Михалев Алексей Валерьевич: другие произведения.

Арканиты: Воины тени Рима

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.86*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман о людях, о которых еще никто не писал. О воинах, которые после этой книги триумфально войдут в кино, литературу и художественное искусство. Роман о чести, любви и справедливости. Тайные заговоры, закулисные интриги, батальные сцены - не оставят равнодушными никого. Книга, которая перевернет ваше представление о Древнем Риме. "Вы не читаете книгу, вы смотрите кино" Уважаемые читатели! Первая и вторая глава романа будет здесь выставлены полностью. Принимаются любые комментарии. Пишите свои впечатления, делитесь своими мыслями, критикуйте.


Арканиты: Воины тени Рима.

 []
  
    Подчинив и усмирив Италию, римский народ, имевший от роду 500 лет, вырос и возмужал.Рим мужественно отбивался от более сильных соседей и шаг за шагом раздвигал свои границы, превратившись в державу, наводящую страх на другие народы. Победа в первой пунической войне позволила Риму уверовать в свою непобедимость. Казалось, никто не может помешать величию Рима. Но наступали темные времена. Карфагенская империя после поражения, затаившись, набирала силу. Иллирийские пираты на средиземноморье грабили римские суда, подрывая торговлю Рима.Племена Галлов раздирали северные территории Италии на части. Государственная машина, непревзойденная в своей жестокости и стремлении к власти, ослабляла Римскую республику. Жители Рима - развращенные, праздные, пользующиеся богатствами покоренных народов и заставляющие рабов делать за себя все; не осознающие, что такое отечество, родина, требовали лишь двух вещей: хлеба и зрелищ. Рим слабел, несмотря на свои победы. Враги, жаждавшие крушения Римской республики, выжидали подходящий момент и готовились к схватке.
  

ГЛАВА I

Герой Рима

217 г до н.э.
Южная Галлия
  
  Высоко в небе, широко расправив крылья, парил орел - царь птиц, властелин небес. От его зоркого глаза ничто не ускользнет. За ним, на холме, поросшем деревьями и низкорослыми кустарниками, наблюдал человек. Его черный плащ с капюшоном слегка развевался на ветру. Лицо скрывала черная маска. Взгляд, обладающий чем-то гипнотическим, завораживал, пронизывал насквозь, вызывал, оцепенение и страх. Взгляд хищника, выжидающего свою добычу. Таким взглядом обладали только особые люди в Римской республике - Арканиты. Их боялись, о них никогда не говорили вслух. Только они были хищниками, сильными, хитрыми, изворотливыми. Все остальные - их добычей.
   Летний лес на холмах, маскировал свои тайны умело, но не для арканита Гая Фабия Сципия. Орел - глаза арканитов, начал снижаться и кружить. Значит, там находится их добыча. В те времена орлов часто применяли, в военных целях. Но, как обучали и использовали их арканиты, не применял никто. Вот он сделал два больших круга на малой высоте, значит колонна легионеров, во главе военного трибуна Максимуса большая, идёт медленно. Клёкот орла оповестил человека в плаще, что впереди колонны на конях едут телохранители военного трибуна - бесстрашные и умелые воины, которые скорее погибнут за своего генерала, чем отступят. Чуть дальше от колонны, за холмами в лесу взлетели две небольшие птицы, значит там находятся разведчики Максимуса, которые их спугнули.
   Арканит Сципий, повернувшись в сторону небольшой опушки, поднял ладонь перед собой. Незаметно, словно тень перед ним появился человек, в таком же капюшоне и маске.
   - Господин, все готовы и ждут вашей команды,- отрапортовал он.
   - Аркатрак, ты видел, что показала нам птица богов?
   - Да, их больше чем нам говорили консулы, как вы и предполагали. Максимуса охраняют две центурии гастатов и его верные телохранители. Задача усложняется, но благодаря вам, господин, мы к этому готовы.
   - Пора начинать. Мы должны показать консулам на что способны. Никто из колонны не должен выжить,- сказал Сципий
   Аркатрак, поклонившись, также незаметно исчез, как и появился. Сципий, поправив капюшон, стал медленно спускаться с холма.

* * *

   Разведчики военного трибуна, одетые в легкую кожаную броню и с ножами в руках, продвигались вдоль дороги, внимательно всматриваясь в глубь леса. Их задача - быть в поле зрения одного из телохранителей трибуна. При малейшем подозрении на угрозу подать сигнал. Колонна перестроится в боевой порядок и станет непреступной крепостью для тех, кто посягнет на неё. Разведчикам казалось, что они контролируют ситуацию. Даже позволяли себе углубляться, вглубь леса, уходя на короткое время из поля зрения всадников. Марк и Аврелий были молодыми, но уже показавшими себя на поле брани, опытными бойцами. Вот их и выбрал центурион Кладий, быть глазами и ушами колонны трибуна Максимуса. К своему делу разведчики подходили старательно. Не один раз, они спасали легион от внезапных нападений Галлов. Вот и сейчас судьба трибуна Максимуса, была у них в руках. Аврелий старался идти тихо, не давая хрустеть веткам под ногами, чутко реагируя на все звуки леса. Подозрительного ничего не наблюдалось. Выйдя ближе к дороге, дождался пока с противоположной стороны не покажется Марк. Посмотрев на него, тот кивнул, перевёл взгляд в сторону колонны, показывая, дозорному всаднику, что все в порядке, можно двигаться дальше Пройдя вдоль дороги, Аврелий решил углубиться немного в лес. Перелезая через упавшее дерево, он на мгновение, краем глаза увидел человека в маске.
   "Померещилось, боги любят пошутить" - подумал разведчик легиона. Оглянувшись вокруг, продолжил путь. Недалеко от него, в кустах послышался шорох. Аврелий крепко сжал нож. Максимально сосредоточился. Осторожно направился к тому месту. При приближении к кустам, шум усиливался.Мышцы разведчика напряглись. Дыхание участилось. В этот момент из кустов выглянула птица. Взмахнув крыльями, она быстро поднялась ввысь. Аврелий с облегчением вздохнул.
   "Ложная трево..." - не успел подумать разведчик, поворачиваясь в сторону дороги. Внезапно перед ним, возник человек в плаще с капюшоном и черной маске, закрывающей полностью лицо, который одновременно, обхватил кистью руки затылок разведчика и смотря ему в глаза, вонзил маленький кинжал в горло. Аврелий хотел закричать, но не мог. Силы покидали его. Леденящий взгляд из под маски, вводивший в оцепенение, последнее, что увидел он, перед смертью.
   Арканит, не осматриваясь, быстро скинул с себя плащ и маску. Переодевшись в одежду Аврелия, пошел ближе к дороге, чтобы его видел дозорный всадник. На другой её стороне, такая же трагическая участь ждала и Марка. Все было проделано настолько быстро и одновременно, что дозорный ничего не заметил. Вот Марк и Аврелий скрылись в лесу, а вот они вышли. Мнимые разведчики продолжили путь, делая вид, что наблюдают.

* * *

   Военный трибун Нумерий Фабий Максимус и его советник Авл Манлий Солоний направлялись, по поручению сената, к приграничному гарнизону в южной Галлии для ревизии и пополнения легиона двумя центуриями гастатов. Колонна проделала путь до границ Рима и вошла в южную Галлию. Холмистая местность не позволяли ей пройти напрямую к лагерю легиона. Единственная дорога проходила между небольшими склонами холмов, с которых начинался густой лес. Идти через него было опасно и трудно. Колонна, состоящая из двух центурий и конных телохранителей генерала, могла обороняться только на открытой местности, в лесу их действия сковывались и не позволяли маневрировать.
   Трибун Максимус управлял тремя легионами на границе с Иллирией и двумя на Сицилии. В молодости участвовал в решающих битвах с Карфагеном. Проявил себя как опытный полководец. Легионеры, за упорство с которым он отстаивал их права и честь, за неподкупность и требовательность, прозвали его "Справедливый упрямец". А вот с сенатом и консулами, у него всегда были трения. В душе Максимус их ненавидел, считал зажравшимися, думающими только о том, как быстрей набить свои карманы динариями. К своим солдатом относился с уважением, помогал тем, кто бился против врага не щадя себя и казнил тех кто проявил трусость, независимо от ранга. Не стремился к большей власти. Считал служение Риму своим долгом перед Родиной. При сражениях не прятался за спинами легионеров, а смело шёл в бой, вдохновляя этим своих легионеров. Его авторитет в легионах был очень высок. Римская аристократия побаивалась Максимуса, и не решалась в открытую выступить против него. Солоний, друг и советник Максимуса всегда сопровождал его в дальних поездках и помогал инспектировать легионы. Его советы и находчивость в трудных ситуациях не раз выручали трибуна. Вот и сейчас Солоний в очередной раз сопровождал его.
   Повозка наехала на камень, заставив Максимуса проснуться. Посмотрев, на грустного Солония, трибун дружески похлопал его по плечу.
   - Солоний, ты мрачнее тучи, на тебе лица нет. Не стоит драматизировать события. Боги покарают, этих свиней из сената, которые ничего не понимают. Я, военный трибун, воевал с самим Гаем Лутецием Катулом против Карфагена. За мной стоят легионы, народ меня боготворит, а они кто? Что они мне могут сделать? Друг мой, ответь мне.
   - С сенатом лучше не шутить. Я думаю, Максимус, тебе не следовало орать на весь сенат, что ты будешь поступать, так, как сочтешь нужным, - ответил Солоний, осматривая окрестности из окна повозки. Поправив юбку, холодно продолжил:
   - Да и зачем было рвать отчетность по легионам? Консул Гладиус чуть ли не в глотку хотел тебе вцепиться.
   - Да, мы их не на шутку всполошили. Солоний, я поступил правильно и отступать перед этой кучкой грязи не собираюсь. Трофеи раздал легионерам. А они думали, я им отправлю? Слишком многого хотят - пытаясь убедить друга, ответил Максимус.
   - Ты видел их лица, когда сказал, что трофеи принадлежат народу Рима и потребовал выделить динарии на свои легионы в размере полугодовой оплаты? - холодно, спросил Солоний.
   Пытаясь убедить друга, подняв руку перед собой, Максимус ответил:
   - Как они не могут понять, сидя там, что их величия добиваемся мы, военные трибуны и от нас зависит судьба "Вечного города". Мы мечами прокладываем величие Рима, а наши победы они присваивают себе. Жадность - вот их порок! Они хотят все, а нам подбрасывают обглоданные кости.
   - Ну, тебе незачем жаловаться Максимус. Ты, по-моему, не обделен и оклад у тебя внушительный. Побольше, чем у богатого купца. - все с той же холодностью ответил Солоний.
   - Да я не про себя думаю. Солдаты на поле брани ложатся тысячами, а мы их семьям устраиваем пафосные похороны, да даём гроши которых не хватит и на месяц проживания. Что они потом о нас думать будут? Какой отец будет отправлять сына на погибель за эти деньги?
   - Оклад у солдат нынче хороший, ты перегибаешь Максимус. Да, я согласен с тем, что смерть солдата его семье ничего не приносит и семья отдается на произвол судьбы. Но отбоя от желающих служить в легионах, нет.
   - В том то и дело, что идут, веря в миф о величии Рима. И если мы так и дальше будем продолжать, нам не с кем будет идти в бой. Поэтому я и хочу переломить эту ситуацию. Я забочусь о своих солдатах и об их семьях.
   - Но, мы должны пополнять казну, Максимус.
   - Я, пополняю, но им этого мало. Наша задача защищать и расширять наши границы, а на захваченных территориях, они должны проводить экономическую политику. Они денарии хапают себе, а в казну идет мало...
   Повозка резко остановилась, не дав Максимусу договорить. Трибун открыл двери и вышел. Возле повозки его уже ждал центурион Деций Юн Кладий - начальник личной охраны.
   - В чем дело центурион, почему остановились? - жестко спросил Максимус.
   - Генерал, впереди опасный участок дороги. Чувство такое, что нас ждет засада. Орел вон летает, да и как-то все тихо, не так.
   - Разведчики что сигналят? - спросил трибун.
   - Все в порядке, можно идти дальше.
   - Здесь, центурион, италийская земля и угрожать нам может разве что кучка беглых рабов, да разведчики Галлов. Наши центурии и моя охрана, во главе с тобой, наизнанку перетрясут этот лес - громко сказал Максимус.
   Немного подумав, добавил: - Тем не менее, приведи в боевую готовность всех. И не забудь двух твоих быстрых скакунов, как их там зовут?
   - Лалиний и Плитий, генерал.
   -Да, их, в конец колонны, в качестве гонцов, - садясь в повозку, сказал Максимус.
   - Понял генерал.
   Быстро вскочив на коня, центурион Кладий поскакал перед строем, раздавая команды.
   - Гастаты! Щиты в руку, копья к бою, строй не размыкать! Пилумы, к щиту. Шевелись! Лентяи! Равлелий! Для тебя особых команд надо? Живее!
   - Лучники! В середину строя, луки наизготовку. Быстрее! Размякли как жирные свиньи. Декурион! Усилить охрану повозки, еще четырьмя гастатами.
   - Донат, Кастул, Верк, Руф, - сразу скомандовал декурион.
   - Я... Я - послышались ответы со строя.
   - На усиление охраны генерала, марш!
   Центурион, убедившись, что все команды выполнены, приблизился к всадникам личной охраны Максимуса, выставив ладонь рядом с собой (знак собраться вокруг начальника охраны).
   - Слушайте! Нам идти еще сутки. Четыре центурии идут к нам на встречу. Сейчас будет самый опасный участок дороги. Всем быть в полной боевой готовности. Лалиний и Плитий - в конец колонны, в случае нападения скачите, навстречу центуриям за помощью.
   - Викентий! Поможешь Салюцию наблюдать за разведчиками, Аврелием и Марком.
   - Остальные строй четыре шеренги. От объединенной центурии дистанция десять шагов не более, - сказал центурион уезжая к повозке, дав понять телохранителям, что все распоряжения отданы.
   Колонна начала двигаться дальше

* * *

    Арканит Сципий подошел к намеченному месту в засаде. Все были на местах. До подхода колонны оставалось не более получаса. Живописные склоны холмов, покрытые густыми зарослями лесов, украшенные кустарниками, радовали глаз красотой и создавали иллюзию покоя и умиротворения. Золотистое полуденное солнце освещало пейзаж, яркими насыщенными красками. Дорога с небольшой высоты хорошо просматривалась. Разбросанные по обеим сторонам склона, специальные дымовые кучи из арсенала арканитов, тщательно замаскированные, не бросались в глаза. Перед Сципием стояла невыполнимая задача - уничтожить колонну в шесть раз превосходящую численность его воинов. Только хитрость, быстрота и отточенное годами мастерство, могли принести успех в схватке.
  - Господин, деревья на склонах, вдоль дороги подпилены у самой земли и прикрыты мхом. Яма с колами за поворотом на дороге, замаскирована,- подойдя к Сципию, тихо доложил Аркатрак.
  - Ты уверен, что наши приготовления не заметят?
  - Я, лично сам, все проверил. Будьте спокойны, - поправив маску на лице, ответил помощник Сципия.
  - Аркатрак, как ты думаешь, боги сегодня будут помогать нам или Максимусу?
  В поисках ответа на вопрос командира, помощник задумчиво посмотрел на небо.
  - Не знаю господин, надеюсь, что нам.
  К говорящим, подбежал арканит Марцелий.
  - Господин, колонна Максимуса приведена в полную боевую готовность.
  - Агелада и Гектор ни чем себя не выдали? - спросил командир арканитов.
  - Нет. Идут вдоль дороги, имитируя разведчиков, - ответил Марцелий.
  - Что-то почувствовали. По моему, боги сегодня на стороне генерала - разминая кисти, сказал Аркатрак.
  - Это ничего не меняет, просто поближе подведите "Подарки" для его легионеров. Дымовая завеса должна быть полная, чтоб накрыла и их, и нас. У каждого должен быть двойной арсенал пилумов. Пусть приготовят их заранее. Задачу Агелада и Гектора, не менять. Действуют так, как и намечалось. Останавливают колонну, подзывают к себе дозорных всадников. Убирают их так, чтобы было видно охране Максимуса. Конница должна клюнуть, и поскакать к ним.
  - Будет исполнено, господин, - дружно сказали арканиты. Поклонившись, стали отходить.
  - "Наблюдателя" не обнаружили? - вдогонку бросил им Сципий.
  Аркатрак и Марцелий удаляясь, отрицательно покачали головой.

* * *

  Центурион Кладий ехал во главе колонны, нервно потирая подбородок. Предчувствие беды по-прежнему не покидало его. В ярком живописном пейзаже чувствовалось что-то опасное и зловещее. Раздалась команда - "Центурион к генералу". Вздернув коня за уздцы, Кладий направился к повозке. Максимус и Солоний вышли из нее. Легионеры тут же обступили их, прикрывая своим телом, словно живым щитом.
  - Кладий, пусть приготовят мне моего коня, - приказал Максимус.
  - Но генерал, здесь вам будет безопаснее. Может, когда пройдем этот опасный участок пути? - Кладий с тревогой посмотрел на него.
   - Нет, сейчас! - еще громче и увереннее, скомандовал трибун.
  В это время дозорный остановил колонну, подав рукой сигнал. Центурион с генералом посмотрели в сторону разведчиков, которые показывали, что надо остановиться и двух всадников направить к ним.
  - Отправляй, - скомандовал генерал.
  Двое дозорных, по приказу Кладия, помчались к разведчикам. Вдали было видно, как они поравнялись со стоящими к ним спиной, Марком и Аврелием. Предчувствуя что-то неладное, всадники достали свои мечи.
  - Марк. Что случилось? Повернись! - подъехав ближе, грозно сказал один из них. Разведчики молча, показывали рукой, на поворот дороги. Дозорный оглянулся вокруг, посмотрев в сторону указывающую Марком и Аврелием. Ничего подозрительного не было.
  - Повернитесь и доложите! - повторил еще громче, один из них.
  Повернувшись к ним лицом, переодетые арканиты одновременно, быстро и ловко бросили в них метательные ножи. Одному лезвие пронзило горло. Он сразу же рухнул с коня. Второму нож проткнул кисть руки, случайно выставленную им перед лицом.
  -Засада! - крикнул раненый, пытаясь одной рукой развернуть коня.
  В тот же момент, его грудь пронзила стрела. Дозорный обмяк и рухнул на землю. Арканиты запрыгнув на коней убитых всадников, подразднивая противника, резко поставили их на дыбы и поскакали в противоположную сторону дороги, за поворот.
  - В атаку! Вперед! - кто-то крикнул в толпе конницы, не дожидаясь команды центуриона. Кони галопом устремилась за арканитами, скрывшимися за поворотом.
  - Стоять! Стоять! Всем стоять! - завопил Кладий.
  Его голос срывался от гнева. Основная часть всадников, услышав команду центуриона, повернула назад, зовя уходящих. Те, кто находился впереди колонны, понеслись настолько быстро, что ничего уже не замечали. Ярость и гнев, переполнявшая их, не давала возможности ни слышать, ни остановиться. Все могли только наблюдать, как за поворотом скрылись вначале разведчики, непонятно почему убившие дозорных, а затем и всадники охраны генерала.
  Вдали, послышались крики, ржание лошадей, звуки падения. Печальная участь ждала всадников в ловушке арканитов. Четверо угодили в скрытую яму и напоролись на большие острые колья. Остальные были добиты стрелами из лука.
  Замешательство Кладия было недолгим. Вот она причина непонятного чувства тревоги, охватившей его сердце. Центурион быстро сообразил, что разведчики были убиты и подменены во время марша, что конницу заманили в ловушку, которая сработала безотказно. Сейчас надо действовать так, чтобы неприятель не смог внести в ряды воинов беспорядок и обезопасить генерала. Злостью и ненавистью исказилось его лицо. Сжав в руке копье, поворачивая коня и осматриваясь вокруг, он скомандовал:
  - К бою! "Каре!"
  "Каре"... "Каре", держать строй! - послышалось отовсюду.
  Легионеры начали перестраиваться.
  Строй "Каре" представлял собой квадрат из воинов, держащих перед собой щит и выставивших длинное копьё. Внутри располагались бойцы, у которых были луки и те, кто наиболее подготовлен в метании пилумов. Такое построение было весьма эффективным средством при передвижении колонн и могло выдержать атаку превосходящих в несколько раз сил противника. Эффект неожиданности был невозможен. Откуда бы враг ни начинал наступление - с флангов или тыла, он натыкался на стену копий. Центурия превращалась в неприступную крепость. Нападающие сковывались, атака захлебывалась. Разрушить такой строй, было практически невозможно.
  Также, дополнительный урон противнику наносили легионеры, находящиеся внутри квадрата. Они интенсивной стрельбой из луков и метанием пилумов, вносили панику в ряды атакующих. В случае атаки когорты лучниками или метателями копий, строй "Каре" легко превращался в строй "Черепаха", где воины прикрывали себя щитами еще и сверху. Стрельба из лука и метания копьев, была тщетной.
  Военный трибун Максимус тактику действий в колоннах знал хорошо и требовал её выполнения от своих центурионов. Когда атака противника ослабевала, в бой вступала конная охрана генерала, находившаяся на значительном удалении от битвы и до этого момента избегавшая столкновения с неприятелем. По сигналу, словно лавина сметала атакующих.
  Такую связку когорты и конницы, впервые применил военный трибун Луций Эмилий Пап в августе 229 г. д.н.э., в Северной Галлии. Тогда он с двумя когортами и всадниками, был внезапно атакован с флангов превосходящими в четыре раза силами Галлов. Неожиданное нападение сразу же захлебнулась. Конница, нанесла удар в тыл противнику. Атака была рассеяна, враги в панике разбежались. Потери генерала были незначительны. Галлы, несмотря на свое численное превосходство, понесли сокрушительное поражение. Эта победа надолго отбила охоту у гальских племён нападать на колонны римских легионов.
  Центурия уже почти развернулись в "Каре", когда склоны справа и слева от дороги неожиданно стали покрываться густой, плотной пеленой дыма. Увидеть что-либо происходящее на лесистых склонах, за этой белесой стеной не представлялось возможным. Внезапно, из белого марева, вылетел и упал перед центурионом пучок в виде шара, скрученных сухих листьев, который сильно дымил. Потом второй, третий... Все заволокло дымом. Видимость ухудшалась. Дымящихся шаров становилось все больше и больше. Плотная, густая завеса тянулась и со стороны склонов, накрывая колонну, большим, белым облаком. Увидеть что-либо в метре от себя было невозможно. Едкий дым резал глаза. Кони всадников нервно вскакивали на дыбы. Всю колонну охватило туманом.
  Рядом с центурионом резко просвистел ветер. Два легионера, защищавшие генерала упали на землю. В открытую брешь полетели стрелы. Вскрикнув, упал Солоний. Трибун вместе с охранявшими его легионерами, схватили его и понесли в строй когорты.
  - Быстрей, быстрей! - кричал Максимус.
  Тащившие вместе с генералом воины, падали сраженные стрелами. Дойдя до когорты её строй расступился и Солония затащили внутрь. Их сразу же закрыли щитами.
  - Солоний очнись! Очнись же! - тряся мертвого друга, кричал трибун.
  Из спины Солония торчали две стрелы. Суровое лицо трибуна исказилось страданием и болью. Молнией пронеслись в его памяти счастливые моменты их совместного, боевого содружества. Но это было лишь на мгновенье. Лицо вновь стало суровым и жестким.
  - Атака лучников - строй "Черепаха" - скомандовал он.
  По цепи пошла команда. Легионеры дружно прикрылись щитами. Центурион, убедившись, что генерал в безопасности попытался разглядеть сквозь дым, кто их атакует, но попытки были тщетны. Все заволокло белым облаком.
  "О боги, сколько их там 100, 200 или больше? Кто это?" - мысли беспорядочно крутились в голове Кладия. Без анализа ситуации было трудно принять решение.
  - Центурион, разрази тебя гром! Отводи конницу! Их сейчас всех перебьют, - гневно приказал генерал.
  Всадники падали как подкошенные. Прикрыться щитом было невозможно, так как стреляли с двух сторон от дороги. Стрельба неинтенсивная, но меткая. Профессиональные лучники. Но кто они? Не задавая себе мучительных вопросов, Кладий по приказу Максимуса решил отвести всадников назад, за колонну, чтобы вывести их из дыма, а там, на месте, определиться, что делать дальше. Запрыгнув на коня, скомандовал:
  - Эквитасы, за мной!
  Густая дымовая завеса стелилась и за колонной. Необходимо было отойти на значительное расстояние, чтобы выйти из неё. Сквозь едкую пелену, галопом понеслась конница трибуна. Набор скорости, при нулевой видимости, сыграл с ними злую шутку. Разогнавшись, они напоролись на поваленные деревья. Падали друг на друга. Были слышны крики и стоны раненых. Конь центуриона полетел кубарем. Не удержавшись, Кладий вылетел из седла. Упав, сильно ударился головой об землю. В глазах потемнело. С трудом поднявшись, он с ужасом увидел летевшего на него коня. Времени для того чтобы отойти не было. Конь всей своей массой рухнул на центуриона. Сильная боль пронзила его. Дальше - темнота.
  "Я центурион 1 когорты 5 легиона, торжественно клянусь, защищать Рим и его граждан! Я центурион 3 когорты 10 легиона, торжественно клянусь, защищать Рим и его граждан!" -- эти слова звучали в его голове снова и снова.
  - Командир, командир ты жив! Очнись командир!
  Кладий открыл глаза, перед ним, на коленях, стоял легионер Флавий и теребил его за плечо.
  - Жив, жив - очнувшись и еще не веря в это, ответил центурион.
  Преодолевая боль, он попытался встать. Этому мешал мёртвый конь, всей массой придавивший ему ноги.
  - Командир! Подожди, сейчас я его отодвину,
  Напрягшись, Флавий с силой навалился на коня.
  - Вынимайте ноги, командир!
  Первая попытка не увенчалась успехом. Мертвый конь крепко прижимал Кладия к земле.
  - Ну же тащите, - поднимая туловище коня, с трудом выговорил легионер.
  Центурион, с рёвом, глотая дым, напрягая все тело, вынул вначале одну, потом вторую ногу.
  - Командир, всадники уничтожены практически все, - с тревогой, доложил Флавий.
   - Помоги мне встать - пытаясь подняться, попросил Кладий.
  Поднимая командира, воин вскрикнул. Хватка его ослабла.
  - Флавий! Флавий!- начал кричать центурион.
  Флавий уже ничего не слышал. Стрела ему вошла в спину, пронзив сердце. Смерть наступила мгновенно. Аккуратно положив его на землю, Кладий на какой-то миг потерял чувство времени. Смотря в мертвые глаза легионера, его душа разрывалась на мелкие кусочки. Как отец, потерявший своих детей, он оплакивал их своими солеными, скупыми слезами.
  - Спи Флавий. Твоя кровь пролита не напрасно. Я еще жив, а значит, могу сражаться - закрыв рукой глаза погибшего, сказал про себя, центурион.
  С трудом встав, не видя ничего в дыму, шатаясь, пошел в направлении голосов легионеров.
  - Центурион! Щиты открыть, - еле выдавил из себя Кладий, подойдя к когорте.
  - Центурион жив! Центурион жив, щиты открыть! - радостно раздавалось по цепочке.
  Кладия, буквально внесли в самую середину центурии.
  - Ты как? Ранен? - услышал голос трибуна, центурион.
  -Я-то в порядке, а конницы нет. Она вся уничтожена! - голос его был слаб и подавлен.
  У генерала перехватило дыхание. Смутные предчувствия стали закрадываться в его сердце. Но кругом его воины и нельзя показывать им свою слабость.
  - Боги посылают нам трудности. Они хотят увидеть мужество, силу и отвагу легионеров Рима! Покажем же им! Держать строй! - голос Максимуса гремел и вселял надежду.
  - Держать строй! - почти хором, заорали легионеры.
  - Кто нас атакует? Из-за этого дыма ничего не видно, - обратившись к центуриону, спросил трибун.
  - Я не знаю генерал. Судя по стрельбе, нас атакуют профессиональные лучники, их предположительно человек 30 - 40. Потом наверно пойдет атака. Сколько их будет, известно только богам. Попытаться центурией вырваться из дыма, идя прямо по дороге бессмысленно - впереди повалены деревья.
  - Самим идти в атаку, рискованно, не зная, сколько их и кто они,- подытожил Максимус.
  - Лалиний и Плитий успели уйти за помощью? - спросил трибун у Кладия.
   - Да я, их и не видел среди всадников - вспоминая, ответил центурион.
  Генерал с облегчением вздохнул: - Значит, успели уйти.
  - Декурион сколько нас в когорте? - спросил Кладий.
  - Где-то восемьдесят. Есть раненые.
  - Смотреть всем в оба, из-за щитов не выглядывать! - скомандовал трибун.
  Максимус пробрался к первым рядам легионеров. Стал внимательно всматриваться на возвышенности от дороги. Дым застилал все. Видно ничего не было. Слышно было только, как стрелы ударяют об щиты легионеров, да крики воинов которым в ногу попадала стрела.
  - Присесть на уровень щита, - приказал генерал.
  Легионеры выполнили команду. Теперь когорта представляла собой один сплошной железный куб, защищавший их. Щиты прикрывали, словно панцирь черепахи.
  Генерал, всматриваясь вдаль, слушал напряженное дыхание легионеров.

* * *

  Сципий, натянув тетиву, прицелился. Стрела взревела в воздухе и пронзила плечо одного из легионеров. От неожиданного удара воин отшатнулся назад. Но, тут же был сражен второй стрелой Сципия. Арканиты стреляли точно и быстро, их движения были отлажены, словно это был один единый механизм. Легионеры находившиеся вне центурии, уничтожались мгновенно.
  "Дым рассеивается, надо торопиться, пока нас не обнаружили и не увидели что нас всего восемнадцать. Да и где то рядом, "Наблюдатель" консулов, словно тень. Высматривает наверняка, все здесь" - думал Сципий. Осмотревшись, он откинул в сторону лук, сделал шаг вперед к месту, где лежали подготовленные пилумы и специально заготовленные горшки "подарки" - как их называли они между собой. Все арканиты, словно по команде, с обеих сторон склона подошли к своим местам с пилумами. Засвистел воздух, пилумы полетели в сторону когорты, врезаясь в их щиты.
  Пилум(pilum, мн.ч. pila) - метательное копье, состоял на вооружении легионов Древнего Рима. Длина с наконечником порядка 2 метров, наконечник 60-100 см, диаметр наконечника порядка 7 мм. Масса - 2-4 кг. В результате попадания в щит двухметрового прочного пилума, последний застревал в нем. Это делало щит абсолютно непригодным для дальнейшего использования. При попадании в тело - пилум можно было только вырубить. Таким образом, любое, даже не смертельное ранение пилумом: в туловище, ногу или руку, полностью выводило противника из строя. Массированное использование пилумов расстраивало строй.

* * *

  - Генерал! Нас атакуют пилумами, - закричал центурион, видя, как они врезаются в щиты.
   - Откуда у нападающих римские пилумы? - с недоумением спросил Максимус.
  - Может, это римляне? - предположил Кладий.
  - Такого не может быть... Этого никогда не будет - неуверенно, ответил трибун.
  - Вижу людей в плащах и масках!- закричал во все горло один из легионеров.
  Центурион посмотрел туда, где дым рассеивался. На возвышенности метали пилумы, люди в легкой медной броне обшитой черной кожей, опоясанные ремнем и в юбке до колен, в которую были вшиты металлические пластины. В прорезях кожы на броне, находилось множество небольших метательных ножей. На лице - черная, узорчатая, кожаная маска. Голову покрывал узкий капюшон.Сзади - черная легкая накидка. Обувь не отличалась от обуви легионеров - легкие сандалии (римские каллиги), на толстой многослойной кожаной подошве. За плечами виднелись два меча, такие же, как у легионеров только более компакные.
  - Это арканиты, - процедил, сквозь зубы центурион.
   Дрожь пробежала по когорте.О них в Риме и легионах ходили разные слухи и легенды. Говорили, что один арканит, может победить десять легионеров. Сила им была дарована от богов, а взгляд как у медузы горгоны, превращает в камень. Тайные воины консулов, наводившие ужас и страх на всех кто сними сталкивался. Кладию раньше довелось, с ними встретиться. Возле Канн, на берегах Адриатического моря. Тогда арканиты прибыли на новом, каких ещё не видывал мир греческом корабле (пентере). Судно было захвачено ими на острове Родос, по приказу консулов. Для изучения римскими кораблестроителями. Греки не заметили, как ночью, команда флагманской пентеры в окружении множества триер, была уничтожена арканитами. Рабам-гребцам была обещана свобода по прибытию. Корабль отплыл от ничего неподозревающего флота греков, взяв курс на порт города Канны. Перед Кладием стояла задача взять судно под охрану и перебить всех гребцов. Арканиты отдав корабль, потребовали от него лучших лошадей. На отказ центуриона, командир арканитов, ответил холодно и кратко: "Мы отдаем распоряжения от имени консулов и сената. Их приказы не обсуждаются. Всякий ослушавшийся, карается смертью" Не посмев возразить, Кладий выполнил все их требования. Их лиц он не увидел. Для него они так и остались неразгаданной загадкой.
  - Боги все видят. Нас предали, центурион. Консулы совершили большую ошибку, пытаясь уничтожить нас. Будем драться до последнего.
  - Ну что ж, если арканитам нет равных, то пусть попробуют напасть на центурию. Вряд ли эта атака будет для них легкой, - сжимая копье, наливаясь яростью, ответил Кладий, Максимусу.
  Генерал, продолжая мысль центуриона, громко произнес:
   - Воины! Нам противостоит очень коварный и хитрый враг, и победить его мы сможем, только если будем едины. Чтобы не происходило строй не размыкать. При атаке держать позицию. Щит к щиту, меч к мечу, только так мы сможем победить их! Дым рассеивается, а значит боги на нашей стороне.
  Воины в когорте почувствовали силу, после пламенной речи трибуна. Крепче сжимая щиты и копья в руках, легионеры были готовы защищаться и атаковать. Ничто не сдвинет их с этого места. Щит к щиту, плечо к плечу.
  Белая пелена почти рассеялась. Силуэты атаковавших уже отчетливо различались. Сквозь щиты за действиями арканитов наблюдал центурион, пытаясь выяснить сколько их. Воины тени внезапно перестали кидать пилумы. Словно по команде они взяли горшки, отверстия которых были заткнуты тряпками. Со всех сторон на центурию полетели "Подарки". Видя эту картину, один из легионеров, даже пошутил. Они бы еще тряпками нас закидали. Все дружно засмеялись. Горшки падали и разбивались об верхнюю стену щитов, защищавших их от стрел и пилумов.
  - Змеи!!! - закричал с ужасом один из легионеров.
  Вот тут-то до всех дошло, что это за горшки. Разбиваясь, они освобождали множество тварей, спрятанных внутри, которые проникали в когорту сквозь щели в щитах. Повернувшись, Кладий почувствовал, как по его плечам ползет змея. Ужас и отвращение не давали сосредоточиться. "Застыть и не шевелится", - думал, он про себя. Сделать это было невозможно, воины толкали друг друга пытаясь убрать их. Многие отчаянно хлопали руками по телу, чтобы избежать укуса ползучих тварей. Змеи реагировали на движется легионеров - нападением. Паника охватила центурию. Крики и ругань были повсюду. Некоторые из легионеров, не выдержав, змеиного ада, выскакивали из своей "крепости" и, не пройдя и двух метров, падали от пилумов и стрел арканитов. Команд уже практически никто не слышал. Пытаясь быть не подвижным, центурион смотрел на Максимуса. Одна из ползучих тварей вытянулась и приготовилась к броску на руку трибуна. Позабыв про себя, с криком: "Генерал змея!!!" - Кладий поймал её, на лету. Улыбка появилась на его лице. "Я успел, успел", - думал центурион про себя, расплющивая голову змее, осознавая, что получил в шею несколько смертельных укусов.
  - Мечи к бою! В атаку, вперед!!! - взревел трибун.
  Легионеры, желавшие выбраться из этого змеиного гнезда, с рвением приняли команду Макcимуса. С гиканьем побежали в атаку на арканитов. Многие отбрасывали свои щиты, пробитые метровыми пилумами. Идти с ними в бой, было бесполезно. Центурион, стоял на коленях. Двигаться не было сил. Сознание медленно покидало его. С искажённым болью лицом, охваченный предсмертными конвульсиями, размахивая мечом, Кладий кричал, - Вперед! В атаку!!! Вперед! - пока сердце не остановилось навсегда.

* * *

  Арканиты словно ждали этой атаки. Вынимали острые ножи и метали их в атакующих. Воины Максимуса падали как подкошенные.
  На Сципия с криком, бежали три легионера. В руках он держал приготовленные метательные ножи. Ловко орудуя ими, одного из воинов он поразил в горло, другого в глаз. Быстро вынув еще два метательных лезвия, арканит бросил их в третьего легионера. Воин сумел отразить их щитом. Приблизившись к Сципию, отвел руку с мечом назад, для нанесения удара.
  "Если ты предугадал движение противника и смог от него защититься - значит, ты настоящий воин, превосходный гладиатор, но не арканит".
  "Если ты предугадал движения противника, о которых он еще не подумал, но подумает - значит, ты арканит". Так учили Сципия, так учат всех арканитов.
  Сципий подав тело влево, уклонился от удара в живот, одновременно отводя атакующую руку воина и делая шаг к нему. Легионер видя, что нападение не увенчалась успехом, попытался с разворота ударить противника щитом, полагая что времени уклонится, у арканита не будет. Однако щит, просто прочертил воздух. Сципий уже стоял позади него. Вонзив ему нож в спину, с силой толкнул его ногой. Развернувшись в сторону дороги, бегло осмотрелся. Бой был в самом разгаре. Метательные ножи арканитов, не давали возможности воинам Максимуса приблизиться к ним. Те, у кого они закончились, доставали мечи и шли в атаку.
  Легионеров было много, казалось, их ряды вот-вот сомнут воинов в масках. Но присмотревшись, можно было заметить, что преимущество все-таки на стороне арканитов. Очень ловко и быстро действовали они. Отточенное мастерство убивать с самого детства, не оставляло никаких шансов даже опытным легионерам.
  Со стороны дороги на Сципия бежала целая толпа воинов. Достав из-за спины два меча он пошел навстречу им, переходя с шага на бег.
  "Арканиты не ждут, когда их будут атаковать, они сами нападают первыми" -вспомнил слова учителя, Сципий.
  На бегу, он запустил меч в ближнего легионера. Меч, сделав круг, вонзился ему в живот. Закрыв рану руками, воин упал на колени. Сципий не преминул этим воспользоваться. Забирая свой, только что запущенный меч, подпрыгнул и, оттолкнувшись, словно с трамплина от спины раненного воина, взмыл вверх, приготовив мечи для смертельного удара. Два легионера, бежавшие навстречу просто не ожидали такого поворота событий. На защиту и обдуманные действия у них попросту не хватило времени. Арканит, на лету, резким движением рук вонзил им в плечи свои мечи. Приземлившись на одно колено, и виртуозно, забрав свое оружие, Сципий встал. Впереди, подымаясь с дороги, с двумя воинами, на него шел генерал.
  Максимуса поразило это кровавое зрелище. Прошло буквально мгновение и шесть его лучших воинов лежат мертвыми. Арканитов уже было больше чем легионеров. С другой стороны дороги они добивали тех, кто пытался бежать. Исход боя был уже предрешен.
  Генерал, крепко сжав меч, глядя на Сципия, крикнул идущим с ним, воинам:
  - Вперед!
  Легионеры бросились в атаку.
  "Защищаясь, атакуй" - снова промелькнуло в голове Сципия.
  Римский меч весьма грозное оружие. Режущие удары им менее эффективны, но тычок пробивал человека насквозь, а если приложить еще и соответствующую силу, то пробивал и щит. Прикрываясь им, римские воины обычно старались нанести противнику мощный тычок или несколько тычков. Не получалось мечом, пытались ударить щитом. Умение в связке наносить тычок мечом и удар щитом считалось высшим достижением в римской армии. Поэтому с первых дней в легионе новобранцев учили атаковать мечом, потом щитом. "Мечом коли, щитом бей". Арканиты знали эту особенность подготовки воинов Рима.
  Сципий отбил, тычок легионера. Уходя от атаки щитом, нанес сильный удар кулаком ему в голову. На пальцах у арканитов имелись кожаные кастеты, с острыми металлическими бляшками. Удар таким оружием, в лицо наносил значительный урон противнику, полностью парализуя все его дальнейшие действия. Легионера развернуло. Сципий, пронзив его насквозь, резко подставил под удар второго атакующего. Меч римского воина, с силой вонзился в своего напарника. В ту же секунду, арканит нанес удар мечом, по его атакующей руке и в грудь. Воин упал. На маске Сципия появились капли крови.
  Все воины Максимуса - пали. Военный трибун остался один. Генерал не собирался сдаваться. Крепко обхватив двумя руками свой меч, ринулся на командира арканитов, уверенно пытаясь нанести смертельный удар. Сципий не спешил убивать генерала. Блокировал и уходил от его меча, словно играя с ним. Вокруг них начали собираться арканиты, наблюдая за поединком не вмешиваясь.
  "Уровень подготовки Максимуса весьма не плох, для римского воина" - думал он про себя, уходя от меча генерала.
  Отбив очередную атаку, Сципий нанес ему резкий удар ногой в грудь. Тот кубарем полетел к дороге, выронив меч. Трибун попытался взять его, но тут же получил сильный удар по руке. Сципий поднес меч к горлу, лежащего на земле Максимуса.
  - Генерал! Вы представляете угрозу Риму! Нарушаете устои и не подчиняетесь требованиям сената. Консулы отстраняют вас от управления пятью легионами!
  Максимус понял, кто прислал арканитов.
  "Все таки они решили избавиться от меня. Шакалы. Но, это еще не конец. Своими действиями консулы сами подписали себе смертный приговор" - мыслил генерал. Его глаза налились кровью. Охваченный гневом, он с ненавистью сказал:
  - Ничтожный убийца! Понимаешь ли ты, что сделают с тобой и твоими головорезами мои легионы, когда узнают, обо всем. Снимут кожу и разорвут на куски! А народ снесет этот сенат вместе с продажными, алчными консулами. Они любит меня! Верят мне! Расплата не заставит вас долго ждать.
  - Генерал, вы должны умереть, - голос Сципия звучал холодно и жестко.
  Максимус рассмеялся. Отодвинув в сторону лезвие меча арканита, гордо присел. Посмотрев в глаза воина тени, громко сказал:
  - Послушай! Весть, о том, что это вы убили меня, уже скоро дойдет до моих легионов и Рима. И тогда консулы пожалеют, что родились на этом свете. Ты будешь распят вместе с ними и захлебнешься в своей собственной крови.
  - Вестей не будет, - с этими словами Сципий, подойдя к одному из своих воинов, взял у него мешок и вынул оттуда две головы гонцов, которые должны были оповестить легионы и Рим о нападении, но не успели. Арканиты никому не дают уйти.
  - До Рима дойдет весть, что вы героически сражались и погибли, отбиваясь от Галлов,- сказал Сципий, бросая их генералу.
  Максимус, узнав в них своих телохранителей Лалиния и Плития, впал в бешенство. Словно дикий зверь он начал рычать, пытаясь руками схватить землю. В душе кипела злоба, от безысходности и невозможности, что-либо предпринять или изменить.
  Смерти генерал не боялся. "Я солдат и должен погибнуть на поле брани среди своих легионов во славу богов и Рима, а не так, как скот на бойне". Эта мысль не давала ему покоя, наполняя сердце яростью и гневом.
  Сципий повернулся к нему спиной, оглядывая арканитов, стоящих вокруг них. Максимус замер, его тело напряглось. "Если мне суждено погибнуть, то унесу с собой одного из них. Я не позволю им убить меня как скотину". С этой мыслью генерал достал из потайного места кинжал. Резко вскочил на ноги. "Выпад с одновременным движением руки с ножом в бок арканиту и все. Вознесемся к богам вместе". Максимус быстро сделал шаг. Его рука выпрямилась в ударе. "Нож сейчас вонзится в арканита. Вот он миг маленькой победы... О боги, нет!"
  Рука генерала, не достает противника. Резкая боль пронзила тело. Изо рта пошла кровь. Падая на колени, опустив голову вниз, генерал увидел меч, торчащий из его живота.
  Сципий специально повернулся спиной к трибуну, незаметно выставив меч под накидкой, острием к нему. Он знал, что генерал воспользуется этим моментом. Военный трибун Нумерий Фабий Максимус, достоин умереть с честью и погибнуть в бою.

* * *

  - Все живы? - обратился к арканитам Сципий.
  - Да господин. Октавиус ранен в плечо, - ответил Аркатрак.
  - Ничего серьезного. Я хоть сейчас готов в бой, - пытаясь улыбнуться, оправдывался самый молодой, среди них арканит.
  Перевязывая ему рану, Марцелий бурчал: - Тебе повезло. Еще чуть ниже, и ты бы здесь уже не стоял.
  - Перевязывай быстрее и потуже, - выразил свое недовольство, Октавиус.
  - Да я просто, радость выражаю, что ты жив. Как увидел, что на тебя шесть легионеров бежит, подумал - конец Октавиусу. Двух я убрал. Нет, чтобы поблагодарить...
  - Я не просил тебя мне помогать, сам бы справился.
  - Справился, как же? Опыта у тебя маловато, вот и приходиться с тобой нянчиться, - не унимался Марцелий.
  Хитро улыбаясь, добавил:
  - Боги сегодня на твоей стороне. В храме дары им преподнесешь. Ну и мне заодно.
  Довольная улыбка нарисовалась на лице Октавиуса. Он дружески похлопал его по плечу.
  - Еще не хватало. Буду я тебя тут одаривать. Обойдешься. А вот про Богов не забуду.
  - Хватит тут возиться, времени и так нет. В любой момент здесь могут появиться легионеры. Приведите пленных галлов, - потребовал от них Аркатрак.
  - Да, помощник,- поклонившись, арканиты удалились.
  - Сколько у нас осталось времени? - спросил у него Сципий.
  - Примерно, два часа. Две центурии пятого легиона, вышедшие для встречи генерала находятся в семи миллиариев* от нас. Их разведчики будут чуть раньше, переворачивая песочные часы, и ставя их на землю, сказал Аркатрак.
  - Повнимательней всем! Добейте тех, кто еще жив и соберите все, что может нас выдать. Никто не должен знать, что это сделали мы, - отдал приказ Сципий, арканитам. Воины, кивнув, приступили к исполнению.
  - "Наблюдателя" так и не обнаружили? - вновь обратился командир к помощнику.
  - Нет, господин. Или он очень хитер, или его здесь нет.
  - Да не-е-ет, он здесь. Я это чувствую. Наблюдает. Не стоит их недооценивать, - осматриваясь вокруг, сказал Сципий.
  Со склона, грубо толкая перед собой шесть Галлов, спустились Марцелий и Октавиус. Пленные, связанные одной веревкой, падали, но тут же вставали и шли дальше. Их глаза были полны страха и ужаса.
  За день до нападения на колонну Максимуса, арканиты атаковали один из отрядов Галлов, занимавшихся разбоем на дорогах. Захваченных ими воинов ждала страшная участь.
  - Господин, все пленные здесь - посадив их на колени, сказал Марцелий.
  - Для убедительности, дайте им оружие и убейте их в бою.
  - Но господин, на это нет времени, - с недоумением, отреагировал на слова командира, помощник. Достав мечи, он подошел к холодеющим от ужаса пленным.
  - Стой! Аркатрак! Мы - арканиты, клан воинов, а не убийц. И свой кодекс должны соблюдать,- с этими словами Сципий подошел к пленным и разрубил веревки на их руках.
  - Берите оружие и сражайтесь. Убившему меня, даруется жизнь, - на их языке объяснил он им.
  Галлы, сжав кулаки, переглянулись. В глазах загорелась надежда. Осторожно, медленно поднимая мечи с земли, они приготовились к броску, словно звери, загнанные в ловушку, последний шанс которых - это броситься на врага.
  - Убьем его, - с этими словами они кинулись на Сципия.
  Бой длился недолго. Арканит, даже не использовал свое оружие. Ловко забрав у одного из них меч и уворачиваясь от других, нанёс ему смертельный удар. Другой, обойдя его сзади, попытался атаковать. Воин тени уклонился, пронзив его в живот. Галл упал. Четверо оставшихся, с ужасом переглянулись. Арканит стоял неподвижно, внимательно смотря за их движениями. Еще два нападавших были сбиты и повержены точными и быстрыми ударами Сципия. Добить последних, было уже несложно.
  Разобравшись с пленными командир увидел ужасную картину, которая привела его в ярость. Марцелий и Маркулан по приказу Аркатрака, пытались отделить головы генерала и его центуриона от тел и насадить их на колы. Подойдя к арканитам, совершавших свое злодеяния над павшими воинами, он резко с силой оттолкнул их, нанеся удары в грудь и живот. Арканиты, рухнули на землю. Хрипя от боли, с недоумением посмотрели на Сципия.
  - Это воины Рима! Плохие или хорошие, не нам решать. Они сражались за нашу страну. Я, не позволю, так над ними глумиться, - помогая встать своим воинам, сказал командир.
  В свои 27 лет, Сципий, впервые задумался о правильности принятого решения консулами, убить военного трибуна Максимуса? Правильно ли, вообще убивать своих же воинов, которые верой и правдой служат республике? Многие из легионеров римские граждане такие же, как и он.
  - Господин, если мы это не сделаем, легионеры которые идут сюда не поверят, что это сделали Галлы. Ты, прекрасно знаешь, как они поступают с нашими воинами. Я понимаю тебя, но этого требует от нас обстоятельства. Чувства которые переполняют нас будут нам дорого стоить. К тому же не забывай, возможно, где-то рядом "наблюдатель". Я думаю он не оставит этот факт без внимания и доложит консулам - подходя к командиру, сказал Аркатрак.
  Командир посмотрел на него. "Эмоции - не позволительная роскошь, для арканита. Хочешь умереть- дай им волю" - вспомнил он, слова своего учителя.
  Развернувшись в сторону склона, махнув рукой, сказал:
  - Продолжайте...
  Марцелий и Маркулан, отряхнувшись, приступили к мерзкому деянию.
  По обоим склонам и на дороге арканиты собирали ценные вещи, свое оружие и все то, что их могло выдать, заодно, раскидывая оружие местных племен Галлов.Сципий внимательно оглядел всех. Чувство тревоги и чужого присутствия не покидало его.
  "Что -то не так..., что-то здесь не так"-думал он про себя.
  Внезапно его осенило.
  "А "наблюдатель" умен"- сделав вывод, подозвал к себе Аркатрака.
  - Слушаю, господин.
  -Ты ничего странного не заметил? Не оглядывайся.
  - Да вроде нет, командир. Все в порядке. Но время поджимает. Надо поторапливаться.
  - Осмотрись вокруг, только незаметно. Нас всего сколько - восемнадцать, а сейчас? Считай.
  - ... Девятнадцать. Среди нас "наблюдатель", господин.
  Помощник подобрав с земли стрелу, продолжил:
  - Но как его вычислить, чтобы не спугнуть? Все в одинаковой форме и масках.
  - Над этим я сейчас и думаю - сказал Сципий, погрузившись в свои мысли.
  "Так, на левом склоне трое, собирают оружие. Переговариваются между собой, значит, свои. Чуть поодаль от них здоровяк Марцелий, его ни с кем не перепутаешь. Внизу, перевязанный Октавиус. На дороге, рядом с нами Агелада и Гектор, они все еще в форме разведчиков Максимуса. Далее, возле повозки генерала - двое. Разминающий свое травмированное плечо, - это Мелетий. К нему подошел... Кто? Разговаривают, смеются. Ну конечно, - это Эпей, только он любитель пошутить. Вдалеке, возле поваленных деревьев, арканит, добивает раненых. Судя по походке, это Юстиан или Зенон. Но я могу и ошибаться. На правом склоне семь арканитов. Двое на самом верху разбрасывают оружие Галлов, мечи на поясе у Ромула. Второй - Кастул. Эти друзья всегда вместе. Ниже по склону пятеро арканитов собирают метательные ножи. Все спокойные, никто не оглядывается. Один из них подошел к месту, где Сципий находился в засаде перед нападением. Поднял две стрелы и положил их в свой колчан. Пошел по склону, собирая их. Нет, это не "наблюдатель". Вот кто-то спускается по склону к дороге. Что-то ищет. Поднял два ножа. Осматривает их. Понятно, это Иллиан. Он сам для себя изготавливает ножи. Собирает свои. Кто же наблюдатель?" Мысли Сципия крутились в его голове не находя ответа.
  - Не могу определить кто "наблюдатель" -сказал тихо командир, Аркатраку.
  - Господин, я думаю он находится возле мертвых всадников, смотри, туда дальше за повозкой, - высказал свою догадку помощник.
  Взгляд Сципия снова упал на арканита, ходящего возле поваленных деревьев. Тот, добив всех раненых, разбрасывал оружие Галлов, оглядываясь вокруг.
  - Нет, это Зенон. Походка его. Осторожен, видать почувствовал присутствие "наблюдателя'".
  Командир вновь посмотрел на правый склон. Его взор остановился на арканите, собиравшем стрелы. Тот, опустившись перед убитым легионером, скинув лук, начал внимательно обыскивать погибшего воина, держа стрелы в руке. Сципий обратил внимание на них.
  "Стоп... Вспомнил. Перья его стрел белые. Как и у нас всех. Когда он подходил к месту, где я был в засаде, то поднял стрелу с красными перьями, положил её в колчан, спрятанный под туникой, наполненный такими же. Это "наблюдатель". Во время боя наверное пустил стрелу в меня, но промахнулся. Я не заметил. Сейчас подобрал её, пытаясь скрыть свое присутствие". Все мгновенно прояснилось.
  - Я знаю, где он. Сзади меня наверху, находится ближе всех к лесу. Возле мертвого воина. Делает вид, что собирает, а сам наблюдает за нами. Разделимся. Я пойду к повозке генерала и от нее начну подниматься, а ты начнешь медленно идти по склону, раздавая задачи. Дальше...
  - Я понял господин. Я знаю, как мы его поймаем.
  - Хорошо приступаем, - с этими словами командир пошел к повозке, изредка посматривая в сторону мнимого арканита.
  Подойдя к ней, он повернулся в сторону "наблюдателя". Когда тот успел достать лук и выстрелить, было непонятно? Стрела летела прямо на него. Если бы не молниеносная реакция Сципия, она вонзилась бы ему в горло, а так только чиркнула по нему, сняв кусок кожи.
  - "Наблюдатель"! - крикнул он и бегом помчался к нему.
  Происходящее не осталось незамечено арканитами. Они дружно помчались за ним. Ближе всех к нему находился Маргулан. Он почти настиг его и, вынув меч, попытался атаковать. Но "наблюдатель" сумел уйти от удара и выбить меч из его рук. Сильный удар ногой в грудь и арканит, кубарем полетел со склона.
  "Быстро, даже очень быстро разделался он с Маргуланом. Упустим", с этой мыслью Сципий достал лук и на ходу выпустил стрелу в спину "наблюдателя". Тот, ловко на бегу прокрутился вокруг себя, и стрела ушла мимо. "Как будто глаза на затылке имеет", удивился он.
  Забравшись на склон, наблюдатель скрылся в лесной чаще. Когда первый из арканитов поднялся наверх, "наблюдатель" на коне уже мчался прочь. Сципий поднял вверх кулак в знак о прекращении погони. Это было бесполезное занятие, к тому же времени оставалось совсем мало. Где- то рядом, в небе кружил орел. Песочные часы показывали, что времени почти нет.
  - Командир, надо уходить. Разведка легионеров с минуту на минуту будет здесь,- сказал Аркатрак.
  -Уходим!- отдал приказ арканитам, Сципий.
  Быстро подобрав свои оставшиеся вещи, воины тени ринулись в чащу к месту, где их ждали кони. К утру следующего дня они уже были возле "Вечного города".

* * *

  - Вынужден Вас здесь собрать и сообщить о трагедии, которая нас постигла - начал свою речь консул Гладиус, в овальном зале где заседают сенаторы, с места где принимаются судьбоносные решения для Римской республики и других государств.
  В зале воцарилась тишина.
  - Генерал Максимус направляясь в пятый легион был атакован Галлами. Две когорты и его верные телохранители приняли неравный бой с превосходящими силами. Судя по размаху нападения, атакующих, было очень много - около трехсот. Генерал Максимус, и его центурион Кладий, геройски погибли. Ни один легионер не проявил трусости. Все бились до последнего вздоха. К сожалению, никого в живых не осталось. Легионеры генерала погибли как настоящие герои. Галлы в спешке бежали, растеряв свое оружие, не успев вынести своих погибших, которых просто бросили. Им был нанесен существенный урон.
  - Эти звери должны ответить за свою дерзость - не сумев совладеть со своими эмоциями, крикнул сенатор Припониум.
  Волна возмущения захлестнула сенаторов.
  - Аннексия всего региона! Царя Галлов казнить! Весь его род закопать в землю! - раздавалось из сената.
  Подождав пока сенаторы утихли, Гладиус продолжил:
  - Мы всегда считали Галлов нашими союзниками. Не облагали их большой данью. Земли не трогали. Всегда готовы были прийти на помощь. Но они посмеялись над нами. Эта дерзкая выходка будит им дорого стоить.
   - У Рима только один союзник - легионы. Боги видят, что мы не хотели войны, но нас вынудили. Я думаю, у сенаторов нет сомнений в отправке пяти легионов общей численностью тридцать тысяч легионеров, наказать Галлов - дополнил Луций Эмилий Павел.
  - Какие тут могут быть сомнения, только римский меч сможет их заставить раскаяться в содеянном - громко произнес претор Марк Эмилий.
   Сенаторы начали вставать со своих мест, поднимая кулак вверх. Консулы вслед за сенаторами выполнили символичный жест. Единое одобрение вызывала у всех присутствующих волну высокого чувства патриотизма.
  - Прежде чем военную обстановку нам доложит консул Гней Сервилий Гемин, я попрошу удалиться всех, кроме сенаторов - произнес громко, консул Гладиус.
  Из зала начали выходить телохранители, почетные граждане Рима. Последними покинула зал охрана сената. Закрыв за собой дверь, они выстроившись вокруг здания, отойдя от него на 20 шагов.
  - Каждый кто осмелится приблизится к зданию будет считаться врагом Рима и будет казнен на месте!- оповестил командир охраны толпившихся вокруг сената людей.
  - Солдаты, обнажить мечи! - продолжил он, обращаясь к своим воинам.
  Сципий ожидавший аудиенции с консулами стоял не далеко от охраны сената и с интересом наблюдал за происходящим. Сейчас он простой ликтор.
Оценка: 4.86*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"