и быстро изложила ему ситуацию с добытым мною материалом - разумеется, упустив некоторые детали, которые его нисколько не касались. А вместо того, чтоб спокойно пойти в кабинет писать статью, я выбежала из редакции, уже в образе кошки вылезла на крышу, за минуту нашла взглядом блондинистую голову Раи и помчала следом.
   Когда гламурная журналистка, наконец, оказалась за столиком одного из летних кафе рядом с симпатичным мужчиной лет тридцати, я притаилась на крыше прилегавшего к забегаловке старинного одноэтажного дома.
   - Этот парень говорит, что совсем ничего не помнит?
  
   Ссылка на полный файл книги в моей группе ВК (см. шапку раздела)
  
  

Темная богиня белого снега

Эта история случилась на заре Рассыпанной эпохи, во время небольшого затишья между постоянным войнами. В покрытые мраком годы, когда оставленные на произвол судьбы, покинутые забытыми богами люди отчаянно тянулись к любой вере.

  
   Двести сорок первого года Рассыпанной эпохи неожиданное известие, как горная лавина посреди степи, ударило по селу: богиня идет! Охотники заприметили ее сегодня утром. И в том, что к вечеру эта дрянь будет здесь, никто не сомневался. Она шла медленно, со змеиной грацией, оставляя за собой четкий след на рыхлом снегу.
   Горевать времени не было, и всем селом немедленно бросили жребий.
   - Такая уж моя судьба, - тяжело прошептал побледневший Пилар, держа самую короткую палочку.
   К мужчине подбежала молодая жена, начавшая лить горькие слезы. Двое детей, похоже, никак не могли понять, почему это их отец с влажными глазами подозвал их к себе и крепко обнял.
   - Жаль их. Без кормильца останутся, - грустно проговорила старая Варига.
   - Что поделаешь, так жребий выпал, - ответил ее зять, Намар. - Если начнем перетягивать, то уже никогда порядка не будет.
   Едва Пилар попрощался с семьей, его, несмотря на слезы жены и растерянные взгляды детей, отвели в комнату в доме старосты, где мужчине предстояло ждать прихода богини.
   А остальные закопошились в погребах и на кухнях, и принялись готовиться. Поэтому когда вечером границу села пересекла гостья, ее ждал пышный прием.
   - Добро пожаловать в Белые Запруды, - красиво и ровно, с наивысшим уважением проговорил староста. На его слова богиня ласково улыбнулась тонкими серебристыми губами.
   Крестьяне заворожено замерли, рассматривая богиню. Высокая худощавая дева излучала легкость и величие удивительно естественно. Гладкие белоснежные волосы тянулись по снегу длинным шлейфом. Нежными прядями они окутывали голубые одежды, расписанные серебристыми узорами, напоминавшими змеиную чешую. Белая кожа, казалось, сделана из чистого снега, а большие глаза с вертикальными зрачками лучились серебром.
   - Мы безгранично рады принимать вас в нашем селе, - продолжал староста, и поклонился снежной красавице. - Приглашаем вас к столу, и просим принять наше подношение!
   С этими словами трое мужчин расступились и богиня увидела Пилара: на коленях, в холодном снегу. Глаза бедняги смотрели в землю, в то время как губы отчаянно шевелились - наверное, в молитве.
   - Спасибо за ваше приглашение, - колокольчиком зазвенел чистый голос величественной госпожи, на губах которой вежливо засияла искренняя улыбка. - А подношений мне не нужно, я богиня скромная!
   - Как это не нужно подношений? - удивленно воскликнул старик Маваний. Все взгляды сразу устремились на него, словно кто-то разом потянул головы крестьян за длинную стальную цепь. - Не бывает такого, чтобы богине не нужно было подношений! Испокон веков так: какой бы бог не приходил в село, он поедал кого-то из его жителей, потом проводил ночь за столом и на утро отправлялся дальше, благословив село!
   - Отстань от богини, Маваний! - раздраженно воскликнула жена Пилара. - Если богиня говорит, что ей не нужно подношения, значит не нужно!
   - Опомнись, женщина! - рявкнул старик. - Не бывает исключений!
   В ответ крестьяне загудели, словно осиный улей:
   - Вот старый ворчун!
   - Так смерти Пиларовой хочешь?
   - Что он тебе сделал?
   - Замолчите немедленно! Проявите уважение к богине! - яростно воскликнул староста, и все разом стихли. - Просим к нашему столу, госпожа, - продолжил мужчина, в то время как парочка крепких парней оттащила Мавания подальше.
   - Благодарю, - еще раз улыбнулась богиня, и грациозно пошла... нет, поплыла по снегу впереди старосты. Крестьяне двинулись следом.
   - Балбесы! - зарычал себе под нос Маваний, наблюдая издали за тем, как односельчане наливают богине вина и предлагают ей вкусные блюда.
   Не нужно богине подношения? Как же! За весь его век никогда такого не бывало! Лишь раз на его памяти, еще когда он жил в другом селе, пришла такая добрая богиня. Ее все, конечно, радостно встретили, никто даже не усомнился! Но потом...
   Старик не мог терять время. Пока односельчане, как зачарованные, ухаживали за богиней, Маваний оседлал коня и, несмотря на почтенный возраст, вовсю погнал его в ночь. Темное небо было чистым, поэтому звезды верно указывали ему путь.
   Спустя два часа он прибыл в небольшой городок - Ирибис. Мужчина знал наверняка: недавно туда перевели молодого мага. А он уж точно знает, что делать!
   Домик, в котором поселился волшебник, найти было не сложно - почти каждый в городке знал, где искать чародея. Поэтому через несколько минут Маваний уже настойчиво стучал в дверь, пока ему не открыли. Перед ним стоял черноволосый юноша в теплом свитере и шерстяных штанах. На бедрах на два узла был завязан голубой шелковый пояс, кончики которого, свисая до колен, развивались от зимнего ветра.
   - Чем могу помочь? - вежливо поинтересовался волшебник.
   - Беда, господин, - произнес Маваний. - Я из села Белые Запруды, что неподалеку. И к нам сегодня богиня пришла...
   - Ох, люди! - устало выдохнул юноша, закатив глаза. - Да сколько можно вам объяснять: никакие это не боги, обычные блудные духи! Зимой они, вместе с холодами, приходят с севера, в то время как летние духи идут зимовать на юг. Изредка они забредают в деревни и творят беды. Настоящие богини уже давно покинули нас, и они крови не требовали! А вы, дураки!.. Вам бы себе только божества придумать, уже порождениям тени кланяетесь! Может, еще нежити молиться начнете? Не успели оборотни погибнуть...
   - Я все это понимаю, господин, - проворчал Маваний, комкая в руках шляпу. - Мне тоже эти боги не по душе. Вон даже мой прадед - если верить тому, что мать рассказывала - фениксом оборачиваться мог! Только очень маленьким, потому что кровь была слабая...
   - Так что у вас с тем духом? - перебил маг.
   - Плохо все. Пришла сегодня к нам змеюка...
   - Змеюка? - переспросил волшебник. - Серпанфро, снежная змея? Плохо, очень плохо.
   - Что хуже, она от подношения отказалась! Говорит - не надо мне. А я ей не верю, видел уже...
   - Действительно, - задумался маг. - Блудные духи обычно не отказываются от подношений. Конечно, бывало так, что оно им действительно не нужно, но все равно я бы таким духам не доверял.
   - Так вы спасете наше село? - с надеждой спросил Маваний.
   - К сожалению, один я не справлюсь, - вздохнул маг. - Порождения тени - не моя специализация. И необходимых материалов для борьбы с ними у меня нет. Я немедленно напишу в Гильдию, чтобы выслали помощь. Заколдую почтовую птицу, чтобы письмо пришло в Фетесарин поскорее... Но вряд ли отряд прибудет до утра.
   - Так до утра ведь уже...
   - Знаю, - нервно выпалил волшебник. - Но я бессилен.
   - Тогда, что же мне делать? - горько поинтересовался дед.
   - Пройдитесь по кабакам. Говорят, в городе свободных охотников на чудовищ видели. Может они еще здесь, и если хорошо заплатите - возьмутся за работу.
   - Чем же я им платить буду? - забеспокоился мужчина.
   - Простите, но здесь я точно ничем не могу помочь! - вздохнул юноша. - Знаток нечистой силы может сам бы и справился, но я врач, а не борец с темными силами. Все, что я могу - позвать на помощь.
   Потупив взгляд, Маваний попрощался с волшебником и побрел обыскивать кабаки. В третьем ему, наконец, повезло: в ответ на вопрос об охотниках трактирщик указал на стол, за которым сидели трое мужчин и две женщины. Правда, можно ли было назвать их женщинами? Одетые в мужское, с коротко стриженными волосами, да еще пили пиво и орали, словно мужики!
   - Простите, господа, - смущенно заговорил Маваний, не решаясь коснуться рукой плеча самого крепкого из охотников.
   - Чего вам, дедушка? - на удивление приветливо отозвался мужчина.
   Успокоенный доброжелательным настроением охотника, Маваний как на духу выложил ему все: и о богине, и о задуренных головах односельчан, да и об отказе мага тоже рассказал. Мужчина выслушал его со спокойным, сосредоточенным выражением лица, и тогда уже произнес:
   - Взяться то мы можем... но вы имейте в виду, что это вам не дешево обойдется. Поэтому хочу убедиться, что вы сможете оплатить наши услуги.
   - Я бедный, но чем расплатиться найду. Только спасите от беды! Сами знаете, что произойдет...
   - Знаю. Но и вы поймите, что мы головой рискуем, поэтому не пойдем на дело за просто так - для этого на службе у государства есть маги. Правда специалистов в этой области не так уж и много, поэтому везде они не успевают. Итак, вы можете либо надеяться на их помощь, либо заплатить нам. Выбор за вами, - закончил охотник, и нацарапал ножом на крышке стола несколько цифр.
   - О Стихии, какие деньги...
   - Что ж, рад был поговорить...
   - Стойте! - отчаянно вскликнул Маваний. - Мой прадед оборотнем-фениксом был! И, наверное, поэтому мне от него и передалось...
   Руки старца дрожали, когда он поднес их к сердцу и ненадолго закрыл глаза. А через минуту все пятеро охотников, присвистнув, уставились на маленькое огненное перо, которое трепетало в сморщенных старческих руках.
   - Бабку мою за ногу! - наконец выдохнула черноволосая женщина. - Он же хранитель пера Королевы фениксов! А ведь показался мне обычным дедом!
   - И не говори, Байра, - хмыкнул командир. - Эти Реликвии такие редкие, и хранители их так хорошо скрывают, что многие в них даже не верят... так же, как и в самих трех Королев. А еще я слышал такую вот легенду... что для хранителя наивысший грех - отдать, или того хуже - продать Реликвию. Не боишься, дедушка?
   - А какое это имеет значение? - грустно вздохнул Маваний. - Я готов хоть душу продать, чтобы беду предотвратить. Потому черт уже с теми глупцами, но пострадают же...
   - Да, понимаю, - кивнул охотник. - Тогда договорились, нас устраивает твоя плата. Отправляемся немедленно! - скомандовал мужчина.
   Не теряя ни минуты, охотники, вслед за старым крестьянином, погнали лошадей к Белым Запрудам. Когда они приехали, усталые крестьяне уже спали, устроив богиню на перинах в садовой беседке.
   - Стой в стороне и не мешай, - предупредил командир отряда. - Через несколько минут от этой сволочи только лужа смолы останется.
   Все пятеро засуетились, раскладывая вокруг беседки амулеты и зажигая толстые свечи, пахнущие странными травами. Как только приготовления были завершены, командир охотников взмахнул рукой и со всей силы ударил по богине кнутом!
   Резкий крик разорвал ночь, будто когти ястреба мягкую плоть крольчонка! Обезумевшая богиня обернулась огромной белой змеей и взлетела, поднимая метель... но не смогла пересечь границу, проложенную амулетами охотников. Вернувшись на свое место, она бессильно упала и снова превратилась в молодую красавицу, которая затравленно распростерлась на полу беседки. Тогда кнут охотника щелкнул во второй раз!
   - Пощадите, умоляю! - взмолилась богиня, и слезы полились из ее серебряных глаз. - Я никому не хотела зла, ничего плохого не сделала!..
   Душераздирающий крик, который последовал за третьим ударом кнута, сорвал иней со старых деревьев.
   - Пожалуйста, не надо! - снова взмолилась богиня, но охотник уже занес руку для четвертого удара...
   ...Как вдруг из его рта потекла кровь!
   - Что ты делаешь, безумец! - закричал старый Тифар, и вытащил нож из горла охотника. Разбрызгивая кровь, мужчина упал на стоптанный снег.
   Не прошло и минуты, как остальные охотники полегли рядом со своим командиром. Но даже после того обезумевшая толпа крестьян не прекращала бить трупы ногами.
   - Ты совсем из ума выжил, Маваний! - ошалело заорал на деда односельчанин... один из десятков односельчан, лица которых слились для старика в сплошную бешеную мишуру. - Как ты посмел обидеть богиню, старый дурак!?
   - Это вы все дураки! - не выдержал Маваний. - Да она же!..
   Договорить ему так и не дали. Держась за проколотый вилами живот, старик упал на снег и умолк навсегда. Он уже не видел, как крестьяне бросились в ноги богине, как обтирали ее кожу снегом, поправляли одежду, переносили с перинами к беседке в другом конце сада.
   А еще он не услышал, как утреннюю тишину над селом разрезал душераздирающий женский крик. Вскоре к нему присоединился еще один, и еще... пока Белые Запруды не утонули в трагической симфонии истерического плача.
   - Пропали, все пропали! - причитала женщина, прижимая к груди двух мертвых детей. Неистовая, она бегала по улице вместе с другими матерями Белых Запруд. К рассвету во всем селе не осталось ни одного живого ребенка. И на каждом из маленьких трупов чернело по гнойному следу от змеиного укуса.
  

Ученик некроманта

Неизвестная история про Тейна и Малиссу, которая случилась вскоре после закрытия прорехи между мирами и предшествовала отъезду отряда некромантов во главе с Ларгусом.

  
   Рассыпавшись на траве, рыжие волнистые волосы ловили каждый лучик солнца, от чего казалось, что они пылают чистым огнем. Янтарные глаза были закрыты, а усыпанное веснушками лицо с наслаждением ловило приятное тепло.
   Прохожие, забредавшие в эту часть парка, удивленно косились на студентку магического университета, развалившуюся на земле прямо посреди лужайки. И молодой ученик некроманта, сидящий на лавочке рядом с ней, даже не сразу привлекал их внимание.
   - Ну и долго ты собираешься здесь валяться? - улыбнулся Тейн и, наклонившись, легко коснулся прядей, которые показались ему горячими не только на вид.
   - Угу, - довольно промычала Малисса, потянувшись на травке.
   - Простудиться не боишься? Не лето же, - вздохнул юноша, вяло пытаясь изобразить строгость.
   - Уже тепло, - ответила она, едва заметно шевеля губами.
   Все, что оставалось Тейну, так это тяжко закатить глаза. Малисса была такой отрешенной и немногословной с самого утра, когда он сообщил ей, что завтра отправится в Адамарей. А оттуда - в путешествие по миру вместе с группой некромантов, которые займутся ликвидацией последствий, вызванных прорехой между мирами.
   Услышав это, девушка загрустила, а потом начала прятать печаль за своей вечной улыбкой. Вот только получалось это у нее довольно скверно. Потому больше всего Тейну хотелось перед отъездом снова увидеть, как она улыбается искренне.
   - Слушай, не хочешь прогуляться? - предложил юноша, склонившись над ней.
   - А разве мы уже не гуляем? - пожала плечами Малисса.
   - Ну, не знаю как ты, а я хотел бы побыть с любимой девушкой наедине, а не посреди парка у всех на виду.
   Лениво открыв глаза, Малисса посмотрела на него, а потом поднялась с земли, бодро встала на ноги и спросила:
   - Тогда куда пойдем?
   - Есть у меня тут на примете одно местечко, которое тебе точно понравится, - подмигнул Тейн. - Развалины старинного особняка. Там никто не живет уже около ста лет, но самому зданию, ты не поверишь, несколько тысячелетий!
   - Круть! - сразу же взбодрилась Малисса. - И как я раньше о нем не слышала, а?
   - В какой-то степени, существование этого особняка - тайна, - прошептал юноша ей на ушко, игриво перебирая пальцами пряди вьющихся огненных волос. - Еще до войны Магии и Огня вокруг него выстроили внутренний дворик жилого дома: так, чтоб увидеть его, просто идя по улице, было невозможно. Да и чтобы попасть во дворик, нужно знать кодовое заклятие.
   - Отчего же такие сложности?
   - Если верить легендам, то это поместье когда-то принадлежало самому Рафтану Санкору. И хоть это всего лишь слухи, снести дом или пускать туда всех подряд, никто не решается...
  

Ссылка на полный файл книги в моей группе ВК (см. шапку раздела)


Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн. В погоне за драконом" (Приключенческое фэнтези) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"