Михайлов Михаил Михайлович: другие произведения.

S.T.A.L.K.E.R. как все начиналось.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшая повесть по миру "СТАЛКЕРА". Решил представить события, которые предшествовали появлению всем знакомой Зоны.

   Глава 1
  
  Сергей устало посмотрел в окошко в надежде увидеть тот момент, когда регулировщик взмахнет своей волшебной палочкой и пропустить небольшую колонну из трех машин. Ага, куда там - полицейский даже позы не поменял за эти полчаса, пока специалисты стояли возле КПП на первой, тридцатикилометровой метке зоны отчуждения.
   Четыре человека в черной ВОХРовской одежде и два сотрудника полиции остановили джип со специалистами из России и две грузовые машины с оборудованием почти полчаса назад. Сказали подождать и исчезли в бетонной коробке поста с документами и сопровождающим от украинского научного центра.
  - Лексеич, - тоскливо протянул Фомин, один из специалистов, что приехали вместе с Сергеем, - сколько ждать-то можно? Уже запарились в этой машине сидеть.
   Сергей только пожал плечами, страдающий точно таким же дефицитом информации. Пять человек, не считая водителя, заняли все свободное пространство в машине. От тесноты уже хотелось выть волком, да еще и хваленый импортный кондиционер решил сдохнуть перед въездом в зону отчуждения.
  - Опаньки, - сообщил пассажирам Николай Викторович, сидевший на переднем пассажирском сиденье в силу своего возраста - ему было уже под полтинник. Причем в свою молодость, в восемьдесят шестом году прошлого века участвовал в ликвидации аварии на ЧАЭС.
  - Что там, Викторович? - поинтересовался Фомин, попытавшись вытянуть шею и посмотреть в боковое окошко.
  - Машина какая-то прибыли Оттуда, - сообщил старый ликвидатор. - Если мне не изменяет чувство интуиции, то сейчас тронемся.
   Николай Викторович оказался прав. Не прошло и минуты, как из дверей поста выскочил почти бегом их сопровождающий и подскочил к новоприбывшей машине, здоровенному геленвагину. Перекинувшись несколькими фразами с его пассажирами, он вернулся с российской колоне.
  - Сергей, - произнес он молодому человеку, - вот с этими господами вы продолжите свой путь. Не волнуйтесь, они знают дорогу и проведут вас мимо опасных мест. Заодно по пути сможете насладиться местными красотами.
  - Мне бы лучше поскорее вылезти из этой машины, - буркнул Фомин, который не смог удержаться и не прокомментировать слова украинца. - До чертиков достало тут сидеть.
  - Скоро все закончиться, - с улыбкой пообещал ему сопровождающий и распрощался с россиянами. Сергей нажал на кнопку стеклоподъемника, отгораживаясь тонированным стеклом от окружающего мира. Мотор машины добавил оборотов и стронул автомобиль с места, как только шлагбаум поднялся. Мерседес проводников ловко развернулся на пяточке асфальтовой площадки и с хорошей скоростью тронулся вперед.
  - Куда он так несется? - возмутился Фомин, которого придавило телами товарищей при резком ускорении машины.
  - Фомин...твою, - не сдержался от ругательств Николай Викторович, - замолчишь ты или нет?
   Тот буркнул что-то себе под нос малоразборчивое, но решил дальше не раздражать ликвидатора. Только покосился на Сергея, который являлся старшим их научной группы. Но молодой человек сделал вид, что ничего е заметил. Он и так себя ощущал не в своей тарелке с того момента, как был поставлен во главе их небольшого коллектива. В основном с внутренними делами разбирался Николай Викторович, оставив на Сергея общение с руководством, составлением отчетов и общего контроля работ.
   Сейчас Сергей решил последовать совету оставившего их сопровождающего, который вел их группу от Киева до последнего КПП. То есть просто смотрел в окно и наслаждался видами природы, оставленной человеком давным-давно. Словно в другом мире очутились, настолько все вокруг было жизнерадостным. Даже успел позабыть про усталость и неудобства. Очарование момента нарушил опять Фомин, но на этот раз не с жалобой.
  - А это что за штука? - ткнул он куда-то в сторону. - Забор какой-то из сетки, что ли...
   Все, кто мог в тесноте салона посмотреть в указанном направлении, перевели взгляды туда. Сергею тоже стало интересно, что же такого рассмотрел неугомонный Фомин, позабывший про свое нудение ради этого зрелища.
   Парню повезло, машина в этот момент немного изменила свой маршрут, следуя за мерседесом проводников, и развернулась боком, предоставив для обзора самый удачный ракурс. Вдалеке, над макушками леса просматривалась странная конструкция, нечто вроде огромного забора из горизонтальных и вертикальных поперечин.
  - Николай Викторович, - заинтересованный необычной картиной, произнес Сергей, - в самом деле, а что это? Никогда такого не видел и не слышал. Да еще и штука, по ходу дела, немаленькая - на несколько сотен метров. На карте даже ничего такого нет.
  - Молодежь, - усмехнулся ликвидатор, - все вам игрушки и пустая трата времени...на картах ничего такого вы и не увидите. Это Дуга, радиолокационная станция. Запустили ее как раз перед аварией - в восемьдесят пятом и денег вбухали раза в два больше, чем на саму атомную станцию. Собственно. АЭС и поставили ради того, чтобы питать эти антенны.
  - Неужели эта РЛС такая высокая? - удивился Фомин.
  - Да, - с гордостью произнес Николай Викторович, словно лично создавал радиолокационную станцию, - очень высокая. Самая большая антенна имеет высоту мачт под полторы сотни метров и сама длиною немного меньше полукилометра. Ее тут видно почти с любой точки Зоны.
   Последнее слово ликвидатор произнес с большой буквы, выделив это интонацией. Люди замолчали на несколько минут, потрясенные зрелищем радара и словами их товарища. Памятник эпохи ушедшей за горизонт, но сохранившейся в том кусочке. По одному только виду далеких металлических конструкций можно было судить о той мощи, что имела распавшаяся страна.
  - А там можно побывать? - заинтересованно спросил у своего старшего коллеги Фомин.- Сфотографироваться там, сувениров набрать...
  - Какие сувениры, - неодобрительно отозвался ликвидатор, совсем, что ли, в детство впал? Мужику под сорок, а все бирюльки одни - сфотографироваться, сувениров набрать...тьфу.
  - Не кипятись ты так, Николай Викторович, - успокаивающе произнес Сергей. - Что такого в том, чтобы сохранить в памяти посещение этого места? Такого больше нигде не увидишь.
  - Не знаю я насчет посещения, - вздохнул ликвидатор. - Когда я уходил в конце августа восемьдесят шестого отсюда, то Дуга была закрыта военными. Вроде как рассчитывали на продолжение эксплуатации - все ж сколько денег вбухали в это дело. А потом больше и не интересовался этим. Думаю, что сейчас посетить ее можно, но с чьего-нибудь разрешения.
   Еще с минуту можно было смотреть на антенны радары, пока машина не вильнула в очередной раз, оставив памятник прошлого за спиною. В голове у Сергея пронеслись мысли о том, насколько велика была мощь в то время, раз сумели построить такую махину. Там же не просто куча металлических, покрытых хромом для коррозионной стойкости, деталей, но и оборудование (по тому веку самое передовое), и специалисты со всем этим работающие.
   Из задумчивости парня вырвало резкое торможение автомобиля. Фомин не преминул прокомментировать остановку со свойственным ему брюзжанием.
  - Что там? - спросил Сергей у водителя их транспортного средства.
  - Сопровождающие встали, - откликнулся он, - а перед ним стоят еще две машины. Один фургон, вроде как китайский, а вторая - мерс по типу как у наших проводников.
  - И чего встали? - продолжал выпрашивать Фомин, которому очень плохо было видно происходящее впереди на дороге.
  - Вроде грузят кого-то, - неуверенно отозвался водила. - Я точно не вижу.
  - Я сейчас, - неожиданно даже для самого себя произнес я, открывая дверь и собираясь вылезти наружу.
  - Серега, - удивился моему поступку Николай Викторович, - ты куда?
  - Проясню ситуацию и сразу же вернусь, - произнес я в ответ и прикрыл за собою автомобильную дверь. После прохлады (не особой, конечно, но все же) машины, где барахливший кондиционер как-то поддерживал более-менее оптимальные условия, уличная жара набросилась на тело, словно голодный пес. Поморщившись, я прикрыл глаза темными очками, до этого располагающимися на затылке и направился к трем автомобилям впереди.
   Почти сразу же, как только я оказался на улице, из мерседеса проводников выбрался крепкий мужчина среднего возраста и средней внешности одетый в бежевую рубашку с расстегнутой парой верхних пуговиц и светлых брюках.
  - Господин, ммм, Колесников, - чуть запнулся на моей фамилии, видимо вспоминая ее, произнес мужчина, - не стоит тут бродить, опасно вокруг несмотря на внешнюю тишину.
  - Я просто поинтересоваться по поводу остановки, - постарался улыбнуться я как можно приятнее, отвечая на вопрос. - Мы за время поездки устали слишком сильно, каждая минута задержка заставляет нервничать.
  - Можете успокоиться, - вернул мне улыбку в ответ собеседник, поясняя причину задержки, - всего лишь местный патруль задержал сталкеров.
  - Кого? - спросил я, не сразу поняв о чем он говорит.
  - Сталкеры, - повторил собеседник и усмехнулся. - Никогда не слышали? Есть такой фильм Тарковского, как раз главный герой там носит такое имя. Кстати, в некотором роде, сюжет сходен с нашим положением дел...не приходилось смотреть?
   Я виновато (с чего бы?) пожал плечами, давая понять что ничего знакомого мне не говорит ни фамилия режиссера, ни имя героя фильма.
  - Так почему все-таки сталкеры?
  - Они заскакивают в Зону, - мужчина произнес слово с тем же оттенком, как и до него мой коллега, с большой буквы, - и тащат все до чего дотянуться. Или охотятся и рыбачат.
  - Охотятся? - удивился я. В голове совсем не укладывалось понятие охоты в местах зараженных радиацией. Считал, что тут и живого-то ничего нет.
  - Тут много разного зверя, - кивая в ответ на мои слова и поясняя словами. - Даже медведи иногда заскакивают с белорусской стороны. Лосей много с кабанами, в реках рыбы, причем экземпляры по десять килограмм не настолько и редки.
   Увлеченный разговором с сопровождающим, Сергей почти позабыл о причине остановки. Только невнятный шум со стороны фургона привлек внимание. Там двое крепких парней в черной форме с золотисто-красными шевронами на рукавах, споро крутили мужичка в брезентовой робе строителя. Рядом валялся выгоревший рюкзак и ружье. Тот что-то негромко кричал, пару слов удалось разобрать и опознать в них извечное указание маршрута по известному адресу.
  - А что с ними дальше будет? - кивнул Сергей на браконьера, у которого на руках уже затянули пластиковые наручники и собирались затаскивать в кузов фургона.
  - Сначала на местную базу охраны Зоны доставят, - объяснил ему собеседник, мимоходом посмотрев, как человека затолкнули в фургон и забрали его вещи с дороги. - Там снимут с него отпечатки пальцев, сфотографируют, пробьют по картотеке. Одновременно с этим пошлют сообщение в правоохранительные органы, что задержаны нарушители. Через пару часов приедет машина с конвоем и доставят их в одно из отделений. Ну, а затем их ждет суд и срок.
  - Срок? - немного удивился Сергей, услышав про наказание от собеседника. - Всего лишь за браконьерство?
  - На нарушение периметра закрытой территории, - жестко произнес тот. - господин Колесников, мы уже трогаемся, так что пора вам в машину возвращаться, тем более, что тут опасно разгуливать без маски. А если захотите спросить или узнать местные новости, то всегда можете найти меня на нашей базе. Или обратится к любому другому сотруднику.
  - Хорошо, - кивнул в ответ Сергей, признавая справедливость слов мужчины. После упоминания об опасности, он обратил внимание на патрульных, у которых нижняя часть лица прикрывалась небольшим светлым респиратором. Поглазев с полминуты на них, он развернулся и быстрым шагом вернулся к машине, забравшись в прохладный (после уличной жары) салон.
   Собеседник парня последовал примеру россиянина только после того, как тот захлопнул за собою автомобильную дверь.
  - Вот тебе охота париться на улице да еще дышать пылью местной, - пробурчал ему водитель мерседеса. - Шуганул бы этого москаля обратно, чтобы не глазел куда не нужно и всего делов.
  - Помолчи, - оборвал его седой и взял с сиденья черную коробочку рации. - Остров-два, вызывает Шестой.
  - На связи, - секундой позже выдала рация.
  - Стоите и ждете, пока мы не проедем, - отдал приказ седой. - Трогаетесь за нами минут через десять. И смотрите не сокращайте дистанцию. Понятно?
  - Принято, Шестой, - послышалось в ответ, и рация замолчала.
  - Трогай, - положил на прежнее место рацию седой и отдал команду водителю. Тот молчаливо кивнул и направил автомобиль вперед. Следом покатила машина со специалистами, держась метрах в десяти от мерса и повторяя за ним все маневры.
   Колесников, вернувшись в машину, немного задумался над только что случившимся. В голове не укладывалось, что людей сажают за проникновение на территорию зоны отчуждения. Ладно бы тут были секретные объекты. Но вокруг были только деревья, трава и брошенные, сгнившие за долгие годы, человеческие следы. Сергей задумчивым взглядом проводил остов грузовика, который кособоко стоял на обочине дороги. Со всех сторон его окружала молодая поросль, пара тонких стволов проросла сквозь кузов, деревянные части которого давно превратились в труху, а ржавое железо не смогло остановить натиск природы.
   И не вериться, что вокруг стоит радиоактивный фон, способный наградить незащищенного человека букетом неизлечимых болезней. Красиво, но красота эта смертельно опасная. Словно коралловый аспид, который привлекателен своей окраской и грацией, но от его яда нет спасения.
   Чем ближе подъезжали к городу, тем больше попадалось следов минувшей катастрофы. Остовы техники, строительные материалы - бетонные блоки, плиты, столбы. На линии десятикилометровой отметке опять натолкнулись на КПП, но шлагбаум был поднят и контролер с пистолетной кобурой на поясе и полосатым жезлом свободно пропустил две машины. Следующий пост расположился через пять километров и на этот раз без остановки не обошлось. К счастью, задержали их не больше чем на пять минут. Собеседник Сергея из мерседеса переговорил со старшим КПП, показал небольшую карточку, блеснувшую под яркими солнечными лучами ламинированными боками, и исчез в глубине автомобиля. Шлагбаум, увитый витками "егозы", как новогодняя елка гирляндами, поднялся вверх. Двое солдат в противогазах, бронежилетах и с автоматами за спинами оттащили с проезжей части на обочину ленты с шипами и дали отмашку.
  - И как они еще не получили тепловой удар в таком прикиде? - в полголоса произнес Фомин, провожая взглядом солдат на КПП.
  - Тренированные, - откликнулся один из его товарищей, до этого момента молчавший. - Или отдыхают в будке, а снаряжение надевают только в подобных случаях, как наш - когда машины пропускают.
   Это был последний КПП на их пути. Уже через десять минут оба автомобиля остановились возле двухэтажного здания, обнесенного высоким забором из сетки. Во двор здания заезжать никто не стал.
  - Пошли, что ли, - немного неуверенно предложил Сергей. - Чего сидеть?
  - Ну, пошли, - согласился с ним Николай Викторович и нажал на ручку открытия дверки. Но первым выти ему не удалось - опередил Сергей, который по причине молодости был шустрее своего пожилого коллеги. Выход из машины россиян стал сигналом для их проводников. Из мерседеса вышел седой, с которым Сергей уже имел непродолжительную беседу и быстрым шагом подошел к ним.
  - Не стоит тут долго стоять, - проговорил мужчина, кивком головы ответив на приветствия, - тут полно ядовитой пыли, так что прошу за мной.
   Он повернулся к Сергею с товарищами спиной и направился к широкой калитке в заборе. Когда он оказался где-то в метре от преграды, послышался тихий щелчок, и калитка слегка отошла назад. Судя по отсутствию задвижек, ключей и привратника и по наличию толстой "накладки" на калитке и заборе, тут использовался магнитный замок. А подвижная камера сверху позволяла дежурному видеть людей, что приходили-уходили и открывать-запирать калитку.
   Седой повел специалистов в подвал, вход в который располагался в небольшой подсобке на первом этаже сразу за входной дверью.
   Доступ в подвал был прегражден толстой стальной плитой, лишь по недоразумению считавшуюся дверью. Ради этого, чтобы оправдать название, сталь покрыли декоративным пластиком веселого желтоватого цвета.
  - Прямо бункер Гитлера, - не удержался от комментария Фомин, когда за их спинами мягко, с тихим причмокиванием резиновых накладок встала на свое место дверь.
  - У Гитлера в бункере не было такого комфорта, - усмехнулся сопровождающий, у которого оказался хороший слух. - Чуть позже сами сравните.
   Сразу за тамбуром или шлюзом, что будет правильнее, если принять во внимание отверстия в полу, стенах, потолке и кучу датчиков там же, шли комнаты и коридора. Отделаны они были светлым, почти белым пластиком, создававшим ощущение, что вокруг больница. Но выполнено все было приятнее и давало чувство покоя и умиротворение. Рассматривать подробно им не дали - сопровождающий подошел к ближайшей двери и жестом пригласил всех за собою.
  - Кстати, - добавил проводник, когда все оказались в просторной комнате, - в дальнейшем вам придется проходить дезактивацию при возвращении с поверхности. Процедура недолгая и несложная, так что в тягость вам она не станет.
  - А сегодня что обошлись без этого? - поинтересовался у сопровождающего Николай Викторович. Посчитав, что возраст дает ему преимущество, он первым уселся на ближайшее кресло, не став ожидать предложения.
  - А сейчас вы все время в машине были, так что нахватать рентген не успели, - спокойно ответил седой. - Да и детекторы в шлюзовом тамбуре промолчали, так что все в порядке.
  - А когда нас на место повезут? - получив ответ на первый вопрос, решил продолжить расспросы и дальше Николай Викторович.
  - Об этом вам сообщит ваш старший, - ответил проводник и обратился к Сергею. - Господин Колесников, вас ждет руководитель нашего центра...вам сюда.
   Собеседник указал Сергею на дверь справа, почти невидимой на фоне стенных панелей из-за одинаковой по цвету с ними облицовки.
  
   За дверью оказался небольшой кабинет с двумя столами, поставленными в виде буквы "Т" и десятком комфортных офисных кресел с кожаным покрытием. На столе стояли несколько телефонов, шесть мониторов, бронзовая подставка в виде греческой галеры, полностью забитой окурками. За верхнем столом сидел немолодой мужчина немного болезненного вида. Бледная кожа, мешки под глазами и черными кругами там же, говорили о частых бессонных сутках и работе в авральных режимах. Или просто мужчина тяжело болел.
   Рядом с ним, за соседним столом-ножкой находилась девушка. Заметив ее, Сергей больше не обращал внимания ни на что другое. Слишком красивая она была. Высокая, хоть и на кресле точно определить ее рост было трудно, стройная с идеальной фигурой и великолепной грудью третьего или немного большего размера. Русые волосы были заплетены в тугую косу, сейчас перекинутую через левое плечо. И глаза - большущие и ярко-зеленые, в которых Сергей утонул.
  - Здравствуйте, господин Колесников, - чужой голос громом ворвался в его мозг. - Вижу, что госпожа Мытесец вас заворожила. Сообщу вам огромную тайну - Олеся Борисовна происходит из рода потомственных ведуний, так что смотрите - приворожит она вас.
  - Бросьте, Виктор Иванович, - сверкнула белозубой улыбкой девушка, отвечая на слова мужчины, - вы бы меня еще ведьмой назвали. А господин Колесников и сам вполне подходит на рол чародея - уверена, что дома осталось не одно разбитое девичье сердце.
  - Кхм, - немного смутился парень. - Просто не ожидал встретить под землей, посередине зараженных земель симпатичную девушку. Ассоциировал работников центра с бесформенными людьми в комбинезонах, масках и с дозиметрами в руках.
  - Я больше не нужен? - воспользовался короткой паузой седой, с вопросом посмотрев на Виктора Ивановича.
  - Нет, - качнул тот головою и махнул рукой, - можешь идти...да, помоги коллегам господина Колесникова добраться до их комнат. Не стоит им сидеть и скучать в ожидании своего руководителя, когда это время они могут использовать для отдыха. Дорога же была тяжелая?
   Последняя фраза была обращена к Сергею, и он подтверждающее кивнул:
  - Да, несколько часов просидели в машине, пока добрались до вашего центра. Еще и кондиционер стал барахлить уже перед самим периметром территории отчуждения. А тут эта жара...
  - Такое тут часто случается, - развел руками над столом Виктор Иванович. - Чем ближе к периметру, тем чаще происходят сбои в электронике. Бывает, что и машины встают замертво и заводятся только тогда, когда их отбуксируют подальше. Из-за подобных странностей нам пришлось заказывать приборы с хорошей экранированием и защитой от внешних факторов. Честно сказать, то и на ваше прибытие это повлияло: специалистов подобно вашей группе с похожим оборудованием нам отыскать не удалось.
  - У японцев есть такие же, - произнес я, мимоходом отметив исчезновение своего седого сопровождающего, ведя разговор с хозяином кабинета. - Как раз мы свое оборудование заказывали у них.
  - А-а, японцы... - поморщился собеседник. - Бросьте, с ними возни больше, чем пользы. При словах - Чернобыль и радиация, они принимаются вписывать в договор десятки новых пунктов, выспрашивать у нас цели нашего центра, планы работ и опытов. А какой свиток требований они выложили по обеспечению безопасности вы бы видели, господин Колесников...нет, с нами, славянами, работать всегда проще. Тем более, что совсем недавно мы были гражданами одной страны.
   Сергею ничего не оставалось, как молчаливо развести руками, соглашаясь со словами своего собеседника. Тот немного помолчал, пробарабанив короткую дробь пальцами по столешнице, и продолжил:
  - Господин Колесников...
  - Просто Сергей, - вежливо прервал его парень. - Так короче и проще общаться. А к вам я могу обращаться по имени-отчеству?
  - Да, конечно, - кивнул тот. - Можете...в самом деле так проще будет. Так вот, по поводу вашей работы: сегодня вы отдыхайте со своими коллегами, а завтра приступайте к обязанностям.
  - А с кем мне из ваших сотрудников придется общаться постоянно? - осведомился Сергей, бросая быстрый взгляд на девушку и возвращая его обратно на мужчину. От того это не укрылось и свои последующие слова он произносил с небольшой улыбкой.
  - В основном по проекту с вами будет общаться господин Смит - это наш коллега из числа иностранных ученых. А познакомиться со всем коллективом центра вам поможет...Олеся Борисовна. Заодно и проведет небольшую экскурсию по Зоне отчуждения. Покажет в ходе нее наши рабочие точки, небольшой экскурс в историю катастрофы проведет...справитесь, Олеся Борисовна?
  - Конечно, - откликнулась та, подкрепив свои слова небольшим кивком. - Тем более, что у меня намечается очередная поездка по точкам и сбор данных экспериментов.
   Ну не актеры же? Сергей готов был поставить будущий свой гонорар на то, что девушка уже раньше была ознакомлена с прозвучавшим предложением. Не просто же так она находилась сейчас в кабинете.
  - Экспериментов? - переспросил Сергей, заинтересовавшись последними словами. В голове у него пронеслись кадры, где жуткие монстры в подземных лабораториях рвали куски сырого мяса, по ним выпускались электрические заряды из шокеров. Те в ответ бросались на стальные прутья решеток и прозрачные бронированные перегородки, оставляли глубокие отметины от когтей, брызгали слюною...
  - Да, - ответила девушка и разрушила все его недавние домыслы, - проводим эксперименты с растениями, берем пробы почвы из различных участков Зоны. Есть фермы с животными - коровы, свиньи. Пробуем решить проблему "чистого" хозяйства на "грязных" территориях...
  - Все, все, - замахал руками мужчина, - расскажете вашему подопечному обо всем чуть позже. Сейчас проводите его до своей комнаты, где он сможет отдохнуть и привести себя в порядок после дороги. Так, Сергей, долго беседовать не будем - вы устали, да и мне еще много работы предстоит - так что идите с Олесей Борисовной. Завтра за вами и вашими коллегами зайдет Герберт...э-э, господин Смит, и приступите с своим непосредственным обязанностям.
  - Как скажете, - чуть наклонил голову в жесте вежливости Сергей. - Завтра так завтра. А во сколько?
  - Хм, - чуть призадумался Виктор Иванович, - часикам к десяти надо будет уже быть на объекте, так что рассчитайте время подъема и приготовления сами.
  - В десять, - повторил парень вслух за собеседником названый час. - Очень хорошо, вполне хватит нам подготовиться.
  - Тогда не буду вас больше задерживать, - хозяин кабинета дал понять, что беседа закончена. Парень попрощался, хотя и не упускал такой возможности, что еще может встретиться с Виктором Ивановичем сегодня. Перед тем как покинуть кабинет, он пропустил вперед себя девушку. В этом было не столько джентльменства, сколько желание осмотреть свою новую знакомую со всех сторон. Увиденная картина только подогрела в Сергее желание перевести знакомство с Олесей в более близкие отношения.
  - Куда? - поинтересовался парень у своей симпатичной проводницы, прикрывая дверь кабинета.
  - Прямо, - ответила та. - Тут недалеко идти - на этаж ниже.
  
   Глава 2
  
   Как только девушка с парнем покинули его кабинет, Виктор Иванович пробежался пальцами по компьютерной клавиатуре. Монитор, до этого подмигивающий светодиодом в спящем режиме, засветился,едва слышно загудели внутренности системного блока. Через минуту монитор показал помещение с десятками столов и мониторами на них. Несколько людей сидели за ними и что-то набирали на клавиатурах или рассматривали распечатанные принтерами листы, одновременно с этим черкая или ставя на них пометки.
   Пономарев щелкнул еще одной клавишей, и изображение разбилось на десяток мелких картинок. Стрелка курсора остановилась на одной из них, заставив встать по центру монитора, частично закрыв остальные.
  - Стас, - произнес Пономарев, обращаясь к молодому мужчине лет тридцати пяти, который усиленно чесал свою густую шевелюру. Вторая рука была занята тем, что вооруженная черным маркером обводила или подчеркивала примечательные места на листах с непонятными диаграммами. Изредка, он оставлял в покое волосы, но тогда принимался грызть маркер. На обращение своего руководителя он не обратил внимания, поглощенный своими действиями.
  - Стас, твою... - повысил голос Виктор Иванович, добавив междометие, которое тщательно режется цензурой во всех речах и записях.
  - А? - поднял тот голову и посмотрел на свой монитор, с которого на него взирало недовольное лицо шефа. Потом перевел взгляд выше, на крошечную камеру, прикрепленную к правому углу монитора.
  - МорковкА-на... - прокомментировал его отклик Виктор Иванович. - Что там по последнему опыту?
  - Иваныч, тут такое вышло, - затараторил тот. - В общем...
  - Если что-то интересное, то жду у себя в кабинете со всеми видеозаписями и графиками, - перебил его Пономарев.
  - Хорошо, - кивнул тот и стал сгребать со своего стола бумаги, потом наклонился под столом и через секунду выпрямился. В его руке оказался маленький черный прямоугольник флешки. Не собираясь дальше следить за суетой своего подчиненного, Пономарев отключил камеру и откинулся в кресле. Самочувствие было паршивое. Еще неделю назад он был готов лечь на операцию, но сейчас, когда эксперимент в очередной раз стронулся с мертвой точки, подобное было бы верхом глупости. Открывающиеся перспективы были настолько величественны и сулили такие возможности, что даже пропущенный день мог катастрофически повлиять на все собранные наработки. Одним махом превратив их в гору пустой породы.
   Минут через десять появился Стас, тащивший в руках кроме толстого кейса с цифровыми замками еще и стальной ящичек-чемодан. В подобных хранились некоторые слаборадиоактивные образцы почвы, предметов из быта, деталей оборудования. В общем, все те малогабаритные предметы, что фонят с момента аварии. Одна из стенок этого ящичка была прозрачная. Зачем? Толком об этом не мог сказать никто. Но все присылаемые из старых запасов подобные предметы были снабжены кроме свинцовых стенок, еще и освинцованным мутным стеклом.
  - Это что такое? - хмуро осведомился Пономарев, кивая на ящик.
  - Об этом чуть позже, - с заговорщицким видом произнес Стас, - сначала посмотрите вот это.
   Мужчина положил на стол кейс, набрал код, дождался негромкого писка, оповестившего о отключенной системе защиты, и достал пластиковую папку и флешку. Флешку он протянул Пономареву, кивая на монитор, и занял позицию сбоку от шефа.
   Пономарев открыл папку с видеоданными и запустил ролик. На экране открылось изображение просторного помещения, с десятками приборов, ламп и кучи еще всякого оборудования. В центре всего этого, окруженного свободным пространством метров пяти в радиусе, стоял огромный черный блок. В высоту он был метра три и по метру на каждую из сторон.
  - Вот сейчас смотрите, - произнес Стас. - Тут перемотать немного ...ага, еще чуть...стоп.
   Картинка сильно изменилась. Сейчас все пространство помещения вокруг блока было окутано красноватой рябью, словно миллионы крошечных, багровых мушек разлетелись по залу. И эти мушки закручивали хороводы, причем в некоторых местах скопления этих объектов невеличек было особенно густым.
  - Вот диаграммы возмущения электромагнитного поля, радиации, - сунул Стас несколько распечатанных листов своему шефу. - Вот здесь и здесь заметны сильные, скачкообразные изменения.
  - Радиация сильная, но немного странная, - быстро глянул на листы Пономарев. - Если смотреть по времени, то за десять минут она с высокой доли снизилась едва ли не в сотню раз.
  - Это еще не все, - затараторил Стас. - Крутите дальше...ага, хватит пока что. Вот тут большая часть приборов отказала...
  - Как обычно, - равнодушно проговорил Пономарев, но от монитора глаз не отвел.
  - Не совсем. Вот тут! - возразил ему Стас и неожиданно ткнул пальцем в монитор. По кристаллическому экрану проскочили радужные полосы. Пономарев поморщился и захотел сделать замечание подчиненному, но увидев то место, которое сейчас центрировалось камерой разом обо всем забыл.
   Времени с момента активации черного камня прошло уже порядочно и красные вихри успели практически развеяться, но в нескольких местах а полу появились странные образования. Над парочкой странных пятен дрожал воздух, словно там располагалась открытая топка домны. В одном из углов пробегали разряды, как от порванных высоковольтных проводов, но ничего такого там не было. Последней точкой, на которую переместился фокус камеры, стало бывшее скопление приборов. В этом месте часть оборудования было покорежено, словно попало под огромный пресс. Мало того, в бетонном полу присутствовала идеальная окружность...провала в метр диаметром и сантиметров двадцать глубиной.
  - Что это? - чуть хриплым голосом поинтересовался Пономарев, повтори жест своего собеседника, но более мягче. По крайней мере никаких "разводов" на мониторе не появилось.
  - Еще не знаем, - развел руками Стас. - Изучить не успели, но некоторые данные есть. Вот эти пятна ничто иное как области с высокой температуры. Наш сотрудник поднес прибор на длинном штативе и едва не погиб, когда там возникло пламя. К сожалению этот момент заснять не удалось - камеры отключились. Потом пламя само утихло, едва исчез раздражающий фактор. Вот тут ничего такого экстраординарного: область с мощным электрическим полем. Проверять не стали исходя из опыта с огнем. А вот с этим, - Стас пару раз стукнул по монитору, указывая на ямку в полу, - все не так просто. Тут образовалась зона невероятно сильной графитации. Часть приборов была втянута в это место и оказалась сжата до невероятного состояния. Мало того, они еще и поменяли свой молекулярный состав...
  - Что-то еще? - спросил Виктор Иванович, внимательно посмотрев на своего подчиненного. Недоговоренность фразы он заметил и теперь ждал продолжения.
  - Да, - кивнул тот, - еще есть кое что...
  - Говори, Стас, - раздраженно поторопил его Пономарев, - что мне приходится из тебя слова, словно клещами вытаскивать.
  - На свой страх и риск я среди этого оборудования оставил пару клеток с животными, - уловив недовольно-вопросительный взгляд шефа, мужчина заторопился с объяснениями. - Из этих, которые мутированные... с которыми Мытесец работала.
  - Она знает?
  - Думаю, - задумчиво проговорил Стас, - что нет. Да и брал я особь из...резерва.
   Заминка должна была что-то означать, и Пономарев понял, о чем именно хотел сказать ему собеседник. Понимающе хмыкнув, он кивком головы потребовал продолжать рассказ.
  - В общем, одна тварь погибла от избытка радиации, - быстро проговорил Стас. - А вот со второй не все так понятно, но есть мнение...в общем, я считаю, что животное пошло на создание вот этого.
   Мужчина поднял с пола тяжелый контейнер-чемоданчик и поставил его на стол шефа. Развернув таким образом, чтобы прозрачная стенка оказалась перед лицом Пономарева.
  - Что это? - чуть растерянно проговорил тот и щелкнул ногтем по стеклу. С обратной стороне, в контейнере, располагался странный округлый предмет. Размером с небольшое куриное яйцо, состоявшее из множества тончайших витков проволоки желтого и черного цветов. При этом от предмета шло небольшое сияние, позволяющее го свободно рассмотреть в темном контейнере (света извне не хватало, чтобы осветить контейнер через освинцованное стекло).
  - Не знаю, Виктор Иванович, - развел руками Стас. - Этот предмет возник рядом с провалом в полу. Там, где сейчас странное гравитационное явление.
  - А в чем тогда подоплека с животным? - поинтересовался Пономарев, не сводя взгляда с содержимого контейнера.
  - Понимаете, - Стас запустил пальцы в свою шевелюру и принялся скрести голову, подобная привычка у него имелась с рождения и порою вызывала раздражение у окружающих.
  - Поскорее, - поморщился Пономарев, недовольный поведением сотрудника центра, - что ты тянешь.
  - Понимаете, - повторил Стас, оставив в покое волосы, - в обломках можно опознать почти все детали оборудования. Пусть практически изменившиеся, но все же...а вот трупа твари нет.
   Мужчина развел руками, словно труп, о котором шла речь, исчез прямо из его ладоней.
  - Зато появилось вот это, - Стас хлопнул сверху по контейнеру. - И это дает основание полагать, что предмет появился после обработки гравитационными импульсами тела животного.
  - Вот оно как, - задумался Пономарев, рассматривая контейнер. - Это точно? Что на камерах видно?
  - Момент возникновения предмета совпал с отключением камер, - с тяжелым вздохом произнес Стас. - Как раз произошел сильный всплеск излучения и приборы отключились. Пока происходила замена, все и произошло...и визуально ничего увидеть не получилось - там радиация была огромная. Не спасли бы стены, защитное стекло и защитные костюмы. Но могу сказать, что процентов на восемьдесят уверен в том, что плоть твари пошла на создание этого образования.
  - На чем твоя уверенность стоит? - хмыкнул Пономарев.
  - На том, - твердо сказал Стас, глядя в глаза своему шефу, - что ничего похожего не появилось возле огненной и электрической субстанции...или как их там обозвать. Клетки с тварями находились только рядом с тем местом, где появилось гравитационное пятно. Я еще попробую поэкспериментировать с тварями, даром, что их у нас много. Тогда точно будет известна зависимость появления предметов от попадания биологического организма в места аномального проявления излучения от того камня.
  - Только осторожно, - этими словами Пономарев дал добро на действия своего подчиненного. - И смотри, чтобы Мытесец ничего не узнала.
  - Не узнает, - усмехнулся Стас, - все будет сделано тихо. Вот только это еще не все...
  - Что-то еще? - заинтересовался Пономарев и посмотрел на кейс с документами. Но Стас к нему не притронулся. Зато несколько раз хлопнул ладонью по контейнеру со странным предметом.
  - Да, - проговорил Стас, - есть кое-что еще. Вот этот чемоданчик весит порядочно - вы и сами это должны знать - но когда я положил в него это образование, то вес снизился процентов на тридцать пять. Я провел только примерные расчеты пока что...
   Пономарев молча встал со своего места и ухватился одной рукой за контейнер, приподнимая тот.
  - Ох ты ж, маму иху, - удивленно воскликнул мужчина, ощутив разницу в изменившимся весе. - Сколько он у нас весил? Килограмм пятнадцать, так?
  - Угу.
  - А сколько сейчас?
  - Я провел замеры, - ответил Стас, - и рассчитал примерную разницу массы в пять с небольшим килограмм.
  - С небольшим, - потребовал уточнить Пономарев, опуская контейнер на место и возвращаясь в кресло, - это сколько.
  - Порядка двухсот пятидесяти грамм, - сообщил помощник и тут же виновато поправился. - Но замеры примерные. Весы - механические и электронные - тоже сбоили, словно и на них воздействовал этот камешек.
  - Состав проверили? Что это за материал? - постучал ногтем по антирадиационному стеклу контейнера Пономарев.
  - Да, - кивнул Стас, выкладывая перед своим начальником листы с диаграммами и столбиками вычислений. Минут на десять руководитель углубился в изучение документов.
  - Чушь какая-то, - резко произнес он, отодвигая распечатки на край стола. - Как такое может быть?
  - Виктор Иванович, - развел руками Стас, - я и сам не понимаю. В этом предмете наверчена куча всего - от органики, до кремневой составляющей. И эти части соединены между собою на клеточном уровне.
  - Но как все это работает? - поинтересовался Пономарев, бросая очередной взгляд на предмет.
  - Предположительно, - задумчиво проговорил Стас, расчесывая свою шевелюру правой пятерней, - тут все дело в радиации. Предмет имеет ярко выраженную...ммм...испускает излучение альфа- бет- и гаммачастиц. Причем...
   На этих словах парень замолчал, углубившись в свои мысли. Не выдержав, Пономарев, когда молчание подзатянулось, хлопнул ладонью по столу и поторопил помощника:
  - Не тяни кота за хвост, Стас, выкадывай все.
  - Так вот, - Стас встряхнулся и скинул с себя задумчивость, - главенствует среди всех типов - альфаизлучение. Гамма- и бета- почти неуловимы.
  - Вот как? - удивился Пономарев. - Очень странно...очень.
   Виктор Иванович замолчал, машинально постукивая пальцами по столешнице. При этом он не сводил взгляда с контейнера, в котором находился аномальный предмет. Вся природа этого новообразования кричала о своей невозможности существования. И тут же опровергала свойствами и внешним видом "камня".
  - Стас, послушай меня, - спокойно проговорил Пономарев, переведя взгляд на парня. - Эксперимент нужно повторить.
  - Когда? - деловито поинтересовался парень, который предполагал нечто подобное.
  - Прямо сейчас, - заявил Пономарев. - И...м-да,..вот что еще...
  - Да?
  - Увеличь мощность и задействуй по два экземпляра каждого нового биологического вида, - проговорил пожилой мужчина. - Каждого. Ты понял меня?
  - Да, Виктор Иванович, я понял, - чуть наклонил голову Стас, изображая кивок. - Вот только...
  - Что еще? - недовольно нахмурился Виктор Иванович.
  - У нас из экземпляров пятой категории только десять единиц трех видов, - сообщил Стас. - те самые, которые обладают неизученными способностями организма. Если забрать шестерых, то на остальных придется эксперименты приостановить до того момента, пока не появиться новый нейтральный материал.
  - Хорошо, - чуть задумался и принял решение Пономарев, - этих не трогай. И четвертую категории тоже оставь в покое. Если не ошибаюсь, у нас их тоже не очень много?
  - Да, - согласился с ним парень, - не очень. Двадцать два образца. Половина после опытов едва шевелится.
  - Ну-у, - усмехнулся Пономарев, - эти-то точно выживут, даже прокатись по ним на грузовике.
  - Грузовика будет мало, - поддержал веселье своего начальства парень. Для них бэтээра будет мало.
  - Ладно, - стал вновь серьезным Виктор Иванович, - задание ты получил, так что, приступай к делу.
   Стас кивнул и подхватил свой кейс, собираясь забрать бумаги с флешкой. Его действия прервал Понамарев:
  - Это все оставь, Стас, я посижу над документами, прочитаю более тщательно.
  - Хорошо, - парень пожал плечами в ответ на слова руководителя проекта, - как скажете. Да, вот еще...
  - Что такое? - с интересом посмотрел на него Пономарев. - Ты оставил на десерт что-то интересное?
  - Нет, нет, - отмахнулся от такого предположения Стас, - что вы. После всего этого интереснее может оказаться, только прилет зеленых человечков с требованием вернуть из аналог адронного коллайдера...это я про тот обелиск, над которым мы экспериментируем. Я насчет помещения...понимаете, в то сейчас не скоро попасть можно - там радиация большая. Точнее, попасть можно, но на небольшой срок: закинуть оборудование, подключить системы питания и так далее.
  - И что?
  - Места там мало, - пояснил Стас. - В первый раз клетки с живыми объектами среднего размера едва вместились. Так что, расположи там каждой твари по паре, то придется забить комнату от пола до потолка только животными.
  - Так, - произнес Пономарев, - задачка. Ладно, закинь мелких по двое, а всех прочих по одной штуки. Самых крупных вообще не в клетке складируй, а связанными уложите. И отметь чем и как их скручивали - жгутом, тросом, проволокой...наручниками в конце концов. Сам там разберешься.
  - Будет сделано, - вытянулся Стас и отдал воинское приветствие на американский манер. - Разрешите приступать герр оберст?
  - Давай иди уже, - отмахнулся от парня Виктор Иванович. - Позер.
   Когда за помощником закрылась дверь, мужчина откинулся в кресле и задумался. Нет, он правильно сделал, когда решил оставаться с проектом до конца. Первые успехи при экспериментах с черным монументом неизвестной природы дали поразительные результаты. Тогда работали (и сейчас тоже, к слову сказать) только с биологическими объектами. Точнее, после ряда проб и направлений, выбрали это. Попытки опытов с растительности приводил к вялым результатам и их решили оставить. Другое дело живые организмы. Тут порою выходило такое. Что после двух случаев охранные меры увеличили в десять аз!
   Пономарев вспомнил, как после недолгих размышлений "куда пойти - кому отдаться" он остановился на Западе. Точнее, на Соединенных Штатах. Россия могла быть более выгодным партнером, но правительство Украины выразилось против привлечения спецов и средств от своего ближнего соседа. Как раз прошел очередной виток выборов и на олимп правительственных кресел вылезли прозападники.
   Их мнение и решило исход проекта. Впрочем, американцы почти и не лезли на объект. Почему-то, от места чернобыльской катастрофы они бежали в ужасе и панике, стараясь лишний раз в окрестностях Мертвого города не показываться. Всего несколько специалистов работали в лабораториях. Все остальные места были заняты местными учеными. Зато доклады кураторы из-за океана требовали каждые двенадцать часов.
   Виктор Иванович посмотрел на контейнер, на документы с заметками Стаса и диаграммами хода последнего эксперимента и невольно поморщился. Сообщи он кураторам о новом витке опытов и на его место тут же найдут подходящую замену. Буду давить на плохое самочувствие руководителя проекта, что он не сможет полностью контролировать ход экспериментов. Пономарев скрипнул зубами от злости. Сволочи, ведь лично он поднимал все. Выбивал средства и материалы, заботился о прикрытии опытов и производимых работ на закрытой территории. Даже легенду придумал насчет туризма в Зону отчуждения и постройке защищенных мест, где могут останавливаться ученые. И эти выскочки заберут все...
   Нет, он им не отдаст свое детище ни за что. И о последствиях эксперимента, проведенного Стасом (и который он собирается повторить, но с уже большим размахом) он пока промолчит. Пока...а там дальше видно будет.
  - Скажу им, что все приостановлено на время присутствия русских специалистов, - вслух произнес Пономарев. - Это даст нужное время.
  
   Глава 3
  
   После того, как Стас покинул рабочий кабинет Пономарева, он вышел на улицу. Там направился к машине, которая сопровождала российских специалистов.
  - Медведев, ты здесь? - чуть удивился парень, увидев в салоне фигуру седого мужчины. - А что не отдыхаешь?
  - А тебя тут за каким принесло? - буркнул Медведев.
  - Дела, - развел руками Стас. - Мне нужно срочно до станции добраться. До рабочего подземного комплекса. Устроишь? Только быстро...или мне Пономарева попросить, чтобы выделили мне машину оттуда?
  - Хм, - проговорил седой, - до лабораторий? Хорошо, довезу. Мне тут тоже надо забрать кое-кого и отвезти вашим вивисекторам.
  - Мы - ученые, - веско заметил Стас. - Впрочем, называй как хочешь. А кого тебе нужно забрать? только не говори, что из гостей кого-то?
  - Нет, не из них, - покачал головою Медведев. - Браконьеров задержали по пути сюда...когда москвичей сопровождали. А мне Богдан приказал отвезти их к вам. Вроде как кончились у вас...объекты.
  - Кончились, - согласился с ним Стас. - Факт.
   В этот момент оба собеседника отвлеклись на подъехавший фургончик, который до этого Медведев встретил на пути сюда.
  - Вот и они, - облегченно вздохнул седой мужчина, приглашаюше кивая Стасу. - Отлично. Давай, забирайся в машину и поехали.
   Стас послушно уселся на удобное сиденье немецкой машины и закрыл дверь, отрезая салон от внешней среды. Медведев повернул ключ в замке зажигания, дождался, когда тихо заурчит мотор и только после этого коснулся небольшой рации.
  - Остров-два, ответь Шестому.
  - Остров-два на связи, - немедленно послышалось в ответ.
  - Следуете за мною на Объект, - четко произнес седой в рацию. - Как поняли?
  - Вас понял, Шестой, - последовал ответ. - Конец связи.
  - Конец связи, - проговорил Медведев, потом щелкнул цифирной клавишей, меняя частоту, и обратился к другому абоненту. - Это Шестой - выезжаю.
   Неизвестный адресат промолчал, но дальнейшие действия показали, что обращение седого не было проигнорировано. Беззвучно (это для сидевших в машине) отошла секция сетчатой ограды, отрыв свободный проезд для автомобиля. И так же беззвучно вернулась на свое место, когда Медведев вывел машину со двора. В кильватер геленвагену встал китайский фургончик, и оба транспортного средства покатили в сторону огромной трубы, видимой с почти любого места в городе.
  Через пятнадцать минут машины остановились возле огромных ворот с несколькими предупредительными знаками радиационной опасности. Внешний вид стальных створок был плох - вмятины, ржавчина, полное отсутствие краски. Но работали они отлично. Всего пять секунд потребовалось для их открытия при использовании электрозамков и двигателей.
  - Теперь ждем, - проговорил Медведев, глуша автомобиль, включая свет в салоне после этого и опуская руки на руль. Стас состроил недовольное лицо, но промолчал, повторив жест своего спутника. Разве что, руки он положил не на руль, а на низ лобового стекла. Такую же процедуру должны были повторить и парни в фургоне.
   Словно чертики из табакерки рядом с автомобилями возникли крупные фигуры с оружием в руках. В специальных костюмах защиты от радиации серого цвета, в касках-сферах, противогазах закрытого типа дыхания. Поверх костюмов были навешаны тяжелые бронежилеты шестого класса защиты. В руках у половины "сторожей" имелись многозарядные автоматические дробовики с магазинным питанием. Вторая половина могла похвастаться российскими автоматами "вал" и "сто третьими" "калашами".
   К боковому стеклу на несколько секунд прижалось лицо одного из "сторожей", который смотрел салон, светя при этом подствольным фонариком на пистолете. Второй его товарищ осмотрел днище машины с помощью зеркала на изогнутой ручке.
   Не заметив ничего подозрительного, "серые" бойцы отошли в сторону и дали отмашку: проезжай.
  - Меня от этих парней в дрожь кидает, - признался Стас своему спутнику, когда их машина скатилась по пандусу в подземное просторное помещение. - А в последнее время и вовсе они странными стали. Тут одного видел, когда эксперимент закончился: глаза стеклянные, к чему-то прислушивается, не двигается - только ствол передвигается в моем направлении. Надо бы почаще менять охрану...
  - Это к Богдану, - ответил седой, заводя машину в большую кабину грузового лифта. - Охраной всех объектов заведует лично он. А на Станции тем более. А насчет странностей...знаешь, я тоже кое-что примечал. С одним пареньком тут разговаривал из СБ, лейтенантом, так он про непонятные голоса рассказывал, когда дежурил возле Объекта.
   Дальше их разговор прервался. Машина опустилась на лифте на десяток метров вниз и очутилась в очередном помещении. Все стены были закрыты металлическими панелями и увешаны горловинами разбрызгивателей. Даже в полу такие имелись. После того, как автомобиль остановился в центре помещения, разбрызгиватели обрушили на него вал воды и белой пены. Дезинфекция продолжалась минут десять.
  - И почему нельзя все это делать выше? - буркнул Стас, когда после мойки машина опять тронулась с места и покатила вправо, где в стене открылся проход. - Сейчас от гаража переться полчаса до лабораторий.
  - Не преувеличивай, - усмехнулся седой. - Намного меньше. А машины наверху оставлять нельзя: маскировка нарушается и вообще...
   Что он подразумевал под словом "вообще" Медведев не стал пояснять, занятый процессом парковки автомобиля в небольшом гараже. Тут уже стояли еще три точь-в-точь такие же джипы и даже один БТР-80. Бронетехника и машины были перекрашены в серый цвет, "измазанный" крупными пятнами более темного оттенка.
  - Я к Богдану с задержанными, - проговорил Медведев, покидая салон. - Ты со мной?
  - Нет, - покачал головою Стас. - Некогда. Мне нужно успеть в питомник заскочить, потом в боксы с рабочими экземплярами. К Объекту наведаться...к Богдану не хватит времени. Да и нет у меня желания встречаться с ним.
  - Как хочешь, - пожал плечами Медведев.
   Питомником называли несколько помещений, где содержались мутировавшие животные. На сленге рабочего персонала - морфы или мутанты. После процесса направленной мутации с помощью черного каменного блока неизвестной природы получившиеся морфы (кто выживал) направлялись сюда. Как только они набирались сил, их переводили в отдельные боксы, где те испытывали на своей шкуре всевозможные испытания.
   Возле питомника Стас зашел в караулку, где всегда находилось дежурное отделение - пять бойцов с начальником группы.
  - Здорово, - поприветствовал он крепких парней, облаченных в полную воинскую экипировку. Может, и не полную - Стас в этом не сильно разбирался. Просто на его мнение бронежилет, каска, оружие и подсумки с запасными магазинами на бедрах составляют предел того снаряжения, который может носить человек.
  В ответ на слова ученого охранники молчаливо кивнули, вопросительно посмотрев на новоприбывшего.
  - Кто у вас старший? - поинтересовался Стас.
  - Я, - приподнялся со стула один из них, - сержант Капенко.
  - Ага, - кивнул Стас, - хорошо. Сержант, мне бы парочку ваших человек в сопровождение в Питомник. Нужно будет забрать с десяток клеток с животными.
   По лицам окружающих синхронно прошлась гримаса неудовольствия. Еще бы, эти самые клетки придется ворочать именно тем "везунчикам", которые пойдут с ученым.
  - Власенко. Соболев, - назвал фамилии солдат Капенко, - с ученым пойдете в помощь. И посмотрите заодно Сухорукова.
  - Сухорукова? - заинтересовался Стас. - Это кто такой? И почему его надо посмотреть?
  - Мой боец из сегодняшнего караула, - нехотя сообщил сержант. - С утра какой-то квелый был, задумчивый. Медосмотр ничего такого не выявил - депресняка нет, состояние отличное...но я научился чувствовать людей. И говорю, что с этим парнем что-то случилось.
  - Ладно, - согласился с ним Стас, - посмотрим вашего странного. Где он стоит, пост его где?
  - Почти рядом с Питомником, - сказал сержант и ткнул пальцем в план этажа. Который висел на стене караулки, - вот в этом тамбуре.
   Тамбуром на всех подземных уровнях лабораторий называли пропускные точки, имеющие по две двери с обеих сторон. Вроде шлюза или дегазирующего отстойника. Ключей и шифров от дверей тамбуров у охраны не было. Впрочем, они им и не были нужны. Отдельные посты стояли только возле важных точек. В остальном обходились караульной сменой. Иначе народу не напасешься...
   Когда Стас с охранниками приблизился к дверям, которые вели в Питомник, он несколько насторожился. Слова сержанта про странное поведение бойца запали ему в память.
  - Эй, Сухой, - издалека окликнул товарища один из сопровождающих, - как жизнь молодая?
  - Нормально, - ответил тот. - Что случилось?
  - Да вот, - кивнул на Стаса один из караульных, - ученый пришел зверинец свой проверить и забрать парочку питомцев на квартиру для усиленного питания.
   Слова бойцы вызвали тихий смех у всей троицы, который покоробил Стаса. Для него грубый солдафонский юмор бы почти непонятен и неприятен. Мимоходом он отметил, что Сухоруков вовсе не выглядел странно - такой же парень, как и оба сопровождающих ученого. Абсолютно ничем не отличается и никакой подавленностью или заторможенностью не страдает.
  - Понятно. - отсмеявшись, Сухоруков отошел от двери, уступая дорогу Стасу, - проходите.
   Ученый подошел к панели и стал набирать код. Нужную комбинацию он отщелкал открыто, не пытаясь скрыть ее от окружающих. Все равно каждый шифр действует только один раз. После того, как дверь за ним закроется, комбинация немедленно обнулиться и будет выбрана новая из вложенного списка. Этот список постоянно составляют несколько человек: Пономарев. Стас и два американца.
   Когда шесть цифр и столько же букв мигнули пару раз на панели, послышался тихий щелчок - первый замок открыт. Теперь есть пять секунд, чтобы провести магнитным ключом, чтобы подтвердить открытие.
   Стас вынул из кармана пластиковую карточку и приложил ее к замку. Только после этого дверь щелкнула последним замком и немного вышла из пазов.
  - Отлично, - прокомментировал Стас свои действия. - Давайте вперед...а ты дверь за нами закрой, хорошо?
   Сухоруков, к которому обратился Стас, согласно кивнул головою. Самому ученому тянуть толстую бронированную, засыпную дверь было лень. А бойцы сопровождения, открыв дверь перед Стасом, уже ушли вперед на несколько шагов, и звать их парню было неудобно. Потом начнутся пересуды, что ученая братия совсем принаглела - двери за собою заставляют закрывать-открывать.
   Стас успел отойти на несколько шагов вперед, когда один из сопровождающих, успевших подойти через крохотный коридорчик к двери в Питомник, обернулся назад.
  - Эй, что та.. - беззаботное выражение на лице сменилось непонимание, а затем испугом. - Ты чего?
   Непонимающий ученый обернулся назад, проследив за взглядом и караульного, и застыл в ступоре. Сухоруков вместо того, чтобы закрыть дверь, распахнул ее во всю ширь и сейчас поднимал ствол дробовика от пояса к груди. Стас заворожено наблюдал, как крошечная белая точка краски на мушке ствола поднимается вверх, на уровень его сердца.
  - Ложись! - позади раздался оглушительный крик одного из охранника. Этот возглас снял с парня оцепенение. Стас неуклюже брякнулся на четвереньки, больно приложившись коленями о кафельный пол. И почти сразу же его оглушило грохотом выстрела. Второго. Третьего...
   Почти оглохнув. Стас уловил громкие стоны за спиною и звук падения тела на пол. Потом послышался лязг металла о камень.
   Вывернув голову. Молодой ученый увидел лежащего на полу одного своего сопровождающего. От его головы расходились короткие темно-красные струйки. Второй охранник стоял согнувшись, прижимаясь боком к стене. Возле ног валялось оружие.
   Бросив затравленный взгляд на Сухорукова, Стас увидел, что тот откидывает в сторону разряженный дробовик и опускает ладонь на кобуру. Как смог проскочить пару метров, набрать код и провести карточкой, открывая замок за ту пару секунд, что безумец был занят, Стас и сам не понял. Скорее всего, этот шанс ему дал сам Сухоруков, провоцируя ученого открыть доступ в Питомник.
   Запоздалый сдвоенный выстрел послышался уже поздно. Стас успел в этот момент оттолкнуть тяжелую створку и ужом проскочить в помещение. Закрыть за собою дверь он не догадался. Просто страшно стало находиться рядом с ней, слыша удары пуль по металлу.
   Помещение, отведенное под Питомник, было огромно. Целый подземный ангар с сотнями клеток различных размеров и форм. От решетчатых, из стальных прутьев, до стальных из бронестекла, вмурованных в блочно-кирпичные "кубрики".
   Стас в панике заметался среди них, пытаясь найти укрытие. Очередные два выстрела за спиной (ученый решил, что это безумец добил тяжело раненых товарищей, бывших товарищей) заставили взвизгнуть от страха и броситься в сторону Арены. Так называли ученые коробку из бронестекла пять на пять метров, куда выпускали морфов для всестороннего осмотра. Иногда (ради правды стоит отметить, что гораздо чаще осмотров) стравливали тварей между собою - оттого и Арена.
   Замок пискнул, щелкнул, открывая проход во внутрь. Потом дверь закрылась, отрезая парня от остального помещения.
   Вот только прозрачные стенки не давали чувства защищенности. Наоборот, парень ощущал себя выставленным мишенью в тире. Радовало только одно - броня была не по зубам пистолетным пулям и дроби. А более мощного оружия у охранников в подземном комплексе не было. Да и открыть дверь у безумного охранника не выйдет: механический замок и электронный блокиратор управлялись с отдельного пульта или по магнитной карте ведущих специалистов комплекса. Вроде Стаса.
   Через минуту показался виновник переполоха. Сухоруков вооружился дробовиком одного из своих товарищей, которых убил только что, и шел мимо рядов с клетками. Твари еще не успели успокоиться с момента, когда мимо них пронесся перепуганный Стас, а появление нового человека и вовсе привело в бешенство. Визг, вой, поскуливание смешались в один звук, который резал уши.
   Как Стас ни надеялся на то, что его не заметят, но этого не произошло. Свихнувшийся охранник до Арены добрался очень быстро. Его взгляд столкнулся со взглядом Стаса, и молодой ученый вздрогнул от той бездумности, что притаилась в глазах безумца. Сейчас он совсем не походил на веселого и общительного парня, каким показался Стасу несколько минут назад.
  - Эй, погоди, - испуганно выкрикнул Стас, когда увидел направленное в его сторону оружие, - погоди...ты чего...
   Выстрел...выстрел...выстрел. К запаху зверинца примешалась кислая вонь сгоревшего пороха. По кафельному полу - его так легко и удобно отмывать от крови и нечистот - раскатились черные цилиндрики траченных гильз. За десять секунд магазин дробовика опустел.
   Стас чуть не умер от страха в этот крошечный промежуток времени. Уже вживую увидел, как дробь разбивает хрупкую на вид преграду. Рвет его тело. Но обошлось. Стекло держало марку качества и спокойно устояло перед стальными шариками. Только мелкими царапинами и мутными пятнышками покрылось в местах попадания.
   Видя, что прозрачная преграда ему не по зубам, стрелок откинул разряженный дробовик и вынул пистолет. Повторилась история со стрельбой из ружья. Но и она выдала результат не более результативный.
   Сменив магазин, Сухоруков изменил план. Теперь он прицелился в устройство запирания, прикрытое тонким кожухов из жести. Вот тут ученого пробила нервная дрожь: замок для таких эксцессов не был предназначен. Так оно и случилось. После пяти пуль металлическая пластина была искорежена и сорвана со своего места. Показалась тонкая струйка черного дыма, запахло горелой изоляцией и...все. Механическая часть заблокировалась намертво. Дверь только взрывать или резать автогеном.
   Парень в ловушке мысленно порадовался, что замкам на Арене было уделено соответствующее внимание и их сделали с большим запасом прочности на большинство случаев. В том числе и при нарушении электронной начинки.
   Безумец, видя что добраться до Стаса невозможно, подошел в плотную к стеклу и прижался к нему лбом. Каску он уже давно скинул, и Стас видел испарину на лбу и мокрые волосы. Словно, человека опустили в бочку с водой и дали чуть подсушиться или он болен.
  - Сухоруков, да, так твоя фамилия? - попытался завязать беседу ученый, не в силах молча переносить неподвижный и бездушный взгляд своего преследователя. - Зачем ты этого сделал? Ради чего?
   Парень и не надеялся на получение ответа. И был сильно удивлен, когда охранник разлепил губы и произнес:
  - Они сказали.
   Голос безумца был спокоен и четок, словно он зачитывает столбики цифр. Или пересказывает таблицу умножения. И этот тон сильно не вязался с обликом и поведением.
  - Кто? - переспросил Стас. - Какие хозяева?
  - Хозяева, - повторил безумец. Чувствовалось по тону, что это слово он произносит с большой буквы.
  - Но кто они? - нервно проговорил Стас. - Кто? Это американцы? Русские? Еще кто-то?
   Но сумасшедший молчал, продолжая буравить взглядом Стаса.
  - Они сказали тебе убить меня, - решил зайти с другой стороны молодой ученый, - только одного или кого-то еще?
  - Всех, - последовал спокойный ответ собеседника за стеклом. - Всех чужих им и не получивших послание. Или не принявших его.
  - Что? - удивленно захлопал глазами Стас. - Какое послание?
   Но Сухоруков больше не слушал его. Посмотрев в последний раз на запертого ученого, он отлип от стекла и направился к клеткам.
  - Эй, - попробовал привлечь внимание безумца Стас, - ты куда? Давай еще поговорим...
   Тщетно. Слуга неведомых Хозяев, попавший под их влияние, не реагировал на слова Стаса.
  - Да постой же, - в отчаянии взвыл Стас, догадываясь о последующих действиях охранника. - Ты говорил о ком-то еще, кто получил послание...кто это, скажи? Да что ты делаешь!?
   Ответом на его вопросы были несколько выстрелов. Сухоруков высадил оставшиеся патроны из пистолета в замок одной из огромных клеток. Судя по размерам и монолитным стенкам из стали, в ней содержалось весьма опасное существо.
   Расстреливаемый замок оказался слабее своего собрата на двери Арены. Тупоносые пули порвали защитный кожух, покорежили салазки стопоров, вырвали пружины... Окончательно добил замок стрелок, приложившись несколько раз пистолетом. Потом откинул оружие в сторону и ухватился за дверь, собираясь ее отворить.
   Не успел. Узник ударил всем силой изнутри, распахивая преграду. Человека, не ожидавшего такой каверзы, отбросило в сторону. Из клетки выскочил один из самых опасных морфов, над которыми работали ученые в подземном комплексе. Двухметровое тело, красно-коричневая кожа, широкие плечи, узкий таз. Длинные руки, опускавшиеся ниже колен. Заметная сутулость. И морда - пучок осьминожных щупалец сантиметров двадцать пять в длину каждое вместо ротового отверстия.
   Двигалась тварь очень быстро. Сперва выскочив из клетки морф бросился в одну сторону, в другую. Через десяток метров поменял направление на противоположное, натолкнувшись на Сухорукова. Тот как раз успел принять сидячее положение, приходя в себя после удара дверью и падения.
   Стас в ужасе наблюдал, как мутант одной лапой ухватил безумца за шею, приподнимая вверх. Голова человека оказалась рядом с щупальцами и...миг спустя оказалась обхвачена ими. Охранник сопротивлялся совсем недолго. Уже через пять секунд конвульсивные движения тела прекратились. А еще через минуту мутант отбросил в сторону сильно изменившееся после смерти тело человека и...исчез. Торжествующий рев твари Стас услышал немного погодя в стороне, рядом с выходом.
  - Двери же раскрыты, - обхватил себя за голову ученый, сползая по прозрачной стене. - Боже мой...
  
   Глава 4
  
  Сергей утро встретил в благодушном настроении. Спалось на новом месте отлично, никаких кошмаров или чувства неудобства от чужих стен не было. Единственным минусом после пробуждения оказалось отсутствие окон: парень любил, едва открыв глаза после пробуждения, несколько секунд наслаждаться видом рассветного неба. А в подвальном помещении (хорошо, подземном) о такой привычке стоило позабыть.
   Аккуратно застелив постель, Сергей отправился в ванную комнату, где быстро привел себя в порядок. Хозяева дали времени на то, чтобы одеться и пяток минут посидеть в кресле в состоянии ничегонеделания. И только тогда на стене загорелся красный огонек и донесся громкий и частый писк вызова. Сигнализировал о себе небольшой телефон, вмонтированный в стену и почти сливающийся с ней цветом.
   Тонкая пластина трубки оказалась в руке у Сергея:
  - Да?
  - Сергей Алексеевич? - услышал он очаровательный голосок своей вчерашней проводницы. - Вы проснулись?
  - Давно, - ответил парень. - И зовите меня по имени, а то немного смущаете таким официозом. Договорились?
  - Конечно, - покладисто согласилась с ним девушка. - Я сейчас к вам зайду...
   Не прошло и двух минут, как в дверь негромко постучались. Когда Колесников открыл ее, то встретился взглядом с Олесей. Сегодня она была одета в строгую темную юбку, чуть выше колен, и шоколадного цвета блузку. Поверх накинула белоснежный халат.
  - Здравствуйте, Олеся, - галантно поклонился Сергей и завладел правой ладошкой девушки, которую немедленно поцеловал, - вы с утра настолько божественно выглядите, что мысли о работе выкидывают белый флаг.
  - И какие же мысли приходят на их смену? - усмехнулась девушка, не торопясь освобождать руку.
  - Желание пригласить вас в ресторан или в другое подобное место, где нам обоим пришлось бы по вкусу и было интересно.
  - Интересно, - чуть задумчиво проговорила Олеся, - какое же место отдыха пришлось бы нам обоим по вкусу?
  - То самое, что нравиться вам, - заявил Сергей.
  - Вот как? А если оно не понравиться вам...тебе, Сережа?
   Произнесенное его имя и таким тоном, едва не вызвало головокружение у парня.
  - У меня масса интересов и увлечений, - произнес он, - поэтому, очень трудно найти что-то, что вызовет у меня скуку.
  - Значит, - загадочно проговорила девушка, чуть прикрыв глаза, в которых проскочили чертенята, ресницами, - массу увлечений...тогда тебе должно понравиться. Как относишься к животным?
  - Очень хорошо, - важно произнес Сергей. - У меня есть дома два кота, собака, попугай и хомяк. Еще рыбки в аквариуме...про них можно сказать или они к животному миру не относятся?
  - Можно, можно, - засмеялась Олеся, ахнув рукой. - Только я про совсем других животных. Хочу прямо сейчас устроить экскурсию на наши исследовательские станции. В первую очередь на фермы.
  - Э-э, - протянул Сергей, - Виктор Иванович вчера говорил, что сегодня надо приступать к работе. А после снятия показаний, я буду занят их систематизацией и первичной обработкой...извините, Олеся, с экскурсией придется подождать.
  - Пономарев просил передать, что сегодня у вашей команды выходной, - с грустным вздохом произнесла девушка. - Его помощники сейчас сильно заняты - что-то у них произошло неприятное.
  - Неприятное? - насторожился парень. - А что именно?
  - Не знаю, - пожала плечами Олеся. - Но не думаю, что очень серьезное. В таком случае ввели бы чрезвычайный режим и никого не выпускали бы с базы.
  - А такое уже было? - поинтересовался Сергей. - Я про режим...
  - Да, - кивнула девушка, - пару раз. Ладно, давай по дороге поговорим, о-кей? И перестань мне выкать - я себя ощущаю старушкой.
  - Хорошо, - улыбнулся Сергей, - не буду.
   Перед самым выходом на поверхность девушка передала Сергею небольшой приборчик с узким экранчиком и размеров со средний калькулятор.
  - Что это? - с интересом уставился на предмет парень, наблюдая за сменой цифр на экране.
  - Счетчик радиации, - последовал ответ. - На всякий случай пусть будет с тобою. А то мало ли куда ты решишь отойти. А тут есть места, где уже через десять метров начинается горячее пятно. Вот еще респиратор надень от пыли.
  - Куда пойдем? - убрав прибор в карман рубашки и натянув маску, поинтересовался парень.
  - Поедем, - поправила его девушка, указывая рукой на тонированный джип, стоящий перед оградой. - Свожу тебя на пару наших полигонов, где мы проводим исследования.
  - А тут что делаете? - указал Сергей рукой на двухэтажное здание за спиною.
  - Обрабатываем результаты и отдыхаем, - ответила девушка, останавливаясь перед калиткой. Несколько секунд спустя послышался тихий щелчок, и вход разблокировался. Девушка толкнула сетку преграды рукой и поманила парня за собою к машине.
  - Раньше тут был отдел радиологии и рекультивации, - продолжила Олеся в салоне автомобиля, стягивая с лица на шею респиратор и усаживаясь на заднее сиденье. - Собирали пробы с участков пораженной радиацией территории, систематизировали...если подняться на второй этаж, то можно отыскать старые папки с записями и пробирки с контейнерами, в которых пробы лежат.
  - Это еще с той поры, когда тут ухнуло лежит? - проявил интерес и догадливость Сергей.
  - Да, - кивнула головою девушка, - с того времени.
  - А что тогда сейчас под землю полезли? - полюбопытствовал парень. - Сейчас же должно быть безопаснее, чем после взрыва.
  Олеся пожала плечами, выказывая свое незнание.
  - Это американцы настояли на подобном, - произнесла вслух девушка. - ну, и так комфортнее и безопаснее жить, чем в здании.
   В их разговор вклинился водитель, крупный парень лет двадцати восьми в серо-зеленном "городском" камуфляже.
  - Куда едем, Олеся Борисовна? - чуть повернув голову вправо, проговорил водитель.
  - Село Новошепеличи, - произнесла девушка, прервавшись в разговоре с Колесниковым. Водитель понятливо кивнул головою, угумкнул в ответ и тронул машину.
   В отличии от вчерашнего дня, в этом автомобиле кондиционер работал как надо. После жаркого и сухого воздуха снаружи, прохлада в салоне Сергею показалась райским блаженством. Даже в его комнате, где он переночевал было не настолько комфортно.
  - Нам ехать совсем недолго, - вновь обратилась девушка к своему гостю. - Десяти минут не понадобиться.
  - Так близко?
  - Да, близко. А зачем далеко научные полигоны убирать от места сбора всех данных? Мы же сейчас пользуемся теми же точками, что были открыты после аварии и закрыты в девяностых годах.
  - Это же сколько тут все работало, - присвистнул парень.
  - Долго, - согласилась Олеся. - Пара мест была закрыта только в двухтысячных. И то, только из-за нехватки средств. Жаль, конечно, нам многое пришлось воссоздавать с нуля. А эти усилия можно было бы потратить на что-то другое...
   Беседа ненадолго затихла. Как раз хватило выехать из города, миновать блок-пост и подкатить к окраине нужного села. Когда в пределах видимости замаячили почерневшие и кривоватые "коньки" домов, Сергей встрепенулся. И было ради чего - метрах в ста от дороги, немного впереди машины спокойно стояло крошечное стадо животных. Чем-то они походили на лошадей. Но отличались от тех, которые видел парень раньше, эти отличались ростом и формой голов.
  - Это что за чудо-юдо? - указал пальцем на животных Сергей. - Не у вас сбежали?
   Девушка посмотрела в указанную сторону и, улыбнувшись, ответила:
  - Нет, не у нас. Это дикий табун.
  - Хм, - хмыкнул Сергей. - Звучит, как Дикая Охота...что за табун?
  - После аварии разбежались животные и смогли выжить. Потом дали потомство и до сих пор живут в Зоне отчуждения.
  - А что за порода-то? - полюбопытствовал парень, провожая взглядом лошадей, мимо которых промчалась машина. - Никогда ничего подобного не видел. Мутанты, блин...
  - Мутантов ты еще не видел, - нахмурилась девушка. Ее взгляд на несколько секунд стал отрешенным. Олеся что-то вспоминала или размышляла над чем-то не очень ей приятным. Потом тряхнула головою и продолжила разговор.
  - А порода называется: лошади Пржевальского. Слышал о такой?
  - Да вроде бы, - пожал плечами Сергей. Ему не хотелось признаваться в том, что все упоминание сводится к анекдоту, где и рассказывается о факте получения животными своего названия.
   К этому моменту автомобиль въехал в село, и Сергей приник к окошку, стараясь рассмотреть все. Этому способствовало то, что водитель сбросил скорость - дорога была плохая. Асфальт потрескался, местами образовались глубокие ямы, местами покрытия совсем не было (большая часть дороги именно такой и была, непокрытой). Густой бурьян и кустарники скрывали заборы и строения. Только крыши и иногда верхние наличники окон и дверей можно было увидеть.
  - Тут совсем недавно еще жили люди, - просветила его девушка. - Старики. Остались еще со времен аварии.
  - Не может быть? - удивился парень - Вроде бы, всех отсюда выселяли после аварии. А село...оно же расположено совсем рядом с Припятью и отсюда в первую очередь должны были вывезти народ.
  - А вот вывезли не всех, - развела руками девушка. - Эти остались. К ним потом родственники заезжали, продуктов привозили. А после того, как Пономарев открыл свой научный центр, то въезд запретили всем. Выселили самоселов из Зоны.
  - Так тут не одни эти старики были?
  - Да, не одни. Еще пара деревень имелась со своими жильцами.
  - Да уж...- протянул Сергей, потрясенный сообщением. Ему и в голову не могло прийти, что в опасной радиацией зоне могли жить люди по доброй воле. Ведь в избушке нет дегазирующей камеры, свинцовых стен и фильтров. Странные люди, странные. И это не может быть розыгрышем: Сергей лично видел охотника, задержанного вчера местной охраной, которого никто силой не тащил в зону отчуждения. Сам пришел...и попался.
   В задумчивости, он машинально сопровождал взглядом каждую деталь снаружи. Вон небольшое, одноэтажное здание самого казенного вида. На стенах еще видны следы побелки или белой краски. Наверное, учреждение какое было или предприятие/магазин. Вдалеке показался каменный блок, промелькнувший на пару секунд, скрывшись за домами и растениями. Под памятником раньше был не иначе. Слишком схож по виду с десятками таких же блоков-постаментов, которые Сергей видел до этого.
   Интересно, а куда исчез сам памятник? Или его тоже выселили, хе-хе? А стоял тут Ленин. Без вариантов. Просто статуи этого революционного лидера можно встретить в любом более-менее крупном поселке. А местный, скорее всего, был бронзовым. Вот его и утащили в металлолом дельцы. Ничем другим отсутствие статуи Сергей оправдать не мог.
   И тут его вырвал из задумчивого созерцания крошечный объект, вид которого явно выбился из общей умиротворенности. Небольшая будка с рольставнями и несколькими отверстиями под крышей, забранными решетчатыми пластинами.
  - Это что такое? - коснулся Сергей локтя Олеси, которая сидела задумчивая с самого момента окончания беседы. - Тоже из ваших точек?
  - Нет, - вяло мазнув взглядом будку, проговорила девушка, - не наше. Это АСКРО. Давно тут стоит.
  - Что, что? - не понял парень.
  - Автоматическая система контроля радиационной обстановки, - четко, почти по слогам расшифровала Олеся.
  - А-а, понятно, - протянул Сергей. - Сообщает о размерах радиации вокруг...и сколько тут рентген?
  - В среднем около пятидесяти микрорентген, - задумчиво проговорила девушка. - Но для первого круга - это не предел. Тут и под сотню можно найти пятна, так что будь осторожен и почаще пользуйся детектором.
  - Придется, - вздохнул Сергей, машинально коснувшись прибора, который лежал в кармане, - хочется еще оставить потомство. И в нормальном виде - с двумя глазами, по паре рук и ног...и без чешуи.
   Олеся после этих слов внимательно на него посмотрела, но промолчала. Хотя было заметно, что у нее готов был сорваться какой-то вопрос. Сдержалась. А
  А скоро автомобиль притормозил возле нужной фермы. Как и пункт сбора данных в городе, эта точка так же была обнесена сетчатым забором метров трех высотою. Причем сетка была очень толстая. Каждая проволочка раза в три-четыре превышала толщину современной рабицы. Не иначе как осталась еще со старых времен.
  - Все, приехали, - сообщила девушка Колесникову и нажала дверную ручку, собираясь выйти наружу. - Маску не забудь надеть, Сереж.
   Последовав совету своей сопровождающей, Сергей покинул автомобиль с другой стороны. Попав под лучи солнца, он раздраженно поежился - после прохлады салона уличное пекло было нестерпимым. А богатое воображение подкидывало мысль, что тут дело не только в небесном светиле, но и в последствиях аварии. Насколько парень помнил, радиация выделяет тепло. Точнее, облученные предметы в руках кажутся нагретыми. Хотя, он мог и ошибаться... Эх, лучше была бы осень. Тогда хоть можно одеться потеплее, а сейчас что делать?
  - Вот тут я чаще всего бываю, - указала Олеся правой рукой в сторону большого строения из красного кирпича. Массивные ворота были закрыты несмотря на теплую погоду. Сергей подумал, что если там нет охладителей, то в этом каменном гробу можно заживо свариться.
   Внутри было прохладно. Нет, "потеплее", чем в машине, но вполне комфортно. Под потолком парень заметил пару огромных старинных вентиляторов, которые медленно перелопачивали своими тремя лопастями воздух. На дальней стене от входа светлел квадрат кондиционера. Старенький уже, если судить по дизайну и форме, но все еще работающий. И работал он хорошо - такой большой объем воздуха не всякий навороченный современный гигант охладит.
  - И чем ты занимаешься? - вертя головой по сторонам, спросил Сергей. - Или это секрет?
  - Нет, - улыбнулась девушка, - никакой не секрет...а разве я тебе не говорила? Нет? Тогда слушай: мы работаем над проблемой разведения животных в загрязненной местности. Наши предшественники не смогли добиться больших результатов и забросили это дело. Впрочем, если бы их самих не разогнали, то что-то полезное и осталось бы нам в наследство. А так, только точки и стойла. Еще хорошо, что местные деляги не успели все растащить после консервации полигонов.
  - И получается?
  - Так, - пожала плечами Олеся, подходя к одному из стойл, - кое-что. Вот посмотри сюда...
   Девушка указала на двух телят - черной и бурой, отдающей слегка рыжиной, масти. Совсем еще небольшие, вряд ли больше года исполнилось. И выглядели полностью нормально. Сергей в тайне ожидал увидеть что-то уродливое. Лишнюю ногу из живота растущую, пару дополнительных рогов...
  - Телята, - произнес он, стараясь запрятать разочарование поглубже, - милые. А как зовут?
  - Уран и Альфа, - просветила его девушка. - Ураном назвали бычка по традиции. Самый первый бык носил эту кличку. Его и нескольких коров отловили поблизости, когда колхозное стадо разбежалось в восемьдесят шестом. Тогда все больше людей старались вывозить, о животных все забыли. А они умницы оказались. Спаслись и выжили в дикой природе. Не все, конечно, часть волки разорвали...
   На ферме пробыли больше часа. Олеся провела по всему комплексу, показывая и рассказывая обо всем. Упомянула другие полигоны, на которые она сводить парня не сможет. Времени нет, да и разрешение надо брать у Пономарева. На сегодня он дал только сюда, на ферму.
   Потом отправились гулять по разрушенному поселку. Во время этой экскурсии Сергей убедился, что его догадка насчет постамента была правильной. Тут и в самом деле раньше стоял в скверике памятник Ленина. Куда он потом пропал и кто в этом принимал участие девушка не знала. Впрочем, это не сильно и заботило пару молодых людей.
   Олеся провела своего спутника по всем значимым местам села. Побывали в сельсовете, где на стенах еще висели портреты вождей и графики "плановых перевыполнений", черно-белые - газетные - фотографии местных "стахановцев". Прошлись по самым сохранившимся домам. Там Сергей отыскал древнейший холодильник - толстый прямоугольник с дутой дверкой. Алюминиевая ручка и морозильная камера отсутствовали, вырванные неизвестным сборщиком цветного металлохлама. И недавно - сравнительно - вырваны, не больше года-полутора назад. Видимо, не настолько и плотное кольцо охранного периметра вокруг зоны отчуждения, что народ успевает наведаться и набрать вещей поценнее.
  - Говорят, - произнесла девушка, когда они вдвоем вышли на улицу, устав от обхода зданий, - тут во время войны бои сильные проходили.
  - В селе? - уточнил Сергей, между делом предлагая девушке свой локоть, за который она тут же ухватилась.
  - Вообще в зоне отчуждения, - произнесла Олеся. - А припятский мост даже взорвали. Говорят, что немцы. Но это было в самом начале войны, когда те наступали и подрывать такую транспортную линии им было сильно невыгодно.
  - Значит, рванули наши, - уверенно заявил парень. - Большой мост?
  - Да, - кивнула в ответ девушка, - большой. Точнее, длинный - пролетов пять или шесть. Но рельсов только одна линия. Раньше по ней возили сотрудников станции и ученых. Слушай, а давай сходим на речку? Она тут совсем рядом.
  - Давай, - согласился Сергей, которому уже надоело ползать по пыльным домам и жариться на солнце.
   Река Припять встретила их тишиной и легким намеком на свежесть. Большой прохлады, которой втайне ожидал Сергей, не было. Зато место, куда девушка привело его, было красивое.
  - Рыбалка тут должна быть хорошая, - просто так, чтобы не молчать, сказал Сергей. - Вот только я бы не стал бы даже пробовать местную рыбку.
  - А другие ее едят и ничего, - сообщила Олеся, пристраивая свою русую головку на плече у парня. - Правда, сначала дозиметров ее меряют. У них на острове своя лаборатория есть...
  - Где?
  - На острое, - пояснила ему девушка. - Мы так называем полигон, где берут замеры радиации воды и речных созданий. Лаборатория находится на пруду-охладителе станции...
  - Брр, - передернул плечами Сергей, представив себе картину рыбалки в ТАКОМ месте.
  - ...но ловят рыбу для еды тут или в Уже, - закончила девушка. - Вторая крупная речка поблизости.
   После этого разговор сам собою увял. Молодые люди сидели молча, погрузившись каждый в свои мысли. О чем думала Олеся никто сказать не мог, только она сама. Зато Сергей свои очень скоро озвучил короткой фразой.
  - Олесь, - повернул он лицо и ловя взгляд девушки своими глазами, - я тебя люблю.
  
   Глава 5
  
   - Мне очень интересно знать, кто эти Хозяева, - мрачно произнес Богдан, крупный мужчина лет сорока, считающийся главой всей охранной службы научного центра. - Эти твари виновны в смерти четырех моих людей.
   В кабинете Пономарева собрались пятеро людей, просматривающих запись недавнего ЧП в подземной части лабораторного комплекса. Два американца - Смит Герберт и Джон Маклец (американец со славянскими корнями), Богдан, сам Пономарев, очевидец и участник происшествия - Стас. Последний чувствовал себя паршиво и неуютно. После пары инъекций, он немного пришел в себя. Но после просмотра записи стал опять погружаться в черную меланхолию, готовую вылиться в истерику.
  - Кто-то из конкурентов? - посмотрел Виктор Иванович на своих заокеанских кураторов-ученых. - Как вы считаете, такое может быть?
  - Нет, - покачал головою Герберт, - не думаю. Парень не покидал комплекс почти месяц. С последнего раза, когда имел контакты во внешнем мире, прошло достаточного времени и возможностей для нападения.
  - Согласен, - кивнул головою Богдан, - слишком долго он ждал для нападения. И выбрал момент не самый удачный - пару раз имел возможность пристрелить и меня, и любого из здесь собравшихся. И тварей после этого всех выпустить...
  - Мне он показался каким-то зомбированным, - счел долгом внести свою лепту в разговор Стас. Больше всего на свете он желал скорого окончания разговора. После успокоительного его тянуло в сон, но отпускать своего помощника на отдых Пономарев не спешил.
  - Зомбированным? - протянул Джон. - Вон как...
  - Есть идеи? - тут же оживился Пономарев. Случившееся ЧП руководителя центра волновало больше всех. Только-только появились подвижки в новом направлении экспериментов и на тебе - такие непонятки. Люди гибнут, охранники сходят с ума и начинают расстреливать своих товарищей, выпускать мутантов. Еще непонятные Хозяева вылезли из подполья. Мать их...
  - Проверните еще раз эпизод, где охранник говорит про Хозяев, - влез в разговор Герберт. Богдан удивленно приподнял брови, адресуя молчаливый вопрос американцу, но тот проигнорировал такое обращение.
  "...они сказали...хозяева...
  "...они сказали тебе убить меня только одного или кого-то еще?"
  "...всех, всех чужих им и не получивших послание. Или не принявших его".
  - Стоп, - поднял руку американец, - хватит.
  - Мы это слышали уже раз пятьдесят, - буркнул Богдан, который был вооружен пультом от дивидипроигрывателя и выполнял роль киномеханика. Подобное положение изрядно тяготило честолюбивого и жесткого мужчину, привыкшего быть первым, а не выполнять нелепые указания не пойми кого.
  - Слышали, но не обратили внимания на суть, - проговорил американец и задумчиво принялся барабанить пальцами по столу. - Берите пример со Стаса. Он и в том положении не растерялся и сделал попытку прояснить ситуацию.
  - Вы о словах, где говорится про обращение? - хмыкнул старший охранник. - Бросьте, я уже приказал поместить в стационар всех бойцов, которые работали рядом с Сухоруковым. По всей видимости, через него неизвестные передавали обращение. Поэтому и тянул парень с нападением столько времени - много народу пришлось обойти.
  - В ваших размышлениях есть несколько слабых мест, - влез в беседу Джон. - Неужели все ваши люди - из тех, кто отказался помогать этому убийце - решили смолчать? Ни один из них не сообщил вам или своему непосредственному командиру о подозрительных речах товарища.
   На подобное заявление Богдану ответить было нечего, почти нечего.
  - Этим и снимаются странности насчет долгого периода бездействия, - охранник вперил свой немигающий взгляд в глаза оппонента. - Пока нашел подходы, выбрал людей, убедился, что они не расскажут...
  - Чушь, - фыркнул Джон. - И бред.
   От подобного заявления Богдан побагровел и сжал кулаки. В ладони заскрипела пластмасса пульта, сообщая что еще чуть-чуть и прибор сломается, не выдержав нагрузки.
  - Хватит собачиться, - хлопнул ладонью по столешнице Виктор Иванович. - Джон, я вижу, что у вас есть объяснение причины. Или какая-то теория. Сообщи нам о ней, будь любезен...
  - Скорее теория и предположения, - задумчиво сказал американец и кивнул на экран, где застыл стоп-кадр. - Если бы не случилось ничего подобного, то я позабыл бы, списав на расшалившееся воображение.
  - Ты говори быстрее, - скорчил гримасу Богдан, которого раздражало излишнее словоблудие, - нечего сопли размазывать по тарелке.
   Джон бросил быстрый и недовольный взгляд на Богдана, но решил смолчать, не отвечать на грубость этого полуазиата. Даже не верится, что у самого Джона имеются славянские корни. Причем его предки ведут свой род откуда-то из этих мест. Не Чернобыля конкретно, конечно, но с Украиной его многое связывает.
  - Ваш помощник, Стас, - сказал американец, кивком указав на молодого ученого, - в своем последнем эксперименте увеличил воздействие на Объект...
  - Я знаю, - подтвердил Пономарев. - Стас мне показывал результаты опыта. Весьма и весьма интересные перспективы открываются, если продолжить работать в этом направлении.
  - Насколько интересные? - поменял тему беседы Джон, с интересом уставившись на Виктора Ивановича.
  - Потом поговорите о своих "интересных делах", - невежливо перебил мужчин Богдан. - Прошу прощения, Виктор Иванович.
  - Так вот, - вернулся к прежней теме американец. - Я как раз находился в соседнем бункере, где работал с подопытными по своему проекту. И вот что случилось: в пик активности, зафиксированный приборами, я услышал...мне показалось, что кто-то на ухо шепчет странные предложения. Что-то о власти, помощи, свободе...
  - Переутомился, - буркнул Богдан, который ожидал услышать от ученого более интересные факты. Впрочем, сказал он это без особой уверенности. - Кстати, что за проект?
   Ученые переглянулись между собою. Потом Пономарев произнес:
  - Это проект связан с человеческим сознанием. Изучаем возможности человеческого мозга...Джон, продолжайте.
  - Я бы забыл про эти странности, если бы не одно НО, - проговорил американец. - Я четко слышал предложение убить всех окружающих и помогать...Хозяевам.
  - Что!? - вскричал Богдан. Несчастный пульт не выдержал всплеска эмоций и хрустнул, разваливаясь на части.
  - Какого...ты тогда молчал? - заявил начальник охраны. После вспышки гнева секунду назад и порчи пульта, мужчина успокоился. По крайней мере, с виду был спокоен и невозмутим.
  - Рассказывай...
   И американец рассказал. В тот день, когда Стас на свой страх и риск повысил питаемую мощь Объекта, американцы так же решили ускорить свои работы. Удачно совпало - результаты и там, и там вышли шокирующие. Вот только у украинцев никто не пострадал, если не считать мутантов.
   В тот момент, когда Джону на ухо стал шептать незнакомый голос без грамма интонации, он посчитал его за первые признаки переутомления. Просьбы, обещания, посулы власти и величия ученым стойко игнорировались. А потом голос резко замолчал - эксперимент остановили.
  - М-да, история, - проговорил задумчиво Богдан. - А Сухоруков стоял в тот момент в карауле совсем рядом с бункером Объекта. И еще несколько человек с ним...
  - И куча персонала из лаборантов и помощников, - вздохнул Пономарев. - И среди них сейчас есть безумцы, жаждущие прикончить нас. Интересно, а почему они не убивают своих товарищей?
  - Скорее всего, - неуверенно ответил Джон, - установка была дана на...на нашу группу. То есть тех, кто держит все ниточки управления.
  - Очень хорошо, господин Маклец, - сказал Богдан, - что на вас не подействовал этот голос. А то мы могли сейчас и не сидеть тут так спокойно.
   При этом он цепко смотрел в глаза американцу, стараясь уловить малейшее изменение поведения и эмоций.
  - Я очень стоек к различному виду внушений, - пожал плечами Джон. - А на Сухорукова и его возможных товарищей воздействовали неким видом гипноза. Впрочем, исходя из нашей работы, что-то подобное и ожидалось...
   Дальше Стас уже плохо соображал о чем идет речь. Он падал в дремоту, отрешаясь от реальности на несколько секунд, и тут же пробуждался. Разговор его товарищей то превращался в неторопливую беседу, то становился яростным спором. Смысл всех этих словопрений от молодого ученого ускользал.
  - Все, хватит, - Стас очнулся от дремы после громкого окрика Пономарева и сильного удара ладонью по столу. - Выполняем то, что решили. Богдан - изолируй возможных подозреваемых в лазарете или еще где. Главное, чтобы подальше от оружия и основных лабораторий. Джон, Герберт - продолжаете работать по плану своего графика. Старайтесь разобраться с тем феноменом, что заметил Маклец. Стас...Стас...
  - А? - встрепенулся парень, который чуть снова не уснул.
  - Повторишь эксперимент, запись которого мне демонстрировал, - приказал ему Виктор Иванович. - Только всегда координируй свои действия с Джоном или Гербертом, чтобы опять не вышла какая гадость. Все, обсуждение считаю оконченным...
  
   Следующее собрание пяти мужчин произошло через три дня. Это время было отдано на опыты и систематизацию полученных данных. Стас успел отойти от шока и вернул себе прежний вид увлеченного своей работой ученого.
   Собрались во второй раз в одном из кабинетов центрального подземного комплекса. Кабинет Пономарева признали ненадежным в плане защиты от прослушки. Стас появился последним. К этому моменту оба американца, Пономарев и Богдан уже сидели в креслах за огромным столом.
  - Наконец-то, - недовольно произнес Богдан, когда молодой ученый показался в дверях кабинета, - долго тебя пришлось ждать.
  - Я пришел вовремя, - огрызнулся парень. Потом бросил взгляд на настенные часы и чуть смутился: его "вовремя" отличалось на десять минут от назначенного часа.
  - Ладно, ладно, - махнул рукой Пономарев, - ничего экстраординарного не случилось, чтобы заострять тему. Все равно Джон и Герберт появились пару минут назад со своим материалом. Включай...
   Последнее слово он адресовал рыжему американцу, который крутил в руке пульт от проигрывателя, подключенного к огромной плазменной панели, которая висела на стене. Экран с синего фона перешел к серому, потом пошла картинка. Камера снимала пожилого (с виду) мужчину, лысого, с остатками волос на затылке и возле ушей. Лицо в морщинах и только глаза были необычайно яркими и чистыми.
  "Расскажите мне о ваших ощущениях".
   Голос Джона Стас узнал сразу, хотя сам американец в кадр не попадал, находясь сбоку от камеры или же вовсе за ней. О его присутствии сообщал звук голоса и вопросы к лысому.
  "Я все чувствовал, - лысый говорил тихо и равнодушно, - каждое живое существо рядом с собою. Мог говорить с ними, приказывать...".
  "Вы отдавали команды этим существам на ваше освобождение?".
  "В этот раз нет, - едва заметно мотнул головою лысый. В прошлый раз не вышло и мы решили подождать более удачного случая".
  "Кого лучше вы чувствовали, - в разговор вклинился новый участник, коим был Герберт, - людей или модифицированные организмы?".
  "Людей, что были рядом мы ощущали и могли приказывать. Не всем, только подающимся. А животных чувствовали всех до одного, но наш голос до них не доходил".
  "Почему вы говорите о себе во множественном числе? - поинтересовался Джон. - С чем это связанно?".
  "Нас много, - был ответ. - Наши сознания слились в одно. Мы знаем друг о друге все и дополняем друг друга. Чем больше похожих на нас личностей окажется в цепи, тем мы сильнее".
  "А после их смерти, что случилось?".
  "Ничего. Мне стало сложнее видеть мир и управлять".
   Джон нажал на кнопку пульта, останавливая запись и обратился к окружающим:
  - Это последний из выживших проекта "О-Сознание". Общее или объединенное сознание, если расшифровать. Во время последнего эксперимента мы увеличили мощности и часть испытуемых погибла. Выдержал только этот.
  - Для чего нам это нужно? - поинтересовался Богдан.
  - Именно они влияют на сознание людей и подчиняют их. Эксперименты дали отличные результаты, но продолжать их мы не сможем. Опасно. Да и подопытных с нужными свойствами организмы не так много осталось.
  - О каких свойствах вы говорите? - спросил Стас, с интересом просмотревший видео.
  - Сопротивляемость гипнозу, целеустремленность, лидерство, сила воли, - принялся перечислять американец. - В общем, эти люди не рядовые серые тени. Например, все мы - кто находится сейчас в кабинете - подходим для проекта. Кто-то более, кто-то менее.
  - Надеюсь, - набычился Богдан, - вы не собираетесь положить меня на место этого ханурика?
   Начальник службы безопасности кивнул на экран, где а стоп-кадре застыла фигура лысого подопытного.
  - Только не в таком качестве, - заверил его Герберт. - Мы разработали методику, как избежать последствий...
  - Что?
  - Стоп, - остановил Пономарев начинающуюся свару. - Эмоции в сторону. Джон, кратко дайте нам результаты ваших изысканий.
  - Кхм, - кашлянул в кулак американец, - смысл такой: когда даем на Объект большую мощность электроэнергии и облучаем радиацией, то тот испускает...хм, особую энергию. Именно она влияет на мутации живых организмов. Разных мутаций. Кто-то превращается - с помощью биологов, конечно - в тварей, которыми у нас забиты несколько помещений внизу. Кто-то просто теряет разум - попавшие под излучение Объекта. Идеальными мутантами, так сказать, получились заключенные, которые приняли участие в нашем проекте. Они могут использовать чуждую энергию. Их разум становиться едва ли не всемогущим. В последнем эксперименте мы накачали заключенных препаратами, подавляющими волю. Благодаря этому смогли узнать некоторые подробности, которые до этого были скрыты. Жаль, что действие этих веществ быстро закончилось. Подозреваю в этом вину Объекта, своей энергией давшей людям множество полезных качеств.
  - А о какой методике вы упоминали?
  - Понимаете, - вместо Джона заговорил Герберт, - чем больше Объект испускает энергии, тем больше возможностей у...у Хозяев - давайте их так называть. С другой стороны, людей эта энергия убивает: часть ее очень негативно действует на живые организмы. Правда, это воздействие кратковременно - несколько минут с начала процесса. Если избежать этого, то Хозяева становятся могущественными существами. Так сказать, переходят на новый уровень жизни, который не доступен ни одному другому живому существу. Да что там говорить - понятие бессмертия становиться для них не пустым звуком.
  - Получается, - задумчиво произнес Виктор Иванович, - запущенный на полную мощность Объект даст Хозяевам могущество, но и убьет их же очень быстро, так?
  - Да, - кивнул Герберт, - так. Но если перед Хозяевами поставить буфер из группы других людей, обладающих такими же характеристиками - назовем их Вассалами - то негативное влияние будет ими поглощено. Так сказать, Вассалы сыграют роль одноразового фильтра, очистившего поток энергии для Хозяев. Первые умрут, вторые станут сверхлюдьми.
  - А если отключить установку с Объектом? - спросил Богдан.
  - Умрут, - развел руками Джон. - Пусть не сразу, но умрут. Без аномальной энергии Объекта Хозяева не смогут существовать.
  - Значит, - предположил Богдан, - мы сможем отключить установку в любой момент и уничтожить Хозяев. Нормально...
  - Не сможем, - покачал головою Джон, - Хозяева нам этого не дадут сделать. После включения установки на всю мощность, они получат полный контроль над станцией и подземным комплексом. Тех, на кого не подействует внушение, уничтожат их бывшие товарищи с промытыми мозгами.
  - Подождите, Джон, - нахмурился Пономарев, - я так понимаю, вы предлагаете остановить проведения экспериментов по вашему проекту?
  - Нет, - ответил американец, - Мы с Гербертом предлагаем самим стать Хозяевами.
  
   Глава 6
  
   Очередное утро Сергей встретил как и предыдущие три - с тоской и раздражением. Их группу так и не задействовали. А ведь поначалу торопили и торопили. Единственные изменения произошли в смене места жительства: из Припяти их перевезли в Чернобыль, поближе к станции. Потом вовсе вывезли в лес. Тут имелась пара двухэтажных зданий и все. Объяснили, что здесь обычно отдыхают сотрудники. Тем проще добираться до АЭС из этого места - станция вон, спокойно просматривается. В сумерках и ночью даже сияет, как новогодняя елка. А за ней стоит город - мрачный, черный и безжизненный. В мыслях у Сергея не раз проскакивало, что огни станции напоминают свечу, которая ставится в голове у покойника...
   Перевезли и... позабыли. Пономарев три дня назад коротко просветил, что у них сейчас в центре идет разбор последних изысканий:
  - Документы подбиваем, ненужное суем в архив, нужное - в папочку и на стол, чтобы проверяющим долго не искать. Дней пять еще повозимся, а потом и ваше время придет. Не волнуйтесь, Сергей, дни простоя никак не скажутся на вашем гонораре, оговоренном в контракте...
   Эх, если бы молодого человека волновала только плата.
   С того дня, когда он признался Олесе в своих чувствах, Сергей с девушкой больше не встречался. Мытесец то ли обиделась на него, то ли еще по какой-то причине избегала его компании. И общаться со своими товарищами парню было в тягость. Неугомонный Фомин успел пройтись языком по отношениям между молодыми людьми и нарваться на грубость.
   Вздохнув, Сергей откинул одеяло в сторону и сел на кровать. В окошке алел рассвет, но сейчас до него парню не было дела. Впервые за свою небольшую, но насыщенную жизнь он влюбился, безумно и...безответно, судя по всему.
   Он успел побриться, принять душ и переодеться, когда под окнами негромко рыкнул двигатель автомобиля. А через пару минут в его дверь часто застучали.
  - Привет, - кивнул он Стасу, с которым его успел познакомить Пономарев, - за нами приехал? Наконец-то на работу...
  - Не совсем, - визитер выглядел взволнованным. - За вашей командой, но не для работы...
  - А зачем же? - хмыкнул Сергей. - Опять по экскурсиям водить будете?
   Вместо ответа молодой ученый расстегнул сумку на плече, из которой вынул неширокий, но толстый ноутбук. Прибор положил на стол так, чтобы монитор был виден с любого угла комнаты. Почти любого.
  - Где же она, - нервно проговорил Стас, бросив быстрый взгляд в сторону двери. Почти тут же там нарисовалась фигура Николая Викторовича.
  - Кого-то ждете? - опередил с ответом Сергея Николай Викторович. - Здравствуйте, милая девушка, с добрым утром.
   Мимо мужчины, появившегося в дверном проеме, проскользнула стройная фигурка девушки.
  - А я слышу суету непонятную, - продолжил старый ликвидатор, - и думаю - дай зайду к начальству и поинтересуюсь. Вдруг, про нас вспомнили и приглашают поработать. Заняться, так сказать, своими прямыми обязанностями.
  - Здравствуйте, Николай Викторович, - ответила Олеся на приветствие мужчины и тут же обратилась к своему коллеге. - Стас, зачем звал, что за срочность?
   Тот бросил недовольный взгляд на распахнутую дверь и проговорил:
  - Закройте дверь и подходите ближе. Сейчас посмотрите один материал, а потом будете задавать вопросы. Предупреждаю сразу - времени на все про все будет мало. Смотрим и запоминаем...
   После этого, дождавшись, когда Николай Викторович захлопнет за собою дверь и щелкнет шпингалетом, он нажал на кнопку, запуская просмотр...
  - Чушь какая-то, - помотал Головою Сергей. То ли прогонял остатки сна, то ли посчитал все увиденное галлюцинацией и таким нехитрым способом желал вернуться в реальность. - Больше на ужастик с безумными учеными и вырвавшимися из-под контроля тварями смахивает.
  - Это правда, - проговорил Стас. - Спроси у Олесе - она на первых порах лично принимала участие во всех этих опытах. Так что, имеешь полное право записывать и ее в когорту безумных ученых.
  - Олеся? - вопросительно уставился Сергей на девушку.
  - Что? - нервно отозвалась та. Девушка с момента просмотра находилась во взвинченном состоянии. То и дело нервно поправляла прическу, кусала губы.
  - Ты и в самом деле имеешь причастность ко всему этому?
  - Да, - чуть помедлив, произнесла Олеся. - Начинала работать с собаками и крысами. Потом отказалась - уж очень страшные перспективы стали вырисовываться. И мерзко мне было работать с животными-морфами. После превращения в них, словно, вселялась другая сущность, чужая всему нашему миру. Очень резкий контраст.
  - А с людьми, дочка, ты не работала часом? - прищурился Николай Викторович.
  - Нет, - вспыхнула та. - Это невозможно...как вы смеете...
  - С людьми работать стали позже, - поспешил на защиту своей коллеги Стас. - Олеся даже не слышала об этом.
  - Ладно, - кивнул головою пожилой мужчина, - пусть так. Тогда другой вопрос: зачем ты все это нам показал? Должен же понимать, что за такое тебя по голове не погладят. Свои товарищи пустят под нож на опыты.
   При этих словах на Стаса уставились с молчаливым вопросом Сергей и Олеся, поддерживая Николая Викторовича.
  - Мои коллеги, - спокойно начал говорить Стас, - решили открыть ящик Пандоры. Сами пожелали стать участниками эксперимента для получения могущества и власти. Объект...
  - Тот камень, который как блок монолитный выглядит? - перебил его Николай Викторович.
  - Ага, - чуть запнулся Стас, - он. В общем, он испускает особую энергию, аномальную по всем своим свойствам. Если запитать установку с этим камнем от сильного энергоисточника, то эта энергия способна охватить огромную территорию. Скорее всего, десятикилометровый периметр будет точно ей охвачен. А то и еще большую территорию...
  - Откуда они возьмут столько энергии? - усомнился Сергей. - Как понимаю, для установки нужна отдельная линия. Это не простая лампочка или холодильник.
  - Реактор, - вздохнул Стас. - Они запустят третий реактор. Со вчерашнего дня идет подготовка к включению. В полдень начнется сам эксперимент.
  - Разве реактор рабочий? - удивился Сергей, переглянувшись со своим более взрослым товарищем.
  - Рабочий, - кивнул Стас. - Они все рабочие реакторы. Ну, разве что кроме пятого и шестого блоков. Да и для тех требуется не так уж и много - привезти кое-какое оборудование, топливо и все.
  - Так прям и все? - усомнился Николай Викторович.
  - Наверное, - с долей сомнения произнес Стас. - Я сам не специалист, но присутствовал при разговоре Пономарева с рабочим-атомщиком. Он и сказал насчет всего этого. А с первого по третий реакторы и вовсе только включить, ничего дополнительного не требуется. Кнопку нажать - грубо говоря. Эти реакторы постоянно под надзором небольшой группы специалистов находятся. А пару лет назад даже работали. Потом, правда, под давлением мирового общественного мнения наше правительство их остановило, убрала рабочих и оставила несколько человек для присмотра за сложным и опасным оборудованием.
  - Ха, общественно мировое мнение, - скорчила гримаску Олеся. - Знаем мы, кто под этим маскируется. Американским кураторам не нужны были лишние глаза и уши на базе, вот и надавили на правительство. А то и радо лечь под любого заокеанского толстосума.
  - Мы сейчас о другом говорим, - прервал Николай Викторович девушку. - Стас, ты так и не сообщил нам о мотивации своих поступков и почему пришел за нами? Ведь проще было одному уехать и рассказать кому следует о планах Пономарева со товарищи.
  - Не уехать, - вздохнул Стас. - Богдан усилил все посты на дорогах. Вертушку запустил для этого. А почему к вам...понимаете, ни с кем другим мне переговорить не удалось. Обязательно дошло бы до Богдана - у него полно осведомителей среди персонала. А вы находитесь далеко, практически бесконтрольны, а там везде скрытые камеры и микрофоны. И ваша группа состоит из граждан другого государства. Российское правительство обязательно заинтересуется здесь происходящем и сумеет как-то повлиять.
  - Что, - поинтересовался Николай Викторович, - и тебя так свободно отпустили к нам перед таким грандиозным событием? Никому дела не было куда ты и зачем поехал?
  - Вообще-то, - с запинкой ответил Стас, - меня послали за Сергеем.
  - За мной? - удивленно воскликнул парень. - Но зачем?
  - Ты идеально подходишь на роль Хозяина, - пожал плечами Стас. - На видео должен был просмотреть о них, о Хозяевах.
  - Это про тех, кто того охранника загипнотизировал? - спросил Николай Викторович.
  - Да, но их сила не только в гипнозе. При воздействии аномальной энергии Объекта они получат практически бессмертие и будут способны влиять на многие процессы на подконтрольной территории.
  - А они не опасаются, - хмыкнул Сергей, - что их разбомбят вместе с их установкой и ученой базой? Или пришлют крутой спецназ для зачистки, которой вынесет всех этих Хозяев, а?
  - Разбомбить АЭС? - приподнял бровь Стас. - Смешная шутка. И спецназ не поможет. Ты видел тех забавных животных на видео? Их планируется выпустить сразу после начала эксперимента, когда Пономарев, Богдан, американцы и прочие станут Хозяевами. По предположению Джона и Герберта в своем новом статусе они смогут контролировать не только людей, промыть им мозги и сделать из них личную и безответно преданную охрану, но и мутантов. По крайней мере, их большую часть.
  - Сколько там ваших крысок лабораторных? - пренебрежительно отмахнулся Сергей. - Перестреляют их с вертушек и всех делов.
  - Модифицированные существа имеют очень низкий болевой порог и повышенную живучесть, - вздохнул Стас. - Олеся подтвердит, что убить их не так и просто. Плюс, аномальная энергия воздействует на простых людей. Вызывает неуверенность, раздражение и многое что еще. И среди мутантов много тварей с паранормальными свойствами.
  - Вроде того горбуна, который невидимым становился? - нахмурился Николай Викторович.
  - Да, - подтвердил Стас, - именно про них и говорю. И там не горбун, а кровосос - так называем. Он сутулым просто кажется из-за высокого роста. А есть создания, которые могут и на людей воздействовать. Американские военные через своих ученых такие разработки заказали. Идеальных солдат пытались вывести.
  - И получилось? - поинтересовался Сергей.
  - Можно сказать, что получились, - ответил Стас. - Вот только с дисциплиной у этих солдат большие проблемы. Мало того, что частично утратили рассудок, так еще пытаются нападать на любого, кого считают слабее себя.
  - И хорошо, - довольно произнес Николай Викторович. - Не хватало еще пиндосам дать таких суперменов. Но у меня тут еще один вопросик организовался.
  - Задавай.
  - А почему тебя послали за Сергеем? - цепко посмотрел на молодого ученого мужчина. - Случайно, тебя не киданули с местом Хозяина, что ты пришел звать нас в бега?
  - Не угадали. Я так же подхожу по характеристикам на место Хозяина. По сути, в полдень должен занять свое место в одной из ванн, где лежат тела участников проекта "О-сознание". Вот только я лично не хочу становиться таким...существом. Я видел уцелевшего после последних опытов. В личном деле - здоровый молодой мужчина. А превратился в сморщенного, лысого старика с трясущимися руками. Это Пономарев согласится на что угодно - у того неизлечимая болезнь, сопровождающаяся сильными болями. Американцам просто нравиться сама мысль о власти. У их нации подобное стремление в крови с момента зачатия. Богдан не захочет оказаться не у дел, да и просто опасается, что ему промоют мозги, как сделали с Сухоруковым прежние Хозяева. Там еще двое кандидатов имеются, но и с ними сумеют договориться - найдут струнки давления. С Сергеем сумели бы тоже договориться. Это после просмотра кое-что ясно, а без него...
   Молодой ученый развел руками, демонстрируя свое мнение о способах уговоров.
  - Давай подведем итоги, - задумчиво проговорил Сергей. - Тебе предложили стать Хозяином - человеком, в руках которого благодаря некому Объекту со странными свойствами сосредоточена колоссальная власть. Власть над самой природой. Но ты отказался и поспешил к нам на помощь. В этом ты преследовал свою выгоду - помощь граждан другого, влиятельного и сильного государства потребуется потом, когда выйдешь с публикациями на мировую арену...
  - Не человеком, - хмуро ответил Стас. - Попавший под влияние Объекта теряет свою суть человека.
  - Плевать, - отмахнулся от его слов Сергей. - Вывод у меня таков, что все это бред. Только в дешевых и помпезных фильмах могли бы использовать этот сюжет.
  - Нет, Сереж, - прервало свое затянувшееся молчание Олеся, - не только в фильмах. С этим Объектом я и сама работала в самом начале. Тогда он был всего лишь странным аномальным камнем. Основная раскрутка проекта началась через полгода - где-то полтора года назад. И только пять месяцев назад были закончены строительные работы с научными центрами и запуском их на максимальную мощность.
  - Ты ему веришь? - посмотрел с небольшим удивлением на девушку Колесников. - Сама же говорила, что тебя отстранили от работ давным давно. И кроме крыс и собак ничего больше не видела.
  - Да верю.
  - Кхм, - кашлянул Николай Викторович, - извините, ребятки, что я вас перебиваю, но чем дальше планируете заняться?
  - Сейчас надо уйти из этого места и спрятаться в другом, - ответил Стас, захлопывая свой ноутбук и пряча прямоугольник флешки во внутренний карман. - А потом выбраться с территории отчуждения и доставить сведения властям. В этой флешке есть все о проектах. В том числе и о установке с Объектом. Кроме того - схемы и расчеты установки, которая сможет временно приостановить работу Объекта. Этого хватит, чтобы высадить десант на станцию и окончательно вырубить Объект.
  - А где прятаться собираешься? - поинтересовался Сергей.
  - Со мною Медведев, один из замов Богдана, - ответил Стас, вставая со своего места и подходя к двери. - У него есть план, как это сделать лучше. Если вы со мною, - то спускайтесь вниз, к машинам. Ждем десять минут. Будете долго раздумывать или замешкаетесь со сборами - начало апокалипсиса встретите здесь.
   Молодой ученый вышел, оставив двух мужчин и девушку в молчании. Прошло не менее минуты с его ухода, когда тишина в комнате была нарушена.
  - Надо уходить, - медленно проговорила Олеся, смотря в глаза Сергею. - Сереж, для меня все увиденное тоже кажется шоком. Вот только я верю в реальную опасность. С той вещью шутки плохи.
  - Ты веришь в этот бред, что наговорил твой Стас? - выкрикнул парень.
  - Он не мой, - вспыхнула девушка. - И это не бред.
   Оба молодых человека сердито уставились друг на друга, прокручивая в голове мысли и идеи, как бы зацепить своего оппонента побольнее.
  - Брек, - встрял в разговор Николай Викторович, - успокойтесь. Свои личные проблемы и обиды будете выяснять потом. Вы не поняло самого основного - так называемые Хозяева собираются запускать в срочном темпе АЭС. До вас не доходит, что это очень опасно? Я уже один раз видел последствия аварии в этой местности - больше не хочется. Так что, я сейчас за парнями, а вы шустренько собирайтесь и бегом вниз. Времени нам этот Стас дал не так и много.
   Больше ничего говорить мужчина не стал - молча повернулся и вышел из комнаты, негромко хлопнув дверью. Еще несколько секунд Олеся с Сергеем смотрели друг на друга. Первой встряхнулась девушка.
  - После поговорим, - проговорила Олеся и быстро выскочила из комнаты. Сквозь не закрывшуюся дверь до ушей парня донесся дробный перестук ее каблучков. Вздохнув о чем-то, Сергей достал сумку, куда закинул папки с документами на группу, свой ноутбук и...и все. Больше нечего он брать не стал.
   В коридоре он столкнулся с Николаем Викторовичем, который тащил чуть ли не силком Фомина и двух молодых парней - техников их группы, отвечающих за исправность рабочего оборудования. Эта парочка пыхтя и отдуваясь волокла два здоровенных пластиковых кофра. Именно в них и лежали самые ценные и дорогие предметы.
   На улице их ожидали две машины - джип и небольшой фургончик. Именно в такой сажали задержанного браконьера на их глазах несколько дней назад.
  - Куда вы это прете? - округлил глаза Стас, высунув голову из окошка джипа. - Бросьте вы это барахло.
  - Ага, - окрысился на него один из техников, - а деньги за все это ты выплатишь? И почему сразу - брось, что за дела?
  - В кузов кидай, - подтолкнул парня и его товарища Николай Иванович, - и не обращай внимания на всяких...потом объясню.
   Следом за ними в фургончик заскочил Фомин, последним залез Николай Викторович. Сергею места почти не осталось - хоть и была машина вместительна, но громоздкие ящики почти не оставили свободного пространства.
   Свободное место отыскалось в джипе, где уже сидела Олеся - на заднем сиденье, куда плюхнулся сам Сергей. На переднем расположился Стас. За рулем автомобиля оказался тот самый седой мужчина, который сопровождал их от КПП на границе зоны отчуждения до кабинета Пономарева.
  - Все? - спросил Стас и, не дождавшись ответа, проговорил. - Поехали.
   По лесной дороге две машины споро добрались до пруда охладителя и остановились в нескольких сотнях метрах от берега в редкой поросли молодых березок.
  - Дальше только пешком, - сообщил седой Сергею. - Возле берега нас будут ждать...
  - Зачем нам сюда почти под самую станцию? - перебил мужчину Сергей, подозрительно сверля того взглядов. Тот дернул плечом, недовольным несдержанностью парня, но с ответом не стал медлить.
  - Поговорку насчет того, что самое темное место находится под свечой, слышал? Вот точно так же и в нашем случае. А еще тут есть место одно, где раньше гидробиологи работали. Почти со всех сторон водой окружено. Потому и базу самые первые ученые, появившиеся сразу после аварии в этих места, называли островом. У них оборудована неплохая лаборатория. Но самое главное, там имеются глубокие подвалы с толстыми перекрытиями.
  - Зачем нам подвалы? - буркнул Сергей. - Стас, ты же сам только говорил, что нам необходимо отсюда уезжать и поскорее.
  - Я так же говорил, что мои бывшие начальники собираются запустить реакторы и подключить к ним Объект. А что бывает, когда к камню подводят массу энергии, ты видел на записях. От того явления - багрово-красная дымка и мощное радиоактивное излучение - можно спастись лишь в подземном бункере. Переждем излучение и уберемся.
  - Тем более что там начнется суматоха и беготня. Возможно даже подумают, что вы погибли и промедлят с поисками, - добавил седой.
  - Ладно, - буркнул Сергей, - убедили.
  - А раз убедили, то выбираемся и двигаемся к воде, - приказал седой и первым подал пример, выйдя из машины. Следом за ним вышел Стас, потом Сергей и последней покинула машину Олеся. Узкой цепочкой люди подошли к берегу, где их уже ждали несколько больших резиновых лодок с навесными моторами. В каждой сидело по два человека в черной форме охранников, с пистолетными кобурами на поясе и автоматами, перекинутыми через спину.
  - Быстрее, быстрее, - поторапливал всех Стас, который не сводил глаз со станции. - Огни притухли немного. А это значит, что энергию переправляют к Объекту. Если промедлим, то станем невольными участниками эксперимента.
  - Успеем, - себе под нос, чтобы не услышали остальные, буркнул седой, - без нас не начнут.
   Погрузка прошла без сучка и задоринки, так что через пять минут лодки уже вспарывали винтами водную гладь. Опасения Сергея, что рокот двигателей поднимет тревогу на станции, не оправдались. Моторы, стоящие на лодках, работали очень тихо. Не сильно громче автомобильного движка на холостых оборотах.
   Очень быстро приблизился противоположный берег, где, как сообщил седой, располагалась база ученых много лет назад. Тот самый "остров", отведенный под нужды гидробиологов.
   Вот винты смолки совсем, позволяя лодкам мягко ткнуться в берег лишь под действием инерции. Охранники мгновенно выпрыгнули и подтянули транспортные средства на землю.
  - Быстрее, - поторопил седой окружающих. - Нам еще многое нужно сделать, а времени все меньше и меньше. Стас, ты чего копаешься?
  - Я все уже, все, - откликнулся парень, закончив паковать свой драгоценный ноутбук в водонепроницаемый чехол. Узкой вереницей, во главе которой шел седовласый, люди потянулись к двухэтажному строению.
  - Не могли, что ли, - проворчал Фомин, - поближе построить дом? Да и вообще, что мы будем делать в этих развалинах? Тут же ни одного целого окна не осталось.
   Здание, к которому ученых подвел седой, не отличалось презентабельным обликом. Вместо окон - пустые провалы, где даже намека на рамы не было. Точно так же выглядели дверные проемы.
  - А вы что хотели? - развел руками седой. - Мое руководство этот объект не заинтересовал, так как "водным" направлением никто не собирался заниматься. А все оборудование, окна, двери и любую мало-мальски ценную вещь сняли еще до нас. Сначала все скручивали аккуратно, бережно, наверное, рассчитывая вернуться чуть позже и все восстановить. Потом тут поработали мародеры, которые забрали остатки полезного, но при этом не заботились о качестве "работ" - все поломали.
  - Кхм, - кашлянул Николай Викторович, - а подвалы в порядке хоть. В таком месте, рядом с водою, их запросто могло затопить.
  - Не волнуйтесь, - заверил того седой, - подвалы в очень хорошем состоянии. Сырость имеется, конечно, но куда без нее. Сейчас сами убедитесь... давайте за мною.
   К этому моменту группа уже дошла до строения. Седой приглашающе махнул рукой и переступил порог. Следом вошел Стас, а там и все остальные. Охранники остались стоять по какой-то причине наружи, лишь один из них замер на пороге.
  - Тут же темно, - воскликнул Фомин, который отбил пальцы на левой ноге, запнувшись о невидимую преграду. - Фонарик есть у кого?
  - Есть, - произнес кто-то в дальнем углу. И в следующий момент по глазам беглецов ударили несколько пучков яркого, почти обжигающего сетчатку света. Люди прикрылись ладонями, раздраженно шипя ругательства в адрес "осветителей".
  - Кто тут? - настороженно отозвался Стас. Голос говорившего показался ему знакомым. Настолько знакомым, что сердце невольно сжалось в предчувствии скорых неприятностей. И они не замедлили появиться.
  - Стас, Стас, - с участливыми нотками проговорил все тот же человек из угла, - неужели не узнаешь?
  - Богдан? - севшим голосом проговорил парень и тут же зло прошипел в адрес седого. - Ну ты и сволочь, Медведев, сдал нас всех.
  - Что тут происходит? - вмешался в разговор Николай Викторович самым первым пришедший в себя от неожиданной встречи. - Можете пояснить.
  - Только не тебе, - ухмыльнулся Богдан и тут же отдал приказ кому-то из своих подчиненных. - Всех лишних вывести на воздух. Останется девчонка, москаль и наш любимый Стас.
   Часть фонарей уставились в пол, когда их владельцы опустили оружие и потащили гражданских специалистов на улицу. Сергей было рванулся следом, но кто-то резко и с силой ударил прикладом в живот. От боли парень упал на грязный пол, где скорчился в позе эмбриона. До него донесся возмущенный крик Олеси, потом громкая пощечина и девичий вскрик боли.
  - Не трогайте ее, - с трудом выдавил из себя Сергей и сделал попытку приподняться. На удивление, это у него удалось, хоть он и сам не ожидал от себя такого подвига: удар был жестокий, перемешавший внутренности и отбивший дыхание, по ощущениям. Да и не били парня настолько сурово никогда в жизни.
  - А это только от тебя будет зависеть, - проговорил Богдан, подходя к нему и прихватывая левой ладонью за ворот рубашки. - Мне нужно твое согласие на участие в эксперименте, тогда и девка уцелеет.
  - А если не соглашусь? - едва слышно прошептал Сергей, но мужчина его услышал.
  - Тогда все равно ляжешь в капсулу, но перед этим тебя свяжут и прикончат Олесю на твоих глазах. Лично я и убью. Могу прямо сейчас?
   Мужчина вытянул правую руку, с зажатым в ней угловатым пистолетом, направив зрачок ствола в голову девушки.
  - Тебе решать.
   Сергей затравленно оглянулся по сторонам в надежде, что все образумится и помощь немедленно придет. Но такое возможно лишь в фильмах, настоящая жизнь в таких случаях намного суровее. В этот момент на улице послышались громкие крики и тут же резко оборвались короткими автоматными очередями. Сергей вздрогнул и сжался. У него в голове пронеслась догадка, что могло произойти снаружи.
  - Я, - голос парня сел от напряжения, - я согласен.
  - Громче говори, - приказал Богдан и встряхнул своего пленника. - Громче.
  - Я согласен участвовать в вашем эксперименте, - уже более увереннее и громче произнес Сергей.
  - Вот и отлично, - улыбнулся Богдан и опустил воротник рубашки. - Я знал, что ты примешь правильное решение.
   Похлопав по щеке парня, Богдан повернулся в сторону своего еще недавнего коллеги.
  - Стасик, Стасик, - покачал он головою, - и чего тебе не сиделось? Стал бы одним из хозяев, котором скоро будет принадлежать самая абсолютная власть, которая только возможна во вселенной.
  - Да пошел ты, - буркнул Стас, - такая власть мне не нужна. Не хочу становиться чудовищем и жить, когда для существования понадобиться отбирать чужие жизни. Сергей, советую тебе передумать. Лучше умереть, чем...
   Договорить парень е успел. Богдан сделал быстрый шаг вперед и свободной рукой ударил говорившего по лицу. От удара Стас отлетел к стенке и повалился после этого на пол. Пока он приходил в себя, Богдан принялся раздавать указания своим подчиненным:
  - Этого и девку к лодкам. Стаса вытащить на улицу и... - тут он слегка задумался, решая судьбу бывшего ученого.
  - Пристрелить как и москалей? - предположил седой, сыгравший роковую роль для людей, которые ему доверились.
  - Нет, - оскалился Богдан, - я кое-что другое придумал. Отобрать у него компьютер и привязать на улице. Пусть он посмотрит из первого ряда на становление нового мира.
   Седой молча кивнул и тут же махнул рукой охранникам. Тут же двое из них ухватили под руки Сергея и потащили того на улицу. Еще один увлек за собою Олесю. Путь к лодкам пролегал мимо мертвых тел, еще пару минут назад дышащих и недовольных, что им предстоит несколько часов повести в сырых и темных подвалах. Сергею запомнились глаза Фомина, в которых навсегда застыло непонимание ситуации и обида, что с ним так поступают. Напоследок обернувшись, парень еще успел рассмотреть, как двое бойцов в черной форме приковывают наручниками Стаса к большой решетчатой конструкции, прислоненной к стене здания. Парня практически распяли, растянув его руки в разные стороны.
   Уже в лодке, когда затарахтели моторы и "остров" стал отдаляться, Богдан произнес:
  - Скоро начнется новая эра, в которой именно мы будем настоящими хозяевами!
  
   Конец.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"