Коллектив авторов: другие произведения.

Хроника Сурожской смуты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга, изданнная в СПб в 2006 году (Алетейя), повествует о событиях в Сурожской епархии в 2002-2006 годах.

  ХРОНИКА СУРОЖСКОЙ СМУТЫ (СПб.: Алетейя, 2006)
  
  От составителей
  19 марта 2001 года: Митрополит Сурожский Антоний. Письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  27 декабря 2001 года: Журнал заседания Священного Синода Русской Православной Церкви
  14 января 2002 года: Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Слово при вручении архипастырского жезла новопоставленному епископу Керченскому Илариону
  22 января 2002 года: Епископ Сергиевский Василий (Осборн). Письмо духовенству Сурожской епархии
  Май 2002 года: Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Письмо митрополиту Сурожскому Антонию
  16 июня 2002 года: Заявление Епархиального Совета Сурожской епархии под председательством епископа Сергиевского Василия (Осборна)
  Июнь 2002 года: Письмо прихожан Лондонского собора Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  Июнь 2002 года: Письмо прихожан Петропавловского храма в Дублине (Ирландия) председателю ОВЦС митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу
  Июнь 2002 года: Реакция духовенства и мирян Сурожской епархии на события первой половины 2002 года
  17 июля 2002 года: Журналы заседания Священного Синода Русской Православной Церкви
  Июль 2002 года: Письмо прихожан Сурожской епархии Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  Август 2002 года: Епископ Подольский Иларион (Алфеев). Сурожская смута
  Сентябрь 2002 года: Епископ Подольский Иларион (Алфеев). "Вся эта история напоминала кошмарный сон"
  Ноябрь 2002 года: Письмо прихожан Лондонского Собора Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  10 ноября 2002 года: Митрополит Сурожский Антоний. "Мысли о переходе в другую юрисдикцию у меня никогда не было"
  28 ноября 2002 года: Митрополит Сурожский Антоний. "Наша Сурожская епархия останется верной Русской Церкви до конца!"
  30 ноября 2002 года: Митрополит Сурожский Антоний. Обращение к членам Епархиальной Ассамблеи Сурожской епархии
  1 декабря 2002 года: Митрополит Сурожский Антоний. О задачах окормления русских в Лондоне
  8 декабря 2002 года: Предложения священников по более эффективному управлению Сурожской епархией
  Декабрь 2002 года: Епископ Подольский Иларион (Алфеев). Комментарий к "Предложениям священников по более эффективному управлению Сурожской епархией"
  11 декабря 2002 года: Священник Джон Джиллионс. Письмо епископу Василию (Осборну)
  12 января 2003 года: Протокол приходского собрания Лондонского собора
  15 января 2003 года: Письмо прихожан Лондонского собора Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  31 января 2003 года: Письмо клириков и мирян Сурожской епархии Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  31 января 2003 года: Обращение клириков и мирян Сурожской епархии к митрополиту Сурожскому Антонию
  30 июля 2003 года: Журнал Љ 34 заседания Священного Синода Русской Православной Церкви
  30 июля 2003 года: Епископ Сергиевский Василий (Осборн). "Владыка Антоний завещал нам служить Богу и людям в лоне Русской Православной Церкви"
  5 августа 2003 года: Протоиерей Владимир Архипов. "Нельзя исключить, что приходы Сурожской епархии примут решение уйти в Константинопольский Патриархат"
  Декабрь 2003 года: Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Письмо прихожанам Лондонского собора
  1 января 2004 года: Михаил Сарни, Михаил Перегудов. Сурожская епархия: взгляд изнутри
  Декабрь 2005 - май 2006 года: Хроника событий в Лондонском соборе
  8 декабря 2005 года: Протоиерей Андрей Тетерин. Письмо Приходскому совету Лондонского Свято-Успенского собора
  13 декабря 2005 года: Письмо прихожан Лондонского собора епископу Сергиевскому Василию (Осборну)
  23 февраля 2006 года: Открытое письмо прихожан Лондонского собора Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  Апрель 2006 года: Открытое письмо прихожан Лондонского собора епископу Василию (Осборну)
  10 апреля 2006 года: Епископ Сергиевский Василий (Осборн). Письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II
  24 апреля 2006 года: Епископ Сергиевский Василий (Осборн). Письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II
  2 мая 2006 года: Епископ Сергиевский Василий (Осборн). Письмо Святейшему Патриарху Константинопольскому Варфоломею I
  4 мая 2006 года: Епископ Сергиевский Василий (Осборн). Интервью газете "НГ-Религии"
  5 мая 2006 года: Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Письмо епископу Сергиевскому Василию (Осборну)
  9 мая 2006 года: Информационное сообщение Московской Патриархии
  13 мая 2006 года: Журнал Љ 31 заседания Священного Синода Русской Православной Церкви
  14 мая 2006 года: Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев), временно управляющий Сурожской епархией. Слово после Божественной Литургии в Лондонском соборе
  15 мая 2006 года: Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев). Обращение к духовенству и всем чадам Сурожской епархии Русской Православной Церкви
  15 мая 2006 года: Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев). Обращение к клиру Сурожской епархии
  16 мая 2006 года: Епископ Василий (Осборн). Открытое письмо членам Сурожской епархии
  17 мая 2006 года: Епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев). Бог поругаем не бывает
  19 мая 2006 года: Епископ Василий (Осборн). Интервью религиозной программе русской службы BBC "Вера и век"
  20 мая 2006 года: Священник Рафаил Армор. О "Декларации членов Епархиального Совета"
  20 мая 2006 года: Мария Донченко. "Владыка Василий планировал свою акцию задолго"
  25 мая 2006 года: Юлия Чисхолм. "Господи, помоги нам пережить это трудное время!"
  26 мая 2006 года: Георгий Чабакаури. "Владыка Василий не выполнил завет митрополита Антония хранить верность Матери-Церкви"
  28 мая 2006 года: Никита Кривошеин. Блажен, кто посетил сей мир...
  Май 2006 года: Священник Петр Исаков. Неугодная паства
  Май 2006 года: Сергей Чапнин. Кто позаботится о русской пастве?
  Май 2006 года: Обращение ко всем прихожанам Сурожской епархии
  Май 2006 года: Ника О. Мой личный опыт
  8 июня 2006 года: Пресс-релиз Константинопольского Патриархата по делу о прошении епископа Сергиевского Василия
  9 июня 2006 года: Сообщение Совета Архиепископии русских приходов в Западной Европе (Константинопольский Патриархат) о епископе Василии (Осборне)
  9 июня 2006 года: Информационное сообщение: Епископ Василий (Осборн) принят в юрисдикцию Константинопольского Патриархата
  10 июня 2006 года: Письмо членов Лондонского прихода в поддержку архиепископа Керченского Анатолия
  11 июня 2006 года: Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев). Обращение к клирикам и всем чадам Сурожской епархии
  11 июня 2006 года: Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев). Обращение к членам Епархиальной Ассамблеи Сурожской епархии
  12 июня 2006 года: Журнал Љ 32 Заседания Священного Синода Русской Православной Церкви
  15 июня 2006 года: Протоиерей Всеволод Чаплин о ситуации в Сурожской епархии
  16 июня 2006 года: Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Обращение к клиру и мирянам Сурожской епархии
  17 июня 2006 года: Обращение Епархиальной Ассамблеи Сурожской епархии к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
  20 июня 2006 года: Максим Доронин. Сурож: раскол для единства?
  20 июня 2006 года: Владимир Кабаков. Отделение, а не развод
  26 июня 2006 года: Священник Михаил Дудко. "Мы надеемся на благополучное каноническое разрешение конфликта в Сурожской епархии"
  27 июня 2006 года: Валерий Коновалов. Сурожский парадокс
  19 июля 2006 года: Павел Круг. Казус Василия Осборна
  19 июля 2006 года: Журнал Љ75 заседания Священного Синода
  19 июля 2006 года: Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с решением Священного Синода Константинопольского Патриархата о принятии в свою юрисдикцию епископа Василия (Осборна)
  23 июля 2006 года: Священник Михаил Дудко. "Епископ Василий уходит от ответственности, чтобы сохранить личный комфорт"
  23 июля 2006 года: Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев). Обращение к клиру и пастве Сурожской епархии
  22 августа 2006 года: Сообщение Службы Коммуникации ОВЦС МП о работе комиссии по расследованию кризисной ситуации в Сурожской епархии.
  22 августа 2006 года: Служба коммуникации Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата публикует выдержки из материалов Комиссии по расследованию ситуации в Сурожской епархии
  5 сентября 2006 года: Николай Кульман. Интервью Интернет-порталу Православие.ру
  8 сентября 2006 года: Андрей Романов. Москва и Константинополь слезам не верят
  
  
  
  
  
  ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ
  
   В настоящий сборник включено около 80 документов, посвященных событиям в Сурожской епархии Русской Православной Церкви в период с 2001 по 2006 год. Эти события стали предметом широкого обсуждения в прессе, однако оценки происходящего далеко не всегда основаны на документальных свидетельствах. Достаточно полной подборки документов по Сурожским событиям, продолжавшимся в течение нескольких лет и еще не завершившимся, до настоящего времени не было, и настоящий сборник призван восполнить этой пробел.
   Значение событий, которым посвящен сборник, выходит далеко за рамки епархии Русской Православной Церкви в Великобритании. Эти события обострили многолетнее противостояние между Московским и Константинопольским Патриархатами, поставили под угрозу единство мирового Православия. Были ли Сурожские события результатом стечения обстоятельств, вмешательства Москвы во внутренние дела епархии, межэтнических противоречий внутри епархии, или они были плодом действий одного лица - епископа Василия (Осборна)? Была ли это "Сурожская смута", или с самого начала это был, по выражению автора одного из материалов, "казус Василия Осборна" - казус, поставивший мировое Православие на грань раскола? Документы, включенные в сборник, дают ответы на эти вопросы.
   Кульминацией событий стал переход епископа Василия в юрисдикцию Константинопольского Патриархата - акт, беспрецедентный в новейшей истории Русской Православной Церкви. Лишь в трудные послереволюционные и послевоенные годы имели место подобного рода демарши русских архиереев, оказывавшихся в юрисдикции Константинополя в силу сложных политических обстоятельств. Однако за всю вторую половину XX века не было ни единого случая перехода архиерея Московского Патриархата без отпускной грамоты в юрисдикцию Константинопольского Патриархата.
  Многим сторонним наблюдателям поступок епископа Василия казался неожиданным и необъяснимым. Однако предлагаемая читателю подборка документов свидетельствует о том, что уход епископа Василия не был внезапным. Уже в 2002 году, во время краткого пребывания в Сурожской епархии епископа Илариона (Алфеева), епископ Василий достаточно открыто озвучивал план смены юрисдикции. Присутствие епископа Илариона мешало осуществлению этого плана, поэтому епископ Василий добился его изгнания из епархии. Основатель и глава епархии митрополит Сурожский Антоний, хотя и настаивал на избрании епископа Василия своим преемником, отнюдь не разделял его симпатий к Константинополю. В заявлениях осени 2002 года митрополит Антоний, с 17-летнего возраста вплоть до последних дней жизни хранивший верность Русской Православной Церкви, неоднократно подтверждал свою верность той Церкви, которую он избрал от юности.
   Однако епископ Василий в последние годы жизни Владыки Антония, несмотря на его категорическое несогласие, не оставлял своих планов по переходу в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Об этом свидетельствуют включенные в сборник письма прихожан Лондонского собора Патриарху Алексию и митрополиту Антонию, датированные 31 января 2003 года. В одном из этих писем говорится: "Епископ Василий неоднократно публично высказывал мнение о необходимости перехода Сурожской епархии в другую юрисдикцию. Мы не доверяем ему, боимся, что он спровоцирует в епархии раскол, и не хотим видеть его нашим епархиальным архиереем".
   Вопреки многочисленным протестам сотен прихожан, за несколько дней до кончины митрополита Антония епископ Василий получает Сурожскую епархию в свое полное управление. В этот период он делает публичные заявления о том, что епархия останется под омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси (эти заявления приведены в настоящем сборнике). Однако переговоры о переходе в юрисдикцию Константинопольского Патриархата не останавливаются.
  "Двойная игра" продолжается вплоть до весны 2006 года. 10 апреля 2006 года епископ Василий направляет письмо Патриарху Алексию с различными предложениями по обустройству епархии. Однако спустя лишь две недели, 24 апреля, в другом письме епископ информирует Патриарха о своем решении перейти в Константинопольский Патриархат. 2 мая, не дожидаясь ответа от Патриарха Московского, епископ Василий направляет прошение Патриарху Константинопольскому о принятии в его юрисдикцию. В то же время, 4 мая в газете "НГ-Религии" появляется интервью епископа Василия, в котором он ни словом не упоминает о планах перехода в юрисдикцию Константинополя.
  5 мая епископ Василий получает ответ от Патриарха Московского на оба свои письма, однако отказывается вскрыть конверт до официального объявления прихожанам о своем переходе в Константинопольский Патриархат. Вскрыв конверт после этого объявления, сделанного за Божественной Литургией в Лондонском соборе, епископ Василий отказывается от предложения Патриарха приехать в Москву для обсуждения создавшейся ситуации.
  Учитывая тот факт, что епископ Василий не дождался получения отпускной грамоты от Русской Православной Церкви и отказался от встречи с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, 9 мая Патриарх принимает решение об отстранении епископа Василия от управления Сурожской епархией и о назначении временно управляющим епархией архиепископа Корсунского Иннокентия (Васильева). После этого, уже будучи отстраненным от управления епархией, епископ Василий рассылает духовенству епархии отпускные грамоты, датированные 1-м февраля, согласно которым каждому клирику епархии предоставляется право покинуть юрисдикцию Московского Патриархата.
  В результате действий епископа Василия Сурожская епархия, созданная митрополитом Антонием в 60-е годы и просуществовавшая на протяжении более сорока лет как единое целое, оказалась расколотой на несколько частей. Некоторые клирики остались верны Московскому Патриархату, другие перешли в греческую Фиатирскую архиепископию Константинопольского Патриархата, третьи последовали за епископом Василием в созданную им юрисдикцию, один клирик перешел в Зарубежную Церковь. Абсолютное большинство паствы, впрочем, сохраняет верность Московскому Патриархату.
   После отстранения епископа Василия от управления епархией конфликт выходит на межцерковный уровень. 8 июня 2006 года Священный Синод Константинопольского Патриархата принимает епископа Василия в свою юрисдикцию. 12 июня Священный Синод Московского Патриархата признает это решение неправомочным. 19 июля Синод, заслушав доклад комиссии по расследованию действий епископа Василия, приведших к кризису в Сурожской епархии, запрещает епископа Василия в священнослужении. Синод принимает специальное заявление, в котором действия Константинопольского Патриархата квалифицируются как неканонические, подрывающие единство Православия. Таким образом, создается еще одна беспрецедентная ситуация: епископ, запрещенный в служении Московским Патриархатом, продолжает служить как архиерей Константинопольского Патриархата.
   В настоящий сборник включены как официальные документы Священного Синода Московского и Константинопольского Патриархатов, так и заявления основных действующих лиц Сурожской истории, в том числе 5 писем и обращений митрополита Сурожского Антония, 8 писем и интервью епископа Василия (Осборна), 4 выступления епископа Илариона (Алфеева), 6 обращений архиепископа Корсунского Иннокентия (Васильева), многочисленные письма, петиции и обращения клириков и прихожан епархии, некоторые журналистские отклики на Сурожские события. Документы отражают позиции обеих сторон конфликта - и тех, кто стоял на стороне Московского Патриархата, и инициаторов раскола. Таким образом, у читателя имеется возможность сделать самостоятельные выводы о том, на чьей стороне правда.
   Документы в сборнике расположены в хронологическом порядке. Стилистика, орфография и пунктуация оригиналов полностью сохранены, исправлены лишь явные грамматические ошибки и опечатки.
  
  М.С., Т.П.
  8 сентября 2006 г.,
  
  
  
  
  19 марта 2001 года:
  
  Митрополит Сурожский Антоний.
  
  ПИСЬМО СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество,
  Глубокочтимый и дорогой Владыко!
  
  За последнее десятилетие я обращался к Вашему Святейшеству несколько раз с просьбой об освобождении меня от управления Сурожской Епархии с тем, чтобы заботу о ней и дальнейшее творческое строительство перенял более молодой и крепкий Епископ. Отказ Ваш я всегда принимал с пониманием и готовностью не отклоняться от данного мне поручения еще покойным предшественником Вашим, Патриархом Алексием (Симанским). Я теперь возвращаюсь к вопросу о моем освобождении от должности, которая все быстрей становится мне непосильна.
  Дело в том, что за последний год мои силы истощились. Телом все больше овладевает неистощимая усталость. Работоспособность страшно уменьшилась и уходит на убыль. Память моя, которая была такая ясная и точная, гаснет. Я это слово употребляю не без боли: я забываю имена самых близких, коротко знакомых мне людей, забываю слова. Теряюсь в мелочах. Люди этого не замечают еще ввиду того, что я владею собой, но даже во время Богослужений мне должны помогать сослужащие мне Архиереи и Священники: Владыка Анатолий вслух читает Тайные Молитвы с тем, чтобы я не запутался в них, Дьякон напоминает о словах и действиях, когда я колеблюсь. Стоять я по-прежнему в течение всей службы не могу. Правда, я еще могу складно проповедовать и продолжаю осмысленно вести Беседы, на которые приходят многие. Но слышу я не так хорошо, и поэтому я перестал исповедовать, так как иначе личная Исповедь превращается в публичную. Людей я на Духовные беседы принимаю редко и в малости, тогда как в прошлом я таким встречам уделял вплоть до десяти часов в день. Кроме того, состав Прихода и Епархии несколько изменился за последние годы. В Лондоне в обычное Воскресенье бывает до четырех, а порой, до шести сот человек, а на Пасху в храме и перед Церковью собралось около четырех тысяч с половиной. Кроме того, ввиду жизненности нашего Прихода, все возрастает число Православных других национальностей (нам приходилось совершать Бракосочетание на восьми языках!) То же самое в меньшем масштабе можно сказать о всех Приходах и Общинах Епархии. Все эти и другие обстоятельства требуют "перестройку" не административную, а внутреннюю под импульсом свежей мысли и крепких сил как духовных, так и физических.
  Я, поэтому, решаюсь просить Вас назначить на Сурожскую Кафедру Владыку Василия (Сергиевского), разрешить мне остаться в Епархии с тем, чтобы для начала не было ни у кого чувства растерянности, и чтобы мне продолжать в пределах моих сил вести занятия и пастырскую деятельность. Я с Владыкой Василием обсуждал открывающиеся перед нами возможности и он (не я) хотел бы, чтобы я до времени, освобожденный от непосильных мне задач, продолжал обновлять Епархию.
  Но на этом не кончаются мои просьбы. Я хочу просить Вас, Владыко, назначить в Англию Викарием Сурожским Игумена Илариона. Нам необходим Русский Епископ в помощь Архиепископу Анатолию и новому Епархиальному Архиерею. Число Русских настолько увеличилось, что ни я, ни Владыка Анатолий не можем осилить пастырскую работу, требующую обучения и духовного образования вновь прибывающих Россиян. Из прилагаемого письма Вы увидите, что Кембриджский Университет готов его обеспечить содержанием на три года, с тем, чтобы он возглавил основанный нашей Епархией Богословский Институт, открытый всем Православным, и с большим успехом и возрастая постоянно ведущий Богословскую работу. (О ней сможет Вам подробно доложить Владыка Василий). Отец Иларион уже известен в Англии своими Богословскими трудами, и его возглавление Института позволит нам одержать новую победу над притязаниями Константинополя на гегемонию в Православном мире.
  Прошу Вас, дорогой Владыко, не откладывать этих решений. Я до сих пор никогда не обращался к Вам с такой настойчивостью, но время теперь не терпит: я ухожу на убыль, а горизонты открываются все шире и глубже.
  Я пишу письмо на ту же тему и Владыке Кириллу, так как О. Иларион его самый ближайший сотрудник.
  Прилагаю на отдельном листе просьбу о даровании к Пасхе Церковных наград некоторым членам Духовенства и Мирянам. Не откажите!
  Испрашивая Ваших молитв и благословения и мне самому и всей Вашей Пастве Сурожской, осмеливаюсь послать Вам неизменную любовь и преданность.
  Сомолитвенник Ваш и искренний друг
  + Антоний
  Митрополит Сурожский
  
  
  * * *
  
  27 декабря 2001 года:
  
  ЖУРНАЛ ЗАСЕДАНИЯ СВЯЩЕННОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  
  В заседании Священного Синода 27 декабря 2001 г. под председательством Патриарха
  Слушали:
  Прошение архиепископа Керченского Анатолия, викария Сурожской епархии, о почислении его за штат по состоянию здоровья.
  Постановили:
  1. Преосвященного Анатолия, архиепископа Керченского, викария Сурожской епархии, почислить за штат согласно его прошению, а также благословить ему продолжить строительство русского православного храма в городе Манчестере и пастырски окормлять этот приход.
  2. Епископом Керченским, викарием Сурожской епархии, быть игумену Илариону (Алфееву), секретарю Отдела внешних церковных связей по межхристианским связям, с тем чтобы по возведении его в сан архимандрита наречение и архиерейская хиротония состоялись в Москве, о чем послать соответствующие указы.
  
  
  * * *
  
  14 января 2002 года:
  
  Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
  
  СЛОВО ПРИ ВРУЧЕНИИ АРХИПАСТЫРСКОГО ЖЕЗЛА НОВОПОСТАВЛЕННОМУ ЕПИСКОПУ КЕРЧЕНСКОМУ ИЛАРИОНУ
  
  Преосвященный епископ Иларион, возлюбленный о Господе Собрат!
  
  Изволением Божиим и избранием Нашим и Священного Синода ты ныне призван к высокому архиерейскому служению. Через возложение рук епископов воспринял ты сегодня сугубую благодать, сделавшись преемником апостолов и приобщившись к сонму святителей Русской Православной Церкви.
  К этому знаменательному событию Промысел Божий готовил тебя в течение многих лет. От юности ты возлюбил Христа и Его Святую Церковь, в пятнадцатилетнем возрасте начав служение чтеца и иподиакона. В двадцать лет ты произнес монашеские обеты, после чего дана была тебе и благодать священства. Служение Церкви в священном сане ты совмещал с другими послушаниями, возлагавшимися на тебя Священноначалием: все послушания ты исполнял достойно, и талант, полученный от Бога, не зарыл в землю (Мф. 25:25).
  Тебе пришлось много потрудиться на ниве духовного просвещения и богословского творчества. И здесь труд твой был не тщетен пред Господом (1 Кор. 15:58) и принес добрые плоды. Богословские исследования помогли тебе осознать величие Православия, глубину его догматического учения, приобщиться к сокровищнице святоотеческой мудрости. В дальнейшем твоем ответственном служении ты должен, основываясь на учении Святых Отцов, строго следовать догматам православной веры, неукоснительно блюсти церковное Предание. Главной заботой Отцов Церкви была проповедь Евангелия, распространение и изъяснение апостольского учения на доступном для их современников языке. Подражая им, "проповедуй Евангелие благодати Божией" (Деян. 20:24), "проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием" (2 Тим. 4:2). Слово твое "да будет всегда с благодатью, приправлено солью" (Кол. 4:6). И да поможет тебе Господь быть мудрым пастырем и наставником вверенного тебе стада.
  Знаменательно, что твоя архиерейская хиротония совершилась в день памяти святителя Василия Великого, одного из трех "вселенских учителей", почитаемых Православной Церковью. Святитель Василий в течение всей жизни защищал Православие, боролся с ересями и расколами, свидетельствовал об истинной вере перед заблуждающимися, созидал приходские и монашеские общины во вверенной ему церковной области, был великим совершителем Божественной Литургии. Он постоянно работал над собой и в то же время был открыт для общения с любым человеком: для одних был строгим учителем, для других добрым пастырем, для третьих любящим отцом; как сказал о нем святитель Григорий Богослов, он "сделался всем для всех (1 Кор. 9:22), чтобы приобрести всех или почти всех".
  Таким и сегодня должен быть архиерей, призванный "вникать в себя и в учение" (1 Тим. 4:16), "быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины" (2 Тим. 2:24-25). Да не смущает тебя твоя молодость, не страшись высоты епископского сана, но твердо веруй в благодать Божию, которая, "всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи", поможет и тебе в несении архипастырского креста. "Никто да не пренебрегает юностью твоею; но будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте" (1 Тим. 4:12).
  Твоя архиерейская хиротония совершена в Храме Христа Спасителя, некогда разрушенном безбожниками, но ныне восстановленном в его первозданной красоте и величии. Пусть это служит для тебя напоминанием о крестном пути, которым прошла Русская Церковь в XX веке, о сонме Новомучеников и Исповедников Российских, предстоящих престолу Божию и молящихся за нас. Свидетельствуй об их подвиге перед всем миром, в особенности же перед теми, кто, не пережив и малой толики тех испытаний и потрясений, которые выпали на долю нашего народа, ныне возводит хулу на Церковь-мученицу, внося смущение в сердца и умы верующих. Да заградятся уста говорящих неправду (Пс. 62:12) о Церкви, которая прошла через опыт страданий и исповедничества, а сегодня восстает из пепла, возрождается после десятилетий гонений.
  Избрание твое на епископское служение совершилось в канун памяти святителя Стефана исповедника, архиепископа Сурожского, небесного покровителя Сурожской епархии. В этой епархии предстоит тебе нести свое служение, помогая митрополиту Сурожскому Антонию, для которого ты должен стать надежной поддержкой и опорой. Твое архипастырское попечение должно простираться на всех без исключения овец вверенной тебе паствы. Но особое внимание обрати на тех многочисленных ныне чад нашей Церкви, которые оказались на чужбине и для которых храм остается едва ли не единственной связью, соединяющей их с родиной. Будь для них пастырем и отцом, наставником и учителем; их радости да будут твоими радостями, и печали их да будут твоими печалями.
  Служение твое будет проходить в непростых условиях, ибо тебе придется жить в инославном окружении и свидетельствовать о Предании Древней Неразделенной Церкви перед христианами, отходящими от него все дальше. Не убойся этой высокой задачи, но восприми ее как особый подвиг, возлагаемый на тебя Священноначалием Церкви Русской. Накопленный тобою опыт участия в межхристианских связях да поможет тебе находить правильный тон в общении с теми, в отношении которых у тебя должна быть "братская готовность помочь им разъяснениями, обычная внимательность к их лучшим желаниям, возможная снисходительность к естественным при вековом разделении недоумениям, но в то же время твердое исповедание истины нашей Вселенской Церкви как единой хранительницы Христова наследия и единого спасительного ковчега Божественной благодати". Этим принципом, сформулированным Святейшим Синодом Российской Церкви в 1903 году применительно к методу богословского диалога с англиканами и старокатоликами, руководствуйся и ты в своей межхристианской деятельности.
  В совершившейся сегодня твоей архиерейской хиротонии приняли участие не только иерархи Русской Православной Церкви, но и представители других Поместных Православных Церквей, прибывшие сюда для того, чтобы разделить с тобою радость вступления в новое для тебя ответственное служение. Пусть присутствие высоких гостей послужит тебе дополнительным напоминанием о твоем долге всемерно способствовать укреплению связей с Поместными Православными Церквами ради сохранения "единства духа в союзе мира" (Еф. 4:3).
  А сейчас прими сей жезл как символ архипастырской власти и преподай первое твое святительское благословение народу, горячо молившемуся о тебе за Божественной Литургией.
  
  
  * * *
  
  22 января 2002 года:
  
  Епископ Сергиевский Василий (Осборн).
  
  ПИСЬМО ДУХОВЕНСТВУ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Дорогие собратья и сослужители!
  
  Многие из вас уже слышали, что на заседании 26-27 декабря 2001 года Синод в Москве принял отставку архиепископа Анатолия (который, тем не менее, останется в Британии и будет возглавлять манчестерский приход во время строительства там нового храма) и назначил игумена Илариона (Алфеева) епископом Керченским, викарием Сурожской епархии.
  Митрополит Антоний знает о. Илариона более десяти лет и в течение последних нескольких лет старался добиться его освобождения из Отдела внешних церковных связей и назначения в нашу епархию. Решение митрополита Кирилла обратиться в Синод с этой просьбой было принято после того, как он встретился с митрополитом Антонием во время своего визита в Британию и Ирландию в начале декабря.
  О. Иларион хорошо знает Британию, прекрасно говорит (и пишет) по-английски, защитил докторскую диссертацию о Симеоне Новом Богослове под руководством епископа Каллиста и хорошо знает природу и нужды нашей епархии. В течение последних семи или восьми лет он служил на двуязычном подворье Православной Церкви в Америке в Москве, где он проводил катехизические беседы со взрослыми и проповедовал по-русски и по-английски.
  В Англии он не будет финансироваться епархией, которая не имеет на это средств, но будет зарабатывать на жизнь как исследователь в Центре богословских исследований Кембриджского университета.
  Преждевременное обнародование этих планов было невозможно, так как могло бы затруднить их реализацию. Даже сейчас детали его трудоустройства в Кембридже еще предстоит согласовать. Весьма тяжело было соединить все струны вместе.
  Из того, что говорилось на встречах нашего клира в течение последних нескольких лет, вы поймете, что мы в Лондоне едва справляемся с наплывом иммигрантов из России. В конце концов, именно эта ситуация привела к тому, что Патриархат освободил о. Илариона от его нынешних обязанностей. Мы ожидаем, что по выходным он будет помогать нам в Лондоне. Они, однако, не хотели послать его в Англию как простого священника, так как он один из их наиболее подходящих кандидатов в епископы. В результате он послан сюда как викарный епископ митрополита Антония с условием, что время от времени они будут давать ему те или иные поручения.
  О. Иларион был рукоположен во епископа Патриархом Алексием в Храме Христа Спасителя в Москве в день св. Василия, 14 января 2002 года. Я имел возможность принимать участие в его рукоположении и представлять епархию на этом важном и достаточно пышном событии.
  Некоторые из вас спрашивали, как следует поминать епископа Илариона. Самый легкий и лучший способ - следовать традиционному порядку и поминать только епархиального архиерея, митрополита Антония, на великой ектении и на анафоре. Викарные епископы должны поминаться в этих случаях только в храме, к которому они приписаны, и в их присутствии. Конечно, их имена могут поминаться на великом входе и, при желании, могут быть вставлены в соответствующее прошение сугубой ектении. В этих случаях следовало бы поминать только их имена, а не титулы.
  Я опять на несколько дней уезжаю в заранее запланированную командировку в Москву. Епископ Иларион предполагает быть в Англии в конце февраля, чтобы обсудить детали своего трудоустройства в Кембридже, и надеется быть с нами на встрече епархиального клира в соборе в субботу 2 марта 2002 года.
  Ваш во Христе
  +Василий, епископ Сергиевский,
  викарий Сурожской епархии Русской Православной Церкви
  
  
  * * *
  
  Май 2002 года:
  
  Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
  
  ПИСЬМО МИТРОПОЛИТУ СУРОЖСКОМУ АНТОНИЮ
  
  Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыко!
  
  <...> Радость пасхальных дней омрачена для меня Вашим посланием, в котором Вы просите не снимать Вас с должности правящего архиерея Сурожской епархии. Как Вам говорил Владыка митрополит Кирилл, который приезжал в Великобританию специально для встречи с Вами осенью прошлого года, у нас не было и нет ни малейшего намерения освобождать Вас от должности правящего архиерея. Напротив, мы просили и продолжаем просить Вас управлять созданной Вами епархией ровно столько, сколько позволят Вам Ваши телесные силы.
  Именно для того, чтобы сохранить Вас во главе епархии и оказать Вам помощь в ее окормлении, мы направили к Вам в качестве Вашего викария епископа Илариона. Решение это было принято нами исключительно из уважения и любви к Вам, по Вашей троекратной горячей просьбе. Также в соответствии с Вашим пожеланием и по Вашему предложению был уволен на покой Владыка архиепископ Анатолий. Ни его отставка, ни назначение епископа Илариона Вашим викарием не были нами инициированы и находились вне всяких наших планов. Епископ Иларион, как Вы знаете, предназначался нами для другого, не менее ответственного служения. Его отъезд из Отдела внешних церковных связей привел к значительным затруднениям на том участке, за который он отвечал <...> Но мы пошли на эту жертву ради Вас и Вашей епархии, ради того, чтобы максимально облегчить Вам труды по ее управлению.
  Хотел бы особо подчеркнуть, что епископ Иларион назначен Вашим викарием, а это означает, что весь круг его обязанностей определяется Вами. Преосвященный Иларион ничего не делает и не будет делать в епархии без Вашего благословения. Таково было с самого начала наше ему указание, которое он воспринял с радостью, ибо относится к Вам с глубоким уважением и искренней любовью, считая себя Вашим учеником.
  Вы просили нас, дорогой Владыко, прислать к Вам епископа Илариона для того, чтобы он преподавал в Кембриджском православном институте и трудился в Лондонском соборе, посещая при этом и другие приходы епархии.
  Кроме того, нас глубоко огорчает доходящая до нас информация о том, что Владыку Илариона называют "ревизором", присланным из России, "агентом Москвы", видят в нем чуть ли не врага, направленного для того, чтобы разрушить Сурожскую епархию изнутри.
  Очень встревожило нас и другое - информация о том, что небольшая группа клириков и мирян Лондонского собора втайне от большинства прихожан, вопреки желанию многих клириков и части Приходского совета, переоформляет на себя недвижимость собора. Для чего это делается и почему это происходит именно сейчас? Неужели для того, чтобы Москва, как выразился один из членов этой группы, не "захватила" все в свои руки? Когда русская диаспора стремится к объединению вокруг Московского Патриархата, включая даже тех, кто долгие годы пребывал в расколе, эти высказывания и эти действия вызывают недоумение и боль.
  Хочу заверить Вас в том, что созданное Вашим жизненным подвигом церковное наследие в Великобритании будет всегда служить православным, живущим в этой стране <...>
  С неизменной и братской любовью во Христе
  +Алексий
  Патриарх Московский и всея Руси
  
  
  * * *
  
  16 июня 2002 года:
  
  ЗАЯВЛЕНИЕ ЕПАРХИАЛЬНОГО СОВЕТА СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ ПОД ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОМ ЕПИСКОПА СЕРГИЕВСКОГО ВАСИЛИЯ (ОСБОРНА)
  
  Епархиальный совет осознает глубину и распространенность озабоченности, возникшей по всей Епархии вследствие назначения Священным Синодом Московской Патриархии епископа Илариона на место второго викарного епископа в Сурожской епархии.
  Митрополит Антоний неоднократно просил о назначении в Лондон отца Илариона Алфеева, кем еще тогда являлся будущий епископ, так как он казался сугубо подходящим для работы в нашей епархии: он провел два года при Оксфордском университете, заканчивая свою докторскую работу. Его знали многие из нашего епархиального духовенства. И он, казалось, разделял дух и видение нашей епархии.
  Митрополит Смоленский Кирилл, Председатель Отдела внешних церковных связей Московской Патриархии, сообщил митрополиту Антонию, что отец Иларион назначен в Лондон, но не как простой священник и ученый богослов, а как епископ. Митрополит Кирилл также сообщил, что епархия размеров Сурожской не может иметь больше двух викарных епископов, и что, поэтому, владыке Анатолию будет предложено назначение в другую епархию или потребуется его немедленный уход на покой.
  Этот уход на покой владыки Анатолия был приведен в исполнение лично митрополитом Кириллом, в ноябре прошлого года, когда митрополит Кирилл был проездом в Лондоне, и его звание Керченского епархиального епископа немедленно перешло к новопоставленному епископу Илариону. Владыка Антоний ни о чем не был предупрежден. Он остается с нами, совершая богослужения в нашем соборе и пастырски опекая наш приход в Манчестере, за что мы ему выражаем нашу глубокую благодарность.
  Епископ Иларион прибыл в Англию в начале марта, и очень скоро начал разъезжать по приходам епархии. Однако почти сразу стало ясно, что он устанавливал контакт почти исключительно с членами русской общины, поощряя у них впечатление, что он "их" епископ, поддерживающий "их" интересы в епархии, которая должна стать национальной, чисто русской епархией. Предлагалось закрытие существующих приходов и евхаристических общин и открытие им взамен новых приходов, без предварительного обсуждения или совещания с владыкой Антонием. Ставилась под вопрос законность нашего епархиального Устава; духовенство и миряне подвергались критике без их ведома третьими лицами.
  Все ярче обозначался стиль, в богослужении резко отличающийся от богослужебного стиля принятого в нашей епархии, с все большим ударением на значение литургической роли архиерея и тем самым, с ослаблением значения призвания архиерея, призванного служить всей своей пастве. Ни одной попытки понять дух и жизнь нашей епархии или ее драгоценного и уникального вклада в жизнь Православной Церкви в западной Европе нельзя было усмотреть.
  За несоответствием эклезиологических (церковных) принципов и форм проступает еще более глубокое несоответствие между той верой, которую мы исповедуем, и которой мы живем в Православной Церкви в Великобритании и Европе, и трагическим опытом Русской Церкви, тяжело травмируемой насилием и жестокостью больше 70 лет коммунизма, ныне пытающейся снова обрести свой национальный облик и нуждающейся, как кажется, в нарочитом проявлении иерархического, в отличие от соборного, авторитета.
  Учитывая отсутствие, как будто, всякого желания постичь или понять дух, которым живет наша епархия, или участвовать в полноте той жизни нашей епархии, которую столь много лет и с такой любовью создавал митрополит Антоний и все наше духовенство, жизнь церковную, которую мы считаем верной учению Православной Церкви, митрополит Антоний счел необходимым указать епископу Илариону, что его деятельность и форма, принимаемая этой деятельностью, несовместимы с духом и жизнью Сурожской епархии, и попросить его вернуться в Москву, где он сможет более созидательно применить свои значительные таланты, чем в Сурожской епархии.
  Епископ Сергиевский Василий
  Члены Епархиального Совета
  
  
  * * *
  
  Июнь 2002 года:
  
  ПИСЬМО ПРИХОЖАН ЛОНДОНСКОГО СОБОРА СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество,
  
  Нас, верующих и духовенство Сурожской епархии, чрезвычайно заботит и тяготит ситуация, сложившаяся в епархии в связи с назначением в нее епископа Керченского Илариона.
  С приездом владыки мы связывали упования на то, что в жизни епархии начнется новый этап. Особые надежды возлагались на то, что растущая русскоязычная диаспора сможет получить должное пастырское окормление. Зная об особой духовной близости митрополита Антония и епископа Илариона, мы верили, что для владыки Илариона будут созданы условия, позволившие бы ему плодотворно трудиться на благо епархии. Действительно, как в Лондонском кафедральном соборе, так и в других приходах епархии, которые посетил владыка, люди встречали его с радостью и благодарностью, чувствуя в нем архипастыря, сердцу которого близки и понятны переживания и заботы как мирян, так и духовенства, как русских, так и англичан. Однако незначительная часть клириков и мирян, многие из которых настроены недружелюбно в отношении Московского Патриархата, создала разделение в епархии. Слухами и домыслами была создана атмосфера враждебности и нетерпимости, с целью сделать пребывание владыки Илариона в Сурожской епархии невыносимым. Одновременно начала подготавливаться почва для отделения от Московского Патриархата. Без объяснения причин епископ Иларион был отстранен от исполнения обязанностей викарного архиерея, о чем клирики епархии были извещены епископом Сергиевским Василием.
  Мы хотим донести до сведения Вашего Святейшества, что мы успели полюбить и принять епископа Илариона как своего архипастыря. Также мы, как верные чада Русской Православной Церкви, просим Ваше Святейшество не оставлять Сурожскую епархию в Ваших молитвах, а также содействовать преодолению нестроений, возникших в ней.
  С преданностью и любовью во Христе
  испрашивая благословения Вашего Святейшества,
  клирики и прихожане Сурожской епархии
  246 подписей
  
  
  * * *
  
  Июнь 2002 года:
  
  ПИСЬМО ПРИХОЖАН ПЕТРОПАВЛОВСКОГО ХРАМА В ДУБЛИНЕ (ИРЛАНДИЯ) ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ОВЦС МИТРОПОЛИТУ СМОЛЕНСКОМУ И КАЛИНИНГРАДСКОМУ КИРИЛЛУ
  
  Ваше Высокопреосвященство!
  
  <...> Мы весьма благодарны Господу за встречу с Владыкой Иларионом во время празднования Пасхи 2002 года. С первых же минут нашей встречи сердца сразу же безошибочно узнали в нем своего Владыку и Архипастыря, любящего отца и мудрого кроткого наставника, которого мы сразу же глубоко и искренне полюбили <...>
  Первая Пасхальная служба в нашем храме, проведенная Владыкой Иларионом, была для нас лучом света. Радость Воскресения Христова коснулась всех нас. Владыка Иларион провел в Ирландии прекрасные богослужения, которых мы были лишены много лет. Они переносили нас из состояния разрозненности и отчуждения в удивительное, возрождающее единство <...>
  Владыка Иларион имеет бесценный дар доносить до сердец слово Божие, как на русском, так и на английском языках. На этих богослужениях были не только русские, но и ирландцы, которые были глубоко тронуты проведением богослужений и проповедями Владыки Илариона <...>
  Ваше Высокопреосвященство, нам трудно представить, во что обратится отъятие от нас Владыки Илариона. Ведь он нам подарил живую встречу с Богом в храме, обновление многих наших надежд, вселил надежду на будущность наших детей в Ирландии и даровал уверенность в возрастании и в обустройстве нашего прихода и общины. У нас появилось будущее!
  Со всей глубиною сыновней преданности и любви к Вам, к Русской Православной Церкви, Ее Священноначалию и к Богу, надеясь на Вашу отеческую заботу и любовь, умоляем Вас - благословите нам Владыку Илариона оставаться нашим архиереем; не лишайте нас доброго Пастыреначальника; не дайте погибнуть радости и надежде, расцветшей в наших душах благодаря Владыке; не оставьте нас сиротами!
  98 подписей
  
  
  * * *
  
  Июнь 2002 года:
  
  РЕАКЦИЯ ДУХОВЕНСТВА И МИРЯН СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ НА СОБЫТИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 2002 ГОДА
  
  Письмо настоятеля православного прихода в Кембридже священника Джона Джиллионса Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию (июнь 2002 года)
  
  Ваше Святейшество!
  
  Я глубоко потрясен клеветой и несправедливостью, от которых пострадал епископ Иларион в Сурожской епархии. Хотя множество слухов и мнений циркулировало по почте, по электронной почте и по телефону, я более всего озабочен официальными заявлениями и шагами, которые были предприняты для того, чтобы вовлечь клириков и мирян епархии. В отношении епископа Илариона не был соблюден подобающий порядок разбирательства дела, которого заслуживает каждый человек, тем более епископ. Нормы самой епархии, изложенные в ее Уставе, не были соблюдены, не говоря уже о евангельских нормах.
  Владыка Иларион не сделал ничего заслуживающего такого отношения, за исключением того, что он является человеком проницательным, сострадательным, деятельным и обладающим многими талантами, что было воспринято как угроза уникальному характеру епархии, строившейся в течение пятидесяти лет. Я уверен, что при наличии терпения и понимания с обеих сторон все это можно было преодолеть.
  В течение всего этого времени, когда епископ Иларион подвергался испытаниям и публичным унижениям, он явил пример мужества, благородства и смирения.
  <...>
  
  Письмо прихожанки Лондонского собора Мириам Ламбурас митрополиту Сурожскому Антонию (июнь 2002 года)
  
  <...> По моему глубокому убеждению, сделать эту историю достоянием публики было грубой ошибкой <...>
  Во-первых, я считаю недопустимым публично унижать кого бы то ни было.
  Во-вторых, я осуждаю современную моду стирать грязное белье на людях. Вопрос касается епископа, и я думаю, что подобные вопросы должны решаться закрытым путем <...>
  В-третьих, все это ведет к катастрофе и почти гарантирует разделение и предвзятое отношение <...>
  А затем следующий удар - чтение длинного "Заявления" после воскресной Литургии. Я была в полном смятении. Что бы ни сделал епископ Иларион (или что бы ему ни приписывали), этому событию не было ни малейшего оправдания. Я считаю, что это было подло и безжалостно, и казалось издевательством над службой, которая только что совершилась. Что же произошло с "Возлюбим друг друга" и с целованием мира? <...>
  Редко случается, чтобы ошибки допускались только одной стороной, однако у нас не было возможности услышать объяснение епископа Илариона, его точку зрения, его версию событий <...>
  Единственный, кто достойно вышел из этой гнусной ситуации, был епископ Иларион, который мужественно и с достоинством стоял молча перед потоком уничижительных заявлений. Это напомнило мне о советских "показательных процессах", инсценировках судебного заседания. Это также напомнило мне слова Исаии: "Яко агнец прямо стригущаго его безгласен, тако не отверзает уст своих".
  После всего этого он давал нам крест для целования. Он делал это с тихой простотой, хотя Бог знает, что происходило в его сердце <...>
  Я старалась понять, в чем же все-таки дело, но тщетно. Слухов и сплетен было множество, но почти никаких фактов - по сути, вообще никаких. Как я и предполагала, я увидела раздор, смущение и возмущение.
  Были те, кто разделял со мной чувство шока и ужаса от того, чему они стали свидетелями. Они чувствовали, что не знают почти ничего, и более всего жаловались на несправедливость, проявившуюся в том, что была услышана только одна сторона; выражали также отвращение по поводу того, что "Заявление" было зачитано в столь неподходящий момент, после Литургии.
  Были те, кто тихонько ушли, чтобы не вмешиваться в споры и ссоры.
  Но были также и те, кто утверждал, что они "знают", в чем дело - группа сплетников и распространителей слухов. Я бы могла привести примеры "фактов", которые они "знают", но все эти "факты" настолько абсурдны и несерьезны, что, кажется, никто не сможет в них поверить. В каждом конкретном случае, когда я настаивала, оказывалось, что эти их "факты" получены через вторые, третьи или четвертые руки: "кто-то сказал, что кто-то сказал" <...>
  
  Письмо прихожанки Лондонского Собора Ирены Дин Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию (22 июня 2002 года)
  
  Ваше Святейшество!
  
  Простите меня за дерзость, с которой я решилась написать Вам напрямую, но я чувствую, что необходимость в этом как для меня, так и для моей церкви, кафедрального собора в Лондоне, настала столь острая, что я должна молить Вас о помощи.
  Я пишу в дополнение к прочим письмам от членов нашего прихода, от всего сердца поддержавших нашего нового епископа Илариона. С самой первой встречи с ним я увидела, что он поистине человек избранный Богом и исполненный света Христова. Ужасные события, которые развернулись в епархии из-за некоторых клириков и людей, обладающих властью, показали, что свет, естественным образом изливающийся от епископа Илариона, вскрыл многие аспекты той тьмы, которая до его приезда оставалась под спудом в нашей церкви.
  Епископ Иларион ни в коей мере не ответственен за те лживые обвинения и слухи, которые были распущены вокруг него нашими клириками и руководителями. Его поведение было безупречным, и он с христоподобным смирением выдержал самые гнусные, злобные и лживые обвинения, сделанные, помимо прочих мест, с амвона нашего храма.
  Я глубоко потрясена поведением наших клириков по отношению к нему: будучи частью этого позора в силу коллективной ответственности, я теперь лично прошу Ваше Святейшество немедленно вмешаться и активно встать на защиту всей нашей церкви.
  Это приводит меня к личной просьбе о помощи. После того шока, который я испытала, увидев поведение наших клириков в воскресенье, я с ужасом поняла, что из-за действий этих людей, открыто или втайне ложно осудивших невинного человека, архиерея, я не смогу исповедоваться у кого бы то ни было из этих клириков и, что еще хуже, не смогу принимать из их рук Святые Тайны, зная о том, что они предали епископа Илариона. Фактически своим поведением клирики нашей церкви отлучили меня от нее.
  Я глубоко опечалена положением, в котором, вопреки своей воле, я оказалась. Я глубоко люблю свою церковь. Я не могу жить, не принимая Святые Тайны, и вместе с тем я не могу отныне принимать их из рук кого-либо из наших клириков, кроме епископа Илариона <...>
  
  Письмо настоятеля прихода в Ноттингеме протоиерея Дэвида Гилла епископу Илариону
  
  Я глубоко опечален происходящими событиями. Я надеялся, что разделения внутри епархии могли быть уврачеваны и что мог быть достигнут прогресс на пути в будущее. Ваш визит вдохновил нас, как и многих по всей епархии. Вы были проводником благодати, мы были тронуты Вашей добротой и благородством духа; Ваше служение Божественной Литургии было вдохновляющим, молитвенным, неспешным, величественным. Мы увидели, каким позитивным могло бы быть наше будущее: молодой (но не слишком молодой) архиерей, окруженный молодыми будущими священниками. Казалось, что Вы сможете привнести свежесть, новизну, обновление и животворящий дух.
  Знайте, что Вас любят и уважают многие, и мы с надеждой молимся о том, чтобы Бог благословил Вас и укрепил в это трудное время. Я искренне надеюсь, что мы встретимся вновь и что Вы не будете смотреть недоброжелательно на епархию, которая так плохо обошлась с Вами и которая явно не готова к изменениям, необходимым для будущего. Я надеюсь, что Бог, по Своей великой милости, простит наши недостатки и нашу неспособность использовать те возможности, которые, как я верю, Он дал нам. Патриарх прислал нам самое лучшее, что у него было, но он был отвергнут узостью взглядов и непониманием, которые, я уверен, могли быть исцелены терпением и молитвой <...>
  Сейчас, когда Вы в наших сердцах и молитвах, мы будем поминать Вас за каждой Литургией <...>
  
  Письмо священника N. епископу Илариону
  
  Я глубоко потрясен тем, что выпало на Вашу долю, и испытываю чувство позора за то, что с Вами так обошлись в Великобритании. Я также глубоко опечален тем, что, возможно, Вам придется уехать на другое служение вместо того, чтобы оставаться с нами, и надеюсь, что даже сейчас сохраняется возможность для Вас остаться в этой стране <...>
  С Вашим приездом открылись новые возможности для Церкви в Британии - как внутри, так и за пределами Сурожской епархии <...>
  Ваше письмо демонстрирует такое видение Православия в Британии, которого я ждал в течение многих лет, и я чувствовал, что заря новой эры загорается с Вашим приездом. Я не могу представить себе, что случится, если Вы уедете. Только Бог знает, откроются ли еще раз в этом поколении в Великобритании те возможности, которые воплощены в Вашем видении. Я просто не могу представить, есть ли кто-либо еще, способный воплотить это видение в жизнь или даже просто выразить его!
  
  
  * * *
  
  Июль 2002 года:
  
  ПИСЬМО ПРИХОЖАН СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество!
  
  Мы, нижеподписавшиеся, верующие Сурожской епархии обращаемся к Вам
  С просьбой не утверждать прошение епископа Керченского Илариона и не отзывать его из нашей епархии.
  Мы оцениваем назначение епископа Илариона в нашу епархию как особо ценный дар от Вас и от всей Русской Православной Церкви и убеждены, что приезд владыки по просьбе Митрополита Антония - это промысел Божий о нас - православных христианах в Великобритании.
  Владыка Иларион оживил в нас надежду на духовное обновление в Сурожской епархии. В течение короткого времени пребывания здесь, владыка стал очень дорог для многих людей, как русских, так и англичан. Многие прониклись к нему особым доверием, любовью и благодарностью, чувствуя в нем пастыря, способного повести нас по пути расширения и совершенствования духовной жизни в епархии. Литургии с участием епископа Илариона пронизаны особой благодатью и многие прихожане чувствуют это.
  Мы убеждены, что владыка Иларион именно тот человек, который может понести труд служения Богу и людям в Великобритании.
  Со своей стороны мы готовы оказывать ему всевозможную поддержку.
  Как верные чада Русской Православной Церкви просим Вашего благословения и молитв.
  С преданностью и любовью во Христе,
  верующие Сурожской епархии Русской Православной Церкви
  Подписи в Московском Патриархате
  
  
  * * *
  
  17 июля 2002 года:
  
  ЖУРНАЛЫ ЗАСЕДАНИЯ СВЯЩЕННОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  
  Слушали:
  Доклад митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, председателя Отдела внешних церковных связей, о посещении им Брюсселя для встреч с высокопоставленными представителями Европейского Союза и Организации Североатлантического договора.
  Справка:
  17-19 июня 2002 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл и ряд других представителей Русской Православной Церкви встретились с руководством и сотрудниками различных структур Европейского Союза и Организации Североатлантического договора. В частности, имели место встречи с председателем Европейской комиссии Романо Проди, рядом членов Европейской комиссии и Европейского парламента.
  В ходе состоявшихся бесед митрополит Кирилл подтвердил готовность Русской Православной Церкви к участию в широком мировоззренческом диалоге с международными структурами, направленном на созидание многополярного и многоукладного миропорядка. Председатель ОВЦС МП выразил надежду, что духовные и мировоззренческие основы восточнохристианской цивилизации, ее ценности будут учтены при формировании корпуса общеевропейского права, включая законодательство о церковно-государственных отношениях, а также при созидании общеевропейской архитектуры безопасности.
  Рассматривалось положение на Балканах. Митрополитом Кириллом была выражена озабоченность положением сербского населения Косова, разрушением в крае православных храмов и святынь, растущей этнической разобщенностью на Балканах. Поднимался также вопрос о положении населения Калининградской области ввиду расширения Евросоюза.
  Постановили:
  1) Доклад принять к сведению.
  2) Одобрить позицию, выраженную в ходе собеседований с представителями международных организаций в Брюсселе.
  3) Считать полезным продолжение и развитие контактов с европейскими и иными межправительственными организациями с целью их ознакомления с позицией Русской Православной Церкви по широкому кругу мировоззренческих и общественно значимых вопросов, содействия миротворческому процессу, отстаивания интересов православных верующих Московского Патриархата.
  4) В связи с расширением диалога Русской Православной Церкви с европейскими международными организациями преобразовать постоянную делегацию Московского Патриархата при Европейском Союзе в Представительство Московского Патриархата при европейских международных организациях. Местом пребывания представительства определить Брюссель. Главой представительства назначить епископа Илариона с титулом епископа Подольского, викария Московской епархии.
  
  Слушали:
  Доклад митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, председателя Отдела внешних церковных связей, о положении дел в Сурожской епархии.
  Постановили:
  1) Архиепископа Анатолия (Кузнецова) назначить настоятелем ставропигиального прихода в г. Манчестере, Великобритания, и благословить ему продолжить служение в Сурожской епархии в должности викария с титулом Керченский.
  2) Преобразовать Петропавловский приход в г. Дублине, Ирландия, в Патриаршее подворье - Представительство Московского Патриархата в Ирландии. Настоятелем подворья назначить священника Михаила Гоголева.
  
  
  * * *
  
  Август 2002 года:
  
  Епископ Подольский Иларион (Алфеев).
  
  СУРОЖСКАЯ СМУТА
  
  Сто тридцать дней, проведенные мною в Сурожской епархии в качестве викария митрополита Антония (Блума), стали самым тяжелым испытанием и потрясением всей моей жизни. Конфликт, возникший в связи с моим назначением, начавшийся еще до моего приезда в епархию и не закончившийся даже с моим отъездом, был результатом интриги, организованной всего лишь несколькими людьми, но всколыхнувшей всю епархию и отозвавшейся по всему русскому Зарубежью. Об этом конфликте писали многие церковные издания, однако его фактическая сторона до сих пор известна в подробностях лишь его непосредственным участникам. Поскольку конфликт давно уже предан огласке теми людьми, которые его инициировали, и поскольку в прессе он был представлен крайне тенденциозно и односторонне, вне соответствия с реально происходившими событиями, считаю необходимым со своей стороны последовательно изложить эти события, а также привести различные сопутствующие документы.
  Моего назначения в Сурожскую епархию в качестве викарного архиерея в течение нескольких лет добивался митрополит Сурожский Антоний. Впервые Владыка Антоний предложил мне приехать в его епархию в 1995 году, когда я заканчивал докторат на богословском факультете Оксфордского университета. В тот момент я отказался, так как намеревался вернуться в Россию.
  В 1999 году, когда я работал секретарем ОВЦС по межхристианским связям, Владыка Антоний вновь предложил мне приехать на служение в Сурожскую епархию. На этот раз я выразил согласие, при условии, что согласие будет получено от священноначалия Русской Православной Церкви. Владыка Антоний написал Святейшему Патриарху и митрополиту Кириллу, в чьем подчинении я тогда находился, с просьбой прислать меня в Англию. В письме Святейшему Патриарху митрополит Антоний указывал, во-первых, на приглашение занять преподавательскую должность, полученное мною от Кембриджского университета. Владыка Антоний считал, что от этого предложения нельзя отказываться:
  
  Мне кажется, что мы упустим неповторимый и драгоценный случай показать Западу в одном из самых авторитетных университетов уровень русской учености (о. Иларион в совершенстве знает английский язык, кроме древних языков и сирийского), но к тому же его большой опыт в области межцерковных связей откроет для Русской Церкви широкое и еще неисследованное поле свидетельства.
  
  Во-вторых, митрополит Антоний указывал на необходимость расширения пастырского окормления русскоязычных людей:
  
  Наш Лондонский Собор (а также некоторые приходы) наводнены морем русских православных людей, требующих громадной пастырской работы, как в области их воцерковления, так и в сохранении "русскости" в вере, языке и преданности Родине... Прошу Вас, дорогой Владыко, благословите Вашу русскую, именно русскую паству, прислав нам именно о. Илариона, который к своим богословским трудам и к раскрытию русской учености перед знатоками патристики в Кембридже может прибавить и роль подлинно русского Пастыря и учителя, ибо и в этой области у него есть опыт проникновения в ум и сердце тех, кого он учит. Я понимаю, что чем больше его хвалю, тем больше, быть может, Вы, Владыко, захотите иметь его при себе, но подумайте об отчаянной нужде прибывающих заграницу русских людей, сирот поистине, и дайте и им верного наставника!
  
  Письмо сходного содержания было послано митрополиту Кириллу. В планы митрополита Кирилла, однако, такое назначение не входило, о чем он и сообщил Владыке Антонию в марте 2000 года. 11 ноября 2000 года Владыка Антоний вновь направил митрополиту Кириллу письмо, в котором упомянул о предполагаемой отставке Владыки Анатолия и предложил направить меня в епархию в качестве викарного епископа:
  
  Рано или поздно Владыка Анатолий попросится на покой, и нам будет необходим второй Викарий, чисто русский, а с моим уходом на покой или путем переселения в Вечные Обители, его роль, тщательно подготовленная, может охватить значительную долю пастырской работы среди все возрастающей русской паствы. Владыко! Молю Вас - передумайте свое решение и подарите не нам только, но всей Русской Церкви верного и опытного работника в сложной и все расширяющейся области Пастырской и меж-церковной работы. Настоятельно прошу Вас, Владыко! Примите мой совет.
  
  В марте 2001 года Владыка Антоний направил на имя Святейшего Патриарха новое письмо, в котором, ссылаясь на свой преклонный возраст, просил освободить его от должности епархиального архиерея, назначив на его место епископа Василия. В этом письме Владыка Антоний вновь затронул вопрос о назначении меня викарным архиереем Сурожской епархии:
  
  Я хочу просить Вас, Владыко, назначить в Англию Викарием Сурожским игумена Илариона. Нам необходим русский епископ в помощь архиепископу Анатолию и новому епархиальному архиерею. Число русских настолько увеличилось, что ни я, ни Владыка Анатолий не можем осилить пастырскую работу, требующую обучения и духовного образования вновь прибывающих россиян. Из прилагаемого письма Вы увидите, что Кембриджский университет готов его обеспечить содержанием на три года, с тем, чтобы он возглавил основанный нашей епархией Богословский институт... Прошу Вас, дорогой Владыко, не откладывать этих решений. Я до сих пор никогда не обращался к Вам с такой настойчивостью, но время теперь не терпит: я ухожу на убыль, а горизонты открываются все шире и глубже.
  
  Решения, однако, вновь и вновь откладывались - главным образом, из-за нежелания митрополита Кирилла отпускать меня из Москвы. Эти решения, может быть, никогда не были бы приняты, если бы митрополит Кирилл по настоятельной и многократной просьбе Владыки Антония не приехал в Лондон в ноябре 2001 года для встречи с Владыкой. В ходе этой встречи митрополит Кирилл согласился на доводы Владыки Антония о необходимости направления меня в Сурожскую епархию в качестве викарного архиерея. При этом Владыка Антоний обещал взять на себя разговор с Владыкой Анатолием относительно его ухода на покой. Такой разговор состоялся в тот же день.
  Тогда же состоялся разговор Владыки Антония со мной. Он сказал, что речь идет о назначении меня по приезде в Великобританию настоятелем Лондонского собора (ввиду того, что именно в Лондоне находится основная русскоязычная паства), а также о том, чтобы я преподавал в Кембриджском православном богословском институте. 18 декабря 2001 года Владыка Антоний написал Патриарху:
  
  ...Обращаюсь теперь к Вам с дополнительной просьбой: о назначении отца Илариона викарием, кому будет поручено, как я Вам раньше писал, преподавание в Кембриджском университете и специальное окормление русской паствы, которая все растет... До сих пор русскими занимался усердно и успешно Владыка архиепископ Анатолий. Но, как Вы знаете из его собственного прошения, приближается время и ему уходить на покой. Я бы просил Вас "формально" удовлетворить его прошение, разрешив ему, однако, оставаться в Англии до времени, когда закончится постройка храма и окончательное оформление прихода в Манчестере. Новопоставленный епископ Иларион займется как в Лондоне, так и на всей территории епархии русскими, как в Великобритании, так и в Ирландии...
  
  Именно это письмо Владыки Антония, а также собственноручное прошение Владыки Анатолия о почислении за штат стало основанием, на котором Священный Синод 27 декабря 2001 года освободил Владыку Анатолия от должности викария Сурожской епархии и назначил меня его преемником.
  Все эти сведения, с цитатами из писем Владыки Антония (копии этих писем, которые не были конфиденциальными, хранятся в архиве Московского Патриархата), я привел для того, чтобы опровергнуть созданный впоследствии миф о том 1) что мое назначение в Сурожскую епархию было инициировано митрополитом Кириллом, 2) что Москва, без согласия Владыки Антония, инициировала отставку Владыки Анатолия, 3) что я приглашался в Сурожскую епархию как священник, а приехал как епископ.
  14 января, в праздник Обрезания Господня и день памяти святителя Василия Великого, в Храме Христа Спасителя состоялась моя архиерейская хиротония. Ее возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Участвовали митрополиты Крутицкий и Коломенский Ювеналий, Смоленский и Калининградский Кирилл, Волоколамский и Юрьевский Питирим, архиепископы Берлинский и Германский Феофан, Костромской и Галичский Александр, Истринский Арсений, епископы Филиппопольский Нифон (Антиохийский Патриархат), Сергиевский Василий, Орехово-Зуевский Алексий, Дмитровский Александр.
  После окончания богослужения, при вручении мне архипастырского жезла, Святейший Патриарх, в соответствии с установившейся традицией, произнес речь, в которой, в частности, сказал:
  
  Избрание твое на епископское служение совершилось в канун памяти святителя Стефана исповедника, Архиепископа Сурожского, небесного покровителя Сурожской епархии. В этой епархии предстоит тебе нести свое служение, помогая Митрополиту Сурожскому Антонию, для которого ты должен стать надежной поддержкой и опорой. Твое архипастырское попечение должно простираться на всех без исключения овец вверенной тебе паствы. Но особое внимание обрати на тех многочисленных ныне чад нашей Церкви, которые оказались на чужбине и для которых храм остается едва ли не единственной связью, соединяющей их с родиной. Будь для них пастырем и отцом, наставником и учителем; их радости да будут твоими радостями, и печали их да будут твоими печалями.
  
  Таким образом, Святейший Патриарх особо отметил необходимость пастырского окормления тех чад Русской Православной Церкви, которые покинули родину и проживают вне ее пределов, иными словами, русскоязычной паствы Сурожской епархии. Именно об "обучении и духовном образовании вновь прибывающих россиян" писал Патриарху Владыка Антоний, и именно в соответствии с просьбами Владыки Антония передо мной была поставлена задача обратить особое внимание на русскоязычную паству.
  
  Реакция епископа Василия. Мои первые шаги в Сурожской епархии
  
  В моей архиерейской хиротонии, по моему приглашению, принял участие епископ Сергиевский Василий. По возвращении в Англию он разослал по электронной почте письмо, адресованное духовенству епархии. В этом письме по поводу моего назначения говорилось следующее:
  
  Из того, что говорилось на встречах нашего клира в течение последних нескольких лет, вы поймете, что мы в Лондоне едва справляемся с наплывом иммигрантов из России. В конце концов, именно эта ситуация привела к тому, что Патриархат освободил о. Илариона от его нынешних обязанностей. Мы ожидаем, что по выходным он будет помогать нам в Лондоне. Они, однако, не хотели послать его в Англию как простого священника, так как он один из их наиболее подходящих кандидатов в епископы. В результате он послан сюда как викарный епископ митрополита Антония с условием, что время от времени они будут давать ему те или иные поручения.
  
  Это письмо шокировало многих священников епархии, усмотревших в словах епископа Василия еле скрываемое недовольство по поводу моего назначения. До этого назначения епископ Василий был уверен, что именно он является единственным преемником митрополита Антония, однако во время моей хиротонии он решил, что не он, а я предназначен к тому, чтобы стать преемником. Никакого решения на этот счет не было, однако у Владыки Василия сложилось такое ощущение, которым он и поделился с митрополитом Антонием и некоторыми другими клириками Сурожской епархии сразу по возвращении из Москвы. В августе 2002 года в адресованном мне письме митрополита Антония будет сказано: "Владыка Василий... вернулся из Москвы после участия в твоей хиротонии в смущении. Ходили слухи о том, что, как только я уйду, именно ты будешь назначен митрополитом Сурожским...".
  Дабы предотвратить возможность роста моего влияния среди русскоязычных прихожан, Владыкой Василием была продумана система мер, направленная на то, чтобы мое присутствие в епархии было как можно менее заметным. Прежде всего он резко воспротивился тому, чтобы я жил и служил в Лондоне: Владыке Антонию было сказано, что основным местом моего служения должен стать Кембридж, так как Кембриджский приход "разрушен" о. Иоанном Джиллионсом и требует восстановления. Поэтому, когда 1 марта я приехал в Лондон и прямо из аэропорта направился к митрополиту Антонию для получения инструкций, Владыка Антоний сказал мне, что он, во-первых, ожидает от меня регулярного служения в Кембридже и преподавания в Православном институте, а во-вторых, поручает мне объехать епархию и встретиться с духовенством приходов. На мой вопрос о том, должен ли я служить в Лондоне, он ответил: "В Лондоне нас и так достаточно. Ты можешь, конечно, иногда приезжать, чтобы люди тебя видели, но основное внимание обрати на Кембридж и другие приходы". Это указание шло вразрез со всеми предыдущими договоренностями, согласно которым именно Лондонский собор на Эннисмор Гарденс должен был стать основным местом моего служения. За все время пребывания в Сурожской епархии я лишь однажды произнес проповедь в соборе, лишь однажды совершил самостоятельно воскресную Литургию, лишь однажды провел беседу с прихожанами на английском языке и дважды на русском.
  Местом моего служения теперь должен был стать Кембридж, где, как выяснилось, приход был не только не "разрушен", но наоборот, фактически создан о. Иоанном Джиллионсом. Впрочем, совместить служение на приходе с преподаванием в Православном институте мне так и не позволил Владыка Василий: будучи председателем совета директоров института, он позаботился о том, чтобы вообще не допустить меня к работе в нем. Если в письмах Владыки Антония Патриарху речь шла о том, чтобы по приезде в Кембридж я "возглавил" институт, то в планы Владыки Василия это отнюдь не входило. Я не получил возможность не только возглавить институт, но даже и преподавать в нем, так как Владыка Василий, на котором лежала ответственность за выяснение вопроса о моей визе, разрешении на работу в Великобритании и о размере моей зарплаты, фактически блокировал решение всех этих вопросов. На мой научный проект Содружеством св. Албания и св. Сергия, а также анонимным спонсором были заблаговременно выделены 40 тыс. фунтов стерлингов, которые должны были поступить на счет Кембриджского университета, однако Владыка Василий устроил так, что эти деньги, из которых половина уже лежала на его банковском счету, вообще не достигли университета. Несмотря на то, что православный институт находится в кризисном состоянии, я ни разу не был приглашен ни на одно заседание совета директоров, ни на одну встречу, где бы обсуждалось будущее этого учебного заведения. Фактически я с самого начала оказался отстранен от института. Точно так же был отстранен от института епископ Диоклийский Каллист - единственный человек в правлении института, который являлся настоящим и всемирно известным ученым. В знак протеста против действий совета директоров во главе с епископом Василием Владыка Каллист ушел в отставку с поста президента института.
  Не получив преподавательскую должность в Кембридже и будучи лишен возможности пастырского служения в Лондоне, я, по благословению Владыки Антония, начал посещать приходы епархии. В марте-апреле я посетил приходы в Суиндоне, Уолсингеме, Нориче, Тотнесе, Тавистоке, Оксфорде, Кембридже, Портсмуте, Экзетере, на Лазареву субботу служил в Дареме, на Вербное воскресенье в Ноттингеме, на Пасху в Дублине (Ирландия). Из перечисленных приходов только два (Суиндон и Дублин) являются преимущественно русскоязычными: в них я служил главным образом по-славянски. Остальные приходы являются англоязычными, и там я служил по-английски. Общался я с прихожанами в основном по-английски, лишь иногда по-русски, по-гречески или по-французски.
  Везде на приходах я встречал самый теплый и радушный прием со стороны духовенства и мирян. Однако чем положительнее была реакция на мои поездки, тем отрицательнее становилось отношение ко мне епископа Василия. До моего приезда именно на нем главным образом лежала обязанность ездить по приходам: он это делал, но редко и нерегулярно. Один из приходов он посетил за неделю до меня, но это был первый и единственный визит за девять лет его архиерейства. А в некоторых приходах он вообще ни разу не был. Поэтому когда я стал ездить по приходам, это было воспринято Владыкой Василием крайне болезненно.
  
  Обвинения
  
  Вскоре после моего приезда сформировалась группа моих противников во главе с епископом Василием. В группу вошли клирики Лондонского собора протоиерей Джон Ли и священник Александр Фостиропулос, настоятель прихода в Восточном Сассексе протоиерей Сергий Гаккель и председатель Епархиальной ассамблеи Ирина Кириллова. К концу апреля они выдвинули против меня несколько обвинений.
  Первое заключалось в том, что я был назначен в Сурожскую епархию без согласования с клиром епархии, что мое назначение произошло по инициативе митрополита Кирилла, который ради этого самовольно, единолично и внезапно отстранил от должности архиепископа Анатолия. Говорилось также, что, если бы я приехал в епархию священником, а затем стал епископом, не было бы недовольства по поводу моего назначения. О своем назначении я уже говорил выше. К сказанному добавлю, что в течение двух лет, с 1993 по 1995 годы, когда я писал докторат в Оксфордском университете, я служил священником на приходах Сурожской епархии - регулярно в Оксфорде, многократно в Бристоле и изредка в Лондоне. Никаких проблем вокруг моей личности и деятельности тогда не возникало и никакого недовольства по моему поводу ни у кого не было. Чтобы объяснить, почему тот же самый человек был хорош как священник, но не подошел как епископ, мои недоброжелатели в Сурожской епархии выдвинули тезис о том, что, став епископом, я полностью изменился: ожидали одного человека, приехал другой.
  Следующее обвинение состояло в том, что мой стиль богослужения не соответствует "стилю" Сурожской епархии. В епархии, вернее, в Лондонском соборе, существует своеобразный стиль, созданный митрополитом Антонием, который служит не вполне архиерейским, но и не вполне иерейским чином. Поначалу мне было нелегко приспособиться к этому стилю, и после первых двух совместных Литургий Владыка Антоний сказал мне, что я служу не так, как они привыкли. В Лондоне я в дальнейшем стал приспосабливался к его стилю, но на других приходах служил в соответствии с церковным уставом. По приходам я ездил, как правило, в сопровождении одного или двух иподиаконов (в прежние времена архиерей приезжал либо без сопровождения, либо в сопровождении женщины, которая служила и водителем, и "иподиакониссой"). То, что при совершении богослужений я следовал церковному уставу, а не Сурожскому "стилю", было представлено Владыкой Василием как нарушение традиций епархии и стремление ввести в ней "московский стиль".
  Еще одним обвинением в мой адрес было то, что я якобы общаюсь почти исключительно с русскими и игнорирую англичан. В Лондонском соборе я общался, вероятно, больше с русскими, чем с англичанами, по той причине, что русскоязычная паства собора превышает англоязычную примерно в десять раз. Однако в других приходах я общался главным образом с англичанами, поскольку русских там почти не было. Из приведенных выше писем Владыки Антония очевидно, что он мыслил себе мою пастырскую работу как прежде всего ориентированную на русскоязычное население ("нам будет необходим второй викарий, чисто русский, а с моим уходом на покой или путем переселения в Вечные Обители, его роль, тщательно подготовленная, может охватить значительную долю пастырской работы среди все возрастающей русской паствы" в письме от 11 ноября 2000 года; "новопоставленный епископ Иларион займется как в Лондоне, так и на всей территории епархии русскими" в письме от 18 декабря 2001 года). Однако я видел свое служение по-иному, считая, что епископ не может служить только одной этнической группе, но должен быть, по слову апостола Павла, "всем для всех". Именно поэтому с самого начала я общался и с русскими, и с англичанами, и с греками, и с грузинами, и с украинцами, и с белорусами, и с представителями других национальностей.
  Меня обвинили в том, что я проявлял "строгость" по отношению к духовенству. Это обвинение было основано на следующем инциденте. Однажды за Литургией я заметил, что клирик Лондонского собора протоиерей Джон Ли, причащаясь Крови Христовой, глубоко погружает в нее усы, а потом сразу же отирает их платом, в результате чего значительная часть Крови Христовой остается на плате. Об этом я сказал ему в предельно мягкой и корректной форме, после окончания Божественной Литургии. Он, однако, воспринял мое замечание крайне болезненно и сообщил Владыке Антонию, а затем и всему духовенству епархии о том, что я якобы обвинил его в "неблагоговейном" принятии Святых Тайн. Из незначительного эпизода был раздут скандал.
  Меня обвинили также в том, что я разделил ранее единую и монолитную епархию на "своих" и "чужих". Действительно, вскоре после моего приезда среди духовенства и мирян епархии появилось значительное число людей, симпатизировавших мне, но сформировалась также и группа лиц, отнесшихся к моей деятельности отрицательно. Причина разделения, однако, коренилась не только и не столько во мне, сколько в том, как моя деятельности комментировалась сторонниками Владыки Василия. Мне, например, известно от нескольких священников, что после моего посещения их приходов им звонил протоиерей Сергий Гаккель и, называя меня "агентом Москвы" и "ревизором", предупреждал их о якобы грозящей им со стороны Московского Патриархата опасности. Один из священников ответил ему прямо: "К нам приезжал другой человек - не тот, которого вы описываете". Что отвечали другие священники и миряне, которых он систематически обзванивал, я не знаю, но знаю, что не все устояли против его аргументов. Именно так происходило разделение на моих "сторонников" и "противников".
  Были и более мелкие обвинения. Мне, например, поставили в вину, что по приезде в Великобританию я посетил российского посла, что якобы свидетельствовало о моем стремлении вовлечь российских государственных чиновников в решение внутрицерковных проблем. Владыка Василий также выразил крайнее недовольство по поводу того, что я попросил Владыку Антония представить трех клириков епархии к награждению наперсными крестами (один из этих клириков праздновал 25-летие священнослужения) и подготовил текст прошения на имя Святейшего Патриарха, подписанный Владыкой Антонием. В этом епископ Василий усмотрел посягательство на права епархиального архиерея: дело было представлено так, будто я сам от себя вручал церковные награды священнослужителям.
  За мной была установлена постоянная слежка. Мои слова записывались, действия комментировались, разговоры подслушивались. Неоднократно я подвергался оскорблениям и публичному унижению. Создавалось ощущение, будто я оказался внутри тоталитарной секты с очень жесткими правилами и полным отторжением всякого, кто в них по тем или иным причинам не вписывается.
  
  Действия епископа Василия и его сторонников по устранению меня из Сурожской епархии
  
  Накануне Пасхи сторонники епископа Василия перешли от слов к делу. Протоиереем Иоанном Ли был распущен слух о том: а) что до Пасхи митрополит Антоний будет отстранен от своих обязанностей, б) что после Пасхи я поеду в Москву и получу назначение на Сурожскую кафедру. Владыка Антоний, к сожалению, поверил в этот нелепый и злонамеренный вымысел и направил на имя Святейшего Патриарха факс, в котором просил не отстранять его от занимаемой должности ввиду напряжения, возникшего в епархии в связи с моим приездом. Через три недели от Патриарха был получен ответ, в котором слух об отставке Владыки Антония опровергался.
  Ответ Святейшего Патриарха митрополиту Антонию был по просьбе Владыки Антония зачитан на собрании духовенства 25 мая. Однако епископ Василий счел его "вмешательством во внутренние дела Сурожской епархии", ибо в письме Святейшего упоминалось, в том числе, переоформление церковного имущества, осуществленное сторонниками епископа Василия (речь об этом пойдет ниже). "Никогда еще Патриарх не проявлял такой осведомленности в делах нашей епархии", - негодовал епископ Василий.
  После возвращения из Ирландии, где я служил на Пасху, я встретился с Владыкой Антонием и имел с ним длительную беседу по поводу возникших слухов. Договорились, что в ближайшее воскресенье, 12 мая, мы вместе обратимся к народу после Литургии, опровергнем слухи и призовем людей к спокойствию. Однако 12 мая Владыка не служил. Поэтому после Литургии я сам объявил народу о том, что распространяемые слухи не имеют под собой реальных оснований, что никто не собирается отправлять в отставку Владыку Антония и назначать меня на его место. "Я назначен сюда не преемником Владыки Антония, а его викарием, чтобы помогать ему в управлении епархией", - сказал я. Впоследствии эти мои слова, записанные на магнитофон, были переведены на английский язык таким образом, чтобы получалось, что я приехал "управлять епархией". Именно в таком виде дело было представлено епископом Василием митрополиту Антонию.
  19 мая, когда я по служебным делам уехал в Москву, Владыка Антоний на собрании Лондонского приходского совета выступил с объявлением по поводу моей деятельности в епархии. Он сказал о том, что мое назначение совпало с отставкой архиепископа Анатолия, которая, по его словам, была произведена "очень быстро, без предупреждения, без подготовки, как решение Патриархата, которое ранило многих из нас". Далее Владыка Антоний сказал: "Распространился слух - и слух не ложный, потому что я имею официальное подтверждение этого от Отдела внешних сношений Церкви, с согласия Патриарха, - что Владыка Иларион станет моим преемником, когда я уйду в отставку". Этот слух, по словам Владыки Антония, "ранил и удивил многих людей". Затем Владыка сказал о напряжении, возникшем в епархии после моего приезда. Назвав меня своим "другом" и сообщив о "глубокой связи", которая существует между ним и мною, Владыка Антоний вместе с тем указал на то, что я не проник в "стиль и дух" Сурожской епархии, которая должна строиться на идее "служения", а не на идее "управления". Владыка Антоний объявил, что дает мне два-три месяца, в течение которых я должен вжиться в стиль и дух епархии, а епархия должна лучше узнать меня. В заключение своего выступления Владыка Антоний сказал:
  
  Скоро у нас состоится встреча духовенства епархии, на которой мы будем обсуждать ту же самую проблему, а затем у нас будет период ожидания и совместной работы, которая поможет нам лучше понять его, а ему лучше понять нас, и сформировать команду, которая, как я верю, будет творческой, потому что у него много даров, которых у меня никогда не было и никогда не будет. Он молод, он силен, он доктор богословия, он написал несколько богословских трудов, которые получили высокую оценку, и он может внести очень богатый вклад, но только при условии, если мы создадим команду и будем все вместе.
  
  Выступление Владыки Антония, как будто, носило примирительный характер. Некоторые утверждения митрополита, впрочем, вызвали недоумение. Во-первых, то, как им была представлена отставка Владыки Анатолия, происшедшая на самом деле по его инициативе и его многократной письменной просьбе (в письме от 11 ноября 2000 года на имя Патриарха: "Рано или поздно Владыка Анатолий попросится на покой"; в письме от 18 декабря 2001 года, опять же на имя Патриарха: "До сих пор русскими занимался усердно и успешно Владыка архиепископ Анатолий. Но, как Вы знаете из его собственного прошения, приближается время и ему уходить на покой. Я бы просил Вас... удовлетворить его прошение"). Во-вторых, многих удивило упоминание об "официальном подтверждении" от ОВЦС, "с согласия Патриарха", слуха о том, что я должен стать преемником Владыки Антония. Когда затем Владыку Антония спросили напрямую, что это за официальное подтверждение, он признался, что никакого подтверждения не было, а что информация об этом поступила от Владыки Василия. (Три месяца спустя, в адресованном мне открытом письме Владыки Антония прозвучала еще одна версия распространения этого слуха: я будто бы сам сказал ему об этом "как духовнику").
  Текст выступления Владыки Антония был повешен на доске объявлений Лондонского собора, направлен архиепископу Фиатирскому Григорию, главе Великобританской епархии Константинопольского Патриархата, разослан по приходам Сурожской епархии для раздачи прихожанам, напечатан в приходском листке и распространен через интернет. Вечером 16 мая он был также размещен на официальном интернет-сайте Сурожской епархии, однако утром следующего дня был оттуда снят по личному распоряжению митрополита Антония.
  25 мая состоялось внеочередное экстраординарное собрание духовенства епархии, созванное епископом Василием по инициативе протоиерея Сергия Гаккеля. На собрании епископ Василий, протоиерей Сергий Гаккель и священник Александр Фостиропулос надеялись собрать голоса духовенства в пользу моего изгнания из епархии. Предполагалось, что я буду отсутствовать. Однако некоторые священники епархии сообщили мне о готовящейся акции, и я принял участие в собрании. На нем я прежде всего опроверг утверждения о том, а) что я был назначен в Сурожскую епархию как "агент Москвы", б) что Москва инициировала отставку Владыки Анатолия, без согласия на то митрополита Антония, в) что митрополит Антоний просил меня в Лондон в качестве священника, а меня прислали епископом. Далее я рассказал о первых двух месяцах своего пребывания в епархии, о посещении приходов, встречах с духовенством и мирянами. Рассказал также о тех трудностях, с которыми столкнулся, о противодействии группы духовенства и мирян, опроверг слухи и домыслы, связанные с моим приездом и деятельностью в Сурожской епархии. Затем я изложил свое видение настоящего и будущего епархии. В заключение призвал клир к сотрудничеству и единомыслию.
  Далее по предложению Владыки Антония началось обсуждение, в ходе которого стало понятно, что большинство духовенства относится ко мне положительно. Священники, один за другим, выступали в мою поддержку, рассказывали о моем посещении их приходов, о положительном впечатлении, которое эти визиты оставили на прихожан.
  После нескольких подобного рода выступлений в дискуссию неожиданно вмешался протоиерей Джон Ли, который сказал: "Мы здесь собрались не для того, чтобы расхваливать епископа Илариона, а чтобы его критиковать. Предполагалось, что он не будет присутствовать на этом заседании. Я требую его удаления". Тогда священник Джон Джиллионс из Кембриджского прихода потребовал, чтобы я остался. Начался спор между духовенством. Владыка Антоний поставил вопрос на голосование. Лишь восемь человек из тридцати проголосовали за то, чтобы я вышел. Владыка Антоний сказал, что я должен остаться, и дискуссия продолжилась в моем присутствии.
  С обвинениями против меня выступили три человека: протоиерей Джон Ли, священник Александр Фостиропулос и епископ Сергиевский Василий. Последний в крайне эмоциональной форме высказался по поводу моего назначения в епархию, сказав, что до моего назначения он жил "как в раю", а теперь все изменилось. Резкие слова были сказаны в адрес Священного Синода, принявшего решение о рукоположения наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Феогноста во епископа с титулом "Сергиево-Посадский", что дублирует титул Владыки Василия - "Сергиевский". Владыка Василий также обвинил Московский Патриархат в том, что он будто бы занял ошибочную позицию по отношению к своим зарубежным епархиям: Москву якобы интересуют только русские, а до иностранцев ей дела нет. Свое выступление епископ Василий прерывал возгласами, обращенными ко мне: "Не смотрите на меня так!" Закончил словами: "У меня нет будущего в Московском Патриархате, и вы, конечно, с этим согласитесь".
  Собрание духовенства окончилось безрезультатно: попытка епископа Василия собрать голоса духовенства против меня не увенчалась успехом. Тогда епископ Василий пошел ва-банк и созвал внеочередное собрание Епархиального совета, председателем которого является сам Владыка Василий, а членами все те же протоиерей Сергий Гаккель, Ирина Кириллова и еще несколько англичанок (ни Владыка Анатолий, ни священник Максим Никольский, оба являющиеся членами совета, на заседание не приглашались). Владыка Василий и Епархиальный совет потребовали от Владыки Антония, чтобы он заставил меня незамедлительно подать в отставку, не дожидаясь окончания назначенного им двух-трехмесячного срока. Мотивировали это тем, что с каждым днем моего пребывания в епархии число моих сторонников увеличивается.
  Епархиальным советом было составлено заявление, распространенное впоследствии через средства массовой информации. В этом маловразумительном тексте история моего назначения изложена искаженно: как явствует из приведенных выше писем митрополита Антония, на самом деле именно он неоднократно обращался к Патриарху и митрополиту Кириллу с просьбой прислать меня в Сурожскую епархию в качестве викарного архиерея; именно он, а не митрополит Кирилл, высказал мысль об отставке архиепископа Анатолия; именно он сообщил Владыке Анатолию о предполагаемом решении. Отставка Владыки Анатолия состоялась отнюдь не неожиданно и не во время приезда в Лондон митрополита Кирилла в ноябре 2001 года, а на заседании Священного Синода 27 декабря 2001 года - не по требованию митрополита Кирилла, а по собственному прошению Владыки Анатолия, поддержанному Владыкой Антонием.
  Запоздалая благодарность Епархиального совета Владыке Анатолию звучит скорее как оскорбление и насмешка, чем как искреннее выражение любви и симпатии. Когда Владыка Анатолий приехал в Англию, его встретили так же, как меня, если не хуже, и многие в епархии об этом помнят. Первое время Владыка Анатолий вообще не имел ни жилья, ни зарплаты. Затем его поселили в холодном и сыром подвале (где он проживает и поныне), начислив ему (и то далеко не сразу, а через несколько месяцев после приезда) зарплату в размере 260 фунтов стерлингов в месяц. Думаю, что ни один архиерей Русской Церкви не живет в таких условиях, и ни одна епархия Русской Церкви не относится к своим архиереям с таким преступным пренебрежением. Если Епархиальный совет действительно так ценит и уважает Владыку Анатолия, почему ни Владыка Василий, ни Ирина Кириллова, ни другие его члены до сих пор не позаботились о том, чтобы хоть в чем-нибудь изменить эту постыдную ситуацию?
  Не соответствуют действительности утверждения Епархиального совета о том, будто, "разъезжая" по епархии, я устанавливал контакты "почти исключительно" с членами русской общины, и будто, по моим представлениям, Сурожская епархия должна была "стать национальной, чисто русской епархией". Свое видение будущего епархии я достаточно подробно изложил в выступлении на собрании духовенства 25 мая, подчеркнув необходимость сохранения интернационального характера епархии.
  Утверждение Епархиального совета о том, что "предлагалось закрытие существующих приходов и евхаристических общин и открытие им взамен новых приходов, без предварительного обсуждения или совещания с владыкой Антонием", также не соответствует действительности. Во-первых, я никогда не говорил о закрытии ни одного из приходов, а только указывал на необходимость открытия новых приходов в дополнение к уже имеющимся. Во-вторых же, все свои мысли я прежде всего высказывал митрополиту Антонию и только после его одобрения делился ими с другими. За все время своего пребывания в Сурожской епархии я не сделал и не высказал ничего без благословения Владыки Антония.
  Наиболее загадочным пунктом "Заявления", однако, является утверждение о том, что вера, исповедуемая Епархиальным советом, отличается от опыта Русской Церкви, восстающей после десятилетий гонений. У Сурожской епархии действительно много отличий от Русской Православной Церкви: у нее свой "Устав", во многих пунктах расходящийся с Уставом Русской Церкви, свой литургический стиль, сильно отличающийся от общепринятого, свои порядки и традиции, своя "духовность". В епархии широко распространено унаследованное от времен холодной войны подозрительное отношение к "официальной" Церкви, недоверие к ее священноначалию. Но никогда до сих пор епархия не заявляла - устами своего официального органа - о вероучительном расхождении между нею и Русской Церковью.
  Текст "Заявления Епархиального совета" был вручен Ириной Кирилловой Владыке Антонию перед началом Литургии 16 июня с требованием зачитать его по окончании Литургии. Владыка Антоний, вероятно, не познакомившись с текстом заранее, начал его читать после "Буди имя Господне..." Поскольку текст содержал обвинения в мой адрес, я вышел на амвон и молча слушал. В какой-то момент Владыка Антоний прервал чтение словами "Я больше не могу" и ушел в алтарь. Тогда на амвон вскочила Ирина Кириллова и стала продолжить чтение. В храме началось возмущение: люди требовали удаления ее с амвона. Мне было тяжело все это видеть, и я тоже ушел в алтарь, Владыка Антоний опустился в кресло. Перекрикивая людей, Ирина Кириллова дочитала текст. После этого Владыка Антоний встал со словами: "Мне дурно. Ты можешь закончить Литургию?" Я закончил Литургию, а Владыку Антония разоблачили и увели из алтаря.
  Когда по окончании Литургии я давал народу крест, все присутствовавшие подходили ко мне, некоторые со слезами, и выражали сочувствие. Отвечать я не мог, так как на несколько часов потерял дар речи. Сразу же после Литургии начался сбор подписей в мою поддержку. В течение дня было собрано около 100 подписей, затем в течение последующей недели еще несколько сотен. Всего около 500 подписей было поставлено под различными петициями и обращениями на имя Святейшего Патриарха и митрополита Кирилла. Если учесть, что в епархии числится лишь около 1000 членов и что подписи собирались только в трех приходах (Лондон, Кембридж и Дублин), число подписей, собранных в мою поддержку, является достаточно красноречивым свидетельством отношения ко мне людей.
  Хотел бы воспользоваться случаем, чтобы поблагодарить всех, кто в той или иной форме, письменно или устно, поддержал меня в трудные дни. Никогда еще в своей жизни я не слышал столько теплых слов в свой адрес, не чувствовал столь горячую поддержку столь многих людей, как в дни "Сурожской смуты". Это особенно поразительно, учитывая тот факт, что я провел в Сурожской епархии лишь чуть больше трех месяцев.
  Хотел бы отметить, что, согласно одной из наиболее распространенных версий "Сурожского конфликта", причиной этого конфликта было противостояние между англичанами и русскими: последние, мол, меня поддержали, а первые выступили против. Эта версия ошибочна. В реальности как среди моих "сторонников", так и среди моих "противников" были и русские, и англичане. Немало англичан было в числе тех, кто направил письма Святейшему Патриарху.
  Ошибочным является и утверждение, согласно которому половина духовенства и мирян меня поддержала, а другая половина нет (именно так представлял дело епископ Василий). На самом деле меня поддержало большинство духовенства и несколько сот мирян, тогда как против меня выступило лишь несколько священнослужителей при поддержке незначительной группы мирян. Конфликт, возникший в епархии после моего приезда туда, не был спонтанным: он был спровоцирован и искусственно раздут теми людьми, которые еще до моего приезда поставили своей целью любой ценой выжить меня из епархии.
  
  Мои недоброжелатели
  
  Что побуждало епископа Василия и его сторонников добиваться моего изгнания из епархии? Прежде всего, все четверо опасались того, что я буду проводить линию на подчинение Москве и на "русификацию" епархии, которая до настоящего времени ориентировалась преимущественно на англичан. Утверждали даже, что я получил на эту тему инструкции из Москвы и буду проводить их в жизнь. Никакая "русификация" Сурожской епархии, разумеется, никем в Москве не планировалась, но о необходимости расширения пастырской работы среди русскоязычного населения, - не в ущерб работе с англоязычной паствой, а в дополнение к ней, - говорилось немало. Для многих - не только Москве, но и в Суроже - было очевидно, что в связи с наплывом иммигрантов из России и других стран бывшего СССР необходимо увеличение числа русскоговорящих священников и открытие новых приходов.
  Тема окормления русскоязычных прихожан, однако, чужда Владыке Василию, плохо говорящему по-русски и не имеющему контакта с русскоязычной паствой. Чужда она и некоторым другим членами епархии. Поэтому всякий раз, когда я упоминал о русских, эти лица обвиняли меня в стремлении русифицировать епархию. Стоило мне заикнуться о необходимости привлечь в епархию новых священников, в том числе говорящих по-русски, сразу же распускали слух о том, что я собираюсь изгнать всех священников-англичан и заменить их русскими.
  Владыка Василий и его сторонники много говорили о "деспотизме" Московского Патриархата и о том, что в случае более тесного контакта между Сурожем и Москвой московские авторитарные порядки будут установлены в Суроже. Однако до настоящего времени Москва не только не проявляла никаких авторитарных тенденций, но, наоборот, удовлетворяла любые просьбы Сурожской епархии и ее главы митрополита Антония. Когда он попросил себе в преемники Владыку Анатолия, последний был освобожден от управления Уфимской епархией и назначен его викарием. Когда затем митрополит Антоний передумал и решил сделать своим преемником не Владыку Анатолия, а о. Василия Осборна, Москва по представлению Владыки Антония дала согласие на хиротонию о. Василия во епископа. Когда митрополит Антоний обратился с просьбой освободить меня от работы в ОВЦС и направить в Сурожскую епархию в качестве викарного архиерея, я был освобожден от работы в ОВЦС и направлен в распоряжение Владыки Антония. Когда, наконец, решили, что меня надо отозвать из епархии, я был отозван из епархии. Все упомянутые решения принимались Священным Синодом по представлению митрополита Кирилла.
  Таким образом, нет никаких оснований для обвинений Московского Патриархата и лично митрополита Кирилла в "деспотизме", в желании установить в Сурожской епархии московский авторитарный стиль. Д-р Стивен Томас, один из активных членов прихода в Портсмуте, долгое время являвшийся духовным сыном епископа Василия, по этому поводу пишет:
  
  Владыка Василий при встрече со мной утверждал, что, согласно 34-му Апостольскому правилу, утвержденному Трулльским собором, в управлении епархией один митрополит не должен вмешиваться в дела другой митрополии, и что в касающихся Вас вопросах Патриарх является всего лишь митрополитом другой епархии. Насколько мне помнится из этой дискуссии, владыка Василий подразумевал последующее преемство митрополита Антония и сохранение "стиля" управления епархией, противопоставляя ему ситуацию в России, где, как ему кажется, церковная иерархия абсолютно деспотична и полностью коррумпирована. Касательно канонического вопроса владыка Василий цитировал, перефразируя английский перевод, Кормчую книгу. Меня поразило его видение канонической стороны дела, и я спросил, необходимо ли для меня как православного христианина евхаристическое общение с Патриархом. Владыка Василий ответил, что достаточно общения с епархиальным архиереем... Если бы Москва действительно занимала диктаторскую и высокомерную позицию по отношению к управлению Сурожской епархией, возможно, Владыка Василий имел бы основания для этого. Однако в действительности Москва не проявляет желание подтолкнуть митрополита Антония к отставке... Русская Православная Церковь, представленная Патриархом и Священным Синодом, в этом случае обходится с Сурожской митрополией весьма деликатно, без каких-либо признаков деспотизма, в котором она была обвинена. К сожалению, по всей видимости, деспотизм был проявлен в действиях нынешнего митрополита Антония, его викарного епископа Василия и маленькой, но полной решимости группы людей из кафедрального собора на Эннисмор Гарденс.
  
  Помимо опасений общего характера, объединявших епископа Василия, о. Сергия Гаккеля, о. Александра Фостиропулоса и Ирину Кириллову, у каждого из них были свои личные причины для неприязни ко мне. Ирина Кириллова, например, была смертельно обижена тем обстоятельством, что я выступил против ее планов по продаже "Пушкинского дома", за который она и другие попечители дома надеялись получить несколько миллионов фунтов стерлингов. О. Александр Фостиропулос опасался, что, если я останусь в епархии, он потеряет контроль над финансами и недвижимостью Лондонского собора: в настоящее время именно он регулирует бюджет собора и определяет жалование духовенству (не приходится поэтому удивляться тому, что при равной нагрузке он сам получает ежемесячно около 1500 фунтов стерлингов в месяц, тогда как Владыке Анатолию он начислил лишь 260 фунтов). Что касается протоиерея Сергия Гаккеля, то его резкая реакция на мой приезд проистекала из его крайне негативной позиции по отношению к Московскому Патриархату. Протоиерей Гаккель на протяжении многих лет работает на радио Би-Би-Си и в своих передачах систематически обливает грязью священноначалие Русской Церкви, воспроизводя клевету и ложь, распространяемые западными средствами массовой информации.
  Об отношении ко мне Владыки Василия я уже достаточно подробно говорил выше. К сказанному добавлю, что до моей архиерейской хиротонии наши с ним личные отношения были очень добрыми: пока я был священником, он вместе с Владыкой Антонием добивался моего назначения в Сурожскую епархию. Все изменилось после того, как Владыка Василий увидел во мне соперника, претендента на Сурожский "престол", который, как он считал, по праву принадлежит ему. Сразу же начались интриги, козни, сразу же стала проявляться зависть, не только отравившая наши личные отношения, но и спровоцировавшая кризис во всей епархии.
  В вопросе о том, оставаться ли мне в епархии или подавать прошение об отставке, последнее слово было именно за Владыкой Василием. 19 мая митрополит Антоний предоставил мне и епархии три месяца на взаимное узнавание и выразил надежду на то, что за это время будет сформирована "команда" и что я смогу внести вклад в жизнь епархии. Однако спустя лишь несколько дней после этого объявления Владыка Василий настоял на том, чтобы я подал в отставку незамедлительно. Несомненно, при наличии доброй воли с обеих сторон конфликт сошел бы на нет в течение двух-трех месяцев, "команда" была бы сформирована и я смог бы спокойно трудиться на благо епархии вместе с другими ее членами. Но именно этого меньше всего хотелось Владыке Василию.
  Не хотелось ему и никакого серьезного обсуждения ситуации на Епархиальной ассамблее 29 июня. Он даже настаивал на том, что до 29 июня я должен не только написать прошение об отставке, но и покинуть Великобританию. Сделать этого я не мог, так как архиерей не имеет права самовольно покинуть порученное ему служение. Пришлось поэтому Владыке Василию смириться с моим присутствием на ассамблее. Однако в повестку дня ассамблеи вопрос обо мне включен не был. Когда этот вопрос все-таки возник, публике было объявлено о моей отставке как о свершившемся факте, и всякая дальнейшая дискуссия была пресечена.
  
  Действия епископа Василия и его сторонников по подготовке перехода в юрисдикцию Константинопольского Патриархата
  
  Помимо мер, направленных на изгнание из Сурожской епархии меня как "агента Москвы", епископ Василий и его сторонники предприняли разнообразные действия по подготовке перехода Сурожской епархии или хотя бы ее части в юрисдикцию Константинопольского Патриархата.
  Прежде всего, была перерегистрирована недвижимость Лондонского прихода, которая включает здание и территорию собора, а также несколько домов в центре Лондона. Всем этим имуществом ранее распоряжался совет попечителей, состоящий из шести человек и подотчетный Приходскому совету Лондонского собора. Документ о владении был переоформлен таким образом, чтобы совет попечителей перестал быть подотчетен Приходскому совету и мог бы самостоятельно принимать все решения, касающиеся использования и продажи церковной собственности. Таким образом совет попечителей, который состоит исключительно из англичан и друзей о. Александра Фостиропулоса (одного из основных противников Московского Патриархата), подготовил почву для того, чтобы в случае перехода в другую юрисдикцию вся недвижимость осталась за ними.
  Владыка Василий вел активную работу среди духовенства епархии, настраивая его против Москвы и против Святейшего Патриарха. Так например, когда возник вопрос о моей отставке, несколько священнослужителей хотели направить коллективный протест Святейшему Патриарху. Однако епископ Василий, узнав об этой инициативе, начал обзванивать священников и угрожать им, что в случае, если они направят какое-либо письмо Патриарху, они нарушат 34-е Апостольское правило, что повлечет за собой запрещение их в священнослужении. Патриарх Московский, как заявлял епископ Василий, не может вмешиваться в дела Сурожской епархии, так как является не более чем епископом города Москвы. Для клириков же Сурожской епархии не Патриарх, а Сурожский митрополит является, по словам Василия, последней инстанцией.
  В частных разговорах с духовенством и мирянами епископ Василий проводит идею отделения от Москвы и присоединения к юрисдикции Константинопольского Патриархата на правах автономии. Как свидетельствует д-р Стивен Томас, епископ Василий не скрывает своих планов добиться автономии для Сурожской епархии:
  
  Я могу только предположить, что Владыка Василий в заблуждении и что он тщетно ищет канонического обоснования своей схизматической позиции. Последнее мое замечание, как это ни печально, подтверждается его высказыванием, что если он станет митрополитом, он добьется "независимого статуса" для епархии, либо с согласия Москвы, либо путем поиска иного церковного общения... Я был поражен тем, что он так далеко зашел в своих мыслях... Для меня ясно то, что иерархи Сурожской митрополии имеют схизматический или раскольнический склад ума. Обстоятельства сейчас настолько угрожающие, что я прошу Вас представить мое мнение Патриарху Московскому и Священному Синоду. По причине такого падения доверия к митрополиту, а также вследствие того, к чему епископ Василий так энергично стремится, я обращаюсь за помощью к Русской Православной Церкви в целом. Даже если иерархи Сурожской митрополии и отделятся от Патриарха, у меня нет ни малейшего сомнения в том, что я приложу все свои усилия, чтобы остаться верным ему.
  
  Владыка Василий не ограничился пропагандой раскола внутри Сурожской епархии: он также провел серию переговоров с иерархами других юрисдикций на предмет возможного ухода епархии из Московского Патриархата и присоединения к ним. В частности, он ездил в Париж для переговоров с главой Архиепископии русских православных приходов в юрисдикции Константинопольского Патриархата.
  Была проведена кампания в западных средствах массовой информации. Так например, протоиерей Сергий Гаккель и бывший игумен Мартирий Багин (в прошлом настоятель одного из московских храмов, ныне перешедший в католичество) выступили по радио Би-Би-Си с передачами, в которых изложили свою - крайне одностороннюю и предвзятую - версию "Сурожских событий". Ту же версию опубликовала парижская Православная пресс-служба (Service orthodoxe de presse) в статье под громким названием "Попытка захвата Сурожской епархии Московским Патриархатом".
  В публикациях епископ Василий, протоиерей Сергий Гаккель и другие озвучивают идею отделения Сурожской епархии от Московского Патриархата. Английская католическая газета "The Universe" 14 июля поместила статью, где открытым текстом говорится о возможности "разрыва связи епархии с Московским Патриархатом в знак протеста против его вмешательства в дела Британской Церкви". Автор статьи взял интервью у епископа Василия, протоиерея Сергия Гаккеля и некоего "лица, пожелавшего остаться неизвестным" (возможно, о. Александра Фостиропулоса, либо того же епископа Василия). Все три лица высказываются весьма резко в адрес Московского Патриархата. "Перчатка брошена, и мы ожидаем негативной реакции, - говорит протоиерей Гаккель. - Вся эта история показывает, что Московский Патриархат стремится захватить власть в свои руки". Далее в статье говорится о том, что "Британская Церковь" должна отделиться от Московского Патриархата и стать "независимой епархией". При этом, по словам "лица, пожелавшего остаться неизвестным", в качестве модели может быть использована парижская русская юрисдикция, находящаяся под Константинополем: "Французская Церковь может быть для нас естественным партнером, поскольку мы начали сами избирать себе епископов".
  
  Проблемы и перспективы Сурожской епархии
  
  Мое прошение об отставке, направленное на имя Святейшего Патриарха в конце июня, было получено Патриархом в начале июля. Я был приглашен Святейшим для встречи и имел с ним и митрополитом Кириллом двухчасовую беседу, в ходе которой подробно изложил создавшуюся ситуацию. Во время беседы я еще раз попросил Святейшего освободить меня от должности викария Сурожской епархии, так как не видел никакой возможности и никакого смысла оставаться там. 17 июля ситуация в Сурожской епархии обсуждалась на заседании Священного Синода. Было принято решение, согласованное заранее с Владыкой Антонием, о выделении Дублинского и Манчестерского приходов из состава епархии и придании им статуса ставропигиальных. Я был освобожден от должности викария и назначен представителем Русской Православной Церкви при европейских международных организациях с пребыванием в Брюсселе. Сурожская страница моей биографии была, таким образом, закрыта. Однако многие из тех проблем, которые предполагалось решить с помощью моего назначения викарием Сурожской епархии, остаются и продолжают ждать своего решения.
  Главной из этих проблем является ставшая теперь особенно очевидной недостаточность духовного окормления русскоязычной паствы. Сурожская епархия создавалась в те годы, когда в Великобритании почти не было русских, поэтому вся работа была ориентирована главным образом на англичан. В течение 90-х годов, однако, демографический баланс в епархии изменился: большинство прихожан Лондонского собора теперь составляют выходцы из бывшего Советского Союза (русские, белорусы, украинцы, молдаване, грузины и др.); англичане составляют меньшинство. Англичане, однако, продолжают занимать ведущие позиции в епархиальных и приходских органах управления. Это создает ситуацию, при которой русскоговорящее большинство оказывается маргинализованным; среди русских растет недовольство англичанами; англичане, в свою очередь, недовольны наплывом русских.
  По сведениям Российского посольства, в Великобритании сейчас проживает 200-250 тысяч выходцев из бывшего СССР - примерно столько же, сколько греков и киприотов. Однако у греков 20 приходов в Лондоне и около 100 по всей стране, тогда как у Русской Церкви лишь один приход в Лондоне и около двадцати (не считая часовен) по всей стране. Давно уже назрела необходимость в создании новых приходов в Лондоне, однако до сих пор в этом направлении ничего не сделано. На фоне нашей бездеятельности активизируется Зарубежная Церковь, которой удалось построить прекрасный храм в Чизике, на пути из аэропорта Хитроу в центр Лондона.
  Необходимо открытие новых приходов и в других крупных городах Великобритании. Деятельность Сурожской епархии сосредоточена лишь в Центральной и Южной Англии; нет ни одного полноценного прихода в Северной Англии, ни одного прихода в Уэльсе, лишь один маленький приход в Шотландии. Приходов нет в таких крупных городах, как Бирмингем, Ливерпуль, Рединг, Брайтон, Шеффилд, Ньюкастл, Эдинбург, Глазго. Там, где нет наших приходов, активно развиваются различные неканонические группы, такие как, например, "Белорусская автокефальная церковь". В Бирмингеме создана община "Российской автономной православной церкви", возглавляемой "митрополитом" Валентином Суздальским.
  Хотел бы отметить: речь не идет и никогда не шла о создании исключительно "русских" приходов. Каждый новый приход был бы открыт для всех желающих стать его членами. Но священник в таком приходе должен был бы в равной степени владеть обоими языками - и русским, и английским. В противном случае он сможет работать лишь с одной из этнических групп, как это и происходит сейчас в большинстве Сурожских приходов.
  Проблемой епархии является наличие у нее "Устава", не признанного Московским Патриархатом и в некоторых пунктах противоречащего Уставу Русской Православной Церкви. Так например, согласно Сурожскому Уставу, епархиальный архиерей избирается Епархиальной ассамблеей и лишь утверждается Священным Синодом, тогда как в Русской Церкви архиереи избираются Синодом. По Сурожскому Уставу архиерей должен быть перед хиротонией пострижен лишь в рясофор, тогда как по Уставу Русской Церкви будущий архиерей должен быть пострижен в мантию. Внутри самой епархии отношение к Уставу неоднозначное: некоторые клирики защищают его, другие критикуют. Во всяком случае, до тех пор, пока Устав не будет утвержден Священным Синодом, он лишен легитимности, а это создает дополнительное и искусственное напряжение между Сурожем и Москвой.
  Немало проблем у духовенства епархии. Священники жалуются на то, что никто не занимается их литургическим воспитанием: новорукоположенный священник в Сурожской епархии не получает никакой подготовки, не совершает сорокоуст, но сразу после хиротонии отправляется на свой приход, где служит два-три раза в месяц. Многие священники вообще не знают службу, чувствуют себя в алтаре крайне неуютно и растерянно.
  В епархии отсутствует духовная семинария или какой-либо иной центр для богословской подготовки священнослужителей. В результате большинство духовенства епархии не имеет никакого богословского образования. Этот пробел мог бы восполнить Кембриджский православный институт, созданный несколько лет назад священником Иоанном Джиллионсом, однако в течение последних полутора лет епископ Василий и возглавляемый им совет директоров систематически разрушали институт: сначала отстранили о. Иоанна от исполнения обязанностей ректора, затем, не найдя ему адекватную замену, отправили его в отставку, спровоцировали отставку епископа Каллиста с поста президента, не допустили к преподаванию меня, приостановили сбор средств, уволили почти всех сотрудников. В настоящее время институтом управляет восемь директоров и свыше двадцати попечителей, однако учится в нем на стационаре всего двое студентов; будущее этого учебного заведения весьма туманно.
  Еще одной проблемой священнослужителей епархии является то, что почти все они вынуждены работать в миру (психиатрами в клиниках, продавцами в книжных магазинах и пр.) для того, чтобы зарабатывать себе на жизнь; приходское служение они совершают бесплатно, в свободное от работы время. От этого у священнослужителей накапливается усталость, разочарование, от этого часто случаются нервные срывы.
  Предметом постоянных жалоб священнослужителей является то, как организованы епархиальные собрания и собрания духовенства. Священники приезжают за много миль, тратят свои личные средства на дорогу, а уезжают крайне разочарованными, так как их реальные проблемы не обсуждаются, а обсуждаются какие-то надуманные вопросы. В результате все большее число клириков относится к этим собраниям как к повинности, которую стараются по возможности избежать. Я присутствовал на одном таком собрании, на котором председательствовал Владыка Василий. Приблизительно половина клириков епархии на собрание вообще не явилась. Главной темой было рукоположение женщин в чтиц или иподиаконш; тема эта возникла в связи с окончанием группой мужчин и женщин регентских курсов, организованных протоиереем Михаилом Фортунато. О. Михаил поставил вопрос о том, могут ли выпускники мужского пола быть рукоположены во чтеца по окончании курса. Владыка Антоний, который является сторонником рукоположения женщин в священный сан (об этом он, в частности, говорил на Епархиальной конференции в мае 2002 г.), ответил, что если рукополагать мужчин, то надо рукополагать и женщин. Завязалась вялая дискуссия, достали чин пострижения во чтеца, стали рассуждать о том, как применить его к женщинам. Кто-то отметил, что в Русской Церкви не принято рукополагать женщин, однако другие клирики считали, что Сурожская епархия может принять решение самостоятельно. Владыка Антоний спросил меня, что я думаю по этом поводу. Я сказал, что вопрос о рукоположении женщин возник не изнутри Церкви, а извне - из секулярного общества, в котором существует Церковь на Западе, и что я не вижу оснований в церковной традиции для изменения существующей практики. Тогда Владыка Антоний сказал достаточно резко, что ни при каких условиях не рукоположит ни одного из мужчин, окончивших курсы о. Михаила Фортунато, так как надо или рукополагать всех, или не рукополагать никого. "А мои викарии пусть поступают как хотят", - добавил он.
  Среди духовенства Сурожской епархии почти нет молодежи. Сейчас средний возраст Сурожских священнослужителей составляет около 60 лет, многим далеко за 70. Если ничего не будет сделано для привлечения молодежи к священнослужению, через 5-10 лет Сурожскую епархию ждет острый кадровый кризис, подобный тому "кризису призваний", который испытывают многие инославные общины на Западе. Настойчивое нежелание руководства епархии принимать на служение священников извне при отсутствии собственных кандидатов ведет епархию в тупик.
  Среди духовенства епархии в настоящее время нет ни одного монаха, что, на мой взгляд, само по себе свидетельствует о крайне неблагополучной ситуации. Необходимо было бы создание в Сурожской епархии монашеского центра или хотя бы пострижение в монашество двух-трех человек, которые могли бы служить священниками на приходах. Самым крупным монашеским центром в Великобритании является монастырь святого Иоанна Предтечи в Эссексе, основанный архимандритом Софронием (Сахаровым). Однако в результате конфликта между Владыкой Антонием и о. Софронием последний еще в 60-е годы вынужден был выйти из юрисдикции Русской Православной Церкви и присоединиться к Константинопольскому Патриархату. О. Софрония давно уже нет в живых, но негативное и предвзятое отношение к созданному им монастырю в Сурожской епархии сохраняется. В то же время неумолимо растет число людей, которые, будучи членами епархии, регулярно посещают монастырь.
  
  *
  
  Многие спрашивают меня, почему я согласился сам написать прошение об отставке на имя Патриарха и настоял на этой отставке, а не добивался "справедливого суда" и детального расследования ситуации. Я это сделал потому, что понимал: никакой справедливый суд в Сурожских условиях состояться не может. Когда я упомянул о возможности направления комиссии от Священного Синода для расследования моей деятельности в Сурожской епархии, митрополит Антоний сказал очень жестко и однозначно: "Никакую комиссию мы сюда не пустим, потому что она здесь ничего не выявит; у нас нет против тебя ни одного конкретного обвинения".
  Подавая Патриарху прошение об освобождении от обязанностей викария Сурожской епархии, я вспоминал святителя Григория Богослова, который на Константинопольском соборе 381 года, когда встал вопрос о его отставке, выступил со следующей речью:
  
  Мужи, которых собрал Бог для совещания о делах богоугодных! Вопрос обо мне считайте второстепенным: он незначителен и не заслуживает внимания такого Собора, чем бы ни кончилось мое дело, хотя осужден я напрасно. Вы же к более важному устремите свои мысли. Соединитесь, скрепите единство, в конце концов! До каких пор мы будем оставаться объектом насмешек как люди неукротимые, которые научились только одному: дышать ссорами? Подайте друг другу с готовностью руку общения. А я становлюсь пророком Ионой: отдаю себя для спасения корабля, хотя и не виновен в происходящей буре.
  
  В том, что произошло в Сурожской епархии, вопрос обо мне являлся второстепенным. Первостепенным был и остается вопрос о будущем епархии, о будущем русского Православия на Британских островах. Именно в этом суть дела, и именно поэтому обвинения выдвигались не только и не столько против меня, сколько против священноначалия Русской Церкви, которое якобы избрало неправильный курс, которое якобы делает акцент на усиление епископской власти, которое якобы русифицирует зарубежные епархии, которое якобы стремится руками ОВЦС "захватить в свои руки" Сурожскую епархию (как будто эта епархия уже и не относится к Русской Церкви), а вместе с ней и всю русскую диаспору на Западе. Все эти обвинения были направлены на то, чтобы подорвать доверие к Патриарху и Синоду.
  В трудные дни "Сурожской смуты" я молился не о себе и не о своем будущем, ибо, однажды и навсегда вверив свою судьбу Богу, я не сомневался в том, что Он и далее будет заботиться обо мне. Я молился о Сурожской епархии, которую успел полюбить, и о людях, которые успели полюбить меня, несмотря на то, что срок моего пребывания там был столь кратким. Молился и продолжаю молиться о том, чтобы в епархии восстановился мир - не тот ложный мир, который достигается благодаря устранению неугодных лиц, а тот "глубокий и неотъемлемый мир", который является даром Божиим, наградой людям за мужество, за честность и за верность Церкви Христовой.
  
  
  * * *
  
  Сентябрь 2002 года:
  
  Епископ Подольский Иларион (Алфеев).
  
  "ВСЯ ЭТА ИСТОРИЯ НАПОМИНАЛА КОШМАРНЫЙ СОН"
  
  Интервью Интернет-сайту Киево-Печерской Лавры
  
  Владыка, недавно вниманию широкой общественности были предоставлены два материала, связанные с конфликтом в Сурожской епархии после Вашего назначения туда викарным епископом: первый материал принадлежит Вам, а второй - адресованное Вам открытое письмо Митрополита Антония Сурожского. Публикации вызвали большой интерес и оживленную полемику. Возможно, эта история имеет стороны, которые нам неизвестны и которые прояснили бы реальное положение вещей?
  В редакцию газеты "НГ-Религии" поступило открытое письмо Владыки Антония. Сотрудники газеты мне это письмо не показали, но сообщили, что они готовят материал о конфликте в Сурожской епархии, что у них уже есть материал, присланный епархией, и спросили, не хочу ли я изложить свою точку зрения на ситуацию. Я предоставил им материал, который они опубликовали с сокращениями. Но параллельно они напечатали письмо владыки Антония, с которым я не был знаком. Получилось, будто владыка Антоний отвечает на мой материал. На самом же деле ни он не видел мой текст, ни я его. Диалог был, если хотите, "инсценирован". Но результат вышел такой, каким его хотели видеть журналисты.
  Подлинность открытого письма владыки Антония после публикации вызвала у многих сомнение. Во-первых, три четверти этого письма (там, где он рассказывает о становлении и развитии Сурожской епархии) буквально заимствованы из опубликованных книг владыки Антония. Во-вторых, автор письма утверждает, что я сообщал ему какие-то сведения "как духовнику". Даже если бы я действительно говорил их ему "как духовнику", трудно поверить в то, чтобы владыка Антоний стал бы столь публично открывать тайну исповеди. Более вероятным представляется предположение, что письмо владыки Антония было составлено кем-либо из его ближайшего окружения, а затем от его имени отослано в редакцию газеты.
  Письмо было составлено два месяца спустя после того, как я покинул Сурожскую епархию. Это свидетельствует о том, что конфликт, который там возник, не был исчерпан с моим отъездом. А начался он еще до моего приезда. По сути, он начался сразу же после моего назначения. И начался он с того, что я имел неосторожность пригласить на свою архиерейскую хиротонию владыку Василия. Я всегда считал его человеком благородным, и мне искренне хотелось, чтобы он принял участие в моей хиротонии. Но во время моей хиротонии он увидел во мне не собрата и сослужителя, а соперника. Из того, что он видел, а может быть и слышал в Москве (люди ведь всегда обсуждают подобные назначения) владыка Василий решил, что меня рукополагают в качестве преемника владыки Антония. На самом деле никакого решения со стороны Патриархии на этот счет не было. Были только слухи. Их и привез с собой владыка Василий в Сурожскую епархию. Митрополит Антоний в своем открытом письме очень ясно пишет: "Владыка Василий с твоей хиротонии вернулся в смущении", потому что "ходили слухи, что ты будешь назначен Сурожским Митрополитом". Это свое "смущение" владыка Василий распространил по всей епархии: вернувшись с моей хиротонии, он разослал письмо духовенству по электронной почте, где в очень странных выражения описывал мое назначение. Смысл этого письма сводился к тому, что епархия якобы ждала меня как священника и ученого, но, поскольку я был одним из кандидатов на рукоположение в Московском Патриархате, "они", то есть Московский Патриархат, прислали меня в качестве епископа. Так было положено начало конфликту.
  В первый же день, когда я прибыл в Лондон и поехал в собор для того, чтобы встретиться с владыкой Антонием и получить его инструкции, он мне сказал, что я должен жить в Кембридже, потому что там приход "разрушен" отцом Иоанном Джиллионсом и его надо восстановить. "Кроме того, - сказал митрополит Антоний, - ты должен объехать всю епархию, послужить на приходах, чтобы люди с тобой познакомились". Я спросил: "А как насчет Лондона?" Владыка ответил: "Ну, в Лондоне нас и так достаточно. Ты можешь, конечно, приезжать, чтобы люди тебя видели, но основное внимание обрати на приходы епархии". Из этого я понял (не сразу конечно, а со временем), что моя роль в епархии еще до моего приезда была как бы "переиграна". Если раньше в письмах Владыки Антония говорилось о "море" русских людей, которые именно в Лондоне требуют пастырского окормления, то, как только я прибыл, мне было сказано, что в Лондон ездить не обязательно.
  Все это с самого начала создало вокруг меня двусмысленную ситуацию. Двое клириков епархии - священник Александр Фортиропулос из Лондонского собора и протоиерей Сергий Гаккель из-под Лондона, известный своим крайне негативным отношением к Московскому Патриархату, стали сразу же проявлять ко мне негативное отношение. Потом к ним добавился протоиерей Джон Ли из Лондона и одна очень влиятельная в епархии дама - председатель Епархиальной ассамблеи Ирина Кириллова. Из них сформировалась та группа, которая буквально с первых дней моего пребывания начала против меня кампанию.
  Основным местом моего служения должен был стать Кембридж, где, как выяснилось, приход был не только не "разрушен", но наоборот, фактически создан о. Иоанном Джиллионсом. Впрочем, совместить служение на приходе с преподаванием в Православном институте мне так и не позволил Владыка Василий: будучи председателем совета директоров института, он позаботился о том, чтобы вообще не допустить меня к работе в нем. Если в письмах Владыки Антония Патриарху речь шла о том, чтобы по приезде в Кембридж я "возглавил" институт, то в планы Владыки Василия это отнюдь не входило. Я не получил возможность не только возглавить институт, но даже и преподавать в нем, так как Владыка Василий, на котором лежала ответственность за выяснение вопроса о моей визе, разрешении на работу в Великобритании и о размере моей зарплаты, фактически блокировал решение всех этих вопросов. На мой научный проект Содружеством св. Албания и св. Сергия, а также анонимным спонсором были заблаговременно выделены 40 тыс. фунтов стерлингов, которые должны были поступить на счет Кембриджского университета, однако Владыка Василий утроил так, что эти деньги, из которых половина уже лежала на его банковском счету, вообще не достигли университета. Несмотря на то, что православный институт находится в кризисном состоянии, я ни разу не был приглашен ни на одно заседание совета директоров, ни на одну встречу, где бы обсуждалось будущее этого учебного заведения. Фактически я с самого начала оказался отстранен от института. Точно так же был отстранен от института епископ Диоклийский Каллист - единственный человек в правлении института, который являлся настоящим и всемирно известным ученым. В знак протеста против действий совета директоров во главе с епископом Василием Владыка Каллист ушел в отставку с поста президента института.
  Не получив преподавательскую должность в Кембридже и будучи лишен возможности пастырского служения в Лондоне, я, по благословению Владыки Антония, начал посещать приходы епархии. Оказалось, что раньше архиереи редко посещали приходы: владыка Антоний уже много лет почти не выезжает из Лондона, владыка Анатолий ездит в основном в Манчестер и лишь иногда в другие города, а владыка Василий тоже посещает приходы не слишком регулярно (на некоторых он за девять лет своего архиерейства не был ни разу). Когда я начал ездить по приходам, это вызвало очень большой подъем и энтузиазм среди духовенства. Мои визиты были везде восприняты очень положительно и, как в таких случаях часто бывает, о них заговорила вся епархия. Но чем более положительной была реакция духовенства и прихожан, тем более отрицательной становилось отношение ко мне владыки Василия и упомянутой группы людей. Доходило до того, что после того, как я приезжал на какой-то приход (а мои визиты всегда были очень краткими: приезжал, скажем, в субботу вечером, общался с настоятелем, утром служил Литургию, говорил проповедь, встречался с людьми и уезжал), туда звонил протоиерей Сергий Гаккель и начинал обливать меня и Московский Патриархат грязью, пугать священников тем, что Москва сюда назначила своего "агента", что всех англичан скоро погонят и заменят русскими. На это один священник ему ответил: "К нам приезжал другой человек - не тот, которого вы описываете". Но не знаю, все ли священники так реагировали; наверное, были те, кто поддались на эту пропаганду. Во всяком случае, именно такими способами искусственно создавался конфликт, которого, я считаю, вообще не должно было быть.
  Мне приписывали всевозможные вещи, которых я не делал и не говорил. Утверждали, например, что я призывал закрыть существующие приходы и открыть вместо них новые, хотя в действительности я говорил о необходимости открытия новых приходов, но никогда о закрытии старых.
  Ситуация в епархии сейчас непростая, так как епархия создавалась владыкой Антонием в те годы, когда в Англии практически не было русскоязычного населения, и поэтому миссионерская деятельность ориентировалась в основном на англичан. Приходы часто создавались в тех местах, где небольшая группа англикан переходила в Православие. Сейчас в Сурожской епархии числится двадцать девять приходов, но только в десяти из них служба совершается каждое воскресенье, еще в десяти - не реже раза в месяц, в остальных же раз или два в году. Большинство этих приходов существуют в небольших городах, а иногда и в деревнях, где на службу собирается 10-20 человек. Во многих же крупных городах, где проживает большое количество русскоязычных людей, приходов нет. Большинство священников по-русски не говорит. В Англии проживает огромное количество эмигрантов из бывшего Советского Союза: по разным подсчетам это 200-250 тысяч человек (такие цифры мне называли неофициально в Российском посольстве). Однако вся эта масса людей, за исключением Лондона и Оксфорда, где есть русскоговорящие священники, остается без пастырского окормления. То есть, существует колоссальный дисбаланс между нуждой людей в пастырях и тем, что реально может предоставить Сурожская епархия. Это понимал владыка Антоний, и именно поэтому он посылал письма Патриарху с просьбой прислать меня в Англию. Но все мои попытки наладить такое пастырское окормление и все разговоры о том, что в том или ином городе надо открыть приход или хотя бы попытаться создать какую-то общину, наталкивались на мощное сопротивление этой маленькой группы, которая всю мою деятельность перетолковывала в совершенно превратном ключе.
  Я не буду рассказывать об этом в подробностях, потому что вся эта история, как сказал мой учитель владыка Каллист, пристально наблюдавший за развитием событий, напоминала кошмарный сон. Одно событие следовало за другим, конфликт нарастал, как снежный ком, и процесс этот уже невозможно было остановить. Были разные собрания духовенства, со мной вели частные разговоры, но все обвинения были расплывчатыми, неконкретными, а главное, не основанными на фактах. Владыка Антоний мне, например, сказал однажды: "Люди говорят, что ты будешь строить здесь епархию на идее епископского авторитета, а не на любви". Я говорю: "Владыко, а на чем основано это обвинение, на каких фактах?" Он ответил: "Я не знаю, но вот у людей сложилось такое ощущение". Всегда говорилось о "людях" и не назывались конкретные имена, но в реальности все обвинения и опасения проистекали от очень небольшой группы.
  Все это продолжалось в течение трех месяцев. Потом стало понятно, что эти люди не остановятся, пока я не покину епархию. И когда это стало понятно мне и владыке Антонию, тогда мы договорились, что я напишу прошение об отставке Патриарху. При этом я надеялся, что все произойдет спокойно и тихо: я напишу прошение, поеду лично к Патриарху, сам расскажу о тех трудностях, которые там возникли, и меня переведут на другое место служения либо отправят за штат.
  К сожалению, все вышло прямо наоборот. Как только я подал Патриарху прошение об отставке, Епархиальный совет Сурожской епархии сделал заявление, разместив его в Интернете и распространив по приходам, о том, что я "разъезжал" по приходам и общался исключительно с русскоязычным населением, что мой стиль богослужения не соответствует принятому в Сурожской епархии, что вера, исповедуемая Сурожской епархией, отличается от опыта Русской Церкви в целом и т.д. 16 июня это заявление перед Литургией было вручено владыке Антонию с тем, чтобы он его прочел прямо во время Литургии. После "Буди имя Господне..." он начал его читать. В какой-то момент он остановился и сказал: "Я больше не могу", - и ушел в алтарь. Тогда на амвон вскочила Ирина Кириллова в черном кожаном пальто и черных брюках. Поднялась буря. Народ кричал: "Чудовище!", "Пусть она уйдет с амвона" и т.д. Ситуация была ужасающей. Владыка Антоний сел в кресло и закрыл лицо руками. Дама дочитала заявление под крики прихожан. Потом владыка Антоний попросил меня закончить Литургию, а сам разоблачился и ушел к себе.
  Когда я после Литургии давал народу крест, люди подходили ко мне, многие со слезами, и выражали сочувствие и поддержку. Сразу же стали собирать подписи в мою защиту. Таких подписей лишь в трех приходах епархии - Лондоне, Кембридже и Дублине - было собрано около 500 (а всего в епархии числится около 1000 человек).
  Несмотря на такую очевидную поддержку сотен людей, я понимал, что оставаться в епархии после всего того, что произошло, не смогу. Перед заседанием Синода я уехал в Москву для доклада Патриарху. Патриарх, владыка Кирилл и я беседовали в течение трех часов. Святейший предложил провести в епархии расследование, так как невозможно смещать с должности архиерея без веских канонических оснований. Я пересказал Святейшему слова владыки Антония, когда речь зашла о возможном направлении комиссии от Синода для расследования ситуации: "Никакую комиссию мы сюда не пустим, потому что она все равно ничего не выявит: у нас против тебя нет ни одного конкретного обвинения". Я просил Патриарха, чтобы меня отстранили от должности викария Сурожской епархии, потому что понимал, что дальнейшее мое там пребывание там будет только накалять страсти. Ведь весь конфликт был основан не на фактах, а на страстях и эмоциях.
  17 июля решением Синода я получил новое назначение. Я надеялся, что на этом все закончится, но в очередной раз ошибся. Эти люди не успокоились. Либо для того, чтобы себя оправдать, либо по каким-то другим причинам они выпустили всю информацию о Сурожском конфликте в западную прессу. Предоставили материал в "Сервис Ортодокс де Пресс" - православную пресс-службу на французском языке. Давали интервью в крупные католические газеты типа "Юниверс". Протоиерей Сергий Гаккель и бывший игумен Мартирий Багин, который перешел в католичество и сейчас живет в Германии, дали интервью Би-Би-Си, в котором описали этот конфликт как попытку захвата Москвой Сурожской епархии. Как выразился один из членов Синода, который слышал эту передачу, - единственное чего не делал протоиерей Сергий Гаккель в своей передаче, - это не ругался матом... Сейчас игумен Иннокентий Павлов ведет передачи на радио "София", где, опять же, смакует детали Сурожского конфликта, который обрастает все более фантасмагорическими подробностями. Все эти люди обливают грязью не только меня, но и руководство Русской Церкви.
  В епархии, между тем, продолжалось возмущение, потому что хотя я провел там всего три месяца, многие люди успели меня полюбить и были потрясены тем, как со мной разделались. Кроме того, по рукам был пущен мой ответ на Заявление Епархиального совета. Тогда-то и появилось Открытое письмо владыки Антония, где дело было представлено таким образом, будто в епархии есть мои "сторонники", которыми я управляю на дистанции и которые продолжают там сеять смуту. Более того, в этом письме именно я был обвинен в том, что этот конфликт был предан огласке в среде "иноязычных недоброжелателей" и что тем самым я "опозорил имя Русской Церкви по всей Европе и Америке". На самом же деле я не дал ни одного интервью ни одной газете, не выступал ни на радио, ни в интернете. Все публикации, которые появлялись на Западе, были подготовлены владыкой Василием и протоиереем Сергием Гаккелем. Именно они весь этот конфликт предали огласке и "опозорили имя Русской Церкви по всей Европе и Америке".
  Я с самого начала считал, что никакой пользы не будет от огласки этого конфликта. Считаю, что не следовало читать за Литургией тот жуткий текст, составленный епископом Василием и Ириной Кирилловой, который вызвал в епархии такой переполох. Не следовало владыке Василию и его сторонникам давать интервью католическим газетам, распространять информацию через французскую пресс-службу, через радио Би-Би-Си. А теперь, когда ложь распространена по всему миру, владыка Антоний говорит: "замолчим все".
  Самое печальное для меня во всей этой истории - то, что люди, развязавшие конфликт, постепенно втянули в него самого владыку Антония. В течение всего срока моего пребывания в епархии он пытался соблюдать "нейтралитет" и даже играть роль арбитра. Перед моим отъездом он сказал мне со слезами: "Прочти, что я не смог тебя защитить". Мне казалось, что, несмотря на возникшие сложности, мы расставались друзьями.
  Но после моего отъезда он фактически полностью идентифицировал свою позицию с позицией владыки Василия и его сторонников. Теперь, после его Открытого письма, все это выглядит как конфликт между мною и им. Но такого конфликта не было во время моего пребывания в епархии. Вообще я всегда относился к владыке Антонию с огромным уважением и не мог себе даже в страшном сне представить, что в один прекрасный день получу за его подписью открытое письмо чрез газету - письмо, автор которого, к тому же, будет пересказывать вещи, которые я якобы сказал ему "как духовнику", т.е. на исповеди. Во всем этом есть что-то очень трагическое и горькое...
  Нынешняя история, происшедшая в Сурожской епархии, "аукнулась" дискуссией в русской православной диаспоре относительно роли Московского Патриархата на Западе. Сейчас в западной православной среде довольно широко обсуждается вопрос о том, какой курс возьмет Московский Патриархат по отношению к своим зарубежным епархиям. Говорят о том, что Москва интересуется только русскими, что ее не интересуют ни англичане, ни французы, которые в свое время перешли в Православие. В подтверждение приводятся последние заявления Московского Патриархата, связанные с католическим прозелитизмом, где говорится, что наши приходы существуют на Западе не для прозелитических целей, а для того, чтобы окормлять русскоязычную паству. Но переиначивать эти слова таким образом, будто наши приходы существуют только для русских, совершенно неправильно. Речь идет о том, что наши приходы на Западе не имеют прозелитических целей: они находятся там не для того, чтобы обращать англикан или католиков в Православие. Конечно, отдельные случаи обращения в Православие бывают, так же как бывают случаи обращения православных в католичество на нашей "канонической территории", но у нас нет никакой прозелитической стратегии по отношению к Западу, мы не пытаемся обратить Англию или Францию в Православие. Сейчас же, в связи с тем, что огромное количество эмигрантов из бывшего СССР находится на Западе, одна из первоочередных задач всех наших зарубежных епархий - дать возможность им приобщиться к Церкви. Эти люди ухали на Запад тогда, когда у нас возрождение Церкви только началось, и они не успели получить тот доступ к Церкви, который имеется ныне у всех живущих в России, Украине и других бывших союзных республиках. Надо дать им этот доступ. Именно поэтому, я думаю, необходимо нам усиление работы с русскоязычной паствой при, конечно же, сохранении всего того, что было достигнуто за предыдущие десятилетия.
  Опубликовано на официальном Интернет-сайте Киево-Печерской Лавры.
  
  
  * * *
  
  Ноябрь 2002 года:
  
  ПИСЬМО ПРИХОЖАН ЛОНДОНСКОГО СОБОРА СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество!
  
  Мы, православные прихожане Лондонского прихода, Сурожской епархии в отчаянии. С момента отъезда епископа Илариона, священноначалие нашей епархии не предприняло никаких действий для того, чтобы русскоязычные прихожане смогли получать должное пастырское окормление Мы испытываем насущную потребность в русских священниках, которые могут и хотят окормлять русско-говорящих верующих.
  Мы, нижеподписавшиеся прихожане, очень мало надеемся на священноначалие Сурожской епархии (исключая архиепископа Анатолия) и верим, что единственный путь улучшить ситуацию в епархии - это обратиться к Вам, как к главе Русской Православной Церкви, верными чадами которой мы являемся.
  Мы не согласны с двойственной позицией нашей епархии по отношению к Московской Патриархии. Наше священноначалие неоднократно показало то, что они видят угрозу своей свободе и независимости, исходящую от Московской патриархии, в частности, от Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.
  Мы хотим довести до Вашего Святейшества наше искреннее желание оставаться истинными членами Русской Православной Церкви не только по названию, но и по делам.
  Как верные чада Русской Православной Церкви, просим Ваше Святейшество не оставлять нас в Ваших молитвах, а также поддержать верующих в создавшихся трудностях.
  С преданностью и любовью во Христе,
  испрашивая благословения Вашего Святейшества,
  верующие Сурожской епархии
  Подписи в Московском Патриархате
  
  
  * * *
  
  10 ноября 2002 года:
  
  Митрополит Сурожский Антоний.
  
  "МЫСЛИ О ПЕРЕХОДЕ В ДРУГУЮ ЮРИСДИКЦИЮ У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО"
  
  Слово на приходском собрании Лондонского собора
  
  <...> Два вопроса было поднято на приходском собрании и в личных разговорах со мной. Эти вопросы связаны между собой и очень, как мне кажется, требуют ясного ответа.
  Я принял решение несколько месяцев тому назад просить о том, чтобы имущественные права прихода были сейчас переданы попечителям. Это было истолковано некоторыми недоброжелателями, как будто я хочу обеспечить имущество церковное от, будто бы, захвата со стороны Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии. Это совершенно не так. Дело в том, что у нас договор с Англиканской церковью, что если когда-нибудь наша община покинет собор, мы не имеем права этот собор продать по высокой цене новым покупателям. Она была продана нам по дешевой цене, даже по тогдашнему времени. И Англиканская церковь просила, что если мы уйдем из этого храма, чтоб мы вернули этот храм Англиканской церкви и что нам будет выплачена та же сумма денег, которую мы заплатили в свое время, для того чтоб ее приобрести.
  Вызывало у некоторых людей страх, будто мы хотим отнять у Русской Церкви этот храм в случае, если наш приход, или епархия решит оторваться от родной церкви. Я не знаю, какие слухи об этом ходили и кто их распускал. Потому что никто из взволновавшихся прихожан или участников епархии не счел нужным ко мне подойти и попросить у меня объяснений. Причина, почему я хотел передать имущественные права нашим собственным попечителям, заключается в том, что попечители являются постоянным органом нашего прихода. И это в то время, как приходской совет может постоянно меняться, и он на самом деле меняется. И может прийти момент, когда приходской совет, ставший совершенно иным по составу, чем он был в начале, мог бы принять решение не соответствующее с нашим основным договором с англиканами. Мое желание передать ответственность попечителям только имело целью стабильность и уверенность в том, что мы не нарушим данного слова тех, кто великодушно и щедро нам дали этот храм.
  К этому было еще прибавлено нечто, что является глубоким оскорблением всех моих убеждений и чувств. Именно, что если будут какие-либо расхождения между Отделом внешних церковных сношений и нами, то я уведу нашу епархию и в частности наш приход из Московской Патриархии в одну из других церквей. Мысли об этом у меня никогда не было. И еще вдобавок я скажу, что эта мысль для меня настолько неприемлема, что я скорей уйду, чем ее допущу в действительность.
  Семнадцати лет, 71 год тому назад с лишним, когда почти вся западная Европа откололась от Московской Патриархии и ушла под Константинополь, я, в числе малой группы 30-ти человек на всю Францию остался верным своей родной церкви. Это нам и мне в частности стоило очень дорого. Мы были отвергнуты даже самыми близкими нашими друзьями. Я помню семьи, с сыновьями которыми я дружил с восьми-, девятилетнего возраста, в школе или в русских организациях, которые мне запретили переступать их порог, потому что я, будто бы, стал большевиком и отказался от призвания эмиграции. Больше семидесяти лет я остался верен нашей Матери Церкви, несмотря на все поклепы, которые шли против нашей небольшой, но верной сплоченной группы верующих русских людей. Много раз мне говорили о том, что рано или поздно на нас будет такой нажим, что мы не сможем оставаться верными своей совести. Жизнь показала обратное. Измученная, гонимая Русская Церковь сумела, захотела, порой даже очень дорогой ценой, защитить нашу свободу и дать нам возможность быть верными Матери Церкви, родной Церкви, без того, чтобы нарушать нашу независимость. Я хочу вам дать несколько примеров, которые, к сожалению, члены приходского совета уже слышали.
  В первый пример, я сейчас точно числа не помню, было получено письмо из Патриархии в 30-тых годах, где нам предлагалось подписать договор между Московской Патриархией и Всемирным Советом Церквей, который нам казался бы нарушением нашей свободы. Я тогда по молодости не принимал участия в решении, но люди, которых я глубоко уважаю, как Владимир Николаевич Лосский и другие, ответили Патриархии, что это было бы против их совести, и что они не могут принять такое участие. Мы ожидали реакции Патриархии с трепетом и возликовали, когда Патриархия нам послала письмо, что они одобряют наше решение и что мы должны защитить нашу свободу. И это было в сталинские времена. Позже у меня было несколько случаев, когда я убедился, что та же линия является линией современной нашей иерархии.
  Я вам дам два примера. Первый: я только что был назначен священником в Лондон и получил письмо из России о том, что приезжает на съезд английских профсоюзов митрополит Крутицкий Николай. В приходе реакция была отрицательная. И я послал митрополиту Николаю телеграмму, в которой я говорил, что ввиду того, что он приезжает на политический съезд, я его прошу не приезжать к нам в храм. И предупреждал, что если он приедет, я его не допущу ни в храм, ни до служения. Я получил в ответ телеграмму от самого митрополита Николая, говорящего: "Одобряю и благословляю".
  Это был пример тому, с каким мужеством и со знанием разделения между церковными и политическими проблемами, даже такой деятель, как владыка Николай, который был посредником между Сталиным и Патриархией, мог поступать.
  И второй пример. Я надеюсь, что я не истощаю все ваше терпение. Значительное время спустя, когда я был назначен Экзархом Западной Европы, Патриарх Алексий назначил в Париж священника, который, с нашей точки зрения, имел плохую политическую репутацию. Я написал Патриарху письмо, которое я почти что дословно помню. Я писал, что я удивлен, что в нарушении церковных канонов, вы сочли возможным назначить в чужую епархию священника без договора с епископом. Если вы не отмените своего решения, то отец такой-то будет запрещен в служении со дня приезда до дня отъезда своего.
  В ответ я получил от самого Патриарха одобрительное письмо.
  Это примеры я вам даю, чтоб показать, что Патриархия никогда не старается взять в свои руки нашу жизнь и людей.
  
  
  * * *
  
  28 ноября 2002 года:
  
  Митрополит Сурожский Антоний.
  
  "НАША СУРОЖСКАЯ ЕПАРХИЯ ОСТАНЕТСЯ ВЕРНОЙ РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА!"
  
  Беседа в Лондонском соборе
  
  <...> Я хочу начать с одного очень важного момента. Это вопрос о том, каково наше отношение к Московской Патриархии Русской Церкви. Этот вопрос никогда для меня не поднимался в течение всей моей взрослой жизни, но сейчас он поставлен мне другими людьми. Для меня он остается разрешенным и хрустально ясным. Наша епархия, весь приход и все те, кто хочет быть верными и приходу и епархии и за пределами его - Церкви, должны быть всецело верны русской многострадальной мученической Церкви.
  Я принадлежу к поколению, которое избрало верность Русской Церкви в момент ее гонения, в момент, когда быть верным Русской Церкви в эмиграции считалось политической изменой. Многие тогда испугались при мысли, что через церковь советское правительство, советская власть может овладеть эмиграцией - не вещественно, а духовно. Громадное большинство эмиграции и в Европе и в других частях мира избрало отпадение от Русской Церкви. Во Франции, где я тогда жил, всего около 40 человек осталось верными Русской Церкви в Париже и десяток - на юге Франции, и многие из нас были тогда отвергнуты самыми близкими своими друзьями как изменники борьбы с коммунизмом. Мы же считали, что мы хотим неразлучно оставаться едиными с мученической Церковью, с каждым человеком, который в России несет бремя своей веры и гонения. Россия была тогда так далека, так недостижима, потому что вернуться в нее было невозможно, и никто из нее тогда не мог оказаться на Западе. И самые близкие нам друзья иногда нас выкидывали из своих домов, потому что мы остались верными Церкви Российской. Таково было мое положение и положение многих, и мы тогда создавали хоть маленькие приходы, но которые оставались верными и родной Церкви и родному народу и родной земле российской. Таково наше положение в Сурожской Епархии.
  Нам говорили часто, что невозможно принадлежать Московской Патриархии без того, чтобы стать проводниками идей или действий, которые несовместимы с нашей политической или духовной независимостью. В тогда гонимой Русской Церкви мы встретили понимание, которого часто эмиграция потом не сумела показать Церкви родной. Мы тогда сумели отстоять нашу политическую и человеческую свободу и одновременно быть свидетелями того, что мы неразлучно едины с теми, которые в страшном плену в Советском Союзе.
  Я помню, как еще в 30-х годах к нам обратился мирополит Крутицкий с просьбой поддержать не помню какое начинание Русской Церкви, которое нам показалось сомнительным с политической и нравственной точек зрения. Мы отказались наотрез и получили в ответ его благословение. Такие же проблемы вставали и позже - и позже также мы получали от Русской Церкви, плененной, которая этим рисковала очень многим - жизнью своих членов - благословение на свободу. Поэтому наша Сурожская епархия останется верной Русской Церкви до конца!
  
  
  * * *
  
  30 ноября 2002 года:
  
  Митрополит Сурожский Антоний.
  
  ОБРАЩЕНИЕ К ЧЛЕНАМ ЕПАРХИАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  71 или 72 года тому назад в Западной Европе возник кризис, потому что на Церковь в России шло такое жуткое вражье давление, что многие начали сомневаться, может ли Церковь под советским режимом и дальше обеспечить русским православным, находящимся за границей, возможность быть нравственно свободными и политически свободными, будучи членами Церкви.
  В тот момент митрополит Евлогий откололся от Московской Патриархии и присоединился к Константинополю; но намерение его не было оставить Русскую Церковь окончательно, и я помню, как он сказал мне в момент, когда мы уже создали Патриаршую группу во Франции: "Ваш путь прямой, мой путь - обходный, но я вернусь". И действительно, это и случилось много лет спустя, когда он привел эмиграцию обратно в Патриаршую Церковь, хотя впоследствии произошел новый разрыв. И было такое чувство, что они присоединились к Патриарху Константинопольскому временно, потому что большая часть эмиграции не могла понять, что, собственно, происходит. А происходило нечто, что было очень трудно понять людям, живущим в Западной Европе и не пережившим российской трагедии. Эта трагедия постигла нас непосредственно, потому что мы стали эмигрантами. Я оказался в эмиграции, когда мне не было и семи лет, в 1920 году, и все наши чувства были устремлены к России, была отчаянная любовь к ней; для нас это была не только страна, это была вся наша жизнь. Помню, когда я был одиннадцатилетним мальчиком, меня спросили, почему я не хочу просить родителей получить для меня французское гражданство, я сказал, что предпочитаю умереть в России, скорее чем оставаться живым вне ее. И вот это было настроение моего поколения, не говоря уже о более старшем поколении. Было очень интенсивное чувство любви к России.
  А что происходило в России очень трудно понять тем из нас, кто не был там. Но я помню свои разговоры с несколькими людьми, которые там были. Помню свой разговор с человеком, которым я восхищался безгранично, владыкой Фотием; он провел годы в концентрационном лагере, был освобожден и попал туда снова после инцидента в Париже, к которому я вернусь чуть дальше. Он приехал в Париж от имени Патриархии в наш приход, единственный приход во Франции, оставшийся верным Патриархии, сорок человек, среди которых - Лосский, Бердяев и другие. И поскольку он был нездоровый человек, а я был врачом, я был с ним связан и мог навещать его, что было невозможно для других, потому что его секретарь никого к нему не подпускал. Но я приходил как доктор, и мы могли поговорить. Медицина - дело частное, и его секретарю приходилось оставаться в другой комнате. И я спросил его, каково положение. Он посмотрел на меня и сказал: "Видите ли, с тех пор, как Каин убил Авеля, все Каины земли стараются убить всех Авелей земли. Но что произошло с первого убийства: Авели поняли, что у них миссия спасти других людей, и что им нужно выжить как можно дольше, не идя на компромисс со своей верой..." Как слово, исходящее от него, я мог принять это, и принять всей душой...
  Позже, другой Митрополит приезжал из России, служил в нашем приходе и после службы был окружен журналистами, которые его спросили, преследуется ли Церковь. Он был в тот момент в очень трудной ситуации, это были ранние 30-е годы, и он сказал: "Не за нашу веру, но за политическое отношение государства против религии" - что было, без сомнения, очень скользким ответом. Позже, когда владыка Фотий приехал в Париж, ему задали тот же вопрос. Он сказал: "Да, Церковь преследуется. - А почему же ваш предшественник ответил так скользко? Он подумал с минуту и сказал: Струсил..." Он вернулся в Россию месяцем позже - прямо в тюрьму.
  Вот какое было положение. Подчас надо было быть осторожным в ответах, подчас - идти на риск, предельный риск. В тот период мне пришлось встретиться с рядом представителей из России, и если можно, я скажу вам две-три вещи, потому что нам полезно знать об этом.
  Одной из больших проблем для нас за границей был митрополит Николай Крутицкий, который был посредником между Церковью и государством. У нас была однажды продолжительная встреча, и я поставил ему целый ряд вопросов. Первое, что он мне рассказал, это о встрече, которую три оставшихся архиерея имели со Сталиным. Это были будущий патриарх Алексий I (Симанский), сам Николай Крутицкий и третий - митрополит Сергий, который был тогда главой Церкви. В ходе разговора Сталин сказал: "Какие главные нужды Церкви в настоящее время?" И митрополит Сергий ответил: "Нехватка духовенства" - что означало: вы убили и заключили в лагеря большую часть нашего духовенства. Сталин спросил: "А почему у вас недостаток в духовенстве?" Николай Крутицкий сказал мне, что он похолодел, потому что не знал, что можно ответить, не нарушив создавшегося положения. И владыка Сергий посмотрел на него и сказал: "Вы знаете, как случается - выбираешь одаренного молодого человека, готовишь его к священству, а потом он становится главой государства"...
  После этого, я помню, будущий патриарх Сергий просил Николая Крутицкого быть посредником между Сталиным и Церковью. И он был в ужасе от этого. И он рассказал мне, что три дня и три ночи он провел перед иконой на коленях, прося Бога освободить его от этой ответственности. И на третью ночь он встал и сказал: "Я сделаю это"... И с этого дня, сказал он, он потерял доверие всех людей, которые не могли понять, на какую жертву он пошел. Люди, бывшие его друзьями, его окружение, перестали к нему ходить. Последние 30 лет, сказал он, я провел в этом доме один, никто ко мне не пришел, люди приходили только в мою рабочую приемную... Это то, что в России тех дней и позже называлось "бескровным мученичеством", потому что быть так отброшенным, быть полностью преданным Церкви и вместе с этим так отверженным людьми, которые не могли понять этой жертвы - это подлинное мученичество...
  Позже владыка Николай приезжал в Голландию - вы простите, что я все говорю о Русской Церкви, но я один из последних, кто может рассказать о том, что сам видел... Он приехал в Голландию по экуменическим делам; это была первая попытка Русской Церкви войти в контакт с зарождавшимся тогда Всемирным Советом Церквей. И в Гааге был маленький приход, оставшийся верным Патриархии. Он служил там. Я был одним из сослужащих. Был он, был митрополит Николай из Парижа, я и местный епископ Дионисий. Мы были совершенно как каменные статуи, стоящие вокруг него, потому что мы не видели еще никого так служащим. Он стоял с закрытыми глазами, и было ясно, что для него нет никого, кроме Бога. Он говорил с Богом. После службы ко мне подошла голландская женщина, староста прихода. Она подошла и сказала: Это было поразительно! Это была Голгофа, Распятие. В церкви было несколько из нас, верных Русской Церкви; были представители Зарубежной Церкви, которые стояли и ждали, чтобы он сделал какой-нибудь faux-pas, сказал что-то невпопад и они могли бы его обвинить как предателя. Были католики, которые стояли и тоже надеялись, что тем или иным образом он обесчестит себя. И мы стояли здесь и чувствовали: "вот распинаемый Христос". Вот какая была реакция народа на владыку Николая Крутицкого...
  После этого я служил ему переводчиком - не с голландского, но с французского, английского и немецкого. И после этого он сказал: "Большое спасибо, до свиданья". Я сказал: "Нет, я не приехал сюда, чтобы быть вам переводчиком; я приехал сюда, чтобы повидать вас и составить свое мнение о вас. Потому что все, что я слышу о вас, настолько некрасиво и бесчестно, что я должен составить о вас личное мнение. Если вы - то, что я о вас думал до этой литургии, у меня нет ничего общего с вами. Если вы тот человек, который совершал литургию, - да". И тогда он остановился и сказал: "Если так - хорошо; садитесь и будем разговаривать". И мы разговаривали. Я не собираюсь приводить вам весь разговор; он в нем раскрыл свою душу, говорил мне о своей жизни на протяжении многих лет; и в конце, его последней фразой было: "Так вот, если вы поняли, что я сказал, не осуждайте нас - он сказал "нас" - больше, чем мы вас осуждаем". И с этих пор я полон почтения к нему и своего рода страха Божия.
  Годом позже он умирал. Но в этот год государству удалось оттеснить его, Церковь не смогла спасти его от этого отвержения, потому что Церковь оказалась не в состоянии противостоять государственному нажиму - и он умирал. И он написал мне короткое письмо, где говорил: "Я не могу понять, что происходит - я отдал всю свою жизнь Церкви, я умираю, и Церковь меня не поддерживает". И он умер. И это - образцы людей, не теория мученичества, но мужество людей в целом. И этой Церкви я избрал принадлежать 72 года тому назад, когда Митрополит Евлогий откололся от Московского Патриархата, и малая группа нас, меньше 30, потом доросшая до 40 человек, решила оставаться верными. Нас отвергали; люди, бывшие мне друзьями в школьные годы, говорили мне: "Ты стал за коммунизм - дверь моего дома тебе закрыта". Это было больно, но оно того стоило, потому что мы чувствовали, что принадлежим Церкви мучеников; они не плакали, они не протестовали - они умирали, они погибали в лагерях, они принимали насильственную смерть, скорее чем отступиться от Церкви Матери.
  И так Патриаршая Церковь образовалась и продолжала существовать, отвергаемая многими. Ее больше не отвергают, потому что люди поняли многое хотя бы просто потому, что стало возможно общаться, встреча лицом к лицу стала возможной... Вот почему я так страстно чувствую, что мы должны принадлежать Русской Церкви - не как административному организму, но телу народа, который вот уже 70, 80 лет, не могу сосчитать, кровью платил за право быть верным Богу и Христу. Иногда они не могли провозглашать свою веру; но сколько из них умерло в концентрационных лагерях?! Роберт Конквист написал об этом книгу. Он говорит, что около 60 миллионов верующих погибло в концентрационных лагерях за свою веру. Даже если они были людьми нестойкими, но будем думать о тех миллионах, которые умерли за Христа, за Бога за Церковь, чтобы спасти Ее. И она была спасена.
  Наша Епархия образовалась, начала быть в качестве прихода, под Митрополитом Евлогием. Когда же контакт с Русской Церковью стал возможен, отец Владимир Феокритов, который последовал за владыкой Евлогием пока контакт был невозможен, сказал: "Нет, теперь контакт возможен, я возвращаюсь в Русскую Церковь". И привел приход обратно в Патриархию. Позже, много лет спустя, я был назначен в эту страну, сначала духовником Содружества святого Албания и святого Сергия, а затем на приход, потому что отец Владимир скоропостижно скончался и больше некого было назначать. Мы были решительно настроены оставаться тем, чем мы были: с одной стороны полностью преданными, принося свою преданность Русскому Патриархату, а с другой стороны оставаясь политически независимыми и свободными; и я вам дам один или два примера, каким образом это можно было осуществить; сделать это теперь - не проблема...
  Я помню, как Митрополит Николай Крутицкий прислал мне письмо, что он приезжает в Англию на съезд профсоюзов. Это была политическая конференция; и я ему послал телеграмму - прошел всего год, что я был священником, так что это было дерзостью за пределом воображения: "Ввиду того, что вы приезжаете по политическим причинам, я прошу вас не приходить в храм; если вы все же придете, я не пущу вас в него". Я ожидал в ответ: "Вы лишаетесь своего места и вы больше не священник для нас". В ответ я получил телеграмму: "Одобряю и благословляю". Вот отношение человека, полностью преданного Церкви и безгранично мужественного.
  Позже подобное случилось во Франции. В период, когда я был Экзархом в Западной Европе, Патриарх Алексий назначил во Францию священника с политическим душком. Я написал ему короткое письмо, которое я до сих пор помню и которое было просто дерзко. Я писал: "Ввиду того, что вопреки канонам Церкви Вы назначили священника в Епархию, которая не в Вашей юрисдикции, - потому что он не был Епископом Франции - я прошу Вас отменить Ваше решение. В противном случае отец такой-то будет запрещен в служении со дня своего приезда до дня отъезда".
  Я получил от Патриарха ответ, что он не отдавал себе отчета, назначая этого человека, в том, что поступает нежелательным образом, и что, конечно, этот человек не приедет. И это было в годы, когда эмигранты с легкостью говорили: "Ну конечно, Русская Церковь под каблуком у государства, и ей нельзя верить".
  Несколько позже я встретился с Патриархом Алексием. Первая встреча была достаточно забавной: я прeдстал в его присутствие, когда он был уже очень старым человеком, а мне было 43 года, и я очень гордился своим почтенным возрастом. Он посмотрел на меня и спросил: "И сколько вам лет?" Я ответил: 43! Он улыбнулся и сказал: "На год моложе моей архиерейской хиротонии!" Это сразу поставило меня на место. После этого я виделся с ним подолгу, он несколько раз приглашал меня к себе. И он сказал мне, что хочет от меня, чтобы я создал Епархию, которая была бы чисто православной русской литургической традиции, русской богословской традиции, но открытую каждому, кто ищет Христа; - Вы ищете Христа? Наши двери вам открыты. Я спросил его: "Как насчет языков?" И он сказал, что со временем нам придется употреблять другие языки. К тому времени я уже употреблял другие языки почти что в частном порядке.
  Помню, что в 1949-50 годах у меня была группа молодежи в 5-6 человек, приехавших из Германии и не говоривших (как и я) по-английски. И раз в месяц я регулярно служил для них по-немецки. Была еще одна группа, для которой я служил частным образом по-французски. Я начал тогда же, для одного человека в Ливерпуле, единственного православного, которого я там знал, служить литургию по-английски - несчастное создание, потому что ей приходилось выносить мое произношение и ошибки, которые я делал. Но это было начало. И потом стало приходить больше народа. Случилось то, что все больше смешанных браков стало совершаться в нашем приходе, и все больше детей рождалось, для которых русский был их языком, но не всегда языком их души и во всяком случае их молитвы. И тогда встал вопрос: что нам сделать для этих детей? И я спросил приход, который был чисто русским приходом старых эмигрантов; людей поколения моей матери и моей бабушки, несколько человек моего поколения - Аня Гаррет, Ирина Брандт, я, двое или трое других; и было еще несколько маленьких детей, потому что маленького ребенка можно взять за руку и привести насильно в церковь, а когда они подрастают, они говорят "Нет!", и их уже не приведешь...
  И вот я спросил приход, что нам делать; и приход сделал нечто, что, я нахожу, было героическим, величественным и прекрасным. Этот приход вымирающих русских эмигрантов первого поколения единодушно проголосовал за введение английского языка в приход: мы решили ввести немного английского в ектении - тогда его было не так много, как теперь; ввести беседы на английском языке, создать небольшую школу для детей. В этой школе мы преподавали все, что было русским - язык, русскую историю, русскую литературу; и т.д., и русское пение. И я помню, как маленькая девочка подошла ко мне однажды и сказала: "Знаешь, всю мою жизнь я чувствовала, что что-то спит в моей душе, неживое; с тех пор, как ты учишь нас русским народным песням, новые струны звучат в моей душе". И это было верно не только с одной девочкой, но и с другими.
  И с этого началось. С момента, когда люди обнаружили, что можно придти в этот приход и не быть выкинутыми, потому что они не русскоязычные, они стали приходить; приходить, потому что они здесь нашли для себя Христа.
  Я хотел бы прибавить еще несколько слов - простите меня, но это, может быть, мой последний шанс высказаться. У нас начались того рода службы, которые вы теперь знаете; у нас была школа; у нас начались беседы. Беседы начались с некоторым трудом. Когда я в первый раз пришел в приход с беседой, отец Владимир Феокритов был еще жив, и Владимир Лосский был приглашен прочесть лекцию. Отец Владимир и я спускались в нижний этаж нашего приходского дома, чтобы я заменил Лосского, потому что его срочно вызвали в Париж. И я услышал, как один из наших самых уважаемых и смелых прихожан произносит речь: "Мы пригласили прочесть нам беседу знаменитого богослова, а он нашел нужным бросить нас, и что он сделал? Он послал нам неизвестного, несведущего докторишку, чтобы заменить его; давайте все уйдем отсюда, чтобы, когда он придет, он бы никого не застал!.." Отец Владимир поглядел на меня в замешательстве, и я его взял за руку и сказал: "Идемте вниз!" Мы спустились, и я сказал: "Я слышал, что N сказал (извините, я забываю имена), и я вас не обеспокою. Я отвернусь к стене, а вы все выйдите". Затем последовала тишина, и они остались. И это была первая беседа, которую я провел в этом приходе.
  И так мы продолжали с беседами, со школой, и постепенно стали приходом, полностью сосредоточенном на Христе. В результате получилось нечто, что оскорбляет известное количество людей: тот факт, что у нас, кроме одного раза в году, не бывает архиерейской службы; и мой повод для этого то, что отец Сергий Булгаков называл "архиерееслужение" в отличие от "Богослужения": служба, которая вращается вокруг епископа, вместо того, чтобы иметь своим центром Христа. Я сохранил в наших службах некоторые христоцентричные элементы: когда выносится Евангелие, его сопровождают рипиды; когда происходят некоторые вещи, где Христос должен быть подчеркнут, выделен - да; но из того, что сосредотачивает наше внимание на священнике как таковом - убрано вон. И это не случайно, не по недостатку понимания, но добровольно, преднамеренно.
  Вот чего мы старались достигнуть; вот Епархия, которой мы хотим быть: Епархией Русской Церкви, которая, согласно воле Патриарха Алексия I, открыта всякому и является провозглашением христианства, православного христианства в русских категориях британскому миру, и местом, где всякий приветствуется. Вот почему, я думаю, мы должны продолжать быть верными нашей Матери Церкви, которая приняла нас в самое трагическое время, когда иметь нас в своем лоне представляло опасность и трагедию, потому что их в России обвиняли за контакт, за сотрудничество с эмиграцией, и Русская Церковь приняла эту опасность, и мы можем принять те жертвы, которые она принесла, с благоговением.
  Недавно меня спросили, нельзя ли было бы иметь единую Православную Церковь всей Великобритании, включающую все юрисдикции. В идеале - да, конечно. Но если вы оглянетесь вокруг, вы увидите, что сейчас это невозможно. Слишком много сейчас национальных Церквей, которые хотят оставаться тем, что они есть, людей, которые еще не пришли к зрелости, к которой пришел наш приход и пришла наша Епархия за почти что 80 лет эмиграции; они - юные эмигранты: сербы, болгары, румыны хотят оставаться тем, чем они были как нация. И даже если у них меньше молодежи, говорящей на родном языке, они стараются удержать их. И это их право, и это можно принять. Но рано думать, что мы можем создать единую Церковь Великобритании.
  То же самое относится и к Греческой Архиепископии. Помимо юрисдикционных вопросов, притязаний Константинополя или их отсутствия, это вопрос пастырской работы. Мы должны жить рядом друг со другом, развиваться собственным путем, становиться примером того, чем могут быть верующие, когда откроются людям всех языков, всех национальностей, если только они подлинно народ Христов. И со временем, может быть, через 20, 30, 40 лет или больше мы может быть станем единой Церковью Великобритании. В давние годы Митрополит Николай Крутицкий спросил меня, не поеду ли я в Америку. Я ответил - нет, мне нужно 30 лет, чтобы в этой стране начала быть открытая Церковь, и это же поручение я получил от Патриарха Алексия I. И это я стремлюсь хранить и любить, чтобы оставаться верным Русской Церкви; она дала нам мучеников, которые молятся за нас, которые передали нам нашу веру, которые дали нам пример идти, если нужно, на жертву, и вместе с тем быть совершенно открытыми и открытыми для всех.
  
  
  * * *
  
  1 декабря 2002 года:
  
  Митрополит Сурожский Антоний.
  
  О ЗАДАЧАХ ОКОРМЛЕНИЯ РУССКИХ В ЛОНДОНЕ
  
  Из интервью ответственному редактору газеты "Церковный вестник" Сергею Чапнину
  
  В последнее десятилетие ситуация в епархии изменилась. Снова приехали русские - это и учеба, и работа, и смешанные браки... Каким вы видите ответ епархии на их духовные нужды?
  У нас уже давно стали появляться люди разных национальностей, потому что наш собор оказался единственным приходом, где не делали различий по национальному признаку. И к нам стали приходить люди разных национальностей, потому что они чувствуют, что здесь нет связи с жизнью национальных общин. Есть сербы, греки, есть румыны, есть англичане, арабы, которые в разных церквах должны приспособиться только к одному языку, одному стилю. Здесь они могут исповедаться на своих языках. Они могут понимать службу на английском языке. И у нас увеличивается приход.
  Теперь, конечно, идет волна из России. И у нас была громадная радость о том, что столько русских вокруг. Хотя я живу на Западе уже очень много лет - я семилетним мальчиком попал в 20-е годы на Запад, - но я остался русским. Я - русский по языку и сердцем. Россия была Родиной, и, когда стали появляться новые русские, для меня это была большая радость. К сожалению, до этого у нас не было большого числа русских и русскоязычных. Все эти годы до приезда новой волны русских нам нужен был в первую очередь английский язык для того, чтобы окормлять тех людей для кого он стал родным. Перед нами встала проблема. Наши священники учились русскому, но вы сами понимаете, что значит учиться русскому языку. За границей, когда вокруг никто по-русски не говорит, и они говорят по-русски "спотыкачом". Дам пример. Один из них говорил мне, что как-то исповедовал русскую старушку на русском языке. И после того как она получила разрешительную молитву, она ему говорит: "Отец такой-то, можно вам что-то сказать?" - "Да, конечно". - "Ваши советы замечательны, а ваша грамматика ужасна".
  С другой стороны, что делать? Мы не ожидали такого наплыва. Если бы русские, новые эмигранты - появлялись маленькими группами, то мы бы постепенно приспособились, но их оказалось море. И то, что у нас многоязычие, многонародность, множественность, для русской эмиграции оказалось трудностью. Мы не смогли справиться с этим сразу. "Создать" русскоговорящего священника просто с места в карьер, оказалось невозможным. Те из нас, которые говорят по-русски, естественно, занимаются русскими...
  На днях у нас было собрание, на котором поднимался вопрос: что дальше? И мой ответ такой: свернуть с того пути, на который я поставил Сурожскую епархию 54 года тому назад как всеправославную епархию русской духовной и богословской традиции - я отказываюсь. Я не дам согласие на то, чтобы наша епархия перестала быть собой. Она должна быть епархией, открытой всем. Это мне поручил Патриарх Алексий I, который сказал: "Вы посланы сюда, чтобы открыть православие тем странам, где находитесь". И я над этим работал. Я считаю, что его благословение остается на этой работе. С другой стороны, множество из тех, кто приехал, не может сразу перестроиться. Я предложил им на собрании, что мы создадим отдельный русскоговорящий приход с парой священников, которые окормляли бы тех, кто не говорит по-английски.
  Опубликовано на Интернет-сайте газеты "Церковный вестник"
  
  
  * * *
  
  8 декабря 2002 года:
  
  ПРЕДЛОЖЕНИЯ СВЯЩЕННИКОВ ПО БОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНОМУ УПРАВЛЕНИЮ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИЕЙ
  
  Составлено от имени клира Сурожской епархии благочинным епархиального клира протоиереем Иоанном Марксом
  
  Наивным было бы полагать, что, распрощавшись с епископом Иларионом, мы тем самым избавились от всех наших проблем. Понравился он нам или нет, но после его отъезда наши проблемы остаются нерешенными. В тот момент, когда мы еще не разобрались в причинах потенциального раскола, неискренние призывы сохранять единство епархии продиктованы всего лишь чувством вины. Эти призывы - ложь и лицемерие.
  Хотелось бы знать, встречаются ли наши три епископа регулярно для обсуждения нужд нашей епархии? Меня беспокоит то, что они полностью пренебрегают, например, вопросом организации принятой повсеместно системы награждений духовенства или, что гораздо важнее, вопросом монастырской жизни в Сурожской епархии. Мы ощущаем очень серьезную нехватку священников и диаконов. Лишь на словах выражается озабоченность тем, что почти все наши священники вынуждены дополнительно работать где-либо на полной или неполной ставке.
  Последнее собрание духовенства было обнадеживающим. Вместе с тем, мне не понятна позиция Митрополита, который полагает, что наша епархия, словно ничего не произошло, может просто продолжать добиваться утверждения нашего устава Московским Патриархатом. Безусловно, хоть в какой-то форме надо принести извинения за все те резкие обвинительные комментарии как по поводу целей и намерений Московского Патриархата, так и по адресу глубоко задетых русских верующих. О том, как обошлись с епископом Иларионом, и говорить не приходится. На полное примирение можно рассчитывать только в том случае, если будет хотя бы какое-то признание ошибок, пусть даже они (предположим это) и были сделаны из добрых побуждений, если будут хоть какие-то конкретные шаги для пастырского окормления русских прихожан (в сотрудничестве с Патриархатом). У нас нет необходимости отказываться ни от наших принципов или от борьбы за наш устав. Как я уже говорил раньше, эта борьба необходима. Однако Митрополит Антоний, судя по его последним интервью и заявлениям в соборе, далек от примирения с Московским Патриархатом.
  Канонически любую Православную епархию должен возглавлять один епископ. Этот епископ должен быть достаточно крепким физически для того, чтобы ездить по епархии и лично наблюдать за происходящим. Если он хочет получить полную картину приходской жизни, без прикрас и приписок, то должны быть и неожиданные посещения приходов. Если же правящий епископ не в состоянии делать этого, то он, как любой священнослужитель, который не в состоянии служить дальше, должен с достоинством передать полномочия преемнику. При наличии современных средств связи путешествующий епископ может всегда быть "у руля", доступным по мобильному телефону или переносному компьютеру, имея при этом секретаря в каком-то постоянном месте, причем не обязательно в Лондоне, хотя это и может привести в шок некоторых консерваторов! Для того чтобы поддержать "чувство сопричастности" в приходах епархии, необходимо посещать каждый приход хотя бы раз в год. Зачастую в соборе в Лондоне служат все три архиерея, в то время как визит епископа в приход - явление редкое. Это, неизбежно, ляжет дополнительным бременем на епископа Василия.
  С объемом работы, возложенной на епископа Василия, невозможно справится в одиночку. Если бы можно было бы найти средства для того, чтобы освободить его от служения в приходе, при условии его согласия, у него появилось бы больше времени для выполнения своей функции викарного епископа.
  
  Секретарь
  
  Секретарь Митрополита должен приступить к работе не позднее 1 января 2003 года. До этого момента необходимо сообщить номер телефона Митрополита всем священнослужителям для конфиденциального пользования.
  
  Священнослужители
  
  Все соображения и предложения, которые священнослужители не желают высказывать лично, должны быть изложены епископам, при необходимости через диаконов. Существует насущная потребность обсудить реалии Православия ХХI века. Любая форма Православия, замкнутого в рамках культуры или психологии отдельной страны, обречена на гибель, так как параллельно существующая светская культура обладает более сильным воздействием и, в конечном счете, большей привлекательностью. Православие, которое ставит своей единственной задачей, вплоть до исключения всего остального, обеспечение "дома вдали от дома" для новых русских - это предательство Православия. Оправдать необходимость такого Православия труда не составит - существуют же законные нужды русских иммигрантов. Хотя, если послушать защитников такой формы "Православия новой волны иммиграции", то зачастую сталкиваешься с ограниченным, недалеким, националистическим и узким суждением. Такое понимание Православия не отличается глубиной. Оно часто основано на страхе - Православие, как сокрытый дар, который не должен быть ни запятнан, ни, тем более, испытан соприкосновением с реальностью. К сожалению, такой подход низводит Православие до уровня культа или секты, особенно в тех случаях, когда его суть скрывается за чрезмерной приверженностью правилам и строгим соблюдением внешних атрибутов Православия. (Этому соблазну часто подвержены новообращенные англичане, для которых "русскость" вместо того чтобы стать средством достижения Царства Божия, становится подменой Царства Божия.) Помимо всего прочего, такое восприятие Православия является предательством всех тех, кто обрел дом в этой епархии, обладающей таким видением и опытом в Православии, который объединяет культуры и времена - Православием, которое сохранило верность Писанию и которого не найти нигде более в этой стране.
  Нам нужны священники, которые говорят и по-русски и по-английски и являются приверженцами взглядов Митрополита Антония на нашу епархию. Нужно выяснить, сколько священников нам нужно для того, чтобы снять напряжение в Лондонском соборе и чтобы окормлять большое число русских иммигрантов в других районах страны. Число священников должно соответствовать числу прихожан в этих районах. Нужно получить наиболее точные данные о численности иммигрантов из бывшего СССР в основных городах Великобритании. Скоро будут опубликованы данные переписи 2001 года. Мы должны выяснить, когда именно, и, если это дело далекого будущего, то мы должны сами пока что определить эти цифры. К этим цифрам затем следует применить российский уровень посещаемости храмов, чтобы установить количество прихожан из числа иммигрантов в этой стране. В зависимости от полученных результатов, мы должны определить и количество священников, и сколько из них должны говорить по-русски или по-английски.
  Мы должны решить, откуда мы можем набирать этих священников. Нужно также или найти и обсудить источники их финансирования или содействовать им в поисках работы, совместимую со служением в храме. Нам также следует определить, как далеко мы можем зайти в наших договоренностях с ОВЦС - наиболее очевидным источником - в ходе переговоров о нашем уставе и из каких возможностей мы можем исходить. При этом нужно не упускать из виду, что, чем больше у нас выбор возможностей, тем свободнее мы будем действовать.
  
  Собрания
  
  Число священников в епархии увеличилось, и случается, что мы лично не знакомы до рукоположения (очень часто и после него!). В таких условиях очень сложно на открытых собраниях выражать свои мысли, опасения, надежды, нужды. Необходимо разработать систему, поощряющую конфиденциальное изложение любых соображений. Кто-либо (благочинный?) мог бы суммировать их и представлять епископу и духовенству. Обратите внимание на замечательную работу, проделанную в этом направлении о. Иоанном Марксом и о. Александром Уильямсом в связи с последними событиями.
  На собраниях духовенства не происходит открытых дискуссий по вопросу о церкви. Например, доподлинно известно, что часть нашего духовенства многие годы выступает за переход в Греческую Церковь, но именно на собраниях об этом умалчивается, что, по-моему, неразумно: ведь это, согласен я с ней или нет, обоснованная позиция. В среде духовенства формируются группировки, разворачивается борьба за власть, отдельные лица скрывают свои истинные намерения. На этом фоне наши разговоры о братстве звучат несколько неубедительно.
  Между лондонским и всеми остальными приходами существуют трения, правда причиной тому служит, скорее всего, недостаток общения.
  Поездки в Лондон на собрания духовенства гораздо более утомительны для священников из провинции, чем для тех, кто находится в Лондоне и его окрестностях. Не следует думать, что те из нас, у кого есть семья и работа в миру, хотят и/или могут приезжать в Лондон к 11 часам утра или оставаться ночевать в Лондоне, особенно если "председательство" неадекватно и повестка дня слишком неопределенная или обширная. Нужны ли нам вообще общие собрания духовенства в Лондоне?
  Созывая собрание, необходимо учитывать, что некоторые приходы служат по новому стилю. (Собрание 2 сентября было накануне праздника Воздвижения Креста Господня по новому стилю, и в некоторых приходах пришлось отменить всенощную, т.к. священники не успевали вернуться в свои приходы к началу службы).
  Может быть, имеет смысл проводить собрания, объединяющие в себе и деловую часть и службу? Мне кажется, что зачастую эти бесконечные дискуссии безрезультатны, в то время, как совместное служение поможет нам достичь единства и в самых спорных вопросах. Такое возможно, если собрания будут тщательно подготовлены заблаговременно: повестка дня определена, материалы разосланы по электронной почте и т.д.
  По этой же причине необходимо упростить процедуру проведения собраний. Я предлагаю не заслушивать устных докладов, за исключением доклада епископа. Все остальные доклады и сообщения должны быть разосланы всем участникам не позднее, чем за 10 дней до собрания. Это позволить сократить время проведения собраний и даст возможность участникам ознакомится с вопросами заблаговременно. Деятельность таких организаций, как Фонд Св. Григория, может представлять интерес, но они не являются структурными единицами епархии и мы никаких решений в их отношении не принимаем. Отчеты об их деятельности должны быть предельно краткими. И в этом случае доклады должны быть разосланы до собрания, а вопросы по ним можно будет обсуждать только, если остается время.
  Собрания духовенства должны быть открыты для конструктивных выступлений по самым различным вопросам. Упор при этом должен быть сделан на понимание сути нашей деятельности и предназначения епархии в целом. Лондонский приход, особенно в свете последних событий, может увести нас в сторону или даже "завести в дебри". Мы должны полностью уяснить истоки нашей веры и причины, приведшие нас в Сурожскую епархию. Я имею ввиду не только Митрополита Антония, историю жизни которого мы слишком хорошо знаем, но и нас лично, священников и наши семьи!
  Посещение приходов друг друга и совместное служение должны стать неотъемлемой частью нашей жизни! Ни один священник, особенно из числа недавно рукоположенных, не должен быть предоставлен сам себе, замкнут в своем приходе, лишен участия и присутствия другого священника (более опытного, может быть даже епископа).
  В связи с вышеизложенным хочу сослаться на проблему, затронутую мной на предпоследнем собрании духовенства: в тяжелые моменты мы должны знать, что мы можем полностью положиться друг на друга. Нам часто задают вопрос: "К кому, вы, священники обращаетесь за помощью?". Не знаю, можно ли с уверенностью ответить, что мы обращаемся к епископу (епископам)? Даже если раньше мы и обращались к Митрополиту Антонию, я сомневаюсь, что такое возможно в будущем.
  Я все больше и больше уверен в том, что собрания духовенства должны быть открыты только для священников. У диаконов другие заботы или, лучше сказать, они не несут такого бремени пастырского окормления прихожан. Встречи только священников, как равных, помогут нам осознать ту огромную ответственность, которая возлагается на священника!
  Некоторым образом с вышесказанным связан и требующий нашего внимания вопрос как конфиденциальности, так и доверия, на которые рассчитываешь, но не всегда встречаешь. В обоих направлениях в этом году произошел такой сокрушительный провал! Между прочим, я не уверен, что мы можем доверять сообщениям, полученным по электронной почте даже друг от друга. Электронная почта - доступное средство и для тех, кому нужна "утечка" информации, и тех, кто стремится дать возможность посторонним "шпионить" за нами.
  Мы должны создать культуру общения, основанную на доверии и честности, стимулирующую консультации и дискуссии между священниками. В настоящее время такая культура отсутствует. На собраниях духовенства верховодят некоторые личности, цель которых - самоутверждение. Не слишком ли много ассоциаций с Оксфордом и Кембриджем? Священники должны чувствовать себя достаточно уверенно для того, чтобы делиться своими сомнениями, опасениями, проблемами. Этой основы христианского доверия у нас нет.
  
  Местные "благочиния"?
  
  Священники и диаконы должны более регулярно встречаться в разных областях страны, если они этого еще не делают. (Я предлагаю раз в два месяца). Цель этих встреч - не только поделиться проблемами в случае необходимости, но и практическая совместная деятельность: служение, празднование, взаимная поддержка. Одной такой областью может быть Девон и Корнуэл. Можно объединить Кембридж, Норич и Уолсингэм, также Дерби и Ноттингэм, а Бристоль может быть вместе с Оксфордом, Херфордом и Суиндоном. Не уверен, но, может быть к Лондону можно отнести и Кентербери, Танбридж Уэллз, Льюис и Портсмут. Все это лишь варианты. Если бы мы могли продемонстрировать сотрудничество и заботу друг о друге на местном уровне, то впоследствии этот опыт распространится и на всю страну, то есть у нас появится привычка трудиться совместно, а не в одиночку.
  
  Обучение
  
  Нам нужен архив (то есть выделенный сайт или дискуссионная группа по электронной почте), где хранилась бы информация о том, как поступать в каких-либо конкретных случаях и откуда можно получать помощь. Это очень важно, так как очевидно, что никакого обучения после рукоположения у нас нет. Исключение составляют только те случаи, когда кому-то посчастливится служить с более опытным священником, да и то если последний захочет поделиться своими знаниями. Я не пытаюсь навязать здесь какой-то искусственный "универсальный курс", а скорее создать общий фонд примеров "образцовой службы". Это позволило бы нам избежать и преобладания личных особенностей, и индивидуалистских, необоснованных отклонений, и "опробовать" любой вид "экспериментов", которые мы хотели бы провести.
  Надо рассмотреть вопрос приглашения двух-трех молодых двуязычных русских священников, командированных в епархию максимум на два года и находящихся под руководством непосредственно епископа. Это позволит епархии лучше окормлять русских иммигрантов, что соответствует политике Патриархата. В то же время, будем надеяться, это рассеет страх, что ОВЦС создаст "плацдарм" в нашей епархии.
  Мы должны делиться накопленным опытом и знаниями. В епархии накоплен огромный опыт в разных областях, и не только среди священников, но ничего не делается для обмена им. Каждый из нас вынужден снова "изобретать колесо". Нам нужна поддержка, а не чье-то самоутверждение. Мы не отдаем себе отчета, с какими трудностями сталкиваются приходы за пределами Лондона или Оксфорда.
  Каждый священник в конце календарного года должен представить епископу отчет о жизни своего прихода или общины. Епископ может затем продуктивно обсудить отчет с каждым из нас.
  
  Благочинный
  
  Хотелось бы знать, может ли благочинный организовывать конкретную помощь приходам, нуждающимся, скажем, в организации хора, приобретении литургических пособий, составлении строительных планов, решении юридических проблем. Может быть, он мог бы также сводить друг с другом священников, которые сталкиваются со сходными трудностями.
  Если у священников возникают личные проблемы, которые затрудняют общение с епископом, благочинный мог бы быть посредником. Иногда личные проблемы носят такой характер, что их проще изложить равному по сану.
  Благочинный должен заниматься вопросом изменения характера епархии, что связано с прибытием большого количества русских из-за границы. В связи с этим возникает сильное напряжение и конфликты, которые в дальнейшем могут уничтожить епархию. В настоящее время ничего по этому вопросу не делается - все пущено на самотек и ситуация только ухудшается. Концепция и цели епархии только изложены в тезисах лекций Митрополита. Никакой последующей работы или обсуждений среди священников не проводится, а это создает опасный вакуум. Мы должны выявить и обсудить и все, что нас разобщает, и все, что нас объединяет. Благочинный должен стать связующим звеном между священниками и епископами по этому важному вопросу. Мы должны выработать на основе концепции епархии активную политику, направленную на установление хороших взаимоотношений между англичанами и русскими.
  
  Наше будущее
  
  Большинство из нас скорее всего не имеет никакого письменного подтверждения рукоположения. В случае раскола епархии, опасность которого все еще существует, что будет с нами? Митрополит должен рассмотреть этот вопрос, ведь мы служили ему столько лет.
  Некоторые из нас подали прошения о получении отпускных грамот на случай, если ситуация выйдет из под контроля в результате смерти или ухода в отставку Митрополита Антония. Никакого ответа не наши прошения мы не получили.
  
  Епархия
  
  В епархии наблюдается нездоровое стремление залатать трещины, страх выразить свои чувства или пойти на конфронтацию. Все это только закрепляет проблемы. Епископа Илариона обвинили в том, что он внес разделение. Но, как свидетельствует Евангелие (от Луки 12:48-59), сам Иисус внес разделение и не постыдился. Мы еще можем возжечь такой огонь в епархии, не огонь уничтожения, а огонь очищения и созидания, ведь и золото выплавляется в огне.
  Я считаю, что роль епархии должна заключаться в "поддержке" приходов, но только при условии, что центр нашей веры сосредоточен вокруг епископа. Поэтому так важно, чтобы каждый приход ощущал присутствие епископа. Может быть, можно было бы служить региональные "епархиальные литургии", чтобы епископ служил в приходе больше, чем раз в год. В этом случае у епископа не было бы необходимости посещать каждый приход для проведения там архиерейской службы. В любом случае, он не может делать этого. Вот почему и возникла идея служить региональные литургии, например четыре раза в год, скажем по субботам где-либо в центре.
  Несмотря на официально выраженную политику Патриархата, понятно, что Великобритания все еще остается "открытым рынком" для проповеди нашим соотечественникам. Я думаю, что нужно создать рабочую группу, которая разработала бы концепцию миссионерской деятельности на территории епархии с тем, чтобы к декабрю 2007 года в каждом графстве Англии и Шотландии была бы хотя бы одна действующая община или приход (англоговорящий или двуязычный).
  От нас ожидают, что мы "достучимся" до каждого русского иммигранта в Великобритании. В епархии должен быть "Миссионерский фонд", из которого священники получали бы компенсацию за расходы на дорогу, Библии, катехизический материал, литературу, иконы и т.д., распространяемые миссионерами.
  Я считаю, что Сурожская епархия должна выйти из Московского Патриархата. Я не хочу иметь ничего общего с его ограниченным, националистическим, антисемитским, антикатолическим, антипротестанским, антизападным мировозрением.
  Похоже, что митрополит Антоний стремится заключить какую-то сделку с русской Православной Церковью Заграницей. У меня лично хорошие отношения с РПЦЗ, но она разорвала связи со всеми каноническими Патриархатами, даже с Сербской Церковью, которая на протяжении многих лет была последним звеном, соединяющим РПЦЗ с православием. Если в этом и состоит позиция РПЦЗ, то эта церковь представляет собой всего-навсего раскольническую секту.
  Будущее нашей епархии предопределено, и все мы знаем это. Как только не станет митрополита Антония, Московский Патриархат назначит нового иерарха, пришлет священников и диаконов и окажет финансовую помощь. Все, над чем мы работали здесь, будет попрано.
  Наша епархия накопила уникальный опыт в создании единства между русскими и английскими верующими. Этот опыт стал критерием для всех наших достижений на протяжении последних пятидесяти лет. И ни при каких обстоятельствах мы не смеем ни утратить, ни игнорировать его. Поистине, чрезвычайно важно, чтобы все, чему мы научились, приобретая этот опыт, получило бы дальнейшее развитие. Я считаю, что недооценка этого опыта, попытка придать ему второстепенное для нашей епархии значение, будет иметь катастрофические последствия. Если, к сожалению, в нашей епархии станут преобладать стремления превратить ее в "дом вдали от дома" для русских, то я не вижу для нас никакого будущего.
  Мы должны вновь открыть для себя вселенский характер Православия. В этом и состоит истинное призвание Православия в Великобритании. Это и является сутью той проблемы, с которой столкнулась наша епархия. Если конечным и определяющим критерием Православия в Великобритании станет его сходство с Православием другой страны или культуры ( это может быть и Россия, и Византия, Румыния, Сербия и т. д.), если это и есть тот "идеал", от соответствия которому зависит и наше отношение, и наша принадлежность к Православию в этой стране, то такой местнический подход сведет на нет все наши достижения и задушит нашу церковь. В конечном итоге, она превратится в очередной музейный экспонат, то есть займет то самое место, которое уготовал ей Ленин.
  Для того чтобы, в случае кончины митрополита Антония, уменьшить непосредственную угрозу захвата власти и имущества нашей епархии Отделом Внешних Церковных Связей, мы жолжны продолжить и успешно завершить наши действия по переводу имущества в попечительские советы, под местный контроль. Мы должны стремиться сохранить наш устав и, по возможности, оговорить независимость от ОВЦС и той власти, которую он получил в соответствии с законодательными актами Собора 2000 года.
  
  "Новые русские"
  
  После последней войны в нашей стране, особенно в центре ее, возникло несколько славянских православных приходов. Сегодня от них практически ничего не осталось. Они исчезли, когда второе поколение асcимилировалось английской культурой. Еще один аргумент - колоссальные потери Греческой церкви в этой стране. С увеличением среднего возраста прихожан "включаются" демографические факторы, и с устрашающей скоростью начинается сокращение. Эту тенденцию невозможно изменить.
  Я помню, как 20 лет назад я разговаривал со славянином, который поведал нам, что у Православия нет будущего в этой стране. Он принадлежал к чисто славянскому приходу, основанному в центре страны после войны. У них был и храм, и школа для детей и т.д. Через 30 лет все пропало. Следующее поколение отвернулось и покинуло храм навсегда - они считали себя англичанами, а это означало, что Православию нет места в их жизни. Этот славянин сказал нам, что глупо тратить время в надежде создать условия для Православия в этой стране! Русские новой волны имиграции или примут английскую культуру или будут жить психологически и культурно изолированным анклавом. И их дети тоже отвернутся и покинут церковь, особенно если Православие для них в этой стране будет чем-то чуждым.
  Русские миссионеры в Новом Свете, особенно на Аляске, в ХIХ веке не насаждали христианство взамен местной культуры американцев. Они скорее привнесли христианство как дополнение к этой культуре. Такой радикальный подход заключался в проповеди Евангелия. Если бы миссионеры рассматривали Православие как "дом вдали от дома" для русских, это Православие не пережило бы двух поколений на Аляске. А оно пережило даже притеснение и намеренные действия правительтва США уничтожить его. Если Русская Православная Церковь таким образом проповедывала Евангелие идолопоклонникам Аляски, То почему же на применить такой же подход к Великобритании, гда христианство насчитывает 1900 лет, и где проживают более двух поколений православных?
  
  
  * * *
  
  Декабрь 2002 года:
  
  Епископ Подольский Иларион (Алфеев).
  
  КОММЕНТАРИЙ К "ПРЕДЛОЖЕНИЯМ СВЯЩЕННИКОВ ПО БОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНОМУ УПРАВЛЕНИЮ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИЕЙ"
  
  Недавно на сайте Православной службы новостей (Orthodox News Service) появился документ под названием "Предложения священников по улучшению работы Сурожской епархии" за подписью о. Иоанна Маркса. Знакомы ли Вы с документом и его автором?
  С документом я ознакомился, автора тоже знаю: он является настоятелем прихода в Экзетере, который я посещал в бытность викарным архиереем Сурожской епархии. Приход произвел на меня тогда очень отрадное впечатление. Но мне не думается, что о. Иоанн является "автором" этого документа: из контекста явствует, что он скорее его составитель и что документ составлен на основе замечаний и предложений многих священников.
  Как бы Вы прокомментировали содержание документа?
  Документ рисует печальную картину ситуации в епархии, созданной пятьдесят лет назад трудами митрополита Антония. Авторы документа жалуются на отсутствие в епархии общепринятой системы церковных наград, на отсутствие монашеской жизни, на недостаток духовенства (в частности, русскоязычного), на то, что священникам приходится совмещать служение на приходах со светской работой, на то, что епископы не посещают приходы, на то, что в епархии культивируется нездоровая атмосфера собственной исключительности, и так далее. Все это для меня не ново: я сам слышал подобные жалобы от духовенства и докладывал о них митрополиту Антонию. Но все мои попытки хоть как-либо исправить эту ситуацию наталкивались на решительное сопротивление небольшой группы людей, которые не хотят никаких изменений в епархии.
  Автор документа считает, что епархия должна извиниться перед Московским Патриархатом за обвинения, выдвинутые в его адрес и оскорбившие многих русских прихожан, а также за то, как епархия обошлась с Вами.
  И это для меня не новость. Такое предложение уже было сделано одним из клириков епархии на Епархиальной ассамблее 29 июня, в моем присутствии, однако осталось без ответа. Я сильно сомневаюсь в том, что руководство епархии найдет в себе мужество признать свои ошибки и принести извинения. До сих пор, по крайней мере, этого не произошло.
  Как бы Вы прокомментировали мнение о. Иоанна Маркса о необходимости перехода Сурожской епархии под юрисдикцию Константинопольского Патриархата?
  Зная о. Иоанна, я не удивляюсь тому, что он высказывает это мнение. Когда я был у него на приходе, мы с ним беседовали в течение нескольких часов, и он мне сказал прямо, что не чувствует никакой связи с Русской Церковью и является ее клириком только из-за митрополита Антония. Такие настроения разделяют еще несколько священников. Но, насколько я могу судить, они в епархии составляют незначительное меньшинство. Большинство же духовенства сознает себя частью Русской Православной Церкви и ни о каком переходе в Константинополь не помышляет.
  Автор документа жалуется на отсутствие взаимного доверия среди духовенства и на то, что даже конфиденциальная информация "просачивается" за пределы епархии...
  Во-первых, в век информационных технологий практически любой письменный документ "обречен" на то, что он станет достоянием широкой публики. Во-вторых, трудно ожидать соблюдения конфиденциальности в епархии, где даже сохранение тайны исповеди не является нормой. В-третьих, отсутствие взаимного доверия у священников епархии объясняется тем, что их проблемы замалчиваются, что их призывают к единству, которого между ними нет, и что вместо решения сегодняшних, насущных и животрепещущих проблем епархии им предлагают рассказы о ее славном прошлом. Впрочем, я нахожу некоторую непоследовательность в том, что о. Иоанн сначала жалуется на "сектантский" характер епархии (именно это слово им употреблено) и на то, что она пытается отгородиться от мира, и в то же время призывает к конфиденциальности и закрытости.
  Как бы Вы прокомментировали предложения, касающиеся необходимости привлечения в епархию русскоязычных священников, подсчета количества потенциальных русскоязычных прихожан и создания для них новых приходов.
  Я согласен с этими предложениями, тем более, что я же их в свое время и высказывал. Но тогда все мои подобного рода предложения извращали и представляли дело так, будто я хочу переделать Сурожскую епархию в какое-то русскоязычное гетто. Теперь сами священники открыто говорят о том же самом. Отрадно, что они это понимают, но печально, что руководство епархии этому противится. Я всегда подчеркивал и сейчас хотел бы подчеркнуть: речь не идет о каком-то кардинальном изменении сложившейся в епархии ситуации. Все, что создано, должно быть сохранено. И не нужна никакая "русификация". Епархия должна сохранить свой интернациональный характер, и каждый приход - как уже существующий, так и вновь создающийся - должен быть открыт и русским, и англичанам, и представителям других национальностей. Но в то же время необходимо сейчас особое внимание уделить тем десяткам тысяч русскоязычных людей, которые нуждаются в пастырском окормлении и его не получают из-за того, что руководство епархии категорически отказывается принимать духовенство из России. Как будто бы из двадцати тысяч священников Русской Православной Церкви не найдется 5-10 человек, достойных служить Сурожской епархии!
  Автор документа пишет: "Епископа Илариона обвинили в том, что он внес разделение. Но, как свидетельствует Евангелие (от Луки 12:48-59), сам Иисус внес разделение и не постыдился. Мы еще можем возжечь такой огонь в епархии, не огонь уничтожения, а огонь очищения и созидания, ведь и золото выплавляется в огне".
  Сравнение с Иисусом лестно, но вряд ли уместно. И не думаю, что епархии нужен какой-то "очистительный огонь". Нужна трезвая и серьезная оценка ситуации и нахождение выхода из нее. Думаю, единственным выходом является признание епархией того факта, что она является неотъемлемой частью Русской Церкви и что она нуждается в помощи священноначалия Церкви для создания более адекватных условий для пастырского окормления своих прихожан - как уже имеющихся, так и потенциальных, как англичан, так и русских. Не может одна епархия, при всей своей исключительности, жить в полном отрыве от остальной Церкви, противопоставлять себя всей Церкви, выставлять себя в качестве примера всем прочим. Тем более епархия, в которой, как явствует из опубликованного документа, далеко не все благополучно.
  
  
  * * *
  
  11 декабря 2002 года:
  
  Священник Джон Джиллионс.
  
  ПИСЬМО ЕПИСКОПУ ВАСИЛИЮ (ОСБОРНУ)
  
  Дорогой Владыка Василий,
  
  Несколько дней назад я получил номер журнала "Сурож" за ноябрь 2002. Меня очень тревожит, что журнал, спонсируемый Епархией, продолжает кампанию по травле Илариона под заголовком "Европейская реакция на события в Сурожской Епархии".
  Высокоумные дебаты об эклезиологии, каноническом порядке и особом характере Сурожской епархии не может скрыть чудовищную несправедливость, которую мы как епархия все еще не признали: новый викарный епископ был публично обвинен, унижен, фактически осужден и смещен епархиальным священноначалием. Каковы бы ни были его вины, факт остается фактом: епископу Илариону не давали права голоса, которое должен иметь любой член Церкви, уже не говоря о епископе.
  Его осуждение общественной пропагандой было достойно советского правосудия, а не епархии, претендующей на звание наследника Собора 1917-18 г. Действительно, если бы сегодня любого священника или епископа в России стали бы так же третировать, на Западе бы поднялся огромный общественный протест православных людей.
  События прошлого лета превращаются в повод для епархиальной гордости, когда вместо этого они должны бы быть оплаканы, ведь так много людей в епархии все еще скорбят по поводу антихристианского отношения, которое продемонстрировали епископа Илариону.
  Ваш во Христе,
  О. Джон
  
  
  * * *
  
  12 января 2003 года:
  
  ПРОТОКОЛ ПРИХОДСКОГО СОБРАНИЯ ЛОНДОНСКОГО СОБОРА
  
  Присутствовали: митр. Антоний, архиеп. Анатолий, еп. Василий, прот. Михаил Фортунато (благочинный прихода), прот. Джон Ли, иерей Александр Фостиропулос, иерей Максим Никольский, диак. Иосиф Скиннер.
  Председатель: прот. Михаил.
  О. Михаил произнес продолжительную речь, с переводом на русский занявшую более полутора часов.
  Собрание созвано по желанию прихожан, в продолжение разговора о будущем прихода, начатого на очередном полугодичном собрании 10 ноября прошлого года.
  В начале он огласил заявление трех архиереев Сурожской епархии в опровержение сообщения интернет-портала "Кредо.ру". Заявление помечено 5 января. Содержание:
  1. Никакого решения об уходе епархии в юрисдикцию Константинополя не было.
  2. Прошения о приеме епархии Вселенскому Патриарху никто не подавал.
  3. Епархиальный совет собрался в конце ноября и рассмотрел прошение митр. Антония об отставке по состоянию здоровья, направленное Патриарху Московскому в начале ноября. Было решено назначить чрезвычайное заседание Епархиального Собрания (органа, который, согласно "Уставу Сурожской епархии", выбирает кандидата в правящие архиереи) на 1 февраля 2003 г., и рекомендовать Собранию согласиться с отставкой митр. Антония и предложить в правящие архиереи еп. Василия. Никакие иные действия до 1 февраля предприниматься не будут.
  Как благочинный лондонского прихода, о. Михаил подробно рассказал о своих планах. Из новостей: ожидается прибытие двух новых священников (имена назване не были); один вскоре приедет из России на короткое время; другой же - возвращается в Англию из России, где служил прежде (о. Христофор Хилл?). В четверговые молебны будут включатся и акафисты со всенародным пением.
  В конце речи о. Михаил предложил архиереям высказаться.
  Владыка Антоний заявил, что его решение уйти на покой - совершенно окончательное: никаких сил у него не осталось. Планы: вл. Василий возглавит епархию; вл. Анатолий же согласился руководить окормлением русских прихожан, "не на правах подчинения вл. Василию, но сотрудничества".
  Владыка Анатолий начал выступление вопросом вл. Антонию: было ли оглашенное в начале собрания заявление архиереев направлено Патриарху, или опубликовано в интернете?
  Вл. Антоний: "Нет, не было".
  Затем вл. Анатолий объяснил, что управлять русской частью прихожан "не на правах подчинения" не в его власти: каноны Церкви дают всю полноту власти правящему архиерею, так что власти у вл. Анатолия никакой не будет, кроме власти духовного окормления, которая дана всякому священнику.
  Он рассказал о предыстории перехода Манчестерского прихода в патриаршую ставропигию: приход прежде был и продолжал сознавать себя частью Русской Зарубежной Церкви, пригласившей к себе служить архиерея патриаршей Церкви. Далее особо было подчеркнуто фактическое патриаршее подчинение и нашего, лондонского собора. Вывод же из этого владыка сделал такой: если правящие лица епархии будут склонятся в пользу ухода из Русской Церкви, судьбу прихода в Лондоне может и будет решать один только Патриарх.
  Владыка Василий рассказал о себе: родом американец, в Англию приехал в 1966-м, уже православным, прихожанином Русской Церкви, рукоположен м. Антонием во диакона в 1968-м, во пресвитера - в 1973-м. Сказал о молодых богословах из России, с 1991 г. приезжающих на учебу в университеты Великобритании. Хвалил за талант, предсказывал скорое появление русских преподавателей богословия в местных ВУЗах.
  Первой среди мирян выступила Т., представительница группы прихожан, в основном недавно приехавших. Группа эта недавно отправила Патриарху прошение о создании автокефального прихода Русской Церкви в Лондоне. Речь она читала (получить оригинал несложно).
  Основные темы: никто не собирается создавать "этнически чистую" церковь, богослужение должно оставаться двуязычным, и т. д. Новоприбывших среди прихожан Собора - две трети, а в приходском совете из 17-ти выборных членов - всего пятеро. Попытка создания ставропигии - от отчаяния добиться внимания к проблемам русских от приходских и епархиальных властей.
  Несколько выступлений - два сравнительно миролюбивых; остальным хлопали сторонники, иногда отчаянно.
  Председательствующий предложил перенести дебаты на месяц, собрав вопросы, на которые будут приготовлены ответы к следующему собранию.
  Прихожанин М. указал на отсутствие в заявлении от 5-го января утверждения о том, что епархия остается в Русской Церкви (с подобными заявлениями неоднократно выступал м. Антоний: "пока я управляю, Сурожская епархия остается частью Русской Церкви"). Вот поэтому и необходимо, в случае принятия на Епархиальном Собрании 1-го февраля решения об "уходе" из Русской Церкви, настаивать на праве прихожан Лондонского прихода голосовать о желании или нежелании присоединиться к этому решению.
  Митр. Антоний, вслед за В. (членом Епархиального Собрания), заверил собрание, что в повестке дня заседаний 1-го февраля и в помине нет обсуждения "ухода", а лишь только принятие его заявления об отставке и рекомендации о назначении вл. Василия правящим.
  Собрание закончилось объявлением о следующем собрании через 4 недели.
  
  
  * * *
  
  15 января 2003 года:
  
  ПИСЬМО ПРИХОЖАН ЛОНДОНСКОГО СОБОРА СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество!
  
  12 января 2003 года состоялось внеочередное общеприходское собрание, которое вновь оставило нас с чувством разочарования и усугубило ощущение отсутствия взаимопонимания и единодушия между священноначалием и мирянами. Несмотря на нашу просьбу, прихожанам не была предоставленна заранее повестка дня. Хотя цель этого собрания была дать возможность прихожанам получить ответы на вопросы, которые их волнуют, собрание началось пространной речью о. Михаила Фортунато как нового настоятеля прихода и продолжилось выступлениями других представителей духовенства. Создалось впечатление, что людям преднамеренно не дается возможность высказываться. Единственная возможность, которая была нам предоставлена, это зачитать обращение к м. Антонию. Несмотря на настойчивые требования прихожан продолжить обсуждение наболевших вопросов, о. Михаил Фортунато прекратил собрание, сославшись на плохое самочувствие м. Антония, и предложил провести еще одно собрание через месяц.
  У нас вызвало недоумение заявление, якобы подписанное тремя епископами: митрополитом Антонием, архиепископом Анатолием и епископом Василием. Это заявление содержит опровержение статьи, появившейся на интернете 27 Декабря 2002 года на сайте "Портал-кредо.ру". В самом опровержении все сказано верно, но существует факт, что на Епархиальном совете, состоявшемся в конце декабря, обсуждался вопрос о переходе епархии в другую юрисдикцию, и из шести присутствующих четверо выразили свое намерение уйти в другую юрисдикцию в случае неутверждения епископа Василия преемником митрополита Антония. И как нам представляется, данное опровержение не имеет силы официального документа, так как на вопрос вл. Анатолия, было ли это опровержение письменно оформлено и отослано в Московский Патриархат и помещено ли в "Портал-кредо.ру.", ответ был отрицательным.
  Митрополит Антоний сделал заявление о своем решительном желании уйти на покой и поставить своим преемником епископа Василия. Так как по неутвержденному уставу Сурожской епархии епархиальный архиерей избирается Епархиальной ассамблеей и лишь утверждается Священным Синодом, то выбор практически предрешен. Мы возмущены тем, что кандидатура Архиепископа Анатолия даже не рассматривается. Ведь именно он пользуется большой любовью и уважением среди подавляющего числа прихожан, как русскоязычных, так и англоязычных. Поэтому мы и решили написать письмо обращение к митрополиту Антонию, которое прилагаем к этому письму.
  За последние напряженные полгода митрополит Антоний призывает нас к единству между англоговорящими и русскоговорящими прихожанами, поэтому у нас вызвало шок заявление м. Антония об управлении епархией двумя епископами: епископ Василий для англоговорящих и архиепископ Анатолий для русскоговорящих. При преобладающем количестве русскоговорящих в епархии и Лондонском соборе архиепископу Анатолию отводится ничего не значащая второстепенная роль. Как правильно отметил вл. Анатолий, канонически в епархии может быть только один правящий архиерей, и согласился, как и прежде, окормлять русскую паству. Вот уже на протяжении тринадцати лет вл. Анатолий, имея архиерейский чин при правящем митрополите Антонии, не допускается до решения любых вопросов, связанных с управление епархией. На что можно рассчитывать, когда к власти придет епископ Василий? Митрополит Антоний проинформировал нас о своем намерении обратиться в Священный Синод разрешить архиепископу Анатолию "сотрудничать, а не подчиняться, с епископом Василием", что является очередной манипуляцией для успокоения все возрастающего недовольства проводимой политикой митрополита Антония. Хотелось бы добавить, что многие прихожане еще не покинули Лондонский приход исключительно благодаря архиепископу Анатолию. Люди верят ему и считают его чуть ли не единственным в Лондонском приходе представителем истинной Русской Православной Церкви.
  Больным вопросом для нас в настоящее время является вопрос о приходском имуществе, которое включает в себя здание и территорию собора, а так же несколько домов в Лондоне. Архиепископ Анатолий подчеркнул, что наш приход по преемственности принадлежит Русской Православной Церкви и должен таким и оставаться, независимо от желания тех, кто хочет уйти в другую юрисдикцию. Некоторые англоговорящие клирики открыто высказывают свое нежелание подчиняться Московской Патриархии, что и было опубликовано в письме под названием "Предложения священников по улучшению деятельности Сурожской епархии", составленном о. Иоанном Марксом. Вот цитата из этого письма, где явно высказывается враждебное отношение к Московской Патриархии: "Я считаю, что Сурожская епархия должна выйти из МП. Я не хочу иметь ничего общего с его ограниченным, националистическим, антисемитским, антикатолическим, антипротестантским, антизападным мировоззрением... Для того чтобы в случае кончины м. Антония уменьшить непосредственную угрозу захвата власти и имущества нашей епархии ОВЦС, мы должны продолжить и успешно завершить наши действия по переводу имущества в попечительские советы, под местный контроль". Именно эти действия пытаются завершить в Лондонском соборе.
  Проблема состоит в том, что всем имуществом ранее управлял совет попечителей, подотчетный Приходскому совету, состоящий из шести человек, исключительно англичан, к тому же имеющих малое отношение к церкви. Один из них не христианин, и только двое регулярно посещают службы. Летом 2002 года Акт о попечителях был изменен таким образом, что совет попечителей перестает быть подотчетным Приходскому совету и может самостоятельно принимать все решения, касающиеся распоряжения и продажи церковной собственности.
  Архиепископ Анатолий напомнил на собрании, что по уставу РПЦ, желающие уйти в другую юрисдикцию, лишаются права на имущество. Поскольку у Сурожской епархии свой собственный устав, не имеющий такого пункта, мы считаем, что вскоре можем остаться без храма. Если учесть, что наибольшая часть власти и имущества епархии сосредоточена в Лондонском соборе, то не трудно догадаться, что без обеспечения Лондонского собора за собой, уход в другую юрисдикцию станет бессмысленным и все усилия будут прилагаться в этом направлении. Только благодаря Божией милости удалось пока затормозить эти действия. Состав же нынешнего Приходского совета целенаправленно подобран таким образом, что состоит на 90% из англоговорящих, безоговорочно выполняющих волю митрополита Антония, благоприятствует для претворения этого решения.
  Мы устали от всевозможной секретности на всех уровнях управления в церкви, лукаво именуемой конфиденциальностью. Члены приходского совета сознательно скрывают любую информацию о обсуждениях и принимаемых решениях от прихожан, которые доверили им заботу об интересах прихода.
  У нас был специальный фонд для постройки православной часовни в Лондоне, которая должна была быть открыта все время. В то время, когда мы остро нуждаемся в открытии дополнительных приходов, по неизвестной нам причине, этот фонд (15 тысяч 134 фунта) был передан в благотворительный траст Святого Георгия. Кем было принято такое решение, идущее вразрез с интересами прихожан в Лондоне?
  Недостаток духовного окормления русскоговорящих прихожан и невозможность пригласить священников из России, наше духовенство объясняет финансовыми трудностями. При этом к нам был приглашен новый регент из России вместе с семьей, которому наш приход платит 30 тысяч фунтов в год. Для большинства прихожан намного более насущна необходимость иметь дополнительных священников, а не регента.
  Мы, как верные чада Русской Православной Церкви, испрашивая благословения Вашего Святейшества, просим Вашего заступничества и молитв.
  Любовь Алиева, Татьяна Дин, Катерина Супрунова,
  Татьяна Носова, Мария Толстая, Елена Шевченко, Нина Басова
  
  
  * * *
  
  31 января 2003 года:
  
  ПИСЬМО КЛИРИКОВ И МИРЯН СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество!
  
  Направляем Вам обращение, адресованное митрополиту Антонию Сурожскому, за подписью 267 человек, преимущественно прихожан Лондонского собора. Это обращение выражает мнение большинства прихожан собора и епархии в целом.
  Ваше Святейшество! Мы хотим довести до Вас наше искреннее желание всегда оставаться верными членами Русской Православной Церкви. Мы хотим иметь настоящую Русскую Православную Церковь в Великобритании, подчиняющуюся и верную Московскому Патриархату, с уставом, соответствующим уставу Русской Церкви.
  Мы на грани отчаяния. Мы потеряли веру в наше Сурожское священноначалие. Мы устали от постоянной двойственности нашей епархии по отношению к Московскому Патриархату. Мы устали от всевозможной секретности на всех уровнях управления епархией, от постоянной клеветы в адрес Вашего Святейшества, Священного Синода и священноначалия Русской Православной Церкви. Мы не хотим больше слышать ложь. Мы не поддерживаем видение тех клириков епархии, которые считают, что Православие в Великобритании должно быть отлично от Православия в России, мы не верим в необходимость создания "Православной Церкви Великобритании". Но нам некуда уйти, так как в Лондоне нет другого прихода Русской Православной Церкви.
  Нам сейчас пытаются навязать епископа Сергиевского Василия в качестве преемника митрополита Антония, на которого оказывается давление с тем, чтобы отправить его на покой. Но мы против избрания епископа Василия! Он не говорит по-русски и не имеет контакта с 90% прихожан. За годы своего епископства он ничем себя не проявил, не открыл ни одного прихода. Он возмутил всех нас своим поведением по отношению к Владыке Илариону, которого мы все полюбили и восприняли как нашего пастыря. Епископ Василий неоднократно публично высказывал мнение о необходимости перехода Сурожской епархии в другую юрисдикцию. Мы не доверяем ему, боимся, что он спровоцирует в епархии раскол, и не хотим видеть его нашим епархиальным архиереем.
  Наше доверие и наши симпатии на стороне архиепископа Керченского Анатолия. Мы считаем, что Владыка Анатолий был бы достойным преемником Владыки Антония и сумел бы вывести епархию из кризиса.
  Мы просим заступничества Вашего Святейшеста и верим, что вмешательство Вашего Святейшества и Священного Синода сможет изменить создавшуюся у нас черезвычайную ситуацию. Мы остро нуждаемся в Вашей поддержке.
  С преданностью и любовью во Христе, мы умоляем Ваше Святейшество, не оставьте нас, верующих, которые рассеяны, смущены и не знают куда им податься.
  Испрашивая благословения и молитв Вашего Святейшества, верные чада Русской Православной Церкви
  267 подписей
  
  
  * * *
  
  31 января 2003 года:
  
  ОБРАЩЕНИЕ КЛИРИКОВ И МИРЯН СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ К МИТРОПОЛИТУ СУРОЖСКОМУ АНТОНИЮ
  
  Ваше Высокопреосвященство, дорогой и любимый наш Владыко!
  
  Мы, духовенство и верующие Вашей епархии, потрясены тем, что, согласно официально разосланному приглашению, на предстоящей 1 февраля Епархиальной Ассамблее предполагается не обсуждение вопроса об избрании Вашего преемника, а обсуждение вопроса о "желании митрополита Антония уйти на покой и его желании, чтобы Священный Синод назначил епископа Василия правящим архиреем Сурожской епархии". Тем самым результат голосования оказывается фактически предрешенным, что идет вразрез с Уставом Сурожской Епархии. Согласно этому Уставу (article 2, section a), избрание правящего епископа должно быть результатом свободного волеизъявления всех членов епархии, имеющих право голоса, которым должно быть дано шесть месяцев на выдвижение кандидатов. Нигде в Уставе не сказано, что имя кандидата может быть названо заранее. Между тем, мы узнаем о предстоящей Ассамблее за месяц до ее начала, и имя единственного кандидата уже названо.
  Владыка Василий является викарным архиереем Сурожской епархии уже почти десять лет. Будучи председателем Епархиального Совета, он давно уже де факто управляет епархией. Между тем, мы не видим плодов его деятельности. Ни одного нового прихода не было открыто благодаря ему, в то время как существует острая нужда в открытии новых приходов. Проблемы епархии остаются нерешенными. Епархия, которая была создана благодаря Вашим апостольским трудам и которая некогда служила примером для других епархий, давно уже находится в кризисе. Если Владыка Василий способен вывести ее из кризиса, почему он не сделал этого до сих пор?
  Кроме того, мы были свидетелями того, как Владыка Василий вел себя по отношению к епископу Илариону. Его отношение к своему собрату отнюдь не было "братским". Проявились такие черты характера Владыки Василия, которые заставляют серьезно усомниться в том, что он станет достойным продолжателем Вашего дела. Мы, кроме того, не понимаем, как Владыка Василий, не владеющий свободно русским языком, сможет управлять епархией Русской Православной Церкви, в которой значительную часть составляют русскоязычные прихожане.
  Мы также опасаемся, что Владыка Василий, получив власть в свои руки, попытается перевести епархию в другую юрисдикцию. Поскольку он уже неоднократно заявлял о подобных намерениях, это не может нас не тревожить глубоко, так как мы хотим остаться верными чадами Русской Православной Церкви. До настоящего момента гарантом верности нашей епархии Русской Церкви на протяжении многих десятилетий являлись Вы, но теперь мы боимся, что после Вашего ухода осуществятся планы тех, кто открыто говорит о необходимости перехода епархии в другую юрисдикцию.
  За прошедшие годы мы гораздо больше видели и полюбили Владыку архиепископа Анатолия, который для всех нас является образцом смиренного служения Христовой Церкви и которому все мы доверяем. В отличие от Владыки Василия, Владыка Анатолий не избегает общения с людьми, и в духовном плане мы получаем от него несравненно больше, чем от Владыки Василия. Мы не понимаем, почему его кандидатура даже не рассматривается и не упоминается.
  Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыка! Мы просим Вас оставаться нашим правящим архиереем и не уходить на покой. Ваш уход расколет епархию, без того уже расшатанную происшедшими и происходящими событиями.
  Если же Вы непременно настроены уходить, мы умоляем Вас принять Вашим преемником того, кто будет назначен Священным Синодом Русской Православной Церкви. Мы верим, что Священноначалие Русской Церкви не даст погибнуть епархии, в которую Вы вложили столько трудов и сил.
  279 подписей
  
  
  * * *
  
  30 июля 2003 года:
  
  ЖУРНАЛ Љ 34 ЗАСЕДАНИЯ СВЯЩЕННОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  
  Слушали:
  Доклад Преосвященного митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, Председателя Отдела внешних церковных связей, об управлении Сурожской епархией в связи с поступившим прошением митрополита Сурожского Антония об освобождении его от должности правящего архиерея по состоянию здоровья.
  Постановили:
  1) Преосвященного митрополита Сурожского Антония, согласно поданному прошению, освободить от управления Сурожской епархией и почислить на покой.
  2) Выразить благодарность Преосвященному митрополиту Антонию за многолетние жертвенные труды по созиданию Сурожской епархии, неизменную верность Матери-Церкви, активную и плодотворную просветительскую и проповедническую деятельность.
  Неустанными заботами митрополита Антония из небольшого русского прихода в Лондоне возросла известная европейская епархия Московского Патриархата, объединившая не только русскую православную диаспору, но и людей иных национальностей. Ревностная просветительская деятельность митрополита Антония явилась для многих в России верным ориентиром в годы безбожия.
  3) Просить Преосвященного митрополита Антония по мере сил и здоровья не оставлять духовного и молитвенного попечения о сурожской пастве, сохраняя ее в единомыслии и любви.
  4) Управление Сурожской епархией поручить Преосвященному Василию, епископу Сергиевскому.
  
  
  * * *
  
  30 июля 2003 года:
  
  Епископ Сергиевский Василий (Осборн):
  
  "ВЛАДЫКА АНТОНИЙ ЗАВЕЩАЛ НАМ СЛУЖИТЬ БОГУ И ЛЮДЯМ В ЛОНЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ"
  
  На заседании Священного Синода, проходившем 30 июля 2003 года в Сарове под председательством Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, было принято решение поручить управление Сурожской епархией Василию (Осборну), епископу Сергиевскому. Епископ Василий ответил на вопросы корреспондента "Седмицы.Ru" Юрия Клиценко:
  
  Владыка, примите наши соболезнования в связи с кончиной митрополита Антония. Как будет проходить прощание с почившим Владыкой?
  Панихиды по усопшему митрополиту Антонию совершаются в лондонском соборе Успения Божией Матери и Всех Святых ежедневно в 12.30 и 18.30. Эти заупокойные богослужения будут проходить до дня его отпевания.
  В среду, 13 августа, после Божественной литургии будет совершено отпевание и погребение владыки Антония. Мы пока еще не получили официального уведомления об участии в похоронах представителя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, но ожидается, что в церемонии примет участие митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси.
  Что послужило причиной смерти владыки?
  Владыка Антоний долго болел - у него была обнаружена злокачественная опухоль. После операции он еще некоторое время находился в больнице для прохождения курса физиотерапевтических процедур, затем долечивался дома, но его состояние вдруг стало ухудшаться. Последние две недели Владыка Антоний провел в хосписе в Лондоне.
  Как будет жить Сурожская епархия после кончины ее основателя?
  Весть о кончине владыки Антония с глубокой скорбью восприняли многие люди в Великобритании. И пастыри, и прихожане Сурожской епархии едины в том, что необходимо сохранить особый дух служения Господу, который Владыка проповедовал не только словом, но и всей своей жизнью. Мы должны продолжить дело, начатое митрополитом Антонием.
  Владыка Антоний завещал нам служить Богу и людям в лоне Русской Православной Церкви, трудиться под омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Сейчас наша главная задача - объединить людей, работать вместе. Кроме того, мы не должны забывать про основные пастырские послушания: окормление русской православной диаспоры и поддержку малых православных общин в провинциях Великобритании.
  Некоторое время назад в епархии возникли нестроения, положившие начало дискуссиям о ее будущем. Какова ситуация сейчас?
  Благодаря мудрости и опыту Святейшего Патриарха Алексия и Владыки Антония все возникшие проблемы удалось урегулировать. Слава Богу, те нестроения, о которых Вы спрашиваете, уже в прошлом.
  Владыка, каков теперь Ваш статус?
  Священный Синод передал мне управление Сурожской епархией. В знак особого уважения к памяти митрополита Антония, Священный Синод не изменил мой титул: я остаюсь епископом Сергиевским, а не Сурожским. Поскольку Синод заседал в Сарове, мне пока еще не направлен официальный указ о моем назначении. Но, руководствуясь определением Священного Синода, я уже приступил к исполнению обязанностей управляющего Сурожской епархией.
  Вы останетесь в Оксфорде или переедете в Лондон?
  Пока я предпочитаю оставаться в Оксфорде, откуда удобнее посещать удаленные приходы. Город расположен в центре Англии, я думаю, что из Оксфорда также будет удобнее управлять епархией. Конечно, я намерен очень часто посещать Лондон - в среднем, в столице надо подвизаться примерно пол-недели.
  Сколько сейчас священнослужителей и приходов в Сурожской епархии?
  В Сурожской епархии в настоящее время насчитывается 32 прихода и 31 клирик, среди которых 23 священника и 8 диаконов.
  Какова вероятность, что в Сурожскую епархию вернется приход в Уэльсе, вышедший из-под юрисдикции Русской Православной Церкви?
  Пока у меня не было возможности переговорить со настоятелем прихода, а сам он к нам еще не обращался. Однако я не исключаю, что этот приход вернется в нашу юрисдикцию.
  Как православные христиане Англии отнеслись к предложению Святейшего Патриарха Алексия объединить западноевропейские епархии и приходы Русской Православной Церкви и создать в Западной Европе единый Митрополичий округ?
  В Англии - самая положительная реакция. Верующие в большинстве своем считают, что это именно то направление, в котором должна развиваться Русская Православная Церковь в Западной Европе. Святейший Патриарх Алексий предусмотрел долгосрочные перспективы, которые предполагают усиление позиций Православия и развитие Православной Церкви в Западной Европе в сторону большей самостоятельности и даже автономии.
  Продолжаете ли Вы возглавлять Институт по изучению Православного Христианства при Кембриджском университете?
  Около шести месяцев назад я передал полномочия председателя совета директоров Института епископу Диоклийскому Каллисту (Уэру) (Константинопольский Патриархат). Но я продолжаю работать там в качестве преподавателя литургики и патристики. Должен сказать, что Институт растет и набирает силу, так как все больше английских христиан интересуется Православием. Это происходит, конечно, по милости Божией, и благодаря пастырскому подвигу новопреставленного Владыки Антония.
  
  
  * * *
  
  5 августа 2003 года:
  
  Протоиерей Владимир Архипов.
  
  "НЕЛЬЗЯ ИСКЛЮЧИТЬ, ЧТО ПРИХОДЫ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ ПРИМУТ РЕШЕНИЕ УЙТИ В КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ ПАТРИАРХАТ"
  
  Интервью корреспонденту портала "Страна.ру"
  
  Отец Владимир, не секрет, что в последнее время ходя упорные слухи о возможном переходе Сурожской епархии Русской Православной Церкви (Англия) в Константинопольский патриархат. Может ли смерть митрополита Антония (Блюма) повлечь за собой подобные изменения в Сурожской епархии?
  Могу сказать, что я говорил с владыкой Антонием на эту тему, и он очевидно этого не хотел. Думаю, что переход не произойдет, потому что митрополит Антоний был человеком чрезвычайной верности своей Церкви, своей конфессии. Я знаю, что он делал все возможное, чтобы зарождающийся конфликт не разгорелся. И что мог, он сделал.
  Мне кажется, что его ученики (если они останутся в управлении епархией), в частности, владыка Василий (Осборн), которому Синодом определено управление Сурожской епархией, также сделают все возможное, чтобы переход не состоялся. Если же возникнет ситуация, когда обстоятельства будут не в их компетенции, не в их силе, то нельзя исключить, что приходы Сурожской епархии примут решение уйти в Константинопольский патриархат. Решение в данном случае зависит не только от них. Что касается их желания, они постараются быть верны владыке Антонию, его замыслу, желанию.
  Как вы считаете, кем для Русской Православной Церкви был (и остается) митрополит Антоний?
  Таких людей Господь посылает достаточно редко на землю.
  Это был человек чрезвычайной честности и правдивости перед собой, перед Богом, перед любым человеком. Без таких достоинств - правдивости, честности, прозрачности, как он любил говорить, - не может быть настоящей веры. Она не может родиться в сердце другого человека. Бог не сможет говорить в другом сердце.
  Для Русской Православной Церкви митрополит Антоний был эталоном, пример современника, являющегося святым человеком. Это был человек, который видел христианство ясно, прозрачно, предостерегая всех своим примером от того, чтобы превратить православие в одну из ветвей язычества.
  Он стоял на такой позиции, что его чадам и всем, кто хочет последовать его примеру, не было повода уклониться в поиск чудес, как говорится в писании: "Вы ищите знамения, но знамения (чудеса) не дастся вам". Митрополит Антоний избегал всевозможных эмоциональных возгласов по поводу бесконечного обновления икон, по поводу мироточения и других чудес, которыми сейчас переполняются вся Церковь и все сознание человека. Он к этому относился трезво и осторожно.
  Это был пример трезвого, прозрачного, ясного, светлого понимания Евангелия, и его жизнь состояла в личных отношениях его и Христа. И тот, кто хотел следовать за ним, мог видеть во владыке Антонии реальный, живой пример таких отношений.
  Вы давно познакомились с митрополитом Антонием и довольно хорошо его знаете. Можете поделиться личными воспоминаниями о нем?
  Мои личные воспоминания - чрезвычайная благодарность. Много лет назад он меня благословил на священство. Фактически у нас сложились отцовско-сыновские отношения, а за последние несколько лет еще больше в этом укрепились. И личные воспоминания об удивительной теплоте, мирности и кристальной чистоте его отношений с Богом. Когда я видел владыку Антония, возникало ощущение подъема всех своих ожиданий, чувств, мыслей.
  Я с ним неоднократно виделся, и мне удавалось несколько раз приезжать к нему в Лондон, так что главное воспоминание - отношение к отцу. Хотя у меня другой духовный отец, и один другого не подменяет, но постоянно оставалось отношение благодарности, удивление возможности сохранить такую чистоту и такую верность Церкви и Богу, какая была у него, в тех случаях, когда требуется каждый раз всходить на крест. Потому что обстановка вокруг не способствует его состоянию, которое далеко не все понимают и принимают. У владыки Антония было удивительное понимание того, что он нес непростой крест, понимая, но он никогда от него не отказывался, испытывая только благодарность Богу за все.
  Он избегал и бежал от всевозможной помпы, внешней аффектации, которая неизбежно сопровождает епископское служение. Это было одним из его направлений служения в епархии, с которым были не все согласны. Именно на такой позиции он стоял очень твердо - избегать всевозможных внешних действий, которые не связаны со служением епископа, Потому что внешний антураж страшно отталкивает людей от служителя Божиего. И владыка прекрасно понимал это, говоря, "Я - епископ не начальствующий, а служащий". Это очень важная, принципиально важная вещь. Не властвующий, не начальствующий епископ, а служащий.
  Редко кому из людей, достигших такого высокого уровня, да и на любом уровне, удается удержаться на такой позиции.
  
  
  * * *
  
  Декабрь 2003 года:
  
  Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.
  
  ПИСЬМО ПРИХОЖАНАМ ЛОНДОНСКОГО СОБОРА
  
  Дорогие братья и сестры!
  
  От имени Святейшего Патриарха Московского и всея Руси сердечно благодарю вас за искреннее письмо с изложением проблем пастырского окормления русских православных верующих в Лондоне. Этот вопрос является для священноначалия Русской Православной Церкви глубоко актуальным, и нужды наших соотечественников не только в Лондоне, но и во многих странах мира - предмет постоянной заботы и печалования Святейшего Патриарха.
  Нам понятна ваша озабоченность сохранением русской православной традиции в лондонском приходе. Существующие проблемы проистекают, на наш взгляд, не от намеренного отдаления от русской традиции в лондонском соборе, а от недостатка русских священников, которые, возможно, лучше знают и понимают душу и проблемы новых русских эмигрантов. Уже многие годы по благословению Святейшего Патриарха пастырское окормление русских православных верующих в Лондоне осуществляет архиепископ Керченский Анатолий, и ваши тревоги относительного его скорого ухода на покой совершенно безосновательны. В настоящее время по просьбе епископа Василия готовится к направлению в Сурожскую епархию еще один священник из России, который, надеемся, станет деятельным помощником архиепископа Анатолия и епископа Василия.
  Хочу также успокоить ваши тревоги относительно возможной перемены статуса имущества и Приходского совета лондонского собора. Епископ Василий в своем письме на имя Святейшего Патриарха в июле 2003 года заверил нас, что никаких перемен не было, нет и не будет. Кроме того, в личной встрече со мною, состоявшейся в Отделе внешних церковных связей 18 ноября сего года, владыка еще раз подтвердил, что не было никакого официального обращения об изменении статуса управления имуществом.
  Что касается вашей инициативы создания ставропигиального русского православного прихода в Лондоне, то в настоящее время Московский Патриархат не располагает ни финансовыми, ни кадровыми возможностями для организации такого прихода. В Лондоне есть Патриарший храм, и этим храмом является Успенский собор. Русские православные верующие, составляющие значительную часть прихожан собора, должны быть подобающим образом интегрированы в общину, адекватно представлены в органах управления приходом, и их интересы и чаяния должны непременно приниматься во внимание при обсуждении вопросов жизни и деятельности Успенского собора в Лондоне.
  Надеюсь, что существующие ныне трудности общими усилиями, молитвой и взаимным терпением будут преодолены, и лондонский храм станет для всех поистине домом молитвы, любви и духовной радости. Такова была воля и покойного митрополита Сурожского Антония. Епископ Василий, которому Священным Синодом поручено управление Сурожской епархией, выразил готовность сделать все возможное, чтобы нужды всех без исключения прихожан Успенского собора были удовлетворены.
  Заверяю вас, что все происходящее близко сердцу Святейшего Патриарха, который внимательно наблюдает за событиями в Сурожской епархии и молится о преодолении всех трудностей, переживаемых его паствой в Лондоне.
  Желаю вам, мира, любви, терпения и помощи Божией во всех благих начинаниях и призываю на всех вас благословение Божие.
  +Кирилл,
  митрополит Смоленский и Калининградский,
  Председатель Отдела внешних церковных связей
  Московского Патриархата
  
  
  * * *
  
  1 января 2004 года:
  
  Михаил Сарни, Михаил Перегудов
  
  СУРОЖСКАЯ ЕПАРХИЯ: ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ
  
  Письмо в редакцию газеты "Церковный вестник"
  
  Уважаемая редакция!
  
  Письмо митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла прихожанам Сурожской епархии указывает на факты ее внутренней жизни, общецерковному читателю незнакомые. О некоторых из них, как нам кажется, стоит говорить подробнее, так как жизнь православных епархий в дальнем зарубежье сильно отличается жизни епархий в России.
  Мы искренне надеемся, что усилия Русской Церкви по оздоровлению нашей епархиальной жизни принесут обильные плоды. И наше письмо - это приглашение к разговору. Мы нуждаемся в трезвом и серьезном обсуждении того, что происходит в Сурожской епархии. Для живущих в Британии переселенцев из СНГ Русская Церковь - это, помимо всего прочего, и место, где можно приобщиться культурному наследию России, в том числе и наследию церковной культуры, хотя, конечно, нельзя считать, что Церковь является для новой волны эмигрантов лишь "русским клубом", как это некоторые пытаются представить.
  Как известно, Сурожская епархия Русской Православной Церкви была учреждена на Британских островах в начале 1960-х годов. Эта самая малочисленная епархия Русской Церкви: в последнем епархиальном избирательном списке - 1122 человека, из них в Лондоне - 333. Сейчас в Сурожской епархии около 25 приходов и малых общин (только Лондон и Оксфорд имеют более ста прихожан). Из клириков (23 священника и 9 диаконов) лишь 5 имеют русские корни, и единицы - богословское образование. Монастырей в епархии нет.
  Мы являемся прихожанами единственного в Лондоне прихода Русской Патриаршей Церкви - кафедрального собора Успения Божией Матери и Всех Святых.
  Основным документом, определяющим жизнь епархии, является неутвержденный Русской Церковью Устав Сурожской епархии. Устав, русский текст которого до сих пор не обнародован, по меньшей мере четырежды - в 1979, 1985, 1998 и 2001 гг. - подавался в Москву на утверждение. Сегодня этот Устав существует главным образом для того, чтобы оправдывать сильнейшее влияние на управление епархией неформальной группы из 10-15 "старожилов". Группу эту будем для краткости именовать руководством.
  Согласно Уставу, все приходы епархии имеют одного или более представителей в т.н. Ассамблее (иногда не вполне точно именуемой "Епархиальным собранием"), наделенной реальной властью (например, избирает епископа для последующего утверждения его Синодом). По Лондону число прихожан, имеющих право избирать представителей в органы управления (333 чел.) в несколько раз ниже реального, при этом более трех четвертей из 200-300 молящихся за воскресной литургией лишь недавно приехали из России, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Грузии (а всего их в Большом Лондоне более 300 тысяч человек, значительная часть которых - наши потенциальные прихожане). В настоящее время приход в Лондоне, где сосредоточено больше половины верных епархии, в Ассамблее представляют всего три человека. Из 14 членов Приходского совета в Лондоне лишь трое русских, один - грузин и еще одна - англичанка с русскими корнями, - безусловное меньшинство.
  Опыт церковной жизни показывает: преданный Русской Церкви человек в правящие органы попасть никак не может. Доходит до курьезов: на выборах в Ассамблею "от всей епархии" в этом году не прошла русская прихожанка, устроитель воскресных обедов при соборе; зато прошел и четыре года будет от нашего имени принимать решения бывший англиканский священник с 20-летним стажем, перешедший в православие в 2002 г.
  Среди руководства бытует особое понимание Церкви. Очень ярко его выразил один из тех мирян, которые занимают важные должности в епархии: "Я ничего не желаю знать про Русскую Церковь: меня в православие принимал митрополит Антоний". Прикрываясь именем покойного владыки, эта группа, к великой скорби многих русских прихожан, насаждает неприязнь к Русской Церкви, в особенности среди англоязычной части церковного народа.
  В декабре 2002 г. Епархиальный совет (исполнительный орган Ассамблеи) в отсутствие владыки Антония принял - восемью голосами из десяти - поразительное решение: "Если вл. Василий не будет назначен правящим архиереем, то мы уходим из Русской Церкви". Данные действия как нельзя лучше показывают отношение руководства к законной церковной власти.
  Пренебрежительное отношение к Уставу и традициям Русской Церкви очевидно для всякого, хоть раз побывавшего на богослужении. В Лондоне ревнители благочестия в этом году выпросили чтение всех паремий в Великую Субботу и пение стихир русским святым в день их памяти ("Земле Русская"). Местной практике сокращений и опущений усваивается непререкаемый авторитет, а традиция Русской Церкви рассматривается как нечто внешнее и поэтому чуждое.
  Нет общения между алтарем и клиросом, между служащими и народом. Пример: настоятель прихода в крупном городе считает себя вправе полностью исключить славянский язык из богослужения, хотя русские прихожане у него есть; вмешательство архиерея привело к позволению читать по-славянски один тропарь; пение этого тропаря в праздник вызвало гнев настоятеля.
  Отношение к каноническим установлениям примерно такое же, как к богослужебным. Запрет венчать постом и в субботу рассматривается как "устаревший". Один из провинциальных протоиереев считает нужным преподавать Св. Дары католикам и некрещеным младенцам (к ужасу прихожан соседнего греческого храма).
  Но и в церковном быту у руководства больше власти, чем у священника или архиерея. Священник, член руководства, неоднократно позволял себе при всех отдавать приказы вл. Анатолию, а по объявленном в конце 2001 г. уходе того на покой заявил, что за его жилье (небольшую квартиру в подвале) больше платить не будет. Положение архиепископа Анатолия в Сурожской епархии вызывает глубокую тревогу и требует отдельного разговора.
  Любимое детище митр. Антония, видевшего Сурожскую епархию как церковь, где нет ни иудея, ни эллина, оказалось церковью, где одни - павловы, другие - кифовы. Вл. Антоний очень доверял людям. Казалось иногда, что ангел Сурожской церкви касался его своим крылом; тогда владыка отменял важнейшие решения, принятые руководством, говоря при этом: "Это мое решение, и обсуждению не подлежит". Таких случаев было немного.
  Все у нас держалось его молитвами и авторитетом. Руководство, не имеющее свежих сил, но желающее управлять всем, вынуждено отчаянно обороняться. Все приходы епархии в большей или меньшей степени поражены сепаратизмом. При этом лелеемая руководством мечта о единой Британской Церкви едва ли может быть осуществлена тремя-четырьмя сотнями англоязычных прихожан Сурожа. Это они, растерянные, запуганные слухами о том, что русские желают выбросить англичан вон, и стали главными жертвами нынешнего положения. Трудно и клирикам: далеко не все из них любят Русскую Церковь; бытует мнение: "мы оказались в РПЦ по воле случая".
  Сохранение единства епархии возможно на принципах, опробованных в Православной Церкви в Америке, а также в британских приходах РПЦЗ, где существуют благочиния, созданные по этническому принципу. Русское благочиние в Британии, возглавляемое пользующимся всеобщим уважением клириком, не понаслышке знающим жизнь и традиции Русской Церкви, может принести огромную пользу. Это, естественно, потребует переустройства жизни епархии на принципах, отличных от заложенных в т.н. "Уставе Сурожской епархии". Очень нужны священники из России, Украины - как в Лондон (в собор и будущие приходы на окраинах), так и в большие города, где Русской Церкви нет (зато много сектантов, есть и раскольники): Бирмингем, Эдинбург, Ливерпуль, Брайтон.
  Мы очень надеемся, что Русская Церковь поможет Сурожской епархии выйти из кризиса.
  Церковный вестник Љ 1-2 (278-279), январь 2004 г.
  
  
  * * *
  
  Декабрь 2005 - май 2006 года:
  
  ХРОНИКА СОБЫТИЙ В ЛОНДОНСКОМ СОБОРЕ
  
  3.12.05. Выступление прот. Андрея Тетерина на конференции Русского Христианского Движения в Великобритании на тему: "Соборность в семье".
  5.12.05. Еп. Василий требует от прот. Андрея в трехдневный срок представить, в письменной форме, объяснения своего поведения. Прот. Андрею запрещается вести в Соборе любые дискуссии и беседы и требуется принести публичные извинений еп. Василию и прот. Михаилу Фортунато в то время, которое они выберут.
  10.12.05. Прот. Андрей вручает еп. Василию "Письмо Приходскому Совету" в присутствии архиеп. Анатолия и сообщает, что копии этого письма будут розданы членам Приходского Совета на собрании 12.12.05.
  12.12.05 (около 16.00). Прот. Андрей узнает от прот. Максима об экстренном собрании приходского духовенства с еп. Василием, на которое ни он, ни арх. Анатолий приглашены не были, хотя в это время они находились с соборе.
  12.12.05 (около 17.00). Прот. Андрей вручает еп. Василию прошение о епархиальном суде над ним.
  12.12.05 (около 19.00). На собрании Приходского Совета прот. Андрей раздает всем присутствующим свое письмо. На просьбу некоторых членов Приходского Совета обсудить ситуацию, сложившуюся с прот. Андреем, получен отказ от еп. Василия, мотивированный тем, что этот вопрос не входит компетенцию Приходского Совета. Собрание закончилось приблизительно в 23.00
  13.12.05. Утром (около 9.00), в почтовый ящик прот. Андрея подброшены: указ еп. Василия о запрещении в священнослужении за выступление на конференции (датирован 12.12.05) и рукописная записка от настоятеля собора с требованием вернуть ключ от собора.
  13.12.05. Секретарь Приходского Совета рассылает всем членам письмо, информирующее о запрещении прот. Андрея в священнослужении.
  13.12.05. Прихожане направляют еп. Василию письмо с просьбой пересмотреть решение о запрете и созвать внеочередное собрание прихода. Всего подписалось более 200 человек. На письмо еп. Василий не ответил ни в письменной ни в устной форме.
  24.12.05-27.12.05. Прот. Андрей находился в Москве и имел встречу с митрополитом Кириллом. Вот что пишет о возвращении прот. Андрея епископ Василий в своем открытом письме от 16.05.06: "Он возвратился в приподнятом настроении и послал мне письмо по электронной почте, в которой выразил готовность принести извинения в обмен на восстановление в служении. Я ответил на это письмо не сразу, т.к. был во Франции, проводя там недельный отпуск".
  31.12.05. Прот. Андрей пришел в храм на молебен на гражданский новый год, но прот. Джон запрещает ему даже находиться в храме, сославшись на разговор Ирины Кирилловой с митр. Кириллом.
  1.01.06. Шесть членов Приходского Совета (Алиева, Бондаренко, Носова, Сарни, Симонова, Толстая), по поручению прихожан, пишут письмо Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию, с просьбой разобраться в совершенно невыносимой обстановке в соборе, т.к. еп. Василий не отвечает на просьбы прихожан.
  04.01.06. По поручению еп. Василия, о. Александр Уильямс начинает расследование "дела" прот. Андрея "в соответствии с британским трудовым законодательством". Результаты расследования засекречены и доступны только для узкого круга лиц.
  14.01.06. Указ о снятии запрещения в священнослужении прот. Андрея после вмешательства Москвы. Из письма еп. Василия от 16.05.06: "13 января 2006 года епископ Марк, помощник митрополита Кирилла в ОВЦС, позвонил мне, чтобы сказать, что митрополит Кирилл недоволен тем, что прот. Андрей все еще не восстановлен в служении. Во второй половине дня я поговорил с прот. Андреем, взяв с него обещание публично выразить свое раскаяние и восстановил его в служебных обязанностях".
  13.02.06. На собрании Приходского Совета объявляется об исключении Михаила Сарни из Приходского Совета и предупреждаются пять других членов Приходского Совета (Алиева, Бондаренко, Носова, Симонова, Толстая), не согласных с политикой, проводимой еп. Василием. Прот. Андрей выступает в защиту М. Сарни.
  15.02.06. Устное указание еп. Василия (по телефону) прот. Андрею об отпуске "для поправки здоровья" и о запрещении ему появляться в соборе даже для проведения уроков в воскресной школе и совершения треб.
  21.02.06. Закончено расследование о. Александром Уильямсом, и прот. Андрей вызывается на заседание "тройки" (настоятель, юрисконсульт, диакон Питер Скорер). Со стороны прот. Андрея присутствовал Александр Некрасов.
  22.02.06. Прот. Андрею присылается решение о "последнем предупреждении".
  23.02.06. Прихожане обращаются с письмом к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию с просьбой вмешаться в ситуацию.
  26.02.06. Прот. Андреем отправлено письмо еп. Василию о несогласии с "последним предупреждением" и намерении обратиться в "Employment Tribunal".
  03.03.06. Указ еп. Василия об увольнении прот. Андрея и запрещении ему появляться в соборе, вплоть до его отъезда 29.04.06.
  8.03.06. Прихожане направляют письмо еп. Василию с перечислением накопившихся проблем, требующих незамедлительного решения, и просьбой разрешить прот. Андрею приходить в храм. Письмо остается без ответа.
  13.03.06. После собрания Приходского Совета Алиева, Бондаренко и Носова разговаривают с еп. Василием и сообщают ему, что обстановка в соборе накалена до предела и для урегулирования всех проблем и восстановления спокойствия необходима его встреча с прихожанами, о которой они так долго и безуспешно просят. Еп. Василий соглашается встретиться с прихожанами, обещав сообщить позже о возможной дате проведения встречи.
  20.03.06. Еп. Василий издает Указ, по которому исключает из Приходского Совета Алиеву, Бондаренко, Носову, Сарни, Симонову, Толстую, т.к. "они выдвигали необоснованные обвинения против своего епископа и этим вызывали смущение среди клириков и мирян, нарушив церковный мир".
  24.04.06. Еп. Василий написал письмо Патриарху Московскому и всея Руси с просьбой освободить его от подчинения Московскому Патриархату.
  01.05.06. Еп. Василий разослал по почте всем клирикам и членам Епархиальной Ассамблеи письмо, в котором объявлял о своем прошении Патриарху Московскому и всея Руси Алексию отпустить его и вверенную ему епархию под Константинопольскую юрисдикцию.
  02.05.06. Еп. Василий направил письмо Константинопольскому Патриарху с просьбой принять его и Сурожскую епархию под свой омофор.
  07.05.06. Перед Литургией еп. Василию было вручено письмо от Патриарха Алексия, с которым он отказался ознакомиться и, несмотря на просьбу не делать никаких объявлений без ознакомления с этим письмом, после Литургии объявил прихожанам Лондонского собора о своем решении сменить юрисдикцию епархии.
  09.05.06. Еп. Василий освобожден от управления Сурожской епархией с увольнением на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса, возникшего в Сурожской епархии, специальной патриаршей комиссией.
  14.05.06. Еп. Василий заявил, что данный указ не основан на рассмотрении всех фактов и он немедленно подает апелляцию Константинопольскому Патриарху.
  
  
  * * *
  
  8 декабря 2005 года:
  
  Протоиерей Андрей Тетерин
  
  ПИСЬМО ПРИХОДСКОМУ СОВЕТУ ЛОНДОНСКОГО СВЯТО-УСПЕНСКОГО СОБОРА
  
  Ваши Высокопреосвященства! Ваши Высокопреподобия! Братья и сестры!
  
  Поводом (но не причиной) этого невеселого письма послужила провалившаяся на днях с треском так называемая "конференция" некоего "Русского Христианского Движения в Англии" (устроившего ее на базе Лондонского собора, но настойчиво стыдившегося назваться "Русским Православным движением"). Со всей епархии (т.е. со всей Великобритании и Северной Ирландии) собрались 3-4 десятка людей, т.е. практически никто. И не придя на упомянутое мероприятие русскоязычные православные люди были правы. Хотя темой "конференции" и была избрана "соборность" (не соборность Церкви, как одна из существенных сторон ее бытия, а просто так - "соборность"), одной из заданных тем (сформулированной, к сожалению, священником одного из западноевропейских приходов РПЦ) стала тема недостоинства русских епископов и, особенно, худость соборно принятого ими "Устава Русской Православной Церкви", который так мешает жить и трудиться.
  Дело не в "конференции" и не в развалившемся с самого начала "движении". Все гораздо хуже. Речь пойдет о весьма тревожном и опасном положении Сурожской епархии по отношению к своей духовной матери - Русской Православной Церкви.
  По благословению Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода я приехал служить в Лондон более полутора лет назад.
  Вот то, что я увидел и понял здесь, и о чем свидетельствую.
  Для церковного человека первое, о чем он вольно или невольно судит, - это богослужение. То, что мы видим в Русском кафедральном соборе в Лондоне, могло существовать в СССР при полуграмотном и нерадивом священнике в каком-нибудь захолустном приходе, но не иначе.
  Вот то, что есть. Запрещено (именно запрещено!) вне Великого Поста чтение третьего, шестого и девятого часов, говорящих о рождении Церкви от Св.Духа и о крестных страданиях и смерти Спасителя. Во время вечернего богослужения выброшена половина ектений, читаются всегда четыре тропаря из каждой песни канона, практически выброшено из богослужения стихословие Псалтири, сокращено (часто до одной!), или отсутствует пение положенных стихир.
  Запрещено (именно так!) совершение в богослужебные дни таких традиционных для русскоязычных православных людей последований, как общие молебны - празднику, святым, водосвятных.
  Урезан и искажен до неприличия (с одним: "Упокой, Господи...") чин заупокойного богослужения.
  В предстоящем году сурожскими "литургистами" предусмотрено отменить утренние службы на великопостные родительские субботы со всеми их последованиями. Почему? А я и не знаю. Меня никто к обсуждению не приглашал.
  Настойчиво и последовательно запрещается пение многолетия Святейшему Патриарху при каких-бы то ни было обстоятельствах.
  Запрещено чтение Рождественского и Пасхального посланий Его Святейшества. Когда я на свой страх и риск все же это сделал, мне было поставлено на вид.
  Неуклонно проводится в жизнь идея об излишности и старомодности таинства покаяния и связанной с ним исповеди (особенно перед причастием). Когда во время упомянутой "конференции" я все-таки сказал об этом, один из западно-европейских "собратьев" по священному сану вскочил, крича: "Этими словами вы бросаете камень в митрополита Антония!".
  Искореженность суточного круга богослужений еще не главная беда. До непристойного минимума урезан и годовой круг церковных служб. Основная мишень - великие русские святые и вселенские, особо чтимые Русской церковью. Создается впечатление, что руководство Сурожской епархии и Лондонского собора поставили своей целью заставить приехавших сюда забыть о том, что они русские, и что их церковь - Русская Православная. Храм закрыт в рабочие дни неделями - и даже когда в течение их положено совершать память тех, чей пример веками воспитывал лучшее, что есть у православных народов.
  Здесь уместно вспомнить, что собор в Лондоне официально зарегистрирован как благотворительная организация, призванная оказывать духовную, нравственную и воспитательную поддержку тем людям, кому непросто. Здесь же все наоборот - воспитание беспамятства, духовной лени, забвения своих духовных корней и - в конечном счете - нравственности. Я вижу в этом признаки глубочайшего неуважения к русскоязычным православным людям. Все как будто делается для того, чтобы оказавшиеся в Англии забыли о своей Родине, часто вынужденно покинутой, о своих Церкви, языке, вековых духовных ценностях.
  Неуважение и презрительное отношение к Русской Православной традиции в полной мере относятся и к духовному носителю ее - Высокопреосвященному Анатолию, архиепископу Керченскому. Хотя он давно и демонстративно отстранен от реального участия в административных делах, хотя все чаще не считают нужным даже представить его официальным лицам, прибывающим в Англию, именно на его молитве, авторитете, духовной силе и терпении стоит Сурожская епархия, и особенно - после ухода митрополита Антония.
  Архиепископ Анатолий уже около пятнадцати лет живет в сыром подвальном помещении, получает жалование равное пособию какому-нибудь иммигранту из дальних стран, прибывшему в эту страну без определенных целей. Но, несмотря на все, именно он, а не кто-то другой, является духовным отцом и поддержкой десятков, если не сотен как русскоязычных прихожан, так и тех, чей родной язык - английский, и о чем многие из них готовы засвидетельствовать.
  И тем местным грубиянам (как малолетним, так и не очень), что не стеснялись и не стесняются даже прилюдно хамить Владыке за его верность Русской Православной Патриаршей Церкви (хорошо зная, что это всегда и везде останется безнаказанным), хочется напомнить о том, что за его плечами - более сорока пяти лет монашеских трудов и священства (из них - более тридцати трех лет - в архиерейском сане). И о том, что воспитывали его новомученики и исповедники русские, платившие за свою принадлежность к Русской Православной Церкви тюрьмами и жизнью.
  Последним их причиненных владыке Анатолию оскорблений, на мой взгляд, явились попытки устроения так называемого "монашества" в землях здешних.
  Сам Владыка со своим всегда добродушным смехом рассказывал мне историю о том, как некая российская "монахиня", прибывшая сюда неизвестно как и для чего, собирается открыть монастырь в долинах Британских, даже не подойдя к нему за советом и благословением.
  Все это было бы смешно, если бы не было столь грустным. Православным людям есть куда поехать в Англии (вспомним, хотя бы, благодатный Свято-Предтеченский монастырь в Эссексе, созданный и взращенный старцем-архимандритом Софронием (Сахаровым)). Этот монастырь, добавлю, мог бы и сейчас быть русским. Почему перестал - долгая история.
  Вопрос в другом: не будет ли новоявленное Сурожское "монашество" одним из ударов по духовному авторитету Русской Патриаршей Церкви здесь? Если и мирской устав и приходской образ жизни искалечены до предела, то что ожидать от образа жизни "монашеского" на здешний манер? Что ожидать от "монашества", создаваемого отнюдь не монашескими путями и с явным презрением к его сути - смирению, послушанию, уважению к подлинно монашескому опыту?
  Но вернемся к Лондонскому собору. Не секрет, что благополучие материальное, при правильном и, главное, честном его употреблении, может весьма способствовать благополучию духовному. Одна из гарантий этого - обеспечение надежного контроля за поступлением средств.
  В повседневной жизни собора его финансовое положение определяют русскоязычные прихожане, составляющие 9/10-х от общего числа прихожан. Но знают ли они, куда идут их пожертвования? Конечно, нет. Пожертвования эти ( а основная часть их - пожертвования от служб в воскресные дни, когда в храме молятся 250-300 человек) быстро уносятся и учитываются, но кем - людям неведомо.
  Вопрос о церковных средствах может бы и не стоял так остро, если бы не неряшество алтаря, утвари, замызганных облачений, недостойных даже самого захолустного российского прихода, не то что собора, стоящего в сердце капиталистического мира.
  И все же, едва ли не самые тревожные мысли здесь - о будущем Сурожской епархии, которой и сейчас-то, по сути дела, нет.
  Есть Лондонский собор (единственный по-настоящему большой приход), два-три небольших, некоторое число крошечных (по российским меркам) общин - разрозненных, не знающих друг о друге ничего. И все.
  Но это отнюдь не все. Есть огромное (без преувеличения) число русскоговорящих православных людей, живущих во многих городах Англии. Их существование не волнует руководство Сурожской епархии. Их никто не ищет, не собирает, не сплачивает. И если бы я в частном порядке начал что-то делать, меня сразу бы обвинили в подпольной деятельности. Почему?
  Во-первых, потому, что работа по созиданию епархии обещает быть трудной и безденежной.
  Во-вторых, потому, что русскоязычных православных здесь боятся. Ибо большая часть их наверняка предпочтет жить по тому самому "плохому" "Уставу Русской Православной Церкви" со всеми вытекающими правами и обязанностями, нежели по Сурожскому "уставу", неутвержденному священноначалием Русской Церкви, русский вариант которого вообще толком никто и никогда не видел. Но упомянутый виртуальный "устав", в то же время, весьма выгоден: именем митрополита Антония можно оправдать все искажения, все злоупотребления, все небрежение - все!
  Это обращение - лишь краткий набросок тех главнейших вопросов епархиальной жизни, которые требуют скорейшего и честного разрешения. Иначе будет новый взрыв. И я, больше других знающий русскоязычных сурожцев, знаю это. И, поэтому, обязан предупредить об этом всех, кто обязан заботиться о нашем Лондонском приходе и о нашей епархии.
  В своем выступлении на очередной провалившейся обновленческой "конференции" я напомнил слушателям о тех, кто является подлинным недругом Русской Православной Церкви. Они не те, кто открыто ругает ее и отрицает ее право на жизнь. Не те, кто откровенно ненавидят Россию. Нет. Насильно мил не будешь.
  Подлинные недруги - те, кто лицемерно свидетельствуют о послушании и любви к Русской Церкви, но дела их говорят об ином.
  Протоиерей Андрей Тетерин,
  священник Лондонского Успенского собора
  
  
  * * *
  
  13 декабря 2005 года:
  
  ПИСЬМО ПРИХОЖАН ЛОНДОНСКОГО СОБОРА ЕПИСКОПУ СЕРГИЕВСКОМУ ВАСИЛИЮ (ОСБОРНУ)
  
  Ваше Преосвященство!
  
  Мы, прихожане Лондонского Русского Патриаршего Собора Успения Божией Матери и Всех Святых смиренно обращаемся к Вам в связи с Вашим, с нашей точки зрения, совершенно необоснованным решением об отстранении протоиерея Андрея Тетерина от служения в нашем соборе.
  Мы неоднократно писали к Вам лично, как правящему архиерею Сурожской епархии, а также к священноначалию Московского Патриархата, с убедительной просьбой разрешить серьезный пробел в вопросе полноценного окормления русскоязычных верующих. На протяжении последних лет сложилась критическая ситуация из-за явного недостатка русских священников в приходе.
  Поэтому для нас стало настоящей радостью назначение Cвятейшим Патриархом и Священным Синодом протоиерея Андрея Тетерина на служение в наш храм в марте 2004 года. За эти полтора года мы успели не только полюбить о. Андрея, но по-настоящему оценить его искреннюю преданность в служении на благо Православной церкви. С приездом о. Андрея не только русские люди смогли получить полноценное пастырское окормление, но, благодаря высоким духовным качествам о. Андрея и его хорошему владению английским языком, его полюбила и увидела в нем своего пастыря вся наша многонациональная община. Протоиерей Андрей стал истинным духовником для большинства прихожан Лондонского собора.
  Мы хотим подчеркнуть, что протоиерей Андрей Тетерин - единственный священник Сурожской епархии, получивший богословское образование в духовных школах России и проповедующий строгие канонические традиции Русского Православия. Мы считаем, что именно эта его твердая позиция в отстаивании права следовать церковным канонам и святоотеческому наследию и послужили истинной причиной запрещения о.Андрею служить в нашем соборе и епархии.
  Мы, нижеподписавшиеся, смиренно просим Ваше Преосвященство пересмотреть Ваше решение и снять наложенный Вами ничем не обоснованный запрет с о. Андрея.
  Мы считаем нужным довести до Вашего сведения наше желание, чтобы о. Андрей остался на служении в нашем приходе на долгие годы. Мы убедительно просим Вас безотлагательно рассмотреть наше прошение.
  Мы просим Вас созвать внеочередное собрание Лондонского прихода в середине января 2006 г. для обсуждения создавшегося положения.
  Оставляем за собой право обратиться к священноначалию Русской Православной Церкви за помощью в разрешении этой трагической для громадного большинства прихожан Лондонского собора ситуации.
  Прихожане Лондонского Русского Патриаршего cобора
  Успения Божией Матери и Всех Святых.
  209 подписей
  
  
  * * *
  
  23 февраля 2006 года:
  
  ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРИХОЖАН ЛОНДОНСКОГО СОБОРА СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество,
  
  С надеждой умоляем Вас не допустить дальнейшего унижения священнослужителей из России, а так же русских людей, желающих оставаться в тесном единстве с Матерью-Церковью. Надо что-то сделать, чтобы остановить сурожское священноначалие, которое медленно, но верно, прикрываясь именем Московского Патриархата, сознательно ведет приход в раскол. Мы же хотим оставаться Вашими верными чадами на деле, а не на словах. Помогите нам ради наших детей и внуков, - мы хотим, чтобы они воспитывались в русском православном духе.
  Мы просим Вашей поддержки в ситуации, сложившейся в Патриаршем приходе Русской Православной Церкви в Лондоне. Ситуация критическая. Почти все священнослужители здесь предпенсионного возраста. О. Андрей (Тетерин) был вызван служить именно в нашем русском Патриаршем приходе, но ввиду его недавнего повторного отстранения эта острая нехватка именно в русских священниках в соборе снова дала себя знать. Основная масса верующих всегда будет предпочитать ходить в наш русский Патриарший собор в центре Лондона, и поэтому мы нуждаемся в хотя бы еще двух дополнительных русских священниках для собора и умоляем Вашего содействия в этом вопросе.
  В случае ухода владыки Анатолия мы очень просим Вас прислать нам русского епископа. Более 15-ти лет тому назад по личной просьбе митрополита Антония архиепископ Анатолий был назначен Святейшим Патриархом и Синодом быть его помощником. До конца своих дней митрополит Антоний держал владыку Анатолия при себе и был его защитой. Перед уходом в мир иной митрополит Антоний в своем официальном прошении на имя Святейшего Патриарха и Синода убедительно просил Святейшего об оставлении владыки Анатолия здесь для русской паствы в сотрудничестве с епископом Василием. На протяжении последних лет нам стало совершенно очевидно, что владыка Василий не способен позаботиться о нуждах русских верующих, и поэтому без русского епископа окормление русской паствы всегда будет проблематично.
  Владыка Василий и его послушники пытаются внушить всем, что наш Патриарший собор - интернациональный, где не должно быть отдельных служб на церковно-славянском языке. И это при том, что русских здесь 85% прихожан. Но Русская Церковь и в России, и за рубежом исторически была открыта для верующих других национальностей и поэтому являлась многонациональной, не стыдясь называться Русской Православной Церковью. В нашей церкви есть честные и порядочные англичане, и мы уважаем их и рады видеть в своей среде.
  Нам многие годы внушают, что мы должны быть благодарны англичанам, пришедшим в Православие стараниями митрополита Антония и выкупившим Лондонский собор. Но это не соответствует действительности. Наш храм был выкуплен в значительной степени за счет пожертвований старых русских прихожан храма, перешедшего в управление митрополиту Антонию от о. Владимира Феокритова по преемственности. После продажи приходского храма на Upper Addison Road большая часть вырученных средств была потрачена на строительство современной пристройки к Патриаршему храму и на покупку дома для священника в районе Chiswick. На протяжении более полувека русские люди жертвовали деньги, оставляли имущество и дома в наследство именно русской, а не интернациональной Церкви. Русская диаспора в Великобританнии стремительно возросла за последние десять лет, особенно в Лондоне, и сейчас, как никогда, наш традиционнно русский Патриарший храм востребован именно для них. Лондонский храм так и должен оставаться Русским Патриаршим, даже если вся епархия уйдет в другую юрисдикцию, ведь это единственный приход во всей епархии, который является русским Патриаршим. И дополнительные священники из России нужны прежде всего для помощи здесь.
  Мы устали смотреть, как сурожское священноначалие откровенно не желает тесного контакта с Русской Церковью в России и укрепления истинно православного духа в русских традициях в Патриаршем соборе Успения Божией Матери и Всех Святых. Ситуация осложняется тем, что они приветствуют только тех русскоговорящих, которые либо не воцерковлены, либо не осведомлены, или не испытывают лояльности к родной Церкви. Такие люди часто чувствуют неприязнь к Русской Православной Церкви и к русским. Им порой свойственен дух диссидентства и космополитизма. Как три года назад был изгнан епископ Иларион, так сейчас стал неугоден другой священник из России - о. Андрей. Прибывших из России обвиняют в расколе и в неспособности "осознать трудности проповеди православия в неправославной стране" (см. письмо т.н. Русского Христианского Движения в Великобритании). Везде здешним руководителям чудится "рука Москвы". На самом деле именно Сурожская епархия больше напоминает тоталитарную секту, где никто не имеет права голоса, а осмелившие сказать что-либо, не соответствующее разрешенному мнению, подвергаются травле и клевете.
  Очень грустно это писать, но данное положение вещей сложилось не сейчас, а было уже давно, только раньше владыка Антоний все сглаживал своим авторитетом и незаурядностью. Но и митрополит Антоний никогда не хотел финансовой поддержки Московского Патриархата и священников из России, так же он не хотел открывать дополнительных русских приходов в Великобритании и Лондоне (за 50 лет не открыто ни одного русского прихода в Англии). Почему мы унаследовали такую ситуацию? Теперь это трудно сказать... Хотя и раньше многих удивляла такая независимость Сурожской епархии: бомбят Сербию, а здесь не разрешается зачитывать воззвание Русского Патриарха о прекращении бомбардировок. Здесь вообще как-то не принято зачитывать послания от главного иерарха. За последние годы, после фактического игнорирования сурожским священноначалием братской Сербской Церкви во времена трагических событий 1999 года, после изгнания епископа Илариона и других случаев, многие люди уже ушли из нашей церкви в другие православные приходы.
  Кризис и раскол в Сурожской епархии идет не от последних событий, а от давней независимой позиции епархии по отношению к Московской Патриархии. Складывается впечатление, что управляет Русской Церковью в Великобритании кто угодно, но только не Московский Патриархат. Раньше все боялись выступать, а теперь уже нет сил смотреть, как разваливается община, как люди разочаровываются и уходят, хорошо если только в другую церковь - сербскую, греческую, зарубежную, а порой, впервые придя в храм Божий и увидев сурожские беззакония, уходят из Церкви совсем. И это печально.
  Сейчас о. Андрея обвиняют, что он послал копию своего письма в русское посольство. Однако до этого епископ Василий и его сторонники сами неоднократно пользовались расположением и помощью русского посольства, когда собирали средства на ремонт храма. Их оскорбило то, что в посольстве из письма о. Андрея узнали правду о настоящем положении вещей в русском приходе - о тех нарушениях, имеющих место в соборе, о том, что не выполняются просьбы русских верующих ввести дополнительные богослужения на церковно-славянском языке (полностью на английском языке они не хотят вводить дополнительное служение, так как на английские службы мало кто придет, и выявится невостребованность английского языка в Русской Патриаршей Церкви). Так же в письме были упомянуты уже известные всем факты, что Богослужения и чинопоследования изменяются до неузнаваемости, из-за нехватки священников многие не имеют возможности исповедоваться перед причастием (да и просто посоветоваться со священником о духовных вопросах), пренебрегается устав РПЦ. В приходской совет трудно попасть верующим, желающим сохранять верность Матери-Церкви, а те, которые все-таки туда попадают, подвергаются давлению. Всех обязуют сохранять конфиденциальность. На последнем приходском совете был исключен из состава Михаил Сарни за "необоснованные обвинения в адрес епископа Василия", а еще часть русскоговорящих членов совета были предупреждены, что если они еще будут писать или подписывать какие-либо письма, то тоже будут исключены. Однако эти люди, искренне переживая о судьбе прихода и понимая всю серьезность сложившейся ситуации, все равно решили подписать это письмо.
  Однозначно, что мнения, отличные от "сурожского"-разрешенного, не допускаются и караются. Получается, что игнорируется мнение основной части всего прихода, которая не имеет права выразить свои взгляды и даже не может узнать, что за спиной у прихожан решил приходской совет.
  В начале февраля произошло недопустимое нарушение: настоятель храма о.Джон разослал свое заявление о ситуации с о. Андреем вместе с оскорбительным открытым письмом "Русского Христианского Движения" всем членам прихода, тем самым показывая, что содержание этого открытого письма является официальным мнением священноначалия. И это письмо помещено в "Соборном Листке".
  Пример подобного самоуправства хорошо виден в ставропигиальном приходе в Манчестере. Архиепископ Анатолий с согласия и после голосования прихожан, оформил приход как ставропигиальный, деньги на строительство были выделены по благословению Святейшего, и храм построен. А те люди, что самоназначились как попечители и приходской совет, клевещут на владыку и показывают свою независимость и самость.
  Ваше Святейшество, мы Вас любим, уважаем, всегда рады Вас видеть по телевидению во время великих праздников и читать Ваши проникновенные послания, в которых чувствуется молитвенная и сострадательная любовь к людям. Мы понимаем сложность сложившейся ситуации, знаем, что оппоненты сильны и могут поднять большой шум, но ведь Бог не в силе, а в правде! Нам нечего стесняться - у нас православная страна и православный президент, и мы хотим оставаться в связи со своими корнями. Мы уже много писали на протяжении прошедших лет - и в приходской совет, и епископу Василию, и в ОВЦС, и Вашему Святейшеству. Мы все еще надеемся, что Вы сможете за нас заступиться, несмотря на трудности. Но, правда сказать, мы почти потеряли всякую надежду.
  Нам больно видеть то неуважительное и порой презрительное отношение к нашим пастырям из России. Мы просим, умоляем о серьезном рассмотрении Патриархией дел в лондонском Русском Патриаршем храме с целью восстановления справедливости по отношению к русским православным пастырям и мирянам и с целью восстановления канонического единства с родной Матерью Церковью.
  Всегда помним о Вас и ценим Ваши труды.
  Не оставьте нас.
  С любовью и надеждой на Вашу поддержку.
  Подписи в Московском Патриархате
  
  
  * * *
  
  Апрель 2006 года:
  
  ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРИХОЖАН ЛОНДОНСКОГО СОБОРА ЕПИСКОПУ ВАСИЛИЮ (ОСБОРНУ)
  
  Уважаемый Владыко Василий! Благословите!
  
  Да будет это письмо поводом к восстановлению мира и правды в Русском Патриаршем приходе собора Успения Пресвятой Богородицы и всех святых, а не к раздору! Благослови, Боже, чтобы оно было понято правильно!
  Владыко, нельзя больше игнорировать недостаточность в окормлении русскоязычной паствы, - это уже выходит из-под контроля.
  7 марта был замечательный праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, но кроме Владыки Анатолия не было ни одного священника! Очень много молящихся пришло в этот день, но люди всю службу не могли исповедаться, была очередь, и перед причастием Владыка был вынужден провести очень краткую общую исповедь. У людей просветлялись лица, когда они подходили под епитрахиль за разрешением грехов, но однако нашлась горстка англоговорящих прихожан, которые стали выражать недовольство этим, обвиняя Владыку за задержку. Как такое возможно! Хорошо, что нашлись люди, и среди англичан тоже, которые им постарались объяснить, что семидесятипятилетний архиепископ служит один, и один исповедует.
  Похоже, что у нас в храме есть тенденция к поверхностному отношению к таинству исповеди. Неужели некоторым непонятно, что в настоящей православной традиции, тем более русской, покаяние - краеугольный камень, начало спасения?.. Это надо обязательно разъяснять людям, а не послаблять в этом вопросе.
  Владыко, нам нужны дополнительные священники из России, понимающие и отзывающиеся на нужды приезжающих сюда русскоязычных людей. Нам нужны люди, знающие традицию, с богословским образованием, ведь мы - Патриарший Собор!
  Не секрет, что некоторые русскоязычные, ставшие активистами в нашем храме, не отличаются большой лояльностью к стране, в которой они родились и воспитывались, и к Матери-Церкви. Неужели ссылаться на них, как на голос русскоязычной паствы, и тем более рассматривать их для рукоположения? Кто пойдет к таким батюшкам?
  После смерти митрополита Антония приток англоязычных людей в Православие резко снизился, а с русскоязычными ситуация иная. Русские - одна из самых больших диаспор в Лондоне. Неужели это неочевидно? И как можно обходиться теми силами, что есть, или рассматривать кандидатуры людей - не носителей этого языка, а только выучивших его на разговорном уровне. Неужели люди смогут раскрыть свою душу в исповеди, зная, что их не совсем понимают?
  Как Вы, которому Богом вверено окормление огромной паствы, не понимаете ее нужд?
  Владыко, к Вам лично относятся с симпатией и видят в Вас тонкого, интеллигентного и образованного человека. Но почему же вы игнорируете объективные вещи? Дорогой Владыко, неужели Вы не видите, что многие люди не находят себе покоя после того, как Вы запретили в служении о. Андрея и никак не объяснили этого? Люди уходят в другие храмы, многие помощники ушли из кухни в знак поддержки о. Андрея, иные прихожане просто находятся в недоумении... Кому это надо, и кому из людей, управляющих нашим приходом и епархией на руку, что русскоязычные уходят из церкви?.. Возникают очень невеселые раздумья. Почему Вы принимаете такие неверные решения или почему разрешаете на себя давить? Ведь это же Ваш выбор - быть епископом в Русской Патриаршей Церкви. Если Вам так не мила эта традиция, то не лучше бы было это просто объявить, сделать соответствующие для себя действия и просто дать ей и ее последователям существовать в той форме и в том месте, где они есть? Зачем под вывеской Московского Патриархата в нашем храме не уважают и даже оскорбляют священников из России, почему был-таки запрещен в служении отец Андрей несмотря на официальное извинение (хотя мы считаем, что в его выступлении на конференции по соборности крамолы не было, пусть оно и показалось кому-то резким), почему неправомочно изгоняются из приходского совета за действия, якобы направленные против правящего епископа, люди - давние члены этого прихода, почему одним росчерком пера о. Иоанн, настоятель, может менять канонические правила в отношении служб, почему епархиальный диакон в полемике позволяет себе фразы типа "Россия, по которой вы вздыхаете", почему один из отцов диаконов и священников ходят и подслушивают разговоры русскоязычных прихожан, как будто последние - неблагонадежны?.. Список можно продолжить.
  Еще раз хочется сказать: это не личные обвинения. И к Вам лично, и ко многим священникам нерусского или эмигрантского происхождения русскоязычные прихожане относятся с любовью и уважением. Вы нас исповедовали, крестили наших детей, совершали панихиды, давали духовные советы и пр. и пр. Тем больнее это писать. Хочется и к другим священникам обратиться: дорогие батюшки, определитесь, где и с кем вы. Если вам так не мила русская православная традиция, не прячьтесь за вывеской нашей церкви, а сделайте для себя честный выбор, не вводите людей в заблуждение и таким образом не губите их души!
  Примечателен, и даже является знаковым тот факт, что когда недавно, накануне Рождества, без объяснения, нашими соборными священниками была переставлена в бывшую кладовку икона святителя Николая, восстановленная архиепископом Анатолием по благословению приснопамятного митрополита Антония, в нашем храме начались страшные нестроения. Это действие очень характеризует нынешнее отношение к русскому духовному наследию, сформировавшееся в нашем храме, т.е. фактически - это скрытая русофобия.
  Владыко, ведь Вы наверняка знаете, что эта икона была спасена русскими моряками с тонущего корабля во время Русско-японской войны. На ней даже есть вмятины от пуль. А знаете ли Вы, кто спасал русских матросов, держащихся на воде в небольшой шлюпке, но бережно укрывавших икону? Английские моряки, которые имели большую человеческую мудрость отнестись к этим матросам, как к героям с высокими духовными ценностями! То есть сто лет назад простые англичане спасали русское духовное наследие, а теперь здесь, в Лондоне, ее помещают в нише бывшей кладовой. Владыка, умоляем, верните икону на полагающееся ей место. Этим самым Вы проявите и дань уважения человеку, отреставрировавшему ее и верою и правдою служащему в нашей епархии, т.е. архиепископу Анатолию. Ведь эту икону сам митрополит Антоний просил владыку Анатолия отреставрировать к столетию войны (это была его заветная мечта), что последним и было сделано. Русская церковь оценила этот труд, а в русских СМИ были статьи, рассказывающие о такой удивительной иконе, которая промыслом Божиим попала в Англию вместе с русской эмиграцией после революции. Владыко, образ вселенского святого, так сильно почитаемого в Русской Православной Церкви, должен быть на прежнем, видном всем месте, благоговейно выбранном митрополитом Антонием.
  Хотелось бы сказать несколько слов о хранении памяти о митрополите Антонии. Почему некоторые из наших активистов, выдающих себя за его ревностных последователей, не встревожены вышеописанным фактом? Почему они не позаботятся о том, чтобы в храме была хоть какая-то схемка кладбища, на котором похоронен Владыка, ведь к нам приходят много паломников, желающих побывать на местах, связанных с владыкой митрополитом. И каждый раз буквально на пальцах им объясняют, где эта могила. Бывали случаи, что люди ее так и не находили. И еще, почему в нашей небедной епархии, во многом построенной самим митрополитом, нет денег и желания для того, чтобы воздвигнуть надгробный памятник владыке? Такое даже в голове не укладывается...
  Дорогой Владыко, мы понимаем, что многие проблемы возникли не сразу, а накапливались в течение времени. Мы также понимаем, что в свое время была холодная война, а до этого революция, и что некоторые иностранцы, а также активисты из эмиграции и диссиденты времен холодной войны (и более поздних) до сих пор с подозрением относятся к России. Но ведь время идет, ситуация уже совсем другая! Пора выйти из ловушки своего сознания и перестроиться! На дворе 2006 год, а не 70-ый!
  Владыко, ведь и среди русскоязычных есть "Иваны, не помнящие родства", как раз таких много на чужбине, но это не значит, что все такие. Почему люди, которые не отказываются от своей духовной культуры, клеймятся как "кучка злоумышленников"?! Пусть такие слова будут на христианской совести людей, распространяющих такую информацию и называющих многих и многих людей, искренне переживающих о судьбе нашей церкви, подобными словами. Владыко, не выбирайте себе в советчики таких отказавшихся от своей духовной культуры людей, это только усилит напряжение в храме. Позаботьтесь о своей душе: ведь Вам перед Богом отвечать за вверенную Вам паству Русской Православной Церкви. Неужели и Вы считаете тех, кто поддержал отца Андрея (несколько сотен подписей!) и выгнанных членов приходского совета, "кучкой злоумышленников"? Если так, то это грустно, значит, Вы не видите реальной ситуации в своей пастве.
  Если же на Вас давят, то пусть это будет на совести тех людей, а Вы-то должны быть для нас "пастырь добрый", готовый за нас душу положить. Вообще, создается тяжелое впечатление, что наша церковь здесь, в Лондоне, является плацдармом для чьих-то политических или финансовых интересов. Если так уж сложилось, то это надо менять: нужно думать о том, как вы, священники, и мы, миряне, будет отвечать перед Богом за сохранение Православия. Делали мы что-то или отмалчивались?
  Многие люди хотят хранить свою культуру, и было бы грехом им в этом препятствовать. Отказ от своих корней - грех перед Богом (вспомним Ветхий Завет и народ Божий), перед ближними (у многих в России родственники или родные могилы) и перед собой, ведь твой язык, культура - это дар Божий тебе лично, и ты не должен этот талант закапывать, а наоборот, преумножать! Мы хотим, чтобы наши дети знали русскую духовную традицию, учились у священников из России. Поэтому хочется еще раз повториться - не опирайтесь на тех русскоязычных, которые не проявляют лояльности к Матери-Церкви и своей культуре. Как раз они - кучка злоумышленников, сеющих смуту в нашем храме.
  Следует заметить, что русские храмы всегда и везде были открыты для людей других культур, поэтому в данном письме ни в коем случае не преследуется цель разделения людей по национальному признаку. Как раз наоборот, в этой связи хотелось бы с грустью отметить, что в письме, по Вашему приказу (и с припиской от настоятеля) разосланном прихожанам неким Русским Христианским Движением в Великобритании, отцу Андрею советуется "отправиться на историческую родину". Всем известно, что этот термин в свое время использовался во время антисемитской кампании. Как такое может исходить от священноначалия в Сурожской епархии? Если так подходить, то большинство наших священников - не русских корней, так что, им тоже отправиться - кому в Грецию, кому в Канаду и пр. Считаем такой подход крайне опасным. Допускаем, что Вы могли ошибаться, т.к. никто не застрахован от ошибок, или Вас ввели в заблуждение. Дорогой Владыко, еще есть время, пока страсти не накалились до предела, чтобы это исправить. Мы умоляем Вас это сделать. Повторимся: нужно общеприходское собрание по разрешению назревшего кризиса.
  Владыко, еще раз просим, откликнитесь на наш искренний к Вам призыв: не на словах, а на деле будьте епископом Русской Патриаршей Церкви! Ведь Вы перед Богом отвечаете за то, как Вы несете этот крест выбранный Вами. Вы Богом над нами поставлены, чтобы нас окормлять, а "какой отец, когда сын попросит у него хлеба, даст ему камень"?..
  С нетерпением ждем Ваших действий по следующим пунктам:
  - срочного приходского собрания для разъяснения ситуации с о. Андреем, которое вы почему-то перенесли, а потом и отменили
  - восстановления всех выгнанных членов приходского совета. Их выбирал приход, и Ваше решение идет в обход устава
  - сохранение порядка и содержания служб
  - приглашение на постоянную работу священников из России, а не скороспешное рукоположение неподготовленных людей или тех, кто не может адекватно окормлять русскоязычную паству на родном языке
  - серьезное рассмотрение языкового соотношения в службах: люди молятся на родном языке, и нужно брать во внимание количество русскоязычных прихожан. При митрополите Антонии была такая практика
  - незамедлительное возвращение иконы святителя Николая на место, выбранное для нее почившим митрополитом Антонием. Еще раз повторимся: как раз после того, как ее убрали с центрального места и поместили в нише бывшей кладовки, в нашем храме стали возникать большие скорби и нестроения. Нельзя просто так убирать из центрального внимания верующих икону такого великого Святителя, столь почитаемого в Русской Церкви, - с ним так обходиться нельзя!
  Скоро Страстные дни, и хотелось бы, чтобы Вы хоть как-то смогли повернуть эту ситуацию в лучшую сторону с тем, чтобы люди могли сосредоточиться на Страстях Христовых, а не быть обуреваемыми страстями, происходящими от конфликтной ситуации в нашем храме.
  С надеждой на восстановление мира и любви в нашем храме,
  Прихожане Патриаршего собора в Лондоне.
  Подписи в Московском Патриархате
  
  
  * * *
  
  10 апреля 2006 года:
  
  Епископ Сергиевский Василий (Осборн).
  ПИСЬМО СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ II
  
  Ваше Святейшество!
  
  Разрешите поблагодарить Вас за Ваше письмо от 3 апреля 2006 года и за Ваше Первосвятительское благоволение по случаю празднования 14 октября 2006 года пятидесятилетия нашего служения в соборе Успения и Всех святых на Энисмор Гарденс в Лондоне. Мы так счастливы, что Владыка митрополит Кирилл Смоленский и Калининградский принял наше приглашение и приедет на празднование пятидесятилетия. Его участие преобразит празднование в великий праздник, и мы сделаем все, чтобы это стало событием, в котором все наши епархии в западной Европе приняли бы участие.
  Я полностью согласен, что было бы желательно отпраздновать одновременно и открытие Пушкинского дома, нового культурного центра. Я буду делать все от меня зависящее, чтобы это осуществить. <...>
  Разрешите Вам выразить, Ваше Святейшество, самую глубокую благодарность за Ваше благословение нашего проекта создать в Лондоне храм в русском стиле. Хорошо известны проблемы, возникшие в прошлом в связи с владетельством церковных зданий, построенных на российские средства, а потом отторгнутых по той или иной причине. Поэтому, в данном случае, я предлагаю установить отдельный фонд (trust), который будет являться держателем этого недвижимого имущества во имя Московской Патриархии. Такой фонд должен быть благотворительным, с целью облегчения налоговых обязательств, приносимого в Великобритании для благотворительных организаций.
  Определение прихода, молящегося в новом храме, является отдельным вопросом, и я не буду скрывать своей надежды, что этот приход будет приходом Сурожской епархии. Значение и крепость нашей епархии в Великобритании в значительной мере зависит от совместных усилий всех верующих. <...> Ради блага Русской Церкви в Великобритании, необходимо, чтобы приход, который будет молиться в новом храме, ощущал бы себя и рассматривался бы как неотъемлемая часть всеобщей русской православной общины в Великобритании.
  Я считаю, что на данном этапе необходимо будет достичь соглашения о желательности создать новый храм в Лондоне, на самом высшем уровне. Только тогда можно будет создать фонд создания храма (Church Building Trust), с попечителями (trustees), располагающим Вашим полным доверием и способными взять на себя это сложное и требующего огромной затраты времени дело.
  Ваше Святейшество, я буду Вам глубоко благодарен за Ваш мудрый совет и отзыв на вопросы, поднятые в этом письме. Разрешите заверить Вас в моей самой глубокой преданности.
  + Василий
  епископ Сергиевский
  управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  24 апреля 2006 года:
  
  Епископ Сергиевский Василий (Осборн).
  
  ПИСЬМО СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ II
  
  Ваше Святейшество!
  
  Пишу Вам это письмо с великой печалью после долгих молитв и размышлений о значении недавних событий в Сурожской епархии. Прошу прощения за то, что письмо написано по-английски, но мне не хотелось переводить его на русский язык до того, как Вы его получите.
  Когда я принял предложение стать возможным преемником митрополита Антония, я ясно заявил, что буду стремиться развивать епархию согласно его видению. Митрополит Антоний в течение многих лет давал понять, что он трудится ради "поместной" Православной Церкви в Великобритании. Русская традиция - это средство распространения православной веры. Но это средство должно быть укоренено в местной культурной реальности. В результате усилий митрополита Антония община в Лондоне, которая в 1950-е годы состояла из нескольких сот человек, ко времени его кончины стала небольшой епархией с тридцатью приходами и евхаристическими общинами на территории всего Соединенного Королевства.
  Развитие епархии и постепенное усвоение ею британского этоса последовали почти сразу за инкультурацией русских "первой" эмиграции в Британии. Митрополит Антоний настаивал на том, что епархия открыта для православных всех национальностей, и в течение многих лет мы сознавали, что мы не просто "русские". Православная вера - для всех людей. Фактически, наши священнослужители в основном англоязычные, и многие из них работают светских учреждениях, чтобы кормить свои семьи.
  Однако демографические изменения последнего десятилетия в Британии полностью поменяли характер русского православного присутствия в этой стране. До падения коммунизма в 1991 году в Сурожской епархии было не более двух-трех тысяч членов, большинство из них - англоязычные. Но с тех пор в Британию приехали почти 250 000 русскоязычных людей из бывшего Советского Союза. Примерно 100 000 из них живут в Лондоне.
  Вполне понятно, что Патриархат должен в первую очередь заботиться о новоприбывших. Им необходимы священники, которые понимали бы их воспитание и их пастырские проблемы, которые могли бы выслушивать их исповедь на родном языке. Многие из новоприбывших хотят поддерживать тесные связи с Родиной и надеются на получение такой возможности хотя бы отчасти с помощью Церкви. В отличие от прежних волн эмиграции, для них это возможно.
  Вы знаете, что некоторые из новоприбывших выражают глубокое неудовлетворение Сурожской епархией посредством кампании, проводимой при помощи петиций, открытых писем в Интернете и даже в прессе против меня, а также руководства епархии из числа священников и мирян. Тот факт, что те же самые вопросы - верность Патриархату, финансовый контроль, богослужебные язык и практика - поднимались, когда в Британии был епископ Иларион, говорит о том, что эти проблемы имеют структурный и эндемический характер. Это не вопрос о личностях. Тем не менее, следует сказать, что мой викарий архиепископ Керченский Анатолий никоим образом не поддерживает видение и практику в епархии, установившиеся при митрополите Антонии. Едва ли мне нужно напоминать Вам о недавних проблемах с протоиереем Андреем Тетериным. Перед Страстной седмицей поддерживающие отца Андрея устроили "отказ от работы" в кафедральном соборе, чем создали большую проблему.
  После даже поверхностного рассмотрения событий после сказанного о. Андреем 3 декабря 2005 года напрашивается вывод о том, что в Московском Патриархате есть элементы, поддерживающие тех, кто стремится подорвать мой авторитет в епархии и вмешивается в мое ведение епархиальных дел. Публичные претензии по этому поводу были выдвинуты и не были опровергнуты. ОВЦС поощряет членов епархии к тому, чтобы просто связываться с Москвой в случае недовольства чем-либо. Такое положение невыносимо. Кроме того, оно противоречит принципам православной экклезиологии, запрещающей вмешательство одного епископа в епархию другого.
  С печалью пишу Вам и прошу Вас отпустить меня из Московского Патриархата. Может быть, Вы поймете, что для меня это значит, если я скажу, что я начал посещать Божественную литургию в приходе Московского Патриархата в 1957 году и оставался верен этому первому призванию до сих пор. Однако события последних нескольких лет перед кончиной митрополита Антония и после нее окончательно убедили меня в том, что созданная им в Великобритании и Ирландии епархия должна выйти из Московского Патриархата и стать епархией Вселенского Патриархата со статусом, сходным со статусом архиепископии русских приходов в Париже.
  Ваше Святейшество, вы ясно говорили о своей вере в то, что Русскую Церковь лучше следует понимать как единый организм с членами как в России, так и за границей. Поэтому юрисдикционные разделения, существующие вне России, не являются фундаментальными, и к ним следует относиться как к временным административным приемам, возникшим из-за причуд истории. Это подтверждается тем фактом, что Западноевропейская архиепископия Вселенского Патриархата и Московский Патриархат находятся в евхаристическом общении, и тем, что ведутся переговоры о восстановлении евхаристического общения между Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью.
  Однако, если это так, то разумно признать изменения, произошедшие с русской православной паствой в Британии и согласиться с тем, что реструктуризация русского православного присутствия в Британии необходима. Новоприбывшие из России должны оставаться в центре внимания пастырских трудов Патриархата, в то время как Сурожской епархии - в той форме, в которой она развивалась в течение многих лет, - должно быть позволено встать в один ряд с церковным организмом, наиболее ее напоминающим - архиепископией русских приходов в Париже - и стать частью Вселенского Патриархата.
  Сурожская епархия, под новым именем, и впредь будет оказывать новоприбывшим какую только сможет помощь, а Патриархат интенсифицирует свои усилия по обеспечению церковного дома для тех же самых людей. Нет причины, по которой сотрудничество невозможно.
  Ваше Святейшество, прошу Вас отпустить меня во Вселенский Патриархат ради дальнейшего развития Православия в Британии и Западной Европе - и, в конечном итоге, для блага и процветания Русской Православной Церкви.
  Всегда Ваш во Христе,
  +Василий
  епископ Сергиевский
  управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  2 мая 2006 года:
  
  Епископ Сергиевский Василий (Осборн).
  
  ПИСЬМО СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОМУ ВАРФОЛОМЕЮ I
  
  Ваше Всесвятейшество!
  Христос Воскресе!
  
  Посвятив немало размышлений конфликту, омрачающему жизнь Сурожской епархии в последние несколько лет, и поговорив, как Вам известно, с архиепископом Команским Гавриилом, я пришел к заключению, что наши сложности могут быть разрешены, если я попрошу принять меня под омофор Вселенского Патриархата, вместе с духовенством и приходами, которые захотят за мной последовать.
  Зная, что Вы как Вселенский Патриарх имеете особое попечение о благоденствии всей Православной Церкви и что Архиепископия русских церквей в Западной Европе - церковная община, наиболее близкая нашей епархии по своей истории и внутреннему управлению, я смиренно прошу Вас принять меня с моими клириками в Вашу юрисдикцию, в качестве отдельное епархии, наряду с Архиепископией Западной Европы. Я уверен, что все мы сможем вместе плодотворно работать на благо нашей Святой Церкви.
  В то же время, я написал Его Святейшеству Патриарху Алексию Московскому и всея Руси, прося его отпустить меня из Московского Патриархата и разрешить переход в юрисдикцию Патриархата Константинопольского. Прилагаю копию этого письма, а также копию письма, которое я направил клирикам епархии, членам епархиальной ассамблеи, и адресованного им "информационного листка". Эти документы прояснят ситуацию, которая заставила меня обращаться с такой просьбой.
  Хотя я пошел на этот шаг с определенной скорбью, проведя много лет в Московском Патриархате, мне и многим другим в нашей епархии представляется, что это - позитивный путь вперед, который позволит нам сплотиться и продолжить работу, начатую митрополитом Антонием.
  Архиепископ Гавриил, глава Архиепископии русских православных церквей в Западной Европе в юрисдикции Вселенского Патриархата, полностью осведомлен о моей ситуации и о моих действиях.
  Прошу Ваших святых молитв,
  Ваш смиренный слуга во Христе,
  +Василий,
  Епископ Сергиевский,
  Управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  4 мая 2006 года:
  
  Епископ Сергиевский Василий (Осборн).
  
  ИНТЕРВЬЮ ГАЗЕТЕ "НГ-РЕЛИГИИ"
  
  Ваше Преосвященство, расскажите, пожалуйста, когда возникло нынешнее Русское христианское движение в Великобритании?
  Русское христианское движение основано два года назад благодаря инициативе протоиерея Михаила Фортунато, который долгие годы был регентом соборного хора. Одной из его главных целей является помощь в воцерковлении недавно прибывших иммигрантов.
  Это движение осознает себя продолжателем Русского студенческого христианского движения (РСХД). Оно возникло в среде первой русской эмиграции в 1920-1930-е годы и сыграло очень важную роль для сохранения живой русской духовной традиции в Западной Европе до и после Второй мировой войны. Святейший Патриарх Алексий II и его отец до войны были членами РСХД.
  Мы надеемся, что сможем установить контакты с другими подобными движениями в Европе и России. Члены нынешнего движения - это в основном те иммигранты, которые давно живут в Великобритании, поэтому они прекрасно осознают, с какими проблемами могут здесь столкнуться вновь прибывшие. Они стремятся сделать все необходимое для сохранения русской духовной традиции в Западной Европе.
  Что вы можете сказать о прихожанах, приехавших из России?
  Число наших прихожан значительно возросло после распада СССР. Мы были рады принять их, тем более что не у всех был опыт церковной жизни. Присутствие новых людей должно укрепить православие в Великобритании. Многие впервые стали приходить в церковь именно здесь, и даже крещение они приняли тоже у нас. Они нуждаются в катехизации, в том, чтобы их постепенно знакомили с духовными сокровищами православной веры. Эта работа началась еще при жизни митрополита Антония (Блума), и мы стараемся ее продолжать.
  Как конкретно ведется эта работа?
  Священный Синод возложил общую ответственность за окормление русскоговорящих членов нашей общины на архиепископа Керченского Анатолия (Кузнецова). Он регулярно произносит проповеди, а также проводит беседы по воскресеньям после богослужения.
  У нас есть также две русские группы по изучению Священного Писания, которые встречаются в будни, и, конечно, воскресная школа для детей и подростков. Несомненно, мы смогли бы сделать гораздо больше, если бы у нас были подготовленные катехизаторы.
  В лондонском кафедральном Успенском соборе ведется масштабная реставрация. Что вам удалось сделать?
  Реставрация интерьера почти завершена, остался только потолок. Удалось очистить прекрасные фрески XIX века на верхнем уровне главного нефа. Их практически не было видно более двадцати лет. Теперь можно сказать, что этот храмовый интерьер - один из лучших во всей Великобритании.
  Для финансирования реставрационных работ был создан специальный комитет, в который вошли прихожане собора, как британцы, так и русские. Общие затраты составят 500 тыс. фунтов, из них 350 тыс. уже собрано благодаря специально организованной кампании. Недавно в сотрудничестве с российским посольством мы провели очень успешный благотворительный концерт в чудесном лондонском художественном музее "Лейтон Хаус".
  Успенский храм изначально был православным?
  Нет, это была англиканская церковь, построенная в 1848 году. С 1956 года она используется как русская приходская церковь. В этом году на праздник Покрова Божией Матери, 14 октября, мы будем отмечать ее пятидесятилетие. Надеюсь, реставрация послужит хорошим началом следующего полувекового периода в истории собора.
  Сначала храм был предоставлен во временное пользование православному приходу Англиканской Церковью, но в 1975 году наша многонациональная община, ведомая митрополитом Антонием, смогла с помощью английских друзей приобрести храм в собственность.
  В настоящее время у нас около четырехсот прихожан, а на Пасху приходит около двух с половиной - трех тысяч человек, так что многие вынуждены стоять на улице и слушать праздничное богослужение через громкоговорители.
  Не стал ли этот собор слишком тесным для русских православных в Лондоне?
  Идея создания в Лондоне еще одного прихода специально для тех людей, которые хотят, чтобы богослужение совершалось на церковнославянском языке, возникла еще при жизни митрополита Антония (Блума), и он дал на это свое благословение.
  Мне удалось найти недалеко от центра англиканский храм, который мы могли бы использовать для богослужения. Он свободен в субботу вечером и в воскресенье утром. Единственная проблема в том, чтобы найти священника и мирян, которые смогли бы довести это дело до осуществления.
  В то же время мне представляется, что мы могли бы сделать больше. В Лондоне нет ни одной специально построенной православной церкви в русском стиле, подобной тем, что существуют в других европейских столицах. Мне кажется, пришло время подумать о постройке такого храма в хорошем месте, используя для этого финансовые ресурсы русской общины.
  Что необходимо для этого сделать?
  Британское законодательство позволяет для осуществления такого проекта создать благотворительный фонд. Многие из наших приходов имеют статус, дающий им некоторые налоговые льготы после регистрации в Благотворительной комиссии и при условии предоставления туда годового отчета.
  Подобный храм был бы символом значимости русской общины в Лондоне. Я не вижу препятствий и к тому, чтобы организовать международный конкурс для лучшего архитектурного решения. Не часто выпадает случай построить новый храм в центре одного из крупнейших европейских городов.
  Здесь, конечно, многое зависит от того, сможем ли мы найти группу активных мирян, которые взялись бы за продвижение такого проекта. Но я уверен, что необходимую финансовую поддержку найти можно, если подойти к делу серьезно.
  Как сегодня в Сурожской епархии сохраняется наследие ее основателя и вдохновителя митрополита Антония?
  Митрополит Антоний не только сыграл решающую роль в создании нашей епархии, он и сегодня присутствует в сознании людей. Если обсуждаются какие-то принципиальные вопросы, то его имя при этом вспоминается постоянно.
  Иногда по воскресеньям после литургии мы показываем видеозаписи бесед владыки Антония и затем их обсуждаем. Кроме того, недавно мы привезли из Москвы много его книг, изданных в России, и теперь их можно приобрести в книжной лавке при соборе.
  Мы также стараемся поддерживать атмосферу спокойной и глубокой сосредоточенности, которая была свойственна его служению. Но надо сказать, что это не всегда легко. По воскресеньям число молящихся, наверное, раза в три превышает то, что было в 1960-1970-е годы.
  Создан фонд имени митрополита Антония "The Metropolitan Anthony of Sourozh Foundation". Он занимается собиранием архива (включая аудио- и видеозаписи), изданием книг владыки в Англии, вопросами авторского права. Поступает множество заявок на перевод и издание его текстов в самых разных странах мира. В прошлом году вышел английский перевод русской книги "O встрече" ("Encounter"), готовятся книги о браке, Церкви, об исповеди.
  Беседовал Александр Кырлежев
  "Независимая газета", 4 мая 2006 г.
  
  
  * * *
  
  5 мая 2006 года:
  
  Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
  
  ПИСЬМО ЕПИСКОПУ СЕРГИЕВСКОМУ ВАСИЛИЮ (ОСБОРНУ)
  
  Ваше Преосвященство,
  дорогой Владыка!
  
  Ознакомился с двумя Вашими письмами, поступившими с двухнедельным перерывом. Полностью одобряю содержание первого из них, в котором Вы свидетельствуете о своей преданности Русской Православной Церкви, а также подробнее освещаете планы строительства нового русского храма в Лондоне, выражаете намерение придать характер общецерковного торжества предстоящему празднованию 50-летия храма Успения Божией Матери и Всех святых в качестве кафедрального собора Сурожской епархии, говорите о намерении пригласить архиереев всех епархий Московского Патриархата в Западной Европе и тепло отзываетесь о готовности Преосвященного митрополита Кирилла возглавить праздник.
  Что же касается Вашего письма, датированного вторым днем Пасхи Христовой, то нельзя не удивиться резкому отличию его содержания от предыдущего обращения. Здесь высказаны совсем другие оценки ситуации и другие практические предложения.
  Нам понятны и вызывают сочувствие затруднения, связанные с новой реальностью, сложившейся в Великобритании в результате прибытия за короткое время множества русскоязычных верующих, о чем Вы пишете во втором Вашем письме. Да, ситуация сложилась непростая, представляющая определенный вызов для епархии и требующая ответственных пастырских решений. Но ведь предлагаемое Вами разделение епархии по национальному и культурному признаку никоим образом не может привести к преодолению противоречий, к исцелению существующих болезненных явлений и укреплению Православия на Британских островах.
  Разделения в русском церковном рассеянии случались, как известно, и раньше. Но в ХХ веке они вызывались катастрофическими для Русской Церкви обстоятельствами, гонениями и безбожной диктатурой на Родине. Притом эти вынужденные разделения всегда мыслились как временные, и сегодня они, благодарение Богу, успешно преодолеваются; достаточно указать на плодотворное развитие диалога с Русской Зарубежной Церковью. Вы же, напротив, предлагаете из-за временных напряжений закрепить навсегда либо на неопределенно долгое время разделение паствы.
  Вы пишете, дорогой Владыка, о развитии Сурожской епархии согласно видению приснопамятного митрополита Антония. Именно такое развитие и Мы поддерживаем и благословляем. Подвигом жизни блаженнопочившего иерарха было создание многонациональной епархии, верной традиции Русской Церкви, но открытой к новым вызовам жизни в условиях Западной Европы и свободной от всякой этнической ограниченности. Под омофором Владыки Антония русские, англичане, представители иных национальностей равно ощущали себя любимыми чадами единой Церкви-Матери, которой покойный святитель был верен всегда, в том числе в самые неблагоприятные для этого времена, и сохранил эту верность даже до смерти.
  Мы ожидали от Вас, Владыка, что Вы продолжите дело митрополита Антония. В этом заверял нас почивший иерарх, желая именно Вас видеть своим преемником. Это обстоятельство во многом определило решение Священного Синода о возложении на Вас обязанностей по управлению Сурожской епархией. И сами Вы неоднократно подтверждали Ваше желание продолжать дело Владыки Антония, преемственно следовать его линии и хранить ту же верность Матери-Церкви. Вам была дана возможность подтвердить эти намерения делом. Понимаем, что встретились трудности. Но ведь многократное умножение русского присутствия произошло и в других зарубежных епархиях Московского Патриархата, также требуя усилий для сохранения единства и обеспечения духовного окормления разнородной и разноязычной паствы. Кому как не архиереям блюсти единство народа Божия?
  Поэтому Ваше предложение разделить вверенную Вам от Бога паству по национально-культурному признаку и "распределить" верующих по разным юрисдикциям очень огорчило меня. Владыка, речь ведь идет не о Вашей личной судьбе, а о том, сохранится ли церковное наследие митрополита Антония, продолжится ли дело его жизни. Ясно, что предлагаемый Вами выбор никоим образом не может приблизить перспективу рождения единой и многонациональной Поместной Церкви в Великобритании и вообще в Западной Европе, не может способствовать разрешению проблемы церковного устройства православной диаспоры, над которой десятилетиями трудились и трудятся вместе Поместные Церкви, включая представителей Константинопольского Патриархата. То, что Вы предлагаете, - не просто шаг назад. Пойдя по пути умножения разделений, мы рискуем утратой церковного мира и стабильности во Вселенском Православии. А расплатой в конечном счете станут новые страдания паствы.
  Владыка, моя молитва - о том, чтобы Господь всех нас уберег от подобных деяний и от страшного ответа за них на грядущем Суде Божием. По возложенному на Патриарха долгу служения церковному единству, напоминаю Вашему Преосвященству о Вашей архиерейской присяге и призываю Вас, вместе с клиром епархии и ее паствою, продолжить труд по созиданию, а не разделению Тела Христова. Мы окажем Вам всякое необходимое содействие и поддержку на этом пути. Готов принять Вас для личной беседы и обсуждения существующих затруднений, для определения дальнейших совместных действий.
  Дело же устроения Православия в Западной Европе мы намерены продолжать, собирая воедино разделенные некогда части Русской Церкви и братски взаимодействуя с другими Поместными Церквами, имеющими свою диаспору здесь и в других частях мира. Об этих намерениях Вы знаете из моего послания трехлетней давности, которое было горячо поддержано как Вашим предшественником Преосвященным митрополитом Антонием, так и Вами. История автокефалии Православной Церкви в Америке, а также опыт нашего участия в общеправославном обсуждении вопроса диаспоры, убедительно свидетельствуют об отсутствии в нашей Церкви эгоистических устремлений или националистических предрассудков, о нашей верности апостольским принципам.
  Дорогой Владыка! Русская Церковь много пострадала в веке минувшем от гонений безбожников, от гордыни раскольников, от предательства лжебратий. Молитвами Новомучеников и всех святых, настало для нее время отрады, время собирания и возрождения. Наше счастье, что Господь сподобил нас жить и служить Ему в эти дни. Трудно бывает и сегодня, но разве эти "болезни роста" можно сравнить с тем огненным искушением, через которое прошли наши отцы? Поэтому прошу Вас не пугаться испытаний, не избегать креста, но умножить труды по созиданию Тела Христова.
  С любовью о Господе
  +Алексий
  Патриарх Московский и всея Руси
  
  
  * * *
  
  9 мая 2006 года:
  
  ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ
  
  Письмо Святейшего Патриарха Алексия Преосвященному епископу Сергиевскому Василию было вручено адресату утром 7 мая. Отказавшись ознакомиться с содержанием письма перед Божественной литургией, епископ Василий после богослужения объявил пастве о своем решении покинуть юрисдикцию Московского Патриархата, а также о уже направленном письме Святейшему Патриарху Константинопольскому Варфоломею (письмо датировано 2-м мая). В данном обращении епископ Василий заявляет: "Я смиренно прошу Вас принять меня с моим клиром под Вашу юрисдикцию в качестве отдельной епархии наряду с архиепископией Западной Европы". В качестве обоснования такого прошения, направленного прежде получения ответа от Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, епископ Василий ссылается на "особое попечение о благобытии всей Православной Церкви", которое имеет Святейший Константинопольский Патриарх.
  В связи с этим Святейший Патриарх Алексий, на основании решения Священного Синода Русской Православной Церкви, издал следующие указы:
  
  Указ Љ3303 от 9 мая 2006 года:
  Преосвященный Епископ Сергиевский Василий освобождается от управления Сурожской Епархией с увольнением на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса; возникшего в Сурожской Епархии, специальной назначенной Нами комиссией
  +Алексий
  Патриарх Московский и всея Руси
  
  Указ Љ3304 от 9 мая 2006 года:
  Преосвященный Архиепископ Корсунский Иннокентий назначается, по совместительству, временно исполняющим обязанности управляющего Сурожской Епархией
  +Алексий
  Патриарх Московский и всея Руси
  
  
  * * *
  
  13 мая 2006 года:
  
  ЖУРНАЛ Љ 31 ЗАСЕДАНИЯ СВЯЩЕННОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  
  В заседании Священного Синода под председательством Патриарха
  Имели суждение: о положении дел в Сурожской епархии.
  Справка: 24 апреля 2006 года Преосвященный епископ Сергиевский Василий направил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II письмо, в котором сообщил о своем намерении перейти в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. В послании от 1 мая 2006 года епископ Василий призвал клир и мирян Сурожской епархии последовать за ним. 5 мая 2006 года Святейший Патриарх Алексий направил епископу Василию ответ, в котором призвал продолжить труды по окормлению паствы Сурожской епархии и выразил готовность лично принять Преосвященного епископа Василия для беседы. Позднее стало известно, что 2 мая епископ Василий направил Святейшему Патриарху Константинопольскому Варфоломею письмо, в котором просил принять его в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Отозвать данное обращение до обсуждения положения в епархии со Священноначалием Русской Православной Церкви Преосвященный епископ Василий отказался.
  В связи с возникшей ситуацией, Святейший Патриарх, по согласованию с членами Священного Синода, издал указы об увольнении епископа Сергиевского Василия на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса, возникшего в Сурожской епархии, о назначении временно управляющим епархией архиепископа Корсунского Иннокентия и о создании комиссии по расследованию сложившейся в епархии ситуации.
  26 мая 2006 года комиссия приступила к работе. Несмотря на многократное приглашение, Преосвященный епископ Василий отказался от встречи с комиссией.
  ПОСТАНОВИЛИ:
  1. Одобрить указы, изданные Святейшим Патриархом 9 мая 2006 года:
  - об освобождении епископа Сергиевского Василия от управления Сурожской епархией с увольнением на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса, возникшего в Сурожской епархии, специально назначенной комиссией;
  - о назначении, по совместительству, архиепископа Корсунского Иннокентия временно исполняющим обязанности управляющего Сурожской епархией;
  - о назначении комиссии для расследования ситуации, сложившейся в Сурожской епархии, в составе: Преосвященного архиепископа Корсунского Иннокентия (председатель комиссии); Преосвященного архиепископа Берлинского, Германского и Великобританского Марка (Русская Православная Церковь за границей; по согласованию с Высокопреосвященным митрополитом Восточноамериканским и Нью-Йоркским Лавром); протоиерея Николая Балашова, секретаря по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей; священника Михаила Дудко, секретаря по взаимоотношениям Церкви и общества Отдела внешних церковных связей.
  2. Выразить сожаление в связи с отказом Преосвященного епископа Василия от встречи с комиссией. Считать лишенными основания аргументы, выдвинутые им в обоснование этого отказа.
  3. Напомнить Преосвященному епископу Василию об ответственности перед Богом и Церковью за выполнение обещаний, содержащихся в архиерейской присяге.
  4. Призвать Преосвященного епископа Василия к сотрудничеству с Преосвященным архиепископом Корсунским Иннокентием, пастырями и верными чадами Сурожской епархии ради скорейшего уврачевания болезненных явлений, возникших в епархиальной жизни.
  
  
  * * *
  
  14 мая 2006 года:
  
  Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев),
  временно управляющий Сурожской епархией.
  
  СЛОВО ПОСЛЕ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ В ЛОНДОНСКОМ СОБОРЕ
  
  Христос воскресе!
  
  Преосвященнейшие Владыки, дорогие отцы, братья и сестры,
  
  Мы с вами совершили сегодня Божественную Литургию. Мы молились Богу и просили Его милости и любви. Мы просили о том, чтобы Господь был с нами всегда, не оставлял нас слабых, немощных и грешных, когда мы заблуждаемся, когда мы совершаем ошибки, когда мы совершаем грехи. Без Бога мы воистину ничего не можем делать. Когда Бог с нами и радость в сердце, и ощущение милости Божией, и пути открываются перед нами. Поражаешься, насколько милосерден Господь, насколько он любит человека, и, одновременно, ужасаешься нашей с вами духовной слабости, греховности, первый из грешных я сам. Как бы мы все были, дорогие братья и сестры, счастливы, если бы следовали путям Господним, если бы не согрешали, молились Богу, любили друг друга, радовались Пасхальной радости, которую Господь наш столь изобильно дарует.
  И как печально на сердце оттого, что иногда приходиться делать то, чему противится твоя душа, что не хочется делать, но вынужден это делать, потому что к этому обязывает твой долг, твоя совесть, твое архипастырское делание.
   Но мы должны быть милосердны и снисходительны всегда друг к другу, даже когда мы совершаем ошибки, когда мы заблуждаемся. Нужна любовь и любовь постоянная. Она не должна быть временной. Но иногда требуется принимать решения и решения трудные и суровые, так как они необходимы для мира, для мира среди людей, для мира в Церкви.
  И сегодня я нахожусь здесь среди вас по благословению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Я прибыл сюда с миссией, с задачей, которая трудная и непосильная для меня, поэтому молю Бога, чтоб Господь был с нами и помог нам. Мы должны делать все, чтобы сохранить мир, любовь к друг другу. Но есть правда - правда, которая должна нами соблюдаться. Есть церковные каноны, есть церковные правила, есть церковная дисциплина. И все мы, и священнослужители, и миряне, должны подчиняться этим церковным правилам и дисциплине.
  Мы часто видим причину происходящих нестроений, отсутствие мира друг в друге, забывая, что источник зла, источник нестроений - это дух зла, дух - противник Бога. Поэтому Господь и учит нас никого не осуждать, всех любить, но, с другой стороны, и противостоять греху, противостоять тому, что мешает миру в Церкви. Мир в Церкви, мир, который от Бога, очень важно хранить и страшно, когда он нарушается. И мы, священнослужители, призваны к особой роли хранить этот мир. На нас лежит огромная ответственность.
  Сегодня, дорогие отцы, братья и сестры, я имею поручение Святейшего Патриарха исполнить дело, о котором хочу вам сейчас сказать. Я ничего не хочу говорить о том, что сейчас происходит в вашей среде в Сурожской Епархии. Во всем этом призвана разобраться специальная комиссия, учрежденная Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. И аз, ваш покорнейший слуга, назначен главой этой комиссии. И начинать, к сожалению, к моей большой скорби, приходится с оглашения двух указов Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.
  Первый указ: "Преосвященный Епископ Сергиевский Василий освобождается от управления Сурожской Епархией с увольнением на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса, возникшего в Сурожской Епархии, специальной назначенной Нами комиссией. Алексий, Патриарх Московский и всея Руси 9 мая 2006 г."
  Второй указ: "Преосвященный Архиепископ Корсунский Иннокентий назначается, по совместительству, временно исполняющим обязанности управляющего Сурожской Епархии. Алексий Патриарх Московский и всея Руси 9 мая 2006 г."
  Я, дорогие братья и сестры, не первый раз среди вас. Я был с вами и в этом соборе, и в дни отпевания приснопамятного митрополита Антония, и на конференции в Оксфорде. Я знаю многих из вас лично. Поэтому, по любви к вам, по долгу своему архипастырскому, мне бы хотелось, чтобы с Божией помощью мы с вами смогли бы выйти из этого трудного положения, чтобы дух любви сохранялся между нами. Здесь нет ни одного человека, о котором бы у меня были плохие мысли, неприязнь личная, чувство какой-то мести. Нет таких здесь людей. Я ко всем очень тепло относился, общался насколько это было возможно. Я понимаю, что на меня возложена не простая, тяжелая миссия.
  Одновременно, я чувствую себя слабым, немощным, не мудрым человеком. И единственная моя надежда - упование на Бога, на милость Божию и на вашу помощь, дорогие братья и сестры.
  Комиссия, назначенная Патриархом, проведет расследование, поговорит с людьми, сделает выводы, представит их Святейшему Патриарху, а потом будут приняты соответствующие решения.
  Я всех вас призываю, пока будет работать комиссия до того как станет ясно, что с нами произошло, в какое искушение мы впали, сохранять мир и единство, сохранять память приснопамятного митрополита Антония, который был великим поборником единства Церкви Русской, который был великим духовником, великим иерархом. И мы должны помнить о том, что сегодня перед нами стоит великая задача сохранить мир и единство в Церкви.
  Я надеюсь, дорогие братья и сестры, на вашу молитвенную поддержку. Вместе мы все должны уповать на помощь и милосердие, благодатную поддержку и вразумление от Единого нашего Бога и Спасителя господа Иисуса Христа.
  Я благодарю вас за ваши молитвы. Я благодарю отцов, которые прибыли сегодня и сослужили нам во время прошедшей Литургии.
  Я хочу выразить чувства особой благодарности Преосвященнейшему Владыке Василию, который был с нами, молился с нами, причащался с нами. Иногда человек впадает в такие ситуации, когда очень сложно принять правильно нужное решение. И всегда есть возможность обратиться к Богу, чтоб Господь вразумил какой выход из того или иного положения Поэтому всем нам нужно молиться, нужна взаимная молитвенная поддержка. Я всегда с глубоким уважением и любовью относился к собрату епископу Василию. Я знал его как человека мудрого, образованного, ревнующего о деле Православия здесь в Западной Европе. Я хотел бы верить, что с Божией помощью Владыка Василий примет правильное решение. Святейший Патриарх дает ему возможность подумать, поразмышлять, помолиться пока работает комиссия, чтоб разобраться объективно, выслушать все стороны о том, что здесь произошло, почему мы подошли к такой, можно сказать, роковой черте.
  Я готов, дорогие отцы, братья и сестры, выслушать каждого из вас, кто пожелает со мной пообщаться. Я предполагаю находиться здесь еще и завтра. Потом я буду стараться приезжать так часто, как это для меня будет возможно, потому что я не освобожден от управления Корсунской Епархией. А в Корсунской Епархии у меня еще пять стран и около шестидесяти приходов.
  Я предполагаю быть с вами и следующее воскресение, и в день памяти Святителя Николая. Потом у меня есть планы быть с вами на вашей ежегодной конференции в Оксфорде и когда у вас будет генеральная Епархиальная Ассамблея, после праздника Святой Троицы, в день вашего храмового праздника.
  Давайте, дорогие братья и сестра, усердно молиться Богу. Давайте помогать комиссии, чтоб она объективно рассмотрела возникшую ситуацию и уповать, что милость Божия всегда будет с нами. Я хочу всех вас, дорогие братья и сестры, призвать к осознанию того, что мы находимся в очень тяжелой ситуации. Нужны великое терпение, великое снисхождение к друг другу и великое упование на Бога и на Его помощь, на предстательство Матери Божией и Святых наших покровителей.
  Да поможет нам всем Господь Бог благодатью и милостью Своей. Да укрепит, вразумит и направит нас на путь истинный молитвами Пречистой Своей Матери и всех Своих Святых. Аминь.
  Христос воскресе!
  Всех вас от души поздравляю с праздником, дорогие отцы, братья и сестры, Преосвященнейшие Владыки.
  
  Заявление епископа Василия после прочтения Указа в соборе
  
  Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыко,
  Я хочу выразить мое личное уважение к Вам и симпатию, которую я чувствовал к Вам со времени нашей первой встречи, полагаю, в 1995 или 1996 году в Отделе внешних церковных связей в Москве. С радостью приветствую Вас в нашем лондонском соборе.
  Однако я должен заметить, что нынешний Указ не основан на рассмотрении всех имеющихся фактов, и, следовательно, на основании 9-го и 17-го правил IV Вселенского Собора я немедленно подаю апелляцию Вселенскому Патриарху.
  
  Продолжение Слова архиепископа Иннокентия после заявления епископа Василия
  
  Каждый человек, дорогие братья и сестры, является свободным человеком. Но каждый человек, облеченный той или иной властью, особенно духовной властью, несет ответственность, и чем выше положение, тем выше ответственность. Поэтому каждый из нас, прежде чем принять какое-либо решение, должен очень много молиться Богу.
  Вот такой пример в истории нашей Русской Церкви. В 1931 году митрополит Евлогий почти со всеми приходами в Западной Европе решил перейти в Константинопольский Патриархат. Для этого были причины прежде всего политического характера.
  Но как поступить правильно по церковным канонам и правилам?
  И вот епископ, впоследствии митрополит, Вениамин Федченков, который сомневался в правильности этого решения, поступил следующим образом. Он 40 дней служил Божественную Литургию, 40 дней молился во время Литургии и после нее, чтобы узнать какова воля Божия. Не знаю, что открыл ему Господь, но он принял решение не уходить вместе со своим митрополитом Евлогием в Константинопольский Патриархат, но остаться в Московской Патриархии. И он вместе с небольшой группой единомышленников основал тот самый приход, который находится на улице рю Пители в Париже. А сегодня тот приход, который был в основе нашей Корсунской Епархии, дал такие плоды. Наши приходы находятся на территории пяти стран и число общин около шестидесяти с пятидесятью священнослужителями.
  Вот пример того, что нужно делать, когда человек попадает в трудную ситуацию. Нужно молиться Богу. Много нужно молиться Богу. Поэтому я призываю своего собрата Владыку Василия прежде чем принять решение, очень усердно помолиться, взяв в пример для этого митрополита Вениамина Федченкова. Перед началом Литургии я имел беседу с Владыкой Василием, когда вручил ему указ, и братски просил и умолял его не спешить, подумать, помолиться, дать возможность поработать комиссии, а потом уже, духовно укрепившись, а не эмоционально, принимать решение.
  Давайте же все, братья и сестры, помолимся о Преосвященнейших Владыках Анатолии, Василии и обо мне, грешном, об отцах Сурожской Епархии. Дадим возможность поработать комиссии, помолимся о ее членах, чтоб они объективно создали картину происшедшего и будем уповать на милость Божию, на молитвы Святых.
  Да будет Благодать Божия со всеми нами.
  Христос воскресе!
  Поздравляю всех вас еще раз с праздником, а тех, кто причащался - с принятием Святых Христовых Таин
  
  
  * * *
  
  15 мая 2006 года:
  
  Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев).
  
  ОБРАЩЕНИЕ К ДУХОВЕНСТВУ И ВСЕМ ЧАДАМ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  
  Дорогие о Господе отцы, братья и сестры.
  Христос воскресе!
  
  Сообщаю всем вам, что указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от 9-го мая 2006 г. "Преосвященный Епископ Сергиевский Василий освобождается от управления Сурожской Епархией с увольнением на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса; возникшего в Сурожской Епархии, специальной назначенной Нами комиссией".
  В другом указе Его Святейшества от 9-го мая сказано: "Преосвященный Архиепископ Корсунский Иннокентий назначается, по совместительству, временно исполняющим обязанности управляющего Сурожской Епархией".
  В настоящее время я приступил к исполнению возложенных на меня обязанностей по управлению Сурожской Епархией. Прошу моих братьев клириков Сурожской Епархии за богослужениями совершать поминовения нового правящего архирея с титулом "Корсунский и Сурожский" после имени Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия.
  Там, где совершает богослужения или нам сослужит викарный Архиепископ Керченский Анатолий; поминовение его имени и титула является обязательным.
  Возлюбленные о Господе отцы, братья и сестры! Для Сурожской Епархии наступило чрезвычайно трудное и ответственное время - время искушений и соблазнов, сугубой молитвы и покаяния. Сердца многих из вас смущены. Иногда эмоции берут верх над разумом. Существует реальная опасность неверных суждений и непродуманных действий, могущих повлечь за собой трагедию церковного разделения.
  Сегодня, как никогда, мы должны усердно молиться Богу, возлагать на Него все наше упование. Только после глубокой молитвы, в мире и тишине сердца, даруемых Господом, мы можем высказывать трезвые суждения и принимать правильные решения.
  Мы должны дать возможность специальной Патриаршей комиссии тщательно разобраться в причинах, приведших к тяжелейшему кризису в Сурожской Епархии.
  Призываю всех вас, возлюбленные, к братской любви, миру, взаимному уважению. Нам необходимо хранить церковное единство, верность Матери Русской Православной Церкви и Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси.
  Имено так всю свою жизнь делал приснопамятный Митрополит Антоний, подвиг служения которого для всех нас остается ярким примером. Его духовное наследие мы должны бережно хранить.
  Призываю на всех вас благословение Божие.
  +Иннокентий
  архиепископ Корсунский,
  временно управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  15 мая 2006 года:
  
  Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев).
  
  ОБРАЩЕНИЕ К КЛИРУ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Дорогие о Господе отцы и братья!
  Христос Воскресе!
  
  На днях стало известно, что Преосвященный епископ Василий уже после своего увольнения на покой направил всем вам указы, датированные 1 февраля 2006 года, согласно которым вы "увольняетесь от всех ваших обязанностей в епархии".
  В связи с этим прошу вас не тревожиться и, как и прежде, продолжать ваши труды во вверенных вам приходах. Указ, отосланный архиереем после прекращения его административных полномочий, не имеет ни юридической, ни канонической силы.
  Разумеется, невозможно признать правомерной беспрецедентную ситуацию, когда уволенным объявляется почти весь клир епархии. Кроме того, каноническое значение отпускной грамоты заключается в том, что она представляет собой верительное письмо, выдаваемое клирику при переходе в определенную епархию. Очевидно, что с февраля никто из клириков Сурожской епархии не переходил в иную епархию, да и не мог перейти, поскольку об увольнительных указах ничего не было известно до 11 мая 2006 года.
  Если же кто-либо из клириков Сурожской епархии по той или иной причине действительно нуждается в отпускной грамоте для перехода в иную епархию, то может обращаться к временному управляющему Сурожской епархией: каждый случай будет рассмотрен индивидуально, однако принятие подобных решений представляется желательным отложить до завершения работы комиссии, назначенной Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием.
  Мир и благодать Господа нашего Иисуса Христа да пребудет со всеми Вами.
  +Иннокентий
  архиепископ Корсунский,
  временно управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  16 мая 2006 года:
  
  Епископ Василий (Осборн).
  
  ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ЧЛЕНАМ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  События последних трех недель были весьма печальны для огромного количества людей, и я выражаю вам признательность за вашу стойкость. Ясно, что нужно ответить на ряд вопросов, которые люди задают по поводу текущей ситуации в Сурожской епархии и по поводу моих недавних действий.
  - Почему я написал Патриарху Алексию с просьбой освободить меня от подчинения Московскому Патриархату?
  - Почему я сделал это именно в данный конкретный момент?
  - Почему я сделал это без предварительных консультаций с клиром и Епархиальным собранием?
  Также налицо серьезное беспокойство по поводу того, как вести себя в текущей ситуации, и требуются руководящие указания на этот счет. Они появятся в следующем письме.
  Почему я написал Патриарху Алексию с просьбой освободить меня от подчинения Московскому Патриархату?
  Я предпринял эти действия, потому что стало очевидно, что в планах Московского Патриархата сделать так, чтобы Сурожская епархия соответствовала их идее "нормальной" епархии за пределами России. То есть епархии, напрямую подчиненной Отделу внешних церковных связей (ОВЦС), первоочередной заботой которой будут недавно прибывшие из бывшего Советского Союза.
  Однако митрополит Антоний никогда не намеревался создавать "нормальную" в этом смысле епархию. Его мечтой была епархия, которая была бы обращена к внешнему миру, которая была бы интегрирована в местную культуру и была бы способна нести истину Православия, "Благую Весть" Православия, народу той страны, в которой она находится. На самом деле, если бы он не работал над тем, чтобы создать такую епархию, ни один из нас не был бы сегодня частью Московского Патриархата.
  Как я сказал в своем письме к Патриарху Алексию, епархия, организованная вокруг недавно прибывших иммигрантов, главная забота которых состоит в том, чтобы жизнь Русской Церкви в Великобритании была точной копией ее жизни на родине, не может эффективно сочетаться с жизнью устоявшейся епархии в Великобритании. Приходы в Дублине и в Манчестере уже были выведены из епархии и переданы под прямое руководство Москвы, для того чтобы они могли посвятить себя в первую очередь недавно прибывшим. Поэтому я предложил, что членам Сурожской епархии, которые преданы идее митрополита Антония, следует позволить идти тем же путем, что и та группа на континенте, которая наиболее близко соответствует Сурожской епархии: Экзархат русских православных приходов в Западной Европе, который существует с 1931 года и который также является - если не административно, то в плане традиции - частью Русской Православной Церкви.
  Почему я сделал это именно в данный конкретный момент?
  Чтобы понять причины моих поступков в данное время, важно принять во внимание ряд событий, о которых некоторые из вас, возможно, не полностью осведомлены. Как вы знаете, после смерти Митрополита Антония мне поручили быть Управляющим епархией, но не было сделано никаких шагов для того, чтобы назначить меня ее главой. Для меня лично это не имело никакого значения, но это весьма затруднило работу бок о бок с архиепископом Анатолием, который старше меня по возрасту и по сану, хотя обязанность управления епархией лежала на мне.
  Тем временем напряженность в епархии, которая создалась задолго до смерти митрополита Антония, резко обострилась после конференции Русского Христианского Движения в лондонском соборе 3 декабря 2005 года. На этой конференции отец Андрей Тетерин, член клира собора, приехавший в Великобританию два года назад, предпринял публичные нападки на меня и на саму епархию (имеется стенограмма этого выступления). В это время близкие соратники в русской общине, которые слышали эти нападки, сказали мне: "Он бы не высказал всего этого, если бы не считал, что у него есть поддержка на высшем уровне. Русский священник не нападает на своего епископа, не будучи уверенным, что он может рассчитывать на покровительство в какой-то форме".
  Я уже знал, что прихожане, которых собрал вокруг себя отец Андрей, также находятся в тесном контакте и с архиепископом Анатолием. Согласие архиепископа Анатолия с позицией, занятой отцом Андреем, стало ясно из тех замечаний, которые он сделал на следующий день на своем выступлении после воскресной Литургии (стенограмма также имеется).
  10 декабря 2005 года отец Андрей послал письмо, в котором резко осудил меня и мое управление епархией, митрополиту Кириллу, Патриарху Алексию, архиепископу Иннокентию и, что довольно любопытно, российскому послу. Это ясно показало, что он ожидал встретить поддержку на высшем уровне. (К тому времени отдельные члены лондонского прихода уже сообщили мне, что некоторые люди обращались к российскому послу с критикой моего руководства епархии).
  У меня не оставалось другого выбора, кроме как отстранить отца Андрея от обязанностей священнослужителя, и он отправился в Москву по просьбе митрополита Кирилла и встретился с ним 26 декабря 2005 года. Он возвратился в приподнятом настроении и послал мне письмо по электронной почте, в котором выразил готовность принести извинения в обмен на восстановление в служении. Я ответил на это письмо не сразу, так как был во Франции, проводя там недельный отпуск.
  13 января 2006 года епископ Марк, помощник митрополита Кирилла в ОВЦС, позвонил мне, чтобы сказать, что митрополит Кирилл попросил его заняться ситуацией в Великобритании. Он сказал, что митрополит Кирилл недоволен тем, что отец Андрей все еще не восстановлен в служении. Во второй половине дня я поговорил с отцом Андреем, взяв с него обещание публично выразить свое раскаяние, и восстановил его в служебных обязанностях. В ближайшее воскресенье после Литургии я объявил о прекращении временной отставки отца Андрея, сказав ему, что я не буду настаивать на публичном выражении раскаяния. Он взял микрофон и открыто поблагодарил прихожан за их поддержку. На кухне были слышны крики: "Мы победили!"
  Затем дела в соборе пошли все хуже и хуже, против меня членами Приходского совета стали распространяться петиции, а собрания Приходского совета почти перестали поддаваться контролю. В течение всего этого времени архиепископ Анатолий не сделал ничего, чтобы помочь мне. Более того, в своем ответе на письмо, которое я написал ему, прося о помощи, он только еще больше раскритиковал мое руководство. Он сказал, что все проблемы создал я, а пока был жив митрополит Антоний, все шло хорошо.
  В тот момент моими оппонентами в приходе собора, возглавляемыми Михаилом Сарни, была развязана кампания в Интернете - на русском языке. Она включала в себя утверждение одного лондонского прихожанина, что Москва поддерживает "страждущих членов" Сурожской епархии. 30-го марта я написал митрополиту Кириллу, обращая на это внимание и говоря о том, что до тех пор, пока Патриархат не даст на это опровержение, эта кампания не прекратится. Я также попросил его публично выразить поддержку моему авторитету. На это я не получил ответа, но получил только от епископа Илариона, через митрополита Кирилла, опровержение того, что он каким-то образом принимал в этом участие.
  Так как отец Андрей, очевидно, был центральной фигурой для этой группы прихожан, я в конце концов запретил ему приходить в собор. Я также попросил митрополита Кирилла помочь нам во время Великого поста, прислав кого-нибудь из России на время. Он отказался прислать священника, о котором я просил, и предложил вместо этого прислать отца Михаила Дудко, высокопоставленного члена ОВЦС.
  Отец Михаил Дудко не скрывал того факта, что он приезжает в качестве "инспектора", поэтому я рекомендовал прихожанам встречаться с ним и делиться своими мыслями по поводу ситуации. Отец Михаил был очень общителен и любезен, но был весьма сдержан по части собственной оценки ситуации. Он вообще не беседовал ни с настоятелем собора, отцом Иоанном Ли, ни с отцом Александром Фостиропулосом, ни с Ириной фон Шлиппе, с которыми я ему особо рекомендовал пообщаться.
  Однако он открыл одному члену оксфордского прихода, что, с точки зрения Патриархата, митрополит Антоний был выдающимся архиереем, и было понятно, что он будет строить вокруг себя уникальную форму епархиальной жизни. Однако теперь, после его смерти, Сурожской епархии пришло время стать нормальной епархией Русской Церкви.
  Эта точка зрения затем подтвердилась во время нашей последней беседы с отцом Михаилом Дудко в Светлый понедельник (24 апреля 2006 года). Он сказал, что вернется в Москву в конце недели, напишет отчет о том, что он видел, и обсудит это с митрополитом Кириллом. После этого митрополит Кирилл свяжется со мной по телефону или напишет мне, чтобы дать свои рекомендации.
  Именно в этот момент я наконец решил, что пришло время действовать, и написал Патриарху, прося его освободить меня, вместе с теми членами епархии, которые хотят за мной последовать, от подчинения [Московскому Патриархату], чтобы мы могли присоединиться к Вселенскому Патриархату.
  Причиной же, по которой я решил действовать, было то, что я видел, как я постепенно выдыхаюсь под давлением оппозиции, которую поддерживает архиепископ Анатолий внутри епархии и Отдел внешних церковных связей извне (это я объясню в следующей части этого письма). В то же самое время моральное состояние у тех, кого митрополит Антоний привел к Православию и в Русскую Церковь, день ото дня стремительно падает. Чем дольше бы я ждал, тем меньше были бы шансы успешно освободить сторонников идей митрополита Антония от хватки Патриархата, который, казалось, нацелен на то, чтобы "взять их под контроль" и таким образом неизбежно задушить их жизнь и деятельность.
  Почему я сделал это без предварительных консультаций с клиром и Епархиальным собранием?
  Необходимость соблюдения полной конфиденциальности доказывается ходом последующих событий (см. мое письмо от 9 мая). Менее чем через сутки после того, как я сказал отцу Михаилу Дудко, что я не отзову мое письмо к Вселенскому Патриарху, я был отправлен на покой. Если бы я серьезно и открыто обсуждал такой шаг с клиром или мирянами, несомненно, были бы приняты подобные немедленные меры.
  Это бы значило, что я бы не мог сделать так, чтобы клир был бы освобожден от подчинения Патриархату, в случае, если, как это и произошло, Патриарх отклонит мою просьбу и снимет меня с моей должности Управляющего епархией.
  В целом, действия, которые я предпринял, служили тому, чтобы сохранить наследие митрополита Антония, как его понимают те, кто жил и работал с ним долгие годы.
  В сложившихся обстоятельствах я все так же думаю, что то, что я предпринял, является единственным способом сделать несомненный шаг вперед в интересах епархии в целом, и прошу вас набраться терпения, пока вырабатывается решение.
  Пожалуйста, сверяйтесь с курсом событий на сайте www.dioceseinfo.org, который обновляется, по крайней мере, раз в день. Перед выходными мы дадим некоторые руководящие указания о том, как реагировать на текущую ситуацию. Если у вас есть комментарии по поводу этого письма, пожалуйста, присылайте их на адрес: bishopbasiloffice@ntlworld.com, указав в качестве темы "open letter".
  Всегда ваш во Христе
  +Василий
  Епископ Сергиевский
  
  
  * * *
  
  17 мая 2006 года:
  
  Епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев).
  
  БОГ ПОРУГАЕМ НЕ БЫВАЕТ
  
  Интервью радиостанции "Радонеж"
  
  Владыка, Вы хорошо знаете Англию, два года учились в Оксфорде и служили в Сурожской епархии священником, а в 2002 году в течение нескольких месяцев были викарием митрополита Антония. Расскажите, что происходит сейчас в Сурожской епархии?
  Указом Святейшего Патриарха управление Сурожской епархией временно поручено архиепископу Корсунскому Иннокентию, а другим указом епископ Василий (Осборн) отстранен от управления епархией и отправлен на покой. Назначена комиссия из трех архиереев для расследования его деятельности. Епископ Василий не согласился с решением Святейшего и собирается апеллировать к Патриарху Константинопольскому.
  Что послужило причиной решения Святейшего об отстранении епископа Василия?
  24 апреля, на второй день Пасхи, епископ Василий направил Святейшему письмо, в котором просил "освободить его от канонического подчинения Московскому Патриархату". В своем письме епископ Василий выразил убеждение, что епархия, созданная митрополитом Антонием на Британских островах, "должна покинуть Московский Патриархат и стать епархией Вселенского Патриархата со статусом, аналогичным статусу Экзархата приходов русской традиции с центром в Париже" (речь идет о так называемой юрисдикции "рю Дарю", возникшей в 1930-е годы).
  Чем была мотивирована эта просьба?
  Тем, что в епархии появилось слишком много русских: до начала 1990-х годов Сурожская епархия насчитывала 2-3 тысячи человек и состояла преимущественно из англичан, тогда как в последние 15 лет в результате наплыва русских состав епархии значительно изменился, и сегодня большинство прихожан - русскоязычные. По словам епископа, в Великобритании сейчас проживает не менее 250 тысяч русскоязычных людей, только в одном Лондоне не менее 100 тысяч русских. Автор письма считает, что пастырское окормление этих лиц не входит в задачу Сурожской епархии, а должно было бы осуществляться некоей новой структурой, которую Московский Патриархат создал бы в Великобритании.
  В письме говорится о глубоком недовольстве Сурожской епархией со стороны "вновь прибывших", то есть со стороны русскоязычных прихожан. По словам автора письма, "тот факт, что затронуты те же вопросы, что и во время пребывания епископа Илариона в Великобритании - преданность Патриархату, финансовый контроль, язык и практика богослужения - показывает, что эти проблемы являются неотъемлемой частью церковного строительства в данном регионе. Это не вопрос личностей. Тем не менее, следует сказать, что мой викарий, архиепископ Керченский Анатолий, не разделяет видение и не одобряет практику епархии, сложившуюся при митрополите Антонии".
  Что ответил Святейший?
  Святейший направил письмо епископу Василию с приглашением прибыть для личной беседы. В своем письме (кстати, вся переписка имеется в Интернете - на сайте Сурожской епархии) Святейший подчеркивает: "Мы ожидали от Вас, Владыка, что Вы продолжите дело митрополита Антония. В этом заверял нас почивший иерарх, желая именно Вас видеть своим преемником. Это обстоятельство во многом определило решение Священного Синода о возложении на Вас обязанностей по управлению Сурожской епархией. И сами Вы неоднократно подтверждали Ваше желание продолжать дело Владыки Антония, преемственно следовать его линии и хранить ту же верность Матери-Церкви. Вам была дана возможность подтвердить эти намерения делом. Понимаем, что встретились трудности. Но ведь многократное умножение русского присутствия произошло и в других зарубежных епархиях Московского Патриархата, также требуя усилий для сохранения единства и обеспечения духовного окормления разнородной и разноязычной паствы. Кому как не архиереям блюсти единство народа Божия?"
  Обращаясь к епископу Василию, Святейший Патриарх пишет: "Ваше предложение разделить вверенную Вам от Бога паству по национально-культурному признаку и "распределить" верующих по разным юрисдикциям очень огорчило меня. Владыка, речь ведь идет не о Вашей личной судьбе, а о том, сохранится ли церковное наследие митрополита Антония, продолжится ли дело его жизни... Пойдя по пути умножения разделений, мы рискуем утратой церковного мира и стабильности во Вселенском Православии. А расплатой в конечном счете станут новые страдания паствы".
  Как отреагировал епископ Василий на письмо Святейшего?
  Письмо было передано адресату прибывшим из Москвы протоиереем Михаилом Дудко 7 мая, перед началом литургии в Лондонском соборе. Однако епископ Василий отказался распечатывать письмо, а по окончании богослужения объявил прихожанам о своем намерении выйти из юрисдикции Московского Патриархата.
  Далее выяснилось, что одновременно с письмом Святейшему, не дожидаясь ответа от него, епископ Василий направил Константинопольскому Патриарху письмо с просьбой принять его и Сурожскую епархию в свою юрисдикцию. Отозвать это письмо епископ Василий отказался. Тогда, во избежание раскола, и было принято решение об освобождении его от обязанностей управляющего Сурожской епархией. Это было не просто мудрое решение, но и, по-видимому, единственно возможное решение в сложившейся ситуации.
  Узнав о своем освобождении от управления епархией, епископ Василий разослал всем священникам отпускную грамоту, датированную 1-м февраля 2006 года. Таким образом, каждый священник получил формальное право покинуть юрисдикцию Московского Патриархата и искать себе новую юрисдикцию.
  Но ведь отстраненный от управления епархией архиерей не имеет права давать отпускные грамоты клирикам своей бывшей епархии?
  Во-первых, архиерей вообще не должен выдавать отпускную грамоту на руки священнику, а может только прислать ее тому архиерею, в чью епархию поступает священник. Во-вторых, подписание документа задним числом является ложью и грубым попранием церковных канонов. А в-третьих, и это главное, епископ Василий попытался оставить своему преемнику "выжженную землю": или епархия уходит вместе со мной, или вы получаете епархию без духовенства. Данный поступок епископа Василия нельзя расценить иначе как тяжкое каноническое преступление.
  Многие ли священники последовали бы за епископом Василием в другую юрисдикцию?
  Думаю, человек пять-шесть, т.е. примерно четверть или максимум треть духовенства епархии. Большинство же священников (кстати, почти все они англичане) желает сохранить верность Московскому Патриархату. Впрочем, без отпускной грамоты от Московского Патриархата епископ Василий не может быть принят ни в одну каноническую церковную юрисдикцию, а потому уходить ни ему, ни его немногочисленным сторонникам некуда. Поэтому надо надеяться на то, что затея с расколом епархии на две юрисдикции провалилась.
  Какова Ваша оценка происходящих событий? Видите ли Вы связь между тем, что происходит сейчас, и тем, что происходило весной 2002 года, когда Вы были назначены викарием митрополита Антония?
  Я полагаю, что причины событий, происходивших тогда, и событий, происходящих сейчас, кроются не в проблеме окормления русскоязычной паствы и не в конфликте между русскими и англичанами, а в личных качествах и действиях епископа Василия. Именно он, по моему убеждению, является главным, если не единственным виновником той драмы, которая развивается в Сурожской епархии на протяжении уже нескольких лет. О первой серии этой драмы я подробно рассказал в статье "Сурожская смута", написанной в августе 2002 года и опубликованной в Интернете. Там же я рассказал о тех проблемах, которые существуют в Сурожской епархии и до сих пор остаются нерешенными.
  Проблема пастырского окормления русских в Великобритании возникла еще в начале 1990-х годов, и ее ясно сознавал покойный митрополит Антоний. Однако Владыка Антоний был в слишком преклонном возрасте, чтобы решить ее исключительно своими силами. Поэтому он и пригласил в епархию сначала архиепископа Анатолия, а затем меня. В марте 2001 года, обращаясь к Святейшему Патриарху, митрополит Антоний, которому тогда шел 87-й год, просил назначить на его место епископа Василия с тем, чтобы я был назначен викарием, ответственным за окормление русскоязычной паствы: "Я хочу просить Вас, Владыко, - писал митрополит Антоний Патриарху, - назначить в Англию Викарием Сурожским игумена Илариона. Нам необходим русский епископ в помощь архиепископу Анатолию и новому епархиальному архиерею. Число русских настолько увеличилось, что ни я, ни Владыка Анатолий не можем осилить пастырскую работу, требующую обучения и духовного образования вновь прибывающих россиян".
  Однако епископа Василия не интересовал вопрос пастырского окормления россиян: его интересовал только вопрос о том, кто, в конечном итоге, унаследует кафедру митрополита. В архиерее, прибывшем из России, он видел своего потенциального соперника. Поэтому он на протяжении многих лет вел борьбу против Владыки Анатолия и добился его полного отстранения от рычагов реальной власти в епархии. Когда же весной 2002 года в епархии появился я, епископ Василий приложил все усилия, чтобы как можно скорее избавиться от меня.
  Приехав в епархию и начав, по поручению митрополита Антония, посещать приходы, я понял, что епархии необходимы новые приходы в крупных городах, необходимы новые священники со знанием русского языка, необходима разработка стратегии пастырского окормления многотысячного русского населения Великобритании и Ирландии. Обо всем этом я докладывал Владыке Антонию, и он со мной всегда и во всем соглашался. Но после каждой моей с ним встречи к нему приступал Владыка Василий и правдами или неправдами добивался того, чтобы митрополит дезавуировал собственные решения, принятые по моей рекомендации. Была развязана кампания по дискредитации меня перед митрополитом: мне приписывались действия, которые я не совершал, слова, которых я не говорил. В ход было пущено все - ложь, клевета, шантаж, угрозы.
  К сожалению, Владыка Антоний верил епископу Василию, который пользовался этим доверием и влиял на престарелого митрополита. Епископ Василий систематически внушал митрополиту Антонию, что я "заслан" в Сурож Москвой для того, чтобы разрушить дело, которое митрополит созидал на протяжении пятидесяти лет. После нескольких недель моего пребывания в епархии епископ Василий поставил перед митрополитом Антонием вопрос ребром: или я, или он. При этом он угрожал митрополиту, что в случае, если я останусь, Сурожская епархия вместе с ним уйдет в Константинопольский Патриархат. По данному поводу он уже тогда вел переговоры с архиепископом Команским Гавриилом, экзархом русских приходов в юрисдикции Константинополя.
  На самом деле, разумеется, большинство клириков и тогда не последовали бы за епископом Василием, как не последуют за ним сейчас. Однако возникала опасность раскола епархии. На тот момент раскол удалось предотвратить благодаря назначению меня на служение в другую страну. Когда я уезжал, митрополит Антоний мне сказал со слезами: "Прости, что я не смог тебя защитить". Но и после моего отъезда Владыка Василий продолжал внушать митрополиту Антонию, что источник всех проблем коренится во мне.
  Сейчас, спустя четыре года, епископ Василий в письме Патриарху признал, что проблемы, вставшие на повестку дня во время моего пребывания в Великобритании, вообще не являются "вопросом личностей". Эти проблемы существовали до меня и после моего отъезда никуда не исчезли, а наоборот, встали еще более остро. Епископу Василию как правящему архиерею была дана возможность заняться решением этих проблем, но он не смог или, как теперь выясняется, не захотел ничего сделать для их решения.
  Не только русскоязычные прихожане, но и многие англичане не разделяют антипатию епископа Василия к Московскому Патриархату. В 2002 году, когда он разыграл первую серию "Сурожской смуты", сотни подписей было спонтанно собрано людьми - и русскими, и англичанами - в мою защиту, ибо люди хотели сохранить епархию и Лондонский приход в юрисдикции Русской Православной Церкви. И сегодня абсолютное большинство прихожан желает сохранить верность Русской Церкви, и лишь незначительная группа клириков и мирян во главе с епископом Василием пытается расколоть епархию и увести часть людей в другую юрисдикцию.
  В своих письмах и обращениях епископ Василий ссылается на митрополита Антония, заявляя, что переход в Константинопольский Патриархат необходим для сохранения дела почившего митрополита. Как бы Вы прокомментировали эти заявления?
  Митрополит Антоний с 17-летнего возраста вплоть до кончины на 89-м году жизни сохранял верность Московскому Патриархату. Он создал монолитную епархию в юрисдикции Московского Патриархата, а теперь епископ Василий задумал растащить ее по кускам. Свою неспособность управлять епархией он попытался исправить путем раскола епархии и создания некоей особой юрисдикции "под себя". Когда же раскол не удался, он отпустил клириков "на все четыре стороны".
  Именно епископ Василий сегодня пытается разрушить то, что на протяжении полувека созидал митрополит Антоний. Но "Бог поругаем не бывает" (Гал. 6:7), и я верю, что теперь, с отстранением епископа Василия и назначением нового архиерея, дело почившего митрополита будет возобновлено и продолжено.
  Хотели бы Вы вернуться в Сурожскую епархию?
  Категорически нет. Святейший Патриарх и Священный Синод поручили мне ответственную миссию: управлять двумя епархиями - Австрийской и Венгерской - и возглавлять представительство Русской Церкви при ЕС. Во вверенных мне епархиях тоже имеются проблемы, подобные сурожским, связанные с сосуществованием различных этнических групп, и я вижу свою задачу в решении этих проблем.
  Что же касается Сурожской епархии, то я надеюсь, что назначенный Святейшим Патриархом и Священным Синодом архиерей сумеет, по слову апостола, стать "всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых" (1 Кор. 9:22). Надеюсь, что новому архиерею удастся сплотить верующих - как русских, так и англичан и представителей других национальностей, и что под его руководством ни одна этническая группа не будет чувствовать себя обделенной или ущемленной. Верю, что благодаря мудрости нового архиерея многолетняя сурожская смута, наконец, завершится, и в епархии воцарится долгожданный мир.
  
  
  * * *
  
  19 мая 2006 года:
  
  Епископ Василий (Осборн).
  
  ИНТЕРВЬЮ РЕЛИГИОЗНОЙ ПРОГРАММЕ РУССКОЙ СЛУЖБЫ BBC "ВЕРА И ВЕК"
  
  C комментариями прихожан Успенского собора в Лондоне
  
  Вопрос: Ваше Преосвященство, расскажите, пожалуйста, нашим слушателям, что происходит в Сурожской епархии сейчас и как все это началось?
  Владыка Василий: Трудности, которые мы сейчас переживаем, в сущности, начались за много лет до кончины митрополита Антония, но по-настоящему всплыли на поверхность во время пребывания в Англии владыки Илариона (Алфеева). Многим, вероятно, известно, что владыка Антоний в конце концов вынужден был попросить, чтобы епископ Иларион был удален из епархии и более не возвращался в Великобританию.
  Комментарий: Настоящий источник трудностей, которые переживает теперь Сурожская епархия - в решении епископа Василия (Осборна) наследовать кафедру митрополита Антония. В епископе Иларионе (Алфееве) еп. Василий увидел конкурента. Как справедливо замечает вл. Василий: "трудности начались за много лет до кончины митрополита Антония". Они не закончились и до настоящего времени, несмотря на то, что еп. Иларион был удален из епархии почти четыре года назад. О том, сколько труда положил еп. Василий для изгнания еп. Илариона, известно многим в Сурожской епархии. То, что вл. Иларион решился сказать публично - далеко не все. Многие ужасы того времени до сих пор тревожат память клириков и мирян.
  Вопрос: Простите, но почему владыка Иларион вообще здесь оказался?
  Владыка Василий: Его пригласила епархия для оказания содействия в связи с различного рода изменениями, вызванными, в первую очередь, приездом в страну множества русскоговорящих людей из бывшего СССР.
  Комментарий: Его пригласил лично митрополит Антоний. Звал он иеромонаха Илариона в Лондон седьмой год подряд, со времени окончания последним курса Оксфордского Университета. В ноябре 2000 г. Владыка направил письмо митрополиту Кириллу, в котором упомянул о предпологаемой отставке вл. Анатолия и предложил направить еп. Илариона в качестве викарного епископа в Лондон.
  Вопрос: Ну, и что случилось, что пошло не так?
  Владыка Василий: Случилось так, что впервые за всю историю Сурожской епархии митрополит Антоний обнаружил, что человек, который подвизается вместе с ним, все время через его голову обращается к высшим властям, то есть к своему подлинному начальству - Отделу внешних церковных связей.
  Вопрос: Обращался по какому поводу?
  Владыка Василий: Разумеется, подробности мне не известны, но я знаю, что в результате священнослужители епархии раскололись на два лагеря: на сторонников владыки Илариона и сторонников владыки Антония.
  Комментарий: Очень даже хорошо известны! Вл. Иларион, по благословению вл. Антония, начал ездить по приходам, где встречал теплый и радушный прием со стороны духовенства и мирян. Но вслед за его посещением протоиерей Сергий Гаккель или кто-либо другой из сторонников еп. Василия начинали звонить духовенству и прихожанам, настраивая их против еп. Илариона. Именно так действиями епископа Василия и его сторонников произошло разделение.
  Вопрос: Но кто был заинтересован в таком расколе?
  Владыка Василий: Ну, это ослабляет позицию местного епископа, и уже тогда было ясно, что это входит в заранее обдуманный план, направленный на то, чтобы епархия оказалась под жестким контролем Москвы. При коммунистическом режиме владыке Антонию всегда удавалось сохранять значительную независимость, но с открытием каналов связи и упрощением поездок туда и обратно стало все труднее и труднее удерживать независимость.
  Комментарий: Кто был заинтересован, видно невооруженным глазом!
  Вопрос: Зачем епархии Русской Православной Церкви нужна независимость? Ответ: Чтобы скрывать свои неблаговидные дела (особенно финансовые), и "навеки" удержать власть. Патриаршей Комиссии будет над чем поработать.
  Вопрос: Но, с другой стороны, владыка Антоний был счастлив, что у него появилось много русскоговорящих прихожан, он любил Россию, и любил свою Матерь-Церковь... Как вы думаете, он понимал, что задумал Московский Патриархат здесь, в Лондоне?
  Владыка Василий: Во всяком случае, когда он понял, что предстоит громадный приток людей, обладающих жизненным и историческим опытом, в корне отличном от опыта епархии, которая развивалась в Англии в течение сорока лет, он сказал: "Теперь все, что я создал, погибнет". Это было в середине 90-х гг., когда он осознал, что нам предстоят серьезнейшие трудности.
  Вопрос: Он сказал это вам?
  Владыка Василий: Да. И то же самое сказал Патриарху.
  Комментарий: Сравните сами - вот точные слова митр. Антония одному из прихожан, сказавшему в 2000 г. Владыке в личной беседе о том, что между его священниками нет любви, и поэтому, когда Господь приберет его к себе, они уйдут в Константинополь. Владыка помрачнел, помолчал, и сказал: "Пока я жив, этого не будет!". Знавшие его помнят, как вл. Антоний произносил свое "как так можно!" в знак крайнего несогласия: тут интонация была та же.
  Вопрос: Но все-таки почему Московская Патриархия могла быть заинтересована в расхождениях между прихожанами и священниками и, тем самым, в подрыве жизни епархии?
  Владыка Василий: Ну, вы знаете, внутри русской Церкви в целом и внутри Московской Патриархии Сурожская епархия была единственной в своем роде. Всеми признано, что она основана на особых принципах: принципах внутреннего самоуправления. Она управляется гораздо более открыто, гласно, здесь совершенно обязательной является полная финансовая "прозрачность", здесь гораздо больше - таков принцип, по крайней мере, - консультаций со священством и прихожанами, и в этом епархия следует решениям Собора 1917-18 гг. Владыка Антоний всегда говорил, что его епархия является продолжением и осуществлением традиции, которая возникла в России перед самой революцией, но, разумеется, никоим образом не могла иметь продолжения при коммунистическом режиме.
  Комментарий: Вопрос любопытный, а ответ - тем более! Епархия была действительно основана вл. Антонием на подобных началах, но в последние годы жизни Владыки, и, в особенности, при еп. Василии все решительно поменялось. Ни о какой финансовой прозрачности не могло быть и речи. Все было "совершенно секретно". У члена финансового комитета, через которого проходила вся финансовая отчетность Лондонского собора, откровенно потребовали гарантий полной конфиденциальности. Когда же тот отказался дать обещание не сообщать о финансовых нарушениях, он был устранен от всякой работы в этой области. А что касается "консультаций со священством и прихожанами", можно только с сожалением заметить, что еп. Василий не ответил ни на одно письмо прихожан по поводу недавних событий, ни разу не встретился с ними, несмотря на многочисленные просьбы. Что и вынудило прихожан, в соответствии с церковными канонами, обратиться к Патриарху Московскому.
  О том, как вл. Василий "консультировался со священством и прихожанами" в деле увода епархии из Русской Церкви (а никак!) пишет свящ. Рафаил Армор, настоятель прихода в Кембридже.
  Вопрос: Но когда владыка Антоний понял, что этой традиции и этой жизни грозит опасность, были ли у него мысли о том, чтобы выйти из-под омофора Московского Патриархата?
  Владыка Василий: Могу вас лично заверить, что такие мысли у него были, и будущее епархии его очень и очень тревожило. Он думал о том, чтоб покинуть (Московскую Патриархию). В это трудно поверить, так как в своих публичных выступлениях он всегда положительно говорил о том, чтобы оставаться под омофором Московского Патриархата, но в частных беседах видно было, как сильно он встревожен.
  Комментарий: Встревожен был не митр. Антоний, а еп. Василий! Как, в самом деле, удобно, прикрываясь всеобщим авторитетом митрополита Антония, оправдывать свои неблаговидные поступки - пользуясь тем, что его уже нет в живых, и он не сможет протестовать. Еще в 2002 г. в частных разговорах с духовенством и мирянами еп. Василий проводил идею отделения от Москвы и присоединения к какой-либо другой юрисдикции на правах автономии. Он вел активную работу среди духовенства епархии, настраивая их против Москвы и Святейшего Патриарха. Тогда же он провел серию переговоров с иерархами других юрисдикций на предмет возможного ухода епархии из Московского Патриархата. Об этом хорошо знают в Париже.
  Вопрос: Это очень важно, то, что вы сейчас сказали, так как многие, во всяком случае, определенная часть прихожан, думают, что это лично ваше решение - освободиться от канонического подчинения Московскому Патриархату, и не понимают, зачем это делается. Но не кажется ли вам, владыка Василий, что откладывая это решение, вы с владыкой Антонием, в сущности, навлекли на епархию те беды, которые она переживает сейчас?
  Владыка Василий: К великому моему сожалению, я вынужден с вами согласиться. Решение, принятое сейчас, следовало принять гораздо раньше, его должен был принять владыка Антоний. Но в последние годы у него уже просто не было на это сил, он был болен, он быстро уставал, и он просто пустил вещи на самотек. И все же, пока он был жив, он мог защитить епархию. Под его крыльями мы могли жить и развиваться. А после его кончины мы оказались в чрезвычайно слабом положении.
  Комментарий: Необходимо уточнить: огромное большинство прихожан думает, что это - личное решение еп. Василия. Вот что говорил на одной из своих последних бесед (28 ноября 2002 г.), уже больной телесно, но не душой, вл. Антоний: "Ввиду того, что тема нашей встречи - судьба, будущее не только Сурожской епархии как таковой, не только нашего прихода, но внутренняя судьба каждого из нас, в зависимости от того, как он воспримет и будет осуществлять свое призвание верующего христианина. Я получил несколько писем с замечаниями и вопросами. И я хочу начать с одного очень важного момента. Это вопрос о том, каково наше отношение к Московской Патриархии, к Русской Церкви. Этот вопрос для меня никогда не поднимался в течение всей моей взрослой жизни. Но сейчас он поставлен мне другими людьми. Для меня он остается разрешенным и кристально ясным. Наша епархия, и наш приход, и все те, кто хочет быть верным приходу, и епархии, и за пределами его - Церкви, должны быть всецело верны Русской многострадальной, мученической Церкви".
  Вопрос: Владыка, сейчас много разговоров о том, что вы задумали расколоть епархию по национальному признаку.
  Владыка Василий: Это совершенно ошибочно. Раскол - и мне незачем его задумывать, он уже существует - это раскол между теми, кто хочет, чтобы епархия продолжала жить и развиваться в направлении, в котором она жила и развивалась под водительством митрополита Антония, и теми, кто хотел бы, чтобы жизнь епархии и составляющих ее приходов не просто жестче контролировалась Московским Патриархатом, но полностью воспроизводила тот тип церковной жизни, к которому они привыкли в России.
  Комментарий: Слова Владыки Антония в той же беседе (28 ноября 2002 г.): "Нам говорили, что невозможно принадлежать Московской Патриархии без того, чтобы мы стали как бы проводниками идей или действий, которые не совместимы с нашей политической или духовной независимостью. Тогда в гонимой русской Церкви мы встретили понимание, которого часто эмиграция потом не сумела показать Церкви родной. Мы тогда сумели отстоять нашу политическую и человеческую свободу и одновременно быть свидетелями того, что мы неразлучно едины с теми, которые в страшном плену в Советском Союзе. [...] И позже также мы получали от Русской Церкви, плененной, которая этим рисковала очень многим - жизнью своих членов, благословение на свободу. Поэтому наша Сурожская епархия была и останется верной русской Церкви до конца".
  Что-то мы запутались, дорогой владыка Василий! Объясните нам четко, кто же из нас "хочет, чтобы епархия продолжала жить и развиваться в направлении, в котором она жила и развивалась под водителством митр. Антония"?
  Вопрос: Но чем отличается ваша русская православная Церковь здесь, в Великобритании, от русской православной Церкви в Москве? Есть ли разница в богослужении, в богословии, в вере, наконец?
  Владыка Василий: (Смех.) Ну, в вере, разумеется, никакой разницы нет. Есть небезынтересные богословские различия, но это, скорее, различия окраски, акцентов. Поскольку наша епархия находилась вне Советской России, то она, хотя и не была непосредственно связана с парижской школой, тем не менее, находилась под сильным влиянием мыслителей из этой среды, таких как отец Иоанн Мейендорф, отец Александр Шмеман, Николай Афанасьев, Владимир Лосский...
  Вопрос: Бердяев?
  Владыка Василий: Бердяев, конечно... вообще, весь этот культурный расцвет в Париже 20-х, 30-х, 40-х годов и позднее был очень важен для нашей жизни.
  Комментарий: Вл. Антоний питал полное доверие к богословским взглядам прот. Георгия Флоровского, жестокого критика "Парижской школы" (см. "Пути русского богословия"), и часто на него ссылался. Он ценил нравственную чуткость Бердяева, однако ссылки на фантазии философа на богословские темы не встречаются в текстах Владыки, который необычайно строго, по-аскетически, относился к тому, что считал своеволием мысли.
  Вопрос: Теперь их так почитают в России!
  Владыка Василий: Да, это правда, и я надеюсь, что их влияние там усилится.
  Вопрос: Итак, когда же вы окончательно решили просить Экуменического Патриарха взять вашу епархию под свой омофор?
  Владыка Василий: Я очень внимательно наблюдал за тем, что происходит в епархии. Я был свидетелем все более шумных попыток моих коллег в Лондонском приходе - самом крупном в епархии - изменить то, что установил владыка Антоний, например, в том, что касается литургического служения. Я видел, как отец Андрей Тетерин решился выступить с открытой и резкой критикой...
  Комментарий: Основная задача пастыря - вовсе не наблюдать со стороны! Согласно канонам, "епископу надлежит управлять своей епархией и разбирать все дела с осмотрительностью и рассуждением".
  Вопрос (перебивая): А кто этот отец Андрей Тетерин? Его прислала Московская Патриархия?
  Владыка Василий: Нет, мы сами его пригласили, и вначале все шло хорошо. Но потом он, видимо, почувствовал разочарование, а также чуждость всего, что он нашел здесь: во всяком случае, в декабре прошлого года он публично выступил с резкой критикой руководства епархии и той жизни, которая в нашей епархии ведется...
  Комментарий: Это не так! Достаточно заглянуть в первоисточник: доклад прот. Андрея Тетерина на конференции в лондонском соборе 3 декабря.
  Вопрос (перебивая): Но что именно он критиковал?
  Владыка Василий: Ну, например, он резко критиковал основание Русского христианского движения, которое я благословил и которое было задумано как продолжение того, что происходило в русской диаспоре в 20-х - 30-х годах прошлого века. Оно и сегодня действует во Франции и других странах. Это, в сущности, движение за воцерковление, за создание тесной связи жизни людей с Церковью, не формальной, а подлинной, когда жизнь человека является отражением церковной реальности, реальности Христа.
  Комментарий: Первый год существования "Русское Христианское Движение в Великобритании" спокойно обходилось без официального благословения еп. Василия, будучи детищем одного человека - бывшего клирика Успенского собора и, краткое время, его настоятеля - прот. Михаила Фортунато, ныне проживающего на покое во Франции. Через полтора года после объявления о его создании большинство членов Приходского совета признались, что о "РХДВ" не слыхали ни разу.
  Деятельность "Движения" ограничивалась однодневными конференциями раз в году (в начале декабря). Если на первой из них в 2004 г. выступило несколько богословов, то от участия во второй все они отказались в силу крайне низкого уровня конференции. Пришлось звать на помощь архиеп. Анатолия и о. Андрея.
  Вопрос: Это как раз то, чего сегодня так не хватает в России!
  Владыка Василий: В России это есть, но только начатки. И мне казалось, что иметь здесь, в Англии, группу русскоговорящих людей, сознательно действующих для достижения этой цели - это был бы очень важный шаг к укреплению русской Церкви в нашей стране.
  Комментарий: Группа эта состояла из двенадцати-пятнадцати человек, подобранных прот. Михаилом Фортунато. Войти в нее было возможным лишь по личному приглашению. Молодежи не было совсем; большинство составляли люди от 40 до 60 лет.
  Вопрос: Итак, отец Андрей, и еще группа людей в Лондонском приходе начали писать протесты, бунтовать...Что было дальше?
  Владыка Василий: Вначале я отстранил отца Андрея от публичных выступлений до тех пор, пока он не объяснит, почему он во всеуслышание критикует Движение, которое благословил его собственный епископ. Обычно священники так не поступают.
  Комментарий: Не надо путать причину и следствие. Сначала еп.Василий отстранил о.Андрея не за критику, а за "публичные оскорбления протоерея Михаила Фортунато и полное презрение правящего епископа", после чего "группа людей" в количестве 209 человек ( а всего в приходе зарегистрировано немногим более 300 прихожан) обратилась к еп. Василию (к нему одному, а не в Москву) с просьбой пересмотреть свое решение.
  Да, о. Андрей критиковал - но не само движение, которое благословил еп. Василий, а подготовку и проведение конференции. Не будем голословны, и приведем слова о. Андрея из того самого выступления на конференции (текст распечатан с аудиозаписи): "Прежде всего, если и будет какая-то критика в моем сообщении, то я буду говорить ее с чувством глубокого сокрушения, потому что виноват во всем я, в том, что эта конференция и малочисленна и безпредметна. Мне надо было говорить об этом раньше, говорить о. Михаилу, но дело в том, что я начал работать над своим сообщением неделю назад, когда что-то выяснять, что-то менять было уже поздно; я говорю, что виноват в этом я".
  Вопрос: В России он бы не осмелился на это?
  Владыка Василий: О, нет, нет. (Смеется.) В России такое не могло бы случиться.
  После этого он обратился ко мне с письмом, являвшим собой его самооправдание. Но копии этого письма он направил владыке Кириллу, Патриарху, российскому послу в Лондоне, архимандриту Иннокентию Корсунскому в Париж и т.д. Тут я сказал себе: "Этот священник мне больше не повинуется. Его надо отстранить от богослужения".
  Он приехал сюда по нашему приглашению, но официально его прислали по постановлению Синода, и он не раз говорил: "Я подчиняюсь не местному владыке, а Синоду и Патриархии". Итак, поняв, что он пользуется поддержкой в Москве, я очень встревожился. Тут началась циркуляция разного рода петиций, и дошло до того, что члены приходского совета распространяли петиции лично против меня. Это - вопиющее нарушение церковной дисциплины. Поэтому я временно отстранил тех членов приходского совета, которые это сделали, но, когда я сообщил об этом митрополиту Кириллу, он велел мне восстановить их в должности. Иначе говоря, он взял их сторону, а не мою. Ну..., как вы понимаете, трудно управлять епархией, когда против тебя выступают твои собственные иерархи.
  Комментарий: Очень трудно комментировать такие заявления, когда в каждой фразе неправда... Тут уж, пожалуй, не до смеха. Да... обычно епископы "так не поступают". Церковные же правила утверждают, что епископ "должен вразумлять неблагонравного наставлениями и увещаниями, иногда же и церковными епитимиями, а не устремляться на него с бичами и ударами" (Двукр. 9, Апост. 27).
  Вопрос: Трудно - мягко сказано. Это невозможно!
  Владыка Василий: Да, это невозможно, это невозможно. Тогда я написал митрополиту Кириллу, что люди, выступающие против меня, публично заявляют по Интернету, что их поддерживает Москва, и что если Москва не опровергнет эти заявления, то у них не будет причины прекратить делать то, что они делают.
  Комментарий: Настоящая война противников и сторонников нормальной (не путать с "Сурожской") церковной жизни развернулась на электронном интернет-форуме, носящем имя диакона Андрея Кураева, в теме "Будущее русского Православия за рубежом". На клевету в адрес о. Андрея, размещенную одним из близких сотрудников еп. Василия, стали отвечать лондонские прихожане.
  Несколько раз еп. Василий использовал, выдергивая из контекста, слова крайних сторонников Русской Церкви в этом споре для обоснования своих действий.
  Вопрос: Поддержал ли вас кто-либо внутри епархии?
  Владыка Василий: Да (смеется), фактически, среди русских верующих! Потому что все это серьезно разделило русских. Это не вопрос деления на англичан и русских, по этим вопросам существует раскол среди русских прихожан.
  Комментарий: Еп. Василия поддержали люди из "Христианского Движения", а также отдельные прихожане, общим числом не более тридцати человек (часть которых связана с вл. Василием тем или иным денежным интересом). На воскресной Литургии в соборе бывает и 500, и 600 молящихся, 95% которых - не коренные жители. Но среди англичан заработала блестяще организованная кампания дезинформации и клеветы. Главным виновником и организатором всего они стали называть смиренного и пользующегося огромным уважением лондонской паствы архиепископа Керченского Анатолия.
  Вопрос: Это очень важно, потому что мы еще раз возвращаемся к обвинению в разделении епархии по национальному признаку, которое вам предъявляют. Так что, на самом деле раскол существует среди русских прихожан?
  Владыка Василий: Да, именно так, потому что среди русских прихожан есть люди, которые относятся ко всему этому совершенно по-другому, люди, которые любят свою епархию и хотят, чтобы она продолжала идти по пути, завещанному владыкой Антонием. Так что я, если хотите, прислушивался к ним и старался отражать их заботы и чаяния.
  Комментарий: См. выше. Фактически еп. Василий все же сумел расколоть приход как раз по национальному признаку, ибо большинство русских, пошедших за ним, прекрасно "аккультурировались", "интегрировались" и усвоили черты, свойственные английскому - или, скажем шире - западному характеру.
  Вопрос: И что же было дальше?
  Владыка Василий: Я продолжал обдумывать сложившуюся ситуацию, и мне представилось, что, хотя, с одной стороны, перед Русской Православной Церковью в Англии открываются громадные возможности развития, в то же время та Сурожская епархия, которая в 1993 г. насчитывала от двух до трех тысяч прихожан, просто не сможет удовлетворить нужды общины, которая превышает ее численно в сто раз. Поэтому я решил, что правильнее всего будет построить жизнь нашей епархии соответственно с епархиями западноевропейского толка под омофором Экуменического Патриарха.
  Об этом я написал Патриарху Алексию.
  Комментарий: Для того чтобы "епархии идти по пути, завещанному Владыкой Антонием" необходимо было открывать новые приходы Русской Православной Церкви.
  Вопрос: Но Патриарх в своем ответе велел вам как бы не заниматься численностью епархии, а сделать все возможное и нужное, чтобы окормлять всех. Правда, нужно добавить, что в то же время они подрывали вашу работу...
  Владыка Василий (перебивая): Да. И именно это противоречие в конце концов привело меня к мысли, что так продолжаться не может.
  Комментарий: Необходимо уточнить: какую такую "работу" они подрывали? Ведь еще при жизни вл. Антония еп. Василий начал планомерную работу по переходу под Константинополь. К тому же в Лондоне - с хиротонии в 1993 г. до приезда вл. Илариона в 2002 г. - еп. Василий появлялся крайне редко, а служил - два, три раза в году; так что большинство прихожан не знали, кто же это такой.
  Вопрос: Итак, вы написали Патриарху, прося освободить вас и вашу епархию...
  Владыка Василий (перебивая): Только тех, кто хотел уйти, я не собираюсь никого тащить за собой силой. Так что те прихожане - и вполне может быть, что таких будет большинство, - и священники, которые не хотят уходить, могут остаться под омофором Московской Патриархии.
  Вопрос: Но Патриарх не дал вам на это своего благословения?
  Владыка Василий: Нет, не дал. Он написал мне в ответ, не пожалев времени, длинное послание, в котором совсем не затрагивались трудности, которые, как ему было известно, переживает епархия. Он пригласил меня приехать к нему, но, поскольку в его письме ничто не показывало, что он понимает, как обстоят дела, хотя я, как мне кажется, объяснил предельно ясно, с какими трудностями я столкнулся и почему - я решил, что не могу принять его приглашения. Оно не казалось мне искренним, если хотите.
  Комментарий: Не удивительно, что еп. Василий мог решиться не принять приглашение Патриарха о встрече. Своеобразно истолковывая 34-е Апостольское правило, еп. Василий заявлял, что "Патриарх Московский не имеет права вмешиваться в дела Сурожской епархии, ибо он - лишь епископ Москвы".
  Вопрос: Вы также обратились с прошением к Вселенскому Патриарху принять вас и вашу епархию под его омофор. Было ли это одновременно с вашим прошением к Московскому Патриарху освободить вас?
  Владыка Василий: Это не было одновременно. Письмо к Патриарху Московскому было получено в Москве где-то 28-го апреля, а письмо Экуменическому Патриарху я направил 2-го мая, объяснив ему также, что я попросил Московского Патриарха освободить меня, и чтобы он рассмотрел мою просьбу и понял мои намерения.
  Вопрос: И каковы ваши намерения на сегодняшний день, владыка?
  Владыка Василий: Я все еще думаю, что для того, чтобы епархия могла функционировать нормально и могла бы пользоваться такой же внутренней свободой, как это было при митрополите Антонии, я думаю, что все это возможно и достижимо только под омофором Экуменического Патриарха. Это невозможно под омофором Патриарха Московского и Всея Руси.
  Комментарий: О какой "внутренней свободе" мечтает епископ Василий? Обозрев всю его деятельность за последние годы, можно сказать, что это борьба не за души человеческие, а за власть, за деньги, за влияние.
  PS: По-христиански желаем епископу Сергиевскому Василию одуматься, и принести Церкви, давшей ему правую веру, а впоследствии вручившей ему епископский жезл в знак апостольского служения, искреннее покаяние.
  Текст интервью и комментарий прихожан Лондонского собора опубликован на Интернет-сайте газеты "Церковный вестник"
  
  
  
  * * *
  
  20 мая 2006 года:
  
  Священник Рафаил Армор.
  
  О "ДЕКЛАРАЦИИ ЧЛЕНОВ ЕПАРХИАЛЬНОГО СОВЕТА"
  
  Христос воскресе!
  
  Я опечален многочисленными комментариями, появившимися на сайте епископа Василия.
  В среду 17 мая шесть членов Епархиального совета обнародовали следующее заявление:
  "Как члены Епархиального совета, мы находим невозможным принять, как противоречащее Положению о Сурожской епархии, решение Святейшего Патриарха Алексия П об удалении с должности и почислении на покой епископа Сергиевского Василия, который был избран Ассамблеей и утвержден в качестве управляющего епархией Священным Синодом Русской Православной Церкви. Мы также отмечаем, что назначение Архиепископа Иннокентия временно управляющим произошло без консультации с Епархиальной ассамблеей".
  Я также являюсь членом Епархиального совета, но ко мне никто не обращался перед тем, как опубликовать данное заявление.
  На встрече в январе мы договорились, что следующая встреча Епархиального совета должна пройти в понедельник 15 мая 2006 года, и действительно секретарь епархии распространил список тем для обсуждения на встрече в начале мая. Возвращаясь домой из собора в прошедшее воскресенье (14 мая) вечером, я узнал, что секретарь епархии объявил об отмене встречи Епархиального совета. Поговорив вечером с секретарем по телефону, я выразил свое удивление по поводу этого известия. Менее трех часов до того я беседовал с Архиепископом Иннокентием, который сказал мне, что на завтра он ожидает встречи с членами Епархиального совета. Смутившись, я спросил у г-жи Кроу, почему была отменена встреча. Она ответила, что ее отменил епископ Василий. Когда я заметил, что епископ Василий больше не управляет епархией, г-жа Кроу предположила, что, вероятно, вследствие этого, Епархиального совета больше нет. Я отметил, что такого не может быть, поскольку Совет был избран Епархиальной ассамблеей.
  Вероятно, на основании нашего телефонного разговора, г-жа Кроу связалась с другими членами Совета, и большинство его членов пришли на встречу, которая прошла 15 мая в 14:00 в соборной библиотеке. На встрече присутствовали трое из шести подписавшихся под заявлением.
  Ничего из содержания заявления 17 мая на той встрече Епархиального совета не обсуждалось. А это было бы лучшим местом для дискуссии, нежели Интернет! Кроме того, заявление содержит вопиющую неточность: епископ Василий не был избран Епархиальной ассамблеей.
  На специальной встрече Ассамблеи, прошедшей в феврале 2003 года Митрополит Антоний объявил о своем уходе на покой по причине возраста и состояния здоровья. Хотя Ассамблея и проголосовала за то, что бы просить Священный Синод о назначении его преемником епископа Василия, никаких выборов по Положению о епархии не было. Я помню, что сама г-жа Кроу на встрече выражала удивление тем фактом, что выборов, как это предусмотрено епархиальным Положением не было.
  Все похоже на то, что подписавшие заявление стремились:
  1. ничего не обсуждать на встрече Совета в прошлый понедельник;
  2. обнародовать неверную информацию о "избрании" епископа Василия;
  3. заявить, что действия Святейшего Патриарха Алексия II в связи с освобождением епископа Василия от обязанностей управляющего епархией противоречат "Положению о епархии", в то время, как то же Положение было проигнорировано после ухода на покой Митрополита Антония:
  4. начать спор с Его Святейшеством в связи с тем, что с Епархиальной ассамблеей не посоветовались перед тем как (а) освободить от обязанностей управляющего епархией и почислить на покой епископа Василия и (б) назначить Архиепископа Иннокентия временно управляющим, в то время как сам епископ Василий не советовался ни с Епархиальной ассамблеей, ни с Епархиальным советом, ни даже с духовенством епархии перед тем, как писать 24 апреля Патриарху Алексию и 2 мая Его Всесвятейшеству Патриарху Варфоломею.
  Настоящий кризис в епархии невыразимо огорчает меня. Менее всего мне хотелось бы устраивать "разборки" с теми, кого я так долго считал друзьями. Однако, полуправда никому не нужна.
  В своем обращении к епархии от 15 мая Архиепископ Иннокентий писал: "Для Сурожской епархии наступило чрезвычайно трудное и ответственное время - время искушений и соблазнов, сугубой молитвы и покаяния. Сердца многих из вас смущены. Иногда эмоции берут верх над разумом. Существует реальная опасность неверных суждений и непродуманных действий, могущих повлечь за собой трагедию церковного разделения.
  Сегодня, как никогда, мы должны усердно молиться Богу, возлагать на Него все наше упование. Только после глубокой молитвы, в мире и тишине сердца, даруемых Господом, мы можем высказывать трезвые суждения и принимать правильные решения".
  Уверен, нам всем следует прислушаться к этому наставлению.
  Ваш во Христе,
  Священник Рафаил Армор,
  Православный приход св. Ефрема Сирина,
  Кембридж
  
  
  * * *
  
  20 мая 2006 года:
  
  Мария Донченко.
  
  "ВЛАДЫКА ВАСИЛИЙ ПЛАНИРОВАЛ СВОЮ АКЦИЮ ЗАДОЛГО"
  
  В заявлениях вл. Василия и в письмах его сторонников настойчиво повторяется одно и то же ложное утверждение: новые иммигранты из России хотят разрушить особый строй церковной жизни, который сложился в Сурожской епархии при митрополите Антонии, и навязать "окультуренным", по выражению Владыки Василия, эмигрантам и обращенным британцам некий этнический вариант Русского Православия. Цитирую вл. Василия: "Епархия, организованная вокруг недавно прибывших иммигрантов, главная забота которых состоит в том, чтобы жизнь Русской Церкви в Великобритании была точной копией ее жизни на родине, не может эффективно сочетаться с жизнью устоявшейся епархии в Великобритании". В письме Патриарху вл. Василий подчеркивает, что причиной его решения о переходе в Константинопольскую юрисдикцию является не частная, конфликтная ситуация в Лондонском приходе, но "системные", то есть фундаментальные, противоречия между Московской патриархией и Сурожской епархией.
  Русская Православная Церковь поддерживает традиции митрополита Антония по созданию многонациональных и миссионерских общин за рубежом. В ответном письме епископу Василию Патриарх подтвердил свое понимание Сурожской епархии именно как многонациональной и отметил, что культурные различия не могут быть причиной для выхода епархии из состава Русской Православной Церкви. Конфликт, возникший в Лондонском соборе, нуждается в уврачевании: пастырь должен позаботиться обо всем своем стаде, а не изгонять из него ту часть, которая ему неугодна. Тем более, что эта часть, по признанию самого вл. Василия, составляет ныне 95% процентов от общего числа прихожан. Нет оснований утверждать, что с притоком большого количества новых иммигрантов из России и других стран бывшего СССР исключается возможность создания многонациональных приходов. Я могу засвидетельствовать, что русскоязычная часть Лондонского прихода единодушна в своих добрых чувствах по отношению к англоязычным братьям и сестрам и не видит препятствий к совместным богослужениям и молитве.
  Культурные противоречия, которые неизбежно возникают при диспропорции в многонациональном составе епархии, могут быть уврачеваны как путем совместных молитв и братского диалога любви, так и путем создания разных приходов и благочиний - как монокультурных, так и поликультурных. Сам вл. Василий еще совсем недавно был настроен оптимистично и, как выяснилось недавно, получил от Патриарха благословение на строительство нового храма для русских. Что касается диалога, то здесь, на мой взгляд, было сделано крайне мало усилий. Вл. Василий провел только одну беседу с прихожанами сразу после своего назначения на кафедру. Он не обращался к своей пастве с открытыми письмами, как это делает теперь, обращаясь только к своим сторонникам. Много свидетельств и признаков того, что он планировал свою акцию задолго и лишь выбирал удобный момент. Предметом его заботы были старые русские, которых он даже посещал на дому, чтобы убедить их в необходимости разрыва с Москвой, и брал с них слово о неразглашении сути бесед. Ему нужно было выстроить картину противостояния новой иммиграции сурожским традициям; Русской Православной Церкви и Епархии Митрополита Антония. Он перешел к решительным действиям после того, как уволил из приходского совета шестерых русских как "зачинщиков смуты". Теперь во всех выборных органах власти прихода и епархии полное единомыслие, если не считать тех клириков-англичан, которые воспротивились переходу в другую юрисдикцию. Вопреки ожиданиям епископа разделение прошло не по культурному признаку. Против раскола, в поддержку Московской Патриархии выступили не только новые иммигранты но и многие англичане, а также и те, кто приехал в Лондон 15-25 лет назад, чада митрополита Антония. Разрыв поддержала небольшая, но сплоченная и хорошо организованная группа англичан и некоторые новые иммигранты - те, кто питал неприязнь к Русской церкви еще на родине.
  Что же на самом деле послужило причиной для конфликта в Лондонском приходе и поводом для столь разрушительных и неадекватных действий епископа?
  В своем открытом письме от 16.05.06, которое мы процитировали в начале, епископ мотивирует свое внезапное заявление о переходе в другую юрисдикцию намерениями Московской Патриархии сделать епархию "нормальной епархией Московской Патриархии", "организованной вокруг недавно прибывших иммигрантов". Вл. Василий основывается только на подозрениях, говорит с чьих-то слов, а прямые и ясные заверения Патриарха игнорирует. Да, отец Андрей Тетерин критиковал некоторые стороны устроения жизни в епархии, но не отвергал ее многонациональный и миссионерский характер. Епископ подозревает о.Андрея в сговоре с Москвой, исключая возможность для честного священника говорить по совести и критиковать сурожские порядки. И это в епархии, которая утверждает свое особое демократическое устроение! Здесь изгоняются все, кто "покушается на наследие митрополита Антония", читай - кто желает развивать и укреплять его миссионерское дело.
  Вл. Василий полон страхов и подозрений потому, что он действительно ничего не желает менять в Сурожской епархии. Он желает ее видеть не многонациональной, полнокровной, растущей, черпающей духовный опыт из сокровищниц Русского Православия, а унифицированной маленькой общиной, подобной той, которая сложилась под его крылом в Оксфорде. В этой общине, где мне пришлось быть в течение полугода, запрещалось служить русским священникам, не благословлялось преподавать русский язык желающим его изучать. Там приходилось иссушать душу формальной исповедью на чужом языке, терпеть насмешки по поводу русских суеверий - освящение пасхальных куличей и яиц. Там царила атмосфера горделивой учености и духовного сектантства, в которой иммигрантам и из России становилось не по себе и они, как правило, не задерживались в этом "многонациональном" приходе. Как откровенно признается вл. Василий в своих разъяснениях, он готов окормлять только тех русских, которые забыли о своей родине, забыли свой родной язык и культуру. Именно это называется "охранять наследие митрополита Антония".
  Хочется закончить письмо словами самого Владыки Антония, который на встрече с прихожанами 10 ноября 2002 года сказал, что для него мысль о переходе в Константинопольскую юрисдикцию является глубоким оскорблением всех его чувств.
  "Мысли об этом у меня никогда не было. И еще вдобавок я скажу, что эта мысль для меня настолько неприемлема, что я скорей уйду, чем ее допущу в действительность. Семнадцати лет, 71 год тому назад с лишним, когда почти вся Западная Европа откололась от Московской Патриархии и ушла под Константинополь, я в числе малой группы из 30-ти человек на всю Францию остался верным своей родной церкви. Это нам и мне, в частности, стоило очень дорого. Мы были отвергнуты даже самыми близкими нашими друзьями. Я помню семьи, с сыновьями которых я дружил с восьми-, девятилетнего возраста, в школе или в русских организациях, которые мне запретили переступать их порог, потому что я будто бы стал большевиком и отказался от призвания эмиграции. Больше семидесяти лет я остался верен нашей Матери Церкви, несмотря на все поклепы, которые шли против нашей небольшой, но верной сплоченной группы верующих русских людей".
  Христос воскресе!
  Мария Донченко (в Сурожской епархии с 1995 г.)
  
  
  * * *
  
  25 мая 2006 года:
  
  Юлия Чисхолм.
  
  "ГОСПОДИ, ПОМОГИ НАМ ПЕРЕЖИТЬ ЭТО ТРУДНОЕ ВРЕМЯ!"
  
  Я глубоко поражена той кампанией лжи и клеветы, которая развернулась на сайте dioceseinfo.org, подконтрольным еп. Василию, и поэтому решила написать это письмо. Во-первых, нас, русских, представляют как кучку заговорщиков, что по своей сути не так. Дело в том, что при наличие двуязычной общины в одном храме, русская община вообще не принималась во внимание.
  Мне кажется, что некоторые из английских и русских прихожан преднамеренно извращают факты и распространяют ложные слухи о том, что русские хотят все подогнать под себя, все сделать по-своему, чтобы англичане и другие чувствовали себя изгоями в собственном храме. Это в корне неправильно. Никто этого не хочет, русские прихожане желали привлечь внимание нашего правящего епископа к проблемам русской паствы, которые от преднамеренно долгое время игнорировал. Почему он так и не созвал Приходского собрания, чтобы ответить на наши вопросы? Да потому, что ему пришлось бы выслушать очень много нелицеприятной критики. Ни одно из наших многочисленных писем не получило ответа. Разве вл. Василий не знал, когда в 2003 году он наследовал приход, что существуют проблемы окормления русскоговорящей паствы? Но он все же согласился стать его главой.
  Очень больно читать причины ухода в Константинопольский Патриархат, изложенные вл. Василием в письме к Патриарху Алексию II. Они алогичны и противоречивы. В своем письме Патриарху еп. Василий жалуется на то, что русских эмигрантов стало много, жалуются на Москву, что она потворствует недовольству русских, жалуется на русское священство, присылаемое из Москвы, что они хотят захватить власть. Все кругом виноваты, что куча проблем и нет спокойной жизни. Позвольте нам напомнить пример жизни одной прекрасной нашей новомученицы - святой Елизаветы Федоровны, которая была по происхождению немкой, и родственницей английской королевы Виктории. Она несла свой монашеский долг до конца, ее сбросили в Алапаевскую шахту, доходившей до 60 метров глубиной, забросав ее гранатами, валежником и камнями. Великая княгиня умерла не сразу. Будучи тяжелораненной, перевязывала раны другим несчастным. Очевидцы говорили, что из шахты доносились пение псалмов и Херувимской песни.
  Я думаю, у Елизаветы Федоровны не стоял вопрос о смене юрисдикции. Она не жаловалась, и не обвиняла всех вокруг, а просто вошла с русским народом на Голгофу, не испугавших трудностей, и не бросив его в то страшное богоборческое время.
  Я искренне восхищаюсь английским cвященникам из провинциальных приходов, о. Даниилу, о. Рафаилу, которые выразили свое несогласие с переходом в Константинопольский Патриархат и были на литургии 14 мая в Патриаршем соборе. В нашем храме есть англичанe, которые не хотят раскола, и искренне желают продолжать сослужение.
  В одном из писем, размещенном на том же сайте (www. dioceseinfo.org) высказано мнение г-жой Хелен Фишер, что "это не епископ Василий предал Матерь-Церковь, а она предала его". Вообще не понятно, на каких фактах основано это высказывание. Ведь три года назад, в 2003 году еще при жизни митрополита Антония, стали известны факты тайных переговоров между клиром Сурожской Епархии и Константинополем об изменении юрисдикции. Однако Патриарх поверил в искренность и преданность вл. Василия. Так что, судите сами, кто кого предал и постоянно предавал? Наш Патриарх сделал все возможное, чтобы предотвратить раскол. Но вл. Василий не отреагировал ни на одно из его посланий, что говорит о его нежелании подчиняться своему иерарху. Я считаю, что решение Патриарха об увольнении вл. Василия на покой было правильным и своевременным и полностью поддерживаю его. По учению православной Церкви, грех раскола - страшный грех, не смывающийся даже мученической кровью.
  Людей, стоящих за раскол, не волнует, что они оторвутся от Русской Церкви, омытой кровью новомучеников и исповедников Российских XX века, явивших пример стояния за веру до конца, несмотря ни на какие испытания. Как можно предать Церковь, взрощенную молитвенными подвигами и трудами Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Амвросия Оптинского, Ксении Петербуржской, Иоанна Кронштадского, Иосафа Белгородского, Тихона Задонского, Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова! Неужели они стоят ниже по достоинству "мыслителей" типа Владимира Лосского, Николая Бердяева, Александра Шмемана и Иоанна Майндорфа, к которым, по мнению вл. Василия, Сурожская епархия стоит ближе, чем к русским святым? Интересно, а почему к этим мыслителям еп. Василий в своем интервью Би-Би-Си не добавил философа Ивана Ильина, который тоже жил в эмиграции? Наверно потому, что он был слишком православным и не столь либеральным. Русский философ И.А. Ильин писал: "Где бы мы, русские национальные эмигранты, ни находились в настоящем рассеянии, должны помнить, что другие народы нас не знают, и не понимают, они боятся России, не сочувствуют ей и готовы радоваться всякому ее послаблению... Это не новое явление. Оно имеет свою историю. М.В.Ломоносов и А.С.Пушкин первые поняли своеобразие России, ее особенность от Европы, ее "неевропейскость" Ф.М.Достоевский и Н.Я.Данилевский первые поняли, что Европа нас не знает, не понимает и не любит. С тех пор прошли долгие годы, и мы должны были испытать на себе и подтвердить, что все эти великие русские люди были прозорливы и правы".
  Еще одно письмо вызывает удивление, опубликованное на сайте www.dioceseinfo.org. Джон Каррас пишет, что недавно разговаривал со студентами Московского Государственного Университета, которые порвали со своей Матерью-Церковью "из-за того, что Церковь злоупотребляет властью". Спешу заверить г-на Карраса, что я, бывшая студентка МГУ, горжусь и Патриархом, и Русской Церковью, и буду молить Бога, чтобы никогда не предать ее.
  Тот же автор пишет: "Мне представляется очевидным, что если священноначалие пойдет по стези принятия властных решений, то в России Православная Церковь исчерпает себя или вполне возможно превратится в ничего незначащий музейный экспонат".
  Но почему существует такое неприятие иерархии и нет послушания самому Патриарху? Вероятно, от собственной "самости", несмирения и от непонимания Божественного устроения мира. Ведь везде присутствует иерархия, начиная прежде всего с невидимого мира, она распространяется и на мир земной. Где есть иерархия, где есть подчинение, послушание снизу вверх, там есть и гармония. Интересно было бы посмотреть, как херувимы и серафимы, вежливо или не очень, попросили бы Бога не влезать в их дела, а то Он очень властен над ними... Но это тогда были бы уже ангелы не света, а тьмы. Сам Господь дал нам пример послушания даже до смерти Своему Отцу Небесному. Какие оправдания мы можем еще найти себе?
  И как бы не пугали нас авторы писем тем, что из-за властного управления православие в нашей стране может превратиться в музейный экспонат, мы верим и молимся о возрождении православной России. Позвольте вам, господин Каррас, напомнить слова Оптинского старца о. Анатолия (Потапова) о судьбах России и православия: "Будет шторм, и русский корабль будет разбит... Бог не оставит уповающего на него... Явлено будет чудо Божие. И все щепки и обломки волею Божией и силой Его соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным. Так это и будет, явное всем чудо".
  Господи, помоги нам пережить это трудное время!
  С любовью во Христе,
  прихожанка Храма Успения Божией Матери и всех Святых
  Юлия Чисхолм
  
  
  * * *
  
  26 мая 2006 года:
  
  Георгий Чабакаури.
  
  "ВЛАДЫКА ВАСИЛИЙ НЕ ВЫПОЛНИЛ ЗАВЕТ МИТРОПОЛИТА АНТОНИЯ ХРАНИТЬ ВЕРНОСТЬ МАТЕРИ-ЦЕРКВИ"
  
  Будучи с детства верующим человеком, сознательно в церковь я пришел лишь несколько лет назад под влиянием книг и проповедей Митрополита Антония. Его проповедь Евангелия помогла очень многим людям открыть для себя мир Православной веры. Именно поэтому после приезда в Англию, для меня было большой честью стать прихожанином Собора Успения Божией Матери и Всех Святых в Лондоне, и тем больнее переживаются те проблемы и разделения с которыми столкнулась Сурожская Епархия...
  В то самое время, когда все чада Русской Церкви с нетерпением ожидали открытия собора Русской Православной Церкви Зарубежом, когда люди молились и предвкушали радость единения, в этот самый момент нас до глубины души потрясло желание Владыки Василия перейти под омофор Константинополя. В самые сложные и тяжелые для Русской Церкви времена, в годы тяжелейшего раскола Митрополит Антоний сохранял верность Матери-Церкви. Теперь же, когда мечта Владыки увидеть восставшую из пепла и единую Русскую Церковь становится явью, происходит раскол в Сурожской Епархии... Решение Владыки Василия не понятно ни русским, ни многим англичанам. Многие англичане говорили мне, что сохранят верность Русской Церкви. Да иначе и не может быть, ведь в любви к Русской Церкви их воспитал сам Владыка Антоний.
  К сожалению, все чаще звучат в адрес Русской Церкви несправедливые упреки в разрушении наследия митрополита Антония. Обидно и больно слышать слова о том, что новоприехавшие русские оказались неспособными воспринять и понять наследие Митрополита Антония, тем более что многие из них воцерковились именно в Суроже, еще при жизни Владыки. Отмечу, что Владыка Анатолий Керченский, которого сейчас открыто обвиняют в "разрушении" наследия Митрополита Антония, часто проводит беседы о Митрополите Антонии. Иногда в его глазах мы видели слезы, когда он рассказывал о Владыке Антонии, и в этих глазах мы читали о той великой христианской любви, о которой Владыка Антоний говорил в своих проповедях... Разделение Епископом своих пасомых и клириков на истинных учеников Владыки Антония и всех остальных вряд ли можно назвать корректным. Разве не разделение прихожан и клира в свое время было поставлено в вину Епископу Илариону и послужило поводом для его перевода из Сурожа?
  Формальной причиной сегодняшнего кризиса в епархии стало выступление протоиерея Андрея Тетерина с критикой порядков в Сурожской епархии. Как сказал Владыка Василий в интервью ВВС, о. Андрей был отстранен за критику действий своего епископа и сложившихся в Суроже традиций. Заявление это вызывает удивление хотя бы по той причине, что некоторые клирики Сурожской епархии, в частности протодиакон Петр Скорер и покойный протоиерей Сергий Гаккель в свое время не были запрещены в служении за критические статьи о Московской Патриархии. Сложившая в Суроже ситуация, при которой критиковать Московскую Патриархию можно, а порядки в Сурожской епархии нельзя, представляется, по меньшей мере, странной и неэтичной.
  Не меньшую озабоченность вызывает отстранение Владыкой Василием шести членов приходского совета Лондонского Патриаршего собора за критику его действий. Тем более странно звучат слова Владыки Василия в интервью ВВС о том, что переход под омофор Константинополя позволит Сурожской епархии сохранить внутреннюю свободу. Преследование инакомыслия заставляет усомниться в том, что обретение свободы является истинной целью перехода в другую юрисдикцию. Многие англичане, не поддержавшие решение Владыки и оставшиеся верными Русской Церкви, являются лучшим свидетельством того, что ситуация в Суроже не обусловлена поиском свободы или конфликтом культур, как пытаются показать сторонники Владыки Василия. Конечно, Владыка Василий много потрудился на благо Сурожской епархии. Очевидно, однако, что он не смог сплотить под своим омофором всех верных Сурожской епархии и не сумел выполнить завет Митрополита Антония хранить верность Матери-Церкви. Личная неудача Епископа не может быть основанием для пересмотра канонического статуса епархии.
  Хотелось бы еще кратко ответить на письмо г-на Джона Карраса, опубликованное на сайте Владыки Василия www.dioceseinfo.org. Господин Каррас пишет, ссылаясь на беседу со студентами Московского университета, о том, что Церковь в России оттолкнула от себя образованную молодежь. Как выпускник Московского университета и как бывший прихожанин университетского Храма св. мученицы Татианы я могу засвидетельствовать, что слова господина Карраса являются откровенным вымыслом. Чтобы убедиться в этом достаточно хотя бы раз посетить богослужение в Татьянинском храме МГУ. Таким образом, сторонниками Владыки Василия, очевидно, выбрана тактика несправедливых нападок на Русскую Церковь, а это никак нельзя назвать цивилизованным диалогом между православными христианами. То же самое относится и к другим публикациям на сайте Владыки Василия, в которых утверждается, что русские прихожане собираются отменить богослужения на английском языке и проявляют агрессию по отношению к своим английским братьям во Христе. Я ни разу не наблюдал подобного конфликта в нашем Храме и поэтому подобные заявления (в частности, письмо супругов фон Шлиппе) считаю абсолютно безосновательными и несправедливыми.
  Георгий Чабакаури,
  кандидат физико-математических наук,
  прихожанин Лондонского собора Успения Божией Матери и Всех Святых,
  г. Лондон
  
  
  * * *
  
  28 мая 2006 года:
  
  Никита Кривошеин.
  
  БЛАЖЕН, КТО ПОСЕТИЛ СЕЙ МИР...
  
  В Рождественский сочельник 1971 года, я, впервые в жизни, оказался в Лондоне, и впервые в Успенском Соборе на Эннисмор Гарденс. За шесть месяцев до того окончательно и, казалось тогда, бесповоротно покинул СССР.
  Пойти на утреню в другую, не Патриаршую, церковь не приходило в голову. Я родился и провел юность в Париже, а потом двадцать пять лет, поневоле, в стране Советов, где "оформился" сознательным и, по мере слабых сил, деятельным антикоммунистом. За те же годы стал безмерно любящим Русскую церковь прихожанином. Я обязан Церкви духовным выживанием как в последние годы бытия т. Сталина, так и позднее, когда пребывал в исправительно-трудовых лагерях, и после, в бескислородный "застой".
  Моя любовь-благодарность к Русской Церкви не была слепой: в шестидесятые годы устроилось так, что многое во внутренней жизни и настроениях тогдашнего церковного руководства и приходов мне было известно. Так что, если бы рассказ шел об удручающем, даже о страшном в истории подсоветской РПЦ, то боюсь, пришлось бы нарастить память компьютера...
  Владыку Антония (Блума) лично я тогда практически не знал, несколько раз видел в Москве, но издалека.
  Церковь на Эннисмор Гарденс была полна русскими "первыми" эмигрантами в двух поколениях и "второй волной", тоже два поколения. Понятие "новый русский" тогда не существовало и могло вызвать в то время лишь недоумение, границы ведь на замке! А обращение в православие англичан лишь начиналось, присутствия "оглашенных" совсем не ощущалось. Для меня это было первое Рождество после выезда из Москвы, в бытовой неустроенности, вдали от родителей - увидимся ли еще? - и о чем молиться искать не приходилось... А сами церковь и служба - будто стою в родном приходе на Якиманке, у Иоанна Воина!
  К концу службы Владыка Антоний стал оглашать Рождественское Послание Патриарха Пимена. Со смыслом праздника авторы Послания разделались быстро, и когда с третьего абзаца, со всеми подробностями, речь пошла "о ядерном разоружении и положении на Ближнем Востоке", мной овладело недоброе отчаяние. Оказался ли я в Британии - прямо сказать через риск и опасность второго лагерного срока - для того, чтобы в радостный праздник в Храме Божьем, снова подвергнуться мякине постылой пропаганды? И даже сейчас стыдно вспомнить интенсивность негативных чувств во мне тогда взбурливших. Вот, подумал я, и здесь "они" меня нагнали, и всюду "они" есть, и в Британии устами такого священнослужителя вещают... После прочтения официального поздравления из Москвы Владыка Антоний сказал: "Добавлю несколько слов от себя".
  О яркости его проповедничества, о блеске его ораторского дара - уже много написано и рассказано. Но в тот момент получилось, будто митрополит Антоний почувствовал, что стоит среди прихожан один человек и злится услышанному, что ждет другого.
  Он построил свое слово на "трагичности" Рождественской ночи, объяснил, в чем "трагичность" Рождества и продолжил: "И в этом году мы переживаем трагическую ночь: в России пока мы с вами молимся и празднуем, очень многие в духе и плоти своей страдают в советских политических лагерях, подвергаются фармакологическим пыткам в советских спецпсихбольницах... в особенности, я думаю о Владимире Буковском... Очень многие лишены вообще возможности в эту ночь пойти в храм ".
  Оцепенение от таких слов в устах "московского архиерея" - это мало сказать о моем состоянии. Объяснять почему - не приходиться.
  Такие подвижники как Владыка Антоний, как Владыка Василий Брюссельский, многие другие, по вере, мужеству и наитию пошли даже на то, чтобы среди собратьев-эмигрантов прослыть "продавшимися Советам", пошли они и на подневольное чтение в церкви по сути не церковных текстов потому, что предугадывали: своим личным присутствием в Русской Церкви, своим свидетельством на Западе о подлинной вере русского народа, поездками в страну, они являют прообраз будущей, свободной церкви и может быть, ускоряют момент ее возрождения. Так оно и свершилось.
  Этим Рождественским словом покойный Владыка Антоний навсегда стал мне близким.
  Было с ним потом у меня несколько бесед, и ощущение, что различение духов было в нем настолько глубоким, что чувствовал я себя рядом с ним почти неловко. Один раз он сам крестил новорожденную русскую лондонку, а я был восприемником. В то время я пребывал в тяжелых внутренних перипетиях и позволил себе об этом Владыке рассказать. Данный им ответ был как рецепт, и я его применил, и благодарен за постепенный выход из мрака.
  
  *
  
  В церкви Трех Святителей в Париже, зимой 2006 года, была устроена содержательная конференция, посвященная жизни и духовному наследию Владыке Антония. С пользой для себя я слушал интереснейший рассказ иеромонаха Нестора (Сиротенко) о парижской молодости Владыки, госпожи Кирилловой о всем сделанном Владыкой в Лондоне и Преосвященного Василия (Осборна) о современном церковном строительстве. Тогда Владыка Василий рассказал о том, как митрополит Антоний, уже будучи тяжело болен, воскликнул "Наконец!", услышав прочтенное ему Послание Святейшего Патриарха Алексия II от 1 апреля 2003 г с предложением создать в Западной Европе единую Митрополию.
  А незадолго до кончины, митрополит Антоний, рекомендуя епископа Василия Святейшему Патриарху Алексию, писал: "У него верность пастве без ограничения и он будет служить верой и правдой нашей родной Церкви" (март 2003). А чуть позднее, в июне, тоже о владыке Василии: "Он делает очень большую и сложную работу по восстановлению единства Сурожской епархии и ее верности Московской Патриархии...". Чуть выше я говорил о даре "различения духов" у приснопамятного митрополита Антония. В данном случае как же он просмотрел? Поистине лишь Господь всеведущ!
  После недавнего Светлого Воскресенья, Пасхальные поступки, слова, письма, заявления владыки Василия (Осборна) погрузили парижских (да и не только парижских!) русских православных в состояние изумленного удручения. Омрачить негаданную радость подаренной промыслительным и долгожданным сближением между двумя ветвями русской церкви Вл. Василий, конечно, не в состоянии...
  Слова, документы и заявления, в изобилии поступающие из Лондона, путаны и противоречивы: сначала заверения в верности Русской церкви, спустя две недели - стремление под Константинопольский омофор, и наконец - мало почтительный сумбурный "вопросник-анкета", направленный постскриптумом самому Святейшему...
  Непросто вникнуть в мотивы и логику явно не спокойного сознания Владыки Василия, когда читаешь его слова: "Я бы хотел ясно дать понять, что я полностью поддерживаю единство Русской Церкви в Западной Европе и считаю, что нынешний шаг является наилучшим способом достигнуть этой долгосрочной задачи".
  Уважение к священному сану у меня есть! Сочувствие к человеку, раздираемому чуждыми, наверняка ему самому, силами - тоже.
  Но при изучении противоречивых заявлений, не могу не вспомнить любимых мной слов Кавторанга Цезарю Моисеевичу из Солженицинского "Одного дня Ивана Денисовича": "Удивляюсь и проклинаю!"
  Что же получается? При железном занавесе спокойнее жилось? В составе делегаций, безопасно кататься в Москву и Загорск? А ответная делегация не такая уж многочисленная и не требующая хлопот? И на службе в Елоховском - старушек православных поодаль держат, а то от них ритуализмом и суеверием попахивает... И скромный малотиражный церковный календарь с Чистого переулка присылают! Сплошная тишь да гладь, и Потемкину самому такие церковные деревни не мерещились!
  А как стены берлинской с Куроедовской конторой не стало, тут неожиданно в Лондон старушек понаехало, девушек неприкрытых, и молодых мужчин с тяжелыми золотыми крестами на груди, пиджак нараспашку... Тут по аглицки псалма спокойно не спеть, не поймут ни Флоренского, ни Бердяева.
  Выходит освобождение России, обретение мощей преподобного Серафима, открытие монастырей, расцвет народной веры, православного книгоиздания, свободный приезд русских и не только их - все пошло только на вред Церкви и в нарушение комфортной теплой обжитости лондонцев и парижан? Не лучше ли вам, господа, досточтимые отцы, вспомнить о ваших предках погибших в Кубани, на Перекопе, и в подвалах чекистских...
  А уж если говорить "о миссии", то, как ее пришлось выполнять десяткам тысяч русских эмигрантов, шахтерам в Лотарингии, тысячам русских офицеров загнанных в тропический Парагвай, в Тунис и Шанхай?
  Не пройдет и поколения как "новые русские", шокирующие нынешние "интеллигентские" приходы в странах Европейского Союза приведут к русскому православию своих однокурсников и соседей по Оксфорду.
  Владыка Василий, по Ленину, предлагает "разъединиться, чтобы лучше объединиться": "Вы, русские со своими обычаями по себе, а мы (как бы белая кость) - в Стамбул... (интервью Би-Би-Си 17-ого мая: "Нет, им /т.е. русским/ просто следует оставаться под юрисдикцией Московского Патриархата, у которого есть все необходимое, чтобы окормлять эту паству - финансовые ресурсы, священники из России").
  Но ведь Владыка Василий и есть Московская Патриархия! Мне всегда казалось, что миссия пастыря не в завлечении овец "со стороны", а в содержании "своих" вместе!
  Мне довелось быть заключенным в одном политлагере с будущим митрополитом Корнилием Таллинским и Эстонским (тогда молодым вологодским батюшкой). Не так давно, в Таллине, он мне рассказывал о мытарствах пережитых русской православной Церковью в Эстонии: с Божьей помощью закончилось объединительно.
  "Блажен, кто посетил сей мир..." - Будем молиться, о том чтобы "лихие повороты" свершаемые сегодня Владыкой Василием (Осборном) закончились, и чтобы его маршрут вернулся бы на магистраль Москва - Сергиев Посад и Русское Православие, а мытарства Сурожские и Команские завершились тем, что свершится пожелание, выраженное Святейшим Патриархом 1-го апреля 2003 г. - Общеевропейской митрополией православных церквей русской традиции. Да сбудется!
  Никита Кривошеин, Париж
  
  
  * * *
  
  Май 2006 года:
  
  Священник Петр Исаков.
  
  НЕУГОДНАЯ ПАСТВА
  
  Представьте себе такую ситуацию. Некий священник заявляет настоятелю храма: "Меня угнетает, что в наш храм стали ходить китайцы (или, допустим, французы). Их уже больше, чем наших давнишних прихожан. Я не знаю ни языка, ни обычаев новых прихожан. С другой стороны, они тоже мной недовольны. Я хочу забрать часть храмового имущества и перейти с моими прихожанами к настоятелю соседней церкви. Я понимаю, что новые прихожане тоже нуждаются в пастырской заботе. Что ж, займитесь ими вы". Странно? Однако именно такую ситуацию напоминает инцидент в Сурожской епархии. Ее бывший управляющий епископ Василий (Осборн), пытаясь перейти из Московского Патриархата в Константинопольский, поступает подобно вышеупомянутому священнику. Вероятно, Его Преосвященству не известно, что таким образом он нарушает каноны Православной Церкви.
  Несколько правил различных Соборов прямо запрещают подобные действия. В правилах 13, 14 и 15 Поместного Константинопольского Собора (так называемого Двукратного) говорится, что пресвитер, епископ или митрополит не имеют права "отступати от общения" со священноначалием. "Аще который пресвитер, или епископ, или митрополит, дерзнет отступити от общения с своим Патриархом, и не будет возносити имя его, по определенному и установленному чину, в божественном тайнодействии, но прежде соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол: таковому Святый Собор определил быти совершенно чужду всякого священства". В настоящий момент о соборном осуждении Московского Патриарха даже речи не идет. Значит, если епископ Василий отступит от общения с ним, то, как это ни печально, он подлежит извержению из сана.
  По канонам существует только одна причина, по которой пресвитер, епископ или митрополит могут отступить от общения со своим священноначалием - если священноначалие открыто проповедует ересь. "Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя Святыми Соборами или Отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но потщились охранити Церковь от расколов и разделений". Объявляя о своем намерении выйти из юрисдикции Русской Православной Церкви, епископ Василий ничего не сказал о проповеди ереси в Московском Патриархате. Стало быть, единственная причина, по которой он мог бы "отступити от общения" с Патриархом, не имеет места.
  Итак, переход епархии из патриархата в патриархат - действие канонически невозможное. Но может быть, владыка Василий рассчитывает на другие механизмы? Допустим, он отрекается от своей кафедры - а именно это фактически и происходит, так как епископ ясно выразил намерение управлять только частью Сурожской епархии, исключив из нее русскоязычных эмигрантов последней волны. Может ли епископ Василий после этого занять кафедру в другом Патриархате, допустим, во вновь образованной Сурожской епархии? И может ли его прежний клир таким же образом перейти вслед за ним?
  Никодим, епископ Далматинско-Истрийский в толковании на 9-е правило III Вселенского Собора говорит: "Ни один епископ, на какой бы иерархической ступени он ни находился, не смеет подавать отречения от вверенной ему кафедры. Подав же таковое, он перестает быть епископом в строгом смысле слова, то есть теряет все права, принадлежащие ему, как епископу, даже и право именоваться епископом". Далее он пишет: "Все правила говорят исключительно лишь о том, что такой епископ должен быть извержен и отлучен от церковного общения". В лучшем случае, после отречения от кафедры епископ Василий сможет только именоваться епископом, если "надлежащая каноническая власть дозволит ему это каким-либо особым образом и из милости". Но занимать епископскую кафедру он, конечно, уже не сможет.
  Канонисты объясняют, почему Церковь придерживается такой жесткой позиции относительно свободы передвижения епископов. Епископ Далматинско-Истрийский говорит: "Связь Церкви с своим епископом представляется теснейшею, как связь брачная между епископом и Церковью. В 25-м правиле IV Вселенскаго Собора Церковь по смерти ея епископа называется вдовствующею. А потому переход в другую Церковь или вообще оставление епископом своей Церкви не могло и не может иначе считаться, как разрывом той духовной связи, которая их связывала". Когда же епископ отрекается от кафедры, она становится "совершенно вакантной, как будто бы он умер, то есть наступает каноническое вдовство". Но даже "умереть" епископ не может самовольно. В этом же комментарии канонист уточняет: "Что касается поданной отставки, то право обсуждать ее принадлежит исключительно той власти, которая вверила данному лицу его кафедру".
  А вот как Церковь относится к переходам клириков из епархии в епархию. В 17-м правиле VI Вселенского Собора говорится: "Никто из клириков, в какой бы степени кто ни был, не имеет права, без увольнительной от своего епископа грамоты, определен быти к иной церкви. Не соблюдающий сего отныне, но постыждающий собою совершившаго над ним рукоположение, да будет извержен и сам, и неправильно приявший его". Итак, если клирики Сурожской епархии самовольно переходят в юрисдикцию Константинопольского Патриархата, то не только сами они должны быть извержены, но и принявший их епископ. Единственная возможность для клириков перейти в другую епархию - получение увольнительной грамоты. Для епископа же и такая возможность канонами не предусмотрена.
  Конечно, никакие правила, в том числе и церковные, не бывают без исключений. Церковь определяет две чрезвычайных ситуации, в которых епископ может без осуждения оставить свою епархию. 14-е Апостольское правило: "Не позволительно епископу оставляти свою епархию и во иную преходити, аще бы и от многих убеждаем был, разве когда будет некоторая вина благословная, сие творити его понуждающая, яко могущего большую пользу обитающим тамо принести словом благочестия".
  Канонист комментирует: "Это правило воспрещает епископу оставлять епархию, в которую он поставлен божественной благодатию, и переходить в другую епархию даже и в том случае, если бы и клир, и народ последней приглашали его это сделать. Правило допускает исключения лишь в том случае, когда для перемещения епископа из одной епархии в другую имеется основательная причина. Например, если бы в какой-либо епархии вера и благочестие были поколеблены и начались непорядки, а для оживления и укрепления веры считалось бы необходимым назначить другого епископа, известного своею ревностью и способного водворить там порядок". Однако епископ Василий вовсе не собирается перемещаться в какую-то епархию, где поколеблены вера и благочестие. Он желает того, что противоречит канонам - самому остаться в непоколебимой епархии, а неугодную паству переместить за ее границы. Меж тем в сложившейся ситуации от него, как от ревностного епископа, ждали, что он с усердием займется водворением порядка и благочестия среди своей новоприбывшей паствы.
  В древние времена существовала еще одна каноническая причина, по которой епископ мог изменить место своего служения. 37-е правило VI Вселенского Собора гласит: "Понеже в разныя времена были варварския нашествия, и от того множайшие грады соделались порабощенными беззаконным, и по сей причине предстоятелю таковаго града невозможно было, по совершении над ним рукоположения, прияти свой престол, утвердитися на нем в состоянии священноначальственном, и тако по преданному обычаю, рукоположения и все, что епископу свойственно, производити и совершати: того ради мы, соблюдая священству честь и уважение, и желая, чтобы порабощение от язычников отнюдь не действовало ко вреду церковных прав, постановили, да тако рукоположенные и, по вышеизложенной причине, на свои престолы не вступившие, не подлежат за сие предосуждению". То есть епископ может не вступать в управление своей кафедрой в случае, если варварское нашествие перекрыло доступ к ней и сделало невозможным исполнение епископских обязанностей. Однако вряд ли массовую миграцию русскоязычных граждан в Британию можно расценивать как варварское нашествие. Даже если владыка Василий придерживается иного мнения.
  Последний аргумент, который может привести епископ Василий в пользу своего решения, это пример Финляндской Православной Церкви. В 1921 году святитель Тихон, Патриарх Московский, дал автономию Финляндской епархии Русской Православной Церкви. В 1922 году автономная Финляндская Церковь вошла в состав Константинопольского Патриархата, где пребывает и доныне. Однако это нельзя рассматривать как прецедент. Историки Православной Церкви утверждают, что переход Финляндской Церкви из Московского Патриархата во Вселенский был нарушением канонов (см. вышеупомянутое 15-е правило Двукратного Собора). Извинением такого нарушения могло служить только то обстоятельство, что в то время Московский Патриарх Тихон был лишен реальной возможности управлять Финляндской епархией. Впоследствии Русская Православная Церковь учла этот факт и по снисхождению восстановила молитвенно-канонические отношения со своей бывшей епархией, не требуя ее возвращения.
  В своем служении владыка Василий должен был бы ориентироваться не на подобные инциденты, а на пример своего предшественника, митрополита Антония (Блума). В самые трудные для Русской Церкви времена митрополит Антоний сохранял каноническую верность Московскому Патриархату. В 20-30-е годы Русскую Церковь покинули Финляндская, Эстонская, Литовская, Латвийская епархии (последние три вернулись в юрисдикцию Московского Патриархата в 1941 году). За ними последовала часть западноевропейских русских приходов во главе с управляющим ими митрополитом Евлогием. Будущий митрополит Антоний, в описываемые времена бывший еще мирянином, остался в том приходе, который хранил единство с Московским Патриархатом. Преданность Русской Церкви владыка Антоний сохранял до конца своей жизни.
  Церковный вестник Љ 10, май 2006
  
  
  * * *
  
  Май 2006 года:
  
  Сергей Чапнин.
  
  КТО ПОЗАБОТИТСЯ О РУССКОЙ ПАСТВЕ?
  
  14 мая решением Священноначалия Русской Церкви был отправлен на покой епископ Василий (Осборн), до последнего времени управлявший Сурожской епархией. Тремя неделями раньше епископ Василий заявил о намерении покинуть Русскую Православную Церковь и перейти в Константинопольский Патриархат. От каких бы то ни было консультаций с Московским Патриархатом епископ Василий отказался. В эти дни Специальная патриаршая комиссия начинает расследование причин кризиса в епархии. Эти события болью и горечью отозвались во многих сердцах. Сурожская епархия связана с именем замечательного проповедника и богослова ХХ века митрополита Антония (Блума). Насколько закономерно такое развитие событий в созданной им епархии? Сотни тысяч русских людей сегодня постоянно живут за пределами России. Как будет устроена их церковная жизнь?
  Основные события в Сурожской епархии разворачивались в конце апреля - начале мая, хотя корни проблем уходят в 1990-е годы. В понедельник Светлой седмицы, 24 апреля, епископ Василий написал Святейшему Патриарху письмо, в котором попросил отпустить его в Константинопольский Патриархат: "Я с горечью вынужден просить освободить меня от канонического подчинения Московскому Патриархату...События последних нескольких лет, как до, так и после смерти митрополита Антония, в конце концов убедили меня, что епархия, созданная им в Великобритании и Ирландии, теперь должна покинуть Московский Патриархат и стать епархией Вселенского Патриархата со статусом, аналогичным статусу Экзархата приходов русской традиции с центром в Париже".
  О том, в каком огромном напряжении писал это письмо епископ Василий, говорит тот факт, что он постоянно путает "я" и "мы". В начале абзаца он просит отпустить лично его, а через несколько предложений утверждает, что вся "епархия должна" покинуть Московский Патриархат. О причинах - чуть позже, восстановим для начала события последних дней.
  Казалось бы, обратившись к Патриарху, следовало дождаться ответа, однако епископ Василий поступил иначе. 2 мая он разослал по епархии циркулярное письмо, в котором объявил о желании перейти в юрисдикцию Константинополя, и снова выступал не от себя лично, а от имени всей епархии.
  В тот же день, не дожидаясь отпускной грамоты от Московского Патриарха, он в нарушение канонов написал Патриарху Константинопольскому с просьбой принять его в общение. Епископ Василий спешил и нервничал, все эти демарши он хотел предпринять накануне Всезарубежного Собора, который решал главный вопрос - о восстановлении единства Русской Православной Церкви. Думаю, на вопрос, почему он хотел сделать это именно накануне Собора, мы получим ответ в самое ближайшее время.
  Ответ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси последовал 7 мая. В нем звучат боль и тревога, забота и стремление понять мотивы епископа Василия: "Вы пишете, дорогой Владыка, о развитии Сурожской епархии согласно видению приснопамятного митрополита Антония. Именно такое развитие и Мы поддерживаем и благословляем. Подвигом жизни блаженнопочившего иерарха было создание многонациональной епархии, верной традиции Русской Церкви, но открытой к новым вызовам жизни в условиях Западной Европы и свободной от всякой этнической ограниченности. Под омофором Владыки Антония русские, англичане, представители иных национальностей равно ощущали себя любимыми чадами единой Церкви-Матери, которой покойный святитель был верен всегда, в том числе в самые неблагоприятные для этого времена, и сохранил эту верность даже до смерти.
  Мы ожидали от Вас, Владыка, что Вы продолжите дело митрополита Антония. В этом заверял нас почивший иерарх, желая именно Вас видеть своим преемником. Это обстоятельство во многом определило решение Священного Синода о возложении на Вас обязанностей по управлению Сурожской епархией. И сами Вы неоднократно подтверждали Ваше желание продолжать дело Владыки Антония, преемственно следовать его линии и хранить ту же верность Матери-Церкви. Вам была дана возможность подтвердить эти намерения делом".
  Далее Святейший Патриарх пригласил епископа Василий для личной встречи и обсуждения сложившейся ситуации. На это письмо до сих пор ответа не последовало. Более того, выяснилось, что письмо в Константинопольский Патриархат уже отправлено.
  События развивались стремительно. 14 мая в лондонском соборе был зачитан Патриарший указ о смещении епископа Василия с должности управляющего Сурожской епархии и почислении его на покой. Управляющим Сурожской епархии был временно назначен епископ Корсунский Иннокентий, а для расследования сложившейся ситуации назначена специальная комиссия в составе двух архиереев и двух священников.
  Какова же ситуация в Сурожской епархии? Что послужило причиной для столь беспрецедентных поступков? Действительно ли вся Сурожская епархия, как и ее управляющий, стремится покинуть Московский Патриархат?
  Ссылаясь на "видение" митрополита Антония, епископ Василий утверждает: "На протяжении многих лет митрополит Антоний давал понять, что он работает на благо "местной" Православной Церкви в Великобритании. Русская традиция являлась проводником Православной веры, однако она должна была укорениться в местной культуре. Трудами митрополита Антония община, насчитывавшая в 50-х годах XX века несколько сот человек в Лондоне, превратилась ко времени его кончины в небольшую епархию из тридцати приходов и евхаристических общин по всей Великобритании". Однако за последние десять лет радикально изменился характер русского присутствия в Великобритании. Паства епархии, которая к началу 1990-х годов едва насчитывала три тысячи прихожан, пополнилась десятками и сотнями тысяч русских. Сегодня их общее количество по некоторым оценкам приближается к 600 тысячам.
  "Им требуются священнослужители, понимающие их жизнь и их пастырские проблемы, способные принимать исповедь на их родном языке. Многие из них также желают сохранять тесные связи со своей родиной и надеются делать это, по крайней мере отчасти, с помощью Церкви. Для них, в отличие от предыдущих волн эмиграции, это возможно", - признает епископ Василий. Вместе с тем, из текста письма следует, что Сурожская епархия за прошедшее десятилетие не смогла справиться с этой задачей.
  "Сейчас у нас серьезные проблемы, но это не национальные проблемы и не проблемы языка, - утверждают Ирина и Владимир фон Шлиппе, прихожане Лондонского собора. - Это проблемы, с которыми столкнулась обладающая собственной активной жизнью устоявшаяся православная община, подвергшись нападкам необычайно многочисленной группы православных неофитов из числа иммигрантов. У большинства из этих иммигрантов есть только ограниченный опыт церковной жизни в своей собственной стране, хотя у них может быть опыт посещения церковных служб".
  Ну что же здесь причитать? Надо работать. И в самой России по сути была та же самая ситуация. Так, в Москве в конце 1980-х годов было всего 44 православных храма. Сегодня их более 700. Приходили точно такие же люди. С ними было сложно, приходилось практически с нуля организовывать катехизацию, священники сутками исповедовали, но и результаты постепенно появились. Работа с людьми - это основа церковного возрождения.
  Святейший Патриарх в письме епископу Василию резонно замечает: "Понимаем, что встретились трудности. Но ведь многократное умножение русского присутствия произошло и в других зарубежных епархиях Московского Патриархата, также требуя усилий для сохранения единства и обеспечения духовного окормления разнородной и разноязычной паствы. Кому как не архиереям блюсти единство народа Божия".
  Если же ничего не делать, а только причитать, что "они - совсем другие, чем мы", то проблемы решить невозможно. И епископ Василий, и часть духовенства и прихожан страстно желали, чтобы их церковная жизнь осталась "междусобойчиком", где все наслаждаются "духовностью" и "хранят наследие митрополита Антония".
  О последнем тезисе стоит сказать подробнее. В письме духовенству и членам Епархиального собрания от 1 мая 2006 года епископ Василий фактически противопоставляет пастырские задачи по окормлению русских и интересы Сурожской епархии: "Совершенно ясно, что перед нами стоят две различные задачи, и их надо рассматривать раздельно. С одной стороны, существует большая потребность в пастырском окормлении недавно прибывших русских, и с другой, необходимость развития Сурожской епархии согласно принципам, заложенным митрополитом Антонием".
  В последнее время главным в этом наследии считается стремление митрополита Антония построить поместную Православную Церковь в Великобритании. "Митрополит Антоний оставил нам огромное наследие, и я считаю, что нам следует делать все, что в наших силах, чтобы оно принесло плод в будущем. Часть этого наследия - его мечта о "поместном" Православии в Западной Европе", - утверждает в том же письме епископ Василий.
  Однако мечта есть мечта - епископ Василий употребил очень точное слово. Это не конкретная программа, не задача на ближайшее будущее. Сам митрополит Антоний очень трезво оценивал перспективы. Но об этом чуть позже.
  Есть в позиции епископа Василия и лукавство: митрополит Антоний никогда не связывал надежд на поместную Церковь в Великобритании с переходом его епархии в Константинопольский Патриархат. Более того, в трудные годы гонений на Церковь в России он оставался верен Русской Православной Церкви.
  За последнее десятилетие многое изменилось в православной жизни Великобритании. Это касается не только Сурожской епархии. Значительно окрепли и расширились епархии других поместных Православных Церквей. Фиатирская епархия (Константинопольский Патриархат) насчитывает сегодня более сотни приходов, несколько викарных епископов, более ста человек духовенства. Свои епархии есть у сербов, румын, болгар и арабов. Непредвзятый взгляд на реалии церковной жизни показывает, что Сурожская епархия без монашеских общин и всего с 20 священниками и 30 небольшими общинами не может стать основой для формирования поместной Церкви.
  Мечте митрополита Антония все еще не суждено сбыться: большинство общин сформировано по этническому признаку, и у них нет никакого стремления к объединению в поместную Церковь. Если бы стремление самого Сурожа к "поместности" было не декларацией, а реальной миссионерской программой, то были бы решены по крайней мере две задачи. Во-первых, широкое литургическое почитание кельтских и англосаксонских святых неразделенной Церкви. Во-вторых, серьезная, продуманная работа с англиканами, желающими принять православие.
  Конечно, собор святых, на Вретанийских островах просиявших, есть в епархиальном календаре, совершаются паломничества к местным святыням. Однако все это складывалось стихийно. Да, есть несколько икон, несколько тропарей на английском, но на русском языке нет ничего.
  В последние годы я не раз обращался к епископу Василию с просьбой представить документы о вретанийских святых в Синодальную комиссию по канонизации для внесения наиболее почитаемых из них в церковный календарь. Не стоило бы суетиться, если бы это было лишь формальностью, но почитание кельтских святых в последние годы появилось и в России. Фактически я передал епископу Василию просьбы многих православных из России. Казалось бы, это радостно, но Сурожская епархия ничего не сделала для широкого прославления своих святых.
  Стоит вспомнить и 1994 год. После решения Англиканской Церкви о рукоположении женщин в епископы, та часть англикан, для которой церковное Предание было не пустым звуком, решила покинуть Англиканскую Церковь. Большая часть из них перешла в католичество, но несколько десятков общин обратились в Сурожскую епархию с просьбой принять их в Православие. Скажем прямо, Сурожская епархия не была рада, она испугалась: необходимы были серьезные программы катехизации, сложные политические и административные решения. Сурож всем жестко отказал, так же поступили и практически все прочие юрисдикции (работа уж очень сложная, да и с англиканами не хотелось портить отношения, боялись, как они отреагируют). В итоге одиннадцать общин составили благочиние Антиохийского Патриархата в Англии. А Сурож в конце концов принял одну общину, чтобы отвести от себя обвинения в отказе принять тех, кто стремился к Святому Православию.
  Так судил Господь, что в декабре 2002 года я взял последнее интервью у митрополита Антония (см. ЦВ Љ 23, 2002). Похоже, многие о нем забыли. Между тем, его во многом стоит рассматривать как завещание. В нашем разговоре митрополит Антоний крайне сдержано отзывался о перспективах создания поместной Церкви: "Надо понимать: для того чтобы образовалась в Великобритании поместная Православная Церковь, должно пройти еще несколько десятилетий. Это будет не завтра, и осуществить это просто указом откуда-нибудь невозможно. Это должно органически случиться, а до этого надо, чтобы разные национальные Церкви осознали свое единство и захотели, чтобы это единство проявлялось в единстве общения. До сих пор это было невозможным. Это оказалось невозможным, потому что Константинополь претендует почти на папство и на то, что он должен иметь власть над всем; а другие Церкви - Румынская, Сербская и т.д. - еще являются эмигрантским началом и хотят называться национальными Церквами своих народов. Конечно, в этом их надо поддержать. И я говорю, что пройдет еще несколько десятилетий до того момента, когда все эти различные Церкви смогут соединиться воедино".
  Епископ Василий считает, что, покинув Московский Патриархат и создав новую епархию "a la Rue Daru" в рамках юрисдикции, которая, по словам митрополита Антония, "претендует почти на папство", он быстрее достигнет цели. Патриарх Алексий в этом глубоко сомневается: "Предложение разделить вверенную Вам от Бога паству по национально-культурному признаку и "распределить" верующих по разным юрисдикциям очень огорчило меня. Владыка, речь ведь идет не о Вашей личной судьбе, а о том, сохранится ли церковное наследие митрополита Антония, продолжится ли дело его жизни. Ясно, что предлагаемый Вами выбор никоим образом не может приблизить перспективу рождения единой и многонациональной Поместной Церкви в Великобритании и вообще в Западной Европе, не может способствовать разрешению проблемы церковного устройства православной диаспоры, над которой десятилетиями трудились и трудятся вместе Поместные Церкви, включая представителей Константинопольского Патриархата. То, что Вы предлагаете - не просто шаг назад. Пойдя по пути умножения разделений, мы рискуем утратой церковного мира и стабильности во Вселенском Православии. А расплатой в конечном счете станут новые страдания паствы".
  До сих пор не понятно, какая часть духовенства и мирян поддерживают епископа Василия. Не понятно, на каком основании, не проведя предварительных консультаций с ними, епископ Василий говорит от имени всей епархии.
  Некоторые комментаторы пытаются представить конфликт в Сурожской епархии как противостояние консерваторов и либералов. Это не так. По сути дела это конфликт между теми, кто хочет сохранить "междусобойчик", и теми, кто настаивает на серьезной миссионерской и пастырской работе.
  Нам нужны новые православные храмы в Великобритании там, где проживают русские люди, и их можно построить. Нужны священники, и новые общины смогут их обеспечить. Нужна серьезная программа духовного окормления русской диаспоры в Великобритании. Вместе с тем необходимо сохранить и укрепить те общины, которые совершают богослужение на английском языке. Преодоление кризиса связано в первую очередь с решением этих проблем.
  Церковный вестник Љ 10, май 2006
  
  
  * * *
  
  Май 2006 года:
  
  ОБРАЩЕНИЕ КО ВСЕМ ПРИХОЖАНАМ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Мы, нижеподписавшиеся, настоящим посланием хотели бы выразить нашу глубочайшую печаль и сожаление в связи недавними событиями в нашей Церкви. В течение многих лет люди разных национальностей молились бок о бок в нашей Церкви и каждый из прихожан вносил свой вклад в этот приход. Мы ценим и никоим образом не отрицаем этот факт. Мы, нижеподписавшиеся, очень надеемся, что мы и дальше сможем молиться вместе и вместе вкушать Святых Христовых Таин в нашей Церкви, в этом храме. Но самое главное, мы хотим и будем все делать для того, чтобы избежать невосполнимого и невосстановимого разрыва.
  Мы, верим, что для большинства прихожан недавние события явились внезапными и неожиданными. Мы надеемся, что сейчас у каждого из нас найдутся и время, и мир в душе, чтобы подумать о нашем будущем. Мы надеемся, что наше будущее лежит в нашем единстве и в его сохранении.
  Мы отдаем себе отчет, что настоящая ситуация возникла на основе реальных нерешенных проблем. Однако мы верим, что эти проблемы могут быть решены путем мирного и открытого обсуждения, которое не будет являться прерогативой только нескольких представителей и в которое будут вовлечены и те люди, мнение которых до сих пор не было выслушано. Мы до сих пор верим, что возможно цивилизованное общение и обмен взглядами между обеими сторонами.
   Поэтому, мы надеемся, что каждый из вас, прихожан, выразит свои чаяния, заботы, страхи, несогласия и надежды Комиссии. Данная Комиссия была специально назначена именно для этих целей. Мы знаем, что мнения прихожан отличаются друг от друга и что не все разделяют экстремистские взгляды, которые постоянно муссировались и привели к разделению нашего прихода. Поэтому, мы взываем к тем, кто до сих пор молчал, стоял в стороне или был "середнячком". Пожалуйста, выразите свое мнение для того, чтобы сохранить единство нашей Церкви.
  29 подписей
  
  
  * * *
  
  Май 2006 года:
  
  Ника О.
  
  МОЙ ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
  
  Десять лет назад я впервые пришла в Русский Православный храм в Лондоне и в течение шести лет ходила туда только молиться Господу, не участвуя в жизни прихода, а только приглядываясь. Затем мне захотелось послужить Богу чем-либо. Долго я, предлагая свою помощь, пыталась стать частью общины. Вокруг были непроницаемые стены, как со стороны англичан, так и русских, активных членов прихода и приходского совета, куда, как я поняла позже, открыт путь только для идеологически определенно настроенных, принимающих своеобразный дух Сурожской епархии. Для меня этот дух похож на дух сектантства. Достаточно прочитать любую книгу о том, как отличить секту от Церкви.
  Знакомясь с разными прихожанами, я узнала, что многие имели такой печальный опыт. В узкий круг избранных допускаются не все желающие.
  Я общалась со всеми: священниками, представителями разных партий и группировок, с людьми разных национальностей. Вывод такой - люди одной национальности такие же разные, как и люди другой национальности. И нельзя сказать, что одни хорошие, а другие плохие. Про русских можно только добавить, что они менее организованны и совсем разобщены.
  Извините, но пишу то, что увидела...
  Уважая и почитая митрополита Антония, постоянно приходя на его беседы, я с искренним сожалением увидела в его окружении людей, для которых владыка Антоний был Богом, своего рода фанатиков, поклонявшихся митрополиту. Для которых вместо Евангелия настольной книгой являлись книги Владыки Антония. Хотя было совершенно очевидно, что он призывал людей к Богу. А как он проникновенно молился...
  Несмотря на то, что Митрополит Антоний своих книг не писал, их записывали другие, редактируя его беседы и проповеди. Владыка обладал определенной харизмой и умел привлекать к себе сердца неискушенных и наивных людей, чаще тех, кто еще только ищет Бога. Была в нем эта милая душевность.
   О духовности я стала читать позже у таких отцов, как Авва Дорофей, Феофан Затворник, и др.
  При всем этом я встретила много очень приятных и искренне верующих людей: как русских, так и англичан. А познакомившись с владыкой Анатолием, я испытала радость встречи с истинным Пастырем, что действительно помогло мне не впасть в уныние. Ведь таинства исповеди и причастия обладают всей полнотой независимо от неправильности священников и грешных, но пытающихся исправиться, верующих, среди коих первая есть я.
  В течение всех этих лет я видела, что русские совсем не против присутствия англичан, а даже наоборот, они намного добрее и терпимее к англичанам. Русские привыкли жить среди людей различных национальностей и в течении последних 85 лет в России со школьной скамьи детям внушали о братстве всех народов. Поэтому мне не понятно, зачем кто-то распускает слухи, что русские хотят выгнать всех англичан и проводить службу только на русском языке. Зачем сеять вражду в храме Божием?
  Если собор в Лондоне всегда был Русской Православной Церковью Московского Патриархата, то почему маленькая группа, оказавшихся у власти людей, хочет увести приход в Константинопольский Патриархат? Для меня это выглядит воровством, даже если по закону Великобритании права были бы на стороне этих людей. Учитывая, что в Лондоне это единственный Русский Патриарший храм, иначе как дискриминацией русских подобное поведение епископа Василия и его соратников не назовешь
  Я не хочу участвовать в тех или иных партиях. Мне дороги мои друзья: как англичане, так и русские.
  И мне бы хотелось, чтобы данная ситуация не превратила русских и английских верующих на враждующих и озлобленных людей, которые называют себя христианами.
  Ника О.
  
  
  * * *
  
  8 июня 2006 года:
  
  ПРЕСС-РЕЛИЗ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА ПО ДЕЛУ О ПРОШЕНИИ ЕПИСКОПА СЕРГИЕВСКОГО ВАСИЛИЯ
  
  Из Вселенской Патриархии, Святой и Священный синод, 8 июня 2006.
  Святой и Священный синод Вселенского Патриархата в ходе заседания 8 июня 2006 года под председательством Всесвятейшего Вселенского Патриарха Варфоломея изучил прошение Преосвященного Василия, епископа Сергиевского, к Вселенскому Патриарху и, с учетом правил 9, 17 и 28 IV Вселенского собора, единогласно постановил принять под юрисдикцию Вселенского Патриархата вышеназванного епископа и назначить его в Патриарший Экзархат православных приходов русской традиции в Западной Европе.
  Затем Святой и Священный Синод постановил, по просьбе архиепископа Команского Гавриила, главы вышеназванного Экзархата, избрать епископа Василия - с титулом "Амфипольский" - его викарным епископом, дабы он пастырски окормлял тех православных, живущих в Великобритании, которые пожелают находиться под юрисдикцией Экзархата.
  Из Патриархии, 8 июня 2008,
  Главный Секретариат
  
  
  * * *
  
  9 июня 2006 года:
  
  СООБЩЕНИЕ СОВЕТА АРХИЕПИСКОПИИ РУССКИХ ПРИХОДОВ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ (КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ ПАТРИАРХАТ) О ЕПИСКОПЕ ВАСИЛИИ (ОСБОРНЕ)
  
  9 июня 2006 года Совет Архиепископии провел чрезвычайное расширенное заседание под председательством Его Высокопреосвященства архиепископа Гавриила для того, чтобы ознакомиться с решением Святейшего Синода Вселенского патриархата от 8 июня 2006 г. относительно зачисления Его Преосвященства епископа Василия Амфипольского в юрисдикцию Экзархата и обсудить детали его применения. По окончании собрания Совет Архиепископии принял следующее заявление.
  Заявление Совета Архиепископии
  Столкнувшись с серьезными потрясениями внутри своей епархии и c примененными к нему карательными мерами, которые он признал "неканоничными и недействительными", Преосвященный eпископ Василий Сергиевский, до недавнего времени управлявший Сурожской епархией, кафедра которой находится в Лондоне, направил 16 мая 2006 г. прошение Cвятейшему Вселенскому патриарху Варфоломею I в соответствие с 9 и 17 канонами 4-ого Вселенского (Халкидонского) Собора, признающими за Константинопольским архиепископом прерогативу " рассудить каждого епископа или клирика ", имеющего разногласия сo священноначалием своей Поместной Церкви.
  Во время заседания 8 июня 2006 г. Святейший и Священный Синод Великой Церкви Константинопольской принял прошение Преосвященного епископа Василия к патриарху Варфоломею I о приеме его и тех церковных общин, которые готовы последовать за ним, под юрисдикцию Вселенского Престола для того, чтобы эти церковные общины и их архипастыря не лишились единства со Святой Церковью. Патриаршим и cинодальным pешением епископ Василий принят под омофор Вселенского Патриарха и с титулом епископa Амфиполького назначен викарием для пастырского окормления приходов русской традиции на территории Великобританских островов в канонических рамках Патриаршего Экзархата православных приходов русской традиции в Западной Европе.
  Совет Архиепископии на своем чрезвычайном собрании 9 июня 2006 г. под председательством Высокопреосвященного архиепископа Гавриила ознакомился с этим решением и с теми рассуждениями, что побудили Вселенского Патриарха обратиться к своему Экзархатy приходов русской традиции в Западной Европе, чтобы включить в его состав Преосвященного епископа Василия и желающих последовать за ним церковных общин. Высокопреосвященный архиепископ Гавриил объявил, что, проявляя пастырскую заботу и желая обеспечить им нормальную литургическую и духовную жизнь, он принимает в лоно Экзархата Преосвященного епископа Василия и те приходы Великобританских островов, которые выразят подобное желание.
  Совет Архиепископии считает, что прием этих приходов является важным этапом как для жизни самого Экзархата, так и в целом - для развития Православия в Западной Европе. Прежде всего это решение позволяет восстановить историческую преемственность, поскольку вплоть до окончания Второй Мировой войны русский Успенский приход в Лондоне находился в юрисдикции митрополита Евлогия.
  С другой стороны, Совет принял во внимание, что многие приходы, основанные впоследствии блаженной памяти митрополитом Антонием в духе живого свидетельства Христовой Истины и при использовании в богослужениях как русского, так и местного языка, разделяют с нашей Архиепископией и общее видение экклезиологии, и общую задачу укоренения Православия в странах нашего проживания, и тe же представления о духовной и литургической жизни в cогласии с русской православной традицией, и ту же верность принципам Московского Собора 1917-1918 гг., и тот же опыт канонической, административной и управленческой практики (как на уровне епархии, так и на уровне приходов, и в взаимоотношениях между приходами и епархией). Поэтому совершенно понятно, что Преосвященный епископ Василий и эти общины естественным образом призваны войти в лоно Экзархатa, чтобы иметь возможность продолжить свою литургическую и духовную жизнь в мире, благочестии и чистоте веры.
  В этих условиях и в соответствии с патриаршим и синодальным решением приходы и общины Великобританских островов будут устроены в лоне Экзархата в особoe викариатство, yправление которым поручается Преосвященному епископу Амфипольскому Василию в качестве викария с широкими полномочиями в соответствии с постановлениями Московского Собора 1917-1918 гг. Эти постановления дают возможность открывать в границах уже существующей епархии викариатствa на правах полусамостоятельности (см. Постановления от 26 июля/8 августа 1918, "О учреждении новых епархий и викариатств ", ст. 6, и от 2/15 апреля 1918, "О викарных епископах", ст.ст. 1 и 2). Подобное устройство позволяет вернуться к порядкy, существовавшему при блаженной памяти митрополитах Евлогии и Владимире, которые предоставляли некоторым из своих викарных епископов широкие пастырские полномочия на географически определенных территориях, не дробя при этом наш церковный организм, который должен хранить свое единство и внутреннюю связь любви и братского общения под покровительством Вселенского Престола.
  Подробные правила управления викариатством на Великобританских островах будут уточнены в уставе, который должен выработать Совет Архиепископии. Свод принятых решений будет представлен на усмотрение будущего Всеобщего Собрания Архиепископии, которое должно состояться в мае 2007 г. С сегодняшнего дня Преосвященный епископ Василий является полноправным членом Совета Архиепископии.
  Само собой разумеется, что эта новая форма устройствa нашего церковного удела есть лишь этап, безусловно очень важный, но врeмeнный, на пути, который должен привести нас к созиданию Eдиной местной Церкви, собирающей всех православных верующих, проживающих в странах Западной Европы. Предложение об обустройствe такой Церкви, сформулированное на Всеобщем Епархиальном Собрании Экзархата в 1949 г. под председательством митрополита Владимира, остается и сегодня основной задачей Экзархата. Исполнить ее можно будет только в рамках всеправославного соборного действия, начатого под руководством Cвятейшего Вселенского патриарха, силами всех Поместных православных Церквей и с участием всех православных церковных образований, находящихся на наших территориях, ибо "все призваны к Трапезе Господней".
  На самом деле, по существу Архиепископия уже сама по себе является местной Церковью, как является таковой любая епархия в любом месте, где полнота Церкви проявляется в совершении Святой Евхаристии, приносимой епископом в сослужении священников и всего народа Божьего. Вместе с епархиями других Патриархатов, с которыми она состоит в общении, Архиепископия составляет начатки местной Церкви в странах Западной Европы, где волей Господней мы были призваны проживать. С теми, кто того пожелает, она намерена идти вперед к этой, соответствующей православной экклезиологии, цели, чтобы "hic et nunc" ("здесь и сейчас") содействовать созиданию Христовой Церкви, невзирая на языковые различия, на гражданство и национальность Ee членов, и не отказываясь при этом от опыта и порядка богатой и ценной церковной традиции, унаследованной нами от наших oтцов по вере. В соответствии с их учением нам следует искать в смиренной молитве и в приобщении к святым и животворящим божественным тайнaм Благодати и Cвета Господа Иисуса Христа, чтобы сподобиться жизни в полноте " союза любви ", связующего учеников Христoвых.
  Париж, 9 июня 2006
  
  
  * * *
  
  9 июня 2006 года:
  
  ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ:
  ЕПИСКОП ВАСИЛИЙ (ОСБОРН) ПРИНЯТ В ЮРИСДИКЦИЮ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА
  
  В пресс-релизе, опубликованном на сайте dioceseinfo.org, сообщается, что Синод Константинопольского Патриархата постановил 8 июня принять в юрисдикцию Константинопольской Православной Церкви епископа Василия (Осборна), до недавнего времени управлявшего Сурожской епархией Русской Православной Церкви.
  Как указано в пресс-релизе, решение Синода Константинопольского Патриархата было принято "с учетом правил 9, 17 и 28 IV Вселенского собора".
  Напомним, как развивались события ранее. Епископ Василий в середине мая решением Святейшего Патриарха Московскго и всея Руси Алексия II был отстранен от должности управляющего Сурожской епархией. Данное решение было принято после того, как владыка Василий направил Патриарху Варфоломею прошение о переходе его и тех клириков и мирян Сурожской епархии (Великобритания), которые этого захотят, в состав Западноевропейской архиепископии русских православных церквей под константинопольской юрисдикцией. Прошение Константинопольскому Патриарху было направлено без предварительного отпуска у Предстоятеля Русской Православной Церкви.
  После того, как епископ Василий отказался отозвать это письмо, Святейший Патриарх Московский Алексий отстранил его от управления Сурожской епархией. Для урегулирования кризиса в этой епархии РПЦ, созданной более 40 лет назад трудами митрополита Антония (Блума), была направлена специальная комиссия, куда помимо архиепископа Корсунского Иннокентия и двух клириков Московского Патриархата вошел архиерей Русской Зарубежной Церкви архиепископ Берлинский, Германский и Великобританский Марк.
  В решении синода Вселенского Патриархата, который состоялся 8 июня под председательством Патриарха Варфоломея, говорится, что епископ Василий принимается в юрисдикцию этой поместной Церкви и, с титулом "Амфипольский", назначается викарием архиепископа Команского Гавриила (де Вильдера) - главы Западноевропейской архиепископии русских православных церквей константинопольской юрисдикции.
  Опубликовано на сайте Патриархия.ру.
  
  
  * * *
  
  10 июня 2006 года:
  
  ПИСЬМО ЧЛЕНОВ ЛОНДОНСКОГО ПРИХОДА В ПОДДЕРЖКУ АРХИЕПИСКОПА КЕРЧЕНСКОГО АНАТОЛИЯ
  
  Помня завет Патриарха Алексия I, владыка Антоний строил в Англии епархию, "которая была бы чисто православной русской литургической традиции, русской богословской традиции, но открытую каждому, кто ищет Христа". Сегодняшние проблемы в Сурожской епархии отчасти связаны с тем, что, говоря о наследии митрополита Антония, часто забывают о том, что по мысли владыки эта епархия не может существовать и развиваться без связи с Россией и Церковью-Матерью. Для нас, прихожан Сурожской епархии, связующим звеном между нами и Русской Церковью с ее богатыми духовными и богословскими традициями уже много лет является архиепископ Керченский Анатолий. Тем больнее для нас звучат участившиеся обвинения против владыки Анатолия, выдвинутые епископом (бывшим Сергиевским) Василием и его сторонниками в том, что владыка Анатолий препятствует развитию епархии в направлении, намеченном митрополитом Антонием.
  С самого своего приезда на служение в Лондон, владыка Анатолий стал опорой митрополита Антония в деле укрепления и развития Православия в Англии. За годы пребывания в Лондоне владыка Анатолий снискал любовь как русских, так и англоязычных прихожан Лондонского собора. В его лице мы обрели любящего пастыря, который в трудную минуту всегда готов выслушать и прийти на помощь советом и молитвой за нас. Именно владыка Анатолий взял на себя нелегкий труд проповеди о наследии митрополита Антония среди новоприехавших русскоязычных прихожан, став для них поддержкой и опорой, проводя многочасовые подробные беседы в Лондонском соборе. Для всех нас владыка Анатолий является продолжателем дела митрополита Антония. В его словах, в его отношении к нам мы видим ту любовь к Богу и человеку, о которой говорил митрополит Антоний. Для нас, прихожан Лондонского собора, слово пастыря - это слово архиепископа Анатолия, так как именно его слово было обращено к нам.
  Владыка Анатолий является для прихожан собора связью с той глубокой духовной традицией Русской Церкви, без которой не мыслил Сурожскую епархию покойный владыка Антоний. Именно поэтому владыка Антоний настаивал на особом положении архиепископа Анатолия в Сурожской епархии, - не просто как викария, но как человека, ответственного за судьбу нашей Церкви. Покойный митрополит Антоний всегда советовался с владыкой Анатолием и высоко ценил его мнение, настаивая на том, что владыка Анатолий должен принимать самое непосредственное участие в жизни епархии. По мысли покойного митрополита, епархия должна была развиваться "в союзе дружбы и сотрудничества между владыкой Василием и владыкой Анатолием".
  К сожалению, вопреки желанию митрополита Антония, после его смерти архиепископ Анатолий, на которого покойным владыкой было возложено особое попечение о русскоязычной пастве, был полностью лишен возможности влиять на жизнь как епархии, так и Лондонского прихода, а его огромный опыт многолетнего служения Церкви оказался невостребованным в последние годы. Слова митрополита Антония о дружбе и сотрудничестве не были услышаны новым главой епархии. Владыку Анатолия не информировали о предстоящих хиротониях, не спрашивали его мнения по вопросам жизни прихода. Много лет назад, по благословению митрополита Антония владыка Анатолий отреставрировал икону св. Николая Чудотворца, спасенную во время Русско-Японской войны 1905 года с тонущего корабля и позднее переданную Лондонскому собору. Эта икона, на реставрацию которой у нашего владыки ушли годы, находилась на достойном месте в соборе, которое для нее определил митрополит Антоний. В январе этого года икону одного из самых почитаемых святых переместили в помещение бывшей кладовки при храме. Ни просьбы прихожан, ни личная просьба владыки Анатолия о возвращении иконы на ее прежнее место не были услышаны. То, что даже такая смиренная и благочестивая просьба владыки Анатолия не была услышана, многие прихожане восприняли как неуважение к себе и к своему архипастырю.
  В силу своего удивительного смирения владыка Анатолий молча переносил все обиды. Мы, люди хорошо знающие владыку, никогда не слышали от него жалобы или недовольства. Недавно владыка Василий и его сторонники открыто обвинили владыку Анатолия в том, что он якобы поддерживал оппозицию внутри прихода и этим препятствовал продолжению дела митрополита Антония в Великобритании. Обвинения эти кажутся нам несправедливыми и необоснованными. Владыка Анатолий никогда не занимался никакой оппозиционной деятельностью в соборе и никогда не стоял ни за действиями отца Андрея Тетерина, ни за действиями оппозиционно настроенных прихожан, в чем его подозревает владыка Василий. Все свои силы владыка Анатолий отдает молитве и пастырской работе, окормляя русскоязычных прихожан.
  Никогда по своей доброй воле владыка Анатолий не делал публичных заявлений по поводу ситуации в соборе. Запись беседы владыки от 11 декабря 2005 года, которую сторонники епископа Василия публикуют как доказательство его открытой поддержки о. Андрея, демонстрирует как раз обратное. Обращает внимание, сколько раз во время этого разговора владыка Анатолий прямо отказывался вести разговор по поводу выступления о. Андрея и сколько раз его вновь, против его желания, возвращали к этой теме. Поэтому вызывает удивление тот факт, что личное мнение владыки о том, что он не видит в тексте катехизической беседы о. Андрея о Церкви ничего неправославного, было воспринято как открытая его поддержка оппозиции. Несправедливые нападки на владыку Анатолия и запрещение о. Андрея Тетерина поставили в неудобное положение самого епископа Василия, так как оказалось, что в Сурожской епархии, которая позиционирует себя как либеральная и демократическая, на самом деле преследуется всякое инакомыслие. Даже вырванное у архиепископа Анатолия личное мнение о ситуации в епархии мгновенно было расценено как действие, направленное на подрыв мира и спокойствия. В том же духе нетерпимости к чужому мнению было интерпретировано и письмо владыки Анатолия владыке Василию, в котором опытный и правдивый архиерей попытался проанализировать сложившуюся ситуацию и помочь в разрешении конфликта. Также обращает на себя внимание и тот факт, что записанный одним из активных сторонников владыки Василия разговор владыки Анатолия с прихожанами состоялся не на следующий день после выступления о. Андрея, как пишет о том епископ Василий, а только через неделю, что, естественно, меняет ситуацию.
  Мы, как люди хорошо знающие владыку Анатолия можем подтвердить, что и в личном общении с нами он старался не говорить о ситуации в соборе, лишь призывая нас молиться Богу о мире в нашей епархии. Мы также возмущены обвинениями в адрес владыки Анатолия, опубликованными на сайте епископа Василия, в том, что он якобы пытался подорвать репутацию сестры Феодосии. Подобные заявления мы считаем нелепыми и не соответствующими действительности. И уж тем более не понятно, как несущественные дисциплинарные замечания, сделанные сестре Феодосии, были раздуты до глобальных утверждений о том, что владыка Анатолий подрывает работу, начатую митрополитом Антонием в Англии, как о том сказано в письме благочинных от 6 февраля 2006. Таким образом, совершенно очевидно, что обвинения против архиепископа Анатолия основываются лишь на мелких придирках к словам и действиям владыки.
  Просим всех молиться о мире в Сурожской епархии.
  С любовью о Христе,
  клирики и прихожане собора Успения Божией Матери и всех Святых, г. Лондон
  диакон Вадим Санцевич,
  Георгий Чабакаури,
  Андрей Харламов,
  Иван Леонидов,
  Александр фон Розен,
  Джордж Уилсон,
  Марина Уилсон
  
  
  * * *
  
  11 июня 2006 года:
  
  Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев).
  
  ОБРАЩЕНИЕ К КЛИРИКАМ И ВСЕМ ЧАДАМ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Дорогие отцы, братия и сестры!
  
  Как известно, Священный Синод Константинопольского Патриархата 8 июня 2006 года постановил принять в свою юрисдикцию епископа Василия (Осборна) и назначить его в Патриарший Экзархат православных приходов русской традиции в Западной Европе в качестве викарного епископа. Полагаю, что каноническую оценку этому акту даст в свое время Священный Синод Русской Православной Церкви.
  Однако это событие ничего не меняет в нашей решимости строить церковную жизнь Сурожской епархии в соответствии с заветами ее основателя - приснопамятного митрополита Антония. Мы будем по-прежнему бережно хранить его духовное наследие. Для всех нас примером является его верность Матери-Церкви и Святейшему Патриарху Московскому, которую митрополит Антоний засвидетельствовал всей своей земной жизнью. Наша Сурожская епархия остается открытой для всех людей, независимо от их национальной или культурной принадлежности.
  Будущее епархии зависит от молитв и усилий каждого из вас. Призываю всех вас, возлюбленные, активно участвовать в церковной жизни Сурожской епархии.
  Поздравляю всех вас с праздником Святой Троицы и призываю на вас благословение Божие.
  +Иннокентий
  архиепископ Корсунский,
  временно управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  11 июня 2006 года:
  
  Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев).
  
  ОБРАЩЕНИЕ К ЧЛЕНАМ ЕПАРХИАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Уважаемые члены Епархиальной Ассамблеи!
  
  Настоящим подтверждаю, что Епархиальная Ассамблея, назначенная почти год назад на 17 июня 2006 года, состоится в указанный день в 12 часов дня в Лондонском кафедральном соборе Успения Божией Матери и Всех святых. Это собрание сегодня имеет особое значение. Мы не можем не принять во внимание тот факт, что 8 июня 2006 года Священный Синод Константинопольского Патриархата принял в свою юрисдикцию епископа Василия (Осборна) и назначил его в Патриарший Экзархат приходов русской традиции в Западной Европе в качестве викарного епископа, "дабы он пастырски окормлял тех православных, живущих в Великобритании, которые пожелают находиться под юрисдикцией Экзархата".
  Известно, что есть и клирики, и миряне Сурожской епархии, которые желают служить и молиться в храмах другой юрисдикции, на что, конечно, они имеют право. Правда, клирики должны осуществить законную каноническую процедуру перехода в другую церковную юрисдикцию. Возможно, перед некоторыми из вас стоит такая проблема, и я с пониманием к этому отношусь.
  Все это, дорогие отцы, братия и сестры, не может не влиять на обстановку, в которой собирается Епархиальная Ассамблея. Все, кому дорого будущее Сурожской епархии, основанной приснопамятным митрополитом Антонием, духовное наследие которого мы должны бережно хранить, по моему глубокому убеждению, должны приехать на собрание в эту субботу 17 июня.
  Тех, кто хотел бы участвовать в собрании, но по уважительной причине не смогут приехать, я убедительно прошу прислать свои извинения. Те же, кто не приедет на Епархиальную Ассамблею и при этом не пришлет извинения, видимо, не связывают уже свою дальнейшую церковную жизнь с Сурожской епархией Московского Патриархата. И мы, конечно, примем это во внимание.
  Несмотря на сложную обстановку, жизнь Сурожской епархии продолжается, и в этих условиях я призываю всех вас, дорогие отцы, братия и сестры, активно участвовать в церковной жизни и в деятельности всех структур епархии, а в данном случае - Епархиальной Ассамблеи.
  Повестка дня прилагается к английскому варианту этого письма.
  +Иннокентий
  архиепископ Корсунский,
  временно управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  12 июня 2006 года:
  
  ЖУРНАЛ Љ 32 ЗАСЕДАНИЯ СВЯЩЕННОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  
  В заседании Священного Синода под председательством Патриарха
  Имели суждение: о решении Священного Синода Константинопольского Патриархата относительно принятия Преосвященного епископа Василия (Осборна) в свою юрисдикцию.
  Справка: 8 июня 2006 года было распространено официальное сообщение Священного Синода Константинопольского Патриархата о принятии Преосвященного епископа Василия, бывшего Сергиевского, в юрисдикцию Константинопольского Патриархата и о его назначении викарием Преосвященного архиепископа Команского Гавриила с титулом епископа Амфипольского в составе Патриаршего экзархата православных приходов русской традиции в Западной Европе, "дабы он пастырски окормлял тех православных, живущих в Великобритании, которые пожелают находиться под юрисдикцией экзархата".
  Постановили:
  1) Деяние Священного Синода Константинопольского Патриархата о принятии в свою юрисдикцию Преосвященного епископа Василия без получения им отпускной грамоты и без предварительного уведомления Священноначалия Русской Православной Церкви признать канонически неправомочным, как принятое в нарушение правил Святых Апостолов 33, I Вселенского Собора 6, II Вселенского Собора 2, III Вселенского Собора 8, Карфагенского Собора 32, Двукратного Собора 15. По изучении всех обстоятельств данного решения иметь особое суждение по существу дела.
  2) Отметить, что выдача отпускной грамоты является непременным условием канонически правомерного перехода архиерея в юрисдикцию иной Поместной Православной Церкви. Поскольку таковая грамота Преосвященному епископу Василию не выдавалась (и не могла быть выдана, так как об этом не поступало ходатайства со стороны Священноначалия Константинопольского Патриархата), - епископ Василий по-прежнему остается архиереем Русской Православной Церкви, находящимся на покое впредь до окончательного рассмотрения его дела. В связи с чем вызвать Преосвященного епископа Василия (Осборна) на заседание Священного Синода 17 июля 2006 года.
  
  
  * * *
  
  15 июня 2006 года
  
  ПРОТОИЕРЕЙ ВСЕВОЛОД ЧАПЛИН О СИТУАЦИИ В СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Синод Русской Православной Церкви признал неправомерным и "канонически неправомочным" решение Константинопольского патриархата о принятии в свою юрисдикцию епископа Василия (Осборна), бывшего управляющего Сурожской епархией РПЦ (Великобритания и Ирландия).
  Русская церковь в Лондоне - это не община старых эмигрантов или местных англичан с экзотичными для нас привычками, а наверное, одна из самых близких современным россиянам епархия. В первую очередь из-за необыкновенной значимости ее создателя, ныне покойного епископа - владыки Антония Сурожского, оставившего, наверное, лучший опыт и образ православной веры для современного человека. У редкого православного россиянина нет его знаменитых "Школы молитвы" или "Встречи с Богом".
  - Митрополит Антоний создавал Сурожскую епархию именно как епархию Русской церкви и много говорил о своей верности ей, - комментирует события специально для "РГ" заместитель председателя отдела внешних церковных связей Московской патриархии протоиерей Всеволод Чаплин. - Никогда не забуду, как в первый мой приезд в Лондон я набрал телефонный номер владыки Антония и услышал на автоответчике его незабываемый голос: "This is Russian Church" ("Это - Русская церковь").
  Но 24 апреля в письме Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II епископ Василий сообщил, что число русскоязычных прихожан в Великобритании стремительно растет. В связи с этим, заявил епископ, "новоприбывшие из России должны оставаться в центре внимания пастырских трудов патриархата, в то время как Сурожской епархии - в той форме, в которой она развивалась в течение многих лет, - должно быть позволено "стать частью Вселенского Патриархата". Не дождавшись ответа Алексия II, 2 мая епископ Василий обратился уже к Вселенскому (Константинопольскому) патриарху Варфоломею с просьбой принять его с клиром в Константинопольскую юрисдикцию "в качестве отдельной епархии наряду с архиепископией Западной Европы". 8 июня Синод Константинопольского патриархата принял епископа Василия в свою юрисдикцию с титулом "епископ Амфипольский".
  Синод РПЦ принял постановление, в котором признал "деяние Священного Синода Константинопольского патриархата о принятии в свою юрисдикцию Преосвященного епископа Василия без получения им отпускной грамоты и без предварительного уведомления Священноначалия Русской православной церкви... канонически неправомочным".
  - Константинопольский патриархат, по словам протоиерея Всеволода Чаплина, "поспешил с решением в одностороннем порядке без какого-либо обсуждения проблемы со всеми представителями Сурожской епархии. РПЦ же, "стремясь услышать голос всех, не раз предлагала встречу с патриаршей комиссией". (Кстати, на этой неделе в Лондоне церковная комиссия, сформированная специально для расследования ситуации в Сурожской епархии, снова возобновит свою работу, а в ее состав войдут и представители РПЦЗ).
  - Сурожская епархия по-прежнему остается самой собой и будет исполнять миссию и заветы своего создателя митрополита Антония, - поясняет ситуацию протоиерей Всеволод Чаплин. - Несмотря на то, что некоторые люди решили ее покинуть, множество священников и мирян с этим не согласны.
  Те, кто покинул Русскую церковь, по его мнению, "не справились со своими привычками общаться только с теми, с кем общаться приятно". Разъединение, по его словам, "связано с нежеланием признать как братьев и сестер во Христе людей, приехавших из России в последние 5 лет". Между старой эмиграцией и современными прихожанами действительно есть разница - в культуре, в привычках, но такая разница есть в любых странах, и даже в разных храмах в Москве, подчеркивает о. Всеволод. Искусство же церковной жизни, по его словам, как раз и состоит в умении жить в одной общине с самыми разными людьми. "Православная церковь старается объединить своих верующих поверх национальных и культурных привычек".
  - Церковь перестает быть Христовой, если начинает расслаиваться по принципу человеческих разделений, - подчеркивает протоиерей Всеволод Чаплин, - и превращается в набор разрозненных клубов.
  Елена Яковлева
  "Российская газета"
  
  
  * * *
  
  16 июня 2006 года:
  
  Патриарх Московский и всея Руси Алексий.
  
  ОБРАЩЕНИЕ К КЛИРУ И МИРЯНАМ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Иннокентию, архиепископу Корсунскому, временно управляющему Сурожской епархией
  
  Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Анатолию, архиепископу Керченскому
  
  Пастырям, членам Епархиального собрания,
  
  всем верным чадам Сурожской епархии
  
  Возлюбленные о Христе архипастыри,
  пастыри и верные чада Сурожской епархии!
  
  Обращаясь к вам в эти дни Епархиального собрания и епархиальной литургии, когда, по сложившейся многолетней традиции, клирики и миряне Сурожской епархии из разных частей Великобритании собираются в соборе Успения Божией Матери и Всех святых, испытываю печаль от того, что в нынешнем году это собрание не будет полным. Некоторые миряне и священнослужители, включая управлявшего епархией Преосвященного епископа Василия, приняли решение покинуть Сурожскую епархию и вообще Русскую Православную Церковь, которой до смерти оставался верен приснопамятный митрополит Антоний.
  Происходящее в Сурожской епархии тем более удивительно и достойно сожаления, что в эти самые дни мы стоим так близко, как никогда прежде, к воссоединению Московского Патриархата с Русской Зарубежной Церковью. И вот, когда наступает столь долгожданное время восстановления церковного единства, в епархии произошло разделение, фактически - раскол. Это - наша общая боль.
  Кто виноват в том, что произошло? Не предвосхищая тех выводов, которые сделает Священный Синод, изучив все свидетельства, собранные назначенной для этого комиссией, хочу сказать об очевидном: разделение происходит по зависти врага рода человеческого, который, находя опору в человеческой немощи, ищет новые способы уязвить Церковь. Ибо единство - от Бога, разделение же в Церкви - неизменно от лукавого. И каждому из нас ныне полезнее всего заглянуть в свою душу и испытать свою совесть: не давали ли и мы места диаволу (Еф. 4. 27)? Не проявляли ли нетерпимость, невнимательность, нечуткость, из которых постепенно вырастал раскол?
  "Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы... не было между вами разделений" (1 Кор. 1. 10), - говорит нам святой апостол Павел. Различия языка, культуры, бытовых привычек, социального положения, гражданства, материального достатка, - разве могут все эти особенности весьма разнообразной православной паствы на Британских островах стать причиной рассечения Церкви, которая есть Тело Христово? Да, при встрече с человеческими различиями порой испытывается крепость нашей любви к ближнему, а значит, и к Богу. Преодолеть подобное испытание - духовная задача, жизненно важная для всех нас. К решению ее призваны не только пастыри, но и каждый верный, "дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге" (1 Кор. 12. 25).
  Нося бремена друг друга (Гал. 6. 2), вы, архипастыри, пастыри и верные чада Сурожской епархии, сможете плодотворно продолжить дело жизни приснопамятного митрополита Антония. При его значительном участии в Великобритании возрос плод русского церковного рассеяния - многочисленные чада Церкви, пришедшие в нее из числа коренных жителей Западной Европы. Покойный иерарх и ваши отцы в вере надеялись, что вслед за воссоединением русского церковного рассеяния, придет и время роста единой Поместной Церкви в Западной Европе, - Церкви, вмещающей все многообразие духовных и культурных традиций православных народов.
  Молимся о том, чтобы эти надежды сбылись. Увы, нынешнее разделение в Сурожской епархии полагает новое препятствие на пути их осуществления. Однако печальный опыт разделения не нов для нас. Тело Русской Церкви было ломимым и распинаемым на всем протяжении ХХ века. Поэтому, не впадая в уныние, будем искать того, что служит к созиданию и миру, твердо помня: путь к единству не может лежать через раскол.
  Итак, дорогие о Господе собратья архипастыри, отцы, братья и сестры, вознесем усердную молитву единому Пастыреначальнику, чтобы нам "со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, сохранять единство духа в союзе мира" (Еф. 4. 2-3).
  +Алексий,
  Патриарх Московский и всея Руси
  
  
  * * *
  
  17 июня 2006 года:
  
  ОБРАЩЕНИЕ ЕПАРХИАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ К СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ
  
  Ваше Святейшество!
  
  От лица клириков и мирян, членов ассамблеи Сурожской епархии, собравшихся на заседание 17 июня 2006 года, благодарю Ваше Святейшество за послание в наш адрес и за Вашу пастырскую поддержку в это трудное время.
  Как отмечено в послании Вашего Святейшества, это было грустное собрание, потому что многие из бывших членов ассамблеи отсутствовали. Тем не менее, мы выразили нашу решимость продолжать жизнь, свидетельство и служение нашей епархии в соответствии с теми традициями и подходами, которым нас учил митрополит Антоний, в постоянном общении с Матерью-Церковью, которой он всегда был верен на протяжении своего долгого и выдающегося служения.
  Мы официально приветствовали Высокопреосвященнейшего архиепископа Корсунского Иннокентия как нового управляющего нашей епархией, а также назначение комиссии для изучения проблем, тревожащих нас. Мы предприняли действия по замене тех должностных лиц ассамблеи, которые недавно сложили с себя свои обязанности, дабы служение епархии всем ее членам, как старым, так и новым, могло продолжаться.
  Несмотря на горечь положения, нам отрадно, что среди членов комиссии, назначенной Вашим Святейшеством, которые в качестве гостей участвовали в заседании, был Высокопреосвященный архиепископ Берлинский Марк. Его присутствие напомнило нам, что и в это время разделений и даже раскола в нашей епархии, продолжается великое дело примирения и воссоединения. Мы поздравляем Ваше Святейшество с этой великой радостью для Русской Церкви.
  На протяжении многих десятилетий покойный митрополит Антоний вдохновлял нас видеть в Русской Православной Церкви, находящейся под управлением Вашего Святейшества, Матерь, принимающую и объемлющую всех, Матерь-Церковь, которая помогает своим дочерним церквам расти, достигая зрелости в церковной жизни и постепенно возрастая до подобающего уровня самоуправления.
  На предыдущих собраниях наша ассамблея приветствовала послание Вашего Святейшества, адресованное митрополиту Антонию на исходе его жизни; послание, обращенное к перспективе создания Митрополии в Западной Европе. Мы глубоко воодушевлены подтверждением этих намерений в нынешнем послании Вашего Святейшества к нам.
  Преодолевая наши нынешние трудности, мы испрашиваем молитв Вашего Святейшества о нашей ассамблее и о всей нашей епархии. И я также прошу Вашего Патриаршего благословения и святых молитв Вашего Святейшества.
  По поручению членов Епархиальной ассамблеи,
  протоиерей Венедикт Рамсден
  
  
  * * *
  
  20 июня 2006 года
  
  Максим Доронин.
  
  СУРОЖ: РАСКОЛ ДЛЯ ЕДИНСТВА?
  
  В Сурожской епархии продолжается кризис. Епископу Василию (Осборну), порвавшему с Московским патриархатом и принятому недавно в Константинопольский, предоставлена последняя возможность исправить положение: он вызван на июльскую сессию Священного Синода Русской православной церкви для дачи объяснений.
  На кону не только собственность, оцениваемая в десятки миллионов английских фунтов, но в первую очередь судьбы епархии, созданной и взращенной трудами приснопамятного митрополита Сурожского Антония (Блума). Все вовлеченные в конфликт считают себя продолжателями его дела, но по-разному интерпретируют его наследие.
  В чем же оно состоит? Кажется, все сходятся в том, что в открытости Церкви новым вызовам, миссионерском характере епархии, участии мирян в управлении жизнью общины. Можно ли было все это сохранить, оставаясь с Москвой? Епископ Василий считает, что нет. Объяснения, которые он дает, похожи на "мир - это война" из Оруэлла. Митрополит Антоний считал высшей ценностью единство общины: ради сбережения единства можно пойти на раскол, разделение паствы. Соборность - самый верный способ жизни христианской общины? Чтобы ее осуществить, можно ею пожертвовать, приняв важнейшее решение о переходе в другую юрисдикцию единолично, отставив в сторону соборные процедуры, прописанные в уставе Сурожской епархии. Открытость новым миссионерским вызовам превращается в неприятие десятков тысяч новоприбывших русскоязычных людей, составляющих обширное поле для миссионерства. Бережно хранимая митрополитом Антонием верность Московскому патриархату оборачивается отвержением Русской церкви в период, когда гонения закончились.
  Только что в Лондоне прошла вторая сессия работы комиссии, назначенной Святейшим Патриархом Алексием для расследования ситуации. Десятки людей свидетельствовали об известных им фактах, существенных для понимания причин кризиса. Сторонники епископа Василия формой взаимодействия в разрешении кризиса выбрали бойкот. Комиссия должна выяснить, случайно ли временем для начала раскола выбран канун объединительного съезда Зарубежной церкви, простое ли совпадение, что именно в те дни в кафедральном соборе только что был полностью завершен чрезвычайно дорогой ремонт и из приходского совета, который принимает решения о собственности, простым движением пера епископа Василия были удалены его критики, выбранные приходом. И почему в то время, когда бывший управляющий Сурожской епархией писал Святейшему Патриарху Алексию письма с просьбой о благословении на ее развитие, он уже фактически распустил ее, подписав "отпускные грамоты" всем священнослужителям и выбирая только момент, чтобы их отослать.
  Заряженное ружье рано или поздно должно выстрелить. Похоже, свое ружье епископ Василий зарядил уже давно.
  Опубликовано на сайте "Интерфакс-религия"
  
  
  
  * * *
  
  20 июня 2006 года:
  
  Владимир Кабаков.
  
  ОТДЕЛЕНИЕ, А НЕ РАЗВОД
  
  Да, я тот, который поселился в Великобритании в конце 1990-х годов. Когда я нашел и в первый раз, лет шесть назад, в тяжелые для меня времена, пришел в храм, увидел и услышал Владыку Антония, а потом и почитал его проповеди, то впервые понял, что можно быть мудрецом, врачом, который служил в госпитале во время войны, "резал и шил" человеческое тело, и вместе с тем верить самозабвенно и жертвенно в спасение душ, тех, кто подлинно уверовал в Святую Троицу... Эта его вдохновенная вера помогла мне пережить, преодолеть трудности.
  Однако не все мне понравилось в храме. Я зашел в книжный киоск, и оказалось, что книги продают по высокой цене, говорят продавцы по-английски и совсем не знают русского. Узнав цену книг, я понял, что мне это не по карману. Я этим фактом был немного озадачен. Кроме того, мой английский был нехорош. Да и сейчас проблемы и потому я ушел из киоска, даже не посмотрев книги, а спросить что-то у англичан не мог, "языка не хватало" Но сам себя спрашивал: "Почему я, русский, в русском храме чувствую себя непрошенным гостем?". Потом я несколько раз слушал службы на русско-английском и меня это тоже насторожило. Хотя так было заведено и до поры до времени, это работало. Потом я на общем собрании послушал решение вопроса о ремонте храма и, когда англичане склонили всех к тому, что за ремонт надо платить много, потому что здание является памятником старины и мы несем юридическую ответственность, я подумал, что среди русских членов прихода нашлось бы немало добровольцев, которые бесплатно помогли бы в недорогом ремонте, но в этом случае сами стали бы создателями облика родной церкви, а на сэкономленные деньги могли бы помогать неимущим и даже частично компенсировать стоимость богословских книг, продаваемых в киоске.
  Владыка Антоний умер в 2003 году, и все сопереживали потере мудрого пастыря и надеялись, что его преемники в Суроже будут продолжать дело жизни мудрого Учителя, коим был Митрополит Антоний и в Англии и в самой России.
  И тут, как обычно бывает по уходу из жизни мудрого управителя, его близкие и "родственники" решили побороться за первенство.
  Правда из Москвы незадолго до кончины Владыки Антония был прислан молодой и талантливый Епископ Иларион, который был встречен не очень приветливо, как английской частью общины, которая хотела на "престол" своего человека, так и русской половиной, которая после владыки Антония хотела на его место, местоблюстителя равного ему по таланту и по опыту ведения дел в епархии... Но таких, как Владыка Антоний очень немного вообще и в христианском мире в частности. Тому подтверждение его влияние и авторитет и в церковных делах и в миру.
  Как бы там ни было, несостоявшийся Владыка Сурожа отбыл, и на его место наконец был избран и одобрен Владыка Василий... Разногласия после его назначения, между английской частью прихожан и русской только усилились.
  Мне довелось побывать на собрании общины и я ушел с него с горьким чувством жалости к православным христианам, которые забывают, что основой христианства и главным его требованием к верующим - был завет любви и всепрощения. Недружественность - это эвфемизм, который надо употреблять, описывая отношения англичан к русским и русских к англичанам на этом собрании. И атмосфера на собрании была такая, какая была между первопроходцами Американского Запада и местными индейцами. При этом мне показалось, что для английской "просвященной" публики, русские и были этими индейцами, с их полудетской верой, внешним "фанатизмом" и "ортодоксией", основанной только на вере, но никак не на логических аргументах.
  Думаю, что надо быть русофилом и говорить по-русски, любить русский язык, чтобы уверовать так, как веруют многие подлинные православные в России и в ее зарубежных православных епархиях. В этом простота и сложность современного православия, хотя готов согласиться, что ортодоксия совсем не по нраву людям умным и ученым - они предпочитают сцентизм с его космическими энергиями, астралами и прочими мудреными штучками, которые, на мой взгляд, являются компиляцией из книжного христианства, буддизма и иудаизма, либо, уж на худой конец, "веру взрослых людей" - протестантизм. Но здесь вера тоже часто подменяется "логикой взрослых".
  Однако, возвратимся к скандалу в Сурожской Епархии... Почему, не посоветовавшись, не согласовав свое мнение с русской половиной общины, не помолившись, наконец, став на колени и признав свое ничтожество перед Создателем, принимается решение о переходе под владычество Константинополя.
  Подавляющая часть русской общины, категорически не приемлет переход из родной Московской Патриархии, в какую бы то ни было другую, пусть хорошую, но другую патриархию. И тут проблемы не только языка. Тут особенности национального характера, менталитета, как сейчас говорят. Ведь непросто так становилась в Англии англиканская церковь, ведь за нее заплачено кровью страданиями и слезами, во времена гонений на протестантов со стороны католичества? Ведь не просто так, Русское православие привлекает людей детского склада характера, верящих в чудеса, в жертву Христа, сопереживающих этой жертве до простирания ниц на полу православных храмов и целования рук батюшек, посвященных на служение пастырское? Именно такая форма христианства помогла России выстоять в бесчисленных испытаниях. Значит, она соответствует сущности русского человека...
  На мой взгляд, многие из русской части общины вздохнули с облегчением, когда услышали вердикт, подписанный Патриархом Алексием II, в котором Владыка Василий отстраняется от руководства Сурожской епархией, впредь, до выводов специальной комиссии, присланной из Москвы...
  Хотя, повторяю, что владыка Василий, достойный иерарх и возможно, будет лучшим руководителем английской части прихода, когда она выделится в самостоятельную общину. Но, я также хочу напомнить, что русские, несмотря на десятилетия антирусской пропаганды во времена холодной войны, несмотря на возрождение антирусских настроений в среде английских обывателей, чьи мозги промыты новой волной антирусских публикаций и в прессе и на ТВ, не являются бессловесными "индейцами", мнением которых можно пренебречь или "подкупив их племенных вождей и напоив огненной водой", можно затребовать от них отречения от своей веры, веры отцов, веры предков... К сожалению, настроения "холодной войны" перекидывается сейчас уже и на религиозно-духовные вопросы.
  В разговорах с прихожанами я услышал слова сожаления и нежелания делать сознательный выбор между разделением и разводом. Их аргумент: "А что мы можем сделать?". Но, правда - важнее силы. Ситуация в Сурожской Епархии напомнила мне вечно длящуюся трагедию расставания родителей и выросших детей. В случае, если это происходит в семье христиан, дети уходят благословляемые родителями, и основывают свою семью с помощью родителей... Наверное пришло время и нам разделиться, но сделать это надо любя и понимая неотвратимость такого любовного расставания. Было время, когда англичане, привлеченные наивной искренностью православия, влились в его ряды. Сегодня, они хотят располагать собой сами... Но, не по христиански будет, если "умные дети" станут вытеснять "недалеких родителей" из общего дома. Отношения осложняются тем, что Сурожская епархия действует на земле Англии. Но ведь всем известно, что христианство объединяет верой многие народы. Пусть английские православные помогут русским православным укрепить Сурожскую епархию и тогда все признают, что такое разделение возможно на христианской, если угодно, православной основе, без деления имущества, выкрикивания оскорблений и непримиримости. Ситуация не должна напоминать "кукушку на гнезде", когда кукушка, прилетев в чужое гнездо, выталкивает яйца хозяйки гнезда, а свои оставляет вместо них.
  В свою очередь, прошу простить меня за резкость некоторых определений и оценок. Я могу заблуждаться и быть неправ. Но таково мое мнение о проблемах Сурожской Епархии на сегодня и я попробовал, правда, очень неловко, их высказать. И понимаю, как прав был Архиепископ Иннокентий Корсунский, говоря, "Будем молиться, чтобы Господь наставил нас на путь истинный!".
  
  
  * * *
  
  26 июня 2006 года:
  
  Священник Михаил Дудко.
  
  "МЫ НАДЕЕМСЯ НА БЛАГОПОЛУЧНОЕ КАНОНИЧЕСКОЕ РАЗРЕШЕНИЕ КОНФЛИКТА В СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ"
  
  Интервью порталу "Интерфакс-религия"
  
  В связи с кризисной ситуацией, возникшей в Сурожской епархии, продолжается анализ материалов, собранных во время работы специально созданной комиссии. О происходящем в епархии, а также о работе комиссии в интервью порталу "Интерфакс-Религия" рассказал один из ее членов, секретарь по взаимоотношениям Церкви и общества Отдела внешних церковных связей Московского патриархата священник Михаил Дудко.
  Отец Михаил, расскажите пожалуйста, как проходила работа комиссии по расследованию кризиса в Суроже?
  Работа комиссии проходила в несколько этапов: первый состоялся в конце мая в дни работы епархиальной конференции в Оксфорде и продолжился в Лондоне. Вторая выездная сессия проходила в Лондоне с 17 по 20 июня. Между выездными сессиями шла работа над свидетельствами очевидцев событий, сбор документов, относящихся к положению в епархии, анализ публичных выступлений представителей епархии, которые проливали свет на причины и ход кризиса в Суроже. Работа комиссии в настоящее время продолжается. Ее задача состоит в том, чтобы на основании собранных материалов представить Священному Синоду Московского патриархата объективную, беспристрастную картину происходящего в епархии.
  Как известно, бывший управляющий епархией епископ Василий, несмотря на троекратное приглашение, отказался встречаться с комиссией. Отказались и многие его сторонники. Это их выбор. Разумеется, это не могло не осложнить нашу работу. Однако все, кто хотели свидетельствовать об известных им фактах, могли это сделать.
  Сейчас происходит анализ поступившей информации, объем собранных материалов составляет тысячи страниц. Пока рано делать выводы, это прерогатива Священного Синода. Епископ Василий вызван на следующее заседание Синода для дачи объяснений. Одним словом, ситуация еще развивается.
  Известно ли, сколько приходов Сурожской епархии перешло под юрисдикцию Константинополя?
  На состоявшемся 17 июня заседании епархиальной ассамблеи был предусмотренный Сурожским уставом кворум клириков епархии. Одно это говорит о том, что значительная часть священнослужителей связывает свою дальнейшую судьбу с пребыванием в Московском патриархате. Среди них - старейший клирик епархии, благочинный протоиерей Бенедикт Рамсден, выбранный председателем собрания, настоятель лондонского кафедрального собора протоиерей Джон Ли, настоятель прихода в Кембридже отец Рафаил Армур и многие другие. Повторяю, что ситуация находится в развитии, и итоги подводить пока рано.
  Как будет решаться вопрос с недвижимостью епархии?
  Этот вопрос регулируется исключительно британским законодательством. Суть вопроса состоит в том, что решение об изменении статуса кафедрального собора принимает приходской совет, а на епархиальном уровне - епархиальная ассамблея. В настоящее время в лондонском кафедральном соборе в обычном режиме проходят богослужения, которые возглавляет временно управляющий епархией архиепископ Корсунский Иннокентий и другие священнослужители, которые остались верными Русской Православной Церкви.
  Как повлияет кризис в Сурожской епархии на взаимоотношения с Константинополем?
  Сегодня налицо разность позиций наших Церквей по поводу законности перехода епископа Василия в юрисдикцию Константинополя. Тем не менее не думаю, что ситуацию безвыходная. Мы надеемся на благополучное каноническое разрешение конфликта.
  Каким образом происходило взаимодействие членов комиссии с прихожанами епархии?
  Мы размещали объявления в Интернете, на доске объявлений в кафедральном соборе в Лондоне, направляли личные приглашения прихожанам, членам епархии - все, кто хотели пообщаться с членами комиссии, имели возможность сделать это либо устно, либо направив в адрес комиссии письмо. В целом свидетельские показания сочли нужным дать несколько десятков человек - это достаточное число для того, чтобы вкупе с другими документами составить картину происходящего. Для нас важно, что значительная часть общины посчитала своим долгом заявить о своей верности Московскому патриархату. Как известно, митрополит Сурожский Антоний на протяжении всей своей жизни не позволял никому подвергать сомнению свою принадлежность Русской православной церкви. Те, кто остались верными его принципиальной позиции, сохраняют одну из главных составляющих наследия митрополита Антония.
  Имеется ли на данный момент статистика верующих Сурожа?
  Очень сложно оценить, сколько из русскоязычных жителей Великобритании являются актуальными и потенциальными членами приходов Сурожской епархии. По некоторым данным, только в Лондоне проживает до 250 тысяч русскоговорящих, а всего на Британских островах - примерно полмиллиона. Разумеется, сюда входят бывшие граждане не только Российской Федерации, но и других стран на постсоветском пространстве. Потенциально это огромное число прихожан, даже если предположить, что процент нуждающихся в постоянной пастырской заботе невелик.
  Кроме того, не надо забывать о том, что одним из элементов наследия основателя Сурожской епархии митрополита Антония является миссионерская открытость. В лондонском кафедральном соборе около 50% службы продолжает совершаться на английском языке, на приходах в провинции этот процент еще выше.
  Сурож - это не только епархия для русскоговорящих, это епархия и для англичан, многие из которых - и священники, и рядовые прихожане - и сегодня остались в Русской православной церкви.
  Интерфакс-религия
  
  
  * * *
  
  27 июня 2006 года:
  
  Валерий Коновалов.
  
  СУРОЖСКИЙ ПАРАДОКС
  
  - Да что там в конце концов, в этом Сурожске происходит? И где он, собственно говоря, находится? - спросил меня на днях приятель, который всегда был очень далек от какой-либо церковной жизни, но вот поди ж ты заинтересовался вдруг проблемой, казалось бы, сугубо внутрицерковной.
  Это потому, что сообщения и комментарии о событиях в Сурожской епархии мелькают последнее время где попало. То есть совсем не там, где о душе и о вечном, а там, где о политике и о суетном.
  И сами эти события - для многих повод в очередной раз позлословить в адрес Русской Православной Церкви. Не успели, дескать, объединиться с Зарубежной Церковью, а тут уже новый раскол!
  Так из-за чего же сыр-бор? И в каких краях?
  Вообще-то, никакого Сурожска в природе нет. Был когда-то Сурож. Он возник в Крыму в III веке до нашей эры как греческая колония, а в XIII веке был разрушен татаро-монголами, теперь на его месте курортный город Судак.
  Ну а нынешняя Сурожская епархия находится в Англии. Есть такая любопытная церковная традиция: если новая епархия создается вне пределов канонической территории, то она получает название какой-либо из древних, уже не существующих. Вот и передали новой епархии в Британии название от той, что когда-то была в Крыму.
  Основал английский Сурож как епархию Русской Православной Церкви в 1962 году знаменитый Антоний Блум, русский эмигрант первой волны, выдающийся богослов и проповедник. Он и стал митрополитом Антонием Сурожским.
  После его смерти три года назад епархию возглавил американец по происхождению епископ Василий Осборн. С его недавнего письма Патриарху Алексию и зазвучала громко вся эта история. Епископ Василий просил "освободить его от канонического подчинения Московскому Патриархату" и разрешить переход епархии в Константинопольский Патриархат. Мотивировал так. До начала 90-х годов Сурожская епархия насчитывала 2-3 тысячи человек и состояла преимущественно из англичан, тогда как в последние 15 лет в результате наплыва русских состав епархии значительно возрос и изменился. Сейчас в Великобритании проживает не менее 250 тысяч русскоязычных людей, и подавляющее большинство прихожан теперь русскоязычные. Епископ сообщил о глубоком недовольстве Сурожской епархией со стороны "вновь прибывших". Как выяснилось, и к ним отношение у старожилов епархии весьма неодобрительное. Наплыв русских из России в Русскую же Православную Церковь в Британии вызвало здесь у многих немалые волнения.
  "Они хотят установить свои московские порядки", - говорят старожилы.
  Их раздражает, что новые прихожане добиваются, чтобы службы в храмах велись не только на английском, но и на церковнославянском языке, а в православных школах, где в основном русские дети, преподавали на русском.
  Подозрительное отношение к "московскому влиянию" - синдром, известный не только в церковных сферах. Лучшим выходом в создавшейся ситуации епископ Василий счел разделение: для вновь прибывших русских пусть создают новые структуры, а существующая епархия отойдет к Константинопольскому Патриархату.
  "Ваше предложение разделить вверенную Вам от Бога паству по национально-культурному признаку и "распределить" верующих по разным юрисдикциям очень огорчило меня, - отвечал епископу Патриарх Алексий. - Пойдя по пути умножения разделений, мы рискуем утратой церковного мира и стабильности во Вселенском Православии. А расплатой в конечном счете станут новые страдания паствы".
  Однако епископ Василий дискутировать далее не стал, а без всякого согласования ушел в Константинопольский Патриархат. За ним последовали некоторые клирики и прихожане, но абсолютное большинство остались верны Русской Православной Церкви. Кризис уже преодолевается. В епархию назначен временный управляющий. Сейчас работает комиссия, причем с участием Русской Зарубежной Церкви. Идет разбор ситуации с точки зрения церковного права. Скоро, пожалуй, она уйдет в историю как "сурожский прецедент".
  Впрочем, есть в этом сюжете нечто и в самом деле выходящее за рамки внутрицерковных проблем. Ведь что произошло? Русское Православие в Англии стало притягательным для людей многих национальностей. И не только благодаря выдающейся личности митрополита Антония, но прежде всего благодаря самому Русскому Православию, его неповторимому духу. Так не только в Англии. Стремление верить по-русски популярно. Все хорошо, вот только новые русские прихожане раздражают. На что-то это похоже? На чьи-то речи и убеждения?
  Всем Россия хороша, да народ мешает: и голосует не так, и воспитан плохо - одним словом, совок. Культура русская удивительна, литература глубока. И ресурсы российские нужны. Но вот сами русские не так себя ведут и вообще не хороши. Как бы это устроить - хорошее русское без плохих русских? Никак не получается. Просто парадокс какой-то сурожский.
  "Труд", 27 июня 2006 г.
  
  
  * * *
  
  19 июля 2006 года:
  
  Павел Круг.
  
  КАЗУС ВАСИЛИЯ ОСБОРНА
  
  Священный Синод Русской Православной Церкви должен решить судьбу бывшего главы Сурожской епархии. Вынесет ли Священный Синод решение по "делу Осборна" или предпочтет промолчать?
  В Троице-Сергиевой лавре 17 июля открылось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви (РПЦ) под председательством Патриарха Алексия II. Однако обсуждения одного из самых интригующих вопросов церковной жизни на нем не состоялось. Дело в том, что именно на это заседание из Лондона был приглашен епископ Василий (Осборн), бывший исполняющий обязанности управляющего Сурожской епархией РПЦ, ныне епископ Константинопольского Патриархата.
  Тем не менее в Сергиевом Посаде к началу заседания Синода епископ Василий не появился. "Он является епископом Константинопольского Патриархата, так что у него нет надобности ехать в Москву", - прокомментировал "НГР" эту ситуацию протодиакон Петер Скорер, бывший клирик Сурожской епархии, перешедший, как и епископ Василий, в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. "Мы ожидаем, как выскажется Синод РПЦ по поводу перехода епископа Василия во Вселенский Патриархат".
  На момент сдачи номера информации о каком-либо решении относительно епископа Василия не поступало. Возможно, Священный Синод обсудит этот вопрос сегодня, на этот раз в Москве - в резиденции Патриарха в Чистом переулке.
  Кризис в Сурожской епархии и разворачивающиеся вокруг него события напоминают своего рода шахматную партию, где среди фигур - церковные иерархи разных юрисдикций, близкие к Церкви политики и, конечно же, простые верующие. Хотя это положение сложилось далеко не сегодня, стремительный оборот оно приняло лишь в этом году.
  В конце апреля епископ Сергиевский Василий обратился с письмами к главам двух Православных Церквей Московского и Константинопольского Патриархатов. У Варфоломея I Осборн просил о принятии его и паствы в юрисдикцию Вселенской Патриархии, а Патриарха Московского и всея Руси Алексия II - дать отпускную грамоту. Реакция Московского Патриархата, поначалу сдержанная, впоследствии оказалась достаточно резкой. 14 мая было принято решение о смещении епископа Василия с занимаемой церковной должности. При этом сана его не лишили.
  Одновременно была создана комиссия РПЦ по расследованию кризиса в Сурожской епархии. Кроме клириков Московского Патриархата в ее состав был включен и представитель Русской Православной Церкви Заграницей епископ Берлинский Марк (Арндт).
  Вскоре свой ответный ход сделал Константинополь, до тех пор никак не реагировавший на послание Осборна. В начале июня Синод Константинопольского Патриархата объявил, что принимает епископа Василия в свою юрисдикцию с титулом епископа Амфипольского. Также он был назначен викарием епископа Команского Гавриила (де Вильдера), главы Западноевропейского Экзархата.
  В ответ на решение Константинополя в Москве на экстренное совещание собрался Священный Синод РПЦ. Опальному епископу было вторично предписано приехать в Москву для встречи с Патриархом Алексием II. Назначен был и срок - 17 июля (cм. об этом "НГР" Љ 10 от 21.06.06).
  Далекому от церковной проблематики читателю все это говорит о том, что епископ Василий всего лишь предпочел Константинополь Москве.
  Однако суть вопроса, конечно, заключается в глубинных, скрытых от внешнего взора разногласиях, которые на протяжении последних лет возникли в Сурожской епархии между двумя группами верующих. С одной стороны, это представители старой русской эмиграции и обращенные в православие англичане, а с другой - многочисленные прихожане, прибывшие из России в последние 10-15 лет. Многие из них оказались недовольны сложившимися к тому времени в епархии порядками, зафиксированными, в частности, в ее Уставе.
  В сложившейся к лету 2006 года ситуации православное духовенство и миряне Великобритании вынуждены были выбирать между епископом Василием и назначенным из Москвы на его место временным управляющим Сурожской епархией епископом Иннокентием (Васильевым). Хотя в РПЦ никто не говорит о "расколе", предпочитая использовать термин "нестроения", напряженность между двумя этими "лагерями" весьма высока.
  В середине июня в Лондоне собралась Ассамблея Сурожской епархии, на которой сторонники епископа Иннокентия от имени всей епархии выразили лояльность Московскому Патриархату. При этом речь "зарубежного" епископа Марка (Арндта), призвавшего "сохранять единство Церкви, уделяя равное внимание нуждам людей с различными национальными корнями и культурными особенностями", была встречена аплодисментами.
  Сторонники опального епископа на этой ассамблее не присутствовали. Более того, они собрались провести собственную ассамблею, назначенную на 8 июля. Однако, по словам Ирины Кирилловой, бывшей до 18 мая главой Епархиальной ассамблеи и Епархиального совета Сурожской епархии, собрание сторонников епископа Василия не состоялось. Дело в том, что многие его участники не были предупреждены заблаговременно.
  По мнению представителя новосозданного Амфипольского викариатства Петра Скорера, такая ассамблея может состояться лишь в конце августа - начале сентября этого года. Во многом от того, как проголосует ассамблея, по словам Скорера, будет зависеть решение всех имущественных вопросов, связанных с конфликтом в епархии. Однако прогнозировать расклад сил на ассамблее сторонников Осборна пока трудно.
  Тем временем 4 июля епископ Василий отправился с трехдневным визитом к Константинопольскому Патриарху Варфоломею I. Как сообщил "НГР" Петер Скорер, "Вселенский Патриарх официально провозгласил Осборна епископом Амфипольским в Свято-Георгиевском соборе Стамбула".
  Казалось бы, после этого Московскому Патриархату не остается ничего другого, как констатировать тот факт, что Альфред Герберт-Эрнест Осборн больше не является епископом РПЦ. Подтвердится ли этот прогноз, зависит от того, какая линия, жесткая или мягкая, возобладает на сегодняшнем заседании Синода.
  Одно можно сказать точно: вряд ли Патриарх Алексий II в третий раз пригласит епископа Василия в Москву для объяснений. В этом смысле сурожская эпопея приближается к своему завершению.
  
  
  * * *
  
   19 июля 2006 года:
  
  ЖУРНАЛ Љ75 ЗАСЕДАНИЯ СВЯЩЕННОГО СИНОДА
  
  В заседании Священного Синода под председательством Патриарха
  Слушали: Отчет комиссии по изучению ситуации в Сурожской епархии.
  Имели суждение: О положении дел в Сурожской епархии и о решении Священного Синода Константинопольского Патриархата относительно принятия в свою юрисдикцию Преосвященного епископа Василия (Осборна).
  Справка:
  9 мая 2006 года указом Святейшего Патриарха, одобренным Священным Синодом, была образована комиссия для исследования ситуации в Сурожской епархии. 12 июня 2006 года в связи с решением Священного Синода Константинопольского Патриархата о принятии в свою юрисдикцию епископа Василия (Осборна), не получившего на то отпускной грамоты, епископ Василий был вызван на нынешнее заседание Священного Синода. Было также постановлено иметь суждение по существу дела по изучении всех обстоятельств данного решения Константинопольской Патриархии.
  Постановили:
  1. С сожалением отметить, что Преосвященный епископ Василий (Осборн) не ответил на призыв Священноначалия и не прибыл к нынешнему заседанию Священного Синода.
  2. Одобрить работу, проведенную комиссией по изучению ситуации в Сурожской епархии, и признать обоснованными представленные комиссией выводы.
  3. Для окончательного суждения о деятельности Преосвященного епископа Василия считать важным заслушание его личного свидетельства. С этой целью повторно вызвать епископа Василия на следующее заседание Священного Синода.
  4. С особой озабоченностью отметить рассылку Преосвященным епископом Василием после его увольнения на покой незаконных "отпускных грамот", а также призывы к переходу в иную юрисдикцию без соблюдения установленной канонической процедуры, обращенные епископом Василием к клирикам и приходам Сурожской епархии.
  5. Признать, что действия епископа Василия, начиная с 24 апреля 2006 года, находятся в принципиальном противоречии с его прежними заявлениями о верности Русской Православной Церкви.
  6. В связи с нарушением архиерейской присяги и правил Святых Апостолов 33, Карфагенского Собора 32, Двукратного Собора 15, - временно запретить Преосвященного епископа Василия в священнослужении впредь до его раскаяния или решения дела судом архиереев.
  7. Призвать Священный Синод Константинопольского Патриархата к надлежащему каноническому урегулированию вопроса о Преосвященном епископе Василии.
  8. Принять заявление Священного Синода в связи с неканоническим принятием Преосвященного епископа Василия в юрисдикцию Константинопольского Патриархата.
  9. Направить данное заявление Предстоятелям Поместных Православных Церквей.
  
  
  * * *
  
   19 июля 2006 года:
  
  ЗАЯВЛЕНИЕ СВЯЩЕННОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СВЯЗИ С РЕШЕНИЕМ СВЯЩЕННОГО СИНОДА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА О ПРИНЯТИИ В СВОЮ ЮРИСДИКЦИЮ ЕПИСКОПА ВАСИЛИЯ (ОСБОРНА)
  
  Сохранение единства Вселенского Православия и мирное свидетельство о Евангелии Христовом Поместных Православных Церквей с необходимостью требует, чтобы в отношениях между ними соблюдались незыблемые нормы, определенные правилами Святых Апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов Церкви.
  В частности, священные каноны повелевают, "да сохраняются преимущества Церквей" (Первого Вселенского Собора правило 6), и предостерегают, "дабы никто из боголюбезнейших епископов не простирал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его или его предшественников" (Третьего Вселенского Собора правило 8). Нарушение этого основоположного канонического принципа отцы Третьего Вселенского Собора в том же правиле характеризовали как "дело, вопреки постановлениям церковным и правилам Святых Апостолов нововводимое, и посягающее на свободу всех", почему и указали наперед, что если кто "предложит постановление, противное тому, что ныне определено, угодно всему Святому и Вселенскому Собору, да будет оно недействительно".
  Между тем, согласно распространенному сообщению из секретариата Священного Синода Константинопольского Патриархата, подтвержденному затем письмом Святейшего Патриарха Константинопольского Варфоломея, 8 июня сего года в юрисдикцию Константинопольского Патриархата принят бывший епископ Сергиевский Василий, недавно уволенный от управления Сурожской епархией Московского Патриархата. Преосвященный Василий, как сообщается, избран викарием архиепископа Команского Гавриила с титулом епископа Амфипольского и включен в состав экзархата православных приходов русской традиции в Западной Европе, находящегося в юрисдикции Константинопольского Патриархата.
  Это постановление Священный Синод Русской Православной Церкви, по силе вышеуказанного определения Вселенского Собора, признает недействительным и противоречащим священным канонам. Епископ Василий остается подведомственным юрисдикции Московского Патриархата, и решение относительно дальнейшего его положения является прерогативой Священноначалия Русской Православной Церкви.
  Вместе с тем, столь откровенно небратское по отношению к Русской Православной Церкви деяние Священного Синода Константинопольского Патриархата создает явную угрозу для единства Святых Божиих Церквей, подрывая канонические основы их взаимоотношений. Ибо данным решением Святейшая Константинопольская Церковь, вопреки многочисленным соборным определениям (I Вселенского Собора правило 6, II Вселенского Собора правило 2, III Вселенского Собора правило 8, Сардикийского Собора правило 3), высокомерно усваивает себе право вмешательства во внутренние дела других Поместных Церквей. Происходящее свидетельствует о разительном несоответствии нынешних действий Константинопольского Престола православной экклезиологии и каноническому преданию Вселенской Церкви, о крайне опасном помрачении канонического сознания.
  В качестве оснований для своего решения Священный Синод Константинопольского Патриархата указывает на 9, 17 и 28 правила Четвертого Вселенского Собора. Однако ссылка эта очевидно неправомерна и подразумевает антиисторическое и противное духу канонов перетолкование данных правил.
  Упомянутые правила Халкидонского Собора отнюдь не предоставляют Святейшему Константинопольскому Патриарху права вторгаться в дела иных Поместных Церквей и, в частности, принимать в свое ведение архиерея Русской Православной Церкви без предусмотренной священными канонами отпустительной грамоты (правила Святых Апостолов 33, Карфагенского Собора 32).
  Подлинный смысл 9 и 17 правил IV Вселенского Собора, указывающих на возможность судебной апелляции к "Престолу царствующего Константинополя" убедительно разъясняет "Пидалион" преподобного Никодима Святогорца, принятый в качестве кодекса канонов в самой Константинопольской Церкви: "Константинопольский Патриарх не имеет власти действовать в диоцезах и пределах других Патриархов... Константинопольский является... судьею для подчиненных ему митрополитов, но не для подчиненных другим Патриархам, потому что единственно Вселенский Собор есть последний и всеобщий судья для всех Патриархов, и никто другой".
  Подобно и авторитетный византийский комментатор Иоанн Зонара подчеркивает в толковании на 17 правило Халкидонского Собора: "Не над всеми без исключения митрополитами Константинопольский Патриарх поставляется судьею, а только над подчиненными ему. Ибо он не может привлечь к своему суду митрополитов Сирии, или Палестины и Финикии, или Египта против их воли; но митрополиты Сирии подлежат суду Антиохийского Патриарха, а палестинские - суду Патриарха Иерусалимского, а египетские должны судиться у Патриарха Александрийского, от которых они принимают и хиротонию и которым именно и подчинены".
  В случае же епископа Василия и вовсе не могло быть речи о судебной апелляции, поскольку дело его доселе еще не рассмотрено Священноначалием Русской Православной Церкви в судебном порядке. В момент решения Священного Синода Константинопольского Патриархата дело епископа Василия являлось предметом расследования особой комиссии, уполномоченной Высшей церковной властью Московского Патриархата для изучения причин возникшего кризиса в епархии, находившейся под управлением Преосвященного епископа Василия.
  Тем не менее, Священный Синод Константинопольского Патриархата счел возможным помимо и прежде суда Поместной Русской Церкви вынести свое решение без всестороннего исследования дела и слушания свидетельств, без обращения к Священноначалию Московского Патриархата и даже без предварительного уведомления его о предпринимаемом шаге.
  Касательно же 28 правила Халкидонского Собора, необходимо напомнить, что в нем идет речь лишь о некоторых областях, пределами которых ограничивается власть Константинопольского Патриарха на епископов "варваров". Новым и непризнанным Полнотой Православной Церкви толкованием этого правила является мысль о том, будто оно распространяет власть Константинопольского Престола на все территории, не входящие в состав той или иной Поместной Церкви. С момента возникновения такой трактовки ее применение многократно приводило к тяжелым нестроениям в отношениях между Поместными Православными Церквами и нанесло серьезный ущерб единству мирового Православия. Русская Православная Церковь неоднократно призывала к тому, чтобы это неслыханное ранее учение было рассмотрено совокупностью Автокефальных Православных Церквей на будущем Всеправославном Соборе. Однако ныне Константинопольский Патриархат, не ожидая решения этого вопроса Полнотой Православной Церкви, к нашей глубокой скорби, простер свои претензии еще дальше. В письме на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II за исходящим Љ631 от 8 июня 2006 года, касающемся епископа Василия (Осборна), Святейший Патриарх Константинопольский Варфоломей, ссылаясь на упомянутое выше частное толкование 28 правила Халкидонского Собора, утверждает, что Константинопольский Патриархат "ограничивается в настоящий момент его применением лишь в тех случаях, когда по своему изволению представители диаспоры просят ввести их в юрисдикцию Вселенского Престола". Таким образом, провозглашается, что не только один Преосвященный епископ Василий, но и любой архиерей или клирик, находящийся за пределами географических границ своей Поместной Церкви, может теперь быть принятым в юрисдикцию Константинопольского Патриархата без ведома рукоположивших его архиереев, без отпустительной грамоты и помимо воли своего Священноначалия.
  Убеждены, что подобные действия, разрушающие взаимное доверие, подрывающие мир и совместное свидетельство Поместных Церквей, открывают путь к дальнейшим злоупотреблениям, которые могут иметь катастрофические последствия для православного единства.
  Первенствующая в священных диптихах Константинопольская Церковь, вместо того, чтобы первенствовать в братской любви и в охранении канонов церковных, стала соучастницей их нарушения епископом Василием, который не убоялся пойти против общепринятых норм канонического права (правила Святых Апостолов 33, Карфагенского Собора 32, Двукратного Собора 14 и 15) и нарушил приносимую при архиерейской хиротонии присягу послушания Священному Синоду. Более того, Константинопольской Патриархией фактически заявлено о готовности действовать подобным образом и впредь, что может еще более усугубить опаснейшие церковные нестроения.
  Посему Священный Синод Русской Православной Церкви решительно отвергает неканоническое постановление, принятое 8 июня сего года Священным Синодом Константинопольского Патриархата, и с глубоким сожалением обращает на него внимание Православной Полноты. Мы ожидаем от Константинопольской Патриархии действенных шагов по исправлению негативных последствий принятия данного решения, а также отказа от подобных действий впредь.
  Преосвященного епископа Василия Священный Синод призывает к покаянию, без которого невозможно дальнейшее его церковное служение. В случае нераскаяния епископа Василия в отношении его может быть вынесено надлежащее церковно-судебное определение.
  Сознавая общую ответственность за сохранение единства духа в союзе мира (Еф. 4. 3), призываем наших братьев во Христе Спасителе к восстановлению справедливости и любви, "да не явимся мы вносящими дымное надмение мира в Церковь Христову, которая желающим зрети Бога приносит свет простоты и день смиренномудрия" (Послание Африканского Собора к Келестину, Папе Римскому).
  
  
  * * *
  
  23 июля 2006 года:
  
  Священник Михаил Дудко.
  
  "ЕПИСКОП ВАСИЛИЙ УХОДИТ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ЧТОБЫ СОХРАНИТЬ ЛИЧНЫЙ КОМФОРТ"
  
  Интервью радиостанции "Радонеж"
  
  Добрый вечер, уважаемые радиослушатели. Сегодня мы беседуем с священником Михаилом Дудко, руководителем секретариата по взаимодействию церкви и общества Отдела внешних церковных связей Московского патриархата. Добрый вечер, отец Михаил!
  Добрый вечер.
  Отец Михаил. Священный синод принял заявление, специально посвященное проблеме, связанной с деятельностью епископа Василия Осборна, который, как уже сообщалось, принял решение о переходе в Константинопольскую юрисдикцию и был принят константинопольской стороной. С чем связано такое, достаточно жесткое решение о запрещении в священнослужении епископа Василия?
  Ну, во-первых, я бы не сказал, что это жесткое решение. Потому что до сих пор с епископом Василием довольно мягко обращались. Его приглашал Патриарх для разговора. Его приглашали на Синод для дачи объяснений и показаний в связи с его деятельностью, которая сейчас называется раскольнической. И до сих пор никакого ответа, даже вежливого, нет, он не собирается отвечать на приглашение Патриарха и Синода той Церкви, из которой он счел нужным уйти. И это нуждается в том, чтобы Синод и Священноначалие дали каноническую оценку. Оценка дана. Она, на мой взгляд, очень мягкая. Каноны предусматривают за то, что без обвинения, доказанного обвинения, заметим, в ереси своего предстоятеля, епископ покинул его юрисдикцию, отказался поминать его имя за богослужением, - не только запрещение в священнослужении такого клирика и епископа, но низвержение из сана. И, конечно, Синод выбрал очень мягкое прещение. Оно мягко еще и потому, что оно обратимо. Если лишение сана уже невозможно вернуть, то прещение, заключающееся в запрещении в священнодействии, вернуть можно. Раскаяние, возвращение на канонический путь - и прещение это может быть снято. Это временное запрещение, и оно будет действовать либо до покаяния епископа Василия, либо до того времени, когда суд архиереев, это будет, видимо, архиерейский собор, разберет дело досконально и окончательно. И на основе выводов комиссии, которая специально была назначена для разбирательства этого дела, примет окончательное решение. Каким оно будет, трудно сейчас сказать. Но я бы не назвал это прещение, которое сейчас есть, слишком жестким. Проступок очень тяжелый. Я бы сказал, может быть, самый тяжелый. Потому что раздирание тела Церкви, раскол - фактически это и произошло с Сурожской епархией - это тягчайшее преступление против тела Христовой Церкви.
  Судя по заявлениям епископа Василия, им движет личная обида. Есть ли основания для того, чтобы ему обижаться на какие-то действия Московского Патриархата?
  Мне трудно отвечать за епископа Василия. На мой взгляд, как раз вся проблема или большая часть проблемы заключается в том, что диалог прервался и не по вине нашей стороны, не по вине Москвы. Епископ Василий не хочет принципиально вступать в диалог. Он не хочет отвечать. Он не хочет давать показания. Он не желает разговаривать на языке согласия и мира. К сожалению, это именно так.
  Я думаю, что наличествуют и личные обиды. Личные обиды заключаются, как я могу предполагать, в том, что после смерти приснопамятного митрополита Антония, который был основателем Сурожской епархии и возглавлял ее до кончины своей, после этого епископ Василий возглавил епархию, если можно так выразиться, условно. Он не был назначен правящим архиереем епархии. Он был назначен управляющим епархией с титулом Сергиевский, а не Сурожский, как это было у митрополита Антония. И конечно, временный статус его вызывал в нем личную внутреннюю обиду.
  Но временный статус был связан с одной очень простой вещью. Епископ Василий, как выяснила комиссия, на протяжении всех лет, которые он занимал этот пост, важный и ответственный, не смог выдвинуть программы, которая устраивала бы всех тех, кто составлял тело Сурожской епархии. То есть и старых прихожан, и новых прихожан. И новых в гораздо большей степени. Потому что новые прихожане, разумеется, требовали новых подходов. Этих новых подходов в силу склада характера епископа Василия, в силу его происхождения, образования, культуры, подхода к решению пастырских проблем, в силу этого он лично был не в состоянии выдвинуть новые подходы.
  И, разумеется, это вызывало и недоумение и обиду, обиду не только со стороны епископа Василия, но и со стороны новых прихожан, обиду, которая выразилась в петициях, в письмах. В Интернете развернулась огромная полемика по поводу положения в Сурожской епархии. И конечно, в этих условиях делать епископа Василия после нескольких лет пребывания его временным управляющим Сурожской епархией, делать его полноправным полноценным главой этой епархии значило подлить масла в огонь. Конечно, на это Священноначалие нашей церкви пойти не могло, и ситуация тянулась и тянулась. Она могла бы завершиться в том случае, я повторяю, если бы программа эта, при минимальных консультациях с теми людьми, которые знали новую эмиграцию и могли с нею управляться, была бы епископом Василием выдвинута. Этого не произошло. И обиды, взаимные обиды, сыграли свою злую роль, и произошло то, что произошло. Епископ Василий подал прошение об уходе. И сделал это таким образом, что прещения, которые мы сейчас видим, оказались логичным финалом всего того, что он делал.
  Мне кажется, что все-таки так легко епископ Василий не принял такое решение, если бы он не знал, что его готовы сразу принять в Константинопольском Патриархате. Ведь проблемы с Константинопольским Патриархатом начались не вчера и даже не позавчера, а с начала 20 века. Напомню ситуацию 1946 года, когда так называемые евлогианские приходы разорвали отношения с Московским Патриархатом и перешли в Константинополь. Нет ли здесь преемственности вот этой политики Константинополя в отношении Московского Патриархата? И, вернее, как сейчас выглядит позиция МП по отношению к таким действиям Константинополя не только Сурожской епархии, но и на Украине, и в Эстонии. Видимо, все эти процессы взаимосвязаны?
  Да, неразумно было бы не учитывать этот момент, конечно. Мы, конечно, анализируем и пытаемся найти взаимосвязь между действиями Константинополя не только в Суроже, но и на Украине и в других частях мира. Иначе, если бы мы не пытались найти эти связи, не анализировали бы, то мы, пожалуй, не могли бы предвидеть и дальнейших шагов Константинополя. К сожалению, все в большей степени политика Константинополя превращается в некое подобие папской политики на православной почве. Это заметно очень. Поведение Константинополя, в том числе и в Сурожской епархии, высокомерно. Известна позиция современного Константинополя, противоречащая древним канонам, о том, что Константинополь имеет права на всю диаспору, которая исповедует Православие вне канонических границ других Поместных Православных Церквей. И то, что произошло в Суроже, является логическим ее продолжением. Если встать на позицию современного Константинополя, то Сурожская епархия, которая, разумеется, вне канонических пределов Русской Православной Церкви, Сурожская епархия неканонична, и ее организация, ее существование на протяжении долгих десятилетий и современное состояние с точки зрения современного Константинополя - это канонический нонсенс. Мы так не считаем. Мы считаем, что толкование канонов Константинополем слишком расширительно. Оно не в духе исторических толкований, которых всегда придерживались, в том числе и в Константинополе. И толкование правил Соборов заключается в том, что каждый Патриархат, в том числе и Константинопольский, ответствен только за тех клириков и за тех мирян, которые находятся на канонической территории этих Патриархатов.
  К сожалению, нам не удается сегодня достучаться до Константинополя. Тенденция православного "папства" отчетлива, и в случае с епископом Василием, конечно, она особенно выпукло проявилась. Потому что если каноны и усваивают Константинопольскому Патриарху титул судьи, если по спорным вопросам некоторые канонисты и говорят, что можно обращаться к Патриарху Константинопольскому, то в данном случае, даже если принять это толкование, произошло нечто большее. Никакого суда фактически не было. Еще до того, как епископ Василий подал прошение о приеме, до того, как это прошение было рассмотрено, до того, как собрался Синод Русской Православной Церкви, и до того, как Собор архиереев вынес свое решение о случае епископа Василия, заранее, Константинопольский Патриархат не то, что стал судить правильно или неправильно рассудила Русская Православная Церковь в отношении епископа Василия: Константинопольский патриархат просто сыграл в свою пользу. Он просто заранее, не разбирая и не выдвигая никаких аргументов, принял сторону епископа Василия, и тех клириков, которые за ним последовали, принял в свою юрисдикцию. При этом Московская Патриархия даже не была заранее поставлена в известность об этом акте Константинопольской Патриархии. Разумеется, это не улучшает отношения между нами. Разумеется, это не может служить спокойствию в рамках православного мира. Это новая серьезная проблема.
  И Сурож - это не только Сурож, к сожалению. Сурож - это только проявление новых тревожных тенденций в мировом Православии. И, к сожалению, Константинопольский Патриархат подливает масла в огонь. Нужен разговор серьезный о том, насколько далеки притязания Константинопольского Патриарха в отношении православной диаспоры. Насколько в современном мире, который, как все согласны, конечно, сильно отличается от эпохи Соборов, насколько применимы те или иные каноны, касающиеся юрисдикции, насколько можно модифицировать их, насколько можно истолковать, применительно к нашему времени. Разумеется, нужно все это обсуждать. Но действовать так, как действует Константинополь, без обсуждения, без советования, и даже без предупреждения - это не по-братски, как минимум.
  Из церковно-исторических трудов известно, что и действия Патриарха Мелетия Метаксакиса, который начал такую новую политику в отношении диаспоры, и его продолжателей, таких, как Патриарх Афинагор, во многом были продиктованы политическими причинами, влиянием западных стран. Можно ли говорить о влиянии политики на действия сегодняшнего Константинопольского Патриарха?
  Политика, безусловно, влияет, политика и гегемона сегодняшнего, Соединенных Штатов Америки, на которую равняется сегодня Константинопольский Патриархат, в связи с тем, что большая часть паствы проживает ныне на территории США, и наиболее влиятельная часть этой паствы, заметим. Это, конечно, и политика Турецкой Республики современной, которая очень неоднозначна по отношению к Патриархату. Скажем, титул "Вселенский", который усваивает себе Константинопольский Патриарх, не принимается современными турецкими властями, поскольку предусматривает автоматически экстерриториальный статус этой Патриархии. Турецкие власти считают Константинополь локальной организацией, которая подвластна и подотчетна турецким властям. Насколько это согласуется с каноническими установлениями вселенского Православия, я не берусь сказать, но, так или иначе, это не может не влиять на положение Константинополя у себя, если можно так выразиться, на родине в Стамбуле. И вот эти противоречивые тенденции, разумеется, не могут не влиять на политику Патриарха, который называет себя Вселенским, мы называем его Константинопольским, а некоторые называют Стамбульским, по месту его дислокации современной. Так или иначе, претензии, очевидно, не совпадают с реальным положением вещей, потому что большая часть православной диаспоры и большая часть верующих православных находится вне юрисдикции Константинопольского Патриарха и не имеет никакого желания переходить в его юрисдикцию.
  Отец Михаил, какая реальная ситуация сегодня в Сурожской епархии? Есть сообщения о том, что якобы вся Сурожская епархия перешла в Константинополь.
  Случай непростой, очень. Ибо епископ Василий перешел не просто в юрисдикцию Константинопольского Патриарха, он перешел в особое подразделение этого Патриархата, а именно в юрисдикцию Архиепископии русских приходов, центр которой находится в Париже и управляет которой архиепископ Команский Гавриил. Часть приходов Сурожской епархии, точнее часть клириков вместе с прихожанами (ибо о приходе можно говорить только очень приблизительно в ситуации Сурожской епархии), часть этих клириков перешла, действительно, в ведение той архиепископии, в которую принят на правах викарного епископа епископ Василий. Большинство клириков, которые предпочли уйти из Патриархата, перешли в ведение Фиатирской епархии, которая существовала давно на территории Британских островов и которая не имеет отношения к русским приходам. То есть сказать о том, что они пошли за епископом Василием, вряд ли можно, они ушли просто в ведение другого епископа. И, наконец, часть, и довольно большая часть верующих и клириков епархии Сурожской остались верными Московскому Патриархату, остались верными выбору митрополита Антония приснопамятного, который всю свою долгую жизнь был верен Московскому Патриархату.
  Заметим, эпоха была совершенно другая. И те поношения, которые пришлось вынести митрополиту (епископу, архиепископу и впоследствии митрополиту) Антонию, конечно, не идут ни в какое сравнение с теми трудностями, реальными трудностями, которые переживает Сурожская епархия сегодня. Конечно, в той ситуации, как только ни обзывали и в чем только ни обвиняли митрополита Антония. Коммунист - самый слабый эпитет, которым награждали его гонители, те, кто его не принимал. Тем не менее, он считал важным, нужным принципиальным для себя оставаться с Русской Православной Церковью, оставаться с мучениками, которые принадлежат Русской Православной Церкви и которые являются ее украшением и знаменем и оправданием перед престолом Господа. Он считал для себя очень важным свидетельствовать о русском Православии на той территории, куда волею судеб его паству забросили и революционные, и военные события, а теперь и события 90-х годов 20-го века.
  Конечно, митрополит Антоний в конце своей жизни был растерян. Это я могу свидетельствовать, и передо мной об этом свидетельствовали очень и очень многие его последователи и ученики. Растерянность была вызвана тем, что митрополит Антоний в один из моментов своей миссии внезапно понял, что если он не переориентирует епархию, если он не сделает ее миссионерской по отношению к тем англичанам, которые изредка туда заглядывали, то, в конце концов, он останется с тремя старушками русского происхождения, а когда они умрут, умрет и епархия. Он понял, что нужно развивать миссию среди местного населения. Местным населением Британских островов являются, естественно, англичане. И он резко переориентировался. Увеличилась доля английского языка в богослужении, увеличилась проповедь по-английски, увеличилось количество литературы, которая издавал епархия, на английском языке. Появились другие формы проповедей и миссии, такие как, скажем, собеседование, радиобеседы, и многое, многое другое. И митрополит Антоний привлек очень и очень многих и сделался знаковой фигурой в Великобритании. Его уважали очень многие, с ним не могли не соглашаться, его не могли не уважать.
  Это, действительно, была великая фигура. И вот трагедия этой великой духовной личности в конце ее жизни состояла в том, что он внезапно обнаружил себя и свою епархию в ситуации, которая кардинальным образом отличалась от той, в которой он принял свое решение по преобразованию епархии в миссионерскую епархию по отношению к англичанам. Теперь уже не две или три бабушки стояли в храме, не 20 или 30 англичан, которых он своими огромными титаническими усилиями привлек в Православие. Теперь там стояли сотни людей, которые обладали абсолютно другим менталитетом, другой культурной и религиозной традициями, чем та, к которой он привык и к которой он приучил своих последователей. Они желали другого. Они привыкли к иному, чем то, что они имели, то, что они получали на приходе Сурожской епархии вообще. Для него это была серьезная трагедия. И митрополит Антоний в конце жизни, как рассказывают его ближайшие ученики, с ужасом спрашивал себя и окружающих: сколько лет мне еще нужно прожить для того, чтобы всех этих людей попытаться наставить на тот путь, которым мы идем? И ответа не было. Или он, точнее, был, но он, думаю, боялся самому себе ответить, так как это логично вытекало из ситуации. А ответ был таков: если епархия миссионерская, то миссия должна быть миссией не только для англичан, но, в первую очередь, для той огромной русской диаспоры, которая, конечно, требовала других подходов, но, тем не менее, представляла собой обширное поле для миссии, миссионерское поле огромное. И вот с этой новой миссией нужно было справляться как-то.
  Митрополиту было уже под 90, он в силу возраста уже и отсутствия здоровья не мог себя переориентировать. Он пытался найти выход. Выход этот он искал, разумеется, в том, чтобы найти помощника и преемника для себя. И мы знаем, что несколько лет назад именно по его инициативе был вызван в Великобританию новый молодой епископ, епископ Иларион (Алфеев), которого, это отмечают свидетели тех событий, митрополит Антоний прочил в свои преемники. К сожалению, этого не случилось. К сожалению, потому что епископ Иларион, на мой взгляд, и на взгляд очень многих свидетелей тех событий, обладал объективно, обладал качествами, необходимыми для руководителя такой сложной епархии, которой является Сурожская епархия. Он блестяще знал английский язык, он выпускник Оксфорда, он обладал познаниями в богословии, был энергичным человеком, который мог увлечь как английскую часть паствы и быть для нее своим, так и новопришедших он знал, конечно, гораздо лучше, чем другие члены Сурожской епархии. Одним словом, он объективно мог стать преемником митрополита Антония.
  Изменилось ли что-нибудь бы? Да, изменилось бы, конечно. Изменилось бы многое, наверное. Но ситуация объективно требовала перемен. Ситуация очень сильно изменилась сама, и поэтому пастырские подходы должны были стать другими. Увы, этого не поняли и этого не приняли старые прихожане Сурожской епархии, и первым это не понял и не принял епископ Василий, который к тому времени уже был помощником митрополита Антония. И он был одним из тех людей, как теперь это выясняется, который приложил все усилия для того, чтобы, я не побоюсь этого слова, конкуренции со стороны нового епископа не было. Епископ Иларион был удален, остался епископ Василий, который в результате стал преемником митрополита Антония и не справился с ситуацией.
  Конечно, все говорило о том, что он уйдет. Он, действительно, чувствовал, что он не справляется. И уйти, конечно, можно по-разному. Он выбрал именно этот шумный, антиканонический путь, которым и идет до сих пор. Он не отвечает на вызовы, он не комментирует ситуацию. Даже то, что он не приедет на Синод, за него говорила его приближенная Ирина Кириллова, секретарь Епархиального Совета. И очень многие вещи транслируются от его имени теми людьми, которые реально в Сурожской епархии, ныне уже не Сурожской, а в Амфипольском викариатстве принимают решения.
  Увы, епископ Василий, как оказалось, человек не самостоятельный, человек, который уходит от ответственности, уходит от диалога для того, чтобы сохранить личный комфорт и спокойствие. Для епископа православного, который вынужден каждый день стоять перед Богом и перед людьми, конечно, это не лучшее качество, мягко выражаясь.
  Отец Михаил, известно, что владыка Антоний был очень демократичный человек, ведь, действительно, отношения с паствой его в Сурожской епархии немного отличались от таких, к которым мы привыкли здесь у нас в России, больше демократичности. Не было ли, действительно, моментов каких-то ошибок со стороны Московского патриархата?
  Вы знаете, я привык к тому, что в любом конфликте не бывает, что только одна сторона виновна, а у другой вины никакой нет. Конечно, видимо, были и ошибки. Но ошибки, если можно так выразиться, были не ошибками по существу, а ошибками тактики, ошибками непонимания, Это, действительно, есть и было. Довольно трудно при значительной культурной, национальной разнице в образе мыслей, которая характеризует, конечно, отношения русских и англичан - это разные народы, абсолютно разные народы - очень трудно понять иногда друг друга. Но понимать друг друга можно, только общаясь и разговаривая. Вот, увы, произошло следующее. Тогда, когда пришли новые прихожане в огромном количестве, когда они по привычке своей здешней русской, российской бросились к батюшке, бросились к епископу, епископ Василий, уж не знаю почему, кивал, улыбался, даже соглашался, но никогда не шел навстречу, никогда не пытался понять, а что же реально они требуют. Он обвинял их в том, что они пришли для того, чтобы разрушить наследие митрополита Антония.
  Известен, например, такой вопиющий случай из недавнего прошлого Сурожской епархии, когда часть членов приходского совета лондонского собора кафедрального решила выдвинуть свои требования и попросить, чтобы, например, было больше исповедников (они привыкли исповедоваться перед каждой службой, а в Лондоне это не всегда соблюдалось), чтобы больше было славянской службы, потому что большая часть прихожан были русскими. Это не было удовлетворено. Чтобы русскому епископу, архиепископу Анатолию, позволялось говорить чуть более длинные проповеди, чем это позволялось делать ему, чтобы перед началом литургии читались часы, как они привыкли здесь в России, чего не делалось в Лондоне. И так далее и так далее.
  Можно сказать, что эти вопросы второстепенные. Но, тем не менее, необходимо было выслушать, необходимо было найти какой-то компромисс. Что же сделал епископ Василий? Он под тем предлогом, что эти прихожане, эти члены приходского совета, выбранные, заметим, члены приходского совета, вносят разногласия и не слушают своего епископа, одним росчерком пера удалил этих оппонентов своих из совета приходского. Разумеется, с ними было неудобно, разумеется, это были люди, с которыми, может быть, ему трудно было разговаривать. Они выражались, вели себя не так, как англичане, к которым он привык. Но он был главой епархии Русской Православной Церкви. Эти люди чувствовали и должны были чувствовать себя как дома, они имели на это право, в конце концов.
  Я приводил такой пример. Ведь даже в лондонском парламенте, парламенте Великобритании довольно часто бывают нестроения, в других парламентах, я думаю, еще больше. Мы все видим это по телевидению. И, конечно, глава государства, и глава епархии в данном случае, может быть, я допускаю это, имеет право сказать: Вы не справляетесь, всех вас я распускаю и назначаю новые выборы. Раз уж парламентская процедура предусмотрена в Сурожской епархии, надо ее соблюдать. Но нельзя, чтобы премьер-министр или президент сказал так: "В этом парламенте или в этом приходском совете те, кто не согласен со мной, этих людей я удаляю, а остальные, кто со мной согласен, пусть продолжают работать". Это невероятно, это невозможно. Если уж эти процедуры демократические предусмотрены, значит, их надо постараться исполнять. И это не было исполнено, это было проигнорировано и, конечно, это вызывало серьезнейшую обиду.
  Конечно, есть очень положительные черты в том типе благочестия и поведения, который сложился в Сурожской епархии. Митрополит Антоний, как все рассказывают, был человек, который очень старался блюсти сосредоточенность во время молитвы. Во время богослужения были люди, которые специально подходили к новичкам каким-то и просили не шуметь, просили соблюдать тишину. Он каждому, кто приходил к нему с просьбой какой-то, уделял всего себя. Он мог разговаривать с ним час, он мог разговаривать с ним день, для него никто не существовал, если был человек, с которым он общался в данный момент. Конечно, это дорогого стоило. Конечно, это поражало людей, которые впервые с ним сталкивались. Конечно, это был особый путь пастырства. Но, конечно, это было возможно, когда в приходе было 20 человек. Когда там появилось несколько сотен, и когда на подступах к храму были тысячи и тысячи людей, такой тип пастырства - он уже не работал, к сожалению. Епископ Василий как ученик митрополита Антония пытался сохранить это драгоценное наследие митрополита Антония. Я согласен: это, действительно, драгоценность. И он недоумевал, когда его спрашивали о том, а как же все остальные? Как же вот те сотни и тысячи, что же вы с ними-то будете делать? Нельзя работать только с единицами, теми, которые разделяют вашу убежденность, а остальных отбросить. Это не по-пастырски, в конце концов.
  И вот это было воспринято как рука Москвы, которая тяжестью обрушилась на Сурожскую епархию. Рука Москвы, если и была, то она была многосоттысячной. Ситуация изменилась. Людей появилось очень много. И работать с ними, увы, никто не желал. Я свидетельствую о том, что для меня огромным контрастом, когда я приехал в Сурож, было то молитвенное настроение, которое действительно реально существовало в алтаре, и которое епископ Василий старательно соблюдал, в этом ему надо отдать должное, с тем, что делалось вне алтаря, церкви, соборе. Это толпа людей, которые желали исповедоваться, которые хотели причаститься и у которых были действительно реальные проблемы, личные проблемы. Ведь в эмиграции жизнь не сладкая очень. И у многих проблемы были действительно серьезные.
  И вот толпа этих жаждущих, недоумевающих, обескураженных людей, которые хотели, чтобы кто-нибудь с ними поговорил, и тихая и благоговейная молитва в алтаре - это был страшный контраст. До них никому не было дела. Люди молились. Это очень хорошо. Но надо как-то сочетать и то, и другое. Надо дать возможность людям поисповедаться. Это те русские люди, которые пришли в русский православный храм и внезапно обнаружили, что их там не ждут. Что у людей своя жизнь, своя молитва, свой тип духовности. Им говорят только то, что вы приспосабливайтесь, вы не дома у себя, вы должны. Они никому ничего не должны. Это первая пастырская ошибка, когда пастырь говорит своим пасомым, что они должны делать, а не берет их бремя на свои плечи и не несет дальше. Вот этот контраст в конце концов сыграл свою роль. И епископ Василий где-то в другом месте, с другой паствой будет хранить ту духовность и свою молитву - неповрежденной, я надеюсь, но забыв, увы, о пастырском долге.
  Еще один вопрос, посвященный тому решению, которое было принято тоже на Синоде, об установлении более жесткого порядка перехода в чужую юрисдикцию. Связано ли это решение с Сурожской проблемой и с тем, что, действительно, как мы знаем, сейчас огромные силы брошены на то, чтобы и внутри страны даже и за рубежом, на то, чтобы расколоть Московский патриархат, ослабить и децентрализовать его. Связано ли с этими вызовами решение Синода?
  Я думаю, оно, разумеется, связано с этими вызовами. И, конечно, принято не на ровном месте. Ибо есть случаи, причем случаи, которые происходили и до ситуации с Сурожской епархией, когда клирик просил отпустить его на покой, получал грамоту отпускную на руки и потом всплывал где-то за рубежом в чужой юрисдикции. Это недопустимо, разумеется. И отнюдь не предусмотрено канонами и каноническим статусом вот этой грамоты отпускной. Разумеется, более всего это проявилось в ситуации с Сурожской епархией. Епископ Василий, будучи клириком Московской Патриархии, уже после увольнения на покой, отправил клирикам Сурожской епархии грамоты. Эти грамоты были уже незаконны, ибо он не являлся правящим архиереем Сурожской епархии, находясь на покое. Но эти грамоты были подписаны им другим числом, задним числом. То есть началом года. Фактически, если следовать логике епископа Василия, он распустил епархию 1 февраля, находясь еще у руля епархии. Это канонический нонсенс, разумеется. И принять это иначе как сознательный обман, подлог никто не мог.
  Следующий этап был еще более абсурден. Дав "отпускные грамоты" клирикам Сурожской епархии, когда он находился у руля Сурожской епархии, став как бы клириком другой юрисдикции, он эти же грамоты, выданные им, принимал как епископ другой юрисдикции. Эти клирики приходили от него и к нему. Только юрисдикция была уже иной. Разумеется, это игра, и, разумеется, при соблюдении тех правил, которые сейчас прописал подробно Синод, точнее, о которых напомнил Синод - это не новые правила, просто Синод напомнил об их существовании - разумеется, в этой ситуации уже такие игры невозможны. Я не думаю, что кто-нибудь будет повторять путь епископа Василия. Он уникален, и нигде в другом месте это невозможно. Всего, разумеется, не предусмотришь. Но, тем не менее, это заставит задуматься о границах юрисдикции, о канонах, об отпускных грамотах, о смысле их и о статусе клириков в рамках своих юрисдикций: на что они имеют право каноническое, на что они прав не имеют. Теперь это стало яснее.
  
  
  * * *
  
  23 июля 2006 года:
  
  Архиепископ Корсунский Иннокентий (Васильев).
  
  ОБРАЩЕНИЕ К КЛИРУ И ПАСТВЕ СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Дорогие о Господе отцы, братия и сестры!
  
  Прошло три месяца, как Сурожскую епархию постигло тяжелое испытание. События продолжают стремительно развиваться. Уже десятки, если не сотни, людей оказались причастны к ним: клирики и миряне, люди разного духовного и церковного опыта, разных национальностей и культур. Смущение умов, тревога в сердцах многих верующих нарастает. Соблазн, разделение продолжаются. Вот какова цена заблуждения одного человека, который был наделен высокой ответственностью за души других людей, за их спасение.
  Мы переживаем трудные времена, в происходящих событиях не все могут разобраться, дать им правильную церковно-каноническую оценку. В результате действий одного человека серьезные проблемы возникли не только в Сурожской епархии, но они усугубились и во всем Вселенском Православии.
  Об этом ясно заявил состоявшийся на днях Священный Синод Русской Православной Церкви. На его заседании были тщательно рассмотрены положение в Сурожской епархии и его последствия на дело Православия во всем мире. В документах Священного Синода дана четкая каноническая оценка действий епископа Василия и его принятия в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Подтверждено, что он по-прежнему канонически принадлежит к Московскому Патриархату. За нарушение архиерейской присяги и канонов Церкви, владыка Василий временно запрещен в священнослужении "впредь до его раскаяния или решения дела судом архиереев".
  Сознавая насколько это серьезно, скорбит мое сердце, дорогие отцы, братия и сестры, о тех из вас, перед которыми стоит мучительный выбор сослужить с запрещенным архиереем, участвовать с ним в церковных таинствах, задавая себе вопрос: а благодатны ли они? А что будут делать те, кто пожелают стать диаконом или пресвитером? У кого они будут рукополагаться? Как лукав и коварен диавол, сеющий семена раздоров и соблазнов. Как много нам нужно молиться друг за друга, за владыку Василия, чтобы противостоять диавольским козням.
  В нашей жизни бывают обстоятельства, когда нужно сделать тот или иной выбор, но в Церкви у нас только один путь - законный. Чтобы не было смущений ни в нашем сердце, ни в сердцах других людей, мы должны поступать по церковным канонам и правилам святых отцов. Другого пути у нас просто нет, иначе следствием наших ошибок и заблуждений будет тот горький опыт, который мы сегодня имеем.
  Думаю, что не такое будущее своего дела видел приснопамятный митрополит Антоний, в день тезоименитства которого я обращаюсь ко всем вам с этим посланием. Память о нем священна, а наследие его - многоценно. Никому не дано право его разрушать.
  Я благодарю Бога и тех из вас, дорогие отцы, братия и сестры, которые поддерживают единство Сурожской епархии, хранят верность Святейшему Патриарху Московскому, как это всю жизнь делал митрополит Антоний. Я не осуждаю тех отцов, которые выбрали другой путь - путь, противоречащий церковным законам, но мой долг - предупредить вас о ваших заблуждениях и призвать вас стать на путь правды и закона. Напоминаю вам, не ставшим пока на этот путь, о том, что вы все без исключения, по-прежнему канонически являетесь клириками Сурожской епархии Московского Патриархата, и я готов вместе с вами обсуждать и решать те проблемы, которые вас тревожат. Помните также и о том, что вместе со мною вы несете ответственность перед Богом за ваших прихожан, сердца и умы многих из которых смущены событиями в нашей епархиальной жизни. Единство народа Божия нарушено и на ваших приходах. Это глубоко ранит мое сердце.
  Дорогие отцы, братия и сестры! Несмотря на постигшее нас испытание, Сурожская епархия продолжает жить своей полнокровной жизнью. Уповая на Бога, мы верим, что преодолеем наши трудности. С нами Бог и святые Его! Вновь и вновь призываю всех вас, независимо от национальности и культурной принадлежности, к единству церковному, к совместным трудам на благо Церкви Христовой. Только таким образом мы сможем свидетельствовать перед всем миром о нашей спасительной миссии.
  Благословение Господне и помощь Божия да пребудет со всеми вами.
  +Иннокентий
  архиепископ Корсунский
  временно управляющий Сурожской епархией
  
  
  * * *
  
  22 августа 2006 года:
  
  СООБЩЕНИЕ СЛУЖБЫ КОММУНИКАЦИИ ОВЦС МП О РАБОТЕ КОМИССИИ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ КРИЗИСНОЙ СИТУАЦИИ В СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  Настоящее сообщение создано по материалам Комиссии по расследованию кризисной ситуации в Сурожской епархии, связанной с решением Управляющего епархией епископа Сергиевского Василия о переходе в Константинопольский Патриархат. Комиссия была назначена Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия от 9 мая 2006 года, одобренным журналом Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 июня 2006 года.
  Председателем Комиссии был назначен архиепископ Корсунский Иннокентий, временно управляющий Сурожской епархией. В состав Комиссии вошли архиепископ Берлинский, Германский и Великобританский Марк (Русская Зарубежная Церковь), секретарь по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Николай Балашов и секретарь по взаимоотношениям Церкви и общества Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата священник Михаил Дудко.
  Предметом рассмотрения Комиссии стали устные и письменные свидетельские показания, собранные Комиссией в течение двух сессий, проходивших с 27 по 28 мая 2006 года в Оксфорде и с 29 по 30 мая в Лондоне, а также с 17 по 20 июня в Лондоне; интервью в прессе непосредственных участников и свидетелей конфликта; документы и официальная переписка, касающаяся дел в Сурожской епархии; документы Британской комиссии по благотворительности, трастовые договоры и другие документы, касающиеся собственности епархии и приходов; протоколы Приходских собраний и заседаний Приходского совета Лондонского кафедрального собора и заседаний Епархиального совета и Епархиальной ассамблеи Сурожской епархии. Общий объем собранных документов составляет более 2500 страниц.
  Задачей Комиссии было объективное и непредвзятое изучение сложившейся в епархии кризисной ситуации на основании имеющихся документов, а также устных и письменных свидетельств перед Комиссией лиц, вовлеченных в события, связанные с кризисом, как и их свидетелей.
  Начало работы Комиссии было приурочено к проведению ежегодной конференции Сурожской епархии в Оксфорде. Всем собравшимся была предоставлена возможность поделиться с членами Комиссии своим видением причин кризиса. Были опрошены присутствовавшие на конференции священнослужители, миряне, члены приходских советов.
  Приглашение встретиться с Комиссией было доведено до сведения членов Сурожской епархии путем неоднократных устных объявлений после богослужения в Лондонском кафедральном соборе и во время епархиальной конференции в Оксфорде, размещения объявлений на официальном интернет-сайте Сурожской епархии, а также на доске объявлений в Лондонском кафедральном соборе. В отдельных случаях свидетели приглашались для дачи показаний лично в устной или письменной форме. Лично свидетельствовать перед Комиссией пожелали 52 человека. Кроме того, в адрес Комиссии поступило 17 письменных свидетельств.
  Несмотря на троекратное приглашение, епископ Василий отказался от встречи как с Комиссией в целом, так и от отдельной встречи с архиепископом Иннокентием и архиепископом Марком.
  Комиссия отметила, что в материалах, размещенных на созданном по благословению епископа Василия интернет-сайте www.dioceseinfo.org членам Сурожской епархии фактически не рекомендовалось сотрудничать с членами Комиссии, что осложнило работу Комиссии.
  В то же время в распоряжении Комиссии имелись публикации в российской и английской прессе, а также на созданном по благословению епископа Василия интернет-сайте. В этих публикациях сам епископ Василий и его сторонники излагают свои взгляды на кризис и его причины. Эти публикации также стали предметом анализа Комиссии.
  Все сведения, представленные в настоящем сообщении, подтверждены документами и свидетельствами, собранными Комиссией и переданными в распоряжение Священного Синода Русской Православной Церкви.
  
  Сурожская епархия - справка
  Основой Сурожской епархии стал Успенский приход в Лондоне, существовавший как посольская церковь с 1716 года. За время существования сменял несколько адресов и в настоящее время расположен в здании бывшей англиканской церкви Всех святых.
  После 1917 года приход находился в юрисдикции Зарубежного Высшего Церковного Управления. В 1926 году приход разделился на сторонников Карловацкого Синода и Западно-Европейской епархии. Службы совершались попеременно.
  В 1931 году приход был принят в состав Константинопольского Патриархата.
  В 1945 году вместе с Западно-Европейским Экзархатом воссоединился с Московским Патриархатом и оставался в его ведении после ухода Западно-Европейского Экзархата в юрисдикцию Константинопольского Патриарха в 1946 году. Настоятелем Успенского прихода был в те годы протоиерей Владимир Феокритов († 1950).
  В 1948 году в Лондон прибывает иеромонах Антоний (Блум), назначенный духовником православно-англиканского содружества мч. Албания и преп. Сергия Радонежского. С 1 сентября 1950 года иеромонах Антоний становится настоятелем русского прихода в Лондоне.
  К тому времени Успенский приход был уже не единственным на территории Великобритании. Так, в Оксфорде по инициативе Н. Зернова был создан православный русский центр - "Дом святых Григория и Макрины". Оксфорд стал центром содружества мч. Албания и преп. Сергия Радонежского. Появились и другие приходы, созданные русскими православными общинами.
  В 1957 году в Великобритании образовано Сергиевское викариатство Западно-Европейского Экзархата (Московский Патриархат). Епископом Сергиевским стал Антоний (Блум).
  1962 год, 10 октября - образована самостоятельная Сурожская епархия, которую возглавил архиепископ Антоний (Блум) с титулом Сурожского.
  На 1 января 2006 года клир Сурожской епархии составляли 2 епископа, 24 священника и 13 диаконов. В епархию входили 9 приходов и 25 евхаристических общин (общины, состоящие из небольшого числа семей, в которых богослужения совершаются 1-2 раза в месяц): общее число - 34. 7 храмов являются собственностью приходов, 7 - частной собственностью, остальные храмы принадлежали другим конфессиям.
  
  На основании представленных свидетельств Комиссия пришла к выводу, что кризисные явления, связанные с решением епископа Василия о переходе в Константинопольский Патриархат стали итогом длительного нарастания напряженности в епархии. Об этом единодушно свидетельствовали почти все опрошенные Комиссией свидетели. Это подтверждается также документами, имеющимися в распоряжении Комиссии.
  Одним из первых признаков роста напряженности стали события, связанные с пребыванием в Англии епископа Илариона (Алфеева). Комиссия на основании имеющихся материалов посчитала важным отметить, что назначение епископа Илариона викарием Сурожской епархии имело место исключительно в связи с неоднократными и настойчивыми требованиями митрополита Антония, который расценивал епископа Илариона как архиерея, который будет окормлять русскоязычную часть паствы.
  Свидетели отмечали высокий образовательный уровень епископа Илариона, его пастырские способности и возможность полноценно общаться с паствой как на русском, так и на английском языках. В начальный период пребывания в Великобритании епископ Иларион был хорошо принят как русскоговорящей, так и англоговорящей частью общины. Неприятие епископа Илариона объяснялось действиями, которые были восприняты частью общины как попытки изменить устоявшийся порядок жизни в епархии.
  Епископ Василий заявлял, что к тому периоду относятся его разговоры с митрополитом Антонием о возможности перехода в Константинопольский Патриархат, что находится в противоречии с неоднократными публичными заверениями митрополита Антония в безусловной верности Московскому Патриархату.
  Епископ Василий также заявлял, что к тому периоду относится подготовка "отпускных грамот" для клириков епархии, написанных с ведома и при одобрении митрополита Антония.
  Если таковые грамоты и были, то их подготовка держалась в тайне, так что о них не знали некоторые ближайшие и доверенные сотрудники митрополита Антония. Сам епископ Василий, согласно ряду свидетельств, уже в то время заявлял, что "в Патриархате у него нет будущего".
  Комиссия отметила, что 13 мая 2002 года была предпринята попытка изменения порядка управления собственностью, связанной с Лондонским кафедральным собором. В этот день состоялось заседание Приходского совета, на котором были предложены изменения трастового договора от 1944 года. В соответствии с трастовым договором от 1944 года управление собственностью прихода, решение вопросов о "преемственности жизни прихода и идентичности общины" оставалось в ведении Приходского совета. Члены Приходского совета избирались приходом.
  Предлагавшиеся изменения позволяли вывести собственность из-под контроля Приходского совета и передать ее в исключительное ведение неизбираемых членов Трастового комитета прихода. Эта попытка не удалась.
  Попытку изменения порядка управления собственностью, связанной с Лондонским кафедральным собором, некоторые свидетели оценили как действие, направленное на то, чтобы облегчить перевод собственности при переходе из Московского Патриархата в другую юрисдикцию.
  Сам митрополит Антоний утверждал в ходе беседы в Лондонском соборе 28.11.2002: "Речь не идет о том, чтобы этот храм или другое имущество церковное отнять у родной Церкви, а о том, чтобы защитить его, как и в уставе Московской Патриархии сказано, что все должно быть сделано в согласии с местными законами. [...] Речь не идет о том, что бы присвоить этот храм или другое церковное имущество нашей Епархии, а о том, чтобы наша Епархия это имущество сохранила для Русской Церкви неприкосновенно. Этим, я надеюсь, я успокоил тех, которые думают, что мы хотим иметь возможность отмежеваться от родной Церкви и унести с собой ее имущество". Такие же заявления были сделаны митрополитом Антонием на заседании Приходского совета 06.11.2002.
  Наконец, чтобы опровергнуть предположения о намерении вывести собор или епархию из юрисдикции Московского Патриархата, было составлено совместное заявление митрополита Антония, архиепископа Анатолия и епископа Василия от 05.01.2003, оглашенное на общем собрании лондонского прихода 12.01.2003. Однако предложение ряда прихожан опубликовать это заявление так и не было реализовано, поскольку епископ Василий заявил, что его надо отредактировать. Это заявление также не было направлено Святейшему Патриарху.
  Однако документы подтверждают, что на Епархиальных ассамблеях и заседаниях Приходского совета вопрос об изменениях в управлении собственностью обсуждался именно в контексте "возможного конфликта с Москвой из-за собственности".
  Период с июля 2002 года по декабрь 2005 года свидетели называют относительно спокойным. Все свидетели отмечали похороны митрополита Антония как исключительно значимое для епархии событие, объединившее в духовном смысле всех ее членов.
  Многочисленные документы свидетельствуют о том, что епископ Василий и клирики епархии в этот период выступали в поддержку инициатив Московского Патриархата в области церковного строительства в Западной Европе.
  Тем не менее, Комиссия посчитала нужным отметить, что кризисные явления происходили и в тот период.
  Из показаний следует, что епископ Василий уже в 2002 году убеждал митрополита Антония перейти в Константинопольский Патриархат. Это вызвало резкое неприятие со стороны митрополита Антония. Впоследствии епископ Василий часто говорил о возможности перехода в Константинопольский Патриархат.
  На развитие ситуации оказало влияние решение митрополита Антония о том, что англоязычной частью паствы должен заниматься епископ Василий, а русской - архиепископ Анатолий, "не на правах подчинения Владыке Василию, но сотрудничества", то есть фактически независимо друг от друга, о чем было заявлено митрополитом Антонием на Чрезвычайном собрании прихода Лондонского кафедрального собора 12 января 2003 года.
  При том, что митрополит Антоний неоднократно публично подтверждал свою верность Московскому Патриархату, он также тщательно хранил самобытность епархии, что впоследствии было перетолковано носителями сепаратистских настроений в своих целях.
  Свидетели говорят, что существовала напряженность в отношениях между архиепископом Анатолием и епископом Василием, что особенно ярко выразилось в период, непосредственно предшествовавший решению епископа Василия о перемене юрисдикции. Об этом также свидетельствуют письма епископа Василия и архиепископа Анатолия в тот период.
  На основании показаний Комиссия считает нужным отметить, что архиепископ Анатолий жил в сыром подвальном помещении, долгое время помесячная оплата архиепископа Анатолия находилась на уровне, в несколько раз меньшем, чем зарплата других клириков собора. Архиепископ Анатолий оказался отстранен от решений по управлению Лондонским кафедральным собором, в том числе и в богослужебной части. Свидетели отмечают случаи грубого и нетактичного поведения части прихожан и хора, не выполнявших указания архиепископа Анатолия во время совершения им богослужения.
  Епископ Василий в своем открытом письме от 9.05.2006 говорит о недостаточной помощи ему со стороны архиепископа Анатолия по окормлению русскоязычной паствы и о поддержке им "диссидентских" настроений.
  Комиссия считает важным, что по единодушному мнению свидетелей кризисные явления затрагивали только Лондонский кафедральный собор. На других приходах епархии напряженность отсутствовала. Принадлежность Русской Православной Церкви не мешала англоязычным священникам работать со своей паствой.
  К периоду 2002-2003 гг. относятся письма русскоязычных прихожан, в которых отмечалось, что на приходе не хватает русскоязычных священников для совершения богослужения и особенно для исповеди, английский язык в богослужении постепенно занимает все большую долю, непропорциональную фактическому английскому присутствию в соборе, нет доверия епископу Василию, который высказывался о возможности перехода в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Авторы писем обращали внимание на пренебрежение русскими православными традициями совершения богослужений и треб.
  Ответное письмо митрополита Кирилла, председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, по оценке самого епископа Василия, было направлено на поддержку единства и сохранение целостности епархии.
  Указанные проблемы поднимались как в период 2002-2005 гг., так и позднее, на заседаниях Приходского совета и на общих собраниях Лондонского собора, но эффективного разрешения не получали.
  Непосредственно предшествовал решению епископа Василия о переходе в другую юрисдикцию конфликт, связанный с протоиереем Андреем Тетериным. Комиссия отметила, что протоиерей Андрей был найден в России протоиереем Михаилом Фортунато и направлен на службу в Лондон по личной настоятельной просьбе епископа Василия.
  Свидетели указывают на хорошие пастырские качества протоиерея Андрея Тетерина и его высокий авторитет у всех прихожан в начальный период его пребывания в Лондоне. Протоиерей Андрей Тетерин в последний период своего служения стал выразителем интересов и потребностей той части прихожан, которые хотели приведения приходской практики в соответствие с тем, к чему привыкли до переезда в Англию.
  Начиная с декабря 2005 года, протоиерей Андрей Тетерин подвергал резкой критике не только сложившуюся на приходе богослужебную практику, но и руководство епархии и клириков собора.
  Меры прещения со стороны руководства епархии, вызванные выступлением отца Андрея на конференции русского христианского движения, кажутся чрезмерно строгими. Комиссия отметила, что запрещение в священнослужении сопровождалось запретом на нахождение не только в алтаре, но и в храме, что является мерой, немыслимой с точки зрения канонов.
  Конфликт между руководством епархии и протоиереем Андреем Тетериным развивался в письменной форме. Личный контакт отсутствовал, протоиерей Андрей не вызывался для разговора, что усугубило ситуацию.
  В переписке с епископом Василием протоиерей Андрей Тетерин использовал неуважительные и неприличные выражения, недопустимые для лиц в священном сане.
  Увольнение протоиерея Андрея Тетерина вызвало возмущение у значительной части русскоязычных прихожан, что выразилось в полемике в Интернете и письмах в Москву с просьбой о поддержке.
  Обвинения епископом Василием Отдела внешних церковных связей в поддержке протестной части прихода не основаны на конкретных фактах и не имеют документального подтверждения.
  Вопреки утверждениям епископа Василия, в письмах, направленных ему Святейшим Патриархом Алексием и руководством ОВЦС МП, неоднократно выражалась поддержка его усилий, направленных на налаживание церковной жизни и особенно примирение различных групп верующих Сурожской епархии.
  20 марта 2006 года епископом Василием был издан указ об удалении из состава Приходского совета Лондонского кафедрального собора шести его членов, выступавших за более тесную связь Сурожской епархии с жизнью и практикой Русской Православной Церкви.
  Комиссия отметила, что удаленные члены Приходского совета были избраны Приходским собранием в соответствии с установленной на приходе процедурой. Увольнение членов Приходского совета указом Управляющего епархией противоречило принятому на приходе порядку замещения членов Приходского совета. Так как в соответствии с трастовым договором члены Приходского совета распоряжаются собственностью прихода, увольнение сторонников Московского Патриархата можно расценивать, как подготовку к переходу в другую юрисдикцию.
  Письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию с заявлением о намерении перейти в юрисдикцию Константинопольского Патриархата епископ Василий направил в то время, когда в Лондоне находился секретарь по взаимодействию Церкви и общества ОВЦС МП священник Михаил Дудко, который прибыл в Лондон для помощи в совершении богослужений и треб в период Великого поста и Пасхи в Лондонском кафедральном соборе. Потребность в этом возникла в связи с удалением протоиерея Андрея Тетерина. Епископ Василий положительно оценил факт направления в Лондон отца Михаила. Последующие утверждения епископа Василия о том, что священник Михаил Дудко отказывался встречаться с его сторонниками, не соответствует действительности.
  24 апреля 2006 года, в понедельник Светлой седмицы, епископ Василий направил письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию с заявлением о намерении перейти в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. 4 мая это письмо поступило в ОВЦС для перевода на русский язык. 5 мая Святейший Патриарх Алексий направил ответное письмо епископу Василию с увещанием продолжать труды по окормлению паствы Сурожской епархии в лоне Русской Православной Церкви.
  2 мая, не дожидаясь ответа от Святейшего Патриарха Алексия, епископ Василий направил письмо Патриарху Константинопольскому Варфоломею с просьбой принять его в свою юрисдикцию. За день до этого, 1 мая, епископ Василий разослал духовенству Сурожской епархии письмо с призывом следовать за ним в Константинопольский Патриархат.
  Комиссия отметила, что письма были отправлены без консультаций с клиром и мирянами епархии. Факт отправления письма Святейшему Патриарху Алексию не обнародовался несколько дней.
  Епископ Василий направил письмо в Константинопольскую Патриархию, не дожидаясь ответа из Московской Патриархии, а впоследствии отказался его отозвать. Несмотря на просьбу воздержаться от объявления своего решения о переходе в другую юрисдикцию до ознакомления с ответным письмом Святейшего Патриарха Алексия, переданным ему до литургии в Лондонском кафедральном соборе 7 июня, епископ Василий, не ознакомившись с письмом, в тот же день объявил приходу о своем шаге.
  Епископ Василий не принял предложение встретиться для обсуждения ситуации со Святейшим Патриархом Алексием и не дал письменного ответа на обращение к нему Предстоятеля Русской Православной Церкви.
  Причины перехода и выбор момента перехода в Константинопольскую юрисдикцию были изложены епископом Василием в Открытом письме членам Сурожской епархии от 16-го мая 2006 г.
  Епископ Василий писал, что предпринял переход в другую юрисдикцию "потому что стало очевидно, что в планах Московского Патриархата сделать так, чтобы Сурожская епархия соответствовала их идее "нормальной" епархии за пределами России", первоочередной заботой которой, по его мнению, будут недавно приехавшие из бывшего Советского Союза.
  Епископ Василий объяснял свой переход также длительным временным статусом его, как управляющего епархией, отсутствием помощи со стороны архиепископа Анатолия, противостоянием с протоиереем Андреем Тетериным и частью Приходского совета, кампанией в Интернете против него, как управляющего епархией и тем, что, по словам епископа Василия "я видел, как я постепенно выдыхаюсь под давлением оппозиции".
  Единоличный характер принятия решения, то есть отсутствие предварительных консультаций с клиром и Епархиальным собранием объясняется епископом Василием тем, что он боялся увольнения на покой до того, как сможет предпринять шаги "чтобы клир был бы освобожден от подчинения Патриархату".
  В связи с этим Комиссия отметила, что нет свидетельств того, что "первоочередной заботой" Сурожской епархии хотели сделать попечение о новоприбывших из бывшего Советского Союза в ущерб сохранению попечения об англичанах и представителях старой эмиграции. На протяжении нескольких лет после смерти митрополита Антония в соответствии с его видением будущего Сурожской епархии церковная жизнь оставалась там вполне самобытной.
  Также нет свидетельств и о том, что Московским Патриархатом ставилась под сомнение традиционная для епархии миссия среди англоговорящих.
  Несмотря на именование Преосвященного Василия епископом Сергиевским, а не Сурожским это обстоятельство не влияло на полноту его полномочий, как официально назначенного Священным Синодом Управляющего епархией.
  В то же время имелись многочисленные протесты членов епархии, которые говорили о его неспособности выдвинуть программу жизни епархии, устраивающую всех ее членов, как англоговорящих, так и русскоговорящих. Усвоение ему в соответствии с названием епархии титула епископа Сурожского, не изменив ничего в объеме полномочий, могло привести к обострению противоречий.
  Противостояние с одним из клириков епархии, протоиереем Андреем Тетериным, уже было устранено выдворением последнего из Англии к моменту принятия решения о переходе.
  Противостояние с частью Приходского совета, действительно, имело место, но по вопросам, реально беспокоившим прихожан собора и членов епархии. Смягчение этого противостояния является проблемой управления, которую надлежало решать поэтапно с участием всех членов прихода и епархии и с учетом их интересов.
  То, что называется в открытом письме епископа Василия "кампанией в Интернете", не было управляемой кем-либо акцией, направленной на дискредитацию епископа Василия. На форуме диакона Андрея Кураева среди множества прочих тем стихийно возникла свободная дискуссия, в которой активно участвовали и сторонники и критики епископа Василия.
  Усталость епископа Василия, связанная с решением проблем по управлению сложной Сурожской епархией, о которой он говорит в открытом письме, являлась его личной проблемой, которая не должна была решаться путем перемены юрисдикции.
  Единоличный характер принятия решения о переходе в другую юрисдикцию не соответствует духу и букве устава Сурожской епархии, верность которому епископ Василий декларирует.
  Секретность, которой было окружено решение о переходе, не может быть объяснена, как это пытается сделать епископ Василий в Открытом письме, возможным противодействием в выдаче "отпускных грамот". По свидетельству самого епископа Василия эти "отпускные грамоты" были заготовлены уже в феврале заранее.
  Выбор момента перехода в юрисдикцию Константинопольского Патриархата некоторыми свидетелями объясняется приближавшимися перевыборами Приходского совета. В связи с ростом числа новых русскоязычных прихожан, имеющих право голоса, большинство в Совете, могли получить сторонники единства с Московским Патриархатом. Это затрудняло перевод собственности в другую юрисдикцию. В связи с этим свидетели отмечают нарушения процедуры выборов в Приходской совет в последние годы.
  Так называемые "отпускные грамоты", рассылались епископом Василием не всем клирикам епархии. Тем клирикам, в чьей верности Русской Православной Церкви не было сомнений, такие грамоты не были отправлены.
  Некоторые клирики, получившие так называемые "отпускные грамоты", не запрашивали их у епископа Василия. Так называемые "отпускные грамоты" были отправлены епископом Василием 11 мая 2006 года, то есть, в то время, когда он уже был освобожден от руководства епархией и находился на покое до окончания рассмотрения его дела.
  Так называемые "отпускные грамоты" подписаны датой 2 февраля 2006 года. Это должно означать, что епископ Василий "распустил" епархию уже в то время, что не соответствует действительности. На самом деле епархиальная жизнь шла прежним порядком. Свидетели отмечают, что до отсылки 11 мая не знали о существовании этих грамот.
  Так называемые "отпускные грамоты" не направлены определенному архиерею, а выписаны клирикам "для предъявления по требованию" ("To whom it may concern"), что противоречит каноническому смыслу этого документа и не имеет прецедентов в церковной практике.
  Комиссия особо отметила, что уже после решения Священного Синода Константинопольской Церкви о принятии епископа Василия в свою юрисдикцию и усвоения ему титула епископа Амфипольского, епископ Василий рассылал подписанные этим титулом письма клирикам Сурожской епархии Московского Патриархата с призывом следовать за ним. Независимо от оценки каноничности решения Священного Синода Константинопольской Православной Церкви, такое поведение епископа в отношении клириков другой юрисдикции беспрецедентно и недопустимо.
  Члены Комиссии подчеркнули, что многочисленными свидетельскими показаниями опровергается обвинение русскоязычных сторонников Русской Православной Церкви в национализме. Опрошенные Комиссией англичане не замечали предвзятого отношения к ним со стороны других членов прихода и епархии. Не имеется свидетельств сколько-нибудь значимого межнационального конфликта на приходе и в епархии.
  Одной из причин кризиса многими свидетелями называется "финансовая непрозрачность" жизни Лондонского кафедрального собора и епархии в целом, оставляющая возможность для злоупотреблений.
  Усугубили кризис слабое исполнение епископом Василием своих административных обязанностей по управлению епархией и отсутствие полноценного пастырского контакта с русскоязычной паствой.
  
  Доложив о ходе расследования и собранных сведениях, касающихся кризисных событий в Сурожской епархии, комиссия просила членов Священного Синода иметь в виду, что возможная неполнота представленных данных связана с решительным отказом Преосвященного епископа Василия и его ближайшего окружения от сотрудничества. Комиссия выразила надежду, что этот пробел еще может быть восполнен личными объяснениями епископа Василия.
  
  
  * * *
  
  22 августа 2006 года:
  
  СЛУЖБА КОММУНИКАЦИИ ОТДЕЛА ВНЕШНИХ ЦЕРКОВНЫХ СВЯЗЕЙ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА ПУБЛИКУЕТ ВЫДЕРЖКИ ИЗ МАТЕРИАЛОВ КОМИССИИ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ СИТУАЦИИ В СУРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
  
  20 ноября 2000 года митрополит Сурожский Антоний направил председателю ОВЦС митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу письмо, в котором, прося направить в Англию иеромонаха Илариона (Алфеева), писал:
  "Я себе легко могу представить, как трудно найти ему замену в ОВЦС. Однако прошу Вас глубоко задуматься не над Вашей утратой, а о пользе, которую его переход на служение в Кембридж может принести Московской Патриархии. Из множества ученых, создавших себе репутацию знанием и талантом, как греков, так и ливанцев и других, о. Илариона университет выделил ввиду его учености, открывающегося ему будущего и знания как древних, так и современных языков. Его присутствие в таком Университете как Кембридж высоко подымет знамя Русской Церкви, в отличие и в противовес, в частности, Константинополю, который все усилия прилагает к тому, чтобы стать в глазах всего Запада "Вселенской Православной Церковью" с "восточным псевдо-папой" во главе. [...] Кроме того, рано или поздно Владыка Анатолий попросится на покой, и нам будет необходим второй викарий, чисто русский, а с моим уходом на покой или путем переселения в вечные обители, его роль, тщательно подготовленная, может охватить значительную долю пастырской работы среди все возрастающей русской нашей паствы. Владыко! МОЛЮ Вас - передумайте свое решение и подарите не нам только, но ВСЕЙ Русской Церкви верного и опытного работника в сложной и все расширяющейся области пастырской и межцерковной работы. Настоятельно прошу Вас, Владыко! Примите мой совет!".
  
  19 марта 2001 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию письмо, в котором просил отпустить его на покой и писал:
  "Я хочу просить Вас, Владыко, назначить в Англию викарием Сурожской епархии о. Илариона. Нам необходим русский епископ в помощь архиепископу Анатолию и новому епархиальному архиерею. Число русских настолько увеличилось, что ни я, ни Владыка Анатолий не можем осилить пастырскую работу, требующую обучения и духовного образования вновь прибывающих россиян. Из прилагаемого письма Вы увидите, что Кембриджский университет готов его обеспечить содержанием на три года, с тем, чтобы он возглавил основанный нашей епархией богословский институт, открытый всем православным и с большим успехом и постоянно ведущий богословскую работу. О ней может вам подробно рассказать Владыка Василий. Отец Иларион уже известен в Англии своими богословскими трудами, и его возглавление института позволит нам одержать новую победу над притязаниями Константинополя на гегемонию в православном мире".
  
  В декабре 2001 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию письмо, в котором писал:
  "Обращаюсь теперь к Вам с дополнительной просьбой - о назначении отца Илариона викарием, которому будет поручено, как я Вам раньше писал, преподавание в Кембриджском университете и специальное окормление русской паствы, которая все растет (на богослужениях бывает человек 500-600, а на Пасхальной заутрени 3500 или 4000 человек). [...] Новопоставленный епископ Иларион займется как в Лондоне, так и на всей территории епархии русскими, как в Великобритании, так и в Ирландии, где вырос живой приход в Дублине и где существует "русское рассеяние".
  
  26 декабря 2001 года Священный Синод Русской Православной Церкви определил быть епископом Керченским, викарием Сурожской епархии, игумену Илариону (Алфеееву). В связи с этим в слове после литургии 30 декабря 2001 года митрополит Антоний, в частности, сказал:
  "В нашу епархию по моей просьбе был назначен отец Иларион (Алфеев), которого многие из вас знают. Он - богослов, имеющий степень доктора богословия от Оксфордского университета, знает множество языков. Он был назначен молодым викарным епископом для оказания всевозможной помощи, подобающей викарию. Кроме того, он будет преподавать в православном институте в Кембридже, в университете, на богословском факультете Кембриджа.
  Он будет принимать участие в жизни нашей епархии в целом и, в особенности, в Лондоне, и сможет помогать с нашими русскими прихожанами, которых сейчас, как вы знаете, становится все больше и больше, и им нужна помощь".
  
  6 ноября 2002 года, выступая на заседании приходского совета лондонского собора, митрополит Сурожский Антоний, высказываясь по поводу имущества собора, в частности, подчеркнул:
  "К [сказанному выше] было еще прибавлено нечто, что является глубоким оскорблением всех моих убеждений и чувств. Именно, что если будут какие-либо расхождения между Отделом внешних церковных связей и нами, то я уведу нашу епархию и в частности наш приход из Московской Патриархии в одну из других Церквей. Мысли об этом у меня никогда не было. И еще вдобавок скажу, что эта мысль для меня настолько неприемлема, что я скорее уйду, чем ее допущу в действительность".
  
  20 марта 2003 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Алексию и членам Священного Синода Русской Православной Церкви письмо, в котором просил уволить его на покой и назначить на его место епископа Сергиевского Василия. В связи с этим митрополит Антоний писал:
  "Назначьте человека, который уже много лет - десяток лет служит мне викарием, а последние годы исполняет должность администратора и вдохновителя нашей работы. У него глубокое знание канонического права, у него верность пастве без ограничения и он будет служить верой и правдой нашей родной Церкви. Принимая в учет, однако, что в нашем сообществе за последние годы увеличилось число русскоговорящих, то надо о них заботится особо. Я прошу Вас одновременно с назначением Владыки Василия правящим архиереем многоязычной нашей епархии, поручить Владыке Анатолию особенную заботу о русскоговорящей пастве не только в Лондоне, но и по всей территории Великобритании. [...] Молю Вас не откладывайте этого решения. Владыка Анатолий официальной должности, вероятно, не захочет занимать после того, как он ушел на покой, но он с готовностью, ревностью, любовью занимается всеми русскоговорящими членами нашей епархии. Попросите его продолжать эту пастырскую работу в помощь Владыке Василию, а в дальнейшем увидим, что будет".
  
  21 июня 2003 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Алексию письмо, в котором вновь просил освободить его от управления епархией и писал:
  "Обращаюсь к Вам и к Священному Синоду с прошением назначить Владыку Василия правящим архиереем Сурожской Епархии. Он делает очень большую и сложную работу по восстановлению единства Сурожской Епархии и ее верности Московской Патриархии".
  
  30 июля 2003 года Священный Синод Русской Православной Церкви освободил митрополита Антония от управления Сурожской епархией и назначил епископа Сергиевского Василия управляющим Сурожской епархией.
  
  4 августа 2003 года митрополит Антоний скончался.
  
  15 октября 2003 года группа прихожан лондонского собора направила Святейшему Патриарху Алексию письмо, в котором была выражена обеспокоенность в связи с недостаточным пастырским попечением о русской части паствы Сурожской епархии. Выражалось также сомнение в верности епископа Василия Русской Православной Церкви.
  
  22 декабря 2003 года епископ Сергиевский Василий направил митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу письмо, в котором просил о назначении в Лондон священника из России:
  "Вам уже известно, что протоиерей Михаил Фортунато подвергся второй операции на сердце, в результате чего он навряд ли сможет вернуться на служение при лондонском соборе Успения и Всех святых.
  Болезнь отца Михаила делает еще более срочным и необходимым приезд в Англию протоиерея Андрея Тетерина, а также создает необходимость в назначении и второго русского священника.
  Отец Андрей Тетерин является идеальным кандидатом на служение при лондонском соборе. Он священник с многолетним опытом, с прекрасным образованием, который сможет взять на себя ту катехизаторскую и образовательную работу, в которой так нуждается наша лондонская паства".
  
  Ранее, 17 ноября 2003 года, прошение о направлении в Лондон протоиерея Андрея Тетерина было отправлено Святейшему Патриарху Алексию.
  
  3 марта 2006 года епископ Сергиевский Василий направил Святейшему Патриарху Алексию письмо, в котором излагал проекты, касающиеся развития деятельности Сурожской епархии
  
  6 марта епископ Сергиевский Василий также направил письмо митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу, в котором излагал проект проведения на 14 октября 2006 года праздничных мероприятий, связанных с 50-летием лондонского собора, и выражал надежду на прибытие в Лондон митрополита Кирилла в связи с этим празднеством.
  
  13 марта 2006 года епископ Сергиевский Василий обратился к руководству Отдела внешних церковных связей с просьбой командировать в Англию священника взамен протоиерея Андрея Тетерина.
  
  20 марта 2006 года епископ Василий исключил из приходского совета лондонского собора шесть человек.
  
  В связи с этим митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл направил епископу Василию письмо, в котором, в частности, писал:
  "Поскольку речь идет о достаточно срочном деле, то есть о пастырском окормлении русскоязычных верующих во время Великого поста, мы готовы направить на этот период в Лондонский собор секретаря Отдела внешних церковных связей по взаимоотношениям Церкви и общества, редактора газеты "Православная Москва" священника Михаила Дудко. Отец Михаил является добрым пастырем Церкви, умным и уравновешенным человеком, и я полагаю, что его приезд и служение в соборе будет способствовать урегулированию ситуации. В связи с этим настоятельно прошу Вас, Владыка, ввести мораторий на период Великого поста и Пасхальной седмицы на Ваше решение об исключении членов приходского совета. Это успокоит страсти и поможет найти мирное решение возникших проблем. Вы можете полностью полагаться на отца Михаила, рассудительность и пастырские качества которого будут способствовать утверждению в лондонском приходе духа взаимопонимания и любви. [...]
  Надеюсь, владыка, что совместными усилиями нам удастся урегулировать возникшие нестроения и уврачевать разделение в Лондонском приходе, дабы каждый человек, приходя в этот храм, мог стать сопричастником истинной Христовой любви и понимания".
  
  30 марта 2006 года епископ Сергиевский Василий направил митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу письмо, в котором, в частности, благодарил его за направление в Лондон священника Михаила Дудко:
  "Я очень признателен за Ваше предложение направить одного из Ваших собственных священников. Мы ждем встречи с отцом Михаилом Дудко".
  
  3 апреля 2006 года Святейший Патриарх Алексий направил епископу Сергиевскому Василию письмо, в котором выражал поддержку предпринимаемым им проектам:
  "Празднование 50-летия лондонского кафедрального собора Успения Пресвятой Богородицы и Всех святых в указанные Вами сроки благословляется, как и намечаемое открытие Русского культурного центра. По-видимому, было бы целесообразно совместить два эти мероприятия, программу которых прошу заблаговременно направить в Отдел внешних церковных связей.
  Полагаю, что положительного отношения заслуживает и идея учреждения женского монастыря. Окончательное решение этого вопроса находится в компетенции Священного Синода Русской Православной Церкви, который и рассмотрит его по поступлении соответствующего Вашего рапорта.
  Поддерживаем Ваше намерение трудиться над проектом создания в Лондоне нового православного храма в традиционном русском стиле. Нужда в нем давно назрела, и время ныне благоприятствует реализации этой идеи. Несомненно, для успешного осуществления этого начинания потребуется весьма значительная поддержка российских спонсоров. Насколько Нам известно, в заинтересованных кругах благотворителей данная идея уже обсуждается, чему Мы готовы оказать содействие - как непосредственно, так и через совместные усилия с Министерством иностранных дел Российской Федерации и российским Посольством в Великобритании, Мэрией города Москвы и иными учреждениями".
  
  
  * * *
  
  5 сентября 2006 года:
  
  Николай Кульман.
  
  ИНТЕРВЬЮ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛУ ПРАВОСЛАВИЕ.РУ
  
  К нам в редакцию пришел Николай Кульман, прихожанин лондонского Успенского собора, чтобы рассказать о своем понимании сурожских событий и их предыстории. Его свидетельство ценно тем, что он сам вынужден участвовать в решении тех вопросов, которые волнуют сегодня не только православную паству Лондона. Его взгляд - это взгляд очевидца, взгляд изнутри.
  Интервью с ним мы и предлагаем сегодня нашим читателям.
  
  Во-первых, расскажите, пожалуйста, о себе, о своем роде. Ведь вы, кажется, происходите из знаменитой фамилии Зёрновых.
  Меня зовут Николай Михайлович Кульман. Моя бабушка была Зёрнова. И все мои предки - Николай Михайлович Зёрнов, Софья Михайловна Зёрнова, Владимир Михайлович Зёрнов, моя бабушка Мария Михайловна Зёрнова - были выдающимися людьми. На Западе они занимались вопросами русской эмиграции. Это касается и культуры, и церковной жизни. Мой двоюродный дед Николай Михайлович Зёрнов писал книги о Русской Православной Церкви. Он достаточно известный человек. А моя мама Татьяна Николаевна - урожденная Орловская. В свое время, в Париже, одним из ее гимназических учителей был будущий митрополит Антоний (Блум).
  А как ваша семья оказалась за рубежом? Понятно, что ее к этому вынудили трагические события.
  В 1917 году мои родственники уехали из России.
  Успели уехать? Уже после октябрьского переворота?
  Да. Часть родственников уехала почти сразу. А часть - в 1921 году. Точнее, они бежали через Одессу и Константинополь (Стамбул), потом попали в Сербию, а оттуда уже перебрались во Францию.
  А как вы все оказались в Англии?
  Моя бабушка, Мария Михайловна Зёрнова, вышла замуж за Густава (Гусар Гусарыча, как мы его называли) Куллманна. Он был известным швейцарским юристом, до Второй мировой войны работал в Лиге наций и очень много и активно занимался беженцами. Можно сказать, что он один из тех, кто придумал паспорт беженцам.
  А, это тот знаменитый Нансеновский паспорт?
  Да, Nansen passport, или status passport. Это временное удостоверение личности, введенное для апатридов и беженцев Лигой наций по инициативе Ф. Нансена. Он выдавался в 1920-х годах на основании специальных Женевских соглашений 1922 года. Но придумал эти документы как раз мой дед.
  И, кстати, он был активным участником многих мероприятий той части Русской Православной Церкви, которая оказалась за рубежом. Дедушкина семья поддерживала дружеские отношения с русской церковной интеллигенцией - с семьей Франка, Бердяевым и многими другими.
  Кстати, в 1988 году я ездил в Ярославскую область и побывал у отца Бориса Старка. И у него я неожиданно обнаружил фотографии моих родных - бабушки и дедушки, когда они были участниками Русского студенческого христианского движения (РСХД).
  А родители ваши познакомились уже в Англии?
  Моя мама родилась в Париже, а отец - в Швейцарии. Но познакомились они в Великобритании. Однако оба они, конечно, говорят на русском языке, потому что у нас в семье всегда поддерживали тесную связь с Россией и с Русской Православной Церковью. Меня, например, воспитывали в строго православных традициях.
  А отец у вас православный?
  Да, мой отец православный. Еще мой дедушка, его отец Густав Куллманн, перешел в православие.
  А чем приходилось заниматься вашим родителям?
  Моя мама преподавала в Великобритании во французской школе - Lycee France (Лицей Франсе). А отец был профессором в одном из университетов.
  И вы, естественно, родились в Англии?
  Да, в Англии. Я жил и воспитывался в Лондоне. Да и сейчас я живу в доме, который наша семья пробрела в 1938 году, когда бежала из Берлина. Дело в том, что мои бабушка и дедушка жили в Берлине, но им пришлось бежать оттуда, они подвергались очень большой опасности.
  Но, как я понимаю, ваши дедушка и бабушка продолжали свою активную общественную и церковную деятельность и в Великобритании?
  Вообще-то моя бабушка, Мария Михайловна Зёрнова, является основательницей Пушкинского клуба - это знаменитый в свое время русский культурный центр. В 1952 году они с дедушкой основали этот клуб, а в пятьдесят седьмом купили дом в престижном квартале Ноттинг-Хилл Гейт (Notting Hill Gate), недалеко от посольства России. Дедушка был очень состоятельным человеком, и он купил этот дом в подарок моей бабушке. Там и разместился Пушкинский дом, сыгравший большую роль в сохранении русской культуры среди эмигрантов. Он был воплощением ее мечты, он был куплен специально для ее клуба, который она сама и создала.
  Вообще, все мои родственники, точнее говоря, мои деды, были во главе русской диаспоры на Западе: и во Франции, и в Великобритании. Во Франции двоюродная бабушка Софья Михайловна Зёрнова основала православный детский дом в Монжероне около Парижа. Это был приют для русских детей, оставшихся без родителей. Мои родственники построили несколько часовен. Одна часовня была построена в Можо, еще одна церковь была построена в Оксфорде и еще в Лондоне. Николай Михайлович Зёрнов создал Содружество святого Албания и преподобного Сергия. Это тоже известная организация. Но, к сожалению, несколько лет назад, уже после его смерти, дом содружества в Оксфорде продали. А ведь он был местом встреч между представителями христианского Востока и христианского Запада, там проходили собрания православных христиан, живущих в Оксфорде, и одновременно помещение его использовалось как часовня.
  То же самое произошло и с Пушкинским домом, который, к сожалению, тоже недавно продали.
  Почему это произошло? Он уже никому не требуется или появились какие-то финансовые, организационные сложности?
  Что произошло? Было первое поколение, первая волна русской эмиграции - белая волна, и она постепенно вымерла. Вообще в Англии было очень мало русских. Можно сказать, что сейчас я вообще один-единственный представитель русской эмиграции в третьем поколении, который говорит на русском языке...
  Да, но это происходит не только в Англии.
  Это происходит потому, что, к сожалению, связи и всяческие отношения с Россией было очень сложно поддерживать. Ездить в Советский Союз было практически невозможно. Ну, мы как-то все-таки поддерживали связи. Моя семья всегда считала, что очень важно держаться Православной Церкви и поддерживать, даже спасать русскую культуру на Западе. Чтобы люди не забыли, какая это великая культура, какая это замечательная Церковь. И действительно, та Церковь, которая существовала у нас в Англии, пока митрополит Антоний был жив, была замечательная. Он был великим, святым человеком. "Святой", может быть не совсем правильное здесь слово, тем не менее, он был просто очень хорошим православным человеком.
  Вы затронули весьма интересную тему. Но для начала, скажите, пожалуйста, в каком году вы родились?
  Я родился в пятьдесят седьмом году. И вы знаете, когда меня крестили, о моем крещении передали по радио, по ВВС, об этом могла узнать вся Россия, точнее, тогдашний Советский Союз. Меня погружал в купель владыка Василий Родзянко. И я считаю, что из-за этого тоже вся моя судьба связана с Россией.
  А ваша жена?
  Она тоже русская.
  А сколько у вас детей?
  У нас две дочери.
  Ваша жена тоже эмигрантка?
  Нет, она из абсолютно контрастной семьи. Я из белой эмиграции, а она из настоящей советской семьи. Она даже была партийной. Мы - как Ромео и Джульетта. Мы были из разных сфер. Вообще, в России у меня очень интересная родня. Например, моя родственница - жена Сергея Петровича Капицы. Вот так интересно складывается судьба, и такая семья у нас интересная. Все-таки у нас остались какие-то родственники в России.
  А когда вы первый раз приехали в Россию?
  Первый раз я приехал, когда мне было пятнадцать лет.
  Так что вы еще помните Советский Союз...
  Я очень хорошо помню, как за нами следили, как было невозможно на два дня остановиться в одном городе - в Москве. Помню, что надо было идти на улицу и звонить из телефонной будки. Хвост за нами был постоянно. Следили все время. Но помню, что я часто и помногу привозил различные книги...
  А скажите, когда вы познакомились с владыкой Антонием, вы ведь его знали, очевидно, с детства?
  Я его всегда знал. Мы всегда ходили в его храм в Лондоне. Моя мама, мой брат, мой отец... Наверное, еще и поэтому я говорю на русском языке, что через храм всегда поддерживалась связь с Россией.
  О значении владыки Антония для русской эмиграции, для Сурожской епархии мы здесь, в России, знаем. Но скажите, пожалуйста, о том, что нам известно достаточно плохо. В связи с той ситуацией, которая сейчас сложилась в вашей епархии, многие сторонники епископа Василия (Осборна), объявившего о переходе под патронаж Константинопольского Патриархата, говорят, что и владыка Антоний тоже в свое время задумывался об уходе из Московского Патриархата. И чуть ли даже не делал шаги в этом направлении. Да и вообще, не могли бы вы описать ситуацию в Сурожской епархии, возможно, вам изнутри лучше видна суть дела? В чем камень преткновения: в личных амбициях, во влиянии со стороны или же ситуация это действительно сложилось таким образом, что не может быть разрешена никаким другим, более деликатным и здоровым образом?
  К сожалению, в Сурожской епархии сложилась очень сложная ситуация. То, что сейчас там происходит, то, что владыка Василий решил перейти в другую юрисдикцию, это ширма, - ширма для других проблем, которые возникают в нашей Церкви.
  Вот, например, такой неожиданный момент. Вдруг произошел очень большой наплыв новой русской эмиграции. Приехало очень много людей из России. Вероятно, они не смогли решить свои экономические проблемы и потому приехали в Англию. И, надо сказать, приехала очень разношерстная и очень сложная публика. Но у них появились духовные потребности. Эти люди начали приходить к Церкви...
  Часто случается, что, оказавшись за рубежом, люди тянутся к храму, как к месту, где говорят по-русски.
  Конечно! Многие, что вполне понятно, решили, что храм, церковь - это способ поддерживать связь с Россией. Но владыка Василий... Я ничего не имею против американцев, но владыка, к сожалению, не смог справиться с этой ситуацией.
  А при чем здесь американцы?
  Владыка Василий (Осборн) - американец. Он, к сожалению, не говорит на русском языке. Точнее, с трудом говорит на ломаном русском языке. Он не очень коммуникабельный человек, не очень умеет общаться... И потом, он человек... такой холодный.
  Холодный по отношению к другим людям или холодный по вере?
  Он не понимает русскую душу. Я считаю, что он вообще не очень понимает это слово - "православие". Он не понимает, что такое соборность. А ведь соборность - это очень важное понятие, очень важное дело! Соборность - это когда мы все вместе. А он не сумел этого понять. Поэтому и не сумел разрешить создавшиеся проблемы. Не сумел собрать свою паству в единую семью. И создал и себе, и окружающим конфликт.
  С чего же все это началось?
  Первый его шаг в этом направлении он сделал, когда против воли прихожан решил продать Пушкинский дом.
  А кто именно был против продажи?
  Пятьсот человек подписали петицию - прошение не делать этого! Среди подписавших петицию о том, что нужно спасать дом, были и англичане, и русские. Они писали, что нужно попытаться собрать деньги, средства на обновление дома. Ведь на Западе и, в частности, в Лондоне, столько состоятельных людей! А владыка решил отметить пятидесятилетие Пушкинского клуба продажей Пушкинского дома. И решил он это сделать по причине, которую я абсолютно не понимаю. Таким образом и начался этот конфликт.
  Потом появились проблемы с владыкой Иларионом (Алфеевым). Кстати, владыка Иларион тоже был против продажи Пушкинского дома. И владыка Василий решил, что против него интригуют, и предпринял решительные меры.
  То есть получился конфликт между архиереями?
  Конфликт! А дальше - больше: и пошло и поехало, появилась масса проблем. И сейчас все это накалилось до предела.
  А что из себя представлял Пушкинский дом? Почему он был так важен, что из-за него разгорелись такие страсти?
  Да, я должен особо объяснить, что такое Пушкинский дом для русской эмиграции. Это действительно был культурный и духовный центр. Там собирались люди, там читали лекции самые выдающие ученые и общественные деятели - цвет белой эмиграции. Туда приезжали и советские люди. Там выступал, например, Александр Твардовский и многие другие. Нетрудно посмотреть в интернете, кто именно выступал.
  И получилось, что владыка Василий и его сторонники решили действовать против русской общины. Естественно, старые русские эмигранты почувствовали, что против них работают, что владыка Василий против них действует. И даже Пушкинский дом отняли.
  Иначе говоря, приезжает американец и лишает русских их места общения?
  Получается так. Приезжает владыка Василий и по непонятной причине назначает главой Пушкинского дома профессора Саймона Фрэнклина из Кембриджа - чистокровного англичанина. А дом должен использоваться для культурных целей, для того чтобы развивать - подчеркиваю - русскую культуру. Но этого-то как раз и не позволили! Начались проблемы.
  Конечно, ситуация в епархии значительно сложнее, это только одна из проблем, но, тем не менее, и она имеет место.
  К сожалению, в конфликте активную роль играет и моя крестная мать - Ирина Кириллова.
  Можно чуть поподробнее о ней и о ее роли?
  Ирина Кириллова - профессор Кембриджского университета. Исключительно активный человек, много лет была председателем епархиального собрания Сурожской епархии (до 14 мая 2006 года). В девяностые годы она не раз ездила в Москву по поручению митрополита Антония и даже имела продолжительные беседы со Святейшим Патриархом Алексием, о встречах с которым потом рассказывала на наших "культурных четвергах" в лондонском соборе.
  Тут надо сказать, что при покупке Пушкинский дом был записан на благотворительную организацию Forum Houses Ltd. Около двадцати лет назад, чтобы выйти из финансового кризиса и избежать продажи дома, в совет попечителей Forum Houses вошли представители Сурожской епархии. Председателем совета стал протоиерей Василий Осборн (ныне епископ). Но фактически управление Пушкинским домом взяла в свои руки Ирина Кириллова. Когда в 2001 году она вышла на пенсию, то по ее инициативе рассматривалось предложение продать Пушкинский дом, а на вырученные деньги учредить стипендии студентам из России для обучения в Англии, наняв, при этом, распорядителей фонда и положив им изрядное жалование. Владыка Василий, протоиерей Михаил Фортунато и некоторые другие попечители были согласны. Но противодействие Татьяны Николаевны Прокош, одной из попечительниц, и широкая огласка, а главным образом то, что силы сурожских общественных деятелей были отвлечены подготовкой изгнания новоприбывшего викария митрополита Антония, епископа Илариона (Алфеева), - сорвали задуманную акцию.
  После кончины митрополита Антония в августе 2003 года Ирина Кириллова стала абсолютно полновластно распоряжаться делами Forum Houses Ltd. И тут же последовала новая атака на Пушкинский дом.
  В сентябре 2004 года, после удаления из совета попечителей противников продажи, было принято решение о продаже Пушкинского дома. За два месяца до этого епископ Василий ушел с поста председателя совета, демонстративно хлопнув дверью о время заседания общественности. Перестал быть попечителем и протоиерей Михаил Фортунато. Тогда-то по рекомендации Ирины Кирилловой в совет был кооптирован ряд лиц - сторонников продажи, в частности Брук Горовиц, единственной связью которого с Россией была должность генерального менеджера российского филиала General Electric. А возглавил совет профессор Саймон Франклин - деловитый господин левых взглядов, зав. кафедрой славистики в Кембридже. В совете теперь и двое русских из новоприбывших, каждый из которых, впрочем, пытается провести собственный культурный проект.
  Как я уже говорил, постепенно старые попечители - русские и англичане, - люди, преданные русской культуре и понимавшие ценность русского культурного клуба в центре Лондона, умирали. На смену им пришли, по большей части, люди не русские, но, подчас, профессионально занимающиеся русистикой.
  В итоге, нового дома для Пушкинского клуба у нынешних попечителей нет. Они вяло обещают часть денег от продажи пустить на устройство чего-нибудь культурного для русских. А куда должны пойти остальные деньги - молчок. Таким образом, без внимания к общественному мнению попирается воля людей, учредивших Пушкинский клуб как культурный центр для всех. Делают это те, которым, видимо, великая русская культура дорога куда меньше, чем большие деньги.
  И моя крестная там - как некая владычица, во главе всего... Это она пишет владыке Василию различные неудобочитаемые письма...
  То есть?
  Например, был ужасный случай, о котором сейчас уже можно рассказать, как митрополита Антония заставляли прочитать очень оскорбительное письмо против владыки Илариона.
  Что же это за письмо?
  Это письмо должны были прочитать в церкви, после службы, в нем содержался призыв к тому, чтобы ушел владыка Иларион. Владыка Антоний, когда понял, в чем дело, не смог прочитать это письмо на русском языке, потому что оно было так оскорбительно. Весь храм был в шоке.
  Но наверняка владыка Василий в своем противостоянии был не один? Наверно, у него был круг сторонников?
  Конечно. Они подвигли епископа Василия, чтобы он действовал против владыки Илариона. Он согласился, решив, что владыка Иларион неподходящий для нашего прихода человек. Хотя мне кажется, что как раз владыка Иларион очень подходящий епископ для тех новых русских, которые недавно приехали в Англию. Он их знает, хорошо понимает их проблемы, может их решать...
  Кстати, именно сторонники владыки Василия выдвинули эту сумасшедшую идею: продать Пушкинский дом, а на вырученные деньги учредить стипендии для студентов, приезжающих из России в Кембридж, чтобы учиться... физиотерапии. Почему именно физиотерапии? Что, в России этому не обучают? Или в России острая нехватка физиотерапевтов? Какая-то чушь!
  Когда моя мама неоднократно разговаривала с митрополитом Антонием незадолго до его смерти по поводу ситуации с Пушкинским домом, и он несколько раз говорил ей, что нельзя продавать дом, не следует его продавать...
  И все-таки продали...
  Да, в позапрошлом году. Его продали в жуткой спешке.
  Я говорил владыке Василию: "Давайте объединим наши силы: вы поможете мне с Пушкинским домом, а я буду помогать вам в решении церковных проблем, я буду собирать деньги на строительство храма". Но вместо этого, он решил пойти на конфликт. Я даже подумал: может он просто не любит русских?
  А приход у вас большой?
  Приход у нас стал очень большой, потому что приехало очень много русских. И знаете, что владыка Василий сейчас предлагает сделать? Ввести какую-то пропускную систему: пускать в храм тех русских, которые его устраивают, и не пускать тех, которые его не устраивают. Как же так? Я всегда думал, что в церковь нужно всех пускать.
  А как бы митрополит Антоний Сурожский отнесся к этим проблемам? Даже не столько к проблемам, которые привели к конфликту, сколько к такому категорическому решению, как выйти из под омофора своего патриарха?
  Я думаю, что он решительно воспротивился бы этому! Я уверен, что он однозначно был бы против!
  А как же разговоры о том, что, дескать, сам владыка Антоний хотел уйти из Московского Патриархата?
  Это что-то невозможное! Это говорят люди, которые не понимают и не знают ни сути дела, ни владыку Антония. Он всегда-всегда хотел поддерживать связи с Россией - и поддерживал. Это было очень важно для него. Он считал, что это святое дело. Были у него и свои внутренние причины. К тому же, он был русский человек и хорошо понимал, что такое Русская Православная Церковь.
  Кстати, многие сейчас утверждают, будто раньше службы совершались на английском языке. Это не так. В моем детстве службы всегда были на русском языке. Одна-две в месяц - на английском, а все остальные - только на русском языке. Это в последнее время ситуация изменилась, произошло какое-то смешение. Хотя по-прежнему большинство прихожан в храме русские.
  Но я должен сказать вам, что у нас есть очень хорошие англоязычные батюшки. И именно англичане. Тут есть один момент. Церковь Православная в Великобритании постепенно становилась английской, еще до того, как приехало такое количество русских. Но изначально это все же была именно Русская Церковь. И то, что сейчас пытается сделать владыка Василий, - это схизма, это раскол. У него нет правильного понимания православия, как нет и правильного понимания соборности!
  А для русских людей понятия православности, соборности очень важны. Может быть, ему нужно просто прочитать Достоевского, и он поймет, что мы очень сложные люди, и что он не может быть нашим главой. Вообще, в Англии сейчас сложился парадокс: во главе центра русской культуры стоит профессор-англичанин, а во главе епархии - епископ-американец. Отсюда вопрос: а что, мы, русские, не в состоянии сами себя представлять, сами собой руководить?
  Мне кажется, владыке Василию надо было бы понять, что он не смог справиться с ситуацией. Если бы он был разумным, если бы у него не было всех этих амбиций, он бы быстро понял, что сейчас в Лондоне много русских и нужно найти или помочь найти подходящего архиерея, который был бы во главе нашего собора, всей русской общины.
  Но ведь митрополит Антоний сам пригласил будущего владыку Василия в качестве своего помощника и даже помог ему стать епископом. Или он просто в нем ошибся?
  Что сказать? Конечно, в старости митрополит Антоний ослабел, ему стало трудно одному справляться с епархиальными делами, к тому времени он слишком устал, чтобы выбирать кого-то другого.
  Но он пригласил, кстати, и архиепископа Анатолия. А это замечательный человек! У владыки Анатолия, я знаю, всегда были хорошие и тесные отношения с митрополитом Антонием. И как далеки от этого его отношения с владыкой Василием! Хочу добавить, что епископ Василий очень ревнует к тому, что владыка Анатолий носит титул архиепископа.
  Ну, это же не просто так дается! У владыки Анатолия такой послужной список...
  Владыка Анатолий просто духовный человек. И у него нет амбиций, нет желания выдвинуться или получить какую-нибудь награду, отличие, нет желания манипулировать кем-то или чем-то. Он не карьерист. А владыка Василий ревнует даже к тому, что владыка Анатолий не карьерист, но просто молится Богу.
  Да вы посмотрите вебсайт владыки Василия! У него там собраны такие сплетни! Это же элементарно некрасиво. Это неправильно. Он заказывает газетные статьи, он раздает конфликтные интервью, он очень неслучайно выбрал момент, чтобы объявить о выходе из Русской Православной Церкви...
  Как раз в канун открытия IV Всезарубежного Собора, когда Русская Церковь за границей была на пути к преодолению разделения!
  Я боюсь, что здесь очень трудно понять всю глубину замыслов владыки Василия! Понятно, что он не справился с ситуацией, сложившейся в Сурожской епархии. Но он сам во многом виноват в этой ситуации. Что он пытается сделать, чего добивается - мне непонятно. Он хочет, чтобы русские больше не приходили в храм? Чтобы была пропускная система для прихожан?
  Конечно, русские в Лондоне мало организованы. Большинство церковного совета, опекуны - не русские, многие из них англичане. И он всех настроил друг против друга. К сожалению, вместо того, чтобы созидать в Церкви мир, он устроил спор. Более того, он вынес эти споры на газетные страницы, то есть обратился не к приходу, не к пастве, а к внешним. И при этом, весьма оскорбительно вел себя в различных ситуациях, просто плохо себя вел. Посмотрите письма, которые он пишет. Они оскорбительны для русских, я бы сказал, они сквозят ненавистью. Он открыто пишет, что с такими-то русскими поругался, поцапался: и с владыкой Иларионом, и с Тетериным, и с отцом Андреем... Очень печальная ситуация. А сейчас он ее использует, как ширму, мол, это все Москва мешает. Надо избавиться от Москвы, потому что там все советское, все кэгэбэшное.
  Я не представляю, как вы сможете опубликовать все это, но я говорю, как есть.
  Беседовал Александр Парменов
  Опубликовано на сайте http://pravoslavie.ru
  
  
  * * *
  
  8 сентября 2006 года:
  
  Андрей Романов.
  
  МОСКВА И КОНСТАНТИНОПОЛЬ СЛЕЗАМ НЕ ВЕРЯТ
  
  Проблемы в Сурожской епархии РПЦ едва ли коснулись бы нас особенно сильно - мы не являемся прихожанами РПЦ и не живем на Британских островах, где находится упомянутая епархия. Но самое тревожное в этой истории - тот факт, что конфликт между двумя большими центрами православного мира - Вселенским Патриархатом и Москвой - растет из года в год и становится все тяжелее и болезненнее.
  Уже давно не секрет, что отношения между ними не дружественные. Они ссорились по поводу церквей в Эстонии и на Украине и русских приходов во Франции. Может быть, не все знают, что в определенный момент в 90-ые годы отношения настолько обострились, что патриархи двух Церквей перестали поминать друг друга на Литургии. Имея в виду, что это Церкви с самым большим влиянием в православном мире, - Константинополь веками традиционный лидер и центр его грекоязычной половины, а Москва - лидер самой большой Православной Церкви в мире и авторитет для его славянской половины, - мы можем только сказать: горе православному христианству! Его единство раздирается на части.
  События в Сурожской епархии снова подлили масло в огонь и раздули конфликт, который, между тем, никогда не прекращал тлеть. Каждая из двух сторон считает себя правой, каждая ссылается на апостольские правила и каноны, которые, на ее взгляд, обосновывают ее право и поражают противника. Я не специалист по каноническому праву и не берусь судить о правильности их аргументов. Единственное, что могу сказать, это то, что с чисто человеческой точки зрения действия Константинополя не выглядят безупречными. Принять чужого клирика, не спросив его Церковь, и поручить ему управлять частью паствы этой Церкви - это едва ли можно считать дружественным, добросердечным поступком. Как будто бы в один день ко мне пришел сердитый мальчик, сын соседей, и сказал мне, что рассорился с родителями и попросил бы меня усыновить его, а я не только бы исполнил его желание, родителям даже не сказав ни слова, но поручил бы ему привести и своих братьев и сестер.
  Аналогия, конечно, относительная. Можно возразить, что в этом случае родители были плохие. Тут уже можно только поднять руки - трудно нам из далекой Болгарии судить, управляла ли РПЦ своей Сурожской епархией хорошо или плохо. Но уже сам факт, что она назначила главой русской епархии местного человека, этнического англичанина - епископа Василия Осборна (Basil Osborne), говорит о том, что она едва ли выступала в роли строгого, дающего пощечины родителя. Даже и сам владыка Базил этого не утверждает. Из его заявлений можно только заключить, что он во всем обвиняет епископа Илариона Алфеева - он якобы человек, который сеял раздор между сурожцами с их патриархатом.
  Интересное суждение! Богословы очень хорошо знают это имя - епископа Илариона Алфеева. Небогословам скажу, что он - одна из восходящих богословских надежд Русской Церкви, а может быть и всего православного мира. Совсем недавно я держал в руках его книгу о св. Григории Богослове - фундаментальное исследование об этом великом православном святителе. И это только маленькая часть того, что он написал. Он знаток древних языков, святоотеческой традиции. Более того, в последние годы епископ Иларион начал становиться церковным деятелем и дипломатом первого ранга. Он был главой делегации РПЦ на ассамблее в Порто Алегре; он уже несколько лет представляет Русскую Церковь в отношениях с Ватиканом и Европейским Союзом - и делает это блистательно. К его мнению прислушиваются на Западе. По сравнению с ним, Его Преосвященство Базил Осборн выглядит слишком скромно, чтобы не сказать незаметно. Никто до сих пор ничего не слышал про него, ни хорошего, ни плохого, никто не держал в руках ни его статьи, ни книги. Рискую сказать, что слава епископа Базила основана исключительно на сурожском скандале.
  В чем не могли согласиться Иларион Алфеев и Базил Осборн? Епископ Иларион в начале 2000-х годов был назначен викарием митрополита Сурожского Антония (вместе с епископом Базилом) по настоятельному желанию и просьбе митрополита Антония и вопреки желанию русского патриарха Алексия и председателя ОВЦС Московского патриархата митрополита Кирилла, которые хотели оставить блестящего молодого богослова в распоряжении Синода. Очевидно, покойный митрополит Антоний видел в нем своего потенциального наследника и продолжателя своего дела. Но это явно совсем не нравилось епископу Базилу. Епископ Иларион утверждает, что его блокировала и ему препятствовала группа сторонников епископа Базила. Последний, напротив, утверждает, что епископ Иларион плел интриги против епархии и против него. Так или иначе, в конце концов измученный епископ Иларион махнул рукой и покинул Сурожскую епархию.
  Кроме всего остального, случившееся в Суроже является и трагическим спором о наследии Сурожского митрополита Антония - имя, хорошо известное во всем православном мире. Митрополит Антоний в 60-ые годы прошлого века создал Сурожскую епархию РПЦ из ничего. И в самые черные годы, когда Русская Церковь была буквально раздавлена сапогом советского атеизма, он остался ее верным сыном, был борцом и рыцарем именно русской традиции, русского православия. И теперь, после его смерти, когда Русская Церковь, наконец, стала свободна и возрождается, отрывают труд его жизни - Сурожскую епархию - от тела Церкви, которой он посвятил свою жизнь. Трагично.
  ...Так или иначе, война между двумя столицами православного мира продолжает разгораться и надо в ней, как кажется, ожидать дальнейшее развитие, новые эпохальные "сражения". Скоро состоится заседание российского Синода, который, вероятно, заклеймит действия Константинополя. Последний, очевидно, не останется в долгу. И так далее, и так далее - до пропасти. До раскола.
  Дай Бог, чтобы этого не было. Ответственность архиереев перед Богом и людьми за единство Православия огромна. Надеюсь, что они этого не забудут.
  Будем надеяться, что, вопреки пословице, Москва и Константинополь в конце концов поверят слезам всего православного мира и закончат свою гибельную вражду, которая грозит разорвать единое стадо Христово. "Царство, разделившееся само в себе, опустеет", говорит Спаситель. Так оно и есть.
  Опубликовано на сайте: http://pravoslavie.bg
  Перевод с болгарского.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | П.Працкевич "Один на один с этим миром" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"