Александрович Михаил: другие произведения.

Катаклизм

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.08*51  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Странная температурная аномалия неожиданно возникла в нескольких местах планеты Земля параллельного нашему мира. Что вскоре и послужило детонатором для переноса из 1 сентября 2019 года в 1 сентября 1939 года параллельной Вселенной Белоруссии, Смоленской области и Кубы. Ну, дополнительно с очень небольшими вкраплениями близлежащих земель... Идея этого романа возникла у меня давно, ещё года 4 тому назад. Всё время меня одолевали сомнения - потяну ли. Впрочем, под лежащий камень вода не течёт, надо попробовать. А там, будем посмотреть... Ах, да... Чуть не забыл... Действие происходит не в нашей Реальности, любое совпадения с героями нашего Мира не более чем абсолютная случайность. 15 мая 2018 немного продолжил главу 39. Произведены некоторые мелкие правки в предыдущих главах. Сейчас я в дороге, поэтому обновления маленькие и не регулярные Всё очень сырое, буду позже ещё править, пока просто нет времени для этого. Наверняка позже будут другие небольшие правки и дополнения написанного.

  Катаклизм
  
  Пролог
  
  Как большинство людей на планете и ожидало, никакого чуда не произошло. Голосование выборщиков ничего не изменило. Да, разрыв между кандидатами пусть и уменьшился от небольшого до совсем микроскопического в 5 голосов, но этого всё же не хватило для иного результата. Не помогло даже то, что 3 выборщика из штата Вашингтон проголосовали за совсем уж левых кандидатов. Появись ещё бы один такой 'штрейкбрехер', и будущего хозяина Белого дома пришлось бы выбирать Палате представителей. Набрав минимально необходимые по закону 270 голосов выборщиков, впервые в истории страны высшую выборную должность суждено было занять женщине. Да, политиком она была весьма известным, и не только в своей стране, но и во всём мире. Что ж, выбор народа свершился, оставалось только подождать инаугурации и спокойно устроиться в вожделенном президентском кресле. Прокатившаяся по всей стране волна митингов и демонстраций протеста уже ничего не могла изменить. Да и пока остававшийся при должности прежний обитатель Овального кабинета, явно симпатизирующий своей преемнице и могущий теперь дать волю своим истинным чувствам, приказал соответствующим службам, как он выразился, 'разогнать это сборище так, чтобы другим таким крикунам неповадно было'. Что и было выполнено с завидной оперативностью.
  
  Глава 1
  
  Не прошло и десяти дней после окончания шумных торжеств по поводу смены руководителя государства, как в президентской приёмной оказался один совершенно с виду ничем не примечательный человек. Назовём его, скажем, мистером Х. Впрочем, для этого есть все основания, настоящие его фамилия и имя были известно очень немногим. А по виду, типичный такой клерк средней руки. Среднего же роста и среднего же возраста. В общем, во всём средний. Сторонний наблюдатель не заметил бы в нём ничего примечательного. По столице ходят многие десятки тысяч таких людей и никто на них не обращает ни малейшего внимания. Но этот человек всё же выделялся, сильно выделялся. Не внешними данными, а содержимым своей черепной коробки. В некоем роде его можно было считать гением. Впрочем, возможно он таковым и являлся. И попал на приём к главе государства он тоже далеко не случайно. Во-первых, они были давно знакомы. Разумеется, близкими друзьями не являлись, но друг друга знали уже четверть века. Правда, познакомились почти случайно, но к нашему повествованию это отношения не имеет, поэтому не будем эту историю тут излагать. Во-вторых, мистер X был чрезвычайно талантливым физиком, добившимся весьма и весьма многообещающих результатов в своих исследованиях. Конечно, талантливых учёных в стране было немало, но тут был особый случай - вырисовывалась перспектива создания принципиально нового вида оружия. Оружия относительно дешёвого, по своей эффективности намного превосходящее ядерное, но не оставляющее после своего применения никакой радиации и которым не обладала ни одна страна мира. И эффективной защиты от него не только не имелось, но и даже было непонятно, как её вообще сделать.
  Задействован был мистер X в программе по исследованию высокочастотных активных авроральных исследований (HAARP). Сам объект, где и работали яйцеголовые, расположен на юго-востоке Аляски. О том, что его официальное название далеко не полностью раскрывает тему исследований, догадываются многие. Но то, что всё это изучение ионосферы лишь самая верхушка айсберга, знают единицы. Ну, не считая тех, кто непосредственно работает на объекте. Сам же посетитель, ждущий сейчас в приёмной, руководил одной из сверхсекретных лабораторий, расположенной в подземном многоэтажном бункере на объекте. Официально было объявлено чуть ли не о закрытии исследовательского комплекса аж с 2013 года. На самом же деле - всё функционировало. Только уменьшилось финансирование, что сильно замедлило темп работ, но полностью их не остановило.
  Наконец, секретарь подал голос, сообщив, что президент готова принять посетителя. После приветствий и поздравления вошедшим хозяйки кабинета со вступлением в должность, перешли к цели визита.
  - Ричард, - сразу взяла быка за рога первая женщина-президент, - я хотела бы кратко услышать о результатах работы вашей лаборатории и ближайших перспективах. К сожалению, по телефону или даже через Интернет, как мне подсказали мои помощники, в виду крайней степени секретности, я не могу получить нужную мне информацию. Вот, пришлось пригласить Вас сюда.
  - Я в курсе этих трудностей, - ответил гость, - поэтому захватил с собой некоторые документы, - взглядом он показал на лежащую перед ним папку. - Пришлось только тащить с собой усиленную охрану. Понимая Вашу загруженность, сразу перейду к делу. Первого крупного успеха мы смогли достигнуть летом 2010 года. У многих заинтересованных лиц возникли подозрения в наш адрес по поводу рукотворности катаклизмов, но ни малейших доказательств ни у кого не было. Постепенно шумиха стихла. Вы наверняка помните, как в России горели в том году леса? Вот это мы проводили испытания нашей аппаратуры. Уже тогда мы достигли точности воздействия при которой ошибка не превышала 10-15 миль. К этому времени уже закончено проектирование более совершенной аппаратуры управления. Ошибка наведения у неё по самым скромным оценкам не превысит полмили. Более того, она позволит создавать очаги локального разогрева огромной площади. Ну, к примеру, её возможностей хватит для того, чтобы целые страны делать непригодными для проживания человека. Притом, страны достаточно большие, такие как, скажем, Франция.
  - Франция, - задумчиво протянула президент, - а что плохого нам она сделала?
  - Пока - ничего, я просто взял первую подходящую по размеру страну чтобы на её примере показать возможности аппаратуры. Притом, мы сможем достаточно точно очертить размеры и форму площади, которую планируем подвергнуть воздействию. И даже регулировать температуру внутри выбранной зоны.
  - Хорошо, но у меня сразу возникает несколько вопросов. Я не физик, но, тем не менее, понимаю, что для разогрева таких огромных территорий требуется огромное же количество энергии. Где это брать планируете? Тем более, насколько мне известно, у нас на Аляске нет избытка электростанций.
  - А тут и не нужно большого количества. Энергию мы возьмём из глубин планеты. Сами мы ничего не греем, мы просто нашли способ перенести её оттуда в нужные нам места. Притом, перенести дозировано и сквозь толщу материи. Своеобразный тоннельный эффект, только не для микромира, а для расстояний в тысячи миль. В общем, наша техника выступает в той же роли для теплоты, что и водопроводный кран для воды.
  - А насколько безопасны ваши эксперименты?
  - Наши расчёты показывают, что с безопасностью всё в порядке. Единственное, не стоит дальше увеличивать масштаб экспериментов, так как это может повлиять на общий тепловой баланс планеты. И вдобавок ко всему перед нами открываются неплохие дополнительные перспективы. Скажем, при наступлении похолодания на планете по какой-либо причине мы сможем компенсировать падение температуры им вызванное. Так сказать, невоенное применение.
  - С этим ясно, - Клинтон ненадолго задумалась, - а что требуется для завершения работ и в какой срок можно уложиться?
  - Для начала, требуется финансирование. В настоящее время с этим у нас большие проблемы. Уже сейчас по нашим заказам изготовлено часть оборудования, но нам даже нечем оплатить выставленные счета. Официально ведь наш проект фактически закрыт. Впрочем, - мистер X открыл папку и вынул из неё несколько листов, соединённых между собой канцелярской скрепкой, - тут смета предстоящих расходов. Если регулярно будут поступать средства, то реально закончить работы уже к лету 2019 года. Тогда же можно будет и произвести крупномасштабные испытания. Вам останется только указать объекты воздействия и степень этого воздействия. Но, повторюсь, в такие сроки можно уложиться только если с поступлением денег не будет никаких проблем.
  Президент, не отвечая, с задумчивым выражением на лице стала вчитываться в листы, поданные посетителем. Затем, глядя на своего собеседника, заговорила:
  - Да, Ричард, сумма, конечно, солидная. Но я думала, что проект будет ещё более затратным. Пожалуй, тут я могу пойти навстречу. И даже выделить часть из президентского фонда. Соответствующий указ подпишу сегодня же. Остальное придётся делать через Конгресс. Но стоит подумать, на какие статьи расходов просить у них деньги. Впрочем, это всё тоже решаемо. Надеюсь, Вы понимаете, что произойдёт, если результата, заметьте, ожидаемого результата, к указанному Вами сроку не будет?
  - Разумеется, всё это я в полной мере осознаю. И Вы знаете, что я не являюсь прекраснодушным мечтателем и всегда могу ответить за свои слова и дела. Прежде чем идти к Вам с докладом, я и мои подчинённые постарались учесть все возможные риски и подводные камни. Да и предыдущие эксперименты лишь подтвердили правильность выбранного нами направления работ. Поэтому, я считаю, что вероятность неудачи крайне мала. А в случае успеха наша страна получит в свои руки практически абсолютное оружие. Представьте только, выбрав относительно небольшую точку воздействия, например - авиабазу противника, мы сможем за считанные секунды ДИСТАНЦИОННО её уничтожить, практически мгновенно перенацелить направление удара и обрушиться на другой объект. Правда, уничтожение точечных объектов, это следующий этап наших исследований. Этим мы займёмся только после летних экспериментов предстоящего 2019 года. Тут никак нельзя перепрыгивать через этап, иначе можем получить непредсказуемый результат, а то и вовсе настоящую катастрофу. Всё же мы вторглись в ту область знаний, куда до нас не ступала нога человека.
  - Хорошо, я не буду вдаваться в детали, всё же по образованию я не физик. Мне важен конечный результат. Надеюсь, что Вы и ваш коллектив, являются не меньшими патриотами нашей страны, чем я, и сделаете всё возможное для успеха нашего общего дела. Тем не менее, считаю, что надо усилить охрану объекта и ужесточить режим секретности. Надеюсь, что среди Ваших работников найдёт понимание даже введение цензуры на переписку. За периметр базы не должно выйти ни малейших сведений о том, что там происходит. Ибо малейшая утечка данных ополчит против нас весь мир. А, вот, когда уже всё будет готово и у пультов управления новым сверхоружием окажутся солдаты Великой Америки, нам будет уже наплевать на телодвижения остальных государств. Согласитесь, только на достижение такой великой цели и должна быть направлена вся работа президента США! Разумеется, ни Вы, ни ваш коллектив не будут обойдены тогда ни наградами, ни званиями, ни деньгами.
  - Да, мы это все понимаем, и сделаем всё самым лучшим образом. В полном соответствии с великой американской мечтой!
  - Вот и хорошо. Раз в 3-4 месяца будьте готовы появляться в этом кабинете с подробными докладами о ходе работ. Мне бы самой хотелось побывать на объекте, но, увы, нельзя. Это привлечёт ненужное внимание тех же охочих до сенсаций журналистов. А пока - можете быть свободными. Вам и Вашим сопровождающим уже заказаны билеты на обратный самолёт. В приёмной мой секретарь Вам их выдаст.
  
  Глава 2
  
  Время не шло, оно почти летело. День за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем. Два года минуло словно их и не было. 3 апреля 2019 года. И снова - Овальный кабинет. Хозяйка его не знала, что в России его иначе как оральным в честь известных подвигов её мужа не называют. Иначе бы точно переименовала. Впрочем, к делу это не относится. Будем просто наблюдать за разговором в нём двух людей.
  - Итак, Ричард, - говорила между тем Клинтон, - Вы мне обещали, что к этой нашей встрече доложите мне о практически полной готовности комплекса к работе.
  - Да, я помню об этом и никогда не бросаю своих слов на ветер. Всё уже подключено и работает. Идёт калибровка аппаратуры и её тестирование. Единственная существенная проблема на настоящее время - относительно нестабильная работа центрального компьютера. Специалисты говорят, что всё дело в не до конца отлаженном программном обеспечении. Уже выявили и исправили несколько багов. Они уверяют, что к концу весны всё будет в норме. Неприятность эта не стала для нас неожиданностью, ибо нет на моей памяти ни одного случая, когда в столь сложных проектах компьютеры с самого начала работали как надо. Вспомните, например, злополучные проекты по F-22 и F-35, которые, если уж быть совсем честными, до сих пор не смогли отладить должным образом. Но, повторюсь, специалисты в этой области у нас высочайшего класса, и я уверен, что к намеченному летнему сроку крупномасштабных испытаний всё будет работать как надо.
  - Надеюсь, Вы меня не подведёте, ведь до начала испытаний осталось меньше полгода. И... Я не специалист в этой области, но, тем не менее, как Вы проводите калибровку и тестирование? Я не понимаю, как это можно сделать без реальной работы по целям...
  - А мы и используем реальные цели.
  - Как??? И никто ничего не понял?
  - Разумеется. Мы же не включаем аппаратуру на полную мощность. Делаем так, чтобы температура в местах воздействия повышалась на 4-5 градусов всего. Это вполне достаточно, чтобы отличить от естественных флуктуаций, но довольно мало, чтобы кто-то заподозрил неладное. На настоящее время нами проведены эксперименты с более чем на двумя сотнями локальных областей, включая и несколько мест на территории США. Всё это совершенно безопасно для живущих там людей. Кстати, даже никому из журналистов не пришло в голову ничего близкого к реальности. Пресса пишет какую-то уже привычную всем чушь про глобальное потепление. Да и обычные люди не видят в этом ничего удивительного. В настоящее время мы уже проводим эксперименты по одновременному воздействию на 2-3 точки. Всё идёт очень успешно. Если что-то и тормозит работу, то только периодически возникающая нестабильность в работе управляющего компьютера. Но мы, повторюсь, успешно работаем над устранением этой проблемы и уже нашли некоторые причины оной.
  - Скажите, а как сильно можно будет поднять температуру в местах воздействия?
  - Если работать по площадям предельного размера, то можно, например, почти довести там воду до кипящего состояния. Правда, для этого непрерывное воздействие должно продолжаться в течение времени порядка недели. Ну а малые объекты - даже расплавить сможем. И это с уже сейчас установленной аппаратурой. Но такие параметры далеко не предельные. Если финансирование будет продолжено, то, я уверен, можем удельную мощность поднять, минимум, на порядок. То, что мы уже получили, допустимо считать почти абсолютным оружием. От него нельзя спрятаться ни в каком бункере. Нам достаточно лишь знать его точные координаты. Обладая подобной аппаратурой, наша страна просто не будет иметь конкурентов. Мы на пороге нового мира, когда Соединённые штаты станут реальным хозяином планеты и могут не обращать внимание ни на чьи мнение и интересы.
  - Я прекрасно понимаю перспективы, открывающиеся перед нашей страной. С другой стороны, Вы и Ваши сотрудники за эти достижения не останутся без заслуженных наград, о чём я уже неоднократно говорила.
  - Спасибо, госпожа Президент, поверьте, мы очень ценим Вашу заботу о нас. Но ещё, все мы являемся патриотами своей страны и работаем не только ради званий и денег. Хотя, конечно, когда работу в придачу ко всему ещё и оценивают достойно, это прибавляет нам стимулов делать всё как можно лучше.
  - Ещё один небольшой вопрос, Ричард. На дворе уже заканчивается второе десятилетие XXI века, а связь между мною и Вами почти такая же, как 200 лет назад. А по телефону практически ничего нельзя передать, без риска утечки информации. Наша операция вступает в практически завершающую фазу, а для решения почти любых вопросов Вам приходится лично приезжать ко мне. Я тут проконсультировалась со специалистами и мне объяснили, что на современном этапе развития микроэлектроники нетрудно сделать защищённую телефонную линию связи, прослушать которую будет невозможно. Даже если к ней подключиться напрямую, ибо по ней разговор будет передаваться в закодированном виде. Во всяком случае, меня уверили, что расшифровать этот код можно будет только через многие годы работы специалистов и использовании самых мощных компьютеров. А к тому времени нам будет уже всё равно, узнает эту информацию кто-либо или не узнает.
  - Я в курсе этого, мэм, но считал, что до этого времени отсутствие кодированной спецсвязи не слишком влияло на нашу работу. К тому же, её наличие могло привлечь ненужное внимание к нашему проекту. На этом же этапе она, действительно, лишней не будет. Особенно когда пойдут полномасштабные испытания. Там понадобятся частые консультации с Вами. Ездить будет просто некогда, тем более, предполагается, что обстановка будет меняться едва ли не каждый час.
  - Ну что ж, - я на днях отдала распоряжения соответствующим службам, и работа уже идёт. Сейчас в моей приёмной Вас ожидает человек, ответственный за установку оборудование спецсвязи. Под его же руководством произойдут установка и настройка аппаратуры. Сейчас Вы пройдёте с ним в его кабинет и там договоритесь о порядке выполнения работ на Вашем объекте. Учтите, что ни он, ни его люди не осведомлены о том, чем Вы там занимаетесь. Так же как и Вы об их секретах. Постарайтесь, чтобы такое положение сохранилось и впредь. У меня к Вам вопросов больше нет на сегодня, если Вам всё понятно - можете идти. Надеюсь, следующий наш разговор пройдёт уже посредством спецсвязи. До свидания.
  - Я всё понял, госпожа президент, - сказал посетитель вставая, - у меня пока нет вопросов к Вам. До свидания.
  
  Глава 3
  
  8 часов утра вашингтонского времени 22 июля 2019 года. Овальный кабинет. Перед президентом страны находятся небольшой жидкокристаллический монитор, микрофон и маленький проводной пульт. Провода от них идут металлическому шкафчику размером с крупную хлебницу, подвешенному на стене. Клинтон смотрит на часы, висящие в кабинете, затем последовательно нажимает несколько кнопок на пульте. Через несколько секунд из динамиков монитора слышится короткий писк, после чего на его экране появляется лицо мистера Х. За его спиной просматривалось большое круглое помещение у стены которого расположен такой же формы пульт, с сидящими перед ним множеством серьёзных людей.
  - Здравствуйте, госпожа президент, - тут же говорит он, - я рад Вас лицезреть в этот знаменательный день!
  - Здравствуйте, Ричард! Надеюсь, для Вашего оптимизма есть веские основания. Вы наверняка знаете, что в нашем обществе как никогда велики сейчас протестные настроения. Если результаты испытаний будут такими, как Вы предсказываете, удастся заткнуть глотки многим крикунам. Люди поймут, что Америка не утратила своего величия и могущества, как орут эти предатели, а, наоборот, по мощи она стала больше, чем все остальные страны вместе взятые. Намного больше! И все эти недостраны, что переметнулись или только готовятся переметнуться к русским, поджав хвост вернутся в зону нашего влияния. Навсегда вернутся! И сами русские станут нашими сателлитами. И мы всем припомним их предательство. Ладно, вернёмся к делу. У Вас всё готово к работе?
  - Да, мэм, мы неоднократно проверили все системы. Даже центральный компьютер, что доставил нам раньше множество хлопот, уже больше 2 недель подряд не продемонстрировал ни одного сбоя. Всё остальное тоже протестировано. Все блоки, работа которых критически важна, резервированы. Даже для подачи электроэнергии построена запасная линия. Если и этого окажется мало, у нас есть несколько мощных перевозимых дизельных электростанций. Они способны автономно поддерживать работу в течение 2 недель, это, по моему мнению, более, чем достаточно. Всё не раз проверено и перепроверено. Помешать работе может разве что ракетный обстрел, но по Вашему же приказу неподалёку скрытно расположились несколько комплексов Пэтриот, которые смогут успешно бороться и с этой напастью. Поэтому, мне думается, что мы предусмотрели практически все варианты предотвращения нежелательного развития событий!
  - Что ж, отрадно слышать Ваши заверения. Итак, когда планируете начать эксперимент?
  - Прямо сейчас, мэм, - он быстро взглянул на свои наручные часы, - в 8 часов 10 минут. Позволите запускать аппаратуру?
  - Да, начинайте!
  - Слушаюсь и прошу меня извинить, так как мне придётся лично руководить всем этим. Это место сейчас займёт мой помощник, который сможет ответить на все появившиеся у Вас вопросы.
  - Хорошо, приступайте же к работе, наконец, - нетерпеливо приказала Клинтон.
  - Слушаюсь, - ответил мистер X, поднимаясь с кресла. Тут же его место занял помощник, не забывший поздороваться с президентом при этом.
  И в круглом зале управления экспериментом по команде начальника пошла работа. Люди нажимали нужные кнопки, на множестве экранов возникали и пропадали столбцы цифр, графики, схемы. На огромном озорном экране возникла карта центральной Европы. На ней разными цветами указывались не территории разных стран, а текущая температура воздуха у поверхности земли. Государственные границы, впрочем, тоже были видны, как и крупные реки и основные дороги. Президент США, немного понаблюдав за творящимся на объекте, отключила у себе видеокамеру и микрофон, предварительно приказав помощнику оставить аппаратуру связи на его стороне включённой, занялась текущими делами. В стране сейчас было не настолько спокойно, чтобы можно было манкировать своими прямыми обязанностями.
  Мы же пока будем следить за ходом эксперимента. Уже через пару-тройку часов после начала операции стало хорошо заметно, что воздействие направлено исключительно на Белоруссию. Было отлично видно, что её территория на электронной карте постепенно начинает менять цвет с оттенков зелёного, какими и остаётся окрашена остальная видимая часть Европы, на светло-жёлтый. Эти изменения происходили в основном только на территории Белоруссии, лишь в нескольких местах, где линия границы извивалась слишком причудливо, переходя вглубь территории сопредельных стран не более, чем на 10-15 миль.
  Около 2 часов 15 минут после полудня вашингтонского времени прозвучал негромкий зуммер. Тут же, практически одновременно, на мониторе кодированной специальной видеосвязи появилось изображение президента, с лица которой медленно сходило озабоченно-усталое выражение..
  - Я Вас слушаю, госпожа президент, - тут же подал голос помощник руководителя эксперимента, - чем я могу помочь?
  - Как у Вас идёт работа? Никаких неожиданностей нет?
  - Нет, мэм, у нас никаких проблем, всё происходит точно по плану. Существенных отличий от просчитанного ранее сценария нет. Незначительные отклонения температуры в нескольких контрольных точках не выходят за пределы допустимых погрешностей измерений. Поэтому никаких оснований для тревоги нет. Сейчас в Белоруссии уже начался вечер, поэтому, - помощник взглянул на часы, - 15 минут назад мы прекратили дальнейший нагрев. Иначе наши подопытные могут раньше времени забеспокоиться. В среднем там поднялась температура на 3 с половиной градуса выше, чем было бы без нашего вмешательства. За 4 следующих дня мы планируем поднять это превышение до 14-15 градусов и пока остановимся на этом. Всё как и надлежит сделать согласно подписанному Вами плану. Далее, если всё будет идти нормально и не поступит никаких инструкций от Вас по его корректировке, в течение недели мы будем поддерживать достигнутые результаты на территории первого объекта и одновременно начнём разогрев объекта номер 2. Если пойдёт всё нормально, то работу с ним начнём с ближайшего понедельника. По достижении такого же превышения температуры над обычной уже на нём, зафиксируем результат и будем ждать указаний от Вас на дальнейшие действия.
  - Хорошо. Передайте всем, что я довольна первыми результатами. Пока довольна. Хочется надеяться, что вы меня не разочаруете и в дальнейшем. И, если всё же не дай Бог, что-то пойдёт не так, немедленно и в любое время докладывайте лично мне. В ближайшую декаду я не планирую никуда отлучаться из Белого дома.
  - Да, мэм. Смею Вас уверить, что мы оправдаем Ваше высокое доверие.
  - Ладно, мне бы Вашу уверенность. Аппаратура связи пусть будет всегда включена и возле неё чтобы в любое время дня и ночи находился дежурный. Вы меня поняли? До свидания!
  - Да, мэм. Я всё понял. Сделаем всё, как Вы и сказали. До свидания!
  
  Глава 4
  
  В следующие четверо суток на экспериментальном объекте не произошло ничего необычного. В период примерно с 12 и до 20 часов местного времени каждый день начиналось корректируемое повышение температуры на территории Белоруссии. Ко второй половине дня 27 июля в некоторых местах страны термометр вплотную подобрался к 43 градусам. Конечно, если бы эта аномалия эпизодически случалась лишь на отдельных участках, то особо никто бы не удивился, всё же такая жара хоть изредка, но возможна тут. А тут ещё чётко выраженная обособленность явления почти строго в пределах государственных границ, лишь неглубоко местами вклиниваясь в территорию соседних стран. Жара немного спадала по ночам, но всё же оставалась на уровне, явно намного превышающий средний для этих мест. Более того, не было ни одного дождя с 21 июля. Немного спасало то, что в середине месяца выпали обильные осадки, но учёные уже били тревогу, что если такая аномалия продержится хотя бы пару недель, то страна останется без урожая.
  В прессе и Интернете сначала робко, а потом одна за другой пошли публикации в которых было не счесть самых невероятных версий. Некоторые авторы стали даже уверять, что все эти шалости на совести американцев, испытывающих своё климатическое оружие. И даже указывали, что воздействие идёт с территории объекта HAARP, расположенного на юго-востоке Аляски. Но ввиду многочисленности высказанных версий, к созданию части которых приложили руку и американцы, никакого единомыслия не было. Были в ходу даже версии, что к этим катаклизмам приложила руку Россия. Правда их авторы вразумительно не могли объяснить, зачем это надо было их большому восточному соседу.
  28 июля 2019 года в 15 часов местного времени в Минске собрался Совет Безопасности страны. На заседании присутствовали все его члены. Первым выступил с довольно продолжительной речью Президент страны. Перечислив все мыслимые и немыслимые возможные причины происходящих событий он предложил выступить собравшимся со своими предположениями о виновнике творящегося. Как и ожидалось, выступавшие разделились на сторонников естественных причин температурной аномалии и сторонников версии, что все эти безобразия имеют чётко выраженный рукотворный характер. Сторонников последних предположений было немного больше, но это большинство не было абсолютным, учитывая, что человек 5 не смогли определиться в своих предпочтениях.
  Как это ни странно на первый взгляд, довольно логичную идею высказал Виктор Лукашенко. Он вспомнил, что почти месяц тому назад произошло из ряда вон выходящее событие: из страны были высланы 2 американских дипломата, уличённых в шпионаже. Казалось бы, вполне рядовое событие, в большинстве случаев мало влияющее на отношения между странами. Подумаешь, вышлют в ответ столько же дипломатов - и дело успокаивается! Но тут случилось невероятное - в знак протеста территорию страны в полном составе покинул дипломатический корпус США! Притом, что удивительно, официальные лица из Вашингтона категорически открестились от своего участия в этом демарше своих дипломатов. Говорили что-то невразумительное про то, что коллектив посольства оказался на редкость дружным и так поступил из-за того, что их товарищей грязно оклеветали. Лукашенко старший стал в позу и отказался прощать выкинутых из страны дипломатов. Сложилась парадоксальная ситуация - вроде бы и никто не прерывал дипломатические отношения и, одновременно, этих отношений не стало.
  Вот Виктор Александрович и сделал вполне логичный вывод, что демонстративный отъезд дипломатов и последовавшие за ними температурные аномалии - звенья одной цепи. Более того, присутствующий тут Министр иностранных дел заявил, что в настоящее время в стране почти нет американских граждан, что добавило версии Лукашенко младшего убедительности. А тут ещё и Министр обороны вставил своё веское слово, заявив, что военные метеорологи почти убеждены в рукотворности данного явления. Но и они пока не могут сказать, откуда и каким образом идёт это воздействие.
  По большему счёту, Совет Безопасности в ходе своего почти трёхчасового заседания ничего не решил. Проблема была только обозначена. Из конкретного, Министерствам по чрезвычайным ситуациям, обороны, иностранных дел и Комитету государственной безопасности было дано поручение по своим каналам прояснить обстановку. С введением чрезвычайной ситуации в стране решили не спешить, так как дальнейшее повышение температуры по данным той же метеослужбы вроде сегодня уже прекратилось, да и МЧС пока удавалось не допустить крупных пожаров в стране. Паники тоже пока не было, а резкие телодвижение могли как раз и поспособствовать её возникновению.
  Соседи Белоруссии не оставили без внимания творящиеся там непотребства. Правда, на официальном уровне пока никак не отражалась эта озабоченность, но пресса, телевидение и Интернет начали бурное обсуждение творящегося. Тем более, что аномальное потепление затронуло пусть и небольшие, но всё же их собственные пограничные территории. И было опасение, что эта напасть может поползти и дальше в их стороны. Самым парадоксальным образом отреагировали СМИ Прибалтики, даже не имеющей общей границы с Белоруссией Эстонии. Там додумались до того, что в творящихся безобразиях стали обвинять самих белорусов! Особенно упражнялись в говорении и написании всякой чуши литовцы. Масла в огонь подлило то, что не успела ещё стихнуть шумиха по поводу совсем недавнего ввода в эксплуатацию первой очереди белорусской АЭС. Додумались до того, что причиной температурных аномалий называли именно начало работы этой электростанции! Якобы тепло, вырабатываемое на ней, и привело к таким тяжёлым последствиям. Правда никто из прибалтов почему-то не обратил внимание, что к Вильнюсу станция расположена гораздо ближе, не говоря уж про южные границы Белоруссии. Тем не менее, в столице Литвы никаких аномалий с температурой не наблюдается почему-то. Тут свою немалую роль сыграло и то, что литовцам пришлось отказаться от возведения своей АЭС. С появлением в Белоруссии дешёвой электроэнергии, литовцам просто некуда будет девать свои излишки энергии и электростанция просто станет нерентабельной!
  Средства массовой информации России и Польши в достаточно нейтральных тонах освещали происходящие события. Они, разумеется, выражали озабоченность ситуацией, благо сами являются соседями, но от прямых обвинений кого-либо в искусственной организации всего этого всё же старались воздерживаться. В общем, истерии или, тем более, какой-то паники в этих странах не наблюдалось.
  Украинские СМИ тоже не оставили тему без внимания. Другое дело, что от некогда единой страны на настоящее время уже ничего не осталось. Да, на картах мира Украина пока была показана одним государством, но это мало что значило. Противостояние на Донбассе почти сошло на нет, более того фактически отошли от Украины, кроме ДНР и ЛНР, ещё 6 областей, образовав Новороссию, находящейся сейчас в стадии формирования своей государственности и готовящийся в настоящее время к выборам своего Президента. Центральная Украина на настоящее время составляла более или менее единую часть от той, большой Украины. Именно на неё и распространялся фактический суверенитет Киева. В Западной Украине, которую в принципе без особых натяжек можно назвать Галицией, положение было наиболее сложным. Киеву она не подчинялась, более того, на её границе шли почти непрерывные боестолкновения с остатками регулярной украинской армии. Но и этого было мало. Внутри самой Галиции практически шла пока ещё вялотекущая гражданская война в режиме все против всех. И она постепенно набирала обороты. Для территории, где сколь-либо серьёзной промышленности не осталось, а производимой отсталым сельским хозяйством продукции не хватало и собственным городам, в этом ничего удивительного не было.
  Так, вот, пресса Новороссии белорусской теме внимания почти не уделяла - всё же непосредственно они не граничили. Пресса киевской Украины обращала на своего северного соседа немного больше внимания, благо это потепление немного и их пограничных областей коснулось. Галицийские же СМИ во всех бедах винили почти исключительно самих белорусов. Ну, многие ещё тут руку Москвы видели, уверяя с пеной у рта, что клятые москали, потренировавшись на бульбашах, непременно возьмутся за них, только и являющихся истинными украинцами.
  В остальном мире тема Белоруссии почти не появлялась на первых полосах газет. Да и в Интернете особого внимания ей не уделялось. Даже в Европе жителям информация, непосредственно их не касающаяся, была не очень интересна, не говоря уже про страны не европейские. О происходящем в общих чертах все были осведомлены, но не более того. Некоторые авторы пытались писать что-то там обо очередных происках Москвы, но особой популярности среди читателей эти публикации не получили. Всем более или менее вменяемым людям было ясно как дважды два, что России нет ни малейшего резона устраивать подобные фокусы у своих границ. Да ещё и со страной-союзником!
  А вскоре мир и вовсе ожидало ещё одно событие, отодвинувшее белорусские дела и совсем на третий план.
  
  Глава 5
  
  Ровно в полдень по вашингтонскому времени 29 июля 2019 года мистер X снова сидит перед центральным пультом, только не в уже знакомом нам зале подземного бункера, а в другом, но очень похожим на предыдущее, помещении. Похожим, как братья близнецы. В чём не было абсолютно ничего удивительного - ведь функции их были одними и теми же. Сегодня запланирован второй этап испытаний. В котором будет задействован ещё один комплект аппаратуры, установленный рядом с первым.
  Всё проходит уже как-то почти буднично. Тут ничего удивительного, все операции выполнялись ещё на этапе отладки оборудования. Только масштаб был помельче. А менее недели назад и вовсе провели первое комплексное испытание. Точно такое же, как и сегодняшнее. Только цель была иная. Расположенная даже дальше от них, чем сегодняшняя.
  Полчаса работы персонала и аппаратура вышла в рабочий режим. Всё, как и в прошлый раз прошло гладко, без малейших отклонений от намеченной программы. Единственным отличием от работы с первой целью было то, что президент сегодня не смогла наблюдать за стартом эксперимента. И вовсе не потому, что потеряла интерес к сему действу. Нет, вовсе нет! Просто сегодня был понедельник, начало рабочей недели и как обычно самый загруженный неотложными делами день. Впрочем, когда время перевалило за 3 часа после полудня, в трудовую рутину всё же неожиданно вклинился незапланированный видеозвонок от президента по защищённому каналу.
  - Ричард, - произнесла она сразу после взаимного приветствия, - у меня для Вас имеется не совсем приятное известие. В мире начинается шумиха по поводу, так сказать, внешних проявлений деятельности Вас и Ваших сотрудников.
  - Произошла утечка информации?
  - Нет, к счастью - нет. Просто слухи про какое-то влияние на климат вашего объекта ходят уже добрый десяток лет. В связи с ними ко мне обратились сегодня несколько наших и иностранных журналистов.
  - Надеюсь, Вы уверили их, что мы белые и пушистые и даже мухи не обидим?
  - Разумеется, я с возмущением сказала, что мимо меня просто не мола бы пройти такая важная информация. Заметьте, даже врать не пришлось!
  - Они поверили? И что им надо?
  - Эти хитрые бестии заявили, что они не ставят под сомнения мои уверения, но, якобы, интересы их читателей требуют личного присутствие этих щелкопёров на объекте!
  - А не многого они хотят? Или, может быть, пообещать им экскурсию через пару-тройку месяцев?
  - Примерно в том же духе я и ответила. Но им, видите ли, нужно именно в ближайшие дни попасть сюда. Такую спешку они объяснили тем, что температурные аномалии именно сейчас наблюдаются и успокоить читателей - их профессиональный долг. В общем, сможем мы этой пишущей братии прямо сейчас устроить экскурсию, притом так, чтобы они не смогли ничего пронюхать о реальном положении дел?
  - Прямо сейчас?
  - Да, в ближайшие пару-тройку дней.
  - Мэм, этого очень не хотелось бы. Желательно отложить посещение хотя бы до окончания процесса нагрева. Не дай Бог, что-то пойдёт не по плану в это время и придётся принимать экстренные меры по стабилизации обстановки, особенно если возникнет нужда в ремонте одного или нескольких эффекторов. Это почти невозможно выполнить незаметно в окружении журналистов.
  - И ничего нельзя придумать? Не хотелось бы прерывать эксперимент из-за не в меру озабоченной проблемами свободного доступа к информации этой публики.
  - Боюсь, что если их допустить сейчас, то придётся выключать аппаратуру. А этого делать ни в коей мере нельзя, это выключение должно быть плавным, растянутым на время не меньшее, чем 2-3 дня. Иначе возможен выброс таких энергий, что планете просто не поздоровится. И, даже если выключение пройдёт гладко, то температура в областях воздействия быстро придёт в норму, буквально за пару дней, что тут же свяжут с присутствием этих ищеек у нас. И тогда работать станет просто невозможно.
  - Да, не простая дилемма... И пускать - нельзя, и не пускать - нельзя! Ричард, неужели нет выхода и придётся тупо запретить им посещение под каким-либо надуманным предлогом? К сожалению, ещё не пришло время, когда мы могли бы смело отправить их подальше, не считаясь с последствиями. Нам надо хотя бы год свободной работы и после этого нам будет всё равно, узнает кто или не узнает о нашем новом оружии. Более того, мы сами об этом сообщим испуганному миру!
  - Да уж, - мистер X надолго задумался, глядя мимо монитора остановившимся взглядом. Вдруг, лицо его прояснилось, он взглянул на изображение ожидавшей Клинтон, - мэм, я кажется знаю, что нам нужно сделать. Когда у Вас снова появятся эти журналюги?
  - Завтра, в 2 часа после полудня, на больший срок оттягивать их приём я не рискнула.
  - Замечательно. Но сначала мы усугубим ситуацию. Для начала Вы им сообщите, что пусть выберут в своей среде человек 10 для экскурсии на объект. И, к этим людям пусть добавят 10-12 иностранных журналистов!
  - Как, нам своих мало, надо ещё из-за рубежа добавить? Зачем?
  - Всё очень просто, мэм. Нам необходимо хотя бы 5-6 дней, чтобы довести температуру поверхности объекта номер 2 до планируемых показателей и дальше нам потребуется лишь стабилизация такого состояния. В таком режиме техника будет работать в очень облегчённом режиме. Для наблюдения достаточно будет трети обычной смены, что сейчас и происходит в первом зале. Там практически не приходится вмешиваться в работу автоматики. А режим разогрева из-за сложности у нас идёт только в ручном режиме. А иностранные журналюги... Тут всё очень просто, Вы потребуете, чтобы это были журналисты с мировым именем ведущих изданий. Согласитесь, далеко не все они смогут мгновенно оказаться в Вашингтоне. Пока они будут собираться, мы тут тщательно будем готовиться к их приёму.
  - И как я должна им объяснить необходимость такого шага? Ну, по приглашению иностранных коллег...
   - Всё очень просто, Вы скажите, что мировая общественность просто не поверит любым успокоительным сведениям, если на объект попадут только отечественные труженики пера. А учёные, дескать, люди ранимые, они не любят, чтобы их по нескольку раз отрывали от работы, для того чтобы показывать и объяснять одно и то же. Тем более, напомните им, что объект вообще готовится к закрытию и люди хотят успеть доделать начатое! Поэтому, вряд ли они смогут собраться раньше начала следующей недели. Вот в понедельник вечером и запланировать надо им рейс самолёта сюда. А мы уж встретим в лучшем виде. Не будем жадничать! Думаю, вторника и среды им вполне хватит для экскурсии. А у нас в эти дни будет лишь рутинная работа по поддержанию температуры на объектах в неизменном виде. Для этого потребуется минимум народа. На поверхности никто из них показываться не будет. А в среду вечером их будет ждать обратный рейс до Вашингтона. Думаю, что после такой экскурсии они надолго потеряют интерес к нашему объекту!
  - Сколько лет Вас знаю и не устаю удивляться изворотливости Вашего ума! Вы, наверное, сможете найти выход из самой сложной ситуации. После моего президентства, Вам впору выставлять свою кандидатуру на занятие этого поста.
  - Я учёный мэм, в политике ничего не понимаю.
  - Хорошо. А Вы уверены, что эти щелкопёры ничего не заметят?
  - Конечно, входы на объекты и так нелегко обнаружить, они находятся в огромном ангаре, где обычно хранится всякий хлам. Ну, там, списанная аппаратура, старая мебель, с другой его стороны - склад ГСМ. Вход - как раз со стороны склада. Отправим в бункера с пультами сразу по две смены, а входы временно заделаем таким же материалом, как и остальную стену. Не думаю, что кому-то в голову придётся сравнить наружную длину ангара и сумму длин внутренних половинок. Там и разницы всего-то на пару ярдов. А смены с полным комфортом смогут отдыхать в комнатах отдыха, примыкающим к залам управления. Благо, рассчитаны они на значительно большее количество народа. За пару с небольшим суток ничего с ними не случится.
  - Замечательно. Так и сделаем. Если, мало ли чего, что-то пойдёт не по плану, сразу же сообщайте мне.
  - Хорошо, мэм. Но я уверен, что всё у нас будет без особых проблем. Люди у нас работают проверенные, и для общения с такими непрошеными гостями у нас найдутся соответствующие специалисты.
  
  Глава 6
  
  12 часов дня местного времени 3 августа 2019 года. Куба. В кабинете главы государства собрались кроме хозяина кабинета - председателя Государственного совета, одновременно являющимся и председателем Совета Министров, его первый заместитель, министр иностранных дел, министр внутренних дел, министр Революционных вооружённых сил (РВС), руководитель Главного управления разведки (ГУР), руководитель отдела разведывательной информации революционных вооружённых сил Кубы. Несмотря на работающий на полную мощность кондиционер, воздух в помещении прохладным назвать было трудно. Как читатель, наверное, уже догадался, намечалось обсудить внезапные тепловые аномалии вдруг возникшие на всей территории страны.
  Первым выступил, как и ожидалось, глава государства. Несмотря на весьма преклонный возраст, этот человек до сих пор имел ясную голову. Он сразу понял, что происходит что-то неординарное, о чём и сообщил собравшимся. Тут же добавил, что лично у него есть только 2 версии происходящего: природный катаклизм и чьё-то злонамеренное воздействие. Впрочем, прежде чем высказать своё мнение о причинах, он хотел бы послушать остальных.
  Тут же со своего места поднялся к удивлению многих, министр иностранных дел.
  - Товарищи, - начал он, - лично у меня нет никаких сомнений, что всё творящееся - явление сугубо рукотворное. Я ничего не понимаю в науке, но зато хорошо разбираюсь в порученной мне партией и правительством работе. Помните, как при прежнем президенте США у нас наконец-то были установлены дипломатические отношения с ними. А в прошлом году, нынешний глава Белого дома под явно надуманными предлогами опять разорвала эти отношения. Далее, чуть более 10 дней подобные погодные аномалии случились в Белоруссии. Температура поднималась дней 5, а потом дальнейшее повышение её прекратилось. А до начала всего этого по ну просто смешными предлогами оттуда убрался в полном составе персонал американского посольства! Ровно такая же картина творится и у нас сейчас. И тоже строго в рамках одной страны. Я, товарищи, просто не верю в такие невероятные совпадения. Если я прав, то не исключено, что и у нас столбики термометров перестанут подниматься после сегодняшнего дня. Вспомним ещё, кто это целых полвека без малейших перерывов пытался сломить волю многонационального кубинского народа санкциями. И организовывал раз за разом покушения на ныне почившего руководителя нашей страны. Поэтому, у меня нет ни малейших сомнений, кто же виновник творящихся сейчас у нас катаклизмов.
  - Товарищи, - встал со своего места руководитель Главного управления разведки, - по миру прокатилась волна газетных публикаций, что всему виной бесчеловечные эксперименты американцев на объекте по исследованию высокочастотных активных авроральных исследований, расположенном на юго-востоке Аляски. Моё ведомство пока не может ни подтвердить, ни опровергнуть эти сведения. Вчера вечером мне поступила достоверная информация, что Вашингтон дал добро для прояснения обстановки на посещение этого объекта группой журналистов числом в 20-25 человек. Что весьма любопытно, более половины из этой группы не являются гражданами США и даже не проживают там. Визит намечен уже на 5 августа, вечером они должны прилететь в ближайший аэропорт, а на самом объекте пробудут 2 дня. Ежели в эти дни температура станет приходить в норму, то можно сделать однозначные выводы о причастности США к обсуждаемым событиям. Но если ничего не изменится, то, к огромному сожалению, такого исчерпывающего ответа получить не удастся. В этом случае, как минимум, будут две возможности: или эксперименты идут в совершенно другом месте, или с координатами места исследований всё нормально, просто журналистам покажут далеко не всё. Правда, остаются ещё иные предположения, например, что всё это совершается в какой-то совсем иной стране, но тогда это будет противоречить информации, только что сообщённой нам министром иностранных дел. И совсем не хочется думать о совсем уж кошмарной возможности, что всё это происходит в США, но об экспериментах не знает даже руководство страны! Не поэтому ли так легко удастся побывать там журналистам?
  - Всё что сейчас происходит, товарищи, - заявил руководитель отдела разведывательной информации революционных вооружённых сил, - явно не рукотворной природы. Об этом говорит ряд интересных событий, произошедших за последние 3 месяца. Особенно меня настораживают события, произошедшие за это время на территории незаконной американской военной базы в Гуантанамо. Ещё в мае янки убрали наконец-то оттуда свою тюрьму. Можно было списать это на обещание предыдущего президента США, но Обама не обещал убрать оттуда корабли и военнослужащих, а это уже происходит. Там остались только несколько транспортных судов и часть охраны базы. Случись нужда, этих судов как раз хватит, чтобы эвакуировать оставшихся. Все наши запросы американцы оставляют без ответа. Странно, как минимум. Очень странно. Кто виновник всех бедствий, тут уже даже гадать не нужно...
  - У меня тоже есть веские основания считать все творящееся делом рук человеческих, - начал министр Революционных вооружённых сил, - вот, например, как только наши корабли отходят от береговой линии буквально на несколько миль, как температура резко падает. Да, в разных местах воздействие начинает резко ослабевать на различном расстоянии от суши: от почти что у самого берега, до 10-15 миль от него в море. Но во всех сколь-либо заметных бухтах температурная аномалия сохраняется на всей их площади. Но, там, где есть принадлежащие нам мелкие острова, потепление распространяется и на них, отодвигая границу в сторону морей. Согласитесь, очень уж всё это не похоже на деяния природы, ибо природа вряд ли бы стала всё это устраивать строго в пределах лишь конкретных государств. Сейчас я дал своим подчинённым указание, чтобы нанесли на карту рубежи этой температурной аномалии. Далее, с прошлого года на нашей территории функционируют одна российская военная база в Лурдесе, пару дней назад к нам зашли 3 крупных надводных корабля и подводная лодка с танкером. К концу месяца ожидается ещё одна подводная лодка. Отплытие эскадры запланировано на 2 сентября. К чему я это говорю? К тому, что некоторые зарубежные средства массовой информации почему-то без малейших на то оснований обвиняют в происходящих у нас и у Белоруссии погодных катаклизмах Россию. Думаю, что если бы дело обстояло именно так, российские корабли вряд ли отправились бы к нам в таких условиях. Заметьте, что те же американцы наоборот, отвели свой флот подальше от нас. Этим они и показывают свою причастность к нашим бедам.
  В принципе, после этого ничего нового и важного тут сказано больше не было. Участники совещания после этого отделались буквально несколькими репликами и успокоились.
  Сразу вслед за высказавшимися, слово взял министр МВД. Говорил он достаточно долго. И, в основном, не совсем по теме, хоть и близко к ней. Поэтому остановимся просто на некоторых вопросах его почти что доклада. Он отметил, что его министерству достаточно успешно получается пока бороться с последствиями неожиданной напасти. Для этого пришлось личный состав практически перевести на казарменное положение. У страны нет МЧС, как у многих зарубежных государств, и его функции также лежат на плечах МВД. Тем не менее, министерству удалось избежать крупных пожаров и иных масштабных бедствий.
  Завершил совещание сам Рауль Кастро, отметив, что в принципе, он тоже считает, что всю кашу заварили Соединённые штаты. Пока нет прямых доказательств, и пока дальнейший подъём температуры прекратился, решено было не поднимать шум на международном уровне, пока лишь внимательно приглядываясь к ситуации. Для консультаций запланировали в начале сентября отправить делегации в Москву и Пекин, так как только там можно было попытаться найти поддержку и помощь.
  Народ же пока надеялся успешно преодолеть неожиданные то ли природные, то ли рукотворные катаклизмы. Никакой паники не наблюдалось. Что, впрочем, не удивительно для страны, волю населения которой так и не удалось сломить полувековой блокадой её недругам во главе с США. Но никто не знал, что основные действия, по своей грандиозности превосходящие все мыслимые или даже немыслимые масштабы, у Кубы ещё впереди. Предполагали, конечно, что одними погодными странностями дело не закончится, но никто не думал, что могут произойти настолько невероятные события!
  
  Глава 7
  
  Журналисты прибыли на объект, как и планировалось, вечером 5 августа 2019 года. Группа из 24 человек. 10 американцев, остальные - представители ведущих иностранных мировых информационных агентств. Естественно, пока разместились, пока поужинали, пока прослушали инструктаж по правилам поведения - времени для экскурсии уже не оставалось. Как, впрочем, и планировалось. Зато за два оставшихся дня журналисты облазили практически все закоулки. Единственное, им не давали бесконтрольно бродить в одиночку, перемещались только группой. Мотивировано это было тем, что где только можно всё было заставлено различной аппаратурой и не всегда несанкционированное включение могло быть безопасным как для самого экспериментатора, так и для целостности супердорогого оборудования. Что, в общем-то, было абсолютной правдой, но не всей. Существовала возможность, что оставшись без присмотра, кто-то из репортёров всё же вдруг да обнаружит какие-либо зацепки о протекающей тут совершенно секретной научной деятельности. Экскурсоводом стал сам мистер X, помощниками были 3 не запоминающихся человека, интересы которых были весьма далеки от научных. В их обязанности входило не дать кому-либо из экскурсантов незаметно отделиться от основной группы.
  Сам объект был огорожен от жилой зоны довольно высоким забором и был разделён на несколько довольно удалённых друг от друга частей. Чтобы туда попасть, предстояло пройти через небольшое отдельно стоящее здание. Там находились помещения охраны и что-то типа пропускного пункта, через который и должны были пройти журналисты. Им объяснили, что тут стоит аппаратура, которая определяет наличие взрывчатых веществ в одежде посетителей. Также всех попросили перед входом туда, положить все имеющиеся у них электронные аксессуары в специальные ящики. Нет, никто не запрещал проходить с ними через контроль, но предупредили, что после этого аппаратура может оказаться испорченной. Все послушно сложили свои вещи в предложенные ёмкости.
  После прохода через пропускной пункт всё сразу вернули хозяевам. Никто особо не роптал, но, забегая вперёд скажу, что некоторые из особо технически продвинутых посетителей позже с досадой обнаружили, что все до единого из спрятанных в костюмах цифровых миниатюрных диктофонов или видеокамер были полностью выведены из строя. А то, что они добросовестно выложили перед прохождением, нормально функционировало. Они были не в курсе, что никакую взрывчатку на них никто искать не собирался, просто таким нехитрым способом уменьшали возможность ведения несанкционированной съёмки мероприятия, облучая проходящих якобы контроль довольно мощными импульсами СВЧ-излучения.
  В первый день ничего примечательного не произошло. Начали обход, как это ни странно с первого взгляда, с того места, где были замаскированные подземные бункера. Расчёт на то, что журналисты даже не могли предположить такого поворота, оправдался. Склад в виде ангара никого из них особо не заинтересовал. Немного больше внимание уделили расположенным рядом дизель-генераторам, задачей которых было снабжать объект электричеством при внезапном выключении по каким-либо причинам внешнего электроснабжения.
  Фурор произвело посещение антенного поля, которому была уделена вся вторая половина дня после обеда. Репортёры, побродив под антеннами, стали заходить в многочисленные вагончики с аппаратурой. Мистер X едва успевал отвечать на многочисленные вопросы, включая откровенно провокационные. Но ни разу даже голос не повысив, удивляя слушателей своей выдержкой. Закончился их сегодняшний рабочий день в главном зале управления. Журналистов удивило, что многочисленные компьютеры, стоящие там ничуть по внешнему виду не отличались от обычных бытовых, а мониторы и вовсе выглядели архаичными. На недоуменный вопрос экскурсовод посетовал, что всё это от хронического недостатка финансирования.
  На второй день журналистам оставили самое вкусное - им предстояло присутствовать на включении антенного поля в работу, якобы именно сегодня должен проводиться какой-то очередной плановый эксперимент, что должно снять опасения даже самых подозрительных из них в том, что от них что-то там тщательно скрывают. Ведь это такой интересный народ, который во всём обязательно старается увидеть хоть какой-нибудь подвох. Перед началом работы, намеченной на 9 часов утра, репортёрам провели очередной инструктаж по технике безопасности, главным пунктом которого был запрет на выход из зала управления. Мотивировано это было тем, что на открытом воздухе человек попадает под воздействие сильного электромагнитного поля, негативно влияющего на его здоровье и самочувствие, что было в общем-то, абсолютной правдой. Ну, и, запрещено было отвлекать вовлечённых в работу людей любыми вопросами, так как это могло повлечь к ошибкам в их работе и грозило неприятными последствиями для техники. Общаться можно было только с экскурсоводом.
  Помещение, где собрались журналисты, было достаточно объёмным, но всё же присутствие большого количества посторонних создавало определённую тесноту. Впрочем, всё прошло достаточно гладко. Изредка задавались вопросы мистеру X, на которые тот тут же отвечал, непрерывно перемежая свою речь специфическими профессиональными терминами для пояснения хода эксперимента. Не скажу, что хоть кто-то из пишущий братии что либо понял, но кивать с умным видом не забывали все. Как впрочем и задумывалось организаторами этого шоу.
  После обеда всех повели знакомить с бытовыми условиями персонала. Не скажу, что журналисты особо обрадовались этому, но возражающих тоже не нашлось. В жилом корпусе у каждого работающего имелась своя небольшая квартирка. У рядовых сотрудников - однокомнатные, у начальства - хоромы из двух а, иногда, и трёх комнат. Так как народа было всё же слишком много, то разделись на 4 группы по 8 человек. Мистер X возглавил одну такую группу, над остальными взяли шефство его помощники.
  Не мудрствуя лукаво, 'своим' экскурсантам он решил продемонстрировать свои собственные апартаменты, благо на настоящее время он был холостяком. У него не было привычки, как у некоторых коллег, брать работу на дом, поэтому совершенно не опасался, что те могут что-то лишнее узреть. Единственное, что он изредка себе позволял, это иногда оставить в прихожей свой рабочий халат. Это иногда случалось, если рабочий день начинался в лаборатории, а заканчивался где-то в другом месте объекта. И чтобы не тащится в конце рабочего дня к своему штатному рабочему месту, он снимал его дома. Вот позавчера был как раз такой случай, а вчера со всеми этими экскурсиями, он ему был просто не нужен. Так и провисел тут всё это время. Впрочем, в его карманах руководитель проекта не имел привычки таскать что-либо лишнее, поэтому никаких утечек не произойдёт даже если кто-то из экскурсантов 'нечаянно' исследует этот предмет гардероба, увидев бейджик с названием его должности, но без фамилии владельца. Зато совершенно упустил из виду другую возможность нештатного использования оставленного без присмотра одеяния...
  
  Глава 8
  
  Энтони Хоулмз, будучи достаточно известным английским журналистом, в этой толпе экскурсантов оказался далеко не случайно. Кроме занятия и довольно успешного по своей основной профессии, сей джентльмен не менее успешно работал на английские же спецслужбы. Впрочем, про то, что являлось его основной специальностью можно поспорить, но к нашему делу это не относится. Явление для островного государства вполне заурядное. Но у мистера Хоулмза, в отличие от многих его коллег, было одно несомненное преимущество: его работа на тайные службы до сих пор не стала достоянием гласности. Более того, он считался относительно независимым репортёром, печатаясь сразу в нескольких английских изданиях. Именно поэтому в отличие от великого множества английских журналистов желающих сюда попасть, выбор пал именно на него. Опять же, будучи человеком опытным и осторожным, имеющуюся у него специальную аппаратуру в первый день он оставил в гостиничном номере, где его поселили. И, соответственно, порции СВЧ излучения ей не перепало.
  Вся эта спецтехника представляла из себя три аппарата. Два из них, похожие на укороченную палочку из под мороженого чёрного цвета, представляли из себя довольно навороченные и чувствительные 'жучки', предназначенные для подслушивания интересных разговоров. Их можно было достаточно легко изогнуть. В известных пределах, разумеется. Больше половины их объёма занимал литий-полимерный источник питания. Возможности электроники этих 'палочек' были достаточно впечатляющими даже для людей начала XXI века. Имеющаяся внутри флешь память позволяла записывать разговоры почти в течение целого месяца. Тем более, что запись включалась только при наличии звука в помещении. С помощью встроенного передатчика записанное могло передаваться на приёмник. Приёмником же служила другая коробочка, размером с сотовый телефон типа 'кирпич'. Она же и была управляющим устройством для этих 'палочек'. При нахождении радиомикрофонов в зоне действия аппарата, ограниченной 10-15 метрами, информация сбрасывалась туда. А дальше должна была быть передана на спутник. Было решено не рисковать, и включить достаточно мощный передатчик через месяц. Всё же речевая информация, как её не ужимай, была достаточно объёмной, одним коротким импульсом её не передать. Весь процесс передачи занимал около 20 минут. Даже если бы всё это засекли, то пока шёл бы поиск, информация успела бы всё равно уйти. После чего самоликвидатор должен был сжечь нежную и ставшую ненужной электронику, делая проблематичным обнаружение его хозяев.
  Операция прошла даже успешней, чем задумывалось. Мистер X и прочие устроители экскурсии как только ходьба журналистов по объекту закончилась, откровенно расслабились. Тем более, что комнаты, предназначенные для посещения предварительно были тщательно осмотрены на предмет отсутствия там нежелательной информации. Один жучок удалось надёжно упрятать в полу рабочего халата. Шов, расположенный там, был как будто специально для этого предназначен. Второй жучок уютно устроился в одном из кресел стоящих в зале между его сиденьем и боковой стенкой. Весьма маловероятно, что приходящая уборщица заметит его. Конечно, лучше он бы смотрелся в каком-нибудь месте рабочего кабинета, но там разместить его не получилось, ибо хозяин этого помещения без присмотра его не оставлял, заперев на ключ сразу же после того, как экскурсанты его покинули. А в остальной части жилья можно было действовать почти свободно. Ведь хозяин квартиры не мог находиться во всех местах одновременно.
  Ну, а с установкой основного и самого большого блока и вовсе проблем не возникло. Хоулмз просто подошёл к мистеру X и, изображая сильное смущение и держась за низ живота, попросил разрешения сходить в туалет. Там, осторожно отогнув декоративный пластик, прикрепил прибор к одной из труб канализации, благо в его корпусе были вмонтированы несколько сильных магнитов для крепления. После чего пластик был возвращён на своё прежнее место и закреплён для пущей надёжности несколькими каплями быстротвердеющего суперклея. Немного подождав, чтобы убедиться в надёжности крепления, он спустил воду и вышел из заведения. Вся операция не заняла и пяти минут и никто из хозяев или гостей на это внимания просто совершенно не обратил. Самой большой трудностью тут было не перепутать верх и низ, иначе связь со спутником, периодически пролетающим над головами, станет неустойчивой или вовсе невозможной.
  Разумеется, после окончания экскурсии специалисты на всякий случай проверили посещённые экскурсантами объекты на предмет появления возможных жучков. Притом, квартиры проверялись по остаточному принципу. А так как в работу электроника включилась лишь по истечении 3-х суток после отъезда журналистов, то ничего и не было обнаружено.
  После того, как непрошеные гости убрались, жизнь на объекте вошла в привычное русло. Автоматическое включение аппаратуры слежения в 11 часов после полудня 10 августа 2019 года прошло в штатном режиме и осталась никем из заинтересованных лиц незамеченным.
  К удовлетворению организаторов операции прикрытия, последовавшие публикации в СМИ журналистов, побывавшим в сим подозрительном месте, сильно уменьшили интерес праздной публики месту проведения эксперимента. Нет, полностью подозрения развеяны не были, но писалось про это уже просто как-то по привычки, без прежнего огонька, что ли...
  Температурные же аномалии на Кубе и в Белоруссии не рассосались, разумеется, но к некоторому облегчению их руководителей и граждан, дальнейший нагрев совсем прекратился. Даже, в связи с приближением осени в северном полушарии планеты, температура стала несколько спадать. Оставаясь, тем не менее, градусов на 15 выше обычных для этого сезона значений. До середины месяца ничего не происходило. А потом наступило 19 августа 2019 года.
  
  Глава 9
  
  17 часов 44 минуты после полудня вашингтонского времени 19 августа 2019 года. В Овальном кабинете вдруг оживает аппарат специальной кодированной видеосвязи с включением негромкого сигнала зуммера вызова. А на экране монитора появляется изображение озабоченной физиономии мистера X.
  - Здравствуйте, госпожа президент, - говорит тот после того, как Клинтон включает режим передачи на своей стороне.
  - Здравствуйте, Ричард, судя по тому, что Вы вышли на связь в незапланированное время, у вас там какие-то неприятности произошли?
  - Да, мэм, у нас - проблемы. И, как мне думается, проблемы весьма и весьма серьёзные.
  - Я Вас внимательно слушаю.
  - Произошёл сбой в системе, притом, что странно, в то время, когда аппаратура работала в установившемся режиме. То есть, мы никакие параметры не меняли, не должно было произойти ничего неожиданного, даже теоретически. Мы пока не можем определить причину. Предполагаем, что по сети могли прийти какие-либо помехи и часть процессов в системе просто перестали реагировать на внешние команды.
  - И как это проявляется на объектах воздействия?
  - Пока - почти никак. Но изменения постепенно нарастают. Меняется конфигурация поля. Пока медленно, но неотвратимо.
  - Так отключите аппаратуру, разве нельзя этого сделать?
  - В том-то и дело, что нельзя! Резкое изменение воздействия может привести к непредсказуемым результатам. В том числе такие, что извержение пресловутого вулкана Йеллоустоун по сравнению с ними может показаться детской хлопушкой. А плавно уменьшать напряжённость поля не даёт пресловутый компьютер.
  - Ну так переключитесь в ручной режим!
  - А он просто не предусмотрен!
  - Как? Почему? Что мешало это сделать?
  - Так эффекторов-то - тысячи! В ручном режиме управлять этим просто невозможно! Вот и не предусмотрен за ненадобностью.
  - Ну так просто отключайте эти самые эффекторы вручную поодиночке!
  - Увы, и это чрезвычайно опасно. Резкое отключение даже одного может вызвать цепную реакцию выключений. О последствиях мне даже думать страшно! Может оказаться, что последствия ещё хуже будут.
  - Когда это всё случилось?
  - Чуть более двух с половиной часов назад. Я сразу собрал совещание специалистов, а после его окончания связался с Вами. Попробуем вернуть управление над зависшими процессами программы.
  - Какова вероятность успеха?
  - Достаточно трудно так сразу сказать, - мистер X ненадолго задумался. Мои люди уверены, что с вероятностью процентов на 80 можно рассчитывать на успех. Если удастся это сделать, то активируем программу выключения. Для её отработки в штатном режиме потребуются четверо суток. А потом будем разбираться, что вызвало этот сбой.
  - Хорошо. Я чем-то могу вам помочь?
  - Увы, пока ничем, мэм. Я пока просто проинформировал Вас о случившимся. Если будут какие-либо подвижки в любую сторону, я Вам сразу же доложу.
  - Хорошо, работайте. Ах, да, распорядитесь перенести аппаратуру связи со мной в Ваш рабочий кабинет. Это можно сделать быстро?
  - Да, можно. Будет сделано, госпожа президент. Туда тоже подведён кабель. Нужно просто воткнуть в разъём. А, позвольте поинтересоваться - зачем?
  - Чтобы не мешать нашими разговорами людям работать. Надеюсь, он недалеко у Вас?
  - Кабинет? Нет, не далеко, через одну дверь от этого зала. Сейчас же распоряжусь. Тут дел на полчаса всего.
  - Работайте, не буду Вас больше отвлекать. До свидания.
  - До свидания, мэм.
  Никто из занятых в эксперименте людей не мог предположить, что виновником всего этого безобразия стал жучок, имплантированный в рабочий халат руководителя экспериментальной группы. Господин Хоулмз не учёл, что этот предмет рабочей одежды периодически попадает в стирку. Разумеется, то высокотехнологичное изделие, поселившееся там, влаги не боялось. Но тут была не просто вода, а вода горячая, очень горячая и со стиральным порошком. Да ещё и температуру утюга малой назвать никак нельзя. Вот и сбрендили электронные мозги подслушивающего агрегата.
  В то время, когда мистер X стоял возле главного компьютера, с жучка ушёл запрос на управляющий блок на приём информации. Разумеется, по назначению он не попал, всё же адресат находился далеко за пределами радиуса действия, а, вот, находящемуся рядом компьютеру вполне хватило. Нет, из строя его это не вывело, всё же мощность сигнала была достаточно мала, зато данные, поступавшие в центральный процессор вычислительной машины, оказались немного искажены. И вся программа стала работать совсем не так, как было задумано разработчиками. Если бы это был обычный персональный компьютер, то всё это лечится элементарно. Машина просто перезагружается и всё приходит в норму. Но этот-то отключать нельзя было, даже на самое короткое время. И эксперимент вышел из под контроля.
  Работы по обузданию сбесившегося компьютера продолжались до ночи. Ну, что это были за работы? За клавиатурой сидел сам руководитель, и пытался вернуть программу в рабочее состояние. Остальные генерировали умные идеи. К полуночи все убедились, что с наскока проблему не решить. Осталась дежурная смена, а остальные отправились отдыхать.
  Весь следующий день танцы с бубном продолжались. Но результат был точно такой же. От безысходности часть учёных занялась расчётом последствий выключения центрального компьютера. Пара суток работы принесла неутешительный результат - последствия будут не менее печальные, чем падение метеорита диаметром с полмили столкнувшимся с планетой почти на третьей космической скорости. Причём, энерговыделение произойдёт в месте расположения эффекторов их аппаратуры. Единственный плюс - взрыв не будет ядерным...
  Уже на третий день после происшествия в местах воздействия стали видны происходящие изменения, можно сказать, невооружённым глазом. На Кубе на самом центральном острове и прилегающих островах температура стала постепенно спадать. Зато на границе температурной аномалии она стала быстро расти. Подобное развитие событий уменьшило во всём мире число сторонников природного характера этих явлений с и так относительно небольшого числа, до почти нулевого значения.
  В примерно это же время с учётом разницы в часовых поясах подобные явления стали происходить и в Белоруссии. Температура во внутренних областях страны стала падать, зато на границе стала в разы быстрее расти. Ширина этой приграничной аномалии колебалась в районе 11-18 км. В общем, всё происходило примерно так же, как и на Кубе. За небольшим исключением: на востоке зона нагрева резко сместилась в сторону России, захватив практически полностью Смоленскую область с небольшими участками Брянской, Псковской, Тверской, Калужской и даже Московской областей...
  
  Глава 10
  
  Если до этого момента Руководство России только наблюдало за происходящим, лишь изредка делая осторожные и весьма обтекаемые заявления, то уже 22 августа в Москве не на шутку забеспокоилось. Удивительного тут совершенно ничего нет, ведь до этого творящиеся безобразия непосредственно Россию не касались, за исключением крохотного пограничного участка. А тут всё это дело резко двинулось в сторону собственной столицы. Тенденция оптимизма не добавляла. Ещё один такой рывок, как считали довольно многие, и сама Москва окажется под ударом. Ударом неизвестной природы. Защиты от которого не было. Совсем не было. Вот и забегали все хоть сколь-либо причастные к государственной власти лица.
  А с населением Москвы и ближайшего Подмосковья и вовсе что-то странное творится стало. Вернее, со не всём населении, а только с самой богатой его частью. Пошли вполне ожидаемые слухи о скором начале третьей мировой войны. Дескать, вина за творящееся лежит на США, которые включили своё климатическое оружие с целью вывести из строя её инфраструктуру, а потом нанести ядерный удар по крупнейшим экономическим центрам. Если в первой части слухов изрядная доля была правдой, то вторая половина их была полностью плодом чьего-то больного воображения. Несмотря на приход к власти в Соединённых штатах людей не пышущих любовью к России, всё же они были менее отмороженные, чем некие скакуасы в одной соседней стране. И прекрасно знали о последствиях обмена ядерными и термоядерными зарядами. Всё же жить много лет подряд в подземных бункерах без солнечного света никому не хотелось.
  Вот богатенькие буратины, как только катаклизм распространился на территорию Смоленской области, словно их стал клевать в мягкие места пресловутый жареный петух с силой и скоростью отбойного молотка, рванули со своей Родины с максимально возможной скоростью. Так как цены на недвижимость упали ниже плинтуса, то большинство из них даже не пыталось продать свои хоромы, заработанные ударным трудом по обману своих соотечественников. Разумеется, их банковские вклады тут же улетели за бугор. Даже раньше своих хозяев. Но заводы, корабли, пароходы пока оставались на месте. Эпидемия бегства захватила не только столичных толстосумов, но и их коллег по всей стране обладающих хоть сколь-либо заметным капиталом.
  Если в Москве и, тем более, в остальной России, небольшая часть нуворишей не поддались панике, то из тех же Белоруссии и Смоленской области как ветром сдуло всех, чей капитал составлял хотя бы тысяч сто зелёных фантиков. Со своим капиталом, разумеется. Правда Батька на подведомственной ему территории, практически не препятствуя отъезду паникёров, с похвальной оперативностью максимально затруднил продажу собственности бегущих. Учитывая, что к 26 августа нагрев в узкой приграничной полосе стабилизировался на уровне 70-80 градусов по Цельсию, поток отъезжающих иссяк примерно на эту же дату.
  Средний же класс, и, тем более, бедняки, в подавляющем большинстве уезжать не торопились. Да и, честно говоря, ехать-то этому большинству людей было просто некуда. Если откуда-то и уезжал народ, то из пограничных территорий. Ведь жить в такой жаре не смогут даже афроафриканцы... Но плотность населения там маленькая, поэтому уехало не более двадцати тысяч человек. И не за границу, а к ближайшим родственникам, надеясь вернуться, когда всё устаканится.
  В местах аномальной жары с 23 августа было объявлено чрезвычайное положение. Практически одновременно российскими и белорусскими властями. Россия направила в зоны ЧС, свои и белорусские, подразделения МЧС с соответствующей техникой. Благодаря этому удалось избежать крупных возгораний.
  Люди сбились с ног в поисках причин всех этих непонятных явлений. Но достоверно ничего никому известно не было. Единственное, что удалось выяснить, на здоровье самих людей это не отражается. Ну, как не отражается? Тут медики провели небольшое исследование и выяснили, что воздействие повышенной температурой не осложняется другими негативными факторами. То есть, за пределами узкой аномальной зоны жизнь текла точно также, как и раньше. Не наблюдалось, например, всплеска каких-либо загадочных или даже привычных болезней.
  На Кубе положение и вовсе почти нормальным стало, так как зона повышенного нагрева почти всюду пролегала над океаном и на жизнедеятельности страны это практически перестало сказываться.
  В последнюю неделю августа на планете ничего особенного не происходило. Ни в Белоруссии, ни в российской Смоленской области, ни на Кубе. Положение стабилизировалось, даже на несколько градусов снизилась температура. Впрочем, небольшое событие всё же имело место быть. Батька, посоветовавшись с имеющимися в его распоряжении светилами белорусской науки, распорядился исследовать как ведёт себе температурная аномалия в атмосфере. Работы начались 25 августа, а уже вечером 31 августа на его рабочий стол лёг доклад с интереснейшими фактами и ещё более любопытными выводами. Оказалось, что в пространстве эта аномалия имеет вид перевёрнутой многогранной усечённой пирамиды, основание которой смотрит куда-то в космос, а секущая плоскость лежит на поверхности земли. Но самое сенсационное было не это.
  Когда, применив компьютерное моделирование, попытались определить, где должна находиться вершина этой пирамиды, то координаты этой точки с удивительной точностью совпали с координатами одного крайне интересного объекта на Аляске. Да, того самого, на который недавно высаживался десант журналистов. Лукашенко, хотя и догадывался о виновнике творящихся безобразий, видя такой воистину железный аргумент, на некоторое время потерял от изумления дар речи. Затем, немного придя в себя, собрался было поднять шум на весь мир, начав с жалобы в ООН. Но привычная осторожность побудила его не предпринимать резких движений, а сначала сообщить о своём поразительном открытии своему старшему по влиянию на мир российскому коллеге, предварительно дав указание яйцеголовым пока держать язык за зубами. Звонок Путину немного охладил его пыл, так как последний находился во Владивостоке и планировал там пробыть почти всю предстоящую неделю. Но видя, что Александр Григорьевич чем-то не на шутку обеспокоен и даже испуган, раз звонит ему аж в 2 часа ночи по владивостокскому времени, но не решается по телефону сказать даже тему вопроса, пошёл навстречу пожеланиям коллеги. Поэтому договорились, что 2 сентября в 17 часов они обсудят всё в Москве. Оба они ещё не догадывались, что этой встрече было не суждено произойти. Никогда! А потом наступило 1 сентября 2019 года... Начало нового учебного года в большинстве стран мира, выпавшее на воскресенье. И, как оказалось впоследствии, по совместительству - дата начала новой Эры.
  
  Глава 11
  
  Овальный кабинет. Утро первого осеннего дня вроде не предвещало беды. Всё было как обычно. Президент США уже работала в кабинете. Несмотря на выходной день. Завтра в понедельник ожидалось заседание Конгресса, где на повестке дня стояло обсуждение событий на Кубе и в Белоруссии. Предстояло успокоить конгрессменов, которые видимо всё же почуяли что-то неладное со всеми этими погодными фокусами. Но сейчас пока не время ещё было для обнародования результатов эксперимента. Тем более, этот эксперимент свернул куда-то не в ту степь. Так она проработала почти до трёх часов после полудня. С перерывом на обед, разумеется. Она уже собиралась уходить, закончив намеченные дела, как вдруг ожил аппарат кодированной спецсвязи. Отзвучал зуммер, и на экране появилось крайне озабоченное лицо мистера X.
  - Я Вас слушаю, - произнесла Клинтон после обмена приветствиями, - что случилось?
  - Крайне неприятное известие, мэм, новые неполадки в компьютере!
  - Как, но Вы же неделю назад меня уверяли, что ваша команда разработала алгоритм ручного постепенного отключения эффекторов и даже приступили к работе! Разве не Вы обещали, что на всё уйдёт не более месяца, после чего Вы займётесь резервированием основных узлов центра управления?
  - Да, это так, но...
  - Хорошо, - президент прервала начинающийся поток оправданий, - чем это нам грозит?
  - Катастрофой, мэм!
  - Поподробнее, пожалуйста, во что конкретно это выльется?
  - В самом лучшем случае - будет взрыв. Притом, такого масштаба, какой наблюдался при испытании русскими их Царь-бомбы! Это, повторюсь, в лучшем случае. А в худшем, - в его голосе прорезались визгливые нотки, - это будет что-то наподобие извержения супер-вулкана. Притом, не растянутого на много дней или даже недель, а единовременного!!! Мы покойники, мэм!
  - Так, Ричард, немедленно прекратите истерику! Этим делу точно не поможете. Какие шансы на успех?
  - Не более одного из десяти, - ответил собеседник уже более спокойно, - не так уж и много по правде сказать.
  - Ну, вот, всё же они у Вас имеются. Не забывайте, мы, американцы, и не из таких передряг выходили! Чем занимаются люди у Вас сейчас?
  - Стараются обуздать взбесившейся компьютер. Одновременно, в ручном режиме пытаемся плавно вывести из работы поочерёдно сами эффекторы. Всё зависит от согласованности наших действий, малейшая ошибка - и всё!
  - Сколько людей задействовано?
  - Все, кто имеет хоть какой-то опыт работы с аппаратурой.
  - Может стоило только самых опытных задействовать?
  - Слишком много дел, они просто физически не в состоянии будут за всем уследить. Опытных я поставил на самые ответственные участки. Сейчас я тоже подключусь к работе.
  - Ну что ж, тогда не буду Вас задерживать. До свидания!
  - До свидания!
  Клинтон потянулась было к кнопке перевода аппаратуры связи в дежурный режим, но рука её внезапно замерла на полпути. На экране монитора было хорошо видно, как за спиной мистера X вдруг стремительно открывается в дверь в кабинет и в неё просто влетает какой-то маленький толстячок со взлохмаченной шевелюрой.
  - Шеф, происходит что-то совершенно нам непонятное, - почти прокричал вбежавший, - Вам срочно нужно пройти в центральный зал. Кажется, нашим задницам сейчас не поздоровится.
  Они с такой поспешностью выскочили из помещения, что изумлённая президент даже глазом моргнуть не успела. Про выключение аппаратуры спецсвязи никто из них даже и не вспомнил. Да и дверь в кабинет так и осталась открытой. Некоторое время ничего не происходило, лишь негромко доносились чьи-то отдалённые возбуждённые голоса. Потом изображение на мониторе задёргалось, создавая полное впечатление, что видеокамеру в кабинете кто-то несильно, но часто трясёт. Затем в динамиках раздался громкий хлопок, на краткий миг экран монитора стал ослепительно белым и изображение пропало. Через мгновение там появилась крупная красная мигающая надпись, сообщающая о неполадках в линии связи.
  Президент целую минуту ошеломлённо изучала незамысловатую надпись, тупо пялясь в экран, и лишь затем к ней вернулась способность здраво рассуждать. Она тут же дала указание своему секретарю срочно оповестить директоров ЦРУ национальной разведки и ФБР, министра обороны США, министра внутренней безопасности, вице-президента, госсекретаря и ещё несколько ключевых чиновников администрации о необходимости срочно и в обязательном порядке прибыть сегодня к семи часам после полудня на экстренное совещание в Белый дом. В принципе, учитывая сложившиеся обстоятельства, собирать совещание нужно было немедленно, но сегодня всё же выходной день, люди не на работе и не обязательно в столице.
  А события между тем шли по нарастающей. Только лишь успела Клинтон озадачить секретаря, как прозвучал звонок из министерства обороны. Звонил один из заместителей министра, на долю которого выпало это злосчастное воскресное дежурство. Он сообщил срывающимся от волнения голосом, что с военных спутников зафиксирован сильнейший взрыв на территории Аляски. Как раз в том месте, где расположен пресловутый объект HAARP. Мощность по предварительным данным превышает чуть ли не на порядок мощность самой крупной термоядерной бомбы Соединённых штатов. Но это было не самое страшное. Образовавшийся после взрыва гигантский смерч диаметром свыше 250 миль бешено вращаясь с огромной скоростью двинулся почти точно на юг. Затем, выйдя к побережью Тихого океана, немного отвернул восточнее и теперь перемещается в сторону Сиэтла. Связь с пострадавшими районами отсутствует совсем. Единственная отрадная новость, по предварительным данным радиации на месте взрыва нет.
  Выслушав доклад, Клинтон с отрешённым видом откинулась на спинку кресла. Всё было плохо. Очень плохо. Дело шло к тому, что западное побережье США ждало страшное опустошение в самые ближайшие часы. А спокойная жизнь для самой южной части этого побережья должна закончиться и вовсе через считанные десятки минут. Впору было объявлять чрезвычайное положение. Что она не преминула сделать тут же, отдав сперва соответствующее устное распоряжение, а потом усевшись писать соответствующий указ, думая при этом о том, что повестку дня завтрашнего заседания Конгресса придётся менять.
  Но она пока ещё не догадывалась, что это только начало и худшие времена для её страны, намного худшие, ещё впереди. Время для этого уже пришло.
  
  Глава 12
  
  Приглашённые на заседание явились к семи часам после полудня. Немного опоздал министр внутренней безопасности, так как в момент вызова находился за пределами Вашингтона. Но это вызвало задержку начала заседания всего на десяток минут. Впрочем, не успело совещание войти в рабочий режим, как на рабочем столе президента зазвонил один из телефонов. Хозяйка кабинета сняла трубку и стала разговаривать. Вскоре замолчала и только слушала. По её враз посеревшему лицу до собравшихся сразу дошло, что случилось что-то неординарное и весьма неприятное.
  - Джентльмены, - заговорила она упавшим голосом, - сбываются самые мрачные предположения. Сиэтла больше нет, как и половины штата Вашингтон. А вместе с ними и Военно-морской базы Китсап со всеми расположенными в ней кораблями, включая два авианосца, не считая законсервированных. Вероятность того, что хоть что-то там уцелело - минимальная. Скорость ветра относительно эпицентра этого просто гигантского торнадо по оценкам специалистов превышает 200 миль в час. Да ещё само оно движется примерно с такой же скоростью. Можно представить, какая скорость ветра у поверхности! Одно утешает, что в начальный момент быстрота перемещения была раза в два с половиной больше, чем сейчас! Правда, к настоящему момент скорость перемещения почти перестала замедляться. Оценки эти достаточно приблизительные, позже военные планируют отправить на разведку самолёты в пострадавшие районы, но это станет возможным лишь тогда, когда осядет пыль.
  Нервным движением Клинтон налила в стакан воды из графина и жадно выпила.
  - Господа, - продолжила она, - на настоящее время в зону действия суперсмерча попали, как минимум, три атомных электростанции. Сведений о разрушениях нет, так как связь полностью отсутствует. Неизвестно даже, есть ли утечки радиации. Но и это не самое страшное. На настоящее время, ураган, подойдя вплотную к Портленду, вдруг резко повернул на восток и сейчас движется не снижая скорость в направлении штата Монтана вдоль русла реки Колумбия. Если ему удастся преодолеть имеющиеся на его пути сравнительно невысокие горы, то далее путь на восток нашей страны ему будет открыт. О последствиях этого даже думать страшно.
  - Госпожа президент, - тут же вскочил с места вице-президент, - в связи с этим нужно срочно объявлять в стране чрезвычайную ситуацию! Промедление смерти подобно! Из населённых пунктов, могущих попасть под воздействия смерча, нужно немедленно начать эвакуацию населения.
  - Да, Вы правы, - тут же откликнулась Клинтон, - вот Вы этим и займитесь прямо сейчас. Только не надо пока чрезвычайную ситуацию объявлять по всей стране, ограничьтесь лишь теми штатами, которые по Вашему мнению могут попасть под действие катаклизма. Вон там, - она показала направление кивком головы, - находится аппаратура засекреченной связи. Такая же, как и у Вас. Воспользуйтесь ею. Необходимые сведения об абонентах имеются в лежащей там же на столе красной папке. И ещё считаю нужным сообщить, что одновременно с началом этих печальных событий была полностью потеряна связь с несколькими нашими космическими спутниками. Но с этим мы можем и позже разобраться.
  - Ну а мы с вами, господа, - взглянув на поднявшегося с места вице-президента, продолжила хозяйка кабинета, - займёмся сейчас самыми насущными проблемами для нас. К сожалению, с весьма большой долей вероятности супертайфун всё же прорвётся в восточную часть страны. В лучшем для нас случае он лишь несколько ослабнет. Мне сейчас доложили, что высота его достигает аж стратосферы, возможно, даже уходит выше, поэтому те горы, что будут у него на пути, ему не намного большая помеха, чем автомобилю небольшие выбоины на дороге. В общем, не исключается, что в зону его действия попадёт Вашингтон, где находится львиная доля учреждений общегосударственного значения. Поэтому, джентльмены, сейчас Вы займётесь решением вопроса, чтобы руководимые вами министерства и ведомства после того, как катаклизм успокоится, не остались неуправляемыми. Заодно приступите к эвакуации своих наиболее важных архивов. Помните, что вряд ли в нашем распоряжении осталось больше пары десятка часов. Я же возлагаю на себя общее руководство и наделяю вас всех чрезвычайными полномочиями в рамках подведомственных вам организаций. У вас есть вопросы?
  - Да, госпожа президент, - поднялся с места министр внутренней безопасности, - у меня есть один вопрос. Ведь остаются ещё множество министерств и ведомств, которые не находятся в юрисдикции собравшихся здесь. С ними что будет?
  - Примерно три часа тому назад, убедившись в огромных масштабах постигшего нас бедствия, я распорядилась срочно созвать руководителей пока оставшихся без внимания министерств и ведомств на восемь часов после полудня. Наверняка они уже почти все собрались, с ними я сейчас проведу аналогичное совещание. И помните, господа, что от вашей расторопности зависит будущее нашей страны. Дополнительно я немедленно отдам распоряжение об эвакуации незадействованного в ваших мероприятиях населения из угрожаемых районов. Всё, вижу, что вопросов ко мне больше ни у кого нет, поэтому требую немедленно приступить к исполнению своих обязанностей. Времени на раскачку практически не осталось.
  Оставив в своём кабинете вице-президента доделывать данное ему своё поручение, Клинтон отправилась в зал заседаний. Благо, это было почти рядом. Появившись перед собравшимися и убедившись, что почти все на месте, а вместо нескольких отсутствующих были их заместители, она без особых предисловий кратко ввела всех в курс дела. Впрочем, многие по своим каналам уже были осведомлены, пусть и без особых подробностей, о произошедшем. Сама говорильня много времени не заняла. Озадачив приглашённых поручениями и разогнав их по рабочим местам, она попросила министра иностранных дел пройти с ней в её рабочий кабинет для важного разговора.
  - Я специально не стала говорить при всех, - начала она разговор, - дело достаточно щекотливое. Наверняка в ваше министерство станут поступать или даже уже поступают запросы от Ваших иностранных коллег по поводу происходящего, ведь всё это началось на территории нашей страны. Так, вот, Вам следует категорически отрицать причастность любых наших научных или иных контор к происшествию. Всем иностранным представительствам следует дать ясный посыл - мы тут ни при делах. Для нас это такая же неожиданность, как и для всего остального мира. Единственное, можете дать намёк, что это был крупный метеорит, врезавшийся в планету почти под прямым углом. Заметьте, только намекнуть, а не утверждать это как о доказанном факте, чтобы в дальнейшем мы имели возможность без потери лица в соответствии с текущей обстановкой либо подтвердить эту информацию, либо категорически от неё откреститься. Ну, не мне Вас этому учить!
  - Хорошо , мэм, я всё понял. Сделаю как надо. Разрешите задать вопрос?
  - Да, разумеется, я слушаю.
  - Госпожа президент, - что делать с иностранными представительствами? Нашему ведомству стоит их предупредить о вероятности прихода суперторнадо в столицу?
  - Да, разумеется, я как-то упустила это из виду. Более того, Вам следует так представить дело, что якобы по расчётам наших учёных от Вашингтона останется только груда развалин.
  - А на самом деле?
  - А на самом деле, всё не так печально будет. Разумеется, разрушения будут страшные, деревянные дома по ходу суперторнадо вряд ли уцелеют, но каменные дома в подавляющем большинстве устоят. Разумеется, останутся без стёкол, но всё не так фатально. Но Вашим коллегам всё надо представить как приход Апокалипсиса.
  - Сделаю, мэм, но - зачем всё это?
  - Извините, пока сведения об этом не входят в пределы Вашей компетенции. А через несколько дней Вы сами всё узнаете. А пока - не смею Вас задерживать, Вам предстоит много работы. И начните её именно с запугивания Ваших коллег последствиями апокалипсиса.
  Провожая взглядом спину покидающего кабинет министра, Клинтон уже обдумывала, как следует озадачить директора ЦРУ, чтобы его люди оперативно прошерстили оставленные без присмотра персоналом посольства иностранных держав на предмет поиска там интересных документов.
  
  Глава 13
  
  Вернёмся немного назад в своём повествовании. Виктор Дмитриевич Коневич, мужчина в полном рассвете сил сорока семи лет от роду на начало описываемых событий проживал со своей семьёй в довольно большом селе Смоленской области почти рядом с административной границей с Калужской областью. Вернее, проживал со своими тремя детьми, самому старшему из которых оставалось ещё 2 года учёбы в школе. А жена же его умерла 3 года назад от рака. На жизнь свою зарабатывал занимаясь частным извозом на своей довольно древней Тойоте. Но, тем не менее, находящийся во вполне приличном техническом состоянии, за сохранением которого он тщательно следил, ибо это было едва ли не единственным источником дохода. Благодаря такой работе он не бедствовал, но и особых звёзд с неба не хватал. По возможности он куда-нибудь бы устроился на государственное или частное предприятие, но таковых поблизости не было, не считая дышащего на ладан колхоза.
  Впрочем, в его биографии было довольно много интересного. В молодости, начиная со школьного возраста, он был страстным радиолюбителем. Поэтому окончив школу, он без особого труда поступил в Ленинградский электротехнический институт на радиотехнический же факультет. Не успел он там начать учиться, как институт стал университетом. Впрочем, качество обучения там было вполне приличным и переименование на это не повлияло. Плохо было другое, когда Виктор получил диплом, устроиться по специальности уже не было возможности. Даже опытные инженера, а не только вчерашние студенты, оказывались не у дел. И занимались чем угодно, но только не работой по своей специальности. Вот наш герой, помыкавшись пару лет по съёмным квартирам и даже женившись на своей землячке, вернулся на свою малую родину. Где и занялся извозом, позволявшим, как минимум, не впасть в нищету.
  Занятия радиолюбительством он не прекращал, но свободного времени на любимое дело было не так уж и много. Когда к началу 2000-х вернулась мода на ламповые усилители, то он, не бросая своего основного занятия, стал изготавливать по заказам знакомых подобную аппаратуру. Тут всё же пригодились знания, полученные в университете, да и опыт реальной работы по сборке конструкций пришёлся ко двору. Этим он не прекращал заниматься до описываемого времени, зарабатывая в иные месяцы на этом не меньше, чем на основной работе. Ну и, само собой, за это время, как я уже писал, у него успело появиться трое детей.
  Первые признаки надвигающихся неприятностей он стали проявляться в конце июля 2019 года. Температура почти на всей территории соседней Белоруссии подскочила выше 40 градусов по Цельсию. Ничего невозможного в этом не было, всё же дело происходило у Северного полюса, но разговоров о странных температурных аномалиях у соседей хватало. Многие вспомнили, как летом 2010 года нечто подобное творилось и в России, правда без столь явно выраженной территориальной обособленности. А потом случилось и вовсе нечто странное, чего раньше наблюдать никому не приходилось, температура внутри страны после 20 августа вдруг резко вернулась почти к обычным значениям, но зато на самой границе страны повысилась и вовсе до небывалых значений. В некоторых местах термометры зашкаливали аж за 80 градусов, но всё это дело происходило в очень узкой приграничной полосе, редко где превышающей по величине 15 километров. Но это было не главной неприятностью. Самым печальным было то, что аномалия захватила почти всю территорию Смоленской области и даже небольшие кусочки соседних регионов России. Спасало от крупных неприятностей в виде больших пожаров лишь то, что совсем недавно прошли обильные дожди и в почве было очень много влаги. Но хватить накопленной воды должно было не надолго, так как шло её интенсивное испарение. Да и внутри области установилась сухая погода без малейших осадков.
  Село Виктора оказалось у самой границы образовавшейся своеобразной исполинской температурной стены, что повысило температуру в населённом пункте градусов на 5-10 выше обычных для этого сезона значений. В принципе, жить было можно, но Виктор от греха подальше отправил своих детей к сестре в Смоленск, благо квартира у неё была весьма просторная. В прошлые годы, наоборот, у него летом гостил единственный сын его сестры, а в этот год он поступал в Энергетический институт своего города, поэтому никуда не поехал. Зато приехали к нему в гости его двоюродные братья и сестра, что было довольно необычно.
  Сам же он, как и подавляющее большинство односельчан, остался дома. Жилище у него было хотя и довольно старое, но благодаря растущим откуда надо рукам хозяина, находилось в весьма приличном состоянии. И бросать всё это без присмотра наш фигурант не рискнул. Село не находилось в зоне эвакуации, поэтому насильно никто никого не гнал. Ни сам Виктор Дмитриевич, ни его знакомые не питали иллюзий, что происходящее является исключительно природным явлением. Все были уверены, что это дело чьих-то шаловливых ручек людей. Только не было единого мнения, где проживают владельцы оных ручек. Большинство народа было уверено, особенно зная кубинские новости, что без пресловутых пиндосов не обошлось. Но были и те, кто винил во всём инопланетных пришельцев и даже своих собственных учёных, у которых что-то там пошло не так. Справедливости ради стоит отметить, что своих мифических сограждан догадались обвинить в происходящем лица с крайне либеральными взглядами, которые по сути своей ничем не отличались от записавшихся в своё время в воинство генерала Власова.
  Больше недели не происходило никаких видимых подвижек. А потом вдруг наступило 1 сентября 2019 года. День начался как обычно. Приближение осени ещё не чувствовалось, но крохотный лесок росший километрах в 7-ми к югу от села был сейчас весь жёлтый. Он уже можно считать, что находился в зоне экстремальных температур. Во всяком случае Виктор, прогулявшийся ради любопытства до него пару дней назад, убедился, что чувствуется там как в парилке бани. Находиться тут можно было довольно долго без особого вреда для здоровья, но постоянно жить в таких условиях практически невозможно. Захваченный с собой термометр показал там целых плюс 69 градусов по Цельсию. Разумеется, ходил он туда не по имеющейся тут довольно приличной автодороге, так как практически на всех из них имелись полицейские кордоны поворачивающие назад любопытных, а по неприметной тропинке, хорошо известной только местным жителям. Этот поход сыграл решающую роль в том, что он решил продлить школьные каникулы своих детей ещё на недельку-другую, опасаясь, что температурная аномалия может распространиться и на его село. Впрочем, на школьную линейку он по старой привычке всё же сходил, где убедился, что не он один среди родителей такой осторожный, на построении присутствовало едва ли половина из не такого уж и большого количества учеников.
  В честь начала учебного года Виктор решил устроить сегодня выходной день, поэтому никуда сегодня не поехал. Но это не означает, что делать было нечего. Несмотря на то, что из живности кроме собаки, кошки и десятка кур с петухом у них ничего не было, всё же работа накладывала некоторые ограничение, жизнь на селе не позволяла вести праздный образ жизни даже в нерабочий день. Более того, именно сегодня он традиционно начинал копать картошку. В общем, в домашней работе незаметно прошёл весь выходной день. Вполне рядовой такой день. Спать он обычно ложился довольно поздно, около 23 часов. Не стал исключением и этот вечер. Он уже, умывшись, почистив зубы и раздевшись, выключил свет и собрался поудобней устроиться в постели, как обратил внимание на то, что в окне спальни наблюдается необычное бледно-розовое свечение.
  Опять включив свет и быстро одевшись, Виктор почти бегом бросился из дома. На душе почему-то стало очень тревожно. Выскочив на улицу, он сразу заметил, что свет идёт со стороны тепловой аномалии. Свечение было, как минимум, весьма странным. Какая-то бледно-розовая световая стена простиралась от горизонта до горизонта и уходила высоко в небо.
  Немного постояв, изумлённо уставившись на невиданную иллюминацию, он быстро сбегал в дом за сотовым телефоном и стал снимать непонятное ему явление.
  Постепенно спектр света стал смещаться в синюю сторону и запульсировал. Вдруг световая стена вспыхнула ослепительно белым светом и всё мгновенно погасло. Примерно через секунд тридцать со стороны вспышки послышался весьма громкий хлопок, а ещё через менее чем десяток минут оттуда же пришёл очень сильный порыв ветра. Ещё несколько минут - и всё успокоилось, будто ничего и не было. Постояв ещё какое-то время, Виктор выключил телефон вернулся в дом. Всё вроде было как обычно, ровным светом горели новомодные светодиодные лампочки в люстре, мерно урчал холодильник на кухне. Но тревога не покидала душу.
  Вдруг ожил обычный стационарный телефон, закреплённый на стене. Хозяин дома подошёл и снял трубку. Звонил его коллега по бизнесу, живущий на другом конце села.
  - Вить, - даже не поздоровавшись, произнёс взволнованно голос в трубке, - ты это видел?
  - Что видел?
  - Ну, эту огненную стену и звук потом.
  - Ну, да, разумеется. Я даже на улицу выходил. Завтра узнаем.
  - А ты не думаешь, что могло произойти что-то страшное?
  - Это вряд ли, - нарочито спокойно, больше для самого себя спокойно, произнёс Виктор, - если бы была война и применили современное оружие типа ядерного, сейчас бы у нас наверняка погас свет. А он горит как ни в чём не бывало. Да и по сотовой связи уже наверняка смски уже шли бы. А тут - тишина.
  - А ты пробовал по сотовому звонить?
  - Нет, а что?
  - Не работает. Совсем не работает. Ни один оператор. Кстати, спутниковое телевидение тоже, как и обычное, кстати.
  - А приёмник?
  - Ну ты же знаешь, что он у меня сто лет как сломан. В FM-диапазоне, который принимает мой сотик, на УКВ вроде как пара станций слышна, но ведь обычно их гораздо больше.
  - А что на этих станциях вещают?
  - Вроде всё как обычно пока, музыку передают.
  - Ну тогда вроде как беспокоиться не о чём, давай баиньки, если какие новости будут, завтра услышим.
  - Ладно, надеюсь, что ты прав. И повода для беспокойства действительно нет. Спокойной ночи.
  - И тебе тоже.
  Виктор, положив трубку на аппарат, некоторое время постоял в раздумье. Потом, махнув рукой, отправился спать.
  Увы, он ещё не знал, что случившиеся событие, невольным свидетелем которого он стал, кардинальным образом изменит судьбы сотен миллионов людей этого мира.
  
  Глава 14
  
  А тем временем, гигантский суперсмерч, прорвавшись вдоль долины реки Колумбия через невысокие Каскадные горы, преодолел почти не заметив хребет Биттеррут в районе города Мизула. Далее он почти не потеряв свою силу, протиснулся через Скалистые горы и вышел в долину реки Миссури штата Монтана. После этого существенных препятствий на его пути уже не предвиделось. И суперсмерч стремительно ринулся на северо-восток страны, оставляя за собой полосу разрушений шириной от 250 до 300 миль. Ввиду огромной скорости перемещения, после его прохода не оставалось ни одного целого здания. Конечно, многим каменным домам удавалось уцелеть, но вид их без крыш и окон оставлял желать лучшего. От домов фанерно-деревянных серий оставался только один фундамент. При его наличии, разумеется. Линии электропередач, встречающиеся по пути, как корова языком слизывала. К полуночи с 1-го на 2-е сентября катаклизм вовсю уже нёсся по равнинным просторам Южной Дакоты.
  К чести администрации пострадавших штатов, довольно оперативно была организована эвакуация. Помогла почти поголовная автомобилизация населения. И если в прибрежных штатах люди были застигнуты врасплох, то уже, начиная со штата Айдахо, люди посредством телевидения и радио были оповещены практически все. Там же давалась краткая инструкция по плану спасения. В частности говорилось, что по возможности нужно отсидеться в бомбоубежищах, взяв с собой туда запас воды и еды хотя бы на пару дней. И предупредили, что дороги могут оказаться перегруженными беженцами, вследствие чего своевременно уехать не удастся. По правде сказать, это не помогло спасти всех. Как всегда бывает в таких случаях у американцев - паника началась знатная. И богатство американцев тут сыграло против них.
  Почти в каждой семье здесь имеется по нескольку автомобилей. Но вместо того, чтобы задействовать всего одно авто, усадив туда всю семью и взяв с собой только документы с деньгами и продукты в дорогу, старались увести все, нагрузив имеющийся в их распоряжении транспорт по максимуму. Это сразу же увеличило загрузку магистралей не менее чем вдвое. Не помогло даже то, что все полосы движения были задействованы лишь в одну сторону. Более того, топливом заправлены машины оказались далеко не у всех под завязку, русской привычки всегда иметь запас горючего у большинства не было, а автозаправочные станции почти мгновенно после получения информации о бедствии оказались покинуты персоналом, впрочем, не забывшим прихватить с собой выручку под шумок, у них своя рубашка оказалась ближе к телу, чем хозяйское добро. Поэтому немало машин останавливалось прямо на трассе из-за опустевшего топливного бака. Их просто сталкивали на обочину более запасливые собратья по несчастью и ехали дальше. Попытки военных подвозить топливо на внедорожниках особого успеха не достигли, ибо проехать вне трасс даже на такой технике из-за множества разнообразных строений было практически невозможно. Изредка несчастных безлошадных подбирали в свой транспорт другие беженцы, но у многих элементарно не было свободных мест. Покинуть своевременно города смогли лишь те, кто догадался воспользоваться поездом или самолётом. Часть населения вняла голосу разума и отправилась в бомбоубежища, построенные на случай возможной войны. Эти оказались самыми умными, так как ни одно из этих сооружений не было разрушено. С заваленными выходами проблемы были у многих, но приехавшие после спасатели помогли выбраться этим бедолагам.
  Примерно половина ехавших на личном транспорте так и не смогла выбраться в безопасные места и была застигнута бедствием в дороге. Среди них и был наибольший процент пострадавших. Погибли не все, разумеется, всё зависело от того, в каком месте ураган застал ехавших. Если на пути урагана оказывались какие-либо природные препятствия, то он проносился выше, а люди отделывались испугом. Стоит отметить, что если эвакуация людей хотя со скрипом, но шла, то ничего подобного нельзя сказать об оборудовании предприятий и содержимом различных складов. Абсолютно то же самое можно написать и про попадающиеся на пути военные объекты. Из техники смогли эвакуировать только большинство исправных самолётов и вертолётов, вся остальная их инфраструктура, включая многочисленные склады, оказалась почти полностью уничтоженной.
  Интересная картина наблюдалась со спутников и МКС. Особенно с наступлением ночи. Было хорошо заметно как районы, подвергнувшиеся катаклизму, погружаются в кромешную тьму. Притом, свет зачастую гас и в прилегающим к ним местностям, так как повреждались линии электропередач. Ещё были видны особо крупные пожары вызванные замыканиями в электросети и иными связанными с бедствием причинами.
  Увы, и надеждам на то, что все эти неприятности минуют хотя бы столицу, не оправдались. Суперсмерч подошёл к Вашингтону уже 2 сентября к 5 часам 45 минутам после полудня. Время воздействия бедствия на город не превысило одного часа, но этого хватило чтобы там не осталось ни одного неповреждённого дома. Правда, зато опасения, что дальше в зону действия могут попасть Филадельфия и Нью-Йорк, в которых в бешеном темпе шла эвакуация населения, не оправдались. Едва ли не десятая часть от общего населения страны, что проживала в этих городах и их пригородах, отделалась, что называется, лёгким испугом. Ураган же, дойдя до Чесапикского залива и вбирая в себя из него тысячи тонн воды, помчался в сторону Вирджинии-Бич и Норфолка. От такого финта у американских военных глаза вылезли из орбит, последствия грозили быть худшими, чем при ядерной войне...
  Не прошло и часа, как сиё совсем даже не природного происхождения бедствие обрушилось на Норфолк - главную базу военно-морского флота США. К несчастью американцев, по состоянию на 1 сентября там находились целых 5 авианосцев. 3 из них, ввиду идущего там ремонта, немедленно выйти в море были просто не в состоянии. Остальные 2 вышли из бухты примерно в полдень 1 сентября. Раньше сделать это не получилось, так как львиная доля команд была в отпусках или отсутствовала на борту по каким-либо иным причинам. И всё равно корабли ушли в плавание с неполными экипажами. Впрочем, избежать попадания под ураган не удалось и им. Утонуть, в отличие от многих более мелких собратьев, им было не суждено, даже сохранилась возможность двигаться своим ходом, пусть и черепашьим, но повреждения они получили страшные, включая трещины в обшивке, всё таки на подобное воздействие они не были рассчитаны. От самой военно-морской базы мало что осталось. Дешевле было строить заново, чем восстанавливать разрушенное, так как через неё прошёл самый центр исполинского смерча.
  Далее ураган повернул на восток и направился к Европе. Постепенно теряя силу, он всё же через пару суток добрался до Европы, пройдя в считанных милях южнее Ирландии. Но тут практически единственным пострадавшим оказалась Англия, самая южная её часть, включая Лондон. Фатальных разрушений тут уже не было, обошлось кое-где снятыми крышами и выбитыми окнами, но без электричества осталось почти полстраны. До Дании доплелись уже слабые отголоски, почти никак не повлиявшие на повседневную жизнь этой страны.
  В США же начали подсчитывать убытки, которые и без всякий подсчётов ожидались просто астрономическими. Гигантский торнадо, пройдя с запада на восток через всю территорию страны, разделил её буквально на 2 неравные части, слабо связанные между собой. В полосе разрушений не осталось ни одной целой линии электропередач или железной дороги. Заводы, фабрики, фермы, электростанции, военные объекты, теле- и радиостанции в этой полосе были приведены в полностью неработоспособное состояние. Сотни мостов надо будет возводить заново. Страна лишилась около половины АЭС, часть из них можно будет восстановить, но большинство ремонту не подлежат. Удалось не допустить сильных утечек радиации, но это единственный отрадный факт. Без электричества оказалась не только территория попавшая под ураган, но ещё большие по площади прилегающие к ней земли. А ведь не за горами зима. Подобных масштабов катаклизмов не было даже во время гражданской войны полуторавековой давности.
  Огромный урон понесли военные, особенно военно-морской флот, в строю осталось только 3 авианосца. Из этих огромных кораблей попавших в руки катаклизма не утонул никто, но 4 из них выбросило на берег, а 3 получили такие повреждения, что предстояло решать, что будет дешевле, строить новые или ремонтировать эти. Количество же более мелких кораблей, утонувших или пришедших в полную негодность, исчислялось многими десятками. Это не считая всяких там катеров. На восстановление всего нужны были просто огромные деньги, а они как раз требовались для подготовке к зиме.
  Уже 3 сентября, на мировых финансовых биржах курс доллара просто рухнул. Падение началось ещё в понедельник, но то, что уже произошло во вторник, не поддаётся вообще никакому описанию. Курс национальной валюты упал более чем на порядок, и это падение стремительно продолжалось. Разумеется, это пока не означало, что внутри страны в такой же пропорции тут же вырастут цены, но все основные неприятности были ещё впереди. Когда-то самодостаточная экономика таковой давно уже не была. Многие предприниматели, стремясь получить максимально возможную прибыль, перевели свои предприятия за океан, капиталистам нет никакого дела до интересов своей страны. Всё пошло точно так, как и предсказывали когда-то бородатый дедушка Маркс и его предшественники. А для восстановления разрушенной части страны мало того, что нужны были гигантские средства, но и то, что можно было за них купить. А своего было недостаточно. Цены на стройматериалы мгновенно взлетели до небес. А импорт из-за упавшего доллара, стал для многих недоступным. Американские посольства и консульства во многих странах мира осаждались гражданами США уже с 3 сентября, людям просто не на что было лететь домой.
  Кабинет президента Соединённых Штатов во главе с президентом временно переехал ещё в первой половине 2 сентября в бывший комплекс NORAD, расположенный в горе Шайенн и находящийся до этого в режиме горячей консервации. И практически сразу же пошли заседания за заседанием по выработке плана действий. И ничего не получалось. Совсем ничего. Американцы за многие десятилетия господства доллара привыкли к тому, что всё необходимое можно купить. А если денег не хватает, то можно их напечатать. А тут практически мгновенно страна очутилась в положении Зимбабве - любые объёмы зелёной бумаги вышедшие из под печатного станка, тут же обесценит инфляция грозящая и вовсе превратиться в гиперинфляцию. Дополнительно усугубляло ситуацию то, что в связи с частичным разрушением инфраструктуры, многие банки, штаб-квартиры которых с компьютерными центрами находились в зоне действия урагана, оказались парализованы. Всё это означало, что пришла пора американцам поработать ручками, смириться со снижением уровня жизни в стране в разы на продолжительное время и забыть о большинстве социальных пособий. В общем, требовался новый Рузвельт. Сумеет ли его роль исполнить госпожа Клинтон?
  Не успел ураган пролететь по стране, как сепаратизм в южных штатах взлетел до небес. Люди, живущие там, понимали, что восстановление страны пойдёт в том числе и за их счёт. Возобладал главный принцип капитализма: человек человеку - волк! Принцип успешности индивидуума, в том числе и за счёт якобы неуспешных людей, вбиваемый в сознание американцев 200 лет, дал свои ядовитые плоды. Нет, это совершенно не означает, что американцы категорически не хотят никому помогать, вовсе - нет. Но что такое помочь кому-нибудь по-американски? Это в большинстве случаев - отстегнуть кому-то какое-то количество баксов и тут же забыть про это. Но помогать неуклонно и долго, это не для американцев. Они же успешные, а проблемы прочих это не их проблемы, один раз помог - и хватит на этом. А тут нужно затянуть пояса на годы. Вот и забурлило. Наибольший размах движение за независимость развернулось в Техасе, штате промышленно развитом и вполне самодостаточном. Более того, здесь имеются и нефть с газом. И предприятия для их переработки. Уже 3 сентября в большинстве тамошних городов прошли массовые демонстрации в поддержку самостийности. Ряд региональных политиков, почувствовав, что настал момент когда от многолетних разговоров можно наконец-то перейти к делу, заговорили о необходимости организации президентских выборов в независимом Техасе, лелея мечту именно самому оказаться в вожделенном кресле. И это было только начало.
   В связи с резким крахом валюты номер один планеты в международных финансовых расчётах сложилась обстановка, близкая к полному коллапсу. Доллар находился при смерти, в связи с этим курсы валют многих других стран скакали самым причудливым образом относительно друг друга. Невозможно было предсказать их поведение даже на короткое время. Наиболее стабильным оказался китайский юань. Китайцы, будучи главной фабрикой мира, были вполне согласны торговать и за юани, но их запасы в мире были несравненно меньше, чем долларовые. Но и всё это было ещё далеко не самой главной новостью начинающейся осени.
  
  Глава 15
  
  Ошеломляющая весть, мгновенно облетевшая мировые СМИ ранним утром 2 сентября по вашингтонскому времени, повергла читателей и слушателей в состояние прострации. В первые часы этому просто практически никто не верил, считая это глупым фейком. Но чуть позже пошли фотографии и видеозаписи, в том числе и сделанные с помощью космических спутников разных стран. Одно за другим последовали заявления политиков первой величины и учёных с мировыми именами. Но только, что со всем этим делать, никто не знал.
  Собственно говоря, событий было целых два, непосредственно связанных друг с другом. Первое, на месте объекта HAARP наблюдалась огромная воронка примерно километрового размера с причудливо изогнутыми границами. Вокруг неё на десятки миль не осталось ни одного строения. Снесло вместе с фундаментом. Ландшафт напоминал лунный. И, самое интересное, в это же мгновение с поверхности планеты исчезли 2 страны, Куба и Белоруссия. Как позже выяснится, в полном соответствии с теми границами, которыми была очерчена загадочная температурная аномалия. Всё то, что находилось в тот момент выше - самолёты, вертолёты и даже спутники - тоже пропало. Бесследно пропало.
  Но в отличие от HAARPа, никаких воронок там не наблюдалось. На тех местах в тот же миг появились те же самые территории, но в таком виде, в котором находились на момент около 23 часов минского времени 1 сентября 1939 года. Ровно 80 лет тому назад. С людьми, жившими тогда. Которые на момент переноса и не подозревали о счастье или, как вариант, несчастье им привалившим.
  Первым Мир узнал о происшедшем с Белоруссией и Смоленской областью. И это несмотря на то, что здесь уже была практически ночь, в отличие от второй половины дня, что наблюдалась в это время на Кубе. И в этом как раз не было ничего удивительного. Во-первых, места сии достаточно обжитые и световые эффекты на границе привлекли внимание многих местных жителей, не все ведь уже спали. Во-вторых, и это - главное, через эти территории проходят множество оживлённых трасс, например, дорога Москва-Минск-Варшава. Более того, в связи с сильным нагревом в зонах температурных аномалий, многие старались проскочить эти участки как раз в ночное время, когда жара несколько спадала. Поэтому не заметить, как добротно проложенная асфальтированная дорога внезапно превращается в грунтовую, пусть и довольно широкую, было попросту невозможно. К тому же, на месте стыковки получался чуть ли не метровой высоты трамплин, перед которым начала накапливаться огромная очередь. Некоторые особо шустрые, заметив, что впереди на встречной полосе почему-то никого нет, выезжали на неё.
  Но переехав границу аномалии и чуть не оставшись при этом без колёс, тоже останавливались в недоумении, не зная что всё это означает. К тому же, освещаться трасса заканчивала тоже почему-то именно тут. В общем, практически везде у всех пересечений автотрасс с границей пока ещё неизвестно чего скопилась в живописном беспорядке куча автомашин с бегающими между ними возбуждёнными водителями и пассажирами. Более того, транспорт всё прибывал и прибывал, запруживая всю ширину трасс и делая невозможным возвращение назад. Некоторые, то ли особо смелые, то ли необычайно дурные, рванули дальше, правда заметно сбросив скорость. Большинство же не решались это делать.
  Разумеется, доехав до ближайшего населённого пункта, чаще всего погружённого в темноту, эти самые смельчаки останавливались и пытались у местных узнать, что тут происходит. И это в двенадцатом часу ночи! Тем не менее, если не в первом, то во втором, третьем или даже десятом доме удавалось выяснить, что на дворе стоит 1939 год, а они находятся в СССР или, как вариант для ехавших с запада, в Польше! Наконец, видя, что сотовая связь сюда не добивает, эти разведчики ехали назад, чтобы поделиться с оставшимися на границе новостью. В общем, первые сведения о случившимся ушли в Интернет где-то около одного часа ночи местного времени 2 сентября.
  С Кубой обстояло несколько сложнее. Перенос произошёл по тому же сценарию. Но у неё не было сухопутных границ с другими странами, поэтому это событие прошло пока незаметно для остальной планеты. К тому же взоры наблюдателей отвлёк бушующий в США ураган невиданной ранее силы. Исчезновению связи с островом Свободы на этом фоне никто не придал должного внимания. И известность этот факт получил уже только через несколько часов после того, как весь Интернет стоял на ушах после ошеломительных белорусских новостей.
  Дикая жара, стоящая на границах температурной аномалии, после переноса территорий из прошлого ушла практически за десяток-другой минут с пришедшими порывами ветра из взбудораженной происходящим атмосферы. Да и какая-то разница давлений воздуха была в момент переноса. Сама почва нагрев сохранила намного дольше, но уже через пару суток и тут всё пришло в норму, полностью соответствующую климатическим условиям.
  Ну, и, наконец, пошла информация об образовавшейся на Аляске огромной воронке, откуда и понёсся небывалых размеров суперсмерч на США. Даже самые тупые обыватели понимали, что все эти три происшествия на поверхности планеты были самым тесным образом связаны между собой. А вспомнив предыдущие события, делали логичный вывод, что именно какие-то там эксперименты на объекте HAARP и послужили первопричиной трагических событий. Конечно, прямых улик о причастности ко всему администрации США не было, но СМИ, особенно Интернет, забурлили. Господствующей версией была та, что во всём виноваты Соединённые штаты. Несмотря на то, что именно по их территории бешено мчалось огромное торнадо, сея смерть и разрушения, это не уменьшило негодование людей, понимающих, что жертвой безответственных экспериментаторов могла стать любая страна. Даже в государствах-союзниках у американцев нашлось мало сочувствующих.
  Уже 3 сентября во многих странах возле посольств и консульств США собрались огромные митинги, грозящие перерасти в погромы, несмотря на присутствие полиции. Американцы-туристы на фоне всего этого старались не афишировать свою государственную принадлежностью. Многие из них, кто своевременно не поменял доллары на местную валюту или имел деньги только на карточках, ввиду резкого падения курса своей валюты, и вовсе оказались в бедственном положении. Телефоны посольств раскалялись от непрерывных звонков этих бедолаг. Но проблема в том, что девальвация коснулась и сами посольства, поэтому большинству обратившихся там ничем не смогли помочь. Единственное, что попавшим в беду пообещали бесплатный перелёт на специально пригнанными из штатов самолётами. Но до этого времени надо было ещё дожить. С минимумом денег. Что для привыкших к широкой жизни американцев было нетривиальной задачей.
  Обычно, когда крупные природные бедствия посещают какую-либо страну, по всему миру находится довольно много желающих помочь и американцам - тоже. Например, знаменитый шторм, принёсший наводнение в Новый Орлеан - столицу штата Луизиана, сделавший бездомными кучу людей. И тут же последовало множество предложений о помощи. Впрочем, американцы тогда по своему обыкновению гордо отказались от помощи. Сейчас же, несмотря на несравнимо больший масштаб катастрофы, таких предложений было очень мало. Кроме российского МЧС, крупные госконторы почему-то решили даже не делать сочувственную мину. Откликнулись только какие-то мелкие почти никому не известные организации. И, к удивлению многих, американцы помощь приняли.
  Получилось, что из России спасателей приехало чуть ли не больше, чем со всех остальных стран мира вместе взятых. После начала работ больше всего их удивил крайне низкий уровень их организации. И это в стране, где тайфуны - явление чуть ли не каждодневное. Работа для них была только в городах. В пострадавшей от суперсмерча сельской местности на месте картонных в большинстве своём домов остался только фундамент... Там где он имелся. Спасать было просто некого. Ну а в городах, было всё как обычно: для начала, поиск пострадавших под завалами. Ну и откапывание выходов многих бомбоубежищ. Кстати, из тех, кому довелось туда попасть, уцелели все, всё же рассчитаны большинство из них были на условия ядерной войны. Нет, сердечные приступы и обычная истерика имели место быть, последняя - весьма часто. Но погибших из-за их разрушения - не имелось.
  
  Глава 16
  
  1 марта 2020 года. Прошло ровно 6 месяцев. Что же произошло за это время на планете. Перемен может не заметить только слепой. Начнём с самой главной цитадели западной демократии - США, всё же наша история началась с событий, случившихся именно там.
  Зиму худо-бедно людям, попавшим в зону действия катаклизма, удалось пережить. Дома, которые отделались выбитыми стёклами и мелкими повреждениями к холодам удалось на скорую руку подлатать. Граждан, совершенно оставшимся без крова, помогла армия, предоставив армейские палатки для проживания. Часть населения приютили родственники, особенно проживающие в более южных районах страны. В общем, с этим было более или менее всё в порядке. Перезимовали.
  Хуже было другое. В Южных районах страны разгорелась настоящая гражданская война, где многие регионы там воевали за независимость. Особенно выделяется на этом фоне Техас. Де факто он уже стал независимым. Самое интересное, что сепаратистам удалось прибрать к рукам даже ядерное оружие, располагающееся на территории штата. Что сразу же сделало центральные власти сговорчивее. Федеральные войска, расположенные тут, в большинстве своём объявили себе частью вооружённых сил нового государства. На северных границах штата периодические происходят перестрелки с войсками, оставшимися верными Вашингтону, но в глубь Техаса, в отличие от прошедшей осени, когда всё только начиналось, те уже не лезут. В столице Остине с конца января даже сидит свой законно избранный президент. Правда, с международным признанием штата дело пока обстоит не очень. Впрочем, некоторые страны, такие, например, как Россия или Китай, открыли здесь свои представительства, по сути своей мало отличающиеся от посольств, декларируя это необходимостью защиты своих граждан, тут пребывающих. С 1 января следующего года в новоявленной стране планируется переход на собственную валюту, которая по слухам уже где-то печатается. И, опять таки, эти слухи упорно утверждали, что это где-то находится в России.
  В Калифорнии, Флориде, Аризоне и некоторых других южных штатах фактически тоже идёт вялотекущая гражданская война, но большая часть их территорий пока ещё контролируется центральным правительством. Впрочем, по мере дальнейшего ослабления доллара, этот контроль становится всё более и более иллюзорным, а сепаратисты переходят к всё более и более решительным действиям.
  Самым радикальным образом трагические события повлияли на количество военных баз США за пределами собственных границ. На настоящее время во всём мире их осталось всего лишь около дюжины. Даже в Германии и Японии ни одной не осталось. Финансовые трудности не слишком способствуют бряцанию оружием. Да и в сложившейся ситуации войска и в немалых количествах требуются внутри страны.
  Видя, что заокеанскому оппоненту стало не до них, китайцы собрались решить некоторые свои застарелые проблемы с Тайванем, который они считали частью своей территории. И не придумали ничего лучшего, как после ряда провокаций начать военные действия с середины января 2020 года. Им удалось разбить достаточно небольшой флот островного государства, потеряв при этом почти в 3 раза больше своих кораблей. Но с переходом военных действий на остров у Пекина началась полоса неудач. Попытки исправить всё действиями ВВС не оправдались. Уже через месяц налёты авиации на островитян прекратились ввиду просто запредельных потерь от сил ПВО. Китаю удалось создать несколько плацдармов, после чего она превратилась в позиционную и грозила растянуться на многие годы. Вместо быстрой победоносной войны для Пекина замаячила точна такая же перспектива, как в своё время у США во Вьетнаме.
  После США наибольшие изменения произошли на Украине. Вернее, в 3-х оставшихся от неё частях. Уже в начале октября 2019 года в Новороссии прошёл референдум, аналогичный крымскому 5-летней давности. И с теми же вопросами. Подавляющее большинство принявших в нём участие проголосовала за воссоединение с Россией. Вскоре государственная Дума России приняла Закон о вхождении Новороссии состав России с образованием Новоросского Федерального округа. Примерно в это же время в центральной части бывшей Украины разгорелся очередной майдан, вызванный участившимися вооружёнными нападениями боевиков с западных галицийских областей, которым полуразвалившиеся остатки украинской армии не могли успешно противостоять. Доходило до того, что рейды боевиков осуществлялись на глубину в более чем в сотню километров. На сей раз майдан привёл к тому, что в центральной части Украины в конце ноября 2019 года прошли очередные выборы президента и выборы в Раду. С большим перевесом победили пророссийские кандидаты. А уже 13 января 2020 года новоизбранный глава государства и Рада обратились к России с просьбой оказать военную помощь в борьбе с боевиками.
  Уже 17 февраля были введены российские войска. Организованного сопротивления почти нигде не было. Все эти вооружённые банды попросту разбегались. Большинство главарей эвакуировались за границу. По преимуществу - в Англию. Уже к концу месяца был установлен полный контроль над всеми сколь-либо крупными населёнными пунктами. Население в большинстве своём, если и не выражало бурной радости по этому поводу, то, замученное беспределом собственных бандитов, и особого недовольства не высказывало, заняв выжидательную позицию. В принципе, практически все участники незаконных бандформирований были уже давно взяты на карандаш, поэтому вопрос с их поимкой был лишь делом времени. Уже в течение первых двух недель операции под стражу было взято более 10 000 боевиков. Но ещё во время переговоров об оказании помощи было решено, что все судебные действия над пойманными будут совершать исключительно украинские власти. Исключение было сделано только для бандитов, уличённых в преступлениях против россиян.
  Интересное положение сложилось в попавших из параллельного прошлого Белоруссии и Смоленской области. Россия заявила, что люди, живущие там, должны путём выборов сами решить свою судьбу и она готова стать гарантом этого свободного волеизъявления. Мы помним, что по состоянию на 1 сентября 1939 года часть Белоруссии принадлежала Польше. Полякам очень хотелось прибрать эти территории к рукам, но Президент России заявил, что вступление Польши на эти земли будет расцениваться как объявление войны России. И крикливые паны решили не рисковать здоровьем, тем более, их главным покровителям было явно не до помощи ляхам, со своими бы проблемами управиться.
  Де факто, перенесённые из СССР территории пока образовали единое государство со столицей в Минске. Социалистическое государство. И ему было что предложить остальному миру. В первую очередь - это экологически чистые продукты питания, о которых большинство населения Европы уже давно забыло. Или они были баснословно дорогими, сделавшись недоступными большинству населения. Поэтому даже заметно меньшая урожайность сельского хозяйства новой Белоруссии по сравнению с той же Европой не могла сделать производство продуктов питания убыточным. И внезапно возникла ещё одна существенная и довольно неожиданная статья доходов - туризм. По всему миру появились миллионы желающих своими глазами посмотреть на жизнь довоенного мира. Даже установленная довольно высокая цена на въездные визы не сильно уменьшала поток любопытных. Всё это заставляло практически на днях возникшую туристическую отрасль развиваться бешеными темпами. На рост уровня жизни населения такое положение дел оказывало самое непосредственное влияние.
  А 23 сентября 2019 года по календарю этого мира войска СССР оказавшиеся на перенесённых территориях, начали освободительный поход на запад. Конечно, их было меньше, намного меньше, чем имелось по состоянию на 17 сентября 1939 года, но и этого хватило. При технической поддержке России на это потребовалось меньше 2 недель. Недовольные этим польские военные и гражданские с занимаемых территорий потянулись на Запад. Тем более, убегать, в отличие от той реальности, им было куда. Большая же часть живущих там евреев, уже после операции, подалась в Израиль и им никто в этом не препятствовал.
  Войска, следуя приказу, согласованному с Москвой, остановились на той границе, которая была по состоянию на 1 сентября 2017 года. Красноречиво дав понять этим фактом полякам, что чужой территории им не надо.
  Теперь, уважаемый читатель, посмотрим, а как же поживает Куба. С одной стороны, для подавляющего большинства населения ничего не изменилось. Как жили в нищете, так и продолжают жить. США, занятые своими проблемами, сюда пока не лезут. Зато появились китайцы. Правда не в роли завоевателей. Они сумели быстро договориться с кубинскими властями о строительстве своих сельскохозяйственных, туристических и промышленных предприятий. Ввиду крайне низкого среднего уровня зарплаты в стране и тёплого климата перед частными и государственными китайскими инвесторами открываются весьма радужные перспективы. И даже серьёзная удалённость от Поднебесной не особо мешает им. А сырьё они планируют или местное использовать, или, реже, вести из Южной Америки.
  
  Глава 17
  
  А что же стало с исчезнувшими территориями? Может они совсем дематериализовались? Нет, разумеется, вот мы с Вами, уважаемый читатель, оставим в покое Землю-2019 и перенесёмся в мир Земли 1939 года. Итак, около 23 часов минского времени 1 сентября 1939 года. Белоруссия, Смоленская область и незначительные сопредельные территории из 2019 года переносятся в это время. Единомоментно...
  Уже знакомый нам Виктор Дмитриевич Коневич в настоящее время, а, точнее, 2 сентября, проснулся около 6 часов утра, как обычно и поступал в рабочие для него дни. Не зная ещё, впрочем, какой теперь год на дворе. Вроде всё было как всегда. Никаких странностей. Выйдя на улицу, он обратил внимание, что дул довольно сильный южный ветер, что для этого времени суток было не очень характерно. В 8 часов он должен был как обычно везти пассажиров до Смоленска, поэтому времени ещё было достаточно. Сделав свои обычные утренние дела, Виктор выгнал машину из гаража и поехал на остановку. Прибыв туда, убедился, что пассажиры в количестве 4 человек уже все подошли и ждали только его машину. Поэтому, как только они уселись, сразу же отправились в путь. В принципе, было несколько вариантов маршрута. Можно было, проехав километров 15 по асфальтированной трассе, дальше пару десятков километров тащиться просёлочной грунтовой дорогой, после чего до самого областного центра уже ехать по автодорогам уже вполне европейского уровня. А можно было, сразу после выезда из села свернуть на юго-запад и небольшую часть пути проделать по соседней Калужской области. Маршрут оказывался немного длиннее, но зато не нужно было трястись по колдобинам.
  Виктор, как обычно и поступал, выбрал второй маршрут. Но его удивило после начала движения, что почему-то совершенно отсутствует встречный транспорт, правда, особого значения этому факту он не придал. Вскоре, уже после пересечения границы области, впереди показалось с десяток стоящих транспортных средств и расхаживающих между ними чем-то озабоченных людей. Подъехав к образовавшейся пробке, он тоже остановился и вышел из своей тачки. Самой первой в очереди стояла чья-то древняя 24-я Волга чёрного цвета. Рядом с ней и толпилось большинство собравшихся тут людей. Подошёл и Виктор. И тут же уставился на дорогу, изъезженную им, как говорится, вдоль и поперёк, которую как будто кто-то ножом обрезал. Впрочем, она продолжалась и дальше, но была на метр с лишним ниже и ни о каком асфальте речь уже не шла. Было видно, что не так давно, не более суток тому назад, тут прошёл дождь, кое-где виднелись даже не совсем просохшие грязные лужи. Несколько человек, спустившись с асфальтового покрытия, бесцельно бродила по этому подобию проезжей части.
  Но самое интересное виднелось впереди. Навстречу им на удалении с полкилометра не торопясь и непрерывно покачиваясь на многочисленных ухабах приближался грузовик. Впрочем, когда он подъехал поближе стало понятно, что грузовик этот был не совсем привычного собравшимся вида. И напоминал довоенную ещё знаменитую полуторку. Которой, если уж говорить точно, он и являлся. Минуты через три он подъехал к образовавшейся пробке, остановился, и из его кабины показался совсем ещё молодой водитель лет двадцати пяти-тридцати в засаленной кепке. Ошарашенно глянув на собравшихся, молча уставившихся на него, он подошёл к будто срезанному бритвой краю асфальта, даже недоверчиво потрогав всё это пальцем, затем несколько раз ущипнув себя за руку, после чего ещё раз обвёл собравшуюся толпу изумлённым взглядом.
  - Товарищи, - после затянувшегося молчания, наконец произнёс он, - откуда это всё появилось, - он показал рукой на судя по всему непривычную для него асфальтированную трассу, - и что это всё означает?
  - А сам-то как думаешь? - откликнулся кто-то из собравшихся, - ты не поверишь, но мы и сами не больше твоего знаем.
  - Я? Я ничего не думаю... Просто я ещё в четверг позавчера тут проезжал, дорога была такая, как и всегда. А сегодня, смотрю, всё это появилось. Да ещё и машины какие-то не нашенские у вас всех. Ни одной знакомой не вижу.
  - Странно, - вступил в беседу Виктор, - в четверг, говоришь? Позавчера? Но если мне память не отшибло, то позавчера была суббота. 31 августа.
  - Верно, - ответил водитель полуторки, - позавчера было как раз 31 августа, но не суббота, а четверг, ибо суббота как раз сегодня на дворе.
  - А ты ничего не путаешь про субботу? - опять послышался удивлённый возглас одного из собравшихся.
  - С чего это я должен путать? К тому же, у меня завтра выходной, так как воскресенье будет. Да и, Павел Василич, бригадир мой, сказал сегодня, что тёс, - он кивнул рукой на кузов своего грузовика, - уже в понедельник понадобится на стройке. И мне надо ещё два рейса за сегодня успеть сделать, так как завтра из-за выходного там просто некому будет путёвку подписать...
  - Слушай, - тут Виктору в голову пришла шальная мысль, - а какой сейчас год?
  - Год? Так, тот же самый, что и вчера был, тридцать девятый... - он глянул на вопрошавшего как на сумасшедшего недавно сбежавшего из жёлтого дома и уточнил, - одна тысяча девятьсот тридцать девятый год, 2 сентября, суббота. А завтра будет воскресенье этого же самого 1939-го года...
  - Ты уверен?
  - Абсолютно! Да и по репродуктору сегодня утром это же самое сказали...
  - А-а-а... Ну, раз сказали, то, наверное, так и есть. А ты вчера поздним вечером с этой стороны ничего странного не видел и не слышал?
  - Не-е-е... Не слышал. - Он не надолго задумался, - правда Колька, ну, самый молодой из нашей бригады, что-то такое про какой-то хлопок и яркую вспышку с этой стороны чего-то рассказывал сегодня. Ну, типа, сперва что-то ярко сверкнуло, а позже, где-то через минуту, этот хлопок и раздался. И ничего больше. Мы с мужиками и решили, что это он нам заливает как обычно. Мастер он у нас на выдумки.
  - Увы, похоже, что на сей раз он вам абсолютную правду сообщил. Впрочем, долго объяснять. Ты, надеюсь, читать умеешь?
  - А как, же? Я уж лет десять тому назад как семилетку кончил. Даже хотел дальше идти учиться, но пришлось вместо этого на работу устраиваться.
  - Ну, что ж, - резюмировал Виктор, доставая из кармана свой паспорт, - значит и эту ксиву прочесть сможешь, ибо словами всё это объяснять долго придётся, да и не поверишь наверняка, - он открыл документ на странице с фотографией и продолжил, протягивая его собеседнику, - вот тут читай, внимательно читай.
  Водитель долго изучал глазами текст, даже зачем-то внимательно сравнил фотографию с оригиналом, затем лихорадочно пролистал весь документ, задерживаясь взглядом на страницах, имевших записи. После чего вернул явно не серпасто-молоткастый хозяину и вопросительно взглянул на него.
  - Вот такая петрушка, - сказал ему Виктор, как-то незаметно оказавшись основным собеседником аборигену из 1939 года, остальные лишь слушали, - что на это скажешь?
  - Ну, даже и не знаю, - задумчиво протянул тот, - и много вас сюда попало? И как это вообще возможно?
  - Как возможно - понятия не имею. А много ли? Даже и не скажу. Судя по тому, что после переноса ещё вчера вечером были слышны, как минимум, пара радиостанций из Смоленска, попавшие к вам исчисляются сотнями тысяч, если не миллионами. А может и, вообще, наоборот, это ваша местность к нам попала. Думаю, это мы уже сегодня узнаем.
  - Понятно. Но что же это тогда получается, судя по твоему паспорту, в вашем времени Советского Союза уже нет? Как это возможно?
  - Некоторые наши учёные считают, что существует бесконечное количество так называемых параллельных миров, - осторожно произнёс Виктор, - и, скорее всего, если это мы к вам попали, то не из будущего вашей реальности, а как раз из такого параллельного мира. Об этом говорит хотя бы то, что в нашем прошлом, факта попадания людей из будущего просто не было. Поэтому и нельзя ничего сказать о том, будет или не будет существовать СССР через 80 лет в этой реальности.
  - И чего же теперь делать нам?
  - Ну, ты вернёшься назад, всё равно тебе больше некуда везти свои деревяшки, и сообщишь о случившимся вашим властям. А мы вернёмся назад и сделаем тоже самое. Это самое разумное, что мы можем сделать. Кстати, мы уже долго разговариваем с тобой, но так и не познакомились. Меня Виктор зовут. Вот, - он покопался в боковом кармане, - моя визитка, да ты и в паспорте, наверное, имя моё прочитал. Там мои номера телефонов даже есть, впрочем, вряд ли в ближайшее время ты дозвонишься от себя к нам, а в дальнейшем, чем чёрт не шутит, может и связь наладят. В общем, если будешь в наших краях, заходи, буду рад пообщаться.
  - Ну а я - Сергей, - водитель полуторки иронично улыбнулся, - с редкой в России фамилией Иванов. Живу в нашем райцентре. Впрочем, в нашей МТС я, действительно, один с такой фамилией. Так, что, найти меня тоже легко. Чай, не в Москве живу. Поэтому, тоже в гости заходи если у нас будешь. У нас с женой свой частный домик есть за 18 номером на улице Кирова. Правда, телефона, в отличие от тебя, у нас пока нет.
  - Неплохо, а женат-то давно?
  - Совсем недавно, всего лишь 2 недели тому назад поженились. Встречались давно, а, вот, отношения оформили, можно считать, всего ничего.
  - Слушай, Сергей, а жена у тебя не очень высокая? И, извини за вопрос, не сильно худая?
  - Маленькая. Ростом чуть выше, чем до моего подбородка. А комплекция, как обычно принято говорить, средняя. А зачем это тебе? Судя по обстоятельствам, ты вряд ли мог быть с ней знаком.
  - Нет, точно не знаком. А - зачем? Сейчас узнаешь. Подожди минутку, я до своей машины сбегаю.
  Сергей с удивлением смотрел, как Виктор почти бегом проследовал до своего авто и на такой же скорости вернулся назад, неся какой-то пакет в одной руке и несколько сложенных вместе газет.
  - Вот, держи, - протянул Виктор пакет своему новому знакомому, - это подарок от меня твоей супруге на свадьбу.
  - Что это? - огорошенно вопросил Сергей, - да и неудобно как-то, мы ведь до этой минуты и не знакомы были...
  - Бери, бери! И не вздумай отказываться - обижусь! А друзьями, что-то мне подсказывает, мы успеем стать. Это кофточка, дней пять тому назад я её в Смоленске купил, хотел своей двоюродной сестре на день рождения подарить, она как раз в твоём городке живёт. Только, увы, - лицо Виктора помрачнело, - она там осталась, в 2019 году. Судя по всему, твоей супруге должна быть впору.
  - Спасибо огромное! Ещё раз приглашаю тебя в гости. Заходи в любое время. Или один, или со своей половинкой. Мы с Катей будем рады вам.
  - Постараюсь. Только быть смогу один, а супруга умерла от рака у меня.
  - Извини, я не знал.
  - И, да, вот ещё что... Возьми эти газеты, - Коневич передал бумаги Сергею, - это наша пресса. Относительно недавняя. Вожу с собой, чтобы пассажирам было чего почитать в дороге. Сегодня после работы, не откладывая это дело в долгий ящик, зайди в ближайшее отделение НКВД, ну, или как там это у вас сейчас называется, расскажи там всё об увиденном и в качестве доказательства передай эти газеты. Предварительно можешь и сам их посмотреть, там ничего секретного нет. Правда не всё написанное там тебе может понравиться. Пусть доложат о происшедшем своему начальству.
  - Хорошо, так и поступлю.
  Они пожали друг другу руки на прощание и отправились каждый к своему транспорту. Остальной ошарашенный произошедшим народ тоже побрёл к своим пепелацам. Ошарашенный настолько, что даже вопросы больше Сергею никто не задавал.
  
  Глава 18
  
  2 сентября 1939 года. 20 часов вечера. Кабинет президента Белоруссии. Проходит заседание совета безопасности страны, собранного в полном составе.
  - Товарищи, - первым слово взял президент Лукашенко, - вы уже все в курсе, что произошло событие неординарное. Мы каким-то образом перенеслись ровно на 80 лет назад. Вместе с нами тут оказались Смоленская область России и Куба. Я уже сегодня проконсультировался со специалистами, Большинство из них склоняются к тому, что мы очутились не в своём прошлом, а в прошлом параллельного мира. Но, думается, лично для нас тут нет ни малейшей разницы. Для нашей страны в этом есть и несомненные плюсы, и очень существенные минусы. Из плюсов - мы сейчас наиболее технологически развитое государство на планете и у нас самая современная и хорошо вооружённая армия. Из минусов - наша промышленность очень скоро не сможет выпускать многое из того, что делаем сейчас. Ведь не секрет, что много из комплектующих являются импортными. Да и малое количество населения нам в актив записать нельзя. И наша с вами задача сейчас минимизировать эти минусы и максимально сохранить все плюсы. А пока, как я думаю, нам надо заслушать мнения членов нашего совета. Будет логично, если начнём с заслушивания министра по чрезвычайным ситуациям.
  - Товарищи, - поднялся тот, - обрисую ситуацию с точки зрения моего министерства. Начну с того, что перенос произошёл сравнительно безболезненно для нас. И произошёл он точно по границам имеющейся до этого тепловой аномалии. Он сопровождался сильными порывами ветра в пограничных местах и несильными подземными толчками, но особых разрушений это не принесло. Отделались кое-где возникшими незначительными трещинами в домах. А теперь о более существенных неприятностях... Самое неприятное, к нам полностью прекратилась подача углеводородов, прежде всего - газа, из-за границы. Причину вы знаете. Есть относительно небольшие запасы, созданные в преддверии осенне-зимнего периода, но при прежнем потреблении их хватит не более чем на 3 месяца. С учётом мощностей собственных месторождений, этого хватит где-то до нового года. Ну, может чуть больше, тут будет зависеть от принятых мер. Мне думается, придётся ограничить отпуск углеводородов частным пользователям. Правда, есть некоторые обнадёживающие моменты. В связи с пуском первой очереди АЭС часть котельных уже переведены на электричество или почти готовы к такому переводу. Впрочем, я уже распорядился, чтобы специалисты министерства обследовали ситуацию в энергетической сфере страны. У нас есть крупные запасы торфа и даже нефти. Насколько помнится, запасов последней должно хватить лет на 30, нужно лишь суметь увеличить добычу нефти. Отрадно то, что нефтеперерабатывающая промышленность сможет обеспечить наши потребности в нефтепродуктах с большим запасом, было бы чего перерабатывать. Если удастся это сделать, то на ближайшие годы остроту проблемы с недостатком нефтепродуктов снимем. С газом сложнее, собственная добыча довольно мала и быстро существенно увеличить её мы не сможем. Но зато у нас есть довольно много месторождений бурого угля. Можем попробовать частично перевести отопление на уголь. Благо у многих котельных это топливо является резервным. То есть, для перевода потребуются минимальные трудозатраты.
  - Далее, - министр МЧС обвёл внимательным взглядом присутствующих, - рядом имеется Смоленская область. По поступившим предварительным данным она вся перенеслась с нами, даже с некоторыми прилегающими к ней незначительными землями. На её территории тоже есть месторождения бурого угля и торфа. Там имеется избыток электроэнергии, но в связи с проблемами с сырьём для некоторых их тепловых электростанций пока неясно, смогут они с нами электроэнергией поделиться или нет. Но с нефтью и газом у них всё намного печальнее, чем у нас. Их у них практически нет. Может и имеются какие-либо месторождения, но ничего не разрабатывается в настоящее время.
  - И, наконец, - министр опять посмотрел на собравшихся, имеется СССР образца 1939 года. Нефти и газа у них не так много сейчас добывается. Более того, сейчас о многих имеющихся у них месторождениях они даже не подозревают. Из ближайших к нам районов имеется нефть в Татарстане. Тут и без нашей помощи скоро должны открыть это месторождение. А если мы поможем информацией, то добычу нефти там можно организовать менее чем за год, как и было в нашей истории. Нефтепровод тянуть долго, но там есть железная дорога. И первое время можно возить по ней цистернами. С газом гораздо сложнее. Ближайшее крупное месторождение имеется под Астраханью. Если строить газопровод, то на это уйдёт лет 5, не меньше. Но доставку по железной дороге можно за пару лет организовать. Тут многое зависеть будет от политической воли руководства СССР и лично товарища Сталина. Наверняка мы сможем предложить СССР в обмен на поставки газа интересные для них товары, и тогда они максимально ускорят темп работ... В общем, резюмируя сказанное, топливно-энергетическую проблему вполне реально решить, но на это потребуется время.
  - Товарищи, - поднялся со своего места министр обороны, - наряду с проблемами, поднятыми нашим коллегой, не менее важной является проблема обороноспособности нашего государства. Да, у нас в этой реальности имеется пусть и относительно небольшая, но вполне боеспособная армия, вооружённая оружием с немыслимыми для этого мира характеристиками. Далее на настоящее время у нас расположены 3 военные базы России, в том числе - истребительный авиационный полк. Это не считая дежурившей по ротации их эскадрильи в Барановичах. Далее, туда же буквально на днях приземлились 2 российских ТУ-95 для участия в запланированных в этом месяце совместных учениях. С этой же целью к нам прибыло несколько сухопутных воинских подразделений с техникой общим количеством около батальона. К чему я это всё клоню, вы все, наверное, уже догадываетесь. Одномоментно российские военные оказались без своей Родины. Конечно, у них есть альтернатива ехать в СССР. Но тут есть один фактор, играющий нам на руку - уровень жизни в Беларуси сейчас в разы выше, чем в СССР. Вот и надо нам этим военнослужащим сделать предложение, от которого они не смогут отказаться - идти служить в нашу армию.
  - Далее, нам нужно резко повысить зарплаты нашим военным, примерно до российского уровня. Это не моя прихоть, напомню всем, что не далее как вчера на планете началась вторая мировая война. Данные радиоперехвата это полностью подтверждают. В соседней Польше уже вовсю идут бои. Следует сказать, что и у нас с поляками уже произошло несколько мелких стычек. Но в крупные боестолкновения они пока не вылились. Если всё пойдёт так, как в нашей реальности, то уже 17 сентября войска СССР вступят на территорию Западной Украины. Думаю, нам срочно нужно договариваться с товарищем Сталиным, возможно, даже заключить военный союз, и поддержать это хорошее начинание. Белостокская область нам пригодится. Да и литовские земли, занятые ляхами нам лишними не будут. Одновременно неплохо бы заглянуть в гости к нашему северному соседу, литовцы, пусть и уже из той Реальности, выпили у нас много крови, особенно своим нытьём про АЭС. Не думаю, что тут они лучше. А нам срочно нужен выход к морю, что откроет нам кучу возможностей по торговле с другими странами. Тут нам, товарищи, надо так извернутся, чтобы все эти операции прошли без сучка и задоринки, чтобы ни у кого не возникли ни малейшие сомнения в наших военных возможностях. На этом, как мне кажется, с территориальными приобретениями стоит завязывать, иначе есть все шансы не переварить проглоченное.
  - Хочу заметить, что у нас на хранении находится довольно большое количество старой ещё советской техники. Нужно срочно, повторяю - очень срочно, заняться её инвентаризацией и, далее, приведением её в рабочее состояние. Международная обстановка просто не позволяет нам расслабляться. У нас есть неплохая военная промышленность. Придётся и её загрузить по максимуму. Особенно на первых порах надо уделить внимание наращиванию выпуска ПЗРК. У нас есть авиация, но численный перевес наших вероятных противников в самолётах подавляющий, тут может не помочь наше качественное превосходство. Да и ресурс самолётов не бесконечный. С танками дело обстоит получше. И в количественном отношении, и в ресурсе их работы. Намного лучше. Ещё нам придётся налаживать производство своих ракет типа воздух-воздух. На складах имеется их солидный запас, но он тоже не вечен. Если сумеем разобраться с авиацией противника, то на войну сухопутную можно смотреть с оптимизмом.
  - В соседней Смоленской области тоже есть воинские части, в том числе - авиация. Нам нужно налаживать отношения с соседями, возможно заключать какой-то союз, вплоть до военного. Они в этом мире - наиболее близкие к нам. Это не моя прерогатива, но, думается, министр иностранных дел скажет по этой теме своё веское слово. Там имеется довольно много современных по меркам XXI века предприятий, в том числе и тех профилей, что нет у нас.
  - И, наконец, - стал заканчивать свою речь министр обороны, - буквально пару часов тому назад стала поступать информация, что тут оказалась и Куба из нашего времени. А раз так, то в кубинских портах на настоящее время должны находиться 3 крупных российских военных корабля, минимум, один из которых с ядерным оружием на борту, с ними же имеется танкер с топливом и пара атомных подводных лодок, тоже, как вы понимаете, не безоружных. Если это так, то это сила, противостоять которой в этой реальности не сможет никто. Нам надо хоть наизнанку вывернуться, но связаться с командованием этой эскадры. И, разумеется, установить связь с Кубой. Лучше это сделать с помощью авиации, как нельзя лучше для этой цели подойдёт один из ТУ-95, только он сможет осуществить туда беспосадочный перелёт. Я уже успел перед совещанием переговорить об этом с нашим министром иностранных дел, он считает, что нужно срочно отправлять туда нашу делегацию с самыми широкими полномочиями. Я с ним полностью согласен в этом вопросе. Впрочем, Владимир Владимирович сам всё скажет об этом ещё лучше меня.
  - Товарищи, - тут же встал со своего места министр иностранных дел, - раз Юрий Викторович закончил свою речь про Кубу, то я именно с этого и начну своё выступление. Дипломатические отношения с этой страной у нас уже есть, но прямой связи с нашим посольствам пока нет. Он выдвинул вполне разумное предложение о посылке нашей делегации самолётом. Правда, условия перелёта особо комфортными назвать будет нельзя, всё же эта машина не для этого предназначена, да и делегацию большую там не разместить, но часов 14-15 могут и потерпеть. А полёт на высоте свыше 10 км сделает самолёт недосягаемым для авиации любого современного государства.
  - Поддержу моего коллегу и в том, что уже началась на планете мировая война. Да и, вообще, на настоящее время политическую обстановку на Земле назвать лёгкой может только неисправимый оптимист. Нам нужно срочно выстраивать отношения с нашими соседями. Прежде всего с Советским союзом и Германией. Остальные могут немного или даже, в большинстве случаев, много подождать, всё же не так много у нас дипломатов. С прибалтами и поляками можем особо не церемонится, недолго им оставаться независимыми. Разумеется, нам нужно готовиться к большой войне, но при этом постараться вообще её избежать. От немцев нам вообще ничего не надо, а с СССР желательно заключить военно-политический союз. С ним же можно договориться с представлением нас на первых порах на международной арене. Возникает вопрос, что делать со Смоленской областью. Идеальным для нас будет, если она станет частью нашего государства, но ей должна быть предоставлена самая широкая автономия. Сталин прагматик, он должен понимать, что это самый лучший выход сейчас для его страны. Ибо, если он аннексирует эту территорию, то объединит против себя весь мир. В общем, в свете сказанного, надо срочно начинать переговоры с Москвой.
  - В настоящее время найдётся немало желающих подмять нас под себя для получения технологий будущего. И тут, по моему мнению, на пути этих страждущих будет стоять Германия. И очень важным для нашего дипломатического корпуса будет не дать нашим возможным врагам договориться с немцами. Нужно уповать на то, что в той реальности англичане и американцы несмотря на свои обещания ударили тевтонам в спину. В общем, собрав необходимую информацию по этому вопросу, нужно немедленно отправлять делегацию в Берлин. Будем играть на противоречиях наших оппонентов. В той реальности им удалось натравить немцев на СССР. Не хотелось бы, чтобы история повторилась. Надо убедить Гитлера пойти другим путём. Тем более, он не дурак и прекрасно поймёт, что Беларусь слишком мала по населению, чтобы нападать на Германию, но зато может послужить естественным тылом для них, откуда можно не ожидать внезапного удара. Ну, и, конечно, придётся обещать поделиться с ними технологиями. Не всеми, конечно, да все они и не смогут пока повторить. И далеко не бесплатно, разумеется.
  - Из остальных стран, надо наладить дипломатические отношения с Англией и США. Тут можно так сильно не торопиться, как в ранее оговоренных мной случаях, но и слишком тянуть не стоит. К сожалению, со связью в этом мире дело обстоит заметно хуже, чем у нас. Мы даже позвонить не можем в Лондон или Вашингтон. Но в СССР есть посольства Соединённых штатов и Великобритании, можно через них начать разговор. Значит, в состав делегации, летящей в Москву, мы должны включить людей, которые займутся налаживанием отношений с англосаксами. Из стран, к мнению которых сейчас ещё прислушиваются многие, остаются Франция и Япония. Но мнение Парижа скоро будет никому не интересно, а японцы нам пока никак угрожать не могут. Можно наведаться в ихнее московское посольство, а можно этого и не делать на первых порах.
  - Далее, в нашей стране осталась куча посольств стран из покинутой нами Реальности. С ними тоже что-то надо делать. Слава Богу, представителей так называемых западных стран у нас осталось самый минимум, но дипломаты остальных государств имеются почти в полном комплекте. Мне думается, тут мы должны проявить себя истинно цивилизованными людьми и предоставить дипломатам возможность свободного выбора. Опасаться, что они уедут и сделают достоянием гласности какие-то тайны нашего прежнего мира - не стоит. Наверняка на настоящее время за пределами перенесённых территорий уже оказалось много народа, десятки, если не сотни людей, и секретить общеизвестную информацию особого смысла уже не имеет. Хотя я полностью согласен с мнением министра обороны, что границу надо срочно укреплять. Мне думается, что вполне логично будет предложить желающим из персонала посольств, подчёркиваю - желающим, особенно тех стран, что тут ещё не имеют суверенитета, в упрощённом порядке получить наше гражданство. Люди эти грамотные и лишними для нас не будут. Остальным дать возможность уехать куда они хотят. Очень неплохо бы было, если здания посольств имеющихся у нас передать тем странам, кому они и принадлежали в том мире. На тех же условиях. Это продемонстрирует опять таки всем нашу добрую волю. И проще будет наладить дипломатические отношения со временем.
  - Товарищи, - в разговор вступил министр внутренних дел, - в связи с такими неординарными событиями, стоит, откровенно говоря, немного закрутить гайки. Сейчас ни в одной из стран этого мира нет такого разгула демократии, доходящей до абсурда, как у нас. Для начала, нужно объявить мораторий на всякие политические митинги и тому подобное. Время говорильни прошло. Нам нужно укреплять свою страну. Далее, у нас имеется достаточно большой процент безработных. Да ещё, довольно много людей, работающих за границей, в настоящее время вернулось в страну. Причина банальна - вчера было 1 сентября, родители традиционно провожали в школу детей, для чего и отпросились с работы. А работы у нас сейчас - выше крыши. Нам предстоит в кратчайшие сроки подготовиться к зиме. Для этого у нас осталось никак не больше двух месяцев. Тут уже до меня говорили, что газа у нас довольно мало, а многие котельные работают именно на нём. Правда, насколько я знаю, большая часть из них рассчитана в чрезвычайных обстоятельствах на переход на резервное топливо, но потребуется переделка. И само топливо типа угля и торфа кому-то надо добывать. Этим, конечно, не наше министерство займётся, но мы можем выявлять лиц, уклоняющихся от общественно-полезного труда. Работы, думаю, с лихвой хватит на всех, поэтому все эти пособия по безработице нужно отменить.
  - Далее, у меня есть, надеюсь, интересное предложение. Надо договориться с товарищем Сталиным, чтобы можно было отправлять наших заключённых определённых категорий на трудотерапию в лагеря СССР. Сейчас этот контингент просто сидит, ничего не делая, а мы вынуждены их кормить. Можно, конечно, самим организовать для них рабочие места, но для этого надо увеличивать штат охраны. А у нас других забот полно. Думаю, подобная перспектива быстро убавит темперамент преступного элемента. Особенно целесообразно так поступать с теми, кто имеет большие сроки отсидки.
  - Товарищи, - вступила в разговор председатель правления национального банка, - Все выступившие до меня абсолютно правы и проблемы ими затронутые, отнюдь не надуманные. Но ведь есть ещё достаточно сложные вопросы, касающиеся непосредственно моего ведомства. Как минимум, можно остановиться на двух из них. У юридических и частных лиц сейчас имеется довольно заметное количество валюты стран покинутого нами мира. Что делать с этим фактом? Если мы просто станем считать эти деньги недействительными, то это вызовет недовольство населения. Я предлагаю поменять эти деньги по курсу, действующему на момент нашего переноса. При этом эти бумаги ни в коем случае не нужно уничтожать. Со временем мы можем их выгодно продать коллекционерам. Согласитесь, в этом мире совсем нет, например, российского рубля или украинской гривны. А нумизматов на планете море. Поэтому, тут мы не только ничего не потеряем, но и выиграем. Второй вопрос, это с безналичными средствами. Мне кажется, тут тоже надо пойти на обмен. Единственное, можно немного отсрочить это дело. Но тут надо ещё думать и думать. Ну а с нашим белорусским рублём пока всё оставим по-старому. И я дала задание специалистам посчитать курс белорусского рубля к ведущим мировым валютам этого времени.
  - Товарищи, - вступил в разговор председатель комитета государственной безопасности, - есть ещё один вопрос, требующий немедленного разрешения. Наверняка для всех вас не является секретом, что республика просто наводнена агентами всевозможных иностранных спецслужб. Да и у нас имеются довольно много своих граждан, которые сотрудничают с этими совсем нам не товарищами. У нас имеются обоснованные подозрения в отношении около 2000 человек, которые могут иметь причастность к антигосударственной деятельности. Я бы хотел попросить санкцию руководства страны на арест подозреваемых и на последующий их допрос с применением спецстредств. Сейчас в связи с переносом, они не имеют связи с местными заграничными разведорганами, но её налаживание - дело времени. Именно сейчас мы можем осуществить арест достаточно незаметно для общественности. Ибо само исчезновение наиболее известных из них можно списать на произошедший катаклизм. Этим же мы во многом обезвредим нашу пятую колонну на ближайший период. А допросы позволят дополнительно выявить других причастных к шпионажу.
  Совещание продолжалось ещё почти 2 часа. Выступили все присутствующие, многие по нескольку раз, но ничего принципиально нового уже сказано не было. В основном, уточнялось лишь ранее произнесённое. В заключение слово взял президент страны.
  - Товарищи, - заявил он, - я внимательно всех выслушал. Многие говорившие осветили даже некоторые вопросы, для меня не очевидные. Основываясь на ваших мнениях, хочу заявить следующее: первое и, наверное, главное, нам надо в ближайшей перспективе избежать большой войны. Всё же, несмотря на то, что в этом мире мы самое передовое государство, страна мы маленькая по территории и населению. Поэтому, нам нужны союзники. В этом качестве сейчас мы можем рассчитывать только на СССР. Поэтому, срочно отправляем туда делегацию.
  - Не менее важный для нас вопрос, а что же делать с перенесённой сюда Смоленской областью. Товарищ Сталин конечно очень бы хотел прибрать её к своим рукам, но... Слишком многим это придётся не по нраву. И, скорее всего, приведёт к тому, что тут же образуется очередная антикоммунистическая коалиция, а там и война начнётся. Война СССР сейчас точно не нужна. На мой взгляд, нам придётся брать её под свою руку. Да и одной ей всё равно не выжить.
  - Далее, уже началась мировая война и её не остановить. В той реальности в сентябре 1939 года последовал раздел Польши. Думаю, придётся и нам поучаствовать. Белостокская область нам пригодится. И, тут соглашусь с предыдущими ораторами, под шумок надо разобраться с Литвой. Вспомним, так сказать, что мы были раньше единым государством и будем держаться этой версии. Зачем нам она нужна? Ну, всё же она производит продукты питания и, главное, это обеспечит нам выход к морю. Что даст нам возможность приватизировать российскую эскадру, скитающуюся сейчас на Кубе. И на этом с территориальными и иными приобретениями завязываем, большего нам просто не переварить. И всё внимание переключаем на оборону.
  - Ещё один важнейший вопрос - подготовка к зиме. Прежде всего, из-за дефицита газа, переориентируем котельные на имеющиеся у нас топливо. Тем более, как мне уже доложили, у большинства из них такая возможность заложена конструктивно. Это несомненно ухудшит экологическую обстановку, но не фатально. Какое-то время придётся с этим мириться, а потом, надеюсь, удастся наладить поставки газа из СССР. Но на это уйдёт несколько лет. Соответствующие поручения министерствам я дам. И, да, чтобы не повторяться. Я планирую в ближайшие же дни кардинально усилить контроль за выполнением моих распоряжений. Как вы понимаете, одному мне за этим не уследить, поэтому наберу соответствующий штат специалистов, которые будут контролировать выполнение моих указаний. И, считайте, что если саботажника просто уволят без права в дальнейшим занимать руководящие должности, то ему повезло. Если кто-то считает, что он заведомо не справляется со своими обязанностями, лучше уйдите сами. А мы подберём посильную работу для таких.
  - Следующий очень важный вопрос, у нас не настолько много народа, чтобы мириться с безработицей, тем более в создавшихся условиях. Придётся возрождать ответственность за тунеядство. Это особо касается увольняемых за саботаж. В конце концов, мне очень понравилась идея отправлять особо отличившихся на перевоспитание в лагеря СССР. Думаю поднять этот вопрос на первых же переговорах с руководством Советского союза. К моему удивлению почему-то не поднят вопрос о государственных границах. Вернее, об усилении её охраны говорилось, но ничего не сказано о полном закрытии государственной границы для частных лиц на какое-то время. Это надо сделать немедленно. Особенно со стороны Польши, Германии и Прибалтики. Сюда же следует добавить решение о полном запрете до особого распоряжения вывоза с нашей территории технических устройств и технической же литературы. Конечно, абсолютно все каналы утечек перекрыть не удастся, но надо максимально затруднить деятельность злоумышленников!
  - Никто не вспомнил также об Интернете. Нет, запретить его не получится, это чревато массовыми беспорядками, да и не нужно. Но с анонимностью там следует срочно покончить. И надо обеспечить соответствующим службам возможность просмотра электронной почты граждан. Понимаю, что это мало кому может понравиться, но таково требование текущего момента. Придётся пойти ещё дальше и обязать граждан и организации, скажем, в десятидневный срок зарегистрировать всю имеющуюся у них вычислительную и множительную технику. И прописать, что вся аппаратура, не прошедшая регистрацию с выдачей на неё соответствующего документа, подлежит конфискации, а её владельцы штрафуются в размере стократной её стоимости. К этой же категории следует отнести любую аппаратуру, способную читать информацию с флешек и лазерных дисков или с помощью которой можно выходить в Интернет. В связи с этим срочно надо позаботиться об организации производства приборов, способных выводить из строя миниатюрную аппаратуру, которую злоумышленники будут пытаться вывозить через пограничные пункты в своей одежде.
  - Далее, товарищи, - президент налил воды из графина, выпил и продолжил, - нам необходимо что-то делать с имеющимися у нас посольствами стран покинутого нами мира. Предложение, что всё это надо передать чуть ли не безвозмездно странам мира этого, считаю каким-то детским. Не забывайте, что там остались наши учреждения, не думаю, что кто-то их нам вернёт. Нужно, наоборот, срочно взять их под свой контроль, желательно отключив связь с остальным миром, включая сотовую, но с их сотрудниками обращаться пока крайне вежливо. Исключение следует сделать для российского и кубинского посольств, так как, особенно у кубинского, тут есть хозяева или, как минимум, правопреемники.
  - Ещё один нюанс, товарищи, чуть не упустил из виду, завтра, в 10 часов утра к нам должна прибыть делегация из Смоленска под руководством самого губернатора. Сегодня сразу после обеда у меня был разговор по телефону с ним. По некоторым признакам думаю, что будет проситься под нашу руку. Ну, в духе того, что министр иностранных дел тут уже говорил. Наверняка будет торговаться, но я считаю, что мы им нужны гораздо больше, чем они нам. Поэтому разговор пройдёт на наших условиях.
  - Теперь поговорим о международной обстановке. Она очень сложная. Мы знаем, что мировая война уже началась и вряд ли удастся её остановить. Рядом с нами есть только 2 крупных геополитических игрока: СССР и Германия. Мы не можем позволить себя не успев сюда попасть, разругаться хоть с кем-то из них. Поэтому срочно требуется устанавливать связь с кем-нибудь из них. Благо, наверняка они уже знают о нашем появлении. Думаю, не далее чем послезавтра, именно в Москву следует направить наших представителей для установления связи. Чтобы было быстрей, пусть воспользуются самолётом. Сейчас тут летают относительно медленно ещё, поэтому даже некоторые из небольших пассажирских машин легко могут в случае опасности уйти от их истребителей. Специалистам я уже дал задание чтобы выяснили, какие частоты используются тут для связи. Нам всё же не с боями надо прорываться. До Москвы добраться несложно, так как полёт большей частью будет протекать над Смоленской областью. Только надо предварительно договориться с их руководством, чтобы борт не сбили. Впрочем, тонкости будем решать со специалистами.
  - К немцам, раз они там уже воюют, пока никого посылать не будем. Пусть хорошенько втянутся в сражения, а то вдруг передумают и мириться станут. Конечно, с нашей стороны это будет выглядеть крайне цинично, но своя рубашка нам ближе к телу. Тут важно не дать западному миру объединиться против нас. Уже завтра в войну должны вступить Англия и Франция. Правда, сражений на Западе пока не предвидится, но важен сам факт объявления войны. Это сделает гансов более сговорчивыми на предстоящих с нами переговорах. Я думаю, вполне реально уже завтра к вечеру нашим представителям быть в Москве. На делегацию это пока не тянет, просто пусть пока договорятся о прилёте туда нашей уже полномочной делегации. Для полёта выделим по совету специалистов АН-26, который позаимствуем у наших военных. Машина, конечно, по комфорту несколько уступает даже тушкам, но зато без проблем может сесть на сегодняшние аэродромы. Топлива должно хватить на полёт туда и обратно, в крайнем случае можно в Смоленске дозаправиться.
  - На этот же самолёт посадим людей, которые должны установить связь с немцами, англичанами и американцами. Остальные пока обождут. Думаю, сильно торопиться не стоит. К немцам можно подойти числа пятого или даже шестого, а к остальным на пару-тройку дней позже. Надо подумать, какую информацию следует всем предоставить. Естественно, про сам факт попадания из будущего скрывать не следует, рано или поздно это выяснится и без нашего участия. По составу наших представителей завтра к девяти часам утра я жду предложений от министра иностранных дел. Нам понадобится несколько комплектов аппаратуры цифровой радиосвязи с необходимой дальностью работы. Думаю, что на первых порах нам её предоставит наш доблестный КГБ. Так, что, Валерий Павлович, - Лукашенко взглянул на председателя комитета государственной безопасности, - прямо сейчас, сразу после этого совещания у нас с Вами будет десяток-другой минут для предварительного разговора по этому поводу.
  - И, ещё одна очень важная для нас тема. Хотя у нас и президентская республика, но президент не может оперативно решать любые вопросы. Зачастую требуется всё согласовывать с Национальным собранием. А это очень долгий процесс. В сложившихся условиях мы не можем долго заниматься говорильней, всё меняется сейчас очень быстро. Поэтому я уже на завтра назначил заседание обоих палат Национального собрания. Там я собираюсь поставить на голосование главным вопросом введение чрезвычайного положение в стране, чтобы взять всю полноту власти на себя. Естественно, абсолютно во все вопросы я не смогу вникать чисто физически, поэтому считаю, что имеющийся у нас совет безопасности будет выполнять ту же роль, что в Великую Отечественную войну выполнял у товарища Сталина нашей реальности Совет обороны. Надеюсь, ни у кого возражений нет по этому поводу?
  - Теперь в связи с вышесказанным, - президент взглянул на министра обороны, - перейдём к одному я бы сказал очень деликатному вопросу. Юрий Викторович, прежде всего это касается Вас. У нас есть достаточно боеспособная армия, но, не сильно ошибусь, если скажу, что численно она не превышает шестьдесят пять тысяч человек. Но большинство военнослужащих относится к так называемым кадрированным частям, а то и вовсе тыловым. Если сейчас придётся воевать, то в самом фантастическом варианте для боя у нас годятся не более трети от списочного состава. Итак, практически сразу после этого совещания начинаете производить скрытую мобилизацию. Задача минимум, за текущую неделю довести списочный состав войск минимум до двухсот тысяч человек. Впрочем, перебарщивать с численностью на данном этапе не стоит пока. К середине месяца, это, подчёркиваю - крайний срок, не менее половины армии должна быть способна воевать. Задача предстоит, как говорил Ленин, архисложная, но Вы обязаны её выполнить любыми способами. У нас достаточно много безработных, об этом здесь уже говорилось. Всех способных по состоянию здоровья к службе - привлекайте немедленно! Посмотрите кого из офицеров запаса можно привлечь. Среди них много достаточно молодых пенсионеров. Всех неработающих из них, кому не исполнилось 50 лет можете смело мобилизовать. Позаботьтесь, чтобы денежное довольствие мобилизованных соответствовало оному у контрактников аналогичных званий и должностей. У нас есть много контор, где молодые парни занимаются лишь перекладыванием бумажек с места на место. Отсюда тоже можете брать людей, но без фанатизма, пожалуйста. Среди занятых рабочих и крестьян пока мобилизацию не проводите. Впрочем, если кто-то из них сам пожелает служить, не препятствуйте.
  - Особое внимание уделяйте воинской дисциплине. Она должна полностью соответствовать режиму военного времени! Срочно начинайте расконсервацию и при необходимости ремонт техники и вооружений, которая будет закреплена за людьми. В общем, тут Вы лучше меня должны знать, чем стоит заняться. Далее, уже известно, что вместе с нами оказалась здесь часть прилегающих к нам территорий. В некоторых местах ширина этой полосы даже заметно превышает 15 км. Требуется срочно занять эти территории. На одновременное выдвижение по всем направлениям сил может не хватить, поэтому сразу оговорю приоритеты. Немедленно занимается войсками примыкающие к нам земли Польши-2019! Следующая на очереди Прибалтика. Далее идёт Украина и последней полоска российской территории. Если ранее там окажутся войска СССР - в боестолкновение не вступать и остановиться при встрече с ними. До особого распоряжения границу переноса не переходить даже на миллиметр. И, естественно, территорию Смоленской области не трогать. Перед пограничниками поставьте задачу по полному перекрытию границы. К выполнению поставленных задач переходите немедленно после окончания этого совещания.
  - В заключение, товарищи, - президент взглянул на часы, висевшие в кабинете, - хочу поставить всех в известность, через 24 минуты я сделаю обращение к народу Республики. Его будут транслировать все теле- и радиостанции страны. В нём я расскажу где мы изволили оказаться, призову людей к сплочённости в условиях такой сложной международной обстановки. Сообщу, что страна мы миролюбивая, ни на кого первыми нападать не собираемся, но готовы дать жёсткий отпор любому потенциальному агрессору. Ну и, само собой, заявлю, что буду требовать на совместном заседании палат Национального собрания введения чрезвычайного положения в стране. Завтра, в 8 часов утра запись обращения ещё раз будет выдана в эфир.
  - На этом, товарищи, прошу считать наше заседание закрытым.
  
  Глава 19
  
  2 сентября 1939 года в 20 часов вечера, в такое же время, как и в Белоруссии, в кабинете губернатора Смоленской области началось совещание, на которое были приглашены все наиболее значимые руководители этого уже бывшего субъекта Российской Федерации. И на повестке дня стоял, грубо говоря, один единственный вопрос, наверное, самый главный в истории России: ЧТО ДЕЛАТЬ? Судьба распорядилась так, что указаний, как говорится, сверху больше не ожидалось и нужно было самим каким-то образом выпутываться из создавшейся ситуации. И, желательно, с минимально возможными издержками. Первым, как и следовало ожидать, слово взял пока ещё действующий глава.
  - Уважаемые коллеги, - заявил он, - вы все уже в курсе происшедшего. Кто-то - больше, кто-то, меньше, но все вы знаете, что каким-то образом наша область с небольшими прилегающими районами оказалась в прошлом. Скорее всего, как говорят специалисты, не в нашем прошлом, а в прошлом параллельного нашему мира. Мира, который по имеющимся у нас предварительным сведениям, скорее всего ничем не отличается от нашего с вами прошлого по состоянию на 1 сентября 1939 года. Уже получены веские подтверждения этого, так как тут, как и в прошлом нашей реальности, вчера Германия напала на Польшу. Уже полным ходом идут приграничные сражения. Согласно сообщениям берлинского радио, на настоящее время бомбардировке подверглась Варшава и многие другие города, а Данциг уже полностью находится под контролем немцев. В общем, всё идёт как и там шло. А пока - начнём наше совещания. Для начала, как, наверное, самый информированный, сейчас выступит Начальник Главного областного управления МЧС. Пожалуйста, Алексей Александрович.
  - Товарищи, - начал тот, - моя служба была задействована с самого начала событий, ибо нам первым стала поступать информация о произошедшем. Итак, сам факт переноса произошёл в 23 часа 3 минуты с точностью до одной минуты. Время в той и этой Реальностях совпадают с примерно той же точностью. Только там 2019 год, а здесь - 1939, разница ровно в 80 лет. Почему так произошло - неизвестно. Причина, почти наверняка установлена, это проводимые США из того мира какие-то там эксперименты на Аляске. Но у нас к этому сейчас если и имеется, то чисто академический интерес практического значения не имеющий. Поэтому, считаю, что нет никакого смысла обсуждать причины произошедшего. Могу только сказать, что по предварительным результатам тут оказалась вся наша область с небольшими прилегающими территориями. И Белоруссия, разумеется.
  - На момент переноса у нас возникло несколько довольно крупных аварий в местах разрыва газопроводов и линий электропередач в районе границы. Все их удалось силами МЧС оперативно локализовать, при этом смогли избежать человеческих жертв и крупных пожаров. В настоящее время газо- и электроснабжение восстановлено. Но если с электричеством в ближайшем будущем у нас проблемы не ожидаются, то с газом дела обстоят не так радужно. Крупных подземных газохранилищ, которых в соседней Белоруссии аж целых две штуки, у нас не имеется. Только несколько относительно мелких наземных. По первым прикидкам, если не снизить потребление, то через пару месяцев останемся без газа. И это в том случае, если не будет задействовано отопление. А многие котельные у нас на газе. Правда, к счастью, большинство могут использовать в качестве резервного топлива мазут или уголь, что несколько смягчает проблему. Угля у нас достаточно и добычу мы можем увеличить немедленно. Но котельным после переделки потребуется дополнительный персонал, всё же работа с углём гораздо более трудоёмкая.
  - Наибольшая проблема с отоплением у нас стоит в сельской местности. Очень много домов сельских населённых пунктов обогреваются от газовых котлов. А их принципиально невозможно приспособить под уголь. Тут единственный выход - срочно их менять. В принципе, для нашей промышленности не составит неразрешимой проблемы в изготовлении необходимого оборудования в течение не более одного месяца, благо по конструкции они достаточно простые. Это гораздо более реальный выход из положения, чем переходить на печное отопление, сопряжённое с неизбежной перепланировкой жилья. Да и дешевле выйдет, ведь, скорее всего, эти расходы администрации придётся взять на себя. Не стоит забывать, что на нашей границе теперь СССР, и если мы попробуем эти расходы возложить на население, то результат такой близости довольно легко предсказуем, вплоть до бунтов недовольного населения, с чем нам нужно считаться.
  - Особой продовольственной проблемы я не ожидаю, ведь в последние годы у нас появились много сельхозпредприятий, занятых в животноводстве. Единственное, хозяева их практически все остались в том мире, поэтому просто национализируем их. С зерновыми дела обстоят хуже, но в соседней Белоруссии их сильное перепроизводство, так что нам надо договариваться с ними. Конечно, какие-то товары исчезнут из продажи, но без пармезана и прочего как-нибудь обойдёмся, это товар далеко не первой необходимости. Ах, да, как минимум, в первое время ожидается острая нехватка сигарет. Надеюсь, дело до бунтов из-за этого не дойдёт, а через пару-тройку месяцев, думается, удастся наладить закупки местной продукции. А за это время организмы местных курильщиков пусть отдохнут от никотина.
  - Товарищи, - вступил в разговор начальник местного управления МВД, - хочу осветить взгляд на проблему со стороны возглавляемого мною ведомства. Как только стало известно о произошедшем, я после согласования с губернатором распорядился временно до особого распоряжения перевести полицию на казарменное положение, отозвать людей из отпусков и имеющимися силами перекрыть основные дороги по границам области. Это не совсем наша задача, но, к сожалению, в нашей области располагаются довольно много воинских частей, но у них пока нет единого командования, могущего взять на себя эту задачу. После того, как удастся утрясти эту проблему, охрана границы перейдёт к военным. А у нас и своих прямых обязанностей хватает, тем более - сейчас.
  - Из-за переноса нас в эту Реальность, - поднялся начальник департамента экономического развития, - в самое ближайшее время у нас должна сложиться непростая экономическая ситуация. Мы имеем довольно много промышленных предприятий, но лишь меньшая часть из них работает исключительно на местном сырье. Это, в основном, предприятия по производству стройматериалов. Некоторые предприятия получают комплектующие из Белоруссии, но большинство с других регионов России или даже из дальнего зарубежья, на настоящее время ставшее уже бывшим. Кое что из необходимого производится в этом мире, но большинство требуемого тут взять негде. Сейчас у руководителей предприятий уже болит голова, а что же с этим делать. Скорее всего, придётся корректировать номенклатуру выпускаемой продукции. Впрочем, тут уже были предложения, что нам срочно требуется производить. Например, это отопительные дровяные и угольные котлы малой мощности, позарез нужные сейчас населению.
  - Несмотря на то, что голод нам вроде не грозит в ближайшее время, очень большая доля продовольствия на настоящее время импортная. Поэтому считаю, что наступила пора реально возрождать наше сельское хозяйство. Не исключено, что придётся опять организовывать колхозы, ибо обычный фермер просто не может конкурировать с крупными производителями. Нет, разумеется, частник всё это может выращивать, что выращивают коллективные хозяйства. Тут проблема в другом, себестоимость его продукции всегда будет выше. Иногда - в разы. Но нам надо извлечь уроки из прошлого и понять, что без крепкой дисциплины во вновь появившихся хозяйствах, результат будет только отрицательный.
  - И ещё, не менее половины розничной торговли в настоящее время осуществляется через крупные торговые сети. И как вы все понимаете, владельцы этих сетей остались где-то в покинутом нами мире. Соответственно, с этим нужно срочно что-то делать. Предлагаю НЕМЕДЛЕННО осуществить национализацию всей этой бесхозной собственности. Такое дело не вызовет особо негативной реакции населения, скорее, тут будет почти полное одобрение. Следует не допустить перерывов в торговле в этих заведениях. Во всех этих магазинах имеются заведующие или директора, а у них, в свою очередь, осталось какое-то начальство в масштабах области. Как минимум, на первое время, руководство следует оставить на этих людях, но дать им понять, что дальнейшее нахождение их там будет полностью зависеть от успешности работы возглавляемых ими заведений в новых условиях. Далее, в Смоленске нужно срочно создать что-то типа оптовой биржи, на которую следует пригласить заинтересованных представителей торговли для начала из соседних стран, а в дальнейшем и из дальнего зарубежья. И в связи с этим стоит подумать о таможенных сборах для пересекающих границу товарах. Весьма желательно унифицировать их с белорусскими. Неплохо бы также привязать рубль к цене золота этого мира, это тоже упростит торговлю и позволит эффективно бороться с инфляцией. И, опять же, как можно быстрее надо утрясать этот вопрос с официальным Минском. Думаю, им это тоже будет очень выгодно сделать.
  - Товарищи, - поднялся с места начальник Смоленского гарнизона, - во-первых, позвольте всех вас проинформировать о том, что указом губернатора области, как самого высшего должностного лица на перенесённой части территории России, ровно час назад я был назначен исполняющим обязанности руководителя всеми воинскими частями и подразделениями на территории области. Во-вторых, по мере реорганизации, мы возьмём на себя в течение ближайшей недели обязанности по охране областной границы.
  - В-третьих, на подведомственной нам территории есть практически все рода войск, за исключением ВМФ. Даже присутствуют авиация, бронетанковые подразделения и ПВО. Завтра в 17-00 по местному времени я представлю полный отчёт руководству области по имеющимся у нас воинским частям и количеству основной воинской техники там. Вот, если кратко, в таком виде я вижу наши ближайшие задачи.
  - Мне думается, - встал с места начальник управления международных связей, - сейчас нужно срочно налаживать отношения с окружающими нас странами. Тем более, что мы на настоящее время смогли выйти на связь лишь с руководством соседней Белоруссии. Увы, самостоятельно моё ведомство просто не имеет технической возможности это сделать с прочими нашими соседями. Я могу лишь предложить просить Белоруссию временно представлять наши интересы в окружающем мире, так как у них сейчас больше возможностей для выхода во внешний мир. Всё же они на настоящее время полноценное государство, а не одна область, как мы. И у них гораздо больше ресурсов для этого.
  - С точки зрения возглавляемого мною ведомства перед нами стоит одна интересная проблема. Перед нашим совещанием я разговаривал с руководителем нашего МЧС. Алексей Александрович сказал, что вместе с нами тут оказалась и часть прилегающих к нам территорий. Точный размер не известен, но ориентировочно это от 3 до 5 процентов от нашей территории. Возникает закономерный вопрос, а что нам делать с этим? Разумеется, сами по себя они не выживут, там даже нет особо крупных населённых пунктов, только сёла и деревни. Мне кажется, что в сложившейся ситуации надо срочно переподчинить их нам. Всё же они из нашей реальности, не следует бросать их на произвол судьбе. Поэтому предлагаю полицейские посты выставить на дорогах не по границам области, а в местах фактического переноса территории. Думаю, что это не создаст недовольства имеющегося там населения. А нам дополнительные руки и земли лишними уж точно не будут. Заодно перекроем полнее каналы утечки информации и современной покинутому миру техники. А со стороны Белоруссии будем придерживаться существующей государственной границы.
  - И, раз уж я вспомнил о полиции, не будет ли целесообразным переименовать её в милицию опять? Понимаю, с одной стороны, это вроде бы далеко не первоочередная задача. Но все мы знаем, что население до сих пор не привыкло в массе своей к этому далеко не самому умному решению Медведева. Да и в свете вскоре предстоящих контактов с руководством СССР это будет очень полезным. Пока сменим вывески и названия, что можно сделать очень быстро, а с документацией, печатями и прочим разберёмся в рабочем порядке.
  - Мне кажется, - вступил в разговор начальник областного правового департамента, - что переименование полиции в милицию может и подождать. Вместо этого стоит немного заняться корректировкой нашего законодательства под реалии сегодняшнего дня. Заметьте, уже с достаточной долей уверенности можно сказать, что мы являемся единственной частью России той реальности, что оказалась здесь. То есть, наш губернатор, как выше уже отмечалось, является высшим должностным лицом. Фактически, Алексей Владимирович сейчас исполняет у нас обязанности президента. Поэтому считаю, что оказавшиеся тут территории России следует провозгласить, скажем, президентской Смоленской демократической республикой. Впрочем, на именно таком названии не настаиваю, но считаю, что республика должна быть именно президентской, а не парламентской, нам сейчас не до говорильни.
  - Соответственно, следует срочно позаботиться о создании государственных органов. Ну, например, парламента, министерства иностранных дел, министерства внутренних дел, министерства обороны и так далее. Положение облегчается тем, что у нас уже имеются областная дума, название которой можно и не менять, и соответствующие департаменты, которые и нужно реорганизовать в министерства. Насколько мне известно, часть наших думцев оказалась в том мире, но, как мне кажется, выборы на ставшими, кхм, бесхозными участках организовать несложно. Сложнее дело обстоит с министерством обороны, но у нас уже есть человек, фактически исполняющий роль министра обороны, вот пусть и займётся созданием своей структуры. Раз у нас будет президент, то это подразумевает, что должны периодически проводиться избирательные компании. Но ни о каких срочных президентских выборах сейчас, разумеется, речь идти не может, это не выборы относительно небольшого числа думцев, нам только не хватает в таких сложнейших условиях предвыборной чехарды. Отложим это дело на 3-5 лет, а там видно будет.
  - Присоединяться никуда нам сейчас не стоит. Во всяком случае, в ближайшие годы. Но государство у нас получается достаточно маленьким, и содержать армию и заниматься охраной границ нам достаточно накладно будет. Поэтому предлагаю создать единые вооружённые силы с Белоруссией. Ну, нечто подобное, как в той Европе, которую нам довелось покинуть при таких странных обстоятельствах. Да и на большее у нас просто людей не хватит. В принципе, белорусы могут нас представлять и на международной арене в большинстве стран мира. Разумеется, это невозможно без согласование с нашими соседями, но мне думается, Лукашенко это тоже выгодно будет.
  - Почему я предлагаю так поступить с Белоруссией, а не СССР, тут всем, наверное, понятно. У нас с ними более или менее одинаковое экономическое развитие и сходный уровень жизни. А со стороны СССР всё равно особого смысла сильно отгораживаться не имеет, поставим реденькие заставы и этого будет достаточно. Считаю, что Советский союз, исходя из предыдущего исторического опыта, со своей стороны всё устроит так, что и мышь не проскочит.
  - Мне кажется, - вступила в разговор начальник финансового управления, - мы можем упустить один важный момент. Нам надо подумать, как мы будем производить финансовые расчёты у себя. Не стоит забывать, что центробанк с фабрикой Госзнака к нам не телепортировались. Пройдёт совсем немного времени и у нас не станет денег. Печатать свои деньги - дорого. Нас, как правильно уже заметили, не так и много. Поэтому предлагаю заключить договор с Белоруссией о хождении у нас ихних рублей. Подобные прецеденты миру известны и здесь.
  - Ещё один вопрос - что нам делать с безналичными деньгами. Сервера практически всех банков остались в том мире и кредитные карточки наших граждан превратились в куски бесполезного пластика. Трудно даже установить, у кого сколько денег на карточках было. Впрочем, решение вопроса можно отложить на какое-то время, пообещав людям разобраться чуть позднее. И, самое интересное, на настоящее время, по имеющимся у меня сведениям, на нашей территории не оказалось ни одного из владельцев из действующих у нас банков. Считаю, что самым лучшим выходом будет срочная национализация этих учреждений. Ознакомление с документами позволит выяснить размеры счетов наших граждан. А всё эти банки объединим под вывеской нашего государственного банка.
  - Заметный процент населения имеет небольшие сбережения в иностранной валюте, чаще в долларах или евро. С этим тоже что-то нужно делать, люди ведь в большинстве своём эти деньги не украли. Думаю, что небольшие сбережения можно поменять по действующему курсу, а, вот, у кого их скопилось много, могут и подождать. Разумеется, мы не можем их просто кинуть с этими деньгами, но и спешить с выплатами особо не стоит. Неплохо бы для начала разобраться, как они их заработали. Стоит отметить, что у очень небольшого процента населения остались счета в зарубежных банках, но тут мы вряд ли чем им сможем им помочь. Да и люди это не бедные, не последнее там хранили.
  - Товарищи, - взял слово начальник мобилизационного отдела областной администрации, - мы оказались в весьма непростой ситуации. Перед нами стоит несколько важнейших задач. Предстоит срочно готовиться к зиме, нужно каким-то образом обустраивать нашу границу. У нас есть достаточно предприятий, которые ещё не закрылись, но производство на которых еле теплится. А сейчас создалась ситуация, когда их продукция будет востребована за нашими пределами, да и у нас тоже. Следует их восстанавливать. И на всё это нужны люди, много людей. И вместе с тем, у нас заметная безработица. Вот я и считаю, что нужно мобилизовать безработных для решения проблем с кадрами. Я прекрасно понимаю, что какая-то часть безработных на самом деле таковыми не является. Но они работают в теневом секторе и налоги от их деятельности не платятся. Вот и будет им хороший стимул легализоваться. А государство будет получать от этого дополнительные доходы. А ещё через полгода нам понадобятся люди для восстановления нашего сельского хозяйства.
  В общем-то, в этих выступлениях были затронуты первоочередные проблемы для перенесённой области. После них ничего нового сказано не было, поэтому и приводить речи не буду. В заключение слово взял пока ещё губернатор, который до этого, слушая выступающих, время от времени делал какие-то записи в своём блокноте.
  - Я внимательно всех выслушал, - заявил он, - с некоторыми высказываниями не совсем согласен, но, в основном, считаю, что обсуждение было полезным, а кое-что из сказанного стало для меня откровением, я как-то не учёл эти моменты. В общем, резюмируя сказанное, что мы имеем на настоящий момент? Наверное, начнём с нашего политического устройства. Я согласен, что стоит провозгласить президентскую республику на перенесённой территории России, включая некоторые кусочки соседних областей. И, думаю, что я смогу какое-то время выполнять обязанности президента. Про выборы подумаем позже, нам, действительно, сейчас не до них. В ближайшее время я поставлю все эти вопросы перед нашей думой. Ну и с довыборами оставшихся в том мире депутатов заодно решим. И с ними же буду говорить о повышении статуса наших областных органов до государственных и их переименование в необходимых случаях.
  - Как уже говорилось, у нас много безработных, а люди нам нужны. Поэтому буду ставить перед мобилизационным отделом вопросы по мобилизации наших трудоспособных, но не трудоустроенных граждан. МЧС, МВД, армии и промышленности найдётся где их использовать. Считаю, что в ближайшее время стоит вообще закрыть биржи труда, ожидается, наоборот, острая нехватка рабочей силы. И самим сотрудникам этих учреждений другая работа тоже найдётся. Конечно, если есть задолженность кому-то по оплате за прошлый период, её следует погасить, но не более того. Мы сейчас не можем позволить иметь у себя безработицу.
  - Далее, несколько раз уже отмечалось, что на носу зима, а с топливом у нас возникли проблемы. Хорошо ещё, что электричества должно пока хватить с запасом. Можем даже немного с белорусами поделиться. Считаю, что мы вполне сумеем нормально перезимовать, но подготовку надо начинать немедленно. Того же торфа и угля у нас более чем достаточно, но нужно срочно в разы увеличивать добычу и переводить котельные на это топливо. Сразу после этого совещания я поставлю задачи перед ответственными за это службами. Думаю, что нам даже нужно создать соответствующий комитет, координирующий усилия в этом направлении и прописать его полномочия.
  - Теперь про армию. Войска у нас имеются, а армии, можно сказать, нет. Её созданием на базе существующих частей и займётся наш новоявленный министр обороны. Как и организацией самого министерства. Наряду с этим, ему же придётся заняться пограничной охраной. Полноценную границу в ближайшее время мы оборудовать не сумеем, но на всех дорогах, ведущих к нам, должны появиться пограничные пункты. Так как финансирование всего этого было в ведении Москвы, то жду от Вас в десятидневный срок смету расходов ведомства. В дальнейшим будем думать об объединении наших войск с армией Белоруссии. Действительно, нам это выйдет дешевле.
  - Следующий пункт касается МВД. Как минимум, этот месяц оно будет находиться на казарменном положении. Важнейшей задачей его является поддержание образцового порядка на нашей территории. Своим указом я объявлю запрет всяческих митингов и демонстраций на ближайшее время, нам сейчас просто не до подобных проявлений демократии. Но это не должно значить, что органы правопорядка могут творить что угодно. Будет организована телефонная 'горячая линия', где наши граждане смогут в индивидуальном порядке высказывать свои жалобы и пожелания.
  - Никто почему-то не затронул проблему гражданства. Это у белорусов с этим проблем нет, всё же целая страна тут оказалось. Думаю, что стоит объявить своими гражданами всех жителей России того мира, из которого мы тут и оказались. Даже если эти люди на территории области оказались случайно. И, разумеется, нашими гражданами надо считать и жителей рядом лежащих кусочков других областей, что переместились сюда.
  - Тут предлагалось переименовать полицию в милицию. Но мне кажется, что это не то дело, на которое мы должны сейчас срочно тратить и так не бесконечные наши ресурсы. Возможно, что это мы сделаем позже, когда обживёмся тут и решим большинство первоочередных задач. Сейчас нам не до этого, мы можем, разумеется, декларировать такое желание на будущее, но явно не на ближайшее.
  - Ещё один вопрос - о налогах и сборах. Тут, думается, не стоит делать резких телодвижений. Разумеется, перенаправление того потока налогов, что шли в Москву - нам, самоочевидно. Соответственно, уже оплаченные налоги безусловно нужно зачесть. Проценты отчислений, как минимум, до конца года менять не следует. У нас имеется довольно большая категория налогоплательщиков-должников. Согласен, что на какое-то время следует ввести мораторий на оплату задолженности за прошлые годы, но не за этот. И, да, это не значит, что эти долги автоматически простятся, так, как тут говорилось уже, будет создан нездоровый прецедент. Просто позже будем разбираться в причинах неуплаты. Подумаем над критериями этих долгов и лишь при признании этих причин вескими, можно подумать о полном или частичном списании.
  - Интересный момент, который опять не отразил ни один из выступавших. В данное время у нас огромный избыток электроэнергии. Только на нашей АЭС энергии производится почти в 3 раза больше, чем потребляет вся область. Даже с учётом сегодняшнего экспорта в Белоруссию, энергии явный избыток. Своей властью я распорядился ограничить мощность тепловых электростанций на уровне, позволяющим обеспечивать теплом подведомственные им территории. На днях начнём работы по переводу топлива тепловых электростанций с газа на уголь.
  - По банковской сфере. Согласен, что на базе всех многочисленных банков, отделения которых у нас имеются, можно создать единый государственный банк. Благо, хозяева этих учреждений вряд ли у нас появятся. С решением вопроса о государственной валюте можно какое-то время подождать. У нас имеется по этим банкам достаточно солидный запас купюр, поэтому будем пользоваться пока российским рублём. Не меньше, чем на пару месяцев, нам должно хватить. А пока будем говорить с белорусами. По поднятому вопросу о торговых сетях я тоже согласен. Будем национализировать. Правда, на нашей территории ещё есть белорусские магазины, их мы трогать не будем, их судьбу пусть решают наши соседи. Всё же их собственность.
  - Важнейшим вопросом является налаживание контактов с нашими соседями. С президентом Белоруссии я уже общался по телефону, с товарищем Сталиным у меня пока связи нет. С другими странами мы отложим общение на потом. Думаю, стоит согласиться с начальником управления международных связей в том, что во многих случаях наши интересы на международной арене смогут представлять белорусы. У них имеются для этого соответствующие кадры.
  - Ну, и, наконец, уже завтра буду разговаривать с Лукашенко. Завтра рано утром вылетаю в Минск, и завтра же на 10 утра у меня запланирована встреча с руководителем Белоруссии. Как минимум, нам придётся договариваться о каких-то совместных действиях. И, возможно, удастся разузнать какие-либо новые подробности о переносе, всё же у них больше научных кадров, чем у нас. Да и пресловутая тепловая аномалия началась с них, не исключено, что всё это звенья одной цепи. Наверняка Батька озадачил своих учёных этими вопросами.
  В заключение уже почти президент Смоленской республики поставил на голосование вопрос о том, чтобы его заключительное выступление считать основой плана действий руководства на ближайшее время. За это, как и следовало ожидать, проголосовало 100% собравшихся.
  
  Глава 20
  
  Встреча лидеров перенесённых территорий в Минске началась, как и было запланировано, 3 сентября в 10 часов утра местного времени. Лукашенко лично встретил в аэропорту смоленского лидера, прилетевшего на АН-26, после чего они сразу направились в резиденцию президента, где их ожидал совместный завтрак. В общем-то, разговор начался уже во время еды. Где Батька огорошил гостя полушутливо-полусерьёзным вопросом о том, а не хотели бы смоляне стать ещё одной областью Белоруссии, самой технологически развитой страны этого мира. Разумеется, с правами самой широкой автономии, вплоть до права отделения в любой момент времени. На что опешивший губернатор ответил, что объединение в данный момент вряд ли возможно и целесообразно. Да его и не поймёт большинство населения с симпатией относящееся к Белоруссии, но тяготеющее всё же к СССР. Такое резкое телодвижение вполне может сподвигнуть людей вплоть до открытых бунтов, чего в создавшейся ситуации ни в коей мере нельзя допустить.
  После непродолжительной дискуссии за завтраком пришли к выводу, что Смоленщина в виду своего относительно малого экономического веса вполне может играть роль младшего партнёра, поступившись частью своего суверенитета. Но оставаясь при этом независимым государством. Было решено, что вооружённые силы следует объединить под единым командованием. Траты же на её содержание делить пропорционально населению. Границу каждый охраняет сам, но белорусы помогут на первых порах смолянам с созданием пограничных войск. Ибо, вроде как на Смоленщине и имеются свои пограничники, но всё же граница там практически прозрачная, всех этих атрибутов с контрольно-следовыми полосами и заставами тут попросту нет. Вот белорусы и поделятся таким опытом. Между Минском и Смоленском, естественно, никакой границы не будет - незачем отвлекать кучу народа на ерунду. Тут же договорились, что во многих странах интересы Смоленска будут представлять белорусы. Батька не выглядел расстроенным, что не смог подчинить смолян, он пока был доволен уже тем, что будет являться фактическим руководителем складывающегося союза. После чего из обеденного зала они перешли в кабинет президента, где и продолжили разговор.
  Затем президент решил удивить своего уже союзника сообщением, что сюда переместилась вместе с ними ещё и Куба, с которой срочно надо как-то налаживать отношения. Он сказал, что уже удалось установить связь со своим посольством в Гаване, а посол уже в свою очередь связался с кубинским руководством. В настоящее время планируется отправить на Кубу делегацию для переговоров, но дата их пока не определена. Правда, хитрый Батька 'забыл' сообщить, что вместе с Кубой здесь оказались и несколько крупных боевых кораблей из ВМФ России того мира, имеющих ядерное оружие на борту. Губернатор ответил, что ему уже доложили его военные об этом событии, правда без особых подробностей, и он тоже не прочь послать туда свою делегацию. Батька пошёл навстречу пожеланиям союзника, но сказал, что самолёт, на котором они полетят, не пассажирский и мест там довольно мало. Но человека три с собой смогут взять из смолян. На чём и порешили.
  Далее обсуждалась возможность переговоров с СССР. Лукашенко сообщил, что уже сегодня на 14-00 намечен рейс самолёта АН-26 до Москвы. Там будет находиться небольшая группа наших представителей, основной задачей которой будет налаживание предварительных связей с Москвой. Время поджимает, и ожидание когда Сталин сам выйдет на связь может подзатянуться. Так можно дождаться до того, что из-за какого-либо недоразумения на стихийно образовавшейся границе произойдёт вооружённый конфликт, что не добавит теплоты в межгосударственные отношения. Вероятность того, что дипломатов собьют в воздухе, достаточно мала. Тем более, сегодняшние истребители, имеющиеся у СССР, их догнать не смогут, а гражданские аэродромы, которых сейчас по правде говоря не так уж и много, зенитками оборудовать пока как-то не додумались, чай СССР ни с кем пока не воюет.
  Кроме переговорщиков самолёт повезёт аппаратуру цифровой связи. Сообщения и даже речь, переданные с её помощью, в этом времени понять всё равно никто не сможет, даже если не будет использоваться шифрование. Так же захватят с собой много документального материала об истории их мира после 1939 года. Было решено, что лишь после того, как связь будет налажена, полетит в Москву основная делегация с соответствующими полномочиями. Вот тогда по пути следования самолёт сделает промежуточную посадку в Смоленске, где и добавятся ихние представители. До этого следует согласовать позиции, которые потом и будут отстаиваться в Москве.
  Потом приводили к общему знаменателю вопрос о том, что срочно требуется взять под контроль перенесённые с ними прилегающие территории. Тут никаких разногласий не было, так как каждый со своей стороны уже и так приступил к осуществлению этого. И по первым сведением, какие-либо протесты живущих там по поводу этого отмечены не были.
  Очень много внимания стороны уделили вопросам энергетики. Тут положение у всех блестящим назвать было нельзя. Скоро должна была проявиться нехватка почти всего, тем более, зима была не за горами. Единственным отрадным фактом являлся тот, что электричества на Смоленщине вырабатывалось гораздо больше, чем могли потребить сами. Даже с учётом того, что в связи с нехваткой газа газовые плиты будут меняться на электроплиты. Тут же Лукашенко заявил, что весь избыток энергии они охотно возьмут себе. Правда, в свою очередь пришлось пообещать, что взамен поделятся нефтепродуктами, которые хотя и в недостаточном объёме, но всё же имелись в Белоруссии. Оба лидера были едины в том, что надо как можно быстрее договариваться с СССР о покупке нефти и, очень желательно, газа. Благо, взамен им было чего предложить предполагаемому партнёру и союзнику.
  Обсудили и торгово-финансовые вопросы, ведь и до переноса между ними шёл достаточно оживлённый товарооборот, а теперь он неизбежно должен был ещё увеличиться. Решили, что на ближайший месяц стоит зафиксировать тот курс валют, который сложился на 1 сентября 2019 года. Но когда смоленский руководитель предложил перейти на единую валюту, в качестве которой взять белорусский рубль, Лукашенко несколько замялся, сообщив, что они и свои-то бумажные деньги печатают за границей. Которой, впрочем уже нет. Незадолго до переноса прибыла очередная партия, которой по расчётам хватит не менее чем на год. Вернее, должно было хватить. Теперь же в связи с параличом безналичных расчётов их потребуется больше и, соответственно, хватит на меньший срок. Правда, тут же уточнил, что вопрос с безналичным обращением денег через белорусские банки удастся решить уже в ближайшее время, всё же их сервера находятся в Минске. На всё это гость заявил, что ведь всё равно придётся налаживать своё производство банкнот, тем более, что на первых порах можно ограничиться несколько меньшей степенью защиты от подделок. В конце концов сошлись на том, что деньги будут общими, но Смоленск вложит в организацию производства банкнот 10% от общего количества затрат на это. И заодно оба руководителя согласились, что стоит ввести золотое содержание нового рубля, что имеется практически во всех устойчивых валютах этого мира. И это прибавит авторитета их деньгам.
  Довольно быстро удалось наладить вопрос и с посольствами. В Смоленске уже имеется отделение посольства Белоруссии в РФ, а в Минске - представительство Смоленской области. Проблема решается преобразованием их в полноценные посольства с соответствующим повышением статусов их руководителям до ранга чрезвычайных и полномочных послов. В ближайшем будущим, в связи с увеличением круга рассматриваемых вопросов, будут увеличены и их штаты. Ну и, как и принято в полноценных государствах, предстоит обмен верительными грамотами.
  Напоследок Батька поделился с гостем своими планами по превращению Белоруссии в морскую державу. На изумлённый вопрос о том, как он собирается это сделать, хозяин земли белорусской ответил, что когда-то Белоруссия и Литва образовывали единое государство и не мешает восстановить историческую справедливость.
  - Так ведь на настоящее время у Литвы нет ни одного крупного морского порта, - резонно заметил губернатор, - на небольшом участке, что выходит к морю, там вроде имеются несколько бухточек, но всё ведь строить надо будет?
  - А Клайпеда куда делась, - возразил президент?
  - А её буквально совсем недавно немцы себе забрали, тем даже воевать не пришлось, литовцы сами отдали.
  - Да, промах вышел, - задумчиво протянул Лукашенко, немного помолчал, потом продолжил, - но всё равно, я думаю, что независимость им противопоказана, вон как наши земли легко раздают всем подряд, а порт мы и построить другой сможем. Так как Вам мой план?
  - Да я, в общем-то, возражений не имею, но ведь Белоруссия тогда, хм, в глазах так называемой мировой общественности будет выглядеть агрессором?
  - Не будет, у меня есть хороший план по этому поводу, ещё и благодарить станут. Заодно и покажем всему миру свою решительность. Ну, типа мы не прощаем никому обид.
  - Хорошо, Александр Григорьевич, будем считать, что Вам виднее. Кстати, когда я уже собирался вылетать, наши военные мне сообщили, что вместе с Кубой в этой реальности оказались и несколько крупных российских военных кораблей, включая пару подводных крейсеров стратегического назначения. И с командованием этой эскадры удалось установить связь. Я сразу дал поручение срочно выяснить состав этой группировки.
  - Да??? Мне сегодня тоже сообщили, что вроде бы там предположительно что-то подобное должно иметься, но у нас не было сведений, переместились они или остались в том мире, поэтому до прояснения ситуации я и не стал поднимать этот вопрос. Впрочем, у нас с Вами имеется цифровая связь, которую никто в этой реальности не сможет перехватить, поэтому в любой время после прояснения ситуации мы сможем обсудить наши дальнейшие действия. Правда, тогда возникает резонный вопрос, а где им базироваться? Если командование эскадры признает Смоленск правопреемником той России, то как Вам ими руководить?
  - Признало...
  - Поздравляю, - огорошенный Лукашенко замолчал на десяток секунд, задумавшись, потом продолжил, - в таком случае вам тоже нужен порт. Следовательно, вы не меньше нас должны быть заинтересованы в скорейшей приватизации Литвы. Мне почему-то кажется, что Вы не откажитесь выделить нам в пару-тройку мотострелковых батальонов? Да и хотя бы от нескольких рот танков, которых по слухам у вас на складах больше, чем во всей Белоруссии, мы бы точно не отказались.
  - Хорошо, - немного подумав, согласился губернатор, - мы найдём столько войск. Возможно, даже несколько больше. В конце концов, в свете напряжённой международной обстановки, нам надо войска, имеющие реальный боевой опыт. Но... Мы сегодня уже говорили, что на настоящий момент у литовцев нет ни одного хоть сколь-либо заметного порта на пока ещё их побережье.
  - Конечно. Зато у латышей есть Лиепая или как она там сейчас называется...
  - Ну у Вас и размах! Может тогда сразу на Таллин замахнёмся???
  - Нет, - на полном серьёзе возразил Батька, - можем не переварить, там и так недовольных будет выше крыши. Нам и Латвия вся не нужна. Достаточно только порта с прилегающими территориями. Остальное пусть товарищ Сталин забирает себе и сам же с ними трахается.
  
  Глава 21
  
  Генеральный директор смоленского электролампового завода 4 сентября появился на работе уже к 8 часам утра. В связи с произошедшими невероятными событиями работы на него навалилось немерено. Приходилось решать, чем предприятию заниматься дальше и где брать комплектующие, ведь большинство поставщиков осталось в том мире. К его удивлению, в приёмной его уже дожидалась целая делегация из десятка человек инженеров и даже рабочих. Возглавлял её главный инженер предприятия. Он же после приглашения и вошёл первым в кабинет директора. Следом зашли остальные.
  Первым делом шеф попросил его проинформировать о том, в честь чего такая большая толпа привалила к нему в кабинет в такое неспокойное время.
  - Всё очень просто, - ответил главный инженер, - мы кажется знаем, чем может заняться наше предприятие. Ну, по меньшей мере, заметная часть персонала. Заметную часть прежней продукции мы не сможем скоро выпускать, у нас просто закончатся комплектующие. А нам бы, наоборот, следует их приберечь для особо выгодных заказов. У нас окажется только производство обычных люминесцентных ламп традиционной формы. А в этом мире этим уже никого не удивишь. Вместе с тем, у нас имеется на данный момент почти неиспользуемое оборудование. В частности, насосы, способные создавать высокий вакуум. Нам только надо провести профилактику имеющегося богатства, устранив некоторые мелкие неисправности.
  - Если я Вас правильно понял, Вы хотите предложить на нашем заводе организовать производство радиоламп? Но ведь в этом мире их уже выпускают крупносерийно сотни заводов. Притом, ламп достаточно совершенных. Нам же на организацию производства понадобится много месяцев напряжённого труда и без гарантии, что всё это дело будет рентабельным. А нам надо результат, который мы можем получить уже прямо сейчас.
  - Про лампы Вы угадали, но не совсем. Если бы мы предлагали производить обычные лампы, то, действительно, всё это мы организовать смогли бы в лучшем случае к следующей осени. Нет, опытные образцы мы получили бы быстро, но наладить производство быстро не смогли бы. Но в данном случае мы имеем в виду так называемые стержневые лампы. Они-то как раз имеют предельно простую конструкцию и их производство легко поддаётся автоматизации. В той истории на конвейер их получилось поставить буквально за несколько даже не месяцев, а недель.
  - Да, я что-то слышал про подобные приборы, но Вы же знаете, что это не совсем моя специальность, не могли бы разъяснить поподробнее. И, опять же, если они такие хорошие, почему они в покинутом нами мире не получили широкого распространения?
  - А их изобретение произошло слишком поздно. Уже тогда, когда наступила эра транзисторов. Тут транзисторы выпускают уже белорусы, но что-то мне подсказывает, что за пределами Белоруссии лет 5 понадобится для того, чтобы научились делать полупроводники с приемлемыми параметрами. Не забывайте, что им понадобится практически с нуля создавать производства, которых тут ещё совсем нет. И в этот период наши лампы будут вполне конкурентоспособными. Вот, посмотрите, - он взял из рук одного из рабочих довольно подробный рисунок стержневого пентода, - Все электроды в них выполнены в виде обычных проволочных стержней или, в некоторых типах - трубочек. Всё предельно просто. Накал может быть прямой или подогревной. Управление электронным потоком производится по принципу электронно-оптической фокусировки. Каждый электрод состоит всего лишь из двух параллельных стержней, образующих своеобразную электронную линзу. Впрочем, внизу тут написано довольно подробно о принципе действия, не буду на этом останавливаться.
  - Хорошо, а какие у неё достоинства и недостатки по сравнению с обычными лампами?
  - Среди достоинств - миниатюрность, соизмеримая с транзисторами. Мы можем без особого труда наладить производство приборов с диаметром баллона не более 10 мм и длиной меньше 50 мм. Далее, они более чем на порядок экономичнее обычных ламп, срок службы их в десятки раз дольше, стоимость - меньше в разы, они не боятся вибраций, радиоактивности, выдерживают высокие ускорения, напряжения питания соизмеримые с транзисторной аппаратурой, чаще всего не требуют источника сеточного смещения, огромный температурный диапазон работы, небольшие шумы. Из недостатков - несколько меньшая крутизна характеристики, что компенсируется увеличением числа каскадов.
  - Ладно, но только лишь выпуском этих ламп мы не решим все наши проблемы. И, возможно, на первых порах будут проблемы со сбытом.
  - Возможно. Но мы можем сами начать выпускать аппаратуру на этих лампах. Они ведь не требуют каких-то там особенных деталей. Многие из них мы сами сможем делать. Или купить. У белорусов или даже в СССР. А начать производить готовую аппаратуру мы предлагаем с радиоприёмников. Кстати, у нас в области, в Гагарине, не так давно производились динамики. Правда, сейчас они несколько перепрофилировали производство, но оборудование и, главное, специалисты остались, недолго возобновить работу, вполне можем делать заказы у них. Особенностью наших приёмников по сравнению с нынешними будет повышенная в разы экономичность, малые размеры и гораздо большая надёжность. При более высоком качестве работы. С заказчиками, как нам кажется, проблем не будет. Да и цены мы можем держать на уровне нынешнем при высочайшем же значении рентабельности. В течение, как минимум, пары ближайших лет, на мировом рынке не будет ничего подобного.
  - А если белорусы выбросят на мировой рынок приёмники в массовом порядке, но транзисторные? Не сделает ли это нашу продукцию неконкурентоспособной?
  - Не сделает. Причина банальнейшая, в Белоруссии теоретически без особых проблем можно увеличить выпуск полупроводников на порядок, если не больше. Но у них есть одно очень узкое место - сырьё. Тут в роли сырья служат пластины сверхчистого кремния и некоторых других материалов подобной чистоты. В этом мире кремний уже добывают и в достаточно больших количествах. Но тут встаёт со всей остротой проблема его очистки до нужной степени. Впрочем, это Вы не хуже меня знаете. А с этим дело обстоит в 1939 году, можно сказать, совсем никак. Да, в Белоруссии производят кремний и иные материалы необходимой степени чистоты. Но это производство тянет в лучшем случае на опытное. Им требуются в сотни раз большие объёмы. Конечно, наши соседи справятся рано или поздно с проблемой расширения производства. Но не думаю, что на это уйдёт меньше пары лет. Уж больно задача сложная. А мы пока успеем снять сливки на продаже наших приёмников. И, ещё, мне думается, на первых порах практически все выпущенные у наших соседей полупроводниковые приборы будет забирать оборонка. И спецслужбы будут заказывать нужное им. Есть подозрение, что у нас и белорусов могут на какое-то время вообще запретить экспорт полупроводниковой электроники за границу. А лампы, пусть и стержневые, под этот запрет не попадут.
  - Мы ещё одну нишу можем занять, - включился в беседу один из присутствующих инженеров, - начать выпуск проигрывателей пластинок. А в дальнейшем, совместив его с радиоприёмником, изготавливать радиолы. Да, сейчас подобная техника уже выпускается, но её очень мало и она дорогая. Большинство людей обходятся чем-то попроще, теми же патефонами и граммофонами. А мы вполне сможем делать радиолы на стержневых лампах по такой же цене. В конце концов, если с двигателями будут проблемы, на первых порах можем в них использовать пружинный механизм вращения пластинок. Качество и громкость звука будут при этом гораздо выше, чем у граммофонов, а размеры и масса много меньше. А позже, через год-другой, по мере накопления опыта, сможем даже телевизоры выпускать. Ведь уже сейчас в нескольких странах, включая СССР, ведётся вещание многострочного телевидения. На нашем предприятии есть необходимые специалисты и радиолюбители которым вполне по силам всё это организовать. Да и за его пределами можем людей поискать с нужными знаниями и опытом. И стандарт можно использовать уже имеющийся на 625 строк. У нас он 70 лет верой и правдой служил, послужит и здесь. Возможно на меньшее время, но уж никак не меньше половины этого срока. Конечно, на перенесённых территориях уже во всю работает цифровое телевидение, но в связи с произошедшими событиями дай Бог сохранить всё это в работоспособном состоянии. Пройдут годы, прежде чем удастся организовать такое вещание за этими границами. Всё же производство большинства нужных деталей для этого остались в покинутом мире.
  - Главное, - опять взял слово главный инженер, - для организации всего этого дела нам не нужно искать комплектующие со всего мира. Мы можем или сами их сделать, или заказать в пределах нашей области. А со временем, расширяя производство, мы можем найти источники сырья и даже некоторых деталей и узлов в СССР или других странах. Если мы вовремя подсуетимся и быстро всё сделаем, то имеем все шансы выйти на ведущие позиции в этом секторе производства данного мира.
  Разговор у директора, в результате которого тот согласился с внесёнными предложениями, продолжался минут сорок. Было решено, что инициативная группа, явившаяся к шефу, и займётся реализацией своих идей. И начнут они с поиска необходимых специалистов, на данном этапе такие люди стали на вес золота и следовало поторопиться, чтобы не остаться у разбитого корыта. Можно было привлечь к работе даже пенсионеров, благо были люди среди таких, которые наряду с опытом и знанием ещё имели и довольно крепкое здоровье. Для начала работы было выделено несколько помещений, на данный момент пустующих и кое-какая техника на первое время. Директор пообещал решить вопросы с финансированием и способствовать в поиске необходимого оборудования.
  Посетители вышли из кабинета в приподнятом настроении. Они были людьми далеко не глупыми и понимали какие перед ними открываются радужные перспективы в случае успеха их предприятия. И, опять же, понимали, что всё надо делать быстро, очень быстро, если промедлить - то вся их работа может стать просто ненужной. А кто не успел - тот опоздал!
  
  Глава 22
  
  Сергей Иванов, да, да, тот самый, встретившийся Виктору Коневичу, вернувшись с полдороги домой, тут же доложил своему охреневшему от ошеломительных новостей начальству о случившимся и с его же разрешения отправился в местный районный отдел внутренних дел.
  Почти сразу же его принял начальник, оказавшийся в это время на месте. Сергей, за исключением мелких подробностей, рассказал ему о сегодняшней поездке и её результатах. Весь рассказ, прерываемый иногда вопросами хозяина кабинета, занял около получаса. Когда разговор дошёл до встречи с выходцами из иной реальности, рассказчик протянул начальнику несколько полученных им от Виктора Коневича газет. Тот бегло их просмотрел, а затем дослушал рассказ до конца. После чего, взялся более вдумчиво изучать прессу 2019 года. На это потребовалось времени в 2 раза больше, чем на выслушивание посетителя. После этого Сергею было предложено подождать в приёмной, где на бумаге изложить то, что только что рассказал.
  Сам же лейтенант стал куда-то звонить. После чего по телефону пересказал полученную информацию. Получив указание ожидать и никуда пока не отлучаться, положил трубку. Где-то через 2 с половиной часа прозвучал долгожданный звонок. Звонили из секретариата самого товарища Берии. Лейтенант стоя с трубкой в руке, повторил свой рассказ, сообщив, что посетитель сейчас уже пишет письменный отчёт о произошедшем. Получив указания о дальнейших действиях, плавно положил трубку на аппарат и быстро вышел в приёмную.
  - Товарищ Иванов, Вы написали, что я просил? - тут же обратился он к поднявшемуся навстречу Сергею.
  - Да, товарищ лейтенант, минут двадцать как закончил, - ответил тот, протягивая тонкую стопку исписанных листочков, - всё готово.
  - Хорошо, товарищ Иванов, - просмотрев поданное, сказал тот, - Вы не возражаете, - если проедите с нами и покажете место, где произошла встреча? Назад мы Вас тоже довезём.
  - Да, разумеется, я готов.
  - Вот и славно, сейчас я распоряжусь о машине, и мы поедем.
  Не прошло и 20 минут, как эмка, на огромной для этого времени скорости в 50 км/ч уже мчалась в направлении перенесённых в это время земель. Кроме шофёра, знакомых нам Сергея и лейтенанта, в кабине находился и ещё один подчинённый последнего. Не прошло и часа с четвертью, как они уже были на месте.
  Знакомых Иванову машин тут уже не было, зато метров за 10 от границы перехода стоял небольшой жилой колёсный прицеп на обочине с надписью 'Пограничная охрана'. За прицепом стоял относительно малогабаритный агрегат, в котором знающие люди могли легко опознать портативный бензиновый генератор, возле него лежала бухта провода, от которой электрик пытался отделить кусок нужной ему длины. Рядом с ним два человека занимались установкой шлагбаума поперёк трассы, а перед ним со стороны подъехавших находились 2 человека в незнакомой форме. На рукавах у обоих надеты красные повязки с той же надписью на них: 'Пограничная охрана'. Там, где заканчивался асфальт и начиналась грунтовка, возились четверо рабочих с лопатами, стараясь обустроить нормальный съезд с асфальта на грунтовку. Эта четвёрка, заметив подъезжающую эмку и, видимо, выполняя отданное им заранее распоряжение начальства, подхватив свои инструменты, отошла к фургончику. Со стороны было хорошо заметно, что обустраиваться все эти люди начали совсем недавно, буквально полчаса тому назад.
  Легковушка остановилась подъехав почти вплотную к месту дорожных работ. После чего лейтенант, распорядившись, чтобы пока все оставались в машине, вышел и пошёл к двойке охранников, решив, что они тут главные. Вскоре из прицепа показался ещё один человек, именно он и оказался начальником и пригласил представившегося ему лейтенанта в свою обитель. Тот, прежде чем зайти, подошёл к своим людям, приказал развернуть машину в обратную сторону, чтобы потом не терять на это время, разрешил выйти из неё и перекурить, но никуда далеко от неё не отлучаться. Вскоре рабочие возобновили свою деятельность. Лейтенант отсутствовал примерно с полчаса, после чего он вышел на улицу с начальником поста, который проводил его до машины, где они пожали друг другу руки, что видевшие сочли за добрый знак.
  На обратном пути ехали довольно быстро, хотя и медленнее, чем до этого. Лейтенант сидел, задумавшись, и ничего не говорил. Лишь подъехав к отделению, он сказал сопровождающим, чтобы не особо пока болтали о произошедшем. Впрочем, подписки о разглашении он ни с кого не взял, прекрасно понимая, что такая новость всё равно скоро станет всем известна. Затем распорядился шофёру доставить Сергея до дома, так как было уже почти 7 часов вечера, а тот жил на другом краю города. А сам пошёл докладывать начальству по телефону о результатах поездки и писать соответствующие бумаги.
  По пути они заехали к Сергею на работу, где тот забрал подарок Виктора и сообщил начальству, что с ним всё в порядке. Дома его встретила встревоженная долгим отсутствием мужа жена, которой он обещал прийти сегодня пораньше, чтобы сходить с ней на новый фильм, который должен быть в 7 часов вечера в местном ДК. Впрочем, после того, как Сергей, не удержавшись, под большим секретом поведал ей о сегодняшних приключениях и, главное, передал подарок Виктора, она уже не жалела о несостоявшемся киносеансе.
  
  Глава 23
  
  Настало время посмотреть, что происходит на Острове Свободы. По правде говоря, перенос там заметили далеко не сразу. Сказалось отсутствие сухопутных границ. Первым предвестником было исчезновение Интернета. Ну, вернее не всего в целом, а только зарубежного. Но так как такое периодически случалось, да и, по правде говоря, это удовольствие не всем было доступно, никаких необычных мыслей по этому поводу ни у кого не возникло. Тем более, внутри страны всё работало почти нормально. Далее, одновременно исчезла связь с зарубежными посольствами. Но, скажите по-честному, много ли обычных граждан страны это касается? Мне думается, кроме родственников живущих за границей, почти никого. Да и специалисты особо не всполошились, благо, такое иногда случалось, пусть и не со всеми посольствами одновременно. Доложили начальству и на этом успокоились. С сотовой связью - аналогичная история. Перебои и раньше случались. Ах, да, исчезли спутниковые каналы телевидения, но это коснулось за редким исключением только постояльцев отелей и гостиниц. И зарубежные гости там списали это недоработки специалистов коммунистической Кубы. По настоящему озаботились проблемой, да и то лишь высшая власть в стране, примерно к первому часу дня 2 сентября, как позже выяснится, уже не 2019-го, а - 1939 года. Всё же в Гавану постоянно стекалась информация о положении в стране. А уже к вечеру руководство страны было в курсе, что каким-то образом страна в полном составе оказалась отброшена на 80 лет в прошлое.
  На 10 часов вечера первого осеннего месяца в кабинет главы государства были приглашены уже знакомые нам лица: председатель Государственного совета, совмещающий эту должность с должностью председателя Совета Министров, его первый заместитель, министр иностранных дел, министр внутренних дел, министр Революционных вооружённых сил (РВС), руководитель Главного управления разведки (ГУР), руководитель отдела разведывательной информации революционных вооружённых сил Кубы. Совещание начал хозяин кабинета. Несмотря на свой почтенный возраст, выглядел он очень даже бодрым и его движения нельзя было назвать старческими. Да и с головой было всё в порядке.
  - Товарищи, - начал он, - неизвестные нам силы поставили нашу страну перед новыми испытаниями. Невероятно, но наша страна провалилась в прошлое ровно на 80 лет. Пока непонятно, наше это прошлое или прошлое какого-то параллельного мира, но те относительно немногие факты, что пока нам стали известны, говорят о том, что разницы между нашим миром 1939 года и этим пока не наблюдается. Одним из источников информации стали передачи зарубежных радиостанций, но основные сведения мы почерпнули от пассажиров и лётчиков двух приземлившихся сегодня в аэропорту Гаваны пассажирских самолётов. И буквально за полчаса до начала этого совещание мне доложили, что кроме нас в этом мире оказалась Белоруссия с какими-то прилегающими к ней землями. Какими именно - пока не известно. Эти сведения мы опять таки получили от нашей радиоразведки. Как только стало известно о переносе, я распорядился запретить выход из наших портов любых судов и вылет самолётов. Но дал указание не препятствовать прибывающим судам и самолётам независимо от их происхождения. Пока ограничился сроков в 1 неделю, а там - видно будет. Вкратце это пока всё, что я хотел сказать. Сейчас даю слово нашему министру РВС.
  - Товарищи, - поднялся со своего места названный, - я уже доложил товарищу председателю, что в настоящее время у нас гостит эскадра из 3 крупных российских военных корабля с танкером и двух подводных лодок. Один корабль и обе лодки - атомные. Сегодня на вечер было намечено их отплытие. Мы связались с их командующим, где я сообщил ему о происшедшем. Оказалось, что это новостью для них уже не является, они и сами пришли к аналогичному выводу. После консультаций, командующий эскадрой попросил разрешения задержаться у нас до прояснения обстановки. Я дал добро на это. Такое развитие событий мною было заранее согласовано с главой нашего государства. Военных кораблей других государств в настоящее время в наших портах не имеется. Ещё у нас осталась российская военная база, впрочем, все вы об этом знаете. Если говорить о нашем военно-морском флоте, то ни один корабль не остался в покинутой нами реальности. Чего нельзя сказать о гражданском флоте. Мы потеряли почти 10% гражданских судов. В связи со случившимися событиями, наши армия и флот приведены в состояние повышенной боевой готовности. Ибо по состоянию на 1939 год нашего мира Куба фактически являлась колонией США и резко изменившееся положение вряд ли понравится империалистам этой страны.
  - Все вы знаете, что с флотом, авиацией у нас дела, обстоят, мягко говоря, не очень блестяще. У нас имеются лишь пара относительно крупных кораблей, которые в настоящее время на ходу. Ну, ещё десяток исправных катеров разных проектов. Есть несколько кораблей, так сказать, находящихся в резерве. Но вряд ли в ближайшее время мы сможем ввести в строй больше одного-двух. Ну, может ещё с десяток катеров подремонтируем. Правда, у нас имеются 4 вполне исправных подводных лодки и с дюжину лодок-малюток. И это - всё, товарищи. Конечно, по меркам этого времени они очень даже современные, но те же США нас просто массой задавят. Вся надежда на помощь российской флотилии, что у нас гостит. Пока не понятно, к кому они примкнут, возможно к той же Белоруссии или СССР. Но попробовать договориться с их командованием всё же стоит. Сухопутная армия у нас вполне на уровне, особенно учитывая, что у американцев нормальной армии сейчас фактически не имеется. Это даёт основания надеяться, что интервенции в ближайшее время не будет, но нам надо укреплять нашу оборону любыми средствами. Ибо мы остаёмся лакомым кусочком для американцев, ибо у нас есть многое из того, что в этом мире пока не создано.
  - Напоследок хочу напомнить, что на территории нашей страны существует американская военная база в Гуантанамо. По имеющимся данным, в настоящее время там остался практически символический по количеству военнослужащих американский гарнизон из того мира. Мне думается, что нужно срочно, буквально в ближайшие часы, вернуть силой этот кусочек нашей земли. Любая задержка может нам очень дорого стоить. Как только мне стала известна информация о переносе, я своей властью распорядился скрытно перебросить в окрестности базы роту спецназа. Этого вполне хватит для обезоруживание в кратчайшие сроки оставшейся охраны и взятия территории базы под контроль. Также известно, что американцы оставили там довольно много техники и аппаратуры. Будет очень печально, если всё это попадёт в руки руководства США этой реальности. В бухте базы в настоящее время находится лишь одно небольшое судно, судя по всему оно предназначено для эвакуации оставшегося гарнизона. С военной точки зрения оно серьёзной опасности не представляет, хотя на борту и имеются несколько малокалиберных орудий. Я распорядился скрытно перегнать одну нашу подводную лодку, которая примерно через 3 часа уже должна быть на месте и затаиться перед входом в бухту. При попытке выйти из бухты американского корабля, она его торпедирует. А если нам повезёт, то мы попробуем захватить его. Перед отбытием на это совещание мне доложили о получении сообщения с лодки о том, что всё идёт по плану. Я прошу разрешения, - он взглянул в сторону хозяина кабинета, - на начало операции в 5 часов 15 минут утра. Как раз, перед самим рассветом. Это всё, что я хотел пока доложить.
  - Товарищи, - взял слово министр иностранных дел, - в настоящее время мы, как и в покинутой нами реальности, находимся во враждебном капиталистическом окружении. Более того, режимы тех стран Америки, с которыми мы там были в хороших отношениях, вряд ли будут так благосклонно к нам настроены. Мы всё же для них со своим социальным строем являемся неприятным сюрпризом. Одно хорошо, что и воевать с нами они вряд ли будут. И нам как-то надо выстраивать взаимодействие и торговлю хотя бы с некоторыми из них. Напомню, что мы почти не имеем своих нефтепродуктов. И нам нужно откуда-то их брать. Ближайшая страна, где мы можем её купить - Венесуэла. Экономическое положение там не блестящее сейчас, но и самой бедной страной она тоже не является. Из ближайшего окружения, на мой взгляд, именно с ней надо налаживать торговые отношения. Думаю, это будет взаимовыгодно. Хотелось бы как-то договориться и с США. Мне думается, что в нынешних сложных политических условиях американцам просто не до нас пока будет. Возможно, что на некоторое время они оставят нас в покое.
  - Далее, товарищи, сейчас здесь существует СССР во главе с товарищем Сталиным. Очевидно, что нам с ними срочно нужно устанавливать дипломатические отношения. И, разумеется, у нас уже они имеются с перенесённой сюда Белоруссией. Проблемой является лишь большое расстояние до них. И, кстати, лишь Белоруссия может помочь нам с увеличением огневой мощи нашей армии. Это сейчас самая технологически развитая страна в этом мире. И, главное, там сохранилась практически вся промышленность со времён СССР. Ну и не только нам что-то надо от Советского союза, но и мы в свою очередь можем им что-то предложить. Например, кофе, сахар, никель. Наконец, качественные медицинские услуги, которые тут не могут получить даже в перенесённой Белоруссии.
  - Хотелось бы напомнить, что попали мы в весьма непростое время. Официально, идёт уже второй день начавшейся мировой войны. А если вспомнить, что уже нет в Европе Чехословакии, а несколько лет назад Япония напала на Китай, захватив предварительно Корею, то де-факто оная война давно уже идёт, просто в неё вступают новые ключевые участники. Несмотря на отдалённость от основных её театров, нас она тоже в той или иной мере коснётся. Думаю разногласий по поводу на чьей стороне нам быть в случае чего, возникнуть среди нас не должно. И, повторюсь, как это ни цинично звучит, благодаря надвигающимся событием какое-то время нашему агрессивному соседу будет не до нас. Тем более, в какой-то мере невольно мы становимся его союзником на какое-то время.
  - Теперь вернусь к ещё одному вопросу, министр РВС до меня говорил уже про американскую базу в Гуантанамо. Считаю, что он абсолютно прав и нам срочно требуется её занять. Желательно произведя при этом как можно меньше шума, чтобы представить это таким образом, что это американцы сами вывели оттуда свои войска. Тем более, в этих словах будет большая доля правды. Я не призываю уничтожить захваченных пленников, неизвестно как в дальнейшем всё повернётся, но лучшего момента для возврата пусть и небольшого, но клочка нашей земли, может и не представиться. Конечно, в нашей стране есть посольства некоторых государств того мира, да и просто туристов хватает. Но всей картины они не знают. Тем более, в наших газетах промелькнули заметки о том, что американцы уходят оттуда.
  - Остаётся подумать, а что нам делать с этими посольствами. На данный момент, насколько помнится, у нас имеются представительства 120 стран. Конечно, мы можем всё это дело, так сказать, приватизировать. Но разумно ли это? Ну, с Белоруссией всё ясно, страна тоже перенеслась сюда. С США - тоже. Они сами ушли перед началом событий, хотя здание стоит, никуда не делось. Просто предлагаю попытаться восстановить дипломатические отношения с теми странами из них, которые существуют сейчас. Что делать с теми посольствами, стран которых сейчас не существует в независимом виде, надо подумать. Сотрудникам таких миссий, возможно, стоит предложить работу у нас, но, не думаю, что надо насильно заставлять.
  - Товарищи, от лица моей службы, - поднялся со своего места руководитель Главного управления разведки, - могу сообщить, что как только поступила информация о переносе нас в эту реальность, мы сразу постарались прояснить, что же творится в окружающем нас мире. Разумеется, возможности наши сейчас довольно ограничены, всё же наша агентура в зарубежных странах не перенеслась вместе с нами. Зато мы задействовали все возможности нашей радиоэлектронной разведки. Именно по их данным мы и сделали предварительный вывод о том, что наши миры на 1 сентября 1939 года практически идентичны. И все события в этом мире о которых упоминалось в принятых передачах радиостанций, в точности повторяют события нашего мира. Даже нападение Германии на Польшу. Далее, с помощью самолётов и беспилотных воздушных аппаратов мы обследовали прилегающую к нашей стране водную поверхность на предмет подозрительной активности. На удалении в пределах двухсот морских миль нами не замечен ни один иностранный военный корабль. Несколько же обнаруженных нами в этой зоне гражданских судов, судя по всему, следуют своими курсами, не предусматривающими заход в наши территориальные воды. В заключении, хотелось бы заодно выразить благодарность министру РВС за выделенные технику и людей. И, ещё, судя по полученным нами сведениям, в окружающем мире ещё не знают о нашем появлении тут.
  - Товарищи, - начал своё выступление министр внутренних дел, - в связи с произошедшим, хочу сказать, что на вверенном мне участке всё идёт пока без существенных изменений. Население пока не знает о случившимся. Мне доложили, что уже начали ходить какие-то слухи о непонятных природных катаклизмах, но этим пока и ограничивается всё. Считаю, что нужно срочно сделать заявление по телевидению и в прессе, где стоит честно рассказать о произошедшем. Скрывать информацию не имеет ни малейшего смысла, ибо рано или поздно и без нас всё станет известно. Своевременно сделанное сообщение прекратит расползание слухов, по ходу обрастающих небылицами, и добавит авторитета партии. Вместе с тем считаю, что нужно срочно выключить на какое-то время наши радиостанции, кроме УКВ. Нам выгодно пока оставаться в тени для окружающего нас мира. Если будет нужно, я готов перевести своё министерство на казарменное положение, но думаю, что это пока лишнее. Тем более, очень хорошо, что мы дали возможность уехать из нашей страны всем желающим и сейчас осталось немного людей, которые хотели бы организовать смуту в стране. И в заключении я хочу поддержать министра РВС в его желании взять под контроль базу в Гуантанамо. Другого такого удобного случая может и не представиться.
  - Товарищи, - поднялся с кресла первый заместитель председателя Государственного совета, - мне думается, страна в ближайшие дни может работать без особых изменений. Единственное, нужно срочно укреплять нашу армию и особенно её ВМФ. Как уже было сказано, что есть вероятность, что какое-то время американцам будет не до нас, но мы должны пресекать любые провокации. Ибо как всё повернётся на самом деле, точно знать не можем. Надеяться пока мы можем лишь на собственные силы. И следует срочно взяться за кардинальное повышение производственной, да и любой другой дисциплины.
  Совещание продолжалось ещё какое-то время, но ничего особо важного сказано не было. Заседание завершил достаточно короткой речью глава государства.
  - Товарищи, - сказал он, - я согласен с высказанными выступлениями. Единственное, почему-то никто не вспомнил о продовольственной проблеме. Да, как минимум, до весны нам запасов хватит. Но нужно срочно налаживать торговлю с другими странами. Да и топливная проблема никуда не делась, спасёт нас тут только торговля. Ну и, абсолютно правильно было сказано, надо срочно искать выход на СССР. Они должны быть заинтересованы в существовании пока ещё единственной социалистической страны в западном полушарии.
  
  Глава 24
  
  Ночь со 2 на 3 сентября началась для охраны пока ещё американской базы в Гуантанамо с неприятностей. Вернее, ещё примерно за полтора часа до полуночи, погас свет. Дежурному, который позвонил на местную кубинскую подстанцию, через которую снабжалась база электричеством, в ответ на гневную речь заявил, что у них неполадки. Но скоро должны всё наладить. Но тут же предупредил, что проблемы довольно серьёзные и не исключено, что через какое-то время опять может пропасть электричество и попросил набраться немного терпения.. Дежурному ничего не оставалось, как только выдать витиеватое ругательство в адрес кубинцев. Правда сделал он это после того, как положил трубку телефона на место. Положил с такой силой, что бедный и ни в чём неповинный аппарат едва не отдал своему телефонному богу душу
  И капитану было с чего ругаться, мало того, что хотя он и остался фактическим начальником базы, но из-за того, что народа было не более взвода, сам лично вынужден ходить по очереди на дежурство по базе. Ну, ладно ещё, вывезли обитателей тюрьмы, сократили до минимума личный состав, но ведь техника-то осталась по большей части, случись чего с ней, крайним будет он. А тут уже два дня какие-то неполадки со связью. Не работала даже спутниковая. Да что там связь, пропало даже спутниковое телевидение. А тут не оставили ни одного грамотного специалиста, который мог бы проверить, аппаратура это барахлит или что-то более глобальное случилось. Он уже подумывал было, а не ядерная ли война началась, но успокаивало то, что кубинцы вели себя вроде так, как обычно. Вон, даже свет пропал, что не было тут какой-то совсем уж редкостью. Впрочем, минут через 40 после звонка освещение включилось, а аварийные лампы, питаемые от расположенных где-то в недрах базы аккумуляторов, наоборот, автоматически погасли. Стало несколько веселее, ибо одновременно зажглось уличное освещение, вселяя в капитана уверенность, что эти кубинцы вроде ничего не замышляют против них.
  Впрочем, освещение гасло ещё три раза за ночь. Ненадолго, минут по 15-20 его не было, но это заставляло начальника, да и остальных охранников, нервничать. Даже отдыхающую смену. Пару раз за ночь он даже ходил проверять посты, чего обычно не делал. Всё вроде как было в порядке, часовые на местах. Те, кому положено бдеть, не спят. Но у самого капитана было почему-то на душе тревожно. Одно хорошо, что вот-вот должен наступить рассвет. Он вытащил из кармана сотовый телефон, ставший в последние дни не нужным из-за отсутствия связи. Экран показывал, что сейчас уже 4 минуты шестого. И тут опять погас свет. Тусклым светом привычно вспыхнули лампы аварийного освещения. Капитан почему-то подумал, что давно пора заменить эту архаику какими-нибудь светодиодными светильниками. Тут ему показалось, что где-то вдалеке прозвучал какой-то непонятный звук. Ну, как будто вдалеке что-то упало. Он взглянул на разводящего тихо сопевшего в кресле, стоящим в углу караульного помещения. Тот даже не пошевелился.
  Прошло несколько минут, свет никак не загорался. Начальник поднялся с места, взглянул на дрыхнущего подчинённого, но будить не стал, взял со стола фонарик и вышел на улицу. Вроде как ещё стояла ночь, но уже начинало светать. Уже можно лишь слегка напрягшись, разглядеть силуэты зданий и даже деревьев. Он включил фонарик, отошёл на десяток метров от входа в караульное помещение, чтобы был виден ближайший проулок и не спеша обвёл лучом пространство вокруг себя. Вроде как ничего необычного не было. Немного ещё постояв и не выключая свой светильник, капитан отправился назад. Уже взявшись за ручку двери и начав её открывать, боковым зрением увидел метнувшуюся в его сторону стремительную тень от ближайшего дерева. Максимум, что он успел, немного повернуть голову в сторону опасности, но профессиональный удар по затылку отключил его сознание на какое-то время. Он уже не видел, как кто-то его связывает по рукам и ногам, и как в приоткрытую им дверь бесшумно проскакивают несколько тёмных силуэтов.
  В это же время, на борт стоящего в бухте американского корабля, соблюдая практически полную тишину, неспешно поднимался кубинский спецназ. Дело облегчалось тем, что на ночь американцы даже не соизволили убрать трап. Конечно, на борту бодрствовала вахта. Но супервояки XXI века твёрдо усвоили, что их таких непобедимых никто не посмеет даже пальцем тронуть на собственной базе. Дело по захвату облегчалось тем, что кое-где на самом корабле имелось дежурное освещение, а порт был обесточен. И этот свет вахте мешал больше, чем помогал. В общем, минут через 15 корабль был полностью в руках кубинцев. Не прозвучало ни одного выстрела или, тем более, сигнала тревоги. Супервояки были повязаны в полном составе. И бодрствующие, и спящие. Если что иногда и нарушало тишину, то только негромкий шорох и приглушённые звуки ударов по организмам экипажа. Некоторая проблема возникла с захватом командира американской лоханки, так как его каюта оказалась запертой. Но тут выручила смекалка. Так как весь остальной экипаж был уже крепко спеленат, то можно было не особо заботиться о соблюдении тишины. Притащили из кают-компании пару стульев, громко их 'уронили' рядом с командирской каютой, после чего один из спецназовцев, хорошо владевший английским языком, громко выругался по-английски и изобразил быстрый бег прочь. Повязать выглянувшего на шум минуты через полторы разъярённого неизвестно откуда возникшим грохотом коммандер-лейтенанта было делом техники.
  А к 6 часам утра вся база уже была в руках кубинцев. И к месту действия уже подтягивалось несколько других подразделений кубинской армии, которые тут должны обосноваться вместо американцев. А самих бывших хозяев, слегка помятых, но вполне себе здоровых, поместили в имеющуюся здесь тюрьму. Благо, узников янки вывезли, а оборудование всё оставалось в сохранности и было вполне исправным. Через некоторое время должны будут прибыть специалисты, которые станут исследовать оставленную бывшими хозяевами технику. Эти трофеи кубинцы считали частичной компенсацией за многолетнее и практически бесплатное использование штатовцами части их территории.
  
  Глава 25
  
   Мыкола Поллитренко родившийся ровно через 10 месяцев после аварии в Чернобыле, гражданин независимой, возможно - и от здравого смысла, Украины, которая, как он абсолютно искренне считал, героически воюет с клятыми москалями уже пятый год подряд, держал путь в Литву в гости к родственникам, точнее, к своему дядьке по умершей в прошлом году матери. И белорусско-литовскую границу он пересёк незадолго до полуночи в ночь с 1 на 2 сентября. Отъезжая от таможни увидел, что где-то впереди что-то сверкнуло, но не придал этому особого значения, решив, что впереди гроза, но километров через 15 с изумлением обнаружил, что знакомая асфальтированная дорога закончилась и началась грунтовка. Да ещё и лежащая много ниже асфальтированного участка. Он едва не потерпел аварию, остановился у самого среза. Это была уже третья его поездка по этому маршруту и удивлению его не было предела, ибо раньше не наблюдалось ничего подобного. Спустившись на грунтовку, благо ехал на внедорожнике, продолжил свой путь. Очень скоро въехал в незнакомое небольшое село старинного вида в котором не было не только освещения, но даже электрических проводов идущих к домам. Разбудив нескольких недовольных аборигенов и, наконец, найдя человека, который сносно разговаривал по-русски, после долгих расспросов с обоюдными непонятками, с изумлением узнал, что здесь стоит 1939 год. После этого для прояснения обстановки решил вернуться назад к пограничному переходу. Куда быстренько так доехал, и который за это время никуда не делся. Уже в дороге выяснилось, что он не может ни с кем связаться по сотовому телефону, хотя уровень сигнала был вполне нормальный если верить его смартфону. Границу пересекать не стал, но рассказал обалдевшим пограничникам о случившимся и попросил позвонить со стационарного телефона. На что был получен ответ, что связи у них нет уже около двух часов. Вот тут ему пришло в голову включить радио, что он и сделал, заехав на стоянку у таможни. Там он оказался в гордом одиночестве.
  На УКВ диапазонах было всё как обычно. Хорошо прослушивались с десяток белорусских радиостанций. Никаких необычных сообщений не наблюдалось. Но ни одной литовской станции не было слышно. Как и польской, хотя и до них было рукой подать. В приёмнике имелся ещё средневолновый диапазон, который он почти никогда и не включал. А тут пришлось и его задействовать. Удивило, что как раз тут было довольно много станций: парочка белорусских, с десяток немецких, что-то пробивалось, иногда довольно громко, и на других языках, но он их не знал и понять содержимое не мог. Впрочем, ещё встретились штуки три слабо слышимых русскоязычных передачи. Пара часов прослушивания немецких и русских станций навела его на мысль, что все эти радиопередачи действительно из 1939 года. Соответственно, попали в этот мир обширные территории. После чего, решив, что с него хватит на сегодня потрясений, заснул.
  Проснувшись около половины восьмого утра, перекусив имеющимися с собой бутербродами и хлебнув кофе из термоса, решив всё же ехать в сторону Литвы. Благо, на последней белорусской заправке залил в бак топлива под пробку, да ещё 2 канистры наполнил. Уже был в курсе, что в Литве это добро намного дороже. Конечно, он прекрасно понимал, что в связи с произошедшем в это время никакого его дядьки тут быть не могло, ибо тот переселился сюда только в 2008 году. Вернее, теперь уже, возможно и не переселится, да и не родился он тут пока. Доехал до знакомой границы межмирового перехода, а далее потихоньку порулил в сторону Пруссии. Благо, карта у него была бумажная, не любил он все эти новомодные навигаторы. По пути заезжал в прилегающие сёла и деревеньки, а то и небольшие городки, по возможности разговаривал с людьми, если они знали русский или немецкий язык хоть в какой-то мере. Если самому ему задавали неудобные вопросы и настаивали на ответе, то садился в свою машину и без объяснений и не дожидаясь обострения обстановки уезжал. Преследования особо не опасался, не здешней технике с ним соревноваться в скорости. В общем-то, больше особо нового он ничего и не узнал. Лишь получил ещё одно доказательство того, что действительно оказался в 1939 году, да ещё и не один.
  Оставалось решить, что делать дальше. Возвращаться ему было, в общем-то - некуда. Украина-2019 осталась в том мире, а Украину этого мира, как он знал из учебника истории, вот-вот должны занять клятые москали. Прятаться по лесам до прихода немцев его тоже не особо вдохновляло. Да и не факт, что тут они нападут на СССР. Он помнил рассказы своего прадеда, не так давно покинувшего сей бренный мир. Тот почти 3 года прятался по схронам, мёрз и голодал. Пока его в конце концов не поймали и не дали десять лет лагерей в Сибири, да и то лишь потому, что следователи не узнали всех подробностей его, косящего под недалёкого простачка, скитаний и сколько пособников клятых москалей он погубил. Можно было вернуться в Белоруссию, но Мыкола очень опасался коммунистических замашек Батьки, ибо всплывало его имя уже в Интернете как ярого сторонника уничтожения всех москалей. Поэтому был уверен, что белорусские спецслужбы таких людей брали, как говорится, на карандаш. Вот он и остановился вечером в километрах 15-ти от границы с Пруссией в раздумье, а куда бы дальше двигать.
  Кстати, машина у него была - российский УАЗ Патриот, что на первый взгляд, довольно странно для такого ярого украинского националиста. Но всё объясняется довольно просто. Он получил её в наследство от своего отца с которым мать развелась после того, как единственному сыну исполнилось 18 лет. После развода вскоре женился вновь, но детей с новой женой так и не сподобился завести, а 3 года тому назад и вовсе овдовел. Жил довольно скромно в маленьком сельском домике, не представляющем из себя ввиду старости особой ценности. Сын, несмотря на развод с его матерью, изредка бывал в гостях. Впрочем, возможно в этих посещениях был и шкурный интерес, папаша частенько спонсировал своё великовозрастное дитя. Несмотря на то, что сын сам частенько ездил на заработки в Германию, но деньги у него в руках как-то не задерживались почему-то. Отец, будучи гастарбайтером в России в течение полутора десятков лет, там и заработал на авто И приобрёл себе лимузин как раз незадолго до киевского майдана. Правда, особо-то и не поездил на ней, ибо больше жил в России, работая там, чем на родине. А тут, приехав в очередной отпуск, заболел. Болезнь и не особо серьёзная по меркам XXI века - аппендицит. Но времена наступили такие, что бесплатной медицины не стало. Рядовая операция, за которую, впрочем, родитель выложил круглую сумму, прошла не особо удачно и дала осложнения. В считанные дни были истрачены почти все сбережения, он подумывал уже о продаже машины, но, увы, не суждено было. Умер бедолага. В завещании числился только Мыкола, более близких родственников не имелось, вот и стал гражданин Поллитренко владельцем изделия оккупантского автопрома. Хотел было поменять на что-либо более приемлемое для гражданина великой Украины, но не срослось. Продать такую машину за более или менее приемлемую цену на Украине было затруднительно, а за те деньги, что давали, можно было приобрести разве что разбитый запорожец четвертьвековой давности. А своих денег у него в заметных количествах отродясь не было. Продажа же отцова дома с трудом компенсировала расходы на похороны. Вот и приходилось ездить на подарке, подвергаясь насмешкам от друзей и знакомых.
  К вечеру, остановился у обочины дороги и стал готовиться к ночлегу. Почему-то вспомнилось, как в начале 2015 года довелось немного повоевать в районе Дебальцево, но уже на исходе второго месяца службы москальский снайпер ранил его в самую верхнюю часть правой ноги в процессе временного отступления их добровольческого батальона. С тех пор он хромает и вынужден был оставить службу. За это ранение менее патриотически настроенные знакомые между собой звали его в попу раненым.
  Мыкола было уже совсем собрался укладываться спать, как в 21 час вечера по радио стали передавать обращение президента Лукашенко к гражданам Белоруссии. Из него он узнал некоторые подробности переноса. Оказалось, что в 1939 год Белоруссия переместилась с незначительными прилегающими территориями и Смоленской областью в придачу. Все остальные страны этой Земли тут, так сказать, местные. Выслушав сообщение, украинский патриот понял, что его надежды на то, что сюда могла попасть хоть часть его Украины-2019, оказались тщетными и у него остался только один выход. Он завёл двигатель и не особо торопясь покатил в сторону границы с Пруссией, разогнавшись лишь тогда, когда в поле зрения показались пограничные сооружения.
  
  Глава 26
  
  3 сентября 1939 года. Около11 часов утра берлинского времени. Фюрер германской нации работал в своём уже давно ставшим таким привычном кабинете. Разбирал бумаги поступившие из генерального штаба сухопутных войск. Просматривал их, не особо заморачиваясь, в том же порядке, в каком они и лежали аккуратной, но довольно увесистой стопкой. Многие граждане Германии, доведись им каким-то чудом наблюдать за работой вождя на его рабочем месте, наверное, не сразу бы его узнали. Дело в том, что Гитлер был в очках. В коих никогда не показывался на многочисленных публичных мероприятиях. Возраст давал свои результаты и прогрессирующая дальнозоркость не позволяла нормально видеть вблизи, что было крайне неудобно при работе с бумагами и особо не мешало ему при многочисленных выступлениях, где он обычно говорил без всяких бумажек. Если же следовало произнести заранее заготовленный текст, то он печатался на специальной пишущей машинке с крупным шрифтом. Гитлер считал, что появление на публике в очках, как сказали бы через многие десятилетия в будущем, испортит его имидж.
  Первыми шли сводки с польского фронта. К его удивлению и радости, дела там обстояли не хуже, чем в самых радужных прогнозах. Всё шло по плану. Местами всего лишь за прошедшие двое суток боёв произошли значительные вклинивания в польскую оборону. На настоящее время даже удалось пробить долгожданный коридор в Пруссию. Польская армия пока не бежала ещё, во многих местах упорно оборонялась, но немецким танковым соединениям сразу с нескольких направлений удалось прорвать оборону и выйти в тыл польских войск, грозя окружением. Союзники Польши, англичане и французы, пока войну Германии не объявили. Но по агентурным данным, это ожидалось буквально сегодня. Также разведке стало известно, что во Франции началась мобилизация. Но военные действия на западной границе пока не шли. Гитлер рассчитывал, что к тому времени, пока союзники будут готовиться к войне, основные силы польской армии уже будут разгромлены.
  Наконец, вся эта кипа документов была прочитана, где надо - поставлены подписи. Остались полтора десятка листов, вложенных в тонкую бумажную папку. Подписана папка была самим Гальдером - начальником генерального штаба Верховного командования сухопутных войск вермахта. Открыв её и начав читать, фюрер, как минимум, сначала сильно удивился. И это удивление росло с каждой новой прочитанной строчкой. Начинались документы имеющиеся в папке с чего-то типа предисловия, в котором говорилось, что 2 сентября в 23 часа 45 минут в южной части границы Пруссии с Литвой был задержан человек, пытавшийся пересечь эту границу на автомобиле неизвестной марки. Появившись со стороны Литвы на большой скорости, машина, не останавливаясь, сшибла шлагбаум литовских пограничников, но затормозила перед их немецкими коллегами. Из неё тут же вылез человек, который сразу же и сдался им без сопротивления.
   После задержания выяснилось, что он является гражданином Украины, страны в этом мире не существующей. На вопрос, откуда взялась независимая Украина задержанный рассказал, что сам он из другого мира, где существует точно такая же планета Земля, только там сейчас уже 2019 год. И сюда перенёсся не только он, но целая страна - Белоруссия с какими-то прилегающими окрестными территориями. Сам нарушитель границы вполне сносно говорил на немецком. Своё знание языка он объяснил тем, что больше десяти лет периодически работал в Германии того мира, Германии начала XXI века. Как доказательства своего иновремённого происхождения он предъявил свой автомобиль и, главное, находящийся с ним так называемый смартфон. И если что-то типа подобного авто этом мире поднапрягшись можно было соорудить, то демонстрация возможностей смартфона, который одновременно мог быть переносным телефоном, фотоаппаратом, кинокамерой, телевизором и даже невиданным в этом мире мощным вычислителем убедила сомневающихся.
  Было доложено начальству о происшедшем и с наступлением рассвета попадаловец был доставлен в Берлин. В ожидании самолёта пришелец в письменном виде изложил историю своего появления. Писал на русском языке, так как на несмотря на сносное знание немецкого, писать на нём почти не умел. Именно она, срочно переведённая на немецкий язык, и была на оставшихся листках. И дальнейшее фюрер узнал уже из предложенного перевода.
  Попадаловец постарался изложить историю своего мира начиная с конца 1939 года. Гитлер узнал, что войну с Польшей Германия выиграет легко, также, не особо напрягаясь, в следующем году она расправится с Англией, Францией и прочими их мелкими союзниками. За следующие неполные 2 года Рейх оккупирует кроме них Данию, Норвегию, Югославию и Грецию. А 22 июня 1941 года начнётся война с СССР. Сначала СССР будет терпеть поражение за поражением. Он потеряет Белоруссию, Украину, Прибалтику, немецкие войска будут стоять у стен Москвы и Ленинграда. А потом судьба отвернётся от Германии, в 1944 году в спину немцам ударят Англия и США и война закончится в мае 1945 года. Окончание войны советские войска встретят на развалинах Берлина. А немцы потеряют в войне более 10 миллионов своих граждан. А от многих германских городов останутся только руины.
  Германия потеряет много своих земель, которые в большинстве своём отойдут к Польше, а сама более 50 лет будет разделена на 2 государства. И даже, несмотря на объединение, и в 2019 году на территории Германии будут расположены множество военных баз США. Страной будет руководить женщина, не могущая без указания из Вашингтона и шагу ступить самостоятельно. А в Берлине будет полно выходцев с Азии и Африки, которые будут буквально терроризировать немцев. А в Берлине если и будут проходить какие-либо парады, то только парады пидорастов.
  Гитлер после прочтения папки, наверное, с полчаса неподвижно сидел за столом, уставившись в одну точку. Ему не хотелось верить прочитанному, но он понимал, что всё это правда. Пусть в чём-то и искажённая местами, но значения это уже не имеет. К тому же, на последнем прочитанном листе было рукой Гальдера приписано, что срочно организованное прослушивание эфира лишь подтверждает слова перебежчика. И со всей ясностью он осознал, что если не менять своих планов, то результат и в этой реальности окажется таким же. Ну, разве что сроки могут немного сдвинуться в ту или иную сторону.
  Гитлера можно считать кем угодно. Но абсолютно ясно, что он для Германии видел судьбу великой державы, с мнением которой считаются все. И уж явно в его планы не входило получить разрушенную войной войной собственную страну и многомиллионные жертвы среди немецкого народа, не считая огромного количества калек, а в довершении ко всему его самого, принявшего яд в развалинах имперской канцелярии. Пока было ясно только одно: решение о войне на два фронта, погубившее и прежний немецкий Рейх и приведшее к потери огромных территорий и выплате колоссального размера репараций, было ошибочным. В принципе, пока ещё была гипотетическая возможность выбора с кем ему быть, с Англией и Францией или с СССР.
  Тут на столе зазвонил телефон. Фюрер поднял трубку и выслушал говорящего. Это было сообщение о том, что Англия и Франция объявили Германии войну. Он медленно положил трубку на аппарат и опять надолго задумался.
  - Ну, вот, - пронеслась в голове мысль, - всё и решилось само. Остаётся убедить Сталина, что наш союз будет честным. С учётом того, что ему рано или поздно станут известны подробности возможного будущего, это будет ох как не легко. И ещё эта Белоруссия будущего, так некстати свалившаяся на наши головы. Надеюсь, у них не появится мыслей помочь полякам? И останавливаться уже нельзя в этой войне, поляков надо добивать. Получилось там, получится и здесь.
  
  Глава 27
  
  Москва. Кабинет Сталина. 12 часов 30 минут московского времени 3 сентября 1939 года. В своём рабочем кабинете товарищ Сталин обычно принимал посетителей во второй половине дня, притом, чаще всего - далеко за полдень. Или же, что практиковалось очень часто, даже начинал приём уже в вечернее время. И мог работать с посетителями иногда до 2 часов ночи или даже позже. Сегодня был необычный день. Крайне удивлённый Поскрёбышев, что, впрочем, никак не отразилось на его лице, увидев вошедших Молотова, Шапошникова и Берию с озабоченными выражениями лиц, тут же, как и распорядился до этого Сталин, пригласил их войти в кабинет фактически первого лица государства.
  - Товарищи, - хозяин кабинета, поздоровавшись и пригласив присаживаться, тут же заговорил, - вы уже знаете в общих чертах, что случилось неординарное событие - в нашу страну, пока непонятно каким образом, попали неизвестно откуда взявшиеся территории из другого мира. Об этом сегодня рано утром по телефону мне доложил товарищ Берия. Сейчас я попрошу его повторить сказанное здесь и, разумеется, с подробностями. Потом будем решать, что со всем этим делать.
  - Товарищи, - начал названный, - к нам попали не просто территории, а фактически - целая страна. Неведомо каким образом она, как мне объяснили, появилась тут из параллельного мира. Там такая же точно планета Земля, как и у нас. Судя по всему, и история там развивалась по точно такому же сценарию. Во всяком случае - до 1 сентября 1939 года. Единственное отличие - там стоит на дворе 2019 год. Первое сообщение я получил ещё вчера в 12 часов дня. Мне доложили по телефону от одного нашего райотдела по Брянской области. Ввиду явной фантастичности ситуации, я не стал сразу докладывать Вам, товарищ Сталин, а дал указание проверить данные и в случае их подтверждения, масштаб произошедшего. Такое невозможно сделать мгновенно, но уже к вечеру информация полностью подтвердилась, а к сегодняшнему утру мы получили данные и о масштабе произошедшего.
  - Оказалось, что к нам попала целая страна - Белоруссия. В том мире на сентябрь 2019 года - это независимое государство. Ну и ещё у нас оказалась практически целая Смоленская область из того мира. Она не государство там, а часть так называемой Российской Федерации. Которая с небольшими изменениями соответствует РСФСР нашего мира. Увы, товарищи, коммунизм в том мире не построили, более того, в 1991 году там произошёл контрреволюционный переворот. Сегодня утром самолётом в Москву доставили некоторые материальные доказательства из того мира. Впрочем, разрешите, товарищ Сталин, представить Вам некоторые вещи? - Берия кивком головы указал на принесённый им портфель, прислонённый к столу. Дождавшись кивка, вытащил оттуда книгу и передал хозяину кабинета, - это школьный учебник так называемой новейшей истории России. Сегодня утром самолётом переправили. Моим людям удалось достать его в одном из смоленских сёл того мира, расположенном недалеко от нашей Московской области. Он 2019 года издания, совсем свежий. Основную информацию об истории того мира я почерпнул из неё. Все события произошедшие до 1939 года о которых там рассказано, полностью соответствуют нашей истории. Вплоть до мелочей. Дата нападения Германии на Польшу тоже совпадает.
  - Товарищ Берия, - подал голос Вождь, - а как случилось, что там похерили завоевания социализма?
  - В учебнике об этом довольно туманно пишется, но я сделал вывод, что одной из причин стало то, что к руководству страной пришли откровенные враги. Но, если бы только туда. И у руля многих предприятий оказались люди, которые, наплевав на все завоевания социализма, были не прочь получить эти предприятия практически в личную собственность, на мнение собственных рабочих им было наплевать. Но, разумеется, просто так взять и ни с того ни с сего сменить государственный строй у них вряд ли получилось бы. Возмущённый народ просто смёл бы эту власть. Поэтому происходило всё постепенно. Можно сказать, за многие годы, если не десятилетия. Сперва понемногу в магазинах стали исчезать из свободной продажи многие товары и продукты. Не сразу, разумеется, постепенно. Вначале стали дефицитом некоторые предметы, я бы сказал, роскоши. Ну, например, автомобили. Потом стали пропадать из продажи даже велосипеды. Постепенно стало трудно купить интересные книги, мебель, холодильники. К середине 70-х годов во многих регионах дефицитом стали уже даже многие виды круп, сливочное масло, колбаса, мясо, сыры. То есть, даже товары первой необходимости. Дошло до того, что во второй половине 80-х годов почти по всей стране ввели талоны на продукты. И это несмотря на то, что производилось их в пересчёте на душу населения гораздо больше, часто - в разы, чем в СССР сейчас. Естественно, такое мало кому могло понравиться.
  - И это тоже в этом учебнике написано? - опять подал голос Сталин, - И, кстати, откуда взялся дефицит всего, если уже сейчас у нас в стране продуктов людям хватает, я не говорю уже про коммерческие магазины?
  - Нет, разумеется, не только в учебнике, в нём об этом говорится вскользь, выдавая это за порок социалистической системы. Мне вместе с этой книгой доставили мои люди несколько подшивок ихних газет, в том числе и социалистического толку. Там до сих пор имеется много сторонников социализма, они помогли нашим товарищам с поиском материала. В одной из доставленных газет была интересная статья, рассказывающая о том, как в том СССР постепенно убивали социализм. Дефицит возник не сам по себе, его искусственно создавали заинтересованные в этом антисоветчики. Для этого было много способов. Ни для кого не секрет, например, что в той же Африке есть много стран, где люди веками недоедают. Я не говорю, что никому не надо помогать. Надо. Но не за счёт благополучия собственного народа. Миллионами тонн это продовольствие из СССР шло за рубеж в виде помощи, не получая взамен ничего. Доходило до того, что какой-нибудь полуграмотный вождь в далёкой африканской стране лишь только декларировал желание строить социализм, как тут же щедрой рукой чиновников СССР туда начинала идти помощь. Которую эти руководители туземцев чаще всего разворовывали и уже наживались на её продаже голодающим. Так происходила дискредитация социалистических идей, а не их пропаганда.
  - Но даже вывозя многие миллионы тонн за рубеж в виде бесконечных подарков, голода в собственном государстве организовать не удалось, уж очень много производил СССР. В конце 80-х по всей стране продовольствие, вполне качественное заметьте, просто стали вывозить на свалки и выбрасывать. Повторяю, это происходило массово. Без общего руководящего центра такое было невозможно организовать в масштабах страны. И когда в стране стал вообще повальный дефицит всего, руководство в лице ставшего тогда Генеральным секретарём ЦК КПСС Горбачёва, объявило перестройку. Естественно, на первом этапе всё это происходило под социалистическими лозунгами, а дальше всё больше и больше начиналось сворачивание социализма и переход к капитализму. Развернулась пропагандистская компания где уверялось, что буквально сразу же все заживут богато и в магазинах появится всё. Действительно, в магазинах появилось это всё. Но в 10 и более раз дороже. Зарплаты же если и стали расти, то гораздо медленнее.
  - Объявили приватизацию. Якобы для народа. На деле же, львиную долю общенародной собственности захватили бывшие партийные начальники и руководители предприятий. Негативный отбор кадров дал свои ядовитые плоды. И, да, товарищ Сталин, этот негативный отбор начался сразу после того, как после смерти, кхм, Вашего двойника из того мира, подозрительной, кстати, к власти пришёл их Хрущёв. Во власть полезли карьеристы и прочая шушера. И чем больше времени проходило, тем больше таких людей там становилось. А в конце 80-х годов их стало может и не подавляющее, но большинство во власти. Людям же, на заключительном этапе почти все ещё советские СМИ внушали, что дефицит это черта, присущая исключительно социализму. Что только при рыночной экономике нет дефицита. Только не говорили при этом, что дефицита нет в магазинах, но многие товары для значительного количества населения становятся недоступны уже из-за высокой цены.
  - Самым страшным периодом для большинства людей стали 90-е годы, самый конец xx века. Доходило до того, что едва ли не половина населения страны откровенно голодала. Вместе с тем, страну захлестнул небывалый вал преступности. Сравнимый с оным в годы разрухи во время Гражданской войны. И на фоне всего этого в 1991 году происходит развал страны на отдельные уже не союзные республики. И не везде это было мирно. Вспыхивают вооружённые конфликты в Закавказье, Средней Азии, Молдавии. В самой России произошёл вооружённый мятеж в Чечне. Конфликт длился там десятилетие. И в соседних автономных республиках было неспокойно. А в 2014 году, когда кровопролитие везде практически прекратилось, началась гражданская война на Украине. В её ходе России удалось вернуть Крым, подаренный Хрущёвым.
  - А в самой России лишь после 2000-го года вроде как стала жизнь налаживаться. Людям объясняли, что это благодаря капитализму улучшается их жизнь, но забыли сказать, что это улучшение постепенно шло во всём мире благодаря научно-техническому прогрессу. Впрочем, россиянам даже несмотря на стабилизацию ситуации периодически приходилось ощущать на своей шкуре последствия регулярных кризисов присущих именно капитализму. На 2019 год в России практически нет бесплатной медицины. Нет полноценного бесплатного образования. Вернее, формально оно бесплатно, но, например, покупка учебников стоит больших денег, которая просто не всем по карману. Бесплатных кружков по интересам в тех же школах давно не стало. Качество образования деградирует с каждым годом. В стране существует огромная армия безработных. Во власти же творится засилье чиновников. Их армия по сравнению с временами СССР увеличилась едва ли не на порядок. Без взятки простым гражданам практически невозможно ничего добиться.
  - Теперь немножко о положении в ставших самостоятельными республиках. На 2019 год ни одна из них не живёт лучше России. В 90-е годы относительно неплохо жили прибалтийские республики. В основном за счёт транзита товаров из Российской Федерации и наоборот. Но во втором десятилетии XX века положение их во много раз ухудшилось, так как Россия переориентировала транзит на свои порты. Промышленность же своя в Прибалтике к этому времени за небольшим исключением перестала существовать. Кое-как работает сельское хозяйство, но его продукция в Европе неконкурентоспособна. Республики средней Азии оказались отброшены на десятилетия назад в своём развитии, чуть лучше положение у Казахстана, но ненамного. В странах Закавказья положение тоже оставляет желать лучшего, особенно сильно по сравнению с советским временем упал уровень жизни в Грузии. Примерно такое же положение в Молдавии. К тому же, от неё в начале 90-х фактически отделилось Приднестровье. Про Украину я уже упоминал, там идёт гражданская война. Наконец, несколько особняком стоит перенёсшаяся сюда Белоруссия. У неё осталась нетронутой практически вся промышленность, кое-что даже удалось модернизировать. Особенно нефтеперерабатывающие заводы. Сельское хозяйство тоже сохранило колхозный строй и работает. Это та республика, строй которой ближе всего к социалистическому. Несмотря на имеющийся заметный частный сектор. Основная её беда, на мой взгляд, почти полное отсутствие запасов полезных ископаемых. В этом свете, мне думается, мы можем наладить с ними сотрудничество.
  - Про присоединение её к нашему СССР военным путём, считаю, речи идти не должно. Она имеет относительно небольшую, но хорошо вооружённую армию. Техника которой современнее нашей на 80 лет. Тем более нецелесообразно это делать на фоне, как сейчас стало ясно, начавшейся так называемой второй мировой войны. Нам целесообразно иметь её своим союзником. В крайнем случае, цинично выражаясь, она может послужить буфером между нами и Германией. Но мне кажется, тесное сотрудничество между нами и Белоруссией сможет быть нам гораздо более полезным. С их помощью мы можем за считанные годы пройти путь, на прохождение которого, так сказать, естественным путём нам потребуются многие десятилетия. Мы можем поставлять так недостающие им сырьё и топливо. Притом, мне думается, практически в полном ассортименте. В связи с начавшимися военными действиями мы на какое-то время станем в этом монополистами. У них наверняка есть данные по ещё не открытым месторождениям полезных ископаемых. Нам это поможет сэкономить миллиарды рублей на их поиске, а для них это будет означать возможность загрузить работой свою экономику. Кстати, они выпускают грузовые автомобили, в том числе - большегрузные, и трактора. Нам это было бы не лишним. Да и военная промышленность имеется там. Всех данных мы пока не имеем о производимом там, но одно ясно, всё что там не делается, опережает по техническому уровню любую страну этого мира на десятилетия. Зачем нам что-то закупать в непредсказуемых САСШ, когда многое из нужного нам теперь под боком у нас есть?
  - И, наконец, к нам попала Смоленская область той реальности. С одной стороны, она вроде как относится к России. С другой стороны, тот мир до переноса не имел к нашему ни малейшего отношения. То есть, он является осколком той России. Мне думается, что всю эту информацию нам не удастся сохранять в секрете сколь-либо значимое время. И попытки их подмять под себя с большой долей вероятности сплотят против нас весь остальной капиталистический мир, так как будут восприняты ими как нашим желанием единолично завладеть достижениями цивилизации ушедшей на 80 лет вперёд в своём развитии. Войну же с объединённой коалицией стран остального мира мы вряд ли выдержим, даже если на нашей стороне окажется Белоруссия. Они нас просто задавят массой. Поэтому считаю, что смоляне или должны присоединиться к Белоруссии, или стать самостоятельным субъектом международного права. Мы же должны официально декларировать, что они вправе быть полностью независимыми государствами. Разумеется, пользуясь языковой близостью и общностью нашей истории, нам надо как можно скорее налаживать с ними как можно более тесное техническое и военно-техническое сотрудничество. Впрочем, мне думается, что в этом они и сами заинтересованы.
  - В заключение хотелось бы сказать, что также получил информацию о ходе начавшийся войны Германии и Польши. Уже через 2 недели основные силы поляков будут разбиты, Варшава окажется в окружении, а правительство сбежит в Румынию. В той реальности СССР начал освободительный поход на запад 17 сентября. И белорусские и украинские земли отошли к СССР. Не вдаваясь в подробности хочу сообщить, что уже в мае следующего года в том мире Гитлеру покорилась Франция всего за месяц, весной 1941 года - Югославия и Греция за пару недель. А 22 июня 1941 года Германия напала на СССР. Советский союз победил за 4 года войны, но погибло 28 млн. только его граждан. И в руинах оказалась большая часть его европейской части. Но, товарищи... Если с судьбой Польши уже практически всё ясно, то дальнейший ход событий может быть совершенно иным. На это повлияет фактор перенесённых территорий.
  Берия закончил свою речь и, убедившись, что к нему пока нет вопросов, сел на своё место. По его усталому виду и покрасневшим глазам было заметно, что прошедшую ночь он едва ли даже вздремнул хотя бы полчаса, получая и систематизируя постоянно поступающую информацию о произошедшем феномене.
  - Хорошо, товарищ Берия, - произнёс задумчиво Сталин, - теперь послушаем товарища Молотова. Вячеслав, какие у тебя будут предложения по твоему наркомату в связи с произошедшем?
  - Мне кажется, - начал тот, - надо оставить право первого хода за пришельцами. И для этого есть веские основания.. Начну с того, что у них есть фора в 80 лет развития. Соответственно, наверняка они раньше нас заметили сам фактор переноса. Даже если допустить, что сами к его организации не имеют никакого отношения. Далее, они знают о нас почти всё, мы же пока только то, что нам сейчас сообщил товарищ Берия. Но уже этого знания нам вполне достаточно, чтобы сделать вывод о том, что они не упадут в объятия Гитлера. А других серьёзных политических игроков рядом с ними нет. Мне думается, что уже сегодня или завтра следует ожидать от них делегацию с переговорщиками. Более того, если они к нам обратятся первыми, это даст нам некий политический выигрыш. Этим они как бы скажут, что мы им нужнее, чем они - нам. Проситель всегда в чём-то проигрывает изначально. Ждать от них военного нападения, как минимум в ближайшие дни, нам точно не стоит. Маловероятно что в том мире у них прошла мобилизация для войны с кем-то там. Да и слишком велика разница в количестве населения. Поэтому, нападать им на нас не имеет смысла. Им, наоборот, здесь срочно нужны союзники из крупных держав. Мы на эту роль подходим в первую очередь. И, товарищ Берия уже говорил, мы идеально подходим им на роль торгового партнёра. Без сырья, топлива и прочих материалов, которые мы им можем дать, какая бы у них там не была передовая промышленность, она просто не сможет работать.
  - Нам же срочно надо решать что мы можем от них получить. В связи со сложившейся сложнейшей международной обстановкой важнейшее внимание надо уделить военно-техническому сотрудничеству. Что конкретно нам нужно сейчас в этой области стоить узнать у нашего Генерального штаба. Как только дождёмся гостей, нужно срочно договариваться об организации посольств. И протягивать линию связи в Минск для минимизации времени обмена информацией. Ну, или, возможно они предложат свой вариант, как-никак вполне допускаю, что за прошедшие там 80 лет что-нибудь более современное и защищённое от прослушивания придумали.
  - Дело дополнительно осложняется тем, что кроме Белоруссии к нам попала Смоленская область. Об этом уже говорил товарищ Берия. Были бы это небольшим клочком территории, мы могли бы без особого шума его занять, никто и не заметил бы. Но тут достаточно обширная площадь, незаметно её прибрать к рукам наверняка не удастся. Поэтому в этом вопросе я присоединяюсь к мнению Лаврентия Павловича. На всякий случай напомню известное изречение, что политика - это искусство возможного. И тут следует поступить так, чтобы были наименьшие потери для нас. А, возможно, это будут и вовсе не потери, а приобретения.
  - Ещё считаю, что нашим военным и милиции, расположенным по периметру попавших территорий, следует проявить сдержанность, ни в коем случае не открывать огонь, во всяком случае - первыми. Возможные инциденты могут потом крайне негативно отразиться на наших дальнейших взаимоотношениях. Сейчас у нашей страны есть неплохой шанс совершить очередной научно-технический рывок. И помочь его нам сделать могут только выходцы из того мира будущего.
  - Хорошо, Вячеслав, - сказал Сталин после того, как докладчик умолк, - твоё мнение понятно. Теперь заслушаем представителя нашей армии. Вам слово, Борис Михайлович.
  - Товарищи, - поднялся с места Шапошников, - основное уже сказали до меня. Со своей стороны хочу заверить, что мы готовы выполнить любой приказ партии и советского правительства. Но при этом лично я считаю, что военное решение проблемы будет, наверное, худшим из возможных вариантов. Ибо противостоять нам будут в этом случае практически наши потомки. И, опасаюсь, могут найтись и другие желающие поучаствовать в драке. Те же немцы, например. А нам этого очень не нужно, даже если они предстанут в роли наших союзников.
  - Теперь по поводу того, какие потери понесла наша армия в связи с произошедшим событием. В количественном отношении - это порядка 25 000 человек, возможно несколько больше, так как в связи с начавшейся польско-германской войной началась передислокация наших войск в сторону границы. Но так как всё это только в начальной стадии, то дополнительные потери небольшие. Потери в технике тоже не ожидаются высокими, так как основная их масса в том районе сосредоточена на Украине. Через сутки, товарищ Сталин, у меня будет полная информация по нашим потерям и я Вам её предоставлю в докладной записке.
  - Далее, в настоящее время мы действуем по ранее намеченному плану и идёт передислокация войск в сторону польской границы. Ожидается, что к 15 сентября мы её практически завершим. Я дал указание чтобы войска, которые должны были следовать через Смоленскую область и Белоруссию, направлять в обход через территорию советской Украины. Маршруты следования сейчас уже согласовываются с наркоматом путей сообщения.
  - Считаю, что ранее принятый план по возвращению в состав СССР западных Украины и Белоруссии следует выполнить. Ну, с некоторой корректировкой, разумеется, так как возвращать потребуется только украинские земли. Это компенсирует и даже с большим запасом уменьшение нашего населения в связи с потерями от переноса и отодвинет западную границу на запад. Увеличения группировки численностью свыше плановой считаю не нужной. Справились в той реальности, значит и в этой справимся.
  - Думается, что следует озадачить наших дипломатов и ведомство товарища Берии в получении книг и прочих документов о ходе ближайших грядущих войн. Это позволит нам выявить наши промахи и скорректировать ход обучения наших бойцов и командиров. У нас появился уникальный случай учиться не на опыте прошлых сражений, а на опыте будущих! Конечно, я отдаю себя отчёт в том, что ход истории уже изменился и многие события могут пойти иным путём. Но полученные из будущего параллельного мира сведения помогут нам избежать многих ошибок.
  В ходе последующего обсуждения уже ничего принципиально нового сказано не было. Хотя все собравшиеся брали слово по нескольку раз, всё заканчивалось лишь уточнением каких-то частностей, читателем не интересных. Сталин, поняв, что все уже высказали своё мнения и только ждут его решения. Он уже собрался было произнести заключительную речь, как на столе зазвонил один из телефонов. Он взял трубку, понимая, что во время подобных совещаний его могут беспокоить только по поводу очень важных событий. Выслушал, задал несколько уточняющих вопросов, после чего медленно положил трубку на место.
  - Товарищи, - обвёл он взглядом собравшихся, - только что мне сообщили, что приземлился самолёт с представителями Минска. Судя по этому, пришельцы из иного мира всерьёз рассчитывают на установление с нами взаимовыгодных отношений. Мы были правы.
  
  Глава 28
  
  Как это на первый взгляд ни странно, первыми на появления пришельцев отреагировали какими-то осмысленными действиями немцы. Было срочно снаряжено 3 диверсионных группы с заданием доставить в Рейх кого-либо из числа пришельцев из параллельного будущего. Естественно, направлять их непосредственно на территорию Белоруссии было очень рискованно, всё же попало сюда целое государство, служба охраны границы у них предполагалась в рабочем состоянии. Поэтому тут была велика вероятность провала. И Гитлеру не хотелось начинать контакт с ними с такого факта, которые те наверняка сочтут за весьма и весьма недружественный шаг. Поэтому решено было 'языков' брать перенесённой полоске Литвы-2019. Благо вблизи границы с Пруссией ширина этого участка превышала 12 километров. Да и уже был пример успешного преодоления границы то ли господином, то ли товарищем Поллитренко.
  В общем, в ночь с 3 на 4 сентября три вооружённых поисковых группы переодетых в гражданскую одежду без особых помех попали сперва на территорию Литвы-1939, а оттуда переместились на полоску литовской же территории, но из XXI века. Диверсантам был отдан строгий приказ любыми способами избежать попадания в плен при возможном их обнаружении. Каждый из них был даже снабжён ядом, который должен был принять в случае опасности их захвата. Впрочем, всё прошло более чем удачно. Лишь одна группа уже при пересечении литовско-прусской границы рано утром 4 сентября была обнаружена в последний момент и даже обстреляна литовцами. Но те умудрились ни разу не попасть. А может и не старались это сделать, сильно ссорится с гансами они вряд ли хотели.
  Вылазки оказались более чем успешными. Через границу было переправлено в общей сложности дюжина нужных литовцев. Две группы вернулись в Пруссию уже утром 4 сентября. Третья лишь на следующий день. Но именно она действовала наиболее успешно. Она проникла наиболее глубоко на сопредельную территорию. Её командир не стал размениваться по мелочам, а уже в 10 часов утра 4 сентября, совершил со своими подчинёнными налёт на ту самую литовскую заставу, которую до них посетил известный нам Поллитренко. В связи с произошедшим переносом, потока страждущих попасть в сопредельное государство не было. Персонал заставы, который на описываемый момент состоял из 5-ти человек, не придал особого значения, что к ним подходит группа гражданских лиц из десятка человек. За это и поплатились, оказавшись связанными буквально за несколько минут. После этого, особо не торопясь, они погрузили пленников в их же автомобили, благо навыками шофёров владели практически все диверсанты, туда же поместили найденные у пограничников электронную технику, литературу и оружие. И спокойно уехали. Были некоторые трудности с освоением управления трофейной техники, но они были успешно преодолены. После этого, за день не особо спеша добрались до ближайшего пограничного перехода Литвы-1939, удалось даже, остановившись, немного поспать при этом, ведь ночь перед этим они провели без сна, двигаясь к цели, которую достигли к половине шестого часа вечера. Затем без единого выстрела повязали пограничников, не ожидавшего ничего подобного от пассажиров блестящих автомобилей незнакомых марок, и с триумфом въехали на территорию Пруссии. Забегая вперёд скажу, что прибалты за все эти фокусы даже не рискнули немцам объявить что-либо типа официального протеста.
  Все люди, участвующие в операции, без наград не остались, им были вручены железные кресты первого класса, а командир группы притащившей таможенников с их аппаратурой и техникой, был удостоен только что утверждённого рыцарского креста. Уже через неделю после операции награды всем вручал лично Гитлер. Правда награждённым запрещалось афишировать за какие заслуги они их получили. И в наградных листах о причине награждения было очень уж смутное описание. Тем не менее, диверсанты были на седьмом небе от счастья.
  В Берлин пленников и добытые девайсы XXI века, за исключением автомобилей, доставили самолётами двумя партиями. Первый самолёт приземлился на аэродроме под Берлином в 11 часов дня 4 сентября, а второй - уже почти в темноте в примерно 9 часов 30 минут. Этими же самолётами доставили и диверсантов. А через 2 дня в столицу Рейха доставили и трофейные автомобили. Они прибыли не своим ходом, а в кузовах армейских грузовиков, закрытые брезентом и под серьёзной охраной.
  Больше подобных операций немцами не проводилось, так как они очень опасались огласки. Тем более, практически всю нужную информацию они получили. Особенно много сведений содержалось в компьютерах таможенников. Притом, не в машинах принадлежащих самой таможне, хотя и там было чего посмотреть, а в 3-х личных ноутбуках сотрудников. Конечно, у гансов не было специалистов по вычислительной технике, но сами задержанные после того, как им обрисовали в доступной форме различные варианты их дальнейшей судьбы, всё с неподдельным энтузиазмом продемонстрировали.
  
  Глава 29
  
  С 8 часов утра 4 сентября белорусские военные начали операцию по взятию под контроль сопредельных с ними кусочков территорий из XXI века. Начали с польской границы, ибо существовала вероятность того, что всё это займут немцы или опомнившиеся от произошедшего поляки образца 1939 года. Сценарий по всей протяжённости границы с ними был один и тот же. На прилегающие к Белоруссии заставы или пункты перехода выходил парламентёр и объяснял охреневшим ляхам политику партии. Вкратце сообщалась, что от их страны осталась узкая полоска приграничных территорий, а дальше лежит только мир 1939 года. И дальше говорилось, что у них три возможности: во первых, они могут посопротивляться вторжению, но тогда будут уничтожены; во-вторых, могут просто уйти в Польшу восьмидесятилетней давности и там или сражаться с немцами или жить под их властью; в-третьих, они могут остаться здесь и дальше служить на тех же самых должностях, но уже считаться пограничниками Белоруссии. На размышления давалась пара часов, после чего они должны были дать ответ. Неожиданностей не произошло, подавляющее большинство панов приняло третий вариант.
  Уже в 10 часов утра подразделения белорусской армии начали свой путь к границе перехода. При этом ни одна польская застава не оказала вооружённого сопротивления. В большинстве мест перемещению белорусских войск до намеченных пунктов ничего не мешало. Буквально через полчаса или даже быстрее, ведь двигались они на БТР и БМП довольно быстро, достигли намеченных позиций и остановились. Танки решили не привлекать для операции, посчитав их мощь избыточной в данных условиях, хотя к границе всё же было подтянуто несколько танковых батальонов на всякий случай. Но в нескольких случаях армия вторжения столкнулась с вооружённым сопротивлением мелких подразделений польской армии 1939 года, успевших проникнуть на перенесённые территории. Впрочем, особого сопротивления они не оказали. Даже на БМП и БТРах белорусов броня была куда лучше, чем у любой имеющейся сейчас бронетехники поляков, которая к тому же была безнадёжно устаревшей даже по меркам этого времени.
  Впрочем, никаких танковых сражений и не было. Тут встречалось что-то типа разведывательных подразделений польской армии, посланных узнать, что это за географические изменения тут произошли, самым грозным вооружением которых были пулемёты и ручные гранаты. Пулемёты броню не пробивали, а на расстояние броска ручной гранаты никто польских вояк подпускать не собирался. Да и в бой-то они вступали скорее от безнадёги, не надеясь убежать, ибо встреченные конные подразделения предпочли в бой не вступать, а, как говорится, быстро сделать ноги. Уже к полудню армейцы заняли позиции по всей протяжённости границы переноса . Сразу же началось сооружение блокпостов. Старая линия границы пока не демонтировалась, но половине личного состава пограничников с неё приказано было уже в час дня начать движение в сторону новой границы для усиления армейских подразделений. Но них же была возложена задача начать её первоначальное обустройство. Дело облегчалось тем, что линия переноса была везде чётко различима.
  Убедившись, что занятие западных рубежей прошло по плану, в 14 часов началось аналогичное мероприятие по отношению к полоскам прилегающих территорий Прибалтики, Украины и России переместившиеся вместе с ними. Здесь тоже прошло всё гладко: сперва пограничникам, как ранее - польским, делали предложение, от которого они не могли отказаться, а потом начиналось движение войск. К вечеру операция по присоединению земель была закончена. Более того, на всех дорогах были оборудованы какие-то подобия блокпостов. По плану, к 10 сентября граница должна была быть полностью оборудована. Конечно, до уровня старой границы и тогда будет далеко, но заграждения из колючей проволоки, контрольно-следовые полосы, пункты перехода и, разумеется, пограничные столбы должны уже быть на месте. Работа предстояла тяжёлая, но жизнь требовала воистину стахановских темпов. К тому же, в помощь должны были подойти гражданские строители.
  К операции было привлечено около 70% имеющейся в наличии сухопутной армии. Но уже с 3 сентября начались по указу президента набор в войска добровольцев и очередной воинский призыв. Более того, этот же указ предусматривал уголовную ответственность за уклонение от призыва без уважительных причин. Так же на военную службу призывались многие офицеры запаса. Планировалось к 17 сентября довести численность личного состава до 200 000 человек. По оценкам специалистов не менее 80% от этой численности будут уже иметь опыт воинской службы.
  На Смоленщине подобную операцию провели ещё 3 сентября, но их оперативность и не удивительна. Там ведь не было никакой государственной границы. И посты на дорогах заняты были полицией, а не армией. Но там уже пошла работа по набору людей в пограничные войска. Костяк этой службы должны были составить люди, ранее занимающееся охраной российско-белорусской границы. Ну и Батька на первое время обещал немного помочь со специалистами.
  Ситуацию в Белоруссии осложняло то обстоятельство, что что буквально со дня на день ожидалось нашествие беженцев из Польши. Конечно, это не те бородатые 'беженцы', что заполонили Европу XXI века, они в подавляющем большинстве своём никаких преступлений совершать не собираются, но ведь их где-то нужно будет разместить и обеспечить продовольствием. Впрочем, практически все эти люди работящие и правительство страны уже думало, как можно будет использовать их с пользой для страны. Весьма и весьма заметную долю среди прибывших должны будут составить евреи. Некоторую долю молодёжи среди них можно даже попробовать отправить на службу в армию. Вряд ли у кого из них возникнет желание пойти работать на немцев. Впрочем, народ этот в большинстве своём образованный и применение им можно будет найти с пользой для страны.
  
  Глава 30
  
  3 октября ровно в 20 часов посланцев Лукашенко принял лично народный комиссар иностранных дел СССР знаменитый товарищ Молотов. И это несмотря на то, что главой делегации белорусов был всего лишь заместитель министра иностранных дел. Гостей удивило, что хозяин кабинета уже в курсе о масштабах переноса. В глубине души каждый из них почему-то считал, что всё в этом мире идёт в намного медленнее, чем в начале века XXI-го. Про то, что кроме интернета может существовать разветвлённые телефонные и телеграфные сети, по которым сообщения достигнут ненамного медленнее, они как-то не подумали. Ещё им казалось, что их довольно долго будут мурыжить, перекидывая от одного чиновника к другому. Но всё решилось на удивление просто. Путь от аэродрома до Москвы занял гораздо больше времени, чем ожидание самого наркома.
  Пришельцем было несколько неуютно в тот момент, когда они вошли в рабочий кабинет Вячеслава Михайловича. Всё же в их мире этот человек был мёртв и уже довольно давно. И осознание того, что это, собственно говоря, параллельный мир и несколько другой Молотов, который, как говорится, тут живее всех живых, не особо успокаивало. Впрочем, после начала беседы, когда стали решать не проблемы мистические, а проблемы реальные, им стало некогда забивать свои головы ерундой.
  Начали с того, что договорились о дате прилёта полномочной делегации из Минска для переговоров. Решили, что время не терпит, и всех вполне устроит, если сами переговоры начнутся уже с утра 6 сентября. Благо, расстояние между столицами относительно небольшое и самолёту всего-то требуется пара часов полёта. За это время можно будет подобрать здание для белорусского посольства. Хозяин кабинета не имел никаких возражений и по поводу того, что в переговорах хотят принять представители Смоленска.
  Далее, гости представили списки того, что республика может предложить Советскому союзу и перечень того, что хотели бы купить. Уточнили, что это пока предварительные перечни для предварительного же ознакомления, ибо всё составлялось в спешке, полномочная делегация уже приедет с более детально проработанными документами, где будет указано количество потребного и более подробный список возможного белорусского экспорта. Также будут представлены подобные документы со стороны Смоленска.
  Молотов несколько минут вчитывался в документы. После чего сказал, что передаст их лично товарищу Сталину и добавил, что тот наверняка заинтересуется поставками сельскохозяйственной техники, особенно - тракторов. Также выразил интерес к покупке военной техники различного назначения и радиостанций. И тут же спросил, а не изготавливает ли Белоруссия самолёты. На что был получен ответ, что они могут только ремонтировать их, зато в Смоленске есть авиазавод. Он, правда, делает только гражданские самолёты, но многие технологии, которыми там владеют, вполне могут использоваться и при производстве военных самолётов.
  Когда обговорили вопросы межгосударственного сотрудничества, глава делегации передал послание Лукашенко к товарищу Сталину в котором сообщалось, что Белоруссия ничего не имеет против возврата СССР своих западноукраинских земель у Польши. Более того, готова оказать в этом благом деле посильную помощь братскому народу СССР. Послание, естественно, было запечатано, но наркому тут же сообщили о его содержимом, что последнего обрадовало и слегка удивило. Впрочем, эти эмоции никак не отразились на выражении его лица.
  А в это самое время прибывшие вместе с дипломатами технические специалисты уже распечатывали и устанавливали привезённое оборудование цифровой связи в специально отведённом помещении Кремля, расположенным хотя и не рядом с кабинетом Сталина, но довольно близко от него. Предполагалось, что тут останутся для последующей посменной работы 4 человека. Они же и будут обучать местных связистов работе с техникой. Главной тут была аппаратура цифровой связи. Не бог весть какая продвинутая по защищённости, в XXI веке специалисты смогли бы прочесть переданные с её помощью сообщения буквально за считанные минуты. Но в этом мире таких спецов ещё не было, поэтому можно было не особо напрягаться. Даже если бы какие-нибудь англичане и перехватили сигнал, расшифровать его на технике 40-х годов было всё равно принципиально невозможно. Кроме этого, тут же будет находиться компьютер с подключенными к нему принтером и сканером, сетевой концентратор. Последний планировалось использовать для создания небольшой локальной сети из десятка персональных компьютеров. Но на первом этапе привезли всего 3 машины. Один ПК, повторюсь, стоял тут, он был связным звеном между аппаратурой цифровой связи и сетевым концентратором. Второй в комплекте со сканером и принтером уже был установлен в кабинете Вождя и даже опробован в работе, но к создаваемой компьютерной сети пока не был подключен. Кому ставить оставшийся аппарат пока не было решено, и он стоял не распакованным в углу комнаты.
  Одновременно где-то на крыше здания устанавливали мачту с антенной. Первая было местного производства, вторую - привезли из Минска. Тут трудилось несколько местных специалистов, но руководил работами один из пришельцев. В это же время в городе Гагарине Смоленщины тоже шли работы по оборудованию пункта цифровой связи. Тут антенну установили на местной телевышке, благо она была довольно высокой, а аппаратуру установили в небольшой комнате здания, расположенного у её подножья.
  Далее сигнал должен поступать до Минска и Смоленска по уже существующим тут оптоволоконным линиям связи. Связь же между Москвой и Гагариным осуществлялась по радио в длинноволновом участке УКВ диапазона. Тут пришлось пойти на некий компромисс. Частоту нельзя было увеличивать - снижалась дальность уверенной связи. Но и уменьшать было тоже нежелательно - сильно падала пропускная способность. На первом этапе кроме голосовой связи планировалось организовать передачу текстовых и графических файлов. Чуть позже обещали подключить к Интернету местному. В дальнейшем планировалось вместо радио осуществлять связь через оптоволоконный кабель, а радио использовать лишь в качестве резервного канала..
  Кроме переговорщиков и техники, в Москву была доставлена техническая и историческая литература второй половины XX века и начала XXI. Набор был довольно бессистемный, брали всё, что под руку попалось. Сказывалась спешка в сборах. Да, собственно говоря, особой необходимости и не было в какой- либо систематизации. Потом можно было вести уже что-то там по заявкам. Среди привезённого были большая карта с залежами полезных ископаемых в СССР, учебники новейшей истории России и мира, многотомник по истории второй мировой войны. Лично товарищу Сталину везли в подарок от Лукашенко ноутбук. В него тоже успели закачать довольно много полезной информации. Даже несколько фильмов не забыли. К нему прилагалась парочка небольших книжек с информацией для начинающих пользователей таких девайсов.
  Одним из самых существенных подарков фактическому руководителю СССР являлся список известных на 2019 год агентов иностранных разведок и собственных предателей. Тут же прилагалось описание кто и чем успел 'прославится'. Информация была очень своевременной, так как сведения о произошедшем переносе территорий не могли оставаться в тайне долгое время. Шпионы и предатели не были абсолютными идиотами и вполне могли сделать ноги когда разберутся в сути явления.
  
  Глава 31
  
  В столицах пока ещё независимых прибалтийских государств Литвы и Латвии заподозрили, что на их приграничных землях происходит что-то непонятное, ещё 2 сентября где-то в середине дня. Но основной новостью в этот день стали известия о нападении Германии на Польшу. Поэтому информации о пропадании связи с пограничными заставами на границе с СССР не придали особого внимания. Тем более, связь, пусть и не в таких масштабах, частенько и раньше пропадала, правда одновременно проводная и беспроводная вроде из строя ещё не выходила. На всякий случай связались со своими посольствами в Москве, откуда их успокоили, что всё нормально. А дальше было воскресенье, чиновникам хотелось отдохнуть, а не забивать головы всякой не стоящей по их мнению особого значения ерундой.
  Но, появившись утром 4 сентября на работе, чинуши с изумлением узнали, что связь каким-либо волшебным образом не восстановилась. Утешало только отсутствие русских танков на подходе к столицам. Довольно быстро выяснилось, что ответа нет только от пограничных застав на южной границе и мелких населённых пунктов, расположенных в узкой приграничной полосе. Для прояснения ситуации с середины дня привлекли авиацию. Уже через пару часов получили сообщения, что там происходит что-то непонятное: изменились очертания приграничных поселений, некоторые исчезли совсем. Один, то ли очень отважный, то ли очень больной на всю голову литовский лётчик при попытке немного перелететь линию границы тут же был сбит неизвестно чем. Пилот только успел, заикаясь от волнения, передать, что в его сторону движется что-то непонятное и с очень большой скоростью, оставляя за собой белесый след и что попытки маневрирования ничего не дают, объект как привязанный следует в сторону самолёта. После чего был услышан непонятный треск и связь внезапно прервалась,больше уже не возобновляясь.
  История с самолётом имела продолжение. Уже на следующий день, примерно в полдень, над площадью перед зданием литовского Сейма в Каунасе зависла винтокрылая машина, в которой люди XXI века легко могли распознать военный вертолёт ещё советского производства Ми-24В. Примерно через минуту боковая дверца распахнулась и на тонком тросе прямо перед входом здания с него опустилась небольшая закрытая на защёлку металлическая коробочка. После чего вертолёт скрылся в том же направлении, откуда появился. Сверху опустившегося груза был приклеен лист бумаги, на котором красивым шрифтом по-литовски было напечатано, что тут содержится послание от президента Белорусской республики Лукашенко Александра Григорьевича президенту Литвы. Когда где-то через час последнему доставили это послание, он с изумлением обнаружил, что фактически это является ультиматумом.
  В нём сообщалось, что нарушивший воздушное пространство суверенной Белорусской республики литовский аэроплан своим падением причинил республике огромный материальный, моральный и прочий урон. Вследствие этого, руководство Белоруссии требует в двадцати четырёх часовой срок всё это дело объяснить и возместить. В противном случае оставляет за собой право в ответ самим принять необходимые меры вплоть до начала военных действий. Больше всего глава Литвы охренел от того, что ему даже не объяснили толком, какой такой ущерб его самолёт мог нанести невесть откуда взявшемуся на его голову аж целому государству, которым совсем недавно тут даже и не пахло. Впрочем, расплывчатость требований объяснялась достаточно просто: составители бумаги во главе с Лукашенко сами ещё не придумали, какие конкретные претензии следует выдвинуть им к своему соседу за его нечаянную оплошность.
  На фоне этого самый главный литовец даже как-то и не подумал о судьбе несчастного лётчика, создавшему ему такую нешуточную головную боль. Впрочем, с пилотом как раз ничего особо страшного и не произошло, после попадания ракеты от ПЗРК он смог успешно выброситься с парашютом и довольно удачно приземлиться, отделавшись незначительными синяками. Основным неудобством для него после этого происшествие стало внезапно возникшее сильное заикание, от которого впоследствии он так и не смог избавиться!
  
  Глава 32
  
  Начало рабочего дня 4 сентября для Александра Григорьевича Лукашенко вроде не предвещало ничего экстраординарного. Единственное, войдя сегодня в кабинет, он почему-то подумал о том, что его первая рабочая неделя в этой реальности из-за переноса невольно оказалась на 2 дня длиннее обычной. Конечно, вчера и позавчера тут были вроде как выходными днями, но произошедшее никак не способствовало отдыху. Хорошо ещё, что хотя бы 1 сентября ещё в том мире удалось выкроить день отдыха для себя. С тоской глянув на внушительную кипу бумаг, вздохнул и принялся за работу. Приходилось торопиться, ведь сегодня ещё предстояло присутствовать на заседании кабинета министров, после чего необходимо было ещё принять ряд посетителей. В общем, рабочий день грозил растянуться до позднего вечера.
  Но где-то через час после начала работы требовательно зазвонил один из телефонов. По пустякам тревожить президента во время работы было как-то не принято, следовательно придётся оторваться на какое-то время от бумаг. Лукашенко поднял трубку. Выяснилось, что его решился побеспокоить министр внутренних дел.
  - Александр Григорьевич, - говорил между тем звонивший, понимаете, какое дело, с одной стороны, вроде бы и не очень важный вопрос, а с другой стороны, необходимо Ваше решение...
  - Игорь Анатольевич, - не выдержал президент, - ты, это, не тяни кота сам знаешь за что. Давай ближе к делу. У меня и без тебя сегодня работы по горло.
  - Понял. Я докладывал уже, что у нас приземлились несколько самолётов, которые летели транзитом в Европу или Россию через нашу Беларусь. В связи со всем этим, ну, Вы понимаете, они сели у нас. Ибо больше некуда было. Так получилось, что кроме аэродромного начальства этим пришлось заниматься и нашему министерству. Ну, Вы же знаете. Нам даже, с ведома министерства иностранных дел, пришлось выписать им бумаги для проживания их в нашей стране в течении какого-то времени. И, естественно, пришлось приставить людей, чтобы приглядывали за ними. Эти люди вчера и заметили в 9 часов утра, что три человека из размещённых нами в гостинице бывших пассажиров забрав с собой свои вещи из номера, пытаются, как бы это помягче сказать, сделать ноги. И это несмотря на то, что их просили пока не выходить за пределу гостиничного комплекса. Не такого уж и дешёвого, к слову сказать. Мои люди не стали их сразу задерживать, решили выяснить куда они направляются. Несколько раз они пытались уехать на такси, но видимо в чём-то не смогли договориться с водителями. Наконец, какой-то частник согласился их отвести куда-то.
  - Игорь Анатольевич, - опять вскипел президент, ну я же просил, ближе к делу!
  - Я уже подхожу к самой сути. Наши сотрудники задержали их на выходе из города. Тут же выяснилось, что они направлялись к нашей западной границе до Бреста. Ничего запрещённого у них с собой не оказалось. Правда, имелась крупная сумма денег в долларах и евро. Ну, и, очень дорогие ноутбуки у каждого. Естественно, очень возмущались задержанием, обещали поставить в известность о произошедшем аж всё прогрессивное человечество. Особенно буйствовал старший из них.
  - И это та самая важная новость, которой ты меня оторвал, понимаешь, от работы?
  - Да, Александр Григорьевич, она самая. Особенно если учесть, что старший этой группы - Чубайс.
  - Какой ещё Чубайс? - опешил Лукашенко.
  - Тот самый. Чубайс Анатолий Борисович. Должен был лететь на какой-то там симпозиум по правам человека в Лондон. Но не судьба. В момент переноса самолёт с ним находился где-то в районе Смоленска. Приземлился у нас в Минске.
  - А почему немедленно не доложили и вчера сразу после происшествия почему промолчали?
  - До меня самого информацию обо всём только утром довели, вот сразу и звоню Вам. Они, видите ли, не посчитали её важной. Я, товарищ президент, разберусь и виновные будут наказаны. Теперь, что нам делать с задержанными?
  - А что Вы сейчас с ними сделали? И, наконец, кто такие эти загадочные остальные двое?
  - Ничего особенного, Александр Григорьевич, вернули в тот же гостиничный номер из которого они скрылись. И, разумеется, поставили охрану. Вряд ли они сиганут с четвёртого этажа в окно. Там мостовая, разобьются. Остальные двое ничего из себя не представляют. Что-то среднее между охранниками и помощниками. Кстати, мы на всякий случай изъяли у них телефоны, ноутбуки и прочую электронику. Пусть телевизор смотрят, он там имеется. В ответ последовали такие оскорбления, что не каждый пьяный дворник выскажет.
  - Понятно. Ты, вот что, распорядись там, чтобы немного изменили условия содержания. Пусть поместят в комнату с решётками. Не тюремную, но чтобы возможность побега была исключена. И смотри, чтобы не дай Бог они там у тебя не самоубились случайно. Эта троица, особенно - Чубайс, мне нужна в полном здравии. Кормить тоже нормально. Без излишеств, но чтобы ни на грамм не похудели. И постарайся, чтобы слухи об их поимке не поползли.
  - Сделаем, товарищ президент. Всё будет в лучшем виде. Лично прослежу за выполнением Ваших требований.
  - Вот и хорошо, как только разместите их в новых апартаментах, доложишь. Только постарайся их из Минска никуда не перемещать, они в любой момент могут понадобиться.
  
  Глава 33
  
  Утро 4 декабря началось в вашингтонском Белом доме с переполоха. Наконец-то туда дошли сведения о переместившихся из будущего целых странах. Притом, почти одновременно о Белоруссии и Кубе. Про Смоленскую область пока ничего не стало известно. Никто ничего толком не знал. Первый звоночек пришёл из московского посольства, а потом информация посыпалась как из рога изобилия. Правда очень часто она была весьма противоречива, но, тем не менее, к утру сомнений в реальности произошедшего почти не осталось. Доложили президенту. Первым делом тот вызвал к себе в овальный кабинет вице-президента Джона Гарнера и государственного секретаря Корделла Халла. Если кто не в курсе, государственный секретарь в США выполняет практически те же функции, что и министр иностранных дел в других странах.
  Когда глава государства стал объяснять прибывшим суть проблемы, у тех практически синхронно появилась мысль о том, а всё ли нормально у Франклина Рузвельта с головой, вдруг затянувшаяся депрессия, которую уже начали называть Великой, сыграла с разумом руководителя страны злую шутку. Впрочем, вскоре они убедились, что реальность оказалась гораздо невероятней сюжетов всемирно известных писателей-фантастов.
  - К этому моменту, - между тем продолжал президент, - нас стало известно, что к нам переместилось 2 страны неизвестно каким образом и неизвестно откуда Это Куба и Белоруссия.. И совершенно непонятно, куда исчезли страны нашего мира. Мы пока не установили точное время случившегося, знаем лишь, что приблизительно это произошло ещё ранним вечером 1 сентября по вашингтонскому времени. То есть, почти двое с половиной суток тому назад. Ко мне первое сообщение поступило вчера в пять часов после полудня. Я сначала просто не поверил, но дал задание своим помощникам проверить информацию. Оказалось, что всё верно.
  - Теперь по оказавшимся у нас государствах. Складывается впечатление, что они прибыли сюда из нашего будущего. Точнее, из 2019 года. Начнём с Кубы. До этих событий это была фактически наша колония. Там, судя по всему, это вполне себе независимое государство. Есть подозрение, что несмотря на свою малость по сравнению с Соединёнными штатами, они обладают достаточно мощной армией. Каким образом страна освободилась от нашей опеки - не имею понятия. Возможно, что это произошло с чьей-то помощью. Но, это лишь мои предположения. Наверняка её армия обладает гораздо более совершенным оружием, чем мы. Всё же 80 лет прогресса просто не могли пройти мимо них. Как нам реагировать на всё это - совершенно непонятно. Прежде чем поставить в известность палаты Конгресса, нам следует выстроить свою позицию.
  - Независимой Белоруссии, как вам известно, в нашем мире до этих событий не существовало. Часть её территории принадлежит России, другая - Польше. Что там случилось и как она стала самостоятельным государством, точно пока неизвестно. Есть только информация о распаде СССР на несколько независимых государств примерно за четверть века до попадания сюда. Но она расположена достаточно далеко от наших границ и, следовательно, с выводами мы можем пока не торопиться до получения более подробной информации.
  - Далее, есть информация, что 1 сентября, с началом нападения Германии на Польшу, началась так называемая вторая мирровая война. Вчера в неё вступили Англия, Франция, Голландия и Бельгия, объявив войну Германии, что косвенно подтверждает вывод о том, что будут втянуты в военные действия много стран мира.
  - Наконец, скажу об источниках информации. Основные данные мы получили от наших европейских посольств, расположенных вблизи зоны переноса. Они же, в свою очередь, черпают сведения от прослушивания белорусских радиостанций, которых оказалось на удивления мало. А кубинских и вовсе не одной не смогли поймать. Такое ощущение, что либо их преднамеренно выключили, либо там существует что-то, что их заменило. Специалисты говорят, что этой заменой скорее всего является телевидение, которое передаётся радиоволнами с частотой многие десятки МГц. Их особенностью является малый радиус действия, практически в зоне прямой видимости. Я дал указание министру ВМС срочно снарядить несколько кораблей для рейда к побережью Кубы и при этом снабдить их аппаратурой и соответствующими специалистами для прослушивания эфира.
  - Вот я сообщил Вам практически всё, что известно на настоящее время по факту переноса. У кого будут какие предложения?
  - Наверное, первым выскажусь я, - поднялся с места госсекретарь, - ибо попали к нам из будущего не территории нашей страны. Информация, конечно, кажется фантастической, но, судя по всему, она является настоящей реальностью и что-то с этим надо делать. Так как я отвечаю за внешнеполитическую деятельность, то про неё и начну говорить. Мне думается, что нам надо срочно устанавливать дипломатические отношения с этими странами. Ясно, что их развитие ушло далеко вперёд по сравнению с нашим миром, и было бы неумным начать отношения с ними с конфронтации. То, что эта Куба уже не является нашей колонией надо признать как данность. И действовать исходя из этого. Конечно, было бы заманчиво получить в наше распоряжение ту же техническую информацию, которой владеют кубинцы. Но пробовать, во всяком случае - без предварительной разведки, сделать это силой, мне думается, будет верхом глупости. Представьте, например, что США попали бы в 1859 год. Мы бы могли там с лёгкостью завоевать весь мир, пользуясь подавляющим техническим превосходством. А здесь оное огромное превосходство имеется у кубинцев. Одно хорошо, что их вряд ли намного больше, чем 15-20 миллионов. Поэтому считаю, что и для нас они особой угрозой не станут из-за их относительной малочисленности.
  - Для того, чтобы делать какие-либо другие предложения, элементарно не хватает информации. Поэтому полностью поддерживаю решение президента отправить разведывательную эскадру к берегам Кубы. Ну и считаю, что надо дать им дополнительно указание не вступать в конфликт с пришельцами. Нам это точно не надо сейчас. По Белоруссии у меня нет никаких предложений. Пока мы можем получать информацию оттуда лишь через наших дипломатов, им же и надо поручить налаживание первоначальных контактов с руководством Белоруссии.
  - Джентльмены, - вступил в разговор Джон Гарнер, - действительно, сведений о случившимся очень мало. Более того, нет никаких гарантий, что в один прекрасный или не очень момент, всё может вернуться обратно. И, тем более, мы не знаем и, вполне вероятно, очень долго не узнаем причину произошедшего. Ибо её могут не знать и пришельцы. Но исходить, наверное, следует из того, что явление необратимо. Посылку разведэкспедиции считаю правильной и её надо как можно раньше начать. Предлагаю к аппаратуре добавить так же новомодные телевизоры. Наверняка, что там это направление радиовещания шагнуло далеко вперёд. Вполне возможно, что и в самом деле нет радиостанций оттого, что их заменило телевидение.
  - Ещё один нюанс... Насколько я помню географию, ближе всех до Кубы с нашей территории от Флориды. А там на полуострове у нас есть несколько вышек для антенн радиостанций и, кажется, телестанций. Правда, в последнее я менее уверен, надо проверять. Мы можем на ближайшую к Кубе вышку поместить телевизионную антенну и попробовать принять какую-либо передачу. Ну, разумеется, тут надо помощь соответствующих специалистов. Особо засекречивать эти исследования, думается, смысла никакого нет. Из-за масштабности действа скоро информация станет достоянием всех. Поэтому к работе по поиску радиосигналов можно подключить так называемых радиолюбителей и даже назначить им премии за хорошие результаты работы. Многие из этих людей нестандартно мыслящие, они имеют представление о направлениях развития радиотехники, что может привести к успеху раньше, чем это смогут сделать дипломированные специалисты.
  - Я предполагаю, что такая маленькая страна по территории и населению как Куба в том мире, откуда она появилась, не могла жить в условиях автаркии. Да и полезных ископаемых там не особо много. Поэтому почти наверняка она вела интенсивную торговлю с другими странами. После установления дипломатических отношений мы ввиду очень близкого расположения, можем стать её основным торговым партнёром. И за предоставленные ей ресурсы, мы можем потребовать взамен поделиться кубинцев технологиями их мира. Любые затраты на это окупятся очень скоро. Наша промышленность получит возможность совершить громадный технологический рывок. Не стоит забывать, что та же Белоруссия находится гораздо дальше. К тому же на пути к ней мы видим разгорающуюся войну всепланетного масштаба. В которую нам, я считаю, в связи с произошедшем лучше не ввязываться. По крайней мере, на её начальном этапе.
  - Хорошо, господа, - подытожил итоги разговора Рузвельт, - я согласен с вашими предложениями, благо никаких разночтений нет. Мистер Гарнер займётся реализацией своего предложения по радиопрослушиванию Кубы с территории Флориды. При получении каких-либо результатов, докладывать мне немедленно. Ну а мистер Халл будет пока готовиться к установлению дипломатических отношений, чтобы как только появится такая возможность, соответствующие люди готовы были их налаживать. Морской экспедицией уже занимается наш министр флота, а я передам ему ваши дополнительные пожелания. На этом пока всё.
  
  Глава 34
  
  Одними из первых в США пропаданием связи с Кубой озаботилась как это ни странно, мафия. Точнее, мафия организованная выходцами с Италии. На конец 1939 года на её деньги на острове при полном содействии тогдашнего руководителя её вооружённых сил Фульхенсио Батисты была организована сеть казино и дорогих отелей. И с неё же в Соединённые штаты рекой лились наркотики. Батиста к этому времени стал, наверное, самым влиятельным из кубинского руководства, к тому же уже в ближайшем будущем собирался примеривать под себя президентское кресло, поэтому с таким покровителям боссам мафии бояться было нечего. Естественно, руководители мафии обычно находились в США. И регулярно получали доклады о состоянии дел по телефону, а, что бывало едва ли не ежемесячно, и лично от руководителей заведений. Поэтому, когда утром 2 сентября очередного доклада не последовало, хозяева забеспокоились. Когда же, несколько попыток дозвониться на Кубу потерпели фиаско, беспокойство переросло в уверенность, что что-то пошло явно не так.
  В 5 часов после полудня 2 сентября 1939 года на разведку был отправлен с Флориды лёгкомоторный самолет, в котором кроме пилота был лишь один пассажир, но наделённый нехилыми полномочиями для прояснения ситуации. Последнее радиосообщение, принятое с самолёта, гласило, что они достигли побережья Кубы, после чего связь оборвалась. Так и не дождавшись ответа, мафиози в полдень следующего дня отправили на разведку сразу 2 таких же самолёта. Один летел головным, а второй отставал от первого на расстояние, позволявшее наблюдать за лидером на пределе прямой видимости. Сперва всё шло по плану. Но когда первый аппарат достиг территориальных вод Кубы, начались сплошные неприятности. Наблюдатель успел передать, что навстречу им поднялось на большой скорости несколько, предположительно, истребителей. После чего эфир на частоте передачи забило помехами и больше ничего разобрать не удалось. Ни в этот день, ни на следующий, от посланцев больше не было никаких известий.
  Мейер Лански, едва ли не самый авторитетный мафиозный босс во всей Северной Америке, уже к вечеру 2 сентября разослал приглашение главарям семей мафии о срочной встрече. Сходка состоялась уже в 10 часов следующего утра. В ходе разговора быстро пришли к выводу, что на Кубе произошёл государственный переворот и в стране, которую гангстеры считали своей законной вотчиной, пришли люди, настроенные к ним резко враждебно. Отсюда и демонстративное обрывание всех связей. Собравшиеся были людьми достаточно осведомлёнными и знали, что Куба имела в это время практически символическую армию. ВМФ представлял из себя несколько древних катеров, а авиация - несколько десятков не менее старых самолётов, большинство из которых уже вряд ли когда-либо имеют шанс взлететь. А небольшие подразделения сухопутных войск разбросаны по всей стране и вооружены едва ли не кремнёвыми ружьями. Поэтому почти единогласно было решено не ждать, пока новая власть укрепится, а срочно организовать карательную экспедицию и посадить в президентское кресло своего человека. Немногие осторожные голоса, предлагающие сначала всё хорошо разведать, а потом уже действовать, утонули в воинственных возгласах большинства.
  И уже в вечером с 4 сентября целая флотилия из полутора десятков разномастных судов отчалила в направлении Кубы. Ночное время подхода к побережью Кубы было выбрано по двум причинах. Во-первых, чтобы уменьшить вероятность их обнаружения каким-либо кораблём или самолётом на подходе к цели, во-вторых, чтобы не попасть под удар пусть и безнадёжно устаревшей на их взгляд, но всё же могущей быть опасной авиации. Планировалось, что к цели они подойдут перед самим рассветом. На судах расположились почти 900 вооружённых до зубов головорезов. У них имелось даже автоматическое оружие, включая несколько неизвестно где раздобытых зенитных пулемёта. Экспедицию возглавив сам Лански, расположившись с комфортом на арендованной шикарной быстроходной яхте со своими личной охраной и боевиками. Впрочем, в отличие от Чапаева, который в атаке предпочитал быть впереди на лихом коне, адмирал мафиозной эскадры держался в самом хвосте своей эскадры мотивируя это тем, что якобы капитан судна и команда ни разу не ходили в этих местах. Впрочем, никто особо и не возмущался по этому поводу.
  Сперва, действительно, всё шло строго по плану. Отправка, естественно, шла не из одного единственного порта, таких мест было более десятка. Портовые власти, и ранее регулярно стимулируемые денежными подношениями, предпочли никаких странностей в этом не заметить. Вся, можно сказать, пиратская флотилия собралась в одном месте в примерно двадцати милях от южной оконечности Флориды в восемь часов после вечера, обойдя при этом множество мелких островков. Акватория моря капитанам судов была хорошо известна, поэтому опоздавших не было. После сбора неторопливым одиннадцатиузловым ходом, чтобы не отстали самые медленные суда, корабли кильватерной колонной направились прямо на вход порта Гаваны. Чтобы не осложнять себя жизнь и избежать столкновений, после наступления темноты шли с зажжёнными ходовыми огнями, благо главарям мафии было хорошо известно, что на Кубе нет самолётов, могущих летать ночью. Даже и такой относительно светлой ночью.
  На тот случай, если доведётся встретить катера кубинских военных и команды там окажутся несговорчивые, на головные суда разместили боевиков с зенитными пулемётами. Жестяно-фанерным корабликам кубинцев этого должно было хватить с запасом. Наступившая ночь выдалась безветренная и звёздная, да ещё на небе присутствовала почти полная Луна, мафиозное воинство уверенно приближалось к кубинской столице не имея проблем с ориентировкой в пространстве.. Перед самым рассветом стали видны огни большого города. И вот это как раз насторожило многих, кто здесь бывал раньше. Ибо они хорошо знали, что нормальное освещение было проведено только в богатых кварталах. Остальная часть кубинской столицы как-то обходилась без этой роскоши. А тут иллюминация своей яркостью напоминала самые крупные американские города. Да и размером этот город был гораздо больше, чем знакомая многим Гавана. Завязались оживлённые радиопереговоры. После чего с помощью приборов проверили своё местонахождение. Всё говорило о том, что они прибыли именно туда, куда и стремились. Решили подойти поближе и уже там решать что делать дальше, сообразуясь с обстоятельствами.
  А тем временем рассвет вступал в свои права. Солнце ещё не показалось на горизонте, но видимость уже была вполне сносная. Как раз в это время флотилия из разномастных корабликов приблизилась ко входу в бухту. Увиденное, заставило головные суда останавливаться, а то и пытаться повернуть назад. Образовалось целое столпотворение. Удивительно, что ещё как-то обошлись без столкновений. Эфир наполнился паническими сообщениями. А паниковать было отчего. Навстречу мафиози, временно заделавшимися моряками направлялось два огромных явно военных корабля. Судя по размерам, это должны были быть не менее чем тяжёлые крейсера. Их сопровождала пара катеров. Впрочем, катерами они считались в начале XXI века, а по реалиям 1939 года размерами не уступали иным фрегатам, а то и эсминцам. Стало ясно, что направляются они явно по душам непрошеных гостей. Справиться или хотя бы отбиться от таких явно бронированных монстров нечего было даже думать. Мафиози своими пукалками разве что краску могут у встречающим их поцарапать. Многие из прибывших, мгновенно превратившись из охотников в дичь, впрочем, не долго думая пытались развернуться и пуститься наутёк. Особенно преуспели в этом суда, двигатели которых могли развить приличную скорость.
  Тут же по радио на частоте пиратов последовала команда остановиться на английском языке. В случае же неповиновения пообещали утопить беглецов. Впрочем, несколько судов то ли не слышали предупреждения, то ли не вняли ему. Откуда-то с кормы больших кораблей поднялись несколько винтокрылых машин и воистину снайперскими выстрелами заставили беглецов лечь в дрейф. Уйти удалось только Лански на своей скоростной яхте. Она, стремительно развернувшись сразу как только запахло жареным, набрала почти сорокоузловой ход и стала удаляться на юг. Впрочем, мафиозному адмиралу радоваться было немного рановато. Один из катеров кубинцев, тот, что поменьше, в котором знающие люди из 2019 года легко узнали бы ракетный катер ещё советского проекта 205, понёсся за беглецом. Было видно, что он не отстаёт, но, по крайней мере, если и приближается, то очень медленно. Лански про себя молился всем богам, в которых он раньше особо и не верил, чтобы помогли ему уйти. Но даже когда в лучах всходящего на востоке светила побережье Кубы полностью скрылось из виду, преследователь не отказался от своей затеи. Более того, стало заметно, что если в начале гонки беглец опережал охотника миль на 6, то теперь это расстояние сократилось, минимум, на милю. Если так и дальше пойдёт, то рано или поздно Лански попадёт в руки кубинцев.
  Но вот ситуация немножко изменилась. Справа по борту на пределе видимости у горизонта показались какие-то 2 точки. Главный мафиози поднёс свой цейсовский бинокль к глазам и увидел, не зная, радоваться ему от этого или печалиться, что там находятся два корабля. Из-за кривизны земли в поле зрения находились только надстройки, но судя по имеющимся орудиям, эти корабли были военные. Оставалось только гадать, чьи они. И, либо они двигались, но, очень медленно, либо и вовсе стояли на месте. Он тут же дал распоряжение капитану, на изменение курса с таким расчётом, чтобы пройти левее обнаруженных кораблей милях в 4-х от них. Сам же спустился в радиорубку и приказал радисту попытаться установить связь с обнаруженными кораблями. На удивление, это удалось сделать буквально за пару минут, благо рация была включена и не нужно было ждать пока прогреются лампы. Оказалось, что им встретились 2 американских эсминца. С головным из них и был начат разговор. И тут же Лански стал жаловаться, что его мирную яхту, которая никого не трогала, неизвестно за какие грехи преследуют эти нехорошие кубинцы и грозят потопить.
  А дальше события развивались стремительно. Когда радист доложил по внутренней связи командиру эсминца о происходящем, тот ничего лучше не придумал, как распорядился с помощью флажной сигнализации приказать катеру немедленно остановиться. Видя, что на всё это командир катера забил большой и толстый болт, дал команду артиллеристам носового орудия сделать предупредительный залп перед носом преследующего катера. Этому приказу способствовала уже появившаяся к этому времени у американских военных моряков привычка, что вблизи родных берегов их никто не смел так откровенно игнорировать. А тут эти борзые кубинцы едва ли не в территориальных водах США на кораблике неизвестного типа, длина которого едва ли превышала треть от его дредноута, действует так, будто он тут единственный военный корабль. Во время получения приказа командиром артиллерийского расчёта катер проходил как раз мимо них на удалении порядка 4 с небольшим миль.
  Последовал залп обоими стволами носового орудия эсминца. Или орудийный расчёт очень торопился, или его выучка оставляла желать много лучшего, или не была учтена высокая скорость цели, а, скорее всего, подействовали все три этих фактора. Один снаряд пролетел перед самым носом катера и разорвался далеко в море, зато второй снаряд снёс носовое ограждение катера, разорвавшись после этого в воздухе на расстоянии буквально нескольких метров от катера. Осколки забарабанили по корпусу, но, к счастью, серьёзных повреждений не было.
  Командир катера вполне справедливо посчитал, что его решили утопить и тут же приказал дать залп по эсминцу двумя ракетами. Катер довернул в сторону эсминца и сразу же с него полетели в сторону цели 2 ракеты П-15У ещё советского производства. Они были древние и довольно несовершенные. Защититься от них тоже не особо сложно. Если знать как это делать, разумеется. Видя, что точно в их сторону летит, оставляя за собой длинный дымный след, что-то непонятное в количестве двух экземпляров, командир корабля приказал дать самый полный ход. Но вскоре с ужасом понял, что это нечто тут же довернуло в их сторону.
  Находящиеся в боевой рубке второго эсминца американцы со страхом наблюдали, как обе ракеты, несмотря на судорожное маневрирование цели, всё же не промахнулись. Одна ракета угодила в котельное отделение, предварительно пробив относительно тонкую броню. Вторая закончила свой путь в обществе снарядов, предназначенных для носовых орудий главного калибра. Прогремел сдвоенный взрыв, усугублённый взрывом котлов. Эсминец, разломившись на три части, в считанные секунды ушёл под воду. В образовавшиеся водовороты затянуло немногих оставшихся в живых. Спасшихся на поверхности воды видно не было.
  Видя незавидную участь головного корабля, командир второго эсминца не рискнул испытывать судьбу и, развернувшись, рванул на полной скорости в сторону уходящей яхты, боясь даже думать о том, что будет, если кубинцы запустят в них те штукенции, которые только что сократили количество боевых единиц флота США на одну. Впрочем, катер тоже прекратил преследование и сделав эффективный разворот, помчался, пусть и с несколько меньшей скоростью, назад. Видя, что яхта заметно сбавила скорость хода, как оказалось впоследствии - из-за сильного перегрева дизелей, командир эсминца приказал догнать её и хорошенько поспрашивать её капитана и пассажиров про причину погони за ними кубинцев. И уже менее чем через час яхту удалось остановить, и на её борт высадилась досмотровая группа.
  
  Глава 35
  
  А теперь поговорим о том, что же стояло за только что описываемыми событиями. Многие читатели наверняка уже догадались, что мафиозные самолёты система ПВО Кубы отслеживала едва ли не с момента их взлёта со своих аэродромов. А уж прослушать переговоры пилотов с землёй и вовсе никакой проблемы не составляло. Поэтому когда те подлетали к острову свободы, их ещё в воздухе встречали кубинские вертолёты и принуждали к посадке. Попытки связаться со своими хозяевами тут же пресекались включением радиоглушилок. Лишь один раз немного запоздали с этим, но это было не фатально, ничего конкретного американские преступники и не узнали. Разве что о самом факте задержания, что заставило гангстеров поторопиться с действиями.
  Сбор и старт пиратской эскадры тоже заметили практически сразу. Более того, с началом темноты навстречу им вылетел беспилотник с аппаратурой инфракрасного наблюдения. Это помогло выяснить их построение и количественный состав. Задолго до прибытия кубинские власти обратились к командованию российской эскадры поспособствовать нейтрализации бандитов. Впрочем, помощь сводилась только к тому, чтобы своим грозным видом они, как и было задумано, отбили у прибывших охоту к сопротивлению. После чего под присмотром уже катеров и вертолётов, участники несостоявшегося государственного переворота были препровождены к нескольким заранее выделенным причалам порта, где они были встречены, разоружены и чуть позже помещены в места предварительного лишения свободы. Суда же теперь считались трофеями республики.
  Побег яхты тоже не был упущением принимающей стороны. Так и было задумано. Тем более, с помощью информации полученной от беспилотника и записи перехваченных разговоров по радио оказалось достаточно просто вычислить местонахождение пиратского адмирала. Поэтому перед командиром катера ставилась задача напугать преследуемого, но не ловить его. Он должен был прибыть на родину и своими страшными рассказами отбить охоту другим желающим с недобрыми намерениями посетить Остров свободы.
  Некоторая накладка получилась при встрече с американскими эсминцами. Впрочем, если бы яхта Лански уходила назад строго по тому же пути, которым прибыла сюда, то ни она бы не заметила американцев, ни они её. Но в суматохе она отклонилась немного вправо от прежнего маршрута. И получилось то, что получилось. Естественно, никто не приказывал командиру катера топить американское корыто. Но никто не ожидал, что он станет стрелять по кубинцам. А одного удачного попадания 127-мм снаряда вполне могло хватить для небольшого кубинского кораблика. Пришлось отстреливаться, что для американцев закончилось весьма плачевно.
  Эсминцы же прибыли к берегам Кубы непосредственно перед мафиози ровно в час ночи, выполняя задание министра флота по прослушиванию теле- и радиопередач острова. На головном типа 'Сомерс', который и утопили кубинцы, была расположена радиоаппаратура, на втором, поменьше, 'Мэхэн' - несколько телеприёмников. Ввиду чрезвычайной спешки, всё монтировалось уже в пути, включая антенны, с которыми и были основные трудности. Работу начали почти сразу же после прибытия несмотря на ночное время. С ловлей телевизионных передач вышло полное фиаско. Удалось принять какие-то беспорядочные полосы без звукового сопровождения, а то и вовсе сильный шумоподобный сигнал. Одними из предположений неудачи были или отсутствие вещания телевидения в ночное время или кардинальная смена стандарта вещания. С приёмом радиопередач на метровых волнах дело обстояло получше, удалось прослушать несколько станций. Но к несчастью для американцев, результаты исследований банально утонули.
  Кубинцы увидели американские корабли на экранах своих радаров задолго до их приближения к территориальным водам Кубы. Но так как те в них не вошли, то было решено пока никак на это не реагировать, а просто наблюдать. Но глупость и самоуверенность командира головного эсминца нарушило планы обеих сторон: американцы потеряли корабль, а с ним и ценные разведданные; а кубинцы вместо спокойного вживания в новый мир, начали контакты с ближайшим соседом с конфликта, грозящего перерасти в войну. Оставалось надеяться, что Рузвельт намного более взвешенный политик, чем полусумасшедшая Клинтон покинутого ими мира.
  Теперь вернёмся к пойманным мафиози. Пионеров-героев среди них не оказалось. Ни одного. Кубинским следователям не пришлось даже прибегать к таким научно-техническим достижениям как сыворотка правды или детектор лжи. Единственное, подследственным показали небольшой фильм, снятый с вертолёта, о том, как их любимый или не очень босс уносит ноги на своей быстроходной яхте, бросив на произвол судьбы своё воинство. Из показаний следовало, что сюда прибыла большая часть боевиков. В США же остались практически одни больные или калеки. От такого удара мафия не скоро сможет оправиться. И польза штатам от этого намного превышает урон от потери одного корабля. Впрочем, кубинцы готовы вернуть на родину хоть всех пойманных бандитов. И вряд ли их родное государство отпустит их на волю: пиратство, замечательный повод засадить преступников в каталажку и надолго.
  
  Глава 36
  
  - Как вообще такое могло произойти? - обычно спокойный Рузвельт еле сдерживался от бешенства, распекая министра флота, который бледный как мел стоял в кабинете главы государства, - Вы кого туда послали? Что неясного было в моём поручении? То, что произошло сегодня утром, не поддаётся никакой логике! Вам было приказано провести радиоразведку этой чёртовой Кубы невесть откуда появившейся на нашу голову! И больше ни на что не отвлекаться! Даже если бы кубинцы в это время топили бы на глазах Ваших кретинов-подчинённых половину нашего торгового флота, они даже на это не должны были реагировать! У них было одно единственное задание: прослушивать передачи кубинских ради- и телестанций, не входя в ихние территориальные воды. И уж, тем более, не вступаться за какого-то там мафиози, который решил почему-то переквалифицироваться в пирата!
  - Но, сэр, - уловив паузу в речи хозяина кабинета, рискнул возразить министр, - мои подчинённые не знали и не могли знать, что это был один из главарей нашей мафии. Они думали, что это нападение кубинцев на законопослушных граждан нашей страны, добросовестных налогоплательщиков...
  - Что??? Вы понимаете, что Вы несёте? - у собравшихся в помещении сложилось впечатление, что Рузвельт от возмущения сейчас выпрыгнет из своего инвалидного кресла и забегает кругами по кабинету, - Вы соображаете, что мы стоим на пороге войны?! Вы в курсе, что вся наша сухопутная армия состоит из всего лишь из ста семидесяти четырёх тысяч человек?! Это меньше, чем имеется у крохотных Бельгии или Голландии! И в число этих менее двухсот тысяч входят повара, писари, конюхи, механики, интенданты и прочие пусть и важные для армии люди, но непосредственно в боях не участвующие. А тех, кто хотя бы кое-как обучен держать оружие, дай Бог, если половина из этого состава будет. И в это число входит вся наша авиация! С кем мы будем сражаться, если эти чёртовы кубинцы нам войну объявят? Вы в курсе, как там немцы поляков бьют? Сегодня только пятый день войны, а её исход уже ни у кого сомнений не вызывает! Вы видите, как быстро начинаются современные войны? С первых её минут без всякой многодневной раскачки, как это было раньше, следует молниеносная наступательная операция и... всё! Вы думаете, кубинцы этого не знают?
  - Простите, сэр, но ведь у нас нет сухопутной границы с Кубой. А наш могучий флот самый многочисленный в этом мире. Он просто не даст никому добраться до США. Вряд ли флот этой крохотной Кубы отличается многочисленностью.
  - Мистер Эдисон, - Рузвельт посмотрел на своего собеседника, как на сумасшедшего, и продолжил уже почти спокойным тоном, - с таким отношением к делу, Вы никогда не станете полноценным министром ВМФ США, а так и останетесь исполняющим обязанности. Вопрос в том - надолго ли? Посмотрите только, маленький кораблик с необычайной лёгкостью топит наш эсминец с водоизмещением на порядок большим с расстояния свыше 4-х морских миль. Первыми же ракетами, без единого промаха. Думается, его командир ещё и переоценил прочность нашего корабля - вполне хватило бы лишь одной ракеты. Самое печальное, что маневрирование нисколько не помогло эсминцу, ракеты шли на него, как привязанные. Опасаюсь, что нам просто нечего противопоставить такому оружию. Заметьте, в порту было ещё пара кораблей, класса не ниже тяжёлых крейсеров. Наверняка, это не всё, что есть у кубинцев. Впрочем, есть у меня подозрение, что эти 2 монстра перетопят любое количество наших кораблей и на абсолютно безопасном для них расстоянии. А ведь наверняка у них есть и самолёты с таким оружием. По рассказам задержанных нами мафиози, Вы это не хуже меня знаете, какие-то летательные аппараты обстреляли пиратские посудины. Притом, очень точно. Думаю, что ракеты по ним они не применили лишь потому, что и не хотели никого топить. И мне думается, что если бы ваш уже ныне покойный подчинённый не стал бы стрелять по кубинцам, те тоже его бы не тронули. Ведь они не стали открывать огонь по второму нашему кораблю, который не проявил агрессии в их адрес. Это обнадёживает, есть большая вероятность, что они тоже не хотят войны. Иначе, быстро перетопив наш флот, им особой проблемы не составит высадить свой десант во Флориде. А пока наши говоруны в Конгрессе будут думать, объявлять войну с последующей мобилизацией или не объявлять, а если объявлять - где брать на всё это деньги, кубинцы будут уже у стен Вашингтона. Тем более, половина нашего флота находится в Тихом океане и в ближайшее время ничем нам не поможет. Ладно, пока присаживайтесь, а мы послушаем соображения нашего госсекретаря.
  - Господа, - начал названный, - ситуация, действительно, непростая. Но далеко не безнадёжная. То, что кубинцы не стали уничтожать второй корабль, однозначно говорит о том, что они не хотят войны с нами. Иначе бы они не церемонились. Я считаю, что необходимо срочно послать на их остров самолёт с, как бы это правильно назвать, парламентёрами. Они должны будут иметь соответствующие полномочия для разговора о месте и времени предстоящих переговоров с кубинцами. Думается, особой угрозы того, что самолёт собьют - нет. Они даже наших мафиози лишь повязали, хотя могли бы запросто утопить. Кстати, сделали этим нам доброе дело, это несколько снизит разгул у нас в стране организованной преступности. И не имеет значения, будут ли они этот сброд содержать в своих тюрьмах или выдадут их нам. Во втором случае уже мы можем вынести этим возвращенцам длительные тюремные сроки. Впрочем, для этого у нас имеются соответствующие службы.
  - Я считаю, что наши посланцы сразу должны будут объяснить инцидент трагическим стечением обстоятельств. В конце концов, мы ничего не потеряем, если сообщим им о реальной цели визита наших кораблей к их берегам. Я ранее уже говорил, что налаживание нормальных дипломатических, а вслед за ними - торговых отношений, очень выгодно нашей стране. Тем более, если они будут развиваться успешно, есть очень большой шанс ознакомиться с технологиями будущего. Даже если мы получим об них лишь самые общие представления, уже одно это позволит нам не тратить миллиарды долларов на исследования тупиковых направлений науки и техники.
  - Джентльмены, - следующим поднялся со своего места вице-президент, - я полностью согласен с предыдущим оратором по поводу установления дипломатических отношений. Но случившиеся выявило ещё одну огромную проблему для нашей страны - мы имеем армию, возможности которой явно недостаточны для такой огромной страны, как наша. Господствует мнение, что наши соседи слишком слабы даже на этом фоне, а от всяких там европейцев и прочих японцев нас защитит наш доблестный флот. Как мы воочию убедились - не защитит. Срочно нужно поднимать численность сухопутной армии хотя бы до миллиона человек на первых порах. В перспективе - и гораздо большей. Впрочем, о потребностях армии гораздо лучше скажет наш военный министр мистер Вудринг.
  - Да, господа, - начал тот, - наша армия по сравнению с флотом находится в ужасающем состоянии. Финансирования не хватает вообще ни на что. Количественного состава не хватит даже для сколь-либо успешной обороны собственной страны. Вооружение устарело. Практически всё на уровне той Великой войны. Посмотрите на начавшуюся европейскую войну - это война моторов. Даже Польша, которая терпит сейчас поражение в войне с Германией, имеет танков раз в 100 больше, чем мы. Я не говорю уже про Германию. Приди сейчас враг на нашу землю - нам просто нечем будет защищаться. А ведь, как мы буквально только что убедились, наш флот, финансируемый несравнимо лучше, чем сухопутные силы, не сумеет сдержать по настоящему сильного противника. А мы сможем встретить врага лишь тем оружием, которым воевали едва ли не ещё наши деды. Из технически развитых держав у нас самая слабая армия. Такова печальная реальность, господа.
  - Не подумайте, что я только сейчас поднимаю этот вопрос. Нет, даже за то время, что я нахожусь на этой должности, об этом постоянно говорится. Но ничего не делается. Несмотря на то, что в стране огромная безработица, желающих служить не очень много. Причина - мизерное жалованье наших военных. Разумеется, потребности армии в деньгах, оружии, технике и людях давно просчитаны нашими специалистами. Но воевать мы сможем не этими расчётами, пусть даже и самыми правильными, а современным оружием, которого у нас почти нет. Я уверен, что наша промышленность в состоянии за самые короткие сроки насытить нас самым современным вооружением, но всё дело опять же упирается в деньги. Заметьте, господа, у нас в настоящее время танковых войск практически нет, есть лишь буквально несколько современных машин, правда, осталось куча танков ещё с той войны и годящихся только в музей. Мало того, что они могут двигаться едва ли быстрее пешехода, да ещё и постоянно ломаются. Про броню даже говорить смешно, она пробивается даже винтовкой. Эти чудеса инженерной мысли вряд ли даже до окопов противника сумеют доехать. Даже у СССР, на который ещё недавно все посматривали свысока, по данным нашей разведки имеется не одна тысяча самых современных танков. И армия, по численности большей нашей, минимум, в 10 раз.
  
  - Хорошо, господа, - закончил Рузвельт говорильню, - ваши выступления вселили в меня уверенность, все вы мыслите в том же направлении, что и я. Подытожу: государственный секретарь займётся отправкой парламентёров самолётом на Кубу. Они обязаны там быть не позднее завтрашнего вечера и должны договориться о начале переговоров. Переговоры должны состояться как можно раньше. Одновременно мистер Халл должен позаботиться, чтобы была в кратчайшие сроки сформирована делегация для переговоров. Он же её и возглавит. По первому же сигналу люди сразу вылетят к месту переговоров. Или, что на мой взгляд предпочтительнее, должны быть готовы встретить посланцев Гаваны в Вашингтоне в полном соответствии с дипломатическим протоколом. Не забудьте также озаботиться поиском здания для кубинского посольства. Мистер Эдисон, если он и дальше желает оставаться в своём рабочем кресле, должен немедленно заняться наведением порядка на флоте. Его подчинённые должны уяснить, что существуют приказы, которым они обязаны следовать неукоснительно! Подобные случаи больше не должны повториться! Я же, в свою очередь, планирую в своём послании к завтрашнему чрезвычайному заседанию конгресса поднять вопрос о срочном увеличении численности армии, о закупках современного оружия для неё и, разумеется, о выделении на всё это денег. Господин же военный министр завтра к 9 утра мне должен предоставить смету расходов на предстоящие мероприятия. Мне нужны конкретные цифры для убеждения наших конгрессменов.
  Несмотря на то, что совещание длилось недолго, расходились поздно, почти в 9 часов вечера, что было очень нехарактерно для подобных мероприятий в США. И всё потому, что разговор начался в середине вечера. Это в сталинском СССР трудно было удивить кого-либо вечерними, а то и ночными заседаниями. Тут же чиновники не считали нужным допоздна задерживаться на работе. И только чрезвычайные события заставили так поступить.
  
  Глава 37
  
  Делегация из Минска, захватив с собой представителей Смоленска, была в Москве уже в 18 часов вечера 5 сентября 1939 года. Прямо из аэропорта на выделенных легковых автомобилях и автобусах их доставили в довольно просторное старинное двухэтажное здание, расположенное близко к центру Москвы. Ему предстояло стать зданием белорусского посольства. Ранее прилетевшие белорусские представители уже были там. Делегацию возглавил сам Лукашенко, что подчёркивало её важность. Ожидалось, что возглавлять встречающих будет сам товарищ Сталин.
  Что было довольно необычным, так это приглашение на встречу советских и иностранных журналистов. Среди последних приглашены были практически все, что имелись на этот момент в Москве. Нет, разумеется, они не должны будут присутствовать на самой встрече. Просто перед её началом и сразу после окончания будут организованы что-то типа пресс-конференций для пишущей братии. По городу к этому моменту уже ходили слухи о переносе сюда неких территорий из какого-то иного мира. Притом настолько невероятные, что тот же популярный в народе Герберт Уэльс в их свете казался уже не писателем-фантастом, а автором какой-то заштатной газетёнки, описывающим обычную провинциальную жизнь. Более того, зачастую эти слухи не имели с реальностью ничего общего.
  Инициатором идеи пригласить журналистов были прибывшие сюда ранее белорусские представители. От такого предложения сотрудники НКИД сперва пришли в ужас, но, тем не менее, доложили товарищу Сталину, включая аргументы белорусов. Тот, как это ни странно на первый взгляд, категорически отказываться не стал, а сказал, что подумает. А к 15 часам 5 сентября сообщил о своём согласии. Оказалось, что по срочно сооружённой линии связи, о которой я писал ранее, он успел переговорить с Лукашенко и решить этот вопрос. Тут же и согласовали свою позицию о чём стоит откровенничать с журналистами, а о чём следует промолчать.
  Переговоры начались в 10 утра следующего дня как раз с пресс-конференции. Она была не очень продолжительной, подробности обещали сообщить уже после переговоров. Сначала слово, как гостю, предоставили Лукашенко. Было слегка заметно, что несмотря на большой опыт в общении с пишущей братией, тот всё же волнуется. Начал он с того, что обрисовал собравшимся какие именно территории тут оказались. Впрочем, про Кубу он не упомянул ничего. Отметил, что попали они сюда из так называемого параллельного мира хоть и со схожей историей, но не строго тождественной. Тут же отметил, впрочем, не вдаваясь в подробности, что в его родном мире Белоруссия - независимое государство. Притом, одно из самых технически развитых и обладающего мощными вооружёнными силами даже по меркам 2019 года, из которого им и довелось сюда попасть.
  Говоря о политическом устройстве страны, Александр Григорьевич упомянул, что в Белоруссии нечто среднее между капитализмом и социализмом. От капитализма там есть частная собственность, в том числе и на довольно крупные предприятия. От социализма - социальные гарантии рабочим, крестьянам и служащим, очень большая доля государственных фабрик и заводов, а также преобладание колхозов и совхозов в сельском хозяйстве. В заключении он упомянул, что его страна собирается придерживаться миролюбивой внешней политики, но не допустит ни малейшего нарушения их суверенитета. Также отметил, что страна готова налаживать взаимовыгодную торговлю с окружающим миром.
  После этого с краткой речью выступил глава смоленской делегации. Он практически продублировал речь Лукашенко, только постеснялся упомянуть о колхозах, которых на Смоленщине остались считанные единицы. Единственной новостью, сообщённой им, являлось лишь то, что его республика есть лишь маленький кусочек огромной страны из параллельного мира, которая осталась где-то там за гранью переноса.
  В заключение слово взял товарищ Сталин. Речь его особой продолжительностью не отличалась. Первым делом он подчеркнул, что СССР безоговорочно признаёт суверенитет Белоруссии и Смоленской республики. Во внутренние дела которых не собирается вмешиваться. И выразил желание налаживать добрососедские отношения, включая взаимовыгодную торговлю.
  По окончании общения с журналистами делегации зашагали в зал, в котором должны проходить переговоры уже без участия прессы. А пишущая братия со всех ног кинулась передавать полученную информацию в редакции своих издательств. И уже к вечеру этого дня в США, Англии, Франции, Германии и даже Японии огромными тиражами вышли экстренные выпуски газет, в которых появилась относительно правдивая информация о произошедшем. Конечно, не без заметной доли художественного вымысла со стороны репортёров. А в газетах США одновременно прошла информация и о переносе Кубы в этот мир. И именно в американских газетах шло гадание на кофейной гуще по поводу того, случайно ли тут оказались страны, строй которых или явно социалистический, или, как минимум, много от социализма взял. Впрочем, в СССР никаких срочных выпусков газет не было, информация была напечатана только на следующий день.
  На самих же переговорах ничего необычного или маловероятного не происходило. Рассматривались в первую очередь глобальные проблемы межгосударственных отношений: о научно-техническом сотрудничестве, включавший вопрос о возможности обучения студентов из СССР в смоленских и белорусских ВУЗах уже с этого учебного года; о торговле, включая на первое время даже бартерный обмен; о возможности закупок СССР некоторых видов военной техники и средств связи для армии; о срочных поставках в Белоруссию нефти, в ответ на которые часть её должна была вернуться в СССР в виде высококачественных бензина и масел; о поставках природного газа. С последним были наибольшие сложности, его-то и в СССР в настоящее время добывали в гомеопатических количествах. Но тут вся надежда была на месторождения в Саратове, ближе просто неоткуда было взять, информация о котором прибыла в Москву ещё первым рейсом самолёта.
  В конце первого дня переговоров был заключён Пакт о ненападении, которым, впрочем, никого в этом мире удивить было нельзя, та же Германия имела его практически со всеми соседями. Но подразумевалось, что в ближайшем будущем будет подписано что-то типа договора о взаимопомощи, предусматривающего более тесное взаимодействие между странами.
  Вечером о ходе переговоров перед журналистами отдувался только один Молотов. Особо нового, по сравнению с утренней информацией, они не узнали. Ну, разве что о заключении торгового договора и пакта о ненападении. Ну и, наконец-то, сообщил им, что сюда переместилась и СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ Куба.
  Переговоры продолжались ещё 2 дня, но там решались уже исключительно частные проблемы. Ну, например, о том, что конкретно и в каких количествах могут поставить Москве Минск и Смоленск, и, соответственно, получить взамен.
  
  Глава 38
  
  6 сентября 1939 года ровно в 13-00 по минскому времени со всех теле- и радиоканалов Белоруссии прозвучала пламенная речь Лукашенко. В ней он, с присущим ему красноречием убеждённо вещал о том, как подлые литовцы организовали ничем неспровоцированное нападение на его страну, применив для этого даже авиацию. Не забыл рассказать, как доблестное ПВО сумело сбить несколько самолётов агрессора. Забегая вперёд, хочется отметить, что впоследствии в новостях действительно с разных ракурсов показали сбитый самолёт с литовскими опознавательными знаками и даже руины каких-то ещё дымящихся зданий. Впрочем, злые языки потом утверждали, что некоторые деревья, которым посчастливилось попасть в кадр весьма посредственного качества, в отличие от очень чёткого видео сбитого летака, своими очертаниями сильно напоминали пальмы. Далее президент заявил, что подобные вопиющие действия супостата просто невозможно оставить без адекватного ответа, поэтому ещё сутки назад правительству Литвы и её президенту был передан соответствующий ультиматум. И так как на него не последовало никакого ответа, с этого момента Белоруссия находится в состоянии войны с Литвой. После этого последовали заверения, что коварный враг будет быстро повергнут в прах доблестной белорусской армией.
  Смоленское радио и телевидение, пусть и не по всем каналам, одновременно тоже передали речь белорусского президента. После этого тут же прозвучало довольно короткое выступление главы Смоленской республики, в котором тот выразил возмущение действиями литовцев и заявил, что дал распоряжение помочь братьям-белорусам в их справедливой войне, отправив на фронт сводную мотострелковую бригаду.
  Уже в 14 часов этого же дня войска Белоруссии перешли границу Польши. Благо, сама пограничная полоса вся оказалась в 2019 году, а территории с погранзаставами и переходами из XXI века Батька приватизировал чуть раньше. В общем, охранять её было просто некому. Тем не менее, в литовской армии, которая в данное время именовалась ничем иным, как войском литовским, имелось кроме пограничников, 9 пехотных полков, 4 артиллерийских, 3 кавалерийских и даже целых 8 различных эскадрилий самолётов, которые в полки никто не удосужился объединить. Впрочем, летающий авиахлам был антиквариатом даже по меркам 1939 года.
  Если кто-то подумает, что Лукашенко воспользовался рецептом Гитлера и начал войну без её объявления, то он глубоко ошибается. За сутки с небольшим до начала боевых действий, как уже говорилось, литовцы получили ультиматум, который им доставил вертолёт Ми-24В. Пока горячие прибалтийские парни гадали, что за Белоруссия такая у них появилась под носом, ведь на этот момент у них не было общих границ даже с СССР, и не шутка ли это чья-то, прошли отведённые 24 часа. Уже к часу дня 6 сентября эта же винтокрылая машина по знакомому маршруту привезла документ об объявлении войны ввиду невыполнения литовцами требований ультиматума. Впрочем, возможно они бы и ответили что-то там в ответ на грозную бумагу, но дело в том, что даже не знали каким образом найти адресата. Доставка самолётом отпадала, так как уже убедились, что эти воинственные белорусы тупо сбивают их аэропланы, даже не спрашивая фамилии пилота. Правда, в этот раз не обошлось без накладок, срочно доставленный зенитный пулемёт обстрелял летающий пепелац. И даже попал, что с радостью и воодушевлением увидели собравшиеся на площади зеваки по летящим от машины искрам в местах попаданий. Впрочем, небесному гостю пули малокалиберной пукалки оказались не страшнее, чем слону - дробина. Прилетевшая в ответ ракета оставила на месте пулемётного расчёта небольшую воронку. После чего вертолёт развернулся и улетел.
  Конечно, с одной стороны, от плана по быстрому и с минимальными собственными потерями захвату Литвы даже не попахивало, а просто смердило авантюрой. Всё же эти 16 разнокалиберных полков литовцев по численности раза в 2 превышали силы вторжения. И это даже с учётом того, что смоляне наспех скомпоновали для помощи братьям-белорусам что-то типа сводной бригады, в которую кроме 3-х моторизованных батальонов, входил батальон танковый и несколько вспомогательных подразделений типа разведроты, роты обслуживания и так далее. Впрочем, на фоне того, что у самих белорусов было всего лишь 5 примерно таких же бригад, помощь выглядела существенной.
  Первое столкновение с литовцами, закончившаяся стрельбой, как это ни странно, выпало на долю смолян. Разведгруппа в составе двух БРДМ-3 довольно неспешно по меркам XXI века продвигалась в глубь территории противника. Местность была довольно холмистой, да ещё и дорога петляла так, будто её строила бригада вусмерть пьяных строителей. Поэтому 3 танка Виккерс модели модель М1936 и следующие за ними также 3 грузовичка с солдатами заметили, когда до них уже оставалось чуть побольше километра. В голове механика-водителя первой БРДМ почему-то промелькнула ошарашившая его мысль, что получается, в отличие от Литвы образца 2019 года здесь даже танки есть. Которые, оказывается, даже стрелять умеют. Бравые литовские танкисты, не останавливаясь, открыли огонь из пулемётов по встреченной бронетехнике неизвестного вида. Умудрились даже попасть несколькими пулями по головной машине смолян. Правда, брони не пробили, расстояние было великовато. Ответными выстрелами из 30-мм орудий БРДМ-3 эти чудеса английского танкопрома были подожжены буквально за несколько секунд. Видя такое обескураживающее развитие событий грузовики стали разворачиваться и подпрыгивая на ухабах помчались прочь. Впрочем, по ним никто стрелять не стал.
  Зато началась погоня за машинами. Отчаянно виляя между ухабами, литовские вояки делали ноги. Впрочем, стороннему наблюдателю без труда стало бы ясно, что особых шансов уйти у беглецов не было. Бронированные монстры, через несколько минут гонки, быстро обогнув дымящие литовские недотанки, из которых уже пытались выбраться уцелевшие танкисты войска литовского, и не открывая стрельбы, сокращали метр за метром расстояние. Вскоре головная машина сперва догнала отставший грузовик, а затем, обойдя его по левой стороне дороги и, заняв место впереди, стала понемногу сбавлять скорость, принуждая к остановке. Во время этого башенка белорусской машины поворачивалась так, чтобы её пушка всё время была направлена на кабину литовского пепелаца. Вскоре, зажатый между двумя бронированными машинами, грузовик стал. Видя, что никто их пока убивать не собирается, литовцы несколько приободрились и тоже не спешили начинать пальбу. К тому же чуть ранее уже убедились, что пули всё равно не пробивают броню их противников.
  Вскоре люк на башне головной БРДМ приоткрылся и из него замахали белой тряпкой. Вслед за этим из него показалась голова в танковом шлеме.
  - Кто-нибудь из вас разговаривает по-русски? - крикнул высунувшийся танкист.
  - Да, - через несколько секунд с заметным прибалтийским акцентом ответил человек, сидящий в кабине грузовика рядом с водителем, приоткрыв дверцу, - капрал войска литовского Вилкас к вашим услугам. Что вы собираетесь с нами делать?
  - Собственно говоря, ничего. Мы не считаем вас врагами. Это не вы, а ваши власти в Каунасе напали на нас и за это понесут заслуженное наказание. Ах, да, - спохватился командир разведгруппы, - я старший лейтенант Резников. В данный момент, - он немного замялся, ища подходящее выражение для своего настоящего положения, - входим в состав армии Белоруссии.
  - А зачем же вы тогда стреляли в наши танки?
  - А Вы разве не заметили, что это именно ваши не в меру воинственные танкисты первыми открыли огонь? Это была всего лишь ответная реакция. Вон там, на броне, даже видны отметки от их пуль. Если бы мы ехали на таком же антиквариате, как и они, то этого бы вполне хватило для того, чтобы именно мы сейчас весело так горели. Вот, ваша пехота в нас не стреляла, поэтому и мы их не тронули. Вполне логично с нашей стороны. Не правда ли, господин Ложкас?
  - Я - Вилкас, - обиженно отозвался литовец, - Артур Вилкас.
  - Прошу прощения, мне не приходилось раньше иметь дел с литовскими фамилиями. Впрочем, теперь у меня и моих подчинённых невольно появилась возможность восполнить сей досадный пробел. Отвечая на агрессивные действия вашего руководства мы вынуждены будем немного оккупировать вашу прекрасную Литву.
  - Какие ещё агрессивные действия? Зачем оккупировать? Моему взводу с танками усиления был как раз отдан приказ выдвинутся в сторону государственной границы и занять там оборону.
  - Вот видите, сами же признаёте, что Вы со своими подчинёнными согласно полученному приказу готовились к нападению на нас.
  - Господин старший лейтенант, но нам ведь было категорически приказано госграницу не переходить!
  - А дальше что вы должны были делать?
  - Окапываться. И дожидаться подхода остальных подразделений нашего батальона.
  - Всё правильно. Одним взводом, пусть и усиленным, кхм, танками, начинать воевать с нами как-то несолидно. А дождавшись основных сил в лице вашего батальона, можно и нападать. В общем, агрессивная сущность вашего пока ещё государства налицо.
  - Какая ещё агрессивная сущность? Мы совершенно не собирались ни на кого нападать! Наоборот, выдвинулись на защиту наших границ от возможной агрессии от невесть откуда появившейся вашей страны.
  - Капрал, - Резников говорил таким тоном, будто беседует с умалишённым, - у Вас какая должность?
  - Командир отделения, но какое отношение это имеет к происходящему?
  - Самое прямое. Когда Вам начальство отдаёт какой-либо приказ, Вы полностью посвящаете в его детали своих подчинённых или доводите до них лишь те его детали, которые касаются лишь непосредственно их?
  - Ну, разумеется, довожу только то, что касается непосредственно их.
  - Вот, видите, даже на таком низком уровне Вы не посвящаете во все тонкости своих подчинённых. А хотите, чтобы ваши генералы докладывали Вам о своих захватнических планах. Разумеется, Вам ничего и не скажут даже намёками.
  Ошарашенный непонятной ему логикой от услышанного Вилкас в течение доброй минуты только и мог, что беззвучно разевать рот и хлопать глазами как рыба, выброшенная на берез из воды.
  - В общем так, господин капрал, - подытожил разговор Резников, - к огромному сожалению, у меня больше нет времени для продолжения нашей приятной беседы. Служба, сами понимаете. Сейчас мой сержант проверит у всех вас документы и можете быть свободны. Мы даже оружия ни у кого забирать не собираемся. Но, заметьте, мы далеко не всегда такие добрые. Данные на Вас и Ваших людей у нас останутся. И если кто-то из сейчас отпущенных окажет в дальнейшем сопротивление нашей армии с оружием в руках, то, поверьте, будет тут же расстрелян без лишних разговоров.
  - А как ваши быстро определят, что это именно те люди, а не какие-либо другие, ведь Вас рядом может не оказаться?
  - Очень просто. Если Вы не в курсе, то хочу Вам сообщить, что Белоруссия и ещё кое-какие земли перенеслись сюда из будущего. Точнее, из 2019 года. Несмотря на кажущуюся абсолютную фантастичность произошедшего, можете в этом не сомневаться. Да, думается, Вы уже и сами догадались, что случилось что-то не совсем обычное. И скоро Вам доведётся не раз убедиться в моей правоте. За эти прошедшие 80 лет техника шагнула далеко вперёд. Появились специальные электронные устройства для запоминания информации. Ко всему прочему, они умеют поддерживать беспроводную связь между собой. Сейчас мой сержант запишет туда данные вашего отделения и уже через считанные мгновения они поступят в распоряжение не только моего начальства, но и практически каждого военнослужащего нашей армии. И если к то-то из попавших в список будет замечен в неподобающих действиях в отношении нашей страны и её граждан, то это сразу же выяснится. Не нужно даже вручную пролистывать ваши досье, машина сама это безошибочно найдёт нужную информацию за считанные секунды.
  - Пролистывать чего?
  - Досье, документы с персональными данными на конкретного человека.
  Старший лейтенант скрылся в бронемашине, через пару минут оттуда вылез сержант и направился к грузовику литовцев. Там он попросил предъявить документы у пассажиров. Начал с Вилката. Тот протянул ему свой аусвайс. Сержант пролистал бумаги, поднося к некоторым страницам небольшую прямоугольную коробочку, в котором люди из XXI века легко бы узнали обычный айфон. Проделал какие-то непонятные литовцам действия с прибором и перешёл к следующему клиенту. Вся процедура не заняла и 10 минут. После чего сержант молча направился к своему транспортному средству, из которого к этому времени вылез уже знакомый читателям старший лейтенант.
  - И что это сейчас происходило? - обратился к нему Вилкас. - И что нам делать теперь?
  - Я уже говорил, что этим прибором мы запомнили данные ваших документов. А что делать? Да что хотите, кроме нанесения вреда нам. Только запомните, что если будете со своими подчинёнными себе нормально вести, то все получите неплохие шансы продолжить службу в победоносной, кхм, белорусской армии. Особенно, если займётесь соответствующей агитацией среди своих сослуживцев. Не забудьте напомнить им, что если они не окажут сопротивление, то их жизни и здоровью ничего не грозит, более того, они тогда и при новой власти не окажутся безработными. А для этого, советую всем вернуться на место дислокации своей части.
  И уже через пару минут обалдевшие литовцы, негромко переговаривавшиеся между собой, наблюдали, как белорусская бронетехника направляется в глубь литовской территории, оставляя за собой пыльный шлейф.
  
  Глава 39
  
  Как и было запланировано, для полного захвата Литвы оказалось вполне достаточно всего лишь трое суток. При этом никто и никуда особо не торопился. В подавляющем большинстве случаев выступившие навстречу неприятелю части войска литовского сопротивления не оказывали. Хватило того, что несколько передовых дозоров литовцев, пойманных наступающими и впоследствии отпущенными, практически мгновенно разнесли по крохотной в общем-то стране слухи о непобедимости белорусов, её могучей и неуязвимой технике и о милосердии к не оказывающим сопротивление. Поэтому случаи, хотя бы отдалённо напоминающие настоящие сражения, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Да и то, левой руки президента России образца 90-х годов XX столетия.
  7 сентября 1939 года к 11 часам утра высадившимся с вертолётов десантом был захвачен президент, точнее - фактически диктатор Литвы Смятона, притом, прямо в своём рабочем кабинете. Одновременно практически в полном составе в руки белорусов аналогичным образом попал и кабинет министров пока ещё независимой Литвы. Десантная операция в самой временной столице стала полной неожиданностью для руководства страны. В её осуществлении были задействованы едва ли не все исправные грузовые вертолёты, имеющиеся в распоряжении армии Лукашенко. Перед самой высадкой десанта над местами его проведения несколько реактивных истребителей на предельно низкой высоте преодолели звуковой барьер. Обороняющиеся получили незабываемые впечатления на всю оставшуюся жизнь и желание сопротивляться у них резко устремилось к нулю. А окружающие дома лишились стёкол. Некоторые не особо прочные - вместе с оконными рамами.
  Следует сказать, что произошедшее событие не стало полной неожиданностью для товарища Сталина. Ещё на начавшихся утром 6 сентября переговорах в Москве этот вопрос обсуждался одним из первых. И уже до обеда этого же дня договорённость была достигнута. Нельзя сказать, что Иосиф Виссарионович прыгал до потолка от радости, видя такую прыть пришельцев, но и особо расстроившимся не выглядел. Возникшая буферная зона между Германией и СССР вполне его устраивала. Оставался лишь небольшой кусочек общей границы, прикрыть который было всё же гораздо легче. К тому же, рассчитывал на ответную любезность партнёров. Заодно он надеялся получить представление о реальной военной мощи белорусов. Единственное, что его всерьёз удивило, это начало военных действий буквально через несколько минут после достижения соглашения. Даже немецкая армия, бьющая сейчас поляков в хвост и гриву, на этом фоне выглядела довольно медлительной и неповоротливой.
  Ранним утром 9 сентября, когда уже Литва как независимое государство прекратила своё существование, часть армии вторжения 'нечаянно' перешла латвийскую границу и стремительным броском захватила порт Лиепая с окрестностями. Когда охреневшие от произошедшего латыши обратились с нотой протеста за неимением другой возможности в только что появившееся белорусское посольство в Москве, то там им сразу сказали, что сиё произошло по совершенной случайности, типа, войска неправильно сориентировались. Но тут же воспрянувшим духом прибалтам было заявлено, что сия территория когда-то входила в Великое княжество Литовское, правопреемником которого и является нынешняя Белоруссия. Поэтому возвращать они ничего не собираются. Произошёл, так сказать, промысел Божий. И, вообще намекнули, латыши должны ещё спасибо сказать, что не всю территорию отобрали у них.
  Информация тут же ушла в Ригу. Тут же состоялось заседание правительства. О мобилизации речь практически не шла. Все понимали, глядя на судьбу Литвы, что никакая мобилизация не спасёт. Ну, разве что, на день-другой продлит сопротивление. Вопрос стоял лишь в том, кому отдаться: Сталину или Гитлеру. Дело решило то, что с Германией просто не было сухопутной границы. Поэтому было решено отправить делегацию в Москву. Впрочем, можно было и под белорусов лечь. Но останавливало то, что от них неизвестно чего стоит ждать. Вдруг те вообще додумаются запретить латышский язык? А в СССР всё же декларировалось братство народов. И даже учёбу на национальных языках никто не запрещал. Вот и решено было идти на поклон к Сталину. А там - куда кривая выведет!
  
  
Оценка: 4.08*51  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Планета Волков - Кровь на снегу " (Антиутопия) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | К.Вэй "Филант" (Боевая фантастика) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | А.Минаева "Академия запретной магии" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | |

Хиты на ProdaMan.ru На грани. Настасья КарпинскаяВ объятиях змея. Адика ОлефирЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцМои двенадцать увольнений. K A AСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарЯ тебя не хочу. Эви ЭросПерерождение. Чередий Галина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"