Герасименко Михаил: другие произведения.

Красный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Я раньше много путешествовал и в какой-то момент вдруг понял, что, куда бы я ни направлялся, на самом деле я перемещаюсь только по одному пространству, и это пространство - я сам.” Виктор Пелевин, «Чапаев и Пустота».

   Bruder Jakob, Bruder Jakob,
   schläfst du noch, schläfst du noch?…
  
  
  Дурацкая песня. И почему мы в школе изучали немецкий, а не французский? На мой взгляд, французский гораздо мелодичнее. Впрочем, сейчас речь о датчанах.
  
  Проблема в том, что у них нет национальной кухни. То, что они называют smørrebrød - на деле обычный английский сэндвич. А еще они всерьез утверждают, что у них лучший лагер в Европе. Ха! Вот наглецы. Ведь всем известно, что лучший лагер варят в Чехии. Или в Бельгии? Точно не помню.
  
  Я прикрыл веки и увидел большое бордовое пятно, медленно пульсирующее в такт моему собственному сердцебиению.
  - Мистер Рэд, что вы скажете по этому поводу?
  Он промолчал. Как всегда. И как всегда ответ появился внезапно.
  «Нужно уезжать из Дании - эти люди слишком сильно задирают носы».
  
  Ответы мистера Рэда были в моей памяти всегда, но проявлялись только в тот момент, когда я обращался к нему за советом. Для меня получить от него ответ - это как найти потерянную флешку с любимой музыкой, что годами пылилась на верхней полке старого шкафа.
  
  Он был прав, конечно. Но я не мог уехать из Дании немедленно — меня ждала работа. Тем ясным утром я решил отправиться в Христианию — последний вольный город в Европе, со всех сторон окруженный неприступными стенами Копенгагена-Вавилона.
  
  «Это просто недобитая хиппи-коммуна. Их дух умер в конце шестидесятых — остались только торговцы наркотиками и их бомжеватые покупатели», - слова мистера Рэда всплывали в моей памяти, как куски мусора посреди прозрачно-чистых каналов Копенгагена.
  
  - Эх, мистер Рэд. Боюсь, вы ничего не понимаете в хиппи. Эти люди знают как жить. Посмотрите на их лица, посмотрите на их дома. Чувствуете запах? - я сделал глубокий вдох, - это запах свободы.
  «Я вижу только обдолбаных бородатых бомжей и туристов. Это запах травы, а не свободы».
  - Это одно и то же. А таких художеств я не видел даже на самых дальних станциях Нью-Йоркского метро, - я указал на полуразрушенную кирпичную стену, размалеванную красочными надписями. - К тому же тут нет копов.
  «То, что тут не действует часть законов сильных мира сего, не означает, что тут нет копов - взгляни на тот холм».
  
  Я обернулся и увидел съемочную группу в сопровождении двух коренастых мужчин в форме.
  - Politiet, - человек в черных очках рядом со мной тихонько вскрикнул и скрылся в толпе зевак, неспешно бродивших по главной площади.
  Нервно озираясь копы быстро спустились с холма, исчезнув в глубине неказистых кварталов «города-в-городе».
  - Свободных людей опять обижают, - заметил я и зашел внутрь ближайшего магазинчика.
  
  У входа толпилась кучка афро-датчан, громко обсуждающих что-то на своем замысловатом диалекте. Над дверью висела маленькая табличка: «Say NO to hard drugs. Selling or buying cocain is prohibited. If you will be caught test-positive, you will be forever banned from Christiania».
  
  Внутри был типичный бар, чем-то напомнивший мне старые забегаловки Чехии. За барной стойкой стоял полный усатый датчанин, неспешно пересчитывающий выручку.
  - God dag, - он поднял голову и улыбнулся.
  - И вам не хворать, - ответил я на английском.
  В воздухе на несколько секунд воцарилась тишина. Я смутился.
  - Спрашивайте, не стесняйтесь, - ответил датчанин, явно привыкший к таким ситуациям.
  - У вас можно купить…
  - Тут не продаем. Единственное место, где можно купить внутри — бар Woodstock, через дорогу. Хотя знаете… - осмотритесь по сторонам снаружи. Имеющий глаза сразу увидит нужного человека. Но я бы советовал вам подождать пару минут - у нас опять чертова полиция.
  
  Последовав совету бармена, я решил прогуляться. Площадь была заполнена туристами и торговцами. На прилавках блестели стеклянные тары, будто бы вчера изъятые из подпольных лабораторий, пестрые флаги со знаменитым пятилистником и зеленые леденцы с коноплей (приманка для простаков).
  
  В пресловутом Вудстоке запах свободы достигал запредельных концентраций. Пробираясь через облака дыма я дошел до барной стойки. Там меня встретила неопрятная дородная дама средних лет. Несмотря на возраст, ее руку украшала внушительных размеров татуировка, а из левой брови торчало маленькое железное кольцо.
  - Вам помочь? - ее голос оказался мягче, чем я ожидал.
  - Да, - ответил я и объяснил суть проблемы.
  - Меньше чем на сто крон не продаем, - бросила она и удалилась к дальнему столику, где пара крепких мужчин активно спорила о чем-то очень важном.
  Барвумен обратилась к одному из них, и он достал из-за пазухи маленький пакетик. Я протянул ей сотню. Произошел обмен.
  «Больше, чем тебе дали бы в Амстердаме», - заметил мистер Рэд.
  - Гораздо больше, чем позволяют скромные возможности моего организма, - добавил я и подсел к шумной компании у заляпанного грязью окошка.
  - Привет. Не поможете бедному туристу справиться с непосильной задачей? - обратился я к ним.
  
  Они переглянулись. Трое из них были похожи на старых моряков из сказок Ганса Христиана Андерсена. Или это был Хэмингуэй? Четвертый, типичный турист, зачем-то отрастил себе короткую бородку-эспаньолку, так нелепо смотревшуюся на его полном лице.
  - Я Бьерн, - представился он.
  - А, Швеция, - рад знакомству. Джон Смит, Соединенные Штаты, Калифорния, - по-военному представился я.
  Я протянул пакетик одному из «моряков».
  - Подсобишь? Я ни разу не делал этого.
  - Ни разу? Тогда тебе надо было начать с чего-нибудь полегче. Эта дрянь портит голову. На вот, попробуй, - он протянул мне аккуратно скрученную самокрутку.
  - С лимонным вкусом. Легкая, как утренний бриз.
  - А ты путешествуешь? - спросил я шведа, затягиваясь протянутой сигаретой.
  - Да, - ответил он и закрыл глаза, наслаждаясь дымом. - Я тут уже два месяца…
  - Я имею ввиду в Дании, а не в Христиании, - добавил он и захохотал.
  - А по тебе не скажешь, - ухмыльнулся я в ответ.
  Моряк протянул мне идеально скрученную самокрутку.
  «Шэдэвр, - издевательски заметил мистер Рэд. - В этом деле они действительно превосходят голландцев».
  
  Бар начал напоминать мне одно из портовых заведений конца восемнадцатого века. Полумрак, деревянный пол, моряки, запах рыбы, лимона и лука. В глазах защипало.
  - Куда можно сходить в Копенгагене? - спросил я, вернувшись к своим собеседникам.
  - Кроме Христиании? - задумался моряк. - Попробуй в Тиволи - там сегодня какое-то шоу в честь дня всех святых.
  «Старинный парк аттракционов. Треть современных удовольствий по тройной цене», - напомнил мне мистер Рэд.
  - Это лучше, чем ничего.
  «Ничего хотя бы стоит бесплатно».
  - В нашем капиталистическом настоящем «ничего» обойдется тебе дороже, чем древний парк аттракционов. Из ничего не получишь ощущений, а без ощущений не получится истории. А если нет истории — мне нечего будет продавать, - громко сказал я и встал из-за стола.
  - Нормально. Кха... Нормально его зацепило, - заметил швед откашливаясь.
  - Выход справа за баром, - сказал один из моряков.
  «Смотри — они кажется рады, что ты уходишь. Здесь тебя уже тоже не любят», - поддел меня мистер Рэд.
  - Зато я заработал нам на ужин, - выйдя из бара, я достал из кармана новенький кожаный бумажник, - одними статьями в дешевых журналах сыт не будешь.
  
  Внутри бумажника обнаружились водительские права на имя Бьерна Страуструпа, куча бесполезных кредиток и тысяча крон наличными. Вытащив деньги, я незаметно выкинул кошелек на улицу и быстрым шагом двинулся к высокому холму, с которого двадцать минут назад спустились копы.
  «Старый клептоман. Тебе говорили, что воровство - грех?» - всплыли в памяти слова мистера Рэда.
  - Зависть тоже, - ответил я.
  
  На вершине меня поджидала извилистая тропа, огибавшая огромное озеро или канал, по всей видимости, тоже являвшееся частью последней европейской коммуны. Я взглянул на облака — объемные кучные гиганты ежесекундно меняли форму. Справа от меня парил ужасно детализированный бюст вождя октябрьской революции, медленно обрастающий размашистыми усами. На встречу ему неспешно двигался бескрылый ангел, который через секунду почему-то превратился в новенький фольксваген. Волшебная сигарета определенно начала действовать.
  «Следи за тропой, - Христиания просто так тебя не отпустит», - посоветовал мне мистер Рэд.
  
  Он был прав. Проклятая тропа оказалась гораздо длиннее, чем я предполагал. Извиваясь и подпрыгивая, она будто бы пыталась сбросить меня со своей спины в глубины негустого, но странным образом пугающего леса. На берегу тут и там высились неказистые сельские дома, но в отличии от городских кварталов, они не блистали обилием красок.
  - Темное место, темные люди, - вслух произнес я.
  - Выход справа за баром, - крупный лебедь красного цвета, неспешно плывущий по спокойной поверхности озера, заговорил со мной голосом мистера Рэда.
  Я и забыл, что в такие моменты мистеру Рэду было разрешено говорить.
  - Давай я тебе помогу, - сказал он, и мои глаза закрылись сами собой.
  
  Когда я очнулся, то уже стоял возле широкой деревянной арки, на которой красовалась надпись «You are now entering the EU». Солнце вплотную приблизилось к горизонту.
  - Ты опять опаздываешь, - сказал мистер Рэд, превратившись в одно из барельефных лиц, вырезанных на поверхности арки.
  - Вы слишком много себе позволяете, мистер Рэд.
  - Ты слишком медлителен для этого мира, - ответил он, вновь закрывая мои глаза.
  Глубокий вдох. Темнота… Столько шума.
  
  ----------------------------------
  Меня вдруг окружила целая куча странно одетых людей. Точнее сказать, не совсем людей. Их бледные лица были изуродованы до неузнаваемости, а радужки глаз блестели могильно-белым. Один из них, здоровенный детина с кровоточащим шрамом на лбу, налетел прямо на меня.
  - Undskyld, - пролепетал он и побрел дальше.
  
  Продираясь сквозь толпу живых мертвецов я вылез на окраину улицы, где совершенно не обращая внимания на происходящее безумие пела парочка туристов:
  
   ...Frère Jacques, Frère Jacques,
   Dormez-vous? Dormez-vous?…
  
  - Сегодня же день всех святых - как я мог забыть? Спасибо, мистер Рэд. Вот удружили! - прокричал я.
  «Ты довольно забавно брыкался посреди этого сброда», - ликовал мистер Рэд.
  - Я перестану с вами разговаривать. Вы меня в могилу сведете.
  «Смотри, как бы твои слова не превратились в пророчество», - ехидно заметил он.
  Я посмотрел направо и увидел группу людей без костюмов, явно недружелюбно поглядывающих на меня.
  - Вот этот парень, - сказал один из них, и группа быстрым шагом направилась в мою сторону.
  Я побежал.
  - А помните... помните, мистер Рэд, как мы убегали от англичан, после того как вы назвали Ливерпуль командой аутсайдеров? - отдышавшись спросил я.
  «Как же. Вот это были времена. Правда, бегал ты в то время побыстрее».
  - Это все из-за чертовой сигареты, - ответил я, набирая скорость.
  
  Диковинный, но знакомый пейзаж европейского парка развлечений сменился китайским кварталом и сотнями бумажных фонариков. Люди веселились, тыкая пальцами в сторону нарядных мертвецов, мерно вышагивающих свой странный марш.
  
  Через несколько сотен метро передо мной выросла настоящая гора, пронизанная десятком глубоких тоннелей. Толпа стала настолько плотной, что я уже не мог бежать. Из тоннеля с ужасным рокотом вырвалась вагонетка, до отказа набитая людьми.
  - Фуух. Кажется оторвались, - сказал я, оглядываясь по сторонам.
  «Ливерпульцы тебя бы догнали», - заметил мистер Рэд.
  - Это вряд ли. Бегают они так же хреново, как и нападающий их дурацкой команды. Проклятые аттракционы! Где же выход?
  «Справа, за баром», - рассмеялся мистер Рэд.
  Не раздумывая я свернул направо — мистер Рэд никогда не врал мне. Передо мной выросла красивая бетонная арка, на которой сверкала надпись «Tivoli».
  - Интересно, чего хотели от меня эти добрые люди? - я закрыл глаза и, как обычно, увидел перед собой пульсирующее бордовое пятно.
  «Справедливости. А ты как думал?»
  - Я думал, что на этот раз все обойдется, - я свернул на одну из центральных улиц Копенгагена. Впереди виднелся мост, за которым меня ждал дешевый, но уютный отель и теплая постель.
  - Из этого получится первоклассная история. Как вы думаете, мистер Рэд? - спросил я, ступая на мост.
  «Я думаю, что тебе стоит прибавить ходу и беречь свою голову!» - мой череп чуть не раскололся от его крика.
  Я обернулся. Из тени на меня набросились трое здоровенных жлобов с густыми бородами.
  - Этот? - спросил один из них по-датски.
  - Он, - на свет фонарей вышел уже знакомый мне христианийский «моряк».
  - Вам в Америке не рассказывали, что воровать плохо? Особенно, если ты гость, - злобно пробурчал он.
  - Я не понимаю…
  - Где кошелек, гнида?
  Я похлопал себя по нагрудному карману, изображая растерянность:
  - Берите, что хотите. Только не убивайте!
  Моряк на мою уловку не повелся. Впрочем, когда они наспех обыскали меня, то пришли к неутешительному выводу, что кошелька у меня с собой не было.
  - Может, отдадим шведу кошель этого хмыря? - спросил один из жлобов.
  - Зачем? Мы же не воры, - вздохнув ответил моряк. - Ладно, парни - искупайте его и пойдем.
  - Искупать? - выкрикнул я, перед тем, как меня перевернули вверх тормашками и швырнули вниз.
  - И никогда больше не появляйся в Христиании, - послышалось откуда-то сверху.
  
  ----------------------------------
  Я очнулся в больнице. Размытый силуэт какого-то человека склонился надо мной, бормоча таинственные заклинания на неизвестном языке.
  - Он в порядке. Головой, правда, ударился довольно сильно. Но вообще я считаю, что ему повезло — мог бы и утонуть, - чей-то высокий голос прервал зловещее бормотание.
  - Я бы не назвал такое падение удачей. Там было-то всего метров десять, а он умудрился удариться своей глупой балдой, - ему ответил голос, в котором я узнал мистера Рэда. - В любом случае, я оставляю его на вас, доктор.
  - Боюсь, что с ним вскоре захочет поговорить полиция и, судя по документам, иммиграционная служба. Так что надолго он у нас не задержится, - ответил доктор на идеальном английском.
  - Жаль, жаль. Я бы очень хотел, чтобы вы помогли ему встать на ноги — мне, к сожалению, придется оставить его на несколько недель.
  - Об этом не беспокойтесь. У него легкое сотрясение — уже завтра будет ходить.
  - В таком случае, позвольте пожать вам руку, - я услышал удаляющиеся шаги и вновь потерял сознание.
  
  Очнувшись, я увидел перед собой симпатичную медсестру, заботливо накрывающую меня одеялом. В комнате не было ни врача, ни мистера Рэда, зато картинка вновь обрела четкость, и я смог как следует рассмотреть больничную палату. В воздухе витал неприятный запах фенола. Сестра напевала безобидную песенку, которую я прежде принял за зловещее бормотание.
  
   Are you sleeping, are you sleeping?
   Brother John, brother John…
  
  - Врач уже ушел? - спросил я ее на английском.
  - Он еще не приходил сегодня, - ответила сестра, поправляя подушку. - Как вы себя чувствуете?
  - Отлично, спасибо. Я бы хотел поскорее вернуться к работе.
  - Нет-нет. Вам ни в коем случае нельзя вставать и уж тем более - работать, - взволнованно сказала она. - Сотрясение мозга, пусть даже незначительное — это не шутка. Потерпите немного - сейчас придет доктор.
  
  Мне пришлось согласиться с ней. Несмотря на необыкновенную ясность мыслей, стоило шевельнуться, как моя голова начинала страшно гудеть, угрожая расколоться на две половинки.
  
  Через пару минут в палату зашел доктор. Он представился и на ломанном английском начал задавать мне вопросы, почему-то называя меня русским именем Иван.
  - Закройте глаза и дотроньтесь указательным пальцем до кончика носа. Иван, вы помните свою фамилию? - спросил доктор, напялив на себя нелепые очки, через которые он стал пристально рассматривать рану на моей голове.
  - Конечно. Моя фамилия Смит. Имя, кстати, Джон, а не Иван.
  - В целом, ничего страшного. Шрам останется, но можно сказать, вам сильно повезло, - подытожил доктор, убирая инструменты.
  - Что вы сказали по поводу имени? - задумчиво спросил он.
  - Я сказал, что меня зовут Джон Смин, а не Иван, - сердито ответил я.
  - Интересно-интересно. Значит, все-таки не пронесло, - ответил он и полез в папку с бумагами.
  - Полагаю, что некоторые проблемы все же возникнут. Но это уже вне моей компетенции, - пробормотал он себе под нос. - Впрочем, я обязан вас уведомить, что после таких травм нередко бывают осложнения. Человек частично теряет память, забывает всякие вещи. Кхм, иногда может забыть даже свое собственное имя. Я бы перенаправил вас в другое отделение, но учитывая ваше положение… хм… пока не могу.
  - Какое положение? Вы отказываетесь лечить меня? - возмутился я.
  - Мы оказали вам первую медицинскую помощь. К сожалению, ваша виза очень сильно просрочена, и по закону мы не можем сделать для вас больше.
  - Это просто немыслимо. Я гражданин США! У меня есть страховка.
  - Вы не гражданин США. Вам надо к другому специалисту. Об остальном вас проинформирует полиция. Извините, но мне нужно идти. Я зайду позже, - подытожил доктор и быстрым шагом удалился.
  
  Я хотел подняться и остановить его, но стоило мне дернуться, как мою голову пронзила боль.
  - Пожалуйста, лежите. Хотите, я спою вам песенку? - нежным голосом спросила сестра.
  - Нет. Прошу вас, мне нужно работать! - почти закричал я.
  - Хорошо, хорошо. Успокойтесь, не надо так кричать. Вот, примите лекарство, - она протянула мне пару таблеток и стакан воды.
  
  Должен сказать, что мы с мистером Рэдом побывали в различных переделках и не раз попадали в больницу. Но, на моей памяти это были самые действенные таблетки, которые я когда-либо пробовал. Я отключился через минуту, после того как принял их.
  
  ----------------------------------
  Я пролежал в больнице всего пару дней. Во всяком случае, так мне сказала сестра. После этого меня отвели в полицию, где угрюмый мужчина в гражданской одежде долго расспрашивал меня о нападавших. Я соврал, что совершенно не помню их лиц, так как был навеселе. Впрочем, я сильно сомневаюсь, что он мне поверил.
  - Хорошо, мистер Краснов. С этим делом все более-менее ясно. Что мне непонятно, так это как вам удалось три года путешествовать по Европе с просроченной визой? - спросил меня угрюмый мужчина.
  - Если честно, то я как-то об этом забыл. Вы знаете, с моей работой невозможно за всем уследить.
  - А документы на границе у вас, конечно, не спрашивали? - иронично заметил он.
  - Я и сам удивился. У нас на въезде такие вопросы задают, что глаза на лоб лезут, а тут…
  - У вас - это где? В США? Доктор сказал мне, что вы почему-то считаете, что вы из США. Мой дядя живет в Америке, и я должен вас заверить, что у вас совершенно не американское произношение. Да и документы, конечно… В общем, завтра мы депортируем вас обратно в Россию.
  - Что?!
  - Если бы не ваше состояние, то я решил бы, что вы пытаетесь меня обмануть, - продолжил коп. - Вообще, с такой просрочкой можно крупно попасть. Но вам повезло — очень оперативное решение. И очень мягкое.
  
  Он на секунду замолчал, задумавшись о чем-то. Назойливая муха бордового цвета, летавшая у его лица, вернула его к реальности. Он ударил по столу папкой с документами, в надежде прибить несчастное насекомое, но муха выскользнула из под папки в последний момент, взмывая к потолку с мерзким жужжанием.
  - Три тысячи штрафа и пять лет запрета на въезд в страны шенгенского соглашения, - со злостью в голосе сказал он.
  - Вы не понимаете. Я гражданин США. Я буду жаловаться в посольство!
  - Боюсь, что вас туда даже не пустят, - коп улыбнулся. - Вот, посмотрите. Тут лежат ваши документы. Паспорт РФ. Выдан на имя Ивана Краснова, город Москва, дата рождения…
  
  Я принял документ из его рук и начал читать. Странно, почему я до этого никогда не смотрел в свой паспорт? Там, латиницей и кириллицей, неожиданно ставшей для меня абсолютно понятной и простой, было написано мое имя. Не помню, чтобы я был в России. Может это подделка?
  - Мы обратились в посольство России и там сказали, что вы действительно живете в Москве. У вас там жена, ребенок... Она, кстати, искала вас. Писала в полицию, но потом отозвала заявление, узнав что вы живете в Греции. Неужели вы этого не помните?
  - Д… Да. Конечно. Простите, можно мне в туалет? - дрожащим голосом спросил я.
  - По коридору направо. Ларс проводит вас, - улыбаясь сказал коп, подавая знак стройному мужчине в форме, до этого момента безучастно стоявшего в углу комнаты.
  
  В туалете меня стошнило.
  - Как я мог забыть? Я писал ей? Я писал ей! А ребенок? Неужели я русский?, - прошептал я в пустоту.
  - Мистер Рэд, ты же все знал, грязный ублюдок! - я закричал и закрыл глаза. Вместо привычного бордового пятна передо мной был абсолютная темнота. - Почему ты молчишь?
  Он не ответил.
  
  ----------------------------------
  Москва встретила меня неприветливо. Толпы людей блуждали по аэропорту, то и дело выкрикивая что-то на русском. Я все еще не мог смириться с мыслью, что я был, и более того, жил здесь. Но память о тех днях внезапно вернулась ко мне, а ее нельзя было подделать. Или все-таки можно?
  
  Попав на улицы огромного мегаполиса, я первым делом купил путеводитель и карманный нож. Люди тут были неприветливы — все время куда-то спешили и толкались, матерясь и тут же исчезая в чреве холодного метро. Пахло талым снегом и грязью.
  - Как они тут живут? Машины припаркованы прямо на тротуарах и ни одного велосипеда! Нет, этот город явно не любит пешеходов. Как вы считаете, мистер Рэд? - спросил я с надеждой, но тот упорно продолжал молчать.
  - Предатель! Ладно, обойдусь как-нибудь без вас, - прошептал я у входа в дешевый отель.
  
  Денег с последней статьи осталось не так много, а цены в Москве оказались такими же кусачими, как и в Копенгагене.
  - Что делать, мистер Рэд. Можно написать и о Москве. Пожалуй, у меня есть настроение для интервью. В конце-концов, какая разница кто я? Главное это то, что я делаю, - я приободрился.
  - Встречусь хотя бы с Саней, - в голове всплывали знакомые имена и лица.
  У меня тут друзья? Друзья - это хорошо. Номер? Помню. Или, может, позвонить жене? Потом — это сейчас не так важно.
  - Мистер Рэд, ну где же вы!?
  Решено. Работа прежде всего.
  Телефон, новая симка, длинные гудки.
  - Ало, Саня? Привет. Помнишь меня?
  На том конце некоторое время был слышен какой-то странный шорох. Видимо, он меня не узнал.
  - Кто это?
  - Это Иван. Иван Васильевич Краснов.
  Ведь так, кажется, меня зовут.
  - Ваня? ТЫ! Не может быть…
  
  ----------------------------------
  Мы встретились в неприметном баре, где, как выяснилось, не раз заседали разношерстной компанией в старые добрые.
  - Я читал твои статьи, - сказал он, отхлебывая из кружки.
  Он сильно изменился. Полнеющий и лысеющий мужик, смотревший на меня, судя по моим воспоминаниям когда-то был стройным и до безобразия волосатым. А еще он был моим другом. Ведь был же?
  - Не помню, чтобы я писал на русском, - прервал я неловкую паузу.
  - Ты шутишь? Тебя тут все только и читают. «Записки мистера Рэда» — это же шедевр.
  Ха. Я подписывался именем мистера Рэда? Да, наверное подписывался.
  - Как жена, как сын? - он начал задавать стандартные вопросы, ответов на которые я не знал.
  - Нормально. А у тебя как?
  
  И это все. Остаток вечера мы провели спрашивая друг у друга одно и то же и также однообразно отвечая. Пиво не помогало. Не то чтобы я был не рад его видеть — я уже столько лет не видел знакомых лиц, что обрадовался бы лежащему у мусорки бомжу, если бы тот оказался моим знакомым. Однако, мне показалось, что я когда-то знал своего друга, но похожий на него незнакомец, сидящий передо мной, им явно не был.
  - Ты прости, но мне надо ехать домой — семья ждет, - виновато сказал он.
  Наконец-то. Спасибо тебе незнакомец — мне самому так не терпелось закончить этот неловкий разговор, что я почти забыл пожать тебе руку, а это было бы невежливо. Наверное. Не помню точно, как у нас в России принято.
  
  Я вышел из бара и свернул направо, проходя под нелепой аркой из ржавых водопроводных труб.
  Интервью не удалось. Да и друзей у меня, похоже, нет. Когда же я успел сойти с ума? Я купил бутылку водки в местном магазине и вспомнил, что врач запретил мне пить.
  - Да пошел он! Что он знает о жизни? Ни че го, - боль в голове дала понять, что он все-таки знал о жизни чуть больше моего.
  - Знакомая улица. Где-то тут должен быть мой дом? - без мистера Рэда так сложно было ориентироваться на местности.
  Но память не обманешь. И вот я уже иду к подъезду, влекомый чувством любопытства.
  - А почему-бы и нет? - я дернул за ручку двери, и она поддалась. Домофон, по всей видимости, был сломан.
  
  Четвертый этаж.
  - Мужчина, вам кого? - дверь отворила толстая тетка в бегудях.
  А нет - пятый. Звонок в дверь, знакомые шаги, знакомый голос.
  - Ты? - она стояла передо мной в одном халате, широко раскрыв глаза и выронив тарелку из намазанных кремом коротеньких ручек.
  - Убирайся! - тарелка звонко разбилась о железный порожек, а удивление на ее лице сменилось злостью.
  
  Но она не закрыла дверь.
  - Как ты посмел припереться сюда?! - она кричала и плакала.
  - Я войду? - тихо спросил я.
  - Ты нам больше не нужен, ублюдок! Ты бросил нас. Ты ПРЕДАЛ нас!
  
  Она тоже постарела. Странно, я помню ее молодой и красивой, но даже тогда я не был уверен...
  - Мама, кто это? - за ее спиной я услышал тоненький голосок.
  Восьмилетний голубоглазый пацан с испугом смотрел на меня из-за маминой спины.
  - Иди в свою комнату, сынок, - взяв себя в руки сказала она.
  
  Я услышал, как за моей спиной открываются тяжелые створки старого лифта.
  - Вам кого? - кто-то одернул меня за плечо.
  Я обернулся. Передо мной стоял мужчина средних лет. Черное пальто, красивая прическа, дорогие часы — похоже, парню повезло с отцом.
  - Ира, кто это? - спросил он жестко.
  - Никто. Он никто. Убирайся назад в свою Грецию, - Почти прошептала она и снова заплакала, закрыв лицо руками.
  - Я понял, - на лице мужчины взыграла злоба, и он ударил меня в живот.
  Задыхаясь от боли, я почувствовал, как он бьет меня по голове — в то самое место, где пульсировал еще не заживший копенгагенский шрам. Голова тут же отреагировала, и я, совершенно не понимая что происходит, достал из кармана нож.
  
  ----------------------------------
  - Из этого получится первоклассная история, - я улыбнулся. - Ах! Как она закричала, когда я полоснул его по горлу. Хичкок бы позавидовал... А ведь мне даже показалось, что я когда-то действительно любил ее.
  Я сидел на дешевом кресле из кожзаменителя, вновь и вновь протирая окровавленный нож. Бутылка водки почти опустела. Опять тошнота. Кровь сочилась из моей головы и падала на нож, вновь и вновь покрывая его неприятным багрянцем. Как хорошо, что у меня остались эти волшебные таблетки из датской больницы. Кажется, я съел целую пачку.
  
  ----------------------------------
   … Брат Иван, брат Иван!
   Спишь ли ты? Спишь ли ты?…
  
  Я проснулся под бой колоколов. На мне была белая рубаха — такую, кажется, носили крестьяне во времена царской России. Вокруг простиралось ржаное поле, окутанное утренним туманом. Где-то вдалеке слышался шум реки. Мои голые ступни щекотала мокрая трава. В воздухе почему-то пахло фенолом. Ах, как приятно!
  «Бом, бом, бом», - продолжали бить колокола.
  
  И тут я увидел его. Красный жеребец, окруженный ореолом восходящего солнца, несся по полю с бешенной скоростью.
  - Мистер Рэд — это вы? - от удивления и радости я чуть не бросился ему под копыта.
  Конь встал на дыбы и громко заржал, сверкая огненной гривой. Успокоившись, он склонил ко мне свою голову и фыркнул. Его тяжелое дыхание и частый стук могучего сердца придали мне сил и уверенности. Я улыбнулся, поправил рубаху и торжественно произнес: - Вы правы, как всегда. Нас ждет дорога.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Н.Волгина "Незваный гость лучше любовника" (Короткий любовный роман) | | О.Адлер "Просто хочу" (Современный любовный роман) | | О.Соврикова "Рожденная жить" (Фэнтези) | | К.Марго "Не будите Спящую красавицу!" (Любовное фэнтези) | | И.Палий "Ведьма в подарок" (Попаданцы в другие миры) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"