Михайлова Елена: другие произведения.

Разные чувства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то давно (когда мне было лет тринадцать-четырнадцать) мною был задуман роман. Героиня жила в Средневековой Англии в эпоху рыцарства,получала на свою долю положенное ей число огорчений и в конце концов,окончательно смирившись со своей незавидной участью, умирала. Когда же,спустя много лет, я снова решила что-то написать,то мне захотелось вернуться к своей "старой" героине,однако она у меня никак не вписывалась в современность,поэтому и пришлось "перенести" ее в более раннее время.В связи с этим изменился и стиль письма. Попытка была сделана,а удалась она или нет-решать читателю.


   I
  
   Катенька стояла у окна и смотрела на заснеженную дорогу. Ей было шестнадцать, а в шестнадцать любое ожидание кажется мучительным, поэтому те два дня, что она провела дома, не принесли ей той радости, которую она предвкушала. Наконец, из-за поворота дороги показались большие сани, и сердце у нее радостно забилось. "Папенька", - прошептала Катенька и побежала вниз.
   На улицу ее не пустили, но когда, наконец, он, весь в снегу, румяный от мороза, зашел в прихожую, она кинулась ему на шею и крепко поцеловала. Антон Владимирович отстранил дочь от себя. Он был еще молод, Катенька помнила, что они с мамой поженились, когда ему не было и двадцати, и красив. Строгое лицо, темные глаза.
   -Где Елизавета Андреевна? - спросил Антон Владимирович, нахмурив брови.
   -Сейчас спустятся, - сказал дворецкий с поклоном.- Ей передали, что вы приехали.
   Антон Владимирович повел Катеньку в столовую, где уже накрывали к чаю. Они сели на низенький диванчик.
   -Расскажи мне, что у вас нового в N-ом монастыре?
   Катенька взахлеб принялась рассказывать о матушке настоятельнице и сестре Ольге, которая так смешно морщит нос, когда пытается объяснить им, ученицам, сложную задачу по арифметике, о учителе рисования и ее работе, которую он так хвалил, и о ... Папа казалось слушал ее внимательно, но Катенька видела, что он то и дело в нетерпении поворачивается к двери. Она осеклась и замолчала, и тотчас, словно дожидаясь ее молчания, в комнату вбежал милый живой мальчуган лет пяти, ее сводный брат, в сопровождении няни, а за ними вошла грузная полная женщина, не лишенная впрочем красоты. Антон Владимирович проворно встал с дивана, крепко обнял мальчика, холодно поцеловал жену, и со скрытой издевкой, глядя ей в глаза сказал, что к сожалению будет вынужден их оставить, так как ему необходимо привести себя в порядок с дороги, но уверен, что ждать им придется не сильно долго. Елизавета Андреевна не нашлась что ответить. Она только молча кивнула и взглядом проводила мужа до двери. Катенька подошла к брату и стала с ним играть, но на душе у нее было не спокойно - она всегда чувствовала себя неловко в присутствии мачехи.
   Наконец вернулся папа и пригласил всех за стол. Он посадил Васю к себе на колени, и с большим интересом стал рассказывать о своей поездке на Урал. Хотя Катенька мало что понимала в промышленности, но все равно старалась слушать внимательно, зато Васе же не сиделось на месте, и он то и дело норовил соскочить на пол, схватить со стола вилку или скатать из хлеба вкусный шарик. Антона Владимировича это только забавляло, он весело смеялся над шалостями сына, но Елизавета Андреевна то ли в пику мужу, то ли из побуждений воспитательного характера все-таки велела няне увезти в его детскую.
   -Катя - обратился к ней папа, как только они остались втроем, - скоро к нам приедет гость, мы с ним какое-то время путешествовали вместе. Я хочу тебя с ним познакомить.
   Катенька с удивлением посмотрела на Антона Владимировича. Не смотря на то, что почти всю свою жизнь она провела в монастыре и поэтому не знала многих тонкостей светской жизни, однако то, что подразумевалось под словом "познакомить", она поняла сразу и ей это очень не понравилось. К тому же Катеньке показалось, что папа говорил слишком откровенно, и это было мучительно, особенно в присутствии мачехи.
   ***
  
   Через несколько дней к ним и вправду приехал погостить папин знакомый Андрей Михайлович. Катенька от злости кусала губы, но вынуждена была спуститься в гостиную, чтобы встретиться с ним. Гость был уже в годах, но лицо у него было приятное. Он с интересом разглядывал Катеньку, пытался даже с нею заговорить, но она упорно молчала и не пыталась казаться любезной. "Какой он гадкий", - думала она - "какая противная борода, а глаза... так и липнут ко мне". Ее внутренне всю передергивало. В силу возраста, Катенька даже не пыталась понять, что за человек их гость. Его внешность ей не понравилась, и этого было достаточно, чтобы относиться к нему плохо, а откровенное сватовство вызывало у нее внутренний протест и только усиливало ее неприязнь.
   Однако пребывание Андрея Михайловича внесло и некоторое разнообразие в размеренную жизнь обитателей дома. Гость несколько разрядил обстановку. Во всяком случае, в его присутствии Антон Владимирович особенно много шутил, Елизавета Андреевна много смеялась, а сам Андрей Михайлович рассказывал много интересного о своей жизни в Екатеринбурге.
  
   Недели через две, почти сразу после отъезда гостя, который ненадолго отлучился, чтобы решить какие-то семейные дела в столице, папа позвал Катеньку к себе в кабинет.
   -Как тебе наш Андрей Михайлович? - спросил он.
   Щеки Катеньки зарделись, но, несмотря на свое стеснение, она почувствовала, что ей необходимо высказаться.
   -Милый папа, я совсем не хочу замуж! - воскликнула Катенька, взяв его за руку. - Мне так хорошо живется в монастыре и здесь, с вами. Другого я не знаю и не хочу знать, - она выделила это слово, - а вы ...
   Она замолчала, не в силах дальше продолжать. Антон Владимирович внимательно посмотрел на нее, потом отпустил голову и тихо казал:
   -Я разорен. - Он взял Катеньку за руку. - я хочу устроить твою судьбу, пока еще есть время.
   Это было сказано немного театрально, но именно поэтому Катенька ему сразу же поверила.
   -Может быть через год, два придется продать именье за долги, а ведь нужно еще и о Васе подумать!
   Антон Владимирович встал из-за стола и подошел к окну.
   - Подумай, - продолжил он, после непродолжительного молчания, - в стране сейчас не спокойно, время настает сложное. Ты не создана для монашества, я наблюдал за тобой все это время, а Андрей Михайлович человек богатый, порядочный, ты ему нравишься, так что же еще?
   -А как же мамино наследство? - воскликнула Катенька.
   Антон Владимирович печально покачал головой.
   -Это твои деньги, к тому же сейчас ты все равно не можешь ими распоряжаться.
   Дело было в том, что мама Катеньки, Мария Яковлевна, была родом из богатой купеческой семьи. Антон Владимирович стоял гораздо выше ее по общественному положению, но, как говорили, настолько сильно влюбился в нее, что поступился всем, ради того, чтобы жениться именно на ней. Отец невесты давал за Марией Яковлевной большое приданое, однако как человек деловой, позволили молодоженам пользоваться только процентами с него, а основной капитал положил в банк на имя дочери без права передачи другому лицу. Все это открылось после свадьбы, но доволен ли был Антон Владимирович таким положением дел или нет, никто не знал. Через четыре года после рождения Катеньки, Мария Яковлевна неожиданно заболела, и вскорости умерла. Когда обнародовали ее завещание, оказалось, что она пожелала отправить дочь в монастырь на воспитание. За согласие мужа она отписала ему третью часть своих сбережений, а монастырю щедрую ежемесячную ренту. Остаток денег должен был оставаться на счете и передаться в собственность Катеньки по достижении ею восемнадцати лет или после замужества. Если же Катенька решала остаться в монастыре, то все ее состояние отходило монастырю. Такое странное завещание не могло не натолкнуть на мысль, что между супругами было не все так гладко, как казалось вначале. Все ждали решения Антона Владимировича, а он долго не раздумывал, и спустя месяц после смерти жены, отправил дочь в монастырь.
   Когда Катенька была еще маленькой, папа навещал ее крайне редко, однако каждое его посещение было для нее праздником. Антон Владимирович обладал редким обаянием, и никто не мог противиться ему, если он желал понравиться. Катенька любила его всем сердцем. Когда же он женился во второй раз, то стал забирать дочь домой на рождественские каникулы. Именно тогда она впервые почувствовала, что у нее есть дом и стала стремиться туда душой.
   Всех подробностей о своем наследстве Катенька конечно не знала. Дедушка умер, когда ей не исполнилось и пяти лет, а других близких родственников с маминой стороны, которые принимали бы в ней участие, у нее не было. Именно поэтому, Катенька с такой легкостью предложила папа денежную помощь, и именно поэтому он так легко от нее отказался.
   Антон Владимирович повернулся к ней.
   - Катя, теперь ты знаешь все наши обстоятельства, но я настоятельно прошу держать их в секрете. Может быть все еще как-нибудь образуется, и я никого не хочу расстраивать раньше времени.
   Катенька вышла из кабинета удрученная и подавленная. Как большинство девушек ее возраста она мечтала выйти замуж по большой любви, а то, что предлагал ей папа... Воспитанная в верующей среде она понимала, что все испытания посылаются человеку для его же блага, но в то же время знала, что поступится совестью и своими нравственными принципами, если согласится на этот брак. Катя поднялась к себе в комнату и горько расплакалась.
   Через месяц была назначена свадьба. Для Катеньки это был невеселый месяц, она похудела, подурнела. К тому же ее волновало не только предстоящее замужество, но и разорение, в котором признался ей папа. Она везде пыталась отыскать его признаки, но так как была неопытна в таких рода делах, то ничего особенного не замечала. Ни с кем не могла Катенька поделиться своим беспокойством, так как папа ясно дал ей понять, что только ей доверился в этом вопросе и вообще больше обсуждать его не намерен.
   Теперь она проводила гораздо больше времени с Андреем Михайловичем, и вынуждена была признать, что собеседником он был чрезвычайно интересным. Они много разговаривали о живописи, церковном пении, книгах, но полюбить его Катя так и не смогла.
  
   .
   II
   Катя, сидела за столом, подперев голову рукой, и в задумчивости смотрела на падавшие за окном снежинки. Приближалось Рождество, но на душе у нее было не весело. Она была замужем уже пять лет, и все это время прожила в Екатеринбурге, в доме Андрея Михайловича. С мужем отношения у нее так и не сложились, но винить в этом его одного было нельзя.
   В первый год их совместной жизни Андрей Михайлович искренне пытался сдружиться с ней, но Катя так и не смогла побороть в себе отвращение, которое он у нее вызывал, и показывала ему это при каждом удобном случае. Конечно, самолюбие его было сильно уязвлено, и сейчас, спустя годы, она понимала, как недостойно себя вела по отношению к мужу. Постепенно они отдалились друг от друга, и Катя сначала очень этому радовалась. Андрей Михайлович стал приходить домой как можно позже, а так как гости у них бывали крайне редко и почти все они были сослуживцами мужа по департаменту, то Катя в основном была предоставлена сама себе. Потом одиночество ей наскучило, но семейная жизнь уже вошла в определенную колею, и поменять что - либо в их отношениях было трудно. Первое время Катя пыталась найти утешение и поддержку в церкви, но разлад с мужем сильно ожесточил ее. Она не желала примирения и естественно, что в церковной среде никак не могла встретить союзников, поддерживающих ее в этом вопросе. Разочарованная, Катя стала молиться дома, постепенно отдаляясь от всего религиозного, что как ей казалось неотделимого от нее самой. Она очень хотела ребенка, но и здесь ничего не получалось. Катя затосковала. Она целыми днями слонялась по дому в домашнем халате и не находила себе занятия. Так прошло два года.
   Однажды, Андрей Михайлович пришел домой сильно выпивший. Это было впервые за все время их замужества, и Катя, которая скучая сидела в гостиной, невольно взволновалась. Муж с трудом дошел до дивана, попытался сесть, но скоро оставив эти попытки, просто улегся, положив под голову валик. Выглядел Андрей Михайлович очень плохо и если бы это был не ее муж, а кто-то чужой, она бы по -настоящему начала беспокоиться о его самочувствии, а так Катя ощущала всего лишь легкую тревогу. Андрей Михайлович сложил руки на груди, закрыл глаза и казалось заснул. Катя осторожно подошла к мужу и дотронулась до его плеча. Андрей Михайлович открыл глаза, посмотрел на нее тяжелым взглядом, а потом с неожиданным проворством схватил ее руку и прижался к ней щекой.
   -Катенька - с заметным усилием прошептал он - мне так стыдно перед тобой, я так виноват!
   Катя попыталась выдернуть свою руку из его ладоней, но безуспешно.
   -Я тогда проигрался по крупному, - торопливо заговорил Андрей Михайлович, глотая слова, - пришлось одолжить казенных денег, а тут некстати приехал твой папа с инспекцией. Все могло пойти прахом.
   При упоминании папа Катя насторожилась.
   -Он вызвал меня к себе, сказал, что не будет заводить на меня дело, если я женюсь на тебе.
   -Зачем? - в глазах у Кати потемнело.
   -Из-за наследства, - просто ответил Андрей Михайлович, и сразу все встало на свои места. - Твоя покойная матушка написала какое-то странное завещание. Твой папенька боялся, что деньги уйдут в монастырь или твоему будущему мужу ... если ты соберешься замуж. Тогда он и придумал провернуть это дело. После свадьбы я отдал ему все векселя и ценные бумаги, которые теперь оказались в нашем совместном пользовании, а он покрыл мои расходы, и я остался свободным человеком.
   Андрей Михайлович наконец сел, посмотрел на Катю и вдруг заплакал. Это были пьяные слезы, но все же они были, и она должна была понять, что так он просит у нее прощения и ему и вправду стыдно за свое бесчестье. Андрей Михайлович ждал от нее хоть слова, но Катя лишь молча вырвала свою руку из его рук и отвернулась. Он медленно поднялся на ноги и вышел из комнаты.
   Оставшись одна, Катя в бессилии опустилась на стул и глубоко задумалась. Предательство папа потрясло ее до глубины души. Все эти годы она безгранично доверяла ему, делилась самым сокровенным, и только сейчас поняла, как сильно в нем ошиблась. "Продана", - думала она, - "продана как рабыня". В душе у нее закипал гнев и отвращение. Катя конечно не могла сразу же, в один миг, изменить свое отношение к отцу, и мгновенно перечеркнуть в душе ту любовь и уважение, которые до этого момента питала к нему, но и подумать о том, что так он мог поступить с ней из-за каких-либо чрезвычайных обстоятельств и этим извинить его, в голову ей не приходило. Затем мысли ее переметнулись к мужу. "Зачем он мне признался? Видно все это мучило его". Катя впервые подумала о том, что муж любит ее. Она вспомнила все унижения и обиды, которые причиняла ему, и ей стало стыдно. Как это было не странно, но его обман она восприняла гораздо спокойнее, чем обман папа, может быть потому что Андрей Михайлович никогда не вызывал у нее таких же глубоких и искренних чувств. Ей стало жалко мужа, который оказался игроком, окончательно запутавшимся в жизни. Он показал, каким слабым человеком является, и теперь Катя понимала, что своим равнодушием и презрением может не только горько его обидеть, но и подтолкнуть к падению. И тут она поняла, что если не сможет простить его сейчас, то уже не простит никогда. Полюбить его как мужчину было не в ее силах, однако показать ему, что она готова с ним примириться, все же стоило попытаться.
   Катя легла спать с сильной головной болью, и с твердым желанием поговорить утром с мужем, но когда она встала, Андрей Михайлович уже ушел. Было еще слишком рано, и Катя поняла, что он просто - напросто не хочет с ней встречаться. Это ее сильно разозлило, но она решила пока не откладывать задуманного и перенести разговор на вечер. Однако к ужину Андрей Михайлович так и не появился, и только поздно ночью Катя услышала его шаги по коридору. Только когда муж прошел мимо их спальни, она сообразила, что он направляется спать в комнату для гостей. Первым ее порывом было вскочить с кровати, пойти к нему и выяснить отношения, но она тут же одернула себя. "Да кто он такой! - подумала она - "Слабый, безвольный человечишка, который пошел на подлость, чтобы спасти себя! Я не обязана жалеть его"- решила она, и это стало окончательной точкой в их отношениях. С того вечера Андрей Михайлович старательно избегал ее, а Катя, осознав свои ошибки в прошлом, по-видимому собиралась их повторять и в будущем. Переписку с отцом она прекратила сразу же, даже не попытавшись с ним объясниться, потому что чувствовала, что из этого выяснения победительницей она не выйдет. Антон Владимирович ее решению не удивился, и все весточки из дома Катя теперь получала только через брата, по которому очень скучала.
   Так прошло еще три года. Андрей Михайлович заметно постарел, опустился. Он снова начал играть. Дом, в котором они жили, достался Андрею Михайловичу по наследству. Он был ветхий, холодный и давно требовал ремонта, но теперь им катастрофически не хватало денег даже на насущные потребности, и Катя была вынуждена с головой окунуться в хозяйские заботы. Однако, в отличие от предыдущих лет, это занятие стало приносить ей удовлетворение и радость.
   От мыслей ее отвлек шум в прихожей. Громко хлопнула дверь, и Катя услышала чьи-то взволнованные голоса. Она поспешила вниз. Двое мужчин вносили Андрея Михайловича на руках в столовую. Он был без сознания. Его осторожно положили на кушетку, и Катя увидела неестественную бледность на его лице и струйку крови, стекавшую у него изо рта.
   - Что случилось?
   Один из мужчин повернулся к ней, и она узнала в нем кучера, который часто отвозил мужа на работу.
   -Несчастье, - пробасил он.- Свалились с лесов.
   -Мы приехали с инспекцией, проверить строительство института, - перебил его другой мужчина, который оказался помощником Андрея Михайловича по градостроительным делам, - Он полез наверх посмотреть кладку, оступился и упал.
   Катя с недоумением посмотрела на Андрея Михайловича, не зная, что ей делать дальше. Потом она подумала, что наверное кучер с помощником сильно удивлены тем , что она так спокойно стоит рядом с покалеченным мужем и ничего не предпринимает, и опустилась у его изголовья на колени.
   -Как вы думаете, что с ним?- спросила она.
   - Не могу сказать. Он сильно ударился животом, - сказал помощник, Катя забыла его имя, - и сразу же потерял сознание.
   -Необходимо срочно отвести его в больницу, - сказала Катя, чуть более взволновано. - Зачем вы привезли его домой? Нужно было сразу туда... - Она встала с колен. - Сейчас напишу записку профессору Лепешинскому. Он знает Андрея Михайловича и обязательно поможет. Как вы думаете, можно его трогать в таком состоянии?
   Помощник неопределенно пожал плечами. Катя выбежала из комнаты и направилась в кабинет. Она села за стол, взяла чистый лист бумаги и принялась писать. Катя читала в газетах о профессоре и его деятельности, много раз слышала, как Андрей Михайлович рассказывал о встречах с ним, и именно поэтому решила обратиться именно к нему. Написав записку, Катя на минуту задумалась. Теперь ей стоило решить, куда передать записку профессору, в больницу или домой, ведь любое промедление могло грозить мужу смертью. Время еще было достаточно раннее, и вероятнее всего профессор был еще дома, однако где он живет, Катя не знала, а искать его адрес в бумагах Андрея Михайловича ей показалось непосильной задачей, поэтому она подумала, что проще и быстрее будет отослать записку в больницу, а там будь, что будет.
   Катя вернулась в комнату, отдала записку помощнику, на которой написала адрес больницы и попросила его поскорее вернуться. Когда мужчины вышли, она склонилась над Андреем Михайловичем. Дышал он тяжело и часто. Видно было, что ему больно. Катя придвинула стул поближе к нему, и принялась молиться. Прошел час. Наконец в дверях показался взволнованный помощник и престарелый господин в пальто. Это был не профессор, однако по тому, что он сразу же, не раздеваясь, подошел к больному и принялся его осматривать, Катя поняла, что он доктор.
   -Я поехал в больницу, - тем временем рассказывал ей помощник, - но профессора там не оказалось.- Пришлось узнать его адрес и поехать к нему домой. Мы разминулись с ним буквально на минуту. Я было уже совсем отчаялся, но тут служанка подсказала мне хорошего доктора, который живет недалеко от профессора и вот он здесь, - закончил он.
   -Спасибо, - поблагодарила его Катя.
   Вскоре осмотр был закончен. Доктор встал со стула и неутешительно покачал головой. Андрей Михайлович умирал, и ничего нельзя было сделать. И вот тут Кате стало по - настоящему плохо, у нее сильно закружилась голова. Заботливый помощник усадил ее на стул, на котором только что сидел доктор и побежал за водой.
   -Я поставил ему укол с морфием, - сказал доктор, - мучиться он не будет.
   -Когда?..
   Доктор ее понял.
   - Час или около того...
   Катя посмотрела на лежащего мужа. Он побледнел еще больше, хотя казалось, что это невозможно и дышал так же тяжело как и прежде, но мучительные судороги понемногу сходили с его лица. Она подумала о том, что наверное задерживает доктора, который продолжал стоять рядом с ней.
   -Сколько я вам должна?- спросила она.
   Доктор немного смутился, но все же назвал сумму. Катя позвала горничную и велела ей принести кошелек из спальни. Появился помощник со стаканом воды и начал суетиться вокруг нее, а Катя все никак не могла понять, зачем вокруг нее. "Вот же лежит больной! - хотела крикнуть она. - Ему помогайте!" Ей мучительно хотелось остаться одной. Наконец кошелек был принесен, услуги оплачены, и доктор с помощником ушли. Часы тикали, Андрей Михайлович лежал без сознания, только было слышно его дыхание, а за окном все так же тихо падал снег. "Как же все переменилось за каких - нибудь пол часа", - пронеслось у нее в голове. Катя вяло подумала о том, что нужно позвать священника, и что для этого нужно встать, а вставать не хотелось. На нее напала какая-то странная апатия, и ей даже стало казаться, что все это происходит не с ней, а с кем-то другим. Катя с трудом заставила себя выйти из комнаты. Слуга мужа, горничная и кухарка столпились у входа, ожидая ее приказаний.
   -Сходите кто-нибудь за священником, - попросила Катя, - а когда он придет, позовите меня. Я прилягу.
   Она махнула рукой в сторону гостиной, но тут же подумала, что Андрей Михайлович остался совсем один в такой час, и вернулась обратно.
  
   После похорон Катя долгое время не могла прийти в себя. По покойному мужу она не тосковала, но ей мучительно было вспоминать о всех тех недоразумениях, которые происходили между ними, а еще мучительнее было осознавать то, что она так и не сумела попросить у него прощения за все те обиды, что причинила ему. Эти мысли не давала ей покоя, и Катя как можно чаще старалась приходить на могилу к Андрею Михайловичу и хотя бы этим попытаться искупить свою вину перед ним, которую чувствовала постоянно.
   Еще Катю очень мучила история с запиской. Она не могла не признать, что доктор приехал так поздно по ее вине, и хотя ей сказали впоследствии, что внутренние повреждения мужа были смертельными, и ничто не могло бы его спасти, однако и свое равнодушие она не могла не осознавать, а тем более простить самой себе, особенно сейчас.
   Только спустя полгода Катя была в состоянии вплотную заняться домашними делами, а дела были не утешительными. Хотя у покойного Андрея Михайловича близких родственников не было, и все наследство досталось ей, однако после выплаты всех долгов, которых оказалось очень много, у Кати почти ничего не осталось. Дом, и небольшая пенсия, вот и все на что она могла рассчитывать. Отцу Катя так и не сообщила о смерти мужа, однако теперь ей пришлось подумать о том, что ей предстоит делать дальше. Екатеринбург так и не стал для нее родным городом, и Катю все больше тянуло в родные края, на Псковщину. Посоветовавшись с поверенным, она решила на пол года сдать дом, и съездить домой, и хотя до последнего момента ее не оставляли сомнения в правильности выбранного решения, она все же купила билеты на поезд и отправилась в путь.
  
  
   III
  
   Офицер Петр Ильич Ковригин сидел в вагоне ресторане и задумчиво рассматривал меню, которое ему принес официант. Мелкий дождь стучал в окно, навевая на грустные мысли. Все столы были заняты и только по счастливой случайности, Петр Ильич обедал сегодня в одиночестве. В тот момент, когда он наконец решился сделать заказ, в дверях вагона показалась миниатюрная женщина. Увидев, что свободно только одно место, она в нерешительности застыла. Женщина ему понравилась, поэтому Петр Ильич немедля встал, и жестами пригласил ее присоединиться к нему. Она была очень хороша собой. Темно - русые волосы, зачесанные на прямой побор, были уложены в тугой узел, узкое лицо с правильными чертами лица показалось ему чистым и безмятежным. На ней было одето строгое, черное платье и Петр Ильич подумал, что она должно быть в трауре. Когда она подошла, он галантно помог ей сесть, а после сел сам.
   -Позвольте представиться - Петр Ильич Ковригин.
   Она внимательно посмотрела на него своими прозрачными глазами, и после некоторой паузы все же ответила. Голос у нее был низкий, с хрипотцой и это придавало всему ее облику еще большее очарование.
   Его спутницу звали Екатерина Антоновна. Она была вдовой и направлялась в гости к своим родным. Речь ее была немногословной, но все что она ни говорила, казалось Петру Ильичу умным и очень милым. К концу обеда он был покорен и полон решимости продолжить столь неожиданно начавшееся знакомство. Он пригласил Екатерину Антоновну отужинать с ним, и она согласилась. Его сердце ликовало и после того как проводил ее до дверей купе, он еще достаточно долго пытался заставить себя успокоиться. За ужином, Петр Ильич рассказал Екатерине Антоновне о том, что родом он из Петербурга. Его родители и сестра и сейчас живут там, он очень по ним скучает и мечтает увидеть в скором времени. Военная карьера его заботит мало, но в свете последних событий - "вы, наверное слышали об убийстве эрцгерцога?"- он надеется отличиться. Последние два года, Петр Ильич, по долгу службы, поживал в Томбове, однако город ему не приглянулся. Ничего не может сравниться со столицей. "Вы были в Петербурге?" "Нет?" " Вам необходимо посетить этот город!"
   Петр Ильич принялся рассказывать про все то, что так любил в Петербурге, и ему казалось, что Екатерина Андреевна слушает его с интересом. Они засиделись допоздна, и когда поезд остановился на какой-то станции, решили выйти на улицу и подышать свежим воздухом.
   -Знаете, - сказала Екатерина Антоновна, в задумчивости, - я давно так интересно не проводила время. Она подняла голову и посмотрел в ночное небо. - Мне даже совестно, я ведь недавно похоронила мужа...
   Она была такой красивой в этот момент, что у Петра Ильича даже дыхание перехватило. Он понял, что влюбился, окончательно и как ему казалось навсегда. Петр Ильич шагнул к Екатерине Антоновне, взял ее за руку и прижал к своей груди. Она удивленно посмотрела на него, но руки не отняла. Тогда он притянул ее к себе, обнял и поцеловал. Екатерина Андреевна не противилась.
   Эту ночь они провели вместе. На следующий день он уже не мог оставить ее даже на минуту, та сильны были его чувства. расстаться друг с другом даже на полчаса. Петр Ильич умом понимал, что нужно как-то остановить это безумие, но сердце упорно противилось разуму. Вечером он стал просить Екатерину Антоновну поехать с ним в Петербург.
   -Катерина, я понимаю, что это очень эгоистично с моей стороны, - умолял он, - но без вас я попаду.
   Он говорил и говорил, боясь остановиться и видел, что с каждым его словом она колеблется все больше и больше.
   -Хорошо,- наконец сказала Екатерина Антоновна, с глубоким вздохом. Было видно, что это решение ей далось не так легко, как ему бы хотелось, но Петр Ильич все равно был счастлив. Он с благодарностью поцеловал руку Екатерины Антоновны, а потом не в силах сдержать радости, закружил ее в объятиях. Она засмеялась и на душе у него посветлело.
  
   Петербург встретил их неприветливо. Было пасмурно, шел мелкий дождь. Петр Ильич торопливо достал из саквояжа зонт и раскрыл его над своей спутницей.
   - Привыкайте, - сказал он с улыбкой - это обычная погода для столицы.
   Они наняли извозчика и поехали на Владимирский проспект, где Петр Ильич снимал квартиру. Он специально попросил возницу провести их через Невский, чтобы Катя могла хоть немного полюбоваться городом. Квартира, в которой он жил, оказалась довольно просторной. Окна выходили во двор, и шум с улицы не проникал сюда. Квартира Кате понравилась, но она все равно чувствовала некую неловкость, и Петр Ильич, заметив это, нежно погладил ее по голове и сказал:
   -Вы тут обустраивайтесь, а мне нужно отметиться о приезде. Вечером обязательно куда-нибудь сходим.
   Они зажили по-семейному. Утром Петр Ильич уходил по делам - его бумаги оформлялись - а к обеду возвращался усталый, но довольный. Они шли ужинать в ресторан, потом, не торопясь, прогуливались по вечерним улицам, наслаждаясь обществом друг друга. Первое время Катя боялась выходить на улицу одна, но постепенно привыкла к столичной суете и скоро с удовольствием рассказывала Петру Ильичу, где она побывала сегодня. Она вновь стала интересоваться всем, о чем казалось забыла навсегда - живописью, архитектурой, музыкой. Катя могла часами говорить с Пером Ильичом о выставках, которые посетила, концертах, галереях. Он с удовольствием слушал ее, а если позволяло время, ходил вместе с ней.
   Одно только огорчало Катю - Петр Ильич не знакомил ее со своими родителями и вообще, не делал каких-либо попыток как-то прояснить их отношения. Он говорил ей, что родители еще не приехали из деревни в город, и намерения у него по отношению к ней самые серьезные, но Кате все равно казалось, что он немного лукавит с ней. За два месяца, что они прожили вместе, она научилась немного разбираться в его характере и ее подозрения с каждым днем крепли все больше и больше. Катя впервые задумалась над тем, что возможно Петр Ильич не собирается жениться на ней. Конечно, она гнала от себя эти мысли, но время шло, а каких-либо конкретных предложений с его стороны не поступало. Через несколько недель ему необходимо было отправляться на фронт, его назначение уже было готово. Их разлука была неизбежна, но как она произойдет, Катя не знала. Она все чаще стала вспоминать покойного мужа. С Петром Ильичом ей не хотелось повторять прежних ошибок, поэтому она решила, что честнее будет поговорить с ним обо всем том, что ее волнует, а не бросаться пустыми упреками. Катя рассудило, что для начала неплохо было бы удостовериться в том, правдив ли с ней Петр Ильич в отношении своих родителей, и только затем принимать какие-либо конкретные шаги. Из записной книжки Петра Ильича, Катя узнала, что родители его живут на Петроградской стороне и решила съездить к ним и узнать у служанки, в городе они или нет. Для посещения Катя выбрала среду, так как в этот день Пера Ильича всегда задерживался допоздна, и она могла прийти домой раньше его, не опасаясь ненужных расспросов.
   Поздним утром Катя вышла из дома, поймала извозчика и поехала на Большую Пушкарскую. День стоял погожий, с Невы дул легкий ветерок, и Катя, любуясь на всю эту красоту, подумала о том, что наверное все ее волнения напрасны и в такой прекрасный день не может случиться ничего плохого. Они подъехали к мрачному высокому дому. Внизу был вывешен список жильцов, и Катя быстро нашла нужную ей фамилию. Затаив дыхание она нажала на перламутровую кнопку звонка. Послышались шаги, входная дверь открылась и на пороге показалась горничная.
   -Что вам угодно?
   -Я бы хотела поговорить с госпожой Ковригиной.
   Горничная внимательно оглядела Катю, а потом спросила:
   -Как мне вас представить?
   Сердце у Кати бешено заколотилось. "Значит они дома ". Катя уже собиралась придумать какую-нибудь отговорку, но неожиданно для себя проговорила :
   -Г-жа Веселова.
   -Пройдемте- с. Я доложу о вас.
   Когда они поднимались по лестнице на второй этаж, Катя уже сто раз успела пожалеть о своем необдуманном поступке, а когда миновали прихожую и оказались в большой, богато обставленной гостиной, окончательно поняла, что совершила большую глупость. На небольшом диване у самого окна сидела женщина. Она была уже в годах, но лицо ее сохраняло удивительную свежесть. Хозяйка, которая и была г-жой Ковригиной, встала, чтобы поприветствовать гостью и любезно пригласила ее присесть рядом с ней.
   -Что привело вас ко мне?
   Хотя говорила она любезно, но в тоне ее чувствовалось скрытое высокомерие.
   -Видели те, - Катя покраснела - я знакома с вашим сыном, и поэтому позволила себе навестить вас по одному деликатному делу.
   Брови г-жи Ковригиной удивленно поползли вверх.
   -Нет, нет! - торопливо проговорила Катенька, смущаясь все больше и больше,- не подумайте ничего плохого.
   Она сбивчиво стала рассказывать о том, как ее покойный муж и Петр Ильич очень дружили, и как незадолго до смерти, муж занял у него денег. Убитая горем, Катя совершенно забыла об этом и только недавно, разбирая бумаги покойного, случайно наткнулась на расписку, данную Петру Ильичу. Его Томбовский адрес у нее не сохранился, ей удалось найти только этот, и так как она оказалась здесь проездом, то и решилась на сегодняшний визит, чтобы узнать адрес Петра Ильича и выслать ему деньги...
   -Можно было просто послать мне письмо, а не утруждать себя визитом - холодно ответила г-жа Ковригина.
   Катя окончательно растерялась. Ей показалось, что хозяйка ей не поверила и поэтому она не совершенно не знала, что ей говорить дальше.
   -Он сейчас в Петербурге, - задумчиво протянула г-жа Ковригина, и чуть насмешливо посмотрев на Катю добавила - а в Томбове осталась только его семья.
   -Как вы сказали? - Катенька не поверила своим ушам. - Его семья?
   -Да...Жена и две дочери, мои внучки. Вы кажется удивлены? Это очень странно... Вы так хорошо рассказывали о вашей близкой дружбе с моим сыном.
   Катя поняла, что г-жа Ковригина попросту издевается над ней, но ей уже было все равно. Грудь у нее сдавило, и она с трудом нашла в себе силы подняться.
   -Куда же вы? - услышала она у себя за спиной холодный голос, - сейчас принесут чай.
   Катя молча вышла из комнаты, и держась за стену спустилась по лестнице. Ей было очень плохо. Сойдясь с Петром Ильичом, Катя поступилась своей нравственностью, и только надежда на его серьезные намерения, заставляла ее не думать о себе слишком плохо. И если ту ночь в поезде она еще могла как-то оправдать перед самой собой, то дальнейшие свои решения Катя списывала только ожиданием скорого замужества с любимым человеком. Все это время ей казалось, что только ее траур мешает ему сделать ей предложение, но она даже предположить не могла, что Петр Ильич может так жестоко ее обманывать.
   Домой Катя вернулась разбитая, с сильной головной болью. Она вяло начала собирать свои вещи, с твердым намерением сегодня же уехать, потом передумала, потом снова взялась за чемоданы. Наконец не в силах что-либо решить или сделать, она легла на кровать и заплакала. Сердце ее было разбито, она чувствовала себя глубоко несчастной.
   Уже смеркалось, когда в прихожей хлопнула дверь, и на пороге их спальни показался Петр Ильич. Увидев Катю в таком состоянии, он сильно встревожился.
   -Катенька, что с вами?
   -Я сегодня была у ваших родителей - сказала она просто.
   Петр Ильич сразу все понял. Он сел на кровать рядом с ней и попытался дотронуться до нее, но она не позволила. Единственное, что ему оставалось, это быть честным.
   -Согласен, я обманывал тебя и знал, что поступаю плохо - тихо сказал он. - Можешь мне поверить, что я очень страдал от этого и сейчас страдаю.
   Петр Ильич взволнованно посмотрел на нее.
   -Но и ты пойми меня! Я влюбился в тебя с первого взгляда, получить честным путем не мог, вот и пришлось пойти на хитрость. Вспомни, ты сама согласилась поехать со мной!
   -Я согласилась, потому что поддалась чувствам, но потом... Потом я думала, то у нас с вами все серьезно, и уж поверьте, если бы я хоть на миг усомнилась в этом, то ноги моей в вашем доме не было.
   Петр Ильич отвернулся.
   -И что же вы думали делать дальше? - Катя еле сдерживалась, чтобы снова не расплакаться.
   -Оставить все как есть,- сказал Петр Ильич, понимая, что назад пути у него нет,- уйти на фронт, а там будь, что будет... Должен тебе признаться, что я давно уже получил назначение, и мне дали двухмесячный отпуск, чтобы проститься с семьей, но я остался здесь, с тобой. Разве это не доказательство моей любви к тебе?
   -Может быть, - холодно ответила Катенька, приподнимаясь на локтях и заглядывая Петру Ильичу в глаза. - Но если вы по- настоящему хотите быть со мной, то вам следует поговорить обо мне с вашей женой.
   -Что ты! - испуганно воскликнул Петр Ильич. - Сейчас никак нельзя! Это будет для нее и девочек большим ударом. Ты ведь понимаешь, что сейчас никак нельзя? Понимаешь?
   Он крепко обнял ее и прижал к себе. Сама мысль о том, что ему придется ее отпустить, была для него невыносима.
   - Я-то понимаю, а вы нет, - сказала Катя, отстраняясь. -Мне нужно уехать. Я должна обо всем подумать, а здесь не могу.
   Ночь они провели в разных комнатах. Утром Петр Ильич помог ей собрать вещи, отвез на вокзал и купил билет до Пскова. Они прощались на перроне.
   -Катя, меня могут убить в любой момент. Там... На войне... И мы никогда больше не встретимся.
   Ее решимость таяла прямо на глазах.
   -Позвольте мне писать вам?
   Петр Ильич умоляюще посмотрел на нее.
   Все еще колеблясь, Катя засунула руку в ридикюль , достала оттуда заранее подготовленную бумажку с адресом и протянула ему.
   -Отвечать я не буду, во всяком случае пока, - она подняла на Петра Ильича заплаканные глаза, - но вы все равно, мне пишите, а когда решите вопрос с семьей, то приезжайте. Я буду вас ждать! - прошептала Катя и вбежала в вагон.
  
   IV
  
   Когда Катя приехала в поместье, никого из родных в нем не оказалось. Вася теперь учился в Москве. Из Екатеринбурга Катя писала ему, что собирается приехать в гости в начале лета, но когда ее планы неожиданно переменились, брат решил поехать вместе с матерью в небольшое путешествие по Италии. Два года назад отец развелся с Елизаветой Андреевной, и так как решение было обоюдным, то никаких серьезных последствий для бывших супругов не имело. Елизавета Андреевна теперь жила в Москве, рядом с сыном, а у Антона Владимировича неожиданно появились какие-то важные дела в Польше, и в России он теперь появлялся крайне редко. Имением занимался управляющий, и никакой нужды вникать в хозяйственные дела у Кати не было. Впервые за долгое время она была предоставлена сама себе. Деревенская жизнь закрутила ее в свой неспешный водоворот, такой привычный и родной.
   Если погода стояла хорошая, то все свое свободное время Катя проводила в саду, а, если же шел дождь, то она запиралась в библиотеке и запоем читала, иногда музицировала на рояле. А еще она подолгу размышляла. Возвратиться в Екатеринбург Катя теперь не могла, да и не хотела. Дом она сдавала жильцам, и это было основным средством ее доходов. Как вдове ей была еще назначена небольшая пенсия, но денег на покупку собственного дома в родных краях, ей бы все равно не хватило. Теперь Катя понимала, как ей необходимо поговорить с отцом насчет своего наследства, которое позволило бы ей зажить независимо. Ей не верилось, что он мог поступить с ней настолько бесчестно и не оставить ей хотя бы часть маминых денег. Пока Катя была замужем, она не касалась этого вопроса, но теперь обстоятельства переменились, и ей необходимо было проявить твердость в своем законном требовании. Сразу по приезду, она попросила управляющего написать Антону Владимировичу письмо, и со дня на день ждала от него ответа.
   В начале осени Катя решила съездить в N-ий монастырь, в котором воспитывалась в детстве и навестить матушку настоятельницу с сестрами. Поездка получилась на удивление приятной. Катя уже давно отошла от церковной жизни, и тут снова окунувшись в неспешный ритм служб, молитв, вспомнила что-то давно забытое. Что-то чистое и светлое вновь стало просыпаться в ней и даже прежние обиды стали казаться не такими значительными, как раньше. С матушкой игуменьей у нее состоялся большой разговор. Катя поведала ей все свои жизненные огорчения, сама удивляясь своей откровенности. На все ее жалобы матушка ответила ей:
   -Екатерина, вы думаете, что Бог поступил с вами несправедливо, но это не так. Он послал вам мужа, пускай и не любимого вами, а ваша задача была в том, чтобы попытаться полюбить его. Потом эта история с офицером. И тут вы снова лукавите, оправдываете себя тем, что поддались чувствам, а он, подлец этакий, вас обманул и предал. А вот если вдуматься, то никто не принуждал вас к такому греху. Что же вам мешало быть тверже? Только ваша слабость, а не его. Бог милостив, Он прощает нам все, что бы мы ни делали в своей жизни, но и мы сами должны осознать свои ошибки и просить за них прощения. Без этого никак. Без этого смерть.
   В глубине души Катя понимала, что матушка права, но до конца согласиться с этим сейчас не могла. Слишком свежи были ее воспоминания о Петре Ильиче, и слишком много лет она взращивала в себе отвращение к покойному Андрею Михайловичу, чтобы так в один миг, откинуть все это. К тому же постепенно она начала осознавать, что многие ошибки, которые она совершила в своей жизни, можно было бы избежать, если бы с ней рядом был близкий и родной человек, готовый поддержать ее в трудную минуту. И этим близким человеком должен был быть для нее ее отец. Но именно с него, началось ее падение, когда он подтолкнул ее к замужеству, которое не сулило ей счастья, считаясь лишь со своим интересами.
   Хотя матушка игуменья настоятельно советовала ей разорвать все отношения с любовником и Катя конечно пообещала ей это сделать, но обещание свое не сдержала. Конечно, она честно не отвечала на первые его письма, но потом, под натиском его просьб, сердце ее не выдержало и она все-таки написала ему.
   С фронта приходили все более тревожные вести, и Катя стала волноваться не только о Петре Ильиче, но и об отце, который в поместье так и не появился. Она поинтересовалась у управляющего о его местонахождении, и услышала в ответ, что Антон Владимирович еще в середине августа в сопровождении некой дамы, покинул Польшу, и хотя сейчас его нынешнее место пребывания не известно, однако он думает, что стоит сильно переживать по этому поводу.
   Почти два года Катя прожила в имении совсем одна. Это было вынужденное одиночество, но она была ему даже рада. Никто не давил на нее и у нее было время разобраться в себе. Все прошлые огорчения улеглись. Несколько раз она ездила в Москву, навестить брата. Их встречи были теплыми и душевными. Чувства, которые она питала к Петру Ильичу, вопреки ее ожиданиям, за время разлуки только окрепли. Она с нетерпением ждала каждого его письма. Единственное, в чем Катя не уступала ему, была их встреча. Через год после начала войны ему дали отпуск, который он намеревался повести с ней, однако Катя настояла на том, чтобы он навестил свою семью. "Когда закончится весь этот ужас ", - писала она -" и вы сможете наконец все решить с женой, я буду ждать вас, и наша встреча принесет мне именно ту радость, которую мы заслужили своим ожиданием этой встречи. Сейчас же пусть остается все как есть". Она много думала о супруге Петра Ильича и о том положении, в которое они ее поставили и искренне сожалела, что у нее не хватает сил что-то исправить в сложившейся ситуации.
   Летом 1917 года в поместье неожиданно вернулся Антон Владимирович. О его приезде никто не знал заранее, и поэтому, когда он зашел на кухню, где Катя готовила на плите варенье, от неожиданности она чуть не выронила из рук банку. Отец подошел к ней и поцеловал в лоб. Они не виделись много лет, но казалось, что Антон Владимирович, в отличие от дочери, совсем не чувствовал неловкости. Прошедшие годы почти не изменили его. Он был все так же красив и импозантен.
   -Здравствуй, Катерина, - сказал он.- Вижу, ты занята.
   -Нет... нисколько...
   Щеки ее залились румянцем. Антон Владимирович покачал головой.
   - А мне кажется, что занята, - чуть насмешливо возразил он. - Встретимся за ужином, сказал он и вышел из кухни.
   Катя трясущимися руками поставила банку на стол и в каком-то оцепенении уселась на табурет, пытаясь немного успокоиться. Не такой она представляла их встречу. Ей было безумно обидно из-за того, что отец повел себя с ней столь холодно и равнодушно, ей казалось, что она ничем не заслужила подобного к себе обращения. Минувшее время сгладило из ее памяти, все обиды, которые он ей нанес, но теперь они вспыхнули с новой силой. Несмотря на смятение, царившее в ее душе, Катя вынудила себя успокоиться, хотя бы внешне, затем заставила себя закончить все дела на кухне, и только после этого поднялась к себе в спальню и переоделась. Антон Владимирович ждал ее в столовой. Они сдержанно кивнули друг другу и принялись за еду. К концу ужина молчание стало невыносимым.
   -Нам нужно поговорить, - начала разговор Катя, не выдержав этого молчаливого противостояния.
   Антон Владимирович отодвинул от себя тарелку и посмотрел на нее. Глаза у него были холодными, и Кате стало не по себе.
   -Я насчет наследства... - робко проговорила она.
   -А....-потянул Антон Владимирович, - давнишняя история. Ну что ж, я слушаю.
   Катя сбивчиво изложила ему про свои денежные затруднения.
   -Я хочу жить самостоятельно и в ваших силах помочь мне это сделать. Вы с покойным мужем обманули меня и если вы не отдадите мне хотя бы часть причитающихся мне денег, то я буду обращаться в судебные инстанции.
   -Вынужден тебя огорчить, но от меня ты ничего не получишь. Те деньги пошли на покрытие расходов в одном предприятии, и их давно уже нет. К тому же такие разбирательства длятся долго, а времени у тебя сейчас практически нет.
   -Почему?
   -Потому что я продаю имение и уезжаю из России навсегда. Уверяю, что тебе придется очень постараться, чтобы найти меня и выручить хотя бы часть своих денег.
   Катя опешила. Впервые она столкнулась с таким неприкрытым цинизмом лицом к лицу. В одно мгновение с ее глаз спала пелена, и она наконец увидела истинную сторону своего отца.
   -Я могу дать тебе один бесплатный совет, - продолжил Антон Владимирович. - Думаю, что скоро настанут тяжелые времена, поэтому не трать время понапрасну, на всякие судебные тяжбы. От продажи имения я выделю тебе долю, а ты, избавься от своего дома в Екатеринбуре. Станешь состоятельной вдовой, уедешь в Европу и там заживешь по-новому.
   Антон Владимирович встал из-за стола.
   -Завтра я уезжаю в Москву. Всеми делами будет заправлять мой поверенный, утром я тебя ему представлю.
   Катя не нашлась, что ответить. Она поняла, что проиграла, но в этот же миг почему-то почувствовала и удивительную свободу. Впервые в ее жизни наступил такой момент, которым она могла распоряжаться единолично. Катя была вольна делать, все, что ей вздумается, ее больше не тяготили никакие обязательства, и сейчас только от нее зависело, в какую сторону она повернет этот свой проигрыш. Папа подошел к ней и погладил по щеке.
   -Не унывай. Уверен, все наладится, - сказал он, и это были последние слова, которые Катя услышала от него.
  
  
   Антон Владимирович оказался прав. Скоро наступили страшные дни революции. Он вовремя успел распродать все недвижимое имущество и переехать жить в Швейцарию. Спустя год после отъезда Антон Владимирович женился в третий раз на полячке Алисии Гловацкой . С сыном отношения у него так и не сложились, хотя он и вполне счастливо устроил его судьбу в эмиграции.
   Спустя несколько лет, Антон Владимирович попытался узнать, как сложилась жизнь его старшей дочери, но ничего конкретного, выяснить так и не смог. По одной версии, Катя, сразу же после смещения правительства, в сопровождении русского офицера, уехала во Францию, где след ее терялся. По другим источникам, она отправилась жить в N-ий монастырь, который в двадцатые годы был разорен, и дальнейшую судьбу его насельниц выяснить так и не удалось.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"