Михайлов Руслан Алексеевич: другие произведения.

Лорд Дреймор: Янтарный голем с изумрудными глазами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.95*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если ночью в ваш дом проник неизвестный убийца и застрелил вас в собственной постели? Выбор есть всегда. Можно сдаться, взмахнуть крыльями и вознестись на небеса, а можно задержаться в этом несовершенном мире и попытаться восстановить справедливость собственноручно. Обновление от: 24 ноября 2012


Лорд Дреймор.

Янтарный голем с изумрудными глазами.

1

Начало.

   Холод. Адский холод пронизывает меня насквозь и я ничего не могу с этим поделать. Приходится терпеть эту невыносимую пытку, продолжающуюся уже семь дней, восемнадцать часов, тринадцать минут и пять секунд. Я знаю это совершенно точно - огромный циферблат часов расположен всего в пяти шагах от меня, прямо над спинкой кресла главного судьи. Неважно. Сколько бы не продолжалось мое ожидание, я к этому готов - у меня в запасе целая вечность. Ведь я мертв и мне некуда торопиться. По крайней мере пока...
   Когда мне было тринадцать, старая уличная гадалка предсказала мне судьбу по линиям на ладони. Долго водила своими грязными пальцами по моей чистенькой детской ладошке, что-то бубнила себе под длинный крючковатый нос, недовольно цыкала зубом и многозначительно закатывала глаза. Что с них взять с этих фэйри - по-другому они не могут. Обязательно устроят целое представление. Старая фэйри предсказала мне следующее - долгую успешную жизнь и смерть от старости в собственной постели...
   Старуха ошиблась только наполовину - я на самом деле испустил дух в собственной постели. Вот только в тот момент мне не было еще и тридцати пяти.
   А три пули в спине мало напоминают счастливую старость...
   Издав слышимое лишь мне рычание, я вновь приник к прозрачной стене своей темницы и попытался рассмотреть хоть что-нибудь сквозь сеть потеков сконденсировавшейся влаги. Я видел лишь туманные силуэты, лишь контуры фигур. Но интересовавшего меня человека все еще не было - кресло главного судьи продолжало пустовать. Или нет? Проклятье! Я практически ничего не вижу из-за этой клятой туманной дымки!
   Выругавшись, я с ненавистью огляделся по сторонам и тут же отшатнулся от неожиданности в сторону - к отгораживающему меня от судебного зала стеклу приникло чье-то искаженное злобной гримасой лицо со свернутым носом и невероятно расплющенными губами. Только через миг я понял, что это любопытная рожица ребенка, прилипшего к стеклу и пытающегося разглядеть меня в сумраке создаваемым дымчатым хрусталем в навершии колбы. Дети неисправимы. Пока его толстая мамаша шляется неизвестно где, дитя развлекается как может.
   Наклонившись поближе к любопытной крохе, я громко крикнул:
   - Протри стекло, малыш! Стекло! Протри его рукавом своей бархатной курточки!
   Могу поклясться - он меня увидел. И без того большие глаза расширились еще больше, когда он узрел мою сущность, когда увидел плавающие в густой темноте бесплотные остатки моего Я, едва заметный контур человеческого тела и сотканное из белесого дыма лицо с черными провалами глаз и рта...
   Да, он увидел меня и в испуге отшатнулся прочь - как совсем недавно это сделал я сам. Я проводил улепетывающего мальчишку горьким взглядом и вновь уставился на медленно стекающие по стеклу капли воды.
   О! Будь все проклято! Скорей же! Скорей начинайте суд! Спрашивается, за что я могу плачу такие деньги своему адвокату, если он до сих пор не вытащил меня отсюда! А ведь я плачу ему до сих пор, даже после собственной смерти!
   Я уже хотел было изрыгнуть очередное неслышное ругательство, когда сквозь стекло увидел как распахнулись высокие двери, и как к центральному креслу поползло неясное красное пятно - и был готов взвыть от радости, ведь именно такие красные одеяния носят судьи. Наконец-то! Я дождался! Но что это?
   Вопреки моим ожиданиям, створчатые двери не закрылись и я увидел дрожащий контур чего-то большого, узкого и высокого... похожего на установленный на небольшой колесной тележке деревянный ящик. Неужели... неужели это то, о чем я думаю? Неужели...
   Мутное нечто приблизилось на пару шагов и я испустил крик ликующей радости - это на самом деле был высокий деревянный ящик, сильно смахивающий на гроб. На обращенной ко мне стороне красовался свежеотпечатанный гильдейский знак Кротов Механиков - пять золотых шестеренок размещенных в виде правильного креста и все это перевито красной лентой с белыми звездами. Мое терпение было вознаграждено. Еще немного и томительное ожидание наконец-то закончится.
   Стоило судье появиться в зале, и неясный гул множества голосов мгновенно стих. Замолчали все - лениво переговаривающиеся между собой стражи порядка, пищащая стайка прилепившихся под дубовым сводом потолка летучих мышей, сидящие в зале зеваки и конечно же десяток вооруженных блокнотами газетчиков, притулившихся у самого входа. Слетелись словно воронье на падаль. Еще бы. Сенсация! Сенсация! Последний лорд из рода Дрейморов мертв! Сенсация! Скрипнув существующими лишь в моем воображении зубами, я вновь сосредоточил внимание на утвердившемся в кресле судье. Давайте, начинайте уже.
   Словно услышав мои безмолвные мольбы, судья привычным жестом ухватился за рукоять тикового молота и с отчетливым стуком опустил его на специальную подставку. Из своего узилища я конечно не мог рассмотреть всех этих деталей, но до этого дня, я уже успел побывать в Последнем Суде несколько раз и прекрасно знал, как именно начинается судебный процесс - судья называет имя и объявляет заседание открытым, а звонкий удар молота запускает скрытые от глаз посторонних древние как сам мир механизмы правосудия.
   Хотя... сейчас, я молил не о правосудии - хотя и был той чертовой невинной жертвой... я и Лора, прекрасная танцовщица из кабаре Несбывшихся Желаний, на свою беду решившая разделить со мной постель в ту злосчастную для нас обоих ночь - нет... я молил о Шансе! Я, последний лорд из некогда великого рода Дрейморов, никогда и никого ни о чем не молил, но сейчас, я медленно опустился на колени, а мои бесплотные губы шептали бессвязные слова мольбы. Дайте, дайте мне отсрочку! Я еще не готов к путешествию в великую Пустоту, не готов проделать этот путь как и подобает гордому мужчине - с решительным выражением лица, величественно поднятой головой и без капли сожаления в сердце. У меня еще остались в этом бренном мире незаконченные дела и мне претит сама мысль, оставить их в таком состоянии.
   Окружающую меня ватную тишину нарушил мелодичный хрустальный звон, матовый пол в моей стеклянной колбе вспыхнул ослепительным белым светом, заставившем меня вздрогнуть и на мгновение зажмуриться.
   - Душа покойного лорда Вильгельма Дреймора, к тебе обращается главный судья, слышишь ли ты меня?
   До меня - отупевшего после восьмидневной отсидки в этой проклятом хрустальном стакане - не сразу дошло, что судья обращается именно ко мне. Встрепенувшись, я выпрямился во весь свой рост и ответил:
   - Я слышу, ваша честь! - и уже тише добавил - Но не вижу.
   Судья услышал меня и в его и без того усталом голосе появилось изрядная доза раздражительности:
   - Кто-нибудь! Протрите стекло для достопочтенного господина Дреймора! Не задерживайте суд такими мелочами!
   Стоящий рядом с моим стеклянным узилищем страж шагнул ближе и натянув на ладонь рукав своей форменной куртки, несколькими небрежными движениями очистил верхнюю часть стекла от водной пленки, вернув окружающему меня миру четкость линий. Первым делом, я с жадностью уставился на закрытый на три блестящих серебряных запора деревянный ящик с эмблемой подземных мастеров. Если я прав - а я прав, черт меня дери! - то внутри находится мое Временное Обиталище, моя надежда...
   - Есть ли еще какие либо препятствия, мешающие вам присутствовать на суде в полной мере, господин Дреймор? - осведомился главный судья, лицо, а вернее усталую мордочку которого я наконец-то мог рассмотреть во всех деталях. Мое дело решал судья Бикенбах. Черная узкая морда с уже седыми баками, две бело-желтые полосы сбегающие со лба к влажному подергивающемуся носу, острые пушистые уши - типичный представитель расы разумных енотов.
   - Нет, ваша честь.
   - Хорошо. Желаете ли представлять себя сами, или возложите эту нелегкую обязанность на своего представителя?
   - На представителя, ваша честь - четко и внятно ответил я, указывая на вставшую со скамьи долговязую фигуру своего семейного адвоката - Мои интересы в суде будет представлять Арчибальд Ток.
   Кивнув, судья взглянул на сидящую за пишущей машинкой стенографистку и распорядился:
   - Записали ли вы ответ покойного лорда Вильгельма Дреймора, мисс?
   - Да, ваша честь - прощебетала довольно миловидная девушка, сверкнув идеальной улыбкой. На меня она не обращала ни малейшего внимания. Все правильно - зачем красивой девушке тратить время на мертвеца? Это не только бессмысленное занятие, но и несколько порочное...
   - Итак, мистер Ток, вы являетесь полномочным представителем лорда Дреймора - осведомился судья, поправляя воротник красной мантии.
   - Да, ваша честь! Вот уже больше шестидесяти лет, я являюсь семейным адвокатом рода Дрейморов и представляю их интересы.
   - Готовы ли вы и ваш м-м-м... скажем так - клиент... готовы ли вы к суду?
   - Несомненно, ваша честь! - утвердительно ответил Арчи и, покосившись в мою сторону, успокаивающе подмигнул мне.
   - Великолепно - кивнул судья, осторожно подцепил со стола очки с толстыми выпуклыми линзами, бережно опустил их на свой длинный нос и только после этого открыл лежащую перед ним папку с делом. Папку с моим делом, черт подери!
   На несколько минут в зале повисла напряженная тишина. Все ждали пока старый енот прочтет заглавную страницу моего пухлого дела и внимательно рассмотрит фотографии двух обнаженных тел на окровавленных шелковых простынях. Я и Лора... невинная малышка виноватая лишь в том, что оказалась не в том месте и не в то время. Так банально... - будто описывается смерть второстепенной героини в одной из дешевых детективной книжонок, что печатают на туалетной бумаге и продают по три пенса за штуку.
   - Итак, как я вижу, дело весьма запутанное и должен сразу заметить, что от него за милю тянет душком незаконности! - судья поднял поседевшую морду от раскрытой папки и строго взглянул на моего адвоката - И вы рискнули заявиться с этим сюда? В Последний Суд? Мой вам совет, мистер Ток - откажитесь от своих претензий на Последнюю отсрочку. Я не вижу здесь никаких достаточно веских оснований, чтобы вынести положительно решение по делу вашего клиента.
   - Прошу прощения, ваша честь! Учитывая все нюансы этого дела, я полностью уверен в его благополучном завершении в пользу моего достопочтимого клиента лорда Дреймора!
   - Последний лорд Дреймор мертв, мистер Ток! И если верить указанной в этой папке информации, тело будет похоронено на Вестмирском кладбище послезавтра в одиннадцать утра!
   - Мертво тело, но не душа лорда Дреймора, ваша честь! - парировал Арчи - По нашим законам, если душа не покинула мир живых, то имеет все гражданские права что и ранее, до того момента, пока над телом не будет проведен погребальный ритуал! И душа лорда Дреймора в данный момент находится в зале суда, ваша честь!
   Фыркнув, судья раздраженно блеснул ореховыми глазами, повел влажным носом в сторону моей хрустальной темницы и, отбарабанив коготками короткую дробь по столешнице судейского стола, ничего не выражающим голосом буркнул:
   - Продолжайте, мистер Ток, продолжайте.
   - Опираясь на свои гражданские права и на особые родовые привилегии, мой подзащитный лорд Дреймор просит о предоставлении ему Последней отсрочки сроком на один месяц, ваша честь!
   Месяц! Этот долговязый прохвост попросил целый чертов месяц отсрочки! Я был бы согласен и на неделю! На жалкие семь дней!
   - Месяц? - вновь фыркнул судья и дернул ухом - На каких основаниях, мистер Ток? И не торопитесь приводить родовые привилегии мистера Дреймора в качестве таковых! Мы все знаем заслуги этого рода перед нашим городом и испытываем глубокое уважение к славным предкам господина Вильгельма Дреймора! Но это никак не ставит его выше других граждан! Поэтому, если вы рассчитываете на положительное решение суда, то потрудись предоставить весомые аргументы и доказательства!
   Арчи незамедлительно сложился в учтивом поклоне:
   - Да, ваша честь. Помимо множества других более мелких аргументов, что перечислены в лежащей перед вами папке, я озвучу еще один аргумент - самый весомый из них. Я не зря столь многократно называл имя и титул моего клиента. Осмелюсь произнести их вновь - чтобы все присутствующие могли их расслышать, хотя, я глубоко сомневаюсь, что хоть кто-нибудь из присутствующих не запомнил их с первого раза. Я представляю интересы лорда Вильгельма Дреймора. Последнего лорда Дреймора. С его недавней трагичной смертью, достопочтимый род Дрейморов прервался раз и навсегда, ваша честь! Рода Дрейморов с многовековой историей больше не существует!
   После этих слов, произнесенных хорошо поставленным голосом, по судейскому залу пронесся шелест голосов. Публика вполголоса переговаривалась, газетчики лихорадочно застрочили в своих блокнотах и защелкали вспышками фотоаппаратов, запечатлевая этот исторический момент на века. К выходу из зала кинулось не менее пяти проворных мальчишек, сжимающих в ладонях густо исписанные клочки бумаги - они мчались в газетные редакции, торопясь доставить последние новости об убийстве Дреймора до того момента как газета пойдет в печать. Сидящие в первых рядах почтенные матроны мгновенно прижали кружевные платочки к совершенно сухим глазам и состроили сострадательные гримасы. Старые перечницы столь охочие до свежих плетен и дурно пахнущих историй со скверным концом...
   Оказавшийся в центре всеобщего внимания адвокат принял сокрушенную позу и скорбно опустил голову, впрочем, не забыв развернуться к объективам фотоаппаратов так, чтобы в будущие газетные снимки попал прикрепленный к лацкану сюртука значок в виде стилизованного алого щита, говорящий о том, что его обладатель принадлежит к высшей гильдии адвокатов. Увидев этот о многом говорящий маневр, я лишь с огромным трудом удержался от горького смеха. Все правильно. Арчи должен думать о своем будущем - ведь я умер и теперь он остался без работы. Небольшая реклама не повредит. Тем более бесплатная реклама - прохвост всегда умел считать деньги и удачно выбирать момент чтобы покрасоваться перед публикой.
   Судейский молот взмыл в воздух и с отрывистым стуком обрушился вниз, призывая к порядку возбужденную публику и прессу.
   - Факт достойный глубочайшего сожаления - лицемерно буркнул енот в красно судейской мантии и подарил газетчикам желтый оскал клыков, должнущий обозначать улыбку - Но я не вижу какое отношение сей факт имеет к данному слушанию.
   - Самое прямое, ваша честь! - наконец оторвался от позирования Арчи Ток и, подойдя к стеклянной колбе, положил руку на ее прозрачную стенку. Вновь защелкали фотовспышки, высвечивая парящий за стеклом мой дымный силуэт с черными провалами на месте глаз и рта и волевое лицо моего адвоката - Некогда, за особые заслуги перед правящей династией, род Дрейморов был удостоен особой привилегией, ваша честь! И если попытаться перевести это давно устаревшее и старомодное слово "привилегия" на наш столь бедный современный язык, то лучшим синонимом будет слово... "право".
   - И что же это за право, мистер Ток? Неужто право вечной жизни? - судья позволил себе сардоническую ухмылку и я в полном бессилии заскрежетал бесплотными зубами. Не будь я последним в роду енот не осмелился бы на столь наглую выходку! Мускусный вонючка с ободранным хвостом! О-о-о! Будь я жив, острие моей шпаги уже пронзило бы его глотку! Я бы уже увидел цвет его жидкой крови! Я...
   - Нет, ваша честь - спокойный голос Арчи вернул меня в реальность и, бросив последний яростный взгляд на судью, я вновь сосредоточился на его словах - Я говорю о праве мести. Роду Дрейморов было даровано право кровной мести до скончания веков! Право, когда в случае насильственной смерти любого члена семьи Дрейморов, родичи имели привилегию отомстить убийце любым способом на свое усмотрение. В обход суда и закона, ваша честь! И сегодня, последний лорд Дреймор желает получить это право! И получить его он желает немедленно, ваша честь!
   Стоило судье услышать громогласно произнесенную фразу "в обход суда и закона" он поморщился и взглянул на осмелившегося произнести столь кощунственные слова адвоката с явственным неудовольствием.
   "Да уж - подумал я - Эта изящная тирада Арчи точно не завоевала нам лишних очков у судьи. Надеюсь, он знает что делает...".
   Престарелый енот уже открыл было пасть, чтобы высказать все, что он думает о последнем высказывании моего адвоката, но именно в этот момент, газетчики словно с цепи сорвались и позабыв, что находятся в Последнем суде, обрушили на Арчи шквал вопросов:
   - Мистер Ток! Повторите последнюю фразу!
   - Покойный лорд Дреймор собирается мстить своим убийцам?
   - Лорд Дреймор, пожалуйста подойди... э-э-э пожалуйста, подплывите к стеклу поближе, чтобы мы могли запечатлеть фотографию! Вы собираетесь восстать из гроба? Собираетесь воспользоваться правом?
   - Мистер Ток, общественность ждет ваших комментариев!
   - За какие заслуги род Дрейморов получил привилегию? Спасение жизни правителя? Один из лордов проявил отвагу на поле боя?
   Утробно рыкнув, судья с грохотом обрушил молоток на стол и сбитая ударом деревянная подставка слетела со стола и с отрывистым стуком запрыгала по полу. Не удовольствовавшись этим, енот встал с судейского кресла и, упираясь передними лапами в столешницу, рявкнул:
   - Молчать! Молчание в суде!
   Гомон мгновенно прервался, газетчики заткнулись и придали лицам невинное выражение.
   - Еще одна такая выходка, и суд будет завершен за закрытыми дверями! - трясясь от негодования прошипел енот - Проявите уважение к суду! Мистер Ток! Никто не оспаривает законность Родового Права, но оно относится к живым потомкам рода Дрейморов! Сын или дочь, отец или мать, мужчина или женщина - неважно, лишь бы в их венах струилась та самая кровь! Не надо вводить высокий суд в заблуждение, мистер Ток!
   Ласково улыбнувшись, Арчи провел ладонью по безупречно уложенным зеленым волосам и явно наслаждаясь каждым мгновением своего триумфа, ответил:
   - Ваша честь, на семьдесят третьей странице лежащего перед вами дела приложена заверенная нотариусом копия, где приводится полное описание дарованной роду Дрейморов привилегии. И там нет такого словосочетания как "живой потомок" или "право применимо только к живым потомкам", зато есть такие великолепные слова как "безусловное право", "любой потомок", "кровная месть" и "до скончания веков". Несомненно, если бы душа моего клиента оставила наш мир, то никто не стал бы столь рьяно отстаивать его права перед высоким судом и требовать призвания духа из загробного мира... но лорд Вильгельм Дреймор здесь, перед вами, ваша честь и ждет приговора суда.
   - Абсурд! - судья Бикенбах так сильно затряс мордой в негодовании, что примостившийся между ушей парик едва не слетел прочь - Полнейший абсурд без малейшей логики!
   - Абсурд? О нет, скорее парадокс, ваша честь - изящно поклонился Арчи Ток - Да, мой клиент мертв, но он все еще имеет свои гражданские права в полном объеме и самое главное - имеет возможность воспользоваться своими правами в полном объеме! И должен заметить, такого же мнения придерживается одна из весьма высокопоставленных фигур в нашем обществе, что каждый день посылает ко мне нарочного из квартала Самоцветных Арок, чтобы узнать о продвижении дела.
   - Вы пытаетесь оказать давление на суд, мистер Ток? - осведомился енот, нервно дернув носом.
   - Ни в коем случае, ваша честь! Всего лишь хотел поддержать моего клиента, что слышит каждое наше слово и с душевным трепетом ожидает приговора суда! Руководствуясь всем вышеизложенными фактами, я ходатайствую об удовлетворении иска моего клиента и предоставлении ему тридцатидневной отсрочки! На этом, моя защитная речь окончена, ваша честь. Прошу Последний Суд принять решение!
   При этих словах я словно окаменел - Арчи произнес ритуальную фразу, после которой судья обязан принять решение. В этом и заключается прелесть Последнего суда.
   Недовольно засопев, судья Бикенбах вновь зашелестел подшитыми листами, близоруко щуря глаза и внимательно изучая каждую строчку дела.
   - Ищет погрешность - краем рта прошептал Арчи, стоящий вплотную к разделяющему нас влажному стеклу.
   - Погрешность?
   - Да. Ошибку, погрешность, упущение - любой предлог, чтобы отправить папку на переоформление и отложить дело до завтрашнего дня. Это его единственный выход - я припер старика к стенке, положил на обе лопатки и освежевал. Осталось только отрубить эту седую голову с клочковатым мехом и повесить ее над камином как охотничий трофей... если этому хрычу в полоску не удастся найти предлог для отсрочки суда еще на один день.
   - Что?! - выдохнул я - Но ведь сегодня состоятся мои похороны! Меня вышвырнет в загробный мир как только первая горсть земли упадет на крышку моего гроба! И отложить похороны не удастся - мы и так дотянули до последнего! На девятый день мое тело будет погребено невзирая на любые протесты! Иначе душа превратится в Зловредника! Моя душа, Арчи! Я не хочу!
   - Да знаю я! - раздраженно пропыхтел он, нервно дергая остроконечным ухом - У вас людей все так запутанно! Не волнуйся - я корпел над этой папкой всю неделю и там нет ни единого упущения, неточности или даже опечатки! Сегодня старому еноту Бикенбаху придется вынести приговор! За это я и люблю Последний Суд - нет ни непредсказуемых присяжных, ни упертого прокурора.
   - Арчи! Добейся успеха и я тебя осыплю полновесными золотыми соверенами с ног до кончиков твоих заостренных ушей!
   Даже в такой напряженный момент, Арчи сумел выдавить шутку:
   - Да? Ты что-то не похож на леприкона сидящего на горшочке с золотом и беззаботно болтающего ножками в остроносых башмачках с серебряными пряжками. Или, как и положено порядочному призраку ты знаешь где скрыты несметные сокровища, что твой род собирал в течении долгих-долгих веков? Признавайся как на духу - куда твой прадед запрятал ту шкатулку с рубиновым ожерельем?!
   - Я знаю только одно - если ты меня не вытащишь из этой проклятой хрустальной рюмки, то я буду являться в твою спальню каждую ночь сразу после полуночи! И уж поверь мне - завывать я буду так громко, что ты и глаз не сомкнешь! - прошипел я, с тревогой вглядываясь во еще погруженного в чтение судью.
   - Очень мило! - хмыкнул мой неунывающий адвокат - Не замечал за тобой таких грешков как посещение спален с раздетыми джентльменами. Любишь подглядывать?
   - Арчи! Сосредоточься на деле, черт тебя возьми! Я верю в тебя! Давай, разразись проникновенной речью как ты умеешь, чтобы тронуть зачерствелые сердца газетчиков и этого дряхлого енота законника с давно облысевшим хвостом! Ну же!
   - Ти-хо! - по складам выговорил Арчи, делая мне предупредительный знак ладонью - У енотов очень хороший слух, Вилли! Не стоит дразнить барбадосца без веской причины или он заполоскает тебя до смерти!
   - Ладно, ладно - проворчал я - Тогда хотя бы протри это проклятущее стекло!
   Кивнув, Арчи выудил из внутреннего кармана крохотный платок и, несколько раз провел мгновенно намокшим шелком по стеклу, не добившись ни малейшего толка. Обильная влага продолжила стекать по стеклу, но я уже забыл о своих мучениях с запотевшим стеклом. Платок мелькал перед моими глазами лишь пару секунд, но я успел различить вышитую в углу золотую монограмму с именем владельца. Вернее, владелицы!
   - Арчи! Этот платок принадлежит юной герцогине Вирбург! Сальванне Вирбург!
   - Что? - сделал непонимающий вид Арчи - Совершенно не понимаю о чем ты толкуешь. Знаешь, это стекло такое толстое, что практически не пропускает звуков.
   - Т-ты... ты! Та обворожительная шатенка с пепельно-серыми томными глазами и совершенной фигуркой! Ведь меньше десяти дней назад я отправил ей шикарный букет чайных роз и свою визитку! Черт меня побери! Ведь это же я ухаживал за ней! Я!
   - Я-я-я - передразнил мой жалкий лепет остроухий юрист - Ты умер, Вилли! Тебя больше нет! Когда герцогиня узнала о твоей безвременной кончине, бедная девушка рыдала до изнеможения... на моем столь вовремя подставленном плече. Приложив все силы, я постарался утешить ее и мы вдвоем горестно скорбели о том, что ты покинул нас навсегда, дорогой друг. Скорбели всю ночь напролет, не сомкнули глаз до самого рассвета...
   Поняв, как именно он "утешал" обворожительную Сальванну, я приник к разделяющему нас стеклу и яростно зашипел:
   - Ах ты, прохвост! Ах... - я уже хотел было обрушить на остроухую голову Арчи поток изощренных ругательств, когда до меня дошла истинная подоплека его слов и я замер на полуслове.
   Он не хотел меня поддеть или уколоть. Да и изящный шелковый платочек мелькнул перед моим воспаленным взором далеко не случайно. Таким образом, Арчи хотел дать мне понять, что решение придирчивого и брюзгливого судьи Бикенбаха и тот или иной исход моего дела, по сути не меняют практически ничего - ведь вот уже неделю я безнадежно мертв. Мне могут подарить небольшую отсрочку, но не полноценную жизнь. Я всего лишь жалкий призрак и мне нет больше дел до тех, кто еще жив. Любовь, постельные утехи, вкус бурлящего шампанского... - мне никогда больше не насладиться этими ощущениями.
   Помолчав, я вскинул голову - хотя, в моем случае это лишь означало, что составляющий мою сущность белесый туман едва колыхнулся - взглянул в грустные глаза Арчи и горько усмехнулся:
   - Да. Ты прав, Арчи - я умер и... и спасибо, что вправил мне мозги.
   - Всегда к твоим услугам, Вилли - печально улыбнулся адвокат - Рад, что ты все правильно понял. А насчет исхода дела можешь не волноваться - этот трусливый бюрократишка не осмелится пойти против родовой привилегии, полученной за заслуги перед короной. Не тот случай, чтобы он мог показать свою власть.
   И вновь, мой пронырливый адвокат оказался абсолютно прав. Старый енот придирчиво изучил каждую страницу, проверил каждую печать и роспись, только что не попробовал папку на клык. Но найти вопиющей ошибки или небрежности ему не удалось. Наверняка, при большом желании можно было отыскать мелкую погрешность, но, как и сказал Арчи - не тот случай.
   С кислым выражением морды, судья Бикенбах встал, демонстративно не смотря в нашу с Арчи сторону дождался, пока все присутствующие в зале не последуют его примеру, коротко откашлялся и старательно нейтральным голосом огласил решение суда:
   - Последний суд внимательно рассмотрел дело покойного лорда Вильгельма Дреймора и вынес свое решение... удовлетворить иск вышеупомянутого лица и предоставить ему тридцатидневную отсрочку, дабы он мог воспользоваться своей родовой привилегией или же попытаться воспользоваться ею. Ровно через тридцать дней, специальная комиссия проследит за тем, чтобы душа покойного покинула наш бренный мир. Приговор окончательный, пересмотру и обжалованию не подлежит. На этом, Последний суд заканчивает заседание.
   После этих столь много значащих для меня слов еще мгновение висела мертвая тишина, а затем, в зале словно взорвалась пороховая бомба. В мою сторону ринулись газетчики и только благодаря пяти дюжим стражам правопорядка, им не удалось добраться до хрупкой стеклянной капсулы служащей вместилищем моей сущности.
   - Лорд Дреймор, что вы можете сказать о решении суда?
   - Довольны ли вы исходом дела?
   - Газета Перфект-ньюз готова заплатить любую сумму за эксклюзивное интервью! Вы слышите, мистер Дреймор? Любую сумму!
   - Что вы намерены делать дальше? - поверх плеча стоявшего ко мне спиной стража вытянулся покрытый серебряной сеткой стеклянный шар из непрозрачного стекла - новинка этого года, алхимическое звукозаписывающее устройство.
   - Есть ли у вас соображения, кто виновен в вашей гибели? Имя! Назовите имя!
   - К порядку! - рявкнул позабытый всеми судья и молоток выбил дробь по столу - Заседание суда окончено! Очистить зал!
   Широкоплечая стража поднажала и шаг за шагом, начала оттеснять беснующихся газетчиков к выходу, вслед за неспешно шагающей публикой. Впереди всех семенили почтенные матроны в черных платьях с глухим воротом отороченными белоснежными кружевами по подолу - те самые, что сидели в первом ряду и напряженно внимали происходящему. Теперь они торопились по домам, где возбужденно закатывая глаза и тряся морщинистыми щеками, перескажут горячие сплетни соседям и даже прохожим. Старые перечницы, дня не могущие прожить без копания в чужом грязном белье.
   Дождавшись момента когда просторный зал окончательно опустеет, судья Бикенбах спустился с судейского возвышения, подошел к моему узилищу и подслеповато прищурив коричневые глаза, процедил:
   - Вы умеете добиваться своего, не так ли, лорд Дреймор? Считаете себя выше других? Считаете себя особенным?
   Я промолчал, но за меня ответил Арчи:
   - Вы чем-то недовольны, судья Бикенбах? Ведь решение по делу моего клиента вынесли именно вы.
   - Да - признал судья - Это так. Но мы все знаем, что эти древние родовые привилегии давно устарели и не вписываются в современную систему правосудия! Это не более чем лазейка, позволяющая таким как вы игнорировать общие для всех законы! Вернее, лучше сказать так - общие для всех, но не для сливок общества, не для аристократии. И вот пожалуйста - вы устроили целое представление, цирковой балаган! Ведь еще до начала судебного заседания, вы уже великолепно знали, чем оно закончится!
   - Законы? - не выдержал я и яростно взмахнул руками, похожими на языки серого тумана - В таком случае, у меня к вам лишь один вопрос, ваша честь! Ответьте на него утвердительно и клянусь вам - я тотчас же потребую, чтобы мой дух подвергли развоплощению! Тотчас!
   - Господин Дреймор - прижал, было уши енот, но я резко перебил его, не дав закончить начатой фразы:
   - Дайте мне сказать! Итак, ваша честь, вот мой вопрос - нашли ли ваши профессиональные сыщики моего убийцу? Нашли ли? А?! Нашли ли?! - взревел я, мечась от одной прозрачной стенки к другой - Отвечайте же! Нашли того грязного ублюдка, повинного в убийстве лорда Вильгельма Дреймора и Лоры Глисс - безвинной танцовщицы? Того, кто под покровом ночи врывается в чужой дом и вершит беззаконие! Нашли?
   - Н-нет - с запинкой ответил енот, выглядящий уже далеко не столько самоуверенным, как в начале нашего разговора - Еще не нашли. Но следствие ведется день и ночь! На раскрытие этого преступления брошены лучшие сыщики из отдела убийств! В том числе и сэр Лай Пинкертон! Тот самый, кто с блеском раскрыл нашумевшее преступление о похищении знаменитого Ока Нептуна - огромной розовой жемчужины, собственности...
   - Бла-бла-бла - передразнил я судью - Прошла неделя! Целая неделя! Чертова уйма времени, но ваши хваленые сыщики не продвинулись и на шаг! Все, с меня хватит! Арчи, не пора ли нам заняться делом?
   Арчи молча подал знак двум мастеровым из гильдии Подземных Механиков, что стояли у надежно запертого ящика и они тотчас засуетились и защелкали серебряными запорами.
   Фыркнув, старый судья сорвал с головы напудренный парик, яростно взмахнул хвостом и направился прочь. Прошел несколько шагов, но внезапно остановился и вновь развернулся ко мне, показав ехидный оскал:
   - Вы были совершенно правы, мистер Ток, когда назвали это дело исключением из правил. Ведь если вспомнить, что преждевременно почивший лорд не успел оставить наследника... Думаю, подобный прецедент более не повторится и должен чистосердечно признаться - одна только мысль об этом, наполняет мое сердце радостью. А сейчас, позвольте откланяться - меня ждут неотложные дела - с этими словами, енот повернулся и мурлыкая под нос что-то очень сильно напоминающее гимн страны, пошлепал прочь, подметая пол распушившимся от избытка чувств хвостом.
   - Ы-ы-ы... - только это и смог я выдавить из себя, испепеляя взглядом удаляющегося судью.
   - Как-как? - переспросил Арчи, саркастически приподняв бровь - Ы-ы-ы? Хм... Знаешь, я считал, что порядочные призраки должны издавать несколько другой звук, например "Р-р-р", или на худой конец сойдет и "А-а-а", но это твое сдавленное мычание... ты что, забыл сходить в туалет перед смертью?
   - Заткнись! - рыкнул я и Арчи ответил мне насмешливым хохотом.
   - Может, хватит уже смеяться? Лучше покажи мне содержимое вон той милой коробочки - кивнул я на ящик и ожидающих распоряжений механиков.
   - Что, сгораешь от нетерпения?
   - Точно. Словно юная красотка которую отпустили на первый бал в ее жизни. Давай же, не томи меня, Арчи!
   - Даже и не собирался этого делать - на редкость серьезным тоном ответил Арчи и пару раз стукнул костяшками пальцев по высокой стеклянной колбе, служившей мне пристанищем последнюю неделю - Ты уже достаточно потомился. Как представлю себе - семь дней в этом аквариуме таращиться на мир через мокрое стекло, не имея возможности сделать даже шага... мороз по коже пробирает! Хуже чем в тюрьме!
   Одной этой казалось бы небрежной фразой, мой адвокат выразил всю свою непоседливую сущность. Если эльфы и боялись чего либо, так это ограничения их свободы. Прирожденные скитальцы и охотники, обитатели некогда бескрайних лесов, они издревле преодолевали огромные расстояния просто так, чтобы не засиживаться на месте. Не зря расхожая фраза - запереть эльфа в четырех стенах, значит убить его - была столько популярна и на редкость правдива. Ахиллесова пята всех этих остроухих непосед, во всем остальном столь невозмутимых и расчётливых.
   Учитывая тот факт, что все эльфы находились под защитой Лесного Короля - которого никто никогда не видел, а большая часть министерских бумагомарак считала эту мифическую личность всего лишь изящной выдумкой зеленоволосых - суд Пятилистного государства не мог вынести им смертный приговор даже за самое серьезное преступление. Но этого и не требовалось. Достаточно было заключить эльфа под стражу и продержать там пару лет, чтобы остроухий окончательно потерял рассудок или удавился на петле из простыни. Стоило в присутствии эльфа произнести слово Диангадор - эльфийская тюрьма в самом центре пустыни Зирак - и невозмутимый эльф на миг изменялся в лице, а рука падала на эфес шпаги или рукоять револьвера. А брошенное в запале спора пожелание любому остроухому побыстрее оказаться в застенках Диангадора, означало приобретение смертельного врага и незамедлительный вызов на дуэль.
   Получив от Арчи сигнал, низенькие Механики неспешно взялись за дверцы и потянули на себя. Легко скрипнув, створки стоящего торчком деревянного ящика раскрылись в стороны подобно створкам жемчужной устрицы и я испустил пораженный вздох. Он был великолепен. Пусть это жалкая замена моему бывшему телу, но все же мое Временное Пристанище было великолепно.
   Семифутовая фигура неподвижно покоилась на ложе из лохматой стружки. Мягко посверкивающее тело из прозрачного как слеза желтого янтаря, такие подвижные части как кисти рук, стопы и суставы сделаны из начищенной до блеска красной меди. В глазницах бесстрастного лица с едва намеченными резцом губами и носом вставлены два огромных и искусно ограненных изумруда. Внутри дымчато-прозрачного торса просматривались многочисленные шестеренки самого различного размера.
   - Нравится? - несколько напряженным тоном спросил Арчи.
   - О да! - ответил я, прилипнув к стеклу и не сводя взора с ящика - Мне нравится!
   - Ну так чего же ты ждешь? - с удивлением воскликнул мой друг и донельзя театральным жестом указал на янтарного голема с изумрудными глазами - Пойди и возьми его! Он твой!
   Так я и сделал.

2

   Расположенная рядом с задним выходом из здания суда небольшая комнатка сильно смахивала на пыльную кладовку, но все же, у нее было одно несомненное достоинство - висящее на одной из стен большое зеркало в массивной деревянной раме. Арчи наскоро смахнул с оного пыль - все тем же несчастным шелковым платочком графини, который теперь осталось только выбросить - и отошел в сторону, давая мне возможность пристально рассмотреть себя в отражении, чем я и занимался следующие полчаса.
   Вновь и вновь я вглядывался внутрь своего почти полностью прозрачного янтарного тела и завороженно смотрел, как медленно и размеренно крутятся шестеренки сложного механизма - они пришли в движение, как только я переселился из опротивевшей мне стеклянной банки в эту заводную куклу. И когда я говорил "заводная", я нисколько не преувеличивал - в левой части груди темнело аккуратное отверстие, из которого сейчас торчала вычурная головка медного ключа. Раз в сутки, вмещающему мой дух голему следовало вновь взводить тугие пружины которые и приводили искусственную оболочку в движение. Молчаливые и услужливые Механики озаботились прикрепить над дыркой для ключа металлическую пластинку с куцей инструкцией: "двенадцать с половиной оборотов в левую сторону до звонкого щелчка".
   Широкая плоская грудь мягко сужалась к поясу и переходила в крепкие ноги с медными коленями и стопами. Не смотря на это, передвигался я относительно бесшумно - благодаря жестким каучуковым подошвам.
   Подняв взгляд выше, я взглянул в свое новое лицо и тут же отвел глаза в сторону - безликое застывшее... оно было чужим и пугающим, равно как и изумрудные глаза, что мертво смотрели с этой маски.
   - Ты привыкнешь - обнадежил меня Арчи, примостившийся на краешке колченого стола, доставая из внутреннего кармана плоскую серебряную фляжку и делая солидный глоток.
   - Это не обязательно - отозвался я и вновь порадовался тому, что хотя бы голос остался моим собственным - Я рассчитываю закончить со всеми делами так быстро, чтобы не пришлось привыкать к тому, что меня заводят ключом как музыкальную шкатулку или карманные часы! Я лорд Дреймор, черт побери, а не игрушка!
   - Точно - фыркнул эльф и отсалютовал мне фляжкой - Ты не игрушка, друг мой, ты зануда! Перестань хныкать как обиженная девчонка и начинай уже одеваться. Я устал смотреть, как ты пялишься в это грязное зеркало и исходишь жалостью к самому себе, вместо того, чтобы заняться делом!
   - Тебя бы на мое место - проворчал я и отвернулся от зеркала - Ладно, не плачь, сейчас оденусь.
   Первым делом я избавился от торчащего в моей груди ключа, повесил его на шею и приступил к облачению. Механические пальцы слушались меня просто великолепно. Послушно сжимались и разжимались, легко управлялись с такими мелкими предметами как пуговицы белоснежной шелковой рубашки, которую я накинул на плечи в первую очередь. Затем натянул брюки из прочной черной кожи и такую же куртку с высоким воротником и огромным количеством металлических заклепок, запихнул медные стопы в ботинки на толстой ребристой подошве и втиснул пальцы в кожаные перчатки.
   Вновь взглянул на себя в зеркало и убедился, что внешне ничем не отличаюсь от обычного человека - конечно, за исключением головы. Но и для нее у меня уже было решение - надвинутая на глаза широкополая шляпа скрыла прозрачный череп внутри которого бились синие молнии рукотворных разрядов, а желтый шелковый шарф спрятал шею и большую часть лица. Готово. Заключительным штрихом послужили черные круглые очки, в которых обычно щеголяют слепые попрошайки. Теперь, если что и могло привлечь любопытный взгляд к моей особе, так только семифутовый рост, но это уже ерунда.
   - Готово - удовлетворенно произнес я, поднимая воротник куртки и посильнее нахлобучивая шляпу - Неплохо, а?
   Теперь, в зеркале отражался заурядный тип для чего-то укутавшийся в шарф и нацепивший темные очки.
   Внимательно осмотрев меня с головы до ног, Арчи цыкнул зубом и подтвердил:
   - Более чем неплохо. Я бы сказал, даже несколько элегантно. В общем и целом, для недавно умершего ты выглядишь весьма солидно, друг мой.
   Усмехнувшись, я кивнул на выходящее на улицу окно и спросил:
   - Как мы выйдем отсюда? На обоих выходах торчат газетчики. Я как-то не горю желанием общаться с ними.
   - Как и я - плутовски ухмыльнулся эльф - Мы воспользуемся третьим путем. Здесь квартал старой застройки и здание суда вплотную примыкает к министерству юстиции. Ленивые чинуши распорядились пробить проход в стене, чтобы не ходить в обход и не тащить свои жирные окорока по крутым лестницам. Все, пошли - я уже пятый час сижу в четырех стенах и мне срочно нужен глоток не спертого воздуха, или я за себя не ручаюсь!
   - Глоток свежего воздуха в черте города? - скептически осведомился я, выходя следом за Арчи в узкий темный коридор.
   - Согласен и на глоток просто не спертого воздуха - раздраженно отозвался эльф, прибавляя шагу - Сколько лет живу в этом городе, столько и поражаюсь вам, людям! Понастроить тесных душных коробок, назвать это убожество домом и практически безвылазно сидеть взаперти!
   - Ну да - кивнул я, стараясь не отстать от почти бегущего Арчи - А ты предпочел бы, чтобы мы жили под елками, как твои остроухие собратья, да? Вот уж спасибо! Предпочитаю уютно посидеть в душной коробке перед пылающим камином с бокалом выдержанного рома в руке, чем трястись от холода под дубом в твоем хваленом лесу! Ха! Да и сам ты далеко не в лесной чаще обитаешь, друг мой - добавил я, намекая на роскошный особняк Арчи, расположенный в пригороде, у самой черты города.
   - Ты оговорился - через плечо бросил Арчи и бодро заскакал по лестнице, перепрыгивая сразу через две ступеньки - Ты хотел сказать не "под дубом", а "в дубе".
   - А? Что значит это твое чертово эльфийское выражение "в дубе"? Тонкий эльфийский намек на то, что я полный кретин? Опять ваша хитроумная игра на сообразительность, где каждое слово надо понимать в переносном смысле?
   - Да нет, понимать как раз таки следует в самом прямом смысле - ухмыльнулся Арчи и мощным тычком руки открыл дверь, ведущую на третий этаж - Ведь я твой душеприказчик и именно мне досталась честь, позаботиться о твоем гробе. Перебрав с полсотни вариантов, я остановился на гробе из полированного дуба, с золотой инкрустацией, темно-красной бархатной обивкой и атласной подушкой с кружевами. Просто прелесть, друг мой! Уверен, тебе очень понравится!
   - Подушка с кружевами? - задумчивым тоном переспросил я - Не слишком ли вычурно? Мог бы остановиться на более скромном варианте. Обычный сосновый гроб без лишних украшений, полотняная обивка... ну ты понимаешь.
   - Хоронить последнего лорда из рода Дрейморов в обычном гробу? - эта мысль показалась Арчи настолько крамольной, что он на миг задержал свой шаг и ожег меня укоризненным взглядом - Знаешь, чем дольше я живу, тем больше поражаясь вашей потрясающей безразличностью к смерти и полным отсутствием уважения к последним церемониям! Вы люди вечно куда-то спешите - даже на похоронах! Священник читает отходную молитву, безутешные родственники стоят у гроба с выражением скорбной печали на лицах, а сами нет-нет да поглядывают на позолоченный циферблат карманных часов и борются с искушением поторопить чересчур медлительного святого отца!...
   Мы почти бежали по узким коридорам, спускались и поднимались с этажа на этаж, галопом проносились по лестничным пролетам, отталкивали с пути чиновников и все это время, тащащий меня за собой Арчи не умолкал ни на секунду:
   - ...и стоило этой лицемерной семейке Кёнингсхемов покинуть храм, я тут же подошел и без малейшего смущения высказал все, что думал об этой пародии на похороны! Да, я конечно согласен, что смерть это лишь начало пути, но все же, милостивые господа и дамы, проявите уважение! Ведь не каждый день выпадает честь проводить в дорогу без конца столь почтенного джентльмена и более того - вашего отца! Больше уважения! Ты понимаешь куда я клоню, друг Вилли?
   - Нет - чистосердечно признался я - Черт подери, кто такие эти самые Кёнингсхемы? Никогда не слышал более дурацкой фамилии!
   - Ты их не знаешь - отмахнулся эльф, перескакивая сразу через три ступеньки винтовой лестницы - Я тоже их не знаю, да и плевать я на них хотел! Суть не в них, а в самом отношении к церемонии прощания! Вот в чем суть!
   - Подожди! Если ты их не знаешь то какого черта ты делал на тех похоронах? Любовался покойником? Не замечал за тобой столь низменных наклонностей.
   - Фу! - фыркнул Арчи - Как вульгарно! Знаешь, недавняя смерть пагубно повлияла на твое воспитание! Будь я склонен к созерцанию трупов, то сейчас сидел бы в морге с бокалом выдержанного вина рядом с твоим умащенным ароматными маслами телом и вдохновенно читал бы соответствующие случаю стихи. Согласен?
   После некоторого раздумья и спустя короткий пыльный коридор, я был вынужден согласится с его правотой:
   - Резонно. Но все же, зачем ты заявился на похороны абсолютно незнакомого тебе человека?
   - О! Дело в самом храме! - я не видел лица своего хитроумного адвоката со странностями, но мог поклясться, что он в экстазе закатил глаза - Слышал бы ты с каким слезным надрывом тот священник читал отходную молитву, как его дрожащий и прерывающийся голос отражался от высокого свода потолка, как неподражаемо звучал церковный орган и как переливался в лучах осеннего солнца тот изумительный оконный витраж, составленный из тысяч крохотных стеклянных кусочков...
   - Так! С меня довольно! - буркнул я - Теперь я совершенно уверен - ты ненормальный! Боже всемогущий! И этому типу я доверял защищать свои интересы в суде!
   - Ты забыл добавить, что ненормальный эльф великолепно справлялся с этой тяжкой обязанностью до самой моей смерти. Кстати, надеюсь, ты не забыл отписать мне сотню-другую тех славных золотых монеток, что так сладостно поблескивают в ящиках твоего письменного стола? В качестве благодарности за годы тяжкого труда.
   - Если честно - не помню толком, ведь последний раз я изменял завещание в тот день, когда мы с тобой отмечали мой день рождения и вдвоем опустошили бочонок красного вина двадцатилетней выдержки. Но если учесть, что ты собственноручно заверял последнюю копию завещания, то думаю, ты и без меня знаешь, что тебе причитается от моих щедрот.
   Арчи едва слышно хмыкнул и так резко остановился у ничем не примечательной двери, что я едва не сшиб его с ног. Повернувшись ко мне, он придирчиво осмотрел мою фигуру, поправил скрывающий мое янтарное лицо шарф и недовольно пробурчал:
   - Черный плащ с глубоким капюшоном был бы куда более уместен.
   - Ну да - с готовностью согласился я - А еще косу с ржавым лезвием в руки и тогда вообще будет не отличить от вышедшего на послеобеденную прогулку обывателя. А такие вот кожаные куртки с заклепками стремительно входят в моду.
   - Да что ты? Не знал, что у мертвецов есть своя мода. Ну да поделать уже нечего - мы пришли. Ну что, восставшая из небытия душа, готова ли ты вновь вступить в однажды оставленный тобою мир? Готова ли ты вновь познать разочарование и скудость этого...
   - Готова! - ворчливо отозвался я и от моего мощного пинка дверь с треском распахнулась - Дамы вперед!
   - О! Вы столь галантны, сударь - промурлыкал эльф, цепким взглядом окидывая внутренний дворик - Пошли. За воротами нас ждет кэб, а кучер уже сгрыз от нетерпения поводья.
   - Ты хотел сказать - лошадь сгрызла поводья?
   - Я сказал именно то, что хотел сказать! Не стой столбом, янтарный ты мой! Шевели своим шестереночным задом, а не то сюда сбежится вся эта свора газетных писак, чтобы задать тебе вопросы интимного толка.
   Если при жизни мой характер был достаточно вздорным, то после смерти, он несомненно изменился к лучшему - ведь я не пнул эту эльфийскую ехидну, не закатил ему подзатыльник, а лишь пробурчал себе под нос пару ругательств и надвинув свою нелепую шляпу еще глубже, метнулся к виднеющемуся за воротами кэбу.
   Кучер оказался умным малым и едва мы нырнули внутрь кэба, отрывисто щелкнул вожжами и обитые железом колеса загрохотали по булыжной мостовой. Уже на ходу Арчи пониже опустил плотный матерчатый полог, тем самым скрывая нас от любопытных взглядов прохожих, высунул нос в боковое оконце и, повысив голос, распорядился:
   - Сильно не гони. Ни к чему привлекать к себе внимания. Но и не плетись как черепаха. Если до половины третьего пополудни доставишь нас к Башне Королевы, то получишь серебряную крону, а то и полсоверена!
   - Да, сэр - хриплым басом отозвался кэбмен, одновременно натягивая вожжи и слегка приостанавливая лошадиный бег - Не сомневайтесь, сэр! Доставлю вовремя! Готовьте денежки!
   - К половине третьего? - переспросил я - Мы куда-то опаздываем?
   - У нас еще есть время в запасе, но предпочитаю оказаться у причальной мачты пораньше - дирижабль ждать не станет, знаешь ли, и ровно в три пополудни поднимется в воздух - эльф похлопал ладонью по боковому карману и плутовски ухмыльнулся - Два билета в первый класс.
   - Что?! Дирижабль?! Да ты с ума сошел, Арчи! Это новомодное увлечение воздухоплаванием мне никогда не нравилось! Привязать себя к надутому горячим воздухом бычьему пузырю и отдать себя на волю ветров - что может быть нелепей, друг мой? Глупее идеи я не слышал!
   - Знаешь, для призрака ты излишне эмоционален и задаешь чересчур много вопросов! - уже не сдерживая себя, рявкнул Арчи - Тебе-то чего бояться?
   - Я не боюсь! Хочешь хлопнуться о землю с высоты пятисот футов? Развяжется узел на веревке или отвалится дно у корзины и хлопнешься о землю с высоты пятисот футов. Ты этого хочешь? Милое дело! А у меня от высоты начинается головокружение!
   - Вильгельм Дреймор! Да пойми же ты наконец - ты мертв! Видит бог - я сделал все, чтобы безболезненно подвести тебя к осознанию этой простой истины, намекал и так и эдак, но все бесполезно! Ты всего лишь жалкий призрак с неутоленной жаждой мести не пожелавший раствориться в великом зеленом Ничто! Боль, боязнь смерти и прочие ваши смешные человеческие страхи теперь должны быть тебе абсолютно чужды, но ты умудрился пронести все свои фобии через саму смерть!
   Едва Арчи выпалил последнее слово, как вожжи рывком натянулись и кэб остановился. Со стороны кучерского места донесся заметно напрягшийся голос кэбмена:
   - Эта... милсдари... один из вас мертвец что ли?! Призрак?! А ну... а ну прочь из моего кэба! Господи милостивый и всемогущий, спаси и защити! Вылазьте, я вас дальше не повезу! Мне эти эльфийские штучки в собственном кэбе без надобности - я только-только его выкупил и не намерен...
   Чего именно не намерен делать кэбмен я услышать не успел - высунувшийся из экипажа Арчи на повышенных тонах быстро и доходчиво объяснил кучеру всю глубину его ошибки и возможные последствия столь опрометчивого намерения как решение высадить двух благородных джентльменов посреди грязной улицы.
   Заросший до самых глаз густой щетиной кэбмен заглянул в клубящийся в глазах Арчи зеленоватый сумрак и столь быстро осознал свою ошибку, что, не тратя времени на пустые слова хлестнул лошадей вожжами и мы вновь тронулись с места.
   - Он сказал "эльфийские штучки"! Большей чуши я в жизни не слышал! Ха! - с искренним негодованием прошипел вновь усевшийся эльф, раздраженно дернул кончиком уха и в лучших традициях своего беспокойного племени мгновенно сменил тему - А ведь работает!
   - Что работает? - со вздохом осведомился я, неотрывно глядя на тянущиеся к небу грязно-серые стены домов и жидкие кроны редких деревьев.
   - Как что? Твоя маскировка! За этой нелепой шляпой и дурацкими очками наш несдержанный извозчик не углядел самого главного - того факта, что ты вовсе не человек! И это говорит о многом - у кэбменов глаз наметанный. Бросят один взгляд и сразу определят твою платежеспособность и даже количество выпитых стаканов рома! В общем, первую проверку ты прошел удачно.
   Арчи болтал всю дорогу от здания суда до Башни Королевы, я машинально с чем-то соглашался, кивал в нужных местах, но уже не слушал. Именно в этот момент, глядя из окна кэба на проплывающий вокруг меня город, я окончательно осознал тот факт, что отныне я здесь чужак. И чужак не только в этом некогда великом городе, а и во всем мире, где даже за пеленой отчаяния приговоренного к смертной казни убийцы чувствуется искра надежды на благополучный исход. Да что там приговоренного! Ведь бывали же случаи когда острый топор равнодушного палача уже опускался на шею распростертой на плахе жертвы и в этот самый момент из толпы пришедших полюбоваться на казнь горожан вываливался взмыленный посыльный из суда, тряся над головой подписанной бумагой о помиловании...
   Я видел подобный случай собственными глазами. Видел все еще бледное от пережитого страха лицо помилованного, видел его ошалелые и все еще не верящие случившемуся чуду глаза в которых ярко разгоралась безумная радость... Да, я это видел. Видел теми самыми глазами, что сейчас мертво таращатся в потолок похоронной конторы и больше не принадлежат мне. А чем это я... ах да... о надежде... о том чувстве, о котором мне стоит забыть раз и навсегда и никогда более не вспоминать...
   Уныние и тоска - вот самые подходящие для привидения эмоции...
   Черт! Я совсем раскис и того гляди вот-вот разрыдаюсь как сопливая девчонка!
   Я так резко замотал головой, что скрывающие изумрудные глаза очки едва не вылетели в окно - я едва успел поймать их за дужку.
   Нет, так дело не пойдет. Надо отвлечься на что-нибудь нейтральное. Высунувшись из окна, я поднял глаза и сразу же наткнулся взглядом на возвышающуюся над крышами башню. Башня Королевы.
   Некогда Башня Королевы была лишь частью огромного дворцового ансамбля - в то далекое время когда Лондериаль еще являлся столицей. Но после того как многострадальный город оказался полем боя в семилетней войне и как военный трофей переходил от одной стороны к другой, от него мало что осталось. Каменные здания лежали в руинах, деревянные постройки сгорели дотла. Не миновала сия печальная участь и дворец. Уцелела лишь Башня Королевы - мощная квадратная башня, высоко вздымающаяся над городом.
С тех пор миновало почти двадцать лет. Столица была перенесена подальше от побережья в тогда еще крохотный городок Митгатор, теперь неимоверно разросшийся во все стороны. После проклятой войны, уцелевшие жители вернулись в разрушенный Лондериаль и постепенно отстроили все заново. Однако возвратить былое величие древнего города уже не удалось - у простых смертных не было ни возможности ни желания, а сильные мира сего были заняты возведением резиденций и дворцов в новой столице.
   Так и случилось, что Башня осталась в запустении и с каждым годом ветшала все больше, пока бургомистр города не выдвинул предложение снести огромное здание пока по его словам "эта чертова штуковина не рухнула на наши головы". Городской совет проголосовал по этому вопросу положительно и судьба башни была решена. Спасло ее самое настоящее чудо - за день до начала работ по сносу, башню выкупила в частную собственность транспортная компания "Братья Моголье" обязавшаяся восстановить разваливающееся здание.
   Компании были чужды такие чувства как восхищение старинной архитектурой и настенными фресками - нанятые рабочие безжалостно снесли все четыре угловых шпиля, чудом уцелевших во время разрушительной войны. Образовавшуюся ровную площадку обнесли чугунным парапетом, а посреди поставили высоченную железную штуковину, которую высокопарно назвали "причальной мачтой".
   Лично я не видел смысла уже в самом этом дурацком словосочетании: "причальная мачта". Эти два слова имели глубокий смысл по отдельности и совершенно теряли оный, если поставить их вместе. Во всяком случае для меня. В своей жизни я успел повидать немало мачт и самых разнообразных причалов и пристаней, и уж позвольте заверить вас - так называемых "причальных мачт" там не было и в помине.
   Впрочем, должен признаться, это всего лишь мое недовольное брюзжание. Я призрак, а призраки по определению должны брюзжать и быть всем и всеми недовольными.
   Ведь как ни странно это звучит, к стоящей посреди суши башне и впрямь причаливали корабли. Вот только не водные, а воздушные. Дирижабли. Величавые веретенообразные корабли медленно плывущие по воздуху на немыслимой высоте.
   С того момента как появилась первая статья о успешном перелете, дирижабли больше не сходили с газетных страниц. Длительность нахождения в воздухе и преодоленное расстояние и высота подъема все увеличивались, а затем, относительно недавно, вскоре после войны, газеты запестрели яркой рекламой сообщающий об открытии новой компании, специализирующейся на перевозках людей и грузов исключительно по воздуху.
   Только вдумайтесь в эти слова - "перевозка людей по воздуху"! Исключительно! Черт меня подери!
   И ведь нашлись желающие, валом повалившие покупать билеты! Сумасшедшие! Впрочем, полет закончился благополучно, дирижабль успешно совершил первый коммерческий рейс и вот пожалуйста - с каждым годом путешествия по воздуху становились все популярней, пока не стали регулярным и даже несколько обыденным событием.
   Даже уличная детвора уже не задирала головы в небо, когда над городом медленно проплывал попыхивающий дымом дирижабль, чьи винты с легким гулом молотили воздух.
   Лично я мог сказать о таком способе передвижения лишь одно - он не для уважающего себя джентльмена. Категорически нет! Все мое существо было пропитано этим убеждением и ничто не могло изменить моего мнения.
   "Все эти новомодные штуки нас до добра не доведут" - так некогда сказал мой дед, так повторял мой отец и так говорю я сам. И последняя война полностью подтвердила эти слова.
   Появившиеся на поле боя доселе невиданные механизмы оказались ужасней чем самая страшная чума. Барражирующие над полем боя дирижабли обрушивающие на головы солдат смертельный дождь из пороховых бомб и стрел с утяжеленными наконечниками. Двадцати паровым орудиям хватило одного дня чтобы сровнять с землей крепость Семихолмье вместе с гарнизоном - и ведь до того дня, крепость считалась абсолютно неприступной. А стоящие в столичном порту железные монстры пароходы, от которых бессильно отскакивают пушечные ядра?
   Нет, положительно, мир сошел с ума и сейчас катится в пропасть. Старые добрые времена канули в лету. Пожалуй, даже хорошо, что мой дед не дожил до этих дней и не увидел этого хаоса. Отец еще успел высказать все, что думал о пролетающих над нашей крышей дирижаблях, затем и за ним пришла старуха с косой. А неделю назад эта мрачная леди навестила и меня, раз и навсегда покончив с родом Дрейморов и с удовлетворением хорошо поработавшего человека вычеркнув это имя из своих списков.
   Пока я перекатывал в своей голове тяжелые шары воспоминаний кучер попусту времени не терял. Решительно покинув главную улицу, он направил кэб в узкие переулки. Колеса экипажа загрохотали по разбитому булыжнику, мы едва не сбили какого-то доходягу едва успевшего отпрыгнуть в сторону и угодившему в глубокую лужу. С десяток минут мы петляли по этому каменному лабиринту, вызывая проклятья бредущих по улице людей и истошные крики хозяек, на чьи только что выстиранные простыни летели комья из под колес кэба. Затем кэбмен резко взял влево и мы вновь оказались на широком бульваре, въехали на площадь и еще через пару мгновений подкатили к основанию Башни Королевы.
   - Прибыли - прогудел кэбмен, оставаясь на своем месте - Башня Королевы.
   - Вот и славно - с облегчением отозвался Арчи и легко выпрыгнув наружу, закопошился в карманах, выискивая обещанные монеты.
   Я последовал за ним, но прыгать не решился и осторожно встал на подножку и только за тем на камень мостовой. Я еще не совсем привык к своему новому телу и не хотел растянуться на земле самым позорным образом, веселя окружающий люд.
   Тихо звякнув монеты сменили владельца. Не теряя времени кэбмен хлестнул вожжами и укатил прочь, стараясь оказаться от странных клиентов как можно дальше. Мне было плевать. Я уже забыл о доставившем нас сюда транспорте и сейчас, задрав голову вверх, во все глаза таращился на новое средство передвижения, мягко парившее в небесах.
   Белоснежный дирижабль уже прибыл и сейчас лениво покачивался над вершиной башни. Отсюда я мог видеть прилепленную снизу гондолу и четыре задних воздушных винта, сейчас бездействующих. Боковые двери гондолы были открыты нараспашку и около них суетились рабочие, спешно грузя в дирижабль громоздкие ящики и тюки. Судя по всему пассажиры поднимались на борт через другой вход, невидимый от подножия башни.
   - Ты в порядке? - небрежно поинтересовался Арчи.
   - В полном - столь же небрежно отозвался я и хлопнул эльфа по плечу - Ну, пошли? Нам еще подниматься по всем этим проклятым ступенькам, чтобы добраться до самого верха.
   Вместо ответа Арчи зашипел подобно лесной гадюке и, растирая плечо, рыкнул:
   - Думай что делаешь!
   - О.. прости, друг - улыбнулся я, чувствуя, что впервые за невыносимо долгую неделю, ко мне возвращается нормальное настроение, а депрессия отступает - Не знал, что ты настолько хлипок.
   - Я хлипок? - возмущенно спросил мой ушастый адвокат, но его слова опоздали - я уже размашисто шагал к входу в башню, около которого клубился народ. Эльфу пришлось отложить свою отповедь и сломя голову мчаться за мной.
   Чтобы добраться до башни мне пришлось пройти через толпу зевак, что не составило труда - стоило стоящим у меня на пути зевакам увидеть надвигающуюся на них высокую мрачную фигуру, как они сами отступали в сторону. И я вновь убедился, что выбранная мною одежда подошла как нельзя лучше - люди видели перед собой высокого незнакомца, да, он казался им странным и агрессивным, но все же человеком. Что ж, уже неплохо.
   У самой двери меня остановил дюжий охранник в блестящей кирасе и вежливо поинтересовался, глядя в непроницаемые стекла моих очков:
   - У господина есть билет? Если нет, то сожалею, все билеты на этот рейс уже распроданы.
   - У нас есть билеты - встрял подоспевший Арчи и взмахнул перед носом стража корешками билетов - Первый класс!
   Эти слова оказали магическое действие. К нам тут же подкатился пухлый толстячок в служебной ливрее и старательно растягивая жирные губы в улыбке, прощебетал:
   - О! Первый класс! Я управляющий Джонс и лично занимаюсь первым классом. Прошу вас, джентльмены, прошу вас за мной. Позвольте ваши билеты. Благодарю. Теперь сюда, вот в эту дверь.
   - Насколько я помню, лестница ведущая на вершину башни находится в другой стороне - прогудел я сквозь укутывающий мое лицо шарф.
   - Совершенно верно! Но мы не можем позволить, чтобы пассажиры первого класса тащились по крутым ступенькам как обычные плебеи. Это просто немыслимо! И поэтому, в башне был построен специальный подъемник! Прошу вас!
   Коридор окончился провалом, темным квадратным колодцем. На уровне пола висела деревянная клеть подъемника. В стене коридора была глубокая ниша, вместившая в себя низенький стул, несколько торчащих из стены рычагов и Механика, по-видимому, занимающегося всем этим хозяйством. Торчащий из капюшона плаща розовый нос был направлен точно на нас, пока мы проходили мимо ниши - Кроты Механики весьма любознательны.
   Услужливо придержав перед нами дверь подъемника, Джонс пропустил нас перед собой, затем просочился следом, запер дверь и дважды хлопнул в ладони, подавая сигнал. Механик мягко опустил один из рычагов, внутри стены что-то зарокотало и вздрогнувший подъемник медленно пошел вверх.
   Поняв по нашему виду, что мы не расположены к беседе, управляющий унял свое словесное извержение и на вершину башни мы поднимались в несколько напряженном молчании. Я заметил любопытные взгляды Джонса, искоса бросаемые на мою заключенную в кожу и шелк фигуру, но никак не отреагировал на столь наглое поведение.
   Через пять минут подъемник наконец дополз до самого верха и мы оказались на вершине Башни Королевы, откуда открывался вид на весь город. Еще месяц назад я бы обязательно уделил полчаса на завороженное созерцание, то сейчас я лишь равнодушно огляделся по сторонам. Меня больше интересовал сам дирижабль, на котором нам предстояло совершить путешествие до столицы. И интересовал меня не его внешний вид и красота отделки, а степень прочности этого так называемого "летательного аппарата" и то, сумеет ли он доставить меня до места назначения и не рухнет ли на полпути. Впрочем, должен признать - парящий у меня над головой воздушный корабль подавлял своей внушительностью и вызывал невольное уважение.
   - Впечатляющее зрелище, господа, не правда ли? - спросил управляющий Джонс.
   - Несомненно - ответил Арчи - Надеюсь, отправление и прибытие будут точно по расписанию?
   - О, ну, конечно! Мы никогда не выбиваемся из графика! - воскликнул Джонс - Вы торопитесь?
   - Есть немного - проворчал я, поправляя шарф - Мы опаздываем на похороны.
   - О! От лица компании "Братья Моголье" выражаю искренние соболезнования. Позвольте поинтересоваться - кого именно хоронят?
   - Меня - мрачно буркнул я и зашагал вперед.
   Еще через мгновение, порыв ветра донес голос ошарашенного моим ответом управляющего:
   - Этот джентльмен ведь просто шутит, не так ли? Когда он сказал, что опаздывает на свои похороны... ведь это... неужели джентльмен неизлечимо болен?
   - Успокойтесь, мистер Джонс. Всего лишь неудачная шутка - поспешил сказать Арчи, но в его насквозь фальшивом голосе я отчетливо расслышал нотки бурлящего веселья - Могу вас заверить, что мой друг здоров настолько, насколько это вообще возможно.
   Эльф наслаждался происходящим на всю катушку. Нет, все же мой адвокат не совсем нормален - присутствует на чужих похоронах, смеется над абсолютно не смешными вещами... надо бы поговорить с ним на эту тему.
   - Прошу вас, следуйте за мной, господа - вновь засуетился несколько пришедший в себя Джонс, забегая вперед и указывая на приставленный к гондоле дирижабля трап, чьи ступени были покрыты ярко-красной ковровой дорожкой - Осторожно, джентльмены - ступеньки. Ваши каюты расположены по левую руку от входа.
   Я молча прогромыхал ногами по трапу, пригнул голову, вошел внутрь дирижабля и с любопытством огляделся - все же, я впервые попал на борт огромного воздушного корабля.
   Влево от меня уходил достаточно длинный коридор, по обе стороны которого виднелись двери из полированного дерева. Дверь одной из кают была распахнута и тучный господин в слишком маленьком для его оплывшей фигуры сюртуке, с пыхтением пытался пропихнуть в дверной проем непомерно раздутый кожаный саквояж. Еще один коридор шел и направо, но буквально через несколько шагов он упирался в широкие двустворчатые двери, над которыми висела начищенная до блеска медная табличка с надписью: "Кают-компания". Двери были слегка приоткрыты и я услышал мягкие звуки музыки. Кто-то играл на рояле.
   Секунду помедлив, я принял решение и вместо того, чтобы идти в отведенные нам каюты, зашагал к кают-компании. Меня никто не остановил. Распахнув створки двери, я прошел внутрь и, как мне показалось в первый момент, оказался в первоклассном ресторане. Около двух десятков столиков покрытых кремовыми скатертями, удобные стулья с высокими стульями, стоящие вдоль стены кожаные диваны и низенькие столики для напитков из красного дерева. У боковой стены возвышение, что-то наподобие небольшой сцены, большую часть которой занимал блестящий полировкой черный рояль.
   Кают-компанию наполняли звуки музыки, исполняемой просто великолепно - уж в этом-то я разбирался. Играла девушка. Первое, что мне бросилось в глаза - она красива. Потом я заметил ее достаточно юный возраст, роскошное шелковое платье не скрывающее прелестную фигурку и уложенные в изящную прическу черные волосы. Слегка вздернутый носик, капризно изогнутые полные губы... да, случись эта встреча парой недель назад, я бы незамедлительно пошел на штурм этой прелестнейшей особы. Слегка наклонив голову набок, девушка казалось лишь задевала пальцами клавиши, но рояль покорялся этим едва ощутимым прикосновениям, послушно исторгая из своего чрева грустные переливы мелодии, от которой щемило сердце... у того, у кого оно было.
   Шагнув в сторону, чтобы не загораживать проход, я тяжело опустился на стоящий в далеком углу диван, оставив решать все посадочные формальности своему адвокату. Сам я не желал беседовать с жирным управляющим, буквально истекающим приторно-сладкой любезностью. Лучше послушаю музыку.
   Я просидел в одиночестве не менее получаса, а затем, ко мне присоединился Арчи, держащий в руках два наполненных до краев стакана. Один стакан он поставил на стоящий передо мной столик, а другой немедленно приложил к губам и, сделав большой глоток, откинулся назад и испустил глубокий вздох облегчения.
   - Успели... Уф! Я уж боялся, что тот плешивый енот решит поиздеваться над нами и объявит перерыв... тогда бы мы точно не успели на дирижабль.
   - И что? - лениво отозвался я, несколько раздосадованный тем, что мне мешают наслаждаться музыкой - Добрались бы до столицы на дилижансе или на поезде. Не вижу проблемы. И зачем ты притащил мне стакан с бренди?
   - Бренди? Ну нет! Это чистейшее двойное виски с парой кубиков льда, друг мой! Божественный напиток! И второй стакан тоже мой. А насчет дирижабля, так тут все просто - опоздали на рейс, значит, опоздали на похоронную церемонию. Ни за что!
   - Я не горю особенным желанием присутствовать на собственных похоронах и смотреть, как заколачивают крышку моего гроба. Как-нибудь перебьюсь без этого зрелища.
   - Как хочешь - эльф беззаботно пожал плечам и подарил все еще играющей девушке широчайшую улыбку - Но на твоем месте, я бы несомненно там присутствовал.
   - С чего бы это? - фыркнул я, с недовольством замечая, что девушка улыбнулась в ответ.
   - А как же поговорка: убийцу влечет на похороны жертвы.
   - Чушь! К тому же, поговорка звучит совсем иначе: убийцу всегда влечет на место преступления. И я не жертва! Подожди... думаешь, он появится на похоронах? Зачем?
   - Кто знает? - Арчи развел руками и расплескал виски на мои брюки - О, прости. Маловероятно конечно, но вдруг? И кто эта чаровница с потрясающими формами, так тесно прильнувшая к изгибам рояля, что это кажется неприличным?
   - Понятия не имею - отозвался я, переваривая предположение Арчи о возможном присутствии убийцы на похоронах - Пойди да узнай. Думаю, она здесь работает - музицирует для пассажиров.
   - Да? Прелестно, просто прелестно - проворковал эльф, приглаживая волосы - А что еще она делает для пассажиров? Ты прав - пойду и узнаю.
   - Подожди - остановил я любвеобильного адвоката и, наклонившись к его остроконечному уху, попросил - Дай малютке соверен и попроси исполнить "Разбитое сердце пастушки".
   - Я бы предпочел попросить ее исполнить нечто другое, совсем не связанное с музыкой - для виду поворчал эльф - Ладно, попрошу.
   И он попросил. Не знаю, как он убедил девушку и что он ей сказал, но черноволосая оглянулась, смерила меня загадочным взглядом, а затем вновь повернулась к роялю и из рояля полилась печальная музыка. И я готов поклясться, что это была лучшая из услышанных мною "Пастушек". Самая лучшая, черт подери!
   Поглощенный музыкой, я не обратил ни малейшего внимания на тот факт, что дирижабль уже давно оторвался от причальной мачты, тяжело развернулся и, исторгая из главной трубы столб черного дыма, покинул старую столицу, казалось бы неспешно направившись к новой.
   В кают-компании появились пассажиры, тотчас прильнувшие к покатым стеклам обзорных окон. Из ниоткуда возникли стюарды, торопливо разносящие выпивку. Величественно вошел сам капитан, сверкающий профессиональной улыбкой, приветствующий гостей на своем корабле и с удовольствием отвечающий на вопросы.
   Мне было плевать на всю эту суету. Скрестив руки на груди, я полулежал на своем угловом диване и слушал музыку. Прекрасную грустную музыку.

3

   Мы успели вовремя. Дирижабль, этот воздушный пузырь, кажущийся таким ненадежным и готовым вот-вот лопнуть, к моему искреннему удивлению, без происшествий донес нас до новой столицы и самое большее спустя час, мы были в храме, которой Арчи выбрал для церемонии прощания с последним из рода Дрейморов.
   Мы успели вовремя. Можно даже сказать, что пришли слишком рано - начало церемонии должно было начаться только через полчаса. Двери храма были распахнуты настежь. По пышной ковровой дорожке шли облаченные в черное фигуры - в большинстве своем малознакомые мне личности. Стоило кому-либо из пришедших пристроить свое седалище на деревянную скамью, как тут же его взгляд устремлялся на гроб. И в этих деланно скорбных взглядах я явственно читал некую оторопь.
   Да уж, Арчи расстарался на всю катушку, подошел к этому делу серьезно. Даже слишком серьезно и кое в чем переборщил - например, с количеством цветов.
   Мой гроб просто утопал в цветах.
   Пышные букеты, просто корзины с цветами, огромные венки, бесконечные цветочные гирлянды - всем этим добром было буквально усыпано возвышение, расположенное перед рядами скамей для прихожан. Крышка дубового гроба была поднята, но виднелось только лицо покойника, все остальное было скрыто пышными волнами материи и все теми же проклятыми цветами.
   Впрочем, это к лучшему - я не горел желанием рассматривать свой собственный труп в подробностях. Уж как-нибудь перебьюсь. Я и так знал, что под пышными кружевами шелковой рубашки скрываются три небрежно заштопанные дырки. Раны от пуль трусливо пущенных мне в спину, но от этого не ставших менее смертоносными и легко сокрушившие ребра и пробившие мое сердце.
   Три пули мне, и столько же досталось Лоре - совсем еще юной девушке, погибшей ни за что, можно сказать - умершей за компанию. Кем бы ни был этот чертов убийца, он не желал оставлять свидетелей. Выпустил в обнявшуюся парочку шесть пуль, в упор опустошил барабан револьвера... тварь... гнусная тварь, поровну разделившая между мной и Лорой смертельные подарки.
   На меня накатила душная волна злобы и я сгорбился, втянул шею в плечи, сжал медные пальцы в кулаки, чтобы не сорваться, не выплеснуть свою ярость на толпящихся в храме людей. О... как я был зол... зол все эти дни, что так невыносимо медленно тянулись с момента моей смерти...
   Но именно эти чувства беспомощной злости и бессильной ярости невольно оказались лучшими помощниками - благодаря им, я остался здесь, остался в этом мире, вместо того, чтобы чинно вознестись в столбе небесного света... ну или рухнуть вниз, окутанный языками багрового адского пламени - вот уж не знаю, как они решили ТАМ мою судьбу. Мне плевать. Все одно, когда я покончу со своими незавершенными делами здесь, у меня останется только одна дорога и уж точно, вести она будет не вверх.
   Мерцающая у меня перед глазами кровавая пелена ярости постепенно развеялась и я с облегчением выпрямился, мысленно гладя себя по головке и приговаривая: "Вот так, молодец, парень, молодец, держи себя в руках". Это подействовало.
   Убедившись, что вновь могу контролировать себя, я огляделся по сторонам, выискивая среди прибывающей толпы новые лица и внимательно в них вглядываясь. Особое внимание я обращал на высоких мужчин. И делал это по очень простой причине - ведь я видел своего убийцу.
   Всего пару жалких секунд, когда уже испускал последний вздох и корчился в агонии - но я его видел. Эта картинка навсегда отпечаталась у меня в мозгу. Я видел убийцу, наклонившегося над моей кроватью, видел дымящийся револьвер в его руке. Высокий, широкоплечий, закутанный в черное длиннополое пальто, лицо в тени, но я все же зацепил взглядом что-то вроде бесформенной шляпы на голове и грязные бинты, покрывающие выдающийся вперед подбородок и горло.
   Я увидел его... и умер. Моя душа покинула тело. Дальше я помню все как в тумане - льющийся одновременно со всех сторон яркий свет, ползущие ко мне толстые щупальца тумана, плотный поток воздуха, подталкивающий меня в спину и принуждающий сделать шаг, всего один шаг. И я уже занес ногу, почти что шагнул ТУДА, когда услышал смех и едва слышный звон. Этот вонючий ублюдок, подлый убийца стреляющий в спины спящих... ОН СМЕЯЛСЯ! Злорадно хихикал и гнусно похрюкивал, нависая над окровавленными простынями и на мое уже мертвое тело со звоном сыпались еще горячие гильзы - Перевязанный переломил револьвер и опустошил барабан прямо над своими жертвами.
   В тот самый момент и случилось событие, благодаря которому я сейчас стою в храме и безучастно пялюсь на собственный труп. Благодаря охватившим меня дикой ярости и ненависти, благодаря испепеляющему желанию найти этого ублюдка и обеими руками пережать перевязанное бинтами горло, чтобы он больше никогда не смог исторгнуть из себя злорадное хихиканье. Мне удалось вырваться из окутывающих объятий тумана, удалось отшатнуться обратно и уцепиться за ускользающий от меня мир живых.
   Я еще успею отправиться в последнее путешествие в великое ничто, а сейчас пора заняться делами. И начать следует с воспоминаний о том последнем вечере, надо собрать все разрозненные детали воедино, вылущить из памяти все мельчайшие подробности.
   Я вновь мысленно представил запечатлевшуюся в моей памяти картину собственной смерти - кровать со спутанными и окровавленными простынями, два обнаженных тела и нависающий над ними черный и несколько гротескный силуэт убийцы. Что-то в этом смертельном натюрморте не давало мне покоя, что-то явно выбивалось из общей картины... и кажется, я начал понимать, что именно не так - поведение убившего меня подонка. Эта ленивость и неторопливость...
   - Ну как, нравится? - столь знакомый и насмешливый голос бесцеремонно вторгся в мои думы и я обернулся на звук.
   Оглядев своего адвоката уже переодевшегося в приличествующую случаю черную одежду (и когда он только все успевает?) я фыркнул и, придав голосу пренебрежительный оттенок, осведомился:
   - Нравится что? Надеюсь, ты не имеешь в виду эту цветочную вакханалию, от которой у меня уже рябит в глазах?
   - Нет, что ты, я говорил о вон том симпатичном покойничке, чья синевато-белая морда лица торчит между лимонно-желтыми пионами и пунцовыми розами. Мне кажется, что этот мертвый тип прелестно вписывается в окружающую его радостную цветовую гамму... не находишь?
   - Не нахожу - буркнул я и поспешно сменил тему - Я только зря теряю здесь время. Он не явится сюда.
   - А вдруг? Все же это какой-никакой, но шанс.
   - Нет. Ни малейшего шанса нет - отрицательно покачал я головой - ОН не придет.
   - Да с чего ты это взял? - возмутился остроухий, не любящий когда его блестящие идеи ставили под сомнения.
   - Потому что он профессионал - мрачно ответил я и задумчиво провел рукой по подбородку, едва не смахнув шелковый шарф - привычка оставшаяся с того времени, когда я еще был живой - Для него это не больше чем рутинная работа, выполнение заказа.
   - Вы сказали "для него"? А кого конкретно вы имели ввиду, господин Дреймор? - послышалось за моей спиной. Этот необычно высокий для мужчины голос был мне хорошо знаком.
   - Того, кто убил меня, господин Пинкертон - не оборачиваясь ответил я - Того, кто хладнокровно совершил двойное убийство и кого до сих пор не может схватить Стража, несмотря на все свои напыщенные уверения в скорой поимке преступника.
   - О! Я бы попросил вас выбирать выражения, господин Дреймор, иначе...
   - Иначе что? - шелестящим голосом осведомился я и рывком обернулся - Иначе лучший сыщик смертельно обидится?
   Стоящий передо мной пухлый коротышка отпрянул было на шаг назад, но сделав над собой усилие, остался на месте и свирепо уставился в черные линзы моих очков.
   - Не стоит оскорблять представителей правопорядка, мистер Дреймор.
   - Джентльмены, попрошу вас... - с широкой улыбкой, между нами попытался вклиниться эльф, но небрежным движением руки я отшвырнул его прочь и сделал еще один шаг вперед, нависнув над коротышкой Пинкертоном.
   - Да ну? Ну а если я вас все же оскорблю, мистер Пинкертон, причем не словом, а действием? Что же вы мне сделаете? Отшлепаете? Посадите в каталажку? Или того хлеще - вынесете мне смертный приговор?
   - Э-э-э... - выдавил из себя сыщик, наконец-то поняв, что не стоило грозить бестелесному призраку земными карами - Не стоит недооценивать наши возможности, господин Дреймор.
   - Да плевал я на ваши возможности! - злобно прошипел я в лицо Лаю Пинкертону - Так же как и на ваши угрозы! Уяснили?! И поверьте мне господин сыщик - тот факт, что я мертв, не означает, что я не смогу доставить вам неприятностей!
   В заплывших жиром глазах коротышки на мгновение мелькнула злоба, он явно хотел сказать что-то нелицеприятное но тут же опомнился и проглотил едва не сорвавшиеся с языка неосторожные слова. Он знал, что мои слова не пустая угроза - пусть я сам не больше чем жидкий клочок тумана, но мои знакомства с весомыми людьми никуда не делись и я легко мог устроить обещанные неприятности для обычного сыщика из Стражи.
   - Думаю, наш разговор начался несколько неправильно, господин Дреймор - примирительно пробормотал Пинкертон и его тут же поддержал мой остроухий адвокат:
   - О, да! И уж тем более, не стоило заводить эту беседу здесь - в этих стенах! Церемония вот-вот начнется! - эльф просто пылал праведным возмущением - Может вам стоит закончить разговор на улице?
   - Хорошая идея. А ты займись похоронами - буркнул я и, подхватив сыщика под локоть, повлек его к выходу из храма, не обращая внимания на обращенные в нашу сторону любопытные взгляды присутствующих.
   Пинкертон затрепыхался, попытался высвободить руку из железных тисков моих пальцев, но не преуспел - где ему соревноваться в силе с механическим големом. Жалкая попытка.
Дверная створка распахнулась от моего тычка и вот мы уже на пороге. Еще через несколько шагов, мы уже оказались в отдаленном углу крохотного церковного садика, где нас не могли услышать.
   - Итак, господин сыщик, не поведаете ли вы мне насколько сильно стража продвинулась в расследовании моего дела? Только прошу вас - не стоит сейчас бросаться расхожими фразами о тайнах следствия и прочей ерунде. Не будем тратить на это время.
   - Ерунда? - переспросил Пинкертон и скривил пухлые губы в горькой усмешке - Поверьте господин Дреймор - это далеко не ерунда. Знали бы вы сколько дел оказалось проваленными только из-за излишней болтливости некоторых стражей!
   - Но я не страж и уж точно я самый заинтересованный в успешном раскрытии дела! - нетерпеливо бросил я и с этим утверждением Пинкертон был вынужден согласиться.
   - Да, это, несомненно, так, господин Дрейм...
   - Может обойдемся без расшаркивания и ненужных любезностей? - предложил я - Обращайтесь ко мне просто по имени, как и я к вам. Вилли и Лай - этого более чем достаточно. Договорились?
   - Договорились - с небольшой заминкой кивнул сыщик, уже не выглядящий столь напряженным - Что ж, думаю, вы имеете полное право знать о ходе расследования. Скажу вам прямо, госп... Вилли - дело дрянь.
   - Почему? - внешне безразличным голосом спросил я.
   - Никаких зацепок - развел руками Лай - Абсолютно никаких. Все, что нам попало в руки, так это шесть стрелянных револьверных гильз, два тру... э-э...
   - И два трупа - подсказал я запнувшемуся сыщику - Не стесняйтесь в выражениях, Лай. И это все?
   - И все! Именно поэтому я явился сюда - чтобы поговорить с вами. Я безуспешно пытался пробиться к вам все то время, что вы провели в Хрустальной Прохладе, но мне не дозволили свидания, по неизвестной мне причине! Нонсенс! Когда я узнал о вердикте Последнего суда, то тотчас сообразил, что вы обязательно появитесь на собственных похоронах - как бы абсурдно это не звучало. И вот я здесь, лорд Дреймор! То есть, я хотел сказать - Вилли! Ах да, выражаю искренние соболезнования в связи с вашей безвременной кончиной!
   - Спасибо - фыркнул я и взглянул на сыщика поверх приспущенных на кончик носа очков - Ну что ж, должен буду разочаровать вас, Лай - я не видел убийцу. Мы провели чудесный вечер с Лорой, незаметно переросший в бурную ночь. Утомленные друг-дружкой, мы погрузились в сон - оказавшийся для нас последним.
   Охватившее сыщика разочарование было настолько сильным, что он не сумел сохранить бесстрастное выражение лица.
   - Проклятье! - не сдержавшись, выругался Пинкертон - А я так рассчитывал на вашу помощь! Надеялся, что вы увидели хоть что-нибудь - лицо, фигуру преступника... мне пригодится любая, даже самая незначительная мелочь! Ну же, Вилли, напрягите свою голову, может вы что-то упустили?
   - Этот проклятый ублюдок стрелял мне в спину - рыкнул я - Три выстрела подряд! БАМ! БАМ! БАМ! Хотя достаточно было и одного выстрела - к моменту второго я уже испускал дух. Смертный холод, сгущающаяся темнота и безнадежные попытки сделать еще хотя бы один вздох - вот что я помню, мистер Пинкертон!
   - Вы сказали - "проклятый преступник стрелял мне в спину" - медленно повторил Пинкертон и я мысленно выругал себя и свой болтливый язык - То есть, это был "он", мистер Дреймор?
   - Я сказал "проклятый ублюдок" - мрачно процедил я и пройдя через шелковый шарф вокруг лица, мои слова прозвучали как шипение разъяренной гадюки - Это лишь мое предположение. Не думаю, что женщина могла действовать столь дерзко и хладнокровно. Разрядить барабан револьвера в спящих людей - на это способен только мужчина.
   - Боюсь, что вы сильно заблуждаетесь, Вилли. За годы моей службы, я уже много раз имел возможность убедиться, что женщины могут быть настоящими исчадиями ада! Чего только стоит то дело о тройном убийстве в квартале Алых Фонарей, заставившее меня изрядно попотеть... Впрочем, сейчас эта история ни к месту, полагаю. К тому же, я солидарен с вашей догадкой - убийство совершил мужчина.
   - Продолжайте, Лай - подобрался я, обратившись в само внимание - Почему вы так думаете?
   - Оружие - пояснил сыщик - Вы ведь знаете какое оружие вас... было против вас использовано?
   - Да. Револьвер.
   - Правильно. Это новомодное оружие, что продавцы-оружейники называют "огнестрельным", причем по абсолютно непонятной для меня причине - ведь револьверы стреляют вовсе не огнем, а свинцовыми пулями! Может все дело в изрыгаемом при выстреле черном дыме? Не знаю... но лично я уверен, что вскоре столь модное сейчас фехтование и поединки на саблях и шпагах навсегда канут в лету. Будущее за огнестрельным оружием, я заявляю это со всей ответственностью!
   - Мистер Пинкертон, нельзя ли ближе к делу?
   - Ах да! Прошу прощения - увлекся. Итак, преступник использовал мощный крупнокалиберный револьвер. Всадил в каждую жертву по три пули пятидесятого калибра и положил их буквально в одно и тоже место.
   - И что? - не понял я.
   - Вижу, вам не приходилось использовать крупнокалиберные револьверы, господин Дреймор - с некоторым превосходством кивнул коротышка, одергивая рукав изрядно помятого твидового пальто - Выстрел пятидесятого калибра обладает огромной убойной силой. Но есть один серьезный недостаток - отдача, подбрасывающая вашу руку вверх после каждого выстрела и сбивающая прицел. Отдача настолько чудовищна, что может сбить слабого стрелка с ног!
   - И? - нетерпеливо рыкнул я.
   - Я уже ответил, Вилли! - воскликнул Лай Пинкертон - Ни одна женщина попросту не справится с пятидесятым калибром! Такое оружие подчинится только крепкой мужской руке! К тому же, в любом из этих недавно появившихся оружейных магазинах можно купить куда более мелкие модели револьверов, обладающие при этом достаточно сильной убойной силой! Нет, по моему глубокому убеждению, преступник является мужчиной, обладающим звериной силой и богатым опытом обращения с огнестрельным оружием!
   - Понятно - кивнул я, с некоторым уважением глядя на внешне неприглядного пухлого коротышку в сером пальто и смешном котелке. Никогда бы не подумал, что за столь бесцветной и неказистой внешностью скрывается столь острый ум. Или это маскировка? Может сэр Лай Пинкертон специально выставляет себя в таком виде, чтобы обмануть преступников своей безобидной внешностью?
   - Впрочем, уверен, что и вы пришли к такому же выводу - слегка поклонился Пинкертон - Я отчетливо слышал, как вы использовали слова "Он" и "Профессионал" во время беседы с господином Током.
   - Слух вас не обманул, господин Пинкертон. У меня были лишь догадки, а вы их подтвердили - безмятежно солгал я, не собираясь просвещать сыщика об увиденной мною черной фигуре с перебинтованным лицом - Итак, мы разобрались с оружием. Что-нибудь еще?
   - Нет - покачал головой Пинкертон - К сожалению, больше ничего. Как вы и сказали - он профессионал. Очень жаль, что вы ничего не увидели, господин Дреймор. Я рассчитывал на вашу помощь.
   - Поверьте, господин сыщик - в этом деле именно я самое заинтересованное лицо! И хочу поймать преступника не меньше вашего.
   - Поймать и...? - с хитрым прищуром маленьких глазок взглянул на меня Лай Пинкертон - Что дальше? Предположим, что вам удастся опередить стражей и вы первые доберетесь до преступника - в чем лично я, глубоко сомневаюсь - и что будет дальше? Как вы поступите с собственным убийцей, когда поймаете его? Пристрелите? Задушите? Или поступите как добропорядочный гражданин, отведете его в ближайший участок Стражи и отдадите в руки правосудия? А?
   - В руки правосудия? - переспросил я и мне стоило чертовски больших усилий сохранить голос спокойным - О, не беспокойтесь, господин Пинкертон - правосудие обязательно настигнет того ублюдка. А теперь, позвольте откланяться - если я не заскочу на собственные похороны, меня могут счесть невежей. Всего хорошего.
   - Всего хорошего, господин Дреймор - проскрипел в ответ сыщик и уже в мою удаляющуюся спину добавил - Позвольте дать вам один хороший совет - отойдите в сторону и не мешайте нам действовать. Это игра для профессионалов, где нет места любителям жаждущих отмщения.
   - Я учту ваши слова - не оборачиваясь, отозвался я, и поправил укрывающий мое искусственное лицо желтый шелковый шарф.
   Я поднялся по каменным ступеням и вновь вошел в храм. Церемония уже была в самом разгаре. Священник с постной миной на вытянутом как у лошади лице как раз открыл было рот, чтобы перечислить собравшейся пастве все многочисленные достоинства умершего, когда я мощным ударом ноги с грохотом захлопнул дверь, едва не сорвав ее с петель и не сбавляя шага пошел по центральному проходу, направляясь к утопающему в цветах гробу. Вернее, так казалось со стороны, а на самом деле, я преследовал совсем другую цель.
   В несколько шагов преодолев пространство небольшого храма, я не останавливаясь коротко кивнул сидящему в первом ряду Арчи, бросил короткий взгляд на свое безжизненное лицо в гробу и громко топоча тяжелыми ботинками, пошел дальше. Я направлялся к задней двери, что располагалась за стоящими у тыльной стены колоннами и выходящей в переулок.
   Я не хотел, чтобы коротышка Пинкертон увязался за мной, если его посетит такая блестящая идея. На моем пути к выходу встала тощая фигура церковного служки, но одного моего небрежного тычка хватило, чтобы он отлетел в сторону словно пушинка. Уже стоя на пороге распахнутой двери, я обернулся, нашел взглядом священника и буркнул:
   - Святой отец, не жалейте добрых слов о покойном - он был чертовски хорошим парнем!
   На этом, мое посещение собственных похорон закончилось. Пора заняться делами и черт меня подери, я точно знал, куда отправлюсь первым делом!

4

   В этот уже достаточно поздний час, в небольшом оружейном магазинчике не было ни единого клиента - себя я в расчет не брал - и для моих целей это было весьма удобно. Я бы не хотел этого делать при лишних свидетелях, хватит с меня и хозяина магазинчика.
   После того как я размотал с лица прикрывающий его шелковый шарф, согнутый подагрой старик от испуга так сильно стиснул пальцами магазинную стойку, что я услышал как его ногти с хрустом впились в полированное дерево.
   - Не стоит так нервничать, старик - прошелестел я - Ведь я даже не снял очки. Послушай, я торчу здесь уже битый час, но за все это время я услышал лишь невнятное мычание. Мое время дорого и не стоит тратить его попусту.
   - Господи... - вырвалось у побелевшего старика-оружейника, в чей магазинчик я заскочил, чтобы получить ответ на пару интересующих меня вопросов.
   - Нет, не он - хищно усмехнулся я, хотя мои едва намеченные резцом губы остались неподвижны - Ты ошибся, старик. Ну как, теперь ты убедился, что я не заслан конкурентами и не собираюсь вызнавать твои секреты? Ну же, отвечай старина - ты убедился? Теперь мы можем поболтать по душам?
   - Да, сэр - ответил старый оружейник - Убедился.
   - Но если хочешь, я могу снять очки и шляпу - чтобы показать тебе, что я знаком с вежливыми манерами.
   - Нет-нет - поторопился ответить старик, нервно дернув кадыком - Я... я вполне убедился, что вы тот, за кого себя выдаете, детектив...
   - Хорошо - удовлетворенно кивнул - Тогда приступим к самому главному. Мне повторить вопрос?
   - Нет, сэр, я все помню. Старый Смит конечно уже не тот, что раньше, но на память я пока не жалуюсь! - буркнул старик и с вызовом в выцветших от старости глазах, уставился на меня, глядя снизу вверх.
   - И это, несомненно так - примирительно ответил я, доставая из внутреннего кармана куртки толстый блокнот в кожаной обложке и Биг-Рэд с позолоченным пером и ярко-оранжевым корпусом - по пути сюда, я заскочил в канцелярский магазинчик и приобрел пару необходимых для дела мелочей - Итак, я вас слушаю, господин Смит.
   - Ты спрашивал про револьверные патроны пятидесятого калибра - повторил старик мой недавний вопрос и я поощрительно кивнул - Знаете, вы не первый кто этим интересуется.
   - Да ну? - насторожился я - И кто же интересовался этим до меня?
   - Пару дней назад, сюда заглянула парочка стражей, а главным у них был такой низенький коротышка.
   - Коротышка одет в мятое твидовое пальто? Глазки маленькие и постоянно бегают по сторонам, голос вкрадчивый? Сует нос в каждый угол?
   - Точно! Он самый! Выспрашивал о револьверных патронах необычно крупного калибра.
   - И что же ты ответил этому прилипчивому стражу, старина? - поинтересовался я и как оказалось, угадал с интонацией и выбором слов.
   Стоило мне упомянуть дать понять, что я отношусь к стражам с пренебрежением, и отношение старика ко мне тотчас потеплело.
   Расплывшись в ухмылке, старик развел руками:
   - Да то же самое, что сейчас отвечу тебе - я с такими патронами еще не сталкивался, в наличии не имею и никому не продавал. С этим они и убрались из моей лавки, ищейки чертовы.
   - Хм... то есть, это все, что ты можешь мне сказать? Подумай, старина, очень тебя прошу - попросил я - Может, есть что вспомнить?
   - Ты кто, сынок? - неожиданно спросил старик - Уж не обижайся, но больше всего ты смахиваешь на ожившую статую из музея восковых фигур, что в квартале Самоцветных Арок.
   - Со мной случился несчастный случай - выдал я заранее приготовленную ложь - Теперь, выгляжу вот так. Была б моя воля, то сидел бы дома, подальше от чужих глаз, но ведь денежки сами собой не появятся. Приходится вертеться.
   - Понятно. Бывает же... - кивнул старик, ладонью приглаживая редкие седые волосы - И ты...
   - Частный детектив - как можно более внушительным голосом произнес я и, видя скептическое выражение на лице Смита поспешно добавил - Это мое первое дело. Самое первое, сэр.
   - А! Черт меня подери! - воскликнул Смит и хлопнул ладонью по разделяющей нас стойке - Вот оно! Ведь чувствовал я, что не похож ты на детектива или стража - уж я то навидался их немало - в бледных глазах старикашки засветилось любопытство и наклонившись ко мне, он заговорщицким тоном поинтересовался - А над чем работаешь, сынок?
   Помявшись для вида, я в свою очередь наклонился к старику и почти шепотом ответил:
   - Меня наняла одна очень знатная особа - не могу назвать ее имя. Она желает, чтобы я занялся делом об убийстве лорда Дреймора. Провел независимое расследование - похоже, не больно-то она доверяет способностям стражей.
   - О-о-о! - пораженно протянул Смит и я понял, что старик весьма охоч до сплетен - Вот оно что! Слышал я об этом деле - кажется, аристократишку пристрелили в собственной постели. Хе-хе... - скрипуче рассмеялся он и я едва удержался, чтобы не врезать ему в челюсть - Вроде как и девку вместе с ним порешили.
   - Точно - едва выдавил я из себя натужную усмешку - Пристрелили обоих голубков прямо в постели и весьма интересной позе. А вы я вижу стражей недолюбливаете?
   - А за что их любить? - фыркнул старик, окончательно оттаяв - Всюду свой нос суют! Племяша моего считай ни за что арестовали и едва на каторгу не отправили - спасибо, адвокат толковый оказался, свел дело к штрафу. Да... то еще дельце было и раскошелиться по полной пришлось. Ладно, раз уж ты свой человек, то грех не помочь.
   - Буду весьма благодарен, господин Смит! - торопливо сказал я и раскрыл блокнот, чьи страницы были девственно чисты.
   - Вот только немного издалека начать придется. Ты знаешь, кто изготавливает все огнестрельное оружие, ну, по крайней мере большую его часть?
   - Механики? - выдал я самую вероятную версию и попал в точку.
   - Да, они самые - кивнул старик - Подземные Механики. Есть еще пара обычных мастерских на окраине, но там один хлам делают. Если хочешь надежную пушку - тебе прямая дорога к Механикам. У них и я товар свой закупаю - старик широким жестом указал на стены лавки, увешанные самым разнообразным оружием - А закупаем мы как?
   - Как? - послушно переспросил я.
   - Одновременно и два раза в год, сынок! Аккурат в начале каждого нового года и в середине, все торговцы оружием собираются в одном из портовых складов, куда Механики подвозят товар из своих подземных хранилищ. Выбираешь товар и тут же расплачиваешься полновесным золотом, или на худой конец серебром - чеки, расписки и прочий бумажный хлам Механики не признают и к оплате не принимают.
   - И какое отношение это имеет к моему делу?
   - Самое прямое! - старик с намеком поднял указательный палец - В последний раз, под самый конец торгов, Механики выставили на прилавок десять деревянных коробок, в каждой из которых было по одному громадному шестизарядному револьверу и по двадцать четыре патрона. Заключительный лот торгов. Угадай, какого калибра были эти игрушки?
   - Пятидесятого? - задавая вопрос, я уже знал ответ.
   - Угодил в самую точку, сынок - хрипло рассмеялся старик - Десять таких штуковин, каждая из которых может убить любого зверя одним выстрелом, и оставит в нем здоровущую дыру! Когда мы вдоволь нагляделись на содержимое коробок, я спросил о мощности этой штуки. Знаешь, что сделали Механики? Нет? Так я тебе скажу - в склад завели быка - а когда я говорю "быка", я имею ввиду злобную бестию, способную размазать тебя по стене за пару секунд! - затем вручили револьвер одному из охранников и велели выстрелить быку между рогов.
   - И что? - заинтересовался я.
   - Бабахнуло так, что в первый момент я решил, что револьвер разорвало на части! Из дула вырвался сноп огня, бык подпрыгнул в воздух на добрый фут, словно ему кувалдой меж рогов засадили и мертвой тушей рухнул на землю. Так-то вот, сынок! Более убойную штуку чем этот револьвер я еще не видал! Есть у меня пару ружей, что трехдюймовую доску навылет бьют, но так это ружья, а то карманная пукалка!
   - Где эти револьверы сейчас? - задал я самый важный вопрос и замер в ожидании ответа.
   - А как ты думаешь? Мгновенно разобрали - хмыкнул старик и поскреб пальцами в затылке - Механики цену за них заломили будь здоров, так что каждый покупатель взял по одной, редко по две коробки. Лично у меня, монет хватило только на один экземпляр.
   - И кому вы его продали? - не задержался я с вопросом.
   - В том-то и проблема, сынок! - буркнул старик и в сердцах стукнул жилистым кулаком по многострадальной стойке - Никто не хочет брать эту чертову штуковину! Она отпугивает покупателей одним своим видом! Особенно сейчас, когда появились новомодные револьверы с укороченным стволом, которые легко спрятать в боковом кармане сюртука. Похоже, придется вписать потраченные деньги в графу убытков, тут уж ничего не поделать.
   - Ну почему же, старина. Думаю, я бы смог помочь тебе с этой маленькой проблемой - произнес я теплым как парное молоко голосом.
   - Сможешь? - воскликнул старик - Знаешь идиота, кому я смогу втюхать эту пушку? Ты меня обяжешь, сынок, просто чертовски обяжешь старого Смита!
   - Этот идиот стоит перед вами, сэр - усмехнулся я - Готов купить револьвер прямо сейчас и плачу звонкой монетой! Но с одним небольшим условием.
   - И каким же, сынок? Надеюсь, ты не попросишь меня продать душу дьяволу?
   - О, нет - ответил я - Я хочу знать имена тех, кто попался на ту же удочку что и вы. Думаю вы запомнили личности тех, кто сделал ту же покупку что и вы.
   - И только?
   - И только!
   - Я называю имена, а ты делаешь ответную услугу и избавляешь меня от мертвого товара. Я правильно тебя понял?
   - Несомненно! - твердо ответил я, и мы ударили по рукам.
   Через четверть часа я попрощался со стариком и покинул оружейную лавку. Мои карманы полегчали на солидную сумму, зато в блокноте появился короткий перечень имен, к обладателям которых я вскоре нанесу дружеский визит. Это было не единственное мое приобретение - подмышкой я держал довольно увесистую деревянную коробку, в которой скрывался брат-близнец убившего меня револьвера.
   Взглянув на клонившееся к земле солнце, я поглубже нахлобучил шляпу, поправил шарф и устремился к расположенной за углом стоянке кэбов - я спешил. Сначала надо наведаться к себе домой, пополнить запас монет, а к тому времени уже откроется кабаре Несбывшихся Желаний. Именно туда я и собирался наведаться сегодня вечером.
   Черт возьми, кто сказал, что удел мертвых это вечные скорбь, печаль и уныние? Чушь! Сегодня вечером я твердо намереваюсь доказать обратное!

5

   Первый удар поджидал меня у порога собственного особняка, как только я обнаружил, что входная дверь крепко заперта, а у меня нет ключа. Насколько я знал, вся прислуга уже была рассчитана в связи с кончиной хозяина и сейчас дом пустовал. Следственно, никто не мог открыть мне дверь. В досаде я шарахнул кулаком по обитой железными полосами двери и призадумался, пытаясь найти решение нелегкой задачи: как попасть в дом без ключа. Когда я уже решил попробовать выбить одно из многочисленных окон, в замке заскрежетал ключ. Здесь мне пришлось выдержать еще один жестокий удар - дверь открыл совершенно незнакомый мне бугай - широкие плечи, бычья шея, массивный подбородок и рукоять торчащего из-за пояса револьвера - вот пожалуй те черты его портрета, что бросились мне в глаза с первого взгляда.
   - Чего надо? - хрипло буркнул он, подозрительно прищурив крохотные глазки.
   - Ты кто? - в свою очередь рявкнул я.
   Услышав мой свирепый тон, стоящий в дверях моего дома бугай заметно напрягся, его рука упала на рукоять револьвера.
   - Ну, отвечай! - окончательно вышел я из себя - Последний раз спрашиваю - кто ты такой и что здесь делаешь? А не то...
   - А не то что? - с пренебрежением осведомился бугай, почесывая ногтями выдающееся вперед брюхо - Что, думал дом пустой и тебе удастся здесь поживиться? У, ворье! Пошел отсюда, пока я стражу не кликнул! Проходимец!
   - Что?! Ах ты... - пелена ярости затмила мой разум и оставив фразу незаконченной, я перешел к действию.
   Мой обтянутый кожей кулак метнулся к его челюсти, но здесь меня ожидал сюрприз - с неожиданной прытью, бугай уклонился от моего удара и сохраняя на лице презрительную ухмылку, нанес мне мощный хук левой. Удар был настолько мощным, что отбросил меня на шаг назад. Будь я обычным человеком, то готов биться о заклад, я бы сейчас был в глубоком нокауте - удар у верзилы был великолепен... вот только кулак угодил в нечто гораздо более твердое чем обычное человеческое тело из плоти и крови. Бугай взвыл от боли и затряс в воздух отшибленной рукой. Еще бы - врежь он кулаком по каменной стене, итог был таким же. Не исключено, что он переломал себе фаланги пальцев.
   Я не стал терять времени зря и воспользовавшись тем, что незадачливый драчун был поглощен горестным созерцанием своей стремительно опухающей руки, врезал ему кулаком аккурат в середину покатого лба. Готов поклясться, что в момент удара я услышал отчетливый звон - будто кухарка позвонила в гонг, приглашая всех к обеду. Глазки бугая закатились под ушибленный лоб и он рухнул на пол словно груда грязного белья. Путь в дом был открыт и первым делом я собирался выяснить, что этот незнакомый прохвост успел там натворить.
   Наклонив голову, чтобы не стукнуться головой о дверной косяк, я шагнул внутрь дома, наступив при этом на и без того заметно распухшие пальцы рухнувшего на пол верзилы - если окажусь в качестве свидетеля на суде, то не смогу поклясться, что сделал это случайно. Не приходя в себя, бугай жалобно застонал, на его лице появилась страдальческое выражение. А в следующую минуту поверженный противник напрочь вылетел у меня из головы - из гостиной, что была сразу за коридором, послышался зычный мужской голос, в котором проскальзывали интонации изрядно выпившего человека:
   - Майк! Чего ты там возишься?
   Еще через мгновение, створчатые двери распахнулись и в коридоре появился обладатель зычного баса - крупный мужчина с несколько оплывшим лицом, главной достопримечательностью которого был пылающий нездоровой краснотой нос. В левой руке красноносый небрежно удерживал оплетенную соломкой бутыль и будь я проклят, если эта довольно невзрачная емкость еще совсем недавно не была гордостью моей винной коллекции. Кисло-сладкое вино с Мшистых предгорий, урожай тридцатисемилетней давности. Я все никак не мог собраться с духом и заставить себя откупорить этот нектар богов, а теперь драгоценная бутылка зажата в волосатой лапе вломившегося в мой дом бандита!
   Покачнувшись, мужчина обозрел меня осоловелым взглядом, затем опустил глаза пониже и узрел своего напарника, только-только начавшего приходить в себя после моего удара. И только когда он вдоволь насмотрелся на распростертое тело своего подельника, в его пьяном мозгу что-то щелкнуло, взгляд стал куда более осмысленным. Когда он поднял на меня ставшие куда более трезвыми глаза, я понял, что допустил большую ошибку - вместо того, чтобы воспользоваться случаем и врезать ему сразу как только он появился в коридоре, я дал ему возможность оценить ситуацию.
   Обильная выпивка может и ударила грабителя по мозгам, но как я убедился через секунду, на рефлексы не повлияла совершенно - его правая рука с молниеносной скоростью метнулась за спину и когда она появилась вновь, я увидел направленное на меня дуло револьвера. Нажать на курок он не успел - за моей спиной послышались шаги, а затем отрывистый приказ:
   - Отставить!
   Голос я узнал - это был мой адвокат Арчи собственной персоной, но к моему удивлению, на лице вторгшегося в мой дом чужака появилось выражение облегчения, более того - он послушно убрал оружие обратно за пояс и сложил руки на груди.
   Все окончательно смешалось у меня в голове и разрешить эту непосильную моему разуму загадку я решил самым простым образом - повернул голову к вошедшему в дом Арчи и злобно рявкнуло:
   - Арчи! Что, здесь происходит? Не желаешь объясниться?
   - С удовольствием, друг мой - отозвался эльф, перешагивая через раскинутые руки поверженного Майка и направляясь к гостиной - Будь так добр, сойди с пальцев этого бедолаги - думаю, с него достаточно. К тому же, ему будет очень неприятно обнаружить, что помимо головной боли от твоего удара, ты еще и раздавил ему пальцы - и это за то, что он добросовестно выполнял свою работу.
   - Что?! - взорвался я и пригнув голову, зашагал вслед за эльфом - Выполнял свою работу? С каких это пор, проникновение в чужой дом называется - "добросовестно выполнял свою работу"?! А?!
   - О, Вилли - хитроумный адвокат обессиленно упал в кресло и со стоном вытянул ноги - Какое еще к чертям проникновение? Эти надежные и честные парни из частной охранной компании и находятся здесь с моего ведома. Более того - я сам их сюда впустил, перед тем как отправиться на твое слушание в Последнем Суде.
   - Охранники? Зачем?
   - Чтобы присмотреть за домом! - раздраженно буркнул эльф - Весь город уже знает, что владелец дома убит, прислуга рассчитана и распущена - это то же самое, что повесить объявление для воров и оставить дверь открытой!
   - А, черт! - буркнул я и несколько виновато покосился в сторону прихожей, где второй охранник пытался привести своего напарника в чувство - Похоже, мне придется извиниться...
   - Именно, друг мой, именно - фыркнул эльф, хотел было что-то добавить, но я бесцеремонно перебил ход его мыслей:
   - А вот его напарнику, я сейчас переломаю руки!
   - Вилли! - укоризненно произнес Арчи - Это просто недоразумение - я забыл тебя предупредить о поставленной мною охране, а ты заявился сюда раньше, чем я разобрался с похоронами лорда Дреймора. Вот и все! Досадная накладка!
   - Недоразумение? Накладка? - язвительным тоном переспросил я - Как скажешь. Но ты все же взгляни-ка вон туда - мой палец ткнул в сторону встроенного в стену гостиной бара, чьи полированные дверцы были распахнуты настежь, являя нашему взору изрядно поредевшие ряды стеклянных бутылок пестреющих разноцветными этикетками - Мне уже никогда не насладиться вкусом вина, зато бессмертную душу греет воспоминание, что содержимое ЭТОГО бара, я завещал тебе. Вся коллекция вин, марочного коньяка, рома и прочие марки и сорта, теперь принадлежат тебе... вернее, тебе придется довольствоваться теми жалким остатками, которые соблаговолили оставить твои "надежные и честные парни".
   - О нет... - слабым голосом пробормотал Арчи, горестно взирая на разоренный вандалами бар - О нет, только не это...
   - О да! - злорадно заверил я его.
   - Парни! - завопил Арчи, подскакивая с места и мчась к разграбленному бару - Парни! Вы!... Вы просто!
   - Сэр! Звали, сэр? - пробасил охранник, забегая в гостиную. За его спиной я увидел Майка, стоящего на широко расставленных ногах и держась за стену коридора дрожащей рукой. Похоже, он еще не до конца пришел в себя.
   - Бар! Что вы сделали с баром? - продолжал вопить эльф, нервно дергая кончиками ушей - Варвары! Как вы посмели?!
   - Сэр... - охранник смущенно почесал пятерней в затылке - Бар не был заперт, мистер Ток, поэтому мы решили, что вы не будете против, если мы чуток сделаем пару глотков.
   - Пару глотков? Канальи, вы же открыли все бутылки до единой! - причитал Арчи, трясущимися руками указывая на полки бара.
   - Да, сэр, это так, сэр - продолжал сэркать Майк, неуклюже пряча за спину наполовину опустошенную бутыль с вином - Но ведь там одна кислятина, от которой скулы сводит! Пришлось перебрать пару бутылок, пока не нашли сладенького - хотите я вам налью бокальчик, мистер Ток?
   Пару мгновений эльф стоял с отрешенным выражением лица, затем помассировал тонкими пальцами виски и наконец, разродился фразой, которую я от него давно ждал:
   - Вон отсюда!
   - Да, сэр - кивнул дюжий Майк и обхватив своего незадачливого напарника за плечи, повлек его за собой - Мы будем на кухне. Еще раз простите за бар, сэр, накладка вышла. Надеюсь, вы не расскажете нашему боссу о происшедшем - иначе не видать нам прибавки к жалованию.
   - Идите уже! - рявкнул Арчи и охранники перешли на галоп, за пару секунд исчезнув из поля нашего зрения.
   Эльф вновь упал в кожаное кресло и протяжно застонал.
   - Ну что сегодня за денек! Проклятье, как же я устал!
   - Как прошли мои похороны? - без особого интереса спросил я, снимая с головы опротивевшую за день шляпу и бросая ее на небольшой столик из красного дерева.
   - Неплохо - отозвался Арчи - Священник постарался, прихожане прилежно лили слезы, налетевшие газетчики вовсю щелкали вспышками фотоаппаратов и строчили карандашами в блокнотах... да, было неплохо.
   - Ну и хорошо - фыркнул я - Потом покажешь, где именно закопали мое тело. Если выкрою пару часов свободного времени, то надо будет навестить могилку и возложить цветы - все же не чужого мне человека похоронили.
   - Очень смешно - язвительно произнес эльф и поднявшись на ноги, направился к баре - Плесну-ка я себе в бокал пару дюймов виски, чтобы восстановить силы.
   - Неплохая идея - кивнул я - Часок отдохни, а затем с новыми силами за дело!
   - За дело? - насторожился адвокат - О чем ты?
   - Тебя ждет срочная работенка, дружище - безмятежно сообщил я ему, плюхаясь во второе кресло - Мне нужны твои связи, чтобы быстренько провернуть одно дело. Важное дело.
   - С этого момента поподробней - уже куда более деловым тоном велел Арчи, чья адвокатская сущность взяла верх над усталостью.
   - Я хочу, чтобы ты зарегистрировал частную детективную контору. Все как полагается - снять пару комнат под бюро где-нибудь поближе к центру, оформить все чертовы бумажки, выбить разрешения от Стражи и наконец, достать для меня удостоверение частного детектива.
   - Что? - опешил Арчи - Ты серьезно?
   - Более чем - твердо ответил я - Понимаешь, Арчи, сегодня я в полной мере столкнулся со всеми трудностями неофициального расследования. Мне не помешает пара-тройка серьезных аргументов, чтобы ускорить процесс. Сам знаешь - у меня в распоряжении только месяц. Когда все будет закончено и я наконец вознесусь на небеса, просто объявишь контору банкротом, аннулируешь все бумаги и счета.. да ты сам знаешь что к чему.
   - На небеса? Ха, скорее ты отправишься прямиком в ад за жестокие измывательства над друзьями... - проворчал эльф.
   - Возможно - пожал я плечами - Ну что, сможешь обстряпать это дельце для старого друга? Удостоверение частного детектива будет одной из трех слагаемых успеха - так говорит мое предчувствие.
   - Предчувствие у призрака? - пренебрежительно хмыкнул Арчи - Ладно, пусть будет так. А в чем заключаются остальные слагаемые успеха? Ты назвал только одну из трех.
   - Удостоверение детектива - ответил я - Деньги... и мой револьвер пятидесятого калибра. Вот то, что проложит мне путь к цели.
   - Хорошо сказано - заметил эльф - Даже несколько пафосно. Пожалуй, я запишу эту фразу на титульной странице моего ежедневника и каждый понедельник буду читать и громогласно восторгаться... а пушка?
   - Револьвер? О, об этом я уже позаботился. Прикупил себе пушку посолидней - усмехнулся я и похлопал ладонью по деревянной коробке с оружием.
   - Шутишь? - недоверчиво спросил эльф, с интересом косясь на закрытую коробку.
   - Нисколько. Отвалил кучу денег, но взамен получил мятый листок с несколькими именами и револьвер в довесок.
   Чуть помолчав, я повернул голову к Арчи и абсолютно серьезно произнес:
   - Думаю это судьба - что револьвер попал мне в руки. Ведь я не собирался покупать пушку - если доведется встретиться с тем ублюдком, что пустил мне три пули в спину, то можешь будь уверен - я голыми руками выдавлю из него жизнь по капле!
   - Все может быть - неожиданно для меня согласился Арчи - В отличии от вас людей, мы на самом деле верим в судьбу, в великое предназначение... и стараемся не затрагивать эту тему. Ты что-то говорил о листке с именами?
   - Тебе послышалось - ответил я - Не стоит тебе влезать в это дело. Если у меня есть родовое Право, то ты окажешься просто преступником. Сообщником убийцы.
   - Убийцы? - Арчи вздернул брови в притворном изумлении.
   - Не прикидывайся белокрылым ангелочком - буркнул я, задумчиво глядя на свое отражение в помутневшем от времени настенном зеркале - Если я найду этого типа, то я тут же прикончу его. Расплескаю его мозги по стенке, обведу получившееся пятно аккуратной рамкой и буду любоваться этой картиной до тех пор, пока не истечет мой срок пребывания в этом мире!
   - Как поэтично! - воскликнул Арчи и пошарив рукой во внутреннем кармане сюртука, достал блокнот и зашелестел страницами, перелистывая их с неимоверной скоростью - Я должен немедленно записать это высказывание, друг мой!
   - Ты точно псих! - с отвращением процедил я - Тебе прямой путь в муниципальную психушку, что на окраине района Фэйри.
   - Куда угодно, лишь бы не в Диангадор - ответил эльф, не поднимая глаз от блокнота - Конечно, я самый настоящий псих! Сижу тут в полутемной гостиной и общаюсь с призраком, вместо того, чтобы наслаждаться жизнью в сладких объятиях прелестной Сильванны Вирбург!
   - Заткнись! Не напоминай мне об этой особе! - злобно рявкнул я и Арчи злорадно захохотал.
   Впрочем, его веселье продолжалось недолго. Внезапно замолкнув, он смерил меня задумчивым взглядом, неопределенно цыкнул зубом и наконец, выдал фразу, после которой мне сразу поплохело:
   - А кто будет это все оплачивать? Регистрация новой фирмы, аренда помещений, покупка обстановки для работы и твоего проживания, наем секретарши и прочие неизбежные траты... кто откроет свой кошелек, чтобы покрыть все расходы?
   - Погоди, погоди - поднял я ладонь - В смысле? О чем ты черт подери толкуешь? Пусть я не настолько богат как наш самый монарший из монархов правитель, но моего счета в банке вполне хватит, чтобы основать двадцать паршивых детективных контор! Да ты и сам знаешь! Ты же мой адвокат!
   - Я твой душеприказчик, Вилли - с грустью произнес Арчи - Я тот, кто соберет всех твоих родственников в обитом дубовыми панелями зале, тот, кто рассадит их вокруг большого стола и тот, кто с чувством прочтет им твое завещание. После чего, все эти твои нищие кузины, двоюродные дяди и троюродные тетушки моментально сотрут со своих лиц выражение скорби и кинутся тратить причитающиеся им денежки. Я к чему клоню, Вилли - у тебя больше нет денег, да и этот дом уже принадлежит не тебе. Твое завещание вступило в силу и сейчас, со всех концов Пятилистного государства в столицу мчатся упомянутые в завещании родственники и знакомые, все те, кому ты пожелал оставить хоть что-то, будь это даже парой старых рваных носков. Они не явились на твои похороны, но уж будь уверен - к разделу имущества они подоспеют вовремя, примчатся на запах денег, как шакалы на запах крови. И знай - они свое получат, выгрызут зубами, и меньше всего их будет волновать, что твой дух еще не улетучился в великое Ничто и что тебе тоже нужен кров над твоей янтарной головой.
   - Черт! - вот и все, что сумел я вымолвить в ответ на монолог Арчи.
   - Что, тебе и в голову не пришло, что ты теперь нищий и бездомный? А?
   - Не пришло - вынужден был я признать очевидный факт. Мне как-то было не до этой мысли.
   - До оглашения завещания еще два дня и на это время, все твое имущество находится под моей опекой. Поэтому-то я и обратился в охранную контору - чтобы защитить городской дом и загородное поместье от разграбления. Ты конечно всегда сможешь найти приют в моем доме - щедро предложил Арчи - Думаю, что если ты подождешь еще пару дней, то я смогу получить некоторые финансы и проплатить регистрацию детективной конторы. Сейчас у меня в карманах пусто - все золото ушло в уплату за этого напичканного шестеренками янтарного голема. Стоит мне вспомнить, сколько я отвалил за пару этих посверкивающих в твоих глазницах изумрудов, то у меня начинается нервный тик...
   - Господи! - пораженно воскликнул я - Так ты оплатил стоимость голема из своего кармана?
   - В точку, дружище. Механики запросили такую дикую сумму, что я едва не забыл о нашей многолетней дружбе.
   - Рад, что хорошая сторона возобладала и ты все же раскрыл своей кошелек. Чертовщина! В глубине души я всегда боялся разорения, но никак не мог подумать, что нищета заглянет ко мне после смерти! Ладно, вот что ты сделаешь...
   - Я же сказал, Вилли, что постараюсь помочь. Просто подожди немного.
   - Ждать ни к чему - отрицательно мотнул я головой - Слушай, как мы поступим. Помнишь, на суде ты упоминал о некоем рубиновом колье, пропавшем во времена моего прадеда?
   - То самое колье? - подскочил эльф - Неужели... нет, быть такого не может! Хочешь сказать...
   - Да! - нетерпеливо перебил я его - Слушай же наконец!
   Убедившись, что Арчи само внимание, я продолжил:
   - Пару раз мы с тобой бывали в моем охотничьем домике - на Туманной Вилле - что всего в часе конной езды от города. Так вот, там во дворе есть небольшой колодец - давно не чищенный, каменная кладка покрыта мхом и изрядно покосилась.
   - Да знаю я этот колодец! Он там единственный! - завопил эльф - Подходи к сути!
   Видя такое нетерпение, я издал ехидный смешок и закончил фразу:
   - Рубиновое колье и еще несколько золотых безделушек внутри кладки. Там есть тайник. Один камень полый, щели замазаны глиной. Вот тебе точное место тайника - четвертый ряд от верхнего края кладки, прямоугольный камень помечен крестом у самого края. Дальше думаю и сам разберешься - не маленький. Продать драгоценности быстро не получится, да и черт с ними - отдашь в залог ростовщику под любой процент. Вырученных денег с лихвой хватит на покрытие всех расходов по открытию детективной конторы.
   - Да ты спятил! - воскликнул Арчи, потрясая кулаками - Отдать эту реликвию, это произведение искусства в жадные лапы ростовщика! Ни за что!
   - Арчи, мне нужны деньги - напомнил я ему, но эльф меня не услышал.
   - К дьяволу деньги! Я не позволю ни продать, ни заложить колье! Ты хоть знаешь, что это за вещь?! Да кому вообще могло прийти в голову прятать эту драгоценность в колодце?!
   - Знаю - фыркнул я - Оно перешло в наш род по наследству, со стороны моей прабабки. Молодожены проводили в Туманной Вилле свой медовый месяц и как раз упорно трудились над зачатием моего деда, когда в округе вспыхнул мятеж. Пока не подоспели войска, чернь успела разграбить и сжечь несколько дворянских имений. Понятно, что с самими владельцами особо церемониться не стали и вздернули их на первой попавшейся осине. Резонно опасаясь подобной участи, прадед спрятал все ценности в каменной кладке колодца, переодел молодую жену в крестьянское платье, измазал себе рожу грязью и пеплом, после чего они взобрались на повозку с овощами и потихоньку потащились к столице. Слава всем богам, добрались они благополучно, а мятежники в Туманную Виллу так и не нагрянули - обошли стороной. Вот и вся история, что поведал мне отец.
   - А почему твой прадед не забрал рубиновое колье когда мятеж был подавлен? - тихо спросил Арчи, не отрывая взгляда от блокнота, куда он с лихорадочной поспешностью заносил мои слова.
   - А вот здесь в игру вступила прабабушка - отозвался я - Она заявила, что если уж рубиновое колье оказалось погребено в земле и камне, то там ему и место. Поговаривают, она вообще со странностями была - словно не от мира сего, но прадед ее любил до безумия и не стал перечить. Так что колье лежит в тайнике целый век, а то и больше.
   - Сто двадцать семь лет - едва слышным голосом поправил меня эльф - И все эти годы...
   - Что все эти годы?
   - Ничего, не обращай внимания. Послушай, Вилли, я выкуплю у тебя Эль Мириа... то есть, я хотел сказать - я выкуплю у тебя рубиновое колье и дам за него справедливую цену. Тебя устраивает такой договор?
   - Да без проблем - кивнул я, несколько удивленный донельзя серьезному и даже несколько торжественному выражению лица Арчи - Без проблем. Но сам понимаешь - деньги мне нужны быстро, без проволочек.
   - Деньги будут у тебя завтра к полудню, равно как и удостоверение частного детектива! - безапелляционным голосом заявил мой адвокат, одним рывком поднимаясь на ноги - Даю слово! А сейчас, мне надо бежать.
   - Ладно - вновь кивнул я, едва удержавшись от желания поскрести пальцами в затылке - настолько возбужденным я Арчи еще никогда не видел - Хотя, постой-ка!
   - Да? - обернулся ко мне эльф, едва не приплясывая на месте от нетерпения.
   - Выворачивай карманы - велел я.
   - Что? Зачем? - воспротивился адвокат, но я был неумолим.
   - Мне нужны деньги на поход в Кабаре. Сам знаешь - место там не из дешевых.
   - Зачем мертвецу деньги? - несчастным голосом возопил Арчи, доставая из кармана пухлый кошелек - Это же прямо извращенство какое-то!
   - Извращение - поправил я и выхватил кошелек из его руки - Благодарю! Кстати, ты не спросил самого главного, и этот факт поражает меня до глубины души! Что случилось с моим обычно столь прозорливым адвокатом?
   - О чем ты? - нетерпеливо подпрыгивая, осведомился эльф.
   - Ты забыл спросить имя. Надеюсь, ты не собираешься вписывать в удостоверение частного детектива имя покойного и похороненного лорда Дреймора?
   - Верно... - задумался Арчи - Тут ты прав. Даже не знаю что придумать...
   - Зато я знаю - усмехнулся я - Винсент Голем! Прекрасное имя для детектива.
   - Винсент Голем? - со скепсисом повторил адвокат - Не нахожу это имя столь уж подходящим. Хотя... да плевать я хотел! - Арчи суетливо черканул пару строк на клочке писчей бумаги и вновь устремился к выходу - Завтра в полдень я зайду с вашим удостоверением, мистер Голем!
   - Проваливай и удачи тебе в кладоискательстве - крикнул я ему вслед - Не удивлюсь, если колодец давно обвалился. Тогда тебе придется нырять. Хотел бы я на это посмотреть!
   Ничего не ответив, Арчи развернулся и стремглав помчался к выходу, едва не высекая искры из паркета. Вновь подивившись такой стремительности, я философски пожал плечами и выбросил эльфа из головы - у меня было чем заняться.
   Первым делом я пересыпал содержимое эльфийского кошелька себе в карман и перевел нетерпеливый взгляд на деревянную коробку с револьвером.
   Пора нам познакомиться поближе. Благодаря нанятым Арчи охранникам у меня полно пустых бутылок, а о сохранности интерьера родового гнезда я перестал волноваться с момента своей смерти. Кстати, здесь есть парочка фарфоровых ваз, которые мне никогда не нравились...
  

6

   Выйдя из кэба, я более чем щедро расплатился с извозчиком, дождался пока он отъедет и развернувшись к глухой стене, поправил шелковый шарф и очки, убедившись, что они надежно скрывают мое искусственное лицо. Приведя себя в порядок, я отвернулся от стены и взглянул на ярко освещенное здание на противоположной стороне улицы.
   Гирлянды разноцветных фонариков увивали фасад, красная ковровая дорожка стелилась по широкой лестнице с вычурными мраморными перилами. Высокие двустворчатые двери были распахнуты настежь, словно приглашали войти. И ни малейшего намека на название. Зачем? Это место не нуждалось в рекламе. У подножия лестницы застыли два швейцара в бархатных ливреях с золотым шитьем. Широкоплечие малые, зорко осматривающие все вокруг. Мелкие сошки на подхвате у Росси.
   Кабаре Несбывшихся Желаний, хотя чаще, роскошное заведение называли просто Кабаре и не было случая, чтобы услышавший это слово не понял о каком месте идет речь.
   Обитель порока и сосредоточие грехов - если верить гневным проповедям священников. Бордель и разврат - это если прислушаться к словам разгневанных жен, чьи мужья так любят проводить в Кабаре воскресные вечера.
   Как по мне, так это местечко лучшее в городе. И не только для меня. Сюда регулярно захаживают сливки общества, желающие сбросить с себя шелуху светских манер и с головой погрузиться в развлечения. Выступления очаровательных и почти раздетых танцовщиц, дурманящие разум зелья, льющееся потоками вино и отдельные номера для гостей хотящих уединиться с любовницей. И все это при полном сохранении инкогнито. Об этом заботилось само Кабаре, тщательно оберегая анонимность гостей. И это более чем разумный подход к делу. Решивший хорошенько расслабиться солидный человек будет не в восторге, когда на следующий день его жена прочтет в газетах об устроенной им вечеринке с обнаженными девицами. Газетчиков сюда не подпускали ближе чем на милю. Вернее - газетчики сами избегали приближаться к этому месту, опасаясь за свое здоровье. Внушительный штат охраны будет только рад вправить бумагомараке мозги на место и посредством дубинок напомнить, что мистер Росси очень не любит когда суют нос в его дела и судачат о его клиентах. Смертельно не любит и очень злопамятен.
   Нет, о Кабаре конечно писали в каждом таблоиде, но ничего такого, что могло бы бросить даже слабую тень на его репутацию. И опять же - благодаря мистеру Росси. Каждый уличный мальчишка знал кто такой на самом деле импозантный владелец Кабаре - всемогущий глава столичной организованной преступности. Знали и то, что этот человек крайне сентиментально относится к слову "мистер". Не господин, не джентльмен, а именно "Мистер Росси".
   Поправив висящую под курткой кобуру с револьвером, я решительно направился к входу в Кабаре. При моем приближении, парочка швейцаров заметно напряглась.
   Я бывал здесь десятки раз и они хорошо знали меня в лицо. Но это было до моей смерти. Тогда я был изысканно одетым по последней столичной моде джентльменом, щедро сорящим деньгами. Швейцары почтительно кланялись, заискивающе улыбались и провожали меня до самого входа, принимая верхнюю одежду и солидные чаевые.
   Они улыбались и сейчас, но цепкие взгляды шарили по моей фигуре, пытаясь понять, к какому классу меня причислить и судя по всему, у них ничего не получалось. Кожаная одежда, тяжелые ботинки и надвинутая на глаза широкополая шляпа - совсем не похоже на костюм обычного посетителя. А если принять во внимание скрытое лицо...
   Один из швейцаров словно невзначай заступил мне дорогу и отвесил короткий поклон:
   - Добрый вечер, мистер... простите, не знаю вашего имени, сэр. Возможно, если бы вы убрали с лица шарф и сняли очки...
   - Мистер Некто - пренебрежительным тоном произнес я, свысока глядя на швейцара - Ты загораживаешь мне дорогу, слуга! Прочь с моего пути!
   - Да, сэр - стушевался тот, невольно отступая в сторону - Простите, сэр. Я лишь хотел узнать ваше имя. Возможно, у вас заказан столик?
   - Нет. Думаю, не составит труда исправить это упущение? - три увесистых золотых кругляша перекочевали из моих пальцев в подставленную ладонь швейцара.
   - Считайте, что уже сделано, сэр - уже совсем другим голосом отозвался получивший щедрую мзду швейцар - Прошу вас, следуйте за мной!
   Столь солидными чаевыми и заказом столика я сразу развеял все сомнения по поводу моей личности и платежеспособности. Теперь они не обращали ни малейшего внимания на мою странную одежду и закрытое шарфом лицо. Мало ли что взбредет в голову пресытившемуся богатому бездельнику. Так поступали многие - скромно прибывали к Кабаре в наемном экипаже вместо кареты с родовым гербом, прятали лица за маскарадными масками и не называли настоящих имен, используя вымышленные.
   Тот же самый озвученный мною "Мистер Некто" был крайне популярен. Каждый десятый использовал этот затасканный псевдоним.
   Следуя за проворно идущим швейцаром, я старался идти только по ковровой дорожке. Не из любви к показухе. Просто толстый ковер хорошо приглушал мои излишне тяжелые для обычного человека шаги. Чертовски тяжелые шаги, а я еще не успел толком свыкнуться с новым телом.
   - Мистер Некто желает заказать столик - швейцар передал меня лощеному метрдотелю и вернулся на свой пост у двери.
   Ничем не выдав удивления при виде моего нестандартного костюма, прилизанный служащий с поклоном указал рукой на скрывающийся за тяжелыми красными портьерами зал:
   - Прошу вас, сэр. Я проведу вас к столику.
   - Милейший - остановил я его, еще пара монет перекочевала из моего кармана в чужие руки - Не в общем зале. Краем уха я слышал, что здесь есть некий лазурный кабинет из которого открывается прекрасный вид на сцену...
   - Конечно, сэр! - просиял метрдотель, вежливо отводя взгляд от моего скрытого шарфом и непроницаемыми очками лица - Великолепный выбор! Обычно он расписан на неделю вперед, но сегодня вам улыбнулась удача, сэр. Это хороший знак! Возможно, сегодняшняя ночь станет для вас незабываемой! Прошу вас, следуйте за мной.
   Я прекрасно знал дорогу, но ничем не выдал этого знания, послушно шагая за источающим приторно-сладкие слова метрдотелем. В Кабаре было восемнадцать кабинетов расположенных полукругом вокруг сцены. Девять на первом этаже и еще столько же на втором. Они больше походили на театральные ложи, из которых открывался великолепный вид на извивающихся в страстном танце девушек. Укромные местечка, где тебя не будут исподтишка разглядывать любопытные взгляды остальных посетителей Кабаре.
   Метрдотель провел меня до самого места, дождался пока я опущусь в обитое синим бархатом кресло и, отвесив изящный полупоклон, удалился, пообещав прислать официанта с меню и картой вин. Напоследок он пожелал мне хорошо провести вечер и намекнул, что любая из обворожительных нимф выходящих на сцену может позднее составить мне компанию.
   По понятной причине ни вино, ни еда и уж тем более "обворожительные нимфы" меня больше не интересовали, но когда явился тощий и извивающийся всем телом словно морской угорь официант, я все же сделал заказ, ограничившись бутылкой крайне недешевого вина и не забыв про солидные чаевые. Я не хотел привлекать к своей персоне излишнее внимание и вел себя как ленивый и пресыщенный жизнью аристократ. А с выбором девушки можно было не спешить. Ночь только начиналась.
   Когда принесли заказанное вино, я дождался пока официант ловко откупорит пыльную бутылку, сделал вид что принюхиваюсь к букету и с ленивой грацией присущей по меньшей мере титулованному лорду кивнул, давая понять, что удовлетворен и желаю остаться в одиночестве.
   Я просидел в густом полумраке кабинета почти два часа, равнодушно оглядывая обширный зал, с каждой минутой наполняющийся новыми гостями и с жадным интересом вглядываясь в появляющихся на сцене девушек. Я смотрел только на их лица, ожидая увидеть одну единственную танцовщицу, ради которой и навестил Кабаре. И я дождался.
   Она появилась на сцене около полуночи, изящная и сверкающая в своем облегающем серебряном платье, что едва доходило ей до середины изумительной формы бедер. Завораживающее зрелище. Едва дотерпев до момента когда она подойдет к финалу своего предельно откровенного номера, я несколько раз дернул за висящий у шторы витой бархатный шнур. Звона колокольчика я не услышал, но спустя минуту в моей ложе словно из воздуха материализовался официант с вопросительным и одновременно услужливым выражением лица.
   - Вот эта девушка - тихо прошелестел я, одной рукой указывая на сцену, а другой вкладывая в его руку два тяжелых золотых кругляша - Я бы хотел чтобы она составила мне компанию. Как можно скорее. Ведь это возможно?
   - О да, сэр - закивал официант, пряча монеты в боковой кармана жилета - Виола настоящая жемчужина нашего заведения. У вас великолепный вкус. Желаете, чтобы она переоделась во что-нибудь особенное?
   - Нет - качнул я - Это неважно. К ее приходу принесите бутылку хорошего шампанского. На ее выбор.
   - Считайте что она уже здесь - согнулся в поклоне официант и умчался прочь, согреваемый мыслями о будущих чаевых.
  
   Сверкающая белоснежной улыбкой Виола грациозно впорхнула в мою ложу через двадцать минут. Следом шел официант, торжественно неся на подносе бутылку Ливандже - марка крайне дорогого шампанского, достойная самого привередливого ценителя игристых вин.
   - Прости, что заставила ждать, милый - девушка с ходу перешла в атаку.
   - Ожидание стоило того - в тон ей ответил я, радушно указывая на стоящее напротив кресло. Стоящее можно сказать на миссионерском расстоянии - не меньше шага от меня.
   Ловко откупорив пробку, официант разлил вино по высоким бокалам и испарился, унося с собой еще несколько монет. Если так пойдет и дальше, то сегодня я полностью потрачу содержимое забранного у Арчи кошелька. Что ж, дело того стоило.
   Дождавшись, пока Виола пригубит шампанское, я перешел к делу:
   - Я бы хотел поговорить.
   - Ну, конечно, милый - проворковала Виола отставляя бокал и подаваясь вперед, так чтобы содержимое ее глубокого выреза было отлично видно - О чем угодно. Особенно с таким щедрым к бедной девушке джентльменом.
   Полюбовавшись великолепным образчиком роскошного бюста, я согласно кивнул:
   - Ты права, крошка - я очень щедр. Особенно к тем, кто не откажется поболтать со мной четверть часа.
   - Я вся в вашем расположении, мистер Некто - Виола одарила меня улыбкой, самостоятельно наполняя свой уже опустевший бокал.
   - Я хочу поболтать с тобой об одной девушке, что когда-то работала здесь - глухо произнес я - О Лоре Глисс. Вы часто выступали вместе...
   Виоле почти удалось сохранить бесстрастное выражение лица, но ее рука предательски дернулась, расплескав шампанское.
   - Ох... прости, милый. Мне надо срочно отлучиться, чтобы попудрить носик - девушка с отрывистым стуком опустила бокал на столик и резко встала - Я вернусь так скоро, что ты даже не заметишь моего отсутствия.
   - Конечно, дорогая - безмятежным тоном произнес я - Конечно.
   Едва Виола выпорхнула из ложи, я мрачно качнул головой и в свою очередь поднялся на ноги. Поверить, что обворожительная танцовщица на самом деле скоро вернется мог только полный идиот. Так же как и в то, что она удержит свой шаловливый язычок на замке.
   Я небрежно подхватил наполовину опустошенную бутылку шампанского, другой рукой вытащил из заплечной кобуры свою новую шестизарядную игрушку и, взведя курок, спрятал руку с оружием за спиной.
   Долго ждать не пришлось. Не прошло и десяти минут, как в коридоре послышались шаги, а доносящаяся из зала музыка стала явно громче. Я криво ухмыльнулся - ну надо же как хорошо ребята знают свою работу.
   Тяжелая портьера отлетела в сторону и в дверной проем шагнули два бугая, похожих друг на друга как братья близнецы. Выпирающие вперед небритые подбородки, крохотные глазки мрачно сверкают из под нахмуренных бровей, в лапах небрежно сжаты короткие деревянные дубинки. Настоящие гориллы. Приди такие по мою душу всего пару недель назад, я бы начал сильно переживать.
   А сейчас я лишь вопросительно уставился на вошедших непроницаемыми стеклами своих черных очков.
   - Ты! - рыкнул первый из громил, угрожающе ткнув в меня концом дубины.
   - Я - согласился я.
   - Ты чего здесь вынюхиваешь?! - громила ухватился за ворот моей куртки и рванул на себя. Рванул и удивленно хрюкнул, поняв, что от сильного рывка я даже не пошатнулся.
   - Убери свои лапы, падаль - посоветовал я, опуская толстостенную бутылку на макушку незнакомого с хорошими манерами невежи.
   Бутылка жалобно звякнула и разлетелась дождем осколков. Облитый шампанскими вперемешку с собственной кровью из разбитой головы бугай еще раз хрюкнул, после чего его глаза закатились и он рухнул навзничь. Его напарник ошалело проводил падающее тело взглядом и этого времени мне как раз хватило, чтобы сделать шаг вперед и упереть огромное дуло крупнокалиберного револьвера ему в нос. Убедившись, что горилла хорошо рассмотрел прижатый к своему носу предмет, я мягким голосом поинтересовался:
   - Знаешь, что это такое?
   - Д-да...
   - Да, сэр - столь же мягко поправил я его.
   - Да, сэр! - проорал громила.
   - Но я же все же поясню. Если я нажму на спусковой крючок, содержимое твоей головы расплескается по этим роскошно декорированным стенам и шторам. А моя куртка будет безнадежно испорчена. Ты же не хочешь меня так сильно огорчить?
   - Нет, сэр! Ни в коем случае, сэр - заверил меня вышибала и я удовлетворенно кивнул.
   - Вот и хорошо. А теперь объясни мне, почему вдруг вы так сильно занервничали, стоило мне произнести имя Лоры.
   - Так ведь это... умерла она - почти прошептал охранник, жалобно косясь на свой медленно краснеющий под нажимом револьверного дула нос - Сэр...
   - Умерла - кивнул я - Все мы смертны. Вот и ты выглядишь совсем нездоровым. Словно вот-вот помрешь. И что с того?
   - Нет-нет, сэр! Ее убили! Убили эту девку вместе с каким-то аристократишкой. Говорят, прямо в постели порешили голубков.
   При словах "с каким-то" и "аристократишкой" я едва удержался от нажатия курка и ласково повторил свой вопрос:
   - И что с того? Откуда такие переживания?
   - А! Так ведь мистер Росси приказал, сэр! - воспрянул духом громила, наконец-то поняв мой вопрос - Мне-то без разницы. Плевать я хотел. Но раз босс приказал.
   - Понятно - кивнул я - Приказ мистера Росси. Кстати, а где он сейчас?
   Шумно сглотнув, громила тяжело задышал, нервно покосился на револьвер, втянул ноздрями исходящий из дула кислый запах пороха и неловко переступив ногами, ответил:
   - В своем кабинете. На третьем этаже, сэр. И Виола сейчас там.
   - Спасибо - ласково поблагодарил я, опуская на его голову рукоять револьвера.
   Перешагнув через обрушившееся к моим ногам тело, я вышел в коридор и тяжелой поступью механического голема направился к расположенной в конце коридора лестнице. Портьера вернулась на место, скрывая от лишних глаз учиненный мною беспорядок.
   Не успев дойти до лестницы всего пару шагов, я был остановлен метнувшимся ко мне официантом.
   - Сэр? Комната для джентльменов расположена...
   - Я знаю, милейший - небрежно отмахнулся я, вкладывая в услужливо подставленную ладонь пару монет - В моей ложе много мусора. Ты уж прибери там все, к моему возвращению.
   - Э-э... беспорядок, сэр? То есть... будет сделано, сэр! - щелкнул каблуками официант и с явным недоумением направился к оставленной мною ложе.
   Думаю, он сильно удивится, когда увидит, что именно я имел ввиду под словом "мусор".
   Лестница была сделана на совесть. Покрытые толстой ковровой дорожкой широкие ступени даже не скрипнули под моим весом. Я благополучно достиг третьего этажа и остановился, озадаченно крутя головой по сторонам. Проклятье... Длинный коридор уходил в обе стороны и просто изобиловал дверями.
   Надо было прихватить словоохотливого охранника с собой, чтобы он показал дорогу. В следующий раз буду умнее.
   Услышав звук скрипнувшей двери, я встрепенулся и с надеждой взглянул на вышедшую в коридор стройную девушку. Черное вечернее платье с квадратным декольте идеально сидит на стройной фигуре, золотые волосы собраны в замысловатую прическу, изящная шея украшена достаточно скромным жемчужным колье. Заезженная классика, скажете вы. И я несомненно соглашусь. Но не в этом случае. Девушка выглядела просто потрясающе.
   Будь я живым, немедленно влюбился бы без памяти. На сцене я ее никогда не видел. Значит, не танцовщица.
   - Вы просто очаровательны, мисс - вежливо наклонил я голову - Будьте так любезны, подскажите где кабинет мистера Росси. У меня к нему важный разговор.
   Удивленно взглянув на меня фиалковыми глазами, красотка задумчиво прикусила нижнюю губу и мягким контральто поинтересовалась:
   - Кто вы?
   - Это неважно. Так где та милая дверка, за которой скрывается Росси? Необязательно меня провожать. Просто ткните своим очаровательным пальчиком в нужном направлении и я сам найду дорогу.
   - Кто ты? И что здесь делаешь? - уже куда более холодным голосом повторила незнакомка, делая правой рукой плавный жест - Отвечай! И покажи свое лицо!
   Удивленно покосившись на внезапно раскомандовавшуюся девушку и на ее странные жестикуляции, я пожал едва слышно скрипнувшими механическими плечами и тяжело бухая ногами шагнул на середину коридора. Оглянулся и крикнул:
   - Росси! Где ты? Надо поговорить!
   Мой рокочущий голос унесся вдаль и вернулся ко мне многократным эхом. Через секунду хлопнуло несколько дверей и в коридор выскочила по меньшей мере дюжина широкоплечих парней.
   А золотоволосая незнакомка с явной озадаченностью повторила свой странный жест и пробормотала:
   - Дьявол! Что за чертовщина? Почему ты не...
   - Мисс - я укоризненно покачал головой - Из столь очаровательного ротика и такие грубые слова... Росси! Где ты? Подай голос!
   - Эй! Ты кто! - проорал быстрым шагом направляющийся ко мне крепыш. За ним следовала вся толпа, на ходу доставая самые разнообразные предметы. От дубинок до выкидных ножей.
   Моя рука невольно потянулась к скрытому под курткой револьверу, когда из-за соседней двери послышался властный и хорошо знакомый мне голос:
   - Что происходит? Что за шум?
   - Это его голос, мистер Росси - в унисон ему раздался перепуганный голосок. Вот и любительница дорогого шампанского.
   - Ага! - обрадовался я и широко распахнув дверь, шагнул внутрь.
   - Дьявол! Стой! - крикнула мне в след девица, широко взмахивая обеими руками.
   - Стоять!!! - завопил крепыш, переходя на быстрый бег.
   Не обращая внимания на вопящих, я шагнул внутрь и захлопнул за собой дверь. Но недостаточно проворно. В узкую щель влетел искрящий шарообразный сгусток, ударив меня в плечо. Ударил и бессильно зашипев, растекся слепящими молниями, пробежавшими по моему телу и с треском исчезнувшими в ворсе толстого ковра. В воздухе разлился запах паленой кожи и шерсти. Дверь с грохотом захлопнулась и я провернул торчащий в замке ключ с витиеватой головкой.
   После чего развернулся и сквозь темные линзы очков взглянул на хозяина кабинета. Мистер Росси собственной персоной сидел в кожаном кресле за широким письменным столом из красного дерева. Импозантный мужчина средних лет. Аккуратно уложенные волосы с благородной проседью на висках, цепкие глаза неотрывно смотрят на меня, равно как и черное дуло зажатого в его руке револьвера. Рядом со столом, на самом краешке кресла, робко сидела побледневшая Виола.
   - Виола! - воскликнул я, делая шаг вперед и сходя с обугленного пятна на ковре - Вот ты где, проказница!
   - Стой где стоишь! - глухо велел Росси, дергая револьвером.
   - Зачем же так неприветливо? - удивился я, делая вид, что не замечаю раздающуюся в коридоре брань и трясущуюся дверь - Как делишки, Росси?
   Ответом было напряженное молчание и пожав плечами, я неспешно подошел к свободному креслу и опустился в него. Утвердился в нем поудобней, стряхнул с куртки мелкие осколки стекла и участливым голосом произнес:
   - Виола, радость моя, если тебе не понравилось шампанское, надо было просто сказать. Я бы заказал другое.
   Раздался громкий треск и с неописуемым грохотом дверь распахнулась. Едва не застряв в проходе, в кабинет всемогущего хозяина Кабаре вломилась толпа злющих парней, удивленно замерших при виде идиллической картины: я мирно сижу в кресле напротив Виолы, мистер Росси с крайне задумчивым видом сидит за своим столом и смотрит на меня. Покачивая изумительными бедрами в комнату вошла золотоволосая девушка и прислонилась плечом к дверному косяку. Все в сборе.
   Давешний крепыш дернулся было ко мне, но тут же замер на месте, остановленный коротким жестом Росси.
   - Кто ты такой? - медленно и четко проговаривая слова спросил Росси.
   Глухо рассмеявшись, я небрежным жестом коснулся полей шляпы и представился:
   - Винсент Голем.
   - Тебе надоело жить, Винсент Голем? - мягким и почти ласковым голосом поинтересовался хозяин кабинета - Хочешь умереть?
   Черт... умеет он нагонять страх. Был бы живым, так уже взопрел бы от страха.
   - Думаешь? - с беспокойством поинтересовался я - Черт... неужели так заметно?
   Вместо ответа щелкнул взведенный курок револьвера, в ответ я приподнял правую руку и наставил на Росси свое оружие. Выглядящее куда более угрожающе. Наставил и ухмыльнулся:
   - Размер имеет значение. Я не хочу войны. Просто надо перекинуться с тобой парой слов. После чего я тихо и мирно уйду. Что скажешь?
   - Катарина... почему он может двигаться? - впервые я ощутил в голосе мистера Росси легкий намек на беспокойство - Ты не...
   - Не дергайся, Росси - мягко посоветовала красотка в дверях - На него не подействовала моя магия. Вообще не подействовала.
   - Мистер Росси - с нажимом произнес хозяин кабаре.
   - Я сказала - не дергайся. Не надо провоцировать нашего таинственного гостя. Виола, оставь нас. Вы тоже проваливайте, мальчики.
   "Мальчики" оказались послушными и практически бесшумно покинули кабинет. Следующей выпорхнула Виола, на прощание тонко пискнув:
   - Простите, мистер.
   - Ничего, крошка, все в порядке - великодушно ответил я - Выпей за мой счет самого лучшего бренди. Тебе не помешает.
   Освободившееся кресло пустовало недолго. Высоко скрестив кажущиеся бесконечными ноги, в него уселась золотоволосая красотка и, не сводя с меня задумчивых глаз, поднесла ко рту тонкую сигарету.
   - Простите, мисс, у меня нет огня - сокрушенно вздохнул я.
   Едва слышно хмыкнув, она щелкнула пальцами. На кончике сигареты затлел огонек. Впечатляющий трюк... для неотесанной деревенщины. А для меня просто дешевый фокус.
   Этот спектакль начинал приносить мне удовольствие. Да и девушка явно наслаждалась ситуацией, в отличие от угрюмо молчащего Росси.
   - Расслабься, Росси. Хотел бы он тебя убить, давно уже начал бы палить во все стороны - не отрывая от меня глаз, посоветовала девушка, в то время как я с интересом оглядывал интерьер кабинета.
   Раньше здесь бывать мне не приходилось. Обстановка более подходящая для работящего чиновника, а не для главного криминального авторитета города.
   - Я же сказал! - раздраженно буркнул гангстер - Называй меня мистер Росси!
   - А я тебе говорила не подходить к дверям моей спальни, но ты же все равно приходишь каждую ночь - безмятежно заметила златовласка, выпустив изо рта струйку дыма и томно потянувшись всем телом - Джентльмены, уберите уже свои игрушки. Это выглядит как дешевая театральная постановка, честное слово. Кто-нибудь желает выпить? Вина? Что-нибудь покрепче?
   - Не пью, но спасибо за предложение, мисс - ответил я, убирая револьвер в кобуру.
   Чуть помедлив, Росси приглушенно выругался и, бросив свое оружие на стол, буркнул:
   - Двойное бренди. Со льдом.
   - Конечно, милый - улыбнулась Катарина, вставая и направляясь к стоящему у стены невысокому столику уставленному десятком бутылок.
   - Кто, черт тебя побери, ты такой? - уперев в меня тяжелый взгляд в какой уже раз спросил Росси.
   - Винсент Голем - повторил я - Сейчас меня зовут именно так.
   - Плевать на твое имя! Кто ты такой?
   - Лучше ответь ему. У него очень короткий запал - посоветовала мне вернувшаяся Катарина, с легким стуком опуская перед боссом наполненный до краев граненый стакан - И не стоит слишком уж надеяться на свою пушку и внушительный вид, котик. Иногда порох может и не загореться.
   - Верно - согласился я и, желая, чтобы последнее слово осталось за мной, слегка шевельнул пальцами, с треском сминая дубовый подлокотник кресла - Но не стоит пугать меня. Напугать мертвеца - это очень тяжелая задача, киска... во всяком случае для смертного.
   - Странно... но я вижу, что ты говоришь правду - после небольшой паузы, тихо произнесла резко посерьезневшая девушка.
   - Давайте откроем карты - предложил я, неторопливым движением снимая очки и поднимая на хозяина кабинета холодно блестящие изумрудные глаза - Я мертв. Я потешная механическая игрушка набитая кучей шестеренок и пружин. Игрушка многое потерявшая с момента своей смерти. В том числе чувство самосохранения и страх. И самое главное - я потерял такие, несомненно, важные добродетели как смирение и терпение. И плевать я хотел на все десять заповедей. Особенно на ту где говорится - не убей. Вы меня понимаете, мистер Росси?
   Убедившись, что меня внимательно слушают оба собеседника, я откинулся на спинку кресла и продолжил:
   - Я не собирался причинять беспокойства ни вам, ни этому заведению. Сегодня я навестил это достойное место, чтобы расспросить Виолу об ее подруге. О некой Лоре Глисс, девушке, что танцевала здесь каждый вечер.
   - Лора? - воскликнул Росси, подаваясь вперед - Погоди-ка, парень! Это одна из моих танцовщиц! Девчонка получившая три пули промеж грудей, когда кувыркалась в постели вместе с лордом Дреймором.
   - Нет - усмехнулся я, водворяя очки обратно на переносицу - В момент убийства мы уже не кувыркались, а просто сладко спали в объятиях друг-друга. Лорд Дреймор это я. Убитый в собственной постели и вернувшийся на этот свет, чтобы разыскать своего убийцу.
   - Будь я проклят... - завороженно прошептал Росси - Ты... Катарина, он говорит правду?
   - Похоже на то - тихо ответила девушка, делая огромный глоток вина - Теперь понятно, почему на него не подействовали мои сдерживающие путы и змеящаяся молния. Вот черт... Винсент... как зовут твоего адвоката?
   - Арчи - машинально ответил я и удивленно взглянул на Катарину - Ты знаешь его?
   - Дальний родственник - улыбнулась леди - Что ж... похоже ты и правда тот за кого себя выдаешь. Или хорошо подготовился.
   - Вижу, что вы еще не читали сегодняшних газет. Почитайте, там много интересного. Мне незачем врать. Я навестил ваше заведение, мистер Росси, только ради информации.
   - Ко мне часто приходят самые разнообразные посетители.... - после небольшого раздумья произнес Росси - Но мертвец, да еще и столь шумный, пожаловал впервые. И будь я проклят, если откажусь от этого разговора. Так что ты хотел, Винсент Голем? Или называть тебя лорд Дреймор?
   - Винсент. Этого более чем достаточно - ответил я, жалея, что утратил возможность улыбаться - Я буду благодарен вам, мистер Росси.
   - Так что ты хочешь, мертвый Винсент?
   - Я сам толком не знаю - признался я - Слепо мечусь по городу, пытаясь узнать хоть что-то полезное.
   - Хм... ты не ответил. Что ты хочешь?
   Подумав несколько мгновений, я поднял лицо и ответил:
   - Найти своего убийцу.
   - И?
   - И убить его. Отомстить как за себя, так и за бедняжку Лору, в тот злосчастный вечер случайно оказавшуюся в моей постели.
   - Понимаю... Но если ты ищешь его здесь, то только зря теряешь время. Я тебя помню, Вилли - хозяин кабаре достал из небольшой шкатулки толстую сигару и задумчиво крутя ее в пальцах, добавил - Много раз видел тебя здесь. Несколько раз перекидывались парой слов. Ты умел прожигать жизнь как никто другой, но при этом всегда сохранял достоинство. Я не пришел на твои похороны, но приказал отослать самый пышный венок. Воспользуюсь выпавшим случаем, Вилли - прими мои искренние соболезнования.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глоссарий (Рабочий вариант):

Уважаемые читатели - если в книге Вы встретили непонятный термин - задайте ваш вопрос в комментариях и я обязательно внесу их описание в глоссарий.

  
   Квартал Самоцветных Арок - самый престижный район столицы.
   Барбадосец - один из подвидов енота-полоскуна. Сейчас барбадосский енот является исчезнувшим видом - вымершим. Обитал только на острове Барбадос, откуда и получил название.
   Выражение "заполоскает тебя до смерти" - иносказательное выражение созвучное по смыслу с "доведет тебя до смерти". Разумные еноты унаследовали от своих более мелкие и куда менее разумных собратьев одну особенность: во время приема пищи, еноты обязательно полоскают каждый кусочек в специальной мисочке с водой. Иногда, воду в этой мисочке заменяют острым соусом. В связи с этим, еноты принимают пищу крайне медленно. Эта медлительность нашла отражение в разговорной речи.
   Кэб - наемный экипаж.
   Крона - серебряная монета.
   Соверен - золотая монета.
   Полсоверена - приблизительно две кроны.
   Дирижабль - летательный аппарат легче воздуха. В отличие от обычного воздушного шара имеет вытянутую сигарообразную форму и управляется при помощи воздушных винтов и киля.
   Зловредник - беспокойный дух, одержимый страстью к разрушению. Крайне опасное создание принадлежащие потустороннему миру. Если сравнивать с уже известными и описанными духами, то ближе всего будет полтергейст - но, в отличие от него, Зловредник не привязан к одному месту.
   Стража - органы правопорядка, по сути - полиция.
   Квартал Алых Фонарей - то же, что и квартал Красных Фонарей - район изобилующий борделями, ночными клубами и прочими злачными местами. Находится на самом краю города, ниже к подножию скалы, на чьем склоне раскинулась новая столица.
   Биг-Рэд - BIG RED неофициальное название крайне популярной в двадцатые годы перьевой ручки Parker Duofold от компании Parker Pen Company.
   Лесной Король - правитель всех эльфов. Никто и никогда не видел этого мифического эльфийского правителя. Многие считают его просто очередной выдумкой эльфов.
   Зирак - знойная пустыня, расположенная в южной части Пятилистного государства. Бесплодна и практически безжизненна. В основном стала известна благодаря распложенной в ее центре особой тюрьмы Диангадор.
   Пятилистное государство (он же Пятилистник, Длань Божья) - один из двух материков планеты. Название получено в связи со странной формой материка - словно сильно искаженный отпечаток огромной ладони с пятью широкими и короткими пальцами.
   Диангадор - эльфийская тюрьма. По принятому в незапамятные времена закону, человеческое правительство имеет право судить нарушивших закон представителей эльфийской расы, но не имеет права выносить смертных приговоров. Это касается религиозных убеждений эльфийской расы - жизнь священна и земная власть над ней не властна. Поэтому, всех преступивших закон эльфов под конвоем отправляют в Диангадор, что в большинстве случаев означает смерть для осужденных - эльфы не переносят изоляции и закрытых помещений.
   Фэйри -
  
  
  
  
  
   Буду благодарен за Ваши комментарии.
   Михайлов Руслан. 2011 Узбекистан, Зарафшан.
   dem_279@mail.ru
  

Оценка: 6.95*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"