Русс: другие произведения.

Дважды Рожденный. Глава 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В черновую закончено. Вычитываю.

  Глава 10
  
  Полегчало почти сразу. Стоило желудку избавился от высокоградусной отравы, как организм начал стремительно приходить в себя. Тошнота и головокружение никуда не делись, но я хотя бы думать смог нормально. По крайней мере, соображалки хватало на простейшую логическую связку: рокот барабанов и нарастающая головная боль - вещи несовместимые. Тело настоятельно советовало убраться подальше от всенародного гуляния, в противном случае грозя развалиться на части.
  А вот маршрут отхода я запомнить не догадался. И теперь сильно в этом раскаивался.
  - Бхырговы лабиринты!
  Прилипчивое ругательство сорвалось с языка, но продолжения не последовало. Остатки алкоголя еще не выветрились, и напичканное электроникой тело отреагировало быстрее затуманенного разума. Я уже достаточно удалился от гулянки, чтобы нормально различать звуки и сейчас напряженно вслушивался в темноту, пытаясь разобрать, что же меня насторожило. Извилистый коридор отлично глушил крики, но я готов поспорить на последнюю рубашку, что отчетливо слышал женский голос. Прерывистый, он едва-едва пробивался сквозь странное шипение и лязгающие удары, но ошибиться было сложно. Кто-то явно звал на помощь.
  Надо сказать, если встречающиеся по пути кочевники и понимали мою речь, то скрывали это очень умело. Ничего понятней "бхырга" я от них не добился. По крайней мере, от тех, кто был достаточно трезв, чтобы хоть как-то реагировать, и достаточно миролюбив, чтобы не сразу тянуться к ножу. Сейчас звучал тот же, непонятный мне кочевой диалект, но интонации-то хрен спутаешь. Паника в голосе просто зашкаливала!
  - Женщина в беде. - Мелькнула совершенно пьяная мысль, и внутри взыграла не менее пьяная удаль. - Молоденькая!
  Отпустило меня почти сразу, стоило только наткнуться на мертвеца со следами многочисленных укусов на теле. Паренек защищался до последнего, но это ему не помогло. На месте горла зияла окровавленная дыра размером с мой кулак, а натекшая лужа крови поражала своими размерами. Бедолага, он вообще выглядел паршиво. Вид свисающих на лицо лоскутов кожи чуть снова не вывернул меня наизнанку. Правда, и взбодрил изрядно.
  Адреналин стряхнул последние следы гулянки, и мозг заработал с точностью компьютера, анализируя увиденное. Так. Несколько ран на ногах, затем кочевник упал и его догрызли. На руках всего несколько укусов, вцепившиеся твари открыли дорогу целенаправленно рвущимся к горлу товаркам. Уверен, пьяницу кончили в рекордные сроки. Несколько секунд, не больше. Вывод напрашивается сам собой. Судя по количеству и разнообразию укусов, животных не меньше десятка, и убивать двуногих они умеют. Крысы? Очень похоже, что да. И здоровенные.
  В таких условиях лезть вперед - самоубийство, а бросать - подло. С каждым разом мольба о помощи доносилась на полтона ниже, пока окончательно не затихла. Выкрученный на максимум слух еще различал крысиное шипение и возню, но криков больше не было. Отчаялась девчонка, а значит все - никаких шансов, что услышат и спасут. Дураков, готовых рисковать своей задницей, в этом мире не так уж и много. Хотя, один вот нашелся.
  Самое странное, что страха как такового не было. Нечто похожее я чувствовал во время стычки с пограничниками. Подергивало ощутимо, но я списывал все на недавние возлияния.
  - Вспотели, ладошки-то. - Подумал я, вытирая руки о штаны. - Нервничаешь, Вить. Нервничаешь.
  Ну, это нормально. Я же не сумасшедший, в конце концов. Правда, пришлось еще разок себя накрутить, перед тем как тело начало повиноваться. Оно, не будь дураком, совершенно не желало подставляться в очередной раз. Помогла привычная считалочка, после которой я уже спокойно поднялся и, прихватив потертого вида пистолет, на цыпочках двинул по коридору. Прости, дружище, но мертвым оружие ни к чему, а мне может и пригодиться.
  Второй труп лежал шагов через полста. Из-за поворота виднелись ноги в уже привычных кожаных мокасинах. Бисер, вышивка - все признаки ручной работы. Полезная штука - всегда можно опознать останки, и красиво к тому же. Кривая ухмылка вылезла сама собой. Стоит вляпаться в переделку, как наружу лезет нервный, насквозь черный юмор. Приятно, черт побери, что некоторые вещи остаются неизменными.
  Порция вдохов, и осторожный взгляд за угол.
  Рассвирепевшие крысы не ворвались внутрь только по одной причине, бросаясь на дверь, они мешали друг другу. В любом случае, долго это продолжаться не могло. С каждым ударом щель становилась все шире, а серые твари кидались все яростней. Казалось, сопротивление только распаляет их. Вопрос времени. Стоит одной из них просунуть внутрь вытянутую клином башку, и все. Девочку разорвут в клочья.
  А потом я заметил последнего участника крысиного нападения. От увиденного у меня пошел мороз по коже, заставляя шевелиться волосы на затылке. Возникло нестерпимое желание выкрутить все усилители на максимум, развернуться и бежать не оглядываясь. Забиться в самый дальний угол, лишь бы не видеть этого неудачника со спущенными до колен штанами. Мужская солидарность заставила отвести взгляд, а пах скрутило в тугой узел. Не дай бог! То, что от него осталось, пожирали прямо на моих глазах. Места в дверях не хватало, и несколько здоровущих крыс, длиной не меньше полутора локтей, с шипением вырывали из трупа куски.
  В глазах потемнело, и я начал медленно отползать. На полусогнутых, стараясь ничем не брякнуть и моля бога, чтобы меня не заметили. Легко строить героя, когда нет другого выхода. Тогда на транспорте нас загнали в мышеловку, и сбежать шансов не было. Бандиты демонстрировали недюжинные навыки, методично прочесывая отсек за отсеком. Или мы или они. А здесь?
  Путь назад открыт - беги не хочу. Никто не держит, никто не узнает, что я вообще тут был. Какого хрена, Кизляр? Оно тебе надо? Нет. Я даже замотал головой. Девка сама виновата, что так глупо вляпалась. Зуб даю, нажралась на гулянке и с хахалем повеселиться решила. Его сожрали, а у нее даже мозгов не хватило...
  Я остановился, оборвав себя на полуслове. Так противно и гнусно мне уже давно не было. Глубоко в душе я прекрасно понимал, что банально ищу себе оправдание, договариваюсь с собственной совестью. Липкий страх заставляет нести любую чушь, лишь бы забить конструктивные мысли, пока ноги уносят меня подальше от этого кошмара. Каюсь, остановиться удалось в последнюю секунду. Еще чуть-чуть и я бы побежал. Сжатые до хруста зубы немного помогли, загнав дрожащую тварь глубже. Я - человек!
  Замри! Думай! Вспоминай!
  Ученые из "Фармаколоджи" постарались на славу. Стоило напрячься, и перед глазами тут же всплыла увиденная картина. Память проигрывала запомненное не хуже видеоплеера, позволяя рассмотреть подробности чуть ли не покадрово. Сложно разобрать что-либо в мельтешащем клубке, но первоначальный прогноз был очень близок. Их двенадцать. Для одного меня более чем достаточно. Я весьма критически оцениваю свое умение стрелять, но на моем месте и ворошиловский стрелок вряд ли бы справился. Крыс слишком много. Я убью одну или две, остальные тут же развернутся и схарчат горе-спасателя.
  У меня нет практики стрельбы с двух рук, так что второй пистолет мне не поможет. И никакие нано-фабрики тут не помогут. Я быстр, но не настолько. Разве что сделать два, три выстрела и надеяться что стая сорвется в погоню. Забег по темным коридорам упавшего корабля с десятком крыс-людоедов за плечами. Шансы на удачный исход невелики. Слишком много если: если не споткнусь, если не сверну в тупик, если за мной сорвутся все серые твари.
  Плохой план, но лучше чем никакого. Не люблю бегать. Вот если бы пугануть эту мерзость. Мне бы гранату из каюты, и мы бы поговорили на равных. Взрыв термитной шашки легко отправит серую кодлу на тот свет в полном составе. Я успел оценить толщину дверей упавшего гиганта, девчонка отделается легким испугом. Небольшая контузия - невысокая плата за спасение. К сожалению, заряды прихваченные с патрульного корабля остались в моей сумке. Я чуть не застонал от досады.
  Время поджимало, а решения не находилось. Еще немного, и стая примет решение вместо меня, первой добравшись до заложницы. Значит бег, решил я, двигаясь к повороту. Нельзя давать обстоятельствам принимать решения.
  Страх никуда не делся, и ладони вспотели, отчего рукоять найденного пистолета норовила выскользнуть. В отличие от военных, кочевники пользовались оружием устаревших моделей. Массивная, емкая батарея никак не желала удобно ложиться в руку.
  - Старье.
  Раздраженная мысль пронеслась и исчезла в глубинах сознания, а я чуть не засмеялся в голос от накатившей волны облегчения. Решение лежало на поверхности и я интуитивно это чувствовал. Именно его близость не дала мне рвануть в самоубийственную атаку. Не зря я потратил почти три часа на чистку оружия. После таких случаев волей-неволей начинаешь верить в провидение и судьбу. В голове проносились строчки из инструкции по эксплуатации плазменного оружия. Устаревшие батареи на соларусе были нестабильны и требовали дополнительно стабилизатора. Если в современных моделях размеры позволяли монтировать его прямо в батарею, то в первых образцах он располагался отдельно.
  Ну, давай, родимая! Большой палец нежно придавил рычажок, и на мою ладонь выскользнула пластинка аккумулятора. Есть, мать вашу! Есть! Умерший кочевник подарил мне шанс! Не плазменная граната, конечно, но рванет порядочно.
  Принятое решение вернуло уверенность, и шаг обрел привычную твердость. Выглянув за угол, я убедился что девчонка еще жива и взмахом руки отправил обойму прямо в серую кучу. Пластина аккумулятора еще летела по дуге, а я уже открыл огонь, стараясь стрелять как можно чаще. Дрожь никуда не делась, и прицел гулял так, что попасть можно было только чудом. Но у меня было преимущество. Там где обычный человек нажмет на курок трижды, я успевал не меньше десяти. Смог бы и больше, но плазма и так лилась сплошным потоком, грозя перегреть и заклинить механизм. Вот когда я пожалел об отсутствии второго пистолета. При таком напоре меткость не играла роли. В мгновение ока коридор превратился в залитый огнем филиал ада. Два ствола выжгли бы все крысиное воинство дотла.
  Это была квинтэссенция удовольствия. Чистый, незамутненный хаос. Но и плата за такое острое чувство оказалась велика. Я слишком поздно понял, что увлекся. Ослепительная вспышка ударила по глазам, раскаленной иглой проникая прямо в мозг. Мгновением спустя меня швырнуло назад, впечатывая затылком в стену. Расстояния в десять шагов оказалось недостаточно, чтобы защитить от взрыва.
  От удара ноги подкосились, и я сполз по стене, продолжая давить на гашетку, как одержимый. Несмотря на идиотизм ситуации, меня переполняло истинное удовольствие. Смех рвался наружу пополам с кашлем. Надеюсь, я не схожу с ума и виной всему остатки наркотика в крови. Я стрелял до тех пор, пока приступ кашля окончательно не скрутил меня.
  После взрыва коридор наполнился клубами едкого дыма, который никак не желал рассеиваться. Из-за него было почти невозможно рассмотреть хоть что-нибудь. Единственное что меня радовало - собственный кашель был единственным звуком, который я слышал. Крысы или сбежали или подохли. Все и так казалось паршивым, когда, на очередном вдохе, я почувствовал мерзкий привкус горелого мяса. Перед глазами все поплыло, а поднявшийся по пищеводу спазм удалось сдержать только потому, что в брюхе было пусто как в мошне бедняка.
  Кажется, сознание ненадолго отключалось, потому что когда я открыл глаза в следующий раз, дымка изрядно рассеялась. На всякий случай я выждал еще минуту, уповая на местных жителей, но надежда оказалась напрасной. На выручку никто не пришел. Эта часть корабля казалась совершенно заброшенной, и мы с девчонкой были единственными живыми существами в радиусе десятков метров. По крайней мере, мои напряженные уши вслушивались в оглушительную тишину и не улавливали ни звуков шагов, ни картавого говора кочевников. В любом случае передышка пошла мне на пользу, и я немного пришел в себя. В затылке все еще пульсировала боль, но она уже не нарастала с каждой секундой, грозя расколоть череп пополам.
  Через обожженные трупы я перебирался прикрывшись рукавом. Ковырять настройки в такой момент казалось не самой безопасной идеей. Лучше дышать вонью, чем остаться без хозяйства. Сравнение всплыло не случайно, как ни старательно я отводил взгляд, а глаза, словно намагниченные, упрямо возвращались к изуродованному трупу. Мутило изрядно.
  Так или иначе, но через завал я перебрался и всем весом налег на многострадальную дверь. А так как вешу я поболее крысок, то проход начал медленно приоткрываться. Щель достигла сантиметров пяти, когда внутри кто-то пискнул, и массивные створки чуть не рубанули мне по пальцам. Едва успел отдернуть.
  - Твою налево! Ты что творишь, дура?
  Каюсь, за языком я в тот момент совершенно не следил. Возможно... только возможно, я и добавил парочку непечатных выражений. Нервы звенели натянутыми канатами, но, учитывая ситуацию, это было нормально. Да и спасенная не торопилась меня успокоить, донесшийся из-за двери курлыкающий вопрос я просто не понял.
  - Не понимаю я тебя. Говори нормально!
  - Кто это?
  Тяжелый вздох вырвался сам собой, отмечая невысокие умственные способности девушки. Ну, по крайней мере на понятном языке заговорила, уже хорошо.
  - Прохожий. Мимо шел, гляжу, жрут кого-то. Вмешался вот. Давай шустрей!
  - Как?
  Да у нее, похоже, шок. Значит, кричать нельзя, сорвется в истерику - застрянем тут надолго. Не дай бог, серые твари вернутся. Стоило тогда рисковать, чтобы облажаться в самом конце? Благо, предыдущая жизнь научила меня виртуозно играть интонациями. Сменив тон на максимально спокойный и обходительный, я объяснил:
  - Шустрей - значит быстрей. Послушай, девочка, я разогнал этих тварей, но не знаю надолго ли. Если ты не против, давай выбираться отсюда. Разделить судьбу твоего кавалера меня не прельщает.
  После моих слов дверь слегка приоткрылась, и в проем выглянул любопытный карий глаз. Заплаканный, но в связи с полным отсутствием косметики все еще весьма симпатичный. Хлюпнув носом, девушка произнесла:
  - Он не мой кавалер. - И невпопад добавила: - Мара.
  - Что? - Не понял я.
  - Говорю, меня так зовут - Мара. - Дверь она, кстати, так и не открыла. Еще боится?
  - Очприятно. Виктор. - Я слегка кивнул. - Мара, давай отсюда линять, а? Столько трупов вокруг. Приманка, блин, почище сыра.
  - А там больше никого нет? - Дверь не сдвинулась ни на сантиметр.
  - Я один.
  Карий глаз недоверчиво прищурился и попытался осторожно выглянуть за угол. Ничего у нее не получилось, но это не значит, что она перестала пытаться.
  - "А девчонка-то, похоже, не только крыс боится". - Осенило меня. - "Мистер спущенные штаны получил по заслугам?"
  - Не бойся. - Я сделал несколько шагов от двери. - Живые здесь только мы. Меня Дабл привел, его дочка с раненным возится, а я вот заблудился.
  Имя негра произвело на спасенную благоприятное впечатление. По крайней мере, из-за двери сначала появился тот самый глаз, а затем и остальная часть спасенной предстала во всей красе. Надо сказать, что я ни капли не преувеличил - внешность у девушки оказалась отменная. Длинные ноги в обтягивающих кожаных штанишках заканчивались высокими мокасинами на шнуровке. Рубашка с вышивкой из того же материала выгодно очерчивала высокую грудь. Даже медицинский халат, отнюдь не белоснежный после всех этих приключений, только подчеркивал общую сексуальность девушки. Даже в мое время, когда индустрия красоты цвела пышным цветом, такая женщина вряд ли затерялась бы среди длинноногих, но таких однообразных моделек.
  В свете вышесказанного, присутствие насильника уже не так удивляет. Скорей непонятно, почему он был один.
  И все же красота Мары не смогла окончательно поколебать мое душевное здоровье. В другое время я может и распушил бы хвост, но сейчас обстановка к флирту не располагала. Мягко так говоря. Помимо этого я обратил внимание еще на один момент:
  - Ты - дочка Дабла? - И в ответ на ее смущенный кивок, пояснил: - Я так и думал. На папу очень похожа.
  Изрядно смягчив Дабловские черты, природа удивительным образом придала лицу девушки гармоничность. И если моя внимательность окончательно не дала маху, то можно со всей уверенностью утверждать, что мама у девушки вполне себе европейка. Кожа Мары была на несколько оттенков светлее отцовой.
  - Раз уж мы, наконец, познакомились, предлагаю быстренько отсюда сваливать. Дорогу подскажешь?
  Еще один кивок. И в кого она такая молчаливая? Папаша, помнится, на язык весь острый и за словом в карман не лезет. Ладно, может еще отойдет. Стресс все-таки.
  - Веди. - Коротко приказал я.
  Девчонка упрямо вскинула голову, но сдержалась и нетвердой походкой двинулась в темноту. Оно и к лучшему, боюсь, начни она скандалить и выдержка бы мне изменила. Потерянное на бестолковые разговоры время и так изрядно щекотало нервы. Столкнуться с очередной стаей без надлежащей подготовки и надежного тыла я не хотел. Сожрут-с.
  - Мара, ты как вообще?
  Я слегка переживал за девушку, оказавшуюся слишком молчаливой и безучастной. Бледная настолько, что было заметно даже на ее темной коже, она шагала с целеустремленностью механического робота, опираясь о стену мелко дрожащей ладошкой. Даже кучу обгоревших крыс Мара переступила с какой-то особенной, пугающей тщательностью. В глазах не отразилось ни ужаса, ни брезгливости. Труп любвеобильного кочевника она, казалось, даже не заметила, отчего у меня возникли сомнения по поводу моих догадок. Я бы не удержался от соблазна, фигурально выражаясь, плюнуть на могилу насильника. Если подлеца сожрали и поджарили, то хоть какая-то реакция должна быть. Или я ничего не понимаю, или Маришка удерживает истерику последними каплями воли. Нырнула в себя, прячась от реальности.
  Так и было. Я успел в последний момент, когда бедняжка уже оседала на пол. Подхватив почти невесомое тело девушки, я прижал его к груди и, с подозрением глядя в перепуганные глаза, поинтересовался:
  - Ты как? Терять сознание не собираешься?
  - Не уверена.
  Она сглотнула и попыталась отстраниться от меня. Она, словно котенок, которого удерживают против воли, упиралась лапками, пытаясь отпихнуть меня. Нет, так дело не пойдет. Не хватало еще тащить ее против воли. Если на крики прибегут кочевники или крысы мне придется одинаково хреново. Ни те, ни другие разбираться не будут.
  Быстрым шагом проскочив оставшиеся метры, я свернул за поворот. Оставшееся после взрыва кровавое месиво больше не мозолило глаза, и я тешил себя надеждой, что это слегка успокоит мою беспокойную ношу. Напрасно. Сопротивление нарастало с каждой секундой, в то время как дымка безумия медленно изгоняла последние остатки разума из глаз Мары. Еще немного и у нее начнется натуральная истерика. С попытками выцарапать глаза и яростными криками.
  С размаху плюхнув девушку на пол, мне удалось ненадолго вернуть ей разум. Жесткая посадка сопровождалась неприятными ощущениями, как нельзя больше подходящими в такой ситуации. Не слишком по-джентельменски, но других вариантов я не находил. Удар вышиб воздух из легких, и пока она открывала рот в попытках вдохнуть, я отшагнул к противоположной стене и уселся, обхватив колени руками. Прекратив нависать над ней, я наверняка выглядел смешно и безобидно. Как раз то, что требовалось.
  Дождавшись, когда ее взгляд сфокусируется на мне, я сказал:
  - Слушай, ты очень красивая, и в другое время я с удовольствием приударил бы за тобой, но сейчас обстановка не слишком располагает к любовным утехам. Извини, но насиловать тебя в двух метрах от горелого трупа не входил в мои планы.
  Отстегнув от пояса флягу, подаренную щедрым кочевником, я толкнул ее к девчонке.
  - Пей.
  - Я не хочу.
  - Пей! - Я усилил нажим. - Нужно. Два-три глотка, чтобы была в состоянии указывать дорогу, и не теряла сознание от страха. Пей, сказал!
  Предупреждение оказалось бессмысленным, непривычная к алкоголю девушка закашлялась после первого же глотка. Но своего я все же добился, по крайней мере, паника из ее глаз исчезла. Насчет румянца не скажу, не видно, но блеск в глазах появился.
  - Идти сможешь? - Спросил я, принимая из рук девушки фляжку.
  В ответ она бешено закивала головой и попыталась подняться. Если на растревоженное сознание алкоголь подействовал положительно, то опорно-двигательная система под его воздействием отказала сразу и полностью. Стоило девчонке выпрямиться, как ее завалило набок и повело в сторону. Резво перебирая ногами, Мара постаралась удержать равновесие, но результат был прямо противоположным. Ожидая чего-то подобного, я перехватил ее на полпути к стене и уже привычно поднял на руки.
  - Все с тобой понятно. Куда идти помнишь?
  - Уху. - От энергичного кивка голова запрокинулась назад.
  - Никогда не пила?
  - Не-а, папа не разрешает.
  В середине своей булькающей речи она икнула, отчего ударение в слове "папа" пришлось на последний слог, заставив меня улыбнуться.
  - Понятно. - Повторил я. - Ладно, принцесса. Показывай дорогу.
  Оставшийся путь запомнился мне надолго. Помолодевший организм отвечал на прикосновения жаркого девичьего тела более чем живо, а бурлящие в крови коктейль из гормонов и остатков наркотика превращал путешествие в сексуальную пытку. Мара успокоилась и больше не доставляла проблем, поэтому я позволил себе слегка расслабиться. Как обычно неприятности подкрались совершенно незаметно. Размеренно шагая темными коридорами павшего гиганта, я старательно отводил взгляд от девушки. Ее соблазнительная фигурка и так создавала лишнее напряжение, с каждой минутой прижимаясь все плотней, так еще и откровенный вырез маячил прямо перед глазами. Неудивительно, что я старался поменьше смотреть вниз, сосредоточив внимание на местности. Опять же, не стоило забывать про крыс.
  В тот момент я как-то не осознавал, что точно та же взрывоопасная смесь алкоголя и юношеской гиперсексуальности едет в моих объятьях, готовясь преподнести не самый приятный сюрприз. В отличие от Мары я был в состоянии контролировать свое либидо и прекрасно понимал последствия таких опрометчивых поступков, ни на секунду не забывая о собственном шатком положении. Не думаю, что Дабл обрадуется такому зятю. Я уже имел удовольствие лицезреть здешние способы решения проблем, и не хотел чтобы меня "решили" одним из них.
  Первый звоночек прозвенел, когда я услышал, как девчонка приложилась к фляжке. Задумавшись, я проворонил ее проворные пальчики, а после уже было поздно. Ну не бросать же ее на пол, в самом деле? Пока я освобождал руку, Мара успела сделать ха-а-ароший глоток.
  - Ты что творишь?
  Судя по выражению лица, останавливаться на достигнутом она не собиралась. Фляжку удалось выхватить в последний момент. Взболтнув, я по весу определил, что выпила она не так уж и много. Впрочем, если судить по заплетающемуся языку и томным взглядам - более чем достаточно.
  - Холодно же. - Она демонстративно передернула плечами и, невинно похлопав длиннючими ресницами, попыталась плотней ко мне прижаться.
  - Девочка, ты понимаешь, чем это может закончиться?
  Судя по мелькающим в глубине глаз бесенятам, ничего она не понимала. Растревоженное смертельной опасностью сознание оказалось излишне подвержено алкоголю, и ее, что называется, понесло. Благо, что я на себе испытал последствия этого дьявольского зелья, пусть и изрядно ослабленного нанитами.
  Я не берусь судить и осуждать, но уведенное во время празднества меня слегка шокировало. Понимаю, что непроходимость любых сигналов в этом глухом месте на корню отсекает возможность развлекаться цивилизованно, используя телевиденье и так называемый вирт, но опускаться до уровня дикарей я не собирался. Судьба бессмертного наркомана меня ни капли не прельщала. Насмотревшись, и, что немаловажно, приняв участие в пьяной вакханалии, я понял, что со здешними ребятами мне не по пути.
  Моя задача - сдать спасенную девку на руки папаше, и заработав призовые очки сбежать отсюда как можно быстрее. Все! Слишком много опасностей и ни одного плюса чтобы их компенсировать. А по поводу девчачьих прелестей, я скосил глаза на внушительную грудь дочери Дабла, лучше потерпеть. Выберусь в город - отправлюсь прямиком в бордель, и засяду там, пока деньги не кончатся до последнего марса. Чтобы чертов организм до отвала нажрался и больше не давил на мозги в самый ответственный момент.
  Была только одна проблема в моем замечательном плане. Принятое решение никак не помогало мне уворачиваться от шаловливых ручек Мары, с каждой секундой становящихся все более навязчивыми. Под натиском химии рухнули последние барьеры, и девушка активно желала плодиться и размножаться.
  - Тихо, тихо. Вот же! Мара! Чертов напиток!
  Зафиксировав ей руки, я сделал только хуже. Теперь она весьма настойчиво лезла целоваться, и на уговоры никак не реагировала.
  - Мара, отстань! Твой папаша меня убьет!
  - Это точно. - Мурлыкнув, улыбнулась девушка и удвоила усилия.
  - Стой, красавица! - Кажется, мне удалось ее удивить. На секунду она даже прекратила лезть ко мне в штаны, и я усилил натиск, стараясь ничем не выдать свои коварные планы. - Мара, деточка, нам с тобой надо обязательно выпить! Как ты считаешь?
  В затуманенные мозги информация доходила с трудом, так что фразу пришлось повторить несколько раз.
  - Давай? Еще глоточек! Вот умница!
  Идея оказалась замечательной! Я, правда, не слышал, чтобы представительниц слабого пола спаивали с целью отмазаться от постели, обычно как раз наоборот, но у меня все не как у людей. Делая вид что солидно прикладываюсь к фляжке, мне удалось влить в нее больше половины оставшегося напитка. В результате Мара хоть и не бросила своих попыток перейти, наконец, из категории "девушка" в категорию "женщина", но силенок ей не хватало. Отравленный организм с трудом ориентировался в пространстве, и я смог спокойно продолжить путь. Тем более что мы успели выйти в знакомую часть корабля, и до каюты оставалось не больше пяти минут быстрым шагом.
  Распахнув дверь пинком, я бочком просочился внутрь и уложил мирно засопевшую к этому времени девушку на единственную койку. Как и ожидалось, в мое отсутствие никто не озаботился принести постельные принадлежности, зато и мои вещи остались в целости и сохранности. Так что здесь я скорей остался в плюсе. В сумке у меня завалялся запасной комбинезон и толстый свитер, купленные сто лет назад в магазинчике Астеля. Помянув умершего теплым словом, я, как мог, укутал девчонку и присел рядом, отвалившись на стену.
  В голове была каша из мыслей и ругани. С одной стороны я опять втравил себя в неприятности, и неизвестно чем это все закончится. С другой - благодаря моему самодурству девчонка осталась жива и сможет спокойно долечить бедолагу пилота. Во всяком случае, когда протрезвеет. Опять же... реакция Дабла. Толи похвалит, толи прикончит не разбираясь. Вот так я и заснул, перескакивая с одной мысли на другую. Совершенно незаметно, но очень крепко.
  Ночью, кстати, было довольно прохладно, и спасенная невероятным образом извернулась, чтобы прижаться к единственному теплому предмету в каюте - ко мне. Понятное дело, именно в такой позе нас и застал ее чернокожий папаня.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"