Михайлов Константин Аголоевич: другие произведения.

Рудра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.59*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    поэма в прозе

  
  
  
  
  
   РУДРА
  (поэма записанная Константином Михайловым)
  
  1.
  Мир - это жизнь Бога. Бессмертен тот, кто не рождён - разве это неправда?
  И потому, всякий, говорящий о конце мира, либо заблуждается либо лжет.
  Господь сказал ариям - Если бы Я был рождён, Я бы знал Моего родителя. Но Я одинок. Лишь мысли Мои говорят меж собой, а Сам Я - полное молчание и сиротство .
  Ещё Он сказал - Я предшествую Сам Себе и у Меня нет наследников .
  Ещё Он сказал - Моё рождение и Моя смерть особенно мучительны. Ведь Я рождаюсь всеми существами, которые рождаются и Я умираю всеми существами, которые умирают .
  Он добавил к сказанному - Нет ничего страшнее рождения и смерти. Даже Я - нерождённый и бессмертный, страдаю от них!
  Когда Наш Бог рождается, мы зовём Его - Брахма.
  Когда Наш Бог живёт, мы зовём Его - Вишну.
  Когда Наш Бог умирает, мы зовём Его - Шива.
  Он тот, кто делает всё единовременно и для Него нет времён.
  Когда Он создаёт - Он - Брахма.
  Когда Он оберегает созданное - Он - Вишну.
  Когда Он истребляет всё, что захочет - Он - Шива.
  Он делает всё единовременно. Потому Он всегда Брахма, Он всегда Вишну, Он всегда Шива.
  Сварог-предок рассказывал о Нём так - Сердце моё заблудилось среди стрел продырявивших грудь. Так захотел я истины, что проклял Бога и все Его дела. Ужаснувшись своим словам, я упал ниц и ждал кары. И Господь сказал - Пусть мстит тот, кто слаб. Ведь он защищается! Твоими устами, Я проклял Сам Себя, ибо нуждаюсь в проклятиях. Ты говорил в Мою сторону и теперь я знаю, что Ты веришь Мне .
  И продолжил Господь - Тот кто верит в Меня, тот Мой раб.
  Но тот, кто верит Мне - тот Мой воин. Мне не нужны рабы, ибо рабы беременны изменой. Но Я нуждаюсь в воинах, ибо душа воина - вот русло Моей силы!
  
  
  1.
  У Брахмы и его супруги Савитри был сын, которого звали - Сурья.
  Вишну сказал Брахме - Если хочешь равновесия мира, убей своего сына. Я знаю, что его потомки разольют океан боли .
  Но если убъёшь его сейчас - мир сохранится в равновесии. Сын же твой родится вновь от тебя и твоей жены, но уже в женском теле и будет безопасен .
  Брахма воскликнул - Как смеешь ты предлагать мне такое ! Потомки Шивы странствуют во Вселенной, разрушая всё до чего дотронутся, но никто и не думает убивать их. А мой сын - чем он провинился перед Богом?
  И Брахма изгнал Вишну из своего дома.
  Сурья, слышавший речи Вишну, сказал отцу - Отец, а может быть прав Бог Равновесия и моя смерть укрепит Вселенную? Ибо всё, что можно построить, уже построено тобой, и что остаётся мне? Сладость разрушения? Яркие сны, которые видит обладатель напряженной силы? А я напряжен, я чувствую, что дыхание звёзд идет через мою грудь!
  Брахма ответил - Мой сын! Даже если б сейчас ты наступал на меня, угрожая мне оружием, я бы не смог убить тебя. Ведь сплетение нитей кармы неповторимо, и рождённый вновь, ты уже будишь другим. А я люблю тебя и не хочу утраты. И что мне Вселенная!
  Погуби её, погуби, если тебе так суждено, и я сделаю ещё три мира тебе на потеху!
  Так говорил Брахма и смеялся, чтоб подавить тревогу сердца.
  Но когда Сурья удалился, Брахма пал на колени и воззвал к Богу - Господин, передай мне карму моего сына!
  Господь ответил ему - Пусть будет так .
  2.
  А Сурья решил идти к богу Шиве и просить, чтобы тот убил его. Когда он приблизился к подножию Хималая, то встретил в сосновом лесу девушку и услышал её песню -
   Зачем я ходила к озеру!
  Зачем я слушала ветер!
  Ветер над озером,
  Сказал мне, что я одинока!
  пела девушка идущая среди сосен.
  Сурья окликнул её и спросил имя. И он узнал, что она - Мара, дочь Шивы. Тогда Сурья рассказал ей о своём намерении умереть от руки её отца . Она выслушала и сказала смеясь - Ты можешь умереть когда захочешь , сын Брахмы , но прежде чем это случится, я хочу, чтобы ты проник в моё лоно и оставил там отпечаток . Я хочу плод от тебя, ведь меня влечёт к тебе!
  Вожделение охватило Сурью и он совокупился с дочерью Шивы. Когда они соединялись, вышел из леса волк и долго смотрел на них, но они его не заметили. Волк же смотрел на них глазами Шивы.
  Ярость потрясла Шиву, и яростный шагнул он с вершины Хималая на ту поляну, где были его дочь и сын Брахмы. Крикнул он в лицо своей дочери - Да разве не знаешь ты, что через твоё лоно огонь двинулся во тьму и больше не будет ни тьмы, ни огня, а лишь мутный сумрак?
  И выхватив меч, он нацелил клинок в сердце дочери. Но Сурья толкнул руку Шивы и промахнулся Бог Тёмной Трети. Тогда обратил Шива свой меч против Сурьи и отсёк голову сыну Брахмы. Воды ужаса хлынули в душу Шивы и погасили огонь ярости . Но услышал он голос Господа - Не скорби, Шива, не скорби о том, что сразил сына Брахмы ! У тебя ещё будит день, когда ты помилуешь его .
  Огляделся Шива в поисках дочери и нигде не увидел её. Она скрылась за покрывало майи. Тогда Бог Тёмной Трети покинул сосновый лес. Удаляясь, он произнёс заклятие, которым сделал семя Сурьи бесплодным.
  Поняв, что отец ушёл, Мара вернулась на поляну к телу возлюбленного. Она подняла его отсечённую голову и целовала в уста. И кровь Сурьи потекла меж грудей Мары, потом по её животу, и по паховой складке, и достигла губ лона. Хотя от заклятия Шивы стало бесплодным семя Сурьи, кровь его сохранила силу. И Мара понесла плод от крови сына Брахмы.
  3.
  Мара пришла к Брахме и сказала ему - В моей матке живёт потомок твоего сына , а значит и твой потомок. Прими нас и защити от гнева моего отца!
  Брахма дал ей укрытие и защиту.
  Савитри же стала говорить Брахме - Она виновна в гибели нашего сына, а ты принял её и бережёшь! Но разве не месть основа равновесия? Разве не должен ты мстить за гибель
  сына?
  Ведь она виновница, она увлекла Сурью под меч Шивы!
   Нет. - ответил ей Брахма - Мы обрекли на гибель нашего сына тем , что родили его. Боги не должны иметь детей, ибо только нерождённый может жить в этом мире. Воистину - живём только мы - нерождённые, а все рождённые умирают. Так где здесь повод для мщения?
  Но не успокоилась Савитри и гнев её нарастал, и гнев её стал больше, чем горе от потери сына . Однажды за полночь она вошла в покой Мары . А та разметалась на ложе и страдала от родовых схваток, которые только что начались.
  Савитри сказала - Дочь Шивы! Прими месть за сына Брахмы!
  Сказав так она ударила Мару кинжалом в сердце.
  Брахма услышал крик Мары. Понял он, что случилось и устремился туда, где она кричала.
  Савитри встретила мужа, держа в руке кинжал покрытый кровью.
   Моё сердце успокоилось, когда её сердце остановилось! - сказала она Брахме.
  Брахма оттолкнул её и пал на колени возле ложа Мары. Он увидел, что Мара мертва, но в чреве её бъётся живой ребёнок. Тогда вырвал Брахма кинжал из руки Савитри, вскрыл чрево Мары и поднял из него ребёнка.
  Этому ребёнку дали имя Рудра, и прозвали его - Марут, что значит - рождённый от мёртвой .
  Рудра был первым арья, племя его потомков - это первое племя народа ариев.
  
  4.
  Когда Шива узнал о рождении Рудры, он пришёл к Брахме и сказал ему - Брахма! А понял ли ты, что ребёнок, который сейчас родился, будет мстить нам? У него есть повод мстить мне, ибо я убил его отца, и у него есть повод мстить тебе, ибо твоя жена убила его мать. Или я неправ?
  Брахма же схватил копьё и метнул его в Шиву. Но закрылся щитом Бог Тёмной Трети и копьё отскочило не причинив ему вреда.
  Дрогнула поверхность щита и увидел Брахма в поверхности щита себя самого, лежащего бездыханным, с мечом погружённым в сердце.
  Тогда закричал Шива - Видишь ли ты себя , своё будущее? Это твой удел в мире, где живёт ещё кто-то кроме богов!
  Те, у кого есть вечная жизнь - они не нуждаются в потомстве! Убей своего внука или я сделаю это сам!
  Брахма сказал ему - Ты зря боишься моего внука . Не он, а я убью тебя прямо сейчас!
  И он бросил второе копьё в Шиву. И вновь прикрылся щитом Шива и отразил копьё. От удара дрогнула поверхность щита и новая картина возникла в ней - пылающий город и мёртвые тела во множестве разбросанные по окрестностям.
  Прийдя в неистовство, принялся плясать Шива, размахивая мечом и пляшущий, крикнул он Брахме - Смотри, попечитель жизни! В мире, где обильно рождаются, обильно и умирают! Ты - отец этих трупов! Воистину, Брахма, ты отец всех этих трупов!
  Тогда схватил Брахма третье копьё и метнул его в Танцующего Бога. Увидев, что летит в него оружие, Шива отбросил щит и развёл руки. И копьё ударило его в сердце.
  Пал Шива на колени и прошептал обращаясь
  к Брахме
  - Посмотрим,
  этого ли ты хотел, Строитель Городов ...
  
  5.
  Агни, младший сын Шивы, смотрел, как движется чёрный жук по чёрному камню. Вдруг замер чёрный жук и выглядел словно мёртвый, хотя и оставался живым. Тогда пересёк Агни Вселенную и предстал перед матерью - богиней Кали. Он спросил у неё - Что изменилось? Почему замерли вещи и существа?
  Кали ответила сыну - Умер тот, кто не давал явлениям случаться. И в миг его смерти произошло всё, что могло произойти и больше нечему происходить в этом мире. Ибо твой отец был плотиной на пути бытия, он принуждал вещи к очерёдности. А теперь он умер .
  Агни воскликнул - Разве может умереть нерождённый?
   Бог может умертвить бога - отвечала Кали. - Брахма поразил твоего отца копьём, рассёк его сердце и теперь тело Шивы, как брошенный дом. Я не знаю, где его душа".
   Нам нужно идти к Вишну - сказал Агни. - Он знает карму любого существа во Вселенной, он знает и карму отца . Пусть найдёт его душу!
  Они пришли к Вишну и спросили его о душе Шивы.
   Зачем вы тревожитесь? - сказал им Вишну - Разве это не тот самый покой, о котором мечтали все боги? Наслаждайтесь отсутствием бытия и не ропщите. Или же убедите меня в необходимости перемен - лишь тогда я помогу вам .
  Заплакала Кали и воскликнула перед Вишну - О, Средний Брат! Ось Равновесия! Я люблю моего мужа, я хочу, чтобы он был жив и касался меня. Моя любовь и есть моя молитва, и не умею я умолять иначе!
  Вишну ответил ей - Если ты действительно любишь своего мужа, то какая тебе разница - рядом он или далеко? Или твоя любовь слабеет с его удалением? Нет, ты не привела мне довода, я не буду ничего менять .
  Потом он обратился к Агни и спросил его - А почему ты хочешь вернуть отца?
  Агни ответил - Славный Вишну! Я наблюдал за движением чёрного жука по поверхности чёрного камня. Это погружало меня в размышление и я наслаждался. Но когда умер мой отец, жук остановился, как и прочие существа и вещи. А я хотел бы и дальше следить за движением жука или предаваться иным подобным занятиям. Ибо я ЛЮБЛЮ так проводить время!
  И воскликнул Вишну - Вот истинная любовь!
  Она не знает самоё себя, но остаётся любовью даже не имея цели и оправдания. И это довод для меня и я помогу вам теперь!
  Закрыв глаза он увидел карму Шивы. Он сказал - Шива стал волком среди волков. Если хотите позвать Шиву - позовите волка!
  Тогда напрягся Агни и возгласил вой волка - победителя. Вышел из рощи Сумера белый волк, готовый к схватке с соперником. Ощерился он и бросился на Агни, но был отбит ударом его руки. Ещё дважды нападал он на Агни, но всякий раз повергался на земь.
  Дрогнула гортань зверя, он прорычал на языке богов - Сначала брат убил меня, теперь убивает сын. Но никто ещё не счёл все жизни Шивы!
   Если я убью тебя, то убью не отца, а всего лишь волка - промолвил Агни. - Но я не хочу убивать, хочу только просить; Отец мой! Вернись в своё тело, тело бога, и живи, как бог!
   Нет . - ответил Шива гортанью волка. - Нет, ибо мечта моя исполняется. Всё что могло совершиться - совершилось, и вскоре мир распадётся на стихии. Волчья плоть - моё последнее тело!
  Тогда Кали сказала обращаясь к Вишну и Агни - Удалитесь прочь. Я хочу остаться с моим мужем . Они сделали так, как она велела.
  Сбросив с себя одежду, Кали танцевала обнажённая перед белым волком. Вожделение охватило Шиву. И когда наклонилась Кали, он вскинулся на неё и совокупился с ней. Но извергнув семя, он не получил разрешения страсти .
  Шива спросил её - Почему желание моё продолжается? Ведь я испустил семя!
  Кали ответила ему - Это от того, что женщина может доставить наслаждение лишь мужчине. А чтобы насладился волк, нужна волчица. Ты пролил в меня семя, но моя шакти не пролилась в твоё сердце. Ибо шакти женщины может наполнить лишь сердце мужчины, но не сердце волка!
  
  6.
  Кали продолжала танцевать перед Шивой и горящий вожделением, вновь и вновь сходился с ней Шива и не получал облегчения страсти.
  Закричал он - Довольно! Я хотел победить Брахму хитростью, но вижу, что победил сам себя. Воистину, мир хитрее чем Шива!
  Но я клянусь, что отныне буду сражаться только мечом и пусть все хитрые трепещут!
  
  7.
  Они пришли к Брахме - ведь никто, кроме Брахмы, не мог вернуть Шиву в прежнее тело.
  Брахма сказал Шиве - Поклянись по обряду богов, что не причинишь вреда Рудре и не станешь других подстрекать к этому. Тогда я верну тебе тело бога .
  Он взял зеркало и поднёс его к морде волка. Глядя в зеркало, волк прорычал слова клятвы. Тогда Брахма выдернул своё копьё из груди Шивы, кинжалом расширил рану так, чтобы обнажилось пронзённое сердце. Он поцеловал сердце Шивы и рана на нём затянулась. Он поцеловал рассечённые рёбра и мышцы, и они срослись. И когда он поцеловал кожу на груди Шивы, то сомкнулась кожа и не осталось следа от раны.
  Брахма сказал Кали - Принеси в жертву белого волка. Тогда душа Шивы освободится и вернётся в подобающее тело .
  Вдруг услышал Брахма голос позади себя - Нет, Брахма! Так не будет.
  Бог хочет, чтобы Шива предопределил судьбу своего и твоего внука. И пока Шива не выполнит то, к чему призван - будет рождаться волком и умирать волком, и вновь сходить в утробу волчицы!
  Брахма обернулся и увидел, что это Вишну говорит с ним.
  Заметил Вишну, что Брахма нахмурен, что лицо его выражает угрозу.
  И чтобы избежать раздора, Вишну сказал - Вот ты, Брахма, впадаешь в злобу, желаешь битвы ... А знаешь ли ты, что сын твой - Сурья, скитается по Вселенной не имея плоти?
  И не может он обрести плоть, пока не родится. А не родится он до тех пор, пока Шива вновь не вернётся в своё тело. Лишь тогда Колесо Закона продолжит вращение, лишь тогда явления потекут, как прежде. А иначе - всё неподвижно .
  Сокрушилась воля Брахмы. Он сел возле белого волка и волк опустил голову ему на колени.
  Молвил Брахма - Ах, Вишну! Воистину, тот, кто поставлен перед выбором - тот побеждён. Ты - победитель, Средний Брат. Можешь поступать произвольно!
   Да, Брахма! Да, Шива! - сказал Вишну - Я не дам вам разорвать мир, как циновку ибо мне нравится созерцать явления.
  
  8.
  Они спросили у Господа об участи Рудры, но Бог промолчал.
  Вишну сказал - Я хочу испытать Рудру - обладает ли он свойствами богов или наша сила в нём угасла .
  Он наклонился над колыбелью и стал шептать младенцу слово означающее - камень .
  Младенец улыбался. И через некоторое время он повторил это слово не понимая его смысла. И все услышали гул и свист и восприняли колебание воздуха. То был огромный чёрный камень, возникший по слову Рудры под самым потолком чертога. Камень этот устремился вниз, прямо в колыбель, раздирая собою воздух. А Рудра же смотрел на него и улыбался и мял руками пелёнку. Он был бог, но ещё младенец.
  И все боги замерли, глядя, как падает камень, и только Вишну успел протянуть руки, и поймал глыбу над самым лицом младенца. Так был силён удар перехваченный Вишну, что покачнулся Господь Середины и застонал от боли и тяжести, и ноги его ушли в плиты пола по щиколотки.
  Но удержал он глыбу, хотя и не смог отбросить - ибо она была тяжела.
  Тогда закричали жёны Шивы и Брахмы - Кали и Савитри - Да, Вишну, да - ослабь руки, дай свершиться воле Господа!
  Вишну же ответил им, задыхаясь от усилия - Нет. Он бог, он останется во Вселенной!
  И Брахма приблизился к Вишну и принял на себя половину тяжести глыбы.
  Но и вдвоём они не могли откинуть её.
  Глядя на них, прорычал Шива гортанью волка - Эх, вы! Ваша слабость очевидна!
  Когда услышали эти слова Вишну и Брахма, то ярость охватила их, и ярость стала их силой, и они отбросили глыбу прочь.
  Сотрясая землю, она стала погружаться в её глубины, разрушая слои своей тяжестью и остановилась лишь по прошествии долгого времени.
  
  9.
  Бессонные Боги, они решили удалить Рудру и воспитать его так, чтобы ему никогда не открылось, что он - один из богов.
  Исполняя свою карму, Шива в образе волка, перенёс колыбель с младенцем на остров Ланку, где жила Лакшми - старшая дочь Вишну. Шива передал ей младенца и сказал - Мы - Бессонные Боги, велим тебе заботиться о нём и вырастить его. Но ухаживая за ним, ты должна всегда оставаться безмолвной, чтобы он не узнал ни единого слова из Речи Богов.
  Такова совокупная воля троих Бессонных - воля Господа!
  И ещё сказал Шива - А теперь принеси в жертву белого волка и душа моя освободится .
  Лакшми согласилась сделать так, как просил Шива, но поставила одно условие.
   Я выполню твою просьбу, Шива, - сказала Лакшми - если ты оставишь мне шкуру белого волка, в чьём теле ты сейчас пребываешь .
   Да, Лакшми! Да! - воскликнул Шива.
  И она взяла короткий меч жертвоприношения и волк лёг у её ног, подставляя сердце.
  Но когда она занесла клинок, волк вскочил и отбежал прочь.
  Ещё раз занесла клинок дочь Вишну и вновь отбежал волк.
  Тогда Лакшми спросила - Что с тобой, Шива? Или ты не хочешь освободиться?
  Шива ответил её - О, дочь Вишну! Можно привыкнуть к жизни, но нельзя привыкнуть к смерти. Нельзя привыкнуть к ней даже тому, кто умирал столько же раз, сколько рождался!
  И он лёг под клинок жертвоприношения.
  
  10.
  И когда умер белый волк, то воскрес Шива в своём теле - теле бога.
  Кали обрадовалась ему, она смеялась и пела, она танцевала перед своим мужем. Шива сказал - О, Кали! Вожделение к тебе вернуло меня обратно, но я не знаю, есть ли в этом повод для радости .
  Он покинул других богов и удалился в излюбленное место - на вершину Хималая. Он взял с собой зеркало Брахмы, как напоминание о клятве, которую дал будучи белым волком.
  11.
  Достигнув шестнадцати лет, Рудра покинул дом Лакшми и удалился в леса Ланки. Он знал язык птиц и разговаривал с птицами, но языка богов он не знал, ибо Лакшми хранила молчание.
  Птицы сказали ему, что есть земля за морем, которую они достигают, а он не может. Рудра выходил на побережье и сидел там среди камней, омываемый волнами прибоя.
  Однажды, когда Рудра охотился в лесу на оленей, на него напал тигр. Это случилось в первый день весны, ближе к полудню.
  Рудра задушил зверя, но и сам, израненный, простёрся в луже крови. Тогда взвились птицы с окрестных деревьев и полетели к Лакшми. Они сказали ей о том, что её воспитанник умирает.
  Лакшми спросила Бога - Единый! Нужно ли мне что либо делать, или Ты всё сделаешь Сам?
  Бог ответил Лакшми - Иди и подними его .
  Лакшми перенесла Рудру в свой дом, она промыла его раны и срастила разрушенные кости. Вечером она зажгла свечу и неся огонь, вновь пришла к ложу Рудры.
  Она спросила Рудру на языке птиц - Помнишь ли ты меня?
   Да,- ответил Рудра,- ты кормила меня, когда я был слишком мал, чтобы добывать себе пищу. Ты моя мать .
   Нет! - сказала Лакшми - Твоя мать умерла давно, в тот день, когда ты родился.
  Это случилось далеко отсюда, в стране Бессонных Богов. А я была с тобой, пока ты был мал. Но теперь ты вырос и я опять хочу быть с тобой .
   Но ты и так со мной - сказал Рудра,- Разве можно стать ещё ближе?
  Тогда Лакшми объяснила Рудре, что мужчина и женщина, желающие близости, особым образом соединяют свои тела.
  Так Рудра стал мужем дочери Вишну.
  
  12.
  Рудра оказался столь хорош в любви, что Лакшми не отпускала его от себя. Они часто совокуплялись и получали великие наслаждения. Но по мере прохождения лет, Лакшми всё холоднее относилась к Рудре и однажды оттолкнула его, когда тот хотел любви.
  Да и сам Рудра стал чувствовать себя слабым. Он не мог долго находиться в движении и часто садился отдохнуть, мучимый одышкой и болью в суставах.
  Он не знал, что с ним происходит и жаловался Лакшми на свои страдания, прося, чтобы та излечила его. Но она только улыбалась и гнала Рудру прочь.
  
  И вот пришёл к острову чёрный корабль под чёрным парусом. Это приплыл на Ланку неистовый Вритра, один из сыновей Шивы. По решению богов, он должен был стать мужем Лакшми. На летающих ладьях прибыли боги, чтобы праздновать свадьбу. Но трое Бессонных Богов не объявились здесь, ибо боялись, что вновь вспыхнет меж ними старая вражда из за Рудры.
  Перед тем, как начался свадебный пир, Лакшми позвала Рудру к себе и сказала ему на языке птиц - Послушай, человек! Я велю тебе навсегда удалиться в лес и не подходить более к моему дому. Мы расстаёмся, время любви прошло .
  Заплакал Рудра и кинулся к её ногам, восклицая - Не прогоняй меня!
  Я стал слаб и болен, звери убьют меня в лесу! Дозволь мне остаться, хотя бы слугой у кухонного очага! О, Лакшми! Не прогоняй меня!
  Тут распахнулась дверь чертога и вошёл Вритра.
   Кто этот старец, обнимающий твои ноги? - спросил он у Лакшми и ударив Рудру ногой, крикнул - Убирайся прочь, ты, сгусток смрада! Скоро твоё тело станет землёй, а душа родится гиеной из чрева гиены. Вот так ты покинешь сей остров!
  Он ухватил Рудру за одежду, и с лёгкостью подняв его, бросил через дверь на лестницу.
  Но напрягся сын Сурьи и встал, и вернулся, и ударил в лицо сына Шивы. Дико крикнул неистовый Вритра, выхватил меч и занёс его над Рудрой. Но Лакшми остановила своего жениха.
   Не убивай этого человека, Вритра! - сказала она - Я не хочу, чтобы Брахма мстил нам после. Да и зачем убивать старика, который и так уже схвачен смертью!
  Затем она обратилась к Рудре, говоря на языке птиц - Иди, Рудра в лес, найди озеро неподвижной воды, посмотри в неподвижную воду и ты поймёшь, что с тобой случилось. Беда твоя в том, что ты давно не смотрелся в озёра!
  
  13.
  Когда посмотрел Рудра в неподвижную воду, то увидел, что лицо его смято морщинами, а волосы белы, как дым.
  
  Тут прилетела белая лебедь и опустилась на воду перед ним.
  Она сказала Рудре - Здравствуй, мой сын! Я Мара, дочь Шивы, твоя мать. Ветер кармы разлучил нас, но он же соединил нас снова .
  
  Рудра преклонил колени перед матерью. Он спросил её - Мама! Что случилось со мной? Почему я так изменился, почему все гонят меня? Куда ушла моя сила? Почему разум мой вязнет даже в простых мыслях?
   Это старость постигла тебя, мой сын, - ответила лебедь.- Всяк, кто рождён, состарится и умрёт, неотвратимо, подобно тому, как неотвратимо упадёт подброшенный камень .
   Но почему Лакшми остаётся в неизменной юности и красота её не вянет?
  Ведь она рождена, как и я! - спросил Рудра.
   Она-богиня. - молвила лебедь. - Она знает Великую Мантру и сама творит своё тело. Ибо, тот, кто знает Великую Мантру, тот знает всё .
  Заплакал Рудра и стал просить мать, чтоб она передала ему Мантру.
  Ответила белая лебедь - На языке птиц нельзя произнести её.
  Только на языке богов, который скрыт от тебя, звучит и действует Великая Мантра. Но я помогу тебе советом. Вернись в дом Лакшми, только теперь уже - тайно, и похить шкуру белого волка, что хранится в нише возле жертвенника. Эту шкуру носил бог Шива - твой дед, когда он был волком. Если ты накинешь её на себя, то лишишься страха смерти и станешь, как бог. Ведь сила богов не в том, что они знают Великую Мантру, но в том, что они не боятся смерти. Помни, мой сын! Кто не боится смерти, тот и бог, даже если он говорит на языке птиц!
  Пока шумел в доме Лакшми свадебный пир и все были увлечены торжеством, Рудра прокрался в святилище и украл шкуру белого волка. Охваченный жаждой мести, он торопливо накинул шкуру на себя и вдруг вместо стремления к убийству ощутил великое спокойствие.
  И Лакшми и Вритра стали безразличны ему. Вновь пошёл он к лесному озеру и сказал лебеди- Мама, я сделал так, как ты посоветовала мне. И теперь я не знаю, что лучше - прежние страдания или это безмолвие души. Равнодушный ко всему, я не чувствую более разницы между жизнью и смертью, мои мысли потеряли цвет, желания онемели и ни одна цель не кажется мне достойной действия .
  Белая лебедь ответила ему - Мой сын! Если Бог призовёт тебя к битве, ты будешь сражаться. Если нет - умрёшь в спокойствии. И то и другое - равноценно!
  
  15.
  Переступив через порог, посыпанный зерном, вошли Вритра и Лакшми в брачный покой. Обнажилась Лакшми и раскинулась на ложе, готовая к любви.
  Тогда распалился Вритра и майя сошла с него, как пленка. Он предстал перед Лакшми в истинном облике - в облике змея, чей лик отвратителен и пузырится, рот каплет слизью. Зубы его обтекали ядом, а в зрачках плавала зелень. Ведь этот сын Шивы жил под водой, как змей.
  В ужасе закричала Лакшми и потрясаемая омерзением, стала отстраняться, но всё равно вошел в неё Вритра и изверг семя.
  Потом он сказал- Так превосходна твоя плоть, что каждую ночь буду брать тебя и даже днём, когда захочу!
  А Лакшми забилась в угол ложа и плакала, ибо лоно её разрывалось от боли.
  Она дождалась пока уснёт Вритра и ушла в лес. Она звала Рудру всю ночь, но тот услыхал только утром, когда проснулся. При свете утра вышел к Лакшми старец одетый в шкуру белого волка.
  
  16.
  Лакшми сказала Рудре - Ты один можешь мне помочь! Никто из богов не пойдёт против воли Вишну, никто из них не поссорится с Шивой и его потомством. Проси что хочешь в награду, но избавь меня от Вритры!
   Я помогу тебе - ответил ей Рудра,- но обещай, что вернёшь мне молодость и раздвинешь для меня свои бёдра .
  Лакшми встала перед ним на колени и обещала исполнить всё, что он просит.
  Тогда взял Рудра берёзовый посох, который служил ему опорой при ходьбе и пришёл в дом Лакшми. Поднявшись в опочивальню, он обрушил посох на Вритру, ещё сонного. Оглушенный, заметался Вритра, кровь залила ему глаза. А Рудра вновь и вновь ударял его посохом, сбивая с ног и ломая кости.
  Когда пытался Вритра сказать заклинание, чтобы вернуть целостность и силу своему телу, Рудра бил его по устам и обрывал речь.
  Но напрягся сын Шивы и опомнился, и выхватив меч, с мечом напал на Рудру. Лезвием он перерубил посох, оставив в руке у Рудры короткую часть.
  Люто засмеялся сын Шивы.
   О, ничтожнейший - крикнул он - о, скверна и мутная помесь! Сейчас ты узнаешь силу бога! Я не убью тебя ни мечом, ни заклятием, но я хочу мучить тебя, чтобы ты стонал!
  Он отбросил оружие и вытянув руки, двинулся к Рудре, чтобы схватить его. Рудра отступил к стене, но страха не было в нём и разум оставался безмятежен. Он вспомнил слово из языка богов, единственное, которое знал, внушённое ему еще во младенчестве. И слово это значило - Камень .
  Рудра сказал - Камень . И возник камень над левым плечом Вритры и рухнул, сокрушив неистового сына Шивы.
  Так сильно закричал он, что дрогнули воды вокруг Ланки и волна пошла к материку.
  
  17.
  Рудра сказал Лакшми - Я сделал то, что ты хотела. А теперь исполни моё желание и своё обещание .
   Да, да Рудра! - отвечала Лакшми - Да, я исполню. Подойди ко мне, я должна касаться тебя во время обряда .
  Рудра подошёл к ней. Она же быстро нагнулась, подхватила меч Вритры и ткнула Рудру под левые рёбра. Охнул он, отступил и опёрся спиной о камень, придавивший дракона. Покачнулся камень и тот час шевельнулся под ним Вритра, который был жив и только придавлен. Испуганная, бросилась Лакшми к Вритре и принялась рубить его мечом, но клинок лишь звенел и отскакивал от его покровов. Поняла Лакшми, что только Рудра имеет власть над драконом, ибо сочетает в себе сущности двух богов - Шивы и Брахмы.
  Она же бессильна преодолеть заклятие, которым Вритра защитился от меча. А Рудра, между тем, всё стоял прислонившись к камню и обильно терял кровь, что текла из самого сердца.
  Он сказал Лакшми - Да, дочь Вишну! Я отомщу тебе, я верну тебе мужа прямо сейчас! И он налёг на камень сильнее.
  И вновь шевельнулся Вритра, издавая рычание.
  Тогда закричала Лакшми - Помилуй меня, ясный Рудра! Я поклялась богам, что не открою тебе священной речи. Во мне нет зла к тебе, лишь клятва направляла мой меч!
  Засмеялся Рудра и это был уже смех бога. Он промолвил - Я умираю. Я умираю и падаю, Лакшми! И камень исчезнет, когда я умру, ведь он всего лишь- моё слово. Причём здесь добро и зло? Всё дело в камне!
  Ещё миг молчала Лакшми. Потом она сказала Рудре - Повторяй мои слова .
  
  Она произнесла Великую Мантру и Рудра произнёс её. Он перестал быть человеком, он стал богом и рана его затянулась в белый рубец. Выпрямился Рудра, отбросив волчью шкуру.
  Он был уже в облике двадцатилетнего мужчины, как того пожелал.
   Не бойся меня и не рыдай передо мною - сказал он плачущей Лакшми. - Теперь, когда мы равны, я равнодушно смотрю на тебя, без ненависти и любви. Но наверное я любил тебя. А иначе, откуда эта пустота в сердце, словно что-то занимало там место и было вынуто!
  Он подошёл к Лакшми и поднял её с колен. Он выдернул один волос из её косы и связав этим волосом руки Вритры, откатил камень.
  Бешеный, вскинулся Вритра и тот час рухнул обратно. Ведь тяжелее всех камней Вселенной стал на его запястьях волос Лакшми. Так подействовало созданное Рудрой заклинание.
  Рудра промолвил - Сын Шивы! Напрасно ты твердишь мантры, тебе не освободиться. Я потомок двух богов, а ты - одного. Лучше успокойся, и я оставлю тебя связанным, но живым. А если нет - я швырну твою душу в лабиринт кармы .
  
  
  
  18 .
  
  Был рассвет и Рудра взошел на черный корабль. Он поднял якорь и раскрыл парус, и уловив нужный ветер, поплыл к материку.
  Пересекши океан, он причалил к месту, которое называется Хорат и пошёл на Север удаляясь от побережья.
  Он имел с собой меч Вритры, а по дороге сделал лук и семь стрел из берёзового дерева.
  Через семьдесят дней Рудра добрался до северных лесов Арьяны, за которыми лежала страна богов.
  Он сказал самому себе - Я знаю, что Шива мой враг и он будет бороться со мной. Так не лучше ли мне напасть первым?
  Наступила ночь полнолуния. В эту ночь Рудра поднялся на вершину Хималая - обители Шивы.
  Шива же сидел на снегу, скрестив ноги, и наблюдал за ходом Луны среди звёзд зимнего неба.
  Встав за его спиной, Рудра приложил стрелу и напряг лук. Но он не смог решиться на выстрел и ослабил тетиву. Так, трижды он напрягал лук и трижды ослаблял его не решаясь выстрелить.
  Тогда Шива, не поворачивая головы сказал - Хэй, Рудра! Если б ты был как Шива, ты бы убил меня не раздумывая, а если б ты был как Брахма, ты бы не задумал убийство.
  Но ты не Шива и не Брахма - ты муть и помесь. Сахар сам по себе и соль сама по себе. А будучи смешаны они вызывают рвоту! Да, Рудра ? Да, мой слабый потомок?
  И сказав так, Шива окутался дымом майи, стал невидим .
  Рудра же бросил лук и стрелы и побрёл прочь .
  
  
  19.
  
  В тот день Вишну спросил Шиву - Ты, Брат Разбивающий Кувшины, готов ли ты истребить своего потомка?
  Шива ответил - Я не сделаю этого .
  Тогда Вишну закричал - О, Шива!
  Отринь клятву , растопчи клятву, разбей зеркало клятвы!
  Мир вырастающий из семени Рудры будет невыносим для нас!
   Он будет невыносим для тебя, Средний Брат, Ось Равновесия. - сказал Шива. - Я же не боюсь соперников в деле разрушения. Отнюдь не клятва держит меня, но чувство родства. Я опознал в Рудре свои свойства, и я хочу насладиться его делами .
  
  20 .
  
  Покинув Шиву, Вишну сказал сам себе - О, моя мудрость!
  Стань моей пользой! Неужели я не могу придумать нечто лучшее чем убийство?
  Он повернулся лицом к Северу и вдохнул северный ветер. И он выдохнул его, но уже не как поток воздуха, а как некое существо, обладающее разумом.
  Созданный стал корчиться перед Вишну вопия громким голосом - Мне жарко, жарко! Умертви меня, Господь, избавь от страдания! Умертви меня, Господь, остуди мою сердцевину!
  Тогда Вишну обрушил на него снегопад и созданный успокоился.
  
  Вишну сказал этому демону (асуре) - Ты, Демон Северного Ветра. Я даю тебе имя - Сигурд.
  Я говорю тебе - иди и убей Рудру Марута, лишнего бога. Когда исполнишь - я избавлю тебя от жизни и от страдания. Но смотри же - не делай ничего, кроме того, что я приказал, а иначе обретёшь душу и будешь рождаться вновь и вновь!
  
  21.
  
  Рудра не мог найти себе ни пристанища, ни собеседника. Он три дня и три ночи шёл на восток от Хималая и пришёл в дом Брахмы. И Брахма был первым, кто приветствовал его.
  Они сели в тереме, они ели хлеб и мёд, они пили молоко и ключевую воду. Потом Рудра сказал Брахме - О, Великий! Укажи мне моё место, расскажи мне о моих преимуществах и изъянах!
  Брахма ответил - Да, Рудра! У тебя есть преимущество перед Бессонными Богами. Ты можешь умереть, а мы - бессмертны.
  Ты умрёшь, когда мы уснём, а потом мы проснёмся и будем жить дальше, страдая и напрягаясь. Твои же страдания будут исчерпаны.
  Рудра спросил - А каков мой изъян?
  Брахма ответил - До тех пор, пока длится День Бессонных Богов, у тебя нет изъяна. Всё обнаружится Ночью, всё зазвучит в Тишине. Но знай, мой потомок, - твоё действие обернётся против тебя, а твоё бездействие станет крепостью для тебя. Но это - совет, который невозможно выполнить!
  Когда Рудра уходил, Брахма дал ему меч и напутствовал так - Кто реже умирает, тот реже рождается и это хорошо. Поэтому - защищай свою жизнь!
  
  Уже шагнув за порог, Рудра спросил - А кем я был до того, как Лакшми открыла мне Великую Мантру?
  Брахма ответил - Ты был человеком .
  
  22.
  
  Другую дочь Вишну, сестру Лакшми, звали Лада. Она жила в Арьяне, там, где среди лесов покоится озеро Урм.
  Варуна - сын Брахмы влюбился в неё и в знак своей страсти преподнес ей браслет из красного золота.
  Тогда Лада сказала Варуне - Мне приятно беседовать с тобой, но душа моя неподвижна. Зачем копить страсть, у которой не будет русла чтобы излиться?
  И она повесила браслет на ветвь дуба росшего возле озера. Огорчённый удалился Варуна, не взяв подарок обратно.
  Когда же Сигурд шёл по следам Рудры, то оказался он перед озером Урм и увидел браслет на дубовой ветви.
  Он представил облик той, которая могла бы носить этот браслет и сердце его изменило скорость. Потрясаемый частыми толчками сердца, взял асур находку и продев через браслет нить, повесил его себе на шею. И вновь пустился он догонять Рудру.
  Пройдя берегом вдоль воды, он догнал его на другой стороне озера.
  Спрятавшись в зарослях, Сигурд приготовил меч, полученный от Вишну, но не мог решиться на нападение и мучительно медлил.
  Рудра же встав на колени, пил воду из озера, поднимая её пригоршней. Напившись он сказал не оборачивая головы - Отчего дуют ветры с трёх сторон мира, а северный ветер неслышен?
  Понял Сигурд, что Рудра знает о нём.
  Криком распаляя в себе ярость, ринулся асур на бога.
  Но легко уклонился Рудра и кулаком ударил асура под вздох.
  Выдыхая иней лёг Сигурд на песок побережья, головой в воду и вода замёрзла вокруг его лица.
  
  
  23.
  
  Рудра сказал Сигурду - Да, асур, тот, кто думает о будущем, становится нерешителен, ибо страх ослабляет и путает нас .
  Он развёл костёр на берегу озера и встав на колени вдохнул пламя. И когда он выдохнул, то из его выдоха возникла женщина неистовой красоты.
  Рудра спросил её - Что ты хочешь Урга?
  Она ответила - Я хочу, чтоб ко мне притекало тепло, холод мне невыносим!
   Вот так хотят любви! - сказал Рудра.
  И он велел ей - Хэй, Урга! Танцуй вокруг демона снегов, возьми его себе!
  
  Он ударил в ладони выбивая ритм. Тогда закружилась Урга возле вмёрзшего в лёд Сигурда и танцуя обошла его кругом, как огненное кольцо. Растаял лёд и поднялся Сигурд. Он был мёртв потому, что сердце его не билось, размозженное ударом Рудры и он был жив, потому, что Рудра вливал в него как в сосуд часть своей жизни.
  Асур спросил - Почему я не дышу?
   Не тревожься! - сказал Рудра - Я дышу за тебя!
  
  
  24.
  
  Рудра взошёл на холм Ртахг - единственный холм среди лесов Арьяны. Перед холмом было поле. Рудра велел асурам лечь на поле и совокупиться.
  Когда они исполнили это, он подозвал к себе Ургу. Взяв меч, он сказал ей - Что ты хочешь, асура? Хочешь ли ты потомства?
  Она отвечала - Да, сильный бог! Разве не затем мы живём, чтобы оставлять потомство?
  Рудра велел ей - Принеси себя в жертву ради благоденствия потомков . Он дал ей меч.
  И она проткнула своё сердце мечом бога ради благоденствия потомков.
  
  Рудра стал дышать за неё. Он напряг в себе свойства Шивы, и он ускорил время уменьшив расстояния между событиями. Асуры совокуплялись перед ним на поле Ртахг и рожали детей.
  Они приносили своих детей к Рудре. Тогда подбрасывал Рудра младенца и ловил его на клинок меча, протыкая сердце. И он дышал за всех убитых им.
  
  
  25.
  
  Рудра основал Вихару - город асуров. Он стал царём асуров, царём мёртвого народа. Однажды, когда Вишну пришёл в Вихару, чтобы поговорить с Рудрой и узнать его намеренья, Рудра не захотел встретиться с ним. Но и город он не покинул, а только произнёс слово ..... , которое означает - невидим .
  И Вишну не смог найти его.
  Урга же подслушала это слово. У неё был ребёнок от Сигурда, младенец названый Равана. Зная, что рано или поздно, Рудра умертвит Равана, как и всех прочих асуров, Дурга хотела сохранить жизнь сыну. И она сказала над ним заклинание невидимости.
  С тех пор не раз слышал Рудра смех и топот ребёнка в коридорах и комнатах кремля Вихары. Тогда обнажив меч, он обходил покои и не находил никого. Он смотрел глазами Брахмы, он смотрел глазами Шивы, но он не мог увидеть Равана.
  
  26.
  
  Вишну же не мог успокоиться, он боялся усиления Рудры. Он несколько раз тайно призывал к себе Сигурда и говорил асуру -
  - Исполни то, зачем ты создан, убей вашего царя. Я дам тебе всякие блага, я дам тебе моё дыхание! Но Сигурд отказывался.
  Тогда ранним утром Вишну привёл его на берег озера Урм и оба они затаились в зарослях прибрежных ив.
  Напротив них сошла к воде женщина в чёрной одежде. Она сбросила платье, она распустила волосы и стала, как свет - белый и золотой. Она вошла в воду и купалась, а Сигурд и Вишну смотрели на неё.
  Вдруг асур охнул, повалился и стал корчится на земле захватив руками левую сторону груди.
  Он влюбился в эту женщину и от любви шевельнулось его сердце - мёртвое, размозженное ударом Рудры.
  Когда унялась боль в груди Сигурда, Вишну сказал ему - Да, асур! Этой женщине принадлежит тот браслет, что ты носишь при себе. Её зовут Лада, она моя дочь. Если ты погубишь Рудру, она станет твоей женой. Так обещаю тебе я - Средний Брат, Ось Равновесия, Бессонный Бог!
  И ещё сказал Вишну Сигурду - Ты лишь взглянул на неё и сердце твоё шевельнулось. А если ты станешь её мужем, то сердце твоё оживёт и забъётся - исцелённое! Ведь утолённая страсть исцеляет сердца - разве ты не знаешь? И дыхание вернётся к тебе, ибо оно слетает на зов сердца .
  Но Сигурд отказался.
   Нет, добрый Вишну! - ответил он - Рудра даёт мне дыхание, а ты даёшь обещание. Но я выбираю то, что дано, а не то, что обещано .
  И он вернулся к Рудре.
  
  
  27.
  
  Зная, что живёт в кремле Вихары некто недоступный его взору и власти, Рудра решил уличить невидимого. По звучанию смеха и речи понял он, что это - ребёнок и он надумал привлечь его тем, чем можно привлечь ребёнка.
  Из дубовой ветви Рудра сделал флейту с девятью отверстиями. Он входил в разные комнаты и усевшись там играл мелодии - весёлые и быстрые. Когда музыка звучала, то в воздухе вспыхивали цветные лучи и искры. Окончив играть, Рудра клал флейту на видное место, а сам прятался за занавесями, изготовив меч к удару.
  
  28.
  
  В седьмой комнате исполнилось желание Рудры. Он увидел, как шевельнулась флейта, положенная на стол. Некто невидимый взял флейту и подул в неё. Тот час выступил Рудра из своего укрытия и ударил мечом в воздух рядом с флейтой. Детский крик и плач разнеслись по кремлю Вихары, вслед за движением меча. И флейта упала на пол и сжимала её детская рука отсечённая по сгибу кисти, ставшая очевидной, когда отделилась от тела Равана. Взбешённый обманом и тайной, Рудра принялся рубить воздух и в центре комнаты и в её углах. Но эти удары не настигли цели. Тогда Рудра решил выследить раненого по следу крови, но асуры бескровны. В их жилах текут огонь и воздух. И пораженный лезвием Раван скрылся не оставив следа.
  
  29.
  
  Урга сказала Сигурду - Сигурд, почему ты равнодушен? Ведь Рудра настигает нашего сына, губит его! Скорее исполни волю Вишну, спаси своё потомство от губителя!
   Если я убью Рудру, погибнет весь народ асуров - ответил ей Сигурд - Это же Рудра дышит за всех нас - или ты не знаешь?
  Урга вновь приступила к нему - Вишну обещал дышать за тебя! Верь же ему, чего ты боишься? Почему ты не веришь богу?
  И она велела Сигурду идти к Вишну и договориться с ним о дыхании и для неё тоже. Пусть дышит за меня и за тебя - сказала Урга - До прочих асуров нам нет дела .
  
  
  30.
  
  Сигурд пришёл к Вишну и сказал ему - Создатель, я решился, я выполню твою волю. Но подтверди свои обещания - дышать за меня и отдать мне в жёны деву озера .
  Вишну ответил - Да, я подтверждаю .
  Он спросил Сигурда - А почему ты не просишь дыхания для Урги?
  А Сигурд промолчал.
  Тогда улыбнулся Вишну и жестом отослал его.
  
  
  31.
  
  Когда сомнения охватили Сигурда, то взял он браслет Лады и взглянул сквозь него на Солнце. Он сказал сам себе - Всё сомнительно. Нет несомненных действий. И страшно мне нарушить порядок вещей!
  Заплакал Сигурд и стал бормотать - Почему боги говорят разное? Почему у них нет единого мнения? Что мне делать?
  
  Господь сказал ему - А зачем решаешь ты? Пусть решает тот, кто сильнее тебя. Ведь Рудра победил тебя, доказал свою силу над тобой. Так отдай решение победителю!
  Сигурд доверился Господу.
  Представ перед Рудрой, он сказал - Ясный Рудра, князь асуров! Вишну настойчив в своих приказах, он хочет, чтобы я убил тебя. Он обещал дать мне своё дыхание, он обещал дать мне деву из рода богов - если я принесу ему твою голову. А теперь, когда ты узнал всё, реши мою судьбу, ибо я измучен двойственностью и страхом!
  Наступило молчание.
  Стоя перед Рудрой трепетал асур, боясь, что тот лишит его жизни.
  Рудра сказал - Мои мысли были расплывчаты, но теперь они обрели ясность. Вот что открылось мне - либо я покину мир, либо я стану его хозяином!
  
  32.
  
  Рудра схватил за загривок пса, пробегавшего по двору.
  Он прижал пса к земле и отсёк ему голову кинжалом. Он отдал пёсью голову Сигурду и сказал- Иди, унеси это Вишну. Скажи- вот голова Рудры! И он будет видеть мою голову - отсечённую, как он хотел .
  
  
  33.
  
  Сигурд принёс Вишну пёсью голову. Окутанная покровом майи, она выглядела, как голова Рудры. Сигурд вытряхнул свою ношу из мешка пропитанного кровью и сказал - Да, я сделал. Теперь делай ты, Создатель!
  Вишну закричал - Ты всё ещё дышишь! И значит ты обманул меня!
  Много мыслей метнулось в уме Сигурда, но он сумел поступить верно. Он сказал - Блаженно то существо, что верит Создателю. Разве не твоё дыхание, о, Вишну, оживляет меня теперь?
  Вновь закричал Вишну - То, что легко создано не вызывает жалости и заботы! Стал бы я отдавать свой вдох тому, кто не заслуживает даже выдоха!
  И тогда страх схватил Сигурда и дух его сломался.
   Пощади меня, Создатель! - заплакал он становясь на колени - Я был принуждаем со всех сторон! Я подчинился сильному принуждению и обманул тебя!
   А я не обманывал тебя, раб . - промолвил Вишну.
  Он задержал своё дыхание и Сигурд покатился по полу, хрипя от удушья. И вновь стал дышать Вишну и воздух вернулся к Сигурду.
  И бог плюнул на подношение и майя спала, и явилась пёсья голова.
   Убирайся прочь. - сказал бог асуру - Живи, ибо жизнь это страдание! За твой обман и слабость я наказываю тебя жизнью!
  
  
  34.
  
  Вишну пришёл к Шиве и стал говорить ему - Ты, Шива, искусный убийца, поразивший многих! Настало время битвы!
  Помоги мне - ведь Рудра устремился к моему городу с воинством асуров .
  Шива же ответил - Разве я убийца? Разве я дал меч демону и велел ему убить бога? Уходи и не раздражай меня больше, а иначе я поддержу своего внука оружием.
  Вот тогда ты заплачешь, Средний Брат!
  
  35.
  
  Предчувствуя битву, Вишну призвал своих потомков и они пришли со всех сторон света, из бездн и с высот. Их было семьдесят семь и каждый принял тысячу воплощений. Облачённые в доспехи, они стояли опираясь на копья и солнце горело красным на меди и белым на железе.
  Поднявшись на башню Галоки, Вишну спросил их - Готовы ли вы покинуть свои тела и уйти путями кармы? Нынче многие тела будут разрушены мечом!
  Они ответили - Да, отец! Мы будем ратоборствовать за тебя и охраним мир от потрясения!
  Они издали клич и потрясли копьями. То был боевой клич богов- Сва!
  А старший сын Вишну, Бхирг спросил отца - Почему мы ждём, почему не набросимся на врага?
  Вишну ответил - Это не в моих свойствах. Если я поступлю так - мир исчезнет. Он и так уже покачнулся от того, что я вложил меч в руки демона! Нет, держа имя Господа в мыслях, мы будем ждать .
  
  36.
  
  Но Бхирг принебрёг словами отца и ушёл ночью, ведя за собой тысячную дружину. Он хотел внезапно напасть на Рудру и так покончить с ним. Когда Вишну узнал об этом, страх и волнение охватили его. Он поступил согласно своим свойствам - он послал гонца к Рудре. И гонец предупредил сына Сурьи об опасности.
  А второго гонца он послал к Бхиргу, чтобы сказать - Рудра предупреждён. Остановись и жди!
  Так два войска встали друг против друга в долине Асс и стояли в пределах видимости.
  Едва утро перешло в день, как разоружился Рудра, снял доспехи и в белой рубахе подпоясанной красным шнуром, пошёл через долину Асс в лагерь Бхирга. Сын Вишну велел пропустить его в свой шатёр. Они сели на землю и между ними был пустой стол, ибо Бхирг не приказал подать пищу.
  Рудра сказал - Бхирг! Твой отец поступает, как бог, а ты поступаешь, как обезьяна. Почему так?
  Бхирг ответил- Ты напал на нас, ты угрожаешь нам. Это очевидно!
  Тогда засмеялся Рудра. И смеясь молвил - Хэй, Бхирг !
  Я был в шкуре белого волка, я знаю, что такое покой. Лишь к покою стремлюсь я, лишь к бездействию. Почему вы тревожите меня, звените мечами, кричите мне в ухо, задираете мне веки когда я сплю? Отступитесь, дайте мне бездействовать!
  Он замолчал, и взглянул в глаза Бхирга и тот увидел, что смотрят на него два бога - Брахма и Шива - единым взором.
  
  37.
  
  И Бхирг сказал- Верный Равновесию, могу ли я не понять твою мечту о покое? Но меч вскинут, он всё равно хлебнёт крови. Пусть это будет малое количество крови!
  Я предлагаю тебе единоборство, а войска пусть стоят безучастно пока мы сражаемся .
   Я согласен . - ответил Рудра.
  Бхирг продолжал - Я думаю, будет справедливо, если мы сразимся не чудесами и волшебством, а мечами и силой. Вот здесь, в сосуде из чёрной бронзы, содержится напиток называемый Сома. Он даёт забвение богам, освобождает их ум от звуков Великой Мантры. Мы выпьем его и станем людьми, и поборемся, как люди - лишь мечами и силой .
   Я согласен .- ответил Рудра.
  Бхирг продолжал - Вот сосуд из красной бронзы и в нём - Амрита. Если некто утратил свои свойства, то он может их вернуть глотнув Амриты. И тот из нас, кто победит, пусть выпьет из этого сосуда и вновь станет богом .
  "Я согласен" - ответил Рудра.
  И они договорились о битве в полдень, и Рудра покинул Бхирга.
  
  38.
  
  В полдень закричали оба войска, потрясая оружием, ударяя в щиты рукоятями мечей.
  Из рядов своих дружин выехали Бхирг и Рудра и шагом поехали навстречу друг другу. Бхирг сидел на коне рыжей масти, которого звали - Длинное Летнее Солнце. А Рудру нёс конь чёрной масти именуемый - Рождённый Завтра.
  Сын Вишну надел пластинчатый доспех из жёлтой меди, покрыл голову многослойным шлемом из кабаньей шкуры.
  Сын Сурьи защитил себя рубахой из мелких железных звеньев, мерцающих подобно инею, а на голове у него был стальной шишак, чернёный, с серебряным навершием, подбитый изнутри толстым войлоком. Оба вооружились длинными мечами и каждый имел ещё по боевому топору с двумя лезвиями.
  И они встретились на равном расстоянии от своих дружин.
  
  39.
  
  Бхирг вынул из седельной сумы бронзовый сосуд - чёрную бронзу - вместилище Сомы. Он сказал - Хозяин напитка потчует неимущего, а потому - пей первым, Рудра!
  Рудра принял сосуд и отпил глоток. Великая Мантра умолкла в уме Рудры и священная речь распалась, стала как шорох и бульканье.
  Бхирг взял из рук Рудры вместилище Сомы, он замкнул сосуд пробкой и вернул его в суму.
  Он сказал - Я победил, Рудра, потому что не буду пить Сому, а ты уже выпил. Без битвы, без крови - вот так победил я! Поезжай с миром, человек, живи глядя в землю - а что тебе делать ещё?
  Совершенно уверенный в своей победе, Бхирг повернул коня и поехал к дружине. А Рудра ударил его мечом в спину.
  Закричал от боли сын Вишну, забормотал мантру исцеления!
  Страшась умереть, торопился он залечить рану, выкрикивал мантру исцеления! А Рудра молча сидел в седле, на спокойном коне, смотрел на Бхирга, держал в опущенной руке меч - длинное лезвие.
  Когда исцелился Бхирг, Рудра сказал ему - Разъедемся до краёв поля, оттуда разгоним коней, и на скаку ударим друг в друга. Так я разумею единоборство .
  Тогда выхватил Бхирг из седельной сумы бронзовый сосуд - красную бронзу - вместилище Амриты.
  И крикнул он Рудре - Вот, возьми, пей и уезжай прочь! Но прежде поклянись, что не станешь воевать ни с моим отцом, ни с потомством моего отца!
  Так говорил Бхирг, ибо смекнул, что Рудра выдерживает клятвы.
  Но Рудра ответил ему - Я не жажду .
  
  40.
  
  Они отъехали каждый к строю своей дружины и развернули коней и взьярили их, и устремились друг на друга на взьярённых конях.
  И когда сшиблись они посреди поля, ударил Бхирг топором и рассёк Рудре левое плечо, и застряло лезвие в рёбрах ниже ключицы. А Рудра мечом отсёк голову коню Бхирга, ибо с самого начала решил он сделать так, зная, что всадник защищён мантрами и потому неуязвим.
  Расплёскивая кровь, вздыбился обезглавленный конь и рухнул на спину, сбросив седока. Тогда Бхирг схватил Рудру за пояс и сдёрнул с седла. Он бросил его о земь, как глыбу, и сказав заклятие превратил меч Рудры в ржавчину. Но поднялся Рудра и встал шатаясь. Кровь обливала его уста и кольчуга на груди скрылась под наплывами крови. Топор Бхирга торчал у него из груди, увязнув в рёбрах. С обнажённым мечом пошёл на него Бхирг, целясь срубить голову. Но увернулся сын Сурьи, упал, покатился по земле и опять поднялся. Трижды наступал на него Бхирг и рубил, руки рассёк до костей, мышцы спины и бёдер расслоил клинком, а все ж не мог поразить насмерть. Вновь поднимался сын Сурьи, стоял шатаясь и смотрел в глаза Бхиргу.
  
  41.
  
  Когда Бхирг поразил Рудру топором, то нестерпимая боль охватила Вишну.
  Бог Середины сказал - Мой сын, моё продолжение - он действует сейчас против моей сути - нарушает клятву, колеблет равновесие!
  Ещё сказал Вишну - Если Шива будет созидать - он погрузится в страдание. Если Брахма будет разрушать, то причинит мучение сам себе. А когда я принебрегаю Равновесием, то вся боль мира притекает ко мне! Будь проклят мой сын, кто мучает меня сейчас!
  И ещё сказал Вишну- О, Бхирг! Не Рудру убиваешь ты, а меня, ты во мне насаждаешь боль каждым своим ударом!
  
  42.
  
  Трижды поднялся Рудра и на третий раз закричал Бхирг, ибо страх просочился в его душу, ибо усомнился он в действии Сомы, хотя она действовала безупречно.
  Сын Вишну крикнул обращаясь к Рудре - Лежи и не вставай! Именем отца клянусь, именем матери уверяю - оставайся лежащим и я помилую тебя!
  И когда крикнул он так, невероятной стала боль охватившая Вишну, потому, что лгал Бхирг, именами родителей подкреплял ложную клятву.
  
  43.
  
  Вскочил Вишну, сделал три шага и превратился в птицу Гаруда- совершенно чёрную птицу, клюв которой из прозрачного золота.
  Взмахнула крыльями Гаруда - затряслись строения в Галоке, пыль и стебли трав взлетели над полями окрестности.
  Гаруда понеслась к месту битвы оставляя за собой ревущий ветер и ураганы стекали с её крыльев.
  
  
  44.
  
  Пролетая над местом битвы, крикнула Гаруда - Бхирг, Бхирг! Погляди в небо!
  Узнав голос отца Бхирг поднял голову, открыв горло. Он испытал страх перед отцом и страх высосал из него силы и заклятия защиты ослабели.
  В тот миг, выдернул Рудра топор из своей груди и рассёк шею Бхирга через гортань до позвоночника. Навзничь упал сын Вишну, ноги его дёргались и тело выгнулось вверх, как дуга.
  Тогда Рудра стал бить его топором куда попало и лезвие то прорубало доспехи Бхирга, то отскакивало от них, ибо очень ослабел сын Сурьи. И с каждым ударом, нанесённым Бхиргу, отступала боль мучившая Вишну.
  Точно опьянённый был Вишну, ибо сладостен миг отступления боли. И кричала Гаруда вращаясь над местом битвы - Руби его, сын Сурьи! Руби его, как толстую ветвь, как буйволиное бедро!
  Наконец истощился Рудра и опомнился и увидел, что уже мёртв Бхирг. Труп лежал перед Рудрой и вся плоть трупа была разлохмачена лезвием топора. Тогда повернулся сын Сурьи и пошёл к своей дружине, но сделав три шага уронил оружие и сам упал ничком.
  
  45.
  
  Увидев гибель Бхирга, побежали потомки Вишну и бежали до самой Галоки, оставив поле боя за асурами Рудры. Асуры пришли и подняли Рудру бесчувственного, но живого из лужи крови. Они принесли его в царский шатёр и положили там.
  
  46.
  
  В образе Гаруды опустился Вишну на землю, принял свой обычный облик и сел на траву рядом с телом сына.
  В молчании сидел Вишну, трава шелестела вокруг него и небо поворачивалось над ним. Потом он промолвил - Хэй, Бхирг! Я знаю, найдутся такие, которые скажут про тебя- вот он умер, потому что нарушил клятву, был наказан, погиб в назидание!
  Они - невежды, глупцы. Клятвы - ветер, колебание воздуха в гортани. Есть только свойства - они неизбежны. Кто виноват, если я чувствую Равновесие как боль, когда оно нарушено!
  Нет, не удар врага сразил тебя, сын! Ты по рождению был причастен к моим свойствам, ты умер чтоб унять мои боли! Нет у меня упрёка к тебе - об одном прошу только - не рождайся больше никем - ни богом, ни полевой мышью!
  
  
  47.
  
  Вишну сложил погребальный костёр из стволов берёзы, перемежая их сосновыми ветвями. Он поднял на костёр тело Бхирга и хотел высечь огонь. Но кресало звякнуло бесплодно, кремень не дал искры.
  Тогда Вишну призвал огонь заклятием. Но огонь не явился в ладони бога. Приходил Вишну туда, где горят очаги, брал огонь из очагов. Но когда подносил тот огонь к поленьям костра, он коптил и гас не воспламеняя.
  Видя тщетность своих усилий, Вишну обратился к братьям, напомнив им о родстве.
  Пришли на зов Брахма и Шива.
  Вишну сказал им - Помогите мне совершить обряд над моим сыном. Ведь я сделаю тоже самое в случае вашей нужды .
  Брахма ответил ему- Ты, Вишну, преследовал моего потомка, ополчился против него. И ты, и твой сын мне враждебны. Лишь по обязанностям родства я помогу тебе .
  И Брахма взял огонь из своего жертвенника - это был огонь, который загорается в момент пробуждения Трёх Богов- первое пламя Вселенной, самое древнее. Даже отблеска его было бы достаточно, чтобы поджечь все возможные миры, всё сущее, что есть в Мироздании. Но и этот огонь закоптил и погас бесследно, едва Брахма приблизил его к костру Бхирга.
  Тогда Шива, оставаясь в молчании, протянул руку к Солнцу и зачерпнул пригоршню солнечного жара. Но остыла изъятая из Солнца плоть и стала грудой камней в руке Шивы. Обозлился Шива и зашвырнул эти камни в Океан Севера, после чего удалился не сказав ни слова.
  Брахма же пожал плечами и молвил - Карма искажена, она препятствует обряду. Ты, Вишну, лучше нас должен видеть русло Кармы. Очисть его от затора и огонь сделает своё дело .
  И сказав так, он тоже покинул Вишну.
  
  
  48.
  
  В беспредельное размышление погрузился Вишну, сидя возле незажённого костра. Сплетение за сплетением, оборот за оборотом просматривал он карму всего сущего, выпрямляя извитые нити. Он увидел мириады путей, но все они вели к страданию. И тогда он выбрал самый дальний путь, тот, что завершится вместе с миром.
  Закат уже состоялся и небо было тёмным. И тем, кто в этот миг смотрел на небо, показалось, что закон исказился и Солнце поднялось, до срока прервав ночь.
  Этот свет излучил Вишну в момент преображения.
  
  Но свет погас и ночь продолжила своё течение. Вишну же превратил себя в юную женщину поразительной красоты. Глазами цвета мёда смотрела она и если бы кто-то заглянул в её глаза, то показалось бы ему, что он уже летит и падает на Солнце. А волосы её были, как волны светлой меди. Лишь миг стояла она обнажённой, а затем облеклась в златотканое платье и белый плащ с чёрной изнанкой. Босая, пошла она прочь от костра, неся под плащём сосуд из красной бронзы.
  
  49.
  
  Уходил царь и забирал с собой свой народ как собственность.
  Когда Рудра хрипел и корчился, то все асуры хрипели и корчились. Они падали полумёртвые и ползали вокруг царского шатра стеная и вскрикивая. Были среди них такие, кто звали на помощь богов, сознавая их всемогущество. Но откашливал Рудра кровавый сгусток, начинал дышать свободнее и асуры оживали. Так дыхание царя волнами проходило через народ асуров.
  А Урга сидела возле одра царя и плакала.
  Когда Рудра вновь очнулся, он спросил её - Ты не можешь плакать обо мне. О ком же ты плачешь?
  Урга рассказала ему о Раване.
   Мой сын останется без опеки, если я умру - сказала Урга - а ведь твоя смерть, о царь, будет и моей смертью. И сын мой погибнет, одинокий среди врагов и равнодушных!
  Тогда прошептал Рудра - Клянусь, асура, - если чудо или что иное спасёт меня, я сделаю твоего сына царём демонов. Одной руки ему хватит, чтоб держать жезл власти!
  Сказав так он вновь утратил сознание.
  И теперь уже и Урга стала молить богов прийти и совершить чудо. Едва призвала она Вишну, как услышала шум множества голосов вокруг шатра. Выглянула Урга из за полога и увидела, что по становищу асуров идёт женщина солнечной красоты. И всё сущее светилось вокруг неё словно она была центром полдня.
  И казалось асурам, что совершенная красота должна быть милосердной.
  Они хрипели - Спаси нас, спаси нас, кто бы ты ни была!
  Они ползли вслед за ней и пытались схватить край её платья, но руки их оставались пустыми.
  Она же не наклонялась к ним, но стопой легко касалась их лиц и затылков и так давала облегчение гибнущим демонам.
  
  50.
  
  Когда она приблизилась к Урге, оцепеневшей возле входа в шатёр, асура пала на колени. Она взмолилась- Помилуй, Великая Богиня! Наш царь истекает кровью, гибнет, и мы гибнем заодно с ним!
  Женщина-Солнце ответила ей - Ты ошибаешься, асура!
  Ваш царь умирает не от потери крови, он умирает от жажды. Пойдём, ты поможешь мне напоить его!
  Урга поддержала голову Рудры, а богиня влила ему в рот глоток Амриты. И тогда полный, свободный вдох прошёл через грудь Рудры.
  Пронзённое ранами тело его дрогнуло столь мощно, что толчок передался почве и ближайшие предметы подбросило.
  Тот час раздались щелчки, шелесты и скрипы - это затягивались раны, срастались кости, натягивалась свежая кожа.
  Рудра открыл глаза, зрачки их очистились и расширенные обрели глубину без предела. То был уже взгляд бога.
  Он увидел богиню света, исцелившую его и он спросил её - Есть у тебя имя, или же ты - само Солнце?
  Рассмеялась пришелица и ответила - Меня зовут Майя. Не ходи за мной, Рудра Марут! Меня можно любить, но мной нельзя овладеть!
  Она поцеловала Рудру в губы и вышла вон.
  Царь поднялся и хотел преследовать её, но впал в краткое беспамятство ибо был ещё слаб.
  Когда же он вышел из шатра и стал расспрашивать своих демонов о том, не видели ли они куда ушла Майя, то все сказали ему, что она и не выходила из шатра. Кинулся Рудра допрашивать Ургу, а та уже измыслила великую ложь.
  Она сказала - Бессонные Боги похитили Майю, схватили её, вырвали из твоих объятий!
  Тогда воскликнул Рудра - Вот теперь я знаю, почему мне нужно сражаться с ними. Воистину, все прежние причины были смешными!
  
  51.
  
  Обретя обычный облик, Вишну вернулся к погребальному костру своего сына. Он зажёг костёр от искры, выбитой из кремня. Легко вспыхнуло пламя, быстро стало обильным, с треском охватило оно все брёвна костра и поднялось ревущим столбом. Но горела лишь древесина, а тело Бхирга оставалось неизменным в самом центре огня. И когда ослабел огонь и стал прозрачным, увидел Вишну, что труп его сына покрыт инеем.
  Дрогнули губы трупа, разомкнулись и молвили- Отдай .
   Нет . - прошептал Вишну, поднялся и сделал шаг от кострища.
  Тогда мёртвый повторил громче - Отдай!
   Нет! - закричал Вишну, пятясь от костра.
  Но он понял, что устами мертвеца общается с ним Тот, с Кем не спорят. И он сказал переведя дух- Я исполню .
  
  
  
  52.
  
  Всю ночь размышлял Вишну над тем, что должен был совершить.
  Утром он сказал сам себе - Хэй, Вишну! Сделав половину, ты презрел целое! Вдохнул, но не выдохнул, остался на вдохе!
  Неужели ты думал, что Господь не заметит, как ты задержал дыхание?
  Эх, камень, камень, камень с потолка - воистину ты падал в нужное место!
  Вишну сокрушался так потому, что должен был отдать Рудре не только Амриту, но и Сому. А это значило вооружить его против богов наилучшим образом.
  
  
  53.
  
  Вишну сказал сам себе - Как бы мне отдать и не отдать?
  Он воскликнул - Карма не замечает посредников, все действия для неё истинны!
  И он призвал к себе Сигурда. Сперва асур не хотел идти, но Вишну чуть придержал дыхание и Сигурд приполз к нему хрипя и вздрагивая.
  Вишну дал ему сосуд наполненный Сомой и велел - Отнеси это вашему царю, скажи ему, что Вишну хочет мира и так доказывает своё миролюбие .
  Сигурд же поступил так как предвидел Вишну. Он спрятал сосуд с Сомой в тайном месте, а Рудре не сказал ни слова.
  
  
  54.
  
  Как только Сигурд взял сосуд с Сомой, вспыхнул труп Бхирга ясным пламенем, горел мгновение, обратился в пепел и развеялся вдоль всех ветров.
  
  
  55.
  
  Через семь дней Рудра пришёл в дом Брахмы.
  Не поприветствовав хозяина дома, он сказал ему - Брахма! Ты мой родственник, ты был благожелателен ко мне, советовал мне доброе! Скажи честно, ты соучаствовал тем, кто похитили Майю или ты не причём?
  Удивился Брахма и стал расспрашивать Рудру о сути его слов. Но тот лишь напрягался и всё больше впадал в злобу.
  Наконец он закричал, прервав вопросы Брахмы - Я вижу, что все вы в сговоре! Но я предупреждаю и тебя, и Вишну, и Шиву- если не вернёте мне Майю, я обрушу на вас меч!
  Тогда догадался Брахма о происшедшем.
  Он сказал Рудре - Опомнись! Твои враги вынуждают тебя к сражению в котором они будут сильнее. Тебе кажется, что ты нападаешь, но на самом деле ты жертва. Я знаю, это Вишну затеял погубить тебя. Он никогда не нападает, но ещё ни разу не уцелел тот от кого он оборонялся! Остановись, затаись, жди прояснения. Я помогу тебе узнать истину .
  Рудра же плюнул под ноги Брахме, повернулся и пошёл прочь.
  Горько заплакал Брахма и сказал сам себе - Есть такие беды, о которых предупредить невозможно. Лишь тот, кто испытал их на себе может понять предупреждение. Но зачем предупреждение опытному?
  И он пошел в комнату, где хранилось оружие. Долго смотрел Брахма на мечи развешанные по стенам, на ножи и топоры, на копья и сумки полные стрел.
  Он молвил печально - Всякий раз, когда Бог просыпается, он прежде всего берётся за оружие. Из мира в мир кочуете вы со мной, жестокие предметы!
  
  56.
  
  И Рудра двинулся на Галоку, ведя за собой воинство асуров. Он двигался с Запада и потому Вишну велел своим потомкам выстроиться в боевые порядки под западной стеной города. Так стояли они с утра, опираясь на копья, а в полдень увидели полосу пыли, что появилась над горизонтом.
  Поднявшись на смотровую башню, наблюдал Вишну приближение вражеских всадников. Издали казалось ему, что чёрный песок засыпает зеленые луга Арьяны. Всё ближе подходили демоны и вот уже гул их голосов и грохот тысяч конских копыт достигли слуха защитников Галоки.
  Вишну поднял правую руку и по этому знаку ударил колокол на звоннице кремля. Грохот и лязг пронеслись на полем - это боги единым движением сомкнули щиты и наклонили копья навстречу врагу. Вишну ожидал, что Рудра с ходу бросит своих демонов в бой, но тот остановил войско.
  
  
  
  
  
  57.
  
  Вишну сказал своим потомкам - Многие из вас будут поражены оружием, будут умирать. Но пусть всякий сражённый умирает молча, не произнося мантру исцеления. А иначе мы научим демонов бессмертию и этот бой станет бесконечным. Умирайте молча, дети мои, и тогда выжившие обретут мир после войны!
  
  
  58.
  
  Сигурд, который был рядом с Рудрой спросил его - Почему мы не нападаем? Ведь нас больше на многие множества, наша сила несомненна!
   Пусть Вишну ударит первым и ещё раз поступит вопреки своим свойствам . - ответил Рудра.
  А Вишну знал, чего ждут от него враги и приказал богам бездействовать.
  Тогда один из его сыновей, которого звали Вимир, снял с себя доспехи и в рубахе, безоружный, пошёл через поле к строю асуров. Яростно закричали асуры и выпустили в него десятки стрел. Пораженный стрелами, пал Вимир на землю и прошептал через текущую кровь - Вот так я освободил меч отца моего!
  Горестно застонал Вишну скорбя о погибшем сыне, но скрепил сердце и крикнул богам - Нападение совершилось! Обороняйтесь!
  И тогда началась битва между богами и демонами.
  Стрелы и брошенные копья полились встречными потоками между сходящимися войсками, боевые кличи, вопли сражённых, оружейный лязг переполнили всякое ухо. Словно косари в обильные травы вошли потомки Вишну в ряды демонов и убивали их тысячами сокрушая мечами и топорами и краями щитов. Но и сами боги падали под ударами врагов и умирали молча, как велел им Вишну. Ни один из них не попытался спасти свою жизнь сказав мантру исцеления.
  Увидев, что войско его гибнет, кинулся Рудра в первые ряды асуров и повёл их за собой.
   Майя, Майя! - выкрикивал он, разя потомков Вишну топором и давя их конём. Тогда сам Вишну поднял лук и оттянув тетиву до уха, послал в Рудру стрелу.
  Стрела не пробила заговорённый доспех сына Сурьи, но так был силён её удар, что Рудру выбило из седла и он грянул на земь, потеряв оружие. Тот час кинулись к нему боги размахивая мечами, порубили тех асуров, что пытались защитить царя и уже готовы были убить Рудру, как вдруг возле него вспыхнул столб огня и прямо из пламени шагнул на поле боя Агни- рыжеволосый сын Шивы.
  В обеих руках он держал по мечу и вращал мечами так быстро, что казалось будто стальные кольца крутятся вокруг него. Сражённые его ударами попадали потомки Вишну, а уцелевшие бросились бежать. Агни поднял оглушенного ударом стрелы Рудру и подсадил его на коня.
  Рудра наклонился к Агни и перекрикивая рёв битвы спросил его - Почему ты пришёл мне на помощь, сын Шивы?
  Улыбнулся Агни и ответил - Вишну был слишком медлителен, когда искал душу моего отца в лабиринтах кармы. Я поразмыслил и решил, что он мой враг .
  
  
  59.
  
  Но и помощь Агни не принесла победы асурам.
  Теснимые богами, они стали отступать, а потом обратились в бегство. Уже ничто не могло остановить их, они бежали давя друг друга, а иные прорубали себе дорогу, мечами губя собратьев. Так погибли ещё многие тысячи демонов.
  Видя всё это Агни крикнул Рудре - Открой им мантру исцеления, подними мёртвых, пусть сражаются!
  Но Рудра ответил- Если я сделаю это сегодня, то завтра они набросятся на нас. Лучше пусть все они погибнут!
  И боги гнали асуров до того места, где кончаются леса Арьяны и начинается земля именуемая Сумер, горная область с узкими ущельями в которых мчатся холодные потоки. Остатки войска Рудры вошли в одно из таких ущелий.
  Потомки Вишну последовали за ними, стремясь истребить всех до последнего, но вынуждены были остановиться, ибо вход в теснину оказался столь узким, что даже один воин заняв его, мог сдерживать десятки нападающих. Тогда Вишну велел богам стеречь вход в ущелье. Он сказал- Побережём наши жизни. Голод убъёт асуров медленнее чем мечи, но столь же верно. А наше время бесконечно .
  
  
  60.
  
  Заваленый трупами асуров, но живой и невредимый, Сигурд до вечера пролежал под стеной Галоки.
  Когда стемнело, он выбрался наверх и пошел через поле боя сам не зная куда, бормоча, как помешанный.
  По дороге он пинал трупы ногами и кричал - Мёртвые, мёртвые! Будьте вы прокляты! Нет у вас страха, а я содрогаюсь! Мёртвые, мёртвые! Будьте вы прокляты! Нет у вас боли, а я ещё корчусь!
  Охрипнув от крика, Сигурд замолчал и остановился.
  Долго смотрел он на разделанные оружием тела и вдруг сказал сам себе - Мёртвые, мёртвые! Но у вас нет и блаженства, нет и не будет. А мне ни в чём не отказано - ведь я пока ещё жив!
  И он направился туда, где ранее спрятал сосуд с Сомой, полученный от Вишну.
  
  61.
  
  Выкапывая сосуд, Сигурд говорил - Лучше всего будет мне избавится от своего народа. А иначе боги истребят меня среди прочих. Пускай умрёт мой царь, пускай мой народ задохнётся!
  Он пришёл к Вишну и сказал ему - Великий! Прикажи своим воинам, чтобы они пропустили меня в ущелье, где укрывается Рудра и я убью его .
  Улыбнулся Вишну и ответил- Вот теперь, я верю тебе, демон. Любовь надёжней любой присяги. Ни одно обещание, ни одна клятва не сравнится по стойкости с любовью! Воистину, охваченный любовью действует самозабвенно и потому из его действий можно легко извлекать выгоду. Иди, тебя пропустят!
  И он ещё раз пообещал отдать Ладу в жёны Сигурду если тот убьёт Рудру.
  Укрылся Сигурд от посторонних глаз, откупорил сосуд, и смазал Сомой лезвие своего меча.
  
  
  
  62.
  
  
  Закутавшись в плащи, асуры спали в повалку прямо на голых скалах. Почти не таясь, Сигурд шел по лагерю Рудры, переступая через спящих.
  Рев потока, текущего внизу ущелья скрывал звук его шагов.
  Так подобрался он к царскому шатру, раскинутому на выступе скалы, над мчащейся водой. Он разрезал ткань шатра и проник внутрь. Он увидел Рудру, спящего на деревянном настиле. Царь асуров не снял на ночь доспеха и щит служил ему изголовьем.
  Сигурд обнажил меч и держа его лезвием вниз, подкрался к Рудре, намереваясь поразить его в лицо. Он опасался, что не проткнёт доспеха, а лицо было открыто. И когда Сигурд занёс меч, то некто, подобравшийся сзади, схватил его за руку и задержал удар. Обернулся Сигурд и увидел, что это его жена, Урга предотвратила убийство Рудры.
  Урга сказала шёпотом- Жизнь царя, это дыханье для подданных! Да будет проклят цареубийца, проклят и наказан!
  И она воскликнула громко - "Проснись царь, я схватила твоего врага!
  И Рудра вскочил с ложа и выбил меч из рук Сигурда.
  Когда Сигурд был связан, Рудра сказал - Подождём до утра. Утром мы окажем почести посланнику Вишну .
  
  
  63.
  
  
  На рассвете, Рудра приказал привести Сигурда в свой шатёр. Он велел ему сесть на землю, сам сел напротив и стал смотреть в глаза асуру.
  Сигурд не мог отвести взгляда, ему казалось, что Рудра схватил его за зрачки.
  Потом Рудра сказал - Не думаешь ли ты, что я буду мстить, просто причиняя тебе боль? Нет, я причиню тебе ни столько боль, сколько ущерб!
  Ты надеялся скрыть от меня свою ценность? Смешной!
  И вскочив на ноги, Рудра выкрикнул - Лада! Лада! Лада! Вот имя твоей ценности! Потом он сказал- Я сохраню твоё желание, но я лишу тебя возможности. А затем я тебя отпущу - и живи ты, Сигурд, как можно дольше!
  Тогда Сигурд заплакал и стал умолять Рудру о пощаде. В это время в шатёр вошел Агни. Он сказал- О, Рудра! Ты действуешь с прямотой Брахмы и с жёсткостью Шивы. Ты полагаешь, что сей сосуд - тут он указал на Сигурда - действительно исчерпан и можно его разбить?
   Я полагаю, что здесь возможно либо милосердие, либо беспощадность - ответил Рудра. - Но я не вижу поводов для милосердия .
  И он крикнул воинам охранявшим вход в шатёр - Эй, возьмите Сигурда и усеките ему уд, а придатки оставьте. Пусть хочет, но не может!
  Услыхав такой приговор, ещё громче заплакал Сигурд и пополз к ногам Рудры, целуя землю.
  Тогда Агни сказал - Мы знаем, что ценно для тебя, Сигурд. Но для нас твоя ценность безразлична. А нет ли у тебя чего нибудь такого, что привлечет нас и послужит платой за нашу милость?
  Замолчал Сигурд и молчал несколько мгновений, лежа ниц, на земле перед богами.
  Потом он встал на колени и сказал Рудре - Вишну вручил мне сосуд с Сомой, и велел передать его тебе, повелитель. Я же презрел поручение и спрятал сосуд.
  Но я отдам тебе Сому, если ты помилуешь меня!
  Рудра улыбнулся и ответил - Ты обрадовал меня, Сигурд. Как я могу казнить дарителя радости?
  И Сигурд привёл Рудру и Агни к месту, где он спрятал Сому и отдал им спрятанное.
  
  
  64.
  
  
  Рудра сказал Агни - Мы погибнем, но перед смертью отомстим за себя потомкам Вишну. Смажем Сомой лезвия мечей и наконечники стрел! Так мы погубим большее число врагов .
  Агни пожал плечами и улыбнулся.
   Разве происходящее ещё не исчерпано? - спросил он Рудру. - Что ещё можно извлечь из этих событий? Они уже наскучили! А нам нет нужды погибать. Давай покинем здешние места, умчимся, увидим иные сплетения вещей, будем смеяться и плакать всякий раз по иному поводу - ведь мы боги!
  Выслушав Агни, Рудра замолчал, напрягся и стал смотреть в сторону. Агни вновь обратился к нему.
  Он сказал - О, Рудра! Ты перестал играть и начал стараться. Брось старание, играй - ведь мы боги!
  Тогда яростный вскочил Рудра и крикнул ему в лицо - Останься здесь, сын Шивы, и я научу тебя новой игре! Клянусь, что те кто умрут, умрут всерьёз и им будет больно перед смертью! Никто, никто из них не вернётся!
  Агни вновь пожал плечами и вновь улыбнулся - Я останусь, сын Сурьи, но лишь для того чтоб убедится, в том, что ничего нового не может происходить на свете . - сказал он и вышел из шатра.
  Погружённый в тяжёлое размышление, Рудра сидел неподвижно, глядел на огонь светильника и боромотал - О, вы, беспечные, вы, непуганные, вы нестрадавшие! Я научу вас моим страхам! Вот тогда вы поползёте за мной, как за благодетелем!
  
  
  65.
  
  
  Утром Рудра вышел к асурам. Он крикнул им - Эй! Сплотитесь вокруг меня! И они сошлись к нему, обступили его со всех сторон. Многие стояли пошатываясь - они были ранены и опирались на копья. Иные же, ослабевшие от ран и голода ложились на камни ущелья.
  Рудра сказал - Мы побеждены. Не хочу губить себя, не хочу губить вас, а потому решил: выйдем из ущелья оставив оружие здесь, сдадимся на милость богов. У Вишну не будет повода убивать нас, когда мы разоружимся и поднимем пустые руки!
  Сказав так, Рудра снял с себя перевязь с мечом и положил её на землю.
  Потом он пошёл к выходу из ущелья и асуры пошли за ним на ходу бросая оружие.
  
  
  67.
  
  
  Вишну велел заковать всех асуров в цепи и запереть их внутри глубокой пещеры находившейся неподалёку.
  Рудру же он приказал поставить перед собой для суда. Он сказал Рудре - Во имя покоя и равновесия Вселенной, ты будешь убит. Это не казнь, а просто изьятие. Я удалю тебя за пределы мира и ты перестанешь быть мучением для себя и других!
  Рудра ответил ему - Неужели ты, Вишну, питаешь такую крепкую страсть к убийству? Воистину, ты хищник, лютостью превосходящий Шиву. Но я могу помочь тебе остаться чистым. Вот моё слово- отдайте мне ту, которую я люблю, отдайте мне Майю и я предоставлю покой вашему миру .
  Усмехнулся Вишну и промолвил - Майя! Она вокруг тебя и в тебе, и сам ты тоже майя! Бери её сколько хочешь!
  Ещё он сказал - Готовся к смерти, сын Сурьи. И пусть твои желания умрут раньше тебя, чтоб было незачем возвращаться!
  Ещё он сказал - В твоей смерти не будет величия. Ты умрёшь в середине ночи и даже Солнце не увидит, как это случится .
  
  
  
  
  
  
  
  68.
  
  
  Вечером, когда Вишну прилёг для отдыха, Агни превратился в комара и стал досаждать ему. Он укусил его в нижнюю губу, а затем в мочку левого уха и наконец - в веко левого глаза. И всякий раз когда комар впивался, Вишну бил себя по уязвлённому месту и промахивался.
  Разьярился Вишну и вскочив с ложа стал ловить комара. Он прыгал и хватал воздух, а комар улетел. Тогда Вишну принял облик Птицы Гаруда и погнался за комаром. Но Агни спрятался в надломленный стебель камыша на болоте. Раздражённый, принялся Вишну выдёргивать камыш стебель за стеблем. Он надламывал каждый стебель и дул в него, чтобы изгнать комара. Будучи богом, он знал, что комар укрылся в стебле камыша, но будучи лишь одним из Трёх Богов, он не мог знать в каком именно стебле. Это знал Господь, но Он не просветил Вишну.
  Загрустил Вишну и сказал- Бедный я и несчастный. Я удерживаю Равновесие Вселенной, я охраняю Основу Мира, на моих ладонях покоится Свастика, а комары кусают меня .
  И он почувствовал утомление и утомление стало сонливостью и Вишну уснул возле болота, среди камышей.
  
  
  69.
  
  
  Утром потомки Вишну пришли в покои своего отца чтобы спросить его о судьбе Рудры. Они увидели, что их отец отсутствует, и ждали его некоторое время, а затем один из них по имени Ману сказал остальным - Давайте поступим с Рудрой по своему. Он гордец, он вызвал на бой перворожденных богов, бросил вызов нам - чистокровным. Так накажем его унижением. Устроим пир, а он пусть прислуживает нам, как раб и разливает вино в наши чаши!
  Услышав это остальные потомки Вишну одобрительно закричали и решили поступить так, как предложил Ману.
  Лишь один из них, тот, которого звали Хорс, не принял предложенного и сказал - Врага надобно истребить, а не унизить. Я не стану пировать среди вас!
  И он плюнул на пол и ушёл.
  Остальные же сели пировать. Они привели Рудру к столу и сказали - Вот, в нише стены стоит сосуд с вином. Возьми ковш, зачерпни и наполни наши чаши!
  Рудра взял ковш и пошел к винному сосуду. Он шел опустив голову и шаркал ногами. Сыновья Вишну смеялись над ним и кричали - Жалкий, жалкий! Это нам позор, что мы воевали с таким жалким! Надо было плюнуть на тебя и ты бы утонул!
  Рудра же подойдя к сосуду усмехнулся и прошептал - Разве Хорс уже не плюнул на вас? Пора бы вам утопнуть!
  И он вынул из за пазухи вместилище Сомы, откупорил его и вылил Сому в вино. Затем он налил вином ковш и подойдя к столу смиренно, как раб, наполнил из ковша чаши потомков Вишну.
  Крикнул Ману- Выпьем, братья, за нашу победу!
  Подняли потомки Вишну свои чаши и выпили из них, и перестали быть богами. Растерянные, таращились они друг на друга и озирались по сторонам и лепетали как младенцы.
  Рудра же подошёл к Ману и сказал ему- Эй, Ману! Дай - ка мне ту вещь, что висит у тебя на поясе!
  Заморгал Ману, пожал плечами, снял с пояса ножны содержащие меч и протянул Рудре. Тогда обнажил Рудра меч и принялся рубить потомков Вишну. Кровь разлилась озером на полу и отрубленные головы торчали из неё словно кочки. Рудра ходил по обезглавленным и рассечённым телам, наступал на животы и спины, настигал уцелевших и убивал их. Никто из потомков Вишну не сопротивлялся. Они только плакали и кланялись своему убийце, они ползали перед ним и подставляли шеи под удар меча. Ибо они стали людьми, а бог истреблял их.
  
  
  70.
  
  
  И когда из многих сотен потомков Вишну в живых осталось лишь семеро, сам Вишну вошел в чартог кровавого пира.
  Увидел он, что происходит и закричал в ужасе - Остановись, Рудра! Я скажу тебе, где искать Майю, укажу тебе её похитителей!
  Услышав эти слова Рудра опустил меч и прекратил избиение.
  Тогда Вишну обманул его.
  Он сказал - Далеко, на островах Севера, живёт могучее племя ракшасов. Они так сильны и коварны, что даже боги не могут истребить их, а могут лишь сдерживать и держать в отдалении. Ракшасы похитили Майю, чтоб сделать её супругой своего царя! Вот иди к ним и отними её если сможешь!
  
  71.
  
  После ухода Рудры, оглядел Вишну чартог, залитый кровью, заваленный трупами.
  Он воскликнул - Так велика моя усталось, что я не хочу исправлять случившееся! Пусть всё здесь станет песком и пылью и разлетиться вдоль всех ветров!
  И когда сказал он так, то очутился среди пустыни. Ветер разнёс прах его потомков, лишь семеро из них стояли перед отцом склонив головы.
  Вишну сказал им - Просите!
  Они заплакали и стали просить - Отец, верни нам прежние свойства!
  Вишну же ответил - Мои сыновья пьяницы! Они пили на празднике и пропили своё достояние. Так пусть ваше похмелье растянется на тысячелетия - может так вы протрезвеете! Великая Мантра лежит на дне ваших душ, как слиток золота в болоте. Ныряйте глубже, шарьте руками по ложу грязи, исследуйте найденое и вы вернёте её. Или же делайте что хотите - мне всё равно!
  И они пошли прочь плача и глядя в землю.
  
  72.
  
  Вишну сказал сам себе - Довольно с меня этих жалких, довольно с меня этих безропотных! Мне нужен кто-то, кто видит кошмарные сны!
  Сказав так, он сел на землю и начал тихонько насвистывать. И тогда по песку пустыни поползли к нему черные кобры.
  Вишну вытянул левую руку и позволил кобрам жалить его. Постепенно кровь Вишну наполнилась ядом и яд одурманил его и он уснул. Ему приснилось царство праведности населённое благими людьми. На зелёных равнинах стояли их города, а в городах высились храмы и в храмах славили они богов. Эти люди были равны меж собой и всякую собственность делили поровну. Жили они все равное количество лет, в тихом счастье, без боли и страдания и умирали во сне, когда приходил назначенный час.
  Проснувшись Вишну посмеялся над своим сновидением.
  Он сказал - Одним движением меча уничтожит Рудра пригрезившихся мне праведников. Нет, это не ракшасы!
  Он принялся отрывать головы кобрам и выжимать из них яд.
  Набрав достаточно яда, он спрятал сосуд под одеждой и пришёл в дом Брахмы.
  Он сказал Брахме - Давай выпьем вина, брат! Ведь я потерял всех своих потомков, горе моё велико!
  И он отравил вино в чаше Брахмы, и Брахма уснул одурманеный ядом.
  Когда он проснулся, Вишну спросил его - Что ты видел во сне брат?
  Брахма ответил - Я видел мир прекрасный и пустой. Я видел дождь, я видел снег, я чувствовал ветер и слышал шум деревьев. Больше там ничего не было .
  Тяжело вздохнул Вишну и пошел в дом Шивы.
  Он сказал Шиве - Давай выпьем вина, брат! Ведь я потерял всех моих потомков, горе моё велико!
   Я не держу вина в своём доме - ответил ему Шива.
   Я знаю это и потому принёс вино с собой . - сказал Вишну.
  И он поставил перед Шивой два наполненных сосуда, говоря при этом - Вот только бы вспомнить мне, где здесь яд, а где вино!
  Тогда рассмеялся Шива и воскликнул - А знаешь ли ты, что только яды веселят Шиву, а вино делает его сонным!
  Он схватил оба сосуда и опрокинул их себе в глотку. Долго ждал Вишну, когда же уснёт Шива, но тот оставался бодрым. Тяжело вздохнул Вишну и вернулся в свой дом.
  
  Миновало семь ночей и утром восьмого дня Шива пришел к нему и сел напротив. Он был так мрачен, что казалось будто солнце совсем отвернулось от его лица.
  И Шива сказал- О, Вишну! Вот уже семь ночей в моих снах бродят черные великаны. Их тела лоснятся, их глаза сверкают, они совершают ужасные дела! Я поражал их мечом, но не мог убить, ибо у них нет сердец и они нападали на меня бесконечно и я просыпался с криками страха!
  Вишну ответил ему - Ты ошибаешся, Шива. У них есть сердце - одно на всех. Но нужен одержимый, тот кто достигнет его и погрузит в него меч и прекратит биение. О, Шива! Отдай мне свой сон и я использую его наилучшим образом!
  
  73.
  
  Когда Шива уснул, Вишну задрал ему веки.
  И тогда из зрачков Шивы стал подниматься черный дым, как туман с озёрной поверхности. Вишну порезал кинжалом левую ладонь и набрав прогоршню крови окропил ею дым. И дым стянулся в столбы над каждой каплей крови, и уплонился, и обрёл очертания, и стал плотью.
  Чёрные великаны, прекрасные ликом и совершенные телами, во множестве встали перед Вишну и спросили его - Кто мы?
  Вишну ответил им - Вы-ракшасы. Ваша земля - на Севере. Идите и заселите её и не пускайте туда богов, если не хотите погибнуть. Ибо боги- ваши враги .
  Затем Вишну взял пустой сосуд, где некогда содержалась Сома и плюнул внутрь.
  Замкнув сосуд пробкой он отдал его тому ракшасу, который возник первым и сказал ему - Здесь, в сосуде чёрной бронзы находится Майя. Не спрашивай что это такое, но знай - до тех пор пока Майя принадлежит вам, народ ваш жив и силён.
  И потому - если некто захочет отнять у вас Майю, боритесь яростно, но не отдавайте. А иначе - все погибните .
  Сказав так, Вишну отпустил ракшасов указав им путь на Север. Он вновь склонился над спящим Шивой и погрузил руку в его левый зрачок, как в колодец. Со дна зрачка поднял он сердце ракшасов и спрятал его в тот сосуд, где некогда содержалась Амрита.
  Тот час проснулся Шива и сел на ложе улыбаясь. Он сказал- Воистину, Вишну, и от тебя есть польза. Ты помог мне! В последний миг моего сна сна видел я цветы, звёзды и яркую радугу!
  
  
  
  
  
  
  74.
  
  Асуры, которых Вишну заточил в пещере, пребывали в оцепенении. Тихо сидели они на камнях и смотрели на луч света пробивавшийся сквозь тонкую щель в завале.
  Одни говорили - Вот наш царь вернётся и спасёт нас .
  Другие говорили - Хорошо, что наш царь ещё жив и дышит. Нам больше ничего и не надо . Третьи же роптали - Да хоть бы умер наш царь поскорей, тогда прекратится и наша жизнь. Сколько же можно мучиться!
  Были среди них и такие, кто молча погружались в сон. И Сигурд тоже уснул. Ему приснилось, что некто вышел из солнечного луча и сел напротив. У него не было облика. Он сказал Сигурду - Вглядись сам в себя! Что ты есть ещё, кроме северного ветра? Лишь желания - твои собственные и чужие - они придают тебе форму. Взгляни в центр сердца - ты увидишь там северный ветер. Стань ветром и покинь это место. Никто тебя не удержит!
  Проснулся Сигурд и крикнул- Братья! Мне открылся путь спасения! Ведь все мы-лишь ветер и огонь и наши тела навязаны нам как узилища. Разве огонь и ветер мыслят, разве они желают! Преодолеем свои мысли, отторгнем желания, станем как были- огнём и ветром! Тогда никакие стены не пресекут нашей свободы!
  
  Слыша его речи асуры решили, что Сигурд смеётся над ними.
  Они принялись избивать его, восклицая - Вот тебе ещё один крепкий удар, а вот ещё один! Скоро, скоро ты станешь огнём и ветром!
  Они бы убили его, но Урга его защитила.
  Она сказала - Разве вы не видите - он обезумел и бредит. Оставьте его, пусть отлёживается .
  И прочие асуры оставили Сигурда в покое. Когда ослабела боль от побоев, Сигурд сел на камни скрестив ноги. Долго смотрел он в себя мысленным взором и увидел содержимое своего сердца. Там было ясное небо и лес и голубое озеро в чаше леса. Златовласая женщина в черной одежде стояла на берегу, но вода отражала лишь небо и быстрые облака.
   Лада, зачем ты держишь меня здесь, разве я тебе нужен? - сказал Сигурд и приблизился к ней.
  Она же смотрела ему в глаза и улыбалась. И такой желанной, такой прекрасной была она, что в груди Сигурда шевельнулось мёртвое сердце. Подобная пламени, боль охватила асура изнутри и он понял, что эта боль всегда живёт возле сердца. И он ударил кулаком в лицо женщины. Изменилось лицо и вот уже Брахма смотрел на Сигурда и улыбался. Ещё раз ударил Сигурд и распалось лицо Брахмы и возникло лицо Шивы. Он скалился и кривлялся. В третий раз ударил Сигурд и лицо Шивы преобразилось. Его черты успокоились и смягчились, оскал закрылся, веки сомкнулись, как у спящего. Теперь Вишну стоял перед Сигурдом, стоял и дремал.
  И прошептал дремлющий Вишну - Не бей больше, просто отвернись .
  Отвернулся Сигурд от Создателя и стал тем, кем был всегда - сильным северным ветром.
  
  
  
  
  75.
   Гул и свист раздались в пещере.
  Ахнули все асуры и уставились туда где сидел Сигурд-там теперь вращался вихрь. Взревел северный ветер и устремился к отверстию в завале, стремясь вырваться наружу. Луч света померк и стены пещеры облепило снегом. Как ворох сухой листвы взлетели камни закрывавшие вход, ветер поднял их и метнул в долину где они пали, с грохотом содрогая почву. Щурясь от света и дрожжа от холода, асуры вышли из места заточения. И долгое время целый народ стоял молча и смотрел на Север - туда, куда умчался один из них, ставший северным ветром.
  
  76.
  
  Так Сигурд вернул себе прежние свойства. Теперь он мог произвольно превращаться в северный ветер или же вновь становиться асуром. Как ветер прилетел он в то ущелье, откуда Рудра вывел асуров в плен Вишну. Там он стал Сигурдом и медленно пошёл по камням, глядя под ноги. Он рассматривал мечи, во множестве лежащие на земле, некоторые из них он поднимал, но затем отбрасывал.
  Наконец он обрёл то, за чем вернулся - свой меч, лезвие которого он смазал Сомой, когда собирался убить Рудру - короткий обоюдоострый меч с почерневшим клинком.
  Сигурд сказал - Этот меч будет держать богов в отдалении от моего жилища на Севере. А больше мне ничего и не нужно!
  Тут почудилось ему, будто Вишну, встав за его спиной прошептал - Мало быть самим собой, чтоб ни в чём не нуждаться. Для того, чтоб ни в чём не нуждаться, нужно быть никем .
  Яростно крикнул Сигурд и сделал выпад отравленным мечом, но пронзил лишь воздух. Тогда он превратился в северный ветер, с рёвом промчался вдоль ущелья, засыпав его снегом и устремился на Север.
  
  77.
  
  Время ракшасов текло быстро. На острове Руян, лежащем посреди Океана Севера, они построили город и назвали его Майя-Варта. В центре города высилась пирамида из черного гранита, вершиной погружённая в облака. В сердцевине пирамиды ракшасы устроили Храм Майи, куда поместили бронзовый сосуд содержащий плевок Вишну. Ракшасы же не знали о содержимом сосуда ибо боялись открыть его. Они полагали, что в сосуде находится майя, которая есть суть их бытия и поклонялись ему.
  Ракшаса возникшего первым звали Хаягрива. Он стал царём своего народа и хранителем майи.
  Однажды появился в Майя-Варте белокожий демон-асур вооружённый мечом с чёрным лезвием.
  Он пришёл к Хаягриве и сказал ему - Я хотел жить здесь, но вижу, что место уже занято .
  Хаягрива ответил - Плати и оставайся .
  Тогда Сигурд предъявил ему свой меч и сказал - Бессмертие богов уязвимо. Этим мечом можно сразить бога. Возьми его как плату и обеспечь мне славную жизнь среди вас .
  Хаягрива согласился. Он сделал Сигурда своим советником и допускал его везде, кроме Храма Майи. И чем дольше жил Сигурд среди ракшасов, пользуясь разнообразными благами и наслаждениями, тем больше возрастало его любопытство. Однажды он не выдержал и ночью, тайно, прокрался в святилище майи. Там он увидел сосуд чёрной бронзы- вместилище Сомы.
  Не зная о том, что теперь содержится в сосуде, Сигурд обрадовался.
  Он воскликнул - И трое Бессонных, и все их потомки, обопьются и слягут. Я готов совершить это .
  Но едва он прикоснулся к сосуду, как раздался звон множества колоколов и гонгов. Бесчисленные стражи вбежали в святилище, схватили Сигурда и с обвинениями поставили его перед Хаягривой.
  
  78.
  
  Хаягрива сказал - Я знал, что ты злоумышляешь против нас. Ведь ты хотел жить здесь хозяином, а живешь, как постоялец. Конечно ты недоволен и стремишься отомстить. А может быть это боги подослали тебя разрушить моё царство?
  Сигурд ответил ему - Ни то, ни другое, чёрный демон. Я не хотел тебе мстить и я не наёмник богов .
   А кто же ты? - спрсил Хаягрива.
   Я вор - ответил Сигурд - Я хотел украсть ценнейшую вещь на свете, вещь, которой ты владеешь слепо, не зная об её ценности .
   Мне ведома ценность майи. - сказал Хаягрива. - Она суть нашей жизни, без неё мы погибнем .
   Тебе внушены глупые мысли и навязано ложное знание! - воскликнул Сигурд - В этом сосуде не майя, в этом сосуде Сома, напиток, который лишает богов бессмертия превращая их в людей. Я видел, как он действует и клянусь тебе, что он обеспечит неслыханное могущество будучи правильно применён. А я научу тебя, как сделать это правильно!
  Злобно нахмурился Хаягрива и сказал - Ты ничему меня не научишь, потому что ты умрёшь прямо сейчас .
  И он крикнул страже - Эй, лишите его головы немедленно!
  Трое стражников с занесёнными мечами кинулись к Сигурду, но вбежали в неистовый вихрь снега, который вращался там, где только что стоял асур. Яростно завыл северный ветер, разогнался вдоль тронного зала и вылетел из дворца Хаягривы, выбив все окна и двери.
  
  
  
  79.
  
  В полдень летнего дня Рудра и Агни пришли к воротам Майя-Варты. Они приняли облик ракшасов и привратники беспрепятственно пропустили их в город. Они принялись ходить по улицам наблюдая за жизнью ракшасов. Чёрные демоны знали некоторые слова Священной Речи и употребляли их чтобы обеспечить себе разные блага. Ещё они делали свои подобия из металла и глины, и частично оживив их, использовали, как рабов или слуг.
  Глядя на всё окружающее Рудра спросил у Агни - Каким образом появился в мире столь странный народ?
   Я только догадываюсь каким . - грустно ответил Агни, ибо он на самом деле догадывался.
  Они пошли дальше и пробираясь через толпу на базарной площади встретили Сигурда.
  
  80.
  
  Они укрылись в заброшенном доме на окраине возле городской стены. Рудра приказал Сигурду - Расскажи нам всю правду о своём пребывании здесь и не заставляй нас проверять твои слова .
  И Сигурд рассказал Рудре и Агни о том, как обошёлся с ним Хаягрива.
  Тогда усмехнулся Рудра и промолвил - Сосуд чёрной бронзы либо пуст либо содержит некую дрянь. Я сам опустошил его для потомков Вишну! Хаягрива лжёт, он прячет Майю, наводил на ложный след. Но мы принудим его к правдивости!
  Агни же сказал - Я чувствую здесь уловку против нас, но не могу понять в чём она заключена .
  Рудра отмахнулся от его слов.
  Он воскликнул - Это простое дело и мы решим его просто. Идём во дворец и повергнем Хаягриву мечами .
  
  81.
  
  Рудра и Агни явились во дворец царя ракшасов, а Сигурд с ними не пошёл. Хаягрива принял их сидя на троне из красного золота.
  Он не встал и не поклонился богам.
  Он спросил их, произнося слова жестко и грубо - Кто вы и зачем беспокоите меня?
  Рудра ответил - Чёрный демон! У тебя есть то, что принадлежит мне и было тобой похищено. У тебя есть Майя. Отдай её мне и мы удалимся, оставив в покое тебя и твой народ .
   Ты лжешь, бог! - крикнул Хаягрива, - майя перешла ко мне из рук Вишну. Он отдал мне её добровольно и явно, и я владею ей по праву. Убирайтесь прочь из моих владений или я поступлю с вами по закону войны!
  Сказав так, Хаягрива вскочил и выхватил из ножен меч с чёрным лезвием. Угрожая оружием он встал перед богами.
  Тогда улыбнулся Агни и молвил - О, чёрный демон! Позволь мне забрать у тебя эту опасную вещь пока ты не порезался!
  И он протянул руку к мечу.
   Майя! - крикнул Хаягрива и пронзил отравленным мечом ладонь бога.
  Зашатался Агни сжав в кулак раненую руку и побледнел так, будто удар пришёлся ему не в ладонь, а в сердце.
   Этот меч отравлен - прошептал он, - его лезвие покрыто Сомой!
   О, Рудра! - крикнул Агни, - Помоги мне, я теряю себя, я гасну!
  И он упал ничком на плиты пола. Хаягрива же занёс меч, целясь срубить голову Агни. Тогда выхватил Рудра кинжал и метнул его в грудь царя ракшасов. По самую рукоять вонзился кинжал в тело Хаягривы там, где должно было быть сердце, но у ракшасов нет сердца.
  Хаягрива наступил ногой на спину Агни, прижав его к полу и крикнул стражникам - Эй вы! Хватайте моего врага!
  Ракшасы со всех сторон бросились на Рудру, а тот обнажив меч принялся рубить их. Но и рассчённые мечом не умирали чёрные демоны. Крича от боли они ползали по полу вокруг Рудры, и когда их раны затягивались, они вновь вступали в бой. Видя, что битва может продолжаться бесконечно, Хаягрива вновь занёс меч над поверженным Агни.
  Он сказал обращаясь к Рудре - Сдайся и я помилую твоего спутника!
  Тогда Рудра бросил оружие и поднял над головой пустые руки.
  
  82.
  
  По приказу Хаягривы, Рудра и Агни были заперты в подземелье под основанием чёрной пирамиды. Агни лежал на охапке гниющей соломы и стонал от боли, а Рудра сидел на земле, в углу, прижимаясь спиной к стене. Между ними стоял светильник, который горел тускло и коптил.
  Агни сказал - Рудра! Приблизь ко мне свет, осмотри мою рану .
  Рудра сделал так, как он просил и увидел, что чернота поднимается от раны на ладони, движется вверх по руке Агни и уже приближается к локтю.
   Когда чернота достигнет сердца, я умру . - с горечью промолвил Агни.
   Капля Амриты могла бы спасти тебя - сказал Рудра - но чтобы добыть Амриту я должен выйдти отсюда. А если я уйду, Хаягрива немедля убъёт тебя. Я не знаю что мне делать .
  Тогда приподнялся Агни от ложа и сказал улыбаясь - Уходи, Рудра. Не ради меня, а просто так. Найди смерть ракшасов, погуби их и живи победителем. А меня ждёт новое рождение!
  Но Рудра лишь покачал головой и остался сидеть рядом с Агни.
  
  83.
  
  Через некоторое время они услышали лязг и грохот отпираемых замков. Хаягрива, сопровождаемый своими воинами, вошёл в подземелье и сказал обращаясь к Рудре - Я хочу поговорить с тобой, бог. Может быть мы достигнем мира и согласия .
  Они поднялись в тронный зал. Усевшись на трон из красного золота, Хаягрива молвил - Тебе не удалось убить меня, бог, но удалось испугать. Испытав рану, я стал бояться смерти. Избавь меня от этого страха и я отпущу тебя и твоего спутника не причинив вам вреда .
  Лишь мгновение колебался Рудра, а затем рассказал Хаягриве о шкуре белого волка, что хранится в святилище Лакшми на далёкой Ланке.
   Я сам надевал эту шкуру - сказал Рудра- и с тех пор я знаю, что такое покой . Хаягрива спросил его - Сколько времени тебе нужно, чтоб принести шкуру сюда и выкупить за неё твоего ослабевшего друга?
  Рудра ответил - Я не заставлю тебя ждать. Ведь мой друг быстро теряет жизнь!
  
  
  84.
  
  Рудра сделал два шага и пришел к подножью Хималая - обители Шивы. Сделал ещё шаг и поднялся на ледник, на вершину горы. Вместе с ним взлетел северный ветер и принялся вращать тучи над ледником. Шива же сидел на льду, поджав под себя ноги. Его темя, плечи и бёдра покрывал снег. Пред ним на черном, плоском камне лежали в ряд семь глинянных черепков на каждом из которых была начертана руна.
  Шива смотрел на руны и не поднял головы, когда Рудра встал перед ним.
  Рудра сказал сам себе - Если бы Шива глядел сейчас на звезды он бы заметил меня . Он крикнул северному ветру - Эй, Сигурд! Покажи Шиве звезды!
  Взревел северный ветер, заметался, взлетел ещё выше и разогнал облака над горой Хималай. Тотчас открылись и чёрное небо и яркие звёзды и полная Луна среди звёзд. Снега засветились, как голубое пламя, всякий предмет отбросил глубокую тень. Но Шива не шевельнулся продолжая глядеть на руны.
  Тогда Рудра окликнул его - Хэй, Шива! Твой сын в беде, он ранен, умирает! Мне нужна Амрита, чтоб исцелить его!
  Но Шива молчал так глубоко, что казалось будто он отсутствует. Рудра подождал немного, разьярился и пнул черепки ногой. Они разлетелись в разные стороны, а один упал в трещину и потерялся.
  Не поднимая головы, не глядя на Рудру, Шива сказал - Ты, Рудра только что спас мне жизнь. За это я не стану убивать тебя сейчас! Можешь убираться прочь .
  Подстрекаемый злобой Рудра ответил - А ты, Шива, только что сказал глупость. Я не уйду до тех пор, пока не доведу до тебя суть дела.
  Тогда захохотал Шива и встал в полный рост, разбрасывая снег. Пар поднимался от его тёмной кожи.
  Он обнял Рудру, поцеловал его в губы и воскликнул - Воистину, Рудра, есть в тебе какое-то превосходство! Ведь ты один понимаешь, что даже бог может сказать глупость. Поэтому любая вера пуста! Боги дают советы даром, но за разъяснение нужно платить. Готов ли ты принять цену и отдать стоимость?
   В твоей алчности - твоя бедность! - молвил Рудра освобождаясь от его обьятий- Я прошу не ради себя, а ради Агни. Или ты не помнишь, что есть у тебя такой сын?
   Всякий просящий, просит только за себя . - отвечал Шива, вновь садясь на снег. Склонил Рудра голову и произнёс - Я согласен. Называй цену.
  Шива протянул к нему левую руку и разжал ладонь. Зеркало клятвы лежало на его ладони, оно блеснуло отразив лунный луч.
  Шива сказал - Вот зеркало клятвы. Однажды, я поклялся перед ним, что не причиню тебе вреда, и не склоню к этому кого либо другого. Эта клятва ограничивает меня, тяготит, но я не могу устранить её, а ты можешь - ведь она была дана ради тебя. Возьми зеркало и разбей его. Тогда я выполню любое твое желание - одно желание.
  Рудра взял зеркало и ударил его о чёрный камень, где прежде лежали руны. С коротким звоном разбилось зеркало, и осколки его канули в снег.
  
  
  85.
  
  Молча стоял Рудра перед Шивой.
  Он запутался в своих желаниях и он сказал сам себе - Ведь я же бог. Откуда у меня столько желаний?
  А Шива высунул язык и подразнил его. Бе-бе-бе, Рудра! - крикнул он - Ты сам себя не знаешь, а просишь что-то у Шивы! Или я должен подсказывать тебе? Так я подскажу - слушай!
  И Шива трижды выкрикнул - Майя! Майя! Майя!
  От крика его дернулись горы и лавины пошли вниз, заполняя пропасти снежным туманом. Тут Рудра закричал тоже - но без слов, так, как кричат от боли. Продолжая кричать, он обхватил голову руками и принялся раскачиваться, потом отнял руки от головы и хлопнул в ладони -раз, другой, третий. И он начал танцевать выбивая ритм ладонями и ступнями. Весь мир запрыгал вместе с ним словно подвешенная игрушка - и качались горы, и падали леса, поля покрывались оврагами, пустыни скатывались словно ковры и вода в морях плескалась, как в чашках. Тогда Шива слепил снежок и метнув его, попал в лицо Рудре. Прервал танец сын Сурьи, остановился тяжело дыша. Все голоса умолкли в его голове, он слышал лишь шорохи ветра.
  Он сказал - Шива! Дай мне Амриту! А Шива сказал - Эх, Рудра, Рудра! Однажды, для того, чтоб прервать мой танец, Вишну швырнул в меня Солнцем .
  
  
  86.
  
   Нет у меня Амриты - продолжал свою речь Шива - ибо это напиток из подвалов Вишну. Пойди и добудь её сам, а я научу тебя как это сделать.
  Слушай же, слушай! Когда мы, боги, просыпаемся, мы долго лежим в темноте и грезим о девах полных соблазна. Ведь мы мужчины! И наши грёзы становятся явью и мы овладеваем девственницами, делаем их своими жёнами. Тогда их влагалища сочатся кровью потери, а Вишну собирает кровь в сосуд из красной бронзы. Эта кровь и есть Амрита. Глотнувший её, возвращается к началу, как бы далеко он не ушёл по пути перемен. Так вот, Рудра! Найди девственницу из рода богов, сделай её женщиной и собери кровь, что прольётся при этом. Тогда у тебя будет Амрита. Я дал достаточное разъяснение?
  
  Рудра кивнул головой и хотел идти, но Шива удержал его окликом.
  Он спросил - Почему ты не захотел обрести любовь Майи? Я бы охотно помог тебе!
  Рудра ответил - Я сам возьму то, что предназначено мне, ибо от твоего вмешательства всё становится неполноценным.
  А теперь я спрашиваю тебя - почему ты не захотел помочь своему сыну? Вдруг бы я произнёс другое желание, то к которому ты меня склонял, то, которое, как клеймо на моём сердце?
   Потому что Агни не нуждается в моей помощи. - ответил Шива. - Ему нужна твоя помощь .
  Повернулся Рудра и уже пошёл прочь, но тут Шива опять окликнул его.
  Он сказал - А знаешь ли ты, Рудра, что за руны лежали передо мной, когда ты здесь появился? Нет? Так вот, слушай, слушай!
  Однажды Вишну избавил меня от кошмарного сна и я обрёл целое мгновение покоя. Тогда в уме моём сама собой сложилась мантра, могущая наполнить мир счастьем. Будучи произнесённой, всякую боль она бы прекратила и предотвратила и всякую страсть лишила бы силы разрушения.
  Я записал её рунами, но боялся произнести, ибо это была мантра моей гибели. И вот сегодня утром, созерцая снегопад, решился я наконец-то принести себя в жертву ради счастья всех существ способных к страданию. Я выложил мантру перед собой и начал читать её, но тут пришёл ты и ударом ноги уничтожил мою запись. А теперь я не помню мантру и не могу восстановить её ибо одна руна потерялась. Что ты скажешь по этому поводу?
  Пожал Рудра плечами и ответил - Твои заботы .
  Потом он покинул вершину Хималая.
  
  
  87.
  
  Рудра задрал голову к небу и крикнул - Эй, северный ветер, пойдём со мной! Опустился северный ветер на землю, притих и стал Сигурдом.
  Рудра сказал ему - Мы идём туда, куда ты, Сигурд хочешь попасть, а я - нет. Эх, Сигурд, Сигурд! Береги своё сердце!
  И они пошли в Арьяну через сосновые леса земли Сумер. А чтобы Агни не умер пока они ходят, Рудра замедлил время. На седьмой день они переправились через реку Свати и вступили в берёзовые чащи Арьяны.
  
  
  88.
  
  У Лады, младшей дочери Вишну была серая кошка. По ночам она всегда спала в ногах у хозяйки. Но однажды кошка не пришла домой ночевать.
  Проснувшись утром Лада сказала сама себе - Вот сегодня моя жизнь изменится .
  Она оделась и расчесала свои светлые волосы, длиной достигавшие поясницы, а потом заплела их в две косы. Она сходила к роднику, умылась и принесла домой кувшин свежей воды. Она окинула стол белой скатертью. И она поставила на стол чаши с водой, мёдом и молоком.
  
  89.
  
  Сигурд отказался идти к дому Лады. Он сделал себе шалаш под кустом и остался в нём. А Рудра пришёл к дому Лады и стукнул в дверь.
  Он спросил хозяйку не глядя ей в лицо - Дочь Вишну! Хочешь ли ты помочь своим братьям, тем из них, что ещё живы?
  И когда Лада ответила утвердительно, он продолжил - Дашь ли ты мне кровь девственности, которая и есть Амрита? Большую часть я присвою, но малую толику оставлю тебе. Её вполне хватит для спасения твоих братьев. Они опять станут богами! И вновь Лада ответила утвердительно.
  Тогда Рудра велел ей задрать подол и нагнуться.
  Она спросила его - Рудра! Неужели ты даже не посмотришь мне в глаза перед тем, как сделаешь это со мной?
  Рудра же схватил её за плечи, повернул к себе спиной, толкнул меж лопаток и крикнул- Исполняй молча!
  И она исполнила, а он не смог, потому что не хотел её. Он сказал глядя мимо неё. - Я уйду и вернусь, а когда вернусь, сделаю, то что задумал. Наш уговор остаётся в силе .
  
  90.
  
  Рудра вернулся к шалашу Сигурда и разбудил уснувшего асура толчком ноги.
  Он сказал ему - Эй, Сигурд! Я возьму твою любовь к Ладе, а взамен исполню любое твоё желание - одно желание! И это выгодная сделка - ведь ты получишь своё достояние назад, мне оно нужно лишь временно .
  Мгновение размышлял Сигурд, а потом согласился. Он был связан своими чувствами и боль сердца измучила его, и он хотел освободиться.
  Он только спросил - Разве возможно изъять любовь словно предмет? Ведь для неё нет определения!
  Усмехнулся Рудра и сказал усмехаясь. - А ты поумнел с тех пор, как перестал быть северным ветром. Это верно, любовь не имеет сути. Её нельзя поразить словом, ибо она отсутствует среди слов. Её нельзя поразить действием ибо она отсутствует среди предметов и действие летит сквозь неё, как стрела сквозь тень. И в огне погребального костра не сгорает любовь, и отряхнув пепел тела, она остаётся жить. Она сама - как быстрая птица, но её символы подобны неподвижным, тяжким камням. Устрани символ и ты устранишь любовь. Возьми символ любви, и ты приобретёшь её в собственность. Верь мне, уж я то разбираюсь в камнях!
  И сказав так, Рудра взял у Сигурда нить с подвешенным к ней золотым браслетом. Он надел её себе на шею и вновь пошёл к дому Лады. А Сигурд остался стоять неподвижно, словно окаменевший. Ведь он был опустошён.
  
  91.
  
  В полдень затворила Лада все ставни в своём дому, чтобы стало темно, как в полночь. Она зажгла неяркий светильник и легла на ложе вместе с Рудрой. И Рудра ласкал её так нежно, как ласкал бы Сигурд, если б карма позволила ему это. И она открылась для Рудры и Рудра вошёл в неё через боль и кровь.
  Он хотел идти дальше, но она остановила его сказав - Ты забыл, а я помню. Собери мою кровь, пока она ещё течёт .
  Тогда Рудра поднялся с ложа. Взял он свой шлем и собрал в него кровь Лады, как в железный сосуд.
  
  92.
  
  В это время брат Лады, Хорс - единственный из сыновей Вишну, оставшийся богом, охотился на лебедей. Оттянул он тетеву лука до правого уха и прицелися в белую лебедь на озерной воде. Но когда он пускал стрелу, рука его дрогнула и стрела нырнула в воду не задев птицы. Взмахнула лебедь крыльями, поднялась с воды и улетела, а Хорс уселся на берегу озера и призадумался.
  Он сказал сам себе - Никогда прежде не лгал мне глаз и рука меня не обманывала. Стрелы мои били без промаха, так будто цель сама звала их к себе. А теперь что-то случилось со мной или с кем то из моих близких .
  Задумался он ещё глубже и узнал обо всём, что сделали Лада и Рудра. Ведь он был бог и мог знать всё что хотел.
  С криком ярости вскочил Хорс на ноги. Быстро проверил он стрелы в колчане - шесть лёгких стрел для птицы и одна тяжёлая с железным остриём, убойная для кого угодно. Приподнял он меч из ножен и порезал палец, задев за лезвие. Слизнул он кровь с пальца и сказал - Добрые у меня стрелы и меч добрый. Сегодня я убъю Рудру Марута!
  
  93.
  
  Долго смотрела Лада на Рудру, пока тот дремал. Она смотрела не отрываясь, ведь она полюбила его.
  Когда он проснулся она сказала - Я подробно вижу путь, что привёл тебя ко мне. Не по своей воле ты пришёл, но по внешнему принуждению. И не хочу я, чтоб ты проклял меня, когда очнёшся. Ты дал мне мою любовь, а я верну тебе твою .
  И она протянула руку к нити с браслетом, чтобы снять её с шеи Рудры. Тогда вскинулся Рудра и отстранился и прижался спиной к стене.
   Нет! - крикнул он, захватив браслет в кулак и сжав руку так сильно, что измялось красное золото, - нет, я не хочу возвращаться!
  Поднялась Лада с ложа и встала перед Рудрой обнажённая.
   Не делай напрасным всё то, что ты уже совершил - сказала она Рудре - а иначе обретёшь меня, но себя потеряешь. И когда оценишь ты потерянное, то обрушишь на меня проклятие и уйдёшь навсегда. А так - ещё есть надежда. Верь мне, я знаю, я предвижу!
  И она протянула руку, а Рудра отдал её браслет. Любовь к Ладе стала покидать его сердце подобно тому, как вода покидает пробитый сосуд. Словно больной, словно раненый стонал Рудра возвращая на себя одежду.
  Лада же тем временем заплела волосы в две косы. Она налила в шлем Рудры медовое вино поверх крови и размешала напиток и вино растворило кровь и стало Амритой. Она наполнила Амритой глинянный кувшин, где прежде содержалось вино. Она замкнула кувшин пробкой и отдала его Рудре, не оставив себе ни капли.
  Тогда промолвил Рудра с горечью - Когда я впервые пришёл к тебе, я был как торговец меняющий товар на товар. А теперь я снова стал торговцем и торгую честно .
  С этими словами, он взял со стола чашу, выплеснул из неё воду и отлил туда немного Амриты.
   Это для твоих братьев. - сказал он указав на чашу,- Им хватит, ведь их мало осталось на свете!
  Но Лада не взглянула на чашу.
  В глаза Рудры посмотрела она и сказала - Ясный Рудра! Знай, что теперь у тебя есть дом, где ждут тебя вечно. Что ещё нужно мужчине?
  И когда увидел Рудра слёзы в её глазах, то вновь пережил он потерю и боль потери взорвала его сердце. Действуя с быстротой присущей совершенному воину, он выхватил кинжал, отсёк правую косу Лады, сунул её за пазуху и бросился вон из дома. Но едва он переступил порог, как сердце его совершенно остыло.
  Он сказал сам себе - Мне предстоит долгий путь. Зачем таскать с собой бесполезные вещи? И он бросил косу возле крыльца, а сам направился к шалашу Сигурда.
  
  94.
  
  ... И когда лишился Сигурд символа любви, любовь его превратилась в похоть, а похоть разожгла воображение. Он сидел у костра, сопел подобно зверю и представлял, как Рудра совокупляется с Ладой. Но он не чувствовал ревности, а только сильное вожделение. И он не огорчился, когда Рудра известил его об утрате браслета. Он сказал Рудре - Вот моё желание обещанное тобой к исполнению. Хочу я обрести твой облик и твою повадку и внешне быть совершенно, как ты, на время от заката до рассвета. Ты обещал мне, князь!
   Да будет так . - ответил Рудра.
  Плюнул он в лоб Сигурду и велел растереть слюну по всему лицу.
  Он пояснил - Лишь Солнца нижний край коснётся кромки окоёма и ты преобразишся .
  Он велел Сигурду - Обнажись .
  И когда тот исполнил, он облёкся в одежду Сигурда, а своё снаряжение оставил в шалаше. Затем пошел он прочь, быстро углубился в лес и скрылся среди деревьев. А Сигурд остался ждать преображения. Ведь он решил воспользоваться обликом Рудры и так овладеть Ладой.
  Вот склонилось Солнце к закату и свершилось обещанное. Ощутил Сигурд краткую дрожь изменения. Ликом, осанкой, и повадкой стал он совершенно, как Рудра. Железным шлемом покрыл он голову словно тяжким куполом, а тело облёк в длинную кольчугу, дающую тусклый отблеск. Под кольчугой была у него толстая рубаха плетёная из конопляных верёвок, заправленная в холщёвые штаны, шитые конопляной нитью. Обул он ноги в высокие сапоги из буйволиной шкуры, а до того был он обут лаптями из лыка. Широким кожанным поясом охватил он стан над бёдрами и три руны звенели с пояса, укреплённые на цепочках - две руны войны и одна руна покоя. А через правое плечо на левую сторону, облегла его кожанная перевязь с подвешанным к ней длинным железным мечом в ножнах из чёрного дерева, схваченных серебрянными скобами. И была у того меча медная, гладкая рукоять, всегда тёплая, когда бы её не коснулся.
  Глянул Сигурд в лужу за кустом, осознал свою внешность, обрадовался и сказал сам себе - Вот теперь я преуспею!
  И он побежал к дому Лады не разбирая дороги, продираясь через лесные завалы и заросли. Был он возбуждён и торопился, но сердце его лежало в груди тихо, как камень. И одышка не брала его - ведь он жил дыханием Вишну, а Вишну сейчас пребывал в покое.
  Но хотя озверел Сигурд и подобно зверю спешил овладеть добычей, тень прежнего чувства имела некую власть над его действиями. Вот потому, достигнув дверей дома, где жила Лада, он не мог решится постучать и стоял принуждая себя к этому, с поднятой для стука рукой. И вдруг услышал он шорох кустов и шелест трав и тяжелые шаги на тропе. Пугливый, как и все похотливые, Сигурд метнулся в глубокую тень и спрятался за столбом, державшим кровлю над крыльцом.
  И увидел он, что из леса вышел бог-воин в красном плаще рассшитом золотыми нитями, в медной броне, с колчаном за спиной и мечом у пояса. Золотая пектораль из трёх равных пластин лежала у него на груди и на каждой пластине была выбита правая Свастика - символ рода Вишну.
  Луна освещала его, отражаясь от золота и меди. Тяжёлыми сапогами ступил он на крыльцо и прочное крыльцо заскрипело и дрогнуло, как слабый настил. Неимоверным стал страх, охвативший Сигурда. Решил он было обернуться северным ветром и умчаться прочь, но страх лишил его всякой свободы действия.
  Тогда присел Сигурд ещё глубже в тени за столбом и чтоб не упасть, оперся рукой о землю. С чем то мягким, шелковистым, и казалось, хранящим ещё тепло, соприкоснулась его рука. Он шевельнул пальцами, захватил и поднял с земли косу Лады - ту, которую Рудра отшвырнул, покидая это место.
  И только сжал Сигурд косу в ладони, как лютая боль возникла в его сердце. Едва удержав крик, он вскочил на ноги и стоял пошатываясь, прижимая руки к груди, а сердце ворочалось в нём и вздрагивало, словно пробуждаясь. И вдруг ударило оно в полную силу и забилось ровно и погнало по жилам живую кровь и понял Сигурд, что жизнь его началась и кончилась. Твердым шагом вышел он из тени, взошёл на крыльцо, схватил сына Вишну за плечи и отбросил его от двери, как раз тогда, когда тот хотел постучать.
  Он сказал изумлённому богу - Вижу я, что ты задумал зло для Лады. Я буду биться с тобой до смерти и не войдёшь ты в эту дверь пока я жив .
  Вгляделся Хорс в лицо противника, сначала просто так, а потом прищурил глаза и посмотрел сквозь майю, как сквозь плёнку. Понял он, что перед ним не сам Рудра, а некто, обладающий лишь внешностью Рудры.
  Он сказал - Я Хорс, сын Вишну. Мне нужен Рудра Марут, против него моя злоба. А ты незнакомец, уходи прочь. Это ведь не твоя битва!
  Сигурд ответил ему - Не важно кто я. Я защищаю двери моей возлюбленной .
  Сказав так, он выхватил меч и ринулся на Хорса.
  
  
  95.
  
  А Хорс уже изготовился к бою, пока Сигурд говорил. Он был искусный воин, меч его двигался разумно и быстро. С лёгкостью отбил он удар асура и ударил сам, но не для того чтобы поразить насмерть, а лишь затем, чтоб остановить.
  Он проткнул Сигурду правое плечо, отступил на шаг и крикнул - Убирайся прочь, безумный! Я не питаю тяги к убийству, не хочу губить постороннего!
  А Сигурд перехватил меч в левую руку, потому что правая рука его повисла и вновь напал на Хорса. Зазвенели мечи, полетели искры! По ярости нападения понял Хорс, что враг его не отступит, не испугается. И тогда он кольнул Сигурда в сердце. Коротко вскрикнул асур и замер, словно наткнувшийся на преграду. Меч выпал из его руки, а сам он опустился на колени. Часто, часто дышал Сигурд пытаясь удержать уходящую жизнь, кровь пенилась у него во рту и текла на шею с подбородка.
  Наклонился к нему Хорс, заглянул в лицо и спросил тихим голосом - Кто ты? За что отдал свою жизнь, почему не отступился?
  А Сигурд ответил ему невнятно, говоря через текущую кровь - Жизнь свою, я обменял на бессмертие. Это хорошая сделка!
  И ещё он сказал, улыбаясь - Спасибо вам добрые боги! Воистину, вы только добрые и другими не бываете .
  А потом он умер и повалился ничком к ногам Хорса. Так погиб Сигурд Северный Ветер - был он рождён, как ветер, жил, как демон, а умер, как человек, обретя за миг до смерти и плоть и кровь, и бессмертную душу. Всё это случилось с ним, потому, что он познал любовь.
  
  
  96.
  
  Разбудил Ладу звон мечей на поляне перед её домом. Окинувшись покрывалом, выбежала она на крыльцо и увидела брата своего Хорса, что склонился над мёртвым телом.
  Когда умер Сигурд, то распалась майя колдовства и вернулся к нему прежний облик. Но одежда его не изменилась, ведь она была настоящей, а не сотканной из слов заклятия. По одежде и признала Лада в убитом Рудру, своего возлюбленного. Она сказала Хорсу - Брат, то, что ты сделал - непоправимо .
  И прежде чем успел Хорс промовить слова объяснения, она выхватила из его колчана стрелу - длинную, с наконечником из железа и воткнула себе под левую грудь, как дротик, глубоко, до самого сердца. Так и замер Хорс, стоя меж двух поверженных. И меч он бросил и всю ярость растерял, и слёзы раскаянья настигли его.
  
  Он воскликнул - Неуж-то уподобился я брату моему Бхиргу! Подобно ему, думал я, что применяю закон, а на самом деле погрязал в беззаконии. Но ведь есть Господь! Самое время сейчас взглянуть Ему на меня!
  И услышал он тихий шёпот прямо в правое ухо - Ты думаешь, что двоих убил? Нет, ты троих убил, а это гораздо хуже! Эй, Хорс! Когда стоишь среди поверженных, будь чутким к звуку дыхания. Вот так ты различишь мёртвых от умирающих. Оставь мертвых на земле, а умирающих неси в Дом, чтобы помочь им!
  Тогда очнулся Хорс, подхватил с земли Ладу, которая ещё дышала, внес её в дом и поместил на ложе. Он пытался сказать над ней мантру исцеления, но губы не слушались его, а ум путался в словах. Отчаялся Хорс и заметался по дому схватывая разные предметы и бросая их на пол, как явно бесполезные. И вдруг услышал он, что кошка орёт наверху в тереме. Кинулся он наверх по крутой лестнице, вбежал в терем и увидел серую кошку на полке с кувшинами. Кошка выгнула спину, прижала уши и била лапой по самому малому кувшину в дальнем углу.
  
  97.
  Так указала серая кошка Хорсу на кувшин с Амритой.
  Взял Хорс кувшин, спустился из терема и приблизился к ложу сестры. Он выдернул стрелу из груди Лады и уронил каплю Амриты прямо в рану. А остальное - всё, что было в кувшине он дал ей выпить. Затянулась рана бесследно, ровное дыхание вернулось к Ладе и вместо смерти настиг её глубокий сон утомления. И другая рана, та, что Рудра нанёс её лону, тоже затянулась.
  Вновь стала девственницей дочь Вишну, ибо Амрита возвращает к началам, всё, что продвинулось по пути перемен. Но ребёнок, которого Лада зачала от Рудры остался в её чреве живым и невредимым. Ведь Амрита не обрывает жизнь, но усиливает её.
  
  98.
  Брахма не знал, что ему делать и потому много спал. Но однажды он проснулся среди ночи и ему показалось, что разбудил его звон разбитого стекла. Брахма вгляделся в сущее сначала глазами, а потом умом. И узнал он, что разбито зеркало клятвы и теперь Шива может злодействовать против Рудры.
  Брахма сказал сам себе - Как хитры мои братья! Почему я не такой?
  Он дождался, когда Шива покинет вершину Хималая, и появился там. Огляделся Брахма по сторонам, а потом разулся и стал босиком ходить вокруг чёрного камня, о который Рудра разбил зеркало клятвы. Он ходил по глубокому снегу и босые ноги его проваливались в снег. Вдруг нечто острое впилось в его стопу и вызвав боль, проникло до кости. Вскрикнул Брахма, выдернул ногу из снега и извлёк из неё осколок зеркала подобный узкому клинку. Он положил осколок в кошель, а сам продолжал ходить вокруг камня двигаясь слева направо. Действуя таким образом, собрал он все осколки зеркала - а было их двенадцать. И шесть из них пронзили правую ногу Брахмы, а шесть других - левую.
  Закончив свой труд, Брахма покинул вершину Хималая. А вокруг черного камня появилась тропа из снега пропитанного кровью.
  И потом, всякий раз, когда Шиве нужно было подойдти к чёрному камню, ему приходилось переступать через кровь брата.
  
  99.
  Вернувшись домой Брахма сложил осколки зеркала, подул на них и они соединились. Он спрятал зеркало в тайном месте и сказал усмехаясь - Если бы от клятв можно было избавиться так просто, то кто бы тогда стал клясться?
  
  100.
  Рудра шёл на юг через леса, стремясь быстрее достичь побережья. Однажды он почувствовал запах дыма и вскоре вышел на поляну, где были раскинуты шатры и горело множество костров. Это было становище асуров, которые бродили по свету как стадо и искали своего царя. Для асуров миновало уже очень много времени и большинство из тех, кто помнил Рудру, умерли от старости. А молодые дышали собственным дыханием и не верили, в то, что их народ когда-то подчинялся царю. Но они всё равно искали царя, потому что таков был их обычай.
  Асуры столпились вокруг Рудры, настроенные враждебно. Но один молодой асур лишённый правой руки вдруг встал перед ним на колени и низко поклонился.
  Другие же спросили его - Раван, зачем ты кланяешся этому пришельцу? Разве он имеет власть над тобой?
  И Раван ответил - Он имеет власть над всеми нами, ибо он наш царь .
  Тогда они спросили - Откуда ты знаешь, что он царь?
   Потому, что он отрубил мне руку . - сказал Раван.
  Тут молодые асуры расступились, давая дорогу нескольким старикам и старухам, которые шли медленно, опираясь на палки. Старики и среди них Урга - мать Равана, тоже встали на колени перед царём. А потом всё племя асуров последовало их примеру.
  Тогда Рудра сказал им - Вы обрели царя, теперь пора обрести царство. Поднимайтесь, рубите чёрные деревья, стройте чёрные корабли. В этом мире есть хорошее место и я поселю вас там на многие века!
  
  101.
  Старые асуры говорили меж собой - Хорошо быть богом! Наш царь был молод в те дни, когда мы были молоды. Теперь мы жалкие старики, а его молодость осталась неизменной. Почему мы так не можем?
  Но Урга сказала им - Посмотрите в его глаза, глупцы! Разве вы не видите, как он устал? Мы скоро будем отдыхать, а он останется здесь навсегда. Вечная жизнь похожа на наказание!
  Старики же продолжали роптать - Вот, без царя мы жили спокойно, а теперь строим черные корабли и куём мечи и плетём кольчуги!
  Урга ответила - Мы ходили по лесам, как животные, собирая коренья. Потомки богов охотились на нас, как на зверей. Мы убивали друг друга опьянённые беззаконием. Но царь вернулся и Закон вернулся вместе с ним. Теперь мы снова знаем для чего живём на свете!
  
  102.
  Девяносто девять чёрных кораблей и ещё одну ладью для царя, построили асуры. Они взошли на корабли всем народом и ведомые Рудрой поплыли к Ланке. Когда узнала Лакшми, что плывут к ней незваные гости, вышла она на берег Океана и зачепнула воды в плоскую чашу.
  Она вернулась во дворец, и поставила чашу на огонь жертвенника.
  Нагрелась вода и как только пошёл от неё пар, сразу почернело небо над Океаном. Дождь хлынул так сильно, что казалось, будто один водоём опрокинулся в другой. Вот закипела вода в чаше и вздыбился Океан. Ураганы ринулись со всех сторон, гоня перед собой волны столь огромные, что дно обнажалось в их основании. Всё сущее охватила ярость. Поднялись волны и рухнули, поднялись и опять рухнули, пали волны в облаках пены, а потом пошли вал за валом под свист ветра, ибо мощно кипела вода в чаше.
  Во все стороны разбросала буря корабли асуров. Многие из них затонули, унося на дно белых демонов, другие же до половины наполненные водой, прыгали по волнам, а демоны, которые были на них, молились и кричали от страха.
  Понял Рудра причину бури.
  Твердо встал он на палубе ладьи и крикнул в сторону острова - Эй, Вритра! Это я, Рудра Марут, плыву на Ланку, чтоб проверить твои путы!
  Хотя дремал заточённый в подвале дракон, но услышал он голос Рудры и дёрнулся во сне. Содрогнулся дворец, как лёгкая хижина, и подпрыгнула чаша на жертвеннике, и перевернулась чаша, и вода залила огонь. Тотчас утихла буря разрешившись тёплым дождём, и радуга поднялась над Океаном. С помощью заклинания, призвал Рудра уцелевшие корабли к своей ладье. Они прошли под радугой как под аркой и причалили к острову.
  
  103.
  Рудра сказал Лакшми - Вот мой народ. Он будет жить здесь потому что я так хочу. Ты погубила многих из них. К оставшимся же будь или благосклонна или равнодушна, а иначе я тебя покараю .
  Лакшми притворилась невиновной. Эта страшная буря и меня напугала! - воскликнула она. - Я думала, что остров вот-вот оторвётся и поплывёт!
  Рудра только усмехнулся на её слова. Веди меня во дворец. - велел он ей. - Мне нужна шкура белого волка .
  Когда они пришли во дворец, Лакшми развязала свой пояс и уронила его к ногам Рудры. Она взяла за руку сына Сурьи и сказала - Первая женщина остаётся в памяти мужчины даже тогда, когда он теряет разум. Ты не мог забыть меня, Рудра, я знаю!
  Но Рудра освободил руку и ответил Лакшми - Я познал твою сестру. Она лучше чем ты. Принеси же мне шкуру белого волка и побыстрее - ведь я спешу!
  Злоба охватила Лакшми и она сказала сама себе - Посмотрим, как быстро ты будешь спешить, когда получишь желаемое! И она решила погубить Рудру.
  
  104.
  Сходила Лакшми к тайнику возле жертвенника и принесла оттуда шкуру белого волка. Держа её в руках она приблизилась к Рудре и вдруг воскликнула, указывая пальцем ему за спину - Рудра, спаси меня! Вритра оборвал путы!
  Обернулся Рудра чтоб взглянуть туда, куда она указывала и в тот же миг, Лакшми накинула ему на плечи шкуру белого волка.
  Сразу переменился Рудра. Все стремления покинули его, страсти угасли, а мысли стали простыми, как у ребёнка. Тихонько удалился он в угол, сел там, скрестив ноги и запел:
   Девушка из Арьяны
   Встретилась мне сегодня
   Тенью меня задела
   И потерял я сердце...
   Хоть бы мне улыбнулась,
   Хоть бы сказала слово...
   Нет, на меня не смотрит
   Девушка из Арьяны...
  Слушала Лакшми, как поёт Рудра и смеялась над ним. Потом она покинула дворец, спустилась к лесу и стала мяукать точно тигрица во время похоти. На этот призыв, вышел из леса огромный тигр. Лакшми ухватила его за шкуру на загривке, словно щенка, и так привела во дворец. Она впустила тигра в комнату где был Рудра и заперла двери. Тигр ходил перед Рудрой туда-сюда, рыкал и дёргал хвостом. А сын Сурьи смотрел на него, видел его и ничего не делал. Он только улыбался своим спокойным мыслям. И во всей Вселенной не было в этот миг существа более счастливого чем Рудра Марут.
  Постепенно озлоблялся тигр и рычал всё громче. Он подскочил к Рудре и ударил его лапой по голове, оставив глубокие борозды от когтей. Кровь потекла на лицо Рудры и закапала с подбородка, но он продолжал улыбаться и напевать свою песню.
  Тогда припал тигр на предние лапы, и ощерился готовясь к смертельному прыжку. Вдруг содрогнулась дверь от мощного удара извне и упала в комнату, сорванная с петель. Раван стоял на пороге, сжимая меч в левой руке. Махнул он мечом и отрубил тигру хвост. Обезумев от боли вскинулся зверь и с рёвом бросился на асура. Раван же выставил клинок перед собой и распорол тигру брюхо. Но был ещё жив зверь. Он сбил Равана с ног и упав на него сверху, терзал его когтями. Превозмог боль сын Сигурда, воткнул меч в грудь тигра и повернул лезвие.
  
  105.
  Когда издох тигр, Раван выбрался из под его туши и весь окровавленный встал перед Рудрой. Наклонился он и сорвал с плеч царя шкуру белого волка. Тот час очнулся Рудра, тряхнул головой словно разбуженный и вытер кровь с лица. Он поднялся на ноги и сказал Равану - Ты вернул мне жизнь, но лишил меня покоя. Не знаю, должен ли я благодарить тебя...
  Раван же ответил ему прямо и честно - Я сделал это ради своего народа. Мне не нужна твоя благодарность .
   Как ты догадался о случившемся? - спросил его Рудра.
   Мне с детства известно, сколь коварны и беспощадны боги. - ответил Раван. - Вот почему, я заподозрил дочь Вишну в злых намерениях. Я следил за ней и видел, что она причинила тебе зло, хотя и не понял, как она это сделала .
   Во истину, огонь и ветер сильнее чем просто огонь и просто ветер... - пробормотал Рудра имея в виду родителей Равана.
  
  106.
  Рудра поставил Равана перед всем народом асуров и сказал - Белые демоны! Отныне Раван - ваш царь. Подчиняйтесь ему так же честно, как подчинялись мне и обретёте великую долю. Этот остров я освобождаю от присутствия Лакшми и дарю его вам. Стройте здесь ваши города, растите детей и пользуйтесь благами. Может быть вы узнаете, что такое счастье и когда нибудь расскажите мне об этом. Я же покидаю вас и ухожу далеко на север, чтобы делать свои дела. Прощайте!
  И многие асуры плакали слыша эти слова. А Рудра окутался дымкой майи, стал невидим и так, невидимый ушёл от своего народа.
  
  107.
  Прежде чем покинуть Ланку, Рудра явился во дворец Лакшми.
   Ты поплывёшь со мной . - сказал он дочери Вишну.
  Лакшми же стала отказываться и плакать. Тогда Рудра ударил её по лицу и схватив за волосы, поволок на корабль.
  Он сказал - Горе тому, кого любили безответно! С ним поступают наихудшим образом, когда проходит время любви!
  Он оторвал от платья Лакшми длинный лоскут, смял его и заткнул им рот дочери Вишну, чтобы она не могла произносить заклятия. А потом он привязал её косами к мачте корабля.
  Он вернулся во дворец и призвал к себе Равана. Когда Раван пришел, Рудра спустился вместе с ним в подвал и указал на железную дверь. Он сказал - Этот дворец отныне твой. Делай здесь что хочешь, но никогда не пытайся проникнуть за эту дверь и даже не прикасайся к ней .
   Могу ли я узнать, что скрывается за ней? - спросил Раван.
   Нет.- ответил Рудра. - Так будет лучше для тебя и для твоего народа. Кто не ведает, тот и не виновен, а я не хочу, чтобы вы имели вину перед Шивой .
  Он говорил так потому, что за дверью был заточён Вритра, лютый дракон, неистовый сын Шивы. Рудра боялся, что Шива обвинит асуров в том, что они не освободили его сына, хотя знали где он заточён.
  Предупредив Равана таким образом, Рудра обнял его и поцеловал в лоб. Он сказал - Сва, Раван! Будь счастлив! И он покинул сына Сигурда.
  
  108.
  На рассвете, Рудра поднял парус своей ладьи. Он пересёк Океан и причалил к мысу Хорат. Там была одна пещера, которую он нашёл ещё во время первого плаванья с Ланки на материк.
  Рудра привёл Лакшми в пещеру. Он усыпил дочь Вишну заклятием, положил её на камни и пошёл прочь. Но через некоторое время он вернулся, нарвал в окрестностях пещеры охапку душистой, мягкой травы и сделал из неё ложе для пленницы. Он поступил так, потому, что когда-то любил Лакшми и помнил о своей любви, хотя сама любовь уже давно исчезла из его сердца. Он поступил так потому, что помнил.
  Уходя он завалил отверстие пещеры большим камнем, чтобы никто не потревожил сон Лакшми.
  
  109.
  А в то время, как Рудра добывал шкуру белого волка и устраивал царство асуров, Хаягрива, князь ракшасов, маялся раздумьями.
  Испытав однажды страх смерти, он с тех пор только о смерти и думал. Вся жизнь его была отравлена и он перестал воспринимать удовольствия. Но он никак не мог понять, что такое смерть и почему она так его пугает. В конце концов он решил поступиться гордостью и спустившись в подвал, где томился Агни, заговорил со своим пленником.
  Чтобы начать разговор он сказал- Вы, боги, очень жалкие существа. Ведь ваше бессмертие уязвимо!
  Агни ответил ему - Чёрный демон! Ты преисполнен гордости и глупости. Ты бахвалишся своим бессмертием, так словно оно - твоя сила. Но на самом деле, оно - твоя слабость, наказание и ущерб. У тебя ещё будет время убедится в этом!
  Тогда Хаягрива озлобился и крикнул - Если ты не обьяснишь мне свои слова прямо сейчас, так, чтоб я их понял, я зарежу тебя этим чёрным мечом!
  Улыбнулся Агни и покачал головой. Я объясню тебе то, что ты пытаешся понять, но не потому, что испугался угрозы, а просто так - в подарок . - сказал он.
  И он спросил Хаягриву - Вот скажи мне, можешь ли ты избавиться от своего бессмертия?
  Подумал Хаягрива и ответил - Нет .
   А знаешь ли ты, как называется то, от чего нельзя избавиться? - вновь спросил его Агни и сам ответил - Это называется болезнью .
  Догадался тогда Хаягрива о чем идёт речь. Он воскликнул - Значит вы, боги, сильны тем, что можете выбирать между смертью и бессмертием?!
   Да, это так. - промолвил Агни и добавил - Но мы всегда выбираем бессмертие .
   Вот хорошо! - сказал Хаягрива. - Теперь я знаю, что мне делать. Я соберу всех мудрецов моего царства и заставлю их искать средство для смерти. И когда оно будет найдено, мы, ракшасы, станем, как боги и даже выше богов!
  Когда услышал Агни эти слова, то он начал смеятся над Хаягривой. Но Хаягрива был так увлечён новым знанием, что даже не попытался выяснить почему смеётся его умирающий пленник. Он покинул темницу и поспешил в тронный зал.
  Он вызвал писцов и велел им начертать на пергаментах, красивыми рунами, то, что поведал ему один из богов.
  
  110.
  Хаягрива поступил так, как сказал. Он собрал во дворце всех мудрецов своего народа и велел им найдти способ умервщления. И одни ракшасы принялись истязать других ракшасов. Они резали своих соплеменников на части и вынимали из них внутренности, вытягивали жилы и нервы, топили в воде, душили верёвками, закапывали в землю, но всё равно не могли умертвить. Ибо разьятые части ползли к друг другу и соединялись, раны зарастали, удушенные начинали дышать, едва только их освобождали от верёвки, а утопленные откашливали воду и продолжали жить.
  Вопли истязуемых наполнили города и селения, всякая работа была заброшена, царство распадалось, ракшасы убегали в леса или прятались в пещерах, чтобы их не могли схватить царские мудрецы. Хаягрива же не обращал внимания на ту боль, которая причинялась его подданным, ибо он считал её несущественой. И он велел мудрецам продолжать до тех пор, пока они не достигнут успеха.
  
  
  111.
  Хотя Рудра и замедлил время, он всё равно отсутствовал очень долго. Поэтому он просто сделал три шага и оказался у ворот Майя-Варты, столицы ракшасов. Он шел ко дворцу Хаягривы и удивлялся тому, как запустели улицы города.
  Он видел, что с царством ракшасов случилась беда и боялся, что Майя - его возлюбленная, тоже могла пострадать.
  Он беспрепятственно проник во дворец, ни стражники, ни слуги не окликнули его. Он нашёл Хаягриву в тронном зале. Тот сидел одинокий на своём золотом троне и угрюмо смотрел перед собой.
   Чёрный демон! Я принёс тебе то, что обещал. - сказал Рудра развернув перед Хаягривой шкуру белого волка. - Освободи моего друга!
   Не торопись, бог. - ответил Хаягрива. - Твой друг нужен мне, как советник и собеседник. Он останется здесь до тех пор, пока я не исчерпаю все вопросы, которые хочу ему задать .
  Рудра же предвидел, что Хаягрива будет упорствовать и попытается расторгнуть сделку. Он сказал - Я вижу, что мысли о смерти истерзали тебя. В моих руках твоё спасение и отдых. Накинь на себя эту шкуру и обрети благодать спокойного ума!
  Лишь мгновение колебался Хаягрива, а затем выхватил у Рудры шкуру и набросил её себе на плечи. Сразу просветлело его лицо. Он глубоко вздохнул, а потом сильно выдохнул, как выдыхает тот, кто долго шёл с тяжёлой ношей и наконец избавился от груза. Князь ракшасов сидел на своём золотом троне, запахнувшись в шкуру белого волка и улыбался улыбкой полного покоя. Он не думал больше ни о жизни ни о смерти. Понял он, что любое действие - это глупость, суета и утрата.
  Слёзы благодарности потекли из его глаз и он воскликнул - Спасибо тебе ясный Рудра! Делай здесь что пожелаешь, распоряжайся как хозяин, мне ничего не нужно, ибо все мои заботы прекратились!
  Тогда Рудра спросил его - Скажи, где ты прячешь Майю?
   Проникни в сердцевину Чёрной Пирамиды - ответил Хаягрива. - Там ты найдешь Майю. Ты можешь забрать её если хочешь. Для меня она уже не имеет ценности .
  Сделал Рудра пол-шага и оказался в сердцевине Чёрной Пирамиды. Он увидел там золотой треножник на котором стоял сосуд из чёрной бронзы. А больше там ничего не было.
  В отчаяньи принялся Рудра метаться по залам и переходам и всюду он звал - Майя! Майя! Но в ответ он слышал лишь многократное эхо своего голоса.
  В неимоверную ярость впал Рудра. Он воскликнул - Так значит ты всё таки сумел солгать мне, чёрный демон! Но я знаю, как принудить тебя к правдивости, будь ты проклят!
  
  112.
  Когда Рудра немного успокоился, он вспомнил об Агни и поспешил в подвал. Агни же был очень близок к смерти. Чернота от раны на ладони уже охватила правую половину его тела и перейдя через грудину, распространялась в сторону сердца. Он лежал в темноте и стонал.
  Он так ослаб, что не смог даже приподнятся навстречу Рудре, а только улыбнулся и сказал тихо - Здравствуй, сын Сурьи! Ты ходил по длинным дорогам, не так ли?
   Да, - ответил Рудра. - но я исчерпал всю их длину . С этими словами, он извлёк из сумы кувшин с Амритой и протянул его Агни. Он сказал - Вот, сын Шивы, пей и поднимайся. Пора продолжать жизнь!
  Агни взял кувшин в левую руку и промолвил. - Знаешь, Рудра, чего я больше всего хочу? Я хочу остаться в Доме, заперев за собой прочную дверь. Но я сказал ракшасам, что боги всегда выбирают бессмертие. Как я могу обмануть целый народ!
  И он сделал глоток Амриты.
  
  113.
  Когда исцелился Агни и вернулась к нему жизненная сила, он сказал Рудре. - Это место меня больше не интересует. Давай уйдём отсюда, будем странствовать и созерцать всё, что попадётся на глаза .
   Уходи если хочешь - ответил Рудра. - А мне ещё нужно принудить Хаягриву к правдивости. Я хочу знать, где он прячет Майю .
  Тогда Агни стал убеждать Рудру, говоря ему - Оставь чёрного демона в покое! Он ничего не знает, он обманут так же, как и ты. Ведь никто не может лгать, когда его мысли остановлены!
  Но Рудра только покачал головой и направился туда, где был Хаягрива. Он поднялся в тронный зал и не нашёл там перемен.
  Всё так же сидел Хаягрива на своём золотом троне, запахнувшись в шкуру белого волка и улыбался словно сквозь сон.
  Рудра сказал - Железная цепь! - и слова его стали железной цепью, звонкой, с прочными звеньями. Этой цепью сковал он руки и ноги Хаягривы, а остаток цепи трижды обернул вокруг трона. Теперь не смог бы царь ракшасов поднятся, даже если б захотел. Но он и не хотел этого.
  Бездумно смотрел Хаягрива на действия Рудры, так, как младенец смотрит на хлопоты родителей. Рудра же стал ломать на дрова деревянную утварь - и столы и скамьи и прочее, что было из дерева. Так обложил он трон Хаягривы сухой древесиной. И он забрал меч с чёрным лезвием, что был у Хаягривы при себе. А потом он сорвал с царя ракшасов шкуру белого волка и отбросил её в сторону. Тот час рванулся Хаягрива с такой силой, что натянулась цепь и литой трон загудел как колокол. Но он был опутан прочно и не смог даже чуть привстать с сидения.
   Отпусти меня! - крикнул он Рудре - и я отдам тебе всё что у меня есть - и царство и богатство и весь мой народ!
   Отдай мне Майю . - ответил Рудра и ударил кресалом о кремень.
   Разве я уже не выдал тебе место, где она пребывает? Она в сердцевине Чёрной Пирамиды, я скрыл её там по совету Вишну! - в великом страхе отвечал Хаягрива.
   Я посетил это место. - сказал Рудра. - Там её нет . И он принялся раздувать фитиль.
   Боги, боги похитили её - закричал Хаягрива. - Только они могли это сделать!
  Но Рудра не слушал его. Он раздул фитиль до огня а потом сказал Хаягриве - Агни поведал мне, что ты перед ним бахвалился, тем, что бессмертен. Вот сейчас, ты проклянёшь своё бессмертие! И он бросил горящий фитиль на дрова, сложенные вокруг трона. Тот час вспыхнуло сухое дерево, пламя заревело под ногами у Хаягривы и набрав силу поднялось выше, охватив золотой трон и прикованного к нему демона. Страшным криком кричал Хаягрива и рвался во все стороны пытаясь освободиться, но цепь держала его. Кожа на нём сгорела и сало вытопилось и глаза выкипели и начали гореть мышцы его. И сверху мясо обгорало до угля, а изнутри оно наростало. И сколько сгорало, столько и наростало. Не мог умереть чёрный демон, а муки его были неимоверными. Так принял он полное воздаяние за все те боли, что причинил своим соплеменникам.
  Рудра же вошел прямо в огонь и стал кричать в ухо Хаягриве - Скажи мне, где ты прячешь Майю и я погашу пламя!
  Но Хаягрива больше не понимал слов. Он был лишь сосудом боли и источником крика. Наконец такой силы достиг жар, что расплавилась железная цепь и ракшас освободился. Выскочил он из огня и дымящийся рухнул посреди тронного зала. И кровь его кипела на нём брызгая в стороны. В это время Агни вошёл в залу. Он нагнулся и подхватив шкуру белого волка набросил её на Хаягриву. Сразу прекратились крики ракшаса. Он скорчился под шкурой и замер неподвижно.
  Тут Рудра вышел из пламени и принялся отряхивать с себя пепел.
  Агни спросил его - Добился ли чего нибудь кроме воплей?
   Нет - ответил Рудра. - Но зато я знаю, что Вишну будет моим следующим собеседником .
  Усмехнулся Агни и промолвил - Если Вишну плюнет, то погаснет любой огонь, а если вздумает помочится, то потухнут даже звёздные пожары. Как ты собираешся его принуждать?
  Рудра ответил - У меня есть для него особенное пламя .
  Тогда Агни предупредил его. Он сказал - Знаешь ли ты, что Трое Бессонных Богов - великие игроки? Они играют, как дети, пока им не надоест. Когда же игра начинает утомлять их, они используют простую силу и всегда добиваются своего. Так было и так будет и ещё никто не выстоял против их усилий .
  Услышав эти слова, внезапно ослаб Рудра, ибо усталость охватила его и стала слабостью. Скрестив ноги он сел на плиты пола возле Хаягривы. Угли догорали за его спиной и раскалённый трон светился багровым светом.
  Рудра сказал с горечью - Я лишний. Для меня ничего не предусмотрено. Я хотел покоя, но мне было отказано. Теперь я хочу любви и вновь получаю отказ. За моей спиной нет ничего живого - только трупы разъятые мечом и пепел погребальных костров. Мне надоела моя судьба!
   Кто рождён, тот и лишний. - промолвил Агни. - Мы все лишние. Вспомни, разве мой отец напрягся хоть немного чтобы спасти меня от смерти? Нет, он смотрел то на звёзды, то на камни, когда я умирал!
  
  114.
  Тёмный туман заклубился вокруг Хаягривы, и охватил его, как оболочка. И вся та плоть, что выгорела, вернулась к нему. Прежней стала внешность ракшаса, словно огонь и не касался его. Заполз Хаягрива в дальний угол и там прижался к стене, крепко запахнувшись в шкуру белого волка.
  
  115.
  Покинув Майя-Варту, Рудра и Агни расстались. Агни сел на вершине горы и стал смотреть, как произрастает мох на камнях. А Рудра отправился в Хорат, где он оставил Лакшми. Он достиг пещеры и вошел туда, отвалив глыбу от входа. Вытащил он из ножен меч с чёрным лезвием и занёс его над спящей Лакшми. Тот час дрогнуло всё окружающее и Вишну возник в пещере.
  Он промолвил - Сын Сурьи, что ты собираешься делать с моей дочерью - убить её просто так или принести в жертву? Если б ты был как Шива, ты бы убил её просто так, а если б ты был как Брахма, ты бы принёс её в жертву, потому что у Брахмы ничего не пропадает задаром. Но ты не Шива и не Брахма, вот ты и колеблешься на волнах противоречий!
  Тогда Рудра сказал ему - Вишну! Ты должен ценить своих потомков. Их ведь мало осталось на свете! Отдай мне Майю, а я верну тебе дочь. Здесь нет противоречий, только торговля .
  Мгновение размышлял Вишну, а потом ответил - Хорошо. Пусть будет так. Но я уверен, что ты не хочешь узнать, то, что сейчас узнаешь!
  Хлопнул Вишну в ладони и преобразился, ослепив Рудру яркой вспышкой. Когда же прозрел Рудра, то увидел он, что Майя стоит перед ним - женщина-Солнце, чистая красота, которой нельзя овладеть, а можно только любоваться. Обомлел Рудра, выронил меч и протянул руки к своей возлюбленной. Но хлопнула Майя в ладони и вновь свершилось преображение. Вишну опять стоял перед Рудрой и смотрел ему в глаза.
  И сказал Вишну голосом полным горечи и утомления - Майя - это моя душа. Мою душу зовут Майя .
  Тогда попятился Рудра от него, нагнулся, подхватил меч и выбежал из пещеры.
  Вишну крикнул ему в догонку - Подожди Рудра! Разбуди мою дочь, сними заклятие, и я скажу тебе, как зовут твою душу!
  Но Рудра не обернулся. Он бежал точно взбесившийся, слёзы заливали ему глаза. Наконец оступился он и рухнул в пропасть с обрыва, переломав себе многие кости.
  
  116.
  Долго лежал Рудра на дне сумрачного ущелья. Ручей, что тёк по камням чуть ниже, далеко уносил его кровь. Рудра не говорил мантры исцеления, он ничего не делал, а только смотрел в небо. Бесполезный меч валялся рядом с ним. Вдруг некто в красной одежде приблизился к Рудре с левой стороны и сел на камень неподалёку от сына Сурьи.
  С трудом повернул Рудра голову и тихо спросил, едва выговаривая слова - Кто ты?
  Пришелец ответил - Если бы Я знал себя, то Я бы всем открыл Моё имя. Но Я не знаю себя, а только догадываюсь. Называй Меня, как хочешь, любое слово подойдёт .
   Тогда я назову Тебя - Смерть . - прошептал Рудра.
   Я так и знал, что ты выберешь это имя. - сказал пришелец - Когда нибудь оно будет справедливым. Но сейчас лучше всего называть Меня Певцом .
  И он пропел над Рудрой мантру исцеления.
  
  117.
  Рудра не знал куда ему идти. Все его цели были исчерпаны. Он пришёл в свой старый город - Вихару и поднялся на башню кремля. Там, меж камнями уже проросли молодые деревья и всюду был птичий помёт. Рудра стоял на башне и глядел сверху на провалившиеся крыши домов и улицы заросшие травой. Он сказал сам себе - Всё от меня ускользнуло, всё мной потеряно. И не потому, что я слабо держал, а просто - так получилось!
  Вдруг услышал он шаги на каменной лестнице внизу, оглянулся и увидел, что это Брахма поднимается на башню. Когда Брахма приблизился, Рудра заплакал и упал перед ним на колени.
   Прости меня, ясный Брахма! - бормотал Рудра сквозь слёзы. - Я не слушал твоих слов, я плевал в твоём доме и я точил меч на тебя! Теперь я знаю, что ты один обо мне заботился, а остальные лишь злобствовали, вытесняли меня из мира! И они преуспели, ясный Брахма!
  Тогда Брахма наклонился к нему, поднял его с колен и отер ему слёзы. Он сказал - Если бы тебе было незачем рождаться, ты бы не родился. Если бы тебе пришла пора умереть, ты бы уже умер. Но раз ты всё ещё жив, то я дам тебе добрый совет - слушай! Когда все дороги исчерпаны и все войны завершены, нужно идти к женщине, которая тебя любит. Я сам сделал так однажды, и до сих пор об этом не жалею!
  
  
  118.
  Расставшись с Брахмой, Рудра направился в Арьяну, к дому Лады. В момент расставания, Брахма предал ему зеркало клятвы и сказал - В глубине этого зеркала все страхи моих братьев. Оно послужит тебе щитом, когда разгорятся новые войны. А они непременно разгорятся, ибо угли продолжают тлеть!
  
  119.
  Ранним утром, под пение птиц, подошёл Рудра к дому Лады и стукнул в дверь. Он сказал Ладе - Здравствуй! На этот раз я пришёл к тебе не по принуждению, а по совету. Не знаю, правильно ли я поступил...
  Лада ответила - Ясный Рудра! Даже если ты пришёл, как гость, я всё равно приму тебя, как возлюбленного .
  Она добавила к сказанному - Воистину, хорошо знает жизнь тот, кто дал тебе такой совет .
  И они вошли в дом и затворили за собой двери.
  
  120.
  На этом кончается Книга Рудры или Книга Богов и начинается Книга Сварога или Книга Предтеч.
  
  
   15.09.98.г.
  
  
  
  
  Тюмень.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.59*11  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | К.Вэй "Филант" (Боевая фантастика) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Н.Быкадорова "Главные слова" (Антиутопия) | |

Хиты на ProdaMan.ru Я хочу тебя трогать. Виолетта РоманВ объятиях змея. Адика ОлефирСнежный тайфун. Александр МихайловскийОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаТону в тебе. Настасья КарпинскаяБукет счастья. Сезон 1. Коротаева Ольга
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"