Михайлов Руслан Алексеевич: другие произведения.

Начало пути. История первая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.14*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История первая из общего сборника Инквизитор. На родную деревню Флатиса обрушилась напасть - продолжительная засуха, грозящая погубить урожай. Флатис вместе с другом, решили исправить ситуацию к лучшему. История окончена!


Цикл "Инквизитор"

История первая.

Начало пути.

   Сонная деревушка на берегу широкой Асдоры, купалась в лучах полуденного солнца, столь жаркого, что большая часть жителей благоразумно решила переждать зной под сенью плодовых деревьев, коротая время в беседе с соседями. Несмотря на внешне благополучный вид, в деревне назревала нешуточная тревога.
   Последнее время, разговоры все чаще сводились к небывалой для этого времени года жаре, а споры о возможной засухе и гибели урожая становились все ожесточенней.
   Крестьяне каждый день со все большей тревогой поглядывали вверх, в надежде увидеть признаки спасительного для урожая дождя. Тщетно. Ни одного захудалого облачка, где уж тут надеяться на дождевые тучи.
   Старики степенно сидевшие под навесом у площади, многозначительно хмурили седые брови и предавались воспоминаниям о всех бедствиях, некогда постигших деревню. Взрослые мужики предпочитали угрюмо молчать и лишь изредка покрикивали для острастки на горестно причитающих жен.
   Староста сокрушенно тряся бородой, который уж раз начинал заново пересчитывать монеты в деревенской кубышке, в надежде наскрести достаточно денег, для оплаты услуг мага дождевика. Куда там. Жалких медяков не набиралось и на одну полновесную серебрянную монету, а всем известно, что меньше чем за пять серебрянных, маг и за порог-то не выйдет. Маги они такие. Их уши слышат только звон монет, но глухи к слезным мольбам.
   Лишь дети радовались жаркой погоде и пользуясь тем, что внимание родителей сосредоточено не на них, вовсю наслаждались свободой.
  -- Фла-аати-ис! Куда запропастился этот негодный мальчишка?! Флатис! Вот я отцу расскажу, так он тебе задаст жару! Фла-аатис!
   Убедившись, что непослушный сын не спешит на зов и нет ни малейших признаков его присутствия, женщина умолкла и погрозив напоследок пустому двору пальцем, скрылась за дверью. Но двор казался пустынным лишь на первый взгляд. Обрати разгневанная мать внимание на сеновал, то непременно обнаружила бы источник своего гнева - обложившись пучками сена, там прятались двое мальчишек и затаив дыхание, пережидали угрозу.
   Дверь дома с шумом захлопнулась, но мальчишки не торопились выдавать свое присутствие и продолжали неподвижно выжидать. Их осторожность оправдалась - не прошло и минуты, как дверь с грохотом распахнулась. Выскочившая на порог женщина завертела головой по сторонам, в надежде увидеть улепетывающего восвояси сына, но двор по прежнему был пуст, лишь пара кур лениво копалась в пыли.
  -- Ох, Флатис и всыпет же тебе отец - прошептал темноволосый мальчишка краешком рта.
  -- Не всыпет - несколько неуверенно ответил второй и добавил - Мамка ему не расскажет. Лерий, ежели потом кто спросит, ты скажи, что мы рыбачить ходили! На тот омут, что под Птичьей кручей. Понял?
  -- А рыба?
  -- По возвращению наловим пару рыбышек, для отводу глаз - прошипел Флатис, не любящий, когда его придумки ставили под сомнения - Не каждый же день клев бывает. А так и врать не придется.
   Во дворе вновь хлопнула дверь, ознаменуя уход рассерженной Феклисьи - матери Флатиса. Путь был свободен и мальчишки не замедлили им воспользоваться. Скатившись с сеновала, они чудом не порвав штаны перебрались через забор и очутились на пыльной деревенской улочке. Пригнувшись, они торопливо пробежали вдоль забора и лишь когда дом Флатиса остался далеко позади, с облечением выпрямились. Селяне пережидали полуденный зной в тени садовых деревьев и таинственные маневры мальчишек никто не заметил. Улочка упиралась концом в крутой склон, под которым плескались воды Асдоры. Цепляясь за ветви кустарника и торчащие из земли камни, они спустились к берегу реки и склонившись к воде, вдоволь напились. Побег удался и Флатиса распирала заслуженная гордость - именно он продумал все детали замысла и уговорил своего лучшего друга Лерия присоединиться. Все прошло безукоризненно - мальчишки улизнули из под строгого родительского надзора и теперь, им осталось осуществить вторую часть замысла.
   Флатис с головой нырнул в прибрежные заросли камыша и вскоре показался вновь, с объемным свертком в руках. Еще вчера, под предлогом рыбалки, он в ведерке вынес из дома нужные для замысла вещи и припрятал их в густом камыше. Еще и рыбы на ужин наловить умудрился, чем заслужил скупую похвалу отца и радостные причитания матери "Кормильцем растет".
  -- Нашел - ответил он на невысказанный вопрос Лерия и глаза обоих азартно заблестели. За прошедшую ночь, на сверток никто не покусился и теперь, у них было все, что нужно для осуществления своей задумки.
  -- Знаешь, как нам благодарны будут! - почему-то шепотом сказал Флатис - Сам староста в ножки поклонится!
  -- Ну да - недоверчиво рассмеялся Лерий - Сказал тоже! Чтобы староста и в ножки кланялся!
  -- Поклонится, никуда не денется! - убежденно сказал Флатис и посерьезнев добавил - Главное, чтобы "хозяин" подношение принял, да дождь послал.
  -- Если святой отец проведает, что мы хозяину омута подношение делаем, то шкуры с нас спустит! - добавил Лерий и почесал спину, словно уже чувствовал жгучее прикосновение розог.
  -- Не узнает - успокоил Флатис - Главное, языком не болтать кому попадя. Хватит уже бояться! Ты идешь, или нет?
  -- Иду - вздохнул Лерий.
   Флатис довольно улыбнулся и хлопнув верного друга по плечу, нагнулся за свертком, что лежал у его ног. Содержимое свертка играло важную роль в их замысле.
   За несколько дней до вылазки, Флатис занялся тщательной подготовкой подношения для хозяина омута. Отловить на пруду несколько жирных лягушек и достать из них бусины икры, труда не составило, равно как и умыкнуть из курятника десяток яиц. Лерий приволок подходящий по размеру глиняный горшок и связку сухого чемьяна - мелкая вяленая рыбешка, что в изобилии попадала в сети рыбаков - с чердака своего дома. Мальчишки старательно смешали все составляющие подношения в одно однородное месиво и выставили под лучи палящего солнца. Через два дня, подношение хорошенько протухло и начало так знатно вонять, что подойти к горшку было почти невозможно. Лерий по несторожности сделал глубокий вдох носом и его немедленно вывернуло. Хорошо, что Флатис успел вовремя отодвинуть горошок в сторону, а то пришлось бы все начинать заново.
   Наконец, все приготовления были закончены и теперь, мальчишки торопливо шагали по кромке берега реки - они направлялись к деревенской мельнице, что стояла на боковом притоке Асдоры. Сама мельница, их не интересовала - к тому же, сейчас водяное колесо бездействовало, ведь до урожая еще далеко и молоть нечего. Лишь изредка, мельник наведывался сюда, чтобы проверить ход колеса и жернова, посмотреть, не размыло ли плотину.
   Мальчишек интересовала запруда перед плотиной - именно там, сколько они себя помнили, жил огромный, усатый хозяин омута. Пятнистый сом. Крайне добродушная рыба, большую часть времени лежащая в глубокой тине на дне и лишь изредка, лениво шевелящаяся плавниками. Несмотря на огромные размеры, пасть у сома была размером со взрослый кулак, а зубы настолько мелкими, что и не заметить.
   В теплое время года, ребятня обожала нырять к самому дну и легонько шлепать сома по склизкой коже, поросшей водорослями и ракушками. Понятно, что Флатис с Лерием не были исключением.
   Отец Флатиса сурово относился к такой забаве, и все грозился отлупить непослушного сына, но как-то, к неописуемому восторгу Флатиса, смущенно проговорился, что три десятка лет назад, он точно так же нырял в темную глубину омута, чтобы шлепнуть сома по спине. Затем и дряхлый дед, поведал, что сом поселился в запруде, еще до его рождения, но если ему не изменяет память, был вдвое меньше в размере.
   Сом так долго жил в омуте, что стал его неотъемлемой частью. Приходя по делам на мельницу, деревенские жители частенько приносили рыбе лакомство - куски черствого хлеба, требуху от забитого скота и птицы. Завидя приближающихся людей, сом всплывал к поверхности, исправно съедал угощение и поблагодарив дарителей взмахом хвоста, вновь погружался на дно, где лениво замирал, переваривая пищу.
   Рыбаки, зная излюбленное место лежки хозяина, не забрасывали туда снасти, чтобы лишний раз не беспокоить - да и толку то? - такую тушу и не вытащишь, только снасти изорвешь. Да и греха не оберешься - невзирая на ругающегося почем зря священника - деревенские кумушки верили, что на самом-то деле это не сом, а водный дух, оберегающий деревню от бед. Мужики втихомолку посмеивались над суеверными женами и матерями, но открыто спорить не решались - кому захочется ночевать на сеновале, вместо теплой семейной перины, где под боком тихо посапывает любимая жена?
   Смех смехом, однако, даже старики не могли припомнить, когда последний раз случалось кому утонуть из деревенских жителей. Пожары случались, бывало и зверь кого задерет, а вот на воде, плохого чего не случалось. Поэтому, старого сома не обижали и старались не тревожить лишний раз. Толстый мельник Никифор хоть и собирался каждую весну, хорошенько открыть заслонки плотины и почистить запруду от нанесенного песка и коряг, но стоило ему увидеть греющегося не мелководье сома, так и откладывал свою затею на следующий год. Так-то оно спокойней будет.
   Молодые девки бегали к запруде погадать на суженного - подманивали сома к поверхности, потчевали вкусным и шептали имя избранника, а затем затаив дыхание, наблюдали как сом вновь уходит на дно. Ежели спокойно погрузится в воду, то и жизнь семейная пройдет тихо и радостно, а ежели хвостом ударит, да ил донный взбаламутит, то и жизнь замужняя не заладится, а будущий муж на руку тяжел будет.
   Когда в деревне появился новый священник на смену преставившемуся от старости отцу Церинию, то прознав о хозяине омута и связанными с ним поверьями, страшно осерчал и даже прочел проповедь, порицая жителей деревни за язычество и грозя небесной карой. Деревенские с интересом послушали проповедь, склонив головы посовещались о значении слова "яхзычаство" да и разошлись по домам. Поняв, что словами толку не добьешься, отец Каресий решил действовать решительно - пригрозил отлучить от церкви любого, кто вздумает кормить глупую рыбу, иль чего просить у нее. Это решило дело в пользу священника, а хозяин омута остался без ежедневного угощенья.
   Не далее чем неделю назад, вездесущий Флатис, услышал краем уха разговор деревенских кумушек, что каждый день собирались у колодца. Разговор конечно шел о небывалой засухе. Вот тогда-то, одна из старух и обронила в беседе, что дескать не иначе хозяин омута обиделся на что-то и не мешало бы его задобрить хорошим подношением, как издревле поступали их предки еще до прихода Создателя. Обрадованный щедрым подношением и лаской хозяин глядишь и пошлет столь ожидаемый дождь. На старушку шикнули - услышь священник такие кощунственные речи, весь жельчью изойдет - но она не сдавалась и стояла на своем - хозяин омута гневаться изволит и чтобы беду отвести, надо немедля подношение для него готовить, да не простое, а как положено!
   Дальше разговора дело не пошло и почесав языками, женщины разошлись по дворам, а Флатис оттащив тяжелые ведра с водой к дому, тотчас помчался к своему лучшему другу Лерию. Так они и оказались на запруде, собираясь угостить разобидевшегося хозяина омута, и выпросить у него дождя.
   Дело осталось за малым - подозвать сома к поверхности воды. Флатис уже не раз проделывал этот нехитрый ритуал - стоило пару раз хлопнуть ладонью по воде, и сом, предвкушая угощение тотчас всплывал.
   Добравшись до устья впадавшего в широкую Асдору притока на котором стояла деревенская мельница, мальчишки прошли вверх по течению и вскоре оказались у сложенной из толстых бревен плотины. Наперегонки взбежав вверх по заросшему травой пригорку, мальчишки вылетели на берег запруды и перевели дух. Добрались. Все выглядело точно так же, когда мальчишки наведывались сюда последний раз. За исключением уровня воды - сказалась засуха и обычно широкий поток воды заметно обмелел.
   В это время года, мельница пустовала и мальчишки не боялись быть замеченными, но на всякий случай, они осмотрелись по сторонам и лишь убедившись, что поблизости никого нет, начали нетерпеливо разворачивать принесенный сверток. Стоило снять несколько слоев грубой материи и в ноздри шибанул запах ужасного зловония.
  -- Ох - простонал Флатис, утирая рукавом рубахи слезившиеся глаза и прикрывая ладонью нос - Знатно воняет. Хозяин будет доволен.
   Лерий ничего не ответил - его вновь скрутил приступ тошноты и согнувшись над кустами, он старательно избавлялся от обильного обеда, сопровождая свои действия невнятным мычанием.
  -- Да ладно тебе, Лерий - гнусавя сказал Флатис, продолжая зажимать ноздри пальцами - Потерпи уж, немного осталось.
   Лерий булькнул в ответ что-то невразумительное и утерев испачканное лицо листьями, повернулся к Флатису.
  -- Не тяни, бросай уже.
  -- Погоди - остановил Флатис торопящегося друга - Сначала надо хозяина позвать и лишь затем угощение протягивать. А как подарок примет, так и о дожде просить можно.
   Склонившись над водой, Флатис несколько раз звонко хлопнул ладонью по поверхности воды, чуть подождал и повторил удары. Затаив дыхание, мальчишки ждали появления огромного сома. Прошла минута, за ней другая, но сом так и не всплыл. Кувшинки продолжали безмятежно колыхаться на спокойной воде. Освещенное ярким лучами солнца дно оставалось пустым и безжизненным. Хозяин не пришел на зов.
  -- Обиделся небось - прошептал Лерий, вглядываясь в воду.
  -- Конечно обиделся! - кивнул Флатис - Почитай полгода никто подношения не делал, да ласки не выказывал. Обидишься тут!
  -- И что делать будем? - спросил темноволосый Лерий, как всегда оставляя принятие решения за Флатисом.
  -- Еще раз позовем!
   Флатис повторил хлопки по воде и на этот раз, с большим успехом - вода в центре запруды мощно всколыхнулась и пошла большими кругами в стороны.
  -- Услышал - восторженно вскрикнул Лерий - Флатис, давай еще!
   Звонкие шлепки по воде, вновь разнеслись над водой запруды и мальчишки затаив дыхание уставились на просвечивающее сквозь толщу воды дно. Но сом не спешил появляться на зов людей, хотя волнение воды в центре запруды усилилось.
   Флатис напряженно вглядывался в прибрежную кромку воды и каждым мигом, ему все меньше нравилось увиденное. На дне плавно колыхались длинные нити водорослей и это было единственное движение в запруде.
  -- Лерий, глянь ка - нет ни одной захудалой рыбешки, даже молоди не видно - тронул он за плечо друга.
  -- Так жарко же - отмахнулся Лерий и авторитетно добавил - В такую жару, рыба на глубину уходит. Тоже мне, рыбак нашелся.
  -- Да уж поболее тебя ловлю - вспыхнул Флатис - С пустым ведерком еще не возвращался. Сам взгляни! Лягушки и те исчезли!
  -- Говорю же тебе - жара! - пожал плечами Лерий, стаскивая с себя рубаху и оставаясь в одних заплатанных штанах - Спят они все. И хозяин, спит небось, и в ус не дует! Сейчас я его разбужу!
  -- Нырять собрался - догадался Флатис.
  -- Ага. И искупаюсь заодно.
   Лерий попробовал воду пальцами ноги и расплылся в довольной улыбке:
  -- Водичка в самый раз. А ты чего? Раздевайся давай.
   Вздохнув, Флатис последовал совету друга и положив горшок с пахучим содержимым на траву, стащил с плеч рубаху. Лерий не дожидаясь друга, ухнул и одним прыжком оказался по горло в воде.
  -- Прыгай давай!
  -- Прыгнешь тут - ворчливо отозвался Флатис, осторожно придерживая обеими руками горшок с подношением и медленно заходя в воду.
   Рассмеявшись, Лерий перевернулся на живот и загребая воду, поплыл к центру заводи - именно там, в самом глубоком месте, сом обычно пережидал полуденный зной. Флатис, которому приходилось крепко прижимать к себе гляняный горшок, лишь с завистью покосился вслед Лерию и продолжил осторожно заходить в воду - "словно девка какая!" мелькнуло у него в голове.
   Доплыв до центра водоема, Лерий покрутился на месте вглядываясь в глубину, но дна рассмотреть не смог - лучи солнца не могли пробиться сквозь толщу мутной воды и внизу, царила темнота. Откинув со лба мокрую прядь волос, Лерий обернулся к мешкающему другу и крикнул:
  -- Ну! Чего застрял?
  -- А ты не видишь?! - огрызнулся Флатис, стоя по грудь в воде - Как я с горшком поплыву?
  -- Ладно. Жди там - отозвался Лерий - Сейчас я его позову. Как хозяин появится, то смотри не зевай!
   Флатис завистливо смотрел, как Лерий сделав несколько глубоких вдохов, набрал в легкие побольше воздуха и нырнул. Водная гладь сомкнулась над головой мальчишки и вновь успокоилась. Флатис переступил в воде ногами и пристально уставился на середину водоема - именно там, должна была появится мокрая голова Лерия. Проходили секунды, а Лерий все не появлялся. Когда по расчетам Флатиса, к концу подошла первая минута с момента, как Лерий нырнул, он забеспокоился - обычно хватало десяти секунд, чтобы доплыть до дна и найти в тине, мирно дремлющего сома.
   "Пугает небось" - пронеслось в голове у Флатиса, но чувство беспокойства не отпускало его. Слишком много странных вещей, он увидел на запруде - хозяин не явился на зов, исчезновение из запруды рыбы. Пропали даже черные блестящие жуки, что жили в блестящих пузырях прикрепленных к водорослям.
   Забеспокоившись не на шутку, Флатис в три прыжка добрался до берега и бережно поставив горшок на землю, вновь вернулся в воду, торопясь изо всех сил.
   "Ну, Лерий! Если это глупая шутка, то одним тумаком тебе не отделаться!" - подумал он, поспешно загребая ладонями воду.
   Ему осталось совсем немного до середины запруды, когда вода забурлила и в воздух взметнулся столб брызг, в котором мелькнул силуэт Лерия. Заметив его искаженное страхом лицо и вытаращенные глаза, Флатис понял, что Лерий и не думает шутить - случилось, что-то на самом деле плохое.
  -- Фл... Флатис - выдавил из себя Лерий, отплевываясь от попавшей в рот воды - Х-хозяи...
   Лерий не успел договорить - в воздух взвился еще один столб пены, в глубине мелькнула черная тень и Лерий всплеснув руками, вновь скрылся под водой, исторгнув из груди глухой всхлип.
  -- Лерий! - в испуге завопил Флатис - Не смешно!
   Он в два гребка подгреб к месту исчезновения друга и наспех набрав в грудь воздуха, нырнул. Открыв под водой глаза, Флатис крутнулся на месте, ожидая увидеть подшутившего над ним Лерия, но увидел лишь зеленоватую толщу воды. Различив внизу смутную тень, он решительно нырнул глубже, чтобы рассмотреть поподробней непонятный предмет на дне. В его голове еще успела промелькнуть мысль "Не иначе судорога, лишь бы суметь вытащить..." и тут он увидел...
   Из мутного облака поднятого ила, на Флатиса мертво таращились застывшие глаза некогда гигантского сома - исполинское тело рыбы отсутствовало, осталась лишь голова, с трепещущим воротником из бесформенных лохмотьев бледного мяса. Казалось, что голову отделили от туловища при помощи пилы и за ненадобностью, небрежно отбросили в сторону.
   Древний хозяин омута, был мертв.
   Когда оцепеневший Флатис наконец осознал, что именно он видит, то забыв, что находится под водой, он беззвучно завопил от дикого ужаса, выпуская пузыри воздуха. Забив что есть сил руками и ногами, Флатис рванулся вверх, к солнечному свету, подальше от увиденного кошмара. Пробив головой поверхность воды, он жадно захватил ртом воздух и ошалело закрутил головой по сторонам, в поисках Лерия, но водная гладь была пуста и безжизненна. За прошедшую минуту, Лерий просто не мог добраться до берега и Флатис понял, что его друг все еще внизу, на дне. Вновь набрав воздуха, он нырнул и широко открыв глаза, уставился вниз, стараясь найти исчезнувшего под водой друга.
   И ему это удалось - в нескольких ярдах от себя, он смутно различил неистово бьющуюся у дна тень и рванулся в ту сторону, путаясь в длинных водорослях. Когда Флатис приблизился достаточно, чтобы различить увиденную тень, то едва едержался от еще одного крика ужаса. Он угадал верно. Это был Лерий, который изо всех сил пытался освободить ногу намертво зажатую в челюстях самого ужасного из всех виденных Флатисом существ, лишь отчасти похожего на рыбу. Черное, веретенообразное туловище венчала голова, чью большую часть составляли длинные узкие челюсти с торчащими под разными углами зубами, словно в тисках сжимающие ногу юноши. Рыба просто замерла на дне, ожидая когда у пойманной добычи кончится запас воздуха и она перестанет пытаться ускользнуть. Заметив новое движение, она лишь угрожающе повела головой и лениво ударила хвостом, словно предупреждая - мое, не пытайся забрать.
   Лерий увидел зависшего над ним Флатиса и широко открыв рот, попытался что-то выкрикнуть, лишь попусту растрачивая остатки драгоценного воздуха - Флатис уже вышел из оцепенения и сделал единственное, что было в его силах. Одним рывком оказавшись рядом с Лерием, он не стал тратить время на попытку разжать зубастую пасть - примерившись, он резким движением ткнул большим пальцем в уставившийся на него глаз, почувствовал, как что-то слизистое поддалось под его рукой и воткнул палец еще глубже. Сработало. Взметнувшаяся от боли рыба разинула пасть и рванулась в сторону, подняв со дна огромное облако черной тины.
   Лерий оказался свободен, но почти потерял сознание от нехватки воздуха, от его левой ноги расходилось мутное облачко крови. Флатис уже и сам ощущал жжение в груди, перед глазами начинали расплываться радужные круги, но он не сдавался. Мертвой хваткой вцепившись Лерию в волосы, он обоими ногами оттолкнулся от дна и устремился наверх, таща за собой обессилевшего друга. Свет над их головами становился все ярче с каждым мигом и наконец, Флатис вынырнул на воздух и и сделав вздох, судорожно закашлял. Лерий показался из воды на миг позже и с всхлипами заглатывал живительный воздух посиневшими губами.
  -- Что... что это з-за твварь? - выдавил он из себя, вцепившись в плечо Флатиса.
  -- К берегу! - едва отдышавшись, бросил Флатис - Быстрее!
   Где-то там, в глубине под ними, сейчас металась от боли страшная рыба и не стоило задерживаться в запруде. Проникшее в мельничную запруду чудовище было ранено, но не повержено.
  -- Давай, давай - поторапливал он вяло загребающего Лерия - Быстрее!
  -- Не могу. Руки не слушаются - заглатывая воду, пробулькал Лерий - И.. и... нога.
  -- Плыви к берегу! Немного осталось.
   До берега и правда, осталось самое больше с десяток ярдов, но казалось, что до него еще плыть и плыть. Панически оглянувшись, Флатис поискал глазами рыбу, но поверхность воды оставалась спокойной. Его это не успокоило. Чудовище пытавшееся убить Лерия, сейчас могло находиться прямо под ними и лишь выжидало удачного момента, чтобы сомкнуть челюсти в смертельном захвате. Подгоняя и подталкивая медленно загребающего Лерия, он проплыл еще два ярда, когда почувствовал движение воды под ногами и замер от ужаса. Зубастая тварь вернулась, а до берега еще далеко.
   Решение пришло само. Хлопнув по плечу еле державшегося на воде Лерия, Флатис крикнул:
  -- Греби к берегу. Не останавливайся.
   Обессиливший Лерий не протестуя едва заметно кивнул и продолжил движение. Перепуганного мальчишку била сильная дрожь, на бледном лице ярко выделялись синие губы и черные пятна расширенных от ужаса глаз смотревших лишь в одну сторону - на невыносимо медленно приближающуюся кромку берега.
   Флатис остался на месте и опустив лицо в воду, повел глазами по сторонам, выискивая страшную рыбу. Мальчишка рассчитывал на свою ловкость и умение плавать - надо лишь немного отвлечь хищную рыбу, пока Лерий не выберется на берег, а затем постараться добраться до берега. Лап у страшилища он не заметил, и надеялся, что на землю оно не выберется.
   Забив что есть силы ногами, он крутился на месте, не забывая поглядывать вниз, надеясь заметить устремившийся к нему хищный силуэт рыбы.
   Флатис угадал лишь отчасти - ему удалось отвлечь чудовище на себя, но мальчишка не мог знать, насколько оно быстрое. Он заметил метнувшуюся к нему темную тень слишком поздно, когда между ними оставалось не больше ярда и тут же ощутил обжигающий удар в грудь и закричал от невыносимой боли. Флатис не мог этого знать, но ему несказанно повезло - ослепленная на один глаз тварь не смогла точно соориентироваться и промахнулась. Огромные челюсти схватили лишь воду, но веретенообразное тело утыканное по всей длине острыми шипами, прошлось по телу мальчишки словно чудовищных размеров пила, раздирая живую плоть в клочья. Флатису еще никогда не было так больно и почти потеряв рассудок от боли, он вопил от ужаса, смотря на свою разорванную до костей грудь и расходящиеся во все стороны мутные облака крови. Силы изменили ему и мальчишка медленно погрузился в воду. Крик перешел в бульканье и затих. На поверхности воды остались лишь черные сгустки крови и всплывшие с глубины, обрывки водорослей.
   К этому времени, Лерий уже добрался до мелководья, пошатываясь и падая, поторопился покинуть воду. Добравшись до сухой земли, он обессиленно упал и зарывшись лицом в траву, зарыдал. Он знал, что Флатис остался там... в воде, но не находил в себе сил, обернуться и взглянуть на запруду. Его терзал дикий страх, настолько сильный, что он даже не обратил внимание на свою изжеванную ногу, истекающую кровью. Сейчас, перед его глазами стояла совсем другая картина.
   Вновь и вновь, он видел перед собой черную, уродливую тень терзающую его ногу, снова и снова, он ощущал дикую боль, когда огромные зубы сомкнулись на его ноге мертвой хваткой, вновь и вновь он переживал невыносимый ужас, когда рыба повлекла его за собой в глубину...
   Холодная вода в глубине запруды несколько смягчила боль от нанесенной Флатису раны и он пришел в себя настолько, чтобы сохранить в груди остатки воздуха и оглянуться. Неизвестная рыба возвращалась. Изгибаясь словно исполинская змея, она легко рассекала толщу воды и уже разинула утыканную зубами пасть, чтобы ухватить обидчика и уволочь с собой на глубину. Флатис беспомощно смотрел на стремительно приближающегося хищника глубин, впав в оцепенение - еще совсем юный мальчишка, не обладал бесстрашием опытного воина привыкшего смотреть в глаза смерти - мальчишка сдался. Закрыв глаза, чтобы не видеть приближающуюся смерть, он неподвижно завис в темной воде.
   Проклятое чудовище разорвало в куски старого доброго хозяина омута, почти убила лучшего друга и вот теперь, собирается убить его самого...
   Доживающий последние мгновения и уже сдавшийся мальчишка встрепенулся и широко раскрыл глаза, в которых начинала зарождаться слепая ярость смертника, помноженная на боль от ранения.
   За прошедшие секунды, рыба успела подплыть вплотную и еще шире распахнув челюсти, готовилась нанести последний удар.
   Но Флатис успел. Успел заглянуть в единственный черный глаз рыбы и ощерить зубы в ухмылке.
   Успел облечь бушующую в нем ярость в одну короткую мысль и выплеснуть ее на убийцу.
   "Сдохни, тварь!!!"...
   Успел заметить, обволокшее его руки сияние, что становилось все ярче...
   Бледный от пережитого ужаса Лерий, наконец оторвался от мокрой травы и перевернувшись на спину, посмотрел на спокойную воду мельничной запруды. Флатиса нигде не было. Подтянув ноги к груди, Лерий обхватил колени руками и бездумно уставился перед собой. Мальчишка, был на грани сумасшедствия, хоть и не осознавал этого. Окажись рядом с ним умудренный жизненным опытом старик, то уж он знал бы, что следует немедля встряхнуть впавшего в оцепенение мальчишку, отвлечь от опасных мыслей, что ведут к темному омуту безумия. Но Лерий был здесь совершенно один. Никто не мог помочь.
   Помощь пришла совсем с другой стороны. Со стороны запруды.
   Сначала, темную глубину разорвала яркая, слепящая вспышка, а затем, вода в запруде вспучилась в огромный бурлящий холм, в небо ударили шипящие столбы пара, берег ощутимо тряхнуло и над землей пронесся глухой рев испаряющейся воды. Лерия бросило на землю и протащило по траве. Взбухающий изнутри водный холм остановил свой рост, чуть помедлил и неохотно начал опускаться, с каждым мигом ускоряя свое падение, пока наконец огромная масса воды с шумом не обрушилась обратно в запруду, захлестнув берега бурлящими грязными волнами. Одна из таких волн, выбросила на берег ошметки водорослей, жидкую грязь вперемешку с камнями и ... и отчаянно кашляющего Флатиса.
   Вода в запруде постепенно успокилась, немногие уцелевшие кувшинки вынырнули на поверхность и закачались на сплошном ковре из разорванных на части водорослей. Недалеко от берега, со дна вырвалось несколько пузырей, а затем, кверху вспучившимся брюхом всплыла мертвая зубастая рыба и неподвижно застыла на поверхности воды. В ноздри ошеломленного увиденным Лерия ударил запах наваристой ухи.
   Очнувшись, он припадая на раненую ногу кинулся к Флатису, отшатнулся при виде длинной раны, что проходила черз всю грудь друга, но преодолел себя и затормошил его что есть сил.
  -- Флатис! Флатис! Очнись!
  -- Лерий... Живой... - прошептал Флатис и с трудом растянул губы в улыбке.
  -- Да живой я, живой - протараторил Лерий - Что это было? А? Вспышка... затем как бабахнуло! Думал у меня уши лопнут! Флатис! Что это было-то?
  -- Не знаю. Грудь болит... - закашлялся Флатис - Плохо дело. Лерий, мамке не слова...
  -- Совсем сдурел? Ты рану свою видел? - взвился Лерий - Вот, прижми к ране рубаху, а я в деревню - мужиков кликну! Ты лежи здесь! Понял?! Я мигом обернусь!
   Кивнув, Флатис медленно опустил голову назад и уставился в пронзительно синее небо. В стороне слышались поспешно удаляющиеся шаги - Лерий направлялся к деревне за помощью, поминутно падая и с упорством вновь поднимаясь на ноги. Лерий знал - сегодня, Флатис спас ему жизнь и он не позволит, лучшему другу истечь кровью. Затем все шумы исчезли и Флатис провалился в спасительное забытье.
   Лишь потом он узнал, что Лерий добрался до деревни потратив на это вдвое меньше времени чем давешний их путь до запруды и крича что есть мочи, взбудоражил всю деревню. Флатис не видел, как деревенские мужики мчались к деревне напролом через лес, а впереди всех бежал его отец с сумасшедшим лицом. Не помнил, как его бережно перевязывали и как отец бережно нес его домой на руках, не остановившись ни разу. Не слышал причитания матери и успокаивающее бормотание старой бабки травницы.
   Все это время, он видел лишь черную пустоту, в центре которой пылал огненный шар...
   Деревенские мужики притащили в деревеню мертвую тварь для чего потребовалась целая телега, на которой насилу уместили туловище, а хвост едва не волочился по земле. Неведомая рыба поразила всех своими огромным размерами и зубастой пастью. Такую рыбу не могу припомнить никто - даже древние старики пожимали плечами и озадаченно чесали затылки. Больше всего деревенских удивило что рыба оказалась вареной - хоть сейчас подавай на стол. Поохав и потряся в замешательстве бородами, селяне толком ничего не поняли и кинулись к домам Флатиса и Лерия.
   Главный герой событий был без сознания и никого не пустили дальше порога. Пришлось жадно распрашивать Лерия, что отлеживался дома на широкой лавке и залечивал покалеченную ногу. Лерий рассказал многое - как они собирались угостить сома и выпросить дождь - здесь священник укоризненно покачал головой, но вслух не сказал ничего. Лерий поведал, что сом не пришел на зов и ему пришлось нырять на дно и как он наткнулся на оторванную голову хозяина, что лежала в донном иле и слепо таращилась мертвыми глазами - на этом моменте, собравшиеся бабы завыли в голос и старосте пришлось рявкнуть, чтобы восстановить тишину. Рассказал о ухватившей его за ногу рыбе. Без утайки поведал, как Флатис пришел ему на выручку и спас из мертвой хватки челюстей. Но главного он поведать не мог - отчего огромная рыбина сдохла и самое главное - кто ее сварил. Здесь Лерий беспомощно разводил руками и мог лишь рассказать о яркой вспышке в толще воды и о столбах горячего пара. Мужики озадаченно переглянулись и не заметили, как староста задумчиво прищурил глаза и заторопился в сторону.
   Флатис пролежал в забытье целую неделю, но юность взяла свое и к радости родных, он пришел в себя. Рана затягивалась на глазах, а бабка травница уверила, что задеты лишь мясо да кожа, а нутро осталось целым.
   Еще через три жарких дня, в деревню въехала изящная повозка мага дождевика, сопровождаемая двумя имперскими солдатами. Мага ждали с нетерпением. Загодя, под раскидистыми дубом растелили лучший ковер, поставили небольшой столик уставленный яствами. Староста самолично поднес по хозяйски усевшемуся магу охлажденный кувшин с вином, что староста специально купил к такому случаю когда отвозил в город подать. Вино маг с удовольствием отведал, крякнув, утер короткую ухоженную бородку, пытливо обвел взглядом столпившихся поодаль деревенских и лишь затем небрежно бросил:
  -- Засуха. Того гляди и весь урожай потеряете.
  -- Истинно так, господин - поспешил ответить староста - Только на милость вашу безграничную и уповаем.
  -- Ты знаешь цену. Пять серебрянных монет и уже к вечеру пойдет дождь. Если покопаешься в закромах и вытащишь золотую монету - дождь не кончится и к утру. Решать вам.
  -- Откуда, господин маг? Цельный золотой я даже во сне не видывал! Дай Создатель, наскребем пару серебрянных.
  -- Ну... тогда это пустой разговор - недовольно буркнул маг и начал вставать.
  -- Постойте, господин, погодите! - не на шутку всполошился староста - Есть тут у нас один мальчонка...
   Чем дольше говорил староста, тем выше поднимались брови мага и с тем большим интересом он прислушивался к торопливо бубнящему старику...
   Когда на пересохшую землю упали первые капли столь долгожданного дождя, в дверь семьи Флатиса, постучала уверенная тяжелая рука, а затем в избу ввалились имперские солдаты и заученно раздались в стороны, пропуская мага. Брезгливо оглядевшись по сторонам, проведя взглядом по застывшим в неловких позах родителям Флатиса, маг уверенно подошел к широкой лавке и склонился над спящим мальчишкой. Всмотревшись в лицо Флатиса, маг удовлетворенно кивнул головой.
  -- Старик не ошибся. Огненный дар и точно не последнего ранга, раз мальчишке удалось убить болотного тирексла - задумчиво произнес бородатый маг и повернулся к отцу Флатиса - У вашего сына магический дар! Вы знаете закон! Отныне он принадлежит Империи и поедет со мной, в столицу.
   Мать Флатиса глухо запричитала, кинулась было в ноги мага, но отец удержал ее за плечи и ласково что-то зашептал, поглаживая по волосам.
  -- Чего причитать! - досадливо фыркнул маг - Радоваться надо! Будущего мага вырастили! Вот возьмите - маг покопался в кармане камзола и небрежно, кинул на стол несколько серебрянных монет - Империя благодарна вам! Собирайте мальчишку да поживеее - я не намерен ночевать на дороге.
   Выйдя во двор, маг довольно улыбнулся. Глупые селяне и не ведали, что по указу короля, каждой семье взрастившей будущего боевого мага положено десять золотых и отмена подати, сроком на пять лет. Хватит с них серебра и обещанного дождя...
   Деревянная повозка быстро катила по узкой дороге и вскоре Флатис уже с трудом различал силуэты стоявших на околице отца и матери, сквозь косые струи дождя. Повозка круто свернула к широкому тракту и родная деревня Флатиса окончательно исчезла из вида.
   Флатис прижимал к себе наспех собранный плачущей матерью узелок и отрешенно смотрел перед собой. Он не знал, куда его везет этот важный маг, но сердцем чувствовал, что расстается с родными очень надолго...

Конец первой истории.

   Буду благодарен за Ваши комментарии.
   Михайлов Руслан. 2011 Турция, Анталья - Узбекистан, Зарафшан.
   dem_279@mail.ru
  

Оценка: 7.14*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"