Дёмин Михаил: другие произведения.

Просто сказки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Несколько веселых и трогательных сказок.

   Новый король магов
  
  Толкотня и ажитация были страшными. Все вокруг будто с ума посходили. Люди отрывали продукты с руками. Николас долго рассматривал беснующийся рынок. Наконец, он шагнул в людское море, и тут же в него врезалась девчушка - они оба упали, придавив какого-то здоровенного мясника. Сверху, запнувшись об них, упала какая-то фрейлина.
  - Люди, люди! Да не напирайте! - заверещал плотным фальцетом мясник.
  Николас и сам стал опасаться, что их затопчут, но народ, буквально не дававший встать, слегка расступился, обходя живой барьер.
  Девчушка, тем временем, выбравшись из-под барахтающейся на Нике дамы, помогла той встать, и наконец, паладин от магии смог слезть с мясника.
  - Ты куда, чурбан, прешь! - крикнула красавица, уже порядком побагровев, и влепила сэру Николасу звонкую пощечину.
  Ник, не поднимая глаз, забормотал извинения.
  - Люди кругом! - въехав кулаком ему в плечо, крикнул на весь рынок мясник.
  Ник извинительно кивнул. Чародеев, знать и простой народ, не любили и, собственно, первые три года в любой академии учили никогда не отвечать ни тем ни другим, даже если бьют. А били его в принципе за дело. Но когда девчушка, даже не пнув его, куда-то быстро шмыгнула, новообращенный паладин почувствовал неладное.
  - Обокрала, - Ник стал шариться по карманам.
  И точно! И главное чего не было на месте - непостижимо! Походу думая о высоком профессионализме подрастающего поколения, он ринулся за ней.
  Настиг беглянку Ник только через несколько минут в каком-то переулке. Девочка горько плакала.
  - Ты чего? - удивился паладин.
  - Вы! Из-за вас я корзинку с яйцами разбила, что я мачехе скажу, она меня убьет.
  - А давай посмотрим на твое несчастье, может и помочь смогу, - подмигнул Николас.
  Девочка недоверчиво протянула поклажу.
  В корзинке валялся серебряный перстень Трисмегиста. Когда Ник достал его, у девочки расширились глаза.
  - Это не мое, я не брала, - растерянно залепетала она.
  - Успокойся, девочка, я знаю, - выронить артефакт он не мог и взгляду девочки-подростка верил, а значит... - Не переживай! Я же паладин от магии!
   Николас вытянул руку и стал концентрироваться на восстановлении магического образа, дотянувшись до самой глубинной структуры, он начал восстановление. Со стороны это выглядело впечатляюще: жидкость сворачивалась, приобретая округлую форму а затем треснутая и разметанная скорлупа собиралась воедино.
  Когда процесс был завершен, Николас долго рассматривал девчонку. Рыжая, взгляд вроде не поднимает, но когда мельком смотрит, то нагло-нагло. С другой стороны, как опытный волшебник он легко видел ауру - она у ребенка была почти ослепительно белой, душа девчушки была чиста, хотя обижали ее сильно. Та, видимо смутившись, спросила:
  - Чего вы так смотрите?
  - Да я не на тебя...
  - А куда?
  - Ну, вокруг каждого человека есть оболочка...
  - Какая у меня? - нетерпеливо перебила девчушка.
  - Хорошая.
  - Неправда, - возмутилась та, причем искренне.
  У мага аж лицо от удивления вытянулось, он хотел ответить что-нибудь нравоучительное, но неожиданно его взгляд переместился чуть левее, на плечо девочки села бабочка. Через мгновение она взмахнула черно-синими крыльями и закружила над ними.
  - Красивая...
  - Delias pasitho. Очень интересное создание. Иногда их называют райскими вестниками.
  - Почему? - спросила рыжая, уставившись на него зелеными глазами.
  - Говорят они указывают путь в райские места, ведут туда достойные души, свернувшие с пути или заблудившиеся. А еще они вестники нового света. Тебе сколько? Как тебе звать?
  - Мила, мне шестнадцать...
  - Серьезно, - не поверив, произнес Николас.
  - Да, - нагло и возмущенно парировала Мила. - Просто у меня рост маленький!
  Ник хмыкнул.
  - Ну, вырасти ты сможешь, когда тебе хотя бы пятнадцать исполнится.
  Вдруг он оглянулся на небо.
  Серое полотно вдали на самом горизонте двигалось к городу и это были не тучи.
  - Ох ты, - выдохнул маг.
  Он стремительно выбежал на рыночную площадь, собираясь закричать, но его опередили:
  - Спасайтесь! - закричал какой-то купчина. - Джирлоки!
  Паника и ужас тут же овладели рынком. Сквозь крики, плач и стоны зашибленных в всеобщей давке уже прорывался рокот. А тьма с запада стремительно приближалась.
  Николас бросился обратно в переулок и сразу безапелляционно приказал Миле:
  - Сиди здесь, не высовывайся! - после этого паладин бросил кольцо в корзинку и бросился назад.
   На площади его уже ждали.
  Далеко впереди на ярмарочном помосте, где обычно выступали уличные актеры, стояла бледнолицая женщина - ведьма, причем, судя по ненормально красным глазам, это была воскрешенная.
  Николас бесстрашно шел вперед, по ходу развертывая весь магический арсенал заклинаний. Выбор арканов, заготовленных впрок был весьма скуден, но Ник не собирался войти в историю, как трус из-за которого погибли невинные люди.
  "Ой, дурак..." - раздалось откуда-то справа - там грудилось несколько здоровых омбалов, в том числе, знакомый мясник. Ник так внутренне накрутился, что от нежданной реплики чуть не подвернул ногу и оступился.
  В этот момент под ногами что-то предательски и весьма отчетливо хрустнуло. Разбитый черепок. Ник поднял голову, чувствуя, как ему стало очень зябко и немного неуютно.
  Ведьма смотрела прямо ему в глаза.
  Усиленный голос расколол площадь и казалось заставил замолчать даже негромко воющий ветер:
  - Мне говорили, что новая поросль магов академии особенно инфантильно-альтруистична, так что если ты сэр Николас Бальтазар Конрад Кей, то просто отдай кольцо и проваливай!
  - Николас глубоко вдохнул и резко произнес в ответ:
  - Нет!
  - Кольцо Трисмегиста возрождающегося! - повторила ведьма, нисколько не повысив голос.
  - Я не отдам ко... - договорить Нику не позволил тяжелый удар по голове.
  - Обыскать его! - разнеслось по площади.
  - У него нет кольца...
  Николас слышал слова как в тумане, перед глазами мельтешила пелена из сверкающих мушек, но когда его потащили, словно мешок с овощами, он стал немного отходить от удара.
  Меньше минуты прошло и сэра Николаса вышвырнули на помост прямо к ногам красноглазой ведьмы.
  - Ну же, где ты его спрятал, паладин магического совета! Скажи, и мы сохраним тебе жизнь, - почти ласково произнесла девушка.
  Теперь Ник видел что издали казавшаяся страшной ведьма на самом жделе была молодой и красивой. Но это была мрачная, хоть и сверкающая красота.
  - Лучше смерть! - надрывно выпалил он.
  - Ты!.. Глупец!!!
  - Не трогайте его! - перебил их полуистерический диалог звонкий подростковый возглас.
  Невдалеке от помоста стояла Мила, перед ней толпились джирлоки. В руках девчонка теребила перстень.
  - Глупая, - улыбнулась ведьма, - кольцо испепелит тебя, но я не возражаю. Только отойди подальше.
  - Нет! Беги! - крикнул Николас.
  Но Мила стояла и вдруг нерешительно надела перстень.
  - Отберите, когда догорит, - высокомерно махнула рукой красавица-ведьма.
  Вокруг Милы, растрепав ее светлые локоны, возник белый огонь, силовыми линиями потянулся, опоясав, и превращаясь в три неправильных эллипса.
  - Подлая девчонка! Такого не может быть! - в голосе ведьмы звенела ненависть, но в глазах уже мелькал страх - Николас отчетливо видел - языки пламени не причиняли девочке никакого вреда, они даже не касались ее тела. Это было возможно только, если она контролировала их, пусть и неосознанно.
  Ведьма закричала. Вокруг нее заплясала тьма и она рассыпалась безумной яростной мглой. Едкий дым попытался окутать Милу, задушить, вырвать сокровище, но огонь вокруг нее разгорался. Девочка была вся охвачена и защищена им.
  У девочки закатились зрачки. Она стояла словно вросшая в землю бездушная кукла. Мила двинула рукой и поток пламени, обогнув Ника, ударил с двух сторон по беснующимся от страха джирлокам - твари визжа, сгорали как спички.
  Ник понял, что это его единственный шанс, он рывком прокатился по помосту, чувствуя как над ним поднимается и обдает жаром бешеный огонь-вихрь-смерч и оказался под помостом. Произнеся самое мощное известное заклинание, он призвал ледяной ветер и бросился в стену огня, прокатившись сквозь он оказался почти рядом с девчонкой - в трех шагах. Здесь образовался небольшой просвет свободной от пламени поверхности. Ник с трудом подполз к девочке, обхватил ее ладонями за виски и громко, отчетливо произнес:
  - Я обращаюсь к кольцу возрождающегося. Повторяй за мной: Славми, миро!
  - Славми, миро...
  - Нораюрлинг.
  - Нораюрлинг...
  Безумный вихрь света взорвался и спал.
  Вокруг Милы и Николаса, почерневшими кругами разошелся символ, изображенный на кольце сжигая любой черный цвет, вытравляя серые цвета и оттенки.
  Когда Бальтазар Николас Кей огляделся, вокруг везде был настоящий разгром. Черно-серая брусчатка, побелев, превратилась в гладкий асфальт, словно из мела Дома в радиусе этого круга тоже сверкали белизной. А небо, затянутое еще мгновение назад мглой, сияло ослепительной синевой.
  - Свершилось! - громко крикнул Ник.
  Из-за жомов раздался одобрительный гул, а также возгласы и радостные крики.
  Кольцо покатилось по брусчатке, звеня.
  Мила сидела на коленях и дрожала, очень-очень тихо девочка лепетала:
  - Я ничего не могла, не контролировала свое тело.
  Ник присел на колено, склонился к лицу девочки и мягко произнес:
  - Это бремя кольца, даже я бы не смог себе контролировать... Знаешь, я бы его даже надеть не смог. Так я боюсь.
  - Ты, - удивленно, сквозь слезы произнесла девочка.
  - Ага... - энергично закивал Николас, - поэтому мне его и доверили: я патологический трус и импульсивный слабак - так даже написали в моей аттестации. А теперь, пойдем - тебе надо увидеть академию.
  
  Магистр взял пергамент и стал пролистывать отчет.
  - Случайно столкнулись... взрослеющая девушка-подросток, ага, и тут что-то случилось... Налет. Странные... страшные... и колдунья, ведьма. Маг Николас борется с превосходящими... превосходящие силы побеждают... и тут девчонка. Щелк и всех положила. И?
  - И?
  - Это бархат у вас в камзоле?
  - Нет, стрейч, - Николас демонстративно потянул ткань.
  - Хорошая вещь. А кстати, что с воскрешенной ведьмой, таких просто так не спалишь, особенно если может контролировать целую стаю джирлоков.
  - Кажется... я видел как в небо унесся черный дымок. Возможно будет набираться...
  - Мдя... Даже с кольцом вы не умеете побеждать.
  - И все? То есть...
  Магистр встал из кресла. Он был высок ростом, а его каре-голубой взгляд казалось прожигал разум.
  - И все. Новый король магов найден. А пока будете руководить малым советом по молодежной политике и заниматься с вашей новой ученицей. У вас определенный талант находить таланты. Можете идти, Ник.
  Николас склонил голову в знак уважения и оперативно вышел из покоев. Рядом с дверью стояла Мила. Девчушка старательно рассматривала орнамент пола, теребила поясок. Ждала его, своего нового наставника.
  Ник слегка улыбнулся, миг спустя произнес:
  - Нам надо двигаться. Вперед, страху вопреки.
  - Я верю тебе, - серьезно уставившись в лицо, произнесла Мила.
  - А я верю в тебя, - улыбнувшись, подмигнул ей Ник.
  
  
  
  Медведь, разбойник и фейри.
  
  
  - Подойди, - властно обратился король к чужеземцу. - Как тебя звать?
  - Килл Киллер.
  - И сколько ты хочешь за убийство мальчишки?
  - Сколько отсыпите. Вот отсыпешь мешок золота - за столько и буду работать.
  - А если я отсыплю мало?
  - У вас рука отвалится.
  Разбойник сделал едва уловимое движение рукой и король понял, что его рука отвалится не от старости.
  - Суровый ты чел... человек, Килл Киллер! И без рамок совсем! Ладно, проехали, я не жадный, - проговорил король и, жестом отозвав слуг, перешел на шепот: - Если совсем по-простому, я убил всю королевскую семью и узурпировал власть.
  - Да, знаю, - кивнул Килл Киллер.
  - Ты знаешь, так-то я человек неплохой...
  - Не спорю...
  - Вот, правильно. Народ совсем тему не рубит, всё верит в голубую кровь, сильную власть, божественное происхождение, а по мне - сам живи и дай другим пожить, если они конечно предъяву не гонят на тебя...
  Килл Киллер кивнул.
  - В общем, этот мальчишка у меня вот где... - быстро сполз в конкретику король и на себе показал, где именно.
  Килл Киллер снова кивнул.
  - Поможешь? - с надеждой в голосе спросил король.
  - Поможем! - бодро произнес наемник и протянул ладони горстью, чтоб ему отсыпали. - На расходы...
  
  ***
  
  А в это время в дверь громадной, построенной в ново-русском стиле берлоги, постучали. Свенельд - настоящий русский белый медведь открыл один глаз и спросил:
  - Кто?
  - Я, маленькая несчастная девочка Маша, пустите погреться!
  Медведь сначала было перевернулся на другой бок, но, вспомнив про то, что в сказках просто так такие стуки не заканчиваются, все-таки встал.
  Уже около двери прозрение обожгло разум Свенельда.
  "Какая маленькая девочка, одна, за тридцать километров от ближайшего населенного пункта? Точно. Браконьеры!"
  - Ах вы, мои дорогие! - Свен схватил огромную секиру, выпрямился во весь рост, размахнулся на всю силу и настежь открыл дверь. Его потрясению не было предела - на пороге стояла одна обычная девочка. Ноль браконьеров. Девочка тем временем, тихо упала в снег.
  - Вот беда, беда - огорчение, убил ребенка! У нее же приступ, - раздалось сзади.
  - Заткнись, - сказал домовому медведь. - Кто ж знал! Я думал, она подставная!
   Прошла неделя. Девочка обжилась, оказалась неплохой помощницей по хозяйственной части, рассказала страшно-жуткую историю про мачеху и падчериц, но Свен не терял бдительности.
  "А вдруг по ночам для браконьеров туннель роет?" - нередко возникало у него в голове.
  И спустя неделю подозрения усилились.
  - Вот пирожков бы поесть, - со вздохом произнес Свенельл, глядя в окно.
  - А у меня как раз первый приз на всеросейской ярмарке за пирожки в категории самые вкусные хлебобулочные изделия "сам готовь и не хай власть".
  Свенельд задумался. Поесть самых вкусных пирожков, конечно, хотелось. Но возникал вопрос цены удовольствия. Ведь придется в город за продуктами. А на кого оставлять берлогу? Домового он на радостях отпустил в отпуск. Двухмесячный.
  "Как монетка выпадет", - решил Свен, достал увесистый пятигривенник и закинул его прям под потолок.
  Монетка встала на ребро. Свен посмотрел и так и сяк. Почесал соответствующее место и начал считалочку: эни, энельд, свени, таки, Бац-бац-бац, караси-шмаки. Потом со зла плюнул и бацнул лапой по столу. Выпало ехать.
  - Так с чем пирожки? Говоришь, готовила? - поинтересовался Свен.
  - С картошкой, грибами, мясом, печенью, потрохами, клубникой, яблоками и вишней.
  У Свена слюна так и потекла.
  - Не продолжай! Едем!
  
  Тем временем далеко-далеко, в далекой-далекой равнине, вдали от всяких медвежьих берлог и королевских опочивален, очень можно сказать, юноша в самом расцвете лет по имени Ростислав, а в миру Славик, лежал на лужке в сказочно-волшебном лесу, а над ним летал огонек.
  - Какой!.. Разлегся на моем любимом лугу!
  - Ты кто?
  - Я - фейри.
  - Вы ж только по ночам летаете.
  - Меня выгнали. Сказали, я слишком добрая!
  - Да?
  - Да! Будешь яблоко?
  - Буду.
  - А ты хочешь?
  - Угу.
   Фейри превратилась в роскошную девушку с четвертым размером декольте. Слава аж привстал от изумления. Девушка протянула спелый фрукт.
  Схрумкав одним махом яблоко, Слава все внимание вновь обратил на декольте. Девушка посмотрела на него устало. Наконец произнесла:
  - Да, у тебя тяжелый выбор на челе.
  - Правда?
  - Да. Либо вечная любовь, либо корона и королевство.
  - А зачем мне королевство?
  - Это ж тяжелая работа, - поддакнула фейри.
  - Я бы целый бушель яблок схрумкал, а не королевство...
  - А если совместить?!
  - В смысле?
  - Вечную любовь и королевство. А еще за тебя все, все будут делать другие. Точнее одна, другая: помощница, советница и жена.
  - Все?
  - Даже яблочный сок.
  - О... - простонал Слава. - Это мое самое слабое место. Только, чур, каждый день.
  - Идет. Правда, вы мужики всегда так говорите, а потом - бац, и с другой в постели оказываетесь,
  - А-а-а... - застонал Славик с выражением на лице, гласившем: "за сок я потерплю".
  Красавица ласково улыбнулась.
  
  ***
  
  Путь до городского продуктового магазина оказался не без приключений.
  В конце концов, они попали в какую-то пьяную таверну и Свенельд натурально попал. А продолжающий мирно пьянеть сброд, а также честные граждане такого не поняли. Установилась гробовая тишина. Обычно такая устанавливается перед бурей.
  - ...Я - мишка! Вам всем - крышка! - возопил Свенельд, отлично понимая, что победа достается в безвыходных ситуациях самым орущим.
  - Да-а!!! - весело и пьяно проревела толпа. Затем уже послышались разрозненные голоса: - У-у-у - говорящий топтыгин! Давай, спляши нам! Вприсядку и барыню!
  "Сначала я хотел зубами их порвать" - сказал на камеру, установленную в вип проходе таверны, Свенельд, после всех злоключений. - Но потом подумал, зачем эти лишние усилия, я - Медведь, они - люди, преимущество уже на моей стороне! А тут пьяные и тупые! Победа будет слишком легкой и непрестижной - никакой славы!"
  
  - ...В общем, ты стал пить на спор, - стала его отчитывать Маша. - А потом петь и танцевать. И барыню, и Комаринскую, и гопак, потом начал пить на спор еще... Пел...
  - Как пел?!
  - Так и пел: Барыня, барыня, сударыня барыня, мы все за тобой как за каменной...
  Свенельд посмотрел на Машу еще раз, в глазах у него вдруг все поплыло и он отключился снова.
  Темнота отступала голосами.
  - ...Венельд, вставай! Сколько тебя будить можно?
  - Это у нас нас-следственное... Уммс ай лире де Ге! Робомотал ё-ё, е-е, е-е-е.
  - Свен, Свен! Косолапый вояка, вставай - нас всех заметут!
  - А... заметут! Заметает вход в берлогу, - заорал мишка, вскочив как ошпаренный.
  Свенельду с испуга очень хотелось пить.
  - Что с тобой?
  - Приснилось жуткое, берлогу заметает и я не могу туда прорваться, чтоб наконец по-человечески выспаться.
  - Нашел чего бояться...
  - Нет, не то - берлогу не снегом... ее заметают налоговые инспекторы.
  - Значит так, начинай уже отрабатывать пирожки! - возмутилась Маша.
  - А что и пирожки есть? - потрясенно озадачился Свен.
  - Конечно. Мы купили их в этой таверне, чтобы ты уже перестал ныть, когда же будут пирожки! Собственно, мы сюда за ними и зашли.
  - А чего я так?
  - Не знаю кто-то что-то кричал и ты вломился с суперэпической фразой про мишку и крышку
  Свен задумался.
  - Знаешь, плохая это идея про пирожки. Давай домой возвращаться.
  - Ты что забыл! Ты должны спасти несчастного принца!
  - Кого?! - потрясению Свенельда не было границ и пределов. - Я под такое точно не подписывался, даже пьяным! Не мог!
  - Принца! - продолжала давить Маша. - Он попал в беду, злой и жадный король хочет его убить, чтобы сидеть на троне дальше и не честно грабить население.
  "Значит можно грабить население честно... - подумал Свенельд, - Ах да, это ведь налоги называется".
  - Ему что, налогов мало! - вскричал Свен. - Семь шкур дерут, теперь еще и нечестно, вплоть до десятой возьмутся?!
  - Вот, - поддакнула Маша.
  Свенельд выдохнул.
  - Сначала пирожки, потом принц.
  - Мы должны его спасти! - требовательно произнесла девочка Маша.
  - И не подумаю!
  - Мальчишка у разбойников! А они, говорят, готовят самые лучшие пирожки.
  - Я тебе не верю... - подвывая на известный манер, видимо, все еще не отойдя от караоке-бара обозначил свою позицию Свен. - Ты врешь, нахальная такая. Ты скажешь все, чтоб не готовить. Я тебе не верю! Я пирожков хочу с повидлом, знаешь! У-у-у-у, е-е-е-е-е, у-у-у-у, а-а-а-а-а!... А-ай! - окончательно забылся в упоении Свен.
  Маша с досады пнула Свенельда под коленку.
  - То, что я такой большой не значит, что у меня нет слабых мест, и обидела ты меня в самое сердце.
  - Я щас куда повыше дам! Да давай, будь наконец мужиком!
  - Я из России, мать, ты что, ты о чем просишь вообще?
  - Ты же в волшебной стране...
  - Но раньше-то я там жил - на Ямале. Только в России нас защищают. Подкармливают, русское географическое общество там всякое. Кино о нас снимают... - загибая пальцы гнул и канючил Свен. - Я там веганом стал, а так бы я тя давно слопал и поделом тебе: такая маленькая, а вредная, словно тридцатипятилетняя разведенка.
  - Что ж ты уехал от такой защиты?
  - Какая вредная девочка! Я рыл берлогу на зиму в элитном секторе и провалился к вам в волшебную страну, но я русский белый медведь, зуб даю.
  - По имени Свенельд.
  - После амнезии как-то прилепилось - Свен, так и не отдерешь. Короче я из...
  - Понятно я все должна делать сама.
  - Да, и вообще, ну как ты медведю говоришь будь мужиком! Это ж не неестественно, вот.
  - Извините, будьте млекопитающим мужского рода.
  - Все равно не буду! С пирожками, без, под пиво и даже за полный отлов браконьеров в моем лесу - я сижу в берлоге круглый год, не сплю, почти не ем, даже о лапе не думаю! Жду браконьеров! Сплошной ад! А тут можно сказать самому к ним в гости... Эй, ты куда!
  Маша гордо удалялась, из сумки падали пирожки.
   "Одна часть меня хочет помочь, потому что стыдно отпускать маленькую девочку одну к разбойникам в лес, а другая хочет идти следом и есть пирожки! - напряженно думал Свенельд, подбирая и отправляя пирожки по назначению. - Эту девчонку не проведешь!"
  Так они и пошли. Пирожки падали в снег, нисколько не портясь, Свенельд ел и шел следом. После седьмого он стал брезговать и поднимал только самые аппетитные. Так они дошли до глухой темной чащи, буквально к закату, то есть минут через двадцать. Зима. Мрачный лес, цыганские шансонье пели про черные подковы. В общем жуть жуткая. Как раз в тему завыли волки.
  "Надо ее на плечо посадить, устала поди топать. Хорошо, что в полушубке, новый дал из быдл... то есть из овцы".
  Самое страшное не произошло разбойники лежали в дупель пьяные, просто никакие. Шансонье еще стояли, но улыбались уже неадекватно ситуации. Драться не пришлось. Невдалеке, в клетке из костей, сидел парень, вокруг него кружил огонек и что-то истерично пищал. Маши нигде не было видно. Свенельд не просто озадачился, а впал в аут.
  Наконец, он подошел к парню и спросил того:
  - Ты цел вообще?
  - Да нет, вроде, - показывая руки в оковах, а точнее, синяки от них, шмыгнул носом паренек.
  - До свадьбы... - протянул было Свен, и тут заметил, как огонек стремительно исчез.
  - Я здесь! - крикнули громко сзади.
  - А! - Свенельд почувствовал себя героем ситкома. - Как ты подкралась! Так никаких слабительных не надо, зато валерьянки целый вагон.
  Я побежала за странным игривым блуждающим огоньком, но он исчез... - грустно произнесла Маша.
  - Тогда...
  - Тогда рвем когти.
  - Да у тебя когтей-то нет - рвать, - осматривая жалкое подобие ногтевого аппарата, прокомментировал Свен.
  - Ничего, отрастут.
  Через секунду Свенельд убедился, что когти у Маши есть и еще какие - по три сантиметра!
  - В салоне нарастила! - гордо сказала девушка, которая еще и как-то подозрительно выросла за пару минут.
  Свенельд понял, что так не бывает даже в сказках.
  "Галлюцинации, - обожгло разум прозрение. - Нельзя было пить этот ирландский абсент... говорят же, что от них огоньки зеленые и человечки в глазах пляшут".
  Свенельд еще раз посмотрел на Машу. Уже не девочка, по комплекции - точно.
  
  ...И вот они встретились.
  Кил Киллер осмотрел медведя и девчонку.
  "Топтыгина в расчет брать не будем... а вот на что способна эта маленькая девчонка?" - трезво подумал наемник.
  - Выходи на бой! - заметно нервничая рыкнул белый медведь.
  - Мы не можем сражаться, так как у меня слишком большое преимущество перед тобой... - произнес, потянувшись Кил.
  - Какое?
  Кил поманил медведя пальцем.
  Без всякой задней мысли Свен наклонился, после чего получил перцовкой в пасть.
  - У-у-у, - завыл он.
  - А-а-а, - вторила ему девочка Маша.
  "Надо же от крика девочки совершенно не задетой, кстати, скалы стали попросту разваливаться" - с этой мыслью Кил едва успел прыгнуть в странный светящийся проем, возникший рядом.
  Сколько прошло времени, пока он лежал в отключке Килл не знал, но когда он очнулся, то лежал на снегу, а над ним кружил искрящий огонек, размером с детскую ладошку.
  "Зараза, - подумал Килл, - как орет, а это, а это еще и кружит!"
  Огонек, словно услышав мысли Килла, превратился в роскошную томную деву с четвертым размером декольте. Фейри посмотрела на него, Килл скосил глаза в ее сторону...
  - Твою ж мышь и сундук золота! - произнес Килл. - Ты фейри с сидхэ равнин.
  - Да, а ты Килл Киллер - самый искусный и опытный убийца соседнего королевства.
  - Чем обязан? - Килл встал, отряхнулся, говорил он сухо.
  - Скажи, ты веришь в блаженство?
  - И?
  - Что золото мира, если ты познаешь блаженство?
  Килл задумался, потом, словно загипнотизированный произнес:
  - Золото... золото - это все!
  - Жадные вы люди... - фейри вздохнула. - Сколько там король предложил тебе за убийство?
  - Мешок золота.
  - Два мешка, - фейри показала рукой. - Там лежат два мешка, то есть лежит больше, но два мешка.
  - За короля?!
  - Нет. Возьми себе отпуск.
  
  ***
  
  - А как же Килл Киллер? - поразился король, когда его прижали к спинке трона огромный белый медведь, тот самый мальчишка, которого он заказал и томная высокая красавица с обалденным бюстом.
  - Мы его перекупили.
  - Что?! Стража, стража!
  - Ее тоже.
  - Все слезай с трона, слезай, тебе говорят! - с этими словами фейри спихнула с трона короля, села на трон сама и протяжно вздохнула. Затем изящно поманила Славика пальчиком. - Садись, милый, погрей мне коленки, они очень замерзли.
   У Свенельда натурально отвалилась челюсть.
  - ...Вы кто? - дрогнувшим голосом произнес он, вглядываясь в знакомые, так напоминающие Машины повзрослевшие черты.
  - Обычная скучающая домохозяйка. Ведьма. Фейри еще в придачу. Так хочется любви. Знаешь, если бы ты не был медведем... Нет, даже не прекрасным принцем - послушный, адекватный, нормальный парень - тоже бы подошел. Что ж на пустом месте и рак - рыба. Ох, вырастет, станет королем, ну где бедной фейри найдется место, разве в сердце новоиспеченного монарха?
  - Я не отрицаю... - впервые вклинился в разговор Слава.
  А вот Свенельд махнул лапой и ушел.
  
  В берлоге было холодно. Из-за всех этих приключений Свенельд не оплачивал коммунальные услуги и управляющая компания не замедлила отключить тепло.
  "В суд подам" - подумал Свенельд, садясь за волшебный ящик компьютео.
  - Зря я домового отпустил в отпуск.
  В дверь постучали.
  Свенельд открыл дверь и его челюсть отвисла вторично.
  - Опять ты! Маленькая девочка Маша!
  - Ну что мне было делать, вот выгнали ведь с сидхэ равнин, что бродяжничать, а тут целое королевство бесхозное. Ну прости, Свени.
  Девочка вторично выросла до состояния роскошной рыжей пери.
  - Бедный я медведь, и как так я вылез из берлоги от чая с малиной...
  - Не обошлось без магии, - лукаво глядя, произнесла красавица.
  Свенельд застыл.
  - Ну, мне пора, - Маша превратилась в маленький озорной огонек, и Свенельд пожалел, что прошлым летом сэкономил на мухобойке. - Да ладно, зато я тебе подарок оставляю - огромную банку варенья. - Уже еле слышно пискнул огонек.
  - Огромная банка варенья, - сердито заворчал Свен. И представил, как сказал отдыхающему домовому: "вот так: шерсть драли, шкуру драли и банка варенья, ага".
  - Так варенье необычное ведь. А приворотное... - донеслось из разрастающейся метели Машиным голоском.
   Озарение пришло мгновенно. Как только Свен прочел на этикетке крупными буквами: для браконьеров.
  "Подбросить им что ли?"
  
  В королевстве тем временем со сменой старой власти на новую произошли серьезные изменения. Первым делом новоиспеченный монарх ужесточил наказание за незаконную охоту на медведей, вторым запретил ее вообще, а третьим без ограничения разрешил охотится на лис и хорьков. Селяне больно жаловались на катастрофическое падение из-за этих явно вшивых хищников куриного поголовья в стране.
  - Скоро курочку даже тебе, ваше величество, на стол не поставят, - пропел мелодичный голос над монаршим ухом. Король как всегда смотрел только не на лицо. На него он пока так и не научился смотреть. Шестнадцать. Что тут скажешь... Зато сразу каким мудрым, хорошим и успешным стал монархом: завистники из соседних королевств, правда, перешептывались: мол, всем бабы командуют. Одна, точнее. И подкаблучник страшный. Но в назидание врагам король издал акт о феминизации. На их, спустя короткое время после сплетен, им завоеванных землях.
  А на медведей охотиться в запрещенном лесу перестали.
  Браконьеры пили чай с вареньем и добрели. Подобрев окончательно, они решили с охоты на медведей перейти на лис, тем более лисы не живут в столь укрепленных берлогах. А тут и королевский указ вышел новыми уже семизначными штрафами за охоту на белых медведей, да еще штрафы реально взимать стали.
  
  
  
  
  Места были глуше глухих
  
  
  Кровавая тьма алого заката завораживала. Вокруг пустынно. Анархия. Наверное, не стоило приходить сюда, но я ведь герой, мне больше всех надо.
  Разбитые окна внушали уважение. Вся улица была одним цельным свидетельством драки: здесь проходила схватка не на жизнь, а... А, собственно, на что?
  Посмотрев на засохшую траву, почувствовал вкус одиночества, и в душе не кстати заскреблось. Атмосферность. Я пнул ржавую консервную банку - та гулко и раскатисто зазвучала - по улице прокатилось эхо. По спине забегали мурашки - в этих звуках так хорошо отозвалась безнадежность и покинутая тоска.
  "А мне все равно, меня уже не догонят", - подумал и, насвистывая "Нас не догонят", прошел всю улицу, зашел в проулок и уперся в тупичок.
   Сразу заинтересовало. Особенно большая покосившаяся вывеска, гласившаяся о том, что се место - кафе "Тринадцатый покойник". Как не зайти?
  Дверь противно скрипнула, на миг мир покачнулся, и у меня заложило уши. Прокуренный зал, настоящий эмосалун. Вокруг сидело множество розово-черных, салатно-сиреневых и фиолетово-серебристых раскрашенных подростков. Увидев меня, одни сразу замолчали (боязливые), другие насупились (агрессивные), третьи мило и открыто заулыбались (анимешники). Правда, смешно и интересно?!
  - Ты, бендюжник, чего тебе в нашем заведении? - налысо побритый бармен, с подкрашенным серебряными губами, внимательно изучал меня подозрительным взглядом.
  - Да мне бы кваса стакан!
  - Кваса нет, не пьем, - возмущению моему не найти предела, но в ответ, лишь сверкнув взглядом, смолчал.
  - Коктейль "Эмонация" остался.
  - А давай её.
  Хлебнув "Эмонации", сразу захотелось отведать медовухи и... собственно, кваса захотелось еще больше!
  Итак.
  Что делать? Кто виноват? И куда податься?
  Я осмотрел зал эмонационно подернутым взглядом и отметил, что зал явно скорее наполовину полон, чем наполовину пуст.
  А вот и ролевики. Милые ребятки. Почему-то все либо в старых плащах, круглых очках и с палочками в руках, либо в новых черных плащах-кардиганах до пола, черных же футболках, киберпанковых брюках и узких черных очках. Навскидку определил: потеровцы и неовцы.
  Внезапно по толпе и тех и других прошло оживление. И началось. Потеровцы явно неовцам проигрывали, так как неовцы классно махали ногами.
  - А вам бы палочку побольше, - сочувственно произнес я.
  И антураж завертелся. Все поплыло, закружило, заиграло, заплясало и меня, втянув в рядом стоящее зеркало, не слабо шмякнуло о каменную поверхность.
  Это было самое страшное и забытое место во всей школе, из которой я слишком давно вырвался. Местами паутина висела как тюль и даже в три ряда. Это была библиотека. Наконец я оторвал все пять точек от пола и героически выпрямился, не забыв на мангаяпонский манер задрать воротник. Передо мной располагался огромный шкаф с несуществующей литературой. Достал первую попавшуюся книгу. Шкаф задрожал и стал отодвигаться, открывая узкий коридор, уходящий вниз крутой лестницей. Винтаж. Ох, как я люблю "Винтаж", особенно те клипы, в которых солистка раздевается. Задумавшись о винтаже, и всякой эгоэлитарной псевдокультуре я оказался в великом Ничто, Иллюзе ужасном и всемогущем - в главной серверной, оставшейся нам от великой золотой эпохи Neowarcraft, Galactic of tanks, "Кадрас"...
  Да-а... здесь были собраны все устаревшие онлайн-сервера в мире, череда их тянулась на многие километры вперед и не было им конца. Не видно во всяком случае его моим минус пять миопишным зрением.
  Но меня пронесло по полу, словно под ногами располагался сверхзвуковая беговая дорожка-эскалатор и я оказался перед кассой-стойкой.
  - Что желаете? - роскошная девушка-блондинка игриво улыбнулась фирменной улыбкой для новых клиентов.
  - У меня тут братишка двоюродный к вам заходил. Курьер, веселый такой блондинчик.
  - А-а вы о том замечательном юноше? Так он к сети подключился.
  "И почему я не удивляюсь", - мысленно промелькнуло в голове, а девушка, словно насобачившись читать чужие мысли, лукаво заулыбалась и спросила:
  - Хотите его вернуть? Тогда вам надо будет пройти игру до конца и выжить.
  Ну что сказать? Сел я в капсулу, подсоединили к моей голове какие-то датчики, дали снотворного газу и поехали!
  Очнулся на красочной поляне - вокруг пели пни. А деревья, покачиваясь, им подпевали.
  Жизнь подлая штука. Я оказался эльфом, причем женским.
  - Какая красавица!
  Рука непроизвольно потянулась к луку за спиной.
  Жизнь оказалась подлее, чем я о ней думал - лука не было.
  Глядя на трех здоровых зелено-желтых лбов, почему-то у меня возник полуобморок. В общем, не мог не испытывать дискомфорт.
  А уж как они на меня уставились!
  Наверное, жизнь все-таки хороша: прямо с дерева, цепляясь за лиану на нем, на поляну прилетел парень в зеленом трико. Откуда на дубе лиана ума не приложу! Но это стало не принципиально, как только парень произнес:
  - Я Робин, Робин Гут!
  - А мы? А кто мы?
   Здоровые лбы растерялись и вдруг истошно закричав, словно до них, заторможенных, только сейчас дошло какой ужасной опасности они подвергаются, с криком: "бежим как трусливые девчонки" - убежали.
  Робин Гут тем временем оказался в двух шагах от меня. Шустрый парень.
  - Робин, - протянув руку, улыбнулся он.
  - Э-э... - мое мужское имя как-то не вязалось с внешностью, а выбрать женское не получалось. Я судорожно искал одновременно и женское, и мужское сокращение. Только я хотел сказать: "Женя", как Робин вдруг озадачил:
  - Извини, пожалуйста, а ты часом не феминистка?
  Раньше бы я за такое...
  - Нет, как можно наигранней улыбаясь, произнес в ответ.
  - Это хорошо! А то... Вот они главные мои враги! Феминистки!
  - Робин, они меня так тоже достали... так ты девушка, - вдруг ни с того ни с сего озвучил озарение.
  - Здесь вообще все не так и все ни так как кажутся! Вот ты, парень?
  - Да.
  - А я нет, хотя и Гут.
  - Слушай, а критические дни у меня будут? - перешел я к самому насущному для меня вопросу.
  - А как же, это виртуал - здесь все натуральней, чем в жизни, - удивленно ответила Робин Гут.
  - Не хочу!!! - почти завизжал, дрыгая ногами и впадая в истерику.
  - Ну, вообще два игрока могут поменяться телами. Тогда...
  - Серьезно? Давай махнемся, - приступил я к Робин.
  - Я не могу, пока феминисткам не отомщу - это они меня превратили в мужика, за то, что я не волосатая и не бородатая девушка выиграла конкурс "Мисс прелесть".
  - Ладно, я отомщу феминисткам за тебя, а ты поможешь мне? Идет? - не сдаваясь, продолжил я нагнетать напор.
  Робин подумала и мы хлопнули по рукам, потом ладонями по кулакам, потом ногами... По рукам. Через семь минут изощренного брейкданспожатия сделка была заключена. Вот вендь эти Литрпг штучки!
  В общем, критических дней я избежал, а то жизнь итак не сладкая, а тут еще и это. Зато пришлось взвалить на себя борьбу с феминистками. Не буду рассказывать вам подробности этого жесточайшего противостояния, в ходе которого в ход пошло все, даже самое страшное оружие - кремонатор. Скажу так: когда я с бандой мишек гамми и Снуп Догом взял цитадель феминисток, которую те до этого захватили, использовав Кэтти Пери, о чем, кстати, снят эпический документальный военный экшн "Californen girls", то вдоволь отмстил им, заставив петь в караоке ВИА ГРУ. Особенно они плакали на строчках "я не знаю, что мне делать с этою бедой", - видимо проняло девчонок. Вспомнили как хорошо бывает. Я тоже вспомнил. И оставив их один на один со всем альбомом "Четырнадцать недель тишины" ушел. Говорят, Земфира очень ободряет сильных и независимых девушек, уставших от мужского беспредела и эгоизма.
  Собственно, после всех испытаний и двадцати пяти беспредельно тяжелых уровней, как в плохом интеллектуальном фильме оказалось, что последний уровень располагался за поворотом опушки, того самого леса, откуда я попал в игру. Только у поворота, когда я прибыл в тот день был выходной, а так вообще он работает без выходных и перерывов... Только я собрался за этот тунеядский поворот как вдруг...
  На опушку выкатил танк, деловито задавив пару поющих кустов, и буквально приставил дуло к моей голове.
  Я дунул в него.
  - А пылищи-то у вас в дуле!
  В ответ донеслось:
  - Сдавайся, Робин Гут! - рявкнули из танка, с ощутимым корейским акцентом. - Сдавайся, Робин Гут, наша взяла! Тебе не пройти на последний уровень.
  - Да ... ... ... - вставил я несколько непечатных трюизмов - Ваша! Сколько и у кого ваша взяла меня не интересует.
  В танке обиженно засопели.
  А потом из дула стало дуть.
  Вот так меня и вынесло прямо в поворот, который, услышав звонок об окончании рабочего времени, рванул в какую-то теплую жаркую и рекреационно-оздоровительную глухомань.
  Страшно сказать, через что я прошел, пока выбрался оттуда: солярий, спа, тайский массаж, электрофарез, иглотерапия. В общем, я таким бодрым и сильным никогда к финалу не приходил, даже когда моя девушка по ошибке вместо своего успокоительного выпила мою виагру.
  За поворотом располагалось два направления. Одно гласило: "К зайцу и шляпнику на чаи", другое: "Конец игре - танцуют все!" После всех испытаний я уже никуда не спешил и вдоволь набаловался чайком, наверное, так бы и не выбрался с бесконечно заваленного стола - так хорошо было бездельничать, пить чай и предаваться всяким безумным беседам, где тебя понимают такие родные и такие же полубезумные как и ты сам личности, но проклятый глюк в системе все испортил - эпических героев Льюиса Кэрролла стало бить как в Паркинсоне.
  Расчайхавшись, я двинулся к концу игры.
  
  Мрачная темная пещера предстала передо мной. Какой-то полусогнутый мужик шарился в холодильнике. За спиной у него гремели неопознанные спецэффекты.
  - Ну и кто ты, Аццкий сотона?
  Спецэффекты за спиной вмиг улетучились.
  - Откуда узнал?
  - Ну, чувствую родственную душу.
  - Эх, брат, оно понятно жить сейчас стало невмоготу - народ сатанеет на глазах. А ты зачем пришел?
  - Где-то здесь обещали финал игры...
  - А это, а вон там конец игры, - левой рукой мне твердо указали направление: в самом темном углу еле-еле брезжил свет.
  Прошел всю игру, а так даже и не вспомнил о кузене - стало ужасно обидно.
  Подошел поближе к странному угловому свечению. Скромная маленькая дверь с надписью "Конец!" Как-то не вязалась с классной графикой. Ни сокровищ, ни эпических боссов.
  - Слушай, слушай сотона...
  - А, - шарясь у холодильника, ответил тот.
  - А что это у тебя крылышки ангельские за спиной?
  - Где? - и тот ловко спрятал выпирающее крыло под балахон.
  - А нимб, нимб вон подсвечивает из-под дегтя... дегтем замазываешь?
  - А да ладно, - махнул тот. - Не сотона я! Мироил - ангел, подрабатываю на полставки - пугаю всяких придурков...
  - А телепорты делаешь? Тут у меня братец двоюродный...
  - А не продолжай, я его уже выпроводил - а то накопил маны и давай всех шугать! Он у тебя беспредельщик форменный.
  - А ну ладно... - и я распахнул дверь. - А начало игры тут есть?
  - Ведь шугать народ будешь...
  - Да, - честно ответил я.
  Ангел хлопнул в ладоши и я очнулся.
  Передо мной сидела та же секретарша. Она томно улыбалась и на ней был лишь просвечивающий халатик.
  - И как вам наша игра?
  - Я буду жаловаться!..
  
  1. Текст песни из мультфильма "Травяная западенка".
  2. Персонажи классического произведения "Алиса в стране чудес".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"