Михайлов Михаил Михайлович: другие произведения.

Артур-ролевик. Лич 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.71*74  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как и обещал месяц назад, взялся за написание третьей части Лича. На этот раз старому герою предстоит окунуться в водоворот странных событий в новом облике и в отличной, от мест прежних приключений, среде. Обновление от 1.07.2013г

   ****
  
   Проснулся я очень поздно. Солнце успело к этому времени подняться высоко и согреть землю и воздух до состояния: еще не жарко, но скоро будет. Самочувствие было паршивым. У меня сложилось мнение, что я всю ночь сначала грузил мешки с песком в железнодорожный вагон, а потом меня умело и с большим энтузиазмом пинал десяток футболистов.
   - Гадство, - поднимаясь с земли и распрямляясь, проговорил я вслух. - Неужели заболел? Блин... ролевка накрылась медным тазом.
   Подобрав свои немудреные пожитки, я направился в лагерь. Там уже давно никого не было. Редкие индивидуумы с зелеными лицами после вчерашних возлияний на меня внимания не обращали, ошибочно считая собратом по похмельному синдрому. Никого из знакомых найти не удалось, да и находиться дольше необходимого мне не хотелось. Отбив смску с объяснением своего поступка приятелю, я ушел в сторону ближайшей остановки транспортных маршрутных средств, откуда добрался до дома.
   Переодеваться было настолько неохота и тяжело, что всю дорогу я провел в своем игровом облачении, срезав только черепа с плаща и посоха и убрав их в мешок. На косые взгляды попутчиков старался не обращать внимания - было абсолютно плевать на их мнение, а потом, те должны быть наслышаны про большой съезд ролевиков. Так что, вызывать 'скорую' и милицию, аргументируя свои поступки экстравагантным видом соседа, граждане не должны.
   Дома я закинул посох в шкаф, повесил в прихожей свой плащ и полез в ванную, наполненную горячей водой, согреваться. У меня были сильные подозрения, что ночевка на свежем воздухе помогла простуде укрыться в моем организме, оттого и хожу сейчас разбитым стариком. Ломота в костях и озноб немного уменьшились после горячего купания, но тошнота никуда не делась. К ней, компенсируя частичное исчезновение других неприятных симптомов, добавилась головная боль и головокружение.
   - Хаос вас всех побери! - в сердцах, не понятно для самого себя, выругался я. - Неужели настолько серьезно заболел?
   Выпотрошив аптечку и сверяясь со справочником по медицинским препаратам, я проглотил пяток пилюль из разных баночек и упаковок. Половина были витамины, которые не должны повредить, остальная половина лекарств пришлась на антибиотики. Натянув на себя толстый халат (хочу к бабке в деревню, у которой стоит газовое отопление и отличная печка в бане), я добрался до кровати и упал на матрас. Немного поелозив под одеялом, стараясь получше в него закутаться, чтобы не дуло, я уснул.
   Сновидения, которые до этого посещали меня крайне редко, были очень сумбурными и смутными. Толпы скелетов сменялись бегущими людьми в латах, подземные помещения - замковыми стенами, с которых обороняющиеся пускали в МЕНЯ стрелы. Проснулся уже поздно вечером от назойливого знакомого звука возле кровати. На тумбочке, выложенный по привычке, ворочался телефон, дребезжа вибросигналом.
   - Да, - с трудом оторвал голову от подушки и поднес телефон к уху. - Слушаю... кто это?
   - Артур, - донеся до меня, прерываемый помехами, голос Санька, - ты совсем обалдел? Где тебя носит и что значит эта надпись, что ты едешь домой? Это шутка?
   - Здорово, Санек, - приветствовал приятеля я. - Нет, какая тут шутка. Я заболел, вот и вся причина. Сейчас лежу дома и пытаюсь прийти в себя.
   - Как так - заболел? - сильно удивился приятель. - Ты же такого слова по отношению к себе не знаешь. Гонишь, да? Просто нет желания отыгрывать персонажа, поэтому и сбежал домой... А-а, так ты с Олеськой. То-то смотрю, что она тоже отсутствует. Вроде как утром была, а потом резко пропала. Блин, Артур, ты в своем репертуаре, не мог до вечера подождать, когда игра закончится и все вернутся в лагерь...
   Слова приятеля про девушки вызвали очень странные ассоциации. Невольно отключившись от разговора, я попытался вызвать образы, которые мелькали на периферии сознания. Что-то было связано с Олесей и игрой, что-то очень серьезное. Резкий оклик собеседника сбил настрой, заставив память захлопнуть крышку на сундуке воспоминаний-образов.
   - Эй, ты что там, - проговорил Санек более громко, чем перед этим, - увлекся свой подругой? Чего молчишь?
   - Я нахожусь у себя дома совершенно один, - раздраженно ответил я. - Олеси со мною нет и я ее не видел в лагере. Говорю тебе, что за-бо-ле-л. Повторить?
   - Че ты нервный такой, - смутился Санек от полученного отпора в моих словах. - Заболел, так заболел. Один, так один. Температура есть, может, простудился?
   Я коснулся ладонью лба, пытаясь определить насколько тот горячий. Хм, или ее нет, или рука и голова имеют почти одинаковые градусы, разница между которыми не фиксируется. Надо будет градусником проверить, это надежнее.
   - Не знаю, - ответил я собеседнику. - Вроде бы нет, но надо убедиться точнее... Слушай, давай ты позже перезвонишь, вечером, там, или завтра с утра, а?
   - Так уже сейчас вечер! - удивился парень. - Почти все уже вернулись в лагерь и сейчас празднуют-горюют после недавних сражений. Я поэтому и звоню тебе, что добрался до мобилы, которую забыл в палатке. Ладно, отсыпайся, а завтра я перезвоню или наведаюсь лично. Смотри, не вздумай умирать.
   - Типун тебе на язык, - вяло огрызнулся я. - До завтра.
   Положив телефон обратно на тумбочку, я выбрался из кровати (не хотелось этого делать жутко, но смог пересилить собственную лень) и вооружился градусником. Точнее, сначала я пару минут задумчиво вертел в руках старый ртутный и новый электронный, определяясь, какой же мне использовать.
   - Эх, все хорошее, - решил вслух сказать я, - это старое. Посмотрим, что он покажет.
   Серебристый столбик термометра после нескольких минут показал странные тридцать четыре градуса. На всякий случай я перепроверил результат вторым прибором, но и там значение было идентичное.
   - Что за фигня? - поскреб я затылок, столкнувшись с непонятным феноменом. - Я остываю?
   Некоторое время я боролся с желанием вызвать 'скорую', но лень на этот раз победила. Нежелание отвечать на глупые (большей частью и по моему мнению) вопросы помогло мне отказаться от этой мысли и вернуться обратно в кровать. Ужин я решил перенести на утро, совместив его с завтраком.
   На этот раз ночь прошла спокойно. Видения меня не беспокоили и выспаться удалось хорошо. Вот только пробуждение было тяжелым. Повторялась вчерашняя ситуация в лесу, когда ушедший сон забрал с собою умиротворение и негу, оставив взамен боль и тоску. Последняя возникла не пойми с какого бодуна. Ничего такого, что могло бы ее вызвать я припомнить не смог. Списывать такое мрачное настроение на неудачу с девушкой, с которой так и не смог встретиться на игре, не стал. Оставалось только недомогание...
   Аппетита по прежнему не было, но оставаться и дальше без еды благоразумие не позволяло. Разбив на сковородку несколько яиц, предварительно обжарив там до хрустящей корочки нескольку ломтиков ветчины, я дождался ее готовности и выложил на тарелку. До этого дня подобное блюдо было одно из моих любимых, но в это утро в горло не лезло ничего.
   Минут пять ковырялся в тарелке вилкой, медленно жуя ранее наколотый кусочек обжаренной ветчины. Потом раздался звонок в дверь, и я поплелся встречать неизвестного посетителя.
   - Ты даешь, старик, - не успев поприветствовать меня, с порога заявил Санек. - Сильно изменился. Такое ощущение, что не сутки пропадал, а полгода скитался по пустыни. Когда похудеть так успел, колись?
   Потом повел носом, ухватывая ароматы приготовленной еды, и направился на кухню. Я пошел следом, борясь с раздражением и недовольством, что приятель потревожил меня.
   - Опаньки, - радостно воскликнул парень, рассматривая дымящуюся яичницу. - Смотрю, ты наготовил с избытком. Гостей ждал или аппетит хороший?
   - Ни то и не другое, - плюхнулся я на прежнее место. - Просто не ел уже больше суток. Рассчитывал, что и этого будет мало. Вот только немного ошибся - кусок в горло не лезет.
   - Хреново, - посерьезнел приятель. - Ты в больничку обращался? Нет? А чего ждешь?
   - Думал, - пожал я плечами, - что все пройдет за день-два.
   - Но это не прошло, - спокойно договорил за меня Санек, потом достал из кармана сотовый и нажал пару клавиш. - Але, скорая? Пришлите врача, пожалуйста по этому адресу... не знаю, человек едва передвигается второй день. Ничего ни ест и не пьет... откуда я могу знать, доктор что ли? Не пришлете машину, буду жаловаться.
   - Вот, уроды, - пожаловался он мне, убирая трубку телефона в карман и пододвигая к себе мою яичницу. - Ты есть не будешь? Вот и замечательно, а то я к тебе сразу из полей примчался, только вещи у родителей скинул.
   Набив полный рот и одобрительно гмыкая и угукая, Санек выразил восхищение моему кулинарному таланту, попутно возмущаясь черствости врачей, что принимают заявки.
   - Представляешь, - махая вилкой в воздухе, проговорил он, - она мне говорит, чтобы больного своим ходом доставили в ближайшую больницу. Это скоро так дойдет, что и милиция будет говорить, чтобы потерпевшие опрашивали свидетелей и осматривали место происшествия. А потом со всеми этими данными приходили к ним. Куда страна катится? Столько нормальных людей, но система, которой они служат настоящее болото, изменяющее их до неузнаваемости!
   Больше часа прошло с того момента, как Санек дозвонился до врачей. Приятель порывался перезвонить еще раз или два, но я его отговорил. А потом заявился и доктор. Точнее, докторша - симпатичная женщина немногим за тридцать с пластмассовым саквояжем синего цвета с красный крестом на обеих сторонах.
   - Ты больной? - почти утвердительно произнесла она, посмотрев на меня. В комнату ее провел Санек, открыв дверь после ее звонка. Получив утвердительный кивок от меня и подтверждение от приятеля, она присела на стул и достала свои медицинские приборы.
   - Рот открой, - приказала она, вооружившись холодной металлической лопаточкой. - Язык высунь... ага.
   - А-а-а, - на всякий случай проговорил я, распахивая рот насколько возможно. Женщина с некоторым удивлением посмотрела на меня:
   - Это не обязательно. Выполняйте только то, что вам скажу я.
   Осмотрев язык и горло, она посветила в глаза и приказала закатать рукава на водолазке, в которую я облачился с утра. За ее спиною послышалось возмущенное пыхтение Санька.
   - Доктор, - оскорблено заявил он. - Мой друг наркоманией не страдает и наркотики не принимает. Он, даже, водкой не сильно увлекается.
   - Я рада за него и за тебя, что есть такой лучший друг, - не оборачиваясь к нему, ответила женщина. Дождавшись, когда я обнажу руки до бицепсов, она ловко обмотала руку толстой материей с пристегнутыми к ней резиновыми трубками и циферблатом с 'грушей' насоса. Накачав воздуха так, что материя туго сдавила руку, врач спустила его часть и повторила операцию. Недовольно нахмурилась, когда посмотрела на результаты, и еще раз измерила давление.
   - Страдаете от болезней сердца? - спросила она, убрав манометр и вооружившись градусником. - Обращения были до этого с похожими симптомами?
   - Нет, - отрицательно покачал я головою, зажимая под мышку холодное стекло градусника. - Все началось вчера. Позавчера уехал в лес, там переночевал, а утром проснулся уже больной. Думал, что за сутки пройдет, но ошибся.
   - Думать надо, когда спишь на голой земле, - сердито ответила женщина, записывая у себя в журнале непонятные для меня каракули (именно такими выглядели в моих глазах ее слова). - Собирайся, ляжешь в больницу для осмотра и наблюдения.
   - А что с ним, доктор? - встрял в наш разговор Санек. - Что-то серьезное?
   - Не знаю, - ответила она, укладывая свои вещи обратно в саквояж. - Очень похоже на сильное переутомление и простуду. В больнице все станет ясно.
   Пока Санек о чем-то трепался с врачом, я вяло набивал сумку вещами первой необходимости. Несколько футболок и рубашек, пара брюк, на всякий случай добавил спортивный костюм. В барсетку закинул документы и немного денег,
   - Я готов, - сообщил я врачу. - Можем двигать.
   Санек проводил (и помог заодно донести сумку) меня до машины и пообещал связаться немного позже. Бело-желтая 'газель' привезла меня в первую городскую, где выгрузила и отправилась дальше по своим делам. Женщина врач передала меня перед этим на руки одной из больничных медсестер. Та посадила на стул (еще старый, с дерматиновой обивкой и квадратного сечения деревянными подлокотниками) и ушла по своим делам. На час я был предоставлен самому себе, всеми забытый и заброшенный. Посидев минут десять в коридоре и устав от постоянного толкания и пинания по ногам пациентами, что носились по больнице, я вышел на улицу. Солнышко немного согрело меня, но стоять под его лучами на своих двоих было тяжело в теперешнем состояние, поэтому я отыскал покоцанную лавочку возле отдельного кирпичного строения. Здание было странным на всеобщем фоне посреди больничного комплекса. Окна отсутствовали полностью, только две двери, обитых листовым железом, впускали свежий воздух и рабочий персонал в помещение. Интересно, они там от сырости и холода не страдают? Здание уж очень низенькое в один невысокий этаж, что позволяло подумывать о полуподвальном размещении. Может быть, подсобка или иное хозяйственное здание, в котором хранят рабочий инвентарь, запчасти к механизмам или поломанную, но окончательно не списанную утварь?
   Понемногу, пока я так размышлял, вычерчивая носком ботинка в пыли замысловатые кривые и рассматривая здание, самочувствие начало улучшаться. Даже появился аппетит, который заставил пожалеть о необдуманном желании не брать с собою перекус из дома.
   - Вот он где, - донесся до меня сердитый женский голос. - Сидит себе на солнышке греется. Я тебе где сказала меня дожидаться?
   - Совсем рядом возникла медсестра, что приняла меня у врача 'скорой'. Лицо выражало высокую степень раздражения, да и интонации в голосе тоже об этом непрозрачно намекали.
   - Извините, - смешался я. - Так получилось... просто в больнице все толкаются, ругаются. Пришлось выйти на улицу.
   - Толкают его, видите ли, - отозвалась медсестра, немолодая, полная женщина с окрашенными волосами в ярко-рыжий цвет. - Пошли за мною: буду в палату устраивать.
   - Так, я уже неплохо себя чувствую, - попробовал я возразить. - Может, без стационара обойдусь, а?
   Мое самочувствие и настроение сильно улучшились, тут я не лгал. Вполне могло быть и так, что вся моя хворь почти прошла к этому моменту.
   - Вот после вечернего осмотра врач и решит, как с тобою поступать, - возразила мне собеседница, развернувшись спиною и направившаяся в соседнее здание. - А пока полежишь под присмотром.
   Палата моя оказалась аж на четвертом этаже. Если бы я себя ощущал прежней развалиной, то пройти все ступеньки самостоятельно не смог. А так, почти вернув себе прежнюю легкость и силу после прогревания на лавочке солнцем, я преодолел их легко и быстро.
   - Вот тут ты и поселишься, - открыв простую дверь с номером 'сорок', произнесла моя сопровождающая. - Завтрак ты пропустил, но обед будет через час с небольшим. Соседи помогут не заблудиться и добраться до столовой.
   С этими словами медсестра покинула меня, отправившись обратно. В небольшой, но светлой и с высокими потолками комнате стояли четыре кровати, заправленные белоснежными простынями. Точнее, заправлены были только две из них, прочие же были заняты парой мужчин, валяющихся на них.
   - О, пополнение пришло! - радостно воскликнул один из них. - Семеныч, ты слышишь?
   - Слышу, - отозвался второй, у которого левая рука была до самой шеи замотана гипсом. - И вижу. С чем пожаловал в эту юдоль скорби, парень?
   - Сам не знаю, - честно признался я. - Вчера едва ноги волочил - в лесу переночевал и такой неприятный результат вышел. Приятель вызвал 'скорую' и меня привезли сюда. Но сейчас я себя чувствую вполне нормально.
   - Бывает, - кивнул первый из пациентов, по которому трудно было определить, чем он страдает. - Организм на какие только хитрости не идет, лишь бы подальше от врачей с их уколами, клизмами и прочими процедурами. Кстати, как зовут? Я - Степан Михайлович, сосед - Виктор Семеновыч. Оба спокойно отзываемся на Михалыча и Семеныча.
   - Артур, - представился я.
   - Отлично, - потер ладони Михалыч. - Можно и обмыть наше знакомство за обедом... стаканом компота.
   И довольно засмеялся, видя гримасу недовольства на лице своего травмированного соседа.
   - Ты не обращай внимания, Артур, на этого человека, - проговорил Семеныч, - любит он пошутить на эту тему, даром, что недавно закодирован по новейшей методике. Ладно, занимай шконарь возле окна и кидай вещи в тумбочку.
   Пара тусклых синих неровных наколок на запястье здоровой руки и вырвавшееся мимоходом слово, позволили мне сделать предположение о наличии судимости. В прочем, для меня это было не важно. С виду Семеныч неприятным человеком не выглядел. Разложив средства гигиены по тумбочке и часть белья, я оставил остальную одежду в сумке, поменяв только свою нынешнюю одежду на спортивный костюм. А потом уселся за шахматы, которые Семеныч достал из своей тумбочки. Первую партию я продул меньше, чем за десять минут. Сказалось долгое отсутствие практике, вторая продлилась дольше, но закончить ее не дал Михалыч, который сообщил, что наступило время обеда.
   - Собирайтесь, игроки, - проговорил он, соскакивая с постели, - и топайте за мною для принятия пищи. В прочем, если не хотите есть, то отдадите свои порции мне.
   - Куда ты их засунешь, - не понятно для меня хмыкнул Семеныч, убирая фигурки в доску и засовывая последнюю на полку тумбочки. - Ты все равно проиграл, а бросать их неохота - не люблю беспорядок.
   При выходе из палаты, я едва не столкнулся с молодым мужчиной, которому на вид было лет двадцать восемь-тридцать. Недовольно скорчив гримасу на лице, он попытался наброситься на меня в словесном запале:
   - Куда прешь, урод, не видишь, что люди ходят? Не будь я болен, но мигом свернул...
   Дальнейшему словесному поносу не дал излиться Семеныч, который вышел следом за мной. Услышав слова грубияна, он потемнел лицом и попытался наскочить на того, сжав здоровую руку в кулак. Помешал этому Михалыч, ухвативший своего соседа по палате за шиворот больничной пижамы:
   - Оставь его, не стоит он нервов.
   Пробурчав что-то неразборчивое, незнакомец поспешил скрыться, оставив меня с новыми знакомцами возле дверей своей комнаты.
   - Как таких только земля носит, - зло посмотрел вслед удалившемуся Семеныч. - Будь моя воля, то давил бы их сразу на месте преступления, где их поймал. Ладно, пошли трескать, а то все столики займут.
   В столовой собралось человек шестьдесят народу, расположившиеся по двое-трое за столами. Недавний выскочка, только что отошел от раздачи с подносом и направился в сторону стола, где уже сидели двое. Я же со своими соседями по палате занял стол возле окна, выгрузив на него тарелки с порциями. Порцию Семеныча, у которого были некоторые проблемы с транспортировкой крупногабаритных предметов, мы взяли на себя пополам с Михалычем, уложив на подносы.
   - Чем хороша больничная еда, так тем, что с нее никогда не будет ожирения и готовить самому не надо, - разглагольствовал Михалыч, уплетая за обе щеки гречневую кашу с мясной подливой. - С другой стороны она вкусная... порою. Вот в армии нас бикусом кормили и нечего - живые и довольные ходили.
   - Бикус? - заинтересовался я. - Что это за штука, просто сам не служил и от знакомых ничего похожего не слышал.
   - О-о, бикус - это самая жестокая штука, что может встретиться в рационе солдата, - воздел вверх руку, вооруженную ложкой в капельках жира собеседник. - Вареная квашеная капуста. Вот только не надо путать этот продукт с тем, что готовят для себя и хранят в подвалах. Армейская капуста хоть и полезна - наверное - но организму на вкус совершенно не нравиться. Немногим лучше усваивается мясо белого медведя. Вот только это только для хохлов и на любителя.
   Получив объяснения по первому незнакомому для меня слову, я открыл рот, собираясь узнать про место службы знакомого. В голове не укладывалось, что солдат кормили мясом полярных медведей. Если мне не изменяет память, то в одной из передач про природу, сообщали и редкости этих животных и суровых карательных мер в случае их убийства. А тут солдат ими кормят! Скорее поверю, что их начальники-командиры баловали себя разнообразием мясного рациона.
   - Мясо белого медведя, - опять использовав свою ложку для величественности жеста, произнес Михалыч, - это самое просто вареное сало. Без мясных прожилок: голый кусок подкожного жира порося. Учитывая то, что оно не соленое и варилось всегда с минимум приправ, трескать его можно было только от голодухи. Первый раз идет ничего, на второй тоже уплетается со смаком, особенно при хорошем аппетите, нагулянным марш-броском. После третьего от него идет изжога.
   - А как же соль, там, перцы-приправы всякие? - спросил я у собеседника и указал на маленькие баночки с горчицей, перцем и солонку, что стояли на нашем столе. - Или в армии не дают их?
   - Дают, - кивнул мне Михалыч, доедая кашу, что уже стала покрываться тоненькой корочкой жирка, понемногу остывая. - Вот только ставят эти приправы на столы перед самым обедом и достаются те первым подразделениям, что заходят в столовую. Обычно, в начале идет разведрота или разведвзвот, а следом столуется первая рота первого батальона. После этих гавриков прочим подразделениям остаются пустые солонки-перечницы. Вот так.
   Наша неторопливая беседа подзатянула принятие пищи. Точнее, мы с Михалычем допивали свой компот намного позже, чем то же самое проделал Семеныч. Последний с угрюмым взглядом проводил, уносящего поднос с пустой посудой неприятного типка, с которым я столкнулся возле своей палаты. Все это не смогло ускользнуть от моего взгляда. Для себя я решил при первом случае поинтересоваться у Михалыча этой странной неприязнью.
   - Ладно, - произнес Семеныч, когда мы покинули столовую и неторопливо шли по коридору, - я покурю схожу, а вы топайте в палату.
   - Не накуривайся много, - посоветовал ему Михалыч. В палате, как только прихлопнул за собою дверь, я немедленно решил прояснить обстановку.
   - Михалыч, - спросил я у знакомца, который завалился на свою кровать с довольным вздохом, - а что так Семеныч ерепенится, когда нашего соседа из соседней палаты видит?
   - Понимаешь, - недовольно нахмурился мой собеседник, - тут такое дело...
   Из последующего рассказа я понял вот что. Тот самый неприятный мужчина оказался виновником аварии, в которой пострадал и Семеныч. Рейсовый 'ПАЗик', возвращающийся в боксы поздно вечером столкнулся с автомобилем Воронцова (фамилия типка). 'Жип широкий' , как выразился мой собеседник, ослепил водителя автобуса. Мало того, еще и выскочил на встречку. Пытаясь вывернуть, водила автобуса крутанул руль влево, но не справился с управлением в темноте и, ослепленный, влетел в придорожный кювет, где столкнулся со столбом. Воронцов тоже не сумел избежать неприятностей на дороге, самую малость задев автобус, помогая еще больше принять неустойчиво положение.
   - Там так получилось, что все они оказались на левой стороне, - зло выдохнул Михалыч. - Когда приехало ГАИ, то инспекторы закрыли глаза на следы от покрышек, запротоколировав, что оба автомобиля были на одной полосе, причем именно автобус расположился на встречной. По ним выходило, что тот и стал виновником аварии.
   - Как так? - удивился я. - Неужели водитель автобуса не объяснил в чем дело? Воронцов, скорее всего, был пьян - знаю я таких людей и возраст тут не имеет сильной разницы.
   - Тут такое дело, - почесал волосы Михалыч, - и водила автобуса и кондукторша, что сидела рядом с ним, погибли. Семеныч уцелел только потому, что в этот момент был на задних сиденьях, где перевозил другие вещи. А больше пассажиров там и не было. Оно и к лучшему - смертей не прибавилось. У Воронцова оказались хорошие подвязки среди администрации и милиции, благодаря которым все повесили на покойного водилу 'пазика'. А Воронцову слегка ребра помяло и внутренности ушибло. Обещался вскоре переехать от нас в частную клинику, как только сможет созвониться со своими знакомыми. Так будет и лучше, а то приятель и так волком смотрит.
   М-да, вот так у нас и везде. Наглые и вороватые правы во всем. Вплоть до убийства окружающих. Два человека погибло, а Воронцову ничего не сделали. Еще уверен, что он первым делом осмотрел свой джип и возмутился полученными повреждениями. Возвратившийся после перекура Семеныч, благоухая свежим запахом сгоревшего табака, немедленно завалился на свою койку. Про партию в шахматы он заикаться не стал, сведя все объяснения в одну фразу:
   - Поели - надо поспать.
   - Ты еще позабыл упомянуть про сигарету, - лениво сказал Михалыч. - Кстати, ты знаешь, во всех папиросах-сигаретах настоящего табака очень мало? В основном там находиться солома и табачная труха, пропитанные никотиновой выжимкой.
   - Плевать, - отмахнулся от его слова Семеныч. - Главное, что моему организму подходит. После сытного обеда нужна вкусная сигарета!
   Через десять минут оба моих товарища по больничной комнате спали, аккуратно и безмятежно сопя. А вечером мне вновь стало плохо. Я то проваливался в нечто среднее между сном и пьяным угаром с 'вертолетиками', то вновь бодрствовал. Сильно мучила жажда, казалось, что язык высох до состояния дубленой кожи - твердый, жесткий и впитывает всю слюну, не давая той проскочить по пищеводу дальше и хоть чуть-чуть утолить жажду. Дважды выходил, чтобы напиться из-под крана и в последний раз столкнулся с Воронцовым. Виновник в смерти двух человек явно был навеселе, о чем красноречиво говорило красное лицо и резкий свежий запах алкоголя. Уверен, что в ближайшее время принимал на грудь горячительные напитки и в весьма нескромных количествах. Наша встреча произошла в дверях коридора, делившая последний на две части: я ее тянул на себя, а Воронцов в тот самый момент пытался толкнуть. И так вышло, что я на долю секунды опередил, а у оппонента не хватило сноровки, подтупленной водкой, чтобы правильно среагировать. Мужчина буквально вывалился на меня и чтобы избежать неприятных объятий, я споро сделал шаг в сторону.
   - Ах, б...
   Воронцов рухнул на колени, едва не приложившись о пол, покрытый толстым с вытертыми сотнями ног линолеумом, едва-едва успев выставить руки. Поза, в которой застыл он, вышла на удивление характерной и смешной, отчего я не сдержал негромкое хеканье.
   - Ты чего ржешь, урод, - резко взбеленился Воронцов и неуклюже поднялся на ноги, сжимая кулаки. Но рассмотрев возле себя высокого и с не самой дружелюбной внешностью верзилу, тот быстро сдал назад. Воронцов принадлежал к той категории выскочек, что готовы раздавить любого, кто слабее себя - физически или социально. Но когда напротив стоит некто здоровее, а до друзей из милицейской своры и администрации далеко, резко меняется, пытаясь казаться тише воды и ниже травы. Вот как сейчас. И все бы прошло тихо, случись этот эпизод несколькими днями ранее, когда мой характер еще не изменился под воздействием болезни. Но именно сейчас я взбесился... иными словами описать мое состояние было просто невозможно.
   Ты что сказал, УРРОД? - прохрипел я, выделив последнее слово особенно отчетливо. - Здесь тебе...
   Нашу свару прервала дежурная медсестра, которая дремала за стойкой и которую разбудил первый громкий выкрик Воронцова. Чуть ли не с матюками, но очень тихо, она разогнала нас по палатам. Уже лежа в кровати и ворочаясь, я мысленно представлял, чтобы сделал с Воронцовым, окажись мы один на один в коридоре или в темном переулке, в лесу... или в пещере распиная мерзавца на алтаре... Последняя мысль проскочила уже в состоянии дремы. Я даже толком не стал ее обдумывать и решать: пришла после моей недавней роли в ролевке или тихонько съезжает крыша.
  
   ****
  
   Проснулся в замечательном состоянии, словно вчерашняя порция таблеток, прогревания и пара уколов разом вывели всю дрянь из организма.
   - Доброе утро, товарищи сополатники! - радостно поприветствовал я Михалыча с Семенычем, которые поднялись ранее меня и сейчас о чем-то тихонько шушукались на кровати у Михалыча.
   - И тебе того же самого, - кивнул головой в ответ мой вчерашний соперник по шахматам. Судя по твоей довольной улыбке и блеску глаз, выздоровление не за горами?
   - Да я уже здоров, - рассмеялся я и энергично отбросил одеяло в сторону. - Во, глядите.
   Прямо в трусах я плюхнулся на пол и принялся в темпе отжиматься. На сороковом разгибании громко выдохнул и резко поднялся.
   - Видали?
   - Ну, прямо десантник, - похвалил меня Семеныч. - Надо будет военкому за тебя словечко замолвить, когда на следующих выходных поедем на рыбалку. Так прямо и скажу: Василий Петрович, есть у меня парнишка знакомый, которого прямо хоть сию минуту в спецназ.
   - Эй, эй, - торопливо произнес я, одновременно со словами натягивая на себя пижаму, - это еще зачем? Не нужна мне твоя, Семеныч, протекция. Уж сам как-нибудь.
   - Ну, сам так сам, - развел руками собеседник и рассмеялся. Следом тихонько захихикал второй сосед по палате. Веселье мужчин меня немного озадачило, что-то настроение у нас прямо-таки замечательное, позитив так и прет из всех щелей. Уж не вина ли в этом местных лекарств?
   - Что с вами, на вчерашних дедов совсем не похожи? - настороженно поинтересовался я, усаживаясь на кровать, заправить которую еще не дошли руки.
   - Сам ты дед, - показательно сердито нахмурил брови Михалыч. - Юнец сопливый.
   - Воронцов сегодня умер в своей палате. Видимо, сердечко не выдержало, вот и двинул он кони, - почти одновременно со своим товарищем сообщил мне новость Семеныч. - Хоть и грех радоваться чужому горю, да еще такому, но ничего поделать не можем. Дрянь человечишко был туда ему и дорога. Бог шельму метит.
   - Как умер? - удивился я. - Только ночью его видел, когда ходил к крану воду пить. Выглядел он здоровым и умирать не собирался. Пьяный, конечно, но не так чтобы в коматозе, когда только капельница поможет не умереть.
   - Так я и говорю, - сопроводил кивком головы свои слова Михалыч, - сердечко подвело. Видимо, допился до чертей и не выдюжил моторчик. Его товарищ увидел по палате, с кем вместе вечером пили. Встал рано утром, вдруг смотрит - Воронцов с открытыми глазами лежит, рот щерит, словно кричать собирается и морда вся перекошена. А еще руками так в одеяло вцепился, как будто спрятаться за ним хотел. Никак души умерших ночью пришли за своим убийцей.
   - Ты сейчас наговоришь, - хмыкнул его товарищ. - Водка паленая оказалась, а организм слабый. А там белочка и полный алес капут. Ладно, давайте на завтрак собираться, а то все без нас съедят.
   - Не съедят, что-нибудь да останется, - беззаботно отмахнулся от фразы приятеля Михалыч. - У повара в котле еды на одного едока больше.
   Меня продержали в больнице еще два дня, стабильно пичкая лекарствами, уколами и гоняя на процедуры. На третий я взбунтовался и выставил ультиматум - хочу домой. Пользуясь тем, что все показатели и анализы аж зашкаливали за границы идеального здоровья, я добился, чтобы меня выписали 'на дом'. Теперь мне только и нужно, что раз в пару дней показываться у терапевта.
   С момента первой ночи, что провел в больнице, больше никаких напоминаний о плохом самочувствии не было. Скорее наоборот, энергия во мне клубилась и лезла наружу, словно монтажная пена из только-только залитой ею щели. В самом прекрасном расположении духа, я вернулся домой и тут же полез в ванну, намереваясь смыть больничный запах, которым, как казалось, пропитался от кончиков волос до ногтей на пальцах ног. Брр, гадость.
   Блаженствовал с час - не вру - добавляя понемногу горячей водички, когда та остывала. Вылез красным, душистым и умиротворенным. Если бы сейчас столкнулся с Воронцовым (тьфу-тьфу-тьфу, мне еще покойников не хватало), то на конфликт не пошел бы, сведя встречу к мировой.
   Мурлыкая под нос незатейливый мотивчкик песни из старого детского кинофильма, я прошествовал на кухню, собираясь перекусить. Точнее, плотно набить брюхо домашней едой, чтобы перебить набившую оскомину больничную 'столовку'.
   Первое что увидел, когда открыл дверь - парящий кофейник на столе и чашку с налитой до краев черной, дымящейся жидкости. Дальше ухватил взглядом руку, что держала эту чашку, потом медленно перевел взгляд с руки на ее владельца.
   - О, Безымянный! - радостно, как старому знакомому проговорил неизвестный. - Давай-ка плюхай свою пятую точку напротив и хватай кружку.
   Как-то незаметно в руках незнакомца оказалась вторая чашка, идентичная первой. Мужчина ловко и быстро наполнил ее ароматным напитом и поставил на стол. Потом вновь посмотрел на меня и удивленно поинтересовался, изогнув левую бровь в характерном жесте.
   - Эй, чего стоишь, как неродной? Хозяин дома же, е-мое!
   - Кхм, - кашлянул я, прочищая так некстати пересохшее горло, - вы кто?
   Честно говоря, я и так мог со стопроцентной уверенностью обозначить принадлежность своего гостя - бандит. Уж слишком характерная у того была внешность и немалую роль играл здоровенный шрам, расположившейся неровной бороздой на лице.
   - Э-э, - протянул незнакомец и страдальчески скривил лицо, - да у тебя память отшибло. Неужели меня не помнишь?
   - Нет, - немного неуверенно ответил я. Что-то знакомое было в собеседнике, особенно знакомым казался шрам - второго такого не найти. Но где я мг встречаться с его, шрама, обладателем? На память никогда не жаловался и уж точно не мог забыть человека с такой внешностью и приметами.
   - Точно? - продолжал допытываться незнакомец. - Да ты сядь, кофейка хлебни, может что и припомнишь.
   Машинально я уселся на стул напротив собеседника и так же машинально сделал глоток обжигающего и обалденно вкусного кофе. Ароматный напиток скользнул по пищеводу, провалился в желудок и там взорвался похлеще гранаты. Еще один беззвучный взрыв прозвучал в голове.
   - Проклятье Хаоса...
   Прохрипел я и едва не упал со стула, в последний момент успев навалиться грудью на столешницу и схватиться за ее край ладонями. Память с бешеной скоростью пролистывала страницы архива, который до недавнего времени был скрыт от меня. Игра, Артас с его предложением, мир Тумана и первое знакомство с его обитателями, разговор со Смертью и смерть... смерть и еще раз, сотни раз становлюсь виновником чужих смертей. Неприятные (но не кажущиеся сейчас противными) ритуалы и вновь чужие отобранные смерти. Очередная встреча со Смертью, которая, то предстает в облике молодой девчушки, то Олесей... Олеся... наша последняя встреча, наш последний разговор... в груди заныло от воспоминаний, больно кольнуло в сердце... Олеся.... Чертов Артас, надеюсь, я смог достать его в нашу последнюю встречу посохом. Пусть не убил, иначе его верный слуга не сидел бы напротив, но ранить должен был.
   Когда я посмотрел на незваного гостя, тот невольно вздрогнул и сделал почти неуловимую попытку отшатнуться от меня. К его чести, совладал он с собою очень быстро, задавив панику в самом зародыше.
   - Вижу, память проснулась, - торопливо произнес он. - Кофеек помог...
   - Зачем ты здесь? - оборвал я Шута. - И как там поживает твой хозяин?
   - Нормально поживает, хоть и злится на тебя, - пожал плечами собеседник и вольготно устроился на стуле, сделав несколько крошечных глотков из своей чашки. - Не понравилось ему вае последнее расставание, неблагодано ты повел тогда.
   - Ему еще и благодарность нужна? - скрипнул я зубами. В этот момент я сильно жалел, что под рукой нет верного посоха. Познакомил бы я его с этим клоуном, дал бы еще одну душу в пищу.
   - Да успокойся ты наконец, - поморщился Шут. - Я пришел по делу.
   - Снова пойти на поводу у твоего хозяина и сунуть голову в одну из его авантюр? - зло усмехнулся я. - Тогда передай ему вот это!
   Я скрутил два кукиша и сунул их почти в лицо собеседницу, перегнувшись через стол.
   - Брось ты свои детские игрушки. Выслушай сперва, а там и примешь решение.
   - А я и так его знаю, - отозвался я. - И оно звучит так: с Артасом, Арагорном и прочими божками дел иметь не собираюсь. Мне и тут хорошо.
   Злой порыв угас так же быстро, как и появился. Сейчас я просто сидел и смотрел на Шута. Было тоскливо, грустно и все равно. Короткая вспышка словно сожгла запасы хорошего настроения, которое сопровождало меня с момента выздоровления. Чертов Шут, чтобы гореть ему в Аду.
   - Ой ли? - хитро прищурился собеседник и цепко посмотрел мне в глаза. - Так прямо и хорошо? А у меня немного другая информация. Не ты ли только что выписался из больнички?
   - Простыл ночью, когда вернулся в свой мир и прежнее тело. С непривычки и не такое бывает, - предложил я версию.
   - Ага, - закивал Шут, - бывает. И еще не такое. Люди умирают в соседней палате, да еще странно так: поругался с личем и бац - покойничек. А личу, вернее его живой ипостаси, сразу похорошело.
   - Врешь! - вспылил я и даже подался вперед, намереваясь съездить по чужой физиономии. И тут же сник...
   Вспомнил, как на самой грани сознания, в тот момент больше напоминающей рефлексы, наложил метку на несчастного Воронца, когда коснулся его. Как потом, кипя от злости сам того не понимая, вытянул душу благодаря магическому маячку. От того и уснул после этого, напитавшись чужой жизненной силой. И самочувствие великолепное до этого момента было.
   - Тебе нельзя жить с простыми людьми, - проникновенно вещал Шут, правильно истолковав мое состояние. - Твоя выходка перед возвращением домой, когда ты напал на Артаса, что-то повредила в магический межмировых потоках, потому и выкинуло тебя ущербным, не способным жить обычным, пусть и с определенными способностями, человеком.
   - Что именно произошло?
   - Я не знаю, - честно (хотелось бы верить своим ощущениям, но с этим созданием уверенным ни в чем быть нельзя) признался Шут. - И Артас не знает. Просто ты сейчас не совсем лич, не полностью человек и даже УЖЕ не некромант.
   - Неведомая звурушка? - попытался усмехнуться я, но скулы свело, и получался оскал. Даже Шута передернуло и он, вздрогнув, быстро отвел взгляд в сторону.
   - Что-то вроде того. Больше магическое создание, чем обычное живое и смертное существо. Вся твоя жизнь завязана на магии, магии смерти. Без нее ты гарантировано зачахнешь или сойдешь с ума. А безумный некромаг с такой мощью - хлеще атомного оружия.
   - Я проживу рядом с кладбищем, - буркнул я, вспомнив, как улучшалось самочувствие возле морга. - В стране полно таких мест. Выберу побольше и устроюсь смтрителем, копальщиком могил... кем угодно.
   - И клевать жалкие крохи? - презрительно бросил Шут. - Сперва тебе хватит, не спорю. Но потребности будут расти и скоро прежний голод вернется с новой силой. Сейчас, когда все вспомнил, это произойдет гораздо быстрее. Я о потребностях. И знаешь, что ты сделаешь потом?
   - Что же? - глухо произнес я.
   - Начнешь убивать людей. Сперва...
   - Не начну, - прервал я собеседника. - Не равняй по себе.
   - Сперва, - даже глазом не повел на мой возмущенный вопль Шут, продолжив свое повествование, - возьмешься за преступников. У вас землян редкое самокопание, непонятное ложное мнение, что хороших трогать нельзя, а от с плохими поступать можно как угодно. В сотнях книг пишите, как благородные вампиры и честные оборотни режут маньяков и убийц, утоляя свой голод и верша справедливость. Но по сути - становятся на одну ступень с этими самыми преступниками.
   - Убийцы и простые люди - одно и тоже? Не городи чушь.
   - А убийц уже не люди? У них нет любимых матерей, детей, друзей за которых они жизнь готовы отдать? И ты не знаешь, что именно толкнуло их на этот путь. И потом, - тут Шут даже пристал немного со стула, облокотившись локтями на стол и подавшись в мою строну, сверля тяжелым взглядом, - ты сам кто - вспомнил? Помнишь свои некрополи, убитых караванщиков, горожан, а? А костяные драконы сами выросли на грядке или ты слепил их из пластилина?
   - Я был личем, - тихо отозвался я. - Твой хозяин меня сделал таким.
   - Ой ли? - наигранно удивленно ответил Шут. - А у меня информация, что чувства человеческие к тебе вернулись очень быстро. Гораздо раньше, чем ты устроил свою подпольную лабораторию по созданию вампирчиков.
   - Да пошел ты, - взорвался и с силой толкнул стол, едва не сбив не ожидавшего такого собеседника на пол. - Да, делал все это, но было нужно. Но сейчас мне не нужно спасать мир, не нужно сражаться, чтобы выжить и вернуть свой облик человека!
   - Хорош человек, - буркнул Шут, отряхивая рубашку, залитую кофе. - В первые же несколько суток по возвращению сожрал простого человека.
   - Он убийца...
   - А если нет? Если твой сосед немного преувеличил, и все было не так? Что если водитель автобуса заснул и вырулил на встречку, а Воронцов лишь чудом смог увернуться? И слова твоего деда есть ничто иное, как простая зависть бедного к богатому, добившегося большего, чем он сам? Да еще подкрепленная собственной травмой.
   - Все равно я не стану помогать Артасу, - сквозь зубы ответил я. - Выметайся из квартиры и больше никогда не появляйся. Слышишь? Ни-ког-да.
   - Сперва я все расскажу, а уж потом и уйду, - невозмутимо ответил Шут и удобно устроился на стуле. - Если будешь продолжать упорствовать, то можешь остаться здесь и благополучно сдохнуть - от голода или на столе спецслужб, куда тебя обязательно положат рано или поздно.
   - Хватит с меня Лираста! - заорал я в полный голос. - Я нормально жить хочу, обычной жизнью и с нормальным телом. Без толпы скелетов и зомби вокруг, нормально есть и пить, ходить в магазин, машину купить и ездить на ней.
   - Все так и будет, - спокойно и тихо произнес Шут с ответ на мой эмоциональный взрыв. - Новый мир почти один в один похож на Землю, но там есть магия.
   И замолчал, внимательно наблюдая за мною и ловя мою реакцию на свои слова.
   - Магия? - недоверчиво переспросил я. - Но как? И потом, тогда зачем я там нужен в таком месте?
   - Есть необходимость, а иначе о тебе никто и не вспомнил бы. В том мире магия появилась сравнительно недавно, на примере с твоим миром где-то в районе начала развития космических аппаратов. Первый полет в космос и почти сразу же прорыв защитной пелены, которая как кокон укрывала мир и его жителей от волшебства, хе-хе. И сразу куча магов, чародеев, вампиров и прочих русалок.
   - Вампиров?
   - Угу, их самых, - подтвердил Шут. - тати, магов твоей специальности там не очень много и не сильно пользуются спросом как специалисты.
   - Тогда зачем я там нужен? И потом, как мне там легализоваться? - нахмурился я. - Опять в новое тело... нет уж, ни за что.
   - А это самое простое, - как-то равнодушно отмахнулся от моих слов собеседник, словно они не стоят его внимания.- Позже расскажу.
   Новый мир почти один в один (со слов Шута, разумеется) походил на мой родной. Земля-1 столкнулась с первыми настоящими чудесами около тридцати лет назад. Тогда всех новоявленных магов шустренько разобрали спецслужбы и упрятали с чужих глаз долой. Из было мало, но сил получили ого-го благодаря тому, что первыми попали под источник магии. Через десятилетие новое пополнение, при этом число одаренных выросло на порядок, и таких людей уже не в силах было всех спрятать. Еще десять лет и магов с иже присными стало столько, что пришлось создавать специальные учебные и профильные учреждения, где их натаскивали и делали более-менее безопасными обычным людям. Новый прорыв магии принес очередную, самую крупную партию, так сказать, одаренных людей.
   Простых, не получивших даже жалкой крупинки силы оставалось процентов семьдесят на всей планете. Вроде бы и немало, но с другой стороны - каждый третий-четвертый из встретившихся прохожих имел Дар. Это меня впечатлило.
   Одаренных в этом мире называли не только магами, вампирами и прочая, прочая. Всех их без исключений подвели под одно слово - гемм или геммы. Пошло оно еще от ученых, работающих с первыми магами. Кодовое название проекта - самоцветы. А так как научная братия любит все вычурное и даже готовы простые слова исковеркать до состояния 'звучит прикольно, хоть и непонятно', то проект получил латинскую абривиатуру: gemma. Так и стали одаренные геммами. В других странах прижились фаберы - ремесленники, нилы - от слова nil (ничто, ничего - все секреты разводили).
   - Другое дело, что по-настоящему сильными были первые одаренные и некоторая часть из второй волны, - неторопливо вел свой рассказ Шут. - Все прочие получили незначительные бонусы. Видать, сила пошла не такая концентрированная да и дележка на многих ни к чему хорошему не привела. Кстати, те, кого захапали спецы в самом начале, сейчас являются очень важными шишками. У них было время разобраться в своих возможностях досконально и выявить все нюансы. Уж это-то сделать тогда было легко, все ресурсы и возможности государств работали на них.
   - А Артасу какой резон отправить в тот мир меня? - поинтересовался я у Шута.
   - Нужно, чтобы ты что-то нашел там. Нечто очень важное попало в мир вместе с одной и волн магии и так там и осталось. Что точно - я не знаю, - развел руками Шут и добавил. - Правда, не знаю. Артас ничего не сказал о сути, лишь указал распоряжение попросить тебя об этой услуге.
   - Я ему не слуга, - отрезал я, вновь начиная закипать лишь от одного звучания имени бога Хаоса.
   - Так он и не просто так просит. Награду обещает царскую - почти любое желание на выбор исполнит.
   - Ладно, предположим, только предположим, что я согласен. Как это будет происходить?
   - Да проще простого! - довольно воскликнул Шут и радостно потер ладони, словно мое согласие же у него в кармане. Ага, разбежался.
   - Просто - это как?
   - Ты соглашаешься, я открываю проход в тот мир. Шаг вперед и вуаля! Перед этим получаешь на руки документы жителя Земля-1, деньги. Артефакты и разную магическую мелочевку шиш. Там не все так просто с этими побрякушками.
   - Нет амулетов? - недоверчиво произнес я.
   - Амулеты есть, вот только пронести их сложно. Ты сам пролезешь с трудом.
   - То есть? А ну-ка выкладывай все поподробнее, - потребовал я, насторожившись после слов Шута.
   - Понимаешь, этот мир закрыт очень плотно, даже плотнее, чем эта Земля. Попасть в него можно лишь в те моменты, когда накатывает очередная волна магии. Последняя прошла совсем недавно и кое-где еще сочится каплями, так сказать. Ни мне, ни тем более Артасу там не проскочить - велики мы для этого. Ты, хоть и со скрипом, но пройдешь. А почему выбрали тебя, - опередил меня с невысказанным вопросом Шут, - так все от того, что пустышка новорожденная или слабачок там не нужен. А ты без преувеличения силен. Хоть и потерял часть силы с обретением человеческого тела, но уровнем не меньше, чем сильный некромант. Но только там, здесь ты почти ноль без внешнего притока маны.
   - Сам ты ноль, - слегка обиделся я на слова Шута.
   - Но это правда, - пожал плечами Шут. - Кстати, время на принятие решения у тебя есть. Пара дней. Потом извини - пойду другого упрашивать.
   - А есть они, другие? - усмехнулся я.
   - И весьма много. Больше, чем ты представить можешь. Ладно, прощай и звони по этому телефону, если надумаешь.
   Оставив на кухонном столе кремовый прямоугольник визитки и хлопнув меня по плечу, Шут встал из-за стола и неторопливо вышел с кухни. Через несколько секунд до меня донесся звук дверного замка, автоматически захлопнувшегося за незваным гостем. Шут ушел, оставив после себя сотни вопросов. До этого, пока он не разбередил мою память, все было в порядке. Даже недавнее недомогание, причину которого я сейчас знаю, не сильно беспокоило. Методом проб и ошибок я нашел бы средство, вплоть до того, что обратился бы к гадалкам и прочим экстрасенсам (а то странно, когда отдых возле морга или кладбища вылечивает много лучше, чем все микстуры и лекарства вместе взятые). А теперь, когда я все знаю, что мне остается? Магия, она как ноги для бегуна, как зрение для летчика и руки ювелиру. Проще умереть, чем медленно угасать, оставшись с одними воспоминаниями наедине о прошедших деньках, когда был зряч и ловко владел руками-ногами.
   Шут, как тот змей из библии, который соблазнил Еву своими сладкими речами, ввел разлад в душе. Если бы я сам все вспомнил, то и смириться с отсутствующей магией оказалось бы легче или придумал бы нечто, что помогло справиться с проблемой. А тут... знать, что где-то есть такой же мир, как мой, полный магии и людьми с Даром, где я не буду казаться белой вороной... тяжело. Чертов Артас со своим Шутом, знали на что давить.
   На следующее утро Шут вновь сидел на прежнем месте и с довольным видом смаковал кофе. А что ему быть грустным - задание-то босса по моему закабалению выполнил. Я вчера поздно вечером позвонил ему и дал добро на новое путешествие.
   - В общем, слушай сюда...
   Мне предстояло как в неведомой сказке 'пойти туда, не знаю куда и отыскать то, неведомо что'. Имелась лишь общая информация по обоим критериям. Место поиска - Земля-1 и конкретно тамошняя Россия, а искать предстояло некое могущественное существо, попавшее на планету с первой волной магии. Возможно, в мертвом или коматозном (и такое бывает, по словам Шута, не только я один имею зуб на небожителей и владел смертельно опасным для всего сущего артефактом) состоянии, оттого и не проявляющего ни капли активности. И все, больше ничего полезного мне он не дал.
   - Это даже не бог какой-нибудь может быть или его ближайший апостол вроде меня, а часть его тела, - внес еще больше непонятного в задание Шут. - Сердце, голова или кровь.
   - Артефактом не может быть эта ваша штука? - хмуро поинтересовался я, припомнив выходку архидемона в Лирасте. Тогда весь мир едва не погубила обычная поделка инфернальной твари.
   - Нет, - покачал головою собеседник, - точно нет. Это нечто или некто живое. Или было живым. Ни один артефакт просто не способен обладать такими признаками и одновременно такой мощью. Да, еще кое-что... общение закончится с того момента, как ты пройдешь между мирами. Дальше все будет зависеть лишь от тебя самого и все закончится лишь после выполнения задания.
   - Ладно, попробую я отыскать эту вашу голову Доуэля, так и быть, - со вздохом согласился я. - Теперь насчет моей легализации. Ты обещал, что пройдет тип-топ...
   - Так оно и будет. Только последний вопрос - ты не передумал?
   Шут напрягся и цепко посмотрел мне в глаза и когда качнул головою, давая молчаливый утвердительный ответ, расслабился.
   - В общем, просто так переместить тебя не получится. Мир закрыт полностью и извне проникнуть в него просто невозможно, никак. Или ждать очередной волны, или попытаться пропихнуть кого-то вроде тебя - сильного, но не из самых-самых...
   Я только фыркнул в ответ на слова Шута. Оказывается некто не самый-самый смог так зацепить бога Хаоса, что тот опасается встретится лично.
   - Но и при этом есть риск, что мир тебя не пропустит или уничтожит в момент прохода. Но, - тут Шут наставительно поднял палец к потолку, - если произвести замену одного похожего на другое, то шансы заметно вырастают.
   - И кого же вы хотите заменить мною? - заинтересовался я.
   - Тебя.
   - То есть? - недоуменно проговорил я.
   - Ты не забыл, что тот мир полностью копирует Землю? Пусть и появились различия, но с того момента прошло слишком мало времени на фоне Вселенной, чтобы мир кардинально поменялся. В общем, там есть человек по имени Артур с фамилией Граднов. Простой парень без грамма сверхспособностей, но готового к приключениям. Впрочем, и на такого у хозяина есть виды, еще пригодится, иначе не стал бы с ним возиться и пропихнул тебя так.
   - Постой, вы с ним уже общались? - поинтересовался я и получив утвердительный кивок, подозрительно спросил. - Но как, если ход в тот мир для тебя и Артаса закрыт?
   - Но говорить-то можем. Правда, недолго и с каждым разом все труднее и труднее это получается. А как последняя магия закончит просачиваться на Землю-1, то и вовсе общение прекратится. Считанные дни остаются до этого момента.
   Гадство, вот чую, что в очередной раз из меня дурака делают: то закрыт, то открыт лишь для переговоров, то надейся на одного себя... тьфу. И ведь понимают, что купили меня с потрохами и могут вить веревки и вешать лапшу в неограниченных количествах сейчас. И понимают, что я это понимаю, отчего еще сильнее давит обида и злость на Артаса.
   - Ладно, пусть будет так, - буркнул я. - Когда готовиться к переходу?
   - Да прямо сейчас. Готов?
   - Э-эй...
   Но Шут то ли не услышал начало моей возмущенной фразы, то ли сделал вид, но приступил к делу не дожидаясь от меня ответа. Я ощутил, как совсем рядом (если быть точнее, то меньше, чем в паре метрах от меня, где сидел Шут) стала твориться волшба чудовищной силы. Пара секунд и в стене напротив появился гигантский овал, растянувшийся от пола до потолка и почти полутора метров шириною в середине. Сквозь непрозрачную серебристо-ртутную поверхность ничего видно не было, лишь слабые волны пробегали по неподвижной глади. Впрочем, неподвижной она была недолго, едва ли секунд пять-шесть.
   - Хаос меня побери, - не удержался я от привычной фразы, когда из 'ртути' в мою кухню шагнула высокая худая фигура. Толстые черные джинсы, высокие ботинки на шнуровке, кожаная куртка, которую любят носить мотоциклисты за толстый и качественный материал, на коротко стриженой голове черная бандана, усеянная по краю вязью непонятных золотистых значков. И лицо... такое знакомое и в то же время чужое. Мое лицо.
   Незнакомец едва выйдя из круга, попытался что-то сказать, но тут же согнулся в болезненном спазме, старательно очищая желудок прямо себе под ноги. Он бы и упал следом, если бы не был подхвачен Шутом и аккуратно усажен на один из кухонных стульев.
   - Тебя же предупреждали насчет еды, - с укором произнес Шут. - Так зачем нужно было набивать живот?
   Мой близнец скривился, открыл рот, собираясь дать ответ, но вновь согнулся, устремив лицо в пол. Вот же придурок, эдак он мне всю кухню загадит. И это - я?
   - А-а, толку от тебя, - раздраженно махнул рукой на парня Шут. - Документы где?
   Гость молча протянул тонкий пакет из пластика, который сжимал в руке.
   - Так, так, - забубнил Шут, шустро вскрыв упаковку и зашуршав бумагой, - паспорт, права, диплом, банковская карточка... ага, все на месте.
   Озвученные документы были вручены мне, к ним добавились несколько пачек с красно-кирпичными банкнотами.
   - Деньги местные, никаких проблем точно не будет, - заверил меня Шут, видя с каким сомнением я рассматриваю нежданную материальную помощь. - Для Артаса нашлепать пару миллионов красивых бумажек легче, чем тебе поднять обычного скелета. По документам ты беженец, спасаешься из своего города, попавшего под биологическую или экологическую катастрофу. Ищи себе жилье, рабочее место и приступай к поиску Гостя. Ищи все странное, что выделяется даже на общем волшебном фоне, любые обмолвки о происшедшем несколько десятилетии назад. В идеале стоит пообщаться с первыми магами и лицами, что в то время курировали проект. А, ладно, сам разберешься, не маленький все же.
   С этими словами Шут подхватил меня за пояс и легко бросил в портал.
  
   ****
  
   Не ожидавшей такой подлянки, я дернулся слишком поздно, уже угодив в проход между мирами. Меня сдавило, обожгло, несколько раз крутануло и выбросило наружу. Очнулся я на темной улице без единого фонаря или светящейся вывески. Только несколько окон в ближайших домах светились тусклым желтоватым светом, приглушенных плотными шторами.
   - Ну, Шут, ну дождись нашей следующей встречи, - прошипел я вслух, не собираясь спускать эту выходку своему недавнему собеседнику с рук. В первые секунды, когда я еще отходил после переноса, в голове крутилась мысль, что надо мною жестоко пошутили и сейчас я топчу не землю чужого мира, а потрескавшийся асфальт какой-нибудь улицы Космонавтов или переулок Зеленый. И лишь по прошествии пяти минут, когда по телу стали разбегаться первые ручейки манны, до меня дошло - я Там. Очень далеко от дома, от родителей, друзей и любимой учебы. Грустно, но зато рядом магия!
   От возбуждения я не удержался и создал шар 'призрачного огня', боевого заклинания из школы некромантии. Неровный комок размером с грейпфрут завис в нескольких сантиметрах над моей ладонью, изредка касаясь своими полупрозрачными языками кожи. Налюбовавшись, я развеял заклинание.
   Предстояло определиться на местности, отыскать место для ночлега на эту ночь (а то, что вокруг властвовала ночь было и так ясно, если тут только не поменялись сутки из-за магии) и думать о дальнейшей легализации. Документы, что получил от Артура-1, должны помочь в этом, вот только жаль, что жильем этот парень не обзавелся. Бродяга, что ли... ах да, беженец.
   Отыскав ближайшую лавочку, я уселся на нее и принялся изучать не самую тонкую стопку 'ксив'. Паспорт с моей фотографией, ФИО и новым адресом. Оказывается, теперь я живу (тьфу, жил) в неком Великогорске на улице Павла Студеного в доме пятнадцать, корпус два, квартира семьдесят восемь. М-да, что-то у себя я такого города не слышал, как не слышал о таком деятеле Павлике. Ладно, листаем дальше.
   Права были обычные, старого образца, отличающиеся от привычного розоватого прямоугольника чуть крупнее спичечного коробка. Обычными, то есть размером с карманный календарь, светло-зеленого цвета и тщательно заламинированы. Там же обнаружилась очередная фотка, адрес и список разрешенных категорий. Сверившись с ним, я невольно присвистнул - однако. Мой предшественник зря времени не терял, получив разрешение на управление почти всеми видами транспорта, вплоть до автобуса. Только трактор и прицеп для грузовика остались закрытыми.
   Дальше больше. Обнаружился диплом, в котором утверждалось, что я окончил музыкальную гимназию и являюсь специалистом музыкантом-ударником. Хм, это точно стоит упрятать подальше и не светит, а то попросят сбацать что-то такое, а я кроме как 'три аккорда' на шестиструнке и не знаю.
   Сертификат в половину листа А4 на сумму в триста тысяч рублей и с указанными моими ФИО. Судя по легкому магическому присутствию, на плотной разноцветной бумажке имелась защита чарами. Во избежание, так сказать.
   Зеленый прямоугольник пенсионного свидетельства. Две корочки о получении неполного и полного среднего образования. Тоненькая пачка фотографий - цветных и черно-белых с родителями (их было больше всего), себя в детстве, парочка с друзьями и девушками. Примечательно то, что друзья и девчонки были сплошь незнакомыми, получается, общего круга знакомств у нас не было. М-да, печально, так и засыпаться можно.
   Я еще рассматривал фотки, когда рядом с лавочкой почти бесшумно остановился обычный УАЗик с синими наклейками и надписью 'милиция'. Из машины споро выбрались трое крепких парней, самому старшему из которых было за тридцать.
   - Старшина Палов, - скороговоркой представился 'старый', направляя в меня короткоствольный автомат. - Кто, откуда, что здесь делаешь?
   - Граднов Артур из Великогорска. Беженец я, - слабо усмехнулся я. - Сижу, смотрю фотографии.
   Я качнул матовыми квадратиками картона, которые рассматривал перед самым появлением милиционеров. И довольно удачно для текущего момента, стоит признать. Вон как сочувственно (думается мне, поймай они меня за просмотром паспорта, то на место сочувствия пришла бы подозрительность) посмотрели оба напарника старшины. Впрочем, оружие в их руках ни на миллиметр не ушло в сторону, продолжая смотреть на меня.
   - Паспорт можно?.. - старшина убрал левую руку с цевья автомата и требовательно протянул ту в мою сторону. Я молча протянул в ответ бардовую книжечку. Тщательно сверив мое лицо с фотом, пролистав все страницы, даже пустые (показалось, что он еще и номер-серию на каждой проверял, чтобы совпали) старшина вернул документ обратно.
   - А здесь-то что делаешь? Есть же гостиницы для таких... для людей, пострадавших при катастрофе.
   - Да что-то не хочется никуда идти.
   - Давно хоть у нас, в городе? - влез в разговор один из товарищей старшины.
   - Не очень, - сказал я чистую правду.
   - Маг? - вновь взял инициативу разговора в свои руки Палов. - Или простой?..
   - Маг. Некромант, - произнес я и внутренне замер, ожидая реакции окружающих. Мало ли, вдруг у них тут предубеждение против похожих на меня.
   - Сильный? - продолжал допытываться старшина, никак не отреагировав на мою специализацию. - Давно инициировался?
   - В эту волну, - ответил я.
   - Уже прошел отметку в магорегистратуре, в УКМ?
   - А? Нет, не успел, я и сам толком не понял, когда все случилось.
   - Это не удивительно, учитывая, что у тебя творилось. Мож потому и некриком стал, - опять заговорил спутник старшина и на этот раз был одернут достаточно резко своим старшим.
   - Дальше что будешь делать? - поинтересовался старшина. - Понимаешь, тут не место для прогулок, да и комендантский час в этом районе действует.
   - Заберете? - спросил я.
   - Да что сразу - заберете, - поморщился старшина. - Если всех забирать, то у нас места в отделе не хватит. Давай сделаем так... тебе же переночевать нужно где-то?.. отвезем до ближайшей гостиницы, где ты и поселишься. Там не очень дорого, а если денег нет, то и бесплатные номера имеются.
   - Только селиться в них не стоит, - вновь влез в разговор молодой милиционер. - Там бродяги из бол-мене приличных и чистых живут. Так что...
   - Да замолчишь ты, Цаплин? - взорвался старшина. - Пошел в машину и носа не высовывай без команды.
   - Да я чего, Михалыч? - обижено вскинулся парень, но приказание выполнил.
   - Ну что, согласен? - поинтересовался Палов, когда молодой скрылся в машине. М-да, вот же задачка. Откажусь, но будет ли результат, я бы подозрительного типа просто так не оставил, да и приехали они явно по вызову. Так что запросто вместо гостиницы могу очутиться в КПЗ. Согласиться? А если тут не все так просто и все это - отработанная схема по изъятию ценностей у населения? Наслушался я по телевизору у себя о деяниях нашей доблестной милиции, что ни сюжет, так первый же заголовок о происшествии с одним из правоохранителей в главной роли. Понимаю, что некто сверху спустил всех собак, дав добро прессе травить мэвэдэ, но навязчивое давление с экрана и газет свое дело делает - доверие к людям в погонах все уменьшается и уменьшается. А уж в этом мире и вовсе не знаю, как обстоит дело. Может, тут беженцев потрошат только так, рассчитывая, что одинокого человека никто искать не будет.
   Все время, пока я размышлял, старшина не спускал с меня глаз и оружия. От него, как и его молчаливого товарища, понемногу тянуло магией. Слабенькой совсем, смешанной с 'привкусом' искусственности. Амулеты и родная аура. Явно и тот и другой гемм.
   - Давайте в гостиницу, - наконец-то принял я решение. - Далеко хоть ехать?
   - Минуты три, пешочком раза в три или четыре дольше, но я бы не советовал тут ходить, да еще незнакомому человеку, - нахмурился Палов, пропуская меня вперед и становясь за спиною. Привычка по работе или намек на дальнейшие неприятности лично для меня?
   В машине кроме наказанного Цаплины оказался еще один человек, совсем молодой паренек лет двадцати без намека на Дар сидел за рулем. Меня усадили на заднее сиденье, где оказался зажат между Цаплиным и молчаливым. Впереди уселся Палов.
   - В тесноте, да не в обиде, - проговорил он в ответ на мою возню и жалобу на неудобье. - Три минуты, неужели не потерпишь?
   - Потерплю, - со вздохом произнес и замер. В принципе, неприятностей я от милиционеров не ждал. Даже окажись они 'оборотнями в погонах' не с их силушкой тягаться со мною. Успею раскатать вместе с машиной в тонкий блин, после чего поднять в качестве зомби не самого слабого ранга. Это им нужно меня бояться, учитывая, что хоть и вернул человеческий блик, но кое в чем остался прежним личем - бездушным, беспринципным и наплевательски относящимся к чужой жизни.
   К счастью для всех милицейский экипаж оказался честным и выполнил свои обещания на все сто - довез до гостиницы. Там Палов сдал меня на руке бабульке, завернутой в необъятный пуховый платок, и уехал, быстро попрощавшись со мною.
   - Беженец? Сережка мне сказал, что ты из них, - поинтересовалась бабка, неторопливо вынимая из стола пухлый журнал.
   - Сережка?
   - Палов, старшина, что тебя привез. Он часто таких горемык привозит ко мне, - обрадованная, что смогла завязать разговор и развеять скуку ночного дежурства, просветила меня бабулька. - Иногда на улицах такое твориться, что хоть и не выходи. Людей просто в клочья рвут или и вовсе пропадают. А тут и новая Волна прошла...
   Собеседница горестно покачала головою и ненадолго замолчала, стребовав у меня паспорт и занявшись заполнением формуляра, или что там полагается писать при поступлении очередного клиента в гостиницу.
   Закончив с писаниной, он заставила расписаться меня в журнале, вручила два ключа - от двери комнаты и личного шкафчика (последнее меня ввело в некоторое недоумение), вернула паспорт. Затем стребовала триста рублей, вновь что-то принялась заполнять, опять подсунула на подпись очередную бумажку. Попутно прояснила некоторые подробности по моему вселению.
   Оказывается, экипаж Палова частенько доставляет (полагаю, что не безвозмездно, хотя кто их знает) сюда 'квартирантов'. Чаще всего из бродяг поприличней, чтобы не развести рассадник насекомых и болячек, но встречаются и такие горемыки вроде меня, которым некуда попадаться в незнакомом городе, в коем оказались почти без средств к существованию. Как сам говорил не раз Антонине Георгиевне (моей собеседнице) 'уж лучше сюда, чем в отдел с последующей бумажной волокитой или оставлять на улице, чтобы потом в семи случаях из десяти поутру находить их трупы. Но только в том случае, если незнакомцы не вызывали больших подозрений.
   Я еще с полчаса посидел рядом со старушкой, ненавязчиво расспрашивая ее о местных реалиях, и только потом направился в отведенную мне комнату. Только оказавшись внутри, понял всю подоплеку с ключами: номера как таковые тут отсутствовали, лишь комнаты на несколько кроватей, на которой могли уложить любого, совершенно постороннего человека. А я-то еще удивлялся такой маленькой плате и странностям с ключами - второй ключ предназначался для шкафа, в котором нужно было хранить личные вещи. На мое счастье, из трех кроватей в доставшейся мне комнате, не было занято ни одной, я тут единственный жилец на данный момент.
   Помня о возможных неприятностях, что могли остаться от прежних, да и нынешних жильцов, я просканировал кровать на наличие всяческой гадости. И не сильно удивился, обнаружив клопов и блох. Немного, но чтобы испортить ночевку хватит и этого количества. Мне потребовалось пара секунд, чтобы заклинанием убить все живое в постели и навесить слабенькие чары защиты от дальнейшего посягательства на мою кровушку. Уснул я прямо в одежде, улегшись поверх одеяла, только скинув обувь и обезопасив ее от ненужных гостей, что могли забраться за ночь или спереть, пока сплю.
   На следующий день я попрощался с Антониной Георгиевной и ее ночлежкой. Одной ночи мне хватило, чтобы больше здесь не показываться. Нет, провались я в этот мир с пустыми карманами, то всеми руками и ногами вцепился бы в эту гостиницу. Но имея в карманах больше двух миллионов, подобное поведение должно расцениваться глупостью.
   Новый номер обошелся мне в полторы тысячи в сутки, но за эти деньги я получил небольшую комнатку с полуторкой-кроватью, шкаф, тумбочку, журнальный столик с двумя стульями, кресло и совмещенный санузел. Последний был настолько крошечным, что развернуться в нем было тяжело: я раскидывал обе руки в стороны, стоя в центре, и упирался ладонями в противоположные стенки. Впрочем, мне было и этого за глаза, учитывая тот факт, что появлялся в номере только поспать и помыться. Все остальное время я искал. Искал работу, возможность обзавестись собственным жильем, новости о магии, различные слухи.
   Попутно прошел тест на силу Дара, заполучив слабенькую вторую ступень некромантии. И был несколько разочарован, что не смог вытянуть на... первую, саму низшую. Я не хотел светить своей силой и знаниями до поры до времени, пока не почувствую этот мир родным. Обмануть комиссию и тесты, которые нужно было пройти для получения ступени, получилось без особого напряжения. Учитывая, что моя сила несколько отличалась от Дара местных, их методики дали осечку.
   Геммы по силе длились на пять основных ступеней. Первая и вторая - слабаки, которым по силам создать небольшой огненный шар, заморозить средних размеров лужу, поднять в воздух себя и равный телу вес на пару метров, поднимет недавно умершую собаку или сходную по величине и мозговой деятельности мертвое создание. Второй уровень от первого отличался лишь чуть большим во времени действием чар: шар пролетит дальше, лед растает немного дольше, гемм провисит в воздухе лишние пять минут. Так, что-то вроде внедорожников, если взять за аналогию технику.
   С третьей ступени все менялось разительно. Тут уже обычный огненный шарик считался подростковой игрушкой. Любой из этих дядек и тетек мог прихлопнуть за раз пяток 'первачков'. Эдакая БМП на фоне жестяных 'беззубых' авто.
   Четвертый уровень был еще сильнее. Танк, который легко раскатает в прямом бою легкобронированные бэтэры и бээмпэшки.
   Пятый уже предел для девяносто девяти процентов геммов. Продолжая тему боевой техники, то тут уже нечто вроде тяжелого бомбардировщика.
   Кроме основных пяти ступеней были и еще две - нулевая и мастерская. О последней, думаю, говорить не стоит, это ранг едва ли не бога и еще ни один из местных землян (по непроверенным слухам, конечно) получить его не смог. Такому человеку по силам сравнять с землей средних размеров городок в течение пары минут.
   А нулевой... примерно половина всех геммов носила этот уровень. Почти что обычный неодаренный. От обычных отличаются лишь тем, что при старательных и выматывающих тренировках, потратив не один год, могут достичь второго уровня. Это для них потолок.
   Себя посчитал за гемма четвертой ступени. А заявись в этот мир в мертвой ипостаси, личем, то запросто претендовал бы на пятую.
   Разобравшись с рангами одаренных, я навел справки по своему 'родному' городу. И тихо выпал в осадок. Все те фильмы о зомби и апокалипсисе, что пришлось просмотреть дома, проросли в реалиях Земли-1. Великогорск в течение нескольких дней стал вотчиной зомби и упырей. Слухов и догадок было великое множество, но самая вероятная и часто встречаемая была: военные намудрили, решив скрестить мощную магию и биологическое оружие. Учитывая, что город считался 'магическим' с десятками университетов волшебной тематике, кучей таких же лабораторий, клиник и исследовательских центров, версия пользовалась спросом у многих. В общем, сейчас многомиллионный и полный богатств мегаполис населен лишь одними восставшими мертвецами. Практически рай для меня, хе-хе. Не удивлюсь, если нужная мне фиговина окажется в одном из тамошних подземных бункерах.
   Спасшихся, не попавших под ядовитый выброс, можно было пересчитать по пальцам. Несколько тысяч, жалкий процент от общей численности городского населения. Им на скорую руку выдали материальную помощь и раскидали по стране, подарив по бесплатному билету в любую точку, куда пожелают. Я, вернее, мой предшественник, выбрал Выгор, крупный город, насчитывающий около семисот тысяч человек. От Великогорска до Выгора по трассе было порядка девятисот километров. По прямой, если выбрать воздушный транспорт, вышло бы меньше.
   Названия городов несколько смутил. Насколько знал, ничего подобного в моем мире не было. И если с 'магическим' городком еще можно смириться - он был заложен сразу после первой волны и быстро вырос из небольшого поселка в мегаполис, то с Выгором я терялся в догадках. Этому городу было более трехсот лет и в прошлый век он вошел, в двадцатый, с двухсоттысячным населением. Для примера, Тула у меня насчитывала тогда лишь сто тысяч жителей. М-да, не так уж и похожи Земля и Земля-1, как утверждал Шут.
   Работу я себе нашел на десятый день пребывания в новом мире. И точно по профилю - смотрителем на кладбище.
   На окраине города расположилось сравнительно небольшое кладбище, площадью примерно в два футбольного поля и обнесенное трехметровым забором из бетонных плит. С обеих сторон ограды рос густой можжевельник, а с наружной кроме него еще и Сосны в один ряд. От забора до ближайших домов было чуть более ста метров. Наверное, именно для их жильцов и высадили хвойные деревья, которые скрывали своими лапами серый бетон ограды и невеселые картины могил, что должны быть видны из окон верхних квартир. Самая высокая многоэтажка не превышала четырех этажей, так что взрослые деревья на таком расстоянии с ролью ширмы справлялись успешно.
   На углу забора, метрах в двадцати от него и неподалеку от въездных ворот, стоял небольшой домик на невысоком фундаменте. Штукатурка на стенах местами облупилась, явив свету темно-серые бока шлакоблоков. Да шифер был настолько черен от времени, что становилось ясно - дом постарше меня раза в два, а то и три.
   Рядом с домом стоял 'сорок первый' 'москвич' с пожелтевшими порогами и потускневшей краской. Внутри, за тонировкой (а-ля ночь) просматривалась крупная фигура мужчина. Из узкой щели на ладонь приоткрытого окошка вилась тонкая сизая струйка табачного дыма.
   - Эй, уважаемый, - негромко произнес я, подходя вплотную и несильно хлопнув ладонью по крыше, - вы не меня ждете?
   Из салона послышалось сдавленное матюкание, машина закачалась, когда человек внутри заелозил. Через несколько секунд незнакомец стоял на улице и мрачно смотрел на меня.
   - Чего надо? - не слишком вежливо произнес тот. На вид лет сорок пять, крупный, но фигура немного обрюзгла, как это бывает со спортсменами забросившими занятия или любителями тяжелого физического труда враз обленившихся.
   - Я говорю, - повторил я, - не меня ждете?
   - Тебя? - недоуменно повторил за мною незнакомец, но через миг в глазах промелькнуло понимание. - Ах ты ж мою, совсем тут умом тронулся. Ты ж на кладбище смотрителем? Точно, а то молодой чересчур
   - Точно, точно, - подтвердил я. - А на возраст не смотри. Справлюсь.
   - Это хорошо было бы, -с каким-то странным вздохом произнес мужчина и тут же следом протянул ладонь. - Семен.
   - Артур. Так что тут за хозяйство у тебя Семен?
   - Да какое еще может быть хозяйство на кладбище. Могилы, ограды, кресты да склепы. Большая часть могил старые, родные почти и не приходят на них, самим приходится за ними смотреть. Вон там, - Семен махнул куда-то за забор, - есть еще свободное местечко под захоронения, мест под сто. Как только со склепом закончат, так начнут хоронить.
   - Со склепом? А что с ним не так?
   - Да все так, просто склеп идет понизу, а поверху могилки, - пояснил мне Семен. - Не бывал что ль на кладбищах?
   - Бывать-то бывал, - отозвался я, припомнив гигантские подземные могильники в Лирасте, - но там все по-другому.
   - Ну, не знаю, - пожал плечами собеседник, - вроде сейчас везде так делают, чтобы место сэкономить и не попасть впросак с мертвецами.
   По ходу беседы Семен ознакомил меня с обязанностями кладбищенского смотрителя. Нечего особенного: присматривать за порядком на территории кладбища, стараться не допускать бесчинств, не пропускать народ в ночное время, сообщать о любом ЧП, связанным с магической производной.
   - Вот только с последним тут сложно, - хмуро произнес Семен. - Твориться чертовщина какая-то, жутью веет по ночам. Геммы приезжали, колдовали что-то, даже дежурства устраивали, но ничего не нашли. Мол, обычное превышение некрополя, ерунда, одним словом.
   - Так может оно и есть? - хмыкнул я. - Им виднее.
   - Ага, а те ребятки сами себя разорвали, - скривился Семен и тут же охнул, испуганно посмотрев на меня.
   - Порвали? Это кого и кто тут порвал? - насторожился я.
   - Да было дело... давно уж, - путано принялся объяснять Семен. - Я уже и не помню.
   - Слушай, Семен, - оборвал я его лепетания, - говорю все, как оно есть. Если произнес А тогда и весь алфавит отчекань следом. Если боишься, что испугаюсь и уйду, то зря. Испытательный срок отсижу точно - мне работа сейчас нужна позарез да и жилье. А тут дом предлагают и оклад весьма и весьма.
   - Да я сам бы разве ушел бы от таких условий? - как-то зло, с обидой неизвестно на кого или что, сказал Семен. - Да только жизнь и душа подороже будут рублей и квадратных метров. Да и метры эти...
   Мужчина резко махнул рукой, вздохнул и молча полез в карман за сигаретами. Выудив одну из пачки, он прикупил от дорогой зиповской зажигалки и продолжил.
   - Не живу я тут, - мотнул он головою на дом, - и тебе не советую.
   - Чертовщина спать мешает? - чуть-чуть с ехидцей спросил я. Но собеседник подколки не заметил.
   - Она самая, - резко кивнул он головою, так что пепел с сигареты запорошил одежду. - Иногда такое накатит, что сил держаться нет, тянет пойти на кладбище. Один раз едва руки не наложил. Потом решил напиться до беспамятства, да очнулся возле ворот, когда замок отпереть хотел. Хорошо, что руки не держали ключ и потерял его.
   - Хм, а мне при устройстве ничего не сказали такого.
   - Они и не скажут, - зло ощерился Семен. - Ты уже третий за полтора года. Передо мною один дедок год продержался, я вполовину меньше. Сколько ты... а ты не гемм часом?
   Резкая смена темы меня невольно озадачила.
   - А с чего такой интерес? Ну, да гемм, - ответил я. - Второго уровня, но потренируюсь и смогу о третьей ступни дойти.
   - А, - отмахнулся от моих слов Семен, - в этих ваших званиях я дуб дубом. Но то, что колдуешь помаленько, это хорошо. Может и справишься.
   - Так с чем справляться нужно? - почти выкрикнул я. - И кого тут порвали? Ты говорил.
   - Говорил, - согласился со мною Семен. - Слушай подробности. В январе, на праздники, залезли сюда ребятки молодые. По семнадцать лет дуракам было, два парня да две девчонки. Залезли примерно в полночь, а нашел их уже утром, когда рассвело хорошо. Кишки на десять могил у каждого растянуты, головы оторваны и на столбики оградок нанизаны. Менты сказали, что тут вампиры или оборотни из бандюков покуролесили, их почерк.
   - И что тебя не устраивает в этой версии?
   - Все, - отрезал Семен. - Я уже тогда не ночевал в доме, снимал комнату вон в тех многоэтажках. Так посреди ночи меня такая волна жути подняла, что чуть сердце не остановилось. И не у одного меня. Рвали бы вампиры, то такого не произошло бы. Тут другое.
   - Ну, не знаю, - пожал я плечами, мысленно же прокручивая в голове возможные версии случившегося. Но ничего путного придумать не мог, мало слишком информации.
   - В общем, пошли с бумажками разбираться, инвентарь принимать и вообще все прочее, - оторвал меня от раздумий Семен. Вдвоем за два часа, постоянно сверяясь со списком, полученным в администрации, мы худо бедно свели дебет с кредетом. Уже уезжая, Семен просветил, что три-четыре раза в неделю приезжают несколько помощником, обычно четверо-пятеро. Чаще всего нанятые администрацией городского района вольнонаемные, шабашники одним словом, но иногда привозят и 'суточников' из местного отдела милиции, которым вменено отбытие трудовой повинности. Это до снега, по зиме помощников нужно было вызывать самостоятельно, созваниваясь с администрацией. Конечно, до зимы еще дожить нужно (это слова Семена).
  
   ****
   Первые пару дней я провел на кладбище, буквально купаясь в некроэнергии. Та мана, что наполняла мир, была лишь сырой энергией, которую еще требовалось переработать. Приводя пример, это вроде купания в элитном бассейне и плавание в природном водоеме, в каком-нибудь 'лягушатнике'. Понятное дело, что чистая и теплая вода много предпочтительнее мутной, холодной, полной ряски и мусора.
   За время прогулок ознакомился с расположением могил и склепов и теперь смею надеяться, что смогу с закрытыми глазами пройти из конца в конец кладбища. Увидел и склепы, которые довольно сильно отличались от того, что представил в мыслях, когда общался с Семеном. Врытые метров на семь под землю бетонные помещения. Крутая лестница приводила в узкое, чуть шире двух метров помещении и длиною около десяти. По обеим сторонам располагались ячейки с прахом умерших - урнами. Каждая ячейка закрывалась каменной плитой пятьдесят на пятьдесят сантиметров из гранитной крошки и имела табличку с фото и короткими данными умершего. Держалась плита на восьми бронзовых винтах. Сырости внутри на такой глубине практически не было, что говорило о качественной гидроизоляции. Сверху над склепом шли обычные могилы.
   Подспудно я ожидал встречи с той 'чертовщиной', которая вынудила предыдущих смотрителей сменить место работы. Но облом. Ничего странного не случилось. Возможно, все дело в моем статусе некроманта, для которого местная гнетущая атмосфера едва ли не альпийский воздух. И тех ребят разорвали вампиры, как и посчитали сотрудники правоохранительных органов.
   Вот тоже проблема с этими вампирами и прочими неадекватными геммами: оборотнями, колдунами, ведьмами. Их мощь зиждется на чужой энергии: вампиры пьют кровь, чтобы стать сильнее, оборотни не против перекусить человечинкой и подсаживаются на нее как наркоманы на сильный синтетический наркотик. Колдунам и ведьмам необходимо проводить определенные ритуалы и самые простые из них, дающие до фига сил и требующие не очень много сил и времени, завязаны на боль и страдания посторонних людей. И весь этот контингент сейчас успешно заменяет почти половину старого (имею в виду, 'обычного' человеческого) преступного мира. Число тяжких преступлений выросло, особенно участились случаи пропажи людей, убийства. Зато в здешней России не было никакого моратория на смертную казнь и долго с преступниками не церемонились. И отношения людей к друг другу заметно отличается от моего мира. Тут все стараются помогать, держаться друг за друга. Наплевательского 'я сам по себе, а вы сами по себе' не так и много. И это правильно, иначе этот мир давно бы разорвал сам себя, когда резко принял в себя волшебство, столь непривычное и кружащее голову похлеще 'ерша'.
   Жить я предпочитал на съемной квартире, решив последовать совету Семена. Но не из-за опасения 'чертовщины', а по более прозаической причине: в моем новом доме шел ремонт. Небольшая артель из трех человек во всю разошлись, стремясь выполнить мои указания и получить премию, которую я пообещал, если те справятся быстро.
   На четвертый день моего пребывания в статусе смотрителя кладбища, пришли и работники. Ими оказались пять разновозрастных лиц мужеского пола. Самому старому было далеко за сорок, молодой едва ли перешагнул двадцатилетний рубеж. Привезли их на уазике-буханке милиционеры, сообщив, что всю ближайшую неделю за вычетом выходных, данная пятерка будет работать у меня.
   - Ты не волнуйся, парень, - успокоил меня сержант, когда выгрузив 'суточников' и наскоро введя меня в тему, собрался забраться обратно в машину и уехать, - тут все в меру спокойные. Трое алкоголиков - пьяные за рулем были, один обматерил кассиршу в банке вот и получил десять суток по 'мелкому', а вон тот очкарик и вовсе рассорился со своей подружкой на почве магии, да так, что все соседи накатали на него кляузу.
   - Из-за магии? - удивленно переспросил я. - Это что же произошло-то? И почему со мною ни одного сотрудника не оставляете, чтобы за ними приглядывать? Спокойные они, может, и спокойные, но мало ли.
   - Брось, - махнул рукой собеседник, - нет им смысла бежать, это же сазу же уголовка и реальный срок. Они все это сами знают, когда читали направление на работы, подписанные моим начальником. Да и не геммы они, обычняки. А вот с геммами охрану оставляют. Хотя их почти и не направляют на работы - спокойнее, когда они за решеткой.
   - А-а, ну ладно. Но что по этому пареньку?
   - Очкарику? Да я толком ничего не знаю. Вроде подружка у него магом стала в последнюю волну, а он нет. Чего-то там не поделили, в итоге расстались. А малой взял и ее вещи в окно покидал. А под окном машины чужие стояли и все выброшенное на них свалилось.
   - Дальше можешь не рассказывать, - хмыкнул я. Распрощавшись с сержантом, я повел всю группу арестованных за собою на кладбище. Ситуация мне напомнила эпизод из фильма Гайдая, разве что тут не было строптивых 'суточников'. Примерно на третий день я более-менее разговорился со своими помощниками, узнал немного об их жизни и причинах, из-за которых они оказались в милиции, профессиях. Четверо меня не заинтересовали, а вот тот факт, что паренек-очкарик весьма неплохой компьютерщик, заставил к нему присмотреться попристальнее. Для того, чтобы выполнить задание Шута, мне просто необходимо получить кучу информации. А где ее черпать в современном мире, как не в интернете? Да и специалист, который теоретически способен взломать закрытые сервера, пригодится.
   Чтобы поговорить с ним без свидетелей, я на четвертый день определил его в один из склепов, взяв себе в помощники. Натирая гранитные плиты и винты, я как бы, между прочим поинтересовался у парня, с чего он вообще так резко отреагировал на тот факт, что подружка стала магом.
   - Ну, стала и стала, - произнес я немного равнодушным тоном, - не в уродину же превратилась.
   - Не в уродину, - буркнул очкарик, яростно натирая потускневшую табличку на одной плите. - Но лучше бы так...
   Не договорив предложение, он замолчал, даже работу оставил, замерев на месте и сильно ссутулившись. Постояв так с минуту, он резко повернулся ко мне и зло, но тихо заговорил.
   - Лучше бы уродиной стала или, как и я осталась обычняком, чем так. Мы с ней два года были вместе, ходили только вдвоем, медитировали, посещали курсы, где обычных людей готовят стать геммами...
   Угу знаю такие, успел ознакомиться, когда лазал в интернете в поисках сведений об этом мире. Мол, специальные методики позволяют так расширить чакры и очистить ауру, что энергия волны обязательно вольется в тело. И все как один являются сплошным надувательством. Те случаи, когда ученики пролетают с 'магичеством' списывают на недостаточное прилежание. Мало старался, не полностью выкладывался и так далее.
   -... клялись друг другу, что будем всегда вместе и создадим самый знаменитый дуэт магов из всех известных, - парень говорил резко, эмоционально, было видно, что он выговаривался, устав держать в себе накипевшее. - А когда прошла волна и в Светке нашли способностей, а меня определили в обычняки, тогда...
   Максим, как звали компьютерщика, тяжело вздохнул и на несколько секунд замолчал. Неподвижная фигура почти на физическом уровне излучала волну отчаяния, тоски и злости. Только руки двигались, вернее ладони, в которых он мял кусок тряпмцы, что использовалась при работе.
   - В общем, она мне сказала, что не может быть рядом. Типа, Судьба так распорядилась и распределила нас. И она не собирается идти против ее воли. И расстались.
   - И чего ты хочешь? - осторожно поинтересовался я, опасаясь нарушить тот баланс доверия, что возник при разговоре.
   - В смысле? - не понял моего вопроса собеседник.
   - Ну, хм, вернуть ее обратно, чтобы восстановить отношения, - произнес я. Рассчитывал, что с помощью заклинания, хотя бы того же 'очарования вампира' решу эту проблему, а взамен потребую клятву подчинения, получив первого слугу в этом мире.
   - Вернуть ее назад!? - чуть ли не по-волчьи оскалился парень. - Да лучше сдохнуть. Лучше стать вампиром и перегрызть этой суке горло, а там пусть и казнят.
   - Хм, ну зачем же сразу о казни думать, - задумчиво произнес я и уже другим взглядом посмотрел на собеседника. Есть одна мыслишка... в принципе, может выгореть.
   - Максим, а если бы тебе предложили стать вампиром, ты согласился? - осторожно поинтересовался я.
   - Вампиром? Даже не знаю, - вздохнул парень и вернулся к работе, натирая гранит, он с грустью добавил. - Если бы стал старым, из первой, или хотя бы второй волны. А теперешние почти все как один слабые. Даже чарами почти не владеют. Так, мелочевка одна.
   - Ты-то откуда знаешь? Или знакомые вампиры есть? - удивился я.
   - Из сети. Там многое можно найти, если, правда, знать, где искать.
   - Вот как? Хм, значит в принципе не против, вопрос в силе.
   - Ага, - кивнул головою парень, лениво водя тряпицей по каменной плите, - в ней самой. И придет темная сторона Силы и будет она велика и всемогуща!
   Наверное, что-то известное продекламировал, широко ходящую среди жителей этого мира фразу. Мне же почти ни о чем не говорит, разве напомнила о старом фильме, которым засматривался в детстве.
   - И если тебе предложат стать таким вампиром в обмен на верность, то согласишься? - продолжал допытываться я.
   - Соглашусь, наверное, - неуверенно ответил Максим, но через секунду уже более твердо добавил. - Точно соглашусь. Хоть душу продам в обмен на дар. Но зачем спрашиваешь или ты из высших вампиров и сможешь меня обратить в своего подопечного?
   Наверное, у парня просто наболело в душе. Иначе просто не согласился бы на подобное предложение так быстро, ведь видно было, что это не сиюминутное решение, а тщательно выпестованное в глубине души.
   - В простого вампира... а ведь у них магии почти и нет, - медленно проговорил я и пристально посмотрел на собеседника. - Ты согласен стать практически слугой за состояние с кучей минусов, перевешивающих плюсы? Не слишком ли.
   - Да! Да! - во весь голос закричал Максим и со всей силы бросил себе под ноги тряпицу, после чего посмотрел мне в глаза. - Согласен! Если можешь, то обращай в вампира...
   Тут он замолчал, сразу как-то обмяк, ссутулился и опустил глаза в пол. Не поднимая взгляда и очень тихо, чуть ли не шепотом, он проговорил:
   - Хоть слугой, но зато геммом. А плюсы у вампиров есть - сила, скорость, регенерация и долгая жизнь. Еще и влечение к ним простых людей. Найду себе подружку еще лучше этой... этой суки.
   - Значит, готов принести клятву подчинения, - спокойно произнес я. - Что ж, могу помочь тебе. Причем вампиром ты станешь... - тут я сделал паузу и молчал до тех пор, пока парень не оторвет взгляда от пола и не посмотрит на меня, только после этого я продолжил. - Станешь высшим вампиром, которому по силам творить мощные чары.
   - Что!? Ты шутишь???
   - Нет, я не шучу. Я - некромант, достаточно сильный некромант. Мне по силам не только поднимать зомби и скелеты, но и создавать разумных и могущественных созданий. Вроде вампиров.
   - Когда? Когда я смогу... вы сделаете... вы меня...
   Парня буквально забило как в горячке. Лицо покраснело, глаза бегали по сторонам, губы кривились, силясь что-то произнести, но не имея сил справиться со спазмом. Пришлось подойти и отвесить Максиму увесистую пощечину. Голова собеседника резко мотнулась, на щеке отпечаталось заметное ярко-красное пятно.
   - Пришел в себя? - поинтересовался я и медленно поднял руку, отводя ладонь назад для очередного удара.
   - Все, все, я в порядке, - залепетал парень и отшатнулся от меня в сторону. - Правда, в порядке. Что-то нашло на меня... не ожидал такого...
   - Вот и хорошо, - прервал я лепет Максима. - Теперь слушай меня внимательно. Ритуал обращения проведу позже, примерно в конце месяца. Сейчас у нас середина мая, так? - дождавшись подтверждающего кивка парня, продолжил. - Значит примерно через недельку все и сделаем.
   - А...
   - А почему не сейчас? Так ведь ритуал не из простых, подготовится нужно. Да и ты сейчас же занят исправительными работами. Или хочешь чтобы тебе на хвост сели милиционеры?
   Собеседник резко замотал головою:
   - Не-ет, не хочу.
   - То-то же, - усмехнулся я. - А чтобы не было глупых мыслей в голове, что я тут чепуху говорю, то вот...
   Я вытянул в сторону парня правую руку, направив открытую ладонь ему в лицо, и через секунду с моей кисти сорвалось ярко-зеленое туманное облачко, буквально за долю секунду превратившись в человеческий череп насыщенного зеленного цвета. Размером с баскетбольный шар он выглядел очень внушительно, а если принять тот факт, что завис череп в считанных сантиметрах от носа Максима, последний чувствовал себя весьма и весьма неуютно.
   - Чт-тт-оо эт-то-о? - заикаясь, спросил Максим, от страха превратившись в соляной столб.
   - Гарантия, что ты не будешь трепать языком не по делу, - пояснил я. И сразу после моих слов заклинание 'прыгнуло' на парня. Миг и оно впиталось в лицо парня, не оставив после себя ни следа.
   - А-а! - дико заблажил 'зачарованный' и сорвался с места бегом, собираясь выскочить на поверхность. Но когда попытался проскочить мимо меня, был остановлен сильным ударом под ложечку.
   - К-ха, к-ха, - закашлялся парень, с трудом набирая воздух в грудь, - за, к-ха, что?
   - В чувство тебя привести. А если о заклинании, то только из-за заботы о тебе. Вдруг, расскажешь кому о нашем разговоре, а тот побежит в милицию или в УКМ (управление контроля магии). Или просто ляпнет не там, где нужно. А так, стоит тебе только произнести первое слово о нашей беседе, как ощутишь, что тебе начинают сдирать кожу с лица. Не остановишься, и кожа начнет с тебя слезать по-настоящему.
   - И зачем это было нужно? - со стоном произнес парень, поднимаясь с пола. - Я бы никому не рассказал и так.
   - Мало ли. Ты парень горячий, эмоциями живешь. А так будет шанс, что вовремя остановишься. В общем, жду тебя двадцать третьего числа вечером. Приходи сюда, будем проводить ритуал. Да, чуть не забыл, перед уходом из дома сообщи знакомым и соседям, что уезжаешь на несколько дней. Не стоит тебе показываться дома в первое время после ритула.
   Я проводил Максима из склепа, поставив в пару с одним из его товарищей по несчастью. До конца дня держался в отдалении от парня, но из поля зрения не выпускал. Мало ли что.
   Оставшиеся дни, которые провели суточники у меня на работах, протекли тихо и незаметно. Нового разговора с Максимом не было, хотя судя по его поведению, он его сильно желал. То и дело норовил оказаться поближе ко мне, когда никого другого рядом не было. Впрочем, подобного 'счастья' я ему не давал, и в последний вечер, когда заканчивалась его трудовая вахта на кладбище, в машину садился с недоуменным и сильно обиженным выражением на лице. Удивительно, но ему хватило ума не показываться у меня до назначенного срока. Пусть будет так, чтобы никто не видел нас вместе и не смог сопоставить факты и выйти на меня в случае пропажи парня. А такое могло произойти - мало ли как пойдет ритуал.
   Утром двадцать третьего я отправился на охоту. Да, да именно на нее родимую. Мне была нужна жертва для ритуала. Обычный человек, желательно из среды пьяниц, бомжей и им подобных. Таких если и будут искать, то недолго и без излишних усилий. Жестоко и бесчеловечно? Ха, так я же некромант, совсем недавно взиравший на мир мертвыми провалами глаз лича. После Лираста я уже не был прежним Артуром. Так что, многие человеческие догмы морали развеялись в прах, более не сдерживая меня.
   Подходящих индивидуумов я отыскал в соседнем районе возле грязной, разрисованной пивнушке. Внутри народу было порядочно, но привлекли меня двое: обоим лет по пятьдесят или чуть меньше, но именно на столько выглядят. Одеты в грязные джинсы и китайские ветровки, небритые и с чудовищной смесью немытого тела, мочи и застарелого перегара. В руках у них гулял двухлитровый баллон дешевого пива.
   - Здорово, мужики, - поприветствовал я обоих, останавливаясь рядом с ними. - Есть возможность подзаработать. Как вы?
   - Чего нужно, парень? - просипел один из них, что выглядел немногим лучше своего напарника. - Че за работа?
   - Мусор строительный после ремонта погрузить в мешки и вытащить из дома до мусорки.
   - Далеко? - лениво поинтересовался мужик, принимая от товарища бутылку и щедро отхлебнув из нее. Судя по резкому и сильному запаху алкоголя, пиво было явно смешано с чем-то покрепче.
   - В соседнем районе.
   - Где? Да на кой ляд нам туда переться. Мы и тут неплохо зарабатываем на шабашках.
   - Что, прямо по куску за несколько часов работы? - усмехнулся я и вытащил из кармана две зеленых бумажки, заранее туда положенных. - Каждому.
   Оба бича заворожено ставились на купюры, которые через несколько секунд исчезли обратно в карман.
   - Ну, ты это, мало чтой-то предлагаешь, - просипел попитым голосом мужичок погрязнее видом. - Да за рубль мы почти и не беремся. Подкинуть бы.
   - У меня денег не так и много, чтобы разбрасываться. Там работы - начать и кончить. Даже штукаря и то много, - разозлился я. - И вообще, если не хотите, то сидите тут дальше и ждите свои дорогие шабашки, а я пошел дальше. Уверен, что через час у меня работники найдутся, да еще получше вас.
   После этих слов я повернулся спиной к бичам и сделал пару шагов, удаляясь от них.
   ' Клюнут? Нет? - пронеслось в голове. - Не выйдет с этими, придется ехать еще дальше в очередную рыгаловку. А ведь так не хочется'.
   К счастью, вид хрустящих бумажек, на которые можно неделю таким непритязательным личностям кутить, еще не выветрился из их сознания. И на третьем шаге я был остановлен торопливым окриком:
   - Да постой ты парень, не торопись. Согласные мы на работу. Только шобы без обмана. А не то мы осерчаем, понятненько?
   - Понятненько, - серьезно ответил я, с трудом сдерживаясь от смеха. Хаос подери, сами худы, что плевком можно перешибить, а все туда же - угрожать вздумали. Юмористы, елки-палки.
   За проезд до кладбища пришлось доплатить каждому по сотне: на дорогу до места и обратно. Пока ехали, старался держаться от них в стороне: с одной стороны, мало ли кто увидит нас вместе, с другой - неприятно. Последнюю версию в достаточно смягченной форме я донес до работников. Мол, стесняюсь немного, увидят мои товарищи по учебе рядом с вами, так потом засмеют. Ожидал возмущений, но ошибся - оба мужичка лишь махнули рукой на мои слова. Видать, привыкли к такому отношению. Ну, и ладненько.
   Небольшие, но предугадываемые проблемы возникли на подъезде к месту. Узнав, что работать придется на кладбище, оба бича заволновались.
   - Эй, парень, что ж ты сразу-то не сказал, где работать нужно? - слегка испуганно спросил Опрятный (имена мне они так и не сказали, пришлось самостоятельно каждому дать прозвище исходя из внешнего облика). - Мы на такое не согласны...
   - Да не на кладбище, не на кладбище. Даже за ворота не нужно заходить, - торопливо оборвал я говорившего. - Там дом рядом стоит. Вот из него и нужно вынести мусор. Рабочие заломили несусветную цену за такое. Типа они не мусорщики: или плати отдельно, или они тут не при делах. Договорился с коммунальщиками за литр, но те совсем не чешутся, не едут и все тут. Вот и пришлось самому народ искать.
   Эх, как некстати я про кладбище ляпнул, нужно же было так опростоволоситься. Чуть позже и можно было бы чарами подчинения шарахнуть. А здесь - шиш, амулетов за контролем использования магии полно, да и народу не меньше.
   - А местных чегось не нанял? - с подозрением спросил Сиплый. - Оно бы и ближе вышло, и скорее.
   - Да поругался я с ними, - насупился я. - Гонял всех с кладбища... оно спокойное тут, народ приходит на могилки родных, поминает, оставляет бывает стопку-другую. А эти прутся, ломают ограды спьяну, вот и послал их.
   - Так это, и сейчас там может быть, ну эта, стопки? - заволновался Сиплый.
   - Нет, - помотал я головою, - нету. Я ворота закрыл со вчерашнего утра, так что посещений не было. А позавчерашнее я выкинул.
   - Водку вылил!? - неверяще ахнул Сиплый. И столько эмоций было в этих двух словах, что я сазу вспомнил вечное: '...поллитра? вдребезги? да я тебя!..'.
   Я только руками развел, а в голове подсчитывал сколько шагов осталось до той точке, где мне будет уже наплевать на все и смогу взять под контроль этих бомжей. Задолбали уже.
   - Ладненько, согласны мы поработать, но с условием, - вмешался в разговор Опрятный, - что подкинешь еще по пятихатке и тот литр... ты его не отдал, где он вообще?
   - Дома лежит. Я ж говорю, что коммунальщики так и не появились. А сам я много не пью.
   - Да и куда тебе пить-то, - хмыкнул мужик, окинув меня чуть презрительным взглядом. - По пять сотен сверху и литр в придачу, раз все равно не пьешь.
   - Ээ, нет, - покачал я головою в ответ на эти слова. - Литр дам, но подкину к тем двум косарям еще три сотни и все. По полтораста каждому сверх обещанных. Ну нет у меня больше, нет. И так за свои собственные ремонт делал. Администрация ни копейки не дала.
   - Ладно, пусть так, - согласился, словно делал мне одолжение, мужик, - но должен будешь.
   - Ага, должен будешь, - торопливо произнес вслед за приятелем Сипатый. - В следующий раз ты водочку-то не выливай, ага? Мы придем и сами приберем. Тебе ж даже пользительнее будет - самому убираться меньше.
   - Идет, - вздохнул я. Договорившись и разведя меня на дополнительную сумму и обещания, мужики пошли вперед гораздо бодрее и торопливее. Видно, водка в мечтах грезилась. Что ж, зеленый змий еще и не таких губил... все зло из-за водки. Вот и эти не пили бы или пили меньше, так и живы остались бы.
   Мне даже не пришлось брать под контроль до самого момента, когда не оказались внутри дома. Только когда Опрятный посмотрел на меня с явным недоумением, обнаружив вместо гор мусора заламинированные полы и сверкающие жидкими обоями стены, я ударил по людям легким зомбированием. Теперь их сознание часов на десять-двендцать будет находиться в угнетенном состоянии. Живые, но сопротивляться приказам и игнорировать их не смогут. Прикажи им ограбить банк и они пойдут... точно по прямой, прямо под машины, сквозь толпу и овраги. Тупые они становятся после применения таких чар, как винные пробки тупые. А если чуть больше потратить усилий, чтобы зачарованные вели себя более-менее похоже на обычных людей и не вызывали излишних подозрений, то мозг умрет за несколько часов, не выдержав такого вмешательства. Вот потому и не пользуются такие чары у меня большим уважением.
   Отдав приказ следовать за мною, я отвел обоих живых зомби до нового склепа - работы почти закончились, оставалось лишь дождаться крышки ячеек, которые обещают подвезти числам к десятым июня. До этого момента склеп находится в моем полном распоряжении. Я даже заменил замок на двери, купив для этого тяжелый с двумя личинками навесного монстра. Каленую и толстую дужку никакой пилой не разрежешь и даже газовым резаком не на одну минуту работы.
   Внутри уже все было приготовлено для ритуала - на полу лежала массивная конструкция, собранная из двухдюймовых труб и толстых уголков и скрепленная прочными хомутами их стальных прутков; вокруг нее на полу и стенах расположились знаки, кои в скором времени предстояло активировать. Обе будущие жертвы были отправлены в дальний угол, где им приказал сесть и не двигаться до моего очередного распоряжения. Последнее, то я сделал - навесил на то место, где сидели бичи, завесу отрицания взглядов. Нечто вроде отведения взора, только если там сознание просто не считало интересным скрытое чарами место, то в моем случае неинтерес превращался в страх.
   Навесив на склеп замок, я отправился в дом, где и просидел остаток дня до появления Максима. Компьютерщик появился около девяти часов, весь взволнованы, одетый во все черное и с небольшим рюкзачком за спиной.
   - Что там у тебя, дитя готов? - поинтересовался я, кивая на его багаж за плечами.
   - Ноут, чтобы не скучно было. Сам же говорил, что несколько дней придется пересидеть после ритуала... а он точно получится? - быстро откликнулся парень.
   - Точно, можешь и не сомневаться. Но ты помни про обещание верности. Обманешь, и все верну обратно. И поверь мне, после этих двух ритуалов ты никогда, совсем никогда не сможешь стать кем-то еще, кроме простого человека. До конца дней останешься слабым, страдающим от болезней и стареющим человеком.
   До ритуала я не хотел загонять парня в угол, не стоит ему знать все тонкости. Пусть уж лучше считает, что имеет некоторую свободу действий, вплоть до 'а не поел бы ты господин хороший, я свободный вампир и чо хочу, то и творю'. Пусть ему вся правда сюрпризом будем. Потом-то он никуда не денется.
   - А еще что есть? - вновь задал я вопрос, буравя взглядом попеременно рюкзак (слишком большой и плотно набитый для одного ноутбука). Максим поежился, когда встретился со мною взглядом и тут же опустил свой под ноги, не рискуя до конца разговора вновь посмотреть мне в глаза.
   - Ну это... крови немного прикупил, - тихим голосом, почти шепотом сказал он. - Я осторожно брал, даже имя и фамилию фальшивую написал. А узнавал все через сеть у знакомых.
   - Ну ты и придурок, - протянул я, мысленно желая превратить своего собеседника в самого вонючего и слабого зомби. - На хрена? Неужели я бы не нашел сам крови? Без излишних телодвижений, не оставляя следов.
   - Да я...
   - Хватит, - оборвал я его. - Надеюсь, проблем ты не принесешь.
   - Честно... - вскинулся парень, решив все же посмотреть мне в лицо. - Обещаю тебе... вам...
   Но я резким взмахом руки оборвал его. Чертов придурок, я уже начинаю жалеть, что связался с ним. Зря, зря я поддался первому импульсу, когда услышал о специальности Максима и о несчастье с ним случившемся. Ох как зря...
   Вдвоем мы направились в склеп, где ранее я запер несложивщихся работников. На стальную конструкцию парень посмотрел с большим подозрением.
   - Это что такое, для чего?
   - Для тебя. Или ты считаешь, что превращения в высшего вампира произойдет просто? - в свою очередь спросил я. - Если так, то тогда нам лучше всего расстаться прямо сейчас.
   - Но ты же говорил, что безопасно? - недоуменно отозвался Максим. - Как же так...
   - Я говорил, что в вампира тебя обращу со стопроцентной гарантией. Но не обещал, что это будет не сложнее, чем заварить чашку кофе. Но если против, то прямо сейчас расстаемся.
   - Но...
   - Все равно про меня ты ничего не расскажешь, пока заклинание действует, а снять его сможет лишь некромант сильнее меня, - тут я позволил себе злорадную улыбку. - Вот только таких в городе и окрестностях нет.
   - Нет, нет, - замотал головою парень, я не против. Просто... просто непривычно все так. И железки эти выглядят мрачновато. А нельзя кровать какую поставить или кушетку?
   Максим с надеждой посмотрел мне в глаза и понурился, когда я отрицательно канул головою.
   - Нет, дерево не выдержит силы высшего вампира. Опасаюсь, что и железки эти могут спасовать.
   Еще пару минут он колебался, смотря то на входной проем, то на свое будущее 'ложе', прежде чем решился на ритуал.
   - Давай начинать, - вздохнул он. Что делать нужно?
   - Снять одежду. Всю. Трусы можешь оставить.
   - Так холодно же!? - воскликнул он, прикасаясь рукой к стальным деталям 'ложа'.
   Простудиться боишься? Не волнуйся, тут пару минут потерпеть только.
   Медленно, расстегивая каждую пуговицу со скоростью улитки, Максим стащил с себя одежду, оставшись в одних плавках, с желтеньким чупа-чупсом на гульфике. Почти мгновенно кожа у парня посинела и покрылась пупырышками.
   - Ей, холодно-то как, - выдавил он трясущимися губами. - Теперь ложиться?
   - Угу.
   Тихонько матерясь и вздрагивая, когда к телу прикоснулся ледяной металл, Максим растянулся вдоль конструкции. Через несколько минут он был плотно прикручен толстыми ремнями, с пропущенными внутри тонкими стальными тросиками.
   - Долго еще? Я замерз так, что губ уже не чувствую, - жалобно поинтересовался Максим. - Артур, эй?
   - Сейчас, сейчас, - отмахнулся я от его слов, - подожди немного.
   И после этого отдал мысленный приказ зомбированным мужичкам вылезать из своего, скрытого чарами от чужих глаз, угла. У Макса глаза полезли на лоб, когда прямо из воздуха (по его личному впечатлению) появились два бича, распространяя ароматы помойки по всему склепу.
   - Оба сняли свою одежду, - вслух произнес я. - И живее, дети Хаоса.
   - Артур, ты чего? - заволновался парень и задергался, попытавшись вырваться из пут. Но тщетно, не даром я готовил конструкцию 'ложа' в расчете на силушку вампирскую, для простого человека они неразрушимы.
   - Артур! - во весь голос заорал Максим. - Ты что делаешь? Извращенец х..в...
   - А за это я с тобой отдельно поговорю после ритуала, - бросил я в его сторону. - И вообще, помолчи, а?
   Дальше я не обращал внимания на его крики, которые скоро превратились в тихий хрип - чудик сорвал себе голос, не прошло и пяти минут. Но пока он орал, я наносил крошечные порезы на теле одного из пленных (они, собственно, ими и были). Под конец все раны превратились в вязь небольших, причудливых значков. А дальше я ухватил 'татуированного' за волосы и наклонил над связанным парнем, после чего полоснул ножом по шее, стараясь не задеть артерию - мне не нужно было, чтобы кровь вытекла из тела очень быстро.
   Когда багряная горячая жидкость хлынула на Максима, у него прорезался голос, словно второе дыхание, его визг взлетел к потолку и едва не оглушил меня, настолько громок был. Пока лилась кровь, заливая тело будущего вампира, я тихим речитативом проговаривал заклинание. На последних строчках мне пришлось держать умирающего - тот уже не мог стоять самостоятельно.
   Когда заклинание закончилось, я позволил себе на несколько секунд замереть, переводя дух. Непривычно, именно что непривычно, а не тяжело, в живом облике творить такие чары. Когда занимался таким ремеслом личем, все происходило много проще.
   Мертвое тело бича я откинул в сторону. После этого занялся уже Максимом, почти повторив один в один тот же кровавый рисунок на его теле, что и на доноре. Только первый и последний знаки отличались, ведь мне требовался компьютерщик живым... более-менее.
   Точку в вязи чар я поставил точно в сердце в которое ударил узким клинком. Парень дернулся и тут же обмяк: тело его было мертво, но душа еще оставалась на месте, не имея возможности выбраться из бренной оболочки, превратившейся в ловушку.
   Дальше отсчет пошел на секунды и каждая лишняя, потерянная мною могла свести всю подготовку на нет...
   Через полчаса я покинул склеп, в котором остались лежать два мертвых обескровленных тела и еще одно мертвое лишь номинально. Пару дней Максиму нужно дать привыкнуть к своему нынешнему состоянию. А еще лучше будет продержать его с недельку, чтобы психика изменилась окончательно, и из ревнивого и эмоционального человека он превратился в беспринципного и кровожадного высшего вампира. Смерть она меняет мировоззрение, вытягивая из души все мерзкое и темное. Через неделю паренек взахлеб будет тянуть кровь прямо из живого человека, не обращая внимания на его агонию. Ну, и поработать нужно будет, заставить уяснить его тот факт, что с этого мгновения Максим принадлежит мне от кончиков ногтей, до последнего пятнышка на ауре.
   Убитых бичей я первоначально рассчитывал утилизировать, превратив тела в прах чарами. Но потом решил не разбрасываться материалом, который в этом мире достать не в пример сложнее, чем в том же Лирасте. Крутится в голове одна идейка насчет химер. Нечто вроде дуршилов, на которых я раскатывал в другом мире вместе со своими слугами-вампирами. Похожие, но созданные не только из костей, но и плоти. Церберами будут и силой первого удара, если влипну и меня попытаются загнать в западню.
  
   ****
  
   Я еще внизу почувствовал странное изменение в некрополе кладбище. Но тогда списал на последствие проводимого ритуала. Но когда поднялся на поверхность, эти изменения должны были, по идее, чуть приглохнуть... ан нет. Ощущение неправильности, чего-то лишнего, только усилились.
   'Чертовщина какая-то, - пронеслось в голове. - Чертовщина, хм...'.
   Машинально вспомнив определение, которое мне некогда дал Семен о происходящем на кладбище, я тут же сделал стойку.
   Ночь выдалась темная - новолуние, да еще маленькие тучки бродили по небу, закрывая свет звезд. Фонарей на кладбище отродясь не водилось, хотя, я бы их ввел в обязаловку, учитывая, что может твориться в условиях магии в таких местах. Я едва видел на пару метров впереди себя, передвигаясь больше по памяти и на ощупь, касаясь ладонями шершавых от старой потрескавшейся краски, прутьев могильных оград.
   Ночное зрение чуть помогло, но слабо, не давая возможности видеть дальше десяти метров: все прочее скрывалось за плотной зеленоватой дымкой явно магического происхождения.
   - Что за черт? - пробормотал я и инстинктивно, больше на голых рефлексах, чем действуя осознано, накинул на себя 'щит мертвых'. Вовремя.
   Что-то выскользнуло из тумана и в один миг преодолело расстояние между мною. Я ощутил, как удар, в который нападающий не пожалел вложить сил, прогнул мою защиту, едва не достав до тела. Ответное заклинание задело нападающего краем, не особо тому повредив. Лишь разъяренное хрипение пополам с клекотом было мне ответом. Наугад я крест накрест полоснул по туману в той стороне. Чары должны были уничтожить все живое и неживое: органика ли или призрачная магоплазма просто распалась бы на молекулы.
   Но новый удар, только на этот раз со спины, показал, что я промахнулся или враг гораздо сильнее меня. Я закружился, стараясь предугадать откуда последует очередное нападение.
   - Ты кто? - негромко крикнул я, адресуя фразу туману. - Ну, отвечай же!
   В ответ лишь тишина. Так и хотелось добавить '... и мертвые с косами...'. Жаль, что обстоятельства к шуткам не располагали.
   - Что молчишь или боишься меня? Покажись, хоть будет что потом нарисовать на могильной плите... упс.
   Туман вдруг зашевелился, словно где-то заработали мощные вентиляторы, и резко скакнул назад, открыв еще метров пятнадцать. И на самой краю на границе с туманом стоял он - местный Хозяин. Скелет ростом под три метра с изгибом позвоночника больше подходящим прямоходящему ящеру, чем человеку, удлиненным и сплюснутым поверху черепом с сильно выдающейся вперед челюстью и горящими ярко-алым глазами. Две руки едва ли не касающиеся лодыжек с тремя пальцами, каждый из которых был увенчан здоровенным когтем. Две ноги с вывернутыми назад коленными суставами и толстым хвостом, упирающимся в землю.
   - Хозяин могил, - произнес я вслух, рассматривая необычное создание. Мне доводилось слышать о таких существах, когда знакомился с магической историей и феноменами этого мира. Кладбище, на котором зарождался Хозяин или, как его еще называли - Костяной Дракон, блокировалось и более никогда не принимало покойников.
   Чтобы уничтожить Хозяина могил, требовалось с полдюжины сильных магов и едва ли не локальная войсковая операция. И всего этого у меня не было. В одиночку тягаться с этим сложновато, учитывая, что в распоряжении этого существа вся энергия кладбища, которую он использует напрямую, а не перегоняет через себя.
   - Ну, пободаемся, - сквозь зубы произнес я и шагнул вперед. Одновременно с этим атаковал и дракон. Оба наших удара совпали, но вот по результату сильно разошлись: защита не выдержала и меня отбросило назад, спиною точно на одну из гранитных плит. Хозяину тоже не поздоровилось, но такому существу отсутствие одной руки нескольких ребер не помеха, вон уже поднимается и вот-вот восстановится.
   И я бы поднялся, только что-то не получается, да и дышится тяжело... колет при малейшем вздохе и приходится хватать воздух мелкими и частыми порциями, точь-в-точь как запалено дышащая собака. По ходу, ребра мне поломало и обломками повредило легкое, плюс черепно-мозговая... Не обладай я повышенным жизнелюбием и не имея знакомства со Смертью, уже валялся в коме или вовсе в виде остывающего тела. А так, все вижу и даже могу побороться... нет, фигушки - очередное заклинание, на которое с трудом насобирал сил, лишь заставило качнуться Хозяина и на пару мгновений замедлить.
   - Су...а, будь я личем и тебе бы не поздоровилось, - со злостью пробулькал я, плюясь кровью. Да, мертвое тело имеет кучу преимуществ перед живым - сильнее, неуязвимее, мощь заклинаний больше на порядок. Да мне бы эта ходячая куча костей доставила бы проблем не больше, чем возня с кокосовым орехом, пожелай полакомиться сладким соком.
   Вспомнил свое прошлое тело, которое перенесло все тяготы мира Лираст, его малый вес, тонкую, пергаментообразную кожу на костях скелета. Как наяву ощутил, что вместо мягких подушечек пальцев нарастает плотная сухая... пленка, наверное, или нечто вроде, сквозь которую легко чувствуются голые плюсны. А через долю секунды мир мигнул, сменив картинку мрачноватого вида с плохой видимостью на идеальную, не испорченную темнотою и дымной пеленой.
   Вместо боли - злость и голод. Злость на живых, которые находятся совсем неподалеку и излучают спокойствие, умиротворенность. Спят? Да, да эти жалкие ничтожества спят, отдыхают совсем рядом со мною. Ничего, не долго им еще пребывать покое, скоро, очень скоро их жизненная энергия утолит мой голод. Вот только уберу помеху с моего пути...
   Высокая фигура в нескольких метрах впереди, вдруг ускорилась, оказавшись совсем рядом, и попыталась пробить мне живот свой когтистой лапой. Жалкую попытку убить себя я прервал обычной оплеухой с вложенной толикой силы. Трехметровый скелет отлетел на одну из оград, которая прогнулась до земли под весом создания. Подняться он уже не смог: я оказался быстрее его и оказавшись рядом, ухватил кладбищенскую тварь за загривок и как следует встряхнул. Ребра, ключицы и конечности осыпались по ноги снежными хлопьями, словно качнул еловую лапу в зимнем лесу. Едва коснувшись земли, они истаивали, превращаясь в черные хлопья невесомого праха.
   Позвоночник с черепом не долго пребывал в моей ладони. Вот он окутался густым зеленым сиянием и вместо части скелета в руку удобно лег посох - изящное тело из позвонков, небольшой череп ящера с огромными клыками и десятками острых зубов, черное основание в виде трехгранного жала. В памяти заворочались воспоминания, что некогда я владел более грозным оружием, и этот посох не идет со старым ни в какое сравнение. Им можно было убивать богов...
   Я шел и вспоминал, вспоминал и вспоминал...
   Прошел мимо ворот, потом мимо дома, а в памяти зияли огромные провалы, которые не торопились заполняться. Ничего, вот сейчас заберу жизни никчемных созданий и вспомню, непременно вспомню... краем сознания я уловил, что совсем рядом в нескольких метрах сияют искорки живых существ, послышался шорох, словно кто-то решил убежать. Поздно...
   Энергия поглощенных жизней прошлась по сознанию бодрящей свежестью, удалось вспомнить, что я - Артур, учусь... нет, учился... теперь работаю смотрителем кладбища... мысли проносились быстро и обрывками, почти не задерживаясь в сознании. Удалось точно вспомнить, что я живой или был живым. Нет, нет - я точно живой.
   'Живой, живой'.
   Повторяя как мантру это слово, я отрешился от всего, даже на время позабыл про голод.
   'Живой, я - живой', - билось в голове.
   Очнулся внезапно и едва не упал на землю - ноги едва держали.
   - Ох ты ж, - простонал я, опираясь на трость обеими руками. Только благодаря ей я еще не валялся на грязной земле. Странно, вроде бы ничего такого не было. Подобрал, нашел, что ли где-то? Но сил и желания напрягать память не хотелось. Даже ощущение, что недавно, буквально только что, произошло нечто серьезное, почти не взволновало. Вместо этого пришла мысль, почерпнутая в какой-то книге: 'об этом я подумаю завтра'. И я с ней полностью согласился.
   Сил идти до съемной квартиры просто не было, благо что совсем рядом стоит мой дом, в котором проведен ремонт и где имеется старенькая раскладушка. Ее я не стал выбрасывать, оставив на всякий случай и вот пригодилось.
   Проснулся утром свежим и страшно голодным. Хотелось есть так, что был согласен даже на сухой ролтон - страшную гадость, которую только могло придумать человечество. Раскладушка жалобно скрипнула и затрещала материей, когда я резко сел на ней, сразу после пробуждения.
   - Вот же блин, чего это я тут делаю? - недоуменно пробормотал я под нос, осмотревшись по сторонам. До вселения на казенную жилплощадь, я рассчитывал еще пару недель пробыть на съемной квартире. И вдруг просыпаюсь здесь. Да еще спал в одежде. Хотя, учитывая, что ночами еще бывает прохладно, а я большой поклонник тепла, последнее неудивительно. Вот только одежка сильно потрепана, словно я на земле валялся и... кровь, что ли?
   Я ковырнул коричневое пятно на рубашке, тянувшееся от воротника до груди, машинально провел по лицу и ощутил коросту запекшейся крови на подбородке.
   - Что за черт, вампирствовал я вчера вечером, что ли?
   И тут вспомнил про ритуал, который провел с Максом. Но не мог же я там так чудно измазаться в крови. Или...
   Я обежал взглядом комнату, но мертвых тел поблизости не увидел, после чего вздохнул с облегчением. Нет, поблизости загрызенных мертвецов не наблюдалось, что уже хорошо. Но когда я попытался встать с раскладушки, то наступил на нечто круглое, валявшееся прямо под ногами у спального, хе-хе, ложа. С трудом устоял, хотя и больно ушиб большой палец на правой ноге.
   Слова ругательства замерли комом в горле, когда я рассмотрел предмет. Это была изящная трость из светлой кости с выполненная в виде позвонков с черным трехгранным жалом основания и змееобразной, нет, ящерной головой в навершие.
   Вот тут я вспомнил все.
   - Я был личем, - потрясено проговорил я. Все происшедшее ночью встало перед глазами, как только что свершившееся. Несколько секунд я стоял и вспоминал, прочувствовал каждый миг ночного события и вдруг вспомнил еще кое-что. Ночью я шел к домам за чужими жизнями и нашел кого-то. Черт.
   - Черт, черт, черт, - забормотал я, почти бегом направившись к входной двери. Потом вспомнил об измазанной рубашке и лице и резко свернул в ванную. Наскоро приведя себя в порядок и скинув рубашку, пятна на которой слишком четко выделялись, я выскочил на улицу. Утреннюю прохладу даже не заметил, даром что был в одной тоненькой футболке, чей темный цвет маскировал следы крови.
   Первым делом я осмотрел кладбище, обежав то минут за десять. Нашел треснувшую плиту, о которую приложился спиной, сломанную ограду, но кроме этого больше ничего не напоминало о ночных событиях.
   К домам я шел с тоскою в сердце. Нет, я не мучился угрызениями совести, не страдало сердце, что по моей вине кто-то пострадал, да и с чего? Я совсем другой и нынешняя ночь показала это во всей красе. Что такое для меня десяток убитых людей, когда на Лирасте я губил их тысячами? Так, ерунда. А вот то, что эти смерти могут привлечь ненужное внимание местных властей, беспокоило. Не хотелось срываться с места и бежать на новое место, когда только-только легализовался. Опять начинать все сначала, вновь метаться. Да и не факт, что все получится - здесь не Лираст, технология розыска и оповещения на огромные расстояния отлажена идеально. Тьфу, ну надо было Хозяину зародиться именно тут.
   Вот в таком мрачном состоянии я дошел почти до домов, остановвшись неподалеку от мусорных бочков, возле которых суетилась с большими черными пакетами дворничиха, в оранжевом жилете.
   - Доброе утро, парень, - поприветствовала она меня. - Чего так рано поднялся? Еще семи нет, спи да спи.
   - Да я по работе, - ляпнул я машинально первое пришедшее на язык.
   - То есть, что за работа? - недоуменно произнесла женщина и окинула меня внимательным взглядом. - Что, бутылки хотел пособирать?
   Верное, на это ее натолкнул мой потрепанный вид, больше подходящий опустившимся бичам, чьи два тела сейчас лежат у меня в склепе на кладбище.
   - Да нет, вы что. Просто я смотрителем на кладбище работаю. Нужно перед посещением народу порядок там навести, вот и оделся погрязнее. А здесь просто прогуливаюсь, вместо зарядки.
   - А-а, вот оно что. Вот что я тебе скажу, паренек, зря ты связался с этим кладбищем. Тут такое происходит, - покачала головою женщина, - такое. Тебе про погибших ребятишек говорили?
   Я молча кивнул в ответ.
   - Знаешь, значит. И не испугался.
   - Так работать нужно где-то, а я гемм и слабенький очень. А тут прямо по заказу - вакансия для гемма. Сильные-то не идут на такие работы, а на хорошие меня не брали. Вот и пришлось... - не договорив, я развел руками, сопроводив жест грустным вздохом. - Да и не происходило ничего страшного, пока я тут работаю.
   - Не происходило, говоришь? А вот там посмотри, - зло произнесла собеседница и указала на один из бачков, сбоку к которому был прислонен кусок шифера. Пожав плечами, я осторожно заглянул под лист и несколько удивился, увидев несколько собачьих тушек. Судя по их внешнему виду - уже высохли от долгого лежания, мумии одни, погибли животные давно.
   - Собаки там, мертвые, - сообщил я собеседнице и поинтересовался. - И чего?
   - Да того, что вчера они еще живые были. Нюрка это со своими щенками, месяц назад ощенилась. Подкармливали их все, детишки носили пирожки, что специально оставляли с обеда. А тут... - на глазах у женщины блеснули слезинки, да и голос ее чуть сорвался. - Ну кем же нужно быть, чтобы такое сделать?
   Личем, пронеслась мысль в голове, мертвым магом с ненавистью ко всему живому. Это еще повезло, что смог вовремя прийти в себя и повернуть изменения в теле и психике вспять, а иначе не поздоровилось жалостливым дворничихам, детишкам с бутербродами и их родителям.
   Гадство, а я ляпнул в начале разговора о своей причастности к волшебной братии. Вот теперь бы вывернуться как-нибудь, чтобы не навлечь подозрений на свою голову.
   - Не знаю, - произнес я, - наверное, гемм какой-то тренировался на собаках, боевым магом себя ощутил. Или вампиром, потому и высохли собаки словно мумии.
   - Вампиры... этих сволочей давно пора ссылать в Сибирь на лесоповал. Силушки много, так пусть ее применяют с пользой делу, - зло произнесла дворничиха, потом посмотрела мне в глаза и твердо произнесла. - А если ты тут приложил свою руку, то советую убираться из нашего района. Здесь тебе рады не будут с такими фольтиками.
   - Да я тут при чем!? - возмутился я. - С чего все бочки катите, а? Нашли себе первого попавшего и рады сорвать злость. А, может, это вы сами собачек приговорили прямо передо мною, а как меня увидели, так решили все свалить на постороннего.
   - Что? - ахнула женщина и прижала обе руки к груди. - Я - Нюрку? А ну пошел отсюда, быстро пошел, а не то...
   Собеседница быстро наклонилась и ухватила один из мешков, самый маленький, за горловину и взмахнула им в мою сторону.
   От греха, я решил последовать ее предупреждению и свалить обратно к себе, тем более что все нужное успел выяснить. Пока торопливым шагом шел домой, прокручивал в голове краткую выжимк из имеющихся фактов.
   Итак, сегодня ночью никто не пострадал, я имею в виду, из людей. Те жизни, что мимоходом впитал, принадлежали несчастливой собачьей семье. Вроде бы, подобное можно отнеси к плюсам. Туда же можно записать осознание того момента, что легко (или не очень) могу перейти в ипостась лича. А вот дальше пошли только одни минусы. Я был совсем не тем Безымянным, которых контролировал все эмоции и желания и практически ничем не отличался от себя нынешнего. Ночной лич был силен и жесток, ради утоления голода и ненависти ко всему живому, был готов уничтожать любому, отвечающего этим критериям. И контролировать данное состояние у меня получалось плохо.
   До полудня я возился на кладбище, демонтируя покореженную ограду и укрепляя плиту, чтобы последняя окончательно не развалилась. Отзвонился в мемориальную контору, оставив заказ на надгробие и ограду. Принял несколько жалоб от родственников усопших, которым якобы показалось, что могилы не получают должного ухода.
   А во время обеда стал свидетелем драки собачьей стаи с котом. Здоровенный с длинной, свалявшейся шерстью черный котяра с расцарапанной мордой, кривым хвостом и разорванным надвое правым ухом крутился волчком в окружении трех холеных псов. Две овчарки и косматый яг отрезали животное от деревьев и любых вертикальных поверхностей, где тому можно было бы спастись.
   Хозяева собак стояли метрах в десяти и весело науськивали своих питомцев на кота. Уличный хулиган и гопник против домашних аристократов. Одна из овчарок уже щеголяла расцарапанной мордой и слегка припадала на переднюю лапу, видимо, прокушенную котом. И больше в драку не рвалась, предпочитая облаивать кошака на расстоянии, вторая овчарка, явно молодая, тоже не лезла напролом, надрывно лая и делая короткие выпады в сторону противника. Только яг со своей, привычной основной массе этой породе, удали старался ухватить за горло кота, но тот раз за разом уворачивался, оставляя на морде, ушах и боках кровавые полосы от когтей. Яг бесился, рычал и вновь бросался в бестолковую атаку.
   Кота было жалко, обидно будет, что такое животное разорвут на потеху своих хозяев псы. Достаточно ягу вцепиться коту хоть за хвост, как в драку бросятся и овчарки, даже потрепанная не станет сидеть на месте, тут же ринется к кошачьему горлу.
   Плюнув на обед, я торопливо выскочил из дома и направился к месту происшествия. Опоздал я на считанные секунды: уворачиваясь от очередного наскока желто-черной собаки, кот оказался совсем близко от молодой овчарки, которая попыталась ухватить того за хребет. Но в итоге получила лишь клок шерсти, забившей пасть. Правда, коту также не повезло. Нет, от овчарки он отбился, та и сама после первой атаки благоразумно отскочила на безопасное расстояние от когтей, но вот заминкой Черныша воспользовался яг. Он юлой крутанулся на месте и хватанул кота за шею.
   - Черт, - прошипел я сквозь зубы и уже бегом направился к месту расправы. - Эй, быстро отозвали своих псов!
   На мои слова вся троица молодых мужчин, самому старшему из которых едва ли исполнилось тридцать лет, повернулись и недоуменно посмотрели на меня. И только через пару секунд, когда я пинками отогнал овчарок от кота, возмущенно завопили:
   - Ты что творишь?
   - Урод, оставь собак в покое!
   Но я не обратил внимания на их крики, занятый тем, что пытался отцепить яга от кота. Последний уже едва шевелился и, судя по коротким рваным движениям всего тела - бился в агонии. Правда, и псу досталось, вон как задними лапами кот тому живот разорвал, кровь буквально ручьем льется.
   Сперва я просто выкрутил уши собаке, но в ответ услышал лишь жалобный скулеж. Попытка разжать челюсти пальцами, просунув их за щеки и надавив на десны, так же не вышла. И тогда я ударил чарами... вернее, попытался прибить собаку одним из самых простых и слабеньких заклинаний, но та отпустила кота в тот же миг, едва ощутила заструившуюся вокруг меня некроэнергию. Вот только Черныша уже было не спасти.
   - Ты что, совсем оборзел? - проорал кто-то над ухом и резко дернул меня за плечо. От того, что сидел я на корточках, подобное действие привело к заваливанию на спину. И вот тут меня прорвало. Я едва не провалился в состояние, которое испытал ночью. Не остановись вовремя и этим трем уродам пришел бы конец.
   Но тем и так хватило. Когда я вскочил на ноги и уже собрался как следует пройтись по их, бесивших меня, рожам, те были на грани сердечного приступа. Белые, как мел, с трясущимися руками и пытающиеся выдавить что-то посиневшими губами. Да еще запах от них шел такой характерный... обос...сь герои. Собаки, даже серьезно пораненный ягтерьер уже сломя голову неслись домой, позабыв о своих хозяевах.
   Махнув на обидчиков рукой, я вернулся к коту. Но тот уже испустил дух. Машинально выругавшись, я собрался было вернуться обратно в дом, но тут мне пришла интересная идея. Некромант я или нет? Котяра показал себя отличным бойцом, а если придать ему еще больше неуязвимости, то в качестве неплохого охранника послужит. От простых людей, не говорю уже о животных, дом защитит и отвадит от территории праздношатающихся и любопытных. Приняв решение, и не обращая внимания на кровь, которой заляпал свою новую одежду, только час назад купленную в магазине, я подхватил тело кошака на руки и пошел домой.
   Вечером я навестил Макса в склепе, рассчитывая заодно и провести ритуал по воскрешению, вернее поднятию мертвого кота.
   - Ар...Артур, ты? - прохрипел новообращенный вампир, едва заслышав мои шаги. Парень попытался вывернуть шею, чтобы посмотреть в мою сторону, но прочный ремень, притягивающий голову к стальному уголку, не давал ему такой возможности.
   - Я, я, - добродушно проговорил в ответ и встал рядом с Максом так, чтобы мы могли свободно смотреть друг на друга. - А ты кого рассчитывал увидеть - инквизицию с осиновыми кольями и ведрами со святой водой?
   - Нет, конечно, такого у нас еще не появилось, - прохрипел он, потом немного помолчал и с надеждой поинтересовался. - Ты меня сейчас освободишь, да? Ты же пришел за этим?
   В ответ я отрицательно покачал головою, не промолвив ни единого слова.
   - Су...а ты, Артур, су...а! - заорал парень и принялся биться в путах, обдирая кожу до крови о жесткие ремни. - Да я те...
   И в следующий миг забился в припадке, едва ли не выворачивая суставы и рвя мышцы. С губ полетела во все стороны кровавая пена, хрустнул один из зубов.
   - Так, так, - произнес я, опустившись на корточки рядом с Максом и пару раз похлопав того по щеке, - вампиреныш решил показать зубки? Не рано ли?
   Отвечать тот не смог, только бешено вращал глазами и кривил окровавленные губы в попытках дать мне ответ.
   - О, не трудись так, тебе сейчас еще долго приходить в себя после этого маленького примера моей власти над тобою, - усмехнулся я и выпрямился во весь рост. - Максим, неужели ты подумал, что я оставлю свободу воли такому существу вроде тебя? Чтобы высшие кровососы гуляли по городу бесконтрольно? Тогда ты еще дурнее чем я думал. Нет, парень, ты вот где у меня со всеми потрохами.
   Я сжал ладонь в кулак и вытянул вперед, так, что тот навис над лицом лежащего.
   - Мне достаточно просто щелкнуть пальцем и ты ощутишь такую боль, что сам кинешься купаться в посеребренной воде, только бы сдохнуть поскорее.
   В качестве демонстрации к своим словам я легонько шевельнул пальцами. Вот тут-то компьютерщика пробрало. Нашлись силы и на голос, и на очередной рывок. Смог даже сдвинуть свое полутонное ложе с места. Правда, тут же затих - эффект от заклинания был секундным.
   - Прочувствовал? А ведь это лишь один миг от боли, что будет мучить тебя ой как долго. Ну, а теперь поговорим серьезно. Для начала о сроках твоего заключения - еще дней пять или шесть, этого хватит, чтобы в твоем теле прошли все необходимые изменения. И не только тела, еще и сознание должно подстроиться под новые возможности и потребности. От этого могут сниться кошмары... еще не было, нет? Значит, скоро начнутся, вероятно с сегодняшней ночи. Дальше, свои обещания я выполняю, и заклинания ты будешь знать, но так как в твоем теле до ритуала не было ни грамма магии, то изучать придется самостоятельно, в этом я тебе помогу. И напоследок прошу тебя воздерживаться от неповиновения, а то последствия для тебя катастрофичные будут, впрочем, ты уже немного узнал о них. Обращаться ко мне можешь по имени, тут я демократичен. Ну, вот и все для начала, сейчас я займусь одним ритуальчиком, а ты пока полежи и подумай.
   Закончив разговор, я занялся делом. На полу с помощью ножа и бечевки я начертил пять кругов, затем поднялся наверх и набрал два ведра земли с самых свежих могил, которым не было больше двух месяцев. Эту землю я рассыпал тонким слоем между кругами, но так чтобы не затронуть линии. В центр уложил тельце кота, нарисовав пальцем на земле несколько магических знаков вокруг него. Точно такую же операцию я сделал и в каждом следующем кольце.
   Вроде бы и простые действия, излишней точности не требуют, но по времени заняли почти два часа. Еще минут десять я настраивался на предстоящий ритуал, очищая голову от всех лишних мыслей и последовательно прорабатывая каждый свой шаг.
   - Уф, ну - поехали, - прошептал я себе под нос немудреное напутствие и через секунду начал медленно и монотонно произносить слова заклинания. Практически, данный ритуал состоял из отдельных частей сразу нескольких ритуалов. Соединить их было сложно, но возможно, тут мне в помощь пришлась кстати местная энергетика: в любом другом я бы за такое точно не взялся.
   Через полчаса появился первый зримый результат: знаки налились зеленью, и тем она была насыщенней, чем ближе к телу животного располагались. Сам же кот и вовсе превратился в изумрудную пятно, схожее по форме с трупом. Через час к каждому знаку прицепилась тонкая светло-зеленая ниточка, выходящая прямо из стен склепа. Это уже заработало некрополе кладбища, подпитывая мое заклинание. Понемногу, на месте большого пятна стал проявляться скелет кота - ребра, хребет, череп, хлыст хвоста. И каждая косточка была насыщенного зеленого цвета. Через некоторое время на кости стало настать 'мясо', следом полезла шерсть, сначала редкая, но с каждой минутой все гуще и гуще. И все это имело зеленый цвет.
   Но вот я принялся зачитывать последние строчки заклинания, и все энергетические нити от знаков стянулись в один жгут, который в свою очередь коснулся моей костяной трости. Все, больше моего участия в ритуале не требуется. Я выпустил из ладони набалдашник трости, и та осталась стоять вертикально, окруженная изумрудным сиянием. Через несколько секунд нити истаяли, следом погас жгут идущий к трости. А вот сама трость продолжала сиять. Понемногу свечение собралось только в районе навершии, и через несколько мгновений из глаз миниатюрного черепа в тело кота ударил тонкий луч. Мгновенная вспышка, скрывшая место ритуала... негромкий стук упавшей трости... когда свет рассеялся, я увидел, что на полу лежит неподвижное тело кота, в шерсти которого пробегали еле заметные зеленые искорки.
   - Все, вроде бы закончилось, - вздохнул я и подобрал с пола трость. - Завтра с утра посмотрю, что из этого вылупится.
   После этого подошел к Максу и произнес, обращаясь к нему:
   - А теперь начнем первый сеанс обучения магии. Ну-ка, открой ротик.
   Я легонько черканул себя по мякоти у запястья ножом и сложил ладонь лодочкой. Когда крови набралось нужное количество, я наклонил ладонь над лицом парня и вылил алую жидкость ему на губы.
   - Вот и все, учись теперь. Да, применить сейчас чары не выйдет, я наложил запрет до поры до времени, но впитать его в свою энергетическую память вполне способен. Что ж, до завтра.
   Залечить ранку мне составила большого труба, тем более что и крови ушло совсем крошечное количество. Вампира я 'напоил' не столько своей кровью, сколько концентрат манны с закукленным заклинанием. Этот способ я прочитал еще на Лирасте, но воспользовался им только здесь. Вампиру, принявшему мою кровь с чарами, первые сутки будет весьма неприятно, но зато потом он сможет использовать заклинание с легкостью, словно оно у него в крови с рождения. Впрочем, так оно и выходило. Максу я дал 'Шипы праха', дистанционное заклинание, которое с расстояния метров десять-пятнадцать оставляет на теле врага глубокие язвы, плоть буквально сгнивает. И чем сильнее маг (или вампир), его применивший, тем тяжелее раны. В моем исполнении каждый шип, а таких я могу создать штук десять, за пяток секунд растворит обычного человека.
   Домой я возвращался в глубокой темноте - ритуал занял излишне много времени, на это я совсем не рассчитывал. К счастью, сегодня мне некому было мешать, и до раскладушки я добрался быстро. Тем более что и ночное зрение сегодня работало отлично.
  
   ****
  
   Едва проснувшись и еще щурясь со сна одним глазом - одновременно те раскрываться не хотели, я направился к склепу. Шел быстрым шагом, одергивая себя от того, чтобы не сорваться на бег. В ожидании, а точнее от нетерпения поскорее посмотреть на свое новое творение, я только со второй попытке смог открыть замок.
   На пороге меня ждал здоровенный черный котяра. Со вчерашнего дня он изрядно поднабрал веса и теперь на вид весил килограмм десять, а с учетом густой и длиной шерсти данная животинка и вовсе смахивала на крошечную рысь, разве то кисточек на ушах не хватало. От старых травм не осталось и следа. Я видел мощного, крупного кота и только взгляд выдавал в нем химеру: недавние желто-зеленые глаза сменились ярко-алыми пятнами. У живых таких не бывает. А еще они мне напомнили Хозяина могил, видимо, не прошло даром использование местной энергетики и трости в процессе ритуала.
   - А ну-ка, не балуй, - произнес я, посмотрев в глаза коту. - Смени свои огоньки-габариты на привычные.
   Кот медленно опустил веки и когда через секунду вновь их открыл, на меня смотрели вполне обычные кошачьи глаза. Вот только зелени в них было с избытком, и светились много ярче, чем бывает у обычных котов.
   - Вот и отлично, - хмыкнул я. - А пока подожди меня снаружи, нужно навести своего подопечного.
   Кот плавно поднялся на ноги и ловко, можно сказать даже, грациозно шмыгнул мимо меня на улицу. А я спустился в склеп, чтобы проверить Максима. Правда, поговорить не получилось - тот был в состоянии... кома не кома, но нечто похожее. Видать первое принятое заклинание не так-то просто пошло, как бы не загнулся. Даже пожалел, что решил форсировать события и не подождал до полного превращения парня в вампира. Все-таки, здесь нет той энергии, как на Лирасте с его атмосферой смерти. Даже некрополе кладбища не столь сильно. М-да, поспешил чуток. А хотя, пускай: выживет, значит, выживет, так даже выгоднее для меня - сильный вампир получится.
   Закрыв склеп на замок, подозвал к себе кота и направился к дому. А вот там меня ждал гость.
   Возле дома чуть ли не у порога стояла серебристая 'четырнадцатая', в которой сидел мужчина около тридцати пяти лет. Был он в светло-голубой рубашке, серо-синих тонколампасных брюках и кожаных туфлях с острыми носами. Судя по погонам - майор. Ну, вот и приплыли - милиция. Одно радует, если бы меня собирались вязать, то на задержание приехал не один сотрудник, а как минимум группа. Да хотя бы наподобие той, где командует один знакомый старшина. А в одиночку этому майору со мною не справиться. На пару секунд я притормозил у ворот, окидывая взглядом ближайшие окрестности и не обнаружив опасности, смело шагнул к машине.
   - Добрый день, могу чем-то помочь? - вежливо поинтересовался я у милиционера, который развалился на слегка откинутом назад кресле и наслаждался тихой мелодией, льющейся из приемника. Даже глаза прикрыл, чтобы ничего не отвлекало покачиваться на волнах музыки.
   Услышав мой голос, мужчина чертыхнулся, резко подскочил в кресле и посмотрел на меня.
   - Кхм, здравствуй, парень. Мне местный смотритель нужен, - произнес он и поинтересовался. - Случаем, не ты им будешь?
   - Случаем я им буду, - в тон ему ответил я, про себя подумав, что бы стал делать майор, если бы я открестился от собственной должности.
   - Ну, я так и думал, - слегка улыбнулся мужчина и подмигнул. - Внешность у тебя характерная, легко запоминается и описывается.
   После этих слов вышел из машины и остановился напротив меня.
   - Майор Вихрев. Можно, Павел Михайлович, - представился он и протянул мне руку. - А ты, полагаю, Артур Граднов?
   - Он самый, Павел Михайлович, - подтвердил я его догадку и ответил на крепкое рукопожатие. - Что за дела привели ко мне?
   - Да так, делишки всякие. В дом можно пройти?
   - Угу, только там у меня обстановка спартанская, - разрешил я и первым шагнул к входным дверям. В конце концов, ключ от входа был у меня. Внутри майор уважительно покивал головою, оценив ремонт. Даже не удержался и пару раз слегка царапнул ногтем обои.
   - Неплохо, неплохо, - вынес он вердикт. - Тоже, что ли, в кладбищенские смотрители пойти?
   - Это на личные деньги, - ответил я, лишь чуть-чуть покривив душою, - помощь при переселении выдавалась.
   - Ах, да, ты же беженец. Вам сертификаты выдавали каждому для заселения на новом месте.
   Угу, сертификаты, а еще разные боги подкидывают миллионы для обустройства. Но вслух я произнес совсем другое.
   - Так что вас привело ко мне?
   - Участковый я в этом районе. Вот решил познакомиться с своим новым жильцом. Поздновато, но так уж вышло. И кое о чем поговорить, - произнес милиционер и внимательно посмотрел мне в глаза, продолжил он секунд через пять. - Ты же гемм?
   - Да, как и вы, - кивнул я в ответ, ощущая идущие от собеседника слабые волны магии.
   - Да, как и я. Но дело в том, что на меня жалобы не поступают, да и специальность у меня совсем со смертью не связанная.
   - А при чем здесь моя специальность? - слегка приподнял я бровь, сделав вид, что не понял намека. - Я музыкант, совсем недавно училище закончил. Но по специальности найти работу не смог и пришел сюда.
   - Да я не о том, - поморщился майор, словно хватанул зубами здоровенный кус спелого лимона, - я о твоей магической ветке. Ты же некромант? Можешь не отвечать, я в УКМ был, справки наводил.
   В УКМ он был, справки наводил, тьфу. Интересно, где еще он побывал перед визитом ко мне.
   - Да, некромант и не скрываю этого. А что здесь такого? - пожал я плечами. - Или в твоем районе, Павел Михайлович, некромантов не любят?
   - В моем районе любят НОРМАЛЬНЫХ, а гемм он или нет, то дело десятое, - ответил мужчина. - И не любят тех, кто пытается вести себя... нехорошо.
   - И что же я такого плохого сделал? Послушайте, товарищ майор, вы или говорите без всяких экивоков и подходов издалека, или не мешайте мне, - раздраженно произнес я. - Я, знаете ли, на работе сейчас.
   - Собаки возле мусорки у домов - твоя работа? - быстро сказал Вихрев и впился в меня взглядом.
   - Собак... а-а, те, что нашла дворничиха. Вот кто настучал на меня и вызвал милицию... нет, не моя.
   - Точно? - продолжал давить меня взглядом майор. - Дашь точно такой же ответ на официальном допросном листе?
   - Точно, - подтвердил я и поинтересовался. - А что за лист-то?
   - Не сталкивался? Что ж, это хорошо, - хмыкнул Вихрев и быстро достал из папки, которую взял с собою в дом из машины, стандартный лист из плотной бумаги. Светло-кремового цвета, с кучей голографических наклеек, цветных печатей и выдавленных в бумаге странных незнакомых виньеток.
   - Кладешь одну ладонь на бумагу и четко произносишь свое имя, фамилию и ответ на мой вопрос насчет собак. Полный ответ, мол, я такой-то не имею отношения к гибели собак, о чем меня опрашивал майор Вихрев.
   - Всего-то? Давай сюда свою книгу истины.
   От листа ощутимо тянуло сильной волшбой. По сути, данная вещь была мощным амулетом, вот только в ее точном определении я терялся. Хотя, учитывая подоплеку предшествующего разговора, лист - нечто вроде детектора лжи.
   - Я, Артур Граднов, смотритель кладбища под номером... сообщаю, что не убивал собак, о которых спрашивал майор Вихрев.
   Бумага под моей ладонью чуть засветилась и быстро приняла зеленый цвет, через несколько секунд зелень сменилась предыдущим оттенком.
   - Хм, смотри-ка - не обманул, - с удивлением сказал собеседник, забирая у меня 'полиграф' и возвращая тот в папку. - Артур, ты извини, что сомневался. Просто знать, что рядом поселился некромант, и вскоре начинают гибнуть животные неподалеку, причем так, словно из них выпили жизненную силу, и не подумать на тебя - очень сложно.
   - Ничего. Понимаю, что работа такая.
   - Работа, ага, - вздохнул собеседник. - М-да... неужели, опять непонятная чертовщина просыпается. Артур, ты ничего необычного на кладбище не замечал?
   - Не-а, а что именно?
   - Да сам не знаю. Просто... ты же с Семеном, кто до тебя тут работал, общался, рассказывал о погибших?
   - Про разорванных ребят? Да, говорил. А кто их так?
   - Официальная версия - вампиры из криминальных группировок, а на самом деле ничего не ясно. В общем, если что заметишь, то звони, - майор вынул из папки небольшой прямоугольник белого картона со своим именем и двумя строчками телефонных цифр и протянул мне. - Тут сотовый и рабочий городской.
   - Хорошо, но ничего не обещаю. Слабый я в плане магии, еле-еле на второй уровень натянул.
   Я проводил майора до крыльца, попрощался с ним и дождавшись, когда машина отъедет от дома, вернулся обратно в комнату. Там плюхнулся на раскладушку и внимательно посмотрел на черного кота. Удивительно, но за время нашего разговора тот никак не привлек внимание милиционера. Вихрев так демонстративно не замечал животное, что можно подумать о двух версиях: милиционер не любит кошек или мой питомец отлично отводит глаза.
   - Примечательная ты зверушка получился, - обратился я к коту. - Даже сам толком не знаю, что у меня вышло. Кстати, как бы тебя обозвать-то, не подскажешь?
   Я внимательно посмотрел в глаза коту, но тот не ворохнулся и даже не мигнул.
   - М-да... Барсиком или Матроскиным совсем не хочется - банально. Чернышем? Тоже избито.
   Тут у меня в голове всплыли полузабытые строчки немудреного стишка, как-то почерпнутого из сети с одного из армейских сайтов.
   'Вот приду я на гражданку, заведу себе щенка.
   Назову его сержантом - буду пи...ть без конца'.
   - Ну, с сержантами я не общался, да и ты совсем не собака, но некто из недругов у меня имеется. Решено, будешь ты Артасом. Ну как?
   Кот мигнул, отчего его глаза сменили свой колер на кроваво-красный и тихо заурчал.
   - Не понял. Нравится - не нравится? Впрочем, я уже решил, так что мнение твое мало повлияет.
   Следующая неделя прошла буднично: я следил за кладбищем, выслушивал упреки и пожелания скорбящих родственников, пичкал Максима новыми заклинаниями (после первого он выжил, и, если судить по ауре, смог изучить 'шипы праха') и ночами возился с ритуалами. Так у меня получилось две химеры, по своему облику слегка напоминавшие мифического Цербера - мощное тело, две головы и большая неуязвимость, как к магии, так и к простому оружию. Каждая тварь вышла под сотню килограмм, габаритами с сенбернара, покрытая толстой кожей с костяными нашлепками брони, способной выдержать пистолетную пулю. Своими когтями химеры могли посоперничать с ленивцем, вот только при этом те не сильно им мешали в процессе передвижения. А пасть легко перекусывала мужскую руку в бицепсе - трупы, на которых проводил опыты, мне исправно поставлял морг, расположенный в центре города.
   Мечтал о скелетах мрака, которые изрядно укрепили бы мое войско (а я вскоре рассчитывал перейти к активным действиям и слегка подправить баланс сложившихся сил в городе), но не имел подходящего материала и времени на ритуал.
   Настал тот день, когда нужно было освобождать Макса. Парень за неделю осунулся, кожа побледнела и приобрела слегка землистый оттенок, глаза впали и в них изредка проскакивали кровавые огоньки - ну, ни дать ни взять откинувшийся урка с северного лесоповала.
   - Как самочувствие? - поинтересовался я у компьютерщика, когда отвязал от ложа и привел в дом. - Без уверток только.
   - Сейчас в норме, а вот до этого раз сто думал, что сдохну, - мрачно произнес Максим, не поднимая на меня взгляда. - Особенно, когда твои заклинания принимал.
   Шипы праха, обаяние вампира и быстрый шаг - вот те чары, коими мог похвастаться мой первый в этом мире помощник. Последнее заклинание представляло из себя нечто среднее между магией ускорения и телепортацией: вампир имел возможность приблизиться к жертве за долю секунду. Но только в том случае, если находится не далее чем за полтора десятка метров.
   - И меня ненавидел, мечтал прибить, вырвать горло и сломать позвоночник, - предположил я - Да не жмись ты, а то я не знаю.
   - Ну, так, - признался парень и рискнул посмотреть мне в глаза. - Зато сейчас понимаю, что ты был в своем праве... и выполнил все свои обещания. Хоть и стал я в итоге не совсем тем, кем представлял.
   - В жизни нет ничего идеального, - просветил я. - Можно лишь попытаться приблизиться по максимуму к нему.
   Мы помолчали несколько минут, потом Максим осторожно спросил:
   - Что теперь дальше будет?
   - Дальше? А дальше мы с тобою начнем строить свою маленькую империю.
   - Чего? Империю?
   - Пускай, не империю, но нечто вроде того, - пояснил я. - Будем брать власть в свои руки. Но так как вдвоем это достаточно сложно, то держи первое задание. Оно как раз по твоему профилю, для компьютерщика.
   - Я слушаю, Артур.
   - Покупаешь несколько хороших компов и обустраиваешь по их числу скрытые лежки - в подземных коммуникациях, старых не снесенных зданиях, подвалах. В общем там, где шляется мало народу. С этих компьютеров заходишь в сеть и ищешь народ, готовых пойти на все. Ну, вроде тебя.
   - Согласных стать вампирами? - уточнил парень.
   - Угу. Но в целом нам сгодятся и разные отбросы в качестве рабочего материала. Все-таки, вампирами просто так не становятся. Да ты и сам в курсе.
   Мои слова, которыми я намекнул на момент начала превращения парня в вампира, тот никак не отреагировал. Подумаешь, прибил двух бичей, так для дела же, не просто по велению души. А старый Макс-человек как минимум побледнел бы и съежился.
   - И смотри поосторожнее, - предупредил я, - без косяков. Уверен, что в инете плавает куча подсадных уток, начиная от спецслужбных и заканчивая криминальными. С первыми мне совсем нет желания сталкиваться. Да, в ближайшие дни еще одно заклинание получишь, так что морально готовься.
   Макс ушел, получил на руки крупную сумму, еще несколько советов, и оставил меня наедине со своими мыслями. Хотя, вру - еще был Артас, черный пушистый кот-умертвие (обычным зомби его сложно было назвать, подозреваю, что тут не обошлось без подселения части сущности Хозяина Могил). Но он меня волновал меньше, чем крутящиеся в голове мысли.
   Я в этом мире уже порядочно и смог более менее влиться в местное общество. Есть работа, жилье, деньги и определенные возможности. Благодаря недавней волне во всем мире царит суматоха и определенная анархия, которую можно сравнить с эпохой девяностых в моем родном мире. Разве что здесь ситуация помягче складывается. Мне это только на руку: можно пользоваться привычными по Лирасту методами, скоренько сколотить собственный капитал и заполучить некоторую власть.
   А план такой. Создать себе ударный отряд из сильных созданий - высшие вампиры идеально подходят, да и приходилось уже с ними работать. Ударный не только в том смысле, что 'будут резать, будут бить', но и в плане добычи горячего материала, информации. Поэтому первым делом требуются люди умственного труда - компьюторщики, историки и им подобные, что имеют навыки работы с архивами и большим потоком информации.
   Дальше мне просто необходимо быстро собрать несколько десятков мощных некросозданий - химер и гумункулов. Вот эти-то и будут боевым ядром моей империи, хе-хе. Обязательно позаботиться о дюжине скелетов мрака, вплоть до поиска подходящей личности для лорда мрака. Высших вампиров довести до десятка (это будет первоочередная задача) и пусть потом каждый из них обратит еще пяток обычняков в простых кровососов. Последние опять же вольются в ряды боевиков.
   Идем дальше. Чтобы все эти мертвые-немертвые не попадались на глаза людям и не вызвали ненужный мне ажиотаж, следует заложить две базы, или логова, в малолюдных местах. Но обязательно в городе. Одно расположить поближе к центру, второе (можно и третье, если такая возможность появится) на окраине. В идеале они должны соединяться. И вот тут подходят городские катакомбы, где можно не только укрыть несколько десятков монстров, но и переместить их незаметно в любую точку города.
   Это несколько подпунктов первого пункта плана. Вторая часть заключается в наборе влияния: необходимо отвоевать себе место под солнцем. И именно для этого и нужна мне армия бойцов: предстояли разборки с местным криминалитетом, поделивших и продолжающих делить сферы влияния и территории.
   Как только получу место среди авторитетов города, пусть для начала и не самое сильное, можно приступать к третьей части плана. А вот тут я уже не имел четких рамок. Можно, оказывая ряд услуг официальным и криминальным дельцам, брать в качестве платы информацию по интересующему меня делу. Можно, давить на подшефных лиц для получения того же результата. В общем, я лишь тогда смогу приступить к выполнению задания Артаса.
  
   ****
  
   Первых результатов Макс добился весьма скоро и уже через восемь дней мой первый помощник представил пару претендентов на место в моей гвардии. Встречу назначили поздним вечером в одном из городских парков, не самом людном, во избежание ненужных происшествий.
   - Вон они, - указал мне Макс на двух молодых парней девятнадцати и двадцати одного года с виду. - В очках мой коллега, Виталий Сертаков, сисадмин в одной полулегальной шарашке, учится в универе на программиста. Пожалуй, даже получше меня будет как компьютерщик. Очень хочет стать геммом, конкретно вампиром. Его привлекает их положение 'не от мира сего'. Тащится от вампиров и даже в ММОРГах играет исключительно за них.
   Описываемый парень был среднего роста, худощавый, сутулился. Носил длинные волосы, стянутые на затылке в хвост и очки с толстыми сложными линзами.
   - Второй кто?
   - Виктор Паршиков или просто Вик, в сети под таким ником зарегился и предпочитает, чтобы звали так же и в реале. Только недавно из армии пришел. Как таковой специальности не имеет, если не считать пэтэушного автомеханика. Так же желает стать вампиром. У него на этой почве едва ли не крыша поехала, но в меру.
   - В меру, это хорошо, - хмыкнул я. - Не хватало еще принять маньяка, который начнет после обращения резать народ пачками.
   'маньяк' был парнем среднего роста, с очень короткой стрижкой, круглолицый и крепко сбитый. Видно, что дружит со спортом и старается держать тело по максимуму в форме.
   - Не-а, - помотал головою Максим, - этот не маньяк. Фанат - это да. У него вся комната обклеена постерами из игр и фильмов подобной тематике.
   - Ты у него дома был? - удивился я. В ответ парень посмотрел на меня с таким видом, словно говоря ' ты хоть и шеф, но такой дурак'.
   - Нет, конечно. На что веб-камера нужна?
   - А, ну да, ну да. Кстати, ты заклинание уже изучил, что давал последним? Демонстрировать придется, чтобы по максимуму оказать впечатление на этих ребят
   - Изучил.
   - Ну, тогда пошли.
   Парни не замечали нас до самого последнего момента, сидя на разных, хоть и соседних лавочках. Небольшой закуток в парке, окруженный густым кустарников, освещался тусклым фонарем, света которого едва хватало, чтобы рассмотреть на пару метров в округе. Впрочем, учитывая летнюю пору, освещения хватало и так. В самом темном и дальнем закутке парка стояли две лавочки напротив друг друга, и такие крошечные только-только чтобы уместиться вдвоем да и то лишь людям стройным. Каждая из них была занята потенциальным клиентом моего отряда. Смотрели друг на друга парни весьма недружелюбно.
   - Здравствуйте, не правда ли хороший вечер? - поприветствовал я Вика с Виталием, останавливаясь на тропинке на границе с кустами. Оба чуть ли не подскочили со скамеек и посмотрели на меня с некоторой опаской. Через пару мгновений выражение на их лицах сменилось раздражением. А Вик даже процедил сквозь зубы с явной угрозой:
   - Валил бы ты от сюда, и так тут явный перебор лишних.
   - Опаньки!? - удивился я. - То приходи, то уходи... Макс, ты понимаешь вообще что-нибудь?
   - Не-а, бос, - мотнул головою помощник, включаясь в игру, - нихрена непонятно. Может, тогда обратно домой почапаем?
   - А? Ты о чем...
   - Ладно, Вик, прекращай ерундой страдать, а то я, в самом деле, передумаю и уйду, - оборвал я парня. - Лучше бери пример со своего будущего товарища. Виталик повежливее будет и вроде бы смышленее.
   Я кивнул подбородком на сисадмина, который молча смотрел на меня и о чем-то серьезно размышлял, если судить по глазам и всполохам ауры. Услышав мой голос и свое имя, он встрепенулся и задал вопрос:
   - Вы тот, кто назначил здесь встречу? Ну, насчет, хм, определенных способностей в будущем...
   - Хотел сказать - насчет вампиров? Да, все так, хотя и общался с вами мой первый помощник. Макс, покажись.
   Высший вампир, до этого ловко скрывавшийся среди кустов и густых вечерних теней, явил себя. Появление из сумерек, едва ли не из пустого места (как утверждали глаза ребят, сидящих на скамейках) парня Вика с Виталием изрядно впечатлило.
   - Он - вампир? - произнесли они одновременно и весьма громко и тут же испуганно вжали головы в плечи, инстинктивно оглянувшись по сторонам.
   - Вампир, причем высший и стал им с моей помощью, - произнес я. - До момента нашей встречи он ничем не отличался от тебя или тебя.
   - Но разве такое возможно? - удивленно воскликну Виталик. - Может, он во время волны превратился, а вы просто помогли пройти инициализацию до конца?
   - А разве высшие вампиры не создают себе помощнков, обращая простых людей в низших вампиров? - заметил я.
   - Так то - высшие. А тут вон оно как, - протянул Вик недоверчиво. При этом его глаза лихорадочным огнем, как у автовладельца, пришедшего в автосалон и прикоснувшегося к своей мечте.
   - Вы сами в курсе, что магия подвластна только высшим вампирам? Ага, отличненько... тогда, смотрите.
   Я кивнул Максу и отошел на пару шагов сторону.
   - Дамы и господа, пардон, только господа, - принялся паясничать мой помощник, - вы станете свидетелями уникального и неповторимого номера - высший вампир на манеже цирка?
   И тут же, почти одновременно с этими словами Макс вскинул обе руки, направив в густое сплетение кустарника. С ладоней сорвались серые, похожие на пылевые смерчи, полосы. Миг и в кустарнике появились две прорехи: листва и ветви осыпались прахом, встретившись с чарами.
   - Шипы праха, - торжественно сообщил Макс, когда ребята перевели взгляды с прореженного кустарника обратно на вампира, - простенькое заклинание, но весьма действенно. А теперь...
   В следующую секунду он исчез и возник рядом с Виком за его спиной. Положив руки ему на плечи, удерживая на месте, он негромко произнес:
   - ... обед. Хм, ужин, прошу прощения.
   И не успел Вик даже открыть рот, как вампир вновь исчез, чтобы появиться рядом с Виталиком, который испуганно вскочил со своей скамейки. Макс оказался за его спиною, сидящим на лавке, где до этого находился сисадмин. Протянув руку, он дернул того за брючной ремень, возвращая парня на прежнее место. И опять успел ускользнуть так быстро, что Виталик плюхнулся на лавку, избежав встречи с вампиром.
   Макс появился на прежнем месте.
   - Впрочем, насчет ужина - это была лишь шутка. Сытый я. И напоследок...
   На этот раз вампиру понадобилось секунд десять, чтобы активировать очередное заклинание - вызов скелета. Точно напротив лавочек между парней возник здоровенный человеческий скелет. Чистенький, с белым костяком и мельтешением зеленых искорок в провалах глаз, он статуей замер, давая возможность парням насмотреться им. Только через полминуты Макс негромко проговорил:
   - Скелет, сломай доску на скамейке, что слева от тебя.
   Говорил он больше для окружающих - как автор заклинания, ему вполне хватило бы мимолетной мысли, чтобы дать распоряжение костяку.
   Вик торопливо подскочил со своей скамейки, когда скелет повернулся к нему, и отбежал в сторону. За действиями призванного существа он наблюдал с почтительного расстояния. А вызванный, между тем, не обращая внимания на окружающий мир, шагнул к скамейке и без видимых трудностей оторвал неширокую дощечку из спинки. Миг спустя деревяшка хрустнула у него в ладонях, переломившись пополам.
   - Исчезни, - лениво, картинно махнул рукой Макс, развевая чары.
   - Впечатлило? - поинтересовался я у парней, когда скелет исчез.
   - Ага, - вразнобой закивали головами ребятами. - Это было нечто.
   - Тогда я жду вашего ответа насчет предложения стать высшими вампирами. Предупреждаю, что после этого я жду от вас самой строгой дисциплины. Любое мое указание должно быть выполнено в срок. А иначе мы распрощаемся и вампирами больше не бывать. Никогда. После обратного ритуала уже никакая новая волна магии не сделает вас геммами.
   На этих словах Макс тихонечко хмыкнул, наблюдая, как я вешаю лапшу на уши. В ответ я мысленно приказал тому заткнуться, если не хочет испытать боль от моего заклинания.
   - Я согласен...
   - Согласен...
   С этими двумя вышло еще проще, чем до этого с Максом. Я предполагал, что заартачатся, испугаются ехать со мною и вампиром в ночь невесть куда. Но те хоть и дрожали от страха - аура четко все показывала - но на немедленный ритуал согласились. Первые признаки неконтролируемой паники они выказали в склепе, увидев стальное ложе с ремнями. Но было уже поздно, поздно для них сдавать назад. Максим помог скрутить ребят, разложить по приготовленным местам и стянуть ремнями. А там я и ритуалы провел. Тяжеловато пришлось сразу двух высших вампиров обращать, но справился.
   Через три дня я дал каждому первое заклинание, все те же шипы праха. Вик принял энергетическую матрицу легко, словно не столько изучал новое, как вспоминал ранее забытое. А вот сисадмин чуть не загнулся. Мне пришлось контролировать его состояние почти два часа, подпитывая молодого вампира энергией. Не испытывай я такого жесткого дефицита в помощниках, фиг бы стал такой ерундой страдать. Хотя со стороны все казалось элементарно простым: один лежит в ремнях, второй рядом восседает на раскладном стульчике с газетой в руках и раз в десять мину на короткое время опускает ладонь на голову связного. Идиллия, ептыть ее так.
   Газету я читал, чтобы хоть чем-то занять себя и усидеть в склепе возле полудохлого вампира, а не унестись в соседний склеп, где проводил свои опыты с созданием химер. Толстая пачка из полусотни листов была прочитана мною за два часа от корки до корки. Ничего полезного я почти не почерпнул - скандалы, прогнозы, рекламы и трепотня политиков с чиновниками. Почти, да е почти... в колонке происшествий меня привлек один заголовок: Кто ответит за смерть десятков людей: СУ или администрация? Под заголовком кратенько давалось описание событию. Оказывается, пару дней назад обрушилась крыша только-только отстроенного и введенного в эксплуатацию здания крытого рынка. Погибло около двух десятков человек, почти сотня с разными по тяжести травмами оказались в больнице. Как таковые мертвые и раненые меня волновали мало, а вот событие - весьма и весьма. Для справки, в местах массовых насильственных смертей людей всегда возникает истончение барьера между нашим материальным миром и миром духов. Если смертей много, то барьер на короткий миг разрывается, и к нам устремляются духи в погоне за лакомой пищей - посмертными мучениями, флюидами ужаса и отчаяния. А духи бывают разные: некоторые навроде шакалов - мелкие и бесполезные, подбирают крошки с барского стола; но встречаются и другие, сравнимые по мощи с тварями из Тумана. О, эти духи легко разорвут на молекулы средних размеров отряд. По силе равны пятерки высших опытных вампиров. И если получиться одного-двух захватить и привязать к себе, то заполучу идеальных телохранителей и личных исполнителей, находящихся всегда под рукой и невидимых большую часть времени.
   - Макс, - пока идея еще была свежа, я достал трубку сотового телефона и позвонил своему помощнику, - у меня к тебе задание... ничего, оно не срочное, так время от времени будешь проверять сводку новостей на наличие крупных ЧП... долго, лучше попробуй подсесть на линию МЧС и милиции...а я тебе денег дал на самое лучшее оборудование, скажи еще, что не смог купить... что именно? Крупные ДТП, пожары, массовые отравления или убийства... нужно значит, меньше суй нос куда не следует... чем больше, тем лучше. В идеале погибших должно быть под сотню и раненых-калеченых тьма. Ладно, все, занимайся своими делами.
   Как бы не хотелось посадить Макса только на поиск таких происшествий, но пополнение штата помощниками и бойцами было важнее. Духи они что - рядом со мною болтаться будут и чтобы их использовать придется лично всюду успевать - тяжеловато, даже, можно сказать, нереально. Куда проще наштамповать дюжину вампиров и раздать им указания. А еще бы заполучить кого-то вроде лургов, только с большей инициативой. Ведь тройка колдунов-некромантов легко заменит меня в ритуалах с высшими вампирами при наличии у них нужных знаний и опыта. А еще хочу попробовать себя в создании рыцаря смерти, одного из мощных созданий некромантии. С лордом мрака не сравнится, но на фоне высших вампиров смотрится скалой, окруженной невысокими сопками. Вот только сложно найти подходящего человека, очень сложно. Хотя и проще, чем для лорда мрака. М-да...
   После того, как оба новообращенных окончательно освоились со своим новым положением, я направил Виталика, получившего по аналогии с именем своего товарища, имя - Вит, в помощь Максу. Вдвоем они должны были
   Засесть за добычу информации о потенциальных конкурента и будущих жертвах моей беспринципности: кто держит тот или иной район, сколько бойцов рядом постоянно и какое количество способен поднять 'в ружье', с кем конфликтует, а кто из соседей подаст 'руку помощи' в случае невзгод. По возможности, вскрывать банки данных подконтрольных фирм и предприятий. В последнем особенно преуспел Вит. Этого парня мне сама Судьба дала. Бывший сисадмин, получив в свои руки аппаратуру стоимостью свыше двух сотен тысяч рублей, щелкал чужие базы данных, как семечки. Один был минус у парня - увлекался. Мог часами биться, чтобы расколоть трудный пароль и получить доступ.
   Пока гении электроники напрягали мозг, Вик работал физически, поставляя мне материал для опытов. Получив под свое начало трех химер-церберов, вампир ночами навещал городские морги и изымал мертвые тела. Иногда, когда был уверен, что не нанесет вреда своими действиями моим планам, притаскивал и живых - бомжей, ночных проституток, решивших выйти на промысел в одиночку; уголовников, промышлявших ночным гоп-стопом. Такие шли для создания умертвий. Цинично и жестоко? Так жизнь такая у лича, старым Артуром - любимцем женщин, балагуром и студентом мне не быть никогда. Разве что в следующей жизни.
   Операцию по завоеванию территории я начал много раньше, чем того хотел. Сидел себе вечером и изучал личные наброски в альбоме, куда я заносил данные по удачным и неудавшимся опытам. В этот самый момент в сознании прозвучал встревоженный голос Вита:
   'Артур, на меня напали. Вампиры и люди с оружием, я сейчас на Рязанской...'.
   И тут же замолчал. Судя по тому, что метка показывала, что компьютерщик живой (насколько может быть жив вампир), парня оглушили. Черт, вот куда он влез, куда? Так и думал, что его увлеченность рано или поздно доведет до неприятностей. И как назло под рукой нет никого - Вик после ночного рейда завалился в одной из берлог и добираться будет пару часов; Макс занят плотно.
   - Ну что, Артасик, придется нам в одиночку справляться, - произнес я, обращаясь к коту, лежавшему у моих ног. В ответ тот негромко проурчал и пару раз мигнул своими красными гляделками.
   Местоположение Вита я мог определить с точностью до метра. Вот в этот момент он движется... ко мне. Вернее, приближается к тому району, где расположено кладбище. Есть два варианта: неизвестные точно знают, кого захватили и сейчас намереваются устроить мне личную встречу... хрен знает зачем; второй чуть более понятен и гораздо вероятнее - Вита захватили бойцы из местной криминальной группировки, контролирующей эту окраину города. Но какая бы из версий не оказалась верной, ждать у моря погоды я не собирался. Похищение одного из подчиненных я не мог снести и дело не в том, что испытывал товарищеские чувства, чувство локтя и тэпэ. Нет, все гораздо прозаичнее - это был едва ли не плевок в лицо, а такого спускать нельзя ни в коем случае.
   К этому моменту я успел обзавестись машиной (зарегистрированной на Макса и стоявшая на ближайшей стоянке, чтобы в случае чего ее не могли связать со мною), потрепанным, но ходким уазиком-буханкой с восемью пассажироместами. К счастью, мой предшественник и двойник озаботился правами подобной категории, так что садился я за руль спокойно. Спасательная команда в чужих глазах, окажись поблизости такие, выглядела бы странной. Уж очень состав ее был примечателен: некто вроде некроманта, но в моменты потеря контроля оборачивающийся личем; мертвый кот с аурой Хозяина могил и четверка умертвий, одетых в темно-синие спецовки рабочих и кирзовые сапоги, вооруженных ломами. Оружие брать было опасно, был риск наткнуться на милицию и влипнуть в крупные неприятности. Впрочем, умертвиям было все едино, что держать в руках и на близких расстояниях одинаково смертельными были в их руках и садовые инструменты, и лом, и боевое оружие. Происходи дело ночью, то взял бы церберов, даром что пять таких милых песиков были укрыты на территории кладбища.
   Через полчаса с момента получения сообщения о нападении, я стоял возле ворот из толстого профильного листа. За воротами или за забором, в котором эти ворота располагались, находилось небольшое двухэтажное здание, облицованное светло-желтым кирпичом с пластиковыми тонированными окнами. В данном здании и находился Вит. А если судить по его ощущениям, испытываемым в этот момент, его активно обрабатывали, пытаясь узнать имя хозяина, то бишь меня. Уф, хоть в одном повезло - местные деляги не знают обо мне ничего, иначе разговор у них и Вита был бы несколько другой.
   - Все, начали, - скомандовал я и дал отмашку умертвиям. Мертвые создания - трое мужчин разного возраста и молодая симпатичная женщина преодолели преграду в виде высокого забора за считанные секунды. Послышался чей-то испуганный крик, потом глухой удар и все затихло. Чуть позже загремели открываемые ворота, которые тут же закрылись, стоило мне заехать на машине внутрь.
   Здесь на заднем дворе здания было тихо и безлюдно, если не считать умирающего охранника: лом, брошенный сильной рукой мертвого создания, вошел тому в живот и приколол к жестяному мусорному баку, как бабочку иголкой к картону. Он был еще жив, но жизни той оставалось на пару минут. Не повезло мужику не вовремя выйти и выбросить мусор, вон разорвавшийся пакет из черного полиэтилена с вывалившимися одноразовыми стаканчиками, тарелками и какими-то разноцветными обертками, валяется у раненого под ногами.
   В самом здании было еще десять людей и вампиров - трое кровососов и семь обычняков. Трое из них - вампир и два человека, были рядом с Витом. Самый ближний из врагов находился в пяти метрах от входной двери. Жаль, что мои солдаты сработали слишком грубо и не оставили возможности воспользоваться услугами местного. Как было бы здорово превратить того в зомби и отправить внутрь здания. Пока там успели бы прийти в себя, засланный казачок навел бы шороху. Заодно и от меня с умертвиями отвлек внимание. Но сейчас, когда у человека все брюки и половина рубашки залиты свежей кровью, о таком ходе нечего и думать.
   - Вперед, - приказал я и направил мертвецов в здание. Один за другим те скрылись за толстой стальной дверью, которую не закрыл незадачливый охранник. Через несколько секунд до меня донеслись встревоженные крики, потом прозвучали подряд три выстрела и я ощутил дуновение чужой смерти. Через пару минут умер еще один человек и еще. Умертвия легко разобрались с заслоном из простых людей, и даже вампир не стал для них серьезным испытанием. Молодой кровосос низшего ранга и предположить не мог, что его скорость сравнима со скоростью движений моих мертвецов и был разорван в клочья, стоило угодить в руки умертвиям. Первые потери пошли, когда мои солдаты столкнулись с высшим вампиром. Тот хоть и с трудом, но смог отбиться от четверки умертвий, уничтожив двух. Не желая терять зазря солдат, я отдал приказ уцелевшей парочке отступить и дождаться меня.
   - Ну, что Артас, пора бы и нам размяться. Как считаешь? - подмигнул я коту и тот в ответ довольно муркнул. Подняв хвост трубой, вскинув голову, черный кошак важно прошел по коридорам здания, брезгливо обходя лужи крови и фрагменты тел, некогда бывшие одним целым человеком - знатно умертвия порезвились. Я с не менее довольным и торжественным видом шел в шаге за ним сдерживая желание наподдать как следует котяре, а то слишком вызывающе смотрелся тот с хвоста.
   Умертвия нашлись в конце коридора возле богато украшенной двери, с золотистой табличкой 'Исполнительный директор'. За ней находились трое - высший вампир и два обычных человека.
   Как и ожидал, дверь была закрыта на замок и имела магическую защиту, но устоять против моих чар ни то, ни другое не смогло. На миг зеленое облачко, похожее очертаниями на сигаретный дым, окутало дверную ручку и исчезло. После этого я аккуратно толкнул дверь от себя.
   Выстрелов, каковых исподволь ожидал, не последовало, и я уже гораздо увереннее шагнул вперед, полностью распахивая дверь. Но еще раньше, чем успел переступить порог, в кабинете оказался кот.
   Хозяином кабинета оказался мужчина лет сорока пяти, импозантный с черными как смоль волосами и бледным лицом. Дорогой костюм тройка - из-под распахнувшегося пиджака выглядывает атласная жилетная, несколько крупных перстней на пальцах рук, массивный золотой браслет часов, правда, последние сейчас были заляпаны сукровицей и кусочками плоти.
   Вампир сидел в кожаном офисном кресле сбоку от 'Т-образного' стола.
   Охранники, двое крепких двадцатипятилетних парней в белых рубашках и черных брюках, притаились в углах кабинета. У каждого в руках было по очень короткому помповому дробовику с рамочным металлическим прикладом. Кроме оружия, на поясе висела у каждого рация, цилиндр с газом и кожаный футляр с небольшим электрошокером.
   - И как мне расценивать столь невежливый визит? - поинтересовался вампир, совсем не удивленный, когда увидел меня. - Вы не знаете с кем связались? Или настолько уверены в себе?
   - Точно, - хмыкнул я и бесцеремонно уселся в шикарное кожаное кресло, что стояло чуть в стороне от двери. Встать, правда, быстро не выйдет - кресло мягко обняло меня со всех сторон.
   - Что - точно?
   - Точно по обоим твоим вопросом: да, я почти не знаю кто ты и да, я слишком самоуверен. А насчет визита... я пришел за своим че... хм, вампиром. По странному стечению обстоятельств, он оказался в этом здании. Подо мною.
   Я пару раз топнул ногой по полу, указывая на подвал.
   - Так это твой хакер? - удивился собеседник и слегка подался вперед. - Так это же хорошо - сам пришел. А то этот сморчок излишне крепко держится, ни в какую не хочет говорить.
   - Да он и не сможет, - холодно улыбнулся я. - Чары, знаете ли, держат язык порою лучше, чем вся верность и клятвы.
   - Вот даже как, - задумчиво произнес вампир и посмотрел на меня с большим интересом. - Хм, а специальность и ранг у тебя каковы? Или любишь таинственность?
   - Тайны полезны в меру. Но в данный момент ничего такого мне не нужно. Я - некромант второго уровня.
   - Что!?
   И тут вампир рассмеялся и смеялся самозабвенно и довольно.
   - Ох, повеселил ты меня, парень. Надо же - второй уровень. Как же ты решился на такой шаг - сунуться ко мне? Или решил так экстравагантно покончить с жизнью?
   - Я не самоубийца, - покачал я головою в ответ. - Попал сюда не специально, хотя и не отрицаю, что подобный визит был в планах. Если бы не похищение моего помощника, то встретились бы через месяц.
   - И зачем?
   - Территория мне нужна. Вот и решил начать с тебя и твоих компаньонов.
   - Потому и хакер копался в наших базах данных? - жестко произнес вампир, устремив мне в переносицу холодной взгляд. Как в прицел смотрит. От недавнего веселья не осталось и следа.
   - Потому, - легко согласился я. - Сам же знаешь, что информация подчас важнее бригад стрелков и гаубичной батареи.
   - Дурак, - констатировал вампир. - Я уже позвонил кому следует и с минуту на минуту здесь будет больше двух десятков бойцов. И не обычных охранников, а вампиров и специально обученных бороться с геммами боевиков.
   - Тебе это точно не поможет, - пожал я плечами и следом добавил, отдавая приказ Артасу. - Убей людей.
   Последние среагировали слишком поздно, немного расслабившись в процессе разговора и совсем не ожидая пакостей от некрупного животного. И зря. Кот в два прыжка преодолел расстояние до правого охранца и вцепился тому в живот. Миг и Артас переместился еще выше, вонзив передние когти в лицо охраннику и со всех сил полоснул задними когтями того по животу. Послышалось негромкое шипение, с чавкающим звуком из страшной раны стали вываливаться розовато-сизые кишки. Раненый даже не успел вскрикнуть, как кот содрал ему лицо, как маску из мягкой резины и порвал горло.
   Пока кот убивал первого человека, второй охранник успел распорядиться отпущенными секундами. Но довольно бестолково, ведь вместо того, чтобы выскочить из кабинета сквозь одно из окон, он принялся расстреливать Артаса. Болван болваном, ему бы о собственном спасении нужно было думать, а так он присоединился к своему товарищу (им же и расстрелянному, когда попытался взять на прицел верткого кота), загадив дорогой ламинат пола своими внутренностями.
   - Забавно, - хмыкнул вампир, когда Артас закончил разбираться с людьми. - Вот уж не думал, что можно создать такое чудовище из домашнего кота. Ведь на вид практически не отличишь от живого Барсика или Матроскина.
   - Ты еще многого не знаешь про те забавы, коими я увлекаюсь. И не увидишь...
   Я дал шанс своему противнику ударить первым, желая проверить, на что способны местные высшие вампиры. Но, если честно, этот представитель племени кровососов меня огорчил.
   Я только успел закончить свою фразу, как в ответ с ладоней вампира сорвался здоровенный, размером в две моих головы, шар багрового цвета и устремился в мою сторону. Следом полетел каплевидный, чуть крупнее ладони взрослого мужчины, сгусток черного цвета. Явно что-то из магии крови, которая очень легко дается вампирам. Как и ожидалось, оба заклинания разбились о мою защиту и бесполезно развеялись. Сила чар была такова, что мой щит легко выдержал бы с дюжину таких ударов. Слабак...
   Впрочем, вампир не делал попыток убить меня, а просто отвлекал внимание: сразу после второго заклинания он бросился к ближайшему окну, явно желая прерывать наш увлекательный разговор. Вот только давать ему такой шанс я не собирался, и стоило противнику сделать пару шагов, как под ним образовалась небольшая лужа устой зеленой слизи. Гадость была та еще. Вампир не только прилип к полу, не имея возможности шевельнуть ногами, словно те влипли в качественный бетон, успевший намертво схватиться, но и рисковал расстаться со своими конечностями через несколько секунд: слизь шустро поползла по щиколоткам, по пути неторопливо съедая плоть.
   Как он заорал, когда почувствовал, что заживо растворяется. Даже в тоне, когда заговорил вновь, исчезла насмешка и презрение.
   - Чего... чего тебе нужно, маг???
   - Всего лишь хочу занять твое и твоих компаньонов место, - спокойно произнес я. - Понимаешь ли, в моих ближайших планах - очистить этот и соседний район от ненужных мне личностей.
   - Вряд ли сможешь этого добиться, - прохрипел вампир, все еще делая попытки вырваться из плена. - Это меня ты застал врасплох, но вот других...
   - Добьюсь, ты мало обо мне знаешь. Было время, когда я мог захватить пару стран не слишком напрягаясь. Да что там стран - целый мир. Однажды и вовсе смог выдержать натиск целой армии и изрядно пощипать ее предводителя, заставив того убраться обратно к себе. Да, были деньки.
   Вампир с ужасом посмотрел на меня и попытался что-то произнести, но в этот самый миг слизь захлестнула его с головою, а еще через пяток секунд на полу осталась лишь небольшая, бурая с зелеными разводами лужа слизи, которая стремительно подсыхала.
   - Грязновато вышло, ты так не считаешь? - обратился я к коту. - Это я о твоей работе. Неужели нельзя было поаккуратнее прибить? Эх, столько добра пропадает. Ладно, пошли выручать нашего незадачливого хакера.
   Вита мы нашли в подвале. Вид у моего подчиненного был невзрачный: левая рука была отрублена по запястье, на правой не хватало большого и указательного пальцев, на месте левого глаза чернела запекшаяся дыра, на обнаженном торсе багровели полосы срезанной кожи. Да уж, изрядно над ним поработали подчиненные моего недавнего собеседника. Впрочем, им пришлось еще хуже, во та бесформенная куча в дальнем углу и есть все оставшееся от трех палачей. Два человека с комплекцией борцов-тжеловесов и один низший вампир едва ли могли противопоставить что-то парочке умертвий. А идеальная звукоизоляция не давала возможности услышать о моем визите в это здание. Нужно было видеть их изумление, когда толстая дверь упала в комнату, не удержавшись на растворившихся за секунду опорах.
   - Артур, я им ничего не сказал, - с трудом прошепелявил Вит. Похоже ему еще и прикус подпортили. Ну ничего, за недельку все нарастит обратно, высший вампир он или нет, в конце-то концов. Правда, до машины его пришлось нести умертвию, сам же Вит к торопливой ходьбе был не расположен.
   Уже залезая в кабину и готовясь вставить ключ в замок зажигания, я услышал шум нескольких моторов за забором. С той стороны раздались голоса людей, захлопали двери автомобилей.
   - Принесло же гадов, - буркнул я под нос, мысленно отдавая команду умертвиям выйти из салона и приготовиться к бою. - Теперь еще и с этими разбираться.
   Предстоящей схватки я не особенно боялся, чтобы там не говорил вампир-авторитет про спецов по борьбе с геммами. Таких только государство готовит, а время, когда подобные специалисты начнут разбегаться из силовых структур и уходить в криминал, еще не пришло. Так что, за забором собралась толпа индивидуумов в категории нечто между Баффи и братками девяностых с Земли. Я даже не собирался с ними особенно воевать, так, врезать несколько раз по самым наглым, а прочие и сами разбегутся, распространяя панические слухи о моей силе. Но обстоятельства сложились по-другому.
   Оставив Вита в салоне 'буханки', я выбрался на улицу следом за парочкой неупокоенных и отдал им приказ открыть ворота. Жестяные листы лязгнули, шум со стороны улицы приутих... когда обе створки ушли в бок, я столкнулся с напряженными взглядами, наверное, полутора десятка людей и геммов. И у дюжины как минимум в руках имелось оружие, в основном гладкоствольные помповики и нарезные охотничьи автоматические карабины.
   - Ты кто? - удивленно спросил один из новоприбывших. - Какого хрена тут делаете?
   Наверное, от немедленной стрельбы их удержал странный вид нашей троицы. Да и было чему удивляться: молодой парень, хрупкая моложавая достаточно симпатичная женщина в спецовке, рядом не очень крепкого сложения мужчина под пятьдесят годков. И ни единого предмета в руках, который можно посчитать оружием.
   - Да так, мимо проезжали, - пожал я плечами. - Так мы уже уезжаем обратно. Пропустите, что ли, а то и под колеса попадете.
   - Стоять! - истерично заорал говоривший и, не смотря на то, что я и умертвия не сделали и шага, отдал следующую команду. - Стреляйте по ним!
   Костяной щит, который я держал в полуактивном состоянии с момента открытия ворот и развернул за долю секунду едва услышав последнюю команду бандита, справился с моей и моих подчиненных защитой на все сто. Пули и дробь встречались с мелкими полупрозрачными чешуйками, висевшими между мною и противниками в несколько рядов, и тут же бессильно опадали на землю или уходили в безопасный рикошет куда-то в сторону. Я невольно засмотрелся этой картиной, ощущая волну удовольствия и тщеславия от качественной работы своих чар. Потерял несколько секунд, пять, может, семь, но они оказались роковыми.
   Канонада заглушила далекий выстрел, а щит не справился с тяжелой пулей, на которую оказались наложены хорошие чары. Винтовочная пуля вошла мне под правую ключицу, слегка зацепив ту, и вышла в боку, исковеркав пятое и четвертое ребро. От удара я не удержался на ногах и повалился на морду уазика, пачкая своей кровью ту.
   Грудь сдавило острой болью, возникло острое чувство удушья - воздух выбило пулей, а простреленные легкие не позволяли сделать новый вдох. Мимо пронеслись умертвия, которые, следуя моей подсознательной мысли наказать обидчиков, бросились на ближайших стрелков.
   'Убит? Но как... я же не могу умереть? - пронеслось в голове последняя мысль, с трудом пробившаяся к затухающему сознанию. - Или могу?'.
  
   ****
  
   Очнулся я резко, вот только что вокруг была чернота забытья и вдруг я осознаю, что смотрю на замызганный потолок, нависавший надо мною.
   Последние секунды боя с бандитами были настолько свежи в моей памяти, что я первым делом коснулся рукой груди в том месте, куда вошла злополучная пуля снайпера. Чисто, точнее, раны не чувствую и боли нет никакой.
   - Босс, ты очнулся? - послышался рядом осторожный голос Вита. Повернув голову в его сторону, я увидел парня, восседавшего на стандартном дешевом офисном стуле из металлических рубок и скользкого кожзаменителя.
   - А ты сам не видишь? - зло бросил я в ответ и одним движением принял сидячее положение. - Где мы?
   - У теплоцентрали, во втором логове, - поспешно пояснил хакер и напряженно посмотрел на меня.
   - Ну, чего так вылупился?
   - Босс, я хочу поблагодарить за помощь за то, что не оставил меня у тех бандюганов. Если бы не ты, то меня там на кусочки порезали и серебряной пылью присыпали, - со странной горячностью заговорил помощник.
   - Вот и будь благодарен, - поморщился я в ответ на его слова. - Слушай, а где моя одежда?
   - Это, - замялся парень, - та, что бы в самом начале просто рассыпалась в труху. А переодевать тебя не рискнули. Но новая одежда есть...
   Парень подскочил со стула и попытался подцепить забинтованной культяпкой с торчавшей парой пальцев, ящик небольшого комода. Пришлось жестом вернуть его на прежнее место и заняться мебелью самостоятельно. В ящике нашлись несколько пар трусов с носками, джинсы, пять разноцветных футболок, две пары наглаженных брюк - темные и светло-серые, две светлых рубашки, кроссовки и кожаные туфли. Вся одежда еще имела магазинные наклейки. Почти не выбирая, я натянул на себя светлые брюки, рубашку и туфли. Одевшись, я посмотрел на парня и коротко приказал:
   - Рассказывай.
   - Про нападение бандитов? Ну так, когда тебя ранили, босс, я уже было решил, что каюк нам всем. Умертвий бандюганы быстро покрошили из стволов, хоть те и смогли пяток их порвать. А я даже из машины вылезти не могу, так и сижу и смотрю сквозь лобовуху на эту толпу с автоматами. А потом бац - они с чего-то опять начали обстрел и лупили прямо в машину... там пули совсем рядом со мною пролетали, хорошо я за движком придумал укрыться и голову спрятал, так, одним глазком подсматривал...
   - Ближе к теме, - поторопил я вампира. - Почему они стали стрелять, тебя, что ли, увидели?
   - Не-а, - замотал головою собеседник, - не меня. Я там тихонько сидел, хрен они меня увидали бы. А стреляли они по тебе, босс. Они перепугались до усрачки, когда ты очнулся и превратился в... это... в кого-то превратился, в общем. Как мумия стал - худющий, сплошь скелет и кожа без единой мышцы. Одежда рассыпалась совсем. А в руках посох похожий на препарированную змею - хребет и череп на другом конце. Жуть.
   Парень во время пересказа жутко волновался, часто перескакивал с одного на другое, пытался вытереть несуществующий у вампиров пот, то и дело сглатывал и уводил взгляд в сторону, ни в какую не решаясь посмотреть мне глаза.
   - Бандиты перепугались и давай гвоздить из всех стволов... машину вообще в клочья порвали, живого места не осталось, та как раз перед ней стоял и все пули, что в тебя не попали, влетали в уазик... ага, а потом ты куда-то посмотрел в бок и верх, что-то крикнул и ткнул посохом. На черепе глаза засветились и как лазером куда-то стрельнули. И так мне страшно стало в тот момент... и не мне одному, бандиты тоже заорали, оружие побросали и побежали... но ты вдруг второй рукой, которая без посоха была, махнул на них и те умерли. Прямо за секунду высохли, совсем как ты стали, только мертвые.
   - Дальше, - потребовал я, когда паренек замолчал.
   - А дальше ты повернулся и посмотрел на меня. А глаза у тебя так горели, как на черепушке посоха, только еще ярче... и мне приказал идти за тобою...ну это, мысленно приказал. И потом мы до домов дошли и потом в подвале нашли спуск в коллекторы и пришли сюда.
   - Все, Больше ничего не было?
   - Это... было, - замялся парень и рискнул посмотреть на меня, и столько страха в его взгляде было, что я невольно напрягся и почти шепотом спросил.
   - Что было? - прошептал я. - Что?
   - Там три дома стояли рядышком одноподъездные с двумя этажами. В одном из них и нашли проход мы под землю. Только перед этим, босс, ты их всех убил, как и бандитов. Бабки сидели на лавочке, парочка гуляла по тротуару, еще кто-то в подъезде был на лестничной площадке... и ты их всех высушил.
   - Свидетели были? - резко спросил я. - Ну, отвечай. Видел нас кто или нет?
   - Вот, - парень взял столика возле себя красочную газету, просто подцепив ту двумя забинтованными обрубками, и протянул ее мне, - прочитай, босс.
   'Чудовищная бойня на Литейном переулке! Погибли десятки простых людей'!
   Кричал заголовок на первой странице, а под огромными кроваво-красными буквами серела нечеткая фотография меня. Было видно, что снимок делали с большого расстояния и не на самый хороший аппарат. Потом его увеличили, подретушировали как могли и внесли в газету. Хоть и плохо получился, но в скелетообразной фигуре с длинным посохом в руке я опознал лича. Себя. Дальше я пробежал глазами статью и в конце негромко выругался.
   - Проклятье, - не сдержал я злости. - Если бы можно было, я этих бандитов еще раз прибил бы, только медленно и не до конца. Из-за ни них все.
   По сведениям прессы я стал виновником смерти не только почти трех десятков бандитов, среди которых имелись и геммы, но и погубил жильцов трех домов. По счастью, часть народу в этот момент не было дома: кто на работе, кто в магазинах или еще где. Всего из ста с лишним человек, под удар лича, мой удар, попали двадцать семь. И вновь я невольно подивился той циничности, с которой я принял известие. Меня слабо тронула чужая смерть, но весьма обеспокоили грядущие неприятности со стороны властей. В газете четко было прописано, что личный состав трех ближайших отделов работает в тревожном режиме, вызваны все сотрудники - из отпусков, отгулов. Личный состав усилен курсантами милицейской школы, подтягиваются части ВВ, в ближайшие часы должен прилететь суперобалденый спецназ из главного управления МВД, плюс - бойцы из 'комитета' и УКМ. Собирались из кожи вылезть, но выловить неведомую тварь, которая настолько смертоносна. Основное версия, озвученная в газете, сводилась к посмертному проклятию одного из бандитов. Мол, после смерти, мертвец обратился в эдакое страшилище, которое отомстило всем окружающим живым.
   - Почему тебя нет на фотографии? - поинтересовался я у парня, возвращая тому газету.
   - Не знаю, - пожал тот плечами. - Я сам уже думал... наверное, просто не попал в фокус. Ты шел быстро, а я раненый был и едва ноги переставлял. Отстал метров на пятьдесят, а то и больше. Вот.
   - Но все равно должны были увидеть тебя?
   - Должны, - вздохнул Вит. - Что теперь будет?
   - Да ничего. Ищут они мертвую тварь, которая убивает всех одним взглядом. А тебя могу просто списать как случайно ожившего мертвеца, стихийно поднявшегося от мощных некрозаклинаний в округе. Так что, будем жить, как жили.
   - Хорошо бы. Вот только машина...
   - Что машина? - нахмурился я.
   - Она там же осталась. Вдруг, по ней выйдут на тебя?
   - Не выйдут. Не зря я ее держал подальше от кладбища и зарегестрировал на Макса. А он уже давно перешел на полуподвальное существование. Если не будет глупить, то все обойдется. И еще кое-что, чуть не забыл - как тебя взяли?
   - По глупости, - опустил парень плечи и тяжело вздохнул. - Решил войти в их базу с одного из полулегальных интернет-кафе на квартире, была у меня такая возможность сделать все по-тихому. Я там администраторщу обработал, и она готова была на все ради меня. Увлекся немного и... В общем, их хакеры вычислили и навели боевиков на точку.
   - Понятно. Смотри у меня, чтобы больше ничего пообного не случилась. Иначе сам накажу и еще пожалеешь, что бандиты не прибили.
   - Я понял, босс, - съежился на своем стуле Вит.
   - Кстати, где Макс и Вик?
   - Макс в первом логове возится с инетом, продолжает выполнять твое задание. А Вик на охоте, - тут собеседник поднял свои руки и чуть улыбнулся изуродованым лицом. - Мне сейчас усиленное питание требуется.
   - Понятно, Ладно, тогда последний вопрос - почему ты меня боссом называешь, а? До этого благополучно обходился одним именем.
   - Так это, - смутился Виталик, - по аналогии с игрушкой. Там все боссы монстров самые опасные и трудноубиваемые. Раз сто пересохранишься прежде чем сможешь завалить его. Ну и так оно на язык прилипло после этой истории, - парень качнул газетой, которую продолжал держать в руках. - Как-то так.
   - Босс монстров, значит, усмехнулся я. - Ну-ну. Впрочем, мне все рано. Все, я пошел на кладбище, а то, боюсь лишние вопросы возникнут. Все-таки уже полдень, а я со вчерашнего дня отсутствую, когда за тобой уехал.
   До кладбища добирался на общественном транспорте, выйдя за одну остановку до нужной. Еще час кружил поблизости, стараясь вычислить возможную засаду, как милиции, так и бандитскую. К счастью, все было чисто. Или противнику были настолько искусны, что смогли избежать моих чар. Но тогда мне и вовсе шансов не остается и смысла куда-то бежать и прятаться нет - все равно найдут при таких способностях.
   Засады не было, но вот один знакомый милиционер имелся. Рядом с моим домом стояла знакомая 'четырнадцатая', возле которой курил майор Вихрев. Чудя по огромному количеству бычков возле него, дожидался он меня долго.
   - Товарищ майор, сорить-то не нужно, - еще издалека окликнул я милиционера, стараясь первым взять инициативу в будущем разговоре. - Или совсем не стыдно перед людьми, что здесь убираются?
   - Ничего, я извинюсь, - буркнул тот, поворачиваясь ко мне и выбрасывая только прикуренную сигарету. - Артур, ты где был?
   - Гулял, - пожал я плечами. - В моем возрасте это простительно. А зачем вы интересуетесь?
   - Есть необходимость. Так где? Адрес можешь назвать?
   - Пока не узнаю, зачем все это нужно, то нет, - покачал я головою. - Или вызывайте повесткой к себе и официально под протокол опрашивайте. Нет, так скоро в магазин нельзя будет уйти, чтобы доблестная милиция не заинтересовалась этим фактов.
   - Будет тебе повестка, - хмуро произнес Вихрев. - Причем не только мне. О последних событиях слышал? Смотришь телевизор?
   - Телека у меня нет, но газеты читаю.
   - Вот-вот, сам должен понимать. И потом, сейчас всех вампиров, некромантов, колдунов и ведьм будут трясти. Всех, кто хоть косвенно, теоретически может быть причастен к подобному. Здесь же поработали темные чары, ведь так?
   Я молча кивнул в ответ, признавая правоту майора.
   - А тут неподалеку точно таким же способом убили собак. И заметь, - тут майор ткнул в мою сторону указательным пальцем, едва не уперев тот мне в грудь, - произошло это сразу после твоего появления.
   - Не так чтобы и сразу, - ответил я. - И на заметку - подобная чертовщина творилась тут и раньше.
   - Но только в пределах кладбища.
   - И потом, - продолжил я, - происшествия, несмотря на схожесть просто несопоставимы. Пара собак и полсотни людей! Да тут поработал гемм минимум пятого уровня. А я кто? Второкурсник, так сказать.
   - Но хоть что-то можешь знать? - продолжал наседать Вихрев. - Если бы я действительно подозревал тебя в убийстве на Литейном, то пришел бы с группой захвата из СОБРа.
   - Да не знаю я ничего, - продолжал я стоять на своем. - Гулял. Был в гостях. Сегодня решил вернуться на работу.
   - И подтвердишь на листе присяги? - прищурился собеседник.
   - И присягну, но не сейчас. И вообще, если есть претензии, то жду повестку, а так меня уже раздражает такое пристальное внимание к моей персоне. Новенького по привычке гнобите, что ли?
   Майор хмыкнул, но от ответа воздержался. Вместо этого раскрыл папку и достал из нее небольшой листок, сложенный пополам наподобие.
   - Распишись здесь, что повестку получил. Завтра жду у себя в одиннадцать.
   Подождав, пока черкану в документе, он забрал листок и разорвал тот пополам на месте сгиба. Одну половинку он спрятал обратно в папку, вторую вернул мне.
   - В одиннадцать Я буду ждать.
   Машина с майором уехала уже давно, а я все стоял и смотрел ей в след. Так тщательно стоящийся план летел ко всем чертям. Вихрев не настолько дурак, чтобы не связать эти два происшествия - собак и вчерашнюю бойню. В чем мне повезло, так это в том, что он просто не может и представить, что неведомый убийца и есть я. Скорее всего, предполагает, что являюсь или являлся учеником того мастера, что отметился в переулке Литейный. Сам сказал, что использованные чары схожи между собою. Черт, черт, черт.
   'Макс, Вик, - мысленно позвал я своих помощников, - срочно ждите меня в парке рядом со всем вам известным местом. Срочно'.
   'Понял'.
   'Буду'.
   Через два часа я был на месте, в том самом пяточке за кустами, где встретился с Виком и Виталиком. Вызванные в срочном порядке парни нашлись на знакомых лавочках, на одной даже отломленная спинка до сих пор так и осталась незамененной.
   - Артур, случилось что? - встревожено спросил у меня Макс, когда я оказался рядом. Вик промолчал, но его взгляд красноречиво говорил, что и ему не менее интересно узнать о причинах вызова, да еще в таков нетипичном месте: обычно у меня дома собирались или в одном из тайных убежищ.
   - Случилось. Сами что ли не знаете про вчерашнее? - зло ответил я. Собеседники смутились, а Вик даже вздрогнул и потупил взор.
   - Так это, с тобой же они хрен свяжут? - тихо произнес он. - На фото в газете ты на себя не похож. А машина на Макса записана, и он уже в городе со вчерашнего вечера не показывается. Только сегодня, когда ты вызвал...
   - Свяжут да еще как, - перебил я Вита. - Уже сегодня пару часов назад у меня участковый был и дал повестку на завтра.
   - И? - вклинился в беседу Макс.
   - И идти мне совсем не хочется. Есть у милиции кое-какие факты, имевшие место быть ранее. Свяжут одно, второе и вот уже я не просто некий Артур, а первый подозреваемый или, что мне не менее нежелательно, главный свидетель.
   - Артур, а что именно было? У ментов что-то есть на тебя? - осторожно спросил Макс.
   - Есть, - в принципе скрывать мне было нечего, вампиры и так уже знают многое обо мне, - косвенные факты есть. Когда-то случайно прибил несколько собак точно таким же способом, как вчерашних бандитов. Участковый их связал и что-то подозревает.
   - Но собаки и люди несопоставимы! - воскликнул Макс и Вик поддержал его угумканьем. - Да и полсотни мертвецов - это не несколько псин. Этот участковый полный баран.
   - Или отличный аналитик, если так умело вышел на меня, имея лишь эти факты, - ответил я.
   - Тогда его прибить нужно, - буркнул Вик и вопросительно посмотрел на меня. - Артур, именно за этим нас вызвал?
   - За этим, но не совсем. Милиционера убивать совсем нет резона, так я еще больше дам его коллегам улик против себя. Да и совсем не уверен, что участковый не сообщил в отделе о своей разработке. Может и не прямо, тогда бы один не катался, но рапорт там или бумажку какую оставить мог.
   - Да уж, это точно.
   - И потому убивать будем меня, - закончил я. Потом посмотрел на ошарашенных вампиров и усмехнулся. - Не конкретно меня, всего лишь инсценировка. Вот здесь данные на одного человека, слабенького гемма...
   Я после того случая с Хозяином могил, когда непроизвольно обратился личем и едва не прибил жителей близлежащих домов, начал готовить запасной план на случай провала. Зарегистрировался в нескольких городских социальных сетях и стал подыскивать подходящего человека. Нужен был парень хоть немного похожий на меня - рост, телосложение, строение черепа. И самое важно - наличие Дара первой или второй ступени. В идеале он должен быть некромантом, но тут уж как повезет.
   И нашел такого подходящего по основным критериям. На лицо он совсем на меня не походил, зато сложением и черепом - почти один в один. И был геммом первого уровня, гидромантом. Именно он должен стать мною и отвлечь внимание милиции и бандитов, если те выйдут следом за властями на меня. Понятное дело, что отвлекать он будет уже мертвым.
   - В общем, - отдавал я указания, - ваша основная задача, это по-тихому скрутить жертву и доставить в мой дом. По-тихому - это когда ни одна лишняя душа ничего не заметит и не поймет. В конце-то концов 'первачок' для высших вампиров на один зуб. Вполне подпадает под вампирское обаяние. И не забывайте про сторожевые амулеты, которые реагирую на все чары, направлены во вред посторонних людей.
   - Артур, мы сделаем все на пять, - заверил меня Макс. - Можешь быть уверен.
   Пока помощники пропадали в городе, я на быструю руку заметал следы своих экспериментов на кладбище. И кое-что добавлял взамен: уверен, что следствие по факту 'моей' гибели точно будет и есть подозрения, что не тяп-ляп, а весьма дотошное. Вот и пусть повозятся да затылок почешут, разбираясь в местных хитросплетениях.
   Вампиры привели двойника поздно вечером, практически в темноте. Парень, которому судьба вынесла приговор погибнуть молодым, был под воздействием вампирского заклинания. Нет, никакой заторможенности, зомбиподобного поведения. Наоборот, гидромант был весел, постоянно шутил и прикалывался над моими помощниками, словно те его лучшие друзья. Так действует знаменитое вампирское обаяние - жертва едва ли не сама готова подставить шею под укус, лишь бы помочь своему 'старому и лучшему' товарищу.
   Гемма я оглушил чарами забвения и приказал занести того в дом. Внутри я сменил одежду на чужую и приступил к ритуалу. Вампиров, чтобы не мешались под ногами, я прогнал прочь, приказа вести наблюдение за домом со стороны и немедленно докладывать, ежели кто-то решит заглянуть ко мне на огонек.
   Предстоящий ритуал сильно отличался от ранее проводимых. Чем? Да хотя бы тем, что мне придется испытать нешуточную боль в отличие от жертвы, которая все время до самого момента смерти пробудет в коме.
   Стоя напротив зеркала, я действовал хирургическим скальпелем, срезая лицо... свое. Обколотый обезболивающим, так как магия, наложенная на меня, могла внести раздрай в ритуал, я почти ничего не чувствовал. Так, было ощущение словно я наклеил на лицо сверхлипкий пластырь, который сейчас сдираю с большим трудом. Когда закончил и посмотрел в зеркало, то увидел кошмарную морду только что освежеванного зомби. Брр, мерзость, чужие лица выглядят как-то поприятнее после такого хирургического вмешательства. Следом за собою, точно так же обработал лицо гидроманта.
   Снятую с жертвы кожу я приложил к своему лицу и стал неторопливо зачитывать заклинание... через десять минут из зеркала на меня смотрел мой гость.
  
   Вихрев несколько раз сильно ударил костяшками пальцев по двери, обитой кожзаменителем и, не дождавшись ответа, толкнул дверь от себя.
   - Разрешите войти? - произнес он, входя в комнату и прикрывая за собою дверь. В помещении сидели двое: немолодой мужчина лет сорока, худощавый, высокий, с чуть вытянутым лицом, высоким лбом и седыми висками и женщина лет тридцати, немножко пухленькая, но лишь самую малость с короткой прической каштановых волос и полным отсутствием следов косметики на красивом лице.
   - Да вошли уже, - недовольно произнес мужчина. Что у вас за дело, майор? Хочу предупредить, что с пустяками сразу разворачивайтесь и больше не беспокойте.
   - Я по делу монстра с Литейного, - перешел немедленно к сути посещения Вихрев. - Вы же занимаетесь этим, так?
   - Да, мы, - заинтересованно посмотрел на милиционера седой. - Что есть важное? Кстати, представьтесь, пожалуйста.
   - Майор милиции Вихрев Павел Михайлович. С пятого отдела.
   - Ого, далеко же вас занесло, - немного удивленно произнесла женщина. - Случайно этот монстр не у вас вывелся и потом убежал погулять сюда?
   - Возможно, - невозмутимо ответил майор, не обратив внимания на сарказм в голосе собеседницы. - Или он, или его клон. Разрешите присесть?
   - Присаживайтесь, - кивнул головою седой. - Я, если не в курсе, начальник следственно-оперативной группы, созданной специально для расследования происшествия в переулке Литейный, подполковник юстиции Рыжанов Сергей Сергеевич. Так что вы можете мне сообщить?
   - У меня на участке сравнительно недавно появился новый человек, некто Артур Граднов. Подвизался смотрителем кладбища... замечу, что про это кладбище уже с зимы ходили плохие слухи и даже было тройное убийство списанное на вампиров...
   - С кладбищами не только у вас проблемы, - вмешалась в беседу женщина. - По всей стране поднимаются мертвецы, появляются призраки и даже нечто пострашнее. Даже в городе пять или шесть закрыты на карантин. Навечно закрыты или до тех пор, пока не найдем меры бороться с тамошней чертовщиной.
   - Лариса Петровна, дайте же человеку рассказать, - укорил свою помощницу Рыжанов. - Павел Михайлович, продолжайте.
   - Так вот, после убийства некоторое время велось следствие, но ничего нового не обнаружилось как и виновных. До начала лета было тихо, но в конце мая случилось еще кое-что, но уже за пределами кладбища хотя и совсем рядом. Одна из дворников нашла мертвые тела собак. Еще вечером бегали, а утром были обнаружены ей мертвыми. Она подчеркнула, что в это время к ней подошел местный смотритель...
   - Артур Граднов, так понимаю, - произнес Рыжанов.
   - Именно он. По словам женщины, вел себя странно, говорил о непонятной зарядке и почти сразу же, как только узнал о гибели собак, ушел обратно. Этим же днем женщина навестила меня и попросила проверить парня на причастность к убийству животных. Чем я и занялся на следующий день. Честно скажу, что при первой встречи я немного его испугался - было в Граднове нечто странное и пугающее. Не напрямую, скорее, на интуитивном уровне...
   - Или специальные чары, вроде той же 'ауры страха' вампиров, - негромко произнес Рыжанов, потом кашлянул и произнес. - Продолжайте, Павел Михайлович, простите меня за эту привычку.
   - Ничего, - махнул рукой майор, - сам не безгрешен. А по поводу чар не знаю, вполне может быть. Так вот дальше я поговорил с ним и проверил на Листе Правды. И даже чуть-чуть расстроился, когда заклинание не обнаружило лжи.
   - Бывает, - пожал плечами следователь и тут же поинтересовался. - А как погибли те собаки?
   - Их высушили. Превратили в мумий.
   - Что? - тихо воскликнула женщина и переглянулась с Рыжановым. - Как тех людей с Литейного?
   Майор молча кивнул в ответ.
   - Интересно, - после недолгого молчания произнес подполковник и машинально принялся постукивать дорогой перьевой ручкой по столешнице, - интересно. Но это может быть и совпадением, ведь так?
   - Так, но чары, примененные против животных и заклинание, убившее людей, имеют сходство. У них одна и та же корневая основа.
   - Как узнали, Павел Михайлович? - внимательно посмотрел на милиционера следователь. - Вроде бы результатами экспертизы ни с кем не делились.
   - Один из экспертов, что вы привлекли со стороны... вы его знаете, это Паша Скелет, мы с ним одноклассники и иногда пересекаемся, чтобы отдохнуть в баньке, сбросить напряжение... проводил по моей просьбе проверку останков убитого щенка у кладбища - там погибла сука с детенышами. Я подобрал его и попросил Скелета посмотреть, что он и сделал. После чего я немного позабыл об этом и вспомнил пару дней назад, когда Скелет позвонил и сообщил, что чары и там - у собаки, и у мертвых людей с Литейного имеют много схожего. И посоветовал обратиться к вам.
   - Два дня назад? - хмыкнула женщина. - Долго же вы до нас добирались, майор.
   - Что с парнем? - спросил Рыжанов.
   - Уже ничего, - после короткой заминки проговорил Вихрев и на секунду отвел взгляд. - Умер он.
   - Та-ак, - протянул Рыжанов и откинулся на спинку кресла, - как это произошло?
   - Был у него позавчера сразу после звонка Скелета. Передал повестку, чтобы пришел ко мне на следующий день. Когда не появился, я решил съездить сам... вечером. И нашел его мертвым.
   - Как умер?
   - Почти так же, как и жертвы монстра: высушен, но не до конца. Возможно, убийцу спугнули или был ранен и стремился поскорее убраться в свое логово, не став завершать дело до конца.
   - А это точно был смотритель? - спросила женщина. - Ведь мертвые, мумифицированные тела достаточно схожи между собой и сохраняют мало прижизненных черт.
   - Уверен почти на сто процентов. У меня хорошая память на лица, а у покойника оно не сильно было обезображено. Так слегка потемнело, похудело, но черты сохранились. Плюс, одежда, документы.
   - И только-то? - усмехнулась собеседница. - Майор, вы меня несколько разочаровали. Так хорошо начали свой рассказ и так наивно закончили... я сама могу назвать несколько сильных заклятий, которые меняют телосложение и лицо человека.
   - Я вас понял. Но я не наивен, как вы только что отметили, - медленно произнес Вихрев, не скрывая недовольства в голосе. - Еще с момента первой встречи, я снял отпечаток ауры Граднова и сохранил. Павда, в результате смертельного заклинания аура пострадала, но ее остатки точно принадлежат Артуру. В этом я уверен.
   - М-да, интересную историю вы нам поведали, Павел Михайлович, - задумчиво произнес Рыжанов. - Это все или еще есть что сказать?
   - Есть и еще, - кивком головы подтвердил Вихрев и положил на стол перед следователем тоненький блокнотик, размером в пару спичечных коробков и толщиной в полсантиметра. - Вот, это лежало в кармане покойного. И еще...
   Тут Вихрев взял короткую паузу, с долей превосходства посмотрел на Ларису Петровну и продолжил.
   - ... в момент происшествия на Литейном смотритель отсутствовал у себя дома. Правда, он некоторое время снимал квартиру и где я так и не узнал, так что может просто был и там. Но сам он мне сообщил, что гулял.
   - Слишком много совпадений, чтобы быть случайными, - негромко произнес Рыжанов и взял в руки блокнотик. - И такие странные совпадения, что вполне могут ими и остаться и этот Артур не имеет отношения к нашим делам. Так что тут у нас...
   В блокноте исписано было половина листов, но большая часть записей оказалась испорчены и не поддавалась расшифровке.
   '...не верю я в эту чертовщину, Семен мог просто и наврать или припугнуть новичка да еще такого молодого...
   '... странно, что-то не похоже кладбище на виденные до этого, есть здесь нечто... интересно, что? Некрополе отличается от стандартных погостов - ха-ха, как старик пишу, еще и до аз-буки-веди не хватало добраться - может, кто-то проводил тут эксперименты или до сих пор проводит, а Семен покрывал?..'
   '... черт, я узнал кто на кладбище, что здесь происходит... чертов Хозяин едва не прибил меня, едва смотался... '
   '... Хозяин может уходить с кладбища!? Но как, это же невозможно... опять выходил и прибил сегодня четырех собак, жителям повезло, что ему хватило и этих смертей, а то сами бы умерли. Ходил с утра по его следам и нашел этих собак, заодно натолкнулся на дворничиху. Тетка по любому решила, что их прибил я и настучит в ментовку.'
   ' Ну, что говорил - настучала! Явился хрен с бугра с большими звездами и попытался надавить. Эх, знал бы он, кто чуть его не слопал - сам Хозяин выглянул белым днем, когда ощутил еще одного гемма поблизости...'
   '... опять днем, чары его уже почти не сдерживают, сообщить, что ли в УКМ? Или нет, ведь эти жлобы всю славу себе заберут, а я уже столько сделал здесь, столько раз останавливал Хозяина?..'
   ' Он опять вышел в город, захватил одного из бандюков, что хотели заставить меня помогать творить их темные делишки, и ушел. Я смотался из дома и не рискну возвращать до завтра. Пи...ц, надо приступать к ритуалу, хоть он еще и не доведен...'
   'Был участковый и пытался опять давить, все-то ему интересно. Рассказать, что ли, нужно было, заодно посмотрел бы на его штанишки... ритуал буду проводить сегодня ночью. Или я его запечатаю в одной из могил надолго, пока не найду нечто более эффективное или завтра все расскажу в УКМ и пошел бы этот майор...'
   На этом записи заканчивались, дальше были только чистые листы. Следователь было закрыл блокнот но Вихрев остановил:
   - Там в конце еще одна запись есть. Как раз становится ясно, что это за Хозяин.
   'Хозяин могил еще известен как Костяной дракон, зарождается на старых кладбищах и состоит из сотен энергетических отпечатков душ умерших. Очень силен и способен прибить любого гемма третьего уровня или четвертого достаточно легко. Мне точно не справиться с ним в одиночку, если не найду нужный ритуал или не позову на помощь'.
   - М-да, - задумчиво произнес следователь, закрыв блокнот, но продолжая держать тот в руках. - Костяной дракон, значит... майор, а этот Граднов какую специализацию имел в магии?
   - Некромант второй ступени, - отчеканил Вихрев. - Всего-то? - удивилась женщина. - Мм, Павел Михайлович, а фальсифицировать документы он не мог?
   - Точно не уверен, но вроде бы, не мог. Проверку на магическую принадлежность он проходил почти сразу же, как прибыл к нам в город. Я смотрел документы комиссии, результаты тестов... там все правильно. Если парень не научился контролировать свой дар, чтобы ввести комиссию в заблуждение и получить официальный документ о меньшем значении, то он имеет всего лишь второй ранг в магии.
   - Ну, тут вы хватили, - слегка растянул губы в улыбке Рыжанов. - Подобное, насколько мне известно, практически невозможно. Все тесты и обследования отлажены и отработаны на протяжении многих лет. Нет, схитрить там невозможно. Кстати, сам парень откуда родом? Ведь я правильно понял, что он приехал к нам откуда-то еще?
   - Правильно, - подтвердил Вихрев. - А сам он беженец.
   - Из...
   - Ага, именно оттуда. Из Великогорска он родом.
   - Вот даже как, - задумчиво произнес следователь и замолчал на долгие пять минут. Наконец, что-то решив, он поднял взгляд на милиционера и жестко произнес. - С завтрашнего дня вы будете работать в моей команде. Сегодня постарайтесь в срочном порядке передать дела... да хоть начальнику своему, а тот пусть решат, что с ними делать дальше. О своем решении я уведомлю руководство и завтра приказ о прикомандировании вас к специальной СОГ будет отправлен начальнику отдела.
   - Как скажете, Сергей Сергеевич, - спокойно ответил Вихрев и плавно поднялся со своего стула. - Разрешите идти?
   - Ступайте.
  
   ****
  
   Первая половина августа выдалась скучной, да-да, именно такой. К этому времени, за полтора месяца я смог добиться многого, перейдя к активным действиям через несколько дней, как 'умер' и воскрес в новом обличье. Судя по тому, что меня никто не искал, моя хитрость сработала в той или иной мере. А тот факт, что перед уходом в подполье я поработал на кладбище и оставил парочку зарождающихся костяных драконов (тех самых, которые помогли мне в Лирасте)... в общем, после таких подарков и записей в блокноте следствие точно не станет Артура, который мог инсценировать свою смерть. Вот только работал я грубо, в спешке, так что ни о какой маскировке и речи не шло. Потому и неудивительно, что геммы из следственной группы очень быстро ощутили эманации растущих костяных чудовищ. В новостях промолчали, никто не стал выпускать информацию в массы даже в виде 'утки'. Вот только судя по слухам, которые собирали мои помощники и клялись, что те проверены и качественны, власти выжгли все кладбище некими чарами огромной мощи или амулетами. Надеюсь, после этого они успокоились, тем более что с тех пор никакого намека о монстре с Литейного (как пошло с легкой руки журналистов) не было.
   А я в это время грубо забирал власть в выбранном районе в свои руки. Зомбирование (в том плане, что качественно промывались мозги) авторитетных криминальных личностей из числа 'обычняков' и солидных коммерсантов вкупе с некоторыми личностями из администрации, исчезновение и случайные смерти таких же, но из числа упертых и к коим было сложно подобраться для проведения 'вербовки'. Высшая верхушка криминалитета и вовсе погибла буквально за пару дней, причем от своих же... но с моей помощью. Я всего лишь провел определенные ритуалы с бандитскими геммами 'первочками', и когда те оказались на большой сходке произошел большой бум. Две живые мины легко прошли сквозь все сканеры, как магические, так и технические и сработали в нужный момент. Следующий взрыв произошел через три дня, когда уцелевшие (не сумевшие попасть на первую сходку или срочно выбранные на место погибших авторитетов) собрали очередную сходку.
   После этого я достаточно просто прибрал к рукам солидную часть городской окраины. К августу я имел маленькую армию из почти сотни умертвий, двух дюжин скелетов мрака, восемь высших вампиров и полсотни низших. Последних обращали высшие кровососы, так как такой мелочевкой я не собирался заниматься. Мелюзга занималась все больше сбором слухов, наездами на неуживчивых торговцев и директоров фирм. Кроме этого я постоянно увеличивал число химер, используемых в качестве сторожей, охранников. Неразумная часть армии и некоторые вампиры постоянно обитали в подземельях, укрывшись на самых нижних уровнях и жестоко разбиравшись с любым любопытствующим или случайно забредшим к ним. Именно они, действуя небольшими отрядами, пресекали любые поползновения конкурентов из соседних районов на мою территорию. В противостоянии живых и мертвых победителями выходили всегда мертвецы. Даже проиграв одну-две стычки, в следующий раз я жестоко наказывал противников. В отличие от них, я не страдал от потерь в личном составе, постоянно наращивая мощь.
   В прошлом месяце у меня появились ученики - некроманты. Эти геммы были полностью зависимы от меня, даже сильнее, чем вампиры. Всего лишь пятеро геммов второго уровня, но созданные лично мною из 'нулевиков' буквально за несколько дней.
   А вышло это очень просто. Как-то я прочитал про очередной скандал, связанный с курсами пробуждения дара и тогда мне пришла интересная мысль: а не попробовать ли мне самому нечто подобным заняться? Нет, не лично - дел у меня и без этого хватает. Достаточно будет поставить пробивного помощника и дело в шляпе. В плюсе - я имею возможность выбирать из записавшихся подходящих людей. Такие же фанатики вроде Макса, Вика, Вита и прочих ставших высшими вампирами. 'Курсанты' были готовы пойти на многое, лишь бы получить Силу. Выбирал я из 'нулевиков', которых было достаточно много и среди коих процент жаждущих прикоснуться к могуществу, был велик. В самом деле, что может чувствовать человек, которому сообщили об имеющемся у него даре, но которого столь мало, что можно сказать - в вас магии и нет толком? Злобу, зависть к везунчикам, желание получить столько же и подчас любым способом.
   А я дал им эту возможность. Немного искусственную, но все же способность к управлению даром. Вот только проходить очередную 'сессию' в УКМ моим колдунам было категорически запрещено. Там могли просто не так понять и попытаться их излечить, а меня засадить (а то и прибить или упрятать в 'шарашку') за жестокие издевательства над людьми. Фактически, я вложил в тела 'нулевиков' магический каркас амулета-накопителя (собранного из косточек скелетов, к слову сказать). Для активации тому хватало и той мизерной капли магии, что имелась в телах. А чтобы уже самим владельцам пользоваться обретенными способностями, требовалось проводить определенные ритуалы. Какие - догадаться можно, учитывая не самое приятное направление специальности. В некромантии и магии крови почти всегда требовалось для получения результата причинить жертве максимум страданий, а в идеале - отобрать жизнь самыми негуманными и растянутыми по времени способами. Впрочем, моим ученикам вполне хватало и ритуалов с разными животными и прочими лягушками.
   Но все это было мелочью, которые лишь помогали мне приблизиться к задаче, поставленной Шутом. Была бы возможность отыскать следы к тому НЕЧТО, что нужно отыскать, без столь долгой прелюдии, я бы так и поступил. Но в хорошо развитом обществе одиночке мало что доступно, вот и приходиться сперва обрасти 'мускулами' и только после этого нагло лезть к своей цели.
   Вот стоило мне получить определенную власть и связи, как результат не замедлил появиться. Сейчас я с Максом и его подружкой Яной, обращенной в вампира по горячей просьбе моего первого помощника, мы ехали в гости к человеку, который может дать нужную информацию. Хоть малую часть.
   Информатор жил в небольшом спальном районе в двухподъездной восьмиэтажке еще старой, лет так тридцати с лишнем назад, постройки. Крепкая железная дверь с установленным домофоном препятствием не стала и уже очень скоро наша троица стояла напротив нужной квартиры. Первоначальный план был таков: позвонить, а когда хозяин или кто-то другой из жильцов помещения подойдет к двери, взять под ментальный контроль. Уж мне-то подобная задача вполне по плечу и даже не требуется видеть человека, хватит и ощущения близкой ауры. Но стоило появиться с той стороны человеку, как пришлось все срочно пересматривать: я не рискнул брать под того контроль по причине мощного ментального блока. Кто его знает, к чему приведет мое вмешательство. Может, я окажусь сильнее и чары неизвестного мастера исчезнут под натиском моих. Но и вероятность, что владелец блока погибнет или его разум превратится в нечитаемый кисель, имелась. Причем даже у мертвого я мог не получить желаемого. М-да, проблема.
   - Кто? - глухо прозвучало из квартиры, пока мы перетаптывались у порога.
   - УКМ, нам необходимо переговорить с вами, - ответил я. - Это очень важно, Илья Аркадьевич.
   Стоящий рядом Макс на пару секунд потерял свое спокойствие, изумленно посмотрев на меня, услышав мою речь. Ну да, он-то рассчитывал, что собеседник сразу же откроет дверь, а не завяжется непонятная беседа. Но тогда выходит, что блока мой помощник не почувствовал, хотя должен был. И из всего этого вытекает, что ставящий защиту на разум владельца квартиры был сильнее моего помощника, как минимум четвертого ранга.
   - А что случилось? Я же самый обычный человек и к магии не имею никакого отношения.
   - Илья Аркадьевич, давайте об этом поговорим внутри вашей квартиры, чтобы не вызывать ненужного любопытства у соседей. Тем более что сами знаете, что ваши слова слегка отличаются от правды.
   - Документы предъявите, - потребовал мужчина, вернее, даже старик, если судить по голосу. В ответ я и Макс продемонстрировали золотистые корочки с бардовой полосой по диагонали от верхнего угла к нижнему. Документы были сплошь фальшивые и даже маломальской проверки у разбирающегося человека с магосканером не выдержали. Но со стороны и простым обывателям они казались настоящими. Правда, документы имелись лишь у меня и Макса, Яна подобной 'липой' обзавестись еще не успела.
   - А у девушки? - поинтересовался собеседник за дверью. - Чего она стоит?
   - А она еще стажер в нашем ведомстве, удостоверение сделать не успели. Есть справка временная.
   - Пусть покажет.
   'Что-нибудь сунь в 'зрачок' из макулатуры, лишь бы печатей было побольше и казалось официальным документом' - приказал я вампирессе, которая слегка растерянно посмотрела на меня после слов старика. Что она предъявила, я не узнал, но этого вполне хватило, чтобы дверь распахнулась. На пороге стоял сухой, какой-то скрюченный пожилой мужчина с узким и худым лицом, покрытым десятками глубоких морщин.
   - Здравствуйте, - произнес он и отступил на пару шагов назад, предлагая нам пройти в прихожую. - Вы извините, но я, в самом деле, не имею никакого касательства к магии. Но постараюсь помочь насколько в моих силах.
   - Разумеется, вы поможете, - мягко и с добродушной улыбкой проговорил я и, убедившись, что дверь Макс закрыл, резко ударил старика в висок. Падающее тело оглушенного человека я успел подхватить и тут же передал его Янке.
   - Быстро укол снотворного и следи за его состоянием, - приказал я вампирессе, и когда та занялась пленником, повернулся к Максу.
   - А ты ступай на улицу и через соседний подъезд посети квартиру за этой стеной. Хозяев не убивай ни в коем случае, они пригодятся.
   - А если их не будет? - спросил вампир.
   - Тогда что-нибудь еще придумаю, - пожал я плечами. - Но сейчас выполняй все в темпе вальса. Пошел.
   Прошло минут десять, прежде ем от Макса пришел ответ:
   'Я на месте. Хозяева тоже'.
   - Бери стрика, - приказал я вампирессе. - Как только позову, тут же шагай за мною.
   - Ага, хорошо, - откликнулась девушка. А я подошел к стене, разделявшей эту и соседнюю квартиры, и коснулся ее своей тростью. С головы ящера на обои стекла ярко-зеленая капля, которая немедленно принялась разрастаться и уже скоро заняла кусок площади высотой от пола до потолка, и почти полтора метра в ширину. В эту зеленую жижу я и шагнул. Долю секунды длилось головокружение, когда же оно прошло, я понял, что нахожусь в соседнем помещении. Напротив в трех метрах от меня стоял ухмыляющийся Макс, довольный, что выполнил задание. Рядом с ним на небольшой тахте лежали парень и девушка, совсем молодые, едва ли старше двадцати лет.
   - Только они были, больше никого нет, - сообщил мне Макс. - А Янка где и зачем все эти телодвижения, а, Артур?
   - Позже, - бросил я и мысленно приказал присоединиться к нам вампирессе. Когда девушка оказалась в одной с нами комнате, я вновь воспользовался тростью, чтобы убрать 'украшение' со стены.
   - Макс, звони Симонову или Ляхову и пускай те пришлют сюда машину с хорошим диваном и большим шкафом купе. На пути сюда грузчиков и водителя пусть заменят твои парни. Ясно?
   - Не то чтобы все ясно, но по данному указанию у меня вопросов нет, - вздохнул вампир и достал сотовый телефон. Буквально через минуту он вновь спрятал тот в карман и сообщил:
   - Через полчаса машина и мебель прибудут. Но, Артур, объясни мне - на кой все это?
   - А ты ничего в этом старике не почуял? - поинтересовался я и с интересом посмотрел, как мой помощник едва ли не стал принюхиваться к спящему пленнику. И когда Макс разочарованно развел руками и с виноватым видом сообщил, что для него старик и есть старик, пояснил.
   - Блок у него в голове стоит и весьма сильный. Если ты его не смог уловить, то ставил чары некто чуть слабее, а то и сравнимый по силе со мною.
   - Вот как, - присвистнул парень. - Значит, старичок что-то знает полезное для нас.
   - Может, знает, а может, и нет, - спокойно ответил я. - Блок могли поставить и просто в силу неких непонятных для нас условий.
   - Да хотя в качестве проведения опытов по магии, - добавила Яна.
   - Да, могло и такое быть, - согласился я. После этого подошел к парочке молодых людей и привел их в чувство небольшим магическим импульсом. Первой очнулась девушка, чуть сонно хлопая ресницами и сдерживая зевоту, она посмотрела на меня и улыбнулась:
   - Ой, а мы вас так ждали, так ждали, что сами не заметили, как задремали. Эй, соня, вставай, давай - ребята уже давно приехали.
   После воздействия вампирскими ментальными чарами на разум этих людей, они видели в нас своих лучших друзей, которым и ребенка можно доверить, и кошелек с накоплениями на машину.
   - А мы ждем, ждем, когда дверь откроете, а потом сами решили зайти, - улыбнулась в ответ Яна.
   - Устали очень, наверное, - вклинился в разговор хозяин квартиры. - Вчера до половины ночи чемоданы собирали.
   - Куда-то уезжаете? - заинтересовался я.
   - Ну да, мы же вам говорили об этом, ты чего? - удивилась девушка. - Сережка же говорил по телефону и приглашал на сегодня, чтобы отметить наш отпуск и отъезд на море.
   - А только нас приглашали? - осторожно поинтересовался Макс и быстро посмотрел на меня. Правильно помощник заметил. Не хватало еще, чтобы тут столпотворение началось в самый неподходящий момент. Если кучу народа зачаровывать, то так можно и попасться.
   - Да, а больше у нас знакомых нет, - кивнула девушка. - Мы только-только сюда переехали с другого конца города.
   - А что так? Ты просто не говорила мне, - поинтересовалась Яна.
   - Ой, забыла, наверное. Но все просто: работу тут нашли вместе с Сережей. И квартиры тут дешевле, чем у нас. Вот ту однушку продали, а здесь взяли новую и еще денег на обстановку осталось.
   - Так вам сегодня еще новый диван привезут со шкафом, - произнес я. Воздействовать на разум молодых людей и подталкивать их к нужному направлению в разговоре, было очень легко. В этой парочке не было ни грамма магии, потому и не придется с ними ничего плохого делать. Убивать ребят не хотел: опасности мне они не представляли, и потом, девушка немного напоминала Олесю, которую я так и не сумел забыть.
   - Диван? - удивленно захлопал глазами парень. - А-а... э-э...
   - Ну как же, вы же при мне вчера вечером заказывали диван и шкаф!? - воскликнула Яна. - Сами сказали, что нужны новые, а то... мм, хотели...
   - Просто вот эти разонравились и собрались их выкинуть, - вмешался я и слегка надавил на ребят.
   - Ну, точно! - заулыбалась девушка. - Ой, что-то меня та ночь совсем доконала, ну, совсем все из головы вылетело. А это все ты спать не давал.
   - А может ты, - весело хохотнул Сергей и ущипнул подружку за бедро. Та громко вскрикнула и шутливо принялась мутузить приятеля маленькими кулачками.
   - А вы далеко поедете на отдых? - поинтересовался я. - За границу?
   - Нет, не смогли набрать денег на нормальный курорт, хотя и собирались, даже паспорта успели сделать. А разницы между Черным морем и Турцией какой-нибудь не видим, - грустно вздохнула девушка, но потом весело добавила. - Но вот на следующий год обязательно выберемся куда получше!
   - Зачем же на следующий год, - подмигнул я ей, - можно и сейчас. Паспорта у вас заграничные есть же, вот и поедите. Мы вам с ребятами решили сделать подарок - тур в самое лучшее место.
   - Это куда? - живо заинтересовалась девушка.
   ' Макс, какое место у нас самое красивое и пользуется спрос у народа?'.
   'Да сам толком не знаю. Может, Мексика?'.
   'Ну, смотри у меня. Как уйдем отсюда, помчишься сразу в турагентство и любыми правдами выбьешь самый дорогой и долгий тур в Мексику на пару недель. Понял?'.
   'Сделаю, босс'.
   - В Мексику. Могу заверить, что вам понравиться, - ответил я и тут зазвонил звонок в прихожей, а секундой позже от Макса пришло сообщение:
   'Парни с мебелью приехали. Ждут у дверей'.
   - А вот, наверное, и ваша мебель, - произнесла Яна. Через десять минут новоприобретенная мебель была внесена и поставлена на место, а старую с помощью все тех же 'грузчиков' спустили и сунули в машину. В выброшенном шкафу лежал старик. Только ради этого и затеял я всю аферу. Молодые люди уже успели сообщить соседям о своем приобретении, так что странностей в приезде-отъезде мебельной артели никто не заметит. Да и исчезновение старика с этим фактом не всяких свяжет. Опросить молодых людей тоже вряд ли успеют - те максимум через сутки укатят на другую половину земного шарика. По возвращению ж они точно будут стоять на том, что мебель покупали сами, в поездку отправились по личному выбору. Мое же магическое вмешательство к тому времени развеется и мало какой гемм сможет определить тот факт, что над людьми проводили ментальную операцию. А так как гипноз был узконаправленным, специальные амулеты в аэропорту ничего опасного и подозрительного не зафиксируют.
   Да, сам понимаю, что вся эта операция излишне заморочена и сложна, но в тот момент мне она казалась идеальной. Да и возможным (вернее, будущим, так как исчезновение старика, точно кого-то заинтересует) исследователям пропажи старика такая извилистая дорожка изрядно попортит нервы и вполне сможет вывести в никуда.
   Старика я приказал привезти в старое, полувековой давности бомбоубежище, построенное под бетонным, в данный момент, заброшенным и разворованным, заводом. От него остались лишь коробки цехов и железобетонные стены. Площадь завода была достаточной, чтобы укрыть на его территории немного техники и несколько постов.
   Само бомбоубежище лежало в семидесяти метрах под поверхностью и состояло из нескольких ярусов и десятков разнообразных помещений. Скорее это был бункер для сотен людей для долговременного проживания, а не временное убежище на пару часов или сутки-двое. Здесь я проводил свои опыты и постоянно пополнял армию кадаврами и прочими созданиями некромантии.
   Сейчас же мне предстояло снять или хотя бы обойти ментальный блок в голове пленника. Даже место имелось для таких экспериментов - огромная плита из черного обсидиана, в окружении амулетов из того же материала и немного поделок из кости. Здесь я копался в чужих мозгах, когда не хотел оставить явных следов или у допрашиваемого имелась хорошая защита на разуме. А так же сам налагал такие чары или банально приносил в жертву пленников.
   Хорошо закрепив пленника в зажимах, я ввел ему тонизирующий препарат, который должен был нейтрализовать действие снотворного. А пока человек приходил в себя, я занялся активацией чар на 'рабочем месте'.
   - Черт... чт... что происходит... - медленно, прерываясь после каждого слова, произнес старик. - Ты... кто... такой?..
   - Мое имя тут роли большой не играет, но можешь обращаться ко мне - Безымянный? - ответил я пленнику. - А вот твое меня сильно интересует. Зовут Матвеевым Максимом Алексеевичем, так?
   Несколько секунд старик боролся, пытаясь сопротивляться чарам, вернее это наложенный блок старался сработать и прекратить допрос своего подопечного. Как? Хм, вполне может статься, что банальной гибелью с последующим разрушением мозга. К счастью, свою работу я знал, и алтарь полностью блокировал действие всех чужих заклятий, понемногу выпивая из тех силу и развеивая почти без всяческого вреда для моего 'собеседника'.
   - Нет... да... так... меня сей... сейчас зовут... раньше...
   Старика в молодости звали Виктором Степановичем Чесноковым, служившем в комитете государственной безопасности в спецотделе по изучению аномальных явлений. Сейчас данный отдел преобразовался в отдельную службу - УКМ. Работал он охранником важных персон. Не прямым телохранителем, просто обеспечивал безопасность на ближних подступах. Часто приходилось изображать соседа по лестничной клетке или квартире через стенку. Попутно кроме охраны еще и следил за каждым шагом подопечных, сообщая обо всем свои начальникам. Последним его заданием было обеспечить безопасность одному из ученых, изучавших способности геммов. Тогда же и потерял свою память имя и здоровье: изучаемый объект взбунтовался и положил научный персонал вместе с профессором, охранниками, куратором от службы и скрылся.
   - Что за объект, кто им был? - потребовал я.
   - Не... не знаю... этого мне неиз...вестно... потом дал-ли сводку на жен... женщину... гемма...
   - Что за женщина? Как выглядит? Какую магию применяет? Продолжал наседать я.
   - Не знаю... ничего из э... этого не знаю...
   Допрос меня сильно разочаровал. Похищенный практически ничего не знал. Из тех специалистов, которые меня интересовали, в живых никого не осталось (это те, кого знал Чесноков-Матвеев). Профессор умер, куратор так же дал дуба в тоже мгновение. Прибившая их гемма исчезла и где искать ее неизвестно. За эти годы она запросто могла скрыться за границей или спрятаться одном из укромных уголков нашей страны. Или даже не так и далеко - я сам могу служить примером. Хотя, в то время такой анархии еще не было. Так что почти ничего... для меня эта беседа ничего не дала. Жаль.
   - Как звали погибшего ученого и куратора?
   - Митин... профессор Митин... куа... кур... куратора ... не знаю...
   - Их тела уцелели? Похоронили в земле или кремировали? - продолжал наседать я на человека, которого допрос и влияние жертвенника почти доконали. - Отвечай и скоро все закончится.
   - Митина... на старом... Шалаховское... куратора... не знаю... не жгли... - едва шевеля посиневшими губами произнес пленник и через секунду испустил дух. Впрочем, душа далеко не упорхнула, почти сразу же захваченная одним из кусков черного обсидиана, превращенного в мощные многофункциональные амулеты.
  
   ****
  
   Шалаховское или Старое кладбище расположилось едва ли не в центре города. Считалось одним из престижных мест упокоения мертвых и цены на участки и склепы на нем были сравнимы со стоимостью однокомнатных квартир. Штат смотрителей, могильщиков и простых рабочих насчитывал почти три десятка человек и среди них имелись два гемма - ми коллеги по ремеслу. Один третьего уровня, его товарищ гораздо слабее - второго. Наемных работников со стороны сюда не пускали и даже родственники покойных могли попасть на кладбище лишь по специальному пропуску.
   Я потратил пять дней, даже не дней - суток, так как вампиры следили и собирали информацию постоянно, чтобы собрать информацию и приступить к реализации плана. Пришлось пригрозить одному из работников - 'вторичку' некроманту, расправиться с его семьей и даже продемонстрировать на его соседе, одиноком мужчине. Тот загремел в больницу с параличем половины тела и сильными болями в остальной части тела. Теперь он проваляется не меньше месяца в больничке, пока магия развеется. Последствия останутся, правда. Но тут уж ничего не поделаешь - требовалось жестко и качественно показать свои возможности и стремления.
   Гемм сдался не сразу, лишь, когда у его жены на короткий срок проявились те же симптомы, маг сдался. Выбрал я его по одной простой причине - геммы постоянно работают с магическими предметами и энергиями, так что еще один амулет в его одежде должен остаться без внимания. В назначенный день гемм положил возле надгробия, под которым было похоронено тело Митина, сферу из черного обсидиана размером с куриное яйцо.
   Окруженный защитными чарами, мой амулет был проигнорирован сторожевыми чарами, наложенными на кладбище, и спокойно пролежал целые сутки. Через день невольный помощник принес сферу обратно, передав ее одному из вампиров. А через час он потерял равновесие в метро и рухнул точно под разгоняющийся поезд, который размазал останки молодого некроманта на двухстах метрах рельс.
   Сферу с кладбища я поставил на ту же плиту, где недавно проводил допрос Чеснокова-Матвеева. В этом предмете была заключена некая сущность, попавшая в плен на Старом кладбище, но вот та ли это была, что требовалась мне, покажет только ритуал.
   Сразу после начала ритуала, сфера засветилась и сала покрываться белесой дымкой. Туманная субстанция росла в размерах и когда заняла оббьем равный человеческому, из нее соткалась крупная фигура немолодого, но крепкого с виду мужчины. Высокий лоб, волосы с проседью и прическа под пробор, внимательный взгляд, узкие губы плотно сжаты. Подробно можно было разобрать только голову, тогда как все остальное тело хоть и имело четкие очертания, но состояло из одного полупрозрачного дыма.
   - Некромант, - недовольно произнес призрак, вперив в меня взгляд, - ну надо же. Чего тебе от меня нужно?
   - Задать несколько вопросов и только, - как можно радушнее произнес я. На удивление, астральная сущность оказалась достаточна сильна и хотя я мог принудить ее отвечать мне, призрак мог сфальшивить в мелочах, кои впоследствии принесут уже совсем не мелкие неприятности.
   - И только? - фыркнул полупрозрачный собеседник. - А если я не захочу отвечать?
   - Ну, ты же понимаешь, что мне по силам заставить тебя это сделал, - спокойно ответил я и чуть шевельнул пальцами. Тело призрака стало чуть более прозрачнее и утратило четкие очертания, превратившись в недавний бесформенный клуб тумана. Длилось это едва ли секунду и когда вновь соткалась прежняя фигура, на лице той было гораздо меньше спеси и больше злости.
   - Можешь, можешь, - зло проговорил призрак. - Понял я уже. И хотя мне противно такое давление, так и быть, отвечу на твои вопросы. Можешь задавать.
   - Вы Митин, профессор Митин, который больше двадцати лет назад изучал особенности геммов?
   - Да, я и есть Митин Клим Илларионович. И да - я работал в этом направлении пока не... хм... умер.
   - Погибли, так будет точнее, - поправил я. - Или убиты?
   - А не все равно, - почти оскалился Митин. - Умер и умер.
   - Не скажите, - покачал я головою. - Если бы умерли просто, то уже давно бы ушли на перерождение. Я мог бы разговаривать с жалким отпечатком личности, сохранившей часть памяти и почти минимум эмоций. В этом плане я могу хоть докторскую написать.
   - Вот как? - заинтересовано посмотрел на меня призрак. - Так много приходилось работать с неупокоенными или... или, чем черт не шутит, сами выходили, как принято было говорить у ваших коллег, за Грань?
   - Практически 'да' по обеим вариантам. Кстати, как вы погибли?
   - Несчастный случай, - буркнул призрак. - Ваши коллеги меня уже об этом спрашивали. Вы к сути переходите или отпускайте меня. Тут, знаете ли, несколько некомфортно.
   - Верю, - согласился я последним утверждением, - для того и делался этот ж... предмет. Но если так торопитесь, то приступлю к делу. Меня интересует все, что смогли узнать, изучить и получить после первой инициации геммов. Может, кроме неосязаемой магии в этот мир попало и нечто вполне физическое, что можно пощупать. Знаете вы об этом хоть что-то?
   После моих слов призрак посмотрел на меня уже гораздо внимательнее. Он не торопился с ответом, все смотря на меня, переводя взгляд с одной точки тела на другую.
   - Зачем тебе это нужно знать? - холодно поинтересовался он. - Или... Да ты же не имеешь никакого отношения к комитету! Ведь так? Так, так я могу ошибаться в мелочах, но в целом всегда прав. Почти всегда.
   - Ну так что насчет моего вопроса? - поторопил я излишне упрямого и самостоятельного призрака.
   - Заключим сделку? - вместо этого сам задал вопрос Митин. - Я говорю, что знаю об интересующем тебя, в обмен ты пообещаешь... нет, поклянешься, выполнить мою просьбу.
   - Что за просьба? - спокойно, хотя внутри я едва не кипел от злости и не скрежетал зубами, проговорил я. - Если не сильно отвлечет меня от дел или не будет иметь жестких временных рамок, то попытаюсь сделать.
   - Найти и убить Э... виновника моего нынешнего облика.
   - Если он жив и отыскать в моих силах, то сделаю, - ответил я. - Но лишь в том случае, если точно буду знать его местоположение. А то мне совсем не хочется забрасывать свои дела и мотаться по миру в поисках неведомого гемма, который успел сменить свой облик не одну дюжину раз.
   - Я помогу в поисках. У меня с не... обидчиком есть определенная связь. Как только расстояние уменьшается, я точно знаю, где искать. Один из твоих помощников может для начала объехать окрестности города с этой штукой, - призрак кивнул на обсидиановую тюрьму. - Как только что-то почувствую, сообщу тут же. А по времени я тебя не тороплю. Ждал чуть ли не три десятилетия и еще смогу подождать.
   - Вот как? - мыкнул я. - Что ж, тогда клянусь найти и покарать. Клянусь именем Предвечной.
   Сразу после этих слов я ощутил холод и жуть, которая просочилась в этот мир из потустороннего измерения. Клятва была услышана.
   - Даже так? - в сильном изумлении воскликнул призрак, до которого донеслись отголоски внимания Смерти. - Некромант, должен заметить, что с последней беседы с твоими коллегами по магической стези, искусство изрядно шагнуло вперед. Или же ты настолько сильно отличаешься от них. Не от мира сего...
   - Хватит разглагольствовать, - оборвал я разговорившегося призрака. - Клятва тебя устраивает.
   Призрак молча кивнул в ответ.
   - Тогда твоя очередь рассказывать, - потребовал я, - начинай.
   - Все началось достаточно давно и в первый момент осталось незамеченным властью. Старухи-гадалки из деревень вдруг стали давать почти точные прогнозы. Кто-то из шарлатанов экстрасенсов обрел возможность удивлять людей странными фокусами...
   - Ты ближе к теме давай, - недовольно произнес я, прерывая словоизлияние Митина. - Конкретно над чем ты работал и с чем или кем.
   - С геммами я работал, - зло сверкнул глазами призрак, которые у него на короткое мгновение засияли как галогенки. - Изучал способности и возможности их тел. Нескольких вскрывал после гибели... иногда и живых доводилось резать. Все работы проводились в тайне и только в одном месте в Великогорске. Правда, в то время он был обычным секретным институтом, вход в который был возможен лишь по спец пропускам. Я входил в число самых информированных на тот момент людей в стране, которые имели допуск почти ко всем данным. Могу рассказать об экспериментах и назвать всех сильных геммов. Правда, уверен, что на этот момент они уже сменили имен, а то и внешность. Для тех, кого я знаю, последнее хоть и тяжело, но вполне по силам.
   - Чуть позже, сейчас меня интересует, что еще изучали кроме новоявленных магов и неосязаемой магии.
   - Не такая она и неосязаемая, - хмыкнул Митин. - Нам удалось первыми сконденсировать этот тип энергии, заключить в оболочку. Причем, каждый гемм мог таким образом создать аккумулятор со своим типом энергии - огненная, мертвая...
   - Да это я и сам могу. Не настолько сложная задача, чтобы слепить несколько накопителей с сырой манной или некроэнергией. Ты ближе к теме подходи. Вот скажи, не попал ли в этот мир вместе с магией нечто особенное, не нематериальное, а нечто, что можно пощупать или, на худой конец, увидеть?
   - Откуда?.. - пораженно воскликнул призрак и потерял концентрацию от нахлынувших эмоций, превратившись в бесформенный туманный сгусток. Пришел в себя лишь через десять секунд, но от удивления, плескавшимся в глазах, не избавился. - Некромант, откуда ты смог узнать эти сведения? Об этом объекте знали лишь десять человек в нашей стране и примерно еще полсотни во всем остальном мире. Кто мог тебя натолкнуть на это знание!?
   - Ты не кричи, - одернул я призрака, - а говори по существу: что за объект, как выглядит, где находился до этого и кто может подсказать место его теперешнего расположения?
   Призрак посмотрел на меня с небольшим сомнением, словно никак не мог решиться - сказать всю правду или начать увиливать от искреннего ответа. Хаос бы его побрал, ну почему мне не повезло пленить обычного призрака с частично разрушенной личностной матрицей? Основные события он бы не забыл, про тот же неведомый объект смог бы рассказать. А этот... этот тип ничем не отличается от своего живого образа. Ведет себя так, словно я у него на приеме. Вот про на это я и указывал, когда не стал силой заставлять делиться информацией. Он бы мне тогда такого наговорил! Устал бы разбираться где правда, а что наговорено лишнего лишь с целью запутать меня.
   - Ты о клятве не забывай, - напомнил я излишне самоуверенному призраку о договоре. - Начнешь сейчас увиливать и хана моему обещанию.
   - Да я просто с мыслями собираюсь, - скривился Митин. - Столько времени прошло с той поры.
   - Ну-ну, - хмыкнул я.
   - Это был человек.
   - Что? Какой человек? Ты о чем?
   - Обычный человек и... необычный, - пояснил призрак. - Возрастом примерно лет тридцати трех - тридцати пяти. Крепкий, атлетического сложения и высокий. На теле ни единой отметины - шрама, следа старых инъекций. Кожа гладкая, что даже младенец не сравнится своей...
   - Ты сейчас о чем, Митин? - оборвал в очередной раз разговорившегося призрака. - Это что за такой мужик?
   - Этот мужик - тот самый неведомый объект, которым ты интересуешься!
   Сказать, что я был шокировать - все равно, что промолчать. Я был поражен едва ли не состояния ступора. Хоть и подумывал о чем-то эдаком, но мысли сильно отличались от действительности.
   - Он говорил что-нибудь о себе или без сознания находился?
   - Он был мертв, - пожал плечами призрак. - Ни один из органов не функционировал, не происходило ни единого процесса в теле. Но, не смотря на это, разложение и трупное окоченение тело не затронуло.
   - Мумия? Нет, не то... какие-то нетленные мощи. Так? Кстати, магия от него шла? - произнес я.
   - Шла, - кивнул головою Митин. - Но странная, ни один из геммов не мог определить ее характер. Кто-то выдал версию, что это может быть новый тип геммов, которые просто не в состоянии справиться со своей силой и погибают в момент инициации. А телу не дает разрушиться магия.
   - Да нет, - задумчиво произнес я, - тут что-то другое. Какой бы гемм это не был, другие смогли бы определить хоть что-то. В конце-то концов, магия на всех одинаковая излилась, это уже тело изменилось под ее воздействием, стараясь подстроиться под нужный тип, чтобы эффективно функционировать. Фактически, все геммы - мутанты в некотором роде, просто их мутации позволили гораздо эффективнее использовать свое тело и заложенные в него способности. Да, а как скоро после этой волны нашли тело?
   - Очень быстро. Кстати, нашли его геммы - их влекла непонятная сила к человеку. И перенести от точки нахождения было сложно и только в радиусе пяти километров. И всех геммов - уже инициированных или потенциальных, влекло... неосознанно, процентов девяносто даже не могли точно сказать, зачем они приехали-прилетели в те места.
   - А остальные десять процентов что говорили? - заинтересованно произнес я.
   - Что-то о видениях, голосе во сне. Кстати, именно с сильными геммами подобное происходило. Слабые или потенциальные, остающиеся обычными людьми, ничего не видели и не слышали.
   - Постой, - нахмурился я, - как сильные и слабые? Разве, в первую волну не появились все эти пятые и немного четвертого уровня геммы?
   - Кто сказал такую чепуху!? - эмоционально фыркнул призрак. - И тогда хватало первых и вторых уровней, вот только общий процент сильных был больше, чем в последующую волну. И подозреваю, что в последнюю волну все стало прямо наоборот - сильных на порядок меньше, чем слабых.
   - Если не на два, а то и три порядка, - проговорил я. - Ладно, это чуть позже, хоть и интересно узнать о тех временах из первых, так сказать, уст. Что там с Объектом?
   - А ничего. Остался почти там, где и нашли, - пожал плечами Митин.
   - Но как же паломничество? Там же всю траву вокруг секретного института должны вытоптать на годы вперед, если учесть, сколько потенциальных геммов в нашей стране.
   - Скажем, не так и много. Забыл отметить, что приходили лишь те, кто жил в полосе сотни километров от места обнаружения тела.
   - Но и этого немало. Не так ли? - резонно заметил я. И призрак со мною согласился, пару раз утвердительно качнув головою.
   - Да, вполне хватило, чтобы вся секретная работа полетела коту под хвост, - тяжело вздохнул Митин. - И ведь увезти тело совсем не выходило. Иначе бы...
   - Иначе - не иначе... - перебил я с сарказм в голосе собеседника. - Все равно народ тянулся бы к находке, куда бы ее не засадили. Нет такого места в стране, где в радиусе сотни кэмэ не нашлось бы поселка, городка или чего-то похожего с геммами или будущими, или настоящими.
   - Ты так думаешь, некромант? - заулыбался призрак, довольный, как профессор на экзамене, подловивший нелюбимого студента, который до этого момента отвечал, словно, по писанному. - А Арктика на что?
   - Так там же холодно? - искренне изумился я, относя себя к человеку теплолюбивому и с паникой представляющему, что где-то столбик термометра может опускаться гораздо ниже двадцати градусов с минусом.
   - И что? Создать подходящие условия для работы можно даже на луне или на тяжеловесном Юпитере, все дело в средствах, вложенных в это дело. А государство на данном проекте не экономило.
   - М-да, - крякнул я, соглашаясь с доводами собеседника, - и сказать-то нечего.
   - Вот и помолчи, - ядовито произнес призрак и, не дав мне достойно ответить, продолжил. - В общем, раз от проблемы инстинктивного интереса посторонних людей к секретному институту обычными методами нельзя было избавиться, руководство решило ее весьма оригинально...
   Призрак замолчал и хитро посмотрел на меня, словно, дразня приманкой собаку, махая у той перед носом куском свежего мяса.
   - И как же? - спросил я. - Хватит тут строить из себя невесть кого. Отвечай.
   Пришлось на секунду активировать чары, наложенные на обсидиановую плиту, подстегивая призрака. Тот в очередной раз потерял четкость формы, что-то прошипел сквозь зубы, но зато стал отвечать по существу и больше не старался играть в преподавателя и студента.
   - Вокруг института заложили городок, в который стали приглашать народ со всей страны. За несколько лет он стал насчитывать несколько десятков тысяч людей. И постоянно рос.
   - Хаос меня побери! - ахнул я, уже не сдерживая эмоций. - Спрятать лист в лесу... так это Великогорск!?
   Призрак медленно качнул подбородком, подтверждая мою догадку.
   - Планировалось создать подземную, хорошо защищенную сеть туннелей и помещений, полностью изолированных от внешнего города. По ним предполагалось перевозить тело, чтобы сохранить то в тайне... ну, более или менее. Не дать противнику или простым недоброжелателям добраться до Объекта.
   - Если его увезти нельзя, так какой в этом смысл? - хмыкнул я. - Перестраховщики сидели среди твоего руководства или просто хотели показать, что не зря едят хлеб, сидя на своем месте.
   - Не скажи, - в ответ Митин отрицательно покачал головою, - не скажи. Перед закладкой подземного лабиринта среди сильных геммов возникло определенное течение. Они не совсем уютно себя ощущали рядом с Объектом. От того постоянно шла неприятная для них энергия, а обратную же сторону тянул энергию от геммов. Причем чем сильнее тот был, тем хуже чувствовал. И вот они требовали уничтожения тела.
   - Идиоты, что ли? - хмыкнул я. - Там, я понимаю, некто вроде архимага или... хм, даже божественная сущность самого низшего уровня может находиться. Пусть осталась только оболочка, но напичканная манной она опасна, а уж попытка уничтожить ее какими-то неумехами! Да это что АЭС придут ломать недавние дехкане, которые получили в руки вместо мотыг и лопат - перфораторы и экскаваторы...
   И тут мне пришла в голову четкая мысль. Я даже резко замолчал, обдумываю ее, и понемногу мрачнея от того, что если догадка верна, то на моей миссии можно ставить крест. Хотя, хотя постойте-ка... если Артас отправил меня сюда уже после катастрофы в Великогорске, значит, не все потерянно. Вполне может быть, что она, вернее, отголоски драмы, просочилась сквозь межмировой барьер и дошла до 'ноздрей' хаотичного бога. Потому-то я и оказался в этом месте со столь непонятной миссией.
   - Странные у тебя знания, некромант, - задумчиво произнес призрак, не пытаясь потревожить меня вопросами и дав время обдумать. - В то время, когда я еще был жив, никто не оперировал подобными понятиями - архимаг и божественная сущность. И подумать, что последняя может еще и иметь ранги!..
   - Ты еще многое не знаешь, так что удивляться тебе придется многому, - пробурчал я, понемногу возвращая себе привычное хладнокровие. - В курсе, что несколько месяцев назад весь Великогорск погиб?
   - Как!? Вот же... добрались они о тела, все же добрались, - и отчетливо проскрипел зубами призрак. - Много жертв?
   - Полно. Там спаслись единицы, а все прочие превратились в зомби - сиречь живых мертвецов. Или в что-то похожее.
   - Значит, Объект уничтожен.
   - Ну, я не стал бы так быть категоричен насчет этого. Впрочем, основную часть нашего договора ты выполнил, остались детали, но уточнить их можно и после. Давай поговорим о твоем убийце. Или твоей. Ведь это женщина, не так ли? Сильная гемма, насколько знаю.
   - Откуда?.. - в очередной раз выпучил на меня свои призрачные глаза Митин.
   - От твоего охранника, который и подсказал мне, где искать кого-то из тех, кто вошел в проект по изучению магии после первой волны. Да, ты его вряд ли знаешь. Комитетчик охранял ту гемму, что прихлопнула тебя и исчезла. Так кто она и что произошло? Если они имеет отношение к Объекту, то с местью какое-то время придется подождать. Я ее сперва опрошу, вытащу все полезное.
   - Эльзой ее звали, - медленно, с какой-то надломленностью и мрачностью проговорил Митин. - Высший вампир, гемма третьей ступени. Впрочем, учитывая ее жадность до знаний, сейчас она явно уже на четверную ступень шагнула. С объектом она не была связана, совсем никак. Слишком слаба и пришла в проект со стороны. Она так рвалась к силе и власти и так остро реагировала, что ее держат на коротком поводке... ее слова, впрочем, так оно и было, что в один день ее очередная вспышка ярости переросла в бойню. Тогда-то я и погиб.
   - Это с вампирами сплошь и рядом происходит. Горяие парни и девчата, чуть что и сразу в горло норовят вцепиться или магией шибануть. М-да... Жаль, что так мало можете дать, жаль, - огорченно покачал я головою. - Так ее можно искать не один год, лишь путешествуя по стране со сферой в кармане. Шансы мизерные.
   - Она с большой долей вероятности живет неподалеку от города или в его черте, на окраине, - произнес призрак, стоило мне замолчать.
   - Вот как? С чего вдруг такое мнение?
   - Она была на кладбище. Даже смогла на короткое время вызвать меня и поговорить. Посмеяться... я ее любил и молчал все время, когда некроманты из комитета, а потом УКМ допрашивали уже мертвого и интересовались возможным местоположением Эльзы. А тут она сообщила, что все время использовала меня, хотела, чтобы я помог ей заполучить Власть!
   - С чего вдруг такое мнение, проф? Или ты был не просто ученым, а еще кем-то? - поинтересовался я и с прищуром посмотрел на призрака.
   - Был. Да, был, - с вызовом сказал Митин и посмотрел мне в глаза. - Я был вторым по старшинству в проекте, кто отвечал за изучение способностей геммов.
   - Ого, - присвистнул я, - какие люди! Но толку-то от твоей должности - в магии я сам могу дать сто очков форы тебе. Когда ты начинал заниматься геммами, тридцать лет назад? Да сейчас вторичок знает побольше, чем вы в своем институте наработали тогда. Вот так-то.
   Надувшийся было гордостью призрак после первых моих слов, к концу фразы сдулся и принялся расстреливать меня злобными взглядами. Пускай, таким самодовольным людям полезно слететь с высот, на которых обретаются, и сунуться с размаху мордой в грязь. Так и спеси поубавится да и думать начинают самостоятельно и в правильном направлении, а не пользоваться расхожими шаблонами
   - А теперь продолжим разговор про твою Эльзу. Значит, появилась она у тебя на кладбище и поглумилась. Неужели, просто так? - поинтересовался я у призрака.
   - Нет, - выдавил сквозь зубы тот, - не просто. Я знаю, где достать план подземного комплекса института в Великогорске. Часть документации была разбросана по нескольким точкам, в том числе и здесь. Но только у меня имелся полный набор - схемы, тайные коридоры, секретные посты и охранные стационарные комплексы.
   - И за тридцать лет они не устарели? - почти засмеялся я. - Проф, ты мне ерунду на уши не вешай. Говори правду, раз начал каяться, зачем вампирша приходила.
   - Я и говорю правду! - вспылил тот. - Институт был построен при мне и вряд ли за это время так сильно изменился. Смысла в этом не было... ну, если только по мелочам. Но основа-то была у меня...
   Эльза, которая всплыла после двух с лишним десятилетий забвения, попыталась надавить на Митина напомнив тому о чувствах, что некогда испытывали. Вот только забыла или не знала, что духи способны различать правду и ложь. Слабы некроманты и сама некромантия как искусство в этом мире, многих тонкостей не знают. Это я легко укроюсь от призрачных щупальцев-локаторов лично или возложу такую защиту на амулеты, вроде тех, что сейчас держат призрака. А местным такое не под силу.
   В общем, избавившись от части эмоций после смерти, Митин только в эту встречу понял, насколько он был глуп. Вампирша вертела им, как хотела и даже смерть, которую она попыталась выставить как спонтанную, мол, аффект и все такое, оказалась весьма продуманным поступком - заказали профа, его же помощник и заказал, сумев договориться с Эльзой и пообещать той золотые горы. И была жестоко обломана призраком.
   - Я все понял, - хмуро произнес Митин. - Она была насквозь пропитана ложью и коварством. И убивала меня расчетливо и хладнокровно. Но чуть не поддался, когда она пообещала, что может вернуть к жизни...
   Митину нужно было сделать лишь маленький шажок навстречу - рассказать, где находится тайник с секретными планами. И все, как только бумаги окажутся в руках Эльзы, она непременно проведет ритуал и воскресит Митина.
   - Я чуть не поддался, - вздохнул проф, - еще чуть-чуть и я рассказал бы все. Вовремя одумался и догадался, что после получения документов я им больше не буду нужен.
   - Им?
   - Эльзе и тем, с кем она сотрудничает. Ну не может же она в одиночку решиться на такую авантюру - сунуться на самую охраняемую точку в стране.
   - Хм, ну это еще не показатель, - хмыкнул я, невольно представив себя на месте этой вампирши. - Кстати, если ты общался с ней напрямую, то должен был разобрать и ее уровень?
   - Ты знаешь, - чуть смущенно отозвался призрак, - я не смог этого сделать. На Эльзе стояла какая-то пелена, скрывавшая ее суть. Даже трудно было определить - гемм или человек с одним из амулетов. Кстати, она после моего отказа появилась примерно через неделю и сказала, что я дурак и зря отказался от шанса вновь стать живым. Но теперь у нее есть все нужное и в моих услугах не нуждается. Стерва...
   - Ага, она самая, - согласился я. - И еще лгунья - оживить простого человека практически невозможно, если нет связей с кем-то из богов или Предвечной. Но...
   - Ты так говоришь, словно у тебя такие связи есть или были, - проговорил Митин и пристально посмотрел мне в глаза, не дождавшись ответа, он через пару секунд недовольно буркнул. - И что там за такое НО?
   - Но есть шанс переселить одну душу в другое тело. Останутся те же ощущения и способности, как и у обычного живого человека. Плюс, если тело создано опытным магом, тьфу, геммом, то у такого кадавра появится большие физические способности.
   - И в чем минусы, если ты говоришь, что такое создание обладает всем тем, что присуще человеку? - с любопытством проговорил Митин.
   - Для начала все разбирающиеся маги будут в курсе, что перед ним конструкт с живой душой, но не сам человек. А это означает, что в любой момент хозяин кадавра может отдать приказ... любой, и ослушаться такое создание не способно в принципе.
   - Полная зависимость от создателя?
   - Да, именно так, - подтвердил я его слова. - Полное подчинение прямым приказам и выполнение последних без промедлений, даже если те насквозь криминальны и ведут к гибели конструкта. Впрочем, терять магу такого помощника вряд ли захочется, слишком много он вложил при создании.
   Призрак больше ничего не говорил, лишь сверлил меня взглядом. И в нем не было ни злости, раздражения или скепсиса - лишь задумчивость и какая-то надежда. Наконец, он заговорил.
   - Некромант, а ты такое существо получить можешь? И еще вопрос, для него нужна живая душа или сойдет и призрак вроде меня?
   - Рассчитываешь, проф, вновь потоптать землю обычными ногами, а не призрачными? - прищурился я. - Ладно, мучить не буду и отвечу: да, такой призрак, как ты, сохранивший свою личность и память, сгодится для перемещения в подготовленное тело. Хочешь попробовать? А кабала-то не пугает, ведь я смогу приказывать тебе что угодно?
   - Хочу, - признался призрак. - И пугает вероятность стать марионеткой. Но меня это существование, которое сейчас веду, пугает еще больше. Обрыдло все... некромант, я могу подумать и позже дать ответ? Есть у меня такая возможность или ты имеешь какие-то виды на меня, как ... как призрака?
   - Думай, - ответил я. - Душа твоя мне не нужна. Толку-то от нее? Скорее с твоей Эльзой желал бы потолковать поближе, она хоть что-то знает из последних новостей. Ладно, пока с тобою попрощаюсь на несколько дней. Как встретимся вновь - буду ждать ответа: желаешь или нет обзавестись новым телом. Или так и останешься куковать в этой обсидиановой скорлупе...
  
   Перед старшим лейтенантом сидела симпатичная молодая, лишь чуть старше самого опера - той было лет двадцать шесть на вид, женщина. Немного портила внешность лицо без косметики, красные заплаканные глаза и обкусанные почти до 'пленки' губы.
   - Елена Дмитриевна, начните все сначала, чтобы мне было все ясно. Ну, чтобы понять - что, почему, кто, - постаравшись чтобы в его словах было побольше сочувствия, произнес Сашегин.
   - Я же уже говорила вашим коллегам, - тихо проговорила женщина, - и опять все тоже самое? И заявление написала.
   - Вот это? - милиционер взял лист бумаги, что лежал перед ним на столе и повернул исчерченной неровными строчками стороной к собеседнице.
   - Да.
   - Из этого мало что понятно. Лишь то, что считаете смерть вашего супруга неслучайной и просите назначить следствие по этому делу. Но оно и так идет.
   - Идет? - так же тихо, но зло сказала женщина. - Идет, говорите? Мой муж был убит, а расследование ведется как по несчастному случаю.
   - А что еще можно подумать, когда на записи с камеры метро видно, как Гридин А эС, стоя на самом краю платформы, оступается и падает прямо под поезд. Сам. Рядом с ним никого не было, спецамулеты не засекли никакой магии, направленной на него.
   - Но его убили! Слышите, вы, - надрывно произнесла девушка, - убили Сережку!
   И следом расплакалась, закрыв лицо ладонями. Опер мысленно чертыхнувшись и пообещав про себя отомстить коллегам за подсунутое как самому молодому дело, налил полстакана холодной воды и поставил тот рядом с Еленой.
   - Вот выпейте водички и успокойтесь. И начните с самого начала, расскажите, по какой причине вы считаете, что мужа именно убили, а не произошел с ним несчастный случай.
   Минут через пять, когда часть воды была частично выпита, а другая половина расплескана на пол и стол, девушка смогла более-менее прийти в себя и приступить к рассказу.
   - Я заметила, что с ним не все в порядке еще за два дня. Он вечером пришел мрачный какой-то, говорил отрывками и сослался на усталость. Спал отдельно на диване... нет, не спал даже. Я несколько раз просыпалась и выходила к нему в комнату и видела, что он лежит с открытыми глазами и смотрит в потолок. Я пробовала разговорить Сережку, узнать, что за проблемы... думала, что проблемы по работе...
   - А они были? - вклинился в речь Елены опер.
   - Не знаю. Он еще пару месяцев назад обмолвился, что их команду могут уменьшить - сократить штат, так как он явно раздут. И одного гемма вполне хватит на такое кладбище.
   - А сколько всего геммов в штате?
   - Двое. Сережка и Свиридов Алексей ...мм, Павлович, вроде бы. Он сильнее мужа на ступень. У Сережки вторая, а у Свиридова третья.
   - Столкновения между ними были?
   - Нет... наверное, - чуть смущенно отозвалась Елена. - Сережка об этом не говорил никогда. Да он и не был настолько подавленным. Как к смерти готовился... словно чувствовал ее. Он же некромантом был и не раз говорил, что ощущает когда та рядом пройдет. Однажды мы гуляли, и вдруг Сережка резко встал и стал смотреть куда-то вверх, на окна дома поблизости. Потом вздохнул и сказал что-то вроде: еще одного забрала...
   - Быть может, он потому и был такой странный, что уже знал сколько ему сталось жить. И чужие угрозы или вмешательство тут ни при чем? Сами же говорите, что некромант...
   - Да не может такого быть! Не может! И дальше все было по-другому. Вы меня слушаете, дадите рассказать до конца? - вспылила собеседница. Опер только вздохнул, про себя подумав, что уже начинает понимает товарищей, которые избавились от этой заявительницы. Если она и им так же расплывчато, перескакивая с одного на другое, объясняла, то можно месть свою слегка смягчить, а то и вовсе отодвинуть на определенный срок. Эдак не каждый способен сидеть и беседовать ни о чем, постоянно ожидая истерику или нервный срыв.
   - С утра нашего соседа с квартиры напротив забрала 'скорая' с чем-то серьезным. Муж тогда белым стал и решил на работу не ходить, остаться со мною. А потом... потом...
   Девушка на пару минут прервалась, сдерживая рвущиеся рыдания и вытирая слезы уже изрядно намокшим платком. Наконец, она продолжила.
   - Я после обеда задремала... просто ночь была неспокойная, часто просыпалась и так и не смогла отдохнуть. Задремала на какой-то час и проснулась от боли в спине. Попыталась повернуться, но не смогла. Половина тела была как чужая или парализованная. Да еще и боль в позвоночнике нарастала, суставы в руках стало крутить, словно при высокой температуре... я тогда испугалась, стала Сережку звать. Муж прибежал и когда услышал о симптомах, так весь переменился в лице. Я даже испугалась за него, что сердце прихватило... наверное, из-за этого и смогла стряхнуть с себя недомогание. Все прошло уже через минуту. А Сережка, он... он как со смертью повстречался, до пяти вечера себе места не находил. Потом собрался, сказал что на работу нужно заскочить и взять отпуск и ушел.
   - На кладбище? - поинтересовался опер.
   - Не знаю, наверное. Или в контору на Максимовского, там главный офис стоит их организации, где муж работает... работал.
   - И что дальше? Он вернулся? А когда? - торопливо спросил милиционер, опасаясь получить очередную порцию рыданий. Не то, чтобы он был настолько черствый, но долгая работа в милиции приучила отрешаться от чужих страданий и стараться не позволять им вмешиваться в ход работы.
   - Часа через два и опять провел всю ночь на диване и не спал. А утром ушел на работу и больше не вернулся...
   Девушка уже ушла минут десять как назад, а Сашегин продолжал сидеть на своем стуле и задумчиво водить взглядом по листу с заявлением. Новое дело, упавшее на его плечи к куче уже имевшимся, могло подкинуть звездочку на погоны, но так же существовала вероятность и того, что здесь ничего более, как банальная случайность. Этот Сережка мог иметь любовницу на стороне, которая преподнесла своему поклоннику неприятный сюрприз - от новости про беременность, до желания рассказать жене некроманта о их связи. Вот парень и растерялся, не находил себе места. Непонятный приступ Елены вполне объяснялся неудобным местом отдыха. Плохо спала ночью, потом ее сморило днем, где пришлось.
   Опер не стал интересоваться у вдовы, где ту застали болезненные ощущения, но не сомневался, что задремала женщина или в кресле, или на диване. У милиционера не раз бывало нечто похожее, когда засыпал прямо за столом или на крохотной софе в кабинете и после пробуждения мог охарактеризовать свои впечатления одной фразой: мама, роди меня обратно. В пользу этого говорит и быстрое исчезновение всех болезненных признаков после пробуждения. А что муж перепугался, так это лишь говорит о его не угасшей симпатии к супруге. Или... или его любовница - ведьма какая и в порыве злости пообещала наложить на соперницу проклятье. Кстати, нужно будет навести справки насчет соседа: что за болезнь, о ее симптомах и проявлениях, и болел ли он вообще чем-то серьезным...
  
   ****
   Сразу после разговора с Митиным, после получаса отдыха, я приготовился к очередному ритуалу. Сложному, гораздо сложнее всех прочих, что я проводил до этого момента.
   Все дело было в 'закрытости' этого мира от всего прочего веера (везет же мне на такие места, видать, Артасу пришлось по вкусу то, как я выворачиваюсь из таких ситуаций, и с каждым разом он дает мне похожие задания, но сложнее). Мостик душ, благодаря коему я вырвался с Лираста в Туман, не действовал. Совсем. Мана уходила, ритуал работал, судя по той тяжести, что ощущал я в теле, но результата не давал. А я рассчитывал встретиться с богом Хаоса... да хоть с его помощником, обалдуем Шутом и внести некую ясность в суть задания. И, чем черт не шутит, получить прибавку к силе. Помниться за удачно выполненное задание в Лирасте Артас от щедрот своих подкинул мне 'силушки богатырской'. Вдруг и сейчас подхалявит? Тем более, мне есть что сказать по заданию.
   В общем, вырваться из этого мира хоть на часок-другой мне нужно было - кровь из носа. Свои первые попытки активировать 'мост душ' я делал еще будучи смотрителем. Потом продолжил пытаться проломить барьер уже в новом облике и с новым 'паспортом'. И вот дубль третий.
   На этот раз я подготовился основательно. Три недели мои помощники разносили зачарованные обсидиановые сферы по кладбищам, ставили рядом с больницами и моргами, рядом с неблагополучными городскими трущобами, где люди гибли не только от старости и болезней, но и после выпитой бутылки сивухи и всаженного 'дружеской' рукой ножа под лопатку.
   Душ умерших, но не сумевших уйти на покой у меня набралось под две сотни. И этого количества должно хватить, чтобы пробить себе дорожку за пределы Земли-1. Тем более что в этот раз я собирался идти окольными путями. Есть же у меня свой личный мирок, о котором как-то повела мне лекцию Предвечная, так почему бы мне им не воспользоваться как неким тамбуром? Правда, я уже успел и тут дважды потерпеть фиаско... и смог убедиться, что новая Земля не желает открывать двери ни куда. И если сейчас случится крах, то... в общем, новая попытка окажется весьма неприятной для жителей Земли-1. Придется устроить незапланированную гибель пары сотен людей и проскользнуть в мир духов, а через него в Туман. Чтобы вернуться обратно, мои помощники повторят опыт, принеся еще кучу жертв.
   Вот только к этому способу я прибегну лишь в крайнем случае и только тогда, когда мне по зарезу потребуется встреча с Артасом или Шутом.
   Для ритуала выбрал небольшое помещение, ранее служившее в бомбоубежище одним из складов для противогазов. Знал бы, сколько тут валялось сумок с бочонками, 'хоботами' и масками противогазов. Все заплесневевшее, сгнившее и проржавевшее. Пришлось артели мервяков изрядно поработать, пока навели порядок в помещении. Зато теперь тут жить можно, если добавить мебель и провести минимальный ремонт. Но для ритуала вполне годились голые, очищенные от отваливающейся штукатурки стены с потолком и заново залитый бетоном пол, чтобы не проваливаться в трещины и не спотыкаться о наплывы извести. Плюс на таком полу было очень хорошо чертить знаки заклинаний, соблюдая нужные пропорции и расположение.
   Сейчас я стоял в метровом круге, вокруг которого смесью из жженых костей и жира были начерчены подходящие знаки. Дальше расположились сферы с плененными душами, которые должны послужить мне отмычкой для вскрытия замка Земли-1.
   Вслух, чтобы не сбиться и поддерживать нужную концентрацию, я принялся бормотать заклинание, то повышая голос, то понижая тот до едва слышимого шепота. От меня к знакам потянулись жгуты манны, от рисунков - к сферам. Ощутив магию, душу заволновались и попытались вырваться на свободу, чтобы покинуть этот мир. Я им в этом не мешал, лишь слегка подправляя движение астральных сущностей. По одиночке такие объекты буквально проделывают микронные отверстия в пологе мира, которые затягиваются тут же следом за ними. Проскользнуть следом за такой душой, мало кто может, разве что точно такое же создание. Но вот когда таких душ сотни и все их действия координируются и подправляются магией, то прокол получается совсем не микронный.
   Мироздание так устроено, что души мертвых уже не принадлежат этому миру и удержать тот их не в силах. На Лирасте было точно так же, просто благодаря выходке архидемона опасная энергия смерти, что душа после гибели тела забирает с собою, оставалась в миру.
   Сейчас, благодаря плененным душам вокруг меня понемногу истончался защитный полог, открывая дорогу во вне Земли-1. Я очень быстро потерял ощущение связи с окружающим миром, складывалось чувство, словно я медленно падаю в бездну. Со всех сторон окружала непроницаемая тьма, где напрочь отказывались работать все органы чувств. Сейчас я больше никак не мог влиять на ритуал, и если в мои расчеты закралась ошибка то... в лучшем случае меня чуть-чуть пожеванного выбросит обратно в бункер.
   Падение длилось секунд десять. Вот я внезапно ощущаю, как застываю на месте, затем тьма замерцала, словно где-то в далеко и одновременно со всех сторон включили прожектора. И миг спустя я понимаю, что стою на слегка неровной брусчатке в центре небольшой площади.
   От всюду тянуло чувством покоя, умиротворения, как если бы я вернулся в любимый дом после долгого отсутствия. В прочем, так оно и было. Я был дома. Мой собственный мир, населенный душами мертвых друзей, соратников или просто случайно встретившихся на пути и каким-либо образом 'прицепившихся' ко мне и моему делу попутчикам. Я знал, что в ближайших домах они сейчас сидят и ждут моего приказа... какого? Да я и сам не знал, что позволял мне личный мирок. Спрятаться от опасности, переждать некоторое время, отдохнуть. И, пожалуй, пока это все, в чем был уверен.
   С момента моей последней встречи город изменился. Он стал больше, дома 'подросли' в этажах, улица 'пополнели'. Появились башни в городских стенах, которые отмечали выходы из города. Я четко видел четверо таких ворот - в Туман, в Лираст, обратно на Землю-1 и на ее двойник, откуда меня выдернул Артас.
   Невольно меня потянуло к ним, к этим воротам, захотелось очутиться в своей квартире, позвонить друзьям, подружкам, Саньку тому же... Я поймал себя на том, что шагаю в сторону этих ворот и резко остановился.
   - Брр, вот же накатило, - пробормотал я и несколько раз тряхнул головою. - М-да, хорош бы я был оказавшись дома, где сейчас мой двойник обитает. Соседи охренели, Шут с Артасом кипятком оп...сь бы.
   Да уж, последние запросто обвинили бы в нарушении соглашения и приняли бы некие штрафные санкции против меня. А с этими двум богами связываться на данный момент не числилось в моих планах. Вот поговорить - это необходимо. Так что, добро пожаловать Туман.
   Толстая кованая решетка, преграждавшая путь, при моем приближении неторопливо поднялась вверх, спрятавшись где-то в башне. Секунду помедлив, я шагнул вперед, в густую непроницаемую пелену тумана. И через мгновение очутился в новом мир, конечной точке моего путешествия.
   При переходе разительно изменился мой облик - исчезли джинсы, кроссовки с футболкой и легкой ветровкой (в бункере было весьма сыро и прохладно). Зато обзавелся плотным плащом с глубоким капюшоном и сандалиями из плетеных кожаных ремешков. Трость превратилась в посох, да и сам я был не некромантом-человеком, а личем.
   - Вот это абгрейд, - прохрипел я, поднеся к глазам левую ладонь и несколько раз сжав в кулак костяшки пальцев, обтянутых пергаментноподобной кожей. К счастью, изменения коснулись лишь тела, сохранив разум прежним, оставив мое Я, а не превратив в безумного и кровожадного монстра. Что ж, так даже проще, в плане живучести моя вторая ипостась покрепче будет.
   Закончив заниматься собою, я переел взгляд на местность. Где-то поблизости должен быть водопад с колодцем, ранее меня всегда к нему выбрасывало.
   Но куда там... лишь древние развалины окружали меня. Не было ни намека на прежнюю локацию, где обзавелся знакомствами с другими ролевиками и имел беседы то с Артасом, то с его ближайшим помощником Шутом.
   Вот колодец был, но настолько древний и разрушенный, что сразу становилось ясно - утолить жажду из него и мечтать нечего. Со всех сторон высились гнилыми зубами остатки укреплений и строений, громоздились завалы из каменных блоков, кирпичей, деревянных брусьев, часть из которых носила на себе следа огня. Между этими труднопроходимыми препятствиями вилась узкая стежка и было совсем непонятно откуда на появилась - так вышло само собою, когда рушились стены или некто неизвестный сделал себе путь и изредка навещает руины.
   Дорожка вывела меня на небольшую площадку. Возможно, ранее тут распологалась замковая площадь, где глашатай зачитывал указы, палачи карали преступников, а местный лорд принимал хвалебные оды в свою честь. Кстати, вон там на полутораметровой собранной из каменных плит сцене стоит нечто похожее на трон. Каменный тоже, потому и уцелел. А в нем сидел скелет. Голый посеревший костяк без намека на одежду, броню и украшения.
   Рядом со сценой (или как еще, черт побери, можно обозвать эту штуку - помост? эшафот?) лежали еще с полдюжины скелетов и эти тоже были чистенькие. Или тут нудисты собрались, решив провести некое мероприятие, или убила этих парней магия, уничтожив все, кроме костей.
   Площадь выглядела получше всего прочего замка. Тут даже строения вокруг нее уцелели... ну, как сказать, уцелели... остались лишь те, что выходили на площадь. Все же остальные части зданий обрушились. Но все равно на площади обстановка казалась более приветливая, что ли, не так запустением тянуло.
   - Хе, красивое местечко, так бы прям барбекю тут устроил бы, имей при себе необходимые ингредиенты. Типа мяса и компании подходящей, - хмыкнул я, но потом вспомнил о парочке хаосниках, любителях ломать кайф в самый неподходящий момент и поморщился. - Заодно и этих двоих подманил бы, а то где мне их сейчас искать... Артас!!! Шут!!! Кто-нибудь!!!
   Но в ответ на мои вопли вышеназванные не появились, зато 'кто-нибудь' явиться не замедлил. Сначала я ощутил слабое дуновение магии, следом возникло ощущение чужого присутствия...
   Я даже не особо и удивился, когда сидевший на троне костяк зашевелился и довольно неуклюже встал со своего места. Пару секунд он дергался и шатался, словно разминал невидимые мышцы после долгого неподвижного положения. А затем как-то очень быстро, едва уловимо покрылся белыми струйками тумана, которые скрыли за собою каждую косточку.
   - М-да, так и тянет спросить: а кто тут на новенького? - схохмил я и шагнул к скелету. Справедливо полагая, что от такого гостя (или хозяина) добра стоит ждать в самую последнюю очередь, я изготовил посох для драки. К одной тварью, даже будь она чем-то сравнимым со скелетом мрака, я справлюсь и без чар. И даже с двумя... с тремя...
   - Да сколько вас тут!
   Следом за троновладельцем поднялись и прочие костяки, которых насчитал с дюжину. Вместе с 'лордом' - тринадцать, чертова дюжина. Цифра достаточно мрачная, если не сказать пугающая. Хаос побери...
   Первая парочка скелетов разлетелась на куски, стоило мне приложиться по ним посохом. Сломались легко, как свежевыпеченное песочное печенье в руках ребенка. Следом затрещали и брызнули серыми осколками еще три противника. Я даже обрадовался, что больших хлопот мне эта драчка не принесет. Сейчас вот разделаюсь с этими некронедоразумениями и пойду дальше на поиски Артаса. Но когда за моей спиной куски костей стали собираться в одно целое, мысли о столь простом решении проблемы исчезли.
   - Конструктор лего в действии... иху его, - пробормотал я тихонько, глядя, как разлетевшиеся во все стороны кости и обломки костей быстро стягиваются нитями тумана в одну кучу, из которой начал расти скелет. Целенький, словно и не бил я тот несколькими секундами ранее посохом, 'размазывая' по земле. Точно такая же ситуация происходило и с остальной 'разобранной' четверкой.
   Не собираясь заниматься сизифовым трудом, я дал, было, задний ход, намереваясь свалить из этих развалин, но не тут-то было. Из узкого прохода, по которому я недавно прошел вылетело нечто... да, собственно, это и было - нечто. Неправильный овал с хвостиком, состоящий из густого молочно-белого тумана. Больше всего тварь напоминала ската - размах крыльев в полтора метра и в длину около трех.
   Создание двигалось настолько быстро, что я едва успел увернуться от его броска. Да и то совсем избежать нападения не вышло: извернувшись, спрут смог полоснуть кончиком хвоста мне по бедру. Боли не было да и раны как таковой тоже. Противник распорол плащ и оставил неглубокую царапину у меня на бедренной кости. Есть все же в скелетообразном состоянии плюсу - в своем живом облике я бы рисковал истечь кровью и потерять подвижность.
   От следующей атаки я увернулся уже увереннее и даже попытался контратаковать посохом, но спрут просто взлетел повыше, пропуская мое оружие под собою. Я чертыхнулся и подпрыгнул, вытягивая посох как можно выше и почти дотянулся до брюха существа!.. Мне не хватило считанных сантиметров, чтобы покончить с противником. В тот момент, когда мои ноги оторвались от земли, откуда-то сбоку вылетел скелет и повис на мне с бульдожьим упрямством. И тут же еще один и еще. Через десять секунд я напоминал варежку, густо улепленную репьями. Было неприятно ощущать их тонкие пальца на шее, плечах, руках...
   - Да что вы ко мне прилепились! - яростно заорал я и стал поочередно отрывать с себя костяки отбрасывать в сторону. Занявшись столь липкими противниками, я на несколько мгновений упустил из виду спрута и пропустил его очередную атаку. Тот зашел со спины и свалился на голову, метя в темя острием своего хвоста. Голову удалось убрать из-под удара в самый последний момент и туманное (но не ставшее от этого менее убийственным) острие полоснуло по плечу, разрезав плащ и оставив очередную отметину на ключице. И вновь туманная тварь разминулась с посохом, который прошел совсем рядом с ее правым крылом.
   - Достали, - прохрипел я, ощутив, как волна дикой ярости начинает туманить сознание, - щас озверею.
   Воспользовавшись секундной передышкой, я схватил посох посередине обеими руками, словно собираясь вонзить тот под ноги. Но вместо этого развел руки в стороны, 'разрывая' посох. В результате получил два одинаковых предмета в каждой ладони.
   Не теряя ни мгновения, я швырнул в ближайшего скелета левый 'дубликат'. И тот еще в воздухе претерпел разительную трансформацию, и в туманный скелет вцепился его дальний родич - костяной дракон. Не тот, конечно, с кем я сражался на кладбище, но по фактуре - один в один. Да и силушкой мой ставленник был не обделен. Его противник был разметен за секунду, а дальше костяной ящер набросился на оставшуюся дюжину.
   - А вот теперь поговорим один на один, - процедил я, посмотрев на спрута. И приглашающее качнул ладонью. Жест вышел машинальным, и только потом до меня дошло, как же я был похож в тот момент на некоего Избранного. Тьфу, скопировал эпизод один в один, разве что без стойки в стиле руконогодрыжества обошлось.
   Без своих помощников спрут оказался легкой добычей. Когда он в своей манере попытался уколоть хвостом в голову и взмыть вверх, я прыгнул следом, вытягивая посох.
   Наши удары достигли цели одновременно. Но если спрут смог лишь ткнуть жалом мне в грудь, оставив очередную прореху в плаще и царапину на ребрах, то я вонзил острие посоха точно в середину туловища. Миг - и туманное создание без звука втягивается в мое оружие, не оставив после себя ни грана праха. Одновременно с уничтожением своего создания, рассыпались и скелеты. Только Ящер остался стоять неподвижной статуей. Развеивать свое создание я не стал, справедливо опасаясь, что из тварей Тумана поблизости еще кто-либо мог крутиться. Спрут, которого я не стал убивать, а банально упрятал в посох, намереваясь впоследствии сделать из него отличного охранника и исполнителя, не был настолько сильным. А, значит, рядом мог оказаться и некто помощнее.
   К счастью, мои опасения оказались беспочвенными, и за час блужданий вокруг развалин никто не стал пробовать меня на зуб. Да и вовсе не показался на глаза.
   Дальше развалин мне уйти не получилось: сколько бы ни шагал вперед, оставив за спиною развалины замка, минут через десять они вновь вырастали передо мною.
   В общем, подводя итоги, попытка пообщаться с Артасом с треском провалилась. Не видя больше смысла терять зазря время и рисковать встречей с новыми, на этот раз, гораздо сильнее, тварями Тумана, я развеял Ящера и шагнул в свой мирок. В нем я долго не стал задерживаться, сразу же переместившись на Землю-1.
   Стоило мне очутиться в знакомом помещении с рядами обсидиановых сфер, как меня скрутила дикая боль. Правая рука отказала и выронила посох, подкосилась левая нога, в результате чего я повалился на пол. Еще и дышать было тяжело. Только когда я увидел алые потеки на полу, шустро превращающиеся в лужицы крови, до меня дошло - ранен.
   Те царапины, которые оставил на теле лича спрут в Тумане сейчас превратились в глубокие, до кости раны. И сейчас из этих ран кровь ручьем лилась на пол. Странно, но не подействовало ни одно из заклинаний исцеления, которые я знал. И если я еще промедлю несколько минут, то в лучшем случае здесь появится лич, который сперва возьмет жизни пленных, а потом может и на поверхность выйти поразвл...
   Мысль о пленниках (я держал поблизости с десяток прихваченных бандитов и бомжей, которых никто не станет искать, воспользовавшись опытом с Лираста, когда наполнял камеры будущими жертвами для ритуалов) помогла.
   Заклинание 'Захват души' сработало идеально, позволив мне выпить чужую жизненную энергию. Один... еще... и еще один... Четверо жертв умерло, пока мои раны заросли, не оставив и следа на теле. О недавнем происшествии напоминали лишь кровавые следы на полу да измазанная одежда.
   Зато как удивился Макс, дежуривший поблизости от комнаты, где проводил я свой ритуал, увидев меня в таком виде.
   - Артур? - выпучил он на меня глаза, когда я вышел в узкий коридорчик, освещавшийся парой метровых ламп дневного света. - Босс, что с вами? Вы ранены или это чужая кровь?
   - Жив и здоров. А кровь моя, - коротко произнес я и приказал. - Приберись в помещении, там кровью сильно пол угваздал. Только будь осторожен и ничего не затронь лишнего. И еще, сколько я работал?
   - Где-то час с лишним, - неуверенно произнес вампир, все еще находясь под впечатлением от моего облика. - Но не более полутора часов... это, босс, я эти полтора часа вас еле-еле ощущал. Не странно, а? И ребята прибегали, интересовались этим же...
   - Нормально, - прервал я вопрошающий поток слов своего помощника. - Так нужно было. Да, Макс, еще будет дело одно.
   - Какое? - с готовностью отозвался парень и посмотрел мне в глаза.
   - Там в камерах четверо покойников образовалось. Убери их.
  
   ****
   Следующие двое суток после неудачной попытки встретиться с Артасом, я потратил на то, чтобы из захваченной твари из Тумана создать себе Стража. Нечто подобное я рассчитывал сделать из сильных духов потустороннего мира. Но только их найти не смог, вот и решил поэкспериментировать с имевшимся 'рабом лампы'. Вышло достаточно неплохо. Страж, как решил назвать очередную свою поделку, с достаточной легкостью мог справиться с геммами первой-второй ступени. С 'третьячком' - серединка на половинку, все зависело от условий, в который застал бой мага. Ну, а простых людей Страж мог глотать и вовсе не напрягаясь. Разве что, у тех амулеты будут хорошие. Вот только сомневаюсь, что в этом мире смог создать подобные волшебные вещи, которые помогут устоять перед порождением Тумана.
   По сути, у меня сейчас было трое созданий, которые выделялись из числа всех прочих, сотворенных мною. Артас (тот что коврик для блох, а не мой наниматель), Страж-спрут и Ящер. Три существа, которые повиновались мне, и повторить кои у меня бы не вышло - нужной фактуры больше нет. А жаль, как было бы здорово иметь три-четыре дюжины Стражей, столько же Ящеров и полсотни Котов, из которых вышли бы замечательные диверсанты благодаря своему виду: самый обычный уличный кот. Да с такой мощью я бы город захватил не взирая на потуги официальной власти, тут только с помощью армейского корпуса можно рискнуть турнуть такого захватчика, да и то после такого противостояния половина города останется в руинах. Эх, мечты, мечты. Для этого мне придется поселиться в Тумане, чтобы набрать нужное количество спрутов. А что делать с Ящером и Котом, для которых требуется 'плоть и дух' Хозяина кладбища? Подобную сущность самостоятельно не создашь, тут нужно время и определенные условия.
   По своим суммарным качествам они равняются Рыцарю Смерти - вершине некроинженерии. Рыцарь ничуть не уступает Лорду Мрака в мощи, но обладает таким полезным качеством, как способность увлечь за собою армию неживых. В таком случае даже самый слабый зомби будет использован с пользой и принесет максимум результата. Но и в одиночку Рыцарь способен действовать не менее эффективно. Жаль, что среди этих плюсов закрался и огромный минус, настолько огромный, что я до сих пор сомневаюсь в полезности создания такого, хм, слуги.
   Эту небольшую лекцию я прочитал своим ближайшим помощникам - Максу, Виту с Виком и Яне. Девушка постоянно находилась рядом с моим первым помощником, и когда я брал того на задание, автоматом в группу входила вампиресса. Впрочем, я не сильно был против ее присутствия: эффектная, прекрасная девушка в компании мужчин играла роль эдакого громоотвода, приковывая чужие взгляды к себе. Спроси после встречи любого из наших случайных попутчиков, что он запомнил, и будет дан ответ в восьми случаях из десяти: очаровательная девчонка со своими друзьями мимо проходила. А кто друзья, что они делали, как выглядели - это останется в стороне. Плюс, Яна была весьма умной девушкой, что тоже играло свою роль.
   - А что за минус-то? - недоуменно произнес Макс, после моей речи.
   - Минус в его не подконтрольности. Создав Рыцаря Смерти, я получу несокрушимого воина, но со своим личным мнением. Пример: если я вам прикажу сесть на горящую бочку с бензином, то каждый из вас выполнит это без лишних слов и не теряя ни секунды. А вот в случае с Рыцарем получу в лучшем случае: а на хре***а? А то и вовсе покрутит пальцем у виска и продолжит заниматься своим делом.
   - Артур, - осторожно произнесла девушка, - а если взять такого человека, который не станет так поступать? Например, у которого есть родственники, что могут использоваться в качестве давления.
   - Не выйдет, - отрицательно покачал я головой. - Стоит только надавить на Рыцаря, как он просто взбунтуется. И еще неизвестно чего мне будет стоить его упокоение. Нет, тут поможет только вассальная клятва, по которой он признает меня своим господином добровольно. Да и потом все равно останется право критиковать мои приказы и решать насколько они срочные.
   - Жаль, - вздохнул Вик, - с таким парнем мы бы подмяли под себя Пятый квартал, а то там местные братки якшаются с оборотнями, а те на равных противостоят нашим химерам и умертвиям. У наших-то мозгов совсем нет, вот и проигрывают блохастым.
   Пятым кварталом в городе называли небольшой промышленный район. Несколько крупных предприятий, выпускающие электронику; холодильные камеры, в том числе и для таких заказчиков вроде морского транспорта и автомобильных рефрижераторов; так называемые шахтные парашюты для лифтов. Помимо этих богатых и преуспевающих предприятий, в районе имелись магазины, ларьки, салоны красоты. И все это было не мое, хотя и хотелось. Держали место несколько крупных авторитетов, опирающихся на крупную общину оборотней. Те за определенную помощь оказывали силовую поддержку бандюкам (впрочем, гемммы-метаморфы и сами таковыми являлись, уступая в анархизме и отмороженности только вампирам).
   Моим боевикам, не смотря на всю силу и неуязвимость было просто не под силу справиться с ловкими, обладающими огромной регенерацией, оборотням. Как правильно заметил Вик, умертвиям не хватало сообразительности или, хотя бы, опытного рассудительного командира. И вот именно за ним (или ними, как выйдет) мы и ехали сейчас.
   Интернат для инвалидов, пострадавших в ходе военных конфликтов. Тут и Афган оставил после себя сотни увечных, не нашедших себе места и оказавшихся в этом месте, и Нагорный-Карабах, и очередной конфликт с Китаем, решившего отщипнуть кусочек тайги и получившего по зубам, которого в моем мире не было. И я был уверен, что среди почти семи десятков калечных людей, найдется несколько, кто согласится на мое предложение. Главное, суметь с ними переговорить наедине. А для этого у меня есть кое-что.
   Охранник у ворот минут десять промурыжил нас на улице, не пуская на территорию. Пока не пришел один из замов директора учреждения и не дал ему грандиозный втык, он так и волтзуил наши документы (очень качественную липу, выдерживающую проверку магодетекторами, за которую пришлось выложить кругленькую сумму и выполнить одно деликатное поручение).
   - Прошу прощения, Артур Сергеевич, - с широкой улыбкой произнес мне зам, после того, как распек охранника, - не успели сообщить на пост о вашем визите.
   Ничего...ээ...
   - Олег Евгеньевич.
   - Ничего, Олег Евгеньевич, пустяки. Кстати, а директор на месте?
   - К сожалению, Павел Владимирович отсутствует. Еще с утра ухал в городскую администрацию решить ряд вопросов по обеспечению нашего пансионата.
   - А с кем же мне тогда утрясти, мм, наши дела? - поинтересовался я. - По телефону вчера вечером договаривался, что Павел Владимирович будет лично присутствовать.
   - Могу вас уверить, Артур Сергеевич, что с этим и мне вполне по силам справиться. Павел Владимирович меня достаточно подробно проинструктировал, - все с той же улыбкой 'а я добрый крокодил' ответил мне Олег Евгеньевич. - Да там и дел-то совсем ничего, одни формальности.
   Ага, формальности: пять плазменных панелей и крупная сумма денег, которой вполне хватит на покупку хорошего иностранного внедорожника. Дороговато обошлась мне такая операция прикрытия. Впрочем, деньги для меня мало значили, были лишь средством на пути к цели. Дать на лапу одному, пустить пыль в глаза второму. Вот как сейчас: взрослый мужик едва ли не лебезит передо мною, будучи почти в два раза старше. А все деньги. Уверен, что из телевизоров лишь парочка пойдет на нужды пациентов, а остальные исчезнут в домах принадлежащих кому-то вроде этого Олега Евгеньевича. А у директора вскоре появиться дорогая иномарка: надо же куда-то потратить шальные деньги.
   С 'формальностями' мы управились быстро, всего-то и прошло пятнадцать минут, как мои помощники перетаскали 'плазму' в кабинет Олега Евгеньевича, а я передал две пачки с банкнотами, попутно расписавшись на нескольких листах. Примечательно, но мне не дал никто ни единой квитанции-расписки с указанной суммой добровольного взноса. Что ж, это только подтверждает мои предположения о будущей судьбе подарков. Конечно, упомяни я про такую деталь и все непременно появиться, но надо ли? Пусть этот жадный лопух думает о деньгах и о... Янке. Олег Евгеньевич глаз не сводил с ножек моей спутницы, когда думал, что за ним никто не наблюдает. Видно, что весьма охоч до денег и женщин. Его начальник, Павел Владимирович, несколько отличается от своего зама, причем не в лучшую сторону для меня: более осторожен и подозрителен, плюс, женщины его мало интересуют. Вот и пришлось срочно задействовать нужных людей, чтобы сразу после моего звонка последовал еще один, вызывающий директора на следующее утро к главе администрации в срочном порядке.
   А вот его заместитель оказался весьма покладист и под 'давлением' Янки поплыл, стараясь услужить ей, ну и невольно мне попутно, любым способом.
   'Парни, местное начальство дало добро для бесед с пациентами, Янка постаралась закрутить ему мозги. Так что сейчас нас всех санитары отведут по тихим уголкам, где можно будет спокойно побеседовать с больными'.
   'Ясно, босс'.
   'Понятно'.
   'Да, вот еще раз напомню о контроле за аурой собеседника. Старайтесь не пропустить нужный момент, и если видите, что клиент не готов к НАШЕМУ разговору, то тут же сворачивайте и прощайтесь, пока не наговорили лишнего'.
   'Да мы знаем, босс. Не глупые же'.
   В крайнем ответе вампиров чувствовалась плохо скрытая обида. Мол, что мы маленькие, чтобы разжевывать уже оговоренное не один раз.
   'И все же напомню еще раз. И не забывайте об амулетах, а то не хватало еще, чтобы запись вашей беседы попал в чужие руки. Все, действуйте'.
   Из шестидесяти пяти пациентов интерната всего к разговору были расположены двадцать семь. Остальные кто спал, кто был занят на процедурах, а кому банально было неинтересно вести с нами беседу. Но мне и такого количества хватало за глаза. Вот только немного жалел, что не получилось пообщаться с той частью, что пошла в глухой отказ: эти явно уже еще не смирились со своей участью жить калеками среди полноценных людей. Уж среди таких мое предложение должно было пройти на ура. Ну, или нет.
   Первые двое интереса во мне не вызвали, с такими вовсе не стоит обсуждать то, что я хочу предложить. Так что, спросив у них у проблемах интерната, чего бы хотели улучшить или внести нового, я быстро распрощался. А вот у третьего аура полыхала всеми цветами, характерными для злости, ненависти и зависти.
   Мужчину привезли на инвалидной коляске и оставили наедине со мною в маленькой комнатке.
   - Нравлюсь? - зло, с непонятным вызовом спросил у меня собеседник, видя с каким вниманием, я рассматриваю его. Собственно, наблюдал я за аурой, но простому человеку, понять это было не дано.
   - Нет, - спокойно произнес я, - совсем не нравишься. Мне только девушки по вкусу, да и те, что симпатичные.
   Изуродованное глубокими ожогами лицо собеседника скривилось, рот перекосился в жуткой гримасе. Опережая мужчину, готового разразиться бранью и даже позвать сиделку, чтобы та увезло собеседника в его палату, я продолжил речь дальше.
   - Ты только не подумай, что я издеваться пришел. Просто, ты спросил, а я честно ответил. Собственно, я пришел с деловым предложением...м-мм, это насчет твоего состояния.
   - Опять какие-то протезы станешь предлагать? Или новое чудо?- сощурился собеседник. - Нах***н, мне живые руки и ноги нужны. Хочу сам с себя штаны снимать, сам ложку подносить, ходить хочу сам и чувствовать при этом голой стопой почву или пол. Понимаешь!?
   - Понимаю, - серьезно произнес я. - Недавно, еще несколько месяцев назад я сам испытывал определенные проблемы с ощущением окружающего мира. Так что понять твои желания могу.
   - Ты? - недоверчиво скривился в гримасе мужчина. - И в чем же это заключалось?
   - Не имеет значения. Сейчас идет речь о тебе. Да, не мешало бы познакомиться, а то неудобно как-то общаться с безымянным собеседником. Артур.
   - Неудобно трусы через голову надевать, - буркнул собеседник, но имя все же назвал. - Сергей.
   - Очень приятно. Так вот, ни о каких протезах...
   'Босс, один согласился принять твое предложение и взял амулет!'.
   Очень не вовремя в голове зазвучал восторженный голос Макса.
   'Макс, не сейчас. Я сам узнаю о твоих с Виком успехах. Беспокоить меня только в крайнем случае. Ясно? Вик, это тебя тоже касается'.
   'Поняли'.
   - Сергей, извини за заминку - с помощниками общался, - сообщил я мужчине, который с подозрением смотрел на меня: ну, да, мысленная беседа вполне заметна со стороны, если не скрываться, чего я не стал делать.
   - Гемм, - даже не спросил, а просто констатировал факт собеседник. Судя по очередной вспышке в ауре, никакого пиетета, любви с уважением мужчина к магам не испытывал. И даже могу догадаться почему: видно не раз тут появлялись геммы или их представители со всевозможными чудодейственными средствами. И каждый раз пробуждали надежду в искалеченных людях, которая вскоре их покидала.
   - Гемм, - согласился я. - Только я пришел не байки травить о том, выращу новые руки и ноги и залечу лицо.
   На моих словах Сергея передернуло, как если бы я сказал что-то омерзительное или глубоко плюнул ему в душу, задев ту струну, что еще продолжала трепетать.
   - Говори быстрее и убирайся, - произнес он, вновь наливаясь ненавистью ко мне, такому молодому и здоровому.
   - Я могу подарить тебе новое тело. Здоровое, в котором ты сможешь вновь ощутить всю полноту жизни. Понятное дело, что не за так: придется послужить и послужить долго.
   - Ха-ха-ха!
   На дикий хохот калеки в дверь заглянула медсестричка, что прикатила коляску. Но я поспешил отправить ее, быстро успокоив.
   - А говорил, что не с чудом пришел, - отсмеявшись, сообщил мне Сергей. - Ладно, ауфидерзейн...
   - Погоди, я не все сказал. Здесь и в самом деле никакого чуда нет. Скорее, суровое нарушение закона. Я - некромант. Могу поднимать мертвых, создавать кадавров и гумункулов. А еще по силам изгнать одну душу из тела и заселить в то новую. Твою, к примеру. Интересно?
   - Продолжай, - хрипло потребовал Сергей.
   - В общем, в грубом приближении, это будет выглядеть так: из машины выкинули ее постоянного водителя и посадили нового. Тебе в новом теле будет достаточно комфортно, а когда привыкнешь, то и вовсе не отличишь от своего родного. Сможешь пить, танцевать, девчонок тискать и не только.
   - Взамен что? Подписать договор кровью, чтобы через пятьдесят лет моя душа стала твоей навечно?
   - Зачем? Если пожелаю, то она и так станет моей, достаточно просто шевельнуть вот этим.
   Я немного приподнял свою трость и негромко ударил той по полу.
   - Тогда зачем?
   - Мне потребуется твое безоговорочное подчинение. И твои знания... ты кем был до ранения?
   - Командиром мотострелковой роты.
   - Воевал долго? Помнишь еще старые знания или все позабыл, чему учили в армии и чему учил ты сам?
   - Да я половину своей службы провел на войне, - заскрипел зубами Сергей. - А это без малого пять лет.
   - Вот и отлично, - обрадовался я. - Этим же и займешься и у меня. Правда, роту не обещаю, но отделение или два найду.
   - Снова убивать? - спросил мужчина и цепко посмотрел мне в глаза, ловя взгляд. - И, подозреваю, что не солдат вражеской армии?
   - А тебе не все равно, Сергей? - вкрадчиво поинтересовался я. - За то, чтобы пожить полноценной жизнью, можно отнять несколько чужих. Не так ли? Тем более, я же вижу, что ты не ангел и всякое приходилось делать.
   - Я...я совсем не против, - негромко произнес мужчина и опустил взгляд в пол. - Да я сотню готов вырезать...нет, зубами загрызть, чтобы вновь почувствовать себя полноценным мужиком.
   - Значит, согласен?
   - Да.
   - Тогда держи вот эту пластинку. Ночью, сегодня или завтра, просто положи ее под язык и подумай, что хочешь уйти из этого изуродованного тела. А дальше я все сам сделаю. Обещаю, что через пять дней сможешь пройтись на своих ногах и снять девчонку. Если не передумаешь...
  
   Все вышло, как я и рассчитывал. Мне удалось рекрутировать, так сказать, троих бывших военных, еще одного уговорил Макс, и двое согласились на мои условия после беседы с Виком. Итого пятеро душ покинули свои бренные оболочки и оказались в обсидиановых сферах, которые я спрятал возле интерната инвалидов. Мои амулеты, которые выталкивали дух из тела и помогали найти обсидиановую ловушку, рассыпались прахов в течение следующего часа, как погибал человек. И определить, что здесь произошло по сути, убийство, мало кому по силам.
   Ловушки с плененными душами были доставлены Максом на второе утро после посещения интерната, а в полночь я провел ритуал поднятия. И первым был Митин.
   Тело - крепкий мужчина примерно сорока лет с легкой проседью в волосах и небольшой бородкой, лежало на гладкой поверхности обсидиановой плиты. На груди находилась сфера с пленным духом, захваченным на кладбище.
   Я специально подобрал так, чтобы новая оболочка была похожа на профессора при жизни, только чуть моложе, чем он встретил смерть. Да физические параметры тела получше. В отличие от просиживающего полдня за столом и бумагами профа, бывший владелец работал грузчиком и был в меру крепок. Конечно, несколько подпортил себе организм алкоголем и куревом, но это были мелочи. После ритуала вселения организм постепенно придет в норму и даже станет еще крепче. Ведь, по сути, я создавал некий аналог бесноватого, одержимого духами, который всегда отличался большей силой и крепостью здоровья.
   Пока размышлял, мертвое (вернее, обездушенное, в нем поддерживались процессы жизнедеятельности на самом минимальном уровне, нечто близкое по состоянию к летаргической смерти) тело шевельнулось, потом еще раз... вот дернулась правая рука, качнулась голова. В следующее мгновение тело выгнуло дугой, едва не сделав классический гимнастический мостик. А потом он издал вопль, длившийся несколько минут. Стоявший рядом со мною Макс, невольно вздрогнул и тихо выругался себе под нос, отреагировав на это событие.
   Когда тело, вернее, уже профессор Митин, открыл глаза, я негромко произнес:
   - Добро пожаловать в наш клуб немертвых, профессор.
   Тот долго смотрел на меня, потом еще дольше шевелил губами, издавая невнятные звуки. И только через десять минут после оживления Митин смог произнести нечто членораздельное.
   - Здравствуй, некромант, - более-менее внятно сказал проф, - немного удивлен, что ты решил выполнить свое обещание. Я немного сомневался, что могу обрести вторую жизнь... да, я плохо чувствую свое новое тело и почти не получается шевелиться. Это нормально?
   - Нормально, - успокоил я своего собеседника. - По факту, ты сейчас новорожденный и все ранее выработанные навыки и рефлексы в этом теле практически бесполезны.
   - И долго мне младенцем жить? - недовольно поинтересовался проф, пытаясь поменять позу. Получалось у него, к слову сказать, не шибко хорошо. Каждая конечность двигалась то излишне резко, то чересчур замедленно.
   - Сутки, может, двое, - пожал я плечами в ответ. - Тут все зависит от индивидуальности. Ладно, проф, сейчас мои помощники отнесут тебя в другую комнату, где и будешь заниматься дальнейшими самосовершенствованием. Поговорим через денек-другой, тогда же обсудим и твою информацию о местоположении данных по институту в Великогорске. Не забыл, надеюсь, ничего?
   - Нет, я все помню четко. Хоть сейчас на ощупь найду, если отведешь в нужное здание.
   - Ну, думаю так торопиться не стоит, - улыбнулся я. - Ждали они тридцать лет, подождут и еще с месяц.
   По команде Макса, его подручные - низшие вампиры, до этого терпеливо ожидавшие в коридорчике за дверью, подхватили профессора и унесли и помещения. Когда место на плите освободилось, я с Максом положил следующую пустую человеческую оболочку, и водрузили на грудь очередную обсидиановую сферу. Попутно помощник задавал вопросы, а я отвечал.
   - Артур, а почему нельзя создать таких кадавров побольше? Сил и времени же тратится много меньше, чем на того же вампира. Да у тебя с нашими магами было потеряно столько времени, что за пять некромантов легко получилось бы десять вампиров.
   - Мне нужны все: вампиры, химеры, умертвия, маги, кадавры с гумункулами. Такое разнообразие позволит решать почти весь спектр возможных задач. Плюс, я сам совершенствуюсь.
   - Каждой твари по паре? - хмыкнул помощник.
   - Нечто вроде. А насчет кадавров могу сказать вот что: несмотря на определенную легкость в создании, они убыточны. Вот если в тебя выпустить магазин из автомата, что будет?
   - Если не в голову и не серебряные пули, то ничего. Почти ничего, - слегка недоуменно произнес парень. - Успею добежать до стрелка и перегрызть тому горло. Или убежать, если врагов много. Но ведь ты сам говорил, что и этих ребят простой пулей не возьмешь.
   - Не возьмешь, - согласился я с ним. - Но только если одна или парочка. И на серебро реагируют по-другому: более губителен этот металл для них. Если ранят таким боеприпасом, то без моей помощи или помощи некромантов или же магов крови не выживут.
   - Если только не в голову мне такую пульку засадят, - хмуро произнес вампир. - И не в сердце. - Да, в голову или в сердце и ты умрешь за минуту, - произнес я. - Чем-то эти кадавры напоминают низших вампиров, но в отличие от них могут спокойно находиться на солнечном свету. Да и более человечны, так сказать, нет в них шальной злости, удали и приступов безрассудства, что привычны твоим подопечным. Ладно, с теорией я тебя потом более подробно познакомлю, а пока давай работать, а то нам тут еще пятерых зачаровать нужно.
Оценка: 6.71*74  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Хант "Королева-дракон" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовная фантастика) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | С.Грей "Стон и шепот" (Современный любовный роман) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Попали, так попали!" (Любовное фэнтези) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Art "Мы больше не друзья" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"