Зилов Захар: другие произведения.

Там, за туманами гл.03 Улита

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это ключевая, узловая глава - вход в мир, осознание, завязка устройства.

  Хлебыч поднял свою бейсболку, но надевать не стал; вывернул наизнанку, стряхнул о колено.
  - Пойдём. Чего встал? - сказал он Вовке, заметив, что тот уставился куда-то вдаль.
  - Холодно здесь, - отозвался Вовка. - С утра теплее было. Даже снег местами подтаивал.
  Хлебыч и сам давно это заметил, однако Вовкин голос выдавал, что с ним происходит что-то неладное, причём, вовсе не из-за погоды. Он побледнел, его знобило: руки тряслись, он кутался в жиденькую свою курточку.
  Хлебыч подошёл ближе.
  - А ну, парень, смотри на меня, - потребовал он. - Смотри, говорю!
  Вовка уставился на Хлебыча, явно не понимая, чего тот к нему привязался.
  - Так, - уловив беспокойный Вовкин взгляд и оценив неровное его дыхание, выкрикнул Хлебыч, - слушай мою команду, сержант Суворов! Десять приседаний с ружьём в вытянутых руках! Выполнять!
  - Это ещё зачем?! - возмутился Вовка.
  - Ты не пыжься, сынок! - осадил Хлебыч. - Я же вижу, чего тебе стоила встреча с этими индейцами. Накрыло тебя, парень. Адреналином накрыло. Сел, встал, сел, встал! Выгоняем нагрузкой излишки этой гадости! Заодно и согреешься. Стоп, давай вместе: сели, встали!..
  Вовка спорить не решился. Доверился опыту старшего товарища, присел с ним раза три или четыре, шумно выдохнул и сказал:
  - Хватит, дядь Саш, мне уже лучше. Вы про заложницу говорили. Где она? Человеку помощь нужна, а мы тут фитнесом забавляемся.
  - Да не боись ты. В порядке она. Вон, глянь, из-под тулупа глазёнки прямёхонько на тебя таращатся! Симпатичная, твою, канделябра!.. Ну, пойдём, что ли, свататься.
  
  
  Девчонка, за всё время не издавшая ни единого звука, смотрела на случайных своих спасителей с настороженностью.
  - Девушка, вы в порядке? - привстав на колено, спросил Вовка.
  Она не ответила. Лишь закопошилась под тулупом и скоро вытянула наружу связанные сыромятиной руки.
  - Тут без ножа не обойтись, - оценив крепость узлов, сказал Хлебыч.
  Вовка сбегал за саблей.
  - Добри муже, вельмо хвала з помочи! - едва освободившись от пут, тоненько произнесла девчонка.
  Хлебыч хмыкнул, почесал залысину.
  - Облом, Вовка! Кажись, красавица уже замужем, - сказал он. - Сербка? Словенка? Полька? - ориентируясь на её говор, стал перечислять Хлебыч.
  - Муже - мужчины, - сообразил Вовка. - Она за помощь благодарит! Звать-то тебя как? - тут же спросил он.
  Она помотала головой: не поняла.
  - Кличут как? - переиначил вопрос Вовка.
  - Улита, - ответила девчонка. - Сьеверь росска з Бусар есьмь.
  
  Вовка помог ей подняться, и теперь она стояла, едва дотягиваясь росточком до его плеча, озиралась по сторонам и потирала набитые сыромятиной запястья. Её огромный пуховый платок укрывал не только голову, но и плечи; поверх овчинного полушубка наброшен был тёмно-вишнёвого цвета бархатный жилет; из-под длинного кумачового платья выглядывали острые носы схожих цветом сафьяновых сапожек.
  
  - Стоп, стоп! Что значит, русская?! - запротестовал Хлебыч. - Как это, русская? А мы, тогда, кто, если не в зуб ногой, что она лопочет? Вовка, у тебя получается, вроде, а ну-ка скажи ей, пусть чётко ответит - кто такая, откуда и куда... Ну, ты понял, да? Про индейцев тоже расспроси, а я кепку почищу: холодно.
  
  Хлебыч отошёл, зачерпнул в ладошку чистого снега и принялся тереть им подкладку бейсболки, оббивать о колено, и снова тереть.
  - Не нравится мне это поле, - вполголоса, приговорил он. - Явно не пахано тут. Кусты, деревья, где зря торчат. Хрень какая-то нездоровая.
  
  Мга редела, всё шире распахивала перед глазами дикую степь. Хлебыч вглядывался вдаль, понимая, что так быть не может, не должно: тут положено лежать полю, обрамлённому ровной посадкой.
  Вспоминал вдруг про бинокль в сумке, вздохнул, отругал себя за забывчивость. После решил, что если бы взял, то "индейцы" и его бы расколотили.
  Думать о плохом не хотелось, о хорошем - не получалось. Оглянулся, взглянул на Вовку с Улитой. Что у них, действительно, хорошо выходило, так это смотреть друг дружке в глаза и бестолково улыбаться. А вот с дознанием дело, похоже, продвигалось туговато.
  
  Хлебыч в очередной раз стряхнул бейсболку, вернул ей правильную форму и, подстелив внутрь носовой платок, надел.
  - Ну, что там? Узнал что-нибудь? - окликнул он Вовку.
  - Говорит, что из какого-то Бусара. Речка там течёт - Корынь, вроде, называется. Слыхали? - отозвался Вовка.
  - Корень, - поправил Хлебыч. - Знаю такую. Отсюда километров двадцать, может, больше. А хутора эти... да чёрт их ведает как они обзываются! Лопочет-то не по-нашему чего? И что за индейцы её связали - кто такие?
  - Тут почти все так говорят. Кроме хазар, но они редкие гости, - невесело ответил Вовка. - И не индейцы то были, а лихие люди, тати хана Силая.
  Обескураженный новостью Хлебыч, какое-то время молчал, переводя взгляд с Вовки на Улиту и обратно.
  - Дядь Саш, я вам не сказал, - продолжил Вовка, - за "Захаром" колеи нет. Совсем нет, никакой! Я как увидел, всё бросил, за вами побежал, а тут эти ушлёпки с саблями... Похоже, попаданцы мы, дядь Саш!
  - Кто-кто мы? - переспросил Хлебыч.
  - Попаданцы. Ну, те, кого во времени переместило...
  - Ты что, дурак?! - вспылил Хлебыч. - Какие ещё попаданцы?! Какие, к чёрту, ханы?! Какие хазары?! Что значит, колеи нет?! Ты ничего не напутал? Мне дочку замуж через месяц выдавать! Ты это понимаешь, твою, канделябра, медь?!
  
  Хлебыч схватил ружьё и побежал к машине так, как не бегал, пожалуй, с армейских времён. Хотел лично проверить, увидеть это собственными глазами.
  Вовка произнёс то, о чём не хотелось думать. Озвучил ту нелепую мысль, что однажды поселилась в нём самом и, сколько бы ни пытался её изгнать, уходить не желала. Теперь всё вдруг встало на свои места и перевернулось с ног на голову одновременно.
  
  Сбегая по склону, Хлебыч упал, проскользил немного на боку, а когда поднялся на ноги, замер. Он уставился на то место, где не так давно - прежде чем решил подняться на излом - топтался около машины. Вспомнил, что какая-то непреодолимая сила уже тогда заставила его снова взглянуть под ноги, но он не понял - зачем. Рядом, в полуметре от его собственных следов, позади переднего колеса "Захара" лежало нетронутое снежное покрывало.
  
  - Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! - обессилено проговорил Хлебыч.
  Он хотел было присесть прямо тут, на травянистой кочке, переварить, обдумать - что же с ним произошло? За что, за какие прегрешения выпало ему даже не умереть по-людски, а бесследно сгинуть? Машинально утирая пот с лица, задел он царапину, оставленную хазарской саблей, и будто очнулся. Спешно направился к "Захару", залез в кузов.
  - Нет, Вовка, банок для мишеней мы тут явно не найдём, - приговаривал Хлебыч, расчехляя "тозовскую" мелкашку и прилаживая к ней оптический прицел. - Боюсь я, по живым людям стрелять придётся.
  
  
  Вовка с Улитой сидели у костра, как старые приятели на пикнике, дожаривали брошенных хазарами птиц.
  - Держи ружьё, - первое, что сказал Вовке Хлебыч, вернувшись к бандитскому бивуаку. - Патроны экономь - их у нас всего ничего. Сваливать отсюда надо. Не равён час, индейцы с подмогой нагрянут.
  - Улита сказала, что они за логом, в дубраве обитают. Далеко это. Напрямую, через лог, сейчас не пойдут, а вокруг - полдня займёт. Так что быстро не вернутся они, - ответил Вовка, укладывая ружьё и патронташ около себя.
  - Узнал ещё что-нибудь? Какой хоть год на дворе?
  Вовка поворошил палкой угли, перевернул птичьи тушки на другой бок, собрался уже отвечать, но Хлебыч прервал его другим вопросом:
  - Ты что, это есть собрался?
  - Не пропадать же добру! - Вовка пожал плечами. - Тут как раз на всех: три цыплёнка...
  - Нет уж, - поморщился Хлебыч, - за немытыми, я доедать не собираюсь.
  - Так они же к ним даже не прикасались, - возразил Вовка. - Да и огонь всякую заразу убивает.
  - А ощипывал, потрошил кто? Пушкин? Сказал - нет, значит, нет! - рявкнул Хлебыч.
  - Как хотите, - выдохнул Вовка. - Шесть тысяч триста восемнадцатый год тут, между прочим. Это, типа, наше светлое будущее! Читал я про кольцевую теорию деградации и...
  - Дубина ты, Вовка, стоеросовая, - прервал его Хлебыч. - Ты ещё про плоскую Землю мне историю расскажи, ага. У них другое летоисчисление: от сотворения мира считают. Вспомни лучше, в каком году Христа распяли. От той даты плясать начнём.
  - Так в тридцать третьем, распяли, получается, - сказал Вовка.
  - Хороший ты парень, Вовка. Сообразительный! - хмыкнул Хлебыч. - Адам родил... кого он там родил? Тот другого родил. Другой третьего... Ветхий завет читал?
  - Неа, - Вовка помотал головой.
  - А я читал! Но, ни хрена не помню. Ладно, проехали. По историческим именам выяснять пробовал? Мономах, там, или Рюрик? Или этот... Вещий Олег? Он же, вроде, хазарам отмстить собирался...
  - Потому о кольцевой теории и говорю, что спрашивал, - ответил Вовка. - Даже о Киеве понятия не имеет. Киява, говорит, это у них что-то вроде паромной переправы. Новгород для неё - это всего лишь новый город. Знает про Дон - это по-ихнему Тан; Донец - Танис. О Сейме, вроде, ещё слышала.
  
  Хлебыч взглянул на девчонку. Та сидела смирно, со всем вниманием вслушивалась в непонятный говор своих освободителей и как будто осознавала, что речь они ведут о ней. Но, что именно обсуждают эти странные люди, разобрать не получалось. Она, раскрывши рот, бестолково хлопала крупными своими глазищами. Дым от костра щекотал ей нос, и она то и дело по-детски тёрла его тыльной стороной ладони.
  - Чудная девчонка, - хмыкнул Хлебыч.
  - Есьмь з роду сьеверь, не чудь есьмь, - проговорила она, будто поняла сказанное и возразила.
  - Да понял я, дочка, понял, - хмыкнул Хлебыч. - Куда они эту глазастую везли, спрашивал? - сказал он Вовке.
  - По воду, говорит, пошла. У реки они её и схватили. Силаю в наложницы. Гарем у него там, что ли...
  Хлебыч снова взглянул на Улиту, на её милое совсем ещё детское личико; горестно вздохнул.
  - Мнда, здешние нравы мне уже не по нутру, - проговорил он. - С "Захаром" что, разобрался?
  - Аккумулятор сел. В телефоне тоже. Наверно, это как-то с перемещением связано, - ответил Вовка. - Не беда, "Захар" с кривого стартера хорошо схватывает. Я заводил так пару раз, пока новый аккумулятор не выписали.
  - Хоть одна маленькая не беда в большой, по самые уши, беде, твою, канделябра, медь, - пробубнил себе под нос Хлебыч. - Ты, дочка, - обратился он к Улите, - дорогу домой знаешь?
  Та помотала головой. Поди, разбери - не поняла вопроса или не знает.
  - Ты вежу до Бусара ведаешь? - перефразировал Вовка.
  - Ни, - ответила она. - Есьмь отьцьмь зарок, нельзь есьмь се широко ходити.
  Перевод Хлебычу не понадобился, любому отцу смысл оказался бы очевиден: испокон веку ребёнку, особенно девочке, далеко от дома отходить запрещалось. Детское представление об окружающем мире всегда опиралось большей частью на слова взрослых, если не доводилось путешествовать вместе с ними.
  - Всё ясно, - сказал Хлебыч. - Вы тут особо не рассиживайтесь, не на пикнике! Далеко эти апачи лагерем стоят или близко - это одному богу ведомо. Быстрый перекус и сваливаем отсюда подальше.
  
  Не желая смотреть на то, как молодёжь рвёт зубами трофейных цыплят, Хлебыч, прихватив бинокль, отправился изучать окрестности. В первую очередь его интересовало направление, откуда прискакали всадники, прежде чем сделали остановку у затопленного туманом лога.
  Где-то в глубине души Хлебыч надеялся, что и эти следы неподалёку прервутся. Если уж его с Вовкой, вместе с машиной угораздило провалиться в другой мир, то это же могло случиться и с Улитой, и с "индейцами", и с их лошадьми. Место то же, время, условно, то же, так почему бы и нет? И нельзя исключить такого варианта, что перенесло их всех куда-то поближе. Например, в Петровские или Екатерининские времена, а лучше - в Хрущёвские или даже Брежневские. Нет, совсем хорошо, если в настоящее, только чуть в сторону откинуло: метров на сто-двести, от силы на километр.
  Но следы от копыт прерываться не хотели, и Хлебыч терял надежду с каждым шагом, с каждым, вооруженным оптикой бинокля, взглядом.
  
  Следить колёсами "Захаром" у костра Хлебыч посчитал излишним, потому все трофеи побросали на кусок рогожи и таким "санным" манером потянули к машине.
  Улита шла позади, потому Хлебыч не сразу заметил, что сначала она замедлила шаг, а на изломе, увидев всё ещё залитый туманом лог, вдруг остановилась, попятилась.
  - Нельзь ходити! - сказала она. - Нельзь! Думака прапата! Амба!
  - Ты что, дочка, тумана испугалась? - хмыкнул Хлебыч, и протянул ей руку. - Пойдём, не бойся.
  - Нельзь! - вдруг истерически завопила Улита, обвела злым, испуганным взглядом своих недавних освободителей, и побежала назад, прочь от лога. - Нельзь ходити, нельзь! - с надрывом вторила она.
  Вовка было дёрнулся за ней, но Хлебыч остановил.
  - Остынь, парень! Я бабскую породу знаю. Некуда ей бежать. Пусть дурь из себя ногами выбьет. А гоняться начнёшь, так только прыти ей добавишь. Иди, лучше, "Захара" заводи. Мы тут тебя подождём.
  Вовка продолжал смотреть вслед убегающей Улите.
  - Иди, не боись, - снова повторил Хлебыч, - я присмотрю за этой истеричкой.
  Вовка согласился идти лишь, когда увидел, как девчонка, споткнувшись о кочку, шлёпнулась на четвереньки и, как будто, немного успокоилась; уселась прямо на снег и теперь, насупившись, поглядывала, явно не понимая, почему за ней не погнались.
  
  Туман в логу всё же немного рассеялся. Отсюда, с излома, "Захар" казался оставленной на мокром листе бумаги акварельной кляксой. Размытые его очертания не давали представления ни о размерах машины, ни о её цвете.
  Хлебыч раскинул тулуп рядом с рогожей, уселся на него, отвернувшись спиной к Улите, вытянул ноги и принялся отдирать с унтов сухие колючки репейника, коих собралось там немало.
  Скоро снизу долетело слабое лязганье. Вовка, похоже, принялся совмещать кривой стартер с храповиком двигателя. Скоро звяканье усилилось, и Хлебыч понял, что не очень-то у Вовки получается завести машину. Надо было бы пойти, помочь, но из-за капризов девчонки приходилось сидеть и ждать.
  
  Улита подошла тихо. Лишь лёгкий хруст наста под сафьяновыми сапожками выдавал её робкое приближение. Села рядом, бочком, по-женски, и тихо повторила:
  - Нельзь думака ходити, прапати мога.
  - Мога, - так же тихо согласился Хлебыч. - Вот мы с Вовкой и прапати, к етёна мати. А мне, Уля, дочку, вот, чуть постарше тебя, замуж выдавать, прикинь.
  Хлебыч пошарил по карманам штанов, извлёк оттуда барбариску в цветастом фантике, протянул девчонке. Та взяла конфету и принялась разглядывать мелкие цветочки на обёртке.
  - Смотри сюда. Разворачиваешь и ам, - Хлебыч на своей конфете показал, как надо управляться с бумажкой, и что с этой янтарной штучкой делать дальше. - Небось, слаще пареной репы в жизни ничего не пробовала? Давай, давай, не боись, это вкусно.
  Улита сначала понюхала, после осторожно лизнула конфету. Глаза девчонки зажглись восторгом, она отправила барбариску в рот и звонко засмеялась.
  - Я же говорил! - авторитетно заметил Хлебыч. - Это я так курить бросаю. Не особо помогает. Так, абы во рту сладенькое покатать, охоту сбить. Ну и денёк, Уля, у меня выдался, его, канделябра, медь! Сумасшедший денёк, скажу я тебе. Совершенно дурацкий. А что впереди, и подумать страшно. Как вы тут живёте? Что мне тут, у вас, делать? Да ладно, ты не отвечай. Вижу, что ни бельмеса не понимаешь, что я тебе рассказываю. Молчи, слушай себе, а я хоть выговорюсь, лады?
  
  Выговориться Хлебычу не дала отчаянно звякнувшая внизу железяка, а следом взревевший, как раненный зверь "Захар". Улита, секунду назад сидевшая рядом, мгновенно исчезла из поля зрения и появилась вновь с нацеленным в сторону машины хазарским луком. Произошло это настолько быстро, что какое-то время Хлебыч, раскрывши рот, смотрел на новоявленную амазонку с изумлением.
  - Эй, - выдавил он из пересохшего вмиг горла, - ты чего, дочка, сдурела? Вовка там на... - Хлебыч вдруг осознал, что объяснить то, теперь уже что неминуемо должно произойти, он просто не в состоянии.
  - Змий з думака! - со злобой проговорила Улита. - Вовка амба! Змий ев Вовка!
  - Да нет же! - вскочив на ноги, воскликнул Хлебыч. - Не съел змий Вовку, нет! Вовка сейчас на машине здоровенной такой приедет! Не понимаешь? Ну... на печи, вот! Сказку про Емелю читала? То есть, слышала?
  Улита мельком взглянула на Хлебыча и вновь прильнула к луку, явно целясь в стоящего пока "Захара".
  - Вовка едет на печи, везёт Уле калачи! Разумеешь так-то во? - сказал Хлебыч и тут же проговорил вполголоса: - Что я несу, твою, канделябра!..
  Улита посмотрела на Хлебыча, как ему показалось, с насмешкой.
   - Короче, дай сюда лук! - повысив голос, потребовал Хлебыч. - Не бабское это дело, в железных змиев стрелять!
  Хлебыч не рассчитывал, что Улита вот так просто подчинится, но это произошло. Она опустила лук, сняла стрелу с тетивы и протянула ему.
  - Есьмь с муже з щит, - сказала девчонка и отступила за спину: видно, вспомнила, что деваться ей некуда, что волей неволей придётся довериться этим странным людям.
  Хлебыч, под неодобрительный взгляд Улиты, откинул лук и стрелу на рогожу.
  - У меня ружьё на это дело есть, - повертев мелкашкой по сторонам, сказал Хлебыч. - Если что, я этому твоему змию промеж глаз шмальну, поняла? Стой там и ничего не бойся. Будет тебе и щит, и муж. Кстати, тебе Вовка нравится? Он парень холостой, не запойный, не разгульный. По вашим временам, наверняка профессором работать может, ага. Будет у тебя муж - интеллигент. Чего молчишь?
  
  "Захар" взревел громче и медленно пополз наверх. Хлебыч чувствовал как затрепетала девчонка, как вцепилась в его плечи, и вдруг подумал, что сейчас ему нужно быть начеку. Через мгновение Улита увидит Вовку внутри зелёного ревущего монстра, ползущего прямо на них.
  - Ты не думай, не съел он Вовку, не съел, - на упреждение сказал Хлебыч и похлопал девчонку по руке.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Приключенческое фэнтези) | | П.Рей "Измена" (Короткий любовный роман) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Приключенческое фэнтези) | | М.Боталова "Землянки - лучшие невесты!" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"