Мигель Ольга: другие произведения.

Серые мотыльки. Дедлайн 14 (Закончено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Агитки - Самиздат От дипломанта международного литературного конкурса "Коронация слова 2015" за роман в жанре "хоррор"!
    Они знают о тебе все, лишь взглянув тебе в глаза! Серые мотыльки: души, плененные призрачной паутиной. Одинокие, отчаянно хватающиеся за жизнь, они существуют лишь с одной единственной целью.
    Будь осторожен со своими желаниями. Идя по улице, мечтая о невозможном, и сжимая кулаки от собственного бессилия, умоляю, просто будь осторожен со своими желаниями! Ведь их может услышать кто угодно - даже маленький серый мотылек, притаившийся в тумане... и если это случиться, уже ничто не сможет спасти тебя.
    Когда-то давно девушка из трущоб загадала желание серому мотыльку. Годы спустя, после распада Советского Союза, Украина, Беларусь и Западная Россия объединились в Союз Трех Республик. Вскоре его возглавила группа влиятельных людей, построивших свою власть на кровавой тайне.
    А через много лет, в небольшом провинциальном городе, ставшим ключом для загадочного ритуала, молодая журналистка Виктория поняла, что избрана новой целью Кота: кровожадного серийного убийцы, повергшего Советский Союз в ужас тридцать лет назад. Убийцы, способного достать выбранную жертву где угодно не позднее, чем на четырнадцатый день нового месяца. И теперь ей, полагаясь на помощь единственного человека, остается только одно: вступить в игру с загадочным монстром и попытаться выиграть в ней свое право на жизнь. Но... что, если тот, с кем она имеет дело, совершенно иной природы, нежели она могла себе представить?
    На СИ только часть книги. Полный файл на другом сайте.


Ольга Мигель

Серые мотыльки. Дедлайн 14

  
   Смешно с всемирной тупостью бороться -
   Свобода потеряла первородство.
   Её нет ни здесь, ни там...
   Куда же плыть?
   Не знаю, капитан...
   (А. Вознесенский - опера Юнона и Авось)
  

ПРОЛОГ

Мотылек из тумана

   Это была настоящая осень: серая, туманная и сырая. Вечер медленно надвигался на аллеи старого парка с голыми деревьями. Сегодня никто не захотел прогуляться здесь, поэтому ни одна живая душа не увидела одинокий огонек от сигареты, зажатой пальцами с дорогим маникюром. Курить Даша начала недавно, около двух недель назад. И с каждым днем ??ей требовалось все больше и больше сигарет для того, чтобы успокоить нервы.
   - Можно присесть? - неожиданно прозвучало рядом. Оглянувшись, Даша увидела рядом с собой красивую девушку в длинном сером пальто. У незнакомки были светлые волосы до плеч и большие глаза того самого голубого цвета, который уже давно потеряли плененные осенью небеса.
   - Да, конечно, - растерянно сказала Даша, а себе подумала:
   "Интересно, откуда она так внезапно появилась? И... неужели других лавочек поблизости нет?"
   Но ее размышления прервал приятный голос незнакомки:
   - Вижу, тебя что-то тревожит?
   - Не то чтобы, - нервно ответила девушка и изо всех сил затянула в легкие горький дым. Делиться своими проблемами со случайными прохожими она никоим образом не собиралась.
   - Но есть то, что не дает тебе покоя, - настаивала красавица. Посмотрев на нее, Даша случайно заглянула в ее волшебные глаза и неожиданно для себя поняла, что не может отвести взгляд: словно мотылек, попавший в шелковую паутину. - Если бы ты могла загадать одно единственное желание, зная, что оно осуществится, что бы ты пожелала?
   - Если так... то есть одна вещь, которая очень сильно меня пугает, - заговорила Даша, сама удивляясь своему внезапному красноречию. - Недавно хоронили одну мою родственницу. На похоронах все были очень расстроены, но когда я шла домой, то увидела каких-то мальчишек, которые играли на улице. Они бегали, шумели и громко смеялись. Эти дети искренне радовались, несмотря на то, что человека, который жил неподалеку их дома, не стало. И тогда я подумала о миллиардах других людей во всем мире, которые тоже смеялись в тот день, когда гроб с телом умершей женщины закопали на другом конце планеты! В этот момент мне стало страшно, по жилам пробежал сильный мороз, а на горячей коже выступили капли пота. Я поняла: в день моей смерти будет так же. Если я не смогу сделать что-то особенное, стать настолько значимой, что моя смерть обратит всех в скорбь... люди будут смеяться! Смеяться и радоваться, когда я навсегда оставлю этот мир и потеряю все, что так сильно люблю.
   - И ты хочешь...
   - Чтобы в день моей смерти никто не засмеялся, даже не улыбнулся. Все они должны тосковать и горько плакать!
   - Ты уверена? - переспросила девушка. - Будь осторожна со своими желаниями. Неужели ты действительно этого хочешь? Разве тебе не все равно, кто и что будет думать или делать после того, как ты умрешь?
   - Конечно, не все равно! - нервно фыркнула Даша, выбросив окурок. - Да, я хочу этого!
   - Твое желание - твоя личная тропа, - вздохнула незнакомка и на мгновение закрыла спокойные голубые глаза. В тот же миг Даше показалось, будто что-то схватило ее душу большими лапами и перетянуло с одного места на другое, хотя по факту она осталась сидеть на той же лавочке.
   - Эта тропа отходит от основной дороги, хоть определенное время и будет пролегать недалеко от нее, - сообщила красавица. - Она только для тебя. Здесь тебе все настоящее, живи, как знаешь, а основная тропа продолжит жить по-своему так, как жила бы без твоего желания. Но это тебя больше не касается, потому что здесь в день твоей смерти все люди мира будут горько плакать.
   Не сказав больше ни слова, незнакомка встала с лавочки и спокойно зашагала вдоль аллеи. Даша не решилась пошевелиться и просто провожала ее взглядом, пока стройный силуэт не растворился в густом тумане.
  

* * *

  
   С тех пор прошло тридцать семь лет. И неожиданно для всех спокойная жизнь оборвалась словно нить, которой коснулось острое лезвие ножа. Все началось, когда мир накрыла серия землетрясений. Не успели люди понять, что к чему, как прибрежные города по всей планете смыли десятки безумных цунами. Но природе было мало: вечером началось массовое извержение вулканов.
   Разрушенные улицы заполнили сумасшедшие, отчаявшиеся люди, которые вещали о судном дне и расплате человечества за грехи. Кто-то их слушал, а кто-то просто сидел посреди обломков, крепко сжимая в кулаках собственные волосы. Но что бы кто ни делал, в одном все люди были едины: на Земле не осталось ни одного, кого бы обошло бедствие. Кто-то потерял все свое имущество, кто-то близких, а кто-то и то, и другое. Каждый плакал навзрыд.
   ...И во всем этом безумии никто даже не заметил, что за минуту до того одна слабая пожилая женщина по имени Дарья, после нескольких лет тяжелой болезни, в муках умерла.
  

ЧАСТЬ 1

Дедлайн 14

   1. Мыши под дождем
   Неожиданно вечер ударил по нервам звонким летним дождем. Облака налетели внезапно и очень быстро, а обильный ливень дал понять, что не закончится в ближайшее время.
   - Черт бы побрал этот дождь! - проворчала Виктория, забивая в гугл сайт прогноза погоды. Просмотрев первые три, которые выдал поисковик, девушка еще больше разозлилась: все они обещали сегодня солнечную погоду по всему городу и даже сейчас, когда дождь лил как из ведра, не спешили менять своего мнения.
   Обычно в нижнем шкафчике ее рабочего стола лежал компактный складной зонтик, но как раз несколько дней тому назад она забрала ее домой во время неожиданного дождя и забыла принести обратно.
   Терпение у девушки хватило ровно на полчаса. Не увидев никаких признаков того, чтобы дождь собирался хоть немного утихнуть, она выключила компьютер и направилась к выходу.
   - Какая ты отчаянная женщина! - улыбнулся верстальщик, встретив ее в коридоре. В руках молодого русоволосого парня в чудной футболке была чашка горячего чая, за которым он, похоже, и ходил в комнату отдыха.
   - А что делать, Сашка? Не люблю сидеть на работе до ночи, мне есть чем дома заняться! - пожала плечами Виктория, прежде чем выскочить из редакции на мокрую, скользкую улицу.
   Поморщив нос, девушка глубоко вздохнула и спокойным, но быстрым шагом направилась к остановке. Белокурые волосы средней длины мгновенно промокли, так же, как и легкая летняя одежда. Ноги то и дело пытались выскользнуть из босоножек.
   Козырек газетного киоска дал на минуту отдохнуть от надоедливых капель, которые залетали в глаза с каждым порывом ветра.
   - "Белого сокола" пожалуйста, - попросила Виктория, протягивая деньги в окошко. Через секунду она держала в руке толстую газету... и ей стоило немалых усилий, чтобы удержаться от соблазна использовать ее как зонтик. Остановило лишь понимание того, что это все равно ничего не изменит: пока девушка прошлась от работы до киоска, все равно промокла до нитки. Поэтому сделай она так, и только бы испортила свежую газету.
   До остановки оставалось еще десять минут ходу по главным улицам, или пять - если идти узкими переулками с избитым асфальтом. Не колеблясь, Виктория нырнула в один из них и быстро поспешила давно разведанной дорогой... чертыхаясь каждый раз, когда каблуки черных босоножек попадали в выбоины.
   Неожиданно по маленькой улочке пронесся испуганный женской вскрик, переплетшийся со звонким всплеск холодной воды! Выражаясь словами, которые никоим образом не подходили воспитанной девушке с высшим образованием, Виктория сидела в глубокой луже и с ненавистью рассматривала порванную босоножку, по вине которой и оказалась в таком незавидном положении.
   "А чтоб тебя! Надо было еще несколько минут на работе подождать", - бессильно подумала девушка: как раз в эту минуту мерзкий дождь неожиданно закончился!
   Подобрав с земли небольшую черную сумочку, Виктория медленно заковыляла к остановке. После беглого взгляда в зеркальную витрину бедняга поняла: теперь ей остается, разве что надеяться, что водитель из жалости позволит ей зайти в маршрутку. Стало невыносимо обидно, набежало то самое чувство, когда тебе себя очень и очень жалко, и от этого хочется заплакать. Наверное, именно поэтому скользкая от дождя сумочка выпала из замерзшей руки.
   Виктория наклонилась поднять ее... и как раз в этот момент заметила в отражении витрины высокого мужчину в мешковатой одежде! Больше всего ее испугали в нем две вещи:
   Первая - его лицо скрывала балаклава.
   Вторая - в руке незнакомец держал белый платок, который в этот момент тянулся ее лицу!
   - Помогите!!! - закричала Виктория, со всей силы зарядив нападающему меж ног! Свернувшись в три погибели, мужчина уронил платок и тот упал рядом с полупустой бутылкой хлороформа, которая вывалилась из кармана на мокрый асфальт.
   Не дожидаясь пока бандит придет в себя, девушка выхватила из сумочки газовый баллончик и выпрыснула слезоточивый газ в глаза нападающего. Это дало ей несколько секунд форы, которых как раз хватило, чтобы выбежать из переулка на главную улицу и еще громче закричать.
   Через минуту к ней подошел молодой милиционер. Но когда они вместе вернулись в переулок, нападающего там уже не было. Вызванное подкрепление продолжило безрезультатно обыскивать улицу, в то время как саму Викторию увезли в ближайшее отделение.
   Наверное, молодость, хорошенькое личико и журналистское удостоверение несчастной жертвы растрогали милиционеров. Поэтому прежде чем начать составлять протокол, Виктории предложили одеяло и горячий чай.
   - Итак, госпожа Кушинова, вы утверждаете, что грабитель скрывал лицо за балаклавой?
   - Не думаю, что это грабитель, - отметила Виктория. - Он пытался похитить меня.
   - Откуда такая уверенность? - пожал плечами следователь.
   - Когда это грабители начали усыплять своих жертв хлороформом?! - возмутилась девушка. - Этот человек не с ножом или пистолетом ко мне подошел! Он подкрался и хотел вырубить меня. Думаю, это был целенаправленный нападение на журналиста.
   - Громко сказано, госпожа, - устало вздохнул милиционер. - В какой вы там газете работаете, "Громкоговоритель"? Вот скажите, кому же может наскучить корреспондент провластной газеты, которая никогда не писала ничего острее, чем о проблеме бездомных животных - и то рассказывая о шагах, которые городская администрация осуществляет для ее решения? Нет, это однозначно было обычным нападением грабителя. Кому какое дело до вас как до журналиста?
   После этих слов Виктория с трудом удержалась от того, чтобы выплеснуть чай в лицо напыщенного милиционера. Конечно, что такого может написать она хорошенькая блондиночка в фиолетовом платьице, которая только и умеет, что красиво хлопать большими карими глазами! Образ прекрасно работал на себя, ее почти не воспринимали всерьез. Но в такие вот моменты возникало очень сильное желание повторить все то, что она недавно сделала с нападающим.
   - Но я, все же, требую, чтобы это дело расследовали как нападение на журналиста, - настойчиво проговорила Виктория... и трогательно посмотрела на милиционера.
   - Хорошо, только чтобы вы были довольны! - улыбнулся дяденька. - Но все равно это бессмысленно. Вы же сказали, что он прятал лицо. И одежда на нем была мешковатая, так что даже его комплекции мы не знаем. Ну, а сколько в нашем городе мужчин такого роста, вы и сами, наверное, в курсе. Поэтому как бы мы дело не называли, все равно оно дальше этой комнаты не пойдет.
   Хоть Виктория и сама это понимала, слова следователя все равно заставили ее чувствовать еще большее отчаяние. Похоже, это было заметно, потому что седой милиционер предпенсионного возраста поставил перед ней новую чашку чая... да еще и бросил туда ломтик лимона.
   - Не переживайте, солнышко. Не думаю, что этот бандюк еще вам встретится! - попытался подбодрить старичок.
   - Буду на это надеяться, - сказала Виктория, и пока следователь писал протокол, достала из сумочки телефон, на который как раз пришло сообщение. Еще больше девушка разозлилась, когда сообщение оказалось обычным спамом, который агитировал переходить на новый тариф. Вздохнув, журналистка удалила надоедливое СМС и положила телефон на стол.
   - Какой хорошенький брелок! - неожиданно улыбнулся старый милиционер, указывая на серого пластикового мышонка, который украшал мобильник Виктории.
   - А-а-а-а... да, спасибо, - отмахнулась девушка.
   - Откуда он у вас? - продолжал допытываться дедушка, чем заставил журналистку поморщить нос: подобной болтовни она никогда не понимала, да и не любила.
   - Не знаю, нашла на работе, когда убирала в ящике несколько дней тому назад. Наверное, после прошлого журналиста завалялся. А что?
   - Просто вспомнил я кое-что, - задумался милиционер. - Лет тридцать назад я был среди тех, кто вел очень резонансное дело. Вся страна тогда только о нем и говорила.
   - Что за дело? - поинтересовалась Виктория.
   - Серийный убийца, мы его Котом прозвали. В течение трех лет он раз в месяц убивал одну жертву. Возраст, пол, национальность, уровень достатка - ничего общего у них не было. Кроме одного: каждый в начале месяца находил в школе, дома или на работе мышку - брелок, фигурку, зеркальце или заколку с изображением мышонка. И после того что бы они ни делали, куда бы не бежали и где прятались, максимум через четырнадцать дней их находили обезглавленными!..
   - Юрий Иванович, может, хватит уже пугать девушку своими старыми байками?! - не выдержал следователь, как раз дописавший протокол. - Она и так после нападения вся от страха трясется, а вы еще и со своими историями!
   - Я же просто вспомнил... - начал оправдываться дедушка.
   - Вы вспомнили, а она теперь, может, и ночью не уснет! - разозлился следователь. - Посмотрите сами на нее, разве таким можно эти ваши страшные истории рассказывать? Еще побоится из дома выходить! А вы не бойтесь, госпожа Кушинова! Этому делу уже больше лет, чем вам.
   - Но убийцу мы так и не поймали, - снова вмешался дедушка.
   - И что с того?! - еще больше разозлился милиционер. - Убийства прекратились. Может его и самого кто-то в переулке застрелил, а тело в реку сбросил. Да и три десятилетия прошло, он уже должен быть, как минимум, вашего возраста. А у престарелого убийцы не шибко много шансов на успешную карьеру маньяка, согласитесь! - засмеялся следователь. - Бред это все. Так что не забивайте себе голову разной белибердой. Лучше статью об этом вашем нападение на журналиста напишите, - еще шире улыбнулся милиционер, передавая Виктории протокол на подпись.
   - Обязательно напишу, - пообещала девушка и, пробежавшись взглядом по документу, дрожащими пальцами поставила в нем кривую закарлючку.
  
   2. Мадам Пуазон
   - Виктория, вас вызывает директор, - неожиданно сообщил главный редактор. Это известие никоим образом не улучшило настроение журналистки: владелица газеты ее очевидно недолюбливала по каким-то неизвестным причинам. Поэтому если и вызвала, то только чтобы выразить очередные нелепые претензии.
   Еще больше девушка нахмурилась, когда секретарша сообщила, что директор занята и придется подождать. А когда речь шла об Анне Сафоновой, ожидание вполне могло затянуться на пару часов.
   За редким исключением у каждого работника, разумеется, есть свои причины не любить начальника. Но в случае с директором архитектурной компании "Королева" эти причины были слишком весомы. Властная и богатая, первая бизнес-леди города была настолько влиятельной, насколько и двуличной. Всегда приветливая, улыбчивая и невероятно очаровательная с клиентами, она буквально не воспринимала своих работников как людей. А еще ее отношение к ним имело циклический характер.
   Первый цикл длился месяц-другой после прихода на фирму нового сотрудника и условно назывался "новая игрушка". Для работника это была золотая пора, ведь заинтересованная директор относилась к новичку на удивление дружелюбно. Всегда была приветливой, веселой, не могла им налюбоваться и постоянно хвалила. А если и ругала, то очень нежно и мягко - будто любимого котика, который нечаянно сделал мелкую пакость.
   Когда же интерес Анны Борисовны неожиданно угасал... фактически на этом этапе многие просто увольнялись с элитной архитектурной компании, одновременно записываясь на прием к невропатологу. Просто потому, что тогда для работника начинался неожиданное ад. Вчерашний любимчик неожиданно превращался в устаревшую модель мобильного телефона, который мажорная девица пытается разбить об асфальт, чтобы родители купили ей новый. Тот, кого только вчера баловали, становился козлом отпущения, на которого кричали словам, пригодными, разве что, для запикивания; все время вычисляли с и так крошечной зарплаты убытки, в которых он был виноват только в фантазии директора. А любая проделанная работа настолько не нравилась начальнице, что бедняге только и оставалось, что повеситься на компьютерной мышке.
   Те, кто переживали второй цикл и смирялись с резким изменением статуса с любимца на мальчика для битья, частенько задерживались на несколько месяцев. Но и на этих людей нельзя было смотреть, будучи уверенным, что однажды они не исчезнут. Ведь то, что минуту назад эта женщина искренне улыбалась тебе и расспрашивала о жизни, еще не значило, что за твоей спиной она не ищет на твое место кого-нибудь другого - новую игрушку.
   Но Анна Сафонова вполне могла себе это позволить: фирма "Королева" была лидером в области сверхсовременного ремонта, в которой хотели работать все, кто не знал, что кроется за блестящей ширмой. Особенно сейчас - во времена, когда найти работу было довольно проблематично. Разработка уникальных интерьеров и проведение ремонтных работ пользовались немалой популярностью, и это привлекало как клиентов, так и работников. Сообразительная бизнес-леди разработала гибкую ценовую политику, благодаря которой к ней обращались и богачи, оплачивавшие роскошный ремонт имений, и представители среднего класса, могли заказать более скромный интерьер как для всей квартиры, так и для одной из комнат. Лучшие дизайнеры-архитекторы города разрабатывали на компьютере трехмерные модели будущей комнаты, после чего рабочие в кратчайшие сроки проводили ремонтные работы.
   То, что в эту контору попала Виктория, удивляло и ее саму. Но так уж случилось, что владелица сверхсовременной архитектурной фирмы захотела открыть газету. По ее словам, она и себе пожелала небольшой перст "четвертой власти". И по факту "Громкоговоритель" был для нее просто очередной игрушкой, которой она распоряжалась неумело. В этом, по сути, и не было ничего удивительного, сама бизнес-леди ничерта не понимала в журналистике. И все же, не прекращала раздавать указания главным редакторам, которые бежали от нее со скоростью, которой позавидовал бы даже еж Соник. Поэтому по сути единственное, ради чего Анна Сафонова держала газету - это возможность похвастаться перед друзьями в комитетах городского совета, и время от времени их же и поздравлять на страницах "Громкоговорителя" с различными праздниками.
   И вот, когда несколько месяцев назад место штатного журналиста вновь освободилось, Виктории "повезло" попасть на свободную вакансию. Сначала она даже радовалась возможности работать по специальности... но радость двадцатисемилетней журналистки длилась не долго.
   - Вика, можешь заходить, - вдруг сообщила Лена, миниатюрная секретарша Анны Борисовны - одна из немногих работников, которым директор "Королевы", похоже, была довольна.
   - Спасибо, - кивнула журналистка, и, постучав, вошла в роскошный кабинет, украшенный панелями из красного дерева. Ноги в дешевых босоножках сразу утонули в высоком ворсе шикарного бежевого ковра.
   - Проходи, Вика! - приветливо позвала бизнес-леди, а по совместительству депутат правящей партии в городском совете.
   В ответ Виктория мило улыбнулась и направилась к креслу напротив роскошной дамы, пытаясь по дороге не врезаться в одну из корон, которыми директор заставила весь свой кабинет. Корона была символом фирмы "Королева", поэтому на полу, столе, этажерках и полках красовалась целая коллекция самых разнообразных корон, часть из которых бизнес-леди приобрела сама, а другие получила в подарок. Коронами была декорирована также и позолоченная рама, в которой висела большая фотография Анны Сафоновой вместе с госпожой Президент и господином Премьер-министром.
   Как только журналистка устроилась в скрипучем кожаном кресле, Анна Борисовна отставила ноутбук немного в сторону и все так же приветливо поинтересовалась:
   - Вика, ты читаешь "Белого Сокола"?
   - Нет, - ответила девушка. На некоторые вопросы в этом кабинете ответ был очевиден.
   - Но что это за газета ты должен знать, - продолжала директор. - А еще, наверное, ты слышала об их корреспондентке-анархистке, которая подписывается псевдонимом "Мадам Пуазон".
   В ответ Виктория кивнула. Наверняка в городе не было того, кто не знал бы о ней - и неважно, читает ли он при этом "Белого Сокола": единую газету Украинской республики, которая распространялась почти по всему Союзу Трех Республик и до сих пор пыталась критиковать правящую верхушку. Но даже среди журналистов этого издания не находилось того, кто решался бы написать то, о чем писала Мадам Пуазон. Если верить "Громкоговорителю" и многим подобным ему газетам... и даже пафосному "Эпицентру", который носил титул первой городской газетой, - ни в городе, ни в стране не было никаких проблем: власть заботилась о народе, незначительные трудности легко преодолевались энергичной командой, а уровень достатка стабильно рос. И только в статьях Мадам Пуазон поднимались вопросы тотальной бедности населения, вместе с которой подозрительно росло благосостояние нескольких властных семей (среди которых, кстати, была также и семья Сафоновых). Только Мадам Пуазон сравнивала суммы, которые совет республики выделял на свои замечательные проекты и инициативы, с суммами, которые были потрачены на них на самом деле. Мадам Пуазон была единственной, кто расследовал и обнародовал запутанные схемы, которые сильнейшие люди страны пытались удержать в тайне. Она писала четко, ясно и очень жестко.
   Естественно, деятельность этой журналистки для многих была нежелательной. Вот только попытки вычислить ее не принесли результата: личности Мадам Пуазон не знал даже главный редактор "Белого Сокола" (который сам, кстати, пользовался достаточно надежной протекцией). Он лишь получал статьи на электронную почту. Письма же, как оказалось, отправлялись из различных интернет-клубов - с компьютеров, за которыми на время отправки письма всегда работали совершенно разные люди, идентифицировать которых не удалось.
   Интерес Анны Сафоновой к Мадам Пуазон был вполне понятен: как раз во вчерашнем номере "Белого Сокола" под именем этой журналистки была опубликована одна статья. В ней шла речь о том, как и сколько денег из городского бюджета выделяется на закупку строительных материалов для компании "Королева". А еще - сколько конкурирующих фирм загнулись благодаря усилиям главного городского архитектора, а по совместительству мужа госпожи Сафоновой, которого она успешно усадила в это кресло несколько лет тому назад.
   - Так вот, - продолжала Анна Борисовна. - У меня для тебя будет очень ответственное, очень важное задание. Наконец-то у нас есть шанс поймать эту змею за хвост.
   - Не может быть, - вздрогнула Виктория.
   - Может! - самодовольно улыбнулась бизнес-леди. - Недавно я вступила с ней в переписку и сообщила, что работаю корреспондентом в "Громкоговорителе" и мне есть что рассказать. Эта барышня проглотила наживку, и сегодня вечером будет ждать информатора в кафе неподалеку. Ты пойдешь на эту встречу, поболтаешь с ней, а потом, когда подойду я и мои люди, отправишься домой ужинать.
   - Но... почему я? - Удивленно выдохнула Виктория.
   - А кто же еще? Из штатных журналистов ты у нас одна, внештатников в это втягивать я не хочу, верстальщика или корректора на такое звать бессмысленно, а главного редактора, в случае чего, будет заменить куда труднее, чем корреспондента. Поэтому сейчас, солнышко, иди работай, понятно, что никому о нашем разговоре не говори, а после работы отправляйся к "Мандаринку", где сядь за столик, сделай из салфетки кораблик и положи на край стола. Все поняла? Тогда давай, беги! Люблю, целую, Аня!
   Бодренько помахав на прощание, бизнес-леди указала на выход и утонула в экране ноутбука. Виктории только и оставалось, что покинуть кабинет начальницы и вернуться в просторный офис редакции.
  
   3. Кошачьи когти
   Стоило девушке оказаться на своем рабочем месте, как ее встретил сочувственный взгляд главного редактора.
   - Что на этот раз? - поинтересовался молодой мужчина, выглядывая из-за крышки ноутбука.
   - Долго рассказывать, - отмахнулась Виктория. - Но, по крайней мере, ее ненависть ко мне очевидна.
   - Прекратите! - вздохнул редактор. - Если бы она вас так уж не любила, то и на работе не держала бы!
   В ответ Виктория едва удержалась от того, чтобы напомнить, что несколько попыток деликатно ее уволить директор уже предпринимала. Но по счастливому стечению обстоятельств закончились они ничем.
   - Просто отстаивайте свое мнение, когда считаете, что Анна Борисовна неправа, вот и все!
   После этих слов единственное, что оставалось журналистке, это молча положить голову на стол. Дима, добродушный парень двадцати девяти лет, все еще находился в цикле "новая игрушка"... который, правда, уже подходил к концу и должен был закончиться со дня на день.
   - Просто выпей чаю и успокойся, - приветливо улыбнулся верстальщик Сашка и, коснувшись плеча девушки, поставил перед ней горячую чашку. - Конфетка поднимет тебе настроение! - добавил парень и положил рядом с чашкой соблазнительные сладости.
   - А мне конфету? - наигранно надулся Дима.
   - И вы держите! - засмеялся верстальщик и бросил главному редактору шоколадную конфету, которую тот ловко поймал.
   Если и была весомая причина, по которой Виктория до сих пор не уволилась из "солидной компании" госпожи Скрудж, так это атмосфера в редакции, которая значительно контрастировала с, в целом, мрачной и нервозной атмосферой непосредственно в архитектурной фирме "Королева". Девушке действительно нравилось приходить в просторный светлый офис, болтать с редактором, видеться со знакомым еще со студенчества Сашкой, когда тот приходил верстать макет; перекидываться парой слов с приветливым корректором Екатериной Васильевной, которая забегала вычитывать гранки дважды в неделю. Здесь было действительно весело, а работа приносила удовольствие, несмотря на копеечную зарплату и отсутствие перспектив.
   Впрочем, само значение слова "перспектива" было для Виктории довольно размытым. Ее успехи и достижения резко сошли на нет, как только она закончила обучение и попала в реальный мир, где ее диплом мало кого интересовал. Трудовая книжка молодой журналистки до сих пор оставалась чистой, как первый снег под ногами Мадонны. В редакциях провинциальных газет у журналиста в принципе не было будущего. И то, что на "Громкоговоритель" она работала без этой самой трудовой, стало одним из многих тому подтверждений. Но в свои двадцать семь девушка никак не могла переступить через себя и пойти работать на относительно перспективную, но при этом до отвращения неинтересную работу, на которой можно было бы отработать три десятилетия ради пенсии. Поэтому бывшая студентка-отличница Виктория Кушинова на данный момент принадлежала к той группе людей, которых современное общество именовали неудачниками.
   - Вика, как ты? - вместо "привет" воскликнула Екатерина Васильевна, неожиданно ворвавшись в редакцию.
   - То есть? - поинтересовалась Виктория, как раз проглотив конфету.
   - Ну, на тебя же вчера грабитель напал!
   - А-а-а, то вы об этом? Да все хорошо, - отмахнулась девушка. Надежда на то, что на работе о вчерашнем инциденте не узнают, безнадежно растаяла. Впрочем, этого следовало ожидать: у Екатерины Васильевны было полно знакомых, среди которых числились журналисты, редактора и работники правоохранительных органов, поэтому все новости она знала лучше читателей большинства городских газет.
   К сожалению "все хорошо" не удовлетворило ни любопытства Екатерины Васильевны, ни внезапного интереса Димы и Сашки, поэтому пришлось рассказывать. Когда же история дошла до той части, где речь шла о несправедливом невнимании милиционеров к этому происшествию, девушке невольно вспомнилась рассказанная старым следователем история.
   "Наверное, стоит на этом остановиться", - подумала Виктория и после нескольких секунд паузы торопливо сказала:
   - Ну вот, в принципе, и все!
   Несколько минут пришлось потерпеть вздохи и обсуждения услышанного, но это продолжалось не долго. Наконец рабочий день вернулся в прежнюю струю, срок сдачи номера приближался, и ни у кого не было времени на то, чтобы бездельничать - особенно в редакции, владелицей которой была директор компании "Королева".
   Пока Сашка с Екатериной Васильевной вносили правки в макет, а Дима спешно дописывал последнюю статью, Виктории нужно было готовиться к интервью с директором краеведческого музея. Но на свою беду, ни одного вопроса об уникальной экспозиции "Тайны скифских курганов" не приходило в голову! А все потому, что эта самая голова молодой журналистки была занята резонансным делом тридцатилетней давности. Возможно, странное стечение обстоятельств с этой мышкой-брелком взбудоражило ее фантазию, а может, просто само это дело было довольно интересным. Как бы то ни было, думать о чем-нибудь другом Виктория в все равно не могла.
   В конце концов, девушка поддалась любопытству и залезла в Интернет. Как ни странно, там она почти ничего не нашла. Этого стоило ожидать: Интернет-журналистики, блогов или форумов в то время не было, как и самого Интернета. Но если копнуть глубже!..
   Он неожиданного успеха Виктория потерла ладони: на одном из закрытых для поисковых систем крипи-форумов, где она иногда бывала, внутренний поиск нашел посвященную "Коту" тему восьмилетней давности. Текста было немного, но девушка прилипла к нему взглядом с небывалой жадностью:
   "18 апреля 1980 года страна, которая всегда жила в "правильной и справедливой" системе, была шокирована. Но никто тогда даже подумать не мог, что этот шок был только первой ласточкой фильма ужаса, который затянется на целых три года! Все старания местных властей скрыть страшные преступления оказались напрасны, потому что люди перешептывались об этом, и вскоре держать все в тайне уже не имело смысла.
   14 апреля 1980 года, в 5;30, на кладбище небольшого провинциального городка, у самого входа, нашли отрезанную голову восьмиклассницы Илоны Шабановой. Во рту умершей лежало маленькое зеркальце, на котором с обратной стороны был нарисован веселый серый мышонок.
   Тело девушки часом позже нашла мать, которая пришла будить дочь в школу. Как убийца попал в квартиру на шестом этаже - оставалось загадкой, потому что входные двери были закрыты.
   Об этом убийстве не писали в газетах, следователем и семьям погибшей запретили о нем рассказывать, но о страшном преступлении на следующий день все равно уже знал весь город и каждый, у кого были друзья и родственники в других городах, как раз спешили написать письмо, в котором описывали страшный инцидент. Собственно, из стопки таких вот писем я и узнал о первых убийствах.
   Расследование зашло в тупик. Никаких следов, никаких подозрительных личностей, с которыми бы контактировала погибшая, и никаких возможностей, благодаря которым убийца мог бы незаметно попасть в квартиру посреди ночи и расчленить девушку без единого звука. Убитая горем мать отметила только нервозное поведение обычно тихой и послушной дочери за несколько дней до смерти.
   А на рассвете 13 мая того же года, недалеко от входа на то же кладбище, нашли голову следующей жертвы - студентки по имени Юля (фамилии в письме не было). Во рту девушки лежал белый платок с пятнами крови, на которой был вышит серый мышонок. Тело оказалось в общежитии: его нашла соседка по комнате, которая спала на кровати напротив.
   Прокуратура продолжала официально держать все в тайне по приказу "сверху", но все к тому времени понимали, что это бесполезно, потому что город уже охватил страх.
   Когда же 15 июня у входа на кладбище нашли голову сорокалетнего сапожника, во рту которой лежала пуговица с улыбающейся головой мышонка, даже верхушка власти поняла, что держать все в тайне бесполезно. Тогда об убийствах и начали писать газеты.
   А потом произошло то, на что сначала не обратили внимания, но потом это перевернуло все с ног на голову. Второго июля в прокуратуру пришла пожилая учительница, которая в панике положила на стол главного следователя по делу ручку с нарисованным на колпачке мышонком. Женщина утверждала, что нашла ее на работе. Она точно помнила: не покупала такой. И коллеги уверяли, что не имеют к этому никакого отношения.
   Решив, что женщина просто поддалась панике, или стала жертвой чьей-то злой шутки, следователь спровадил ее и снова углубился в факты по делу. Но на одиннадцатый день после того голова этой самой женщины лежала у входа на кладбище, сжимая в зубах колпачок от ручки с нарисованным мишонком.
   Об этом, конечно, написали в газетах и ??предупредили людей, чтобы немедленно обращались в прокуратуру, если найдут среди своих вещей любой незнакомый предмет с изображением мышонка. К концу месяца таких было целых десять: кто-то решил пошутить сам, а над кем-то пошутили знакомы. Одиннадцатым стал десятилетний мальчик, который пришел в прокуратуры 1 августа с мячиком для настольного тенниса, на котором была изображена мышка. Еще несколько человек обратились после него. За всеми ними следили, но надзор не помог: голову мальчика нашли 15 августа.
   После этого в газетах, вместе с информацией об убийстве, появилось предупреждение: всех комедиантов, которые придут в прокуратуру и останутся живы, ждет наказание. Чтобы доказать, что это не шутка, в тюрьму забросили многих приходивших с "мышиными предметами". Вычислили и посадили даже некоторых из тех, кто ради смеха подбрасывал такие вещи своим знакомым.
   Этот план следователей таки сработал: в следующем месяце пришел лишь один человек с "мышиной меткой" - молодой парень, который нашел у себя в сумке маленькую керамическую фигурку мышки. Его уже охраняли по полной программе!.. Но это ничего не изменило. Все закончилось так же, как и предыдущие пять раз.
   Так продолжалось почти три года. Следователи делали все возможное, но не могли изменить кровавого финала: жертва умирала максимум через четырнадцать дней после того, как находила свою "мышку".
   Но смерть была не единственным, что ждало избранных убийцей людей. Буквально с первых дней маньяк начинал "играть" со своими "мышками", за что и был прозван Котом. Он выслеживал их в переулках и запугивал, некоторые похищал и перевозил с места на место, а потом просто оставлял где-то около памятника или под забором. Убийца каким-то мистическим образом находил жертву, где бы она ни была, и не делал ничего, кроме того, что оставлял для нее небольшие, понятные только им двоим знаки. Таким образом человек, который знал о своей участии с того момента, как находил мышонка, к этому самому четырнадцатому дню был на грани психоза, а иногда даже за этой гранью.
   Казалось, город будет жить в страхе вечно... но все закончилось так же неожиданно, как и началось. Убийства просто прекратились. Последней жертвой стала семнадцатилетняя Галина Довирова, голову которой нашли на рассвете 15 декабря 1982 годв.
   Самого Кота так и не поймали. Кем он был, почему все это делал, и что с ним случилось, так и осталось тайной... одной из самых жутких, кровавых тайн ХХ века. Но кто знает, возможно, он все еще жив и просто ждет что-то?"
   Начиная читать, Виктория надеялась, что этот текст немного удовлетворит ее любопытство, но по факту произошло с точностью наоборот: он ее только больше раззадорил. Но что делать теперь?
   До времени, на которое было назначено интервью, оставалось чуть больше получаса. И хоть музей находился совсем рядом, стоило поторопиться.
   Убедившись, что все заняты своей работой, и никто на нее не смотрит, Виктория ввела в адресную строку "3ch.hk" и через мгновение оказалась на главной странице "Три-ча", самого популярного в сети имиджборда. Недолго думая, девушка зашла в раздел "мистика" и кликнула на "создать тред":
   "Анон, на днях я наткнулся на интересную винрарную кулстори. Так что я очень надеюсь, что ты подбросишь мне по ней инфы.
   Речь о серии убийств 80-х годов, известной как "Дело Кота". Тогда оно заставило всю страну нервно курить. А жители города N, в котором события имели место быть, вообще откладывали десятилетние запасы кирпича".
   Изложив вкратце суть дела, Виктория добавила к треду смонтированную в фотошопе картинку с котиком, который скалился страшной пастью, и кликнула на "отправить".
   Тема сразу появилась на доске, поэтому девушка со спокойной совестью выключила компьютер и побежала в музей, на ходу придумывая вопросы для интервью. Если найдутся люди, которые смогут что-то рассказать, тред не утонет и вечером она сможет оценить уровень осведомленности завсегдатаев "мистикача".
  
   4. Подставная мишень
   Как и ожидалось, разговор с директором музея был милым и познавательным. И закончив с ним журналистка спешно вернулась в редакцию как раз за несколько минут до конца рабочего дня.
   - Что стряслось-то? - забеспокоилась Виктория, увидев главного редактора в непривычном для него депрессивном состоянии.
   - Сашка уволился, - с грустью сообщил мужчина.
   - Как так? Почему?
   - Не нашел общего языка с директором, - пояснил Дима. - Мы готовили макет номера и принесли ей его на утверждение. Сначала все было хорошо, но внезапно госпожа Сафонова решила, что кое-какие материалы нужно поменять местами. А для Сашки это буквально значило, что нужно почти полностью переверстывать газету. И это за каких-то два часа до сдачи на типографию! Он с трудом сдержался и пошел уже к выходу из кабинета, когда уже в дверях его догнал голос директора. И что бы ты думала? Она, с бухты-барахты, приказала ему сделать номер цветным! А у Сашки даже не было цветного шаблона. То есть, его нужно было полностью делать заново, потому что где делся тот, который был еще до его прихода в газету, не знал никто. Потом много чего приключилось, я все это даже описывать не хочу. Было немало скандалов и нервов, и все закончилось тем, что Сашку директор поставила перед фактом: за этот номер она ему не заплатит. Тогда Сашка заявил, что если так, то он увольняется. В ответ на это госпожа Сафонова просто указала ему на дверь!
   - У меня нет ни одного цензурного слова! - прошипела Виктория. Молодой и веселый верстальщик ей очень нравился. В отличие от истеричного директора.
   - У меня тоже, - вздохнул Дима. - Вдобавок она накричала еще и на меня! Рассказала непечатными словами, какой я бездарный, ни на что не годный редактор, из-за которого у нее одни убытки с этой газетой! И это при том, что все мои инициативы она подрезала с первого дня, пока я не плюнул на них с концами! Мне уже надоело. Не знаю, долго ли останусь на этой работе... не такая уж это и работа, чтобы так за нее держаться.
   В ответ Виктория смогла лишь сочувственно вздохнуть. Похоже, Дима только что перестал быть "новой игрушкой" и для него начался второй цикл. Интересно, удержится ли?
   - Паршиво все это. Ну, увидимся завтра, мне уже пора, - торопливо проговорила девушка и поспешила покинуть редакцию. Ее официальный рабочий день как раз закончился... а это значило, что пришло время выполнить приказ директора.
   Да, сейчас она могла просто наплевать на все и пойти домой. Но последствия, которые после этого ее наверняка ожидали, наверняка оказались бы куда серьезнее, чем просто увольнение.
   Кафе "Мандаринка" находилось совсем неподалеку. Светлое и уютное, пропитанное ванилью, оно вполне соответствовало тому образу, который Виктория выстроила для себя в воображении госпожи Сафоновой.
   Журналистка выбрала столик в левом от входа углу и села спиной к стене - так, чтобы держать в поле зрения входную дверь, а те, кто зайдут в кафе, сразу замечали ее.
   Белая плотная салфетка быстро превратилась в бумажный кораблик, который девушка положила возле сахарницы, предварительно заказав кофе. Хрупкая рука была сжата в кулак и лежала на столе рядом с корабликом, и только указательный палец выстукивал нервный ритм.
   Так Виктория просидела в кафе почти два часа. За это время она выпила три чашки кофе, съела пирожное и небольшую пиццу. Но загадочная Мадам Пуазон так и не появилась.
   Ее нервы были натянуты до предела, когда раздался звонок телефона. Бросив все силы на то, чтоб сохранить спокойствие на лице, девушка достала мобильный из сумочки и поднесла его к уху.
   - Можешь идти домой, - скомандовал властный и очевидно раздраженный голос госпожи Сафоновой. Как только эти слова прозвучали, директор компании "Королева" бросила трубку.
   Виктория быстро расплатилась и поспешила домой. До сих пор помня о нападении, она выбрала дорогу подлиннее, но на которой постоянно суетились прохожие.
   Вскоре журналистка выпорхнула из маршрутки и направилась к своему дому.
   - Спасибо за предупреждение, - неожиданно раздалось за ее спиной.
   Эта женщина стояла в тени дерева. Несмотря на эффектную внешность, не попадаться на глаза у нее получалось очень удачно.
   - Не за что, - ответила Виктория. И самой спрятавшись в тени, ей удалось внимательно разглядеть незнакомку: высокая, красивая, в стильном костюме и сапожках на высоких каблуках. Да, это она, как раз ее журналистка видела в кафе. Тогда женщина зашла всего на несколько минут - выпила чашку кофе и ушла.
   - Меня, конечно, предупредили перед походом, чтоб я была поосторожнее, но если бы ты не подала условный знак, что это ловушка, меня бы сейчас, скорее всего, как раз сбрасывали в ближайшую канаву. Так что я, все же, считаю, что есть за что. Хорошо, что Сафонова попыталась подсадить кого-то из наших, иначе мне бы так не повезло.
   - И то правда, - кивнула Виктория. - Та женщина сейчас готова разорвать каждого, кто под руку попадется. Что бы она ни говорила о своем непоколебимом положении, но последняя статья ее немало взбесила.
   - На то и работаем! Если б еще люди реагировали как-то активнее, а не только трындели на кухнях...
   - Думаю, когда-нибудь так и будет, - оптимистично улыбнулась Виктория.
   - Я, конечно, не Мадам Пуазон, просто член сети, и кто она - понятия не имею, - доброжелательно хмыкнула красавица. - Но все равно пойду за ней до конца ради того, чтобы, наконец, изменить этот проклятый мир к лучшему.
   - Так же, как и все мы. Люди, которые строят свою власть на крови, не должны управлять страной, - кивнула журналистка и, попрощавшись с незнакомкой, поспешила к своей квартире.
  
   Когда Виктория зашла в созданный ею тред на "Три-че", ее ждал приятный сюрприз: тема Кота порядком заинтересовала анонимов. Большинство посетителей просто обсуждали информацию, которую прочитали в этом же треде. Увы, но значительная часть этой информации была выдержками из той же темы, которую Виктория нашла на форуме. Хотя кое-что новое и полезное тоже нашлось!
   К такой информации вполне можно было отнести хронологический список жертв Кота, в котором были указаны время и дата, когда нашли голову.
   "Я вот чего не понимаю, - писал один из анонимных пользователей. - Если в одном и том же месте, в одни и те же дни месяца, почти в одно и то же время находили отрезанные головы... они что, совсем тупые? Неужели нельзя было посадить ментов в засаду?"
   "Так они и сделали, - отвечал ему другой аноним. - Но толку было по нулям. Ну, начали они головы раньше находить. А того, кто их туда приносил, так и не видели. Как будто их там волшебная фея оставляла!"
   Среди маленьких сокровищ треда Виктория заприметила сканированную страницу газеты "Эпицентр" за 16 февраля 1981 года:
   "Милиция не смогла спасти очередную жертву безумного убийцы, известного нам как Кот.
   На этот раз жизнь потеряла двадцатисемилетняя Екатерина Самохина, которая работала бухгалтером при городском совете.
   Последние дни своей жизни госпожа Самохина провела, запершись в квартире вместе со своим мужем, который даже при таких обстоятельствах не собирался бросать ее одну. Именно он первым и увидел ее обезглавленное тело, рядом с которым проснулся утром в своей постели.
   У подъезда и непосредственно двери квартиры погибшей дежурил отряд милиции, но все они утверждают, что ничего не видели.
   Екатерина Самохина нашла ложечку с выгравированным мышонком, как и другие жертвы Кота, первого числа текущего месяца. Четвертого февраля она упала в обморок по дороге с работы, а проснулась утром, в фонтане посреди центральной площади.
   Начиная с седьмого февраля, она стала подвергаться панике и уверяла, что видит и слышит вещи, которые не поддаются рациональному объяснению. Погибшая также заявляла, что на улицах находит оставленные для нее Котом знаки.
   Десятого февраля Екатерина Самохина, отправив детей к свекрови, забаррикадировалась с мужем в квартире, где, в конце концов, и встретила свою смерть".
   Судя по размеру статьи, журналисты уже устали писать посвященные Коту материалы на разворот. Так что информативность была вполне посредственная. Но среди нескольких скупых абзацев кое-что очень сильно взволновало Викторию:
   "Екатерина Самохина нашла ложечку с выгравированными мышкой, как и другие жертвы Кота, первого числа текущего месяца".
   Вторник, она нашла этот проклятый брелок во вторник... или в среду?
   В два клика Виктория открыла на мониторе календарь и почувствовала, как голова наполняется свинцом:
   Вторник, 1 Август. Семь дней тому назад.
   Но прошло более тридцати лет, разве такое возможно? Может это просто преемник, или сумасшедший имитатор?
   И все же, что делать, кроме как разнюхивать информацию, Виктория пока не знала. В милицию с тем, что она пока нашла, идти было бессмысленно - только высмеют и пошлют куда подальше. Да и предыдущим тридцати трем жертвам милиция не слишком-то помогла...
   Предыдущим?
   Содрогнувшись, Виктория с ужасом отогнала от себя мысль о том, что она теперь следующая жертва, и вернулась к треду. Но, к сожалению, ничего полезного там дальше не было.
   "А вообще, что-то по этому делу имеет смысл искать или в архивах прокуратуры, или в газетных подшивках того времени", - посоветовал один из анонимов, и этот совет показалась девушке самым адекватным.
   Чтобы не потерять ничего важного, Виктория скопировала всю собранную информацию в один документ и распечатала его.
   Но сейчас, больше всего на свете, девушке хотелось хоть как-то отвлечься от страшных мыслей. Время было уже позднее, а интервью расшифровать лучше сегодня, потому что завтра на работе, с учетом нагрузок, для этого вряд ли найдется время. Так что журналистка заварила большую чашку чая, устроилась в мягком компьютерном кресле, сбросила файл с интервью на компьютер и переключила звук на наушники - так ей всегда было легче работать.
   Строка за строкой, короткие вопросы и содержательные ответы появлялись черными символами на белом экране. Директор краеведческого музея, наконец, закончил рассказывать о ценных экспонатах выставки и Виктория поставила ему следующий вопрос. Мужчина задумался на несколько секунд... и прежде чем он снова начал говорить, девушка услышала в наушниках странный шум. Он звучал чуть больше секунды, был очень тихим и неразборчивым. Интересно... кажется, директор ничего не говорил, да и в кабинет никто не заходил.
   Нахмурив брови, Виктория передвинула бегунок в аудиоплеере немного назад. Вот она заканчивает свой вопрос... чтобы лучше разобрать странный шум, девушка поставила громкость на максимум и услышала хриплый, глухой голос, который прорычал:
   "Кто ты"
   Через мгновение директор музея начал отвечать на вопросы, но Виктория не слышала его голоса, максимально усиленного динамиками: наушники валялись на полу у стены, в то время как сама девушка неподвижно сидела в старом компьютерном кресле.
  
   Поскольку я более не обитаю на СИ, то на этом ознакомительный кусь на сим сайте заканчивается! Больше у меня на ПродаМане, где я нынче обитаю, и куда выкладываю все новинки http://prodaman.ru/olga_migel
   Полная версия книги традиционно на Мирах, ссылка есть на ПродоМане!
   Всем спасибо! С любовью, Ольга Мигель!
  
  
  
  
  

31

  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Бродских "Я вернусь" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "Остров перевертышей. След орла" (Приключенческое фэнтези) | | Э.Шторм "Тёмный лорд: Бери пока дают " (Любовное фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Попаданцы в другие миры) | | А.Ливадный "Нейр" (ЛитРПГ) | | Natiz "Опасный" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"