Русс: другие произведения.

Дважды Рожденный. Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    В черновую закончено. Вычитываю.

  Глава 8
  
  Бурбуры. Шестеро. Здоровые и волосатые, они представляли собой мечту любого генетика моего времени. Шестиногие лохматые твари размером с хороший микроавтобус снабжали мясом всех жителей Марса от полюса до полюса. Выращенные еще во время первой программы колонизации, эти травоядные создания были уникальны в своем совершенстве. Способные жрать любую растительную пищу, они с невероятной скоростью набирали вес на растущие повсюду кустах циклохлои. Неудивительно, что стада бурбуров бродили всюду, куда смогли дотянуться руки поселенцев. За исключением Парковки, разумеется. Больно уж неохотно ее жители платили за мясо, предпочитая брать, как говорится, на халяву. К тому же, даже невероятная выносливость этих животных пасовала перед излучением сотен тысяч остывающих реакторов.
  Лохматые потомки коров имели только один недостаток, так и не вытравленный усилиями ученых. Проклятые твари не желали умирать, отчаянно сражаясь за свою жизнь всеми доступными способами. К несчастью, способ у них был только один - бегство. Вот и сейчас, сопровождаемые фирменным 'бу-бурканьем', коровки метались между брошенными космическими кораблями. Думаю, в их неторопливые мозги наконец добралась мысль, что отбившись от стада и забравшись так далеко в земли кочевников они подписали себе смертный приговор. С воплями и улюлюканьем ребята Дабла гонялись за бурбурами, расстреливая их из ручного оружия. Какими бы шустрыми ни были шестиноги, сравняться в скорости с летающими машинами они не могли.
  Бродящих по парковке животных заметили издалека. Вопрос пропитания среди кочевников всегда стоит ребром, поэтому пропускать такую добычу никто не собирался. Мое робкое напоминание насчет умирающего пилота было проигнорировано. Лишь негр на секунду отвлекся от обсуждения предстоящей охоты и пояснил:
  - Пилот один, а у меня полторы сотни ртов. Такой подарок, - Он махнул в сторону неторопливо бредущих бурбуров, - упускать нельзя.
  - Кончайте болтать, уйдут же. - В разговор вмешался второй водитель.
  Всю дорогу коренастый кочевник смотрел на меня с презрением, и не в последнюю очередь из-за странной симпатии Дабла к четырем, как он выразился, найденышам. Понятное дело, он не рассчитывал, что я смогу услышать его на таком расстоянии. Несколько фраз только добавили мне подозрительности, и теперь я старался не выпускать его из поля зрения. Не испытываю ни малейшего желания подохнуть в результате интриг полуграмотных дикарей. Хотя, насчет дикарей я конечно утрирую.
  А вот то, что эти двое терпеть друг друга не могут - это ясно как божий день. Я еще возле захоронки заметил, как Дабл старательно избегает общения с нервным кочевником, ограничиваясь короткими, предельно корректными фразами. Только усилия пропадали впустую, обнаглев от безнаказанности, коренастый, что называется, пер буром. Или бурбуром, это уж как посмотреть. Не думаю, что он копал под негра, но докапывался точно. И моя интуиция подсказывала, что рано или поздно он докопается до могилы. По-крайней мере, за базаром мужик не следил совершенно. Думаю, не будь у него кое-какого авторитета - давно бы нюхал корни циклушек в уютной одноместной могилке. Не нужно быть ясновидцем, чтобы заметить как ладонь Дабла тянется к поясу после его подначек. В этот раз терпение негра дало трещину:
  - Умолкни, Пуха. Сейчас по местам и гоним их в проулок. Только медленно, а то раненого растрясем. Этого, - он ткнул в сторону выскочки, - за руль.
  - Дабл, да я...
  - Еще раз повторяю! Медленно! И без самодеятельности! Ты понял?
  Кочевник лишь отмахнулся и пошел в сторону мобиля. Негромкое ругательство в адрес негра все старательно проигнорировали. Напарник коренастого молча двинулся следом. Второго, чуть помоложе, Дабл оставил при себе, выделив взамен парочку своих ребят. Думаю, это ни разу не совпадение, что отряд так перетасовали. Чернокожий не производит впечатление глупого и заранее разбил слаженную троицу. Неудивительно, если даже я срисовал их сразу как приземлился второй мобиль - нагловатые, держатся вместе и почти не работают. А так, пятеро на двое, оно получше будет. Думаю, и Пуха это понимал, потому и не рискнул дергаться.
  Сказать, что ситуация мне не нравилась - ничего не сказать. Не для того я подписался на эту авантюру, чтобы меня шлепнули в самом начале из-за внутренних разборок. Не знаю, на какую мозоль я успел наступить кочевнику, но с нашим появлением ситуация обострилась. Ладно, не стоит выпускать этого психа из виду. Размышляя о своем фантастическом невезении, я поспешил в машину. Думал, в основном, трехэтажными конструкциями, что вряд ли кого-нибудь удивит в подобной ситуации. А как иначе? За неполные две недели я рисковал угробиться едва ли не чаще, чем за предыдущий, отнюдь не легкий тридцатник. И меняться ситуация отказывалась категорически, рано или поздно угрожая окончательно меня похоронить.
  У моей спешки была еще одна причина, перебранка между кочевниками поставила под угрозу жизнь лейтенанта. Откровенно говоря, мою тоже, но за пилота я переживал сильней. Много ли ему, калеке, надо? Думаю, мои выводы были не лишены оснований, притом, что коренастый вел себя слегка неадекватно. В свое время у меня была возможность удостовериться, что чужая беспомощность пробуждает в людях самые низменные чувства и желания. Проверил, что называется, на собственном опыте. Нельзя оставлять их наедине, Рахул такую встречу может и не пережить. А он мне еще пригодится, мои планы на его счет не изменились. Значит, по возможности, буду рядом. Большего я пока сделать не мог при всем желании, но дурные предчувствия меня уже одолевали. Ладно, как говорится, слепой сказал, посмотрим. Свой выбор я уже сделал, и с Пухой мне не по пути. Совершенно ненормальный тип.
  Предчувствия меня не обманули. Стоило забраться в мобиль, как и без того призрачная надежда растаяла словно эскимо под жарким солнцем - быстро и неотвратимо. Прислушиваясь к разговору кочевников, я осторожно потащил наружу пистолет, старательно маскируя свои действия курткой. Не будь ситуация столь зыбкой, собственное сходство с Трамовой, пожалуй, вызвало бы во мне только искреннюю улыбку. Сейчас же я старательно прикидывал возможные варианты и не находил выхода.
  Тот факт, что сосед Павы, за время полета проронивший едва ли с десяток предложений, сейчас заливался соловьем, изрядно действовал мне на нервы. Коренастый больше молчал, и только побелевшие костяшки пальцев на штурвале да сигарета, от которой даже у меня во рту оставался едкий медицинский привкус, обещали, что добром это дело не кончится. Кажется, покойный Кэп называл эту дурь циклушкой. Легкий наркотик, получаемый из верхушки растения. Как он там говорил? Эйфория, безбашенность и легкая агрессия? Понятно, почему экипажу космического корабля с массой покоя в сотни тонн такое курево противопоказано как малосовместимое с жизнедеятельностью. Ничего удивительного, что от этой картины у меня разыгралась легкая, медленно нарастающая мигрень. Мой внутренний датчик неприятностей опять зашкаливало.
  Понятно, что после всего увиденного, эти самые бурбуры занимали меня в последнюю очередь. Откровенно говоря, я вообще не понимал, к чему такие сложности? Размеренно бредущие шестиноги не казались быстрыми животными. На первый взгляд, опасностью там и не пахло. Зачем устраивать засаду, если можно не теряя времени расстрелять их сверху?
  Не желая лезть под горячую руку, свои 'мудрые' советы я оставил при себе, здраво рассудив, что кочевники знают что делают. И правильно, кстати, поступил. Тогда я еще не подозревал, что медлительность этих мохнолапых очень обманчива, а толстая шкура и густой мех не сразу поддаются даже выстрелам из армейского ружья. Первые этапы колонизации были достаточно суровыми, и генетикам волей-неволей приходилось это учитывать. Строптивое мясо лучше, чем совсем никакого.
  Тем временем, разговор в машине резко сошел на нет. Пуха добил сигарету и 'растоптав' бычок о приборную панель запустил двигатель. Уняв разговорившегося соседа хлестким 'отвали', он поднял флай в воздух. Личность коренастого не вызывала во мне ни грамма положительных эмоций. Загадкой оставалось только одно: как он вообще умудрился найти хоть каких-то сторонников? При таком-то характере.
  Так или иначе, но во мне начала просыпаться надежда на мирное завершение этой истории. Пусть сколько душе угодно нянчит свои обиды, мне лишь бы до поселка добраться, а там уж пусть разбираются с Даблом. Поудобней усевшись возле окна, я приготовился действовать по плану. Моя задача проста - после первого выстрела постараться попасть в животное. Маловероятно, что пистолет сможет пробить толстую шкуру, но попытаться стоило. Минимум двух коровок нужно было завалить, а лучше - четырех. Больше увезти все равно не получится, мобили просто не потянут.
  Метрах в двухстах от нас начиналась широкая расщелина, именно туда мы и направили бурбуров. При всех своих достоинствах, прыгать коровки не умели, а значит высокие стены останутся для них непреодолимым препятствием.
  Вытащив оружие из-под куртки, благо оно так и не пригодилось, я взял одного из мохнатых на прицел. Негр сказал, что нескольких выстрелов перед мордой будет достаточно, чтобы они шарахнулись в сторону. Если что пойдет не так - постараюсь согнать их в кучу. Вряд ли получится, ковбой из меня аховый, но хоть что-то. Главное, чтобы не разбежались, вот за это обещали свернуть голову.
  Все пошло не так с самого начала. Упрямые и глупые животные абсолютно не желали идти куда требуется. Одно дело, если бы среди маленького стада нам попался вожак, в этом случае проблема не стоила бы и выеденного яйца - знай, толкая себе бурку в расщелину, а остальные волей-неволей за ним потянутся. Но вожака не было, а стадного инстинкта катастрофически не хватало, чтобы удержать бурбуров вместе. Один за другим мохнолапы уходили из под прицела флаев, пока в фокусе не оставалось последнее животное. И охотна начиналась сызнова.
  Одного не могу понять, почему никто из кочевников не предложил свою кандидатуру в качестве пастуха. Ввосьмером вылезти и согнать их в кучу было бы значительно проще. Единственное, что приходит мне на ум - это страх. Один на один с многотонной, да к тому же безмозглой скотиной, у которой неизвестно что в кудрявой башке, я знаете ли тоже испытывал от этой мысли некоторый душевный трепет. Наступит и привет тебе, Виктор Кизляр. До новых, как говорится, встреч.
  Но делать что-то было необходимо, потому что план оказался ни черта не годным. Почти час мучений, а дело даже не сдвинулось с мертвой точки. Коровки категорически отказывались шагать навстречу гибели. Я как раз отстегнулся и начал пробираться вперед, собираясь вылезти со своим рацпредложением, когда ситуация резко изменилась.
  Сердце рухнуло в пропасть еще до того, как я осознал, что едва слышный до этого двигатель загудел как-то по-особому мощно, на предельных оборотах. У Пухи наконец не выдержали нервы. Взревев не хуже мотора, коренастый кочевник не сдерживаясь закричал:
  - Твари, да они издеваются над нами! Огонь, ребята!
  Мобиль мощным рывком прыгнул вперед. Надо отдать должное, Пуха оказался отличным водителем. Он держал штурвал как-то по-особому, отчего мы двигались боком, умудряясь при этом вести беглый огонь из ружья. Положив винтовку на раму, он прижал ее плечом и с криками давил на гашетку. При этом, кажется, попадал.
  К сожалению, наблюдать мне было неудобно. Сложный маневр оказался полной неожиданностью, отчего меня швырнуло сперва в проход, на лейтенанта, а затем назад, в кофры с армейским доспехом. Оказавшаяся не такой мягкой как хотелось бы, мумия чувствительно ткнулась пониже живота, заставив меня скрючиться в три погибели. Не ожидая такой откровенной подставы, я не успел понизить болевой порог. В отличие от меня, остальные кочевники с удовольствием приняли участие в охоте. Радостные вопли и улюлюканье говори об одном, упрямые животные достали всех хуже горькой редьки. Плохо одно, за этими криками не было слышно моих призывов о помощи.
  Погребенный под чемоданами с оружием, я как мог старался прикрыть лейтенанта и не видел, что творится снаружи. Ясно одно, загнать буров в ловушку нам не удалось. Из открытых окон то и дело доносилось то самое, характерное бу-бурканье, с которого животные и получили свое прозвище. Сколько-то несчастных метров, оставшихся до засады, стадо проскочило буквально за несколько секунд, успешно миновав узкую горловину входа и теперь радостно разбегалась по всей Парковки. Хотя насчет радостно, это я поторопился, буквально в ту же секунду снаружи раздался горестный крик и кочевники радостно завопили. Первая кровь. Варвары получили свою добычу, но погоня продолжалась.
  Второго и третьего бурбуров подстрелили спустя минуту, их крики почти слились в один. Все это время я пытался выбраться из-под кучи оружия, но с каждым поворотом меня только сильнее заваливало. И все же, я почти выбрался на свободу, когда с передних сидений синхронно прозвучало:
  - Куда ты?
  - Стой, идиот! Ты куда?!
  Происшедшее после запомнилось очень смутно. Кажется, сперва толчок был толчок, после которого Пуха не справился с управлением. Мобиль повело в сторону и куда-то швырнуло. Раздавшийся за этим душераздирающий скрежет я встретил уже в полете, ударом меня подбросило в воздух. На этот раз мы летели в обратной последовательности: сперва пилот, затем я и только потом - ящики с доспехами. Большая часть груза застряла в сиденьях, но мне хватило и оставшейся. Я почувствовал два удара: тупой в спину и по касательной в затылок, до крови и потемнения в глазах.
  Кажется, я на несколько секунд отключился, потому что когда сознание вернулось во рту обнаружился уже привычный медный привкус, а с переднего сиденья доносились гневные восклицания невидимых отсюда кочевников. Похоже, их тоже основательно пошвыряло по салону. В запале ребята успели отстегнуться, за что теперь и расплачивались.
  Встряхнувшись словно пес, я сбросил придавившие меня баулы и, пинком распахнув дверцу, принялся выбираться наружу. Пилота пришлось бросить. Флая стоял накренившись, и вытащить закутанного пенорезиной лейтенанта в одиночку было невозможно.
  Голова еще кружилась, потому ничего удивительного, что координация меня слегка подвела - приземлялся на четыре конечности, уткнувшись носом в землю. Когда поднял взгляд - замер от неожиданности. В двух шагах от меня, с головы до ног покрытая красноватой марсианской пылью, лежала разгадка нашего столкновения.
  Со свернутой на бок шеей, бур уставился перед собой бессмысленным, мертвым взглядом. То, что я попал в поле его зрения - всего лишь совпадение. И все же, мне стало не по себе. Ну, в самом деле, откуда там могли взяться обвинения? В конце концов, большую часть охоты я провалялся в хвосте фургона, пытаясь прикрыть собой пилота. Не моя вина, что идиот Пуха не рассчитал скорость и порешил животное.
  Тем не менее, иллюзия не рассыпалась до тех пор, пока сверху, прямо на тушу, не приземлился один из кочевников. Весело улюлюкнув, он станцевал марсианский аналог джиги и принялся спускаться с бура. Спустя секунду его примеру последовали остальные. И все же, чтобы отделаться от наваждения мне пришлось несколько раз хорошенько встряхнуть головой. Пока, наконец, не полегчало.
  - Бедные животные. - Только и выдохнул я, оглядываясь по сторонам.
  Крики убегающих травоядных затихали в глубине Парковки. Шустрые они, эти бурбуры. Все что успел разглядеть - это мелькнувший за кораблями силуэт. Интересно, сколько времени пройдет перед тем, как они наткнуться на очередную банду? Что-то мне подсказывает - недолго им осталось.
  По меркам кочевников мы взяли знатную добычу. Вместе с задавленным вышло четыре туши. Только я сильно сомневаюсь, что Дабл обрадуется подобному обмену. После столкновения мобиль выглядел изрядно покореженным, а он подороже выйдет. Не думаю, что его удастся поднять в воздух без хорошей мастерской. Злорадно посмотрев в сторону коренастого, я тихонько шепнул:
  - Теперь молись, камикадзе.
  Если я хоть что-то понимаю в этой жизни, сейчас нас всех ждет потрясающий спектакль. Причем начнется он очень скоро. Вывернув из-за корабля, вдалеке показался флай Дабла. Его приземление вызвало у меня ассоциации с опускающейся гильотиной, но я списал это на разыгравшееся воображение. Хотя, думаю, Пуха бы со мной согласился. Или нет? Осмотревшись повнимательней, я удивился спокойной реакции остальных кочевников. Едва не угробившись, они вылезали из машины изрядно повеселевшими, словно бесплатно прокатились на американских горках. Да и сам виновник торжества отнюдь не выглядел подавленным, больше напоминая рождественскую елку. Глядя на его радостную улыбку, у меня возникли нехорошие подозрения. В предчувствии неприятностей так себя не ведут.
  Спрыгнувшего с подножки Дабла можно было сравнивать с грозовым фронтом. Результат бы вышел не в пользу стихийного бедствия. Даже Пуха заподозрил неладное.
  - Тише, тише! - Он выставил перед собой открытые ладони. - Прости, увлекся я. Ты же видел этих тварей. Упертые, как моя жена. Да не полезли бы они в эту дырку, хоть ты тресни. А так хоть развлеклись.
  - Развлеклись? Ты чуть не угробил мне половину отряда.
  - Да с чего вдруг? Я что совсем дебил, бура таранить? Движок перегрелся, не в скалу же тормозить. Помяло слегка, делов-то. Я уже поглядел, заведется как миленькая. Ты же меня знаешь, два дня работы и следов не останется. Дабл! Ну! Не сердись, нормально же все.
  - Точно движок?
  - Епрст, ну когда я тебе врал? Клянусь жонкиным здоровьем.
  После этих слов негр повернулся в мою сторону и спросил:
  - Как раненный?
  - Вроде живой. Так, помяло слегка. - Я пожал плечами. - Вытаскивать надо, в одиночку не справлюсь.
  - Сам как?
  Ответить я не успел. Оттолкнув меня в сторону, вперед вылез Пуха и ненатурально радостным голосом начал заливать:
  - Дабл, да что ты к нему привязался? Подумаешь, неженка-землянин. Помяло слегка. - Он передразнил мои слова. - Переживут.
  До этого момента я был уверен, что умный и хладнокровный человек всегда способен держать свои эмоции в узде. Однако такое вот отношение к посторонним окончательно вывело меня из себя. Да, я тоже не без греха, и подписался на операцию по спасению пилота не без задней мысли. Да, в прошлой жизни я часто шагал если не по трупам, то, как минимум, по исковерканным судьбам. Нельзя было по-другому. Или ты, или тебя. Я всем сердцем принимаю такие, на первый взгляд, варварские законы как 'око за око' и 'цель оправдывает средства'. Но даже во мне, человеке эгоистичном и лишенном христианского всепрощения, подобное отношение к чужой жизни вызывает лишь отторжение. Правда, размышлять об этом я стал несколько позже, а в тот момент банально сорвался.
  Не было высоких мыслей, не было свойственного мне анализа ситуации. Все произошло очень быстро. Я просто подшагнул к коренастому и без замаха пробил в челюсть. Без всяких наворотов и усилителей мышц. Ударил снизу вверх, непрофессионально и как-то даже дилетантски, но ему хватило и этого. Пуха качнулся и, смешно дернув головой, плашмя рухнул на спину. Честное слово, такого эффекта даже я не ожидал, крепко сбитый кочевник падал словно подрубленное дерево.
  Разговоры остальных затихли в ту же секунду, а взгляды словно прилипли к лежащему. От неожиданности я почувствовал себя крайне неловко. Одно дело, когда такое происходит после всестороннего обдумывания, а другое - когда выскакивает такой вот экспромт. На поляне было так тихо, что можно было услышать затихающие вдали крики бурбуров. Наконец, кто-то сбросил оцепенение и, кхекнув, произнес:
  - Ни хрена себе неженка.
  
  Наблюдая за странным землянином, Дабл не переставал размышлять и прикидывать. Вдумчиво и неторопливо, как обычно и протекала жизнь на Парковке. Грешно признаться, но Виктор ему сразу понравился, было в нем что-то непонятное, а от того притягательное. На своем веку негр повстречал разных людей. Хватало и трусов и храбрецов, встречались и умные и не очень. Откровенных идиотов, правда, поболее. Да чего далеко ходить? Вон, Пуха лежит, пускает кровавые пузыри, наслаждаясь нежданным нокаутом. Весьма, так сказать, наглядный пример - прост как затворный механизм и столь же безотказен. Постоянно нарывается и влипает в неприятности, предсказать очередную шалость можно чуть ли не с точностью до запятой. Вот и сейчас, похоже, нарвался, не разглядел матерого волчару за маской интеллигента.
  Негр развернулся в сторону остальных кочевников. Надо было видеть их рожи, перекосившиеся в безуспешных попытках скрыть ухмылки, как дети, ей богу.
  - Ну, очухайте его, что ли. - Горестный вздох. - Единственный механик в отрубе, а вам лишь бы поржать. Дальше пехом идти решили? С бурбурами на спине?
  К бессознательному телу бросился сосед незадачливого Пухи. Вот же повезло раздолбаю с напарником. Или не повезло? Это уж как посмотреть, всегда вместе влипают. Дабл перевел взгляд на замершего чуть в стороне земляника. Чем больше вокруг суетились, тем меньше в его фигуре оставалось скованности. Оно и к лучшему, а то чуть стрелять не начал. Замер как перед прыжком, аж дрожит весь.
  И все же, экземпляр интересный. Казалось бы, ну попался очередной храбрый недоумок? Парни чуть животики не надорвали, когда тот из ямы вылезал, да чуть вниз не скатился. Только этот Виктор был кем угодно, только не глупцом. И от укрытия отошел ни больше, ни меньше нужного. На Парковку от большого ума не попадают, но в каждом правиле есть свои исключения. Уж кто-кто, а негр прекрасно знал, на что способен тренированный, под завязку набитый имплантатами боец. Да что говорить, даже споткнулся он вовремя. Кто в такого неуклюжего стрелять будет?
  Но мышцы - это не главное, пусть даже они напичканы современными технологиями и усилены до предела. Сила, скорость - все это вторично. Даже мозги, по большему счету, не так уж важны. Умников хватало во все времена. Какой толк в выдающихся способностях, если ты по характеру мямля? А у русского был стержень. Это было понятно хотя бы потому, как на него смотрели спутники. Даже девка, даром что змеюку корчила, осталась бы, приложи землянин некоторые усилия. Про пацана в татуировках и речи не шло, побежал бы как щенок, радостно виляя хвостом. Это притом, что из разговоров было понятно, познакомились они недавно. Видимо заслужил.
  Трофеи опять же стоящие. А в том, что оружие досталось в бою, сомнений не было. Пятна на доспехах весьма характерные остались, не успели отмыть, спешили. В копилку воспоминаний добавилась смерть Скара, даже на Парковке не каждый день увидишь, как очередную сволочь нанизывают на самодельный лом. Этот момент Пуха как-то проворонил, может и не лез бы на рожон так откровенно.
  Хотя, русский тоже хорош. И ведь для чего вылез? Ладно бы шкуру свою спасал, или друзей на бесплатный проход выменивал. Герои, чтоб им пусто было! Негр не смог удержаться и фыркнул своим мыслям. За свою долгую, по меркам Парковки, жизнь он вдоволь на таких насмотрелся. Насмотрятся пропаганды и чудят, особенно лишенные гражданства таким грешат. Бывало, не успеет со сходен шагнуть, а туда же - лапки кверху и задницу нараспашку. Тьфу, мерзость какая! Неудивительно, что в последнее время Парковка изменилась, крыс в человеческом обличии повылезало. Не вольница, а притон. А ведь когда-то сюда шли по другой причине, меняя долгую жизнь на глоток свободы. Это в последнее время жизнь улучшилась, а тогда весь Марс напоминал рабскую колонию с волчьими законами. Дабл вспомнил рассказы отца о первых поселениях, и его передернуло. Ладно, пора заканчивать.
  - Эй, бандиты, чего расселись? Землянину помогаем! Надо раненного вытащить, пока его там не придавило окончательно.
  Дабл покачал головой. Все-таки параноик этот Виктор, вон как дернулся. Не доверяет. Молодчина!
  
  Я крутил головой и не верил своим глазам. Мгновение назад эти люди относились ко мне как к чужому. Да что там чужому, у меня складывалось впечатление, что с минуты на минуту нас выкинут из мобиля. И что? Стоило хорошенько врезать Пухе, как ситуация обернулась на сто восемьдесят градусов. Абсолютно самоубийственный поступок, назвать его иначе у меня язык не поворачивается, оказался выстрелом в десяточку.
  Нет, я все еще чувствовал себя загнанным в угол. И настойчивое желание выхватить пистолет и утащить за собой парочку людоедов никуда не делось. В тоже время, ситуация вокруг поменялась кардинальным образом. Окрик Дабла, от которого я чуть не сорвался и не начал палить почем зря, словно нажал невидимую кнопку. Кочевники расслабились и начали наперегонки поливать бесчувственное тело из фляжек. Они словно соревновались в конкурсе 'утопи бедолагу'. Остальные рванули к машине, с шуточками карабкаясь по остывающей туше бурбура. И это бандиты? Уркаганы и людоеды? Черт побери, это же надо было так уши развесить. Последней каплей послужил рослый кочевник, походя хлопнувший меня по спине со словами:
  - Идем, русский, достанем твоего недобитка.
  - Дурдом.
  Наткнувшись на смеющийся взгляд негра, я пожал плечами и двинул следом. Ждать меня явно никто не собирался. Вокруг уже вовсю кипела работа. Малютки флаи оказались не такими уж малютками, а бандиты - не такими уж бандитами. Первое время я старался держаться подальше от очнувшегося Пухи, но даже он, если сравнивать с прежним, изменился в лучшую сторону. Да я чуть дар речи не потерял, когда он помог мне вытолкнуть Рахула в дверной проем. Молодецки ухнув, ребята Дабла подхватили мумию и в два присеста спустили на землю. Так же молча мы повыкидывали оставшиеся кофры с оружием. Каково же было мое удивление, когда вылезший первым кочевник протянул мне руку, помогая выбраться. Нет, я еще в школе слышал поговорку 'не дамши в рожу - не подружишься', но не думал, что это правда. Тем более в таком возрасте. Хмыкнув, я ухватил за твердую как камень ладонь и меня рывком выдернули наружу. Да уж, силой его природа не обидела. Даже удивительно, обычно такие ведут себя поспокойней.
  Тем временем подогнали вторую машину. Чтобы опустить на брюхо наш искореженный флай, пришлось с помощью лебедок отодвигать в сторону тушу бурбура. Процедура оказалась отработанной, и уже через пару минут Пуха вскрывал моторный отсек. Внутренности летающего автомобиля давно меня привлекали, а возможности забраться под капот до этого времени не появлялось. Все равно в технике я понимаю больше, чем в медицине. Тем более, что раненным уже занимались, а лезть под руку откровенно не хотелось. Пристроившись в двух шагах от мобиля, я приготовился наблюдать за работой механика. Напряженность между нами сохранилась, так что я на всякий случай уточнил:
  - Не помешаю?
  Пуха замялся, и вместо ответа шагнул ко мне. Понизив голос, он шепнул:
  - Ты это... извини короче. Я ж раньше других на вас вышел, и все слышал. Ну, это, как Скар тебя эсбэшником назвал. Шакалы имперские, вот я и взъелся. Дабл сказал, мол, ты - мужик нормальный, а меня переклинило слегка.
  - Все путем. - Я пожал руку. - Пилоту соврать пришлось, чтобы сюда добраться. Кто ж знал, что так получится?
  - Верю. Теперь верю. Скар - скотиной был. Хорошо ты его... это... ну, ломом. Да и меня. - Он смущенно потер подбородок.
  Повисла неловкая пауза.
  - Извини. Нехорошо получилось.
  - Да брось. Разбираешься? - Он похлопал ладонью по металлическому кожуху.
  - Не. - Я помотал головой. - Так, интересуюсь.
  - Ну а там че встал? Шагай сюда, заодно подсобишь. Видал, поотлетало все к едреням. Наживуль и затяни, а я пока схему прозвоню. Шестерку в ящике глянь.
  С этими словами Пуха нырнул в салон, оставив меня чесать репу с самым задумчивым видом. Соединить контакты - плевое дело, провозившись неделю с ботом я был способен еще и не на такие подвиги. В голове не укладывалось внезапное дружелюбие.
  - Да и хрен с ним. - Я ругнулся в голос и полез в ящик за ключом.
  Кочевник не обманул, шестерка действительно подошла. Правда, пришлось зачистить контакты, а то такое чувство, что сюда полсотни лет никто не заглядывал. Как этот хлам только в воздух поднимался. Хорошенько все протянув, я принялся осматривать внутренности моторного отсека, задумчиво вращая ключ на ладони. Удобная, кстати, вещь, в отличие от всеразмерника. Намучался я с ним за две недели. Дерьмо разболтанное, вечно по пальцам норовит соскользнуть.
  - Ну, как?
  - Порядок. Вот тут глянь и здесь люфтит слегка. - Я осторожно подвигал пальцем отошедшую деталь.
  Удивленно кашлянув, водитель, а по совместительству и штатный механик плюхнул в указанное место слой герметика и быстро прощелкал тестером. В ответ прибор выдал радостную мелодию и затих.
  - Гляди-ка, соображаешь. А че отнекивался?
  - Да я больше по зондам. - Я пожал плечами. - Так, шапочно нахватался.
  - Дай-ка ладошку. Не-е, брат, не гони. Мозоли-то характерные, чтобы такие получить надо месяц из мастерской не вылезать. Свежак!
  - Ну, примерно так и было. Говорю же, с ботом возился. Пуха, а можно личный вопрос?
  - Валяй. - Он снова нырнул в отсек, и голос звучал словно из жестяной банки.
  - Зачем тебе наркота?
  Судя по лязганью, Пуха выронил инструмент и теперь пытался достать его самыми кончиками пальцев. Не слишком удачно, судя по доносившимся изнутри матам. Наконец, у него получилось и он вынырнул наружу.
  - Брат, у тебя и вопросики. Думаешь, мы тут торчки поголовно?
  - Нет, ну что...
  - Правильно думаешь. - Он перебил меня, рубанув воздух ключом. - Тут каждый второй в шаге от могилы. Соляра, будь она проклята. На последней стадии даже шевелиться больно, а косяк слегка притупляет. Ей-ей хватает, чтобы до дому добраться и ширнуться. - Кажется, на моем лице что-то такое мелькнуло, потому что Пуха торопливо добавил. - Не-не, ты не думай. Доча у Дабла - умничка. Чистая медицина, без примесей. Такие дела, брат. Лекарство. Ладно, идем пробовать.
  При всех своих закидонах, механиком Пуха оказал неплохим. Мотор завелся с первого раза, отчего у нас обоих возникли радостные улыбки. Похоже не только у меня возникли некоторые сомнения, авария-то была неслабая, чтобы там кто не говорил. Увидев приподнявшийся над грунтом мобиль, остальные кочевники радостно закричали. Понятно, что им не улыбалось топать до селения пешком, но я не привык когда люди так открыто выражают свои эмоции. Хотя, какая-то прелесть в этом есть.
  - Сработались? - Пока мы возились с машиной, к нам незаметно подкрался Дабл.
  - Нормальный мужик. - Пуха выставил кверху большой палец. - Не хуже меня рубит в механике.
  - Рад за вас. Закругляйтесь давайте. Кровь Пухлый уже спустил, туши готовы. Грузите раненного и догоняйте.
  - Так точно, шеф!
  Сборы заняли всего несколько минут. Я заметил, что кочевники вообще работали быстро и слажено. Без суеты, но у меня сложилось впечатление, словно каждая их минута вне лагеря - лишняя. При этом, никто не выпускал из рук оружия, а двое постоянно осматривали местность. Теперь понятно, почему они ходят четверками. Двое сторожат, двое работают. Интересно, чего они так боятся?
  - Виктор! - Голос Пухи вырвал меня из размышлений. - Все готовы, садись давай. Приедем, будет время любоваться пейзажем.
  - Долго еще? - Спросил я, забираясь в машину.
  - Полчаса. Плюс-минус.

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"