Михайлов Сергей Юрьевич: другие произведения.

Кротов 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.49*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обещанное продолжении истории о Сергее Кротове. Последняя книга прошлой серии - "Крайняя Война". Начало романа.

  КРОТОВ 2
  Вовка
  Он проснулся от того, что кто-то пнул его по ноге и заорал:
  - Вставай, ублюдок! Хватит прохлаждаться!
  Вырываясь из кошмарного сна, Вовка резко вскочил, и лишь сейчас очнулся. Гася мгновенно вскипевшую злость, он остановился и опустил руки. Поднявший его мордоворот довольно засмеялся и тоже опустил электрошокер, предусмотрительно выставленный в направлении Вовки.
  - Че пинать-то? - выдавил Кротов. - Можно было просто сказать. Я бы встал.
  - Может тебе еще пожрать в постель принести? - опять заржал надсмотрщик. Потом убрал улыбку и серьезно приказал: - Бегом в строй! А то не посмотрю, что ты хороший товар, изобью до полусмерти.
  'Ну это мы еще посмотрим', - решил Вовка и опустил глаза, чтобы блеск не выдал его. Толстобрюхий охранник сразу попал в первые ряды его списка, где были перечислены те, кому обязательно надо дать по морде. При удобном случае, конечно. А то, что это произойдет он ни капли не сомневался - Разведка своих не бросает!
  
  А начиналось все совсем неплохо: вылет был рядовым, обычное патрулирование и поэтому напрягаться не планировалось. Вовка сумел протащить на борт литр самогона, который сам выгонял на своей холостяцкой квартире из местного слабенького вина, и поэтому недельный патрульный рейд, должен был пролететь совсем незаметно. А после возвращения его ждал заслуженный отдых, во время которого, он, наконец, должен был побывать на планете развлечений. Весь год он предвкушал, как оторвется на этой планете-пляже, и покажет этим изнеженным Имперцам, как умеют отдыхать земляне.
  Однако вместо того, чтобы валяться на белоснежном песке и любоваться на плещущихся в океане аппетитных девочек, он сейчас шагал в строю таких же как он, грязных и оборванных бедолаг.
  Вообще, он никогда не думал, что сейчас, после закончившейся полной победой войны с Нифлянцами, в этом мире есть еще кто-то кто не побоится напасть на корабль Империи. Пусть и частный, но по уставу Флота, раз рейдовик зарегистрирован в Империи, ему автоматически гарантирована защита от любого нападения, обеспеченная всей мощью Великой Звездной Империи.
  Но, как оказалось, такие люди есть и им наплевать на то, что рядом с названием на обшивке корабля выбита эмблема Реестра Флота Империи.
  От мыслей о прошлом его отвлек сосед справа - совсем молодой испуганный парень, он появился всего пару дней назад.
  - Куда нас сегодня? Опять на рынок?
  - Замолчи, - прошипел Вовка. - Огребешься.
  - Это кто там болтает?!
  Охранник, тот самый, что будил Кротова, подбежал к ним. Не разбираясь, он ткнул дубинкой под ребра нескольким пленникам, а парня огрел по голове.
  - Еще раз услышу, язык подрежу.
  Надсмотрщик говорил без злости, равнодушно, но это было еще страшнее - становилось понятно, что он так и сделает. Вовка торчал тут уже неделю и знал, что разговаривать можно только в месте ночлега - сыром вонючем подвале, а после выхода на улицу все должны молчать. Это правило ему в голову вбили в первый же день, когда он попытался так же расспрашивать отшатывавшихся от него старожилов.
  Вовка знал, что сегодня их опять поведут на рынок, каждый день водили, так что вряд ли сегодня что-то изменится. Он усмехнулся - вот жизнь подкидывает ему развлечения - одно веселей другого. Самое первое и самое главное, конечно, это то, что произошло с ним три года назад, в незабываемый июньский день. В тот день он опять обрел брата, которого перед этим уже давно считал погибшим, но в этот же день потерял всю остальную семью - обоих родителей, прочих дальних и близких родственников, друзей, знакомых, а по большому счету и, вообще, всю прожитую до этого жизнь.
  Теперь, годы, оставшиеся там, за тонкой полупрозрачной зеленой стенкой пузыря, спасшего их с братом во время ядерного армагеддона, казались призрачными и даже не настоящими, словно он это сам себе придумал. Володя был трезвомыслящим прагматиком, и понимал, что все это было на самом деле - маленькая голубая планетка под названием Земля, родной поселок в глухой сибирской тайге, и жизнь больше похожая на выживание. Но также он понимал и то, что больше уже никогда этого не увидит, и никогда не вернется в тот мир. Если честно, то он не очень и переживал об этом - новый мир нравился ему гораздо больше. Даже несмотря на то, что надежды его на быстрый успех в этом мире, сбывались не совсем так как он мечтал.
  Вовка, как и в прошлые дни, попытался затереться в середину колонны, чтобы быть подальше от глаз и дубинок охраны, но сегодня это ему не удалось. Старший охраны, худой высокий старик с черной повязкой на одном глазу, поманил Володьку длинным пальцем и показал на первую шеренгу. Чем это было вызвано, Кротов не знал, обычно в первом ряду шагали те, кто послабее, их выталкивали вперед более сильные пленники. Никому не хотелось попасть под колеса транспортера, которые носились здесь, не признавая никаких правил. Вернее правило было, но только одно - кто сильнее, тот и первый.
  Дня три назад так и произошло, лихач на переделанном армейском броневике, влетел сначала в угол дома, развалив его, потом резко вырулил и сшиб двоих доходяг из первого ряда. Охранники кинувшиеся было на разборки - товар пропал - мгновенно сникли, увидев вывалившегося из двери лысого синелицего молодчика. С бандитами-сампоро никто связываться не хотел, похоже, эти отмороженные тупые дикари имели немалый вес в этом извращенном мире.
  Здоровенный сампо посмотрел затуманенным наркотиками взглядом на мертвые тела, равнодушно сплюнул и погнал ободранный транспортер дальше. Бедолаг оттащили к стене дома и колонна отправилась к рынку.
  Здешний рынок был похож на множество других рынков в любых обитаемых мирах. Торговали тут всем: от поношенных армейских сапог, до новеньких блестящих флаеров последней модели, непонятно как попавших на эту недоразвитую планету. Но было и одно отличие - в дальнем углу огромного рынка, там куда и направлялась сейчас колонна, находилась торговая площадка, где торговали особым, живым товаром. Здесь торговали людьми, и все, кто шел сейчас рядом с землянином, были всего лишь вещами, которые сегодня, возможно, перейдут из одних рук в другие.
  Вовка заметил, что сегодня впереди поставили не только его, рядом шагали еще трое, таких же как он, 'старожилов', которых до сих никто не захотел купить. Один из них, краснокожий парень из пояса пограничных планет, находился здесь еще дольше Вовки. Когда Кротов появился в подвале, тот уже был там. Остальные двое, появились с неделю назад, и их тоже до сих пор никто не купил. Один из пленников был женщиной, обрывки формы, прикрывавшие тело, говорили о том, что она была из каких-то военизированных формирований. Но, ясно, что не из Армии Империи, ни один из здешних работорговцев не рискнул бы связаться с такой силой.
  В прошлые путешествия на рынок и обратно, Вовка внимательно изучал дорогу, мысль о побеге никогда не покидала его. Однако побег был очень рисковым делом - у охранников кроме дубинок на поясах красовались армейские лучевики. Бластер прекрасное оружие, как раз для таких дел - даже плохонький стрелок попадет по убегающему человеку. Поэтому, нужно было выбрать место, где сразу можно было исчезнуть из поля зрения надсмотрщиков. В том, что ему удастся вырваться из колонны, он не сомневался, а вот то, что удастся убежать, тут уже надо было сто раз подумать.
  Останавливало еще и то, что он до сих пор ничего не знал об этой планете. Насколько он помнил, в районе космоса, который они патрулировали, ничего подобного не было. Значит, пока он был в отключке, его перебросили черт знает куда. Горемычные соседи тоже ничего толком сказать не могли, даже когда удавалось переброситься парой фраз, пока охранник отвернулся, забитые пленники отделывались ничего не значащими репликами. Большую активность проявлять было нельзя, грозило или избиение, или еще хуже - могли бросить в 'карцер' - четырехметровый отрезок трубы с приваренными с обеих сторон решетками. Та самая женщина, которая шла сейчас рядом с Вовкой, провела там три ночи. После каждой она еле выползала из этой 'камеры'.
  В любом случае побег не отменялся - судя по покупателям, которых он успел разглядеть за эти дни, новое место вряд ли будет лучше этого сырого душного подвала. Большинство торговцев подходивших прицениваться, были совсем не ангельского вида: это были или люди похожие на нынешнего начальника охраны, с циничными равнодушными глазами, осматривавшие людей словно скот; или существа с бегающими масляными глазами на порочных лицах. И те и другие ходили в сопровождении многочисленной охраны, так что побег из нового места мог быть уже гораздо труднее.
  То зачем покупают людей Вовка понял из шуточек охраны, которыми они иногда перебрасывались, заметив знакомого покупателя. Шутки были невеселые - или про какие-то шахты, или про изъятие органов, или просто про хозяев-садистов. Впрочем, и без этих шуточек, было понятно, что ни для чего хорошего на этой планете рабов не покупают. Все обстановка вокруг явно говорила об этом.
  Время неумолимо поджимало - до рынка осталось полчаса ходьбы. Там, на самом торжище сбежать будет труднее, кроме охраны колонны, на рынке есть и своя, и, конечно, они помогут в поимке беглого раба.
  Вовка еще раз оглядел ближайших спутников - нет, помощи здесь не дождаться, каждый шел, не обращая внимания на других. Блин, сюда бы еще пару наших, подумал он, мы бы все тут на хрен перевернули. Наши в его понимании были земляне, теперь он уже не делал разделения на расы и национальности, лишь бы с Земли. Он до сих пор так и не сошелся ни с кем из Имперских сослуживцев. На его взгляд, все они - даже нынешние его коллеги из частного Патруля, слишком заорганизованы, когда надо принять решение, хоть чуть-чуть выходящее за рамки собственного уровня, местные сразу теряются. Им всегда нужен командир. Возможно, это хорошо, когда воюют большими армиями, но это совсем нехорошо, в случае таких ситуаций как сейчас, когда нужно индивидуальное решение. Так вели себя солдаты, что в Академии, что после, так что говорить о гражданских вообще не приходится. А сейчас вокруг как раз были одни гражданские.
  В это время колонна вошла в узкий проулок между разваливающимися трехэтажными домами. Охрана закричала, заставляя пленников идти быстрее, чтобы скорей миновать неудобный участок. Кротов помнил, что идти по нему они все равно будут не меньше пяти минут, потом пересекут улицу, опять проулок, и после этого по широкой улице дойдут уже до самого рынка. Блин, опять ничего не получится, разозлился он и почувствовал, что его ряд начал, наоборот, сбавлять скорость. Шедшие сзади, топтались и чуть не подталкивали в спину.
  Он понял, что притормаживает та самая девушка в рваной военной форме - теперь, находясь рядом, Вовка рассмотрел, что это никакая не женщина, ей не больше двадцати-двадцати двух лет, просто она была очень грязной. Она шла крайней слева, еще когда строились, Кротов заметил, что она сама выбрала это место, оттолкнув краснолицего парня внутрь колонны. Вовка находился с противоположного края, справа.
  Грязная девушка, вдруг, развернулась и врезала напиравшему на нее мужику прямо по носу, кровь брызнула во все стороны. Не ожидавший нападения заторможенный доходяга закричал от боли и закрылся руками. Вместо него ответил идущий рядом, он тоже заорал и попытался ударить грязнулю. Однако сам быстро схлопотал двойной удар в лицо и в корпус. Девушка явно умела драться.
  Колонна остановилась. Задние ряды напирали, пленники заполнили все пространство переулка. Выкрикивая угрозы и ругательства, к месту драки пробивались охранники. Кротов, постарался отодвинуться, чтобы не попасть в орбиту схватки - ни к чему получать дубинки от надсмотрщиков - и заметил, что со стороны зачинщицы открылась перекосившаяся дверь подъезда. Наверное, жильцы захотели посмотреть бесплатное представление, подумал он. Однако оттуда никто не вышел, проем чернел темным провалом.
  Девушка, резко прекратила драку и в два шага оказалась в дверях дома. Через мгновение она исчезла в темноте, дверь стала закрываться. 'Что за черт?!' Кротов не успел додумать мысль до конца, а тело уже действовало. Он оттолкнул загораживавших проход пленников и через секунду тоже оказался у дверей. Вовка едва успел поймать дверь и не дать ей захлопнуться. Еще через секунду, он уже сам захлопнул дверь с другой стороны. Только теперь, в абсолютной темноте, он начал соображать.
  - И на хрена я все это сделал?
  Он сразу понял, что сбежать из темного подъезда некуда, и его реакция, похоже, загнала его в ловушку. В этот момент сверху послышались голоса, что-то говорили горячим шепотом, похоже спорили. Потом скрипнула дверь и в подъезде стало чуть светлее. Володя узнал голос девушки и ринулся на звук. В два прыжка он миновал лестницу и вновь успел вовремя, дверь почти закрылась. Он схватился за ручку и потянул, с той стороны кто-то сопротивлялся. Вовка уперся ногой в стену и зарычал - сил у него оказалось больше, после короткого сопротивления дверь начала открываться. А еще через десяток секунд, её вообще отпустили. Вовка едва удержался на ногах, когда дверь свободно отлетела.
  Кротов заскочил в открывшийся проем и сразу захлопнул дверь. Возле ручки был примитивный кованный засов, землянин закрыл его и зафиксировал язычок.
  - Кто это такой?
  Вопрос явно был задан не ему. Вовка обернулся - молодой черноволосый парень с фиолетовой татуировкой на щеке неприязненно смотрел на него. Взгляд девушки-пленницы тоже был ничуть не дружелюбнее.
  - Я свой! - нагло ответил Вовка и не обращая внимания на недобрые взгляды, предложил: - Давайте сваливать отсюда. Слышите, внизу скоро сломают дверь.
  - Кто он? - опять спросил парень.
  - Да откуда я знаю? - раздраженно ответила девушка. - Сидел со мной в подвале.
  - Откуда он знал про побег?
  - Я ничего ни про что не знал! - вмешался Кротов. - Потом разберетесь. Мы или сваливаем отсюда, или нас сейчас опять загребут. И я думаю, тогда ты только синяками и рваной одеждой не отделаешься.
  Он выразительно посмотрел на девушку. Те словно очнулись, парень выругался и согласился:
  - Он прав, надо убегать. Но ты, - он направил палец на землянина, - уйдешь от нас, как только выйдем в город.
  - Согласен! - весело ответил Вовка. - Валим.
  - Посмотри, он в форме!
  Девушка ткнула пальцем в сапоги, единственное, что осталось у Кротова от бронекостюма.
  - Я заметил, - ответил черноволосый. - Но разбираться некогда.
  Он прошел в угол за дверью и поднял с пола какие-то лохмотья. Потом кинул их девушке.
  - Накинь на голову, вдруг кто-то узнает тебя.
  Она развернула тряпье, это оказался дряхлый потрепанный плащ с капюшоном.
  - Ну а на тебя я не рассчитывал, извини, - он картинно развел пустые руки.
  - Наплевать, - ответил Вовка. - Тут таких как я тысячи.
  Это было действительно так, оборванцев, похожих на пленников, он видел на рынке великое множество. Парень достал из кармана какой-то предмет и передал девушке. Та сразу приложила его к затылку, раздался щелчок и на голове девушки появилась матово блестевшая круглая штучка, размером с пуговицу от пальто. Вовка сразу догадался, что это и внутренне усмехнулся - ему глушитель был не нужен, чипа у него не было.
  Шум внизу усилился, дверь явно скоро не выдержит.
   - Валим! - заторопился Кротов.
  Ни парень, ни девушка не обратили на него внимания, хотя по их лицам было видно, что они тоже волнуются. Похоже, чего-то ждут, решил Кротов. Так и оказалось - парень вдруг ожил, кивнул невидимому собеседнику и сообщил:
  - Пора! Уходим.
  Землянин понял, что тот получил сообщение, он давно разглядел каплю коммуникатора за правым ухом черноволосого.
  Они прошли через еще одну захламленную комнату и оказались в маленькой конуре с дырой в полу. Когда-то это был туалет, но сейчас унитаз отсутствовал. Похоже, мародеры хорошо прошлись по брошенной квартире. Парень уверенно направился к маленькому зарешеченному окну с грязным треснутым пластиком. Путь отхода был подготовлен заранее - проводник легко снял решетку и выдавил окно наружу, оно выпало. Парень заглянул вниз, потом пролез в отверстие и исчез.
  - Не задерживайся. Тут низко.
  Фраза прозвучала только для девушки, Кротова абориген игнорировал. Пленница повторила маневр, и наступила очередь Вовки. Он сначала тоже выглянул в окно - небольшой внутренний двор, как всегда, немного похожий на помойку. Кротов перебросил ноги в окно, повис на секунду на руках и спрыгнул. Парень и девушка не стали его ждать, он догнал их уже на выходе из двора. Проводник обернулся.
  - Сейчас выходим на улицу, и разбегаемся. Нам не по пути. Понял?
  Черноволосый приподнял рубаху, и Володька увидел рукоять лучевика. Первой мыслью его было - отобрать у пацана оружие, но он остановил себя. Все-таки они и так уже помогли, а оружие дело наживное. Он не сомневался, что в этом диком мире его навалом.
  - Да понял я, расходимся. Удачи вам!
  - Ты первым делом найди себе глушитель, - вместо прощания посоветовала девушка. - Иначе тебя быстро выловят. У работорговцев везде все схвачено. Им быстро передадут координаты твоего чипа.
  - Спасибо за информацию, но я этого не боюсь. По чипу им меня не найти.
  Он заметил недоуменный взгляд, но не стал ничего объяснять. Да и некогда уже, они вышли на улицу. Вовка глянул в обе стороны, толпы местных шли по своим делам, никто не обращал на них внимания. Он еще раз кивнул своим неожиданным спасителям, и тут же почти забыл про них - надо срочно выбираться из этого района, если то, что сказала девушка правда, то вполне возможна облава. Володька развернулся и, стараясь не спешить, чтобы не выдавать себя, пошел вправо, вверх по улице.
  Но не успел он пройти и тридцати метров, как услышал за спиной крики. Ему показалось, что он узнал голос соседки-пленницы. Он обернулся и увидел, что слух его не подвел - девушка отбивалась от двоих мужиков в форме, очень похожей на ту, что носили охранники в подвале. Еще двое уже скрутили парня, и сейчас как раз сматывали ему руки. 'Где же твой бластер?' подумал Кротов, и, вдруг, неожиданно для себя, вместо того чтобы продолжать идти, словно ничего не происходит, он выругался и, расталкивая прохожих, побежал к месту свалки.
  На бегу он костерил себя последними словами, самое мягкое из которых было - идиот. 'Зачем оно тебе надо? Наоборот, под шумок бы смылся'. Но объяснить себе явную глупость не получалось. А через секунды все мысли уже вылетели из головы - он вступил в драку.
  
  Они сидели в разрушенном подвале. Все трое тяжело дышали - сказывалась гонка через канализацию и заброшенную подземку. Свет падал из пролома в стене в правом дальнем углу. После темноты подземелий пролом светился, словно само солнце.
  - Почему ты это сделал?
  Девушка, удивленно смотрела на него.
  - Ты же мог уйти?
  Парень, вытирая подсыхавшую кровь с лица, тоже уставился на Кротова. Землянин усмехнулся опухшими разбитыми губами и отшутился:
  - Не знаю. Наверное, просто пошел не в ту сторону.
  - Странный ты...
  Она тоже улыбнулась.
  - Меня зовут Исрен. А его, - она показала на парня. - Голем.
  Девушка, вдруг попыталась прикрыть голую грудь, похоже, до нее только сейчас дошло, что последняя схватка лишила её остатков футболки.
  - Я Володя. Можете звать просто Вовка.
  Он быстро стянул с себя форменную армейскую майку и подал Исрен, потом с трудом отвел взгляд от красивой груди с торчавшим коричневым соском. Долгое отсутствие женской ласки давало знать о себе. Девушка не стала отнекиваться, она благодарно кивнула и взяла одежду. Теперь сам Вовка остался с голым торсом.
  - Спасибо, - разродился, наконец, и Голем. - Если бы не ты, мы бы снова угодили на рынок.
  - Пожалуйста, - махнул рукой Кротов. - Как-нибудь сочтемся. Лучше скажите, что мы будем делать дальше? Как я понимаю, устраивая побег, вы планировали не только вырваться из колонны.
  - Да, конечно.
  Парень потер татуировку.
  - Нас должны были встретить. Но, сам видишь, все пошло не так. Случайность все изменила. Кто мог знать, что мы выйдем прямо на людей Толстого, которым только, только сообщили наши приметы. Теперь надо найти связь и тогда нам помогут.
  Он замолчал, подумал несколько секунд и продолжил:
  - Ты пойми меня правильно. Я очень благодарен за спасение, но мне хотелось бы знать о тебе немного больше. Я не могу рисковать. Поэтому, если ты не захочешь говорить о себе, нам все-таки лучше расстаться.
  - Ты что? - возмутилась девушка. - Ведь его из-за нас могли убить, а то и еще хуже. Сам знаешь.
  - Знаю, - согласился парень. - Но и рисковать все равно не могу. Я не один.
  - Да, ладно вы. Мне скрывать нечего, я расскажу. Только потом и вы ответите на пару моих вопросов.
  И Исрен, и Голем согласно кивнули.
  - Я из Патруля. Мы по договору с компанией контролируем район астероидов у планеты Греноут. Следим чтобы камни не уходили контрабандой. Недавно попали в заварушку, катер подбили. Меня забрали без сознания. Очнулся я уже здесь. С кем мы схватились, до сих пор не знаю.
  Он не собирался рассказывать полную историю своей жизни - незачем случайным попутчикам знать, что он землянин. И про то, что его вышибли из Академии Спецназа на Тарантосе после двух лет обучения. И уж совсем им не надо знать, что это его родной брат Сергей Кротов спас когда-то эту Империю от краха. Информация про это, да и вообще про землян теперь в Империи засекречена. Никто не знает про Землю. Это табу. Единственное про что еще надо будет рассказать, это про то, что у него нет чипа. Это не скроешь. 'Но это только если спросят. Сам лезть не буду'.
  - Я что-то слышал о компании 'Греноут'. Она же так называется?
  - Да, по имени планеты. Но я честно, про нее тоже немного знаю, мне ни к чему. Она платит нашему агентству, а те мне. Это все что я знаю.
  - Понятно, - согласился Голем. - Я про то, что это очень далеко отсюда. На обычных двигателях не пройдешь. Нужен прыжковый корабль. Не похоже на обычных контрабандистов, и зачем им тащить тебя сюда?
  'Ни хрена себе! Если это правда, то он прав, зачем контрабасам было переть меня сюда? То, что отдали за меня работорговцы, никак не оправдает цену такой перевозки'. Однако ответов на этот вопрос в ближайшем будущем не предвиделось, поэтому он отбросил эти мысли.
  - Не знаю. Рассказал все, как было.
  - Похоже, правда. Слишком невероятно. Хотел бы соврать, придумал бы что-нибудь правдоподобнее.
  - Я тоже так думаю, - поддержала Исрен и продолжила: - Я тоже не с этой планеты, здесь была в командировке. Попала в одну заварушку, и после нее в подвал. У меня есть тут свои люди, они помогли с побегом. Остальное ты видишь.
  - Я и есть, один из тех людей, - улыбнулся парень. - Я местный, всю жизнь прожил здесь.
  Вовка не стал расспрашивать подробнее, их биографии не сильно интересовали его, и он прекрасно понимал, что много ему не расскажут. Не настолько они еще доверяют друг другу. Кроме того, гораздо больше он хотел узнать другое.
  - А как называется эта планета? И в каком районе космоса мы находимся?
  Парень удивленно взглянул на него, но ответил:
  - Это Камгур. Пограничье.
  Вовка присвистнул - ничего себе, Пограничный мир. Далеко его увезли. И, действительно, зачем?! Теперь непонятного стало еще больше, чем до получения информации.
  - Никогда не слышал, - он покачал головой. - Я имею в виду планету. Про Пограничье я конечно знаю. А чем тут занимается население, - Вовка усмехнулся, - в свободное от работорговли время?
  - Ты не слышал про Камгур?!
  Оба 'подельника' удивленно глядели на него.
  - Как это? За всю жизнь ни разу не слышал?
  - Да что такое-то? Вы так говорите, словно это Цессия.
  - Так и есть. Камгур, в своем роде тоже Цессия. По количеству богачей на квадратный метр.
  Кротов расхохотался. За все те дни, что он провел на этой планете, землянин ни разу не видел не то, что богатого, но и просто нормального одетого человека.
  - Но вы насмешили, - сказал он, утирая слезы. - Да на этой планете, вряд ли найдется пара нормальных сапог.
  - Ты зря смеешься, - голос девушки был серьезным. - Камгур действительно планета дикой роскоши. А обратная её сторона, это вот такие городки. Они подпитывают тот мир, что за границами резерваций. Если бы тебя купили, ты бы тоже попал туда, и возможно, пожалел бы, что не остался в подвале.
  Она вдруг повернулась к парню и воскликнула:
  - Слушай, мы ему говорим про Камгур! Но это по-нашему, а в Империи её называют по-другому.
  - Точно! - согласился Голем. - Планета Счастье - слышал такое?
  Вовка порылся в своей памяти, хотя он и не мог вспомнить, чтобы, где-то читал или видел про такую планету, но в разговорах, особенно в Патруле, это название несколько раз точно всплывало. Но только как полумифический мир, где можно все, были бы деньги. Но это действительно было очень далеко от того места, где работал его патруль, на другом конце Звездной Империи, в месте, где сходились границы Союза Вольных Миров, Кармадонского Союза и самой Империи. Дальше на многие парсеки Пограничье, а еще дальше Дикий Космос.
  - Вроде слышал. Но ведь это место как бы, не совсем законное?
  Теперь рассмеялись собеседники.
  - Какие законы? Тут нет никаких законов. Всем правят деньги. Поэтому и рабы, и все прочее.
  - А корабли Империи здесь бывают?
  - Бывают! И очень много. И не только Империи, но и остальных Союзов. Все богачи, которым приелись обычные развлечения на Цессии или планетах отдыха, летят сюда. Здесь они могут творить, все что хотят.
  - Значит, если, я правильно понял - ни звездолеты Охраны, ни звездолеты Армии здесь не появляются?
  - Ты правильно понял. Планета не под юрисдикцией Империи, кармадонцев или Вольных. Здесь у всех своя охрана. И это всех устраивает. Потому что устраивает, тех, кто правит в этих мирах.
  - Блин! Весело...
  Кротов задумался. Ему казалось, что в этом мире, все находится под неусыпным наблюдением МРОБ и прочих служб, а оказывается есть целые планеты, где правит анархия. Ну и черт с ними! Его это не касается, он не братишка - переделывать мир не собирается. Пусть все живут, как хотят, лишь бы его не трогали. Однако сваливать с этой планеты надо срочно, похоже, здесь действительно можно сгинуть, и никто даже не чихнет.
  - Ладно, я понял. Разберемся. Теперь, раз вы местные, просветите меня, где мы будем искать связь? Ты свой, как я понимаю, потерял?
  Парень виновато кивнул. 'Вояка, блин, - подумал Вовка. - И лучевик просрал, и связь'. Он не сомневался, что, если бы он не ввязался тогда на улице в драку, и Голем, и Исрен уже шагали бы в колонне рабов.
  - Неплохо бы, - протянул Голем. - Но нам выходить на поверхность нельзя. Твой чип сразу засекут.
  - Я же уже сказал - не переживайте об этом, мой чип никто не сможет обнаружить. У меня просто нет чипа.
  У обоих местных вытянулись лица.
  - Не может быть, - прошептала Исрен. Вдруг лицо её зажглось надеждой. - Это правда? Ты наш?
  Теперь пришла очередь недоумевать для Кротова.
  - В смысле ваш? А про чип правда. Его у меня никогда не было.
  Исрен шумно выдохнула.
  - Значит, не наш. А как это не было чипа? Ты же в патруле работал с оружием и как ты дерешься мы видели.
  - Да, - вмешался Голем. - Я тоже впервые слышу про такое. Объясни.
  - Хорошо, я расскажу. Но только опять в обмен на вашу информацию. Почему вы посчитали, что я ваш, когда я сказал, что у меня в голове нет электроники? И кто такие эти ваши?
  - Сначала ты, - быстро сказала девушка.
  - Хорошо, - пожал плечами Вовка. - Со мной все просто. Я инопланетник, поэтому никогда не получал чип. У нас этой технологии просто нет. Ну а когда предложили здесь, то сам отказался.
  - То есть ты с такого отсталого мира, где этого нет? Удивительно, я слышал, что еще встречаются такие, но думал, что это вранье. А почему ты отказался от вживления? Ведь с имплантатом жить в сотни раз легче. И как ты смог устроиться на работу? Тем более с оружием.
  - Слишком много вопросов. Если на все отвечать, мы просидим здесь пару дней. А я уже сейчас хочу есть так, что съел бы сейчас кого-нибудь живьем. Надо что-то делать, хватит сидеть. Так что давайте, колитесь - ваша очередь.
  - Он прав, - согласилась Исрен. Она поднялась и шагнула к пролому. - Надо выбираться отсюда.
  - Эй, одну секунду! Сначала ответьте на мой вопрос.
  - У нас есть небольшое общество единомышленников. Это их я назвала наши. И они тоже без имплантатов.
  Кротова удивила только последняя информация, про чипы. Этого он точно не ожидал, а все остальное, про 'общество единомышленников', он додумал и сам. Для того чтобы организовать побег, действительно нужна своя 'банда'. Хотя на мощную группировку эта их группа никак не тянет, слишком уж слабым казался Вовке их представитель. Если бы у них были возможности, наверняка, прислали бы за девчонкой кого-нибудь покруче, а не этого сосунка, который и связь, и оружие потерял.
  - Ну, вот. Теперь все ясно, - улыбнулся Кротов. - Можем двигаться, добывать коммуникатор. Это я беру на себя. А дальше ваши телодвижения.
  Хотя он хотел бы расспросить 'подельников' еще, слишком скудная информация, но решил, что еще успеет. Сейчас главное - убраться подальше от того места, где их ищут, а разбираться кто есть, кто, будем потом. 'И неплохо бы найти какую-нибудь рубаху'.
  
  Из пролома ничего не было видно, он находился ниже уровня улицы, поэтому Кротов предложил подняться из подвала в здание и осмотреть окрестности сверху. Судя по нетронутой пыли подвала, здесь давно никто не появлялся, так что и наверху вряд ли кто встретится. Он не стал дожидаться, когда его случайные партнеры обсудят предложение, а просто двинулся к лестнице с разломанными перилами. После секундной заминки спутники двинулись за ним. Кротов про себя усмехнулся, до аборигенов дошло, кто в доме хозяин. Он чувствовал, что явно превосходит местных в деле выживания, и они тоже начали понимать это. 'Похоже, придется командовать самому'. Вообще, он бы выбрался из этой переделки и один, но теперь, когда он узнал, что по-быстрому эту планету покинуть не удастся, он решил, что лучше будет начинать обживаться здесь имея чью-то поддержку. А что будет дальше, посмотрим, уйти от этих двоих никакого труда не составит.
  Он стоял у оконного проема и смотрел на безрадостный пейзаж внизу. Пластик окна потрескался и с одного края его вырвало. Похоже, когда-то рядом произошел взрыв. Скрутившееся в рулон окно, открывало метровую дыру, куда и заглядывали сейчас все трое. Похоже, это был уже пригород, самым высоким зданием было то, где находились они. Остальная округа была одноэтажной. Но настоящие дома, были только в ближайшем окружении, дальше за парой улиц находились совсем другие постройки. Небольшая гора начинавшая подниматься как раз там, где кончались нормальные дома, была сплошь усеяна самодельными хижинами, построенными из всякого подручного хлама. Даже без оптики шлема, Кротов видел, что жизни в том районе гораздо больше, чем тут, где стояли обычные здания. Множество мелких фигурок людей копошилось на узеньких улочках гетто. Вовке даже показалось, что он чувствует вонь, идущую от этого человеческого муравейника.
  - Знаете это место?
  - Сволочи! - неожиданно выругалась девушка и прошептала: - Не прощу...
  Кротов удивленно посмотрел на нее.
  - Ты это про что?
  - Это Сангвиль. Здесь официально кончается город, и эти люди уже не считаются...
  Кем они не считаются, Кротов дослушивать не стал. Внизу на захламленной улице появился человек. Прохожий поднял руку ко лбу, и взгляд землянина сразу зацепился за темную полоску на запястье. 'Коммуникатор, - сразу решил Вовка, - не часы же у него на руке'. Он толкнул Голема и прошептал:
  - На руке видишь? Пойдет для связи?
  Парень вгляделся и кивнул:
  - Наверное, пойдет. Лишь бы работал.
  Это было все, что землянин хотел услышать. Он отодвинул спутников и осторожно выглянул в окно - надо рассмотреть, что там внизу. Ничего страшного под окном не было - немного строительного мусора, то, что сыпалось с разрушавшихся стен и пластины пластика от развалившихся окон. Вовка, в который уже раз порадовался, что мародеры не сняли с него сапоги от броника. В них можно было прыгать не только со второго этажа, даже без питания, встроенные компенсаторы защитят кости. Он дождался, когда человек внизу пройдет мимо окна, поймал руками кусок пластика, мгновенно подтянулся и вперед ногами выбросил себя в дыру.
  Путник испуганно оглянулся. Не ожидавший такого эффектного появления землянина, он растерялся. Лишь через пару секунд, до него дошло, что надо делать ноги, однако было уже поздно. Володька, не разговаривая, в прыжке ударил незнакомца в лоб, потом перехватил и заломил руку с вожделенным прибором. Удар был не сильным, Вовка совсем не хотел вырубить жертву, надо было просто ошеломить противника. Это удалось на сто процентов - помятый, загорелый до черноты человек, лишь через десяток секунд открыл рот и попытался закричать.
  - Замолчи! Убью!
  Похоже, несчастный сразу поверил, он тут же замолк, и лишь испуганно зашептал:
  - Не убивайте, я заплачу. Я Грони, меня тут все знают.
  Кротов не стал отвечать, вместо этого он крикнул наверх:
  - Что тянете? Прыгайте быстрей! Время - деньги...
  
  Вовка сидел на старом покосившемся диване. В изорванном пластиковом покрытии под кожу рептилии зияли дыры, в которые проглядывал желтый наполнитель. Рядом сидел Грони и, опустив голову, ковырялся пальцем в одной из таких дыр. Высохший наполнитель сыпался на пол. Он иногда поднимал голову и канючил:
  - Отдайте коммуникатор. У меня там все контакты.
  Пару раз он менял нудные просьбы на угрозы - мол он в Сангвиле не последний человек и грабителей ждет страшная месть. Но взглянув, на делавшего свирепое лицо Вовку, он сразу сбавлял обороты. Абориген уже понял, что убивать его не собираются и осмелел. Кротов ничего не говорил в ответ на эти стенания, он ждал, когда Голем и Исрен поговорят. Те забрали трофейный гаджет и отошли в дальний конец зала. Вовка, конечно, хотел бы послушать, о чем будут говорить, но он понимал, что не надо напрягать случайных союзников, пусть думают, что он им доверяет.
  На самом деле Владимир Николаевич Кротов - бывший землянин, бывший курсант Академии Спецназа на Тарантосе и бывший рядовой Патруля - не доверял полностью никому. И эта философия работала - когда-то в давно забытые времена, на затерянной в космосе, никому не известной планетке Земля он прошел войну и выжил. А там, в Чечне это было очень трудно. Именно там, он и понял в полной мере, что полностью доверять можно только себе. Эта же тактика - надейся только на себя - помогла ему выжить и в этом мире. Особенно после того, когда после двух лет учебы, его отчислили из Академии без права службы в Армии Империи. Он до сих пор не понимал, что тогда произошло, почему отношение к нему в один день переменилось на сто восемьдесят градусов. Если до этого к нему относились чуть ли ни как к члену Семьи - ведь он был родным братом самого Сергея Кротова - то теперь он получал взыскание за взысканием, а через месяц был отчислен по полной.
  Без связей, без денег, абсолютно один, он смог пробиться и устроиться на работу в Патруль. Он знал, что сможет подняться и здесь, уже в конце этого рейса он должен был получить первое повышение, но вместо этого он оказался тут, в Диком Космосе и все опять надо было начинать сначала.
  Однако, вдаваться в воспоминания было некогда - Исрен и Голем шагали обратно.
  - Ну что?
  - Все нормально. Надо подождать.
  - Опять ждать?
  - Это недолго. Никто не ожидал, что мы окажемся за пределами города.
  Неуверенные нотки в голосе Голема не понравились Вовке.
  - Ну-ка давай поподробнее. Стоит нам сегодня рассчитывать на помощь ваших друзей?
  Девушка выступила вперед. Похоже она на что-то решилась.
  - Володя, наши не хотят забирать тебя. Они боятся. Поэтому помощь прибудет только за нами. Прости, я не смогла уговорить их.
  Резон в словах девушки был - он для них оставался непонятным и неизвестным случайным попутчиком. Будь Вовка на их месте, он и сам бы, наверняка, постарался избавиться от такого. Конечно, он помог, но только потому, что ему это было выгодно, а если рассуждать дальше, то более удобного способа подсадить в их 'шайку' информатора, просто не было. 'Ну и ладно, - решил Кротов. - Придется, как планировал вначале, выбираться одному'.
  Он перестал обращать внимание на усевшихся рядом беглецов, и повернулся к пленнику.
  - Ну, что Грони, давай поговорим.
  - Верните коммуникатор, - вместо ответа выдал тот.
  - Сейчас вернем.
  Он повернулся к Голему и протянул руку.
  - Давай!
  - Но он нам еще нужен.
  - Теперь это уже ваши проблемы. Давай сюда.
  - Отдай, - сказала девушка. - Ему нужней. Наши знают где мы, и так найдут.
  Но Кротову связь была не нужна, ему просто не с кем было разговаривать. Он широко улыбнулся и протянул гаджет аборигену.
  - Держи свою вещь, спасибо, что дал попользоваться.
  Тот недоверчиво глядя на землянина, протянул руку и быстро схватил коммуникатор.
  - Так я свободен?
  - Подожди минутку, мне надо с тобой поговорить.
  Вовка постарался изобразить полнейшее дружелюбие, раз попутчики выбывают из игры, надо воспользоваться следующим шансом.
  - Ты говорил, что тебя тут все знают? Точно?
  Грони настороженно кивнул.
  - А чем ты занимаешься?
  - Всем.
  Неопределенно ответил тот.
  - Отличная работа. Слушай, а тебе не нужен помощник для этого?
  Грони удивленно вскинул глаза, бывшие спутники тоже открыли рты. Все замолчали, в тишине было слышно, как где-то далеко в воздухе проворчал пролетающий флаер. Кротов вслушался - не сюда ли, но нет, звук исчез. Вряд ли работорговцы будут нанимать катер, чтобы искать двух рабов - овчинка выделки не стоит.
  Он не возлагал большой надежды на положительный ответ Грони, вряд ли кто-то будет питать добрые чувства к человеку, который его избил и ограбил, но чем черт не шутит. В жизни и не такое бывало. Пока абориген переваривал неожиданное предложение, Вовка повнимательней присмотрелся к нему.
  Ничего выдающегося этот тип из себя не представлял, когда Вовка шел в колонне через город, он видел десятки подобных личностей. Худой, невысокий человек неопределенного возраста, в куртке на голое тело. Кожа и зубы сразу говорили о том, что он давно не бывал в медкапсуле.
  - Ты хорошо дерешься, - то ли спрашивая, то ли утверждая, заявил Грони.
  - Да, это дело я умею.
  - А вот это откуда?
  Абориген показал на сапоги.
  - Остались от броника. Тебе зачем?
  - Очень хорошие сапоги. Армейские?
  Кротов кивнул, он не понимал, куда клонит этот затертый тип, неужели хочет попытаться забрать сапоги? Но он же не идиот, наверное, понимает, что пока это я могу его раздеть. Однако, глаза Грони явно заблестели, он совсем осмелел, и развалился на диване.
  - Значит, ты военный?
  - Да, был когда-то?
  - С оружием умеешь обращаться?
  - Само собой.
  - У меня есть для тебя работа! - торжественно заявил Грони. - Будешь моим телохранителем!
  Володька чуть не рассмеялся. Бомжу нужен телохранитель, такого он никак не ожидал. Однако, его спутники, внимательно наблюдавшие за их беседой, даже не улыбнулись. Похоже, они посчитали это предложение вполне нормальным. 'А что я теряю, раз не удалось с Исрен и Големом, надо пробовать зацепиться здесь. Отказаться я всегда успею'.
  - Я согласен! Давай обговорим условия...
  
  - Валите отсюда!
  Вовка напоследок дал пинка последнему визитеру и захлопнул хлипкую калитку. Грони довольно улыбался. Ему очень нравились такие разборки, похоже, при этом тщедушный мужичок чувствовал себя очень крутым.
  Кротов поправил сбившийся бластер на поясе. 'Надо найти нормальное армейское крепление', - подумал он. При движениях лучевик на поясе сбивался и мешал.
  - Грони, я уже неделю гоняю твоих должников, а ты так и не думаешь выполнять свои обещания.
  - Я?!
  Притворно удивился тот.
  - Да я все выполнил, о чем мы договаривались. И даже больше.
  Он показал на лучевик.
  - Ты же сам знаешь, сколько стоит такое оружие здесь. А ты не платил за него ни копейки.
  - Перестань, - улыбнулся Кротов. - А твоя жизнь, что не стоит этого оружия? Если бы не я, ты вчера, наверняка, отправился бы к своим подземным богам.
  - Нет, нет, я не ни на что не намекаю, - сразу пошел на попятную Грони.
  Вчера действительно, Вовка спас жизнь своему нанимателю. Грабители в этот раз были совершенно невменяемыми, все находились под наркотой, и начали палить из лучевиков сразу же, как только вывалились из полуживого транспортера. У одного из них оказался игольник и если бы нарк пустил его в ход, дело могло принять плачевный оборот. В это раз Вовка раздумывать не стал, слишком опасно. Он сразу пристрелил типа с игольником, и лишь потом обезвредил остальных. Трое нападавших до сих лежали в подвале, спутанные паутиной. Кротов недавно заглядывал туда - сейчас грабители выглядели плачевно, начиналась ломка.
  - В общем, как хочешь, но раз обещал выход в город, давай выполняй. И, кстати, что ты собираешься делать с этими, в подвале? Они скоро начнут блевать и гадить под себя.
  - Володя, да ты, что? - в глазах Грони появился блеск. Это был явный признак того, что он сейчас начнет клясться и врать. За прошедшую неделю Вовка уже изучил повадки хитрого дельца.
  - Конечно, мы пойдем в город. Я вчера хотел, да сам видишь, что случилось.
  Не моргнув глазом, соврал торговец. Вовка не обратил внимания, верить Грони мог только какой-нибудь ребенок. Однако, несмотря на его врожденное вранье, возможности у аборигена действительно были, потому Кротов и оставался у него до сих пор. Хотя сначала он хотел только зацепиться и оглядеться.
  - Володя, давай до конца разберемся с этими вонючими нарками. Пойдем в подвал.
  - Пошли.
  Решать, что делать с пленниками действительно надо было срочно, Вовке совсем не улыбалось вытаскивать из подвала трупы. И так вчера провозился, пока закопал за домом убитого грабителя.
  
  Кротов смотрел вслед отъехавшему транспортеру и, в который раз, удивлялся хитрости своего нанимателя. Грони не стал грозить напавшим на него наркоманам смертью, вместо этого он пообещал трясущимся, потерявшим гонор парням, что отпустит их живыми и даже отдаст транспортер и оружие, если они теперь будут вовремя предупреждать о возможном нападении на его дом.
  Во время всей этой беседы, Грони несколько раз вскользь заметил, что ему теперь не страшны никакие банды, потому что его теперь охраняет настоящий военный, который может перестрелять всех еще до того, как они вытащат оружие. Похоже, торговец хотел, чтобы весть о новом охраннике разнеслась по всему району. Однако у Вовки были свои планы, он совсем не хотел задерживаться на должности охранника мелкого торговца, он не для этого остался в Империи. И, кроме того, он кое-что обещал сгинувшему где-то в космосе старшему брату, и это обещание он обязательно выполнит.
  - Ну что? Теперь ты готов проводить меня в город? Или я отправлюсь один?
  Кротов знал, что, если, сам не проявит настойчивость, Грони не вспомнит о своих обещаниях, поэтому он специально припугнул торговца, тем, что пойдет один. Аборигена устраивало то, как все сложилось сейчас. Он будет продолжать свою криминальную торговлю, а Вовка будет спасать его задницу от непрошенных визитеров. Кроме того, как понял Кротов, то, что Грони охраняет настоящий военный, поднимает статус торговца на новый уровень. Так что нежелание вести Вовку в город, было понятно, торговец боялся, что Вовка уйдет от него.
  
  Как бы то ни было, Кротов все-таки дожал хозяина, и после обеда они направились в город. Перед походом Грони опять повел землянина в подвал, но в этот раз он они прошли по коридору дальше дверей клетки, где перед этим сидели неудавшиеся грабители. Он остановился возле металлической двери с тяжелым замком. Над дверью горел светлячок охранной системы. Когда двери распахнулись, Вовка удивленно присвистнул:
  - Ни хрена себе коллекция! - наконец, высказался он.
  В комнате-сейфе, по стенам и в ящиках прямо на полу, лежал целый арсенал. Оружия хватило бы на взвод пехоты. Кроме игольников, лучевиков и даже плазмометов, там же лежали запаянные конверты с бронекостюмами. Однако в первую очередь Кротов направился к разложенным в ряд виброножам. Вот чего не хватало ему для нормальной жизни в этом первобытном мире.
  - Где ты все это добыл? И для чего?
  Спросил Вовка, перебирая ножи.
  Заметив удивление гостя, Грони довольно захихикал. Потом не удержался и похвастался.
  - А ты думал, Грони местный дурачок, у которого можно только дешевые кристаллы купить? Нет, я торгую не только дерьмом для наркоманов, я имею дела с серьезными людьми.
  Как ни хвастливо звучало это сообщение, но какая-то доля правды в нем была, Кротов отметил это сразу по прибытию в жилье нанимателя. Торговля, похоже, приносила аборигену неплохой барыш. Его дом только снаружи выглядел так же, как остальные жилища вокруг. То есть - хижина, построенная на скорую руку из подручного материала. Внутри это был нормальный дом, с некоторой даже претензией на комфорт. И склад с дорогущим современным оружием, тоже работал на утверждение о прибыльной торговле.
  - Выбери себе одну из этих штук, - Грони показал на бронекостюм. - Сегодня мы будем в совсем других местах, не похожих на Сангвиль, там надо и выглядеть соответствующе.
  Ответ на вопрос, где он берет все это, Кротов и не ожидал, он задал его так, для проформы. Хотя после того, как Вовка спас ему жизнь, торговец окончательно стал считать его чуть ли не членом своей семьи, (раньше его тоже пытались грабить, но убить попытались в первый раз) однако секреты бизнеса, это было совсем другое.
  Вовка взял новенький броник космической пехоты, и отложил его в сторону. Пожалел, что нет настоящего спецназовского, к которому привык в Академии, но и пехотный броник, был избыточной защитой в местном гражданском обществе. Он не думал, что ему в обозримом будущем придется участвовать в боях, или переживать бобмежку авиации.
  - Я возьму вот этот нож, - безапелляционно заявил Кротов, выбрав из ряда универсальный контейнер с виброножом разведподразделений космической пехоты.
  - Бери, дорогая штука, но для тебя ничего не жалко.
  - С оружием в городе можно ходить? Проблем не будет?
  - В Банесайде? Проблемы с оружием? - Грони заулыбался. - Не смеши меня, тут разрешено любое оружие. Главное были бы деньги. И это не только в Банесайде. Так и на всей планете, только в богатых городах местная охрана может не пустить с оружием в места проживания богачей.
  - Понятно. Так что - игольник брать?
  Грони на секунду задумался, потом решил:
  - Нет, сегодня не бери, пойдем в нормальный район. Хватит лучевика.
  
  Наружный модуль станции подземки места назначения разительно отличался от модуля, из которого они спустились под землю. Тот находился недалеко от границы Сангвиля и представлял из себя жалкое зрелище. Когда-то он, конечно, тоже сверкал пластиком, стеклом и металлом, но сейчас все это было разбито, обшарпано и покрыто сотнями надписей. Народ, отправлявшийся с этой станции, выглядел тоже соответственно - настоящие жители Сангвиля.
  Правда, в ту капсулу, в которую сели Грони и Кротов, никто из жителей трущоб не сел. Так что они путешествовали в одиночестве. Зато на выходе, еще в нижнем модуле было полно публики. При виде этой толпы, Вовка понял, что попал в другой мир - даже лица здесь выглядели по-другому. И впервые со времени, как он оказался на этой планете, он услышал громкую непринужденную речь и беззаботный смех.
  Наверху оказалось еще лучше - наконец, можно было поверить, что это та самая Империя, в которую его когда-то затащил брат Серега. Из блестящего модуля, совсем такого же, как где-нибудь на обжитой развитой планете, они вышли на широкую улицу с огромным количеством магазинов, ресторанов и прочих заведений. Они непрерывной чередой сверкали вдоль обеих сторон проспекта. Прямо из пластика тротуаров вырывались раскидистые мохнатые деревья, с яркой зеленой листвой и крупными розовыми цветами. Они длинными пахучими гирляндами облепляли ветви. Все это было абсолютно непохоже на то, что он видел на Камгуре до сих пор. 'Да, похоже, название Счастье, имеет какое-то основание', - подумал Кротов. Ему опять показалось, что капсула подземки перебросила его совсем на другую планету, где никто не знает про рынок, на котором торгуют людьми и их частями, и наркоманов Сангвиля.
  Оба компаньона тоже не сильно отличались от окружающих. Людей в бронекостюмах на улице хватало, некоторые были даже с полной боевой навеской, словно на планете бушевала война. Чаще всего группы вооруженных людей сопровождали одного или нескольких гражданских. 'Все-таки это та же самая планета, - решил Вовка. - Без охраны даже здесь, в чистеньком мирном районе никто не ходит'. На самом деле это было конечно не так - люди без охраны были, и довольно много, но, сразу становилось понятно, что это были местные - обслуживающий персонал.
  Грони перед походом тоже переоделся и сейчас выглядел совсем не так, как в Сангвиле. Хотя костюм он по-прежнему одел на голое тело, но сам костюм был современный и модный, у многих дефилировавших по улице гуляк, одеяние было похожее. Кроме того, торговец набросил на плечи плащ, и сейчас тот переливался в лучах солнца. В общем, одетый по здешней моде и имея рядом с собой персонального охранника, Грони действительно смотрелся респектабельным членом общества, ни лучше и не хуже других.
  - Ну что, доволен?
  Торговец подтолкнул Вовку.
  - Ты же хотел посмотреть, вот и любуйся.
  - Я и смотрю, - буркнул Кротов. - Хочу знать, а где живут вот эти люди, которые обслуживают всех ищущих развлечения?
  - У них тоже есть свой район, ничего интересного.
  - А где все те центры запретных удовольствий, о которых говорят кругом?
  - Тише. Не так громко. Не надо об этом говорить на улице.
  Грони понизил голос.
  - Они не здесь, не в городе. На планете есть несколько таких центров, но они в разных местах - в горах, на берегу океана и в джунглях. Но нам туда не попасть, они хорошо охраняются, а входной билет стоит как весь наш город.
  - Я понял.
  Вовка кивнул. Да, про это же говорили когда-то Голем и Исрен. Но, пока Кротов и не думал добираться до тех мифических центров. Надо было обживаться для начала в этом городе, и этот район подходил для жизни гораздо больше, чем Сангвиль.
  - Пойдем туда, нам надо двигаться быстрее.
  Грони первым шагнул на движущуюся полосу и начал пересекать её под углом, выбирая полосу с большей скоростью.
  Вовка легко догнал его и тоже схватился за услужливо выскочивший из ленты поручень. Этот тротуар был самый быстрый, они легко обгоняли людей, стоящих на соседних полосах.
  - Куда мы?
  - Раз уж мы здесь, надо провернуть пару дел.
  
  Минут через пятнадцать Грони приглашающе махнул рукой и пошел наперерез через медленные левые полосы. Они вышли на широкий неподвижный тротуар и направились к арке, в которой прятались красивые узорчатые ворота. За эти пятнадцать минут, что они неслись на самой быстрой движущейся полосе, архитектура вокруг сменилась. Вместо веселых, разноцветных, трех-четырехэтажных домов, появились металлические и пластиковые высокие ограды, из-за которых выглядывали кроны деревьев. Еще дальше за деревьями, виднелись дома самого разнообразного вида. Похоже, здесь жили люди побогаче. Это чувствовалось по всему - даже плитка тротуаров, здесь была не хуже, чем возле штаба Академии Спецназа на Тарантосе. А уж на армию Империя денег не жалела, там все было только лучшее.
  Торговец уверенно шел прямо к воротам, Кротов шагал за ним. Разноцветный тротуар вдоль домов был пуст, не то, что улица, где они только что были. Там все было забито народом. Однако тишина была обманчива - система наблюдения бронекостюма сразу зафиксировала охранные поля вдоль домов и выловила множество камер в кронах деревьев и на самой ограде. И совсем уже весело стало, когда броник обнаружил замаскированные среди листвы пулеметы. Подобные устройства Вовка изучал в Академии, но в натуре встретился с ними только в Патруле. Эти автоматические изрыгатели пуль использовались охраной компании 'Греноут' для площадного прикрытия подходов к шахтам. 'Похоже, жизнь здесь ничуть не проще чем в Сангвиле, - подумал Вовка, - все страхуются от нападения'.
  - Стоять!
  Голос прозвучал прямо из листвы нависшего над воротами дерева. Грони мгновенно замер, Кротов последовал его примеру.
  - Не двигайся, - одними губами прошептал торговец. - Сейчас люди появятся.
  Однако никто не появился, вместо этого из листвы раздался смешок.
  - Какие гости нас навестили! Сам старый хрыч Грони, самый хитрый торговец Сангвиля.
  Голос стал серьезным.
  - Кто это с тобой?
  - Мой охранник! - Быстро ответил Грони. - Я недавно его нанял.
  - Пусть поднимет маску.
  Кротов, не дожидаясь приказа, поднял бронещиток.
  - Нормальный на вид человек, - опять засмеялся невидимый страж. - А пошел охранять жопу хитрого торговца. Как ты захомутал его, Грони? Или платишь больше, чем зарабатываешь?
  - Не твое дело. Давай запускай, хватит нас на виду держать.
  Ворота распахнулись, и Грони проскочил под арку. Кротов еще раз оглядел пустынную улицу и шагнул за торговцем.
  
  - Давай сюда свою игрушку!
  Направленный в грудь ствол игольника, не позволял отнестись к приказу без должного уважения, Вовка отстегнул лучевик и отдал второму охраннику, молча тянувшему руку. Тот положил оружие на стандартный столик хранения, бластер сразу прилип, теперь без ключа забрать его было невозможно. То, как они действовали, Кротов сразу понял, что это не профессионалы. Если бы у него были другие планы, он один справился бы с обоими, несмотря на внушительные габариты охранников. Похоже, именно габариты и грубая сила служили главными критериями при выборе местной охраны. Оба даже не опустили бронещитки на шлемах. То, что у него не потребовали сдать вибронож, тоже говорило об этом, эти вояки слишком полагались на свое оружие. Наверное, никогда не бывали в рукопашной, когда в некоторых случаях нож был предпочтительнее другого оружия. Тем более такой, позволявший резать все, даже броню.
  В комнату вошел крепкий седой мужчина. Вовка уже давным-давно не видел седины, здесь это была редкость - прохождение медкапсулы избавляло от большинства видимых примет приближавшейся старости. Вошедший или нарочно не позволял машине убирать седину, или был действительно очень стар, так что уже никакие средства не помогали. 'Нет, похоже, рисуется', - подумал Кротов. Движения нового гостя никак нельзя было назвать старческими. При его появлении лица охранников стали серьезными. 'Явно, какое-то начальство. Может хозяин дома?'
  - Грони, ты не договаривался. Срок встречи завтра. Зачем пришел?
  На Вовку седой бросил только один оценивающий взгляд, и больше не смотрел. Однако даже по этому беглому осмотру, Кротов понял, что вот он-то настоящий профессионал, слишком его взгляд напоминал то, как смотрели особисты на Земле или МРОБовцы в Академии.
  - У меня были сегодня срочные дела в городе, - не моргнув глазом соврал торговец. - Случайно оказался в вашем районе, а раз встреча уже завтра...
  - Понятно, - оборвал его седой. - Хорошо, пойдем к хозяину. Но в следующий раз без предупреждения не приходи.
  - Да, да, Полковник, конечно. Просто раз уж я здесь...
  - Пошли! - опять недослушал седой. - Только смотри, хозяин не в духе.
  - Ничего, я обрадую его. Можно, мой охранник пойдет со мной.
  - Нет, - сразу отсек тот. - Ты что, чего боишься? От кого тебя охранять?
  - Нет, что ты. Я у друзей.
  Когда они ушли, Кротов повернулся к бугаям.
  - Мы что - так и будем здесь торчать?
  - Ты откуда такой наглый? - усмехнулся тот, что забрал бластер. - Нет, ты нам тут не нужен.
  Второй уже уселся в кресло перед столиком с голограммой дома и прилегающих окрестностей.
  - Отведи его быстрей, сам знаешь, Полковник не любит, когда здесь находится только один.
  - Знаю. Пошли.
  Охранник направился к другим дверям, совсем не к тем, через которые ушли Грони и седой.
  
  Если бы не ребенок, Кротов, наверное, сдержал бы себя. Но плач мальчишки перевернул все в его душе и Вовка не выдержал. Он не знал, что все, что он сейчас творит, видят на голограмме не только в комнате охраны, но и в зале, в котором Бруней, хозяин дома и глава местного отделения клана Бонейды, принимал торговца из Сангвиля. Хотя если бы и знал, вряд ли это его остановило. Грони с ужасом смотрел на разворачивающееся действо и про себя клял всех и вся, особенно этого идиота, нового охранника. Он не сомневался, что Бруней не простит того, что натворил этот дурак, поэтому старался не поднимать глаз на хозяина.
  Когда землянин шел вслед за охранником по широкому, словно улица, коридору им навстречу попалась небольшая процессия - молодой смазливый парень и три девушки. Парень шел чуть сбоку, словно пастух, а девушки, потупив головы, шли одна за другой. Хотя те и не поднимали глаз, Кротов сразу разглядел, что они очень красивы. 'Ничего себе, сразу три фотомодели, - удивился Вовка. - Я бы не против познакомиться с любой'. Одеты они были под стать именно этой профессии - легкие накидки, едва прикрывали наготу. Однако, выражение лиц 'моделей' сразу отбило знакомиться - девушки явно были не рады своей жизни, потухшие глаза и опущенные уголки губ. Средняя на мгновение подняла глаза, и загнанное, испуганное выражение этих больших серых глаз поразило землянина.
  Что тут с ними делают? Представить это было не трудно, такие красивые девушки всегда и везде используются в одних целях. Кротов попытался подавить зашевелившегося внутри злого зверька. Это не мое дело, повторял он себе, везде живут по своим законам, а тебе надо вырваться отсюда. И он почти загнал своего внутреннего зверя обратно в его логово, но тут произошло то, из-за чего он и дрался сейчас с набежавшими охранниками.
  С обеих сторон коридора открывались широкие арки, за которыми были видны комнаты, больше похожие на дворцовые залы. Показная роскошь так и лезла в глаза, словно хозяева боялись, что кто-то заподозрит их в бедности. В одном из этих залов на завалах из ярких игрушек возились несколько маленьких детей. За ними присматривала дама средних лет, в строгом сером костюме. Она тоже была красива, и в молодости явно не уступала ни одной из шедших навстречу красавиц. Один из детей, мальчик лет четырех, вдруг бросил игрушечный игольник и рванул в коридор.
  - Мама! - кричал он на ходу.
  Кротов приостановился на секунду, очень хотелось посмотреть, как встретятся мать и ребенок. Он уже давным-давно не видел проявлений простых человеческих чувств. Почти всегда в последнее время его окружала агрессия. Однако сопровождавший его охранник не видел тут ничего интересного и строго прикрикнул. Вовка уже шагнул дальше, но в это время события начали разворачиваться совершенно непонятным для землянина образом.
  Девушка, шедшая последней, тоже закричала и бросилась навстречу мальчику. Но встретиться им не удалось, сопровождавший девушек парень кинулся вдогонку и попытался удержать её. Девушка вырвалась, но далеко убежать так и не смогла. Парень, ругаясь, опять догнал её и ударил в ухо. Удар был силен, чернявый бил со всей силы, словно перед ним был здоровый мужик, а не хрупкая женщина. Девушка отлетела в сторону, упала, но сознания не потеряла. Плача, она ползла навстречу сыну.
  Так тщательно выстроенная в мозгу Вовки, позиция невмешательства, мгновенно рухнула. Он рванулся в сторону свалки, в пару секунд оказался рядом с чернявым. Тот совсем озверел и начал пинать девушку.
  Удар Кротова снес его с ног, и мгновенно превратил в испуганную мышь. Он быстро отполз к стене, и прикрылся руками, ожидая, что его сейчас будут бить.
  - Ты что, ты что? - быстро бормотал он, бросая злые, испуганные взгляды на землянина. Кротов презрительно выругался и наклонился к девушке, чтобы помочь подняться. Та в испуге поползла от него.
  - Не бойся, вставай.
  Он успел обернуться - охранник, сопровождавший его, уже замахнулся прикладом игольника. Кротов среагировал - хорошая реакция не раз спасала ему жизнь в Чечне - он ушел из-под удара, присел и со всей силы ударил носком сапога по лодыжке противника. Удар выбил ногу охранника, тот неуклюже начал заваливаться. Вовка воспользовался этим и, перехватив игольник, рванул оружие на себя. Падавший охранник разжал руки, и игольник перекочевал к землянину.
  Все девушки: и лежавшая на полу, и две другие испуганно смотрели на Вовку и молчали. Так же вела себя дама в сером, которая успела догнать и перехватить мальчишку. И только тот кричал и бился, стараясь вырваться и добраться до своей мамы.
  Кротов положил палец на спусковую кнопку, и предупредил охранника:
  - Не дергайся! Не испытывай судьбу, дольше проживешь.
  Тот, похоже, расслышал что-то в голосе землянина, сразу убрал руку с лучевика на поясе и только зло пробурчал:
  - Ты за все это ответишь, сволочь.
  - Не ругайся, - спокойно ответил Вовка. - Сам нарвался.
  Он опять протянул руку девушке. Та уже успела сесть, но смотрела в другую сторону.
  - Блин, - протянул Кротов. - Ну что вы такие неугомонные?
  В дальнем конце коридора открылись двери и к Вовке бежали трое охранников в бронекостюмах. Секунду спустя, с другой стороны, появился еще один охранник, тот, что встречал Кротова и Грони в дежурке.
  - Бросай игольник! - наперебой орали они. Однако никто из них не попытался броситься первым. Они остановились в нескольких метрах и направили оружие на Кротова. Стрелять здесь, в жилом доме было очень опасно - армейская игла легко прошивала такую стену, так что вряд ли здесь обошлось бы без случайных жертв. Однако Вовка уже понял, что охранники не профессионалы, и ожидать от них можно было всего. Поэтому он не стал испытывать судьбу и бросил игольник под ноги.
  Это послужило сигналом, все амбалы кинулись на него. Кротов в глубине души ожидал подобного развития событий и в случае чего мог бы повернуть дело по-другому. Как-никак у него оставался еще под рукой вибронож. Однако в его планы совсем не входила дальнейшая эскалация конфликта. Поэтому он просто пригнул голову и ждал, что охрана будет делать дальше.
  Как он и ожидал, те просто начали избивать его, не обращая внимания, что броня нейтрализует все их усилия. Пока, наконец, один из них не сообразил, и не попытался принудительно поднять щиток на бронешлеме Кротова. Дело могло принять серьезный оборот, и Вовка решил, что пора прекращать эту игру. Он перехватил руку амбала пытавшегося открыть шлем, не отпуская, нырнул под нее, используя всю массу тела, заломил за спину и прикрылся обездвиженным охранником, словно щитом. Потом подхватил выпавший игольник скрученного бойца и швырнул его подальше в коридор. То, что охрана в здании была без броников, поставило нападавших в невыгодные условия. Те ругались, орали, но большого вреда нанести землянину они не могли.
  Выбрав момент, Вовка толкнул стонавшего и ругавшегося охранника на остальных и сразу переключился на другого. Этого он поймал на подлый прием из деревенских драк - хорошенько приложил коленом в пах. Охранник сложился пополам и выбыл из игры. Вовка уже понял, что если у охраны не появится подкрепление, он скоро нейтрализует всю группу, но как обычно бывает, только успокойся...
  В суматохе драки он не заметил, как в коридоре появился еще один человек. Это был тот самый седой, который перед этим увел Грони. Когда же он увидел его, было уже поздно, в руках седого дымилась труба выстрела самозатягивающейся сетки. А сам Кротов застыл, стараясь не делать резких движений, на каждую попытку освободиться, сеть реагировала и сжималась сильней. Если человек был без брони и активно сопротивлялся, то был вполне возможен летальный исход.
  Охранники вновь набросились на неподвижного Вовку, его сбили с ног и начали пинать, вымещая всю накопившуюся злобу. Однако резкая команда тут же остановила избиение.
  - Прекратить! Подберите свое оружие и по местам!
  Седой был явно не в духе.
  - Идиоты! С одним справиться не смогли. Я с вами позже разберусь.
  
  Бруней отвернулся от стола с голограммой закончившейся схватки и спросил замершего Грони:
  - Где ты его взял?
  К своему удивлению, в голосе психованного бандита не было ни капли злости, наоборот, вопрос прозвучал весело и удивленно.
  - Сам пришел и попросил работу.
  Хитрый торговец ответил в своем стиле - вроде и правду сказал, но в то же время и умолчал о важных вещах. О том, что Кротов явно беглый преступник. Хотя сам он об этом не говорил, но у Грони глаз наметан, он таких видел не один раз.
  - Он что - из военных?
  - Ну да, вроде бы, - замялся Грони. - Я сильно не расспрашивал, мне ведь важно только то, чтобы он мог разобраться с моими гостями.
  - Это точно! - опять заулыбался Бруней. - От твоих покупателей всего можно ожидать.
  Грони отпустило - похоже, у хозяина сегодня хорошее настроение, и он не собирается его портить. Однако дело оказалось в другом.
  - Я забираю его у тебя. Мне уже давно надо подтянуть свою охрану, а то прямо стыдно. Один нормальный боец уделал целую толпу мордоворотов.
  Этого торговец никак не ожидал и попробовал выкрутиться. Теперь, когда гроза миновала, он совсем не хотел отдавать такого бойца. Хотя всего лишь секунду назад, он был готов ко всему, лишь бы гнев психованного бандита не зацепил его самого. Даже на смерть Вовки.
  - Господин Бруней, я ведь вложил в него большие деньги. Да и сами понимаете, доход от моей торговли может быть, только если я буду оставаться в живых, а для этого мне нужен этот человек.
  - Найдешь другого.
  Грони замолчал, по тону ответа он понял, что вопрос решен окончательно и дальнейшее сопротивление может привести к нежелательным последствиям уже для его здоровья.
  
  После того, как Кротова освободили от сети, его провели прямо к хозяину, правда, предварительно изъяли вибронож, и ему пришлось снять броник. В огромном кабинете, заставленном вычурной дорогой мебелью, за большим, под стать кабинету, столом восседал сам Бруней. Один из хозяев жизни в этом городе. Его организация паутиной охватывала центр, и западные окраины города. В том числе и Сангвиль. Грони был его 'торговым' представителем.
  Вовке повезло, что он наткнулся на торговца, когда ему был нужен коммуникатор. Ведь в его план по возвращению в мир, входило в первую очередь - пробиться к людям, имеющим реальную силу и власть в этом мире. Через Грони он попал как раз по адресу, местный дон Карлеоне также вынашивал планы подобные Вовкиным. Он тоже твердо решил подняться выше, чем неофициальный хозяин трети заштатного города. А для выполнения амбициозных планов ему нужна была армия, так что Кротов появился как раз вовремя. Поэтому, вместо того чтобы обрушить гнев на человечка попытавшегося напасть на его охрану, в его же доме, он наоборот обрадовался, увидев, как землянин разделывается с его командой. Бруней сразу понял, что это профессионал, что, кстати, подтвердил и Полковник, и поэтому он радостно улыбался, когда в сопровождении седого в кабинет вошел Кротов.
  
  Разговор был недолгим, привыкший к тому, что все его приказы и просьбы, что, в общем, было одно и тоже, исполняются беспрекословно, он не ожидал, что Вовка может не согласиться на предложенную работу. И оказался прав, Кротов согласился с ходу. Единственным своим условием Вовка выставил отдельное проживание, он понимал, что затаившие обиду охранники, могут, несмотря на запреты, попытаться отомстить за свой позор. И ему совсем не хотелось вместо сна, бодрствовать, ожидая пакости.
  Когда Бруней получил согласие Кротова на работу, он тут же потерял к нему интерес и знаком показал седому, что тот может забирать нового бойца.
  - Где служил?
  Это был самый первый вопрос от нового непосредственного командира.
  - Был курсантом Академии Спецназа на Тарантосе.
  Этот ответ заставил удивленно вздернуть брови не только Полковника. Бруней, до этого уже включивший голограмму с выступлением какой-то обнаженной певицы, сразу забыл про зрелище и удивленно уставился на землянина. 'Похоже, об Академии в этом мире знают все', - подумал Кротов.
  - Ну вот! - радостно потер руки хозяин, и повернул голову к седому. - Теперь у тебя есть спецназ. Теперь мы точно поджарим задницу этим выскочкам с Холма.
  Потом, так же улыбаясь, махнул рукой - уходите, и опять уставился на кривлявшуюся певицу.
  
  Работа у нового хозяина оказалась легче, чем в Сангвиле. Здесь не бывало назойливых посетителей, слезно просящих кристаллы в долг и тем более, никто не пытался ограбить дом. Сначала Кротов даже не понимал, зачем тут такая многочисленная охрана - не менее пятнадцати человек. Служба была поставлена по-военному: пять человек и старший постоянно находились в помещении охраны. Еще пять отдыхали, остальные находились в резерве и в любой момент могли прийти на помощь дежурной пятерке. Кроме всего прочего, дом и окрестности были напичканы охранной сигнализацией и следящей аппаратурой. Но и конечно стационарные автоматические игольники. Словно хозяин готовился к войне.
  Организация службы была неплохая, вполне в армейском духе, но все портило качество персонала. То, что Вовка подозревал в самом начале, подтвердилось - все охранники, кроме старшего, были непрофессионалы. Все они были здоровыми мощными мужиками, но как понял Кротов, единственной их школой в военном деле были схватки на улицах Сангвиля и других подобных мест. Убивать они научились, и, судя по их вечерним рассказам весьма жестоко, но Вовка не сомневался, что два человека из разведвзвода Академии Спецназа с Тарантоса уделали бы все здешнюю команду.
  Единственным исключением оказался старший охраны - тот самый седой, что остановил первую драку и поймал Вовку в сеть. Если остальные охранники с удовольствием хвастались своими похождениями и рассказывали о себе все, то седой, наоборот, никогда не проронил ни слова про то, откуда он и как появился на Камгуре. Никто даже не знал, как его по-настоящему зовут - все называли его Полковник. Что это было, бывшее его звание, или просто прозвище, Кротов пока не знал, да и не горел большим желанием узнать. По его плану служба в охране высокопоставленного бандита, была лишь очередной ступенью к дальнейшему продвижению в собственной карьере.
  С сослуживцами отношения сразу не сложились - все охранники были злы из-за первой схватки. Мало того, что Кротов навалял её непосредственным участникам, так еще и Полковник, и сам Бруней постоянно дразнили их тем, что он один избил пятерых. Поэтому в первый же вечер, когда землянин пришел ночевать в свою комнату, к нему ввалились те же пятеро. Они резонно решили, что в утренней свалке, Кротову помогло то, что он был в бронекостюме, а сейчас у него никаких преимуществ не будет. В какой-то мере они были правы, все то, чему Кротов научился на Земле, и то, чему его учили в Академии, конечно, превосходило умение уличных драчунов, но только до определенного предела. Дальше начинало действовать правило, что количество, в конце концов, победит качество.
  И действительно, в схватке с пятью здоровенными мордоворотами, в условиях закрытого пространства, где не было места для маневра, Вовка явно потерпел бы поражение. При этом у него не было уверенности, что его просто покалечат, судя по местным нравам, его запросто могли бы оставить мертвым. Поэтому, предвидя такое развитие событий, Кротов постарался подготовиться.
  Вошедшие, грубо ругаясь, сдернули с него одеяло и мгновенно замолчали. Лица их постепенно меняли здоровый розовый цвет на мертвенную бледность. Кротов тоже молчал, внимательно следя за поведением амбалов. В обеих руках у него были зажаты лучевики, и он медленно переводил стволы с одного на другого, ожидая, кто дернется первым. При этом он нисколько не бравировал, в душе он твердо решил, что убьет первого же кинувшегося противника. Он понимал, что воспитанные на улицах, с молоком матери впитавшие насилие, эти люди понимают только такой язык.
  И, похоже, нападавшие разглядели эту решимость в его глазах. Никто из них не сказал ни слова, также молча охранники стали пятиться в дверь, и один за другим исчезли. Тот, что стянул одеяло, так и ушел с ним, лишь через несколько секунд вернулся и, пряча глаза, положил одеяло на край кровати.
  
  Кротов шел из столовой, когда снова увидел тех, из-за кого он, по большому счету, оказался в этом доме. Девушек опять сопровождал тот самый парень, который заслуженно получил оплеуху в прошлый раз. Вовка остановился, пропуская процессию. Девушки опустили глаза, словно не замечая землянина. Чернявый, наоборот, во все глаза смотрел на Кротова, и даже перешел на другую сторону коридора. В его глазах испуг на секунду сменила злоба, и Вовка понял, что этот тип явно опасен. Конечно, он не полезет в драку, характер не тот, но ожидать от него подлостей можно всегда. 'Черт с ним, - решил Володька. - Не привыкать. С этим чмырем я как-нибудь справлюсь'.
  Он угрожающе взмахнул рукой, и охранник девушек дернулся к стене.
  - Вот так. Не забывай.
  В этот раз молодая мать, та которую и начал избивать этот подонок, шла в середине. Проходя рядом с Кротовым, она подняла глаза и одними губами прошептала:
  - Спасибо.
  Кротов опять поразился красоте девушки. На Земле он видел таких только в рекламе и глянцевых журналах. 'Бедная, откуда же ты сюда попала?' Он тоже слегка кивнул, еще секунду постоял, глядя вслед, и пошел по своим делам. За те несколько дней, что он провел на новой службе, он так и не узнал, кто эти девушки. Если честно, то он просто забыл про них, дела на новой службе и свои тайные дела, отнимали все время. 'Надо как-то незаметно порасспросить, кто они такие, - решил Кротов. - Вдруг пригодится'.
  Это было у него в крови, еще совсем пацаном он понял, что людей, их слабости и, наоборот, сильные стороны, можно использовать в своих целях. Он и сам не понимал, как это у него получалось, наверное, помогал практичный склад ума. В отличие от старшего брата, он не интересовался книгами, не витал в облаках, а везде старался извлечь свою выгоду. И как раз с Серегой, этот номер у него не проходил, тот видел брата насквозь, и на все его ухищрения только посмеивался.
  - Ты эти свои приемчики брось, я тебя, как облупленного знаю. Иди дури голову другим.
  Со всеми другими, его поведение циника и разумного эгоиста, срабатывало. Даже дома. И мать, и отец больше любили и баловали именно его, младшего. При этом Вовка не был подлым и жадным, какими бывают обычно люди с таким складом характера. Похоже, тут все-таки сыграла свою роль наследственность и нормальное воспитание в обычной деревенской семье. Он явно пошел бы далеко и там, на Земле, но иногда бывало, что он вдруг вел себя совсем не так, как хотел сам. Словно из Вовки, проглядывал Серега и он творил что-нибудь такое, отчего не было никакой выгоды, а только вред. Вовка знал это за собой, ругал себя последними словами, но сделать ничего не мог. Последний из подобных случаев, произошел как раз с этими несчастными девушками, когда он бросился заступаться, хотя и понимал, что ни к чему хорошему это не приведет.
   Как бы то ни было, но эти красивые серые глаза нельзя было забыть так просто. И он еще раз пообещал себе, что обязательно узнает все об этих девушках, особенно об этой молодой маме. 'Блин, только опять бы в историю не впутаться, а то снова придется искать путь как выбраться из этой выгребной ямы'. В том же, что он обязательно выберется, Кротов нисколько не сомневался. Он твердо верил, что если захотеть, то можно преодолеть любые препятствия. В этом братья Кротовы были похожи.
  
  Через три дня, когда Вовка уже вписался в рутину охраны дома, на который никто не собирался нападать, его вызвал командир. Кротов уже знал, как его зовут - Витар Гланд - но называл, как и все, Полковник. Похоже, седой сам когда-то так назвался, потому не возражал против подобного обращения. Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, что он имел отношение к армии. Все: выправка, поведение, манера командовать и, конечно, отношение к внешнему виду - он абсолютно не терпел неряшливости, как в ношении формы, так и в быту - говорило об этом.
  Сейчас, стоя перед столом, и глядя на короткий ежик седых волос - Полковник что-то быстро печатал на коммуникаторе - Кротов думал о том, что могло привести этого, наверняка, высшего офицера, на службу некрупному мафиози. Для этого точно надо было совершить очень большой косяк. Армейцы, а тем более МРОБовцы никогда не опускались до такого. Империя заботилась о своих служивых - жалование любого солдата было гораздо выше, чем у самого высококвалифицированного рабочего. Об офицерах и говорить нечего. Кроме того, уволившихся в запас армейцев сразу подбирали охранные структуры. Ведь даже сам Вовка, уволенный из Академии с 'волчьим билетом', без всякого труда устроился в фирму, охранявшую рудники и перевозки.
  Полковник поднял голову, и Кротов выбросил эти мысли из головы. Взгляд седого внимательный и строгий, в одно мгновение оценивший внешний вид землянина, только подтвердил сложившееся впечатление, это явно бывший силовик.
  - Садись, Кротов. Пришло время поговорить.
  Вовка сел.
  - Слушаю, Полковник.
  - Сначала одна интересная вещь. У меня есть кое-какие связи, остались еще друзья. Так вот я попросил их пробить тебя, и скинуть мне всю информацию. Так вот, думаешь, что я узнал?
  Он замолчал и опять внимательно посмотрел на землянина. Вовка, хоть и понимал, что тот не ждет ответа, но все равно буркнул:
  - Не знаю, Полковник.
  - Ничего! Представляешь? О тебе никто ничего не знает! Кто ты и откуда взялся. До Академии я добраться не смог, но ведь ты же где-то был и до нее. Хоть мне и наплевать на все это, но, может, ты все-таки что-нибудь разъяснишь?
  Кротов и сам не ожидал подобного. Что происходит? Он, брат самого Сергея Кротова, спасителя Империи, теперь никому в этой Империи неизвестен. Он пожал плечами и искренне ответил:
  - Я сам в шоке, Полковник! Как это может быть? Я же не клон какой-нибудь.
  - Ладно, это мое дело, разберусь. Я почему-то тебе верю. Если бы МРОБ или Гражданская Охрана захотели подсадить сюда человека, они бы подготовили легенду без изъянов. В ней бы и соринки не нашел, и вся бы она подтверждалась. Все-таки давай, еще раз расскажи мне о своей жизни. Только не растягивай, мне особенно интересно про Армию и Академию.
  
  Вовка на секунды задумался - что можно выдать в этот раз? Про Академию он мог рассказывать всю правду, однако в этот раз Полковник, хотя и сказал, что ему наплевать, наверняка, ждет упоминаний и о жизни перед армией. То, что он, Кротов, без имплантата, скоро все равно вылезет наружу, поэтому лучше рассказать об этом самому. После короткой паузы Вовка начал излагать очередную версию своей жизни. Он справедливо решил, что Брунею будет наплевать, что он инопланетник, лишь бы он смог хорошо воевать, поэтому приоткрыл эту страницу.
  Он не стал распространяться откуда именно, чтобы не связывать себя с Землей, еще с Академии он знал, что информация о его родной планете засекречена. Поэтому, после того как признался, что он инопланетник, сообщил только, что родиной является заброшенный аграрный мир, где уже тысячу лет не происходит ничего интересного. Это, и правда, не вызвало у Полковника интереса - таких миров в самой Империи были тысячи, и, конечно, нет ничего странного в том, что были такие миры и за пределами Империи.
  Вот другое известие удивило седого до того, что он даже приподнялся и переспросил:
  - Нет чипа?! Ты не врешь?
  - Нет. Все так и есть.
  Полковник опустился обратно в кресло и задумчиво произнес;
  - Как же так? Ведь ты учился в Академии. Тем более спецназ. Да я и сам видел, как ты дрался...
  - Полковник, зачем вам забивать голову. Главное, я умею и могу воевать лучше, чем остальные в этой команде. А вам ведь нужно только это?
  - Вообще-то да. Мне нужны профессионалы.
  Он замолчал и на несколько секунд ушел в себя. 'Похоже, решает мою судьбу, - подумал Кротов. Он понимал Полковника, для этого мира человек без имплантата был почти уродом. А то, что этот 'недоразвитый' был принят в элитную военную Академию, в Спецназ, в который инопланетников, вообще, брали очень редко, совсем запутывало дело. Вовка и сам, будь он на месте Полковника, наверняка, задумался бы.
  Седой очнулся.
  - Ты прав. Все это метафизика, без информации из Академии я, все равно, ничего не пойму. Ладно, когда-нибудь все выяснится, а сейчас мне, действительно, нужны такие как ты. Правда, лучше бы с чипом в башке. Но ты сам знаешь, что зарплатой армейцев сюда не переманишь, поэтому будем работать с тобой, делать из этих мешков с требухой, дисциплинированное войско. Хозяин хочет завоевать этот город, и мы должны это устроить.
  Вовка согласно кивнул - подобная задача как раз соответствовала его планам - он тоже хотел завоевать, но не только этот город. Его мечты были куда масштабнее планов Брунея.
  - Все! - Полковник подвел черту под предыдущим обсуждением. - Смотри сюда, начнем с этого...
  
  То, что предложил Полковник, не было каким-то откровением, все это веками отработано в рядах любой армии, любого мира. Дисциплина, армейский порядок, физическое развитие и специальные занятия. Именно в таком порядке эти понятия и расставил бы сам Вовка. Первое, что делала толпу нормальной боевой единицей, это умение подчиняться воле командира, готовность выполнить приказ, не раздумывая. Лишь потом шли боевые навыки, умение стрелять, драться и прочее, прочее...
  Кротов прошел через эту ломку, когда вольного гражданского человека превращают в солдата, еще в Российской Армии, и это было гораздо труднее, чем учеба в военной Академии этого мира. Война в Чечне, дала ему дополнительные практические навыки, которые сколько не учись военному делу, не приобретешь в условиях мирной жизни. Объединив то, что он получил на Земле, и то, что дала ему Академия, он стал вторым таким солдатом в Империи. Первым был его брат - Сергей Кротов.
  Так что охранникам Брунея повезло - Вовка был идеальный сержант. Однако сами они думали совершенно иначе, и началась невидимая война между землянином и местными. Даже одно то, что новенький, отработавший всего пару дней охранник, вдруг стал командиром, ожидаемо вызвало волну неприятия. Теперь к тем пятерым, которые участвовали в первой схватке, добавились все остальные. Но Вовка ожидал это, и был готов ко всяким неожиданностям.
  Следующее утро началось словно в армейской казарме - ровно в шесть утра, Кротов открыл все двери комнат, где спали охранники и зычно гаркнул:
  - Подъем! Строиться в коридоре!
  В ответ понеслись ругательства, и Вовка понял, что без физического воздействия в первый раз не обойтись. Он, ясно понимал, что провести подъем так, как это было с ним самим, в первый день в армии, не получится. Тогда тех, кто на команду сержанта только заворчал и продолжил спать, бесцеремонно скинули с кровати и пинками погнали в строй. Здесь были не пацаны-новобранцы, дело опять бы закончилось большой дракой. Поэтому Вовка применил другой способ, но не менее эффективный. После того, как он убедился, что на его приказ никто реагировать не собирается, он достал заранее полученную у Полковника гранату, сжал кубик пальцами, настраивая на светошумовое действие, потом бросил её на пол, а сам опустил щиток бронешлема, отвернулся и присел. Хотя шлем погасил грохот взрыва и затемнил щиток от светового воздействия, Кротов всем телом почувствовал произошедший рядом взрыв. Для сонных, расслабленных охранников, совсем не ожидавших такого, шумовое воздействие должно было ударить со всей силой.
  Так и произошло - через несколько секунд из комнат стали выползать чумные, ничего не соображавшие люди. Не давая им опомниться, Вовка погнал всех в строй, иногда используя шокер, выставленный на треть мощности.
  Карт-бланш полученный от Брунея и Полковника, дал Кротову возможность проводить тренировки так, как он хотел. Охранники тоже поняли, что деться некуда - сам шеф поддерживает этого новенького выскочку, и подчинились. Физическая сила, молодость и хорошая кормежка делали свое дело, охранники быстро втянулись и даже стали получать удовольствие. Зато свой задор начал терять сам Вовка, никаких нападений на дом мафиози не было, сами они тоже не проводил никаких операций, а служба ради службы Кротова совсем не устраивала. Несмотря на молодость, он повидал уже жизнь и знал, что люди растут быстрее всего во время боевых действий. Сидеть здесь до самой старости он совсем не планировал.
  Вовка уже начал думать, что все это: охрана, всевозможная сигнализация и особенно пулеметы в кронах деревьев и на крыше, всего лишь паранойя Брунея и никогда не пригодится. Но тут жизнь показала себя, и он понял, что не был прав. Оснований для 'паранойи' у шефа оказалось более чем достаточно.
  После того, как Кротов оказался на своем нынешнем месте, он не прервал контакты с Грони, так как наученный горьким опытом знал, что в этой жизни удача непостоянна, и возвращение на нижнюю ступень социальной лестницы возможна в любую минуту. По вечерам он иногда связывался с торговцем и расспрашивал того о жизни. Именно от него, а не от своих непосредственных начальников он впервые узнал о намечавшейся сходке теневых правителей этого города. Среди постоянных жалоб на то, что Вовка его бросил, Грони мельком сказал, что скоро всех уважаемых людей в Банесайде ждут большие перемены. Уважаемыми людьми торговец называл всю бандитскую братию. Кротов мгновенно выделил эту информацию и начал расспрашивать. Так что, когда его вызвал Полковник, и сообщил о том, что скоро им предстоит операция, новостью для него это не стало.
  Со слов седого выходило, что это действительно похоже на боевую операцию и готовиться к встрече придется соответственно. Первым делом они, Кротов и Полковник отправились на рекогносцировку места проведения 'встречи в верхах'. Вовка впервые за все время пребывания в доме Брунея выехал в город и во все глаза рассматривал то, что появлялось на круговых дисплеях кабины. В самом транспортере, как в армейской машине все окна были забраны броневыми пластиковыми листами, и открывать их Полковник не разрешил. Уже одно это настраивало на серьезность всего происходившего. Седой тоже постоянно напоминал, чтобы Вовка не расслаблялся, в этом городе все хотят съесть друг друга.
  Местом встречи был выбран отель на холме. В городе было несколько холмов. Самым высоким и фешенебельным был Холм, где правил неофициальный глава местной мафии Карбюзи. Он так и назывался Главный Холм. Тот же холм, где должно было собраться 'высокое собрание' назывался Холмом Утех. Название, как понял Вовка, появилось по основному занятию живущих в этом районе. Вокруг и на самом холме находилось множество заведений продажной любви.
  Почему выбрали этот район, Вовка не понял, все-таки он пробыл здесь еще очень мало. И хотя он не упускал даже крупицы информации, до полной картины здешней жизни было еще далеко. Поэтому он напрямую спросил об этом у Полковника. Тот объяснил: дело в том, что для нормального функционирования местного бизнеса необходимо было, чтобы приходящие сюда клиенты чувствовали, что они в безопасности. Поэтому местный клан, с молчаливого согласия остальных, запретил появляться здесь с оружием. Для этого на въездах в район стояли посты, и просвечивали всех прибывающих.
  Исключений не было. Кротов понял это и сам, когда их транспортер остановили и предложили дальше идти пешком, так как на машине было установлено вооружение. Так же вежливо, но строго боец в бронике попросил сдать и личное оружие. И Полковник, и Вовка не стали отдавать свои лучевики, а оставили их в транспортере, на попечении водителя-охранника.
  Да, обеспечить безопасность встречи заклятых друзей здесь легче, согласился Кротов. Без оружия, голыми руками, убийство организовать было гораздо труднее. То же, что местные князьки готовы были поубивать друг друга, землянин понял даже за это короткое время. Все мысли Брунея были заняты только одним, он с яростной одержимостью, хотел прорваться на вершину власти в Банесайде. Вовка нисколько не сомневался, что остальные 'коллеги' их хозяина, вынашивают такие же планы. Кротов хоть и не горел желанием поднимать наверх явно не совсем адекватного мафиози, но в этом конкретном случае планы Вовки и Брунея совпадали. Ему тоже было нужно, чтобы Бруней поднялся и стал главным мафиози в этом городе. Тогда и у Кротова площадка для прыжка выше будет гораздо предпочтительнее.
  Поэтому он относился к своей работе с максимальной серьезностью. Полковник пересек площадь и поднялся по высокому крыльцу к разноцветным веселеньким дверям выбранного отеля.
  - Ты посмотри вокруг, проверь подходы и как можно свалить отсюда в случае форс-мажора. Ну, там сам знаешь, учился в Спецназе.
  - Есть, Полковник! Все сделаю.
  Кротов заметил, что начальнику охраны нравится, когда он отвечает именно так, по армейскому. Сам Вовка не любил все это, в отличие от брата партизанская жизнь была ему ближе. Но опять же в отличие от романтика Сергея, он был практичным эгоистом. Раз это помогает ему в жизни, он будет делать так, а не иначе.
  Он пошел вокруг аляповатого двухэтажного здания, отмечая все, что может помешать при эвакуации. Электроника брони уверенно выдала точки, где были установлены стационарные камеры. Мух он пока не видел, но это был день, время, когда вся жизнь в этом районе замирала. Он не сомневался, что ночью, когда здесь будет гудеть толпа, в небе появится куча этих маленьких соглядатаев.
  Здание отеля стояло почти посреди площади, отдельно от других подобных заведений. Снаружи оно оказалось шестигранным, в каждой из шести стен-граней был свой вход. Широкие двустворчатые двери - все разного цвета - позволяли не толпиться на входе. Это хорошо, отметил Вовка, в случае эвакуации можно будет быстро прорваться.
  Завибрировал коммуникатор, его вызывал Полковник.
  - Кротов, войди внутрь. Тебя проводят.
  Стоявший на входе охранник, был под стать бойцам из команды Брунея. Здоровенный амбал с квадратной челюстью. Он грозно - сверху вниз - посмотрел на землянина, но ничего не сказал и посторонился. Похоже, здесь мода такая, усмехнулся Кротов, охрана обязательно должна быть двухметровой.
  Его действительно ждали - сразу за охранником стояла стройная девушка с разноцветными короткими волосами и излишним количеством косметики на лице. Хотя с этим у нее был явный перебор, но Вовка не мог не признать, что этот макияж делал её лицо выразительным и сексуальным. Одежда тоже соответствовала обстановке, девушка обошлась самым её минимумом. Кротов невольно почувствовал, что его тянет к этой местной красотке, он с трудом оторвал от нее глаза. Похоже, какая-то химия, решил он. Это, скорее всего, так и было - секс-индустрия тоже вовсю использовала достижения технологической цивилизации.
  - Вы из охраны господина Брунея? - сексуально пропела красотка. От этого голоса, у Вовки случился очередной приступ, он быстро опустил глаза на штаны, блин не опозориться бы. Нет, все нормально, ничего не торчало.
  - Да! - нарочно грубо, чтобы скинуть наваждение, ответил он.
  По взгляду девушки он понял, что она знает о его состоянии и разозлился.
  - Куда идти?
  - Вы нервничаете, - так же нежно ответила она. - Не надо, здесь можно расслабиться. Оставайтесь после того, как закончите дела. Мы поможем вам снять напряжение по самому высшему разряду. Кого вы предпочитаете? Может рабыню? У нас богатейший выбор и мы постоянно их обновляем.
  'Может, правда, остаться, - подумал он. - Женщины у меня уже давно не было'. Однако тут же одернул себя. Какие к черту женщины? Он приехал сюда ради дела. Женщины подождут. Он шел за полуголой девицей, и, несмотря на принятое решение, не мог оторвать глаз от завлекающе покачивающихся ягодиц. 'Черт, разберусь немного со здешней жизнью и обязательно наведаюсь сюда'. Тогда он не задумал над фразой о рабынях, и лишь позже понял, что это такое.
  Они прошли по коридору до лестницы и поднялись на второй этаж. И в коридоре, и на лестнице светильники были приглушены, так что вокруг царил полумрак. 'Плохо, если здесь всегда так'. По привычке, оставшейся еще с Земли, он не любил таких мест. Здесь в каждом темном углу мог спрятаться человек. Хотя если ты в бронекостюме, никакой полумрак роли не играет, можно воевать в полной темноте, все равно будешь видеть, как днем. Как бы то, ни было коридор и особенно лестница, что вела наверх, ему не понравились. Наверху Кротов остановился и огляделся, девушка вопросительно подняла брови, но остановилась тоже. Этот коридор так же, как и нижний был просто создан для наемных убийц - полумрак, множество красивых пышных растений возле роскошных кресел. Да тут можно взвод спрятать, опять подумал Вовка и прошел дальше. Коридор заканчивался большим, во всю стену, безрамным окном. Возле самого окна стояли два кресла, отделенные от всего коридора свисавшими с потолка вьющимися растениями.
  Вовка взглянул в окно и понял, почему здесь кресла. За окном открывалась панорама города. Отсюда, с холма, Банесайд был красив. Если ты не знаешь, что творится на тех улицах, где нет богатых домов и движущихся тротуаров. Не рынка рабов, ни хижин Сангвиля отсюда не разглядеть. Только ровные башни жилого города и разноцветные дома богатых районов.
  Однако землянин только мельком глянул на эту красоту, его гораздо больше интересовало, что находится внизу, под окном. Он почти прижался к пластику окна - нет, здесь не выйдешь, внизу только квадратики плитки.
  - Все, идем, - Кротов повернулся к девушке. - Веди куда шли.
  
  Это был небольшой, на десяток столиков, ресторан. Когда они вошли, зал был уже почти полон, оставалось всего несколько свободных мест. Все сидевшие, словно по команде повернули лица в их сторону. Все мужики, отметил Вовка, и пошел через зал к столу, откуда ему махал Полковник. Он был не один, за круглым столом рядом с ним сидели еще двое. И тут Кротов понял, что ошибся - не все в зале были мужчины.
  Женщина сидела справа от Полковника, она внимательно посмотрела на землянина и Вовка поежился. 'Черт! Какой у неё взгляд. Словно рентгеном просветила'.
  - Познакомьтесь. Общаться придется часто. Это мой заместитель, Кротов. Он инопланетник и профессионал. Военный.
  Взгляд женщины стал еще жестче. Словно она была готова прямо тут схватиться с ним. 'Что это с бабой? Какая-то шизофреничка'. Кротов тоже посмотрел ей в глаза и не отвел взгляд, пока она не отвернулась. 'Вот так, дамочка, - усмехнулся он. - Я вам не мальчик'. Эта безмолвная дуэль не ускользнула от Полковника, он тоже усмехнулся и продолжил.
  - Володя, это наш коллега и конкурент Саларви Сапаренд. Она начальник охраны метра Корвюзи. И ненавидит военных.
  - Прекрати, Гланд! Я умею отделять работу от личного.
  И действительно, ярость в её глазах погасла, и голос звучал спокойно. Кротов впервые услышал, чтобы Полковника называли по имени. Все, даже сам Бруней, называли его только Полковник. 'Интересно, откуда у них такие отношения?' Однако додумать он не успел, женщина язвительно спросила у него:
  - А ты, Кротов, участвовал в восстановлении конституционного порядка на планетах?
  - Нет. Но я знаю, что это такое.
  Вовка знал про что она, наслышался рассказов на Тарантосе. Это когда какая-нибудь планета или несколько вдруг решают, что им будет лучше, если, они выйдут из Империи. И Вовка очень хорошо понимал, что там происходит, когда Император решает надавать по заднице непослушным подданным. У него перед глазами был пример Чечни, сам прошел через все это. Следующая её фраза напрочь отвергала, только что сказанное Полковнику. Может она и умела отделять личное от работы, но явно не сейчас.
  - Я бы вас, сук, всех разорвала на части.
  'Похоже, она попала под каток. Надо расспросить Полковника. Как же я интересно с ней буду работать. Девка на меня зверем глядит, отвернуться нельзя, сразу вцепится' Кротов не стал ничего отвечать на её злость, лишь бросил нарочито равнодушный взгляд и отвернулся. Он ожидал дальнейшего развития склоки, и вопросительно взглянул на Полковника. Однако женщина уже справилась с гневом, и обычным голосом спросила;
  - Где ты смог достать настоящего армейца, Гланд?
  - Случайность, - не стал распространяться Полковник. - Давайте уже перейдем к делу.
  
  Собрание не заняло много времени, все вопросы - куда кому подъезжать, сколько людей будет в охране у каждого гостя, на каком расстоянии от заведения будет находиться основная охрана и тому подобное - утрясли быстро. Как понял Вовка, такие встречи проводятся уже не первый раз. Он внимательно слушал и мысленно прикидывал, как все это будет происходить с точки зрения возможного нападения. В общем, все получалось вполне безопасно, алгоритм встречи вроде бы не давал места для эксцессов. Но при этом, он прекрасно знал - весь предыдущий опыт говорил об этом - всего предусмотреть нельзя. Ведь те, кто готовят нападение, тоже стараются предусмотреть все.
  'Мне можно было и не приезжать, - подумал Вовка. - Тут спокойно бы справился и один Полковник. Похоже, он просто хотел засветить меня, чтобы все знали, что у Брунея есть профессионал'. Кротов тоже постарался запомнить присутствующих и, осторожно, чтобы не заметили, на всякий случай снял всех на коммуникатор.
  Когда сходка закончилась, и они с Полковником шли к выходу, Вовка опять заметил ту девушку, что сопровождала его. Она стояла за пышным розовым растением в коридоре и снова призывно улыбнулась ему. И опять на Вовку накатила волна желания. 'Черт, здесь точно что-то нечисто, - подумал он. - Но не могу я сразу начать хотеть, только взглянув на нее'. Он едва заметно кивнул и отвернулся. 'Надо все-таки потом добраться сюда и проверить все это'.
  
  Встреча должна была состояться через три дня. Так что времени у них было с запасом. Когда Вовка решил, что все сделано и выезд подготовлен, он попросил у Полковника разрешение выйти в город. За столько дней он ни разу, кроме выезда с Полковником на подготовку встречи, не покинул дом Брунея.
  Кротов наплел что-то про необходимость встряхнуться и развеяться после трудной недели, хотя на самом деле повод был другой и о нем никто не должен был знать. Вся работа Вовки была на виду, он весь день проводил с подчиненными, стараясь сделать из них вояк. Поэтому, Полковник не стал возражать.
  Кротов, действительно, поехал сначала в центральный район Банесайда. Но только для того, чтобы запутать следы. Он не очень верил, что Полковник будет за ним следить, но вбитые в Академии знания и прошлый опыт, заставляли сделать именно так.
  В центре он вошел в огромное здание торгового центра известной Имперской фирмы, побродил минут десять между рядов с завалами вещей и яств, потом перешел на нижний ярус центра и, пропустив первую капсулу в нужном направлении, сел в следующую. Вернулся он в центр через три часа, еще час убивал время в том же торговом комплексе, потом посидел в заведении, где подавали хоть что-то похожее на земную еду и лишь после этого вернулся домой. Со стороны выглядело так, что он, действительно, развлекался - в руках был вместительный пакет со всякой всячиной. Лицо Вовки выглядело довольным, он получил то, что хотел.
  
  День, когда должна была произойти встреча 'в верхах', выдался совершенно обычным - доброе, неяркое солнце заливало своим мягким теплом этот больной мир. Подобное светило должно было светить на совсем другую планету, планету счастья и спокойствия. Местный мир явно не заслуживал такого доброго Солнца. Встреча должна была состояться в обед, но Полковник и Вовка уговорили Брунея выехать раньше. Надо было осмотреться.
  На первый взгляд все было нормально. У них, как положено, забрали оружие, оставив только виброножи. Кротов взял пару человек и осмотрел подступы к веселому заведению, а Полковник с еще одним охранником прошел внутрь. На улицах жизнь еще не началась, хотя все питейные заведения были открыты. Ничего подозрительного Кротов не заметил, он отправил спутников назад, к транспортерам, а сам забежал в один из баров. Он подошел к хмурому, не выспавшемуся бармену и назвал себя. Бармен некоторое время разглядывал его, иногда бросая взгляд на что-то под стойкой. Сравнивает меня с присланной голограммой, решил Кротов. Бармен, наконец, ожил и пробурчал, что все в порядке, посылка ждет.
  - Когда будете забирать?
  Однако, судя по только проведенной проверке, тревоги оказались напрасны и Вовка ответил:
  - Пусть еще полежит. Попозже зайду, заберу.
  Он тоже вернулся к колонне, где его руганью встретил хозяин. Бруней был нервным злым психом. Едва только что-то начинало идти не по его плану, он срывался и вымещал злость на оказавшихся рядом. Кротов уже изучил это, и, так же, как и остальные домочадцы, старался не попадаться ему на глаза в такие минуты. Однако сейчас деваться было некуда, не идти же на осмотр по второму кругу. Поэтому Вовка уселся в свое отделение и приготовился выслушивать брань и угрозы. Больше всего Брунея злило то, что он сидит взаперти в машине и ждет, словно какой-нибудь охранник. Видя, что его брань никак не действует на землянина, он не выдержал и заявил, что больше сидеть в транспортере не будет и идет в отель. Однако до команды Полковника, Кротов никак не мог разрешить сделать это. Он вздохнул и загородил дверь.
  Маленькие глазки Брунея зажглись нехорошим огнем.
  - Ты что?! Совсем с ума сошел? Ты не хочешь меня выпускать?
  'Пусть идет на все четыре стороны, - мелькнула предательская мысль. - Он все равно не поймет, что это ради его безопасности'. Однако Вовка тут же откинул её и спокойно сказал:
  - До сообщения Полковника, выходить нельзя.
  - Да пошел ты в...! - Заорал Бруней. - Я еще твоего разрешения не спрашивал. Сегодня же выгоню тебя с работы!
  Разрядил обстановку голос Полковника:
  - Можно входить!
  
  Встреча продолжалась уже больше часа. На этот раз в зал никого из телохранителей не пустили, все прибывшие с боссами, находились в большом 'предбаннике'. Здесь были почти все, кто в прошлый раз присутствовал на обсуждении протокола сходки. Полковник, как и три дня назад, стоял рядом с Саларви Сапаренд. Кротов же, помня о прошлом недружелюбном приеме, подходить к ним не стал. Он выбрал место с таким прицелом, чтобы можно было контролировать обе двери - в зал ресторана, где заседали главари и входную, из коридора.
  Дверь ресторана открылась и все вскочили. 'Быстро они закончили, - удивился Вовка. Он думал, что будет несколько часов томительного ожидания, по рассказам охранников, в прошлогоднюю сходку так и было. Однако, он рано обрадовался. Из зала вышел только один человек, это был хозяин района, где сейчас они находились. Грабин, высокий и толстый человек с длинными, как у земного хиппи, волосами, явно был раздосадован. В дверях он обернулся и громко пообещал:
  - Я на пять минут. Разберусь с этим делом и вернусь.
  К Грабину сразу подошел его начальник охраны, такой же мощный и высокий как хозяин, только с короткой стрижкой. Кротов оказался совсем рядом, когда те встретились. Хотя пара не сказала ни слова, землянин заметил взгляды, которыми они обменялись. В глазах обоих явно была тревога. 'Что у них случилось? Почему не информируют охрану?' Вообще, это было явное нарушение договоренностей, но никто из присутствующих коллег не выказал никакого беспокойства. Кротов тоже решил, что нечего волноваться по пустякам и взял со стола стакан с оранжевым соком.
  Однако попить он не успел. Едва массивные резные двери в коридор медленно закрылись за местными хозяевами, как вдруг распахнулись опять. Так резко, словно с той стороны их пнули.
  Так и оказалось. В распахнутые двери посыпались вооруженные люди.
  - Всем на пол! Стреляем без предупреждения.
  'Ну попал!' - обреченно подумал Кротов, и не испытывая судьбу, завалился под стол. Большинство последовали его примеру, но, как оказалось, не все. В том углу, где находились Полковник и Саларви, раздалась ругань и тотчас характерно прошипел луч бластера. В зале заорал раненный человек и начался ад. Бегло, так что резкое одиночное шипение слилось в сплошной гул, били лучевики. Им вторили игольники.
  'Вот тебе и нельзя проносить оружие! - подумал Вовка, переворачивая стол и прячась за толстой столешницей. - Кто-то оказался еще хитрее меня'. Теперь он уже жалел, что ничего не взял из посылки.
  Нападавшие не стали задерживаться в комнате охраны, еще не подавив сопротивление в 'предбаннике', они прорвались в зал к боссам. Кротову с самого начала было ясно, где их главная цель. Понятно, что это не случайное нападение с целью грабежа. На такое не пойдут даже отмороженные сампо - слишком могущественные люди тут собрались.
  Там, за дверями ресторана, тоже началась заварушка. Кто-то орал и грозил всеми карами, кто-то просто кричал непонятно что, и всю эту какофонию перекрывали редкие выстрелы из игольников.
  Однако все постепенно стихало, было ясно, что нападавшие победили. Кротов другого и не ожидал, на подготовленное нападение должен был быть адекватный ответ. За безопасность встречи и всех её участников отвечал местный босс - Грабин. А он перед самой заварушкой срочно ушел. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что или его дело, или он в нем участвует. И понятно, что операция подготовлена серьезно, иначе месть выживших главарей будет страшной.
  Вовка осторожно выглянул из-за столешницы - все происходило так, как он и предполагал: вооруженные люди, почему-то в облегченных бронекостюмах общественной охраны Империи, поднимали гостей и уводили в коридор. Сначала Вовка опешил - неужели это операция властей Империи, неужели метрополия решила добраться до этой клоаки? Но быстро сообразил, что он ошибается, это никакая не Общественная Охрана. У тех совершенно другие методы работы, они бы не стали врываться в помещение и палить во всех без разбора. Если бы работала служба Империи, они бы все были сейчас в паутине, и дело прошло без единого выстрела.
  Кротов заметил, что к нему направились двое. Он выставил вперед руки, чтобы те увидели, что он без оружия.
  - Вставай! - ботинок больно ударил по ноге.
  Вовка, стараясь не делать резких движений, поднялся и протянул вперед руки. За затемненными стеклами бронещитков нельзя было разглядеть глаз. Поэтому Кротов сосредоточил внимание на руках конвоиров, не хотелось пропустить неожиданный удар. Ничего не спрашивая - не надо лишний раз провоцировать разгоряченных боем нападавших - Вовка направился туда, куда они ему показали. К выходу в коридор.
  'Не связали даже руки, - подумал он. - Или непрофессионалы, или ничего не боятся. Скорее первое, профессионалы не пожалели бы паутины хотя бы для того, чтобы избавить себя от неожиданностей'.
  В коридоре вдоль стен стояли уже пара десятков бывших начальников охраны и их помощников. 'Наверное, на улице происходит то же самое, водителей и охранников в транспортере уже захватили. Что они хотят с нами сделать?' То, что не стали добивать в зале, Кротов сразу записал в плюс.
  Его повели в конец шеренги пленных, в тот самый торец коридора, где было окно во всю стену. Пару дней назад он осматривал здесь все вместе с сексуальной провожатой. 'Кстати, а где они? Не одной девушки не было, когда мы сюда прибыли. Значит, их убрали заранее - все-таки здесь покомандовал Грабин. Чужой бандит вряд ли смог убрать целый штат девок так, чтобы никто ничего не заподозрил'.
  Его поставили к стене почти у самого окна за спускавшимися с потолка растениями. Один нападавший развернул кресло так, чтобы видеть весь коридор и сел. Игольник он положил на колени. Второй сказал, что пойдет обратно. Перед уходом он предупредил сидевшего.
  - Смотри, чтобы не дергались. Если что кончай сразу, за этих мы ничего не выторгуем.
  'Плохо дело, - подумал Кротов, - мы для них ценности не имеем, беречь никто не станет. Не буду лишний раз нарываться, поберегу тушку'. И тут он услышал то, что давало надежду, хоть и очень маленькую.
  - А что там, на улице? - спросил сидевший.
  - Никто ничего не заметил. Даже их охрана в транспортерах. Так и сидят, идиоты.
  'Значит, люди, которых боссы оставили ждать в машинах, на свободе. Как бы маякнуть им? Не, лучше не дергаться, целее буду'.
  Однако этим жизнелюбивым замыслам не суждено было сбыться. В начале коридора раздалась ругань и взорвался очередью игольник. В помещении выстрелы прозвучали оглушительно, еще раз показывая, что это не профессионалы. Хотя на улице оставалась охрана боссов, никто из нападавших не сообразил перевести оружие на бесшумную стрельбу.
  Кротов откинул голову и глянул туда, где стреляли. 'Черт!' - чуть не закричал он. Возле двери началась потасовка, какой-то безбашенный начальник охраны схватился с нападавшим. Они сплелись и покатились по полу. Идиот нападавший не выпускал из рук игольник и давил на спусковую кнопку. Однако он ничего не мог сделать своему противнику, слишком близко тот был. Иглы летели во все стороны и двое стоявших рядом уже пострадали - один явно был мертв, второй сложился пополам, наверное, ранение в живот. Строй сломался, все пытались убраться подальше от смертоносной свалки.
  Сидевший рядом с Кротовым боец вскочил, и, не обращая внимания на пленников, бросился на помощь своему. Вовка не мог упустить такой случай. Он резко повернулся, выбросил вперед левую ногу и подбил бегущего. Тот с размаху завалился на пол, однако игольник не выпустил. Но это было уже делом двух секунд - Кротов запрыгнул на него, обрушив на него всю массу тела, и сразу вывернул из рук оглушенного бойца игольник. Не раздумывая, одним выстрелом, он прикончил дергавшегося под ним бандита и откатился к стене.
  В неразберихе никто не обратил внимания, на то, что произошло в этом конце коридора. Хотя, завладев оружием, Кротов сразу почувствовал себя увереннее, уходить отсюда было некуда. Путь к выходу преграждала свалка из людских тел. Он заметил, что из дверей зала, на помощь своим посыпались еще нападавшие. Вовка выругался, вскочил и побежал на окно. На ходу он стрелял прямо в пластик проема. Длинная очередь игл сделала свое дело - пластик изорвало в лохмотья, и он высыпался вниз.
  Не останавливаясь, Вовка пригнул голову, что-то заорал и прыгнул в окно.
  Если бы он был в бронекостюме, то даже не почувствовал бы жесткое приземление. Но так как Вовка был в обыкновенных ботинках, встреча с землей показалась жесткой. Он приземлился на обе ноги, но не удержался и завалился. При ударе о землю игольник вылетел у него из рук и откатился в сторону. В это время рядом, чуть не ему на спину, упал кто-то еще. Вовка вскочил и в горячке хотел пнуть поднимавшегося рядом человека, однако успел разглядеть кто это и остановился. Он, наоборот, подхватил встававшего за руку и рывком помог подняться. Спиной чувствуя, как из окна начнут стрелять, он дернул женщину и крикнул:
  - Валим отсюда! Бегом!
  Саларви Сапаренд, с разбитым, окровавленным лицом, лишь резанула по нему злым взглядом и побежала рядом.
  - Куда ты, идиот? Надо к нашим машинам, там люди!
  - Не дергайся! Беги за мной!
  Кротов силой тащил сопротивлявшуюся женщину за собой. Он не стал даже подбирать игольник, лишь бы быстрей уйти с линии огня.
  - У вас, что в транспортере есть оружие?
  Она отрицательно покрутила головой.
  - Нет.
  - Тогда молчи. У меня есть. Надо только добежать, чтобы не подстрелили.
  Однако никто по ним так и не выстрелил, похоже, нападавшим хватало дел в заведении. Они ворвались в тот бар, что Вовка посетил накануне, еще с порога он начал кричать:
  - Посылку! Давай посылку от Грони!
  
  - Ну ты даешь!
  Спутница впервые посмотрела на Вовку такими глазами, до этого, насколько он помнил, её взгляд всегда был неприязненным. Однако разговаривать было некогда, и Кротов в ответ только коротко бросил:
  - Надевай броник. Надо идти разбираться с этими тварями.
  Он бросил ей пакет с новеньким армейским бронекостюмом. Хотя настоящих военных сюда на Камгур затащить не удается, про оружие и обмундирование этого не скажешь. И броня, и игольники были совсем новенькие, прозрачная пленка, обтягивающая вещи, поблескивала эмблемой 'Навигационных Систем' - бронезмейка готовится к прыжку. Сапаренд замолчала, нажала мигавший знак на упаковке и стряхнула мгновенно рассыпавшуюся пленку. Через минуту она была готова - в шлеме, броне и с игольником в руках.
  Кротов управился чуть раньше - сказывался навык, наработанный в Академии, там приходилось влезать в бронекостюм по десять раз в день. 'Я как знал, - улыбнулся про себя Вовка. - Заказал два комплекта'. На самом деле он заказывал два на случай, вдруг придется выводить шефа - Брунея. Но то, что броник сейчас на Сапаренд, ему нравилось даже больше. Судя по тому, что он о ней услышал, девушка она бесстрашная, хотя и отмороженная. 'Пусть отмороженная, - опять улыбнулся он. - В бою это не очень заметно, там все такие становятся'.
  
  Когда он позавчера появился у Грони, тот обрадовался. Как ни странно, но, похоже, этот старый пройдоха привязался к землянину. Несмотря на не очень дружелюбную встречу, когда Кротову в силу обстоятельств, пришлось отобрать у аборигена коммуникатор, тот про это не вспоминал. В его памяти сохранилось только то, что Вовка спас его от смерти. Когда, после первых приветствий и радостных похлопываний по плечу, землянин изложил свою проблему, Грони на несколько секунд задумался. Потом хитро заулыбался, особенно сильно хлопнул Кротова по плечу и весело сказал:
  - Ты пришел туда, куда надо! Старый Грони, всегда поможет своему другу.
  Вовка, однако, сомневался - все-таки это не шутки пронести оружие и броню в охраняемую зону. Ведь Грабин лично клялся, что не один ствол не попадет в зону встречи боссов.
  - Грони, ты хоть понял, что прошу? Я хочу, чтобы где-то рядом с отелем на холме, было спрятано по паре игольников, лучевиков, виброножей и пару бронекостюмов. Все это, обязательно заранее, еще до дня сходки. Ты сможешь? Я заплачу.
  - Я все понял, - успокоил его торговец. - Я же сказал, ты пришел по адресу. И я всегда отдаю долги. Поэтому платить мне ни за оружие, ни за броники не надо. Главное, не забывай своего старого друга, когда поднимешься наверх. А ты обязательно станешь главным боссом в Банесайде.
  Тогда Володька посмеялся над предсказанием Грони, в его планы не входило подниматься по линии мафии. Но как бы, то ни было, сейчас Вовка был до краев благодарен торговцу. Смертельная посылка в любом случае спасет кое-какие жизни, Вовкину-то точно.
  
  - У твоих людей в транспортерах оружие есть?
  -Я уже говорила, что нет! - отрицательно крутнула головой Сапаренд. - Сюда ничего не провезешь, тем более, когда здесь встреча.
  А Грони смог! - улыбнулся Кротов, но говорить вслух, конечно, не стал. - Интересно, как это простой торговец из Сангвиля, умудрился провернуть то, что не может начальник охраны самого Корвюзи.
  - Тогда идем прямо в отель. Покажем этим козлам, кто в доме хозяин.
  Саларви удивленно вскинула на него глаза.
  - Ты серьезно?
  - Серьезнее некуда! - бросил Кротов. - Пошли!
  Он опустил щиток и пинком распахнул двери. Он не видел, что женщина, перед тем как закрыть бронешлем, впервые бросила на него взгляд, в котором светилось что-то другое, а не подозрительность. В нем промелькнуло нечто похожее на восхищение.
  До здания, где проходила сходка, было метров двести. В прошлый раз, когда Вовка боялся получить иглу в спину, они пролетели это расстояние словно ракеты. Сейчас же надо было действовать осмотрительнее, но Сапаренд вдруг вырвалась из-за его спины и по прямой рванула в отель. Кротов хотел крикнуть, остановить её, но передумал. Он присел на колено, вскинул игольник, приблизил окна отеля в оптике шлема и стал вглядываться. Если кто дернется, он успеет среагировать.
  Ничего не происходило, женщина почти успела добежать до ступеней крыльца, когда резные двери приоткрылись и оттуда показался ствол игольника. Кротов отреагировал, короткая - в три иглы - очередь развалила цветную дверь и отбросила стрелка во внутрь коридора. Когда это произошло, Сапаренд запнулась и присела, похоже не ожидала, но потом поняла, что произошло и побежала внутрь.
  Она не остановилась у расстрелянного проема, не осмотрелась, а с ходу нырнула в темный провал. Увидев это, Кротов выругался. Все-таки она была не профессионалом, тупое бесстрашие, в этом мире всегда кончается одним и тем же - остывающим трупом. Везение не бесконечно. Уж на это Вовка нагляделся. Еще на той, первой своей войне в Чечне, там тоже бывало так - парень несколько раз выходил из страшных передряг без царапины и начинал верить в свою неуязвимость, что бог бережет именно его. Тут-то старуха с косой, издевательски улыбаясь, и наносила свой удар.
  Сейчас Саларви должна была остановиться, не входя в здание и прикрывать Вовку, пока он не пробежит голое место. Однако, она исчезла в здании и даже не отвечала на вызов Кротова.
  - Дура! - опять выругался он, и, петляя, помчался к тому же входу.
  Все обошлось, Вовка взбежал на крыльцо и остановился. Он не собирался расставаться с жизнью, даже из-за своего босса и отмороженной красавицы. 'Мух' у него не было, а в отсутствие летающих камер, надо было действовать по-другому. Он вывел изображение от прицела игольника на лицевой щиток, убрал его в верхний квадрат и присел. Потом осторожно сунул его в разбитые двери. Оптика мгновенно адаптировалась и вместо сумрака коридора на щитке появилась ясная картинка.
  Первый труп лежал метрах в двух от дверей. Это мой, сообразил Кротов - тот, что хотел кончить Сапаренд. Еще метров через десять дальше по коридору лежал еще один, этот без игольника и, вообще, без оружия. 'Похоже, девочка пристрелила его на всякий случай'. Вовка, несмотря на весь свой прагматизм, совсем не одобрял такое поведение. Убивать надо тех, кто хочет убить тебя, а остальные не причем. Однако, сейчас было не время морализировать, пора двигаться дальше. Тем более ничего подозрительного в коридоре не было.
  Он вошел в здание, переступил через мертвого и в этот момент впереди снова раздались выстрелы. Кто там воюет, он не знал - хотя умная броня и нашла Саларви, но отмечала только передвижение бронекостюма, спутница так и не включила связь. Но это оказалась именно Сапаренд - дверь в конце коридора, почти у лестницы, ведущей на второй этаж, распахнулась, и оттуда вывалился человек. Это была девушка, работавшая в заведении, тело чуть прикрывала ткань. Однако она была мертва - шлем приблизил изображение и Кротов скривился - над правой грудью зияло обожженное сквозное отверстие.
  Сразу же следом за мертвой из дверей выскочил человек в броне, Вовка уже знал, что это Саларви - броня подсказала это за секунды до её появления. Однако он все равно вскинул оружие и поймал её в прицел. Он уже видел, как та действует, и понял, что от нее можно ожидать всего - даже очереди по ближайшему союзнику. Но, к его удивлению, она даже не обратила большого внимания на него. Только махнула рукой - следуй за мной - и побежала к лестнице. Похоже, опознавание свой-чужой она все-таки включила, в отличие от связи.
  Кротов не стал заморачиваться и побежал за ней. На ходу он заглянул в дверь, из которой только что выскочила Сапаренд. Он опять выругался - на полу лежали еще два трупа, и опять это были девушки из заведения. Полуголые тела без всякого оружия. 'Она точно чокнутая, - подумал он. - Этих-то за что?'
  Он чуть выждал - пусть охранница первой выскочит в коридор второго этажа. Не может же быть, чтобы нападавшие совсем забыли об обороне. Наверняка, они поставили кого-то, кто следит за входом. 'Тем более они же видели, что я сбежал'. Если же они даже этого не сделали, то это точно идиоты и им не воевать, а только долги из торговцев выбивать. Но, похоже, это действительно было так, Сапаренд уже наверняка была на втором этаже, а игольники не работали. После того, что Вовка увидел внизу, у него уже не было никакого желания прикрывать эту сумасшедшую киллершу. Поэтому он не торопился. И лишь когда он уже почти поднялся, на этаже, наконец, заговорили игольники.
  Кротов мгновенно выбросил все лишние мысли из головы и превратился в зверя. Он вел себя так, как учил когда-то отец. С самого раннего возраста с тех пор, как он себя помнил, его постоянно окружало оружие. Отец начал брать их с братом в лес, как только они смогли носить мелкокалиберку. Он научил их азам охоты - как выследить зверя, какое опережение брать при стрельбе по летящей птице, как сидеть в схронке, ожидая, когда зверь придет на солонцы. В классе пятом, он уже сбегал из школы, тихо брал дома, мелкашку или их с братом старый дробовик, и убегал в лес. И до самого вечера, вместо уроков, бродил по тайге. Без добычи домой он не возвращался - всегда приносил хотя бы пару рябчиков. В четырнадцать лет он добыл первого большого зверя - изюбря, и не на солонцах, а с подхода. Тогда отец сказал, что больше ему учить Вовку нечему.
  Кроме отцовских уроков и собственного охотничьего опыта, главные уроки охоты на человека он получил на одной из вечных войн далекой Земли. В Чечне. Ну, а два года в Академии Спецназа научили пользоваться оружием этого мира.
  Вовка пригнулся, в очередной раз пожалел, что у него нет 'мух', и опять воспользовался прицелом игольника. Он поднял оружие над головой, игольник оказался выше уровня пола второго этажа. Коридор был пуст, зато в распахнутых дверях зала, из которого его недавно вывели, все сверкало и гремело. Кротов мгновенно ухватил появившуюся на щитке картинку - это был хаос. В зале творилось что-то абсолютно бессмысленное. Вовке показалось, что все стреляют во всех. Было ощущение, что бойцы закрыли глаза и надавили на спусковые кнопки. Кругом лежали, ползли и пытались бежать ошалевшие люди. Многие уже никогда не встанут, взрывавшиеся иглы рвали тела на части.
  Во всем этом бардаке было одно хорошее дело - на появление Кротова, никто внимания не обратил. Он скользнул вдоль стены, присел у проема, вскинул игольник и сразу же выстрелил. Бежавшего прямо на него человека в броне, отбросило назад. Игольник откатился в сторону. Слева из-за перевернутого стола поднялась еще одна фигура - на щитке высветился значок Саларви. Женщина, не разбираясь запустила длинную очередь по залу. Она водила стволом туда-сюда, не отпуская палец с пусковой кнопки. Иглы рвались, не оставляя надежды никому, не вооруженным, ни безоружным. Кротов уже не ругался, похоже, по-другому охранница не умела. 'Сейчас кончит кассету, - подумал он. Так и произошло - отстрелянный магазин отпал и запрыгал по полу. После грохота выстрелов, казалось, сразу наступила мертвая тишина. Хотя на самом деле, она не была такой - вокруг стонали и кричали люди.
  Сапаренд замешкалась, перезаряжая игольник - это еще раз показало, что воевать она училась сама, не в армии. Операция перезаряжания для любого молодого бойца становится автоматической и занимает секунду. Как только иглы перестали рвать пространство в зале, из дверей большого зала показался боец. Если бы не Кротов, это была бы последняя секунда жизни Саларви. Вовка не дал нападавшему выстрелить, короткой очередью он срезал его и крикнул напарнице:
  - Ты бы хоть присела! Совсем жить не хочешь?
  - Пошел..! - коротко бросила она и добавила: - Кончай всех, кто шевелится!
  - Ты с ума сошла? Там наши.
  - Слушай, дурак! Я дело говорю.
  Она наконец вставила кассету и еще раз повторила:
  - Убивай всех! Пошли в зал!
  Сапаренд подняла игольник, выругалась и первой пошла прямо к входу во второй зал. На ходу она полевала иглами проем двери, не давая никому приблизиться с той стороны. Кротов выждал пару секунд - пусть эта сумасшедшая одна лезет под иглы - и, конечно, он убивать всех без разбору не будет. Он нанимался для обеспечения безопасности Брунея, и если тот до сих пор жив, то Вовка вытащит его в любом случае.
  Пора, Кротов снова стал зверем. Он вскинул оружие, и ловко огибая перевернутые столы и трупы, пошел вслед за Саларви.
  
  Выполнить свою задачу Кротов так и не смог - его наниматель, глава клана Бруней лежал в луже крови под изломанным столом. Землянин стоял перед трупом и не знал, что теперь делать. Опять его планам не суждено сбыться и опять нужно начинать все с начала.
  Когда он вошел в зал, Сапаренд уже почти справилась. Ей поразительно везло, ни одного ранения. 'Похоже, бог помогает ущербным', - подумал про себя Вовка, имея в виду её явно съехавшую крышу. Кротов опять оказался вторым номером, прикрывал рвущуюся вперед охранницу. Еще на входе, он одним выстрелом снял выскочившего навстречу бандита, а потом достал стрелка, спрятавшегося в углу у бара. На этого пришлось потратить несколько десятков игл.
  Как оказалось, нападавших было не так уж и много - это во время штурма, во всеобщем бардаке казалось, что их целая рота. То, что они справились вдвоем, говорило о крайне слабой боевой подготовке атакующих. Но и, кроме того, как только бандиты поняли, что дело поворачивается совсем не так, как они планировали, они тут же начали убивать захваченных боссов и охранников. Безвыходное положение заставило жертв сопротивляться, они бросились на своих убийц. Похоже, ликвидация всех главарей и была главным делом, никто уже не пытался оставить их в живых, чтобы иметь козыри для обмена.
  Однако самое непонятное началось, когда Сапаренд прикончила последнего раненного нападавшего. После этого она также яростно открыла огонь по немногочисленным уцелевшим. Большинство из них были ранены, но при своевременной доставке в медмашину их можно было спасти. Кротов бросился к обезумевшей, как ему показалось, женщине и попытался её остановить.
  - Ты что творишь?! Мы на хрена сюда возвращались?
  - Ты ничего не понял, - голос у Саларви был совершенно спокоен. - Это наш шанс. Теперь мы главные в этом городе.
  Про такой расклад Кротов даже не думал, он отошел в сторону, высмотрел яркий костюм своего босса и пошел к нему.
  И вот теперь он стоял над телом Брунея и ломал голову, как лучше выкрутиться из этой ситуации. Сапаренд, случайно, ставшая его напарницей, еще бродила по зданию выискивая живых. Кротов сразу жестко отказался заняться тем же чем она. Он решил, что препятствовать ей не будет, освободить этот свет от головорезов, кем по сути являлись респектабельные боссы местной мафии, это не такой уж большой грех. Но добивать раненных он не будет - даже ради возможности взлететь сразу на несколько ступеней бандитской иерархии.
  Вовка услышал, что спутница вернулась в зал, и повернулся - надо, наконец, поговорить и расставить все точки. Совпадают ли их дальнейшие планы и, что она планирует делать дальше. Кроме того, Вовка не на йоту не доверял Сапаренд, и, несмотря на то, что она теперь не проявляла к нему враждебности, поворачиваться к ней спиной он посчитал легкомыслием.
  - Ты не думаешь, что теперь нас могут обвинить во всем этом?
  - Не переживай! Всем будет наплевать. Тем, наверху, - она ткнула пальцем в потолок, - все равно, кто тут при власти. Главное, чтобы деньги продолжали уходить, и война не началась.
  - То есть, над боссами есть еще кто-то?
  - А ты думал, здешние самые главные на Камгуре?
  Мысль о том, что на этой планете беспредельщиков есть какая-то иерархия власти, даже не приходила ему в голову.
  - Ладно. А местный босс? Если он организовал все это, думаешь, он будет так просто сидеть и смотреть, как мы забираем власть.
  - Молодец, сообразил! Нет, конечно, поэтому его нам надо или прихлопнуть, что будет лучше, или договориться.
  'Договориться с человеком, который отдал приказ убить тебя? - Кротов усмехнулся. - Принципиальностью в этом деле и не пахнет'. Для себя землянин решил, что Грабин покойник, нельзя спускать ему такое. Даже если договоримся, он ведь в следующий раз может подготовиться лучше и шанса выжить уже не будет.
  В этот момент в дальнем углу кто-то зашевелился, Сапаренд добила не всех. Женщина как коршун бросилась туда. Кротов шагнул назад, так чтобы разглядеть кто это там. Раненный наполовину выполз из-за стола и Вовка узнал костюм.
  - Саларви! - заорал он. - Не стреляй!
  Не доверяя напарнице, он помчался туда. Похоже, та впервые засомневалась - она подняла игольник, но не стреляла.
  - Как же тебя угораздило, Гланд?
  Кротов удивленно смотрел на нее. Похоже, она все-таки не до конца отмороженная, полковник чем-то дорог ей. Однако тут же он понял, что ошибся. Лицо женщины окаменело, она выпрямилась и прошептала:
  - Прощай, полковник.
  Вовка не успевал, поэтому он просто толкнул охранницу в спину. Та уже нажала на спуск, но иглы пошли в пол.
  - Ты, что совсем...!
  Она грубо выругалась и обернулась. Кротов хотел вырвать у нее оружие и уже потянулся, но в этот момент сзади загрохотал игольник. Вовка рефлекторно еще сильнее толкнул женщину и сам упал на нее.
  
  - И что мне с тобой делать? - Саларви пыталась говорить грозным голосом, но это у нее явно не получалось. - Ты весь день сегодня спасаешь меня. А я не люблю быть кому-то должна.
  Интонация Вовке совсем не нравилась, совсем недавно эта же дама, готова была порвать его в клочья, когда узнала, что он бывший военный. Теперь же, в голосе звучало то, что он совсем недавно слышал от сероглазой красавицы в доме Брунея. 'Нет, нет! Никакой благодарности от нее мне не надо, слишком она смахивает на паучиху, которая съедает своего партнера после секса'. Вслух он сказал совсем другое:
  - Забудь. Сейчас не до этого, скоро может вернуться этот урод, который все затеял, и кроме того, нам надо срочно добросить полковника до ближайшей медмашины. Да и девчоночку нужно увозить отсюда, то, что она одна в живых осталась, это теперь её смертный приговор.
  Только сказав это, он сообразил, что сморозил глупость, не надо лишний раз напоминать про девчонку - Саларви так зверски глянула на, и так дрожавшую девушку, что та попыталась вжаться в стену. Они четверо - сам Вовка, Сапаренд, лежавший без сознания Полковник, с обрубком вместо руки и эта девчушка, которая вчера так профессионально завлекала Кротова - это были все живые, оставшиеся в здании борделя. После того как Вовка не дал убить Гланда, Саларви согласилась с ним. В основном, наверное, потому что в то же время Кротов опять спас её. Накрыл своим телом, а затем пристрелил случайно ожившего раненного стрелка.
  Но с девушкой - теперь он знал, что её зовут Ли - получилось намного труднее. Она пряталась в кухне за плитами и, наверное, так и осталась бы не замеченной, во всяком случае, Саларви проходя кухню, её не обнаружила. Однако, шедший следом Вовка, сразу понял, что в помещении есть кто-то живой - легкая рябь в полосе теплового сигнала на шлеме, подсказала ему это. Он уже встречался с этим эффектом на учениях в Академии, когда противник пытался прятаться в горячем помещении.
  Кротов уже приготовился стрелять, когда девушка, не выдержав напряжения, страшно закричала и выскочила из-за плит. Её спасло то, что Кротов сразу узнал эти короткие, разноцветные волосы. Он перехватил её и заткнул рот перчаткой, однако было уже поздно. Сапаренд услышала и вернулась, и сразу, без слов, вскинула игольник.
  - Оттолкни её! - приказала она.
  Девушка все поняла и повисла на руках Вовки.
  - Не убивайте! Я все сделаю, что вы захотите! Только не убивайте!
  Кротову пришлось почти пять минут уговаривать Сапаренд, чтобы она убрала оружие. Все это время, он прикрывал Ли собой. Наконец, охранница сдалась, она выругалась, обозвала Вовку полным идиотом, и пригрозила, что при удобном случае, все равно убьет девушку.
  И вот сейчас, когда она заговорила нормальным тоном, Кротов решил, что пора и ему предложить кое-что.
  - Ты уверена, что Грабин еще не начал зачистку по домам боссов?
  Та встревоженно взглянула на него. Потом отрицательно крутнула головой - нет, наверняка нет. Слишком мало времени прошло, никто ничего не успеет. Кротов усмехнулся - он видел, что зерно сомнения упало на благодатную почву. Саларви даже перестала бросать злые взгляды на Ли.
  - Что ты предлагаешь?
  - То, что и предлагал. Быстро сматываемся, только не по своим базам, а прячемся на время в какую-нибудь дыру.
  - А у тебя есть такая? - сдалась Сапаренд. - Хотя, о чем я говорю? Если ты сумел притащить оружие на встречу.... Слушай, а ты не из МРОБ?
  Эта новая мысль, похоже, серьезно захватила её. Она затихла и смотрела на Кротова так, словно впервые видела его.
  - Перестань! - разозлился Вовка. - Место есть. Только действовать надо быстро, а то Полковник скоро коньки откинет.
  - Что откинет? - удивленно скривилась охранница.
  - Ничего, это присказка. Пошли!
  Он повернулся к испуганной девушке и на всякий случай спросил:
  - Какого-нибудь подземного выхода отсюда нет?
  Девушка внезапно расцвела, она впервые почувствовала, что может тоже что-то предложить.
  - Да, есть. Отсюда можно выбраться до одного из баров. Иногда здесь появлялись вип-персоны оттуда, - она показала пальцем наверх. - Так вот, чтобы их не светить, их проводили по тоннелю.
  - Здесь бывали люди из верхних городов? - недоверчиво переспросила Сапаренд. - На хрена? У них там этого добра.... Действительно, этот Грабин совсем не прост.
  - Веди.
  Он серьезно посмотрел на Саларви.
  - Ты пойдешь с ней. Твое дело расчистить нам дорогу, если что. И не забудь - без нее нам не выбраться. Не вздумай сотворить какую-нибудь пакость.
  Та дернулась, рот скривился, готовый взорваться ругательством, но она сдержалась.
  - Я не дура. Ты что будешь делать?
  - Я пойду последним, полковник тяжелый.
  - Ну, вот зачем он тебе нужен? Теперь ты сам главный в доме Брунея. Здесь всегда так делается.
  Кротов не стал отвечать, вместо этого он поднял застонавшего Гланда, перехватил удобнее игольник и махнул рукой - идите.
  
  Тоннель был вполне комфортабельный, с двумя движущимися дорожками - туда и обратно. И, к счастью, абсолютно пустой. Когда подъехали к лифту в бар, Вовка остановил группу.
  - Как мы сможем добраться отсюда до ближайшей станции подземки?
  - Зачем тебе? - подозрительно спросила Сапаренд. - Мы же можем сейчас взять свои транспонтеры, и добраться куда хочешь.
  - Я уже говорил, это опасно! Нам лучше всего делать так, как говорю я.
  - Ну, ты нудный, когда-нибудь я не посмотрю, что ты мой ангел-хранитель и пристрелю на хрен.
  Однако настоящего зла в её голосе не было.
  - Делай, что хочешь, - махнула она рукой.
  Ли напряженно слушала их перепалку, и как только она закончилась победой Кротова, расцвела снова.
  - Господин Вовка, что же вы сразу не сказали, что нам надо выйти в подземку? Мы бы не добирались сюда. Из тоннеля есть прямой выход. Для совсем секретных гостей. Теперь надо возвращаться, правда, не очень далеко.
  - Откуда я знал? - беззлобно огрызнулся Володька. - Веди обратно.
  В это время, Полковник потерял сознание и совсем повис на землянине. Кротов выдернул коробку аптечки, с сожалением взглянул на перешагнувшую за половину, начавшую краснеть полоску эффективности, и приложил её к шее Гланда. Полковник ожил, хотя глаза его так и остались полумертвыми, и группа двинулась назад.
  
  Кротов в очередной раз удивился находчивости Грони. Похоже, этот хитрый торговец соображал не головой, а спинным мозгом. Когда странная группа, не вызвавшая, впрочем, никакого интереса у местных, оказалась перед глазами Грони, тот не высказал ни капли удивления, он только широко улыбался и радостно приветствовал всех.
  И лишь разместив всех в своих многочисленных комнатах, он вернулся к Вовке и, наконец, погасил улыбку.
  - Вовка, а теперь давай поговорим серьезно, - попросил он, присаживаясь напротив Кротова. - У меня есть парочка маленьких вопросов.
  - Спрашивай, Грони. Я расскажу все. Но прежде всего, хочу поблагодарить тебя. Если бы не ты, то я, скорей всего, сейчас уже валялся бы мертвым. Спасибо за оружие! Теперь я твой должник.
  - Ладно, ладно, - заулыбался торговец. - Видишь, старый Грони еще на что-то сгодился.
  Потом мгновенно стер улыбку с лица и спросил:
  - Как я понимаю, те слухи, что сейчас витают по городу - это все правда?
  - Грони, не крути. Говори яснее, я от тебя ничего скрывать не буду.
  - В городе уже говорят, что в Банесайде не осталось не одного босса. Что все главы кланов отправились к богам под землю?
  - Правильно говорят. В борделе на месте встречи произошла такая мясорубка, что в живых остались только мы, четверо. Хотя вру! В городе остался один живой босс - Грабин. Эта сволочь и организовала всю эту резню.
  - Грабин? - на лице торговца появилась недоверчивая улыбка. - Не смеши меня, Вовка. У этого сутенера кишка тонка, чтобы убить всех глав клана.
  Улыбка старика вдруг стала совсем хитрой.
  - Я знаю одного человека, который мог бы организовать все это и глазом не моргнуть.
  - Кто это? Я его знаю?
  - Знаешь, - хихикнул Грони. - Это ты!
  - Тьфу ты, идиот! - Вовка в сердцах выругался. - Чего ты всякую ерунду несешь? Если бы я все это организовал, то сейчас не прятался бы у тебя, а командовал группами, проводящими зачистку.
  - Не обижайся, Вовка, но ты первый, кто пришел мне в голову, когда я услышал о происходящем. Еще и оружие, перед самой встречей просил. Но ты прав, ты бы так дрянно это не организовал, и уж точно бы не прятался. Хотя жаль, что это не ты, но давай расскажи мне все по порядку, а я обмозгую все это. Потом вместе подумаем, что надо делать.
  Последние слова услышала вошедшая Саларви.
  - Что тут думать? Надо власть захватывать, пока в Камгуре анархия. Я уже два часа пытаюсь это ему втолковать. Я вижу, Кротов тебе доверяет, попробуй ты ему разжевать, что мы сейчас можем стать главными боссами в городе.
  Грони с интересом взглянул на Сапаренд и заявил:
  - Ты, по-моему, командовала охраной Корвюзи?
  Та кивнула и зло спросила:
  - Я. И при чем здесь это?
  - Саларви, не злись. Или садись и слушай, или уходи. Надо рассказать Грони, что произошло. Он человек мудрый, и, наверняка, что-нибудь посоветует.
  Грони с благодарностью взглянул на землянина, но ответил как всегда:
  - Не слушайте его, госпожа Сапаренд, я обыкновенный мелкий торговец, и только, что и могу, торговать, да иногда помочь друзьям.... Но ваше предложение мне кажется правильным.
  - Грони, перестань. Я все понимаю и даже не против, но сначала послушай...
  
  Слушал старый торговец внимательно, не обращая внимания на комментарии Сапаренд. Лишь иногда переспрашивал совершенно в неожиданных местах. Когда, Кротов закончил, Грони еще посидел, сцепив пальцы и ни на кого не глядя, потом неожиданно предложил:
  - Пошли, перекусим. Потом будем разбираться в ваших делах.
  - Да, ты что, старый? - Сапаренд была в своем репертуаре. - Какой перекусим, давайте решать. Иначе я ухожу от вас. Мы теряем время, как вы не понимаете?
  - Госпожа Сапаренд, пятнадцать минут дела не решат. Пока вы будете обедать, вы ведь сегодня еще не ели, я кое-что уточню по своим каналам. А после этого, Вовка решит, как будем действовать дальше.
  'Ну и жук, - подумал Кротов. - Все-таки дал понять киллерше, что решать здесь все равно буду я'.
  Саларви бросила на Грони взгляд, обещавший совсем не легкую смерть, но вслух сказала:
  - Хорошо. Пятнадцать минут, это крайний срок.
  Из всех троих - полковник до сих пор лежал в медкапсуле - аппетит оказался на высоте только у Вовки. Что Сапаренд, что девушка из борделя, съели только по кусочку и пили сок из керамических чашек. Вовка, не обращая ни на кого внимания, съел чашку какого-то густого супа, потом тарелку жареного мяса и под сок умял еще какую-то сладкую штуку, напоминавшую пастилу.
  - Кротов, - не выдержала Сапаренд. - Ты, наверное, и перед расстрелом будешь есть. Как ты можешь? Наша судьба решается.
  Она демонстративно посмотрела на коммуникатор. Однако ничего не сказала, прошло всего минут десять.
  Еще через пару минут появился Грони. Схватив со стола какой-то фиолетовый фрукт, он яростно начал грызть его.
  - Ну, что там? - опять первой не выдержала Саларви.
  Торговец доел фрукт, выбросил остатки в старый утилизатор, вытер рот рукавом и широко улыбнулся.
  - Все так, как и думал наш герой, - он кивнул в Вовкину сторону. - Люди Грабина начали захватывать дома боссов. Пока они еще рядом с Холмом.
  - Откуда ты знаешь? - взвилась Саларви. - У тебя, что - везде свои люди.
  - Госпожа Сапаренд, если старый Грони что-то говорит, то значит, что он это точно знает.
  Вовка улыбнулся - он-то мог привести десятки случаев, когда торговец попросту врал. Но нынче, похоже, он говорит правду.
  - Не перебивай, Саларви. Пусть расскажет до конца.
  - Рассказывать нечего, все как ты предполагал. Единственное, что может порадовать, вас никто не ищет. Похоже, Грабину сейчас не до этого, или просто посчитал вас мелкими птичками, на которых не стоит размениваться.
  - Я ему устрою мелкую птичку! - взбесилась Сапаренд. - Ты знаешь, где он сейчас?
  - Он у себя дома, - просто ответил Грони. - Всем заправляет начальник его охраны. Не будет же босс лично ездить по всему городу и прибирать власть.
  Вот дает Грони! Вовка даже покачал головой. Этот мелкий торговец, обладал весьма обширными связями. Откуда он все знает, при этом так точно? Интересно, зачем на самом деле он тогда встречался с Брунеем? Однако все свои вопросы Кротов оставил при себе. Вместо этого он спросил:
  - Так, значит, все люди Грабина сейчас разъехались по городу?
  Грони резко вскинул взгляд на землянина. Похоже, он уже понял скрытый смысл вопроса, но все равно спросил:
  - Что ты задумал?
  Вместо ответа Вовка обратился к Сапаренд:
  - Если ты прикажешь своим людям, они поддержат тебя? Или для них нужен приказ босса?
  Она на секунду задумалась.
  - Если я там буду сама, они пойдут за мной.
  - Понятно. А вот мои, вряд ли будут подчиняться мне без босса и Полковника.
  Вовка внимательно посмотрел в глаза Сапаренд.
  - Ну что - Грабин почти один дома. Если мы убьем его, тогда будет все проще? Я правильно понимаю?
  - Ты сумасшедший! - заявила та. - Одно дело схватиться в борделе, где нас никто не ждал, и другое штурмовать укрепленный дом. Но ты все правильно понял - если мы убьем Грабина, тогда уже точно никто не встанет на нашем пути.
  - Так ты со мной?
  - Да! Я очень хочу его убить! Даже просто так, без всякой политики. Я бы вообще, его по кусочкам изрезала.
  - Тогда решено! Пора собираться.
  - Я с вами!
  Голос за спиной прозвучал совершенно неожиданно, Кротов даже вздрогнул и резко обернулся. Опираясь на косяк, в дверях стоял Полковник. Вовка сразу понял, что старая медмашина Грони не смогла полностью восстановить здоровье Полковника. Хотя лицо порозовело и глаза смотрели также проницательно, вместо левой кисти торчала обтянутая свежей блестящей кожей культя. Предваряя возможные вопросы, Гланд бесстрастно отметил.
  - Ничего, доберемся до нормальной медкапсулы, восстановлю руку. И забудем об этом, я могу стрелять и с одной руки.
  Потом взглянул на Кротова.
  - Пришло твое время, инопланетник. Ты у нас единственный настоящий боец, к тому же спецназовец, командуй.
  Полковник появился вовремя, теперь с его помощью, можно будет использовать и людей Брунея. Его приказы они в любом случае будут выполнять.
  - Я тоже пойду с вами.
  Вот этого Кротов никак не ожидал. Он широко раскрыл глаза и удивленно переспросил:
  - Грони, ты что? Тебе жить надоело? Я итак благодарен тебе за все и в случае победы рассчитаюсь по полной.
  - Нет, я не буду воевать, - заулыбался Грони. - Я этого не умею, но я смогу помочь кое-чем другим. Я очень хорошо знаю Камгур и у меня везде есть друзья.
  - Пусть идет, - вставил полковник. - Сейчас нам пригодится любая помощь.
  - Хорошо! - подытожил Кротов. - Тогда нам сейчас нужен только транспортер. Надеюсь, оружием ты нас снабдишь?
  Грони кивнул.
  - Ты знаешь, что у меня есть. Бери все, что надо. Транспортера у меня нет, но я могу достать. Это, правда, займет время.
  - Транспортер я вызову, - перебила Сапаренд.
  - А если у тебя уже побывали люди Грабина? Приведешь их прямо сюда?
  - Я не дура, - огрызнулась она. - Сначала все выясню.
  
  Все получилось действительно быстро. Сапаренд сначала вызвала картинку окрестностей дома Корвюзи. Дом у босса Саларви оказался еще больше, чем у Брунея. Сначала все насторожились - у бронированных раздвижных ворот стояли два траспортера.
  - Это те, что привезли нас на встречу, - пояснила охранница. - Значит, не дождались, или все узнали и вернулись домой. Представляю, что там сейчас творится.
  Так и оказалось - когда она включила картинку происходящего внутри дома, то даже выругалась вполголоса. Охранники, такие же мордовороты, что и у Брунея, явно были в растерянности. Сбившись в группы, они что-то горячо обсуждали. Сапаренд добавила звук, и фигурки на голограмме заспорили, они говорили, как раз о том, о чем только что говорили и здесь, в комнате. Что делать дальше?
  Саларви подключилась к внутренней связи. Её голос прозвучал для растерянных охранников, как глас с небес. Кротов невольно улыбнулся, заметив, что один из бойцов чуть не упал на колени.
  Сапаренд, похоже, была для своих людей непререкаемым авторитетом, выслушав её, охранники мгновенно побежали исполнять приказания. Все-таки для бойца жизнь намного проще, когда есть командир - не надо ломать голову, что делать. Выполняй приказания и все будет в порядке. А еще через час у дома Грони стояло три транспортера с людьми Саларви.
  
  С Грабином все получилось так просто, словно все было подстроено. Иногда бывают в жизни такие ситуации, когда зверь сам лезет в сети. Хотя на самом деле, гораздо чаще происходит то, что жизнь наоборот усложняет любые планы.
  Камера, летевшая перед транспортерами, еще издалека зафиксировала активность возле дома Грабина.
  - Это он! Сейчас уйдет, сволочь!
  Почти в ухо Кротову закричала Сапаренд. Вовка и сам разглядел высокую фигуру с длинными волосами, садившуюся в транспортер. Он не сомневался, это был сам организатор бойни. Транспортер только тронулся с места, когда Вовка выдернул из креплений трубу одноразового плазмомета и заорал на водителя:
  - Открывай люк!
  Половинки люка разъехались, Кротов наполовину вылез наружу и вскинул трубу. Сразу же, как только красная точка прицела на стекле шлема приклеилась к задним колесам машины, Вовка нажал кнопку пуска. Синий мерцающий шар, молнией пронесся вдоль улицы, раздался взрыв, транспортер подкинуло и задние колеса исчезли в адском пламени. Машина Грабина, присела на корму и резко остановилась. Из распахнувшихся дверей посыпались люди.
  - Подгоняй прямо к ним!
  Это кричала уже Сапаренд. Она и её люди выскочили из боковых люков и в воздухе загремели очереди игольников. Не Кротов, ни Полковник не стали выходить из транспортера, было ясно, что их помощь не потребуется.
  - Все! Город наш!
  Возбужденная Саларви радостно улыбалась.
  - Не торопись, - охладил её пыл Полковник. - Сейчас город еще ничей. Ты забыла, что в это время люди Грабина как раз пытаются подмять всех под себя. И я не думаю, что с ними все пройдет так же легко как сейчас. Удача в таких делах очень редкая птица.
  - Полковник правильно говорит, - поддержал, молчавший до сих пор Грони. - Кроме того, не забывайте - это Камгур. Как только в городе узнают, что боссов не стало и присматривать за городом некому, начнется такой кошмар. Полезут из всех щелей. Это вам только кажется, что власть могут захватить наследники боссов. На самом деле желающих гораздо больше.
  - Вот и я об этом, - продолжил Полковник. - Поэтому сейчас едем к дому Брунея. Надо срочно усиливаться. И думай, кто следующий? Чьи люди явно нас поддержат.
  - Послушайте меня, - Кротов тоже придумал кое-что. - А можем мы как-то передать людям из кланов, про то, что случилось, кто устроил бойню в борделе на Холме, и как мы его наказали? Я думаю, большинство будут злы на Грабина. А мы для них станем хоть не героями, но людьми, которые сделали правильное дело - отомстили за смерть своих боссов.
  Все на минуту замолчали. Потом Грони и Полковник одновременно сказали:
  - Я за!
  - Я тоже!
  Последней сдалась Сапаренд.
  - Ну что, неплохая мысль. Наверное, и правда нам это поможет.
  - Так есть такая возможность или нет?
  Нетерпеливо переспросил Кротов.
  - Есть.
  Саларви начала что-то набирать на коммуникаторе.
  - Ты бой записывал?
  - Конечно. Броня всегда снимает все в режиме реального времени.
  - Хорошо. Скинь мне, я выберу то, что надо. А то, я все стерла.
  Кротов не поверил, но он очень хорошо понимал, почему Саларви не хочет использовать видеозапись своего шлема. Тогда все увидят, как она без разбора добивала раненных.
  
  Еще через полчаса бешенной гонки по ничего не заметившему городу, транспортеры свернули на улицу, где находился дом Брунея. Все время, пока они ехали, Полковник пытался выйти на связь с охранниками, оставшимися в доме. Однако, связаться так и не удалось. Кротов и Полковник переглянулись - что-то явно произошло, вряд ли охрана сознательно стала бы игнорировать вызов прямого начальства. Как только машины остановились у ворот, Кротов первым выпрыгнул в распахнувшийся люк. Он не слишком переживал о бойцах охраны Брунея, отношения у них так и не сложились. Но он помнил, о женщинах и детях, живущих в доме, как-никак, а он был нанят, чтобы обеспечить охрану не только боссу, но и его семье.
  'Черт!', - выругался он про себя. Что-то, действительно, произошло - броня не фиксировала не только видеонаблюдения, все остальные виды охраны периметра тоже были деактивированы.
  - Пошли!
  Вовка закрыл щиток шлема и первым подбежал к воротам. Однако ему пришлось ждать Полковника. Датчик калитки опознал только его.
  
  Люди в доме были. Когда Кротов, а следом за ним Полковник и люди Сапаренд ворвались в коридор, им навстречу выскочил растерянный охранник с игольником.
  - Брось оружие! - приказал Полковник.
  Охранник тут же выполнил приказ.
  - Что тут происходит?
  Полковник опустил щиток, и охранник шумно выдохнул.
  - Это вы? Наконец-то!
  - Что тут? - повторил Гланд.
  - Брунея больше нет, - затараторил боец. - Мы теперь подчиняемся Грабину. Его люди только что были здесь. Старшим в доме теперь Салем, они его назначили.
  - Что? Этот сучонок старшим? - не выдержал Кротов. - Где он?
  Салем это был тот самый чернявый молодой слуга, который присматривал за женщинами Брунея, и которого Вовка когда-то избил.
  - Он в комнатах хозяина.
  - Где остальные бойцы? - вступил полковник.
  - Двоих: Стенгу и Зара они убили, ребята пытались сопротивляться. Остальных они забрали с собой. Им нужны бойцы. Поехали к дому босса Куанги. Я здесь один.
  - Я пойду, найду этого нового босса. Разберемся.
  Кротов побежал на половину Брунея. У него на душе скребли кошки, каким образом люди Грабина выбрали из всех находившихся в доме самого подлого?
  Он пробежал одну спальню, вторую - везде было пусто. Кротов ворвался в кабинет Брунея.
  - Сука! - мгновенно зверея, закричал он. - Ты что творишь?!
  То, что происходило в кабинете походило на сцену из фильма для взрослых, и к тому же извращенцев. Салем со спущенными штанами сверкал голым задом, рычал и ругался. Он держал какую-то девушку в разорванной одежде за волосы и прижимал её к столу. При этом второй рукой он успевал бить несчастную, нечленораздельно мыча. Та уже не плакала, а только вскрикивала при ударах. Но даже не это грубое насилие взбесило Вовку - в углу огромного кабинета, прижавшись друг к другу, стояли невольные наблюдатели. Три женщины и два ребенка. Дети плакали, а женщины закрывали им глаза руками и просили, чтобы они молчали. Все боялись привлечь внимание насильника, нового босса клана.
  Лица у девушек и няни тоже были в синяках и кровоподтеках. Похоже, они уже получили свою порцию насилия от садиста.
  Салем стоял спиной к двери, поэтому не видел Кротова, и он так увлекся, что даже не услышал крик землянина. Вовка в две секунды проскочил кабинет и со всей силы врезал прикладом по уху Салема. Удар был так силен, что тот отлетел от стола. В горячке он вскочил с пола и бросился на Вовку. Кротов даже обрадовался - не надо бить лежачего. Он выждал, когда обезумевший Салем подбежит ближе и вложил в удар всю силу, кулак в бронированной перчатке встретился с подбородком ублюдка, раздался хруст кости и тот второй раз полетел на пол. Вовка вложил в удар всю силу - челюсть Салема была сломана. В этот раз он потерял сознание.
  - Сука, - пробормотал Вовка. - Надо было убить тебя еще тогда.
  Девушка, которую насиловал новый босс, оказалась тоже знакомой, это была та самая сероглазая красавица, из-за которой произошел конфликт в прошлый раз. Она быстро глянула на спасителя, потом опустила глаза и натянула спущенные брюки. Ничего не говоря, она подошла к стонущему Салему и со всей силы пнула его в пах. Потом плюнула на него и пошла к детям. И лишь забрав плачущего мальчика, она заговорила. Но не для того, чтобы поблагодарить.
  - Убей его, и мы будем твоими.
  Разбитые губы плохо слушались её, и Кротов не сразу разобрал, что она сказала. Просьба обескуражила Вовку. 'Они, что - меня таким же считают?'
  - Прекрати. Вы свободны, можете идти куда хотите. Забирайте детей и все остальное, что вам здесь понравится.
  - А вы кто? Вы теперь новый босс?
  Это спросила уже та, что приглядывала за детьми.
  - Нет, - устало сказал Кротов. - Здесь будет командовать Полковник. Брунея больше нет.
  Как-то неожиданно для себя Вовка решил, что ни за что не останется старшим в клане. Это конечно сразу резкое повышение статуса в этом мире, то есть, казалось бы, то, что он и хотел. Но после всего увиденного сегодня, ему совсем не хотелось такого повышения. 'Нет уж, лучше я пойду по пути наемника, тут у меня тоже неплохие перспективы'.
  В это время в кабинет ворвались люди Сапаренд. Она шла первой. Оглядев комнату, она мгновенно все поняла.
  - Это вот этот новый босс?
  Она показала стволом игольника, на стонущего Салема.
  - Да, он.
  - Понятно, - зловеще улыбнулась Саларви. - Захотелось сразу опробовать жен прежнего босса.
  Все так же хищно улыбаясь, она подняла игольник и дважды выстрелила в лежавшего.
  - Выкиньте его в мусороприемник! - приказала она своим бойцам.
  - Ну что, будешь принимать дела? Или поедем искать банду Грабина?
  - Конечно, едем. Пусть Полковник налаживает здесь дела.
  Уже когда они выходили, сероглазая девушка с ребенком на руках, шагнула к Вовке.
  - Спасибо, вам, господин. Пожалуйста, возвращайтесь хозяином в этот дом.
  Она опустила глаза и шагнула назад. Кротов ничего не ответил, ему было неловко, от того как посмотрела на него бедная девушка. Зато Сапаренд неожиданно зло заметила:
  - Ну, вот и еще одна. Точно, как та из борделя, с цветными волосами. Почему они все готовы отдаться тебе прямо здесь?
  Вовка удивленно посмотрел на Сапаренд - откуда вдруг такая злость?
  - Прекрати! Девушка просто поблагодарила за спасение.
  - Ну, ну..., - хмыкнула охранница, но больше ничего не сказала.
  
  Полковник не стал геройствовать и согласился остаться в доме. Похоже, он все-таки хотел восстановить руку.
  - Хорошо. Мне, действительно, лучше остаться здесь. Надо посетить медкапсулу. Но я всегда на связи.
  
  В этот момент Вовку вызвал Грони. В голосе торговца звучала явная тревога.
  - Что случилось?
  - Как я и говорил. В городе узнали, что боссов больше нет, и появились первые претенденты на замену.
  - Кто?
  - Ты их уже знаешь. Это банда Толстого, того, что контролирует рынок рабов. Кроме этого, подняли голову отмороженные - Сампоро. Их банды уже начали грабить некоторые районы. Ну и еще одно - какие-то неизвестные тоже начинают наводить порядок в районе пригорода Самук - это ближе к горам. Но кто это, я пока не знаю.
  - Черт! Может, мы зря Грабина кончили. Если начнется полный бардак, я не завидую Камгуру. Ладно, мы идем к транспортерам. Там расскажешь.
  В машине Грони рассказал тоже самое, но теперь уже это слышала и Сапаренд. Она сразу выложила свое видение проблем:
  - Сампоро мы придавим, они трусливые, нападают только когда чувствуют свое превосходство в силах. Толстый тоже далеко не полезет, я с ним знакома, как только почувствует, что может огрести, сразу сдаст. А вот кто это мутит в пригороде? Про этих я не знаю.
  - Грони, - согласился и Кротов. - Я думаю, она права. С этими мы разберемся, как только добьем людей Грабина. А вот кто начал войну в Самуке? Попробуй разузнать об этом побольше.
  - Не учи, - усмехнулся торговец. - Я уже это делаю.
  В это время Кротова отвлек вызов Полковника.
  - Хорошая новость. Я вышел на наших людей, которых забрал начальник охраны Грабина. Они возвращаются, как только узнали из сообщения, что Грабину конец, а ты, я и Сапаренд живы. У самих бойцов Грабина сейчас, похоже, смута. Они в данный момент в центре, решают, что делать дальше. Скидываю координаты.
  Услышав, что произошло, Саларви обрадовалась.
  - Ну, вот! Что я говорила? Мы всех придавим. Гаслиг уже задумался. А если мы сейчас сядем ему на хвост и потреплем, он сдастся. Я его знаю не первый год. Ну, а эти, из пригородов - у них нет, и никогда не было реальной силы. Я думаю, легко разберемся.
  'Не говори гоп...', - подумал Кротов.
  - Ладно, что делаем? Едем додавливать Гаслига?
  - Конечно! Нельзя ему спускать эту аферу. Да и когда люди узнают, что это мы отомстили за их боссов, у нас сразу будут дополнительные очки.
  - Она права, - поддержал Грони. - Месть дело святое. Кланы все равно должны будут отомстить за своих.
  - Ну, погнали. Пока мы знаем, где они.
  - Давай! Я пока попробую поговорить с бойцами из других кланов. Пора их обрабатывать.
  - С кем ты будешь говорить?
  - Не беспокойся, всегда найдутся желающие стать старшими. У них же все равно остались мелкие командиры. Наверняка, они уже сейчас проверяют под себя кресло босса.
  - Ну, пробуй. Тебе видней.
  'Похоже, эта киллерша не просто так выбилась в начальники охраны'.
  Однако, день заканчивался совсем не так, как планировал Кротов. Еще не добравшись до площади, где должны были находиться люди Грабина, они поняли, что опоздали. Камера, летевшая впереди, показала, что на площади идет бой. А через некоторое время, они и сами услышали очереди игольников.
  - Кто-то добрался до них раньше?
  Кротов вопросительно посмотрел на своих спутников. Потом скомандовал водителю:
  - Тормози. Остановись так, чтобы нас не достали случайно.
  И Сапаренд, и Грони прилипли к экранам кругового обзора.
  - Я ничего не понимаю, - наконец призналась женщина. - Я впервые вижу эту банду.
  - Я тоже, - через несколько секунд добавил Грони. - Но мне кажется там Сампо.
  - Сампо в бою? Да ну, ерунда какая-то.
  - Железный дракон! - выругался кто-то в десантном отделении. - Это синие! Что за хрень?
  Кротов не много знал о Сампоро, только то, что когда-то проходили в Академии. Но и он знал, что раса Сампо абсолютно не организуемая, их невозможно приучить к дисциплине, а тем более сформировать из них какую-то боевую единицу. Однако, то что он видел сейчас, полностью противоречило этим знаниям. Огромные бойцы - любой Сампо был на голову выше самого здорового человека - явно подчинялись чьим-то командам. Они действовали слаженно, словно люди. Четыре транспортера были зажаты на площади. Все три выезда с площади были заблокированы старыми потрепанными машинами, на каких обычно и ездили Сампоро. Из-за них транспортеры поливали таким плотным огнем, что от разрывов игл, казалось, броня машин полыхает разноцветным пламенем.
  То, что люди в бронированных машинах, застряли на площади и подставили себя под огонь, Кротов мог себе объяснить опять только тем, что это непрофессионалы и не имеют опыта боевых действий. Ведь у них, наверняка, было время сообразить, что их блокируют и предупредить это. Надо было просто пойти на прорыв сразу, как только Сампо начали загонять на площадь машины. У бойцов в транспортерах и сейчас была возможность вырваться, но вместо этого они, предпочитали спрятаться за броней и отстреливаться. 'Это пока у синюков нет плазмометов, но вполне могут скоро появиться'.
  - Саларви, Грони! Что будем делать? Я впервые встречаюсь с Сампоро, но вы-то в курсе. Подождем, пусть они добьют людей Грабина? Мы же этого хотели?
  - Нет! - в один голос закричали Сапаренд и Грони. - Надо помочь людям!
  Кротов ошарашено смотрел на них.
  - Вы это серьезно? Они же наши враги?
  - Ты что не понимаешь?! Сампоро убивают людей! Синюки не имеют права прикасаться к людям. Только люди могут убивать людей. Давай командуй, надо разгромить это драконье гнездо!
  Вовка, конечно, знал о нелюбви людей к Сампоро, хотя никогда не вдавался в причины этого. 'Кончится бой, гляну в информатории, что за дела, почему так'.
  - Хорошо! Тогда свяжись напрямую с Гаслигом и предупреди, что сейчас, как только мы атакуем Сампоро с тыла, они должны быть готовы прорваться в нашу сторону. Транспортеры легко растолкают машины.
  - Сейчас! Надеюсь, он поймет, - Сапаренд начала набирать код на коммуникаторе, но сказать ничего не успела. Словно из ниоткуда в небе появился флаер. Кротов сразу узнал катер-атмосферник огневой поддержки пехоты. Катер сразу, не тратя время на какие-нибудь предупреждения начал атаку. Два ракетно-артиллерийских залпа опустошили площадь. Когда дым рассеялся, на обзорных экранах уже не было не заторов из машин, блокировавших выезды, ни транспортеров Грабина. Кругом горели и дымились рваные останки машин. Ни от людей, ни от Сампоро ничего не осталось. Еще не кончили рваться кассеты, сброшенные на площадь, а флаер свечой ушел вверх и через несколько секунд растворился в небе.
  В транспортере звенела тишина. Все молчали, и разглядывали картинку на мониторах.
  - Вот хрень! - наконец очнулся Кротов. - Хорошо не успели влезть в драку. Что это было?
  - Я не знаю, - прошептала Сапаренд, не отрывая глаз от экрана. - Но я думаю, нам надо срочно сматываться отсюда.
  - И куда? Мы, можно сказать, победили.
  В этот момент на руке Вовки завибрировал коммуникатор. Вовка переключил вызов на шлем.
  - Слушаю, Полковник.
  - Тебе надо срочно вернуться в дом! Срочно!
  - Что случилось? Тут у нас такие странные дела происходят.
  - Я уже знаю. Не тяни! Быстро гоните сюда! Это очень важно!
  - Сейчас едем! Но ты можешь рассказать, что происходит?
  - Нет! - отрезал Полковник. - Но ты срочно нужен здесь!
  Кротов взглянул на Сапаренд, ведь как бы то ни было, но и бойцы, и транспортеры это было в её подчинении. Она склонилась к коммуникатору.
  - Гланд, мы едем. Но если ты, вызвал нас из-за какой-то ерунды, я тебя кастрирую своей рукой.
  - Не тяните! Это серьезно.
  - Нам придется воевать? - на всякий случай спросил Вовка.
  - Нет.
  
  Вовка бежал по коридору пустого дома, на ходу доставая игольник из-за спины. Ему очень не нравилось, то, что сейчас происходит. Когда они подъехали к дому Брунея, Полковник попросил, чтобы Кротов вошел в дом один. У ворот стояли транспортеры охраны, но людей в них не было. 'Значит, они все-таки свалили от Гаслига. Вовремя, сейчас бы тоже были мертвы'.
  - Не ходи! - сразу запротестовала Сапаренд. - Здесь точно какая-то ловушка. Пусть или он выйдет сам, или я с людьми пойду с тобой.
  Гланд словно услышал её слова.
  - Кротов, приходи один. Пусть остальные подождут у дома.
  - Да, что происходит? - вспылила Саларви. - Что за секреты? Полковник, может у тебя, что с головой после ранения?
  У Кротова тоже мелькнула эта мысль, но он отогнал её. До этого Полковник не давал повода усомниться в его ясном уме, да и когда расставались, он был абсолютно нормален. 'Похоже, он что-то нашел в доме, и хочет, чтобы об этом узнал сначала я'. В это время Полковник сбросил видео из дома, из разных помещений.
  - Смотри, тут все спокойно.
  Даже слишком спокойно, - подумал Вовка. Все обитатели дома спали. И вот теперь пробегая мимо очередной двери - почему-то все они были раскрыты - он видел то же, что и в 'предбаннике', где вповалку, как сон настиг, спали бойцы охраны. В комнатах также крепко спала обслуга. Сомневаться не приходилось, это был явно необычный сон, людей усыпили и притом мгновенно. Для этого есть куча способов, в Академии он изучал некоторые. 'Для чего же Полковник сделал это? Что такое серьезное он здесь нашел?'. Кротов не поддержал опасения Сапаренд - если бы кто-то хотел, что-то сделать ему, не стал бы выбирать такой странный способ. Можно куда проще, как например, сегодня разделались с людьми Грабина и Сампо.
  В отличие от остальных, двери главного кабинета Брунея оказались закрыты. Второй раз за сегодняшний день, Вовка стоял у этих дверей и опять не представлял, что там увидит. Но раздумывать было поздно, он резко толкнул створку ногой и шагнул внутрь. За столом, возле которого он сегодня застал голозадого Салема, сидел Полковник. Руки он положил на стол - вторая кисть, которой с утра не было, вновь появилась. 'Мощная здесь медмашина, - отметил Вовка. - быстро восстановила'.
  - Что случило...
  Кротов не договорил. Хотя броня не среагировала - ни один датчик не загорелся - шестым чувством он почуял, что Полковник в кабинете не один. Вовка вскинул игольник и крутнулся вокруг себя.
  - Успокойтесь, Кротов.
  Голос шел от кресла, стоявшего у окна, в углу огромного кабинета.
  - И опустите оружие. Мы не собираемся конфликтовать с вами.
  В кресле мгновенно проявился человек. 'Призрак' сразу определил Вовка, подобные бронекостюмы он изучал в Академии. Они делают бойца полностью невидимым для глаза человека и обычных систем обнаружения. Для его распознавания нужна комбинация множества систем, которые можно установить только в стационарных условиях. Подобная система была реализована на одном из полигонов Академии.
  Вовка опустил игольник, нет смысла дергаться, вполне возможно, что еще пара невидимых бойцов, сейчас держат его на прицеле. Человек в кресле поднял щиток бронешлема и улыбнулся.
  - Ну вот, все хорошо. Присаживайтесь, разговор будет серьезный.
  Он повернулся к Полковнику.
  - А вы Гланд, пока покиньте нас. Идите на пост охраны, там ваши люди спят, а день сегодня такой, что все может случиться. Сами пока подежурьте. Или предпочитаете тоже уснуть?
  - Нет. Я пойду на пост.
  Полковник торопливо выбрался из-за стола и направился к двери. Проходя мимо Кротова, он отвел взгляд в сторону, старательно пытаясь не встретиться глазами с землянином. 'Что за дела? Кто это?' Кротов так и не понял, знает ли сам Полковник, что это за гости. 'Черт с ним, надеюсь, объяснят'. Вовка оглянулся в поисках места куда присесть. Человек в кресле понял это и предложил:
  - Вы садитесь за стол, туда, где сидел Полковник. Надо привыкать к командирскому креслу.
  Вовка хмыкнул, но ничего не сказал, он уселся в кресло Брунея и демонстративно положил перед собой игольник. Гость опять заулыбался.
  - Можете убрать оружие со стола, оно вам теперь не нужно. Главному боссу Бонисайда не пристало ходить с оружием. Пусть игольники носят те, кто будет вас охранять.
  Вовка ожидал чего угодно, но совсем не этого. Слова незнакомца были предельно просты, и понять их как-нибудь иначе было невозможно - Вовке предлагают стать главным боссом города. Но вот в честь чего такое щедрое предложение, и кто те люди, что предлагают это? Однако, Кротов сделал вид, что не сообразил, о чем речь - надо было потянуть время, чтобы обдумать услышанное.
  - Я не понял, вы про что? Выскажитесь ясней.
  - Все вы поняли, Владимир Кротов, - усмехнулся гость. При этом его глаза не участвовали в улыбке. Они, словно жили своей жизнью, отдельной от остального лица. Внимательный, холодный взгляд не отрывался от Вовки. - Мы считаем, что вы будете прекрасной заменой всем боссам этого города. Мы понимали, что однажды это придется сделать - сконцентрировать всю власть в одних руках, было ясно, что эти зверьки не уживутся в одном загоне, когда-то начнется борьба за власть. Если бы Грабин победил, мы бы не вмешивались, произошло то, что и должно было произойти, в конце концов. Но тут появились вы, и расклад изменился. Так что пришлось лететь в Камгур, и даже немного вмешаться в ваши дела. Но это только для ускорения процесса. Мы не сомневаемся, что вы бы и сами справились.
  - А можно мне, наконец, узнать, кто это - мы?
  - Узнаете. Всему свое время. Сейчас давайте обсудим ваш план действий. Мне бы хотелось сразу узнать, что вы хотите предпринять в первую очередь.
  - Подождите, я ведь еще не согласился на ваше предложение. И я, все-таки, хочу знать кто вы, без этого все разговоры бессмысленны.
  - Хорошо. Раз без этого нельзя, я скажу кто мы. Немного, конечно. Но запомните, отказаться от нашего предложения нельзя. Поэтому даже не думайте о том, что можете не согласиться. Да и зачем - только вчера вы были бесправным заключенным, рабом, выставленным на продажу, а сегодня вы главный в этом городе. Разве не к этому вы стремились?
  'Блин, он все про меня знает. Что за дела? По повадкам похоже на МРОБ', - думал Вовка, разглядывая гостя. Словно по внешнему виду можно было определить кто это.
  - Мы, это те, кто приглядывает за этим городом, ну и еще за несколькими подобными клоаками на этой прекрасной планете.
  - То есть вы оттуда, - Кротов показал пальцем на небо. - Из структур Империи?
  - Вот уж нет!
  Гость даже рассмеялся.
  - А понял, вы приняли меня за резидента МРОБ. Нет, здесь на планете Счастья, эта организация силы не имеет. Как, впрочем, и все другие тоже.
  - И сам Император?
  В этот раз гостя задело. Он быстро оглянулся, словно боялся, что кто-то подслушивает.
  - Прекрати, Кротов! Это запретная тема. Никогда не вспоминай Императора Звездной Империи.
  И чтобы увести разговор от опасной темы, он быстро добавил.
  - Можешь не гадать. Я из города Счастья. Называй меня Посланник. Это все, что тебе надо знать про меня. Остальную информацию - куда и как переводить нашу долю от торговли и всего прочего - тебе сбросят. Мы будем присматривать за тобой, и в случае чего, сможем помочь. Но это только в особом случае. Нам нужен мирный город и стабильные отчисления. Но если, вдруг тебя на этом посту заменит какой-нибудь выскочка, и он сможет обеспечить все это, мы переживать не будем. Так, что за свое кресло дерись теперь сам. Я думаю, на какое-то время все затихнут, пока не появятся новые, амбициозные лидеры. Но мне кажется, ты будешь готов к этому. Ведь кроме твоего военного таланта и рационального ума, тебе еще и постоянно везет. Во всяком случае, на протяжении той истории, что мы могли раскопать о тебе.
  Я сейчас ухожу. А ты посиди, просмотри, что тебе скинули из верхнего города, а потом начинай править этим городком. Все просто.
  
  Гость посчитал, что его миссия закончена. Он поднялся и сказал кому-то:
  - Уходим!
  Все произошло так, как и ожидал Вовка. В воздухе материализовались два бойца, один в дальнем углу, второй за креслом гостя. 'Потому Посланник и чувствовал себя так уверенно'. Они забросили игольники за спину и неслышно выскользнули из кабинета. Вслед за ними пошел и Посланник. Уже выходя, он остановился в дверях.
  - Я бы на твоем месте избавился от этой сумасшедшей женщины. Я ей не доверяю.
  Дверь закрылась, и Кротов остался один. Наедине со своими мыслями. Гость не дал никаких подсказок и направлений как действовать. Было понятно только одно - отказа, действительно, никто не примет. Ну и, пожалуй, Вовка был согласен с последней фразой гостя - Сапаренд он тоже не доверял.
  Ну что же, он хотел подняться, вот и поднялся. Пора начинать жить в новом качестве. Он коснулся сенсора на дисплее стола и негромко произнес:
  - Полковник, идите ко мне. Надо обсудить, что мы будем делать дальше...
  
  
  ****
  
  
  
  
  
  
  
  Глава вторая.
  
  Снежа бросила взгляд вниз, на удалявшуюся землю, и машинально отметила, что она даже не заметила, что началась осень. Неделю назад, когда она прилетела на планету, вокруг ничего не говорило о близости осени, лес, в котором находился дом пропавшей девушки, играл всеми оттенками зелени.
  Флаер быстро набирал высоту, и отдельные деревья слились сначала в огромный желто-зеленый ковер, а еще через несколько секунд, ковер сжался до размеров лоскута, а земля внизу начала выгибаться и превращаться в шар. Снежа оторвала взгляд от планеты, затемнила иллюминатор и откинулась в кресле - можно немного подремать, пока катер будет добираться до станции пересадки на прыжковый корабль.
  Она поерзала, укладываясь поудобнее - кресло услужливо откинулось и приняло форму тела. Минуту назад ей казалось, что стоит только добраться до кресла и блаженно расслабиться, она тут же уснет, но оказалось, что это только мечта, мысли о деле, непрошенными гостями, лезли в голову. Она тихо выругалась и подняла спинку кресла - дракон с ним, со сном, высплюсь уже в корабле - коснулась коммуникатора, развернула текст и начала перечитывать то, что набросала в последний момент, пред отъездом с Барраха. Однако и работа не шла в голову, она отключила голограмму и опять откинулась на спинку.
  'Как же я дошла до такого? Я Снежа Гронберг расследую дело исчезновения Шевезы - жены Сергея Кротова. Того самого, что был и остался самой первой, чистой и искренней любовью этой самой Снежи Гронберг. Что за извращенная гримаса судьбы?' Воспоминания словно ждали, когда она окажется одна и не занята работой, картины прошлого одна за другой оживали в её памяти.
  
  Она даже не ожидала, что так легко сможет поступить в учебное заведение, при поступлении в которое, заваливаются девять из десяти претендентов. И потом, в течение первого года отсеивается еще треть. Однако она не провалила экзамены, а во время учебы стала ещё и командиром сначала отделения, а потом заместителем командира взвода. Так что на выпускном собрании, Снежа заслуженно была названа одной из тех, кем гордится Академия Спецназа. Она, конечно, думала о том, чтобы пойти по стопам брата, и попасть на службу в Министерство Безопасности, но это было еще до поступления в Академию. После первого года обучения, она перестала об этом мечтать - не пристало настоящему военному, тем более спецназовцу идти на службу в шпионское министерство. Она улыбнулась, думая об этом - вот как повлиял на её отношение к МРОБ, всеобщий настрой в среде курсантов и преподавателей Академии. Сейчас, находясь уже на службе в Министерстве, она со страхом думала, что могла выбрать другой путь и отказаться от этой работы.
  Предложение она получила почти сразу после выпускного. Прямо в корабле, на котором она отправилась в короткий отпуск домой, ей пришло неожиданное сообщение - в графе отправителя красовался герб МРОБ. Сначала Снежа подумала, что это что-нибудь от брата, такие иногда приходили, когда он работал в Министерстве. Она, торопясь, открыла сообщение, но это было не от брата, он даже не упоминался, сообщение адресовалось именно ей. Она расстроилась, ведь от брата не было вестей с тех самых пор, когда Империя победила Нифлянцев. Тогда исчез не только брат Глемас и его молодая жена, тогда же пропал и тот, кого она считала своей первой любовью - инопланетник Сергей Кротов. А ей так хотелось поделиться своей радостью - успешным окончанием элитной Академии - с самым родным человеком, с братом.
  В сообщении оказалось приглашение на службу в знаменитое Министерство, в собственный спецназ, так называемый 'Семнадцатый батальон'. Весь отпуск она мучилась, куда пойти служить - в знаменитый спецназ МРОБ или все-таки туда, куда ей, как отличнице, дали направление в Академии - в не менее знаменитый полк спецназа резерва главного командования. Доводом, заставившим её сделать свой выбор, стали слова постаревшего отца.
  - Если уж ты не можешь остаться здесь и поддержать род Гронбергов, иди служить туда, где служил брат. Ведь там у тебя скорее будет возможность встретить его.
  Отец помолчал, потом, не глядя на нее, добавил:
  - Если встретишь его, а нас уже не будет, передай ему, что семья гордится им.
  Снежа оценила эти слова, отец совсем не одобрявший выбор сына, бросившего, как он считал родное поместье, все-таки под конец жизни признавал, что сын достоин уважения и гордости его семьи. Отцу нелегко было это признать, ведь всю жизнь для него главным было продолжение рода Гронбергов и сохранение родового гнезда. Так она и появилась в Семнадцатом Батальоне. Сначала Снежа попала в силовое подразделение - батальон быстрого реагирования. Но уже через месяц её перевели в отдел расследований. Это произошло после того, как она со взводом, участвовала в прикрытии группы следователей на одной из пограничных планет. Совершенно случайно - как она сама считала - ей удалось подсказать правильный ход, что в корне изменило следствие и помогло найти причину исчезновений колонистов.
  Снежа не жалела, что покинула силовой блок, после первого восхищения действиями спецназа, через какое-то время пришло понимание, что это не её. Она не хочет всю жизнь носиться с игольником за тупыми монстрами дальних планет. Снежа не знала, что в этом она была похожа на брата, тот тоже не признавал силовые операции, и считал, что с помощью мозгов можно достичь гораздо большего, чем боевой атакой спецназа. Это и еще то, что её куратором стал тот же человек, что курировал молодого Глемаса Гронберга, изменило карьеру девушки.
  И вот теперь она оказалась в деле, в котором напрямую был завязан Сергей Кротов - человек, который так и остался в её памяти прекрасным юношей, впервые разбудившим девичьи чувства. Она прекрасно помнила тот случай, что заставил её увидеть Кротова в новом свете. Это произошло на прогулке, когда огромная малети - зверь со страшными зубами и высотой почти в рост человека - бросилась к ним. Малети была ручной, и помчалась к ним, потому что очень любила играть со Снежей. Но землянин этого не знал. И то, как он повел себя - перевернуло её жизнь. Кротов оттолкнул Снежу за свою спину, а сам бросился навстречу зверю, сам рыча, как зверь. Потом, когда она рассказала ему про истинное положение вещей, Сергей попробовал свести все к тому, что он испугался только за себя. Однако это, конечно, было не так, он явно пытался спасти её, даже ценой своей жизни.
  Его фигура как бы стояла на переломе жизни Снежи Гронберг - после встречи с ним, она до сих пор не обращала никакого внимания на мужчин, ни один не шел в сравнение с землянином. А её родной брат, тот, вообще, так и пропал, участвуя вместе с Кротовым в какой-то сверхсекретной операции. Она сама удивлялась, как получилось так, что несколько дней в юности определили всю её дальнейшую судьбу, ведь у всех бывает первая детская любовь. Но большинство вспоминают об этом с легкой улыбкой.
  Когда она узнала, какое дело в этот раз будет расследовать её группа, то первым желанием было отказаться. Слишком много личного для нее было в этом расследовании. Однако, поразмыслив, она передумала - ведь тут была возможность узнать о судьбе Кротова и брата из первых рук. Кроме того, на Барахе у неё теперь были родственники - жена брата родилась и выросла здесь. Ей даже удалось выкроить время и встретиться с ними - с отцом и братом невестки.
  Сейчас Баррах ничем не выделялся среди сотен подобных планет. Разве что военных и бойцов Гражданской Охраны на улицах было больше, чем на других среднестатистических планетах. А ведь всего несколько лет назад Баррах находился в средневековье, в результате какого-то катаклизма здесь не могла функционировать современная электроника. Да еще местная религия добавила отсталости - анафеме были преданы любые технические средства и научные разработки. По особо секретным данным Министерства, ко всему этому приложили руку зеленые - Нифлянцы. К разрешению этого кризиса, как раз и были причастны Сергей Кротов и её брат.
  Статус допуска Снежи, перед самым расследованием подняли до 'два плюс', и теперь она могла запрашивать из информатория многое такое, что раньше было ей недоступно. Из скупых рассказов брата она знала общую картину происшедшего, но лишь сейчас для нее раскрылись факты, о действительных возможностях Нифлянцев. Раньше она недоумевала, почему не раскрываются все детали истории о вскрытии вторжения зеленых, но теперь поняла, что дело засекречено правильно, правдивый рассказ вызвал бы такую волну паники, что Империя не скоро бы оправилась. Оказывается, Нифлянцы смогли проникнуть везде, до самого верха армии и гражданского управления. Устояли только МРОБ и Охрана Императора. Технологии Нифлянцев, похоже, превосходят технологии Цивилизованных Миров и это по-настоящему пугало.
  Однако по делу жены Кротова, расследование на месте ничего нового не прибавило. Все, что произошло при похищении беременной Шевезы, она и так знала из материалов дела. Осмотр дома, где жила жена Сергея - после её похищения он был законсервирован в интересах следствия - и его окрестностей, позволил лишь понять атмосферу пребывания девушки в этом месте. Не тюрьма, но и не настоящая свобода. Понятно, что её охраняли, человек такого статуса - жена самого Сергея Кротова, должен быть под присмотром, по секретным сведениям МРОБ, Кротов теперь враг номер один для Нифлянцев.
  При мысли о Сергее она, как всегда, горько улыбнулась - зачем она, вообще, думает о нем? Ведь ясно же, что она не произвела на него никакого впечатления, он явно забыл о ней, как только покинул их дом. Хотя брат при связи и передавал приветы от Кротова, но это было единственные весточки от Сергея. Его младший брат, которого она - бывают же такие совпадения в жизни - захватила в плен во время учений в Академии, тот тоже не мог вспомнить, чтобы старший Кротов говорил о ней. Правда, сейчас у нее есть совершенно легальное право думать о Кротове, она официально участвует в расследовании похищения его жены. То, что она узнала об этой девушке, заставило её думать, что Кротов сделал правильный выбор.
  Вообще, все на Баррахе, тяжелое дело о похищение беременной женщины, полное отсутствие зацепок в деле, и даже сама природа, засыпающая перед зимой, все навевало грусть. И только встреча с новыми родственниками оказалась светлым пятном. Она даже не ожидала, что это знакомство так взбодрит её. Несмотря на то, что Глемас не распространялся по поводу родственников жены, Снежа, конечно, знала, чем на самом деле занимается семья Горрах. Ведь после возвращения планеты в лоно Империи, вездесущее Министерство обстоятельно поработало, собирая информацию обо всем, что могло представить хоть какой-то интерес.
  На её запрос о поездке в город командование ответило мгновенно, Снеже даже показалось, что разрешение было заготовлено заранее, словно начальство знало о будущей просьбе. Еще больше это подозрение укрепилось, когда ей предоставили транспортер, принадлежащий местному отделению МРОБ. Так что к дому, вернее маленькому дворцу, принадлежавшему Шусе Горраху, она подкатила словно официальное дипломатическое лицо. Прием, оказанный ей, тоже был организован с размахом, похоже, и тут заранее знали о её визите. Она помнила рассказ брата о встрече с семейством Горрах, и, поэтому удивилась совершенно другой обстановке, царившей при её встрече. Совсем немного времени прошло с той поры, когда жизнь вокруг мало чем отличалась от жизни людей нетехнологических веков. Снежа сама просмотрела множество голограмм, записанных в самом начале контакта - это была по-настоящему дикая жизнь: луки и стрелы; мечи и топоры; повозки, которые тянули животные. И это все на фоне разваливающихся высотных зданий прежних веков.
  Её же встречали совсем другие люди - несколько человек в современной, очень дорогой одежде, точно, только что прибыли с Цессии. Прически, новейшие коммуникаторы, дорогие штучные лучевики на поясах мужчин - все говорило о том, что это люди не бедные и уж совсем не отсталые. Лица и фигуры присутствовавших, светились здоровьем, было сразу понятно, что они постоянно проходят коррекцию в медкапсулах. Снежа специально перед этой встречей еще раз пересмотрела старые записи, надо было запомнить основных родственников, чтобы сразу выделить их из толпы. Но все оказалось напрасно - Шуса Горрах вместо седовласого почтенного старика, предстал перед ней крепким мужчиной в самом расцвете лет. И лишь одно осталось прежним - об этом говорил Глемас, и сама она увидела это на голограмме - внимательный, цепкий взгляд серых холодных глаз.
  Как только она выпрыгнула из кабины, он выдвинулся из толпы и шагнул вперед. И лишь, когда мужчина представился, Снежа поняла, кто перед ней. То, что он первым шагнул навстречу, говорило о том, что она для него очень дорогая гостья - даже в изменившемся внешне обществе, до сих пор сохранились вековые отношения. Женщина здесь считалась существом второго сорта, когда-то по этой причине, чуть не сорвался контакт принцессы Алгалы с местным императором.
  Сейчас, вспоминая эту встречу, Снежа еще раз для себя решила - несмотря на весьма пикантную подоплеку этого рандеву - она, как и брат, представители известного Министерства, по идее стоящего на страже закона, с одной стороны, и все остальные местные родственники - члены не совсем законного общества, с другой. Вернее, даже, совсем незаконного. Но, несмотря на это, она почувствовала себя совершенно в своей семье. Похоже, все-таки цивилизация не успела еще изменить семейные отношения Барраха на современный манер. И первым свое понимание семейных связей показал именно глава клана - сам Шуса Горрах. Это было совсем не так, как она привыкла в своей чопорной аристократической семье. Глава клана принял Снежу как дочку, и так и вел себя с ней до самого отъезда. К сожалению, он оказался единственным из близких родственников, брат Чакры, Шакран отсутствовал. Причина, по которой его не было, тоже была совсем не банальной, он отправился на Цессию, а затем должен посетить еще несколько планет. Из разговора она поняла, что путешествие Шакрана совсем не отдых - это миссия по налаживанию контактов в Империи. Честно сказать, Снежа ожидала, что новые родственники окажутся оригинальными провинциалами, и внутренне готовилась отнестись к ним, как к детям. Сейчас же, вспоминая прошедшее общение, она поняла, что её по большому счету, не волнуют больше те мысли, что мучили её перед встречей, а именно, что она - резидент МРОБ, а родственники - 'уважаемые люди'. Как оказалось, даже преступники могут быть обаятельными и производить самое лучшее впечатление.
  Снежа потрогала рукой карман на левом плече - небольшой металлический медальон, подаренный отцом Чекры, был на месте. Снежа не верила, что эта штука может когда-нибудь ей пригодиться, но все равно взяла. Отказаться было неудобно, Шуса Горрах убежденно заявил, что медальон поможет ей в случае нужды на любой планете, где есть 'уважаемые люди'. В устах нового родственничка этот эвфемизм означал организованную преступность. Да, в Империи присутствовала и эта зараза, особенно на тех планетах, от которых ничего не зависело, и к которым у МРОБ не возникало большого интереса. Однако, было бы наивно полагать, что местный преступный мир, смог наладить контакты с собратьями, ведь планета, всего несколько лет назад восстановила связи с остальной метрополией. Как бы то ни было, продолговатая пластина из белого металла с простым геометрическим рисунком, была сейчас у неё.
  Она знала из своего опыта, что потом, после того как она проанализирует прошедшие события, кое-что воспримет совсем по-другому, но главное впечатление вряд ли изменится - семья Горрах стала настоящими родственниками семьи Гронберг.
  
  Приятный женский голос информатора прервал мысли Снежи - шаттл прибыл на станцию прыжковых кораблей. Она машинально глянула на коммуникатор - ничего себе, прошло уже больше часа, а она, за своими мыслями, даже не заметила. На палубе её встретил молодой лейтенант службы, тот же, что встречал её по прибытии сюда неделю назад.
  - Группа в сборе, ждем вас. Скоро отправление.
  Снежа, действительно, вылетела с Барраха последней, виной тому, как раз посещение новой родни, но ни о каком скором вылете разговора не было, ближайший рейс пассажирского корабля через пару часов. Поэтому она и не торопилась. Лейтенант понял её вопросительный взгляд и быстро пояснил:
  - Вылетаете не обычным рейсом. За вами прибыл служебный крейсер. Отправляетесь прямо сейчас, все инструкции на борту корабля.
  - Группа уже на борту? - стараясь не выдавать удивления, спросила она.
  - Вы летите одна.
  По голосу лейтенанта Снежа поняла, что он удивлен не меньше её.
  - Что за дела?! Почему одна?
  - Ничего не могу сказать. Могу только повторить, что все узнаете на борту крейсера.
  - Могу я увидеть старшего группы? Мне надо доложить о последних контактах на Баррахе.
  На самом деле она хотела увидеть куратора, для того чтобы порасспросить, может он внесет какую-то ясность в происходящее.
  - Инспектор Гронберг, - тон молодого офицера стал официальным. - Вы выведены из состава группы. Докладывать никому не надо. Вам срочно надо пройти на посадку, крейсер стоит на разогреве, так что сами понимаете, долго так держать нельзя.
  Снежа поняла, что все бесполезно, здесь ей никто ничего не объяснит, надо идти на крейсер.
  - Надеюсь, хоть там мне все объяснят, - пробурчала она, и приказала: - Ведите.
  
  Пограничный мир! Голограмма над служебным коммуникатором показывала маршрут корабля, уходящий почти в Дикий Космос. Снежа разглядывала разворачивающуюся перед ней масштабную картину и недоумевала, зачем её отправляют туда - в миры, где нет никакой власти? И спросить было не у кого, по прибытии на крейсер, вахтенный офицер проводил её до каюты, рассказал, где что находится и исчез. Через считанные минуты крейсер стартовал. Не только цель путешествия - миры, где почти нет людей, но и способ доставки тоже вызывал изумление. Для того чтобы отправить её, Снежу Гронберг - обычного инспектора МРОБ, задействован целый боевой корабль флота спецназа Министерства. Что происходит? Чем она заслужила такое? Значит, её снимают с расследования похищения Шевезы? Наверное, все-таки решили, что она слишком заинтересованный человек, чтобы оставаться бесстрастной.
  Словно услышав её вопросы, в каюте прозвучал голос:
  - Инспектор Гронберг, вас приветствует капитан корабля Свачи Крач. Встретимся на обеде, приходите в офицерскую кают-компанию. Цель нашего путешествия - планета Камгур, хотя вы про нее слышали, скорей всего, под другим названием - планета Счастье. Вся информация о месте будущей операции в вашем коммуникаторе - файл 'Счастье'. Продуктивной работы. Через два часа восемнадцать минут жду вас в кают-компании. Привыкайте жить по корабельному времени.
  - Хорошо, капитан. Я буду вовремя.
  
  Ничего себе, какие есть места в Империи! Снежа откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Сейчас она не видела то, о чем рассказывал бесстрастный мужской голос, но развитое воображение давало о себе знать. Картины людских пороков планеты Счастья оживали даже в закрытых глазах. Демон, неужели люди в здравом уме творят такое? Нет, похоже, эту планету надо называть не Счастье, а Преисподняя. Правильно, что МРОБ взялся за нее, но только туда надо отправлять не меня, а транспортник с несколькими тысячами спецназовцев, пусть разнесут этот гадюшник до основания!
  Снежа вернула голограмму к началу, и выбрала в оглавлении природные условия и география планеты - смотреть дальше о жизни разумных обитателей Камгура, она уже не могла. Вот здесь была полная противоположность увиденному в первой части - планета, действительно, была создана для счастливой жизни. Казалось, она специально была приспособлена для комфортного пребывания человека. Круглогодичная и круглосуточная комфортная температура; явное преимущество солнечных дней, хотя дожди и присутствовали, но были кратковременными и теплыми; фауна совершенно не опасна для человека - самое крупное животное, грызун с красивым зеленым мехом был по размерам не больше ботинка взрослого человека. И довершала все растительность - красивые пышные деревья и кустарники со множеством цветов и нежным ароматом; разноцветные травы, высокие и низкие; и цветы, море цветов везде.
  Снежа загляделась, и губы невольно выдали - счастливая планета. Теперь она понимала, почему у Камгура такое неофициальное название. С этой планетой все было ясно - конечно, МРОБ обязано вмешаться, Империя не может терпеть подобное, однако Снежа не нашла никакой информации почему именно она направляется туда, да еще так изощренно - в одиночестве, и на боевом крейсере.
  Коммуникатор завибрировал - пора, она выставила сигнал за десять минут до назначенного времени. Как раз хватит спокойно дойти.
   Столовая рассчитанная на несколько десятков посадочных мест была пуста. Снежа недоумевая, стояла в дверях. 'Неужели рано пришла?' Она опять глянула на экран коммуникатора - нет, все нормально, вовремя. Что это еще за фокусы? Она уже хотела выйти обратно в коридор, и попробовать найти кого-нибудь из экипажа, но в это время в дальней стене столовой открылась еще одна дверь. Снежа помедлила несколько секунд, но оттуда никто не вышел. 'Что за ерунда?' - уже серьезно разозлилась девушка. Все эти непонятности начали выводить её из себя.
  - Эй, люди!
  - Идите сюда, Снежа!
  Ну, наконец! Она направилась к открытой двери. За главным залом, оказался еще один, поменьше, там стоял всего один стол, и за ним одиноко сидел человек в штатском. При появлении гостьи он поднялся и показал на кресло напротив себя.
  - Присаживайтесь, Инспектор. Пообедаем, и заодно я введу вас в курс дела.
  - Вы капитан Крач?!
  Судя по голосу, это именно он приветствовал её на борту два часа назад. Удивилась же она тому, что командир боевого корабля был в штатском. Это было полным нарушением всех правил и инструкций, и Снежа к такому была не готова.
  - Да, Инспектор Гронберг, я командир этого крейсера и единственный член команды.
  - Что?
  Снежа даже привстала, это вообще было какой-то ахинеей. Чтобы на боевом крейсере, не было команды. Этого не может быть!
  - Вы шутите, капитан?
  - Увы, нет. Я, действительно, один на этом корабле.
  - Я в растерянности. Мне это не нравится, сначала меня срывают с серьезного расследования, а потом все это. Могу я связаться с кем-нибудь из руководства МРОБ?
  - Можете, - мужчина широко улыбнулся. - Я представитель МРОБ. Звание у меня - полковник. Так что можете спрашивать обо всем, но сначала давайте все-таки поедим. Мы, как-никак, на борту боевого корабля и должны придерживаться корабельного распорядка.
  Новоиспеченный полковник опять улыбнулся, так что было непонятно, шутит он или говорит серьезно.
  - Так вы полковник МРОБ, или все-таки капитан крейсера?
  Когда шла сюда, Снежа тоже хотела есть, но теперь она забыла о еде.
  - Все! Все вопросы потом, сначала обед.
  Мужчина поднялся и подошел к шкафу выдачи блюд.
  - Что хотите съесть?
  Он вполоборота повернулся к Снеже.
  - Это столовая капитана и здесь должен обслуживать официант. Но так как мы одни, я побуду вашим официантом.
  - Нет. Давайте отложим обед. Сначала объясните мне, что происходит.
  Хотя она уже кипела внутри, внешне она выглядела и говорила спокойно.
  - Молодец! Отлично держишь себя в руках, - похвалил Крач. - Министерство не ошиблось, направляя тебя. Не трави себя, сейчас все узнаешь. Просто я, действительно, очень хочу есть, думаешь легко управляться одному с таким кораблем? Тем более, что мы готовимся к прыжку.
  Снежа поняла, что все равно ничего не узнает, пока они не начнут есть.
  - Давайте я сама выберу себе обед.
  - Пожалуйста! Иди, выбирай.
  Снежа, упорно, заставляла себя есть, лишь изредка взглядывала на улыбавшегося в ответ полковника, и молчала - пусть хозяин сам начнет рассказывать.
  Тот доел свое блюдо, сходил опять к выдаче и уселся с чашкой горячего напитка обратно за стол.
  - А ты упорная, ни разу больше не спросила. Я бы не выдержал, начал расспрашивать. Ну что же, пора раскрывать карты, слушай и запоминай.
  
  Креч замолчал и отпил из остывшей чашки, Снежа тоже молчала. То, что она сейчас услышала, надо было переварить. Слишком неожиданно все это на нее обрушилось. Наконец она собралась и спросила первое, что пришло на ум:
  - Я все это должна запомнить?
  - Да. Никаких носителей памяти с собой у тебя не будет. Из твоего чипа, я тоже все удалю. И, кроме того, поставлю тебе блокаду на воспоминания, до определенного момента. Когда это произойдет, ты все вспомнишь сама. Спрашивай еще, обо всем, что не поняла. Надо, чтобы ты разобралась во всем и ориентировалась так, словно родилась там. Иначе смерть ждет тебя на каждом шагу. Надеяться ты можешь только на себя.
  - Я поняла это. Тогда главный вопрос - почему я?
  
  
  Она медленно приходила в себя. Где-то далеко, за туманом проходящего беспамятства, звучали какие-то голоса. Мозг еще не мог зацепиться за реальность, и она время от времени опять соскальзывала в омут без чувств и памяти. Однако с каждым разом пробуждения становились все длиннее, и однажды она разглядела над собой лицо, а потом и поняла, что говорят шевелящиеся губы.
  - Жива. Крепкая стерва.
  С трудом она осознала, что это о ней. Почему стерва? Я ... Кто я? Наконец в голове вспыхнуло - катастрофа, корабль гибнет, она пытается спастись. Все последние секунды перед взрывом она вспомнила сразу - бежит, подгоняемая противным сигналом тревожной сирены; прячется в скафандр высшей защиты; забирается в аварийный катер и пытается вырваться с гибнущего корабля. Дальше взрыв и все, похоже, потеряла сознание. Но как она не мучилась, что было до этого и кто она, так и не вспомнила. Она подавила приступ паники и прислушалась - теперь она четко слышала, о чем разговаривают те, что рядом. Сначала она хотела закричать, показать, что она, действительно, жива, но какая-то сила внутри запретила ей делать это - сначала надо послушать, о чем говорят, надо понять кто это враг или друг, и только потом решать, как действовать. Я что - шпион? Откуда у меня такие мысли, слабо удивилась она, однако поступила именно так, как подсказывало подсознание.
  Она услышала, что тот, кто только что стоял возле нее, отошел. Девушка незаметно приоткрыла глаза и, по-прежнему не шевелясь, попыталась рассмотреть, что происходит вокруг. Осознание себя и своего тела мощной волной возвращалось к ней, она чувствовала, что полностью владеет своими мышцами, и у нее нет ни одного повреждения. Единственное, что так и не возвращалось, так это осознание того, кто она такая. Ничего, решила она, сейчас я смогу за себя постоять, а память вернется. Откуда-то она знала, что в случае чего, может справиться с этими двумя, что сейчас разговаривали там, в комнате. К сожалению, из своего положения она не могла разглядеть их. Тогда девушка застонала и, сделав вид, что только что пришла в себя приподнялась.
  Их точно было двое. Два человека - судя по фигурам оба мужчины - в армейских бронекостюмах и с игольниками за спиной. 'Шлемы открыты, не ждут нападения. Непрофессионалы'. Она опять удивилась, откуда у нее такие мысли и вдруг четко поняла, что она служила. И, похоже, по-настоящему - ей резало глаз, как эти двое обращаются с оружием и как себя ведут. Двое стояли возле открытого люка, она сразу узнала это место - кабина катера, на котором она хотела спастись. Сама она полулежала в кресле пилота, в том же скафандре, только шлем был откинут - наверное, открыли эти двое. Сейчас они застыли, и, широко раскрыв глаза, смотрели на неё - похоже, не ожидали, что она так быстро придет в себя.
  - Дракон тебя забери! Она не просто жива, смотри, она уже встать хочет!
  Оба мужчины шагнули к ней.
  - Точно! Ты правильно сказал - живучая тварь.
  - Если, скафандр правильно показывает, то у нее еще и ни одной раны. И мордочка красивая. За нее дадут неплохую цену.
  Мужчины обсуждали её, словно она была какая-то кукла, а не живой человек. И тут до нее стало доходить, что она ждала нечто подобное, где-то в подсознании она знала, что эти, похожие на бандитов люди в армейской форме, так и должны себя вести.
  - Эй, встать можешь?
  Девушка чувствовала, что она может не только встать, но и нормально двигаться. Она знала, что сможет даже посоревноваться с этими вояками, но для этого надо освободиться от сковывающего движение массивного скафандра. Поэтому она сделала страдальческое лицо и лишь отрицательно покачала головой.
  Один из мужчин выругался.
  - Я не хочу тащить её на себе.
  - Так давай снимем с неё этот скафандр и вколем аптечку. Думаю, оживет. Идти не очень далеко, дотащится.
  - Ну, давай попробуем.
  'Аптечка, это хорошо, пусть вколют, может это заставит память работать'. Она не шевелилась и лишь слабо стонала, когда с нее сняли шлем и холодный пластик коснулся шеи. Аптечка мгновенно протестировала организм и что-то ввела - девушка почувствовала слабенький укол.
  - Ну что, ожила?
  - Не торопись ты. Оживет, куда денется. Ран нет, наверное, только башкой ударилась. Может с мозгами что.
  - Для того, чем её заставят заниматься, мозги не нужны.
  - Это точно.
  Мужчины рассмеялись. Девушка наоборот напряглась - не надо быть сильно умной, чтобы понять, про что они говорят. 'Куда же я попала?' Аптечка сработала, она чувствовала себя абсолютно здоровой, хоть сейчас в бой, но память так и не вернулась. Скрывать, что она пришла в себя, больше не имело смысла - пора двигаться дальше, не век же здесь лежать. Она открыла глаза, сделала испуганное лицо и дрожащим голосом спросила:
  - Где я?
  - Ну вот - очухалась.
  Один из мужчин наклонился и заглянул ей в лицо.
  - Идти сможешь?
  На её вопрос никто отвечать не собирался.
  - Что случилось? Кто вы?
  - Авария, не видишь, что ли?
  На этот раз один из них среагировал.
  - Мы твои спасители. Ты нам теперь по гроб жизни должна, и, думаю, сполна расплатишься.
  - Хорош болтать! - прервал его второй. - Надо идти, шеф, наверное, уже потерял.
  Он повернулся к девушке.
  - Вставай!
  Изображая слабость, она медленно поднялась и опять спросила:
  - Мы на корабле?
  - Нет, в космосе, - заржал 'спаситель'. - Ты девка, видно, хорошо башкой приложилась. Не видишь, что ли, что люк открыт? Конечно, ты у нас на корабле. Мы твой катер подобрали и в ангар затащили.
  - Да, что ты ей объясняешь?
  Разозлился второй.
  - Ты подруга, кончай спрашивать! Тебе теперь знать ничего не нужно, да и вообще, думать не обязательно, тут есть, кому за тебя думать. Не переживай, ты вон какая красавица, значит работа у тебя будет легкая. Все время на спине. Так что, считай, тебе повезло. Не только спаслась после такого взрыва - крейсер по всему космосу разбросало - но и еще и попадешь к какому-нибудь богачу, за дешево мы тебя не отдадим.
  Эти слова опять заставляли задуматься - что делать дальше. Она уже даже представила себе, как обезоружит этих двоих, но вот что будет потом? Судя по размерам ангара, корабль никак не меньше крейсера. Значит экипаж под сотню людей, со всеми не справишься. Из глубины подсознания, вдруг опять выплыла уверенность, что ей ничего делать не надо, главное сейчас - остаться в живых. Некогда было разбираться, откуда эта уверенность, она сразу решила, что это правильно - сначала надо оглядеться, прикинуть свои и чужие возможности, а потом действовать. 'Значит, я точно служила. И, точно, не в простых войсках'. Мысль эта уже не подвергалась сомнению, она чувствовала, что стоит только дать команду телу, и оно само начнет действовать.
  - Пойдемте, - вместо драки, она склонила голову. - А можно мне снять этот скафандр, он тяжелый.
  - Ты у нас совсем дура? Ты включить его не можешь? Или не знаешь об этом? Он сам будет тебя нести.
  - Хватит, - скривился второй конвоир. - Не забивай ей мозги, видишь, что она совсем тупая. Пусть снимает и пошли.
  
  Она привалилась спиной к железной стене карцера, нагретая за день труба сейчас отдавала тепло. Однако девушка знала, что через час - солнце уже зашло - железо начнет забирать тепло из тела, и тогда надо будет перебираться на ветхую кучку тряпья посредине этой, сделанной из огромной трубы, импровизированной камеры. С обоих торцов труба была забрана решетками, так что от глаз охранника ничего не спрячешь. Из-за этого она терпела и справляла нужду, только когда вокруг никого не было. Ночью было легче, охрана здесь абсолютно не соблюдала дисциплину, как только лагерь рабов покидало начальство, мордоворты из охраны прятались в свой блок и, похоже, пили там и играли на интерес. Часто ночью оттуда неслась ругань и пьяные песни. Им, действительно, не надо было следить за заключенными - сплошной четырехметровый металлический забор с лентой двадцатисантиметровых колючек наверху, невозможно было преодолеть.
  Она перенесла вес с одной ноги на другую, и с сожалением подумала, что не надо было слушать свое подсознание там, на корабле. Надо было отобрать оружие у тех двоих идиотов, и попытаться пробиться к управлению кораблем. Вот куда завела её эта уверенность в правильности своих действий. 'Сижу в этом дерьме, и при этом не знаю, что лучше - сидеть здесь, или попасть к покупателю. Судя по местным рассказам, это может быть гораздо страшнее'. Самое странное - у нее до сих пор сохранялось внутреннее убеждение, что она поступила правильно, и главное, что она должна была сделать - это попасть на планету.
  Когда она очнулась в спасательном катере, и двое мужиков в бронекостюмах повели её навстречу новой судьбе, она не ожидала, что все сложится так паршиво. Конечно, после того, как она услышала, что думают о её дальнейшей жизни эти двое, понимала, что хорошего ждать не стоит. Но то, что произошло, оказалось настолько плохим, что далеко превзошло все её ожидания. Однако, все это было неожиданным только до определенного момента - пока не прозвучало название планеты, возле которой они находились, и на которую должны были вскоре приземлиться. Как только она услышала - Камгур, в мозгу мгновенно проявились новые воспоминания, она поняла, что знает об этой планете очень много. При этом она знала, что никогда не была на планете Счастье (это название было неофициальным). 'Откуда тогда, я так много знаю про нее? Я явно специально изучала это место'.
  Первым о Камгуре сказал человек, которого её конвоиры называли шеф. Как она поняла, он был и капитаном корабля, и главой команды. Он первым по-настоящему допросил её и даже, загнал в медкапсулу и проверил личный чип. Не только к его, но и к её удивлению, память чипа была испорчена. Это был удар, она очень надеялась на встроенную память имплантата, теперь эта надежда была разрушена. По версии шефа, с которой она молчаливо согласилась, при аварии на корабле, произошел взрыв с большим выбросом электромагнитной энергии, это подействовало на личный чип и частично стерло накопленные данные. Как он не бился ничего никаких данных ни о себе, ни корабле, ни о аварии, она рассказать не смогла. И даже не смогла вспомнить свое имя. Тогда он решил, что больше из нее ничего не вытянешь и потерял к ней интерес. Потом приказал своим подопечным увести девушку и отдал команду на отправку в порт. Тут и прозвучало название планеты - Камгур.
  Неожиданно заработавшая при этом слове память, обрадовала её, но, как оказалось, напрасно. Кроме сведений об этом сосуде мерзости - планете-игрушке для богатеев, ничего другого она не вспомнила. Не вспомнила она этого и до сих пор, хотя прошло уже четыре дня, как она находилась на Камгуре, в лагере рабов. Теперь она была вещью, и первые деньги своим хозяевам уже принесла - экипаж корабля, подобравший её катер после аварии корабля-матки, получил свой барыш, сдав её оптовым перекупщикам живого товара.
  
  В карцер она попала почти сразу по прибытии в лагерь. Даже одну ночь до конца не успела провести на нарах вместе с остальными невольниками. Под утро её грубо разбудил здоровенный охранник со шрамом на подбородке. От него разило вином, и он не твердо стоял на ногах.
  - Ну-ка, подруга, вставай! Тебя приглашают в гости.
  Он пьяно засмеялся, схватил её за ногу и потащил, стараясь сбросить с нар на землю. Снежа среагировала мгновенно, даже не успев осознать, что происходит. Свободной ногой она со всей силы ударила охранника в лицо - кровь из разбитого носа и губ брызнула во все стороны. Пьяный опешил и выпустил ногу, он кривился от боли, шипел и нечленораздельно ругался. Девушка спрыгнула с нар, и двумя ударами в корпус - один в солнечное сплетение, второй по почкам - заставила охранника сложиться пополам и задохнуться. Отсутствие брони делало мордоворота беззащитным перед боевой машиной, в которую превратилась Снежа. Она почти готова была добить насильника, но вовремя остановилась. Это был бы явный перебор - если за избитого охранника она получит наказание, но останется в живых, то за убитого, ей вполне возможно тоже грозила смерть.
  Так и произошло. После того, как все раскрылось, её жестоко избили, при этом ни разу не ударили по лицу - товар нельзя портить, начальство не простит. На угрозы избитого охранника убить её, старший караула пригрозил в таком случае отдать его Толстому, а тот наверняка выставит пострадавшего на продажу, вместо этой красотки. Окровавленный и обозленный охранник сразу сник, похоже, угроза была не пустыми словами. Он лишь несколько раз выругался и погрозил кулаком Снеже, намекая, что он не забудет произошедшее. Её сразу же посадили в трубу и вот уже два дня выводили только на рынок.
  Впрочем, весь день на рынке они провели только позавчера, вчера случилось что-то экстраординарное в городе. После обеда с рынка мгновенно исчезли все покупатели, а охранники, чуть не бегом погнали рабов обратно в лагерь. Уже сидя в трубе, она услышала звуки, которые сразу узнала - похоже, она очень часто слышала их в прошлой жизни. Сначала резко нараставший гул, а потом взрывы - у нее в глазах сразу возникла воздушная атака, и она вжимающаяся в землю. Где-то в городе авиация нанесла одиночный воздушный удар, в этом она не сомневалась. Однако, как она не силилась, так и не смогла вспомнить, где подобное происходило с ней, и, что она там делала.
  С момента, когда она это произошло, минуло уже несколько часов, и все это время в лагере стояла непонятная тишина. Со стороны помещения охраны не было слышно обычных пьяных криков, и они даже не выходили проветриться и поболтать на улице, как это было в прошлые дни.
  Железо уже основательно остыло, и девушка отодвинулась от стены. Надо перебираться на вонючие тряпки, и попробовать заснуть, похоже, кормить сегодня больше не собираются. Однако, в этот момент произошло нечто такое, что заставило её забыть и про сон, и про голод. За забором, в той стороне, где находилась караулка раздались крики, потом щелчки и шипение - узница сразу поняла, что стреляют из лучевиков. А через минуту все эти звуки перекрыли очереди игольников. Девушка мгновенно упала на тряпье и закричала, чтобы все прятались под нары. Это было совсем не лишнее, стрелки, похоже, были не очень опытны. Стреляли они длинными, на полкассеты, очередями и при этом уже несколько игл продырявили железный забор, взрываясь и делая огромные рваные отверстия.
  За главными воротами зашумели, голоса были взволнованными и, как показалось пленнице, немного испуганными. Это явно были не охранники - их голоса она уже запомнила и сразу узнала бы. О чем спорили за воротами, девушка не разобрала, да это оказалось и неважно - раздался скрежет, створки распахнулись и в проеме появились три фигуры. Все трое в бронекостюмах и с бластерами в руках. Девушка откатилась к стене и вжалась в холодное железо. Никто не знает, зачем появились здесь эти гости, но исходя из прошлого опыта, хорошего на этой планете ждать не приходится.
  Но то, что она услышала, оказалось настолько неожиданным, что в первую секунду, она замешкалась, не понимая, что делать. Все трое, перебивая друг друга, закричали:
  - Вы свободны! Быстро выходите! У кого есть возможность, бегите к своим. Кому некуда идти, пойдет с нами. Мы не рабовладельцы! Вы будете опять свободными людьми!
  Заключенные, как и она, несколько мгновений не понимали, что делать, но уже через несколько секунд толпа бросилась в ворота.
  Железный дракон! Они ведь могут и не заметить меня! Пленница вскочила и бросилась к решетке.
  - Эй, вы! Помогите! Освободите меня! Я здесь!
  Она кричала и иступлено трясла решетчатые двери. Однако в общем шуме и суете, её, похоже, никто не слышал. Она уже серьезно испугалась, что так и останется в трубе, когда все сбегут из лагеря, но в это время перед решеткой появился человек. Это явно был один из освободителей - бронекостюм и лучевик в руке. Стекло шлема было поднято. Парень был совсем молодым, солидности не придавала даже фиолетовая наколка на щеке.
  - Сейчас, сейчас, я тебя выпущу!
  Он потряс замок, висевший в массивных петлях, и растерянно оглянулся, словно надеясь на чью-то помощь.
  - Ну что ты? Открывай!
  - Замок, - начал объяснять он. - Нужно найти ключ.
  - На хрена тебе вот это? - сорвалась пленница. Она показала на бластер в его руке.
  Лицо парня просияло.
  - Точно! Отойди подальше.
  Освобождение оказалось делом одной секунды - парень выстрелил и развалившийся замок упал на землю. Еще через секунду они бежали к воротам. За ними творилась полная чехарда - пленники, похоже, не доверяли освободителям, а может, сработало чувство свободы - большинство разбегалось в разные стороны. Лишь небольшая кучка людей - человек десять - собралась возле казармы охранников, там им что-то объяснял еще один из нападавших. Парень с татуировкой сразу направился туда, пленница не отставала. Девушка решила, что пойдет с этими неожиданными спасителями, шанс выбраться одной, на этой дикой планете почти равнялся нулю.
  Боец, собиравший вокруг себя пленников, оказался девушкой - щиток шлема был поднят и на бывшую узницу железной трубы смотрели красивые большие глаза. Во взгляде сквозила тревога и сочувствие.
  - Где ты её нашел?
  - Её в трубе держали, - быстро ответил парень.
  - А, поняла, в карцере. Сволочи, самих бы их посадить в эту железяку с решетками.
  Откуда-то она знает про 'карцер', удивилась пленница, неужели тоже прошла через лагерь? В это время из дверей казармы выскочили еще два человека в бронекостюмах. Это явно были соратники освободителей. Но у них кроме лучевиков в руках было еще по паре игольников. Судя по тому, как эти двое держали их, с оружием они были явно не в ладах. Трофеи, поняла узница, забрали у охранников.
  - Надо срочно уходить! - кричал на бегу один из них. - Там есть комната с бронированной дверью, несколько человек заперлись там. Мы не смогли их достать. Они наверняка вызвали подмогу.
  - Дракон! - выругалась девушка. - Надо было бы всех кончать, они могут еще устроить нам сюрприз. Хотя подмога вряд ли появится быстро - видели же, что творится в городе.
  И тут же, в подтверждение её слов, по разбегавшимся пленникам не прицельно ударила очередь из игольника. Стреляли из башенки на крыше казармы. Хотя очередь прошла выше, все непроизвольно упали на землю. Сверху опять начали стрелять, в этот раз охранники оказались точнее, несколько убегавших рабов упали. Кто-то из раненных жутко закричал. Этот предсмертный крик напугал и нападавших и пленников, кто-то вскочил и бросился в сторону. Его тотчас снесло несколькими иглами, превратившими тело в дранный кровавый мешок. 'Почему они не отвечают?' Пленница из карцера выругалась и подползла к парню, у которого были трофейные игольники.
  - Ну-ка дай сюда!
  Она рванула игольник из рук парня. Тот выпустил оружие и теперь испуганно следил за тем, что делает бывшая узница. Она тем временем, скользнула за блок из бетонопласта, перегораживающий подъезд к зданию охраны. Ей понадобилось меньше минуты, чтобы заставить замолчать игольник наверху. Две очереди - первая короткая, пристрелочная, а вторая длинная, в двадцать игл - размолотили внутренности башенки.
  - Теперь уходим!
  Она вскочила и первой побежала за угол здания, к выходу на улицу. Остальные толпой бросились за ней.
  
  - Больше ничего не помню.
  Бывшая узница сидела перед столом, за которым находились трое. Двое мужчин и женщина. Лишь один из этой троицы выглядел старше тридцати. Но, к удивлению пленницы, командовал здесь не он. Всем заправляла та самая девушка, что командовала при нападении на лагерь рабов. Тогда, после того как пленница мгновенно расправилась со стрелявшими с крыши охранниками, ей сразу начали доверять и даже когда они сели в ожидавший за углом транспортер, никто не пытался забрать у нее игольник. Лишь, когда после долгой тряской езды в старом армейском броневике, они прибыли в место расположения нападавших, оружие у нее все-таки забрали. И сразу же повели на допрос. Похоже, она заинтересовала нападавших больше других.
  Она не стала ничего скрывать, и рассказала о себе все, что помнила. Рассказ получился совсем короткий, поскольку помнила она совсем немного. Вся её осознанная жизнь начиналась после того, как она очнулась в кресле разбитого катера. Глядя на лица допрашивающих, она поняла, что её история не вызвала недоверия. Похоже, подобное здесь уже слышали. Девушку-командира звали Исрен, во всяком случае, так она представилась в начале допроса. Она извинилась перед пленницей:
  - Я думаю, ты сама понимаешь, что мы должны о тебе что-то знать, поэтому не обижайся. Давай все-таки пройдем медмашину, может она сможет что-то извлечь из твоего чипа.
  Пленнице и самой очень хотелось знать кто она такая, поэтому она сразу согласилась. Хотя на корабле нашедших её мусорщиков, она уже прошла подобную процедуру и без всякого результата. Но вдруг.... Может у этих машина окажется мощней.
  Однако, все оказалось напрасным, хотя чип был в работе, память у него оказалась стерта.
  - Дракон, даже имени не нашли, - подвела итог Исрен. - Давай тогда придумаем, как мы тебя будем называть. Выбери себе какое-нибудь имя.
  Пленница не стала долго раздумывать, откуда-то в голове сразу всплыло имя.
  - Называйте меня Чекра.
  На миг в глазах троицы мелькнуло удивление. Пленница и сама не понимала, почему она выбрала такое странное имя. Просто оно первым всплыло в голове, когда она стала думать о выборе имени.
  - Хорошо, Чекра так Чекра. Теперь о главном. Я думаю, ты понимаешь, что ты явно была связана с армией. Я тоже когда-то служила в пехоте и сразу поняла это, как только ты взяла в руки игольник. Так вот, нам очень не хватает таких специалистов как ты. На Камгуре куча оружия, у нас есть люди, но настоящей боевой единицей мы так стать и не можем. У меня не хватает опыта, я слишком мало служила и ни разу не участвовала в реальных боевых операциях. А судя по твоим действиям, ты эту школу прошла. Так что ты должна сделать солдат из наших людей. Потому что дел у нас впереди очень много. Мы должны установить на этой планете нормальный, справедливый режим. Камгур заслуживает этого.
  Сейчас тебе расскажут о том, что здесь у нас происходит, введут тебя в курс дела, и ты можешь приступать к своим обязанностям. А нам надо идти, дела требуют нашего присутствия.
  
  Тот, кто должен был ввести её в курс дела, оказался тоже совсем молодым. Чекра заметила, что, вообще, большинство местных обитателей были молоды. Как всегда, подумала она, революции творят молодые.
  - Меня зовут Голем, - представился парень. На его щеке тоже закручивался узор синей татуировки.
  В действительности все оказалось так, как она и представляла. На Камгуре царила анархия. Центральная власть отсутствовала, и функции местного самоуправления взяла на себя местная организованная преступность. И поэтому здесь и расцвел пышным цветом криминал. Не было такого незаконного в остальной части Звездного Мира вида бизнеса, который не был бы легально представлен здесь. Начиная от продажи контрабанды, до торговли людьми. Сначала Чекра не понимала, почему планетой, на которой творятся такие мерзкие дела, до сих пор не заинтересовалось Министерство Безопасности. Ведь в Звездной Империи законы были достаточно суровы, а то, что планета не входила в юрисдикцию Империи, никогда Императора не останавливало. Повод для вторжения мог быть найден всегда. И лишь когда Голем рассказал о тех, для кого эта планета действительно является кусочком счастья, она сообразила, почему Камгур предоставлен сам себе.
  Главное - то, для чего и была изолирована эта планета, находилось не в Банесайде и не в других подобных городах. Все эти поселения подпитывали и обслуживали несколько сказочных оазисов, расположенных в недоступных местах планеты. Там отдыхали и предавались своим самым низменным порокам те, кто обладал реальной властью в Звездной Империи, и двух других звездных конгломерациях, Вольный Мирах и Кармадонском Союзе. Понятно, что эти люди - высокопоставленные сановники и бизнесмены, находящиеся в самом верху списка влиятельных персон, препятствовали тому, чтобы какое-либо ведомство, следящее за законностью, вдруг заинтересовалось происходящим на планете счастья.
  Когда её собеседник начал рассказывать бывшей потенциальной рабыне об этом, она вдруг вспомнила, что она это уже знала. Похоже, она действительно, когда-то специально изучала эту планету. Воспоминания отвлекли её от рассказа парня. Эти мысли заставляли её думать, что она оказалась здесь совсем не случайно. Говорить об этом кому-нибудь она, конечно, не собиралась, пусть все идет своим чередом. Ведь если её специально забросили на Камгур, в конце концов, должен кто-то появиться, чтобы ввести её в курс дела. Или же она должна сама вспомнить все. Чекра усилием воли, отогнала мысли о своей судьбе и заставила себя дослушать рассказ Голема до конца.
  Хотя цели, которые ставили перед собой люди, освободившие её, были благородными - они хотели освободить мир Камгура от всесильного криминала и восстановить закон и порядок - методы, которыми они хотели этого добиться, вызвали у Чекры некоторые сомнения. Индивидуальный и массовый террор, пока еще нигде не приводил к установлению справедливого порядка. Лозунги же их, вообще, вызывали у девушки усмешку. Однако, пока эта компания будет воевать против тех, кто продает людей в рабство, тех кто выбивает из горожан последний грош, она решила, что будет с ними. Идти ей все равно некуда. А тут она, действительно, на своем месте. Она чувствовала, что Исрен не ошиблась, и у нее есть знания и навыки, для того чтобы создать из этой толпы вооруженных людей настоящий боеспособный отряд.
  Так бывшая узница карцера в лагере рабов, стала командиром военного крыла организации с громким названием 'Справедливость для Камгура'. Если до её появления, почти никто не слышал этого названия, даже вездесущий Грони не смог сказать, кто атаковал лагерь рабов, то через некоторое время весь Бонисайд заговорил о новой организации. В запуганном городе появилась еще одна реальная сила, и конечно, схватка между бойцами мафии и борцами за светлое будущее, была неизбежна. Это было лишь дело времени.
  
  ****
  
  Принцесса Гелия и Гигрей Стванс все-таки поженились. Для тех, кто близко не знал молодых, этот брак был вполне закономерен. Оба из высших слоев императорского общества, у Гелии кровное родство с Семьей, а у Гигрея деньги, положение, связи. Понятно, что тут не было никакой любви, обычный брак по расчету. Но, очень перспективный. Однако, для тех, кто знал обоих молодоженов, эта свадьба стала неожиданностью. Никто не ожидал, что своенравная, взбалмошная принцесса Гелия, вдруг согласится на этот брак. Она всегда ненавидела Стванса, и честно в этом признавалась. Знающие сходились на том, что на принцессу надавила Семья. В общем, как это всегда бывает в этих кругах, не брак, а сплошная политика.
  Как бы то ни было, но это произошло, и молодые отправились в свадебное путешествие. Где они проведут медовый месяц, вездесущие репортеры новостей так узнать и не смогли. Служба безопасности 'Навигационных систем', этого государства в государстве, сработала четко. Как не кричали редакторы новостных каналов на своих пронырливых подчиненных, никто не смог пробиться через дымовую завесу, поставленную охраной Ствансов. Ведь узнай широкая публика, куда отправились молодожены, это могло бы вызвать скандал. Не могли же представители высшего круга Империи, наплевать на законопослушность и отправиться развлекаться на полумифическую планету Счастье, где можно получить любое, самое грязное и незаконное удовольствие. На словах все общество Цессии было консервативным и законопослушным.
  Но молодые сейчас находились именно там - в оазисе на берегу теплого синего океана. И увидев их здесь, вряд ли кто-то посчитал их семьей. Они даже поселились в разных местах, и до возвращения на Цессию, они вряд ли хоть на секунду будут вместе. Брак заключен, то, что хотели Семья и отец Гигрея, Сенер Драйзер, они получили, а остальное дело самих молодоженов.
  Гелии уже давно надоели обычные развлечения Цессии - секс, пьянки и наркотики, и лишь, поэтому она согласилась на уговоры жениха отправиться на Камгур. Обычно на любое его предложение она отвечала отказом. Как говорила сама Гелия своим немногочисленным подругам - я вышла за него замуж, но ненавидеть его я не перестала.
  Пресыщенная принцесса думала, что здесь, на Камгуре новые, запретные развлечения опять вернут ей остроту ощущений. Сразу же по прибытии, как только молодоженов разместили в роскошном отдельном доме-дворце, она потребовала список того, чем она могла пощекотать здесь нервы. В самом начале списка шли развлечения из тех, что она могла получить как на Цессии, так и на любой другой планете-курорте. Однако то, что значилось в списке дальше, даже её пресыщенная душа не принимала. Гелия хоть и прослыла среди золотой молодежи самой испорченной и развратной, не смогла даже дочитать весь список до конца. Здесь предлагали любые самые извращенные и жестокие развлечения. Она едва пробежала глазами начало основного списка, а у нее к горлу уже поступила тошнота. Когда принцесса отказалась от всего, вышколенная обслуга разволновалась и забегала, гость недоволен, это было чревато наказанием.
  Они решили, что госпожу не удовлетворил список, и сразу предложили самой придумать, чтобы она хотела пережить, какое приключение. Оазис гарантировал, что любая фантазия, любая прихоть, даже самая больная по меркам обычных людей, будет тотчас исполнена.
  Красавец-метродотель, загорелый, мускулистый, одетый только в набедренную повязку, с удивлением смотрел на принцессу. Такая молодая, а уже настолько испорченная - даже полный список забав её не удовлетворил.
  - Может, вы посмотрите, что выбрал ваш жених? Он прислал свой список заранее.
  - Покажите.
  Опять включилась голограмма и в воздухе поплыли строчки описания, а на заднем плане появились картины, иллюстрировавшие эти описания. То, что она увидела, добавило к уже испытываемой ненависти еще и презрения. Её новоприобретенный муженек, был настоящим больным извращенцем, помешанным на садизме.
  - Выключите это немедленно! - закричала она, не в силах больше смотреть на страдания детей.
  К дракону все! Она решила немедленно покинуть эту 'счастливую' планету, но после недолгого размышления поняла, что это вряд ли исполнимо. Та сила, что заставила её выйти за этого скота, будет недовольна подобным поведением, и её все-таки заставят вернуться к Гигрею. Когда ты член Семьи, ты вольно, или невольно замешан в политику, и не всегда ты хозяин своей жизни.
  Убежать не удастся, но и оставаться здесь, рядом с этим скотом, она не хотела.
  - Устройте мне экскурсию по планете. На несколько дней. Здесь есть поселения, где живут простые люди? Я хочу посмотреть все, и может быть поохотиться или порыбачить.
  В голове слуги, привыкшего к ненормальным развлечениям гостей, её желание оформилось совсем в другом виде, чем это задумала Гелия. Он решил, что эта молодая сучка и впрямь сумасшедшая - охотиться на людей не в Оазисе, а прямо в городе. Ну что ж, фирма может организовать и такое.
  Через полдня Гелия и десять человек обслуги вылетели на флаере с роскошной внутренней отделкой, в сторону ближайшего города, где жили люди, обслуживающие инфраструктуру Оазисов. Следом за флаером принцессы, скрытно вылетел катер с, до зубов вооруженной, охраной. Вполне возможно, что двуногая дичь в городе может начать сопротивляться, оружия внизу хватало. Высокопоставленная гостья не должна пострадать, ни в какой ситуации.
  Ближайший город назывался Бонесайд.
  
  ****
  
  Вовка проснулся и, не открывая глаз, с хрустом потянулся. Во сне он видел что-то хорошее, и сейчас невольно улыбался. Левая рука коснулась теплого тела, кто-то спал рядом. Он резко убрал руку, и улыбка мгновенно покинула его лицо. Сраная жизнь, он до сих пор находится в Бонесайде и, значит, с утра надо снова улаживать кучу дел. При том таких, к которым его душа совсем не лежала, а некоторые проблемы, он, вообще, ненавидел всем сердцем.
  Вовка приподнялся и посмотрел на девушку, лежавшую рядом. Она безмятежно спала. Короткие разноцветные волосы спутались и смешно торчали в разные стороны. Черт, это Ли! Как это он вчера поддался её напору? Наверное, потому что немного переборщил с выпивкой. А как иначе, ведь пришлось снимать первую пробу с нового заводика по перегонке местных вин в нормальное пойло. Надо её будить и срочно отправить в свою комнату, не дай бог заметит эта сероглазая красавица Имарт, а еще хуже узнает Саларви. Почему-то и та и другая считали его своей собственностью, но Сапаренд была гораздо опаснее, она вполне могла из ревности прикончить девушку.
  Вовка наклонился и растолкал спящую, та сквозь сон протянула:
  - Остань милый, мы и так всю ночь этим занимались. Я спать хочу.
  - Вставай, Ли. Ты прекрасно знаешь, что лучше не надо, чтобы нас видели вместе. Вспомни про Имарт и Саларви.
  Девушка мгновенно проснулась.
  - Вот зачем ты напомнил мне про эту сучку, Сапаренд. Все настроение с утра испортил.
  Она поднялась, и как была, в чем мать родила, стала собирать свои вещи. Открыв двери, девушка обернулась. На лице уже не было следов недовольства.
  - Вовка, ты самый лучший. Выгони их, ты же знаешь, что преданней меня не найти, я за тобой в пасть дракона пойду.
  Вовка не стал отвечать, он только улыбнулся и помахал на прощание рукой. Когда та вышла, он вздохнул - блин, еще с бабами все сложно, вот он вляпался. Но, черт с ним, пойди все по-другому, мог бы сидеть сейчас на цепи у какого-нибудь хозяина. Если бы не решился тогда рвануть из рабской колонны за теми двумя. А быть рабом, это совсем не то, что просыпаться в собственном дворце с красавицей в обнимку, хотя и с кучей проблем в башке.
  Вовка еще минуту полежал, решая идти ли в медмашину, чтобы избавиться от последствий вчерашнего выпитого или лучше заняться зарядкой. Выбрал зарядку. Не настолько он уж и страдал, как бы сказал отец, это баловство после одного пьяного вечера болеть с похмелья. И действительно, зарядка помогла, а после того, как поплавал в бассейне, он окончательно забыл про то, что пил вчера вечером. Так что завтрак, который ему принесли прямо в кабинет, Вовка съел с удовольствием.
  Он отодвинул поднос с посудой на край огромного стола, хватит отдыхать, пора браться за работу. Хотя то, чем он занимался трудно назвать работой в том смысле, в каком это подразумевалось в Империи, а тем более на Земле. Быть боссом мафии даже в заштатном городе на планете удовольствий, это было совсем не то, к чему он стремился, и для себя, еще в самом начале, Вовка решил, что будет относиться к этому, как к обычной работе, не вмешивая сюда ничего личного. И, конечно, он не собирался оставаться тут навсегда. Цель, которую он наметил когда-то, так и оставалась главной в его жизни. Он выберется наверх в этой сраной Империи. Братишка Серега смог, а чем он хуже? А ведь у Сереги нет не практической хватки, ни полезного здравого эгоизма, которым руководствовался он, Вовка. Серега романтик, это Володька знал точно, и, увидев его после долгой разлуки, сразу понял, что брат не изменился.
  Он включил головизор и просмотрел сводку новостей по городу - нигде не всплыла новая проблема? Нет, вроде все спокойно. Хотя, конечно, он знал, что по-настоящему спокойно быть не может, и сейчас появится полковник со своей сводкой, собранной из разных подразделений Вовкиной вотчины. И там-то, наверняка, будет куча разных проблем, которые надо срочно решать. Словно услышав Вовкины мысли, открылась дверь, и в кабинет вошел Витар Гланд, которого за глаза и в глаза все называли полковником. Они молча кивнули друг другу, и Гланд сразу приступил к делу.
  Седой полковник так и остался для Вовки загадкой, рассказал он о себе лишь самую малость - служил в Космической Пехоте, за что-то был отправлен в запас. Про обстоятельства своего появления на Камгуре и в охране бывшего босса Брунея, он, вообще, ничего не рассказывал. Вовка тоже не стал на него давить, пытаясь разузнать о прошлом. Наверняка, Бруней, когда ставил его начальником охраны, вытащил об его биографии все, что смог. Хотя о себе землянин тоже никому ничего не рассказывал, но он был теперь главным боссом Бонесайда, и расспрашивать его об этом было некому. Иногда Саларви Сапаренд пробовала выпытать у него что-нибудь о его прошлом, но он только отшучивался.
  Все вышло так, как он и думал, первые слова полковника сразу обозначили главную сегодняшнюю проблему.
  - Командир, - один на один, полковник обращался к нему по-армейски. - Я не стал тебя будить, думал, что тебе плохо. Но у нас еще с ночи большая проблема - в Самуке убили нашего представителя и не только его. Прошлись по всей семье, присматривающей там за порядком.
  - Кто? Нарки или Сампоро?
  Первыми, как всегда, пришли в голову отмороженные, только эти безмозглые идиоты могли напасть на представителей организации. Все, кто нормально соображал, понимали, что ответ будет страшным. Организация всегда наказывает за нападение на своих людей. Хотя район был бедным, таким же, как Сангвиль, где заправлял делами Грони, и прибыли от него было немного, но тут дело пошло на принцип.
  - В том и дело, что нет. Наших кончили эти революционеры.
  - 'Справедливость для Камгура'?
  - Да, они.
  - Вот черт! Они совсем чокнулись? Хотят драки?
  Полковник пожал плечами.
  - Пока не знаю, но они взялись за дело всерьез. Выковырнули не только наших. Дали по зубам Сампоро, и разгромили все точки, где торговали наркотиками. И самое главное, они создают свои структуры власти.
  - То есть район перешел под их контроль?
  - Да.
  Вовка задумался. Конечно, он ответит, в таких случаях спуску давать нельзя, нельзя терять авторитет организации. Но его беспокоило другое, кто они, эти борцы за справедливость? Откуда они взялись? Полковник до этого докладывал, что эта банда, впервые проявила себя в тот день, когда Вовка неожиданно стал главным боссом Банесайда. Тогда они напали на тот самый лагерь рабов, в котором когда-то сидел и он сам. В тот раз, он их поддержал, и даже то, что тогда они тоже разгромили несколько точек торговли наркотиками, тоже оставил без последствий. Он и сам относился к этому бизнесу с отвращением. Хоть это и приносило главный доход в таких бедных районах. Он бы и сам был рад ликвидировать все эти наркопритоны, но понимал, что тогда надо будет срочно уходить и прятаться, а потом начинать все сначала. Те наверху, в Оазисе, что поставили его здесь главным, наверняка, не потерпят такого. Для них главное, чтобы поток денег, идущий наверх, не иссякал, а наоборот, становился многоводней.
  - Каким образом они все это провернули? Помнится, ты докладывал, что у них нет боеспособного отряда. Все гражданские любители. А у нас там была неплохая группа, уж с такими-то они должны были справиться.
  - В том-то и дело. Как оказалось, за это время, они смогли вооружить и обучить немало людей. В этот раз они действовали четко, по единому плану и с дисциплиной у них все в порядке.
  - Черт! Значит в этом городе, появился еще какой-то армеец, кроме нас с тобой. Ты, я знаю, хотел разузнать об них больше. Что-нибудь накопал?
  - Немного. Но я теперь знаю кто у них главный.
  - Ну?
  - Вот она.
  Полковник коснулся сенсора на своем планшете, и над столом возникла женская фигура.
  - Лицо увеличь.
  - Сейчас.
  Вовка хмыкнул. Он тоже знал эту девушку.
  - Её зовут Исрен?
  - Ты её знаешь?
  Полковник удивленно смотрел на него.
  - Да. Именно вслед за этой подругой я сбежал из колонны рабов.
  - И что, она служила? Она из армейцев?
  - Черт её знает. Возможно.
  Вовка вспомнил рваную армейскую футболку на девушке, хотя это могло и ничего не значить.
  - Что будем делать?
  Гланд первым задал вопрос, который Володька только хотел задать ему. Землянин откинулся на спинку кресла и на минуту задумался. Он не сомневался, что сможет прижать или даже полностью ликвидировать боевую часть этих 'революционеров'. Все-таки в его руках вся мощь объединенных теперь сил всех бывших боссов. Но это означало войну, вряд ли удастся ликвидировать эту угрозу одним ударом. И, кроме того, в душе Вовка совсем не жаждал схватки с этими ребятами. То, что они делали, было совсем неплохо, если брать с человеческой точки зрения. И тем более теперь, когда он узнал, кто командует этой армией. Был еще один аргумент, который влиял на то, что нельзя втягиваться в долгую войну - это опять те же смотрящие из Оазиса. Он помнил, как они помогли ему быстро закончить начинавшуюся войну банд здесь, в Бонесайде.
  - Знаешь что, мы не будем пока отвечать.
  Полковник опять удивленно взглянул на него.
  - Они же подумают, что мы слабы, что мы боимся.
  - Я понимаю. Но пока мы так и сделаем.
  Вовка добавил металла в голосе, чтобы Гланд понял, что решение окончательное.
  - Вместо ответа, ты организуешь мне встречу с Исрен. А уже по её итогам, мы решим, как будем действовать. Война или мир. Ну и пока будешь готовить встречу, не забывай о разведке, когда я встречусь с ней, я хочу знать о них как можно больше. Чтобы я пришел на встречу не с пустыми руками.
  - Слушаюсь, командир. Думаю, три дня мне хватит.
  Полковник правильно понял тон Вовкиного голоса и не стал возражать.
  - Два. Даже за это время они могут попытаться ударить еще где-нибудь, а если мы не ответим, это уже точно будет выглядеть как слабость. Ладно, с этим делом решили. Чем еще порадуешь?
  Остальные дела были обычными, текущими. Вовка пару раз дал указания, как действовать, а остальное оставил на усмотрение полковника, в текучку сам он предпочитал не вмешиваться.
  Полковник почти закончил утренний доклад, когда в кабинете раздался голос охранника с пульта.
  - Шеф, к вам рвется Саларви Сапаренд.
  Собеседники переглянулись. Что понадобилось этой подруге в такую рань? Однако гадать тут было бесполезно, Сапаренд была настолько непредсказуемой, что все догадки ничего не значили.
  - Может, она узнала про дела в Самуке?
  Все-таки высказал предположение Гланд. Вовка выразительно пожал плечами.
  - Сейчас узнаем.
  Он коснулся сенсора на встроенном коммуникаторе стола и приказал:
  - Пропустите её.
  Полковник поднялся.
  - Командир, я пойду. Дел много, надо заняться встречей.
  Вовка не хотел встречаться с Саларви в одиночестве, при полковнике она хоть не бросится с порога на шею. Но Гланд прав, дел действительно много, и главное, конечно, встреча с Исрен.
  - Ладно, иди. Буду один отбиваться.
  Полковник понимающе улыбнулся, и быстро вышел в другую дверь, потому что дверь из главного коридора уже начала открываться.
  
  - Милая, ну давай, иди, сядь в кресло.
  Вовка пытался уговорить женщину покинуть его колени. Однако она не слушала и продолжала ловить его губы своими губами.
  - У меня много дел, - опять прохрипел он, но тут же замолк запечатанный длинным поцелуем. Она, действительно, считала его своей собственностью. Вовка со страхом подумал о том, что произошло бы, если бы Сапаренд узнала, что он творил сегодня ночью. Ли явно пришлось бы плохо, очень плохо.
  С Саларви все началось ночью того же дня, когда в благословенном Бонесайде произошел неожиданный переворот в криминальном мире, и боссом всех боссов, вдруг стал землянин Вовка Кротов. Тогда, после долгого дикого дня, в течение которого сначала пришлось повоевать, а потом, под нажимом гостей из Оазиса, стать местным доном Корлеоне, ночью в бывший дом Брунея заявилась Сапаренд. Расстались они не так уж давно, и что её привело опять, он не знал. Вовка уже хотел ложиться спать, надо было отдохнуть после сумасшедшего дня, и женщина пришла к нему прямо в спальню. Тогда впервые, Вовка испытал её непредсказуемый характер на себе. Увидев его уже наполовину раздетого, Саларви только удовлетворенно хмыкнула, что-то вроде, ты уже ждешь меня, и мгновенно завалила землянина на кровать.
  Её напор был таким страстным, что изголодавшийся Вовка не смог устоять. Хотя надо честно признаться, он и не пытался сильно сопротивляться. Потом, после бурного, страстного секса, у них состоялся памятный разговор, в котором Саларви определила их отношения.
  - Я ведь, когда мы познакомились, решила тебя убить, - неожиданно огорошила она признанием. Сапаренд подняла голову с его груди и заглянула Вовке в глаза. Тот не нашел, что сказать в ответ, хмыкнул и спросил;
  - Чем я заслужил такую честь?
  - Ты служил в Армии Империи.
  - Много людей служили...
  - Нет, здесь на Камгуре их мало. И я всегда их убиваю, если появятся.
  Вовка вспомнил начало их знакомства, тогда что-то говорилось про акции усмирения взбунтовавшихся планет, наверное, это тянется оттуда. Но все равно спросил:
  - Чем тебе не угодила Армия Империи?
  Женщина неожиданно взорвалась - она вскочила на колени, нависла над Вовкой, бесстыдно выставив, поблескивающую от пота, голую грудь. Землянин даже отвлекся от её слов, настолько сексуально выглядела разгоряченная женщина. Несмотря на внушительную разницу в возрасте, тело у Саларви было почти девичье.
  - Эти суки убили всех моих родных! Всех! Даже четырехлетнего брата! А уж он-то точно ни в чем не был виновен. Выйти из Империи придумали сволочи в столице, а сраная имперская Космическая Пехота и МРОБ разгромили всю планету. Меня два дня насиловали солдаты. А мне ведь было только четырнадцать лет.
  Желание у Вовки сразу пропало. Действительно после такого, я бы тоже хотел отомстить, подумал он.
  - Как ты выжила?
  - Они бросили меня в развалинах умирать. А пришедшие после них мародеры подобрали. И вывезли сюда, на Камгур. Продали меня одному козлу, но я недолго у него задержалась.
  Саларви передернуло, похоже, она вспомнила, что-то совсем грязное, её лицо выражало брезгливость.
  - Но ничего, - встряхнулась она. - Старый козел получил по заслугам, я отрезала ему яйца.
  - Но я-то ни в чем таком не замешан. Да я бы и не пошел на такое.
  Он вдруг вспомнил Чечню и резко замолк. Черт! Не рассказать бы ей по пьяни, а то еще решит, что это тоже такое же дело.
  - Да мне плевать! Ты носил эту форму! А я поклялась убивать всех, кто её носит.
  Хорошо, что она попала на Камгур, подумал Вовка, в законопослушной части Империи, её бы давно вычислило МРОБ.
  - Ну и почему я еще живой?
  Саларви сразу сникла, отвернулась от него и села, обняв руками колени.
  - Ты не такой, как все...
  Через некоторое время тихо ответила она.
  - И ты несколько раз спас меня, хотя никакой пользы тебе от этого не было.
  - Что, от всех дел должна быть польза? - усмехнулся Вовка.
  - Да!
  Она резко повернулась к нему.
  - Это я поняла точно! В этой жизни нельзя полагаться на чувства, если поверишь кому-то, он обязательно предаст.
  Бедная девочка, сколько же надо пережить, чтобы уверовать в такое. Это он вслух не сказал, спросил другое.
  - А как со мной? Мне ты веришь?
  Она опять задумалась, похоже не находила объяснения такому выборочному отношению к землянину.
  - Я же сказала, что ты другой, - наконец нашлась она. Её глаза опять засверкали. - Но, если я что-то почувствую, я сама изрежу тебя на кусочки. И еще - ты теперь только мой! Я впервые с тех пор была с мужиком, и надеюсь, ты так и останешься моим единственным. Запомни, как только увижу, что возле тебя вьется какая-нибудь смазливая мордашка, ей не жить.
  Она вдруг схватила Вовку за волосы и притянула к себе. Горячие губы впечатались в губы Вовки. Потом отбросила его и одним движением оседлала. Бурная ночь продолжилась.
  
  Вовке, наконец, удалось уговорить Сапаренд, покинуть его колени, и все-таки объяснить, зачем она пришла прямо с утра. Хотя официально в Бонесайде командовал землянин, но у Сапаренд была определенная автономия. Вовка дал ей свободу действий и старался не вмешиваться в её дела. Во многом это диктовалось тем, что он не хотел часто встречаться с женщиной. Секс с ней был, конечно, совсем неплох, но её непредсказуемость нервировала его. Вот и сегодня - что опять её привело?
  - Может, я просто хотела поцеловать тебя?
  Кокетливо спросила Саларви. Вовка не ответил, но сделал такую недоверчивую мину, что женщина рассмеялась.
  - Не веришь. Правильно делаешь. Прежде всего дела, а любовь потом.
  Её лицо сразу стало серьезным.
  - Ты, конечно, уже знаешь про то, что произошло в Самуке?
  Вовка подтверждающе кивнул. Блин, она-то откуда знает? Неужели она шпионит за мной? Надо быть осторожнее. То, что Гланд делится информацией с Сапаренд, он сразу отмел. После того памятного дня, когда Саларви, чуть не прикончила раненного полковника, их отношения не выходили за рамки официальных. Хотя раньше, Гланд был единственным, кого она хоть немного уважала. Вовка до сих пор не знал, чем это было вызвано, но и не пытался расспрашивать полковника. Что было, то прошло.
  - Что будем делать?
  - Пока ничего.
  - Что?! Ты в своем уме? Они же подумают, что мы их боимся. Надо немедленно ударить. Придушить это восстание в зародыше.
  Вовка ломал голову, что можно сказать своей непредсказуемой гостье, чтобы на время успокоить её. Ведь эта сумасшедшая может, и сама начать что-нибудь делать, у неё свой взгляд на обстановку в Бонесайде. Все-таки надо ей рассказать правду, решил он. Ничего другого, чем бы можно было оправдаться в промедлении, в голову не приходило. Не рассказывать же ей, что ему нравятся цели, которые поставили перед собой эти романтики.
  - Я хочу встретиться с их вожаком.
  - Что? Да ты чокнутый. Они же убьют тебя. И все, тогда Бонесайд сам упадет к ним в руки.
  Она на секунду замолчала, что-то обдумывая, и на её лице вспыхнуло понимание.
  - А, так ты сам это задумал. Хочешь прикончить их руководство. Дракон, но это опасно. Давай лучше будем действовать обычными методами, хоть и крови больше, но зато твоя голова будет вдалеке от схватки и останется целой.
  - Не переживай, все будет подготовлено очень тщательно. Риск минимальный.
  Пусть она думает о встрече по-своему, решил он, не стану ей больше ничего рассказывать. И тут, Сапаренд удивила его по-настоящему.
  - Я поеду с тобой! - решительно заявила она. - Если тебя убьют, мне незачем жить.
  Она замолчала и отвернулась, поняв, что высказала лишнее. Вовка, не ожидавший такого, тоже молчал. Сказать, что он удивился, значит, ничего не сказать. Похоже, эта сумасшедшая любит его? Когда это она успела втюриться? Вовка подозревал, что женщина испытывает какие-то чувства, но никак не настолько, что ставит свою жизнь в зависимость от его существования. Сам он ничего подобного к ней не испытывал, его даже тяготила эта их связь. А уж тем более связать себя с непредсказуемой патологической убийцей....
  - Что смотришь? - почти выкрикнула Сапаренд. - Да! Я не могу без тебя.
  Она опустила голову и тихо добавила:
  - Не знаю, что со мной. Как будто заболела....
  Вовка и сам растерялся. Он не знал, что ответить на это неожиданное признание. Кроме того, раз ей втемяшилось в голову, что она поедет с ним, отговорить её будет почти невозможно. Вовка уже знал это из предыдущего опыта. Но тогда она узнает, что он не готовил никакой операции по устранению командиров повстанцев. Придется раскалываться, пока не поздно, а то, по незнанию, она может что-нибудь натворить и все испортить.
  - Может, ты все-таки не поедешь со мной?
  Вовка решил не поддерживать больше тему их отношений, внезапное признание Саларви пугало его. Лучше пусть голова её будет занята делами.
  - Там не будет ничего опасного, Дело в том, что я знаю их командира, и она мне даже кое-чем обязана.
  - Она? Вот в чем дело. Еще и молоденькая? Кротов, ты неисправим! Ну, теперь-то я точно поеду с тобой. За тобой, кобелем, нужен глаз да глаз.
  Блин, хотел как лучше, а сделал только хуже, Вовка выругался про себя.
  - Рассказывай, где ты с ней познакомился. Почему я про это до сих пор ничего не слышала?
  - Да я рассказывал. Ты, наверное, просто не обратила внимания. Помнишь, как я появился в городе? Сбежал из лагеря рабов, того самого, что разгромили люди из Самука. Я же сбежал тогда не один, нас было двое, человек, который сейчас командует в Самуке, и я.
  - Человек... Не человек, а красивая девушка. Это так?
  - Да. А красивая или нет, я не знаю, тогда она была в грязи, и вся в синяках.
  - Я знаю! Была бы некрасивая, хрен бы ты с ней встречаться захотел.
  - Прекрати, ты, что считаешь, что я думаю тем, что ниже пояса? Это чисто деловая встреча, к тому же очень важная. По последним сведениям, у них теперь вполне боеспособные силы. Похоже, у них тоже появился бывший армеец, это чувствуется по последним операциям. Так, что нам гораздо лучше заключить с ними какой-нибудь договор, чем ввязываться в войну. Ну, или определиться хотя бы, возможно ли это в принципе. Ты же знаешь, некоторым, он ткнул пальцем в потолок, война в городе может не понравиться. Им надо, чтобы Бонесайд стабильно приносил свой доход.
  Вовка знал, что, подумав, Сапаренд согласится с ним, что ни говори, а мозги у нее были. Иначе бывшая рабыня никак не смогла бы вырасти до начальника охраны одного из боссов. Так и случилось. Она немного помедлила, прикидывая за и против, потом пробурчала:
  - Хорошо. Ты прав. Но я все равно, поеду с тобой.
  
  - Чекра, - коммуникатор на руке заговорил голосом Исрен. - Срочно зайди ко мне! Срочно!
  Девушка в армейских брюках и сапогах от пехотного бронекостюма, тотчас поднялась и вышла из палатки. Через пару минут она уже стояла в другой палатке перед другой девушкой, в точно такой же форме. Брюки, сапоги, футболка, все армейское, пехотное. Чекра сама настояла на том, чтобы все люди из военного крыла 'Справедливости' носили форму. Это дисциплинирует, а без дисциплины, настоящей боеспособной армии создать нельзя.
  - Слушаю, Исрен.
  - Садись, - та показала на раскладной стул перед походным столиком, за которым сидела сама. На столе лежал офицерский планшет. Чекра очень хорошо была знакома с подобными штуками, похоже, в прошлой жизни ей приходилось немало попользоваться ими. Хотя, где и почему это происходило, она так до сих пор и не вспомнила. За столом, кроме Исрен, находились еще двое мужчин, Шорин, он руководил разведкой и Блюм, руководитель политического отдела и главный идеолог 'Справедливости для Камгура'. К Шорину Чекра относилась с симпатией, они часто работали вместе, а вот Блюма,худого, нервного, с бледным дергающимся лицом, она недолюбливала. На её взгляд, он был слишком фанатичен в продвижении своих идей. Она села, всем своим видом демонстрируя внимание.
  - Только что я получила сообщение, и даже не знаю, как к этому относиться.
  - Я говорю это засада! - чуть не вскочил Блюм. - Им нельзя доверять, они грязные преступники. Из-за них наш народ находится сейчас в таком положении.
  - А я вот знаю, из своих источников, - вступил в разговор Шорин. - Что этому человеку, как раз доверять можно. Он хоть и главный босс, но в Бонесайде все знают, что слово он держит.
  - Подождите вы! - прикрикнула Исрен. - Чекра еще даже не знает о чем речь.
  - Да, хотелось бы услышать, из-за чего такой жаркий спор.
  - Со мной хочет встретиться сам глава организации. Некто Кротов.
  - Это связано с последними нашими операциями?
  Сразу сообразила Чекра.
  - Да. Он предлагает встретиться и обсудить эту тему.
  - А не готовит он в это время еще и военный ответ?
  Чекра посмотрела на Шорина. Разведчик отрицательно крутнул головой.
  - Таких данных нет. Мои информаторы говорят, что никакой активности по этой части бандиты пока не проявили. И это необычно, их тактика всегда одна - если задели организацию, они сразу отвечают силой, чтобы никто не сомневался в их всемогуществе. Хотя при новом боссе у них многое меняется. Так что я за встречу.
  - А я нет! - быстро вставил Блюм.
  - Я хочу знать больше, - подытожила Чекра. - Только после этого выскажу свое мнение. Расскажите мне обо всем, что имеет отношение к этому делу.
  - Шорин, это твоя область, расскажи Чекре все что известно.
  Выслушав все, командир боевого крыла тоже согласилась с доводами разведки. Надо встречаться. Но только при её участии, она сама хотела увидеть босса организации. Всегда неплохо знать врага в лицо.
  
  Все высокие, договаривающиеся стороны прибыли к месту встречи вовремя, это было оговорено заранее. Никто не хотел показывать, что очень заинтересован во встрече, и поэтому было ясно, что в случае опоздания, другая сторона ждать не будет.
  Место выбирали долго, здесь тоже никто не хотел давать преимущество другой стороне. Наконец сошлись на пустынном плато за городом. При проверке будущего места рандеву Чекра познакомилась с начальником охраны главаря бандитов. Седой подтянутый человек в возрасте, которого все называли полковником, совсем не был похож на бандита. Посмотрим, каков будет его босс, подумала Чекра, хотя вряд ли он сильно будет отличаться от того образа, что она составила в своем воображении. Слишком уж жесткие меры он предпринял, чтобы пробиться из охранников обычного босса до главы Организации. Физически устранить всех конкурентов не каждый решится. Для этого нужна железная воля, жестокость и немного безумия. Ведь силы всех главарей банд были примерно равны. Так, что вряд ли это будет интеллигент, усмехнулась она.
  Две колонны из разных концов города выехали почти одновременно. В одной было два транспортера, новеньких, поблескивающих краской и сталью, в другой три машины, явно побывавшие до этого в переделках. Понятно, что транспортеры последней модели принадлежали Организации. И та, и другая колонна, за пару километров до встречи разделилась. К месту, где была установлена большая армейская палатка, подошло только по одной машине. Весь протокол был обговорен заранее, поэтому все шло штатно, но только до того, как машины остановились и из них одновременно посыпались люди.
  
  ****
  
  - Смотри, вон прекрасная цель. Надо направить принцессу к ним, пусть начинает охоту.
  Командир группы охраны тронул руку старшего пилота катера.
  - Передай на флаер принцессы, пусть направляются туда.
  Он показал на экран внешнего обзора, где было видна обычная армейская палатка и два транспортера подъезжавшие к ней.
  - Повезло принцессе, как будто специально для нее готовили, здесь можно гнать дичь сколько душе угодно, людям некуда спрятаться.
  - Вдруг они вооружены? Это же Бонесайд, вряд ли люди оттуда выедут без оружия.
  - Не переживай, а мы для чего здесь?
  Комадир группы засмеялся и поправил висевший на груди игольник.
  - Прикроем охотницу, пусть не боится и развлекается, сколько душе угодно. На мой взгляд, если дичь может сопротивляться, так охота еще интересней.
  
  Кротов вышел из транспортера вслед за охранником - их было точно обговоренное число, трое у той и другой стороны, не считая водителя - и закрутил головой, стараясь определить, откуда идет такой знакомый звук. Он сразу определил, что это катер-атмосферник, а еще через секунду и разглядел причину этого гула. Со стороны джунглей, оттуда, где кончалось плато, летели две машины. Они шли 'прогулочным' шагом, не форсируя и не заходя в атаку.
  - Это еще кто? - пробормотал он, не в силах оторвать взгляд от флаеров, летевших прямо на них. Из машины повстанцев тоже стали выходить люди и, как и Вовка сразу задирали головы, изумленно глядя на приближавшиеся катера. Те уже были совсем рядом, сомневаться не приходилось, машины целенаправленно летели к месту встречи.
  Кротов, наконец, оторвал взгляд от летящих машин и повернулся к представителям 'Справедливости', может они объяснят, что происходит. Он хотя и встревожился - непонятное всегда тревожит - но не испугался, повстанцы точно не могли привлечь авиацию. Даже он этого не мог, это могли быть только люди из Оазиса, но тех он пока ничем не рассердил.
  Взгляд Вовки сразу выхватил из группы лицо Исрен, она немного изменилась после того момента, когда они расстались в Сангвиле. Теперь лицо было чистым, и чуть пополневшим. Она же, похоже, его не узнала, скользнула взглядом и уставилась на катера. Вдруг у Кротова отпала челюсть, он увидел девушку, выпрыгнувшую из машины следом за Исрен.
  Этого не может быть! Не бывает таких похожих людей! Нет, конечно, это была она, Вовка понял это, разглядев, как девушка движется, фигура и походка подтверждали - это его старая знакомая из прошлой жизни - Снежа Гронберг. Снежа, однако, не узнала его, или сделала вид, что не узнает - точно как Исрен скользнула по нему взглядом и тоже задрала голову, удивленно глядя в небо.
  Вовка шагнул вперед, к гостям, и в этот момент началось. Сверху, с неба, ударила очередь из игольника. Разрывы игл очертили кривую вокруг транспортеров и выбиравшихся из них людей. Все непроизвольно присели. Сзади раздался рассерженный голос Саларви.
  - Я предупреждала тебя! Им нельзя доверять!
  Вот теперь Вовка испугался. Какие бы ты заварушки не прошел, в каких бы боях не участвовал, оказавшись беспомощным под прицелом врага, когда любая следующая секунда может стать последней, ты все равно испугаешься. Если, конечно, ты нормальный человек и у тебя работает чувство самосохранения. Матерясь, он бросился под транспортер, сзади за ним нырнули еще люди. Повстанцы тоже кинулись под Вовкину машину, бежать к ней было удобнее. Вовка обернулся и оказался лицом к лицу со Снежей. Она еще секунду не узнавала его, и, вдруг, её лицо стало меняться.
  
  ****
  
  Шевеза хотела опять вывалить еду в приемник отходов, но вспомнила, что вчера сказал главный. На нее им наплевать, но, если, она умрет, некому будет заботиться о сыне. Ведь тогда он тоже может умереть, и отец никогда не увидит его. С тем, что она больше никогда не увидит Сергея, Шевеза уже смирилась, но сын.... Он обязательно должен увидеть своего отца. И получить от него имя. Имя от матери Шукар - смелый - у него уже было, но настоящее имя мальчику, может дать только отец. Только тогда и определится, как он проживет свою жизнь. Так всегда было у лесных стрелков, и так будет с её сыном. Эта мысль заставила её передумать, и она, не чувствуя вкуса, все-таки съела завтрак.
  Безделье, обычное времяпрепровождение здесь, в этом прекрасном месте, мучило её. Если бы ей было чем заняться, заточение в этой сказочной тюрьме, может быть, не казалось бы таким тягостным. Она вышла на огромную открытую веранду и спустилась с широкого крыльца на яркий белый песок дорожки, той, что шла к пляжу. Она единственная не была забрана камнем, и Шевеза любила ходить здесь босиком. Пройдя между красивыми зелеными деревьями с копной кожистых листьев на самом верху, она вышла на закрытый небольшой пляж. С двух сторон бухточку с голубой прозрачной водой, заперли невысокие горы, покрытые буйной зеленью. Бухта соединялась с океаном широким проливом, по которому сейчас двигался белый корабль со старинной снастью, такими же белыми парусами. Паруса были наполнены ветром, и делали кораблик похожим на птиц, что сейчас с клекотом носились над самой водой. Считалось, что эта яхта и пляж, и дом, и сама бухта принадлежит ей. Но Шевеза прекрасно понимала, что это только фикция, на самом деле она была пленницей в этом безумно красивом месте.
  С тех самых пор, как она шагнула вслед за тем человеком, что выманил её из домика МРОБ на Баррахе, она и стала пленницей. Хотя еще долго не осознавала этого, похитители искусно плели нити лжи, заманивая её в свои сети, и прошло немало времени, пока простая прямодушная девушка из дикого горного племени осознала это.
  - Мама!
  Звонкий ребячий голос вспугнул пеструю разноцветную птицу, спускавшуюся по шершавому стволу дерева к Шевезе. Это было уже привычкой - утром Шевеза подходила к крайнему от моря высокому дереву, и оттуда спускалось это разноцветное чудо, чтобы взять из рук девушки кусочек лепешки. Первый раз это произошло почти сразу по прибытии сюда. Сейчас птица недовольно стрельнула круглым глазом и полезла обратно в темно-зеленую крону. Это в ней заговорил опыт - однажды она уже попалась Шахуру и лишилась нескольких перьев. Любознательности ребенка не было границ.
  Шевеза бросила лепешку под дерево, потом, когда все уйдут, птица все равно спустится и заберет её. Девушка обернулась и присела, расставив руки, на лице вспыхнула улыбка, от дома к ней, визжа от восторга, мчался Шахур. Сын еще не понимал, что он тоже пленник и радовался жизни, точно так же, как вольные птицы и звери вокруг.
  Она поймала мальчишку на руки и счастливо засмеялась, уткнувшись в его волосы. Нет, все равно все будет хорошо, подумала она, Сергей вернется и обязательно освободит их.
  
  ****
  
  - Сергей? Вовка?
  Во взгляде девушки сквозила растерянность. Она явно пыталась что-то вспомнить и, похоже, ей это, наконец, удалось.
  - Кротов, это ты? Ты Вовка?
  - Да, это я, Снежа. Как ты тут оказалась?
  Но продолжить расспросы им не дали. Метров за сто от машины на сухую короткую траву упал катер, и из него мгновенно десантировалась группа вооруженных людей. Экипировкой бойцы очень походили на спецназ, но никаких опознавательных знаков на них не было.
  - Ваши люди? - зло спросил Вовка, но по взгляду Снежи сразу понял, что это не так. Та с не меньшим удивлением, чем он сам, глядела на рассыпавшихся цепью бойцов. Кто-то толкнул его с другой стороны, он резко обернулся. Напротив, оказались еще одни очень удивленные глаза.
  - Это ты?! Ты глава Организации?!
  - Да, Исрен, это я.
  Прямо день свиданий какой-то, подумал он и опять непроизвольно вжался в землю. Очередь ударила прямо перед транспортером, под которым они лежали. Кусочки земли от взрывов игл брызнули им на головы. Кротов лихорадочно искал выход, внутри транспортера у него было оружие и бронекостюмы, но даже если он до них доберется, это ему мало поможет. Единственное, что он сможет сделать - прикончить пару, тройку нападавших, прежде чем катер разнесет транспортер вдребезги. Самое главное было непонятно, что нужно этим людям, и на кого они работают. Если просто прикончить, то они и не стали бы высаживаться, расстреляли бы с воздуха. Если взять в плен, то почему они даже не шагнули вперед? Бойцы, высадившиеся из флаера, так и стояли цепью, и лишь иногда постреливали, словно побуждая Вовку и спутников выбраться из-под машины. Иглы били все ближе, но ни разу не было прицельного выстрела по ним. Было такое ощущение, что бойцы чего-то ждут.
  
  - Принцесса, наши люди засекли дичь, - стюард, больше похожий на бывшего офицера, склонил голову в полупоклоне. - Можно начинать охоту. Что вы предпочитаете, гнать добычу по земле, или будете охотиться отсюда, с воздуха?
  Глаза Гелии загорелись. Она еще ни разу не участвовала в таком - охота на неведомых зверей, на другой планете. Это действительно, было новое развлечение, и она ожила. По головизору она не раз видела кадры с такой охоты: охотники в открытых машинах мчатся по степи, или лесным дорогам, стреляя на ходу в огромных страшных зверей.
  - Конечно, мы будем охотиться на земле!
  Еще несколько минут назад, она и не помышляла ни о какой охоте, этот вылет она приказала организовать только для того, чтобы сбежать от ненавистного жениха. Но сейчас, когда ей предлагали участвовать в настоящей охоте, в ней проснулся азарт. Похоже, это будет грандиозное приключение.
  - А мне вы дадите оружие?
  - Конечно, ведь охота организована для вас. Все трофеи будут ваши.
  - Так чего мы ждем? Дайте мне игольник и вперед, на землю!
  Гелия еще не знала, какой сюрприз ждет её на земле.
  
  Снежа была в шоке. Широко открытыми глазами она осматривала мир вокруг и не осознавала реальность. Удар, нанесенный её мозгам внезапным возвращением памяти, на время вывел её из строя. Кротов! Тот самый! Брат Сергея Кротова, визит которого когда-то перевернул всю жизнь юной наследницы Гронбергов. Раньше, еще в Академии, они вот так же, совершенно неожиданно уже встречались. Тогда она взяла его в плен во время учений. Но тут-то он откуда взялся?! И главное - он оказался тем, кого она и должна была встретить. Это всплыло в сознании в первую очередь. Вернее, во вторую, в первую к ней пришло осознание того, кто она есть на самом деле. Никакая она не Чекра, она Снежа Гронберг, единственная дочь землевладельцев-аристократов с планеты из Старого Пояса. Похоже, имя Чекра всплыло из подсознания, так звали жену брата.
  Растерянность длилась совсем недолго - пару минут, не больше - за это время, все, что проснулось в её памяти, улеглось по своим местам. Теперь она знала, что попала сюда целенаправленно и все; авария, потеря памяти и прочее, все это было спланировано МРОБ. Организацией, где она теперь служила Инспектором отдела расследований.
  Конечно, надо было еще тщательно обдумать все, что вдруг раскрылось перед ней, но жизнь, как всегда, вносила свои коррективы - обдумывать было некогда, сначала надо было спасти это бренное тело, неожиданно обретшее смысл жизни. А то, что Снежа в опасности, так же, как и все остальные, кто лежал вместе с нею под днищем транспортера, недвусмысленно давали понять фонтанчики земли, вскипающие после разрывов игл.
  - Я думаю, они хотят, чтобы мы вышли из-под машины, - сказал Кротов.
  У Снежи сложилось точно такое же мнение, и она понимала, раз они этого хотят, они заставят это сделать. Гарантия тому, игольники в их руках.
  - Ты прав, надо выходить, - согласилась и Исрен. - Но что понадобилось этим небожителям от нас, простых смертных?
  То, что это посланцы Оазиса, уже было понятно всем. Слишком богатые, и слишком уверенные в себе. Хозяева жизни.
  - Пошли, - тихо приказал Кротов и первым выполз из-под машины.
  - Вот так лучше! - весело одобрил их действия один из бойцов. Голос, усиленный акустической системой боевого шлема, прозвучал, словно боец находился в двух метрах от них.
  - Ну, а теперь побежали, - все так же весело приказал тот же боец, и под ноги им опять ударила короткая очередь. Похоже, это командир, подумала Снежа, и на всякий случай отметила его в своей памяти. В случае чего он подлежал атаке первым.
  - Что они задумали? - Кротов вопросительно смотрел на своих спутников.
  - Кажется, я знаю, что они хотят, - Саларви в сердцах выругалась и продолжила. - Это охота. Они привезли какого-нибудь богача, и сейчас он будет охотиться на нас. Такое здесь уже не раз бывало.
  Её последние слова перекрыл рев второго флаера, он приземлялся рядом с первым. Как только катер застыл, на грунт упала транспортная аппарель и из ярко освещенного чрева, один за другим, выкатились два малых транспортера с открытым верхом. В первой машине кроме водителя, находилось еще два пассажира, вторая была полной - водитель и три бойца. Пассажир в первом транспортере стоял, держась за перекладину стойки. На стойке перед ним был закреплен игольник, второй пассажир - вооруженный охранник - что-то объяснял, похлопывая по игольнику на турели. Стоявший не обращал внимания на объяснения спутника, он вскинул руку в черной перчатке вверх и что-то азартно закричал. Оказалось это молодая женщина. Но, похоже, что-то пошло не так - девушка вдруг замолчала и с удивлением уставилась на открывшуюся перед ней картину. Потом повернулась к спутнику и требовательно заговорила, показывая на бросившихся бежать людей.
  Как только они побежали, Снежа протолкнулась к Кротову, из всех находившихся здесь это был единственный, кому она могла доверять. Если она правильно вспомнила заложенное когда-то на крейсере задание, главная её цель была достигнута - она встретилась с землянином. Надо отдать должное сектору разведки МРОБ, операция была разработана с большой тщательностью, даже действуя вслепую, ничего не помня ни о себе, ни о своем задании, она все равно вышла на нужного человека. Снежа вспомнила, как была удивлена, когда на крейсере впервые узнала, что встретиться на Камгуре ей предстоит со старым знакомым.
  Кротов на ходу обернулся к ней.
  - Когда выкарабкаемся из этой передряги, ты от меня не избавишься, пока все не расскажешь. Я ни на процент не верю, что ты здесь случайно.
  - Расскажу, - выдохнула она. - Только давай сначала разберемся со всем этим.
  Снежа кивнула в сторону шагавших за ними бойцов, иногда для острастки стрелявших им под ноги.
  - Разберемся, куда мы денемся, - ответил Кротов, бросив злой взгляд на преследователей. Потом добавил: - Побереги дыхание, потом поговорим. Видишь лес впереди. Нам бы добежать до него....
  Действительно, впереди справа виднелась темная полоса - лес. Он начинался от подножья и полностью покрывал невысокую пологую гору. Однако, до деревьев, где можно было попробовать оторваться от преследователей, было еще очень далеко - не меньше километра. Если, права Саларви, и это то, что она предположила, то 'охотники' могут перестрелять их гораздо раньше.
  Но все пошло совсем не так, как ожидала Снежа, да и все остальные. Сзади раздался вой двигателей транспортера, и их группу легко обогнала машина, где пассажиром была молодая женщина. Транспортер развернулся и замер прямо на пути бегущих.
  
  
  Гелия была в ярости - разочарование, постигшее её в последний момент, когда она поняла, что за охоту ей устроили, вмиг разрушило все, что она ожидала от этого приключения. От веселого яростного азарта не осталось и следа. Она готова была убить всех организаторов этого шоу. Особенно её злило то, что все, кто участвовал в охоте, совершенно искренне недоумевали, чем вызван её гнев, ведь со своей стороны они сделали все, что могли для того, чтобы охота вышла интересной. Так и должно было быть - добыча была здоровой, молодой и явно не сдалась бы до самого конца. Любой другой заказчик при виде такой добычи, пришел бы в восторг. И что ей тогда надо? - Недоумевал старший загонщиков, забрасывая вопросами диспетчера Оазиса. - Может она полная извращенка и ей надо какую-то особенную дичь? Детей? Или молоденьких девушек? Но тогда надо правильно формировать задание на охоту.
  Ему и в голову не приходило, что эта гостья Оазиса пришла в негодование от самой мысли, что охотиться надо не на диких зверей, а на людей. Гелия приказала прекратить стрельбу и догнать убегавших жертв. Водитель в несколько секунд обогнал людей и, лихо завернув, поставил транспортер прямо на их пути. Принцесса встала, схватившись за поручень и крикнула:
  - Остановитесь! Это ошибка. Никто не хочет вас убивать. Сейчас мы улетим.
  Она повернулась к своему спутнику и что-то зло стала ему выговаривать, но вдруг замолчала и опять повернулась к стайке тяжело дышавших людей. С секундной задержкой до нее дошло, что там что-то не так. Одно лицо из этой толпы точно было ей знакомо. Но ведь этого не может быть! Среди аборигенов далекой пограничной планеты у нее точно не могло быть никаких знакомых.
  Она уже внимательно вгляделась в лица, замерших перед транспортером людей и чуть не вскрикнула, встретившись взглядом с парнем, стоявшим в первом ряду. Конечно, она его знала! Однако, уже через секунду Гелия начала сомневаться - во взгляде этого человека не появилось ни капли узнавания, в сузившихся внимательных глазах даже на мгновение не исчезла злая настороженность.
  - Сергей... - на всякий случай сказала она, не отводя глаз от лица парня. И тут уже точно поняла, что ошиблась. Как бы не был похож этот человек на Сергея Кротова, все-таки это был не он. Теперь она это ясно видела. Она развернулась к своим спутникам и скомандовала:
  - Летим в Оазис. Этих людей отпустить.
  Но тут сзади прозвучало:
  - Вы подумали, что я Сергей Кротов?
  Она резко развернулась, а парень, улыбнулся краешками губ и, не отрывая внимательного взгляда, продолжил:
  - Нет, я не Сергей. Я всего лишь его брат. Родной.
  
  Вовка поймал проходившего мимо слугу, с полным подносом разнообразных напитков, не выбирая - толку нет, все равно все питье здесь не в его вкусе - подхватил пару бокалов и тут же выпил их один за другим. Веселиться, так веселиться! Не все же думать о работе, и о том, как завоевать мир. Тем более сегодня удалось в очередной раз ускользнуть от костлявой с косой. И все благодаря хозяйке нынешней вечеринки, ну и конечно, родному братику - вот это Сережа молодец, хотя дома считался самым обычным парнем, тут в Империи у него в подругах одни принцессы.
  Сегодня с утра он из главы мафии целого города, вдруг мгновенно превратился в дичь, на которую открыли охоту. Вовку передернуло, он опять вспомнил это противное ощущение беспомощности, когда стоишь против толпы бойцов с игольниками в руках и ничего не можешь сделать. Да уж повезло, что братец в свое время сумел затащить в постель эту Гелию. Хотя, судя по её поведению, это она, скорее всего, затащила Серегу. Он нашел взглядом принцессу, лихо отплясывавшую с одним из его охранников. Вовка только несколько минут назад, наконец, смог вывернуться из рук Гелии, подсунув ей своего человека, и сейчас с радостью отметил, что и принцесса, и охранник вошли в раж, и хозяйка на время забыла про него. Надо срочно обдумать сложившееся положение и поговорить, в конце концов, со Снежей. До сих пор им удалось только перекинуться парой слов.
  Утром, когда он, повинуясь внезапному наитию, заявил в спину уходящей охотнице о своем родстве с Сергеем Кротовым, он никак не ожидал, что все продолжится таким образом. Уж о том, что он будет заканчивать этот взбаламошный день на вечеринке у наследной принцессы, Вовка точно и подумать не мог. Тогда он был рад и тому, что остался жив, и говоря принцессе о брате, не рассчитывал извлечь из этого много пользы. Но все обернулось так, как обернулось.
  Услышав его фразу, странная охотница - Кротов еще и понятия не имел, кто перед ним - резко повернулась и несколько секунд вглядывалась в него. Но, похоже, долгие размышления, это совсем не в её характере. Глаза девушки весело засверкали, и она кинулась к нему, схватила за руки - краем глаза Кротов заметил, что Саларви чуть не бросилась на незнакомку, но вовремя остановилась - и радостно затараторила:
  - Значит, я не ошиблась! Ты тоже Кротов! Здорово ты похож на Сергея! Надо будет познакомиться поближе, в постели, и тогда сравнить.
  Она запрокинула голову и сама захохотала над своей шуткой. Кротов сразу перевел внимание на Сапаренд, за такие шуточки та могла и забыть про игольники охранников. Кротов и представить не мог, что такие шутки, как раз подходящие для Саларви, всю жизнь имевшей дело с отребьем, выдает самая настоящая принцесса, воспитывавшаяся по высоким стандартам Императорской Семьи.
  Девушка задавала кучу вопросов, но при этом не давала ему времени, чтобы вставить хотя бы слово.
  - А кто эти люди? Твои друзья? У вас тут пикник? Как ты оказался на этой планете? Прилетел развлекаться?
  Вдруг она замолчала, глаза её расширились и в них заиграли бесенята, похоже, мозг выдал ей новую придумку. Так и оказалось.
  - Все! Мы все летим ко мне во дворец в Оазис! Я объявляю вечеринку!
  Она окинула взглядом, начавших переглядываться, мявшихся спутников Кротова и решительно заявила:
  - Отказы не принимаются! Забудьте обо всем. Сегодня будем праздновать! И путь козел Гигрей провалится в тартарары!
  Потом хитро улыбнулась и добавила:
  - А кто не хочет, может продолжить свое участие в охоте. Шучу, конечно.
  И она опять весело захохотала своей шутке. И тут Кротов впервые узнал кто перед ним. Боец из догнавшей их цепи, тот, который совсем недавно приказывал всем бежать, почтительно обратился к веселой девушке:
  - Принцесса Гелия, вы это говорите совершенно серьезно?
  - Конечно! Все эти люди мои гости. Поэтому прошу относиться к ним соответственно.
  Удивление лишь на миг промелькнуло в глазах бойца, а через секунду он уже приказывал своим людям заняться размещением новых гостей в катерах. И, действительно, новая вводная лишь на секунду застала его врасплох, но он мгновенно перестроился и принял её к исполнению. Командир уже давно служил в обслуге Оазиса, и привык к сумасшедшим прихотям гостей Камгура, иногда совершенно невозможным. Так что для него недавние жертвы, уже мысленно записанные им в расход, без всяких проблем превратились в гостей Оазиса, за которыми надо присматривать и защищать. Ведь все равно, все это войдет в счет принцессы и её жениха.
  
  Кротов высматривал Снежу, а его вылавливала Саларви. Вовка все время помнил о том, что не следует проявлять внимание к противоположному полу, в её присутствии. Если ему это грозило лишь словесной выволочкой, то для девушки могло кончиться плохо. В гневе Саларви была совершенно неуправляемой. А приступы ревности появились у неё с первого же дня, когда она предъявила свои права на Вовку. Поэтому он и не мог пока уединиться и нормально поговорить со Снежей, как, впрочем, и с Исрен тоже. Если, то, что хозяйка, принцесса Гелия захватила его и пару часов не отпускала от себя, ревнивая Саларви еще как-то перетерпела, все-таки настоящая принцесса, то, произойди подобное со Снежей, или Исрен, скандал и драка были гарантированы. Кроме того, что Кротов не хотел этого - не стоило слишком привлекать внимание в таком месте - он еще и почему-то стыдился, что Снежа подумает, что у них с Сапаренд все так серьезно.
  Гелия, видно такова женская натура, тоже заметила, поведение Саларви. Она с усмешкой спросила, кто это - жена, или может, по обычаю этой планеты, она его хозяйка. От того, как Кротов начал горячо возражать, Гелия развеселилась еще больше и несколько минут донимала его шуточками. Но вдруг, она что-то вспомнила, погрустнела и невесело сказала:
  - Терпи, не одному тебе такая обуза по жизни...
  Она махнула рукой, но дальше продолжать не стала, так что Кротов не понял, себя она имела в виду, или кого-то еще. Сама Гелия очень интересовала Вовку, как только появилась возможность, он попытался расспросить её. Принцесса вроде бы ничего не скрывала, но ничего особенно интересного и не рассказала. Похоже, она не очень интересовалась тем, что хотел узнать Кротов. Она рассказала ему, как попала на Камгур, вернее на планету Счастье. Это свадебное путешествие. Однако, когда Вовка начал поздравлять её, Гелия скривилась, словно съела что-то кислое, и попросила никогда больше не упоминать ни свадьбу, ни её жениха. Похоже, та фраза про обузу по жизни, вырвалась не просто так. Про Сергея, где он сейчас, она также ничего не знала, зато весело рассказала, как познакомилась с ним, переодевшись горничной. Гелия тоже расспрашивала Вовку, но все вопросы её были вразнобой, иногда она даже не дослушивала ответы, переключаясь на другое. Кротов понял, что по-настоящему он её не очень-то и интересует, спасибо хоть спасла от своей же людоедской охоты.
  - Ты Кристалл будешь? - неожиданно спросила Гелия.
  Вовка не сразу понял, о чем речь, но после того, как она достала прозрачную коробочку с переливающимися мелкими кристалликами, он с удивлением понял, что речь идет о наркотиках. Когда он был охранником Грони, он насмотрелся на эти кристаллики, правда там они были не такие чистые и прозрачные. И он так же знал, что привыкание к Кристаллу наступает очень быстро, и уже никогда не излечивается. Так что пока нарк жив, он будет служить источником дохода для барыги. Неужели наследная принцесса наркоманка?
  - Нет! - Кротов даже ладонь выставил вперед, показывая, что он не притронется к этой отраве.
  - Да не бойся ты, - опять развеселилась принцесса. - У меня специальная модель медмашины. Ночью она всю дрянь от этой штуки из нас вытащит.
  - Нет, все равно, нет!
  Перед глазами Кротова стояли, похожие на мертвецов, покупатели товара Грони.
  - Ну как хочешь. Но зря отказываешься, жизнь сразу веселей на порядок становится.
  Похоже, Кристалл подействовал - Гелия танцевала словно заводная, даже тренированный личный охранник Кротова, через десять минут сдался и сбавил темп. Вовка высмотрел Снежу, та стояла с бокалом в руке, у широких каменных перил, ограждавших огромную веранду, на которой принцесса устроила танцы. Девушка смотрела вниз, на море, отделенное от веранды лишь неширокой полосой белого песчаного пляжа. Землянин огляделся, отыскивая взглядом Сапаренд, ему повезло, она как раз поднималась по широкой лестнице, ведущей с веранды в основное здание этого мини-дворца. Наконец-то! - обрадовался Кротов. - Наверное, приспичило в дамскую комнату, иначе вряд ли, оставила бы его без присмотра среди такого количества красоток. Теперь тут были не только принцесса, Снежа и Исрен. По прихоти Гелии дом наполнила куча народу, разбитные парни и девушки, явно нацеленные на веселье. Кротов не догадывался, что все новые гости находились на работе - Оазис был готов выполнить любое желание гостя, и при этом совсем не такое простое, как организовать компанию для вечеринки. Все новые гости; и парни, и девушки были красивы, и, как понял Кротов, легко доступны. Уже не одна девушка бросала на него призывные взгляды, которые обещали все прелести жизни.
  Да, неплохо устроились хозяева жизни, - думал Вовка, быстрым шагом пересекая веранду. Надо было торопиться, неадекватная любовница могла вернуться в любой момент.
  Снежа обернулась и заметила его, Кротов знаком показал, чтобы она шла за ним, и прошел мимо, к лестнице, ведущей на пляж. Хоть главной 'надсмотрщицы' в зале не было, но лучше, вообще, не привлекать ничьего внимания. Пока еще никто не знает, что они знакомы.
  Он спустился по широкой, хоть ротой шагай, лестнице и пошел не к морю, а вправо, вдоль пляжа, по дорожке из кремового нескользкого камня. Она вела к буйно зеленой рощице невысоких тонкоствольных деревьев, плотно усыпанных длинными узкими листьями и длинными гирляндами мелких бледно-розовых цветов. Их приятный запах смешивался с соленым запахом моря, невольно заставляя расслабиться и выкинуть все тревоги из головы. Кротов даже подумал, что здесь что-то распыляют, какую-то химию, так явственно он захотел забыть все, что осталось там, внизу, в Бонесайде.
  В глубине рощи пряталась беседка из белого, под стать песку, гладкого камня. Однако, Кротов не пошел в нее, он прошагал по дорожке еще пару минут и остановился, когда она вывела его к весело журчавшему роднику, бьющему из-под большого, в человеческий рост, камня. Все вокруг выглядело с претензией на натуральность, но тому, кто большую часть жизни прожил среди натуральной природы, сразу было видно искусственность окружающего.
  Кротов, хоть и понимал, что все гости Оазиса требуют строгой конфиденциальности, и вполне возможно, что никакой прослушки здесь нет, но лучше перестраховаться. Со Снежей желательно переговорить так, чтобы никто ничего не узнал. Почему-то Кротова не покидала мысль, что девушка оказалась здесь не просто так, а в этом случае, хозяевам Оазиса, может сильно не понравиться, что она здесь появилась, ну и тем более их встреча. Как-никак он был не рядовым бойцом в их бизнесе.
  - Ну, привет, Снежа, - Кротов улыбнулся. - Не представляешь, как я рад тебя видеть.
  Он говорил совершенно искренне, Вовка действительно, обрадовался узнав Снежу. На него словно бы дохнуло тем, что он оставил в прошлой жизни - нормальная законопослушная жизнь, строгие армейские порядки. Жизнь, которую можно было планировать и спокойно подниматься по служебной лестнице, забираясь выше и выше. На что Кротов и рассчитывал, попав в Империю. Не то, что его нынешняя - непредсказуемая и странная, когда забираться на верх пришлось совсем по другой лестнице, хотя её тоже можно назвать служебной.
  - Здравствуй, Кротов! Наконец-то я добралась до тебя.
  Вовка, хоть и ожидал что-то подобное, все равно удивлено раскрыл глаза.
  - Ты искала меня?! Ты знала, что я здесь?!
  Она кивнула и приложила палец к губам. Потом вполголоса ответила:
  - Да. И я поступаю под твое оперативное командование.
  Кротов раскрыл глаза еще шире, но спросил уже вполголоса:
  - Какое к черту оперативное командование? Ты думаешь, я здесь на задании? Думаешь, я работаю на кого-то? Ты глубоко ошибаешься. Я давно нигде не служу, меня вышибли из Армии, и из Академии, даже не дав доучиться.
  Он махнул рукой.
  - Ну и черт с ними! Я давно забыл про все, и сейчас стараюсь выкарабкаться своими силами на этой криминальной планетке. А тебя кто отправил? Где ты сейчас служишь?
  Снежа одними губами прошептала, известную во всем обжитом космосе, аббревиатуру.
  - МРОБ?! - Громким шепотом переспросил Вовка. - Тебя отправило Министерство? Под мое командование?
  Снежа опять кивнула.
  - Я не верю! - решительно отрубил Кротов. - Это какой-то дурдом. Ты хоть знаешь, что я попал сюда через лагерь рабов?
  - Я тоже, - усмехнулась девушка.
  - Похоже, пока все друг о друге не узнаем, ничего не пойму. Рассказывай.
  - Сначала ты, я хочу сориентироваться.
  - Да, пожалуйста. Только мне и рассказывать нечего. Все могу уложить в две фразы. Когда меня из Академии пнули, заметь, без всяких объяснений, я кое-как устроился в охранную фирму. Охраняли шахтерский район в космосе. Во время обычного рейда кто-то напал на наш корабль. При этом мы были официальной фирмой, и на борту у нас во всю броню был нарисован регистрационный знак Империи. Я не думал, что в обозримом космосе, кто-то не побоится напасть на корабль с такой эмблемой. Но, видимо, зря я так думал - есть люди, для которых даже твое Министерство - пустой звук. Теперь, после недолгого пребывания на Камгуре, я в этом убежден в полной мере.
  Во время нападения, я попал под замес, и очнулся, представь, уже в рабском лагере на этой благословенной планете. Зато живой. Воистину планета Счастья.
  - Как же ты стал боссом в Бонесайде?
  - Повезло. Чисто случайно. Кстати, из лагеря рабов я бежал вместе с твоим командиром - Исрен. Можешь её спросить, она подтвердит.
  - Она уже подтвердила. Пока там за тобой присматривала твоя матушка, мы успели переговорить. Кстати, она тоже в шоке - никак не ожидала, что тупой армейский костолом выбьется в боссы.
  - Саларви мне никто, - разозлился Кротов. - И я не тупой солдафон.
  - Но на вид, все наоборот, - улыбнулась Снежа. - Эта мадам готова разорвать каждую кто к тебе приблизится, и по возрасту она тебе в матери...
  - Все! Хватит про это. Так получилось, что я её спас, вот она и вбила себе в голову всякую ерунду.
  Кротов вдруг успокоился и рассмеялся.
  - Какого черта я оправдываюсь? Ты мне тоже не сестра. Давай рассказывай теперь ты, что это за чудеса я тут слышал. МРОБ отправляет своих людей на планетку, на которую боится шагнуть, и передает их под командование никому неизвестного инопланетника. Хотели бы разгромить это осиное гнездо, давно бы справились.
  - Ты прав, - задумчиво ответила девушка. - Я здесь тоже не все понимаю, но задание у меня совершенно точное - найти на Камгуре тебя, и дальше действовать по твоим указаниям.
  - Точно, дурдом! - совершенно искренне выругался Кротов. - Ты, что будешь служить преступникам? Я ведь в Бонесайде не детским садом заведую. И каким боком я отношусь к МРОБ? Я и к Империи-то уже никак не отношусь. Я же не Сергей Кротов, я Вовка. Ладно, рассказывай свою историю, может все прояснится.
  
  - Вот так, значит, - Кротов почесал затылок. - Испектор МРОБ поступает в подчинение боссу мафии. Что-то совсем замудрили твои начальники, у меня даже голова заболела. Судя по твоему рассказу, операция серьезная - один принесенный в жертву крейсер чего стоит. Ты говоришь, что любой из пяти Оазисов знаешь как свою комнату - значит, здесь у МРОБ давно агенты, и если надо было бы, они давно эту клоаку разгромили. Значит операция не по ликвидации этой опухоли, похоже, Министерство замышляет что-то еще серьезнее этого. Но то, что ты рассказала, ни капли не проясняет мою роль во всем этом деле. И я снова спрашиваю и тебя, и себя - с какого это перепугу, я, вдруг, становлюсь главным в секретной операции МРОБ?
  - Я тоже пока не понимаю этого, - призналась Снежа. - Но это так, я рассказала все, что вбил мне в голову мой куратор на крейсере.
  - Это ты так думаешь, - усмехнулся Кротов. - Вполне может быть, что у тебя в памяти еще что-то заложено. И всплывет только при определенных обстоятельствах.
  - Ты прав. Может быть и такое.
  - Если все так, как я думаю, тогда у меня закрадывается большое сомнение в том, что я оказался здесь случайно. И тогда все, что произошло со мной, это звенья одной цепи. И то, что меня вышибли из Академии, и вообще, из Армии, и то, что я оказался в охранниках на задворках Космоса, и то, что на наш корабль напали...
  Снежа кивнула.
  - Я тоже так думаю. Похоже, дело очень серьезное. Ведь ты брат самого Сергея Кротова, а ему сам Император наградной меч вручал. Не так просто было тебя выдернуть из жизни. Наверняка, все решалось на самом верху. И еще - задумавший эту операцию очень хочет, чтобы никто не подумал, что ты попал сюда специально. Но от кого прячут эту информацию? Не думаю, что хозяева Оазисов будут копать так глубоко. Да и то, что они уже поставили тебя боссом в Банесейде, говорит о том, что ты прошел их проверку. Вряд ли они поставили бы на такую должность человека, имеющего возможную связь с МРОБ.
  - А может это операция совсем не Министерства? Помнится, Серега говорил про какое-то Хозяйственное Управление.
  - Вряд ли. Судя по тому, что известно мне, Хозяйственное Управление это аналитическая организация, они не занимаются подобными делами. Рассчитать все они еще могли, а вот организовать.... По делам, тут точно почерк МРОБ.
  - Ладно, хватит нам гадать. В конце концов, правда все равно вылезет. Теперь бы я хотел знать, что ожидают от нас наши непонятные шефы. Точных указаний у тебя, как я понимаю, нет?
  - Нет. Я просто должна выполнять твои задания. Ну и прикрывать тебя.
  - Вот даже как! Сподобился, целый инспектор МРОБ мне спину прикрывать будет.
  Кротов улыбался, но на душе у него было совсем невесело. Любому станет хреново, когда он узнает, что оказывается, он живет по чьему-то чужому сценарию. Какие-то кукловоды посчитали, что они имеют право распоряжаться его жизнью, так как они захотят. Вот он попал - и тут, на Камгуре, за него все решили, когда боссом в Банесайде поставили, а теперь, оказывается, он и, вообще, ничем в своей жизни не управляет, кто-то за ширмой дергает его за веревочки, а он и рад.... Повезло ему, как бы, не так. Просто кто-то решил - пусть ему повезет.
  Улыбка пропала, и он горько усмехнулся.
  - Зря ты меня искала. Не собираюсь я плясать под чужие дудки. Сегодня же свалю из Бонесайда. Не собираюсь я мир спасать, я не Серега.
  Снежа, тоже, мгновенно стала серьезной:
  - Капрал Кротов, не раскисайте! Что, мне опять тебя в плен брать?
  Она все-таки едва заметно улыбнулась. Вовка огрызнулся:
  - Прекрати. Не до шуток.
  - Да, я просто встряхнуть тебя хотела.
  - Я не погремушка, чтобы меня...
  Договорить он не успел, со стороны джунглей, в которые постепенно переходил ухоженный сад, раздался одинокий испуганный крик.
  - Похоже, ребенок, - первой нарушила тишину Снежа.
  - Мне тоже так показалось, - подтвердил Кротов. - Но откуда тут? Я не думаю, что в Оазис устраивают семейные туры.
  - Развлечения..., - сквозь зубы выдавила девушка. - Я когда готовилась к операции, такого насмотрелась.
  - Суки! - выругался Вовка. - Точно. Скорее всего, так и есть. А ведь где-то недалеко, в соседнем поместье.
  Он вдруг сорвался и быстро пошел в ту сторону, где они слышали ребенка.
  - Кротов, ты куда?
  - Туда! - не останавливаясь, ответил он и спросил: - Ты со мной?
  - Конечно, я с тобой, куда мне деваться? Но, может, охранников своих позовешь?
  - Если тут развлекаются гости Оазиса, они не помогут. Просто побоятся, люди из Оазиса, для них небожители. Никто даже меня не послушается.
  Кротов так и не остановился, и Снеже пришлось догонять его. Через несколько минут ухоженная каменная дорожка неожиданно кончилась. Она свернула в сторону моря и здесь на границе двух стихий перешла в длинный - метров тридцать - мостик, уходивший в море. Однако, им не надо было к морю и Вовка с ходу шагнул в красивые зеленые дебри. А еще через пять минут они уткнулись в высокую пластиковую стену, декорированную под старый камень.
  - Ну вот и пришли, - констатировала Снежа. - Без подручных средств не перебраться.
  Кротов посмотрел в обе стороны - похоже, она права: зацепиться на стене не за что, а пятиметровую высоту не перепрыгнешь. И не одного подходящего дерева возле стены, хотя рукотворные джунгли и подходили к самой стене, но тут были только тонкоствольные извилистые деревца высотой со стену. Хотя и с той и с другой стороны над великанским 'забором' плетями нависали тонкие, обсыпанные мелкими цветами, ветви, сразу было видно, что вес человека они не выдержат. Похоже, так сделано специально - нечего совать нос к соседям. В Оазисе все отдыхающие инкогнито.
  Кротов зло сплюнул.
  - Ладно, похоже, не судьба. Пошли обратно, надо решать свои дела.
  Он еще постоял, прислушиваясь - на той стороне было тихо. 'Может, показалось', - бесполезно попытался он успокоить себя. Однако это не удалось, он прекрасно знал, что не показалось - детский крик, наполненный страхом и отчаяньем, он слышал на самом деле. Кротов махнул рукой и показал Снеже, чтобы она шла вперед, сам двинулся за ней. Но не успел он сделать и несколько шагов, за стеной вновь послышался крик. Теперь кричал явно взрослый. Вовка и его спутница замерли и прислушались:
  - Вроде ловят кого-то?
  - Да, - подтвердила Снежа. - Кого-то ищут.
  Голоса с той стороны звучали ближе, и по возгласам было понятно, что это погоня. Кого-то искали в зарослях с той стороны стены. За оградой раздался торжествующий вопль:
  - Вон он! Ловите! Не дайте ему перелезть туда!
  И вдруг над стеной показалась детская голова. Через мгновение ребенок полностью показался на гребне стены, он глянул вниз, потом обернулся и что-то крикнул. После этого, не раздумывая стал спускаться по, вытянувшейся под его весом, лиане, на сторону поместья принцессы.
  Ветка кончалась на четырехметровой высоте. Вовка, сорвался туда и, каким-то чудом, успел; ребенок, глядя вниз, секунду повисел на лиане, потом разжал пальцы и мешком свалился в руки землянина.
  
  ****
  
  Шевеза засмеялась.
  - Все! Теперь вам никогда не догнать его! А он найдет отца, и тогда вы будете жалеть о том, что появились на этот свет! Сергей обязательно придет за мной....
  Она, действительно, верила в это и радовалась - план, который она так долго вынашивала, сработал. Шахур смог вырваться за пределы этой золотой клетки. А он очень умный, ведь недаром его отец сам Сергей Кротов, тот, кого хозяева ненавидят больше всего на свете. Который смог победить их, расу, раньше никогда не знавшую поражений. Вот теперь ей точно, ничего не страшно. Она и раньше боялась только за сына, сама она пережила за свои неполные двадцать лет столько, сколько редкий человек переживает за всю жизнь. Начиная с тягот жизни в горах, где на каждом шагу её ждали опасности - от понятных, таких, как вражеские солдаты и дикие звери, до колдовских, таких как мертвецы. Потом, во время своего плена у безумного экзарха, когда извращенный садист Крюгер заставил её прислуживать палачу, она, вообще, посчитала себя мертвой. Она такой и была, жила только её физическая оболочка - душа девушки почти умерла. И если бы не Сергей, она так бы потихоньку и истаяла там в тюрьме.
  Поэтому, то, что сделают сейчас с ней эти представляющиеся людьми, существа, её не пугало. Она, конечно, не хотела умирать, ведь ей было ради чего жить - у неё были два самых лучших в этом мире мужчины, два самых любимых мужчины всей её жизни, сын и Сергей. До сих пор, вспоминая тот миг, когда любимый назвал её своей невестой, она заливалась горячей волной счастья. А когда появился Шахур, её счастье стало, вообще, безграничным, ведь он был так похож на Сергея. И уж это счастье, эту память, никакие пытки у нее не отнимут.
  Шевиза сидела в удобном мягком кресле на высокой открытой веранде, очень похожей на ту, где сейчас развлекались гости принцессы Гелии, но гораздо меньших размеров. Это поместье отличалось от соседнего, оно было не приспособлено для огромных вечеринок и большого количества гостей. Дом-дворец хотя и был меньше по размеру, но ничуть не отличался от соседних дворцов по роскоши убранства и прочим хитрым удобствам. Все гости Оазиса были людьми не бедными и роскошь считали обязательным атрибутом жизни. Кроме того, этот дворец отличался от соседнего тем, что внизу, в подвальных помещениях, было оборудовано несколько кабинетов с весьма необычным оборудованием. Один был похож на сверхсовременную операционную, но все хирургические инструменты были выполнены так, что ими мог пользоваться доктор-человек. Совсем так, как это происходит на планетах, где нет универсальных медицинских капсул. Еще одна дверь вела в настоящую пыточную из тех времен, когда еще не развились современные технологии. Тут стояла настоящая дыба для распятия человека, и еще множество приспособлений и инструментов, придуманных для того, чтобы доставить человеку боль. Еще один подвал был превращен в подобие древнего капища, где людей приносили в жертву. В общем, дворец был приспособлен для приема специфических гостей, для которых совсем не нужна была большая кампания.
  Кресло Шевизы стояло у стола, уставленного вазами с фруктами и затейливыми графинами с разноцветными напитками. Со стороны показалось бы, что девушка просто отдыхает, любуясь видами прекрасной бухты. Но это было не так, даже на открытой веранде все было подготовлено для извращенного быта гостей. Кресло, в котором сидела Шевиза, было оборудовано приспособлениями, совсем неподходящими для безмятежного отдыха. Сейчас руки девушки, лежавшие на подлокотниках, были плотно притянуты к ним тонкими прозрачными ремнями. Она уже не рвалась из этих пластиковых пут, как всего несколько минут назад, когда было еще непонятно, сможет ли Шахур уйти от погони. Теперь, когда она увидела, что мальчик исчез за стеной поместья, она перестала дергаться и осыпать бранью своих тюремщиков.
  Тогда, когда её забрали с Барраха, она не сразу поняла, что это похищение. Сначала она простодушно думала, что ей действительно помогают. В какой-то мере в этом были виноваты те, кто должен был её защищать. С самого начала служба министерства выбрала неверную тактику в отношении Шевизы, если бы агенты рассказали ей всю правду, то она не купилась бы так легко на легенду похитителей. Но её кураторы из МРОБ посчитали, что этой простушке из дикого племени, совсем необязательно знать истинное положение дел. Долгое отсутствие Сергея и даже весточек от него объясняли простой загруженностью Кротова. Конечно, Шевиза не поверила в это, она чувствовала, что от нее что-то скрывают. А отсюда один шаг до придуманных козней, что строит её охрана, лишь бы не дать им встретиться. Поэтому появившемуся так вовремя агенту и удалось уговорить девушку покинуть охраняемый дом.
  Даже когда она уже поняла, что те, кто её увезли, совсем не друзья, она еще долго была в неведении, кто же настоящие заказчики и хозяева в этом деле. По настоящему она уверилась в том, что люди, окружавшие её, всего лишь слуги, уже тогда, когда её поселили в этом, красивом, как игрушка, дворце. Хотя хозяева никогда не показывались в своем истинном обличье, Шевиза была твердо уверенна, что это не люди. Она бы даже себе не смогла объяснить, как она поняла это, но уверенность эта была стопроцентной. Все это сложилось из множества мелких несообразностей в поведении тюремщиков. Сначала она даже думала, что все окружавшие её, это 'мертвецы', почти такие же, как были у них в горах, только без жажды убийства.
  Со временем Шевиза поняла, что не все - некоторые, как раз больше всех старавшиеся походить на людей, точно не были людьми. Теперь, после стольких лет, проведенных в этой золоченной тюрьме, она уже безошибочно определяла, кто 'мертвец', кто чужой, только маскирующийся под человека, а кто настоящий человек. Потому что были в её окружении и такие. Этих она презирала больше всех, для горцев Грегов нет большего преступления, чем предательство. А всех, кто пошел на службу к чужим, она, без всяких колебаний, относила к предателям.
  Вот и сейчас, после того, как сын смог скрыться на территории чужого поместья, связываться со службой охраны Оазиса стал именно человек. Продолжать преследование мальчика на чужой территории, её тюремщики не решились. Охрана Оазиса в таких случаях действовала максимально жестко - каждым договором сохранение инкогнито гостей было прописано в первом абзаце.
  Шевиза поблагодарила духов-покровителей леса за поддержку, человек не обратил внимания на то, что начал разговор в её присутствии и сейчас ловила каждое слово переговоров. Она страшно хотела знать, как среагируют на заявление охрана Оазисов. Пойдет ли все дальше так, как она планировала, или Шахуру надо начинать свою игру. Услышав ответ местной охраны, девушка едва не закричала от радости, все пошло так, как она и предполагала. Охраники Оазиса, узнав, что границы чужой собственности нарушил не взрослый человек, а всего лишь трехлетний ребенок большой тревоги не высказали. Они пообещали, что сейчас же свяжутся с отделом, курирующим нужный объект, и в самое ближайшее время ребенок будет возвращен на место.
  Шевеза, разрабатывая этот план, потому и исключила свой побег, что реакция на прорыв на чужую территорию взрослого, вызвал бы совсем другую реакцию. Но и, кроме того, у нее было сильное подозрение, что система охраны стены, просто бы не позволила перебраться через нее взрослому человеку. А то, что Шахур сможет что-нибудь придумать, что бы избежать возвращения, она не сомневалась. Ведь никто, кроме нее не знает, каков на самом деле её сын. Шахур только внешне ничем не отличался от обычного трехлетнего малыша. На самом деле в своем развитии, он был уже на уровне подростка, а в чем-то, пожалуй, и на уровне взрослого. И, как любую мать, её это нисколько не тревожило - ведь это была её кровь, её и Сергея, ну а сын самого Сергея Кротова и должен быть умным, таким же, как отец.
  Когда Шахур родился - это произошло на борту какой-то космической станции, в которой её держали почти полгода - и в первые месяцы жизни, она ничего необычного не замечала. Ребенок как ребенок, её материнский инстинкт подсказывал, что он и должен быть таким. Но на четвертом месяце, как раз когда её привезли на эту планету, она впервые поняла, что сын не совсем такой, как остальные дети. Тогда он впервые показал, что развивается гораздо быстрее, чем обычный ребенок.
  На следующий день после прибытия в этот дворец, Шевиза взяла сына на руки, и пошла осматривать новое жилище. Роскошь дома и прекрасная природа вокруг сделали свое дело, она невольно расслабилась и на время забыла о своем плене. О том, что, несмотря на всю роскошь, она, по сути, бесправная узница. Когда она по дорожке к морю, Шахур, вдруг, сказал:
  - Мама.
  Она вздрогнула и чуть не выронила ребенка. Какой бы неопытной мамой она не была, Шевиза понимала, что говорить в четыре месяца ребенок никак не должен. Но, как оказалось, это еще не все - Шахур совсем добил её.
  - Отпусти меня, - совершенно спокойно, не гулькая, словно уже давным-давно умеет разговаривать, продолжил он. Она не сразу поняла, о чем это он, и лишь широко раскрытыми глазами, молча, смотрела на него.
  - Мама, отпусти меня на землю.
  Повторил ребенок. Лишь тут Шевиза очнулась и попыталась возразить.
  - Зачем на землю? Давай я отнесу тебя в кроватку.
  Говорила все это она на автомате, мозг еще никак не мог освоить и переварить новую реальность. Её маленький сын, в одно мгновение превратился в нечто непонятное.
  - Мама, поставь меня, - опять прозвенело в тишине. - Пока никто не видит.
  Шевиза, словно зачарованная, осторожно стала опускать сына на белый песок. Он, вдруг, дернулся, вывернулся из её рук и шлепнулся на песок. Тут же мгновенно поднялся, несколько секунд постоял, как бы привыкая к своему новому положению, и шагнул в сторону моря. Растерянная мать вскрикнула, и зажала себе рот рукой, боясь напугать сына. Потом кинулась к ребенку и протянула руки, чтобы поддержать - вдруг запнется. Однако тот посмотрел на нее так, что она тут же убрала руки за спину.
  - Все хорошо, мама, не бойся, я не упаду, - тоненький детский голос легко произносил взрослые слова. Шевиза поняла, что с этого момента у нее началась новая жизнь.
  
  ****
  
  Вовка с трудом удержал свалившееся со стены тело - ребенок оказался неожиданно тяжелым, несмотря на то, что на вид ему было не более четырех-пяти лет. И к тому же сильным, Кротов изо всех сил держал пытавшегося вырваться мальчишку.
  - Тише ты! - прикрикнул на извивавшегося в руках пацана. - Хочешь, чтобы тебя нашли и назад забрали.
  Этот довод мгновенно сработал. Ребенок перестал рваться из рук, поднял глаза на Вовку и ответил:
  - Нет, не хочу. Помогите мне.
  При этом в глазах у ребенка загорелась такая мольба, что Кротов отвел взгляд.
  - Все. Не переживай, малец, никому я тебя не отдам.
  Хотя про себя подумал: 'Ну и денек сегодня. Сначала чуть не подстрелили, как белку, потом Снежа, потом принцесса и вот теперь еще это. И на хрена я опять влез не в свое дело?'. Но, однако, он ни на секунду не допустил мысли, что надо вернуть пацана назад. К черту! Не такая это планета, где бескорыстно любят детей и просто так привозят их отдыхать в Оазис.
  Снежа кинула на ребенка внимательный взгляд.
  - Цел и здоров. Теперь уходим, Володя.
  Вовка усмехнулся:
  - Не зря готовилась к встрече, даже знаешь, как мое имя склоняется, - и сразу стал серьезным: - Да, линяем отсюда. Надо его спрятать где-нибудь во дворце.
  Не мешкая, оба шагнули обратно в рукотворные джунгли. Мальчик тоже внимательно наблюдал за реакцией спасителей, и при этих словах расслабился.
  - Да. Надо скорей уходить от этого места, - подтвердил он.
  И Вовка, и Снежа никогда не имели дела с детьми, поэтому их совсем не насторожило такое поведение четырехлетнего ребенка. Может они, такие и есть сейчас, подумал Володька, но я бы в его возрасте вряд ли вел себя так спокойно и серьезно. Наверняка бы боялся и психовал. Снежа же, отметила для себя то, что мальчик совсем не запыхался, а ведь подъем на пятиметровую высоту по качающейся лиане, даже для взрослого совсем не простое упражнение.
  - Надо будет переговорить с этой принцессой, может, поможет с парнем, - вслух размышлял Кротов. - Похоже, она не совсем испорчена.
  - Кротов, это принцесса, она избалованна и сама не знает, что захочет в следующую минуту. Но ты прав, мне тоже показалось, что в ней еще осталось что-то человеческое. Вон как с нами поступила. Ну и возможностей у нее, конечно, больше. Так что надо попробовать. Только смотри, как бы мамочка не приревновала.
  Не удержалась она от подколки.
  - Перестань, надоело. Я же говорю, все совсем не так, как ты это представляешь.
  - Да, ладно, не злись, я смеюсь, - улыбнулась Снежа.
  - Проехали, - Кротов перехватил мальчишку на другую руку, парень, действительно, был тяжеловат. Хотя он и на вид был крепким и плотно сбитым, но все равно, Вовке казалось, ребенок должен был весить меньше.
  - Как тебя зовут? - спросил он, поймав взгляд мальчишки.
  - Шахур.
  - Скажи мне Шахур, почему ты сбежал? Что случилось?
  Когда Снежа сказала про то, для каких целей может быть использован ребенок в Оазисе, Вовка подспудно ожидал увидеть измученного, возможно окровавленного малыша. Тут же был вполне себе здоровый и ясно мыслящий мальчишка. Это родило какой-то мелкий дискомфорт внутри, и Кротов хотел внести ясность. А вдруг это все-таки совсем не то, что он себе придумал.
  - Они хотят убить меня и маму, - черные блестящие глазки, честно глядели в глаза землянина.
  - Ни хрена себе! - Вовка даже остановился. - Там осталась твоя мама?
  Он никак не мог представить себе, что это за извращенное развлечение, где должны участвовать мать и ребенок. Снежа тоже удивилась:
  - Вот дела! Мать с ребенком.
  Потом предложила:
  - Смотри мы уже почти дошли до беседки, давай задержимся на несколько минут, пусть он сначала нам все расскажет.
  И добавила, повторив мысли Кротова:
  - А то, может здесь все совсем не то, что мы думаем.
  Кротов согласно кивнул, но, как и в прошлый раз, прошел мимо белого домика к журчавшему роднику. Об осторожности забывать нельзя. Посадил ребенка на теплую деревянную скамью и сел рядом, откинувшись на удобную спинку. С другой стороны присела Снежа.
  - Шахур, расскажи нам, пожалуйста, все о себе, - Вовка никак не мог определиться, как разговаривать с этим пацаном, и поэтому решил, что будет обращаться, как с взрослым. - Сначала о том, кто и почему вас хочет убить.
  Снежа недовольно покачала головой, похоже, она посчитала, что он избрал неверный тон. Однако мальчик ничуть не смутился, совсем, как взрослый, он на пару секунд задумался, словно обдумывая с чего начать, а потом заговорил.
  
  
  Конец первой части
  
  
  
  
  Часть вторая
  
  
  Император сидел во главе стола. Только по этому, можно было определить, кто в этом зале является Императором Новой Империи. В остальном, он ничуть не отличался от остальных сидевших вокруг стола. Он так же, как и все находящиеся здесь, был в полевой военной форме, только в отличие от других у него не было оружия. Однако при первом же взгляде на него, каждый понимал, этому человеку и не нужен ни игольник, не бластер. Ощущение было такое, что он сам и есть оружие - опасное и могучее. Лишь это, да маленькие золотые короны на петлицах говорили о том, кто главный в этом зале.
  Остальные шестеро присутствующих, по трое сидевшие с двух сторон от Императора, носили на петлицах такой же величины знаки, со стилистическим изображением рода войск, но, в отличие от императорских, они были серебряные. Пятеро за столом были людьми, а шестой принадлежал к другой расе. Воротник формы спецназа распирала могучая короткая шея, заросшая длинной рыжей шерстью. Вся голова была также покрыта такой же бурной растительностью. Лишь на широком круглом лице, с огромными черными глазами-блюдцами, шерсть была короче. В шерсти прятался огромный безгубый рот, с приподнятыми уголками, отчего людям казалось, что инопланетник постоянно улыбается доброй улыбкой меховой детской игрушки. Но это только до тех пор, пока он не открывал рот - тогда миру открывались два ряда крупных острых зубов, ясно говорившие, что их обладатель отнюдь не травоядный.
  Обладатель этой, столь экзотичной внешности, отличался от людей и еще кое-чем: он был увешен оружием, словно прямо сейчас из-за стола, пойдет в бой. Кроме бластера, как у всех людей, на специальном поясе у него были прикреплены две кассеты гранат; контейнер с паутиной и контейнер с нейтрализатором паутины; у подлокотника кресла, в специальных зажимах был закреплен игольник, а на груди висели два ножа в ножнах. Один обычный спецназовский вибронож, а второй кривой широкий кинжал, был тем атрибутом, без которого нельзя представить себе живого воина Зардера. Да, это явно был зардерец, и то, что он присутствовал в этом зале, говорило о том, что он является очень высокопоставленным чином в Императорском табеле о рангах.
  Остальные присутствующие - люди, тоже были особы из самого верха того же табеля. В поведении их чувствовалась многолетняя привычка командовать людьми, уверенность, что одного их слова хватает, для управления миллионами подчиненных. Однако, несмотря на это, в них не чувствовалось, что они наследственные царедворцы, было понятно, что эти люди родились не с серебряной ложкой во рту, а добились своего нынешнего положения своими руками.
  Однако это относилось не ко всем. Один из присутствующих - женщина ослепительной красоты, явно была из другого круга. При взгляде на нее сразу чувствовалась порода. Во всем: в гордой посадке головы; во взгляде - доброжелательном, но отстраненном; в ровном вежливом голосе, никогда не переходящем в крик; но главное, в некой ауре, исходящей от нее, во всем сквозил настоящий, а не приобретенный аристократизм высшей касты Империи. При этом Империи той, старой, Звездной, от которой и отпочковалась Новая. Если бы кто-нибудь из царедворцев той Великой Империи оказался здесь, он бы сразу назвал эту женщину - принцесса Алгала Аллаювель Блиц Голиеконе Шестнадцатая.
  Принцесса и заговорила первой:
  - Великий Император, разрешите я начну?
  Сидевший во главе стола молодой человек чуть сморщился, когда услышал, как его называют, но ничего не сказал, лишь согласно кивнул. Сергей Кротов, землянин по происхождению и Император Новой Империи по воле случая, не любил всей этой высокопарной официальности. Великий Император и прочая, прочая... Однако он уже устал с этим бороться, и заставил себя просто не обращать на это внимания. Сам он в ответ обычно, наоборот, называл собеседников просто по именам.
  - Сегодня, я, наконец, могу, не боясь сказать - войну мы выиграли. Нифлянцы ушли из нашего сектора, - начала принцесса.
  - Я вам про это уже несколько дней талдычу!
  Генерал с петлицами космической пехоты, нетерпеливо приподнялся с кресла.
  - Вот, наконец, и до принцессы дошло. Командир, то есть извините, Император, пора признать - мы их расколошматили вдребезги!
  Император чуть заметно улыбнулся - слишком уж по-солдатски звучали слова генерала, особенно на фоне речи принцессы.
  - Сядь, Орлов, принцесса Алгала была права, надо было тщательно удостовериться, что это не очередной маневр зеленых.
  Потом повернулся в сторону женщины.
  - Алгала, я верю тебе, так же как себе, но хотелось бы услышать факты.
  - Конечно, Император, сейчас я представлю вам, на чем основаны мои выводы. Все знают, что все последние дни, я была противницей желающих верить в полную победу, но после тщательных проверок данных, я признаю - нифлянцы разбиты.
  Она взмахнула рукой и над столом развернулась голограмма открытого космоса.
  - Сектор Глинек, где в последние месяцы шли самые тяжелые бои.
  - Там Санька погиб, морпех, - снова не удержался генерал. - Всю Чечню прошел, и здесь в самых тяжких местах побывал, при высадке в Четвертой Колонии выжил, а под самый конец...
  - Я помню, - тихо подтвердил Император. - Саша Грек был настоящий солдат. Не посрамил Землю.
  
  Он действительно все помнил, каждого парня с Земли, шагнувших следом за ним в неизвестность. И не только землян, но и солдат Империи, и Зардерцев - память у него теперь была бесконечной, как сам Космос. Стоило что-то увидеть или услышать: все записывалось и укладывалось на какую-то полочку, в этом бездонном мешке, под названием память. Но все, что относилось к человеческой жизни Сергея, занимало лишь крохотную часть этого склада. Все остальное относилось к тому периоду, когда он был Повелителем Звезд.
  Хотя для себя Кротов давно решил, что он человек и только, но память хранила и другую жизнь - жизнь неведомого существа, когда-то, в момент своей смерти, подарившего часть себя простому парню с Земли. И иногда, несмотря на то, что он, действительно, был человеком - это он понимал четко, с высоты современного своего знания - какая-то часть его, тосковала по былому могуществу. Это накатывало совершенно неожиданно, и не всегда в подходящий момент. Вот и сейчас, глядя на разворачивающийся над оперативным столом кусочек космоса, Кротов вдруг оказался там, в прекрасной холодной пустоте, среди звезд. Однако длилось это всего мгновение, он давно уже научился справляться с такими приступами.
  - Все три обитаемые планеты сектора под нашим контролем. Это были последние планеты Колонии, где еще командовали Нифлянцы. После освобождения Министерство провело там свои операции по выявлению, ничего не обнаружено. Все зараженные стали обычными людьми.
  Император перевел взгляд на главу МРОБ Новой Империи гронца Глемаса Гронберга. Тот, в отличии от генерала-землянина не стал перебивать речь принцессы, сказывалось воспитание гронца, происходившего из старинной аристократической семьи. Он лишь кивнул, подтверждая слова Алгалы.
  Сергей и сам знал - не только из донесений разведки и докладов подчиненных - что Нифлянцы больше не атакуют. Их просто нет здесь, в этих нескольких звездных системах, ставших ядром Новой Империи. Нет их их и в ближайшем космосе. За несколько лет войны Кротов стал чувствовать присутствие Круга - еще одно умение, доставшееся в наследство от предтеч. Ведь Большой Круг, в сущности и был одним огромным существом, с могуществом почти как у Повелителя Звезд. Именно эта способность сливать свои разумы в один, позволила когда-то Нифлянцам победить предтеч, и забрать себе их имя. Сейчас они горделиво называли себя настоящими Повелителями Звезд. И вот они опять получили по носу от расы, которая, казалось, просто не могла противостоять такой мощи, как Большой Круг Нифлянцев. Как считают сидевшие сейчас в этом зале, да и все люди Империи, они разбиты навсегда. Однако Император, в отличие от своих подданных, знал, что Нифлянцы просто ушли, и они обязательно вернутся.
  Они никогда не останавливаются - множество покоренных и исчезнувших рас космоса, подтверждение этому. Их способ существования, позволяет им не торопиться, ведь Круг практически бессмертен. Миллиарды клонов появляющихся в святая святых Круга - в его Центре, при рождении получают память погибших и снова становятся теми, кто погиб.
  Все это Кротов знал не только из полученных по наследству знаний предтечи, он знал это из первых рук - когда-то, еще во время первой схватки Кротова-предтечи с Большим Кругом, он смог дотянуться до сознания нифлянцев. И пока Круг не разорвал контакт, он успел прочитать кусочек памяти объединенного сознания. Как он сейчас понимал, скорей всего из-за этого, в тот раз и сбежали зеленокожие.
  Кроме того, в тот раз он успел узнать еще одно - землянин Сергей Кротов объявлен личным врагом Круга. Так, что схватка только отложена, а война будет продолжаться, до гибели одного из соперников. Неизвестно только, когда произойдет следующее прямое столкновение, скорее всего, сменится не одно поколение людей - Круг готовит войну очень тщательно, время в этом случае работает на него. Ведь люди, в отличие от нифлянцев, не бессмертны и любые события, даже самые значимые, постепенно уходят из их памяти. Ну и еще одно, что должно задержать начало новой войны - сейчас под рукой у зеленых нет подходящей расы, которая будет за них вести контактную войну. Сами они никогда в бой не пойдут - всегда за них это делают порабощенные. В разведанном космосе кандидатов точно нет, но никто не знает, что там, в глубине неизведанного. Даже если Круг найдет очередную жертву и залезет в мозги новой расе, пройдет немало лет, прежде чем вновь обращенные смогут противостоять людям Империй. 'Конечно, если, им не попадется кто-то, кто будет хотя бы в половину, так могуч, как предтечи, - Император усмехнулся. - Ну и, конечно, не менее простодушен, чем они'.
  Алгала заметила его улыбку и остановилась, вопросительно глядя на Кротова - что в её словах он нашел смешного?
  - Продолжай, Алгала. Это я своим мыслям.
  Принцесса еще минут пять сыпала выкладками и цифрами, иллюстрируя их голограммами. В конце она еще раз повторила, что теперь согласна с остальными - Нифлянцы проиграли, все люди освобождены от их влияния.
  - Я вижу, все согласны с принцессой, - Кротов обвел присутствующих взглядом. Все кивнули, подтверждая его слова. - Что же, хотя у меня немного иное видение происходящего, но в целом, для Новой Империи война действительно закончена. Так что давайте перестраивать жизнь на мирный лад. Я думаю провести реорганизацию управления Империи. Теперь у нас другие задачи, и на первое место выйдут люди, умеющие созидать. Мы же с вами, очень хорошо умеем все разрушать, так что нашему совету пора уступить место хозяйственникам.
  - Разрешите, Император, - глава МРОБ приподнялся со своего места.
  Кротов опять скривился, вот и Глемас, человек, когда-то, в афганских горах, вырвавший его из лап смерти, тоже стал обращаться к нему так же, как остальные. Похоже, невидимая граница между ним и остальными людьми, теперь уже никогда не исчезнет.
  - Говори, Глемас.
  - Я считаю, что расслабляться рано. Хотя мы уверены, что в Империи больше нет ни одного человека, находящегося под управлением Нифлянцев, надо еще в течении двух, а лучше трех месяцев продолжать карантин. Особенно на пограничных планетах. На это время сохранить военное положение, ну и соответственно наш совет при вас, Император. А моему министерству на это же время, дать права глав при всех военных советах планет. Все-таки сейчас наша работа самая важная, неизвестно, какие сюрпризы могли оставить нам зеленокожие.
  Кротов нехорошо улыбнулся. Началось то, что он и предвидел, привыкшим к военному положению людям, особенно облеченным большой властью, становится неуютно при грядущей нормальной мирной жизни. Ведь за эти годы они привыкли к тому, что каждое их слово - это почти закон. А тут придется отойти в сторону, и возможно даже выполнять приказы других людей. Закон сохранения, хорошо отлаженная разогнавшаяся машина, не хочет тормозить. Она желает сохранить саму себя. И подтверждая это, в разговор влез неугомонный Орлов.
  - Я поддерживаю министра, расслабляться, действительно, рано. Но то, чтобы чекистов сделать главами Военных Советов, это министр, конечно, переборщил. Армейцы справляются с этим гораздо лучше, они люди разносторонние.
  Если бы Кротов был обычным человеком двадцати семи лет отроду, его, скорей всего, убедили доводы главы МРОБ и генерала Орлова. Ведь говорили они вполне серьезные вещи, и без сомнения, сами верили в то, что говорили. Но сейчас в кресле с Императорскими вензелями, сидел совсем не двадцатисемилетний землянин - хотя по всем физическим параметрам, и по внешнему виду, человек в кресле как раз таким и был. Его выдавали только глаза - это явно были глаза старика. Человека прожившего на свете уже много десятков лет. Нынешний Сергей Кротов видел и понимал гораздо больше, чем его собеседники, ведь его мозг учитывал в сотни раз больше различных факторов, чем мозг обычного человека или зардерца.
  - Я тоже считаю, что ликвидировать наш совет сейчас нельзя, - принцесса Алгала поддержала Гронберга и Орлова. - Хотя боевые действия закончены, кое-где еще придется действовать методами военного времени.
  Остальные члены Совета, хоть и промолчали, но по их лицам было видно, что все они поддерживают эту точку зрения. Кроме Парибо, По внешнему виду зардерца, даже Кротов не мог определить, о чем тот думает. Воин Зардера лишь переводил свои огромные глазища с одного говорившего на другого, но вид при этом сохранял совершенно невозмутимый.
  Император поднял руку, показывая, что дискуссия окончена. Алгала села, и все взгляды устремились на Кротова. Молодой человек с глазами старика в ответ широко улыбнулся, и весело спросил:
  - Вы что думаете, я вас на улицу выгоняю? Без выходного пособия?
  Он засмеялся, и вся официальная атмосфера заседания в один миг исчезла. Этот задорный мальчишеский смех заставил всех на миг забыть, кто сидит перед ними. Словно в кресле опять появился Серега Кротов, простой и веселый парень со странной планеты под названием Земля.
  - Не дождетесь. У нас еще работы непочатый край. Нет, Совет я не разгоняю, у меня другое реше...
  Однако, что решил Император, никто так и не узнал.
  Все шестеро членов Императорского Совета сидели с широко раскрытыми глазами и молчали. Они тупо смотрели на кресло с вензелями, где только что сидел правитель. Сейчас там было пусто. Император Новой Империи землянин Сергей Кротов бесследно исчез.
  
  Император Великой Звездной Империи исчез не так драматично, никаких зрителей при его исчезновении не оказалось - он просто не вышел утром из своего 'пряничного' домика на острове посреди океана. Флаер прибывший утром за Императором - он в этот день намеревался посетить башню правительства - провисел в воздухе пару часов, пока охрана все-таки решилась войти в домик. Страх офицеров был понятен - всем, даже слугам, было строжайше запрещено входить внутрь. Поэтому окажись правитель на месте, вполне возможно было лишиться не только должности, но и самой жизни.
  Однако ждать больше было нельзя, два часа это был предельный срок, который могла себе позволить охрана. Полковник, командир смены, не стал отправлять дежурного офицера, а сам решил совершить это рискованное предприятие. Большую роль здесь сыграло нежелание полковника прослыть трусоватым, что, конечно бы произошло, отправь он вместо себя подчиненного.
  Вытирая со лба проявившиеся капли пота, офицер, осторожно ступая, поднялся по ступенькам деревянного крыльца и негромко позвал Императора. Однако в доме царила тишина. Полковник позвал еще раз, уже громче, но с тем же успехом. Он толкнул простую деревянную дверь, но она оказалась заперта. Вот тут офицер уже не на шутку перенервничал, если дверь на замке, значит Император в доме, но если он там, то уже точно должен был среагировать на вторжение полковника.
  Произошло что-то экстраординарное, понял офицер. Он, уже не осторожничая, ударил в дверь и закричал во весь голос. Император не отвечал, и двери не поддались. Тогда полковник вызвал дежурную смену и поднял тревогу.
  Дверь оказалась совершенно обычной, без всякой брони, и усилиями нескольких офицеров была взломана. Однако их тут ждал еще больший сюрприз - Императора в доме не было.
  
  Сергей проснулся и, не открывая глаз, сладко потянулся. Сон он не запомнил, но снилось явно что-то хорошее, потому что, даже сейчас, проснувшись, он оставался во власти радостного ожидания. Так было в детстве - в Новый Год или в день рождения - просыпаешься и понимаешь, что сегодня весь день будет праздник. Он открыл глаза и бездумно посмотрел в потолок. В тоже мгновение ощущение праздника исчезло, сонная безмятежность слетела с него, как шелуха. То, что он увидел, не было потолком его спальни, да и вообще не было потолком. Прямо перед лицом, сантиметрах в тридцати находилась матовая выгнутая в центре стена. Слабый синий свет заливал все вокруг. Кротов сразу понял, где он находится, но абсолютно не понимал, почему он оказался здесь - в работающей медмашине.
  Сергей отлично помнил, что происходило до того, как он проснулся здесь - шло заседание Совета, и он только хотел рассказать о своих планах по реорганизации управления Империи. Он помнил фразу, которую начал говорить, но вот дальше все - абсолютно глухая пропасть. Даже зацепиться не за что. Кротов попробовал вызвать свою вторую личность - может память Предтечи даст какую зацепку. И тут его ожидал еще один сюрприз - он абсолютно не чувствовал в себе присутствия чего-нибудь еще, не принадлежавшего к сознанию Сергея Кротова, обычного землянина двадцати семи лет.
  Усилием воли Кротов подавил поднимавшуюся тревогу - сейчас он выйдет из медкапсулы и все узнает. Несмотря на кучу почти сказочных вещей, случившихся с ним за последние годы, он знал одно - всему, всегда есть разумное, логическое объяснение.
  И в тот же момент, словно в издевательство над его здравым смыслом, он услышал тонкий журчащий смех. Вот этого точно не может быть! Это явно звучит в его голове. Откуда в самом безопасном месте Новой Империи может взяться Нифлянец? А то что, смех принадлежит именно зеленокожему, Кротов не сомневался. Этот звук не спутаешь ни с чем.
  - Император проснулся...
  Растягивая слова, пропел голос за стенкой медмашины. В нем явно чувствовалась издевка. Кротов дернулся, пора выходить из этого гроба, что бы там не произошло, он ничего не узнает, лежа здесь. Он поднял руку, чтобы толкнуть крышку медмашины, но внезапно замер, не сделав этого. Слова об Императоре относились совсем не к нему.
  - Пошел ты, тварь зеленокожая! Вы тысячу раз пожалеете об этом!
  Вот теперь Кротов точно опешил - и этот голос, хотя скорее мощный звериный рык, он тоже не мог спутать ни с каким другим. Другого такого просто не было - за стенкой медмашины рычал Император Великой Звездной Империи.
  - Вы забыли твари, что есть еще один Император?! И если даже я умру, Сергей Кротов на атомы разнесет ваш вонючий Круг!
  Эта угроза еще больше развеселила невидимого Нифлянца, смех теперь журчал непрерывно. А еще через несколько мгновений крышка медкапсулы поехала вверх, и вместо синего больничного, все залил резкий белый свет. Кротов приподнялся на локтях, не удержался и коротко выругался на родном русском - с высоты своего роста, на него смотрел Нифлянец, а рядом, в такой же медмашине, рычал и рвался из белоснежных пут Император Великой Звездной Империи.
  
  Кротов и Император Великой Звездной Империи, которого Нифлянец почему-то фамильярно называл Арули, сидели в медицинских креслах, в которые трансформировались их медкапсулы. Руки и ноги обоих пленников надежно фиксировали ленты медмашины.
  - Это лишь в целях вашей безопасности, - издевался нифлянец. - А то видите, Сергей, ваш коллега ведет себя неадекватно.
  И опять начинал журчать и булькать. Когда-то, еще давно, Кротов узнал, что эти звуки означают смех, в переводе на эмоции людей. Однако он никогда не видел, чтобы зеленокожий так долго веселился. Похоже, сегодня у Нифлянцев очень хороший день. И надо признать так оно и было - два их злейших врага были в полной власти Круга. Вовка даже удивился, что они до сих пор живы - он помнил, что при последнем расставании, зеленые готовы были разорвать его на части голыми руками.
  О том, как они здесь оказались, что за невиданную технологию применили Нифлянцы для похищения, Сергей уже не думал. Ни о чем подобном он никогда не слышал и в памяти человека подобных знаний попросту быть не могло. Ну а тот Кротов, что был нечеловеком, никак не хотел просыпаться - скорее всего, та же технология позволила заблокировать их способности. Ведь не только землянин не мог ничего сделать против похитителей, Великий Император, похоже, тоже потерял свои былые силы. Иначе медкресла не удержали бы их. .
  Кротов впервые слышал, чтобы кто-то назвал Императора каким-то именем. В самой Империи, как Сергей хорошо помнил, Императора никогда никак, кроме как просто Император, не называли.
  Кротову хотелось о многом спросить его, начиная с того, почему Империя уничтожила червоточину сразу после перехода звездной крепости 'Тор' в новую Колонию. Однако сейчас тут говорил только Нифлянец, Император, как только увидел, кто является вторым пленником, сразу перестал рваться и затих. Сергей лишь раз поймал его взгляд, и этого хватило - безмерная усталость и разочарование, выплеснувшиеся из глубины его глаз, сразу отбили всякое желание спрашивать его о чем-то. Похоже, плен очень сильно ударил по психическому состоянию правителя, он, в отличие от Кротова вряд ли бывал когда-то в подобном положении.
  И еще одно - Император наверняка никогда не терял свои силы, заложенные в него когда-то Повелителями Звезд. Сергей же, не раз побывал в плену, а на Баррахе с ним произошло то, что происходило и сейчас - все силы и умения, приобретенные в умирающем Черном Корабле на Зорне, исчезли, осталась только его человеческая сущность. Правда, тогда, как оказалось, он сам подсознательно заблокировал свои силы и лишь огромное потрясение, полученное им при виде корчившегося в огне Глемаса, заставило его снова включить наследство предтеч. Как бы то ни было, весь прошлый опыт говорил ему - из любого, самого хренового положения есть выход, главное не сдаваться до конца. А у Императора, похоже, как раз этого опыта и не было, однако Сергею не очень верилось, чтобы этот великий человек сдался. Скорей всего, здесь то, что уловил Кротов из его взгляда - накопившаяся многовековая усталость человека - хотя обычным человеком его можно назвать с большой натяжкой - и, неожиданное осознание того, что надежда на Сергея напрасна, он такой же пленник, как и сам Император.
  Эти мысли промелькнули в голове Кротова за несколько мгновений, размышлять о причинах и следствиях произошедшего было некогда, потом все обдумаем, сейчас надо было соображать, как выкручиваться из данной конкретной ситуации. Сколько раз ему приходилось по-настоящему прощаться с жизнью: и в горах Афгана; и на Зорне, в Храме Совершенного; и на Тарне при взрыве Черного корабля; и в тюрьме Экзарха на Баррахе и еще во многих местах. Здесь же сейчас было не очень-то и страшно, по всему было видно, что зеленокожие не торопятся их убивать, для чего-то еще они им нужны. Ну, а раз есть еще время, значит, есть шанс, главное его не упустить.
  - Что же вы молчите, грозные враги круга? Я же чувствую, как вы изнемогаете от жажды узнать, как это вы оказались здесь. Спрашивайте!
  Нифлянец был сама вежливость, хотя под этой вежливостью ясно проглядывала издевка и желание похвастать своими возможностями. Его можно было понять, Сергей в такой ситуации, наверное, тоже бы не удержался, но чем черт не шутит, а вдруг и вправду расскажет, и из этого можно будет что-нибудь выкрутить. Надо спрашивать.
  - Да, очень хочется про это узнать. Особенно, как вам удалось так быстро появиться в нашем космосе?
  - Я думал, вам будет интереснее про то, как мы смогли вас забрать прямо из-под носа всей вашей охраны.
  Сергей согласно кивнул:
  - Да, конечно, и это тоже. Но про перемещение мне интересней. Ведь я могу поклясться, что ни одного чужого корабля в секторе моей Империи не было. Два последних месяца мои службы только и делали, что мониторили весь окрестный космос. А наш сектор Галактики гораздо меньше, чем у моего соседа.
  Он кивнул на безучастно смотревшего в одну точку Императора.
  - Мне очень неудобно, но как раз об этом я вам рассказать не могу. Может, вы выберете другую тему.
  В голосе Нифлянца звучала искреннее сожаление, словно он действительно переживал, что не может рассказать все. Однако, Сергей уже хорошо знал зеленокожих - больших хамелеонов в этом мире просто не существует. Он усмехнулся:
  - Сейчас-то могли бы рассказать, ведь живыми вы нас уже не выпустите.
  - Что вы такое говорите, Сергей? - опять вполне искренне обиделся зеленый. - Вы заблуждаетесь считая нас жестокими. Мы очень великодушны, и если и бываем строги к кому-то, то только для его пользы.
  - Да, и поэтому уже многие звездные расы просто исчезли после контакта с вами?
  - Клевета! - безапелляционно заявил Нифлянец. - Обычный естественный отбор.
  Старый Император вдруг очнулся, он повернул голову к Сергею и спросил:
  - Зачем ты разговариваешь с этой букашкой? Этот кусок плоти ничего не решает сам, и ничего никогда не расскажет. Любое их слово пропитано обманом.
  Кротов и сам только что думал об этом, и кивнул.
  - Я знаю.
  - А про то, как они смогли попасть к тебе, да и ко мне тоже, я тебе скажу сам. Нуль-Т. Телепорт...
Оценка: 6.49*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"