Михальчук Владимир: другие произведения.

Полный дом смерти (Ходжа-1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любители Глена Кука и его Гаррета могут бросать в меня камни. Но я не выдержал напора и в соавторстве с одним хорошим писателем таки начал писать фэнтезийный детектив. Кратко: в доме вельможной семьи, богатейших дворян Валибура, происходит серия странных убийств. Ходжу Наследи нанимают распутать это дело. Но все осложняется, едва в кабинете детектива убивают заказчика./// Глава от 09.06.2010г./// Все, писательский кризис преодолен) Пошла работа! Хоть и медленно...


   No Владимир Михальчук и еще кое-кто инкогнито
  

Полный дом смерти

(Частный детектив Ходжа)

  
   Посвящается всем друзьям, которые остались ими в трудную минуту.
   Моей замечательной жене, дочери и сыну.
   Знайте, что бы ни произошло - я всегда буду с вами. А книги останутся напоминанием.
   Также посвящается Глену Куку и его харизматическому Гаррету. Именно книги Глена Кука дернули меня написать что-то подобное. И уверяю вас, параллелей здесь нет, кроме того, что главный герой - детектив в фантастическом городе с мифическим антуражем.
   Да, кстати, с началом этой книги я торжественно обещаю таки бросить курить, помня все горести и беды, которые принесла мне эта презренная привычка.
  
   Читатели долгое время (смешно, но меньше трех месяцев) уговаривали меня написать о приключениях лисоборотня Ходжи Наследиева, легендарного старца из Валибура. Пришлось поддаться на уговоры. Но я буду не я, если дословно подчинюсь. Так родился тезка Наследиева - Ходжа Наследи, известный бабник, аскет (что невероятно!), трезвенник и ужасно нервный тип. Помимо периодических трактирных драк, в которых он наседает на выпивох с проповедями а-ля "одумайтесь", Наследи занимается частным сыском. Иногда получается, иногда не очень.
   Но главное, Ходжа постоянно ухитряется остаться в живых, сколько не роптал бы над этим его бедный автор. И даже неплохо зарабатывает...
  
  

Пролог

  

"Знакомство - весьма непредсказуемая вещь.

Никогда не знаешь, к чему оно приведет: к постели или к убийству"

Мата Хари

  
   Позвольте представиться. Ходжа Наследи, известный ценитель искусства и женской красоты. В свободное время занимаюсь сложным стихосложением. Неплохо рисую, в основном на физиономиях недружественно настроенных типов. В прошлом году стал вторым чемпионом по фехтованию и рукопашному бою среди юниоров.
   Как не слышали? Откуда вы упали, деточка? Вы, наверняка, неместная. Да весь наш славный Валибур не меньше месяца гудел, перемывая косточки мне и моим победам.
   Не можете вспомнить? Вы не знаете, кто я такой?
   Тогда зачем полтора часа преследуете меня по запутанным переулкам?
   Понятно, шли по своим делам и совершенно случайно столкнулись в подворотне с "этим противным лисом, который не дает прохода".
   Нет уж, позвольте не поверить вашим словам. Глаза у меня пока на месте, клянусь своим хвостом! Если уж я заприметил слежку, то должен полюбопытствовать: какого облезлого рожна вам от меня нужно?
   Вот видите? Я даже выражаюсь стихами. Каково, а? Коряво? Согласен, эх. Не получается у меня с литературой и виршами.
   Простите, отвлекся. Вернемся к нашему чудному разговору под полной второй луной. Посмотрите, как прекрасны звезды над магическим куполом. Прямо так и тянет в лирику. Но не будем о ней. Зачем вы меня преследуете, красавица?
   Говорите, обознался... Что?! Еще извиняться перед вами?!
   Нет уж, дамочка, я профессиональный частный детектив, к тому же прошел не одну войну. Если говорю, что вы меня преследовали - так оно и есть. Скорее Следящий Колокол грохнется оземь, чем Ходжа окажется не прав!
   С этими словами я ухватил девицу за локоть и потащил в укромное местечко - за угол ближайшего дома. Там оказалось не слишком приятно: воняло крысами и прелыми отбросами, кажется, прошлогодними.
   Мы находились в небольшом переулке, звавшемся в народе Тропой Веселых Бочаров, между улицей Шестого Восстания Бардов и проспектом Хлипкого Мира. Левее возвышался купол Большого Цирка. Над ним помигивали колдовские литеры: "Заходи на представленье - девчонки просто загляденье". Со стороны театра доносились лихие музыкальные рапсодии. Там плясали обнаженные красотки, потрясая всем, чем только наделила их природа. Там торчали богатые негоцианты, промышляющие пушниной огненных коз. А еще там рекою лилось шампанское и прочие спиртные вещи, которые ненавижу всей душой.
   Большой Цирк громыхал чарующими руладами танго-стриптиза, веселились проститутки, хохотали богачи. А практически нищий детектив, у которого за прошлый месяц не нашлось и самого захудалого клиента, тискал какую-то девицу в подворотне.
   Позади, со стороны проспекта, послышались тяжелые шаги.
   - Что вы делаете? - слабо взвизгнула моя пленница.
   - Тихо, - моя ладонь зажала девушке рот. Свободной рукой я схватил ее за талию и прижал себе.
   Ничего так девочка, стройная. Возможно, слегка полновата в бедрах, но как по мне - самый раз.
   Она попыталась вырваться и - о, боги! - грохнула меня каблучком промеж ног.
   Пока я свирепо отдувался, сверкая глазами и мысленно изрыгая проклятия, мимо нашего убежища протопали двое громил. Один побольше второго, косая сажень в плечах и примерно такие же в поясе. Не то бандиты, не то работники частной охранной фирмы. Скорее всего, первое, потому как рожи слишком уж серьезные.
   Парочка остановилась всего в десятке шагов от подворотни. Они завертели головами, пытаясь определить: куда же делась девица в компании частного детектива?
   В другом конце проспекта Тропы Веселых Бочаров кто-то кашлянул и заворочался. Какой-то пьяница спешил домой, выписывая затейливые вензеля с помощью путающихся ног. За его спиной захлопнулась гостеприимная дверца гномьего паба. Сверкнули отблески горячего камина. Донеслись отрывки пьяных разговоров и приглушенная песенка довольно похабного толку.
   Посчитав, что забулдыга - это я, гориллы поспешили в том направлении. Подозреваю, бедняга получит хорошую взбучку, когда они поймут свою ошибку.
   Над улицей пронесся слабый ветерок, разметая груды мусора. По всей видимости, бочары, в чью честь повеличали переулок, не слишком отличались чистоплотностью. Из ближайшего окна высунулась толстая девица в полупрозрачном халате. Вопреки моим надеждам, она не принялась оголяться, а вывалила содержимое объемистой бадьи. Что-то звучно расплескалось по мостовой. Дохнуло первосортными помоями - любая крыса обзавидуется.
   - Кто это был? - мой вопрос, кажется, застал девицу врасплох.
   Она даже не сделала попыток освободиться из моих "дружелюбных" объятий.
   - Спасите, - прошептала прелестница и разрыдалась прямо у меня на плече.
   В этом мире есть немало вещей, которых я на дух не переношу. Одно из первых мест среди них занимают рыдающие женщины и обиженные детки.
   - Тихо-тихо, - я успокаивающе похлопал девушку по талии. Рука, совершенно случайно - хвостом клянусь! - опустилась пониже. Пальцы скользнули по выпуклым бедрам. Мне похорошело. - Попытайтесь все объяснить.
   - Меня хотят убить... - заговорщицким тоном сообщила девица, заглядывая мне в глаза. - Помогите...
   Великие боги а также Священный Воинский Устав, если бы все цитаты "меня хотят убить", услышанные мною за всю жизнь, конвертировать в золото, я стал бы самым богатым обитателем этого города. Впрочем, слова довольно редко превращаются в драгоценные металлы. Скорее они напоминают дерьмо. Потому не видеть мне богатства, как и второго явления Богини-Матери.
   - Предлагаю мне все рассказать, - довольно добродушно предложил я незнакомке. - Начните все сначала.
   - Здесь? - ужаснулась она.
   С некоторым сомнением я посмотрел на окружающую нас обстановку. Даже если отбросить некоторые детали в виде плесени на стенах, окоченелого трупа у сточной канавы и нестерпимой вони, местечко действительно неудачное.
   Пришлось тяжело вздохнуть и пригласить девицу к себе домой.
   Изображая праздную парочку, возвращающуюся с вечеринки, мы вышли на Бульвар Затейников. Здесь промышляют всякие шарлатаны, считающие себя новаторами в какой-либо деятельности. Бездомные скульпторы прижимаются к собственным творениям, которые стоят здесь едва ли не на каждом шагу. Обилие многоруких статуй, причудливой формы и разнообразных размеров, привлекает многочисленных туристов - посмотреть на "яркие светила современности" нашего города.
   Тут проживает немалое количество всяких сумасшедших. Архитектор, построивший "дворец наоборот" и чудом избежавший казни; алхимик Бумас, сжегший три квартала с помощью новоизобретенной МВС, машины всеобщего счастья (агрегат незамедлительно забрали военные, а Бумаса решили посадить, да не нашли); Лиловый Гарри, который придумал, по-моему, самую толковую вещь - вечный самоочищающийся носовой платок; эта находка полностью разрушила несколько фабрик, изготовлявших одноразовые салфетки, потому Лиловому затейнику пришлось искать пристанище среди новаторов-полудурков, спасаясь от наемных убийц. В общем, Бульвар Затейников может похвастать одновременно самыми толковыми и самыми бесполезными вещами в мире. А также их изобретателями.
   Многочисленные торговцы диковинками, конструкторы, рационализаторы и безработные маги-экспериментаторы провожали нас скучающими взглядами. Скромной одеждой мы не привлекали особого внимания. Только один неоперившийся парнишка, не удосужившись оценить скудность нашего капитала, попытался всучить нам "экспериментальный образец дефекатора". Что это такое я не спросил, наверняка невероятная мерзость. Молча отодвинул несмышленыша в сторону и повлек за собой ночную незнакомку.
   К великому сожалению или к счастью, Валибур оценивает жителей по одежке. Также в цене качество золоченых карет или фитильмобилей, количество спален в загородном коттедже и, конечно же, наличие самого коттеджа где-нибудь на границе с Княжеством Хаоса. Если же ты обычный частный сыщик и одеваешься не у портного Брусля, уличный торговец никогда не возьмет тебя в оборот. Закон городской природы.
   Свернув направо и миновав улицу Одинокой Повстанки, я подвел девицу к своему дому. В то же время убедился, что хвоста за нами не наблюдается. Это слегка приподняло мне настроение.
  
  

1

Я берусь за ваше дело

  
   В моей квартире всего одна спальня. Это вам не загородный домик какого-нибудь политика. Если быть откровенным, то и комната всего одна, не считая маленькой кухни и прихожей с коридорчиком. Удобства, кстати говоря, направо по балкону. Мне приходится довольствоваться ими на пару с соседом по этажу - работником Горморга. Мой стыд и срам довершается тем, что квартира не моя. "Арендованное помещение под частный бизнес", как говорится в договоре с домоправителем Хайклом.
   Прямо на углу строения красуется черная надпись "Темным эльфам - темное пиво". Чуть ниже - "Смырть падонкам" на трольем наречии.
   Знал бы, кто пишет непотребности на стенах - уши бы оторвал. Хотя, по правде, надо отдать им должное за то, что не рисуют на моей двери. Боятся, видимо, грозного сыщика с "Карателем" упрощенной модели на поясе.
   Мы поднялись по невысокой винтовой лестнице. Я забренчал ключами и прошептал заветное слово, снимающее защитную магию. Не забыл также поглядывать украдкой на новую подругу. Мало ли что. Она ведь следила за мной, обезьяноподобные типы появились позднее.
   С душещипательным грохотом дверь поддалась под плечом. Тяжелая зараза, сразу мне приглянулась на ярмарке. Впрочем, в те времена я еще не догадывался, что дверюга живет собственной жизнью. Так и норовит придавить или оттолкнуть, зараза!
   Давно несмазанные петли сообщили миру все то, о чем они думают на тему моей персоны. Монструозный доводчик-пружина смачно взвизгнул, сокращаясь. И наподдал слегка девице под... э-э-э, ну в общем, ясно.
   На какое-то время коридор погрузился во тьму. Где-то за стенкой у соседей прокуковали настенные часы. Сокрушенно посетовали пружины старого дивана. Это сосед, Рохля Пивский - работник городского морга - повернулся с левого бока на правый.
   - Что это? - спросила посетительница.
   - Стены тонкие, - ответил я, пожимая плечами.
   - Ощущение, что по соседству у вас живет корова.
   - Всего лишь давний друг, - вздохнул я и переключился на другую тему. - Три часа первого утра. Приличные люди и оборотни давно по домам все дрыхнут. А мы тут блуждаем в потемках.
   С этими словами я очутился в коридоре. Девица прошла следом за мной и поскользнулась на пороге. Схватилась за меня, проворчала что-то нелестное.
   - Боюсь темноты, - сказала она.
   Испугавшись непроницаемой тьмы (в коридоре окон не имеется), девушка прильнула ко мне. Я сделал вид, что безуспешно шарю по стене, выискивая рычажок выключателя. К своему стыду признаюсь, что он лежал под моим указательным пальцем.
   Понаслаждавшись теплотой и запахом ее волос, я с сожалением включил-таки свет. Игнорируя завалы разнообразных картонных коробок, высокие стеллажи полицейских дел и вязанки ржавого оружия на полу, мы прошли в кабинет.
   Моя конторка одновременно служит и спальней, и местом для решения дел. Кроватью пользоваться не люблю: громоздкая вещь, к тому же занимает много места. Предпочитаю легкий сон на мягкой шкуре бастарка. Вон она - раскинулась зеленоватым пятном у западной стены.
   Северную стену, до потолка, подпирает тяжелый платяной шкаф, доверху набитый всяческими бумагами. Рядом прислонился величественный стол, покрытый алым сукном, - единственная вещь, которую оставил мне отец. На столешнице нестройными рядами лежат стопки тех же бумаг, пепельница в форме собачьего черепа, облезлая лампа, осколок Зерцала Душ, исполняющий обязанности экрана мозгомпьютера; парочка немытых тарелок с остатками завтрака, наполовину пустая (или полная, когда у меня хорошее настроение) бутылка минеральной воды с накренившимся железным сифоном; целая туча ручек-карандашей-резинок в бронзовой подставке.
   В общем, вот и все убранство кабинета. Ах да, еще картины с изображениями родителей.
   На левой, которая побольше, величественно выпячивает увешенную орденами грудь мой знаменитый отец. Он устало смотрит на своего отпрыска, словно говорит: чего ж ты меня так позоришь, сынок? На второй картине - мама. Она улыбается из-под накинутого черного капюшона. Как и папа, мать желает мне только лучшего, насколько могут желать некроманты.
   Еще одну стену занимает громадное трехстворчатое окно. Как и всегда, слегка приоткрыта форточка. Ночная прохлада врывается в комнату, шевелит жухлыми листиками фикуса, носится под потолком.
   Внутреннее убранство моей "спальни" всегда однообразно и статично. Редко что-то меняется.
   Оценив обстановку, девица презрительно скривилась и рухнула в мягкое кресло для посетителей. При этом я заметил, что она внимательно убедилась в отсутствии пыли на нем.
   Из богатых, стало быть, девочка, даром что в простеньком платьице. Вероятно, из дворян или наследница купеческой семьи. Это повышает мой гонорар до умопомрачительных высот.
   - Сначала поговорим о финансах, - заявил я с ходу, усаживаясь в любимое кресло из лакированного тиса.
   Девушка воззрилась на меня так, будто бы попала в кабинет не к детективу, а ко второсортному людоеду с гнилыми клыками.
   - Извольте поинтересоваться, - спросил я вкрадчиво. - У вас деньги в наличии? Забесплатно никому не помогаю.
   Меня одарили пламенным взглядом. Таким, что будь я деревяшкой, тут же вспыхнул бы от стыда. Шкурой почувствовал, что между нами происходит безмолвный диалог.
   "Вы не поможете мне, такой несчастной и обиженной?"
   "Нет".
   "Но ведь я в смертельной опасности!"
   "Это удваивает мой гонорар".
   "Но..."
   "Нет!"
   Внеся меня в каталог распоследних подлецов и хамов, девушка блеснула глазами. По всей видимости, мне придется провести эту ночь в холодной постели. Плакали надежды на пылкую страсть и сладкую возню до утра. Хотя, лучше быть неудовлетворенным в постельном плане, чем голодным и бездомным (за квартиру ведь надо платить, а у меня в кармане лишь несколько монет).
   Немного повозившись с широкими лацканами - или как это называется у женщин? - платья, гостья бросила на стол небольшой мешочек. Что-то приятно звякнуло, но я пока не проявил интереса.
   Мне занимала совершенно другая картина. Разворошенная одежда повела себя самостоятельно, и девушка не сразу смогла ее утихомирить. Воротник серенького женского камзола, и все что пониже, распахнулись. Я на некоторое время застыл в приятной истоме. Грудь у девушки оказалась высшего класса. Такой, что просто ах!
   - С вас портреты рисовать, - кажется, мой неуклюжий комплимент подействовал.
   Переведя взгляд с мешочка на столе, девица посмотрела на меня и слабо улыбнулась.
   - Даже не думайте, - фыркнула она, - что я стану расплачиваться с вами на манер уличной девки.
   - Ни в коем случае! - отрицательно вскричал некий возбужденный детектив. - Фирма работает исключительно за деньги.
   Чтобы скрыть неловкость, я раскрыл кошелечек и запустил туда пальцы.
   Негусто. Чуть больше того, чтобы покрыть расходы за неделю частного сыска. Впрочем, у посетительницы может быть настолько легкое дело, что мой мощнейший интеллект распутает его за считанные дни. Хотя, скажу честно, такого еще не случалось.
   - Работаю шесть дней, - сказал я поспешно, ловким движением забрасывая мешочек в утробу письменного стола. - Более - придется доплатить.
   - У меня ощущение, что нанимаю какого-то альфонса, а не частного детектива, - посетовала девица.
   - У вас богатый опыт по этой части? - слукавил я. - Впрочем, между проститутками мужского пола и сыщиками не так уж и много различий. Единственное, что точно нас различает - мозги.
   Бледное личико девушки залилось яркой краской. Буду знать на будущее: чтобы привести женщину в чувство и придать ей розовый вид - нахами побольше или удумай что-нибудь саркастичное.
   - Опыта нет... - пробормотала гостья, которая после взноса в благотворительный фонд на нужды Ходжи Наследи стала полноправной моей клиенткой. - Я не...
   - Ну будет! - беспечно махнул я рукой. - Каждый имеет право на маленькие тайны.
   Девица что-то пискнула и покраснела еще больше.
   - Но давайте же к делу, - я убедился, что вывел ее из состояния пугливой депрессии. Куда только слезы девались?
   Женщины вообще удивительные существа. Их нрав и настроение меняются чаще, чем погода над Валибуром. А, надо отметить, валибурские синоптики едва не ежедневно кончают жизнь самоубийством, безуспешно пытаясь предсказать очередной фортель атмосферных явлений.
   - Для начала, как вас зовут?
   - Мария бель-ал Сепио, - начала она.
   Что-то в памяти заворочалось, подсовывая факты. Если я не ошибался, дворянская фамилия Сепио кружилась совсем рядом с домом бессмертного Мэра. Это означало, что по завершению операции мне может улыбнуться удача. Клянусь хвостом, но я заставлю девицу заплатить по тройному тарифу!
   - Все началось с того, что умер мой брат, - продолжила Мария. - Его убили, размозжив голову тяжелой керамической вазой для цветов.
   - Вес этой вазы? - деловито поинтересовался я. - Растения в вазе были? Земля или какая-либо жидкость?
   Гостья недоумевающе посмотрела на меня. Пришлось объяснить:
   - Примерно зная вес орудия убийства можно определить, насколько силен убийца. Это может сузить круг подозреваемых.
   Мария кивнула и поведала, что "орудие", до того как превратиться в черепки, весило около трех сотен килограмм.
   - Да это же целая кадка, а не ваза! - присвистнул я. - У вас в доме за последнее время появлялись какие-нибудь мускулистые дядьки? Или кто-то из родственников, размерами с детеныша бастарка?
   Девушка отрицала.
   Я привычно пощелкал ногтями по столешнице и обратился в слух. Пока она болтала, не опуская подробностей, я предположил, что работал наемный убийца. Богатые люди, оборотни или демоны редко убивают своими руками. Скорее всего, заплатили кому-нибудь из Гильдии Смертоносцев.
   - Потом убили повара, - всхлипнула девушка. - А за ним еще и пажа...
   На этих словах она разрыдалась и уткнулась лицом в ладони.
   Сцена выглядела довольно правдивой, потому я не стал успокаивать Марию.
   Оказалось, что каждого, кто принадлежал к дому бель-ал Сепио, убили особо изощренным способом. Повар утопился с кипятке, когда готовил ужин. На пажа свалился древний бронзовый доспех, сломав тому шею.
   - За две недели до этого Кузина Сельвия выбросилась из окна. Причем она пятнадцать минут провисела на приоткрытой створке.
   - Затем ее, конечно же, сдуло ветром, когда особо умные слуги открыли дверь в комнату. Не правда ли? - хмыкнул я.
   Мария округлила глаза. Это, видимо, значило, что мои невероятно глупые и шуточные слова попали в цель.
   - Как понимаю, все эти происшествия были обставлены как несчастный случай? - мой вопрос оказался уместным.
   - Ни единого доказательства, - бормотала, словно в трансе, посетительница. - Понимаете?
   - Проводилось расследование специалистами из Главного Управления? - я спросил, уже заранее зная ответ.
   Как и подозревал, полицейские не нашли ни остатков ауры, ни малейшего отпечатка пальцев. Свидетелей, конечно, тоже не оказалось.
   Каждое из случившихся в поместье бель-ал Сепио за последние недели убийств, просто кричало о суициде. Это настораживало. Неужели найдутся три дурака, почти одновременно решившие покончить с собой? Включая парня, перевернувшего на себя трехцентнеровую кадку и женщину, четверть часа взывающую о помощи, уцепившись ногтями в деревянную створку.
   Единственным исключением из "правила Сепио", как я его успел обозначить, являлась смерть второго помощника конюха. Парня банальным образом зарезали в драке. Это случилось в дешевой припортовой забегаловке "Мыс", куда я не заходил даже при свете дня. Вонючий притон для наркоманов и пьянчуг.
   - Перед убийствами случалось что-то важное? Что-нибудь, происшествие, которое могло толкнуть неизвестных на массовое убийство ваших близких? - При этом я не вспоминал, что из родных Мария потеряла только брата. Остальные жертвы просто работали слугами в доме бель-ал Сепио.
   - Папа решил продать наш дом, - подтвердила девушка. - Появился хороший покупатель, дававший нормальную цену за наш клочок болота. Это позволило бы выбраться из отцовских долгов и даже остаться в нашем престижном районе. Правда, в домике поменьше...
   - Сделка не состоялась? - именно в этот миг я понял, что разговариваю с трупом.
   Окно тихонько прозвенело, рассыпаясь мелкими осколками. В комнату ворвался холодный бриз, принесенный со стороны Черного озера.
   Я выругался, уже валяясь на полу и прикрываясь спинкой кресла как щитом. Всматриваясь в темноту, ничего не заметил. Клянусь своим хвостом, убийство в моем кабинете!
   На соседней крыше мелькнуло серое пятно. И тишина. Только с набережной доносились приглушенные выкрики поздних гуляк.
   Тучи рассеялись и вторая луна, Алая Амальгама, выбралась на небосклон. Окрестности залились розоватым свечением, что никак меня не порадовало.
   Крыша соседнего дома, на которой возвышались двухметровые магические буквы "Покупай только "У Дрыхла". Оружейный завод "У Дрыхла" - лучшие железки во всем Валибуре!", пустовала.
   Все правильно, убийца достиг своей цели и благополучно слинял.
   Опасаясь выстрела с улицы, я ползком добрался до кресла посетительницы. Она сидела слегка раздвинув ноги, но это меня уже не интересовало. Поднявшись, я попытался нащупать пульс на горле Марии. Он отсутствовал.
   - Стало быть, - вздохнул я, обращаясь к мертвой девушке, - перед нами действительно не ряд банальных самоубийств.
   Посетительница неподвижно скорчилась между подлокотниками, горестно уставившись на меня остекленевшими глазами. Взгляд уничижительно спрашивал: какой ты детектив, Ходжа Наследиев, если клиентов убивают прямиком у тебя в кабинете?
   - Хреновый, - тихо ответил я, доставая непочатую бутылку амброзиума. - Плохой я сыщик...
   В горле запершило от первого же глотка. Я закашлялся и отшвырнул бутылку о стену. Она жалобно прозвенела и разбилась чуть пониже картины с отцом. Брызги попали папе на китель, но кажется, он не особо обиделся.
   Пятна стали расползаться по красочному одеянию родителя. Одновременно с ними росло невероятной величины, угольно-черная клякса на моей репутации. Больше ко мне не придет ни один клиент. Кому захочется обращаться за помощью к специалисту, у которого под самым носом разделали заказчика?
   - Я разделаюсь с убийцей, - пообещал я в пустоту, играя желваками и сжимая кулаки.
   Затем обернулся и обратился к Марии:
   - Я берусь за ваше дело.
   Черное оперение короткой стрелы беспристрастно трепыхало на ветру, не соглашаясь со мной.
  
  

2

  

Немного истории

  
   - И как все это воспринимать? - спросила Юласия, придвигаясь ко мне.
   От близости мне стало не по себе. Я с трудом заглотнул немного воздуха и попытался не таращиться на прелести инспектора.
   Темные эльфы деловито сновали вокруг стула, снимая отпечатки пальцев и разыскивая следы от ауры. Короткая стрела, годная только для стрельбы из маленького спортивного лука, лежала на кусочке целлофана. Над ней колдовал дежурный магик, в надежде отыскать малейший след убийцы.
   Как и предполагалось, колдун ушел ни с чем. Он остановился на пороге и послал мне уничижительный взгляд. Мол, я знаю: это ты девицу убил, и не смей отрицать!
   Мне удалось показать ему оскорбительный жест. К моему удовольствию, больше никто этой проделки не заметил. Магик побагровел и вышел вон, сыпля вполне осязаемыми искрами из глаз. Он до сих пор озлоблен на меня, простак. Можно подумать, я виноват в том, что его жена недавно ночевала у меня, дважды в неделю. Я лично ее за хвост не тянул, эту выдроборотня. Надо было муженьку за нею приглядывать, а не хлестать пивко на ночных дежурствах. Мелкий детектив Ходжа Наследи здесь совершенно не при чем.
   - Прости, - обратился я к Юласии, - не расслышал последнего вопроса.
   - Ты всегда притворяешься глухим, едва тебе наступают на шестую конечность, - проворчала инспектор.
   - Не совсем, - я пожал плечами. - Когда мне прижимают хвост, я именно глохну. Полностью - особенности организма...
   - Знаю я твои особенности, - девушка презрительно смерила меня взглядом. - Только и знаешь, чтобы девок портить. Небось, эту тоже хотел в кровать затащить, да убийца помешал.
   Мысленно мне, конечно же, пришлось согласиться с Юласией. Клянусь хвостом, я бы не отказался увидеть золотистые волосы Марии бель-ал Сепио на моей подушке. От близости с инспектором тоже не отказался бы. Но, к сожалению, обе девушки оказались мне не по зубам. Одна из-за собственной смерти, а вторая - по причине полной неприязненности к моей персоне. Потому я начал отрицать:
   - Никогда не сплю со своими клиентами!
   - Ведь сам знаешь, что врешь, - пожурила меня Юласия.
   Теперь придется идти в театральный кружок. Там, говорят, можно научиться управлять своими эмоциями. А то госпожа инспектор читает по моему лицу, словно орк по глиняной табличке.
   - Внимательно слушаю, - мисс Полицейское Обаяние откинулась в кресле, уставившись на меня исподлобья. - Начинай мне врать.
   Мой взгляд скользнул по ее иссиня-черным локонам, по округлым плечикам с клыкастыми погонами на них. Пробежал по заманчивой выпуклости груди, мельком заметил золоченые нашивки на сером кителе. Затем обжегся о маленькую ручку, сжимающую рукоять табельного "Карателя".
   Я кашлянул и принялся рассказывать. Конечно же, мне удалось смолчать о некоторых подробностях. Зачем инспектору информация о том, что кто-то преследовал госпожу баль-ал Сепио? К тому же ей незачем быть в курсе, сколько денег мне заплатила покойная клиентка. Финансовые оборудки частного детектива являются сугубо личным делом и доступны только шакалам из Управления Налогов.
   - В общем, девушка даже не успела рассказать мне о цели своего прихода. Только дала полагающийся аванс и тут же умерла после встречи со стрелой.
   - Надо будет распустить слухи о том, - процедила Юласия, - что каждый, кто платит деньги частному сыщику (последние два слова она буквально выплюнула), умирают на месте. Пусть обращаются прямиком в Управление, а не к брехливым лисицам, выманивающим золото.
   - Делай, что хочешь, милая, - я наивно похлопал глазками, изображая почтение. - Моей репутации все равно не поможешь.
   Святые и правдивые слова. Разбираясь с несколькими последними делами, меня угораздило настолько глубоко вляпаться в удобрения, что никакой имиджмейкер не поможет. Что поделать? Такая профессия: роясь в отбросах обязательно ими запачкаешься.
   - Итак, ты даже не знаешь, зачем она к тебе пришла?
   - Совершенно не догадываюсь. Но собираюсь узнать. Завтра же приступаю к расследованию.
   Юласия помолчала немного, поджав губки. Так может делать только она - одновременно хмуриться и сногсшибательно выглядеть. Другой такое не под силу.
   Немного поглазев на картину моего отца, руководительница полицейского отделения слегка кивнула головой. Наверное, они с папой сговорились: будут заниматься разнообразными профанациями и поучениями бедного меня. Мол, брось ты эту дрянную работу и возвращайся на службу в Управление.
   Впрочем, девушка не выразила мысли вслух. Наверное потому, что картина никак не смогла бы поддержать ее словесно.
   Вместо читать мне нотации, Юласия похлопала себя по бедру. Очень заманчивому бедру, должен отметить.
   - Наследи, если я услышу, что ты недоговорил - пеняй на себя, - пригрозила госпожа инспектор. Она только спит и видит, чтобы насолить мне из-за старых грешков. - Не в твоих интересах мешать расследованию. Будь осторожен!
   Упрямая баба - когда-нибудь добьется своего, как добилась кресла начальника отдела.
   - Посадишь меня в каталажку? - хмыкнул я, совершенно не опасаясь угрозы.
   Некоторое время назад городская тюрьма стала мне родным домом. Я в те времена расследовал дело о кричащей камере. Надо отдать должное моим умениям, мне все же удалось распутать это дело. Причем погибло всего-то три человека. Можно сказать, успех для моей профессии.
   - Утоплю в ближайшей луже, - еще одна угроза. Надо бы запомнить. - Лучше расскажи мне все. Это поможет найти убийцу.
   - Знаешь, я ведь тоже заинтересован в его поимке, - в мыслях на самом деле мне виделся холодный труп, пронзенный острием моего "Карателя". Никто не посмеет убивать клиентов Ходжи Наследи! И, конечно же, паршивый киллер скорее ляжет костями где-нибудь в сточной канаве, чем будет хлебать тюремную баланду.
   - Ты точно все рассказал? - в голосе Юласии почти что просквозила нежность. Когда она вот так говорит, надо держать ухо востро. Не то успеет по черепушке заехать, пока не опомнился.
   - Да.
   - Придется тебе поверить, - пробормотала инспектор, меряя меня испытующим взглядом. По-моему, она так и не научилась мне доверять. А должна бы - ведь мы полгода были женаты. Кстати говоря, довольно счастливы вместе. Эх, если бы не та блондиночка с длинными ногами...
   Что-то сказав о "еще вернусь", Юласия растворилась за дверью в коридор. Темные эльфы погрузили убиенную Марию на тележку и вывезли из комнаты. Последним исчез ляп-фотограф, запечатлевший место преступления.
   В кабинете осталась вонь дешевого полицейского табака и влажное пятно на полу. Надо отдать тьмэльфам должное - убрали кровавые следы.
   Сквозь разбитое окно врывался холодный ветер. Бумаги на столе затрепетали, зазвенела маленькая стеклянная люстра под потолком.
   Я закурил, чтобы не слышать запаха казенных сигарет. Выпустил несколько колец дыма, стараясь метить в настольную лампу.
   Курение всегда приносит мне удовольствие и легкую эйфорию. Когда тело занимается рефлексивными затяжками горьковатого дыма, напрягаются мозги.
   Итак, что у нас имеется? Есть мертвая девушка, опасающаяся встречи с двумя парнями устрашающего вида. По всей видимости, эти двое являются первыми подозреваемыми как на роль убийцы в доме бель-ал Сепио, так и на роль проклятого киллера, стрелявшего в Марию. Надо будет узнать, на кого работает парочка. С ними будет легче всего - несмотря на то, что добрая половина города обладает широкими плечами и каменными челюстями, я заметил у одного из преследователей одну маленькую деталь. Ему явно недоставало левого уха. Такой молодчик всегда на виду и точно обладает каким-нибудь милым прозвищем наподобие "Безухий" или "Одноух".
   Дальше у нас целая серия непонятных убийств. Начинать необходимо с посещения дома бель-ал Сепио. Поговорю с жильцами. Возможно, нащупаю требуемую ниточку.
   В довершении ко всему придется посетить "Мыс", где зарезали помощника конюха. Да и в Управление, чтоб оно сгорело, надо заглянуть. Там точно хранятся сведения о драке в припортовой таверне.
   - Не пойти ли спать? - я отбросил ногой початую бутылку амброзиума. Со времени убийства я так и не выпил ни капли. Не люблю алкоголь и всячески его презираю. Другое дело - сигареты.
   Спать почему-то не хотелось. Дело не в том, что я не могу спокойно находиться в помещении, где недавно кого-то убили. Когда валибурская армия, в которой мне пришлось отмаршировать добрых двенадцать лет, находилась на поле боя, мы вперемешку дрыхли с трупами товарищей. Это закаляет.
   Сон не шел из-за нового дела. У меня всегда так. Мысли забиты каким-то дерьмом, мозг пытается найти малейшие зацепки в свеженьком деле. Но, шутка ли, какие могут быть детали в расследовании, если мне известно всего лишь несколько весьма расплывчатых фраз.
   Я встал из кресла и принялся наматывать круги по кабинету. Затем подошел к окну и обозрел окрестности.
   Черное озеро сверкало яркими огнями. На дальнем краю города вовсю порхали разноцветные фейерверки. Гномы и гремлины праздновали приход нового правителя, который, согласно легендам, должен навечно избавить Валибур от нашествий объединенных сил Хаоса и Дальних Кругов. Вот только неясно, этот самый гномьий правитель выиграет войну или отдаст мегаполис на поругание Княжеству Хаоса? Мне всегда нравилась расплывчатая трактовка древних легенд.
   В небе над Валибуром плавно скользил Следящий Колокол. Это одно из колдовских чудес Большого Мира.
   Изготовленный из чистого золота и, следовательно, нечувствительный к магии, колокольчик весит без малого четыре сотни тонн. Его вылили в те далекие времена, когда по этой земле бродили великие короли, а Валибуру не насчитывалось и тысячи лет.
   Уже тогда наш город постоянно подвергался опасности со стороны проклятых Дальних Кругов. Дело в том, что между демонами, как это частенько бывает, случился передел имущества. Многие правители демонского мира решили отделиться от основного Пекла, или как оно у них называется. В общем, хапнув частицу Вечного Огня, они вооружились своими котлами-вилами, и поперли на запад, бросив остальных рогачей прозябать у остывших костров. Конечно же, все душонки умерших жителей Большого Мира, беглецы прихватили с собой.
   Сговорившись с отцами-основателями Валибура, демоны построили под маленьким тогда мегаполисом свои Тринадцать Кругов. Они загнали пленные души вниз и устроились там поудобнее. В общем, все мы, обитатели города-государства, живем прямиком над настоящим адом. Да-да, Тринадцать Кругов находятся именно под нашими ногами.
   Оскорбленные бегством товарищей, остальные демоны, которые остались ни с чем, пустились в погоню. Они подняли громадную армию и попытались захватить Валибур. Под тем предлогом, якобы пришли вернуть себе человеческие души, полагающиеся им по праву. Подкупленные демонским золотом беглецов, валибурские оборотни указали пришельцам на ворота. Те, конечно же, не стерпели и пошли на штурм. Едва отбившись, горожане возвели крепкие стены и башенки магической защиты.
   Через несколько лет обитатели Дальних, то бишь истинных Кругов Ада, поняли, что штурмом нас не взять. Силенок оказалось маловато. Пришлось демонам просить подкрепления в Княжестве Хаоса. Великий Князь тоже поглядывал на Валибур не без интереса. В наших владениях находились, во-первых, несметные залежи золота, а во-вторых, красивей женщин, чем среди оборотней и вампиров, не найти во всем Большом Мире.
   Образовались ОСХДК, объединенные силы Хаоса и Дальних Кругов. Они едва не разрушили город, но были отброшены беженцами-гномами. Кстати говоря, гномы также даровали горожанам идею "Карателей" - легендарного магического полиморфоружия, способного менять свои черты и характеристики.
   Со временем Валибур разросся до невероятных размеров. Стены расширялись и ползли ввысь вместе с городом, но жителей все равно не хватало, чтобы оборонять бесконечный периметр стен. Купол магической защиты не смог бы справиться, если бы на него внезапно обрушились с нескольких сторон. Дважды войскам ОСХДК удавалось пробиться сквозь оборонные сооружения и дойти почти до самого центра города. Из-за невероятно большой территории Валибур оказался не в состоянии следить за своей исполинской тушей.
   Поскольку набеги объединенных сил продолжались, жители решили найти идеальный вариант защиты. Все проблемы исходили из того, что вражеская армия всегда подходила незамеченной и ударяла сразу по нескольким местам. Уследить за ней оказалось невозможным. Мобильные духи и дрессированные пси-мухи, которых посылали в разведку, успешно уничтожались захватчиками. Необходимо было придумать что-то такое... В общем, некий агрегат, способный следить за периметром города.
   Скинувшись с дому по нитке, валибурцы подкупили одного безработного бога. Он смилостивился на молитвы и золото и создал Следящий Колокол. Воспарив над городом и находясь в самом его центре, циклопическое строение позволяло наблюдать за всеми подступами к Валибуру.
   Помимо бессмертного магического наблюдателя, обитающего в этом колокольчике-переростке, каждый день, посменно, там дежурит отряд городского патруля. Поскольку телепорт-магия в Колоколе не действует, служивые карабкаются туда по длинной веревке, другим концом привязанной к башенке Мэрии. Народ игриво шутит, говаривая, что Мэр свысока наблюдает за своими подданными.
   Возможно, это правда. Бессмертный правитель Дамнтудес посматривает за городом, поднявшись по канату. Но это не мешает многочисленным злодеям, грабителям, ворам и убийцам подло свершать не менее многочисленные преступления. Зато позволяет мне не умереть с голоду, расправляясь со всеми этими злодеями, грабителями и далее по списку.
   Кстати, о преступниках. И как я раньше не додумался до столь простого действия? Полицейские, конечно же, не удосужились проверить место, с которого предположительно стреляли по окнам моего кабинета. Им важно покопаться в моей квартире, где непосредственно случилось преступление. А раз в моем жилище не обнаружены отпечатки пальцев и ауры, значит убийца - профи. Стало быть, он старательно позаботился о чистоте "рабочего места".
   Но я не полицейский. Мне платят именно за то, чтобы сунулся в такие дыры, куда ни один уважаемый сержант-лейтенант не полезет. А вдруг и найдется что-либо интересное?
   Поглазев немного на золотую громадину Следящего Колокола в небе, я накинул куртку и покинул свое жилище. С конкретной целью - исследовать крышу ближайшего дома. Возможно, убийца оставил там свои следы.
  
  

3

  

Первая улика

  
   Старый привратник никогда не отличался ни особым умом, ни толерантностью к моей персоне. Как и всегда, он трубно высморкался в одноразовую салфетку и отшвырнул ее в урну. Конечно же, не попал. Скомканная бумажка с тихим хлопком приземлилась на лестницу, как раз у меня под ногами. Не удивлюсь, если старый хрыч целился именно в меня. Впрочем, недоказуемо.
   - А ты радушен как в лучшие дни, - поздоровался я с Теодорусом. Несмотря на имечко, которое говорило о принадлежности привратника к высокородным магикам, старик колдовством совершенно не владел. Пропил за долгие годы служения на фронте. - Радикулит не беспокоит?
   Когда-то эта груда дряхлой одежды действительно кое-что соображала в магии. Во время очередной войны, не упомнить даже, которой по счету, дед возглавлял боевое отделение стихийных магов. Да-да, из тех самых, которые вызывают дождь и могут швырнуться в вас молнией.
   Будучи на разведке, магики углядели целый караван под охраной двух сотен демонов Хаоса. Логично предположив, что такое количество народа не может охранять, скажем, запасы хлопка, Теодорус бросил магов в атаку. Ясное дело, закружились вихри, многие демоны превратились в безмолвные глыбищи льда. Когда прошла буря, и ливень смыл ошметки подданных Великого Князя Хаоса, магики с удовлетворением принялись за разграбление каравана. Конечно же, чихать они хотели на закон о передаче военных трофеев в собственность государства.
   Бойцы приятно удивились захваченному товару. Вопреки ожиданиям, в крепких дубовых повозках оказались не золото или оружие. Ровно тридцать бочонков крепленого вина с эмблемой Княжеских Сомелье.
   Невероятно! Именно так подумали магики, возомнившие, что захватили принадлежащее Князю Хаоса спиртное.
   Как и следовало ожидать, весь отряд Теодоруса обратно в город не возвратился. Довольные гении стихий трое суток подряд уничтожали запасы отменного вина. И не собирались попадаться на глаза начальству до тех пор, пока не загудит последняя пустая бочка.
   Их нашли через неделю, всех восьмерых. Могущественные колдуны валялись, где попало, среди раздолбанных молниями телег и груд поврежденных бочонков. От нечего делать безжизненные тела дезертиров заперли в тюрьме.
   Когда магики пришли в себя, очнувшись в Скале-под-Небом, оказалось, что все они лишились колдовского дара.
   Лишь потом, через шесть недель, когда валибурцам удалось перехватить послание от Князя Хаоса, все узнали правду.
   Оказалось, что бочонки были до отказа залиты отравленным вином. Спиртное предназначалось для нашего командования. Его собирались подсунуть нам как военный трофей, трезво поразмыслив, что ни одна бочка не двинется дальше какого-нибудь хват-генерала. Солдатам, конечно же, не дали бы попробовать отменного винца.
   Гремучую смесь Хаоса приготовили так, что она играючи убила бы любого смертного, демона или даже оборотня. Магики же отделались лишь легким испугом и полным лишением магических сил.
   Прослышав про "злодеяние" разведчиков, командование расчувствовалось. Каждому пострадавшему пожаловали медаль "за отважное служение Отчизне" и освободили из-под стражи. Еще бы, ведь доблестные воины спасли хват-генералов, не пощадив живота своего.
   Потерявшие силу магики в итоге оказались ни на что не годными. Работать они не умели, к рукопашной схватке их тоже никто не учил. Подчиненные во главе с Теодорусом уволились на пенсию как инвалиды войны и быстренько скатились на самое дно валибурского общества. К своему изумлению они прочувствовали, что вино из Хаоса сделало их неисправимыми алкоголиками.
   Из славной восьмерки половина отдала концы на дне канав. Еще двоих застрелили при попытке ограбления таверны. Теодорус и еще один малоизвестный магик превратились в дряхлых развалин с трясущимися руками и безудержной жаждой к спиртному.
   По-моему, очередное доказательство того, что алкоголь невероятно вреден для здоровья.
   Вы только посмотрите на бывшего колдуна. Дрожит, роняет сопли, челюсть не держится на месте.
   - Что, уважаемый Теодорчик, - попытался я пошутить, - небось опять всю пенсию на пивко истратил?
   Старик прожег меня взглядом мутных очей. Он никак не мог простить того, что когда-то я бросил за решетку его собутыльника. Впрочем, ожидающий нас разговор не имел к этому никакого отношения.
   В Валибуре существует весьма интересный закон. Для укрепления общественного порядка и уменьшения количества преступлений, как сказано в сборнике для правоведов, каждый дом в городской черте запирается на ночное время. От часа ночи и до шести часов первоутрия охранникам и привратникам запрещается впускать в дома кого-либо из посторонних. Даже полицейские не могут проникнуть в частное жилище без надлежащего ордера от Прокуратуры или Мэрии. Право на вход имеют исключительно жильцы. Ходить в гости в ночное время - табу. Вот так.
   Сейчас мена ожидал длительный диалог и тяжелое препирательство со стариком. Он должен всячески воспрещать мне войти, а мне надлежит его обмануть или же подкупить.
   - Чего приперся? - проворчало нетрезвое чудо. - Ты не здесь живешь. Убирайся вон...
   Договорить он не успел, потому как в моей руке внезапно блеснула бутылка. Слабый ликер из отцовских запасов, к которым я прикасаюсь только при появлении богатых посетителей. Весьма недешевое удовольствие, хочу отметить. Но на более простую выпивку у меня не нашлось сил. Это же пришлось бы переться в ближайший магимаркет, а до него не меньше трех кварталов ходу. В общем, выбрал наиболее простую бутылку, да и пожаловал к соседу.
   - А где же мне еще жить по-твоему?
   Идиотский вопрос, конечно. Но с выпивохами такое проходит.
   Дед напрягся, чувствуя подвох. Меня он совершенно не замечал - его занимала бутылка в моей ладони.
   - Что-то я тебя никогда в подъезде не видел, - прокаркал старик. - Ты не здесь живешь.
   Да уж, мозги настолько залил, что бессовестно повторяется.
   - Представь себе, что ты слепой - потому меня и не видал. На самом деле я живу именно в этом замечательном доме с расписанным матерными словами фасадом.
   - Чего тебе надо? - старик задал вопрос, по-прежнему не отводя глаз от драгоценного сосуда.
   - Хочу пройти к себе домой.
   - Ты не здесь... - древнюю пластинку намертво заело.
   - Держи бутылку, а я пройду себе внутрь.
   - Предположим, я слеп, - судя по тону, старичок поддался - пальцы потянулись к ликеру. Но Теодорус все равно не хотел уступать - хотя бы для важности. - Но твоего имени нет на табличках квартир.
   - Как же слепой может видеть таблички?
   С этими словами я сунул бутылку в дрожащие длани старика и проскользнул мимо него.
   Следом донеслось оглушительное бульканье и удовлетворительный вздох. Чуть позже по мостовой зазвенел пустой сосуд. И как ему не стыдно переводить такой драгоценный продукт?
   - Кто там? - сонно поинтересовались из дежурки.
   Все правильно, каждый дом в Валибуре охраняют по меньшей мере двое охранников.
   - Опять, видать, к Марьюхе пришли, - ответил Теодорус. - Та еще баба...
   - И сколько же в нее мужиков влезает? - не менее сонно поддержали изнутри привратницкой. - Совсем стыд потеряла на старости лет.
   - Ага, - хохотнул старик. - Ненасытная...
   Я не вслушивался и нырнул в полутемный коридор. В спину мне бормотали что-то вроде "через полчаса его вытурю, а потом и сам пойду. Не убудет".
   Куда собирался полезать бывший магик, меня не интересовало. Наверное, проживающая здесь Марьюха - та еще занимательная особа.
   Я быстрыми шагами преодолел вонючее помещение, на двери которого кто-то криво и неграмотно изобразил "падсобка". Перешагнул через похрапывающее тело одного из жильцов. Бедняга так умаялся в таверне, что не успел добраться до жилища. От него несло дешевым пивом и не менее дешевой травкой. Заработался...
   Прозвенев ржавым ведром, в которое умудрился вступить, я вылез на крышу. Позади остались три запыленных пролета лестницы с облеванными перилами. Стараясь ни к чему не прикасаться (крыша выглядела такой же запятнанной, как и лестница), я остановился на ровной черепице.
   Передо мной в зеркальном отображении поблескивала реклама оружейного завода. Потрескивал магенератор, от которого она питалась. С улицы доносились пьяные вопли. Кажется, там начиналась драка - обычное происшествие для Валибура в ночное и дневное время суток.
   Что-то заставило меня остановиться на самом краю. В сантиметре от мысков моих сапог открывалась уличная бездна. В тридцати метрах, на самой глубине копошились несколько вампиров. Кажется, они поймали мышь и никак не могли ее разделить. На шум, конечно же, никто и не подумал выйти. Несколько окон мелькнули занавесками, проявляя некоторый интерес жильцов. Убедившись, что на дворе не началась очередная атака войск Хаоса, невидимые хозяева квартир отправлялись обратно в постели. Мне даже почудилось, как кто-то в сердцах сказал: "опять кровососы дерутся, чтоб им...".
   На втором этаже строения, где я имею несчастье проживать, сияло громадное окно с разбитой створкой. Мой любимый кабинет, будь он сегодня проклят навеки. Света настольной лампы оказалось достаточно, чтобы рассмотреть весь интерьер. Шкаф, тумбочка, письменный стол и даже кусочек шкуры бастарка.
   Я смачно выругался и хлопнул себя по бедру. Надо же, попался как последний кретин. Самый тупой злоумышленник в любой момент мог продырявить мне башку. Выстрелить из этого самого места. И спокойно бежать себе мимо пьяного старикашки.
   А я торчу в этой квартире не меньше года и никогда не задумывался о своей безопасности. Думал, поставлю себе крутую дверь и никогда не узнаю проблем. Вот вам и результат - мертвая клиентка, пришпиленная стрелой к спинке кресла для посетителей.
   Под парапетом что-то темнело. Я наклонился и не поверил своему везению.
   Лук! Маленький, сборный. Сделан, что удивительно, из железного дерева. То есть довольно прочный и легок в использовании. Только стрелять научись - и вперед. Иди пулять прелестных дамочек с немалым состоянием.
   Пальнул, естественно, снайпер. Хотя и я не смог бы промахнуться с такой дистанции. Тут не больше двадцати-двадцати пяти метров.
   Мозгомпьютер запищал и легонько ударил током меня в запястье. Все ясно, уловил четкий след от ауры убийцы.
   - Повезло, - пробормотал я, рассеянно взвешивая лук. Не успел за дело взяться, как тут же поймал первую улику. Если так будет продолжаться и дальше, то преступление мне удастся раскрыть не позже второго утра. Надо только забежать к знакомому эксперту в ГУпНИКИС - он точно определит, кто стрелял из этого изогнутого орудия.
   Моя радость продлилась недолго. Как только я сделал шаг назад, что-то рухнуло на голову. С такой силой, что звезды вдруг сорвались с небосклона и закружились перед вытаращенными зенками.
   - ...ть, - успел выговорить я и тут же нырнул в пучину неизвестности.
  
  

4

  

Полиция

  
   Веко никак не желало открываться. Впрочем, закрыться до конца оно тоже не хотело. Я лежал с полуприкрытыми глазами, пялясь в бездонное небо.
   Восход уже проклюнулся из-за туч. Над горизонтом поднималось первое светило Большого Мира. Окрестности медленно озарялись несмелыми бирюзовыми и ярко-синими цветами солнца. Туманная дымка Восточных Болот лениво колебалась, рассеченная косыми первоутренними лучами. Светло-изумрудный оттенок магической защиты сменился бежевым. Ближайшие башенки охраны загрохотали, опускаясь под землю - отправились на Тринадцать Кругов, чтобы пополнить боевой магозапас.
   Первая попытка подняться не увенчалась успехом. Зато живой - могло статься и что-нибудь менее приятное. Например, меня бы убили. Сомневаюсь, что в этом случае я поднялся бы когда-либо вообще.
   Весьма довольный тем, что не отдал концы, я повторно попробовал встать. Не удалось.
   Затылок лишь едва приподнялся над поверхностью крыши и тут же с грохотом опустился обратно. Голова не просто отдала болью. Она от боли заорала, причем моим же хрипловатым голосом. От виска к виску словно бы ударила молния. Перед глазами потемнело, отчего мне стало капельку легче.
   - Не завидую пьющим, - пробормотал я, с трудом поворачиваясь на бок. - Кажется, именно так должно бы выглядеть похмелье.
   Мое озябшее тело покоилось на той самой крыше, что и ночью. Меня покрывала мелкая пленка росы, мускулы свело от мерзкой судороги. Валибурские рассветы довольно холодны. А я, выбираясь из дому, не надеялся провести на чистом воздухе целую ночь. Даже свитер под куртку не одел.
   - Чыгыжыхылыднытык, - промямлили губы. Это должно бы означать вопрос "чего ж то холодно так?". Впрочем, сейчас моей дикции не позавидует даже глухонемой.
   Первое солнце уже перебралось через горы Хаоса. Как и всегда, несколько скал не выдержали длительного присутствия горячего диска на небе. Горы пустились в бегство, пытаясь спастись от солнечных лучей. Поднялся невероятный грохот ударяющихся камней. Над востоком вспучилась громадная туча пыли, где-то сошла лавина. Облако поспешило к Валибуру, чтобы через полчаса рассеяться под ветром или разбиться о купол магической защиты.
   Меня всегда интересовал вопрос: почему это горы Хаоса так не любят дневного света? Почему они всегда норовят убежать, выдирая каменные корни из земли. Горы по своей сущности довольно ленивые гранитные создания. Ночью их ни за какую коврижку не сдвинешь с насиженного места. А утром они вдруг как с катушек слетают. Несутся, что есть мочи, прикрываясь за более медлительными и высокими товарками.
   Впрочем, солнце быстренько настигает беглянок. Искупавшись в горячих лучах, скалы замирают вновь. Пылевые тучи потихоньку ниспадают обратно, усеивая снежные шапки бурыми разводами грязи и промышленных отходов Валибура.
   Поглазев на пики, за которыми располагается Княжество Хаоса, я почувствовал, что прибавилось сил. Мне даже удалось приподняться и со стоном усесться на краешке крыши.
   Улица внизу еще была пустынна. В самом ее конце, рядом с поворотом на Смерть-Авеню, валялось бездыханное тело вампира. Из тех, кто ночью решал свои проблемы с помощью кулаков.
   - Интересно, он издох или просто побит до полусмерти? - спросил я у солнца.
   Светило безразлично покатило дальше, не обращая на меня совершенно никакого внимания.
   Если бы кровопийца отдал концы недалеко от моего дома, это стало бы причиной нового рандеву с госпожой инспектором. А моя бывшая женушка никогда не откажется от мысли запрятать меня поглубже за решетку. Словом, будет лучше, если вампир окажется жив.
   Приободренный вампиролюбием, я таки поднялся на ноги. Немного покачался и едва не сверзился с крыши. Выругался, пнул ни в чем неповинный булыжник и вышел через чердачное окно.
   Вещественного доказательства в виде лука, конечно же, не оказалось. Убийцей тоже не пахло. Только сумасшедший мог бы предположить, что киллер пристроился рядышком с моим избитым телом и только ждет, чтобы сдаться в руки правосудия. Наивных мыслей по этому поводу я не держал.
   Интересно, а почему это убийца меня не прикончил? Едва ли ему (или ей?) понравился вид моего окровавленного лица. Что-то спугнуло? Или...
   Не в силах преодолеть интеллектуальную тупость пришибленного мозга, я добрался до дежурки. На воротах стоял малознакомый мне тип.
   Внешне охранник почти не отличался от ночного привратника. Такой же худощавый и седой, как и старик. Теодорус находился тут же - его потрепанные сандалии виднелись из-за приоткрытой двери дежурки.
   - Приветствую, - сдержанно поздоровался я, шагая бочком. Чтобы он не увидел громадную, не меньше персиковой косточки, шишку у меня на затылке. Еще полицию вызовет - с него станется. Объясняй потом, что делал и с кем дрался по чужим чердакам. - Желаю приятного дня и красивого второго утра.
   - Желаю в ответ, - кивнул мне стражник. - Вы не здесь живете. Откуда держите путь?
   Так я тебе и скажу, что ночевал на крыше. Не хватало мне ареста за бродяжничество.
   - Из пентхауса, - нашелся я.
   - Да? - тип заморгал и почесался в затылке.
   Я оставил его недоумевать и проскользнул сквозь створки ворот. Пусть этот дурак чешется хоть до скончания века и Страшного Судилища. Ведь пентхаусов здесь отродясь не водилось. Откуда они в дешевой ночлежке для низших и ниже среднего классов горожан?
   Родной арендованный дом встретил меня пустотой и легким запахом табачного дыма. Вспомнив, что хочу курить, я извлек примятую пачку из кармана куртки и тут же задымил.
   Наиболее странным мне показался тот факт, что меня не "почистили" после удара. Ну какой преступник в здравом уме не пороется в закромах у жертвы?
   Когда я упал на крышу, нормальный убийца тут же перерезал бы мне глотку. Это во-первых. Во-вторых, он точно избавил бы меня от "Карателя" на поясе и содержимого в карманах. И третье, наконец. В укромном месте на штанах у меня висит магический брелок с ключами от дома. Его тоже не взяли и не обворовали квартиру.
   - Неужели мне попался преступник-идиот? - спросил я у письменного стола, выключая настольную лампу.
   Свет горел в квартире целую ночь. Через разбитое окно внутрь пробрались целые сонмища пси-мух, крылатых клещей и фей-кровопийц. Пришлось извлечь из ванной тяжелое грязное полотенце и заняться уборкой.
   Мне не удалось убить хотя бы одно насекомое - движения замедлены из-за головной боли. Но своего я добился. Все пси-мухи и прочая живность исчезли в окне, угрожающе жужжа и матерясь на комарином языке.
   Тяжко вздыхая, я позавтракал каменным сухарем, неожиданно нашедшимся на кухне. Затем вооружился рулоном бумаги и принялся заклеивать разбитое окно. Когда в кабинете слегка потемнело, а ветер уже не так трепал края одежды, я разделся и поплелся в ванную комнату. Негоже приходить в Главное Управление со слипшимися от крови волосами и помятой мордой.
   Хорошенько оттершись и несколько раз намылив голову, я медленно выбрался на кафель - просушиться.
   Воздух был на удивление приятным и прохладным. Пахло любимым травяным шампунем и фиалковым гелем для душа. Головная боль потихоньку проходила, и медленно возвращалось хорошее настроение.
   Я тщательно выжал излюбленный хвост. Обернулся теплым полотенцем, побрился и надушился одеколоном "Мистер Пшик-Пшик: Сорвиголова". Помахал хвостом под устройством магической сушки, причесал его и сделал прическу на голове. У меня довольно короткие волосы, потому пришлось не более четырех раз пройтись маленьким металлическим гребнем.
   Что у меня сейчас за дело? Мертвая девушка, подозревающая многочисленные смерти в отцовском поместье и твердящая, что за нею гонятся неизвестные. Двое мужиков криминальной наружности преследуют ее, чем подтверждают слова девицы. Потом убийство в моем кабинете. И покушение на меня, наконец.
   - Нет, это не покушение, - проговорил я вслух, с трудом втискиваясь в кожаные ботинки. - Я кому-то нужен, потому и не убили. Зная, что меня наняли расследовать дело, убийца решил немножко подождать. Стало быть, тут два варианта. Первое: "самоубийства" - его рук дело. Он решил подождать моих действий. Так сказать, провести эксперимент. Если мне удастся найти что-нибудь важное, бросающее на киллера тень - он тут же меня третирует. Знает, подлец, что я не сотрудничаю с полицией. А раз нету детектива, нашедшего улики, значит, нет и самих улик. Правдоподобно.
   Второе: убийца Марии бель-ал Сепио не имеет отношения к происходящему внутри ее семейства. Это более фантастический вариант, но вполне возможный. Зачем убивать хорошенькую невинную девушку, если ни в чем не виновата? Впрочем, может она и не была столь ангельски чистой как казалась.
   Мысли медленно вертелись, перетираемые жерновами извилин. Я рывком захлопнул дверь. Вернее, это дверь захлопнулась сама, едва не отдавив мне пальцы.
   Привычно поругав тяжелую створку с безопасного расстояния, мое ноющее тело двинулось к подземному гаражу. Низенький гремлин-привратник оторвался от какой-то книги и поприветствовал меня кивком. Повинуясь его мысленному приказу, неподалеку загрохотали, приподнимаясь, железные ворота.
   - Далеко собрался, видать, - сообщил трескучий голос, - раз ласточку берешь.
   Я пожал плечами и решил не вступать в разговоры. Сейчас начнутся глупые насмешки. Не хочу предоставлять старику радость - очередной раз пройтись юмористическими изысками по кровному имуществу Ходжи Наследи.
   "Ласточкой" мою магмашину назвал бы лишь умалишенный. Среди десятка разноцветных фитильмобилей, стоящих в гараже, мой определялся не только по уровню потрепанности и помятости бампера, но и по запаху. Серебристая покраска, когда-то горделивая и блестящая, превратилась в бурое нечто, утыканное пятнами ржавчины. Полуспущенные колеса, которые мне никогда не получалось накачать до половины; испещренное трещинами лобовое стекло, изогнутый после удара в столб номерной знак "ХН-3176-А", обозначающий "собственность Ходжи Наследи, регистрационный номер 3176, округ Анаанари"; дверки, одна без стекла, между ними и кузовом изрядные промежутки, в которые можно просунуть лапу бастарка; четыре дырки от стрел на крыше. Вот он, мой фитильмобиль.
   Я скривился при виде красного "Фрикаделли", припаркованного рядом. Ты смотри, Пивский, даром что работает в морге, а на какой машине ездит. Не зря говорят: мертвецы отдают все свое богатство до остатка, ничего не требуя взамен. Сосед когда-то признался в пьяном угаре: ворую у трупов. Из-за этого мое и без того низкое уважение к Пивскому резко упало до минусовой отметки.
   - Нехорошо прикарманивать у мертвых, - я высунул от усердия язык и, воровато оглядываясь, гвоздем нацарапал на капоте Рохли шикарное матерное слово. - Слегка потратишься на краску...
   Пускай потом докажет, что это в гараже распроказничались. Гремлин первым начнет отрицать. Мол, не надо ставить машину где попало, тем более у морга - там зомби шалят.
   Вот такой вот я - слегка детский, но находчивый.
   Довольно отряхнув ладони, я грохнул дверкой собственного фитильмобиля. Жалобно взвизгнули петли, из-под днища с шорохом отпала грязь и несколько кусочков металла. По всей видимости, эта магическая машина не доживет и до конца года. Надо менять.
   Денег на новый фитильмобиль у меня не имелось. С такими доходами, как мне везло в последние полтора года, я мог бы позволить себе разве что велосипед. Но Ходжа Наследи - известный частный детектив, а не какой-то там спортсмен. Далось мне напрягаться? Лучше ездить, хоть на разбитом, но самоходном корыте, чем крутить педали.
   Вот так подумав, я уселся в кресло, подняв обильную тучу пыли из обшивки сидения. Руль со скрежетом встал на место, освободившись из противоугонного замка. На мою машину не позарился бы даже слепой воришка, но я одеваю это приспособление из обычной вредности. Данный фитильмобиль может угнать любая малолетка. Но зачем же давать кому-нибудь повод? Пусть побольше мучаются, пытаясь отпилить замок.
   Заклинание фитиля пришлось прочитать четыре раза. На пятый, когда я был готов сбегать за топором и разворочать рулевую панель, магмашина прислушалась к моим молитвам.
   Мотор чихнул и, каждую секунду повизгивая клапанами, заработал. Магелектрический сервомотор пожаловался на несправедливую жизнь, но все же приспустил стекло на левой дверце. Внутрь салона пробралось некоторое количество воздуха. Это позволило вдохнуть и открыть глаза.
   В моем фитильмобиле недавно убили одного скунсоборотня. Как понимаете, после смерти этот уважаемый валибурец начал пахнуть ничуть не лучше чем при жизни. Вот уже пятый месяц пытаюсь обвешаться всякими пахучими елочками, дубками и осинами. Ничего не помогает. По всему видно, скунсовое амбре скончается вместе с машиной.
   Невыносимо позванивая болтающимися покрышками, фитильмобиль подчинился и кое-как выбрался из гаража. Подождал немного, пока не ослабеет уличное движение.
   Выезд из дома спланировал весьма нехороший архитектор. Или же кто-то слегка сэкономил на строительных материалах. Мало того, что порог гаражных ворот на добрых полтора метра возвышается над проезжей частью и приходится прыгать. Мало того, что никто до сих пор не залил этот воздушный промежуток колдетонным раствором. Но еще и выезд упирается прямиком в перекресток.
   С жильцов каждый месяц исправно снимается плата "за благоустройство территории и мелкий ремонт". Домоправитель Хайкл, без сомнения гребет эти денежки себе в карман. Совершенно не беспокоится о жителях дома. Из-за этого каждый день нам приходится проклинать все на свете, выпрыгивая из гаража на мостовую, любую секунду рискуя устроить аварию.
   Представляете? Едет себе многотонная фура, проезжает перекресток. А на нем - ни души. Водитель грузовика спокойно нажимает на "газ". И тут буквально из воздуха, прямо ему под колеса вываливается мелкая легковушка. Все, почитай как звали. Дорожно-транспортное происшествие на ровном месте посреди перекрестка. Срамота! ДТП на глазах колдовского регулировщика, который, словно светофоры в других мирах, регулирует уличное движение.
   На дорогу из гаража можно выскользнуть лишь только в промежутке между переключением сигналов магрегулировщика. Это примерно три секунды. И пока они наступят, приходится ждать.
   Слева и справа от капота фитильмобиля неслись разнообразные машины. Кое-где маленькие, городские, смешивались с громадами грузовиков. То тут, то там, виднелись изысканные кареты богачей и бизнесменов, запряженные парочками пегасов. К перекрестку приближалась многотонная глыба тюремного катафалка, в котором перевозили заключенных вампиров.
   Над крышами домов, вовсю уставленных мигающими рекламными надписями, пролетел служебный дельтаплан темных эльфов. Наверное, последний дежурный отряд спешит на покой. Тьмэльфы очень не любят дневного света, он для них еще похуже, чем для вампиров осина. Сверху донеслись грязные ругательства.
   - Чтоб оно сгорело, солнце это!..
   - Летим быстрее, куда подальше...
   Солнце, конечно же, не обиделось, лишь слабые отблески заиграли на боках дельтаплана. Будто дразнились: вы только попробуйте высунуться из своего летуна, болтуны, - мигом испепелим. Расовая неприязнь темных эльфов к солнцу - повод для забастовок солнечных зайчиков.
   Четырехэтажные постройки, в основном жилые, сменялись приземистыми флигелями магазинов и вывесками магимаркетов. Перед закрытыми по причине пересменки дверями Потустороннего Базара, в конце улицы слонялись без дела милые старушки в передничках - горничные и поварихи. Они всегда выползают ни свет, ни заря: потешить хозяев сдобной выпечкой и холодными салатами из свежих овощей.
   Я подумал о несправедливости жизни. У меня отродясь не бывало ни повара, ни горничной. Всегда готовлю сам, периодически обжигаясь и расплавляя кастрюли. Прелесть холостяцкого существования.
   Конечно, ко мне захаживают женщины, причем довольно часто. Но они, к сожалению, воспринимают мою персону как агрегат для плотских утех. Еще никому из них, почему-то, не пришло в голову, что некий Ходжа Наследи очень не против покушать вместо того, чтобы кувыркаться в кровати. Эх... Может, не нашлась еще счастливица, готовая звенеть посудой в награду за теплоту и ласку, а?
   На этой мечтательной ноте я заметил, что время пришло. Магический регулировщик спикировал с насеста и остановился перед притормозившей группой фитильмобилей. Передний ряд машин остановился как вкопанный, подчинившись могущественному колдовству и принудительно заскрипев тормозами. Задние машины привычно загудели и разразились ругательствами, не видя жестов регулировщика.
   Магический полицейский повернулся к остановившимся спиной и дунул в серебряный свисток. Улица Одинокой Повстанки тут же ожила.
   Десяток или больше стоящих на дороге фитильмобилей взревели, покатившись вперед. Пока они не добрались до перекрестка, мне надлежало вклиниться в движение.
   От всей души я нажал на газ, взывая ко всем богам, чтобы они меня услышали. Сперва лениво, а затем и грозно содрогнулся мотор. "Ласточка" дернулась и взмыла в воздух.
   Целый миг ушел на неприятное чувство. Машина повисла над перекрестком, оказавшись в отрезке между порогом и брусчаткой. Затем колеса прикоснулись к земле.
   Клянусь своим хвостом, надо отблагодарить домоправителя! Несколькими пинками и подножкой...
   Истошный вопль разрезал мне уши. Следующий миг я понял, что вопль принадлежит мне. Впрочем, так происходит всегда - не люблю прыжки на машине.
   Брусчатка щедро брызнула высоким каскадом искр. Передний бампер грохнулся оземь - меня мотнуло головой вперед - затем опустился багажник. Ударившись затылком о подголовник, я все же ухитрился нажать на педаль ускорения. В ином случае меня бы просто задавили. Такие уж в Валибуре порядки: раз ты поехал не по правилам, значит, тебя на дороге не существует. Следовательно, задави тебя кто-то - судить его не станут. Нет прецедента.
   - Эй! - безличным голосом крикнул мне регулировщик. - Вы покрышку диска забыли!
   - Спасибо, - я помахал ему рукой через окно. - Заберу по возвращению.
   Металлический кругляш одиноко прокатился по тротуару, распугивая прохожих. Он печально прозвенел мне вслед и затих у вывески организации "Спортманеры: консультация".
   Приближаясь к исполинскому зданию Управления, я все думал: каким образом наш дежурный по гаражу справляется с таким количеством фитильмобилей? Это же надо засунуть каждую машину на определенное место? Наверное, занимает очень много времени. Впрочем, никто и никогда не видел, чтобы гремлин оставлял нагретое кресло в дежурке. Все жильцы оставляют фитильмобили рядом с воротами гаража. Заехать внутрь еще никто не умудрился - попробуй перепрыгни полутораметровый промежуток над дорогой.
   Утром всем машины стоят себе рядышком. Каждая находится на своем месте - по номеру квартиры владельца. Наверное, какая-нибудь гремлинская магия перемещения. Вот бы подсмотреть, как он это делает.
  
   Главное Управление как всегда не обрадовало дружелюбностью.
   Величественная туша центральной Башни возвышается над городом почти на полтора километра. Издали она похожа на толстый исполинский пенек неправильной формы, обросший разнообразными грибами департаментов. Окон почти не видно, они теряются посреди безвкусно налепленных колдетонных фурий, горгулий и волнообразной лепнины. Здание выкрашено в темно-серые тона, отчего на любого созерцателя тут же нападает уныние. Бездонный колодец входных ворот зияет будто пасть голодного бастарка. Внутри поблескивают серебристые клыки приоткрытых ворот.
   Я объехал Управление с левой стороны и углубился в маленький служебный квартал. Можно поставить большой и жирный плюс руководствую ГУпНИКИСа. Оно обеспокоено жизнью подчиненных и делает все, чтобы облегчить им тяжелую жизнь. Здесь размещаются маленькие кафе для персонала, всякие тренажерные залы, бассейны, корты, раздевалки и прочая полезная мелочь. Усталые оперативники коротают здесь время до или после службы. Весь этот комплекс так и называется - Бульвар Релаксации Оперативников и Менеджмента, сокращенно - БРОМ. Очень милое местечко, спокойное.
   Когда-то и я отдыхал в тенистом парке между магутбольным полем и маголейбольной площадкой, сиживал на ярко-зеленых лавочках с табличками "только для служебного пользования", распивал тонизирующий коктейль "Усталый Оперативник". Славные деньки, каждый достоин улыбки. Нет, не улыбки, а скорее, кривой ухмылки. Примером...
   Воспоминания в подавляющем большинстве не слишком приятные. К примеру, многочисленные ранения, смертельная опасность, смертельная скука и смертельная же доза адреналина едва ли не каждый день. На оперативной работе можно умереть в любой момент, и единственное, что радует - похороны состоятся за государственный счет. По-моему, уход со службы стал самым умным решением моей жизни.
   Но не буду об этом, прошлое - совершенно другая история. Мне же необходимо сконцентрироваться на происходящем теперь.
   Работа частного сыщика едва ли отличается от рутины полицейского. Вот только вольным специалистам платят намного больше, чем рядовым детективам в форме с клыкастыми погонами. Потому останусь в этой реальности, настоящей, и не стану вдаваться в подробности оперативного прошлого.
   Я медленно проехал четыре поста вооруженной охраны. Везде показывал персональный жетон частного детектива и зачехленный в ножнах "Каратель". Судорожно похрипывая двигателем, фитильмобиль взобрался на крутую горку, спустился мимо секции рукопашного боя, приблизился к северной стороне ГУпНИКИСа, заставляя меня поеживаться от пережитых воспоминаний.
   Сзади, если смотреть со стороны набережной, к центральной Башне Управления прижимается добротный шестиэтажный дом полиции. Его фасад совершенно не похож на монструозную архитектуру Древних, построивших Башню.
   Полицейское является частью Главного Управления. Довольно странно, но Мэрия уделяет полиции намного больше внимания и государственных дотаций, чем всему ГУпНИКИСУ. Поэтому величественная домина "Отстойника", как называют полицию в народе, выглядит намного лучше и дороже центральной Башни.
   Высокие колдетонные ангелы восседают на тяжелых подоконниках из разноцветного мрамора. Они упираются крыльями в широкий фронтон, разукрашенный резвящимися нимфами и фавнами. Верхушку треугольной крыши венчает голова гигантского шакала - символ Полицейского Управления. На двух других краях фронтона лежат полуобнаженные девицы в колдетонных туниках. Одну из них зовут Калбидра - древняя богиня справедливости. Ее соседка и соперница - Изистра, мать-основательница зла и преступлений, покровительница Княжества Хаоса. Скульпторы специально разместили богинь на самом верху полицейского здания. Это будто символизирует вечный баланс между порядком и хаосом, злом и, как ни банально, добром.
   У Калбидры довольно крупные бедра. Зато Изистра может похвастаться выдающимися молочными железами.
   Я привычно вытаращился на литые из колдовского бетона божественные формы и, как всегда, слегка промахнулся при парковке. Опомнившись, я резкой нажал на тормоз. Короткий толчок едва не выбросил меня сквозь лобовое стекло. Что-то зазвенело, раздался противный скрежет. Следом полилась рулада отборнейших ругательств.
   - Ходжа! ... ... ... тебе пусто было! - заорал знакомый голос.
   Мысленно я тут же втянул голову в плечи. На людях же, наоборот, - приосанился. Проскрипел дверкой своего фитильмобиля и выбрался на белый свет.
   Как и ожидалось, прямо перед моим носом потрясала маленькими кулачками моя бывшая жена.
   - И ты посмел?! - вопила она, приседая рядышком с иссиня-черным "Рогатти" и трогая пальцем покореженный задний бампер увечной машины.
   - Это твоя? - невозмутимо поинтересовался я, пытаясь не замечать на покраске чужого фитильмобиля бурые пятна моего собственного.
   Из багажника "Рогатти", из-под внушительной вмятины, выпирал внушительный пучок осколков магического пластика. Они до боли напоминали куски бампера моего "Жучено".
   "Вернусь домой - перетяну какой-нибудь лентой, - горько подумал я. - А то еще передок отвалится".
   - Что "моя"? - взвизгнула Юласия.
   Тут до нее дошло, и она тут же покраснела.
   Со всех сторон на нас глазели праздные зеваки. Почти изо всех окон Полицейского Управления высунулись заинтересованные рожицы. Кто-то бормотал "гляди-гляди, сейчас наша опять с бывшим склоку устроит".
   На пороге, в сопровождении двоих патрульных гноллов, остановилась суккуба в боевом обмундировании уличной шлюхи. То бишь в сверхкоротком платьице, полупрозрачном бикини и невообразимо хаотичной шевелюрой густых рыжих волос на голове. Надо отметить, волосы беспорядочной кучей ниспадали с плеч и переплетались с обильной растительностью подмышек. И кому такие нравятся?
   Проститутка внимательно посмотрела на меня и послала воздушный поцелуй. От незримого засоса меня качнуло.
   - Молодец, красавчик, - низким басом прогундосила суккуба. - Молодец, что врезал этому подонку. Он полчаса ломался - жалел накинуть половину слитка.
   Под пламенным взглядом инспектора гноллы опомнились и загремели цепями. Шлюха попыталась еще раз магически поцеловать меня с дистанции, но я уклонился.
   Стало быть, моя "ласточка" только что протаранила одного из клиентов рыжеволосой. Странные у него вкусы, учитывая размеры обуви суккубы и небритые подмышки, скорее напоминающие челку сенбернара.
   - Я спросил: это твоя машина? - пришлось напомнить Юласии о нашем разговоре.
   Краска исчезла с ее лица, личико стремительно побледнело. В глазах загорелись такие огни, что распоследние демоны позавидуют.
   Зеваки из Управления подверглись яростному взгляду. Миг, и всех как ветром сдуло. Даже несколько пешеходов поспешили ретироваться в подворотни. Весь город знает: инспектор полиции - страшная баба. А ее бывший муж - тот еще несчастный идиот, раз женился на подобной женщине.
   - Нет, это не мой фитильмобиль, - деревянным голосом произнесла экс-жена.
   - Еще бы, - подначил я, - твоей зарплаты даже на ездовой фонарь не хватит.
   - Смотри, чтобы твоей хватило.
   Ноздри Юласии раздувались с пугающей скоростью. Можно подумать, я только что не стукнул какого-то богача, а переехал ее любимую матушку. Мамаша у инспектора, кстати, та еще штучка. Хуже стервы не найти, будь она неладна... Мне когда-то посчастливилось ее слегка придушить. Прямо на свадьбе. К сожалению, свидетели разняли.
   - Надеюсь, хватит, - проворковали томным голосом. - Ведь придется заплатить.
   С мелодичным шипением дверка "Рогатти" поехала вверх. Из мягкой кожаной утробы вылез худосочный златоволосый тип в твидовом костюме и элегантных мокасинах.
   - Здоров, Раваш, - я сказал это так, словно плюнул в кучу помоев.
   Ну конечно! Из-за кого может так волноваться моя бывшая? Это ведь ее любимый братец, граф дел-ар Пиллио.
   Молодой парень, не стукнуло и девяносто. Характером еще погаже, чем у моей ненаглядной тещи, хвала богам, что бывшей. Невероятно тощ: сквозь него почти проглядывает содержимое желудка. Заносчиво задран подбородок, холеные пальцы поигрывают драгоценным бриллиантовым брелоком фитильмобильной сигнализации. Смотрит на меня, как на раздавленную крысу - кривит губы и едва не зажимает рот обеими руками. А я за один такой взгляд готов любому челюсть своротить. День у меня сегодня не особо удачный. И как же так угораздило - повстречаться со столькими неприятными персонажами за один присест? Но это еще цветочки, я ведь еще даже не зашел в Управление Полиции.
   Раваш известен всему Валибуру как невероятный засранец и весьма поганый тип. Дело даже не в родовых чесночных плантациях, где семейство дел-ар Пиллио использует рабский труд вампиров-наркоманов. Молодой человек считается одним из самых богатых и, несомненно, самых извращенных горожан. Он любит всех: и девочек, и мальчиков, и даже крылатых эльфийских феечек. Говаривают, парнишка как-то даже пытался влезть на самку бастарка. В общем, конченый похабник.
   Для Юласии братишка как чирей на теплом месте. Своими похождениями и пьяными дебошами в населенных проститутками кварталах, Раваш серьезно портит белоснежную репутацию неподкупного инспектора полиции. Госпожа Наследи (она еще не успела сменить фамилию после развода) едва не магическим образом вытаскивает богатого недоноска из всяких афер. Наркоманские оргии в борделях Юласия выставляет как следственные эксперименты. Участников драки, в которой принимал участие несносный Раваш, загребают под стражу, аргументируя нападением на "секретного агента полиции". И так далее.
   Если быть честным, Юласия здорово треплет себе нервы с братишкой-подонком. Моего терпения не хватило бы и на первую оборудку, названную "полицейской операцией", когда Раваш из ревности зарезал свою подружку.
   - Это тебе платить?! - деланно изумился я и сделал угрожающий шажок навстречу графу. - У меня есть страховка.
   - И все же заплати, - потребовал господин дел-ар Пиллио. Он даже не вздумал отодвинуться. Вот же дурак! - В двойном размере. Ты мне испортил день...
   Юласия не успела ничего предпринять. А я уже возил Раваша мордой по брусчатке.
   Ну накопилось за долгое время. А лучшего повода и не придумать. Единственный минус - множество свидетелей, было бы лучше подстеречь засранца где-нибудь в уютной подворотне.
   Видите ли, платить этому гнойному прыщу?! В двойном размере?! Аха-ха!
   - Запомни, сынок, - приговаривал я, плотнее прижимая тонкую шейку к дороге. - Никогда, - шмяк-шмяк, - не называй... - шмяк-склык, - старших на "ты"!
   - Оставь его в покое, - слабо взвизгнула инспектор.
   Надо отдать ей должное. При всех недостатках родственника, Юласия действительно о нем заботится.
   Я с сожалением отпустил рыдающего графа и поправил одежду.
   - Прости, милая. Не сдержался, - пришлось скромно замереть в поклоне.
   - Ты почему его ударил?! - набросилась на меня девица. - Он тебе ничего не сделал!
   - Извини... - пробормотал я. И сохранил молчание. Не рассказывать же ей, что мечтал это сделать целые полтора года, с того самого времени, как начал встречаться с сестрицкей Раваша. Еще в кратковременной супружеской жизни меня бесило то, что Юласия печется о брате больше, чем о родном муже. Кроме того противный граф когда-то попытался соблазнить мою любовницу.
   Нет, этого я точно не скажу.
   - Сорвалось...
   - Зачем приперся? - бывшая подняла залитого соплями родственника с земли и ткнула ему платок. - Чтобы его обидеть?
   - Как ты помнишь, - вкрадчиво отозвался я, - мне вчера заплатили аванс. Вот пришел, чтобы осмотреть вещи покойной и узнать ее адрес. Клиентка, к большому сожалению, не успела рассказать мне, где живет.
   Юласия некоторое время колебалась. На ее симпатичном личике явно читалось нежелание впускать меня в святая святых Полицейского Управления. Кроме того в маленькой головке кружились мысли: а что, если бросить гражданина частного детектива за решетку? За избиение "секретного агента полиции".
   Наконец, победил здравый смысл. Инспектор понимала, что закрой меня в очередной раз - прибавит себе негатива с моей стороны. А моя персона умеет быть до невозможности мстительной. Кроме того граф дел-ар Пиллио давненько напрашивался на хорошую трепку.
   В глубине прелестных глаз плясали озорные огоньки. Неужели добродетельная Юль, как я называл ее в моменты близости, и сама мечтала съездить братику по роже?
   - Ладно, - цыкнула языком девица. - Можешь идти в архив и в морг. Вещи брать запрещается.
   - Спасибо, милая, - я сделал неуловимое движение, словно хотел поцеловать ее в щеку.
   К моему удивлению, она не отстранилась. Только зрачки расширились. Не то от испуга, не то от восторга.
   Пребывая в полном недоумении от действий супруги, я нырнул в открытую пасть Полицейского Управления. Раньше Юласия мигом бросила бы меня на тюремную койку. Ведь я оскорбил и ее, и брата. А теперь не возражает, чтобы ее поцеловали.
   Странные дела вокруг меня. Неужели в случае с инспектором начал действовать мой хваленый шарм? Если так, то теперь передо мной ни одна девица не устоит. Жена ведь не устояла!
   По дороге к архиву меня догнал какой-то клерк с погонами хват-младлейтенанта и отобрал квитанцию страховой компании. Доброта бывшей жены закончилась, едва я отошел на несколько шагов. Юласия посчитала не нужным навлекать на богатого брата излишние финансовые трудности. Пусть лучше заплатит нищий частный детектив, засмотревшийся на каменные сиськи.
   Ступая по выцветшему ковру, я довольно потирал ладони. Таки сбылась мечта последних лет. Удалось помять бакенбарды тому зазнавшемуся извращенцу.
   Кстати, мне показалось, или из-под его штанин выглядывали тренировочные сапоги? Мягкие, из воловьей кожи, подбитые дерматином с опылением из ребра костяной кукушки. Удобные и совершенно бесшумные - новшество от военных эльфийских дизайнеров. В такой обуви упражняются начинающие лучники. Стрелки... лук из железного дерева...
   Вот бы оказалось, что убийца Марии бель-ал Сепио - Раваш. Я бы не нарадовался.
   Странно. Это паранойя или надежда воспринимать желаемое как явное? Даже в брате бывшей жены узрел убийцу.
  
  
  

5

  

Убийца

   Перед входом в архив меня остановил донельзя неприятный полицейский. Оказалось, что устного разрешения инспектора недостаточно, чтобы войти в "бумажный" отдел. Сперва мне надлежало получить допуск, подвергнувшись унизительной проверке личности.
   Меня практически силой втащили в небольшую конторку. За крепким столом, занимавшим две трети пространства, размещалась жирная туша дежурного демона. Телеса выпирали из всех отверстий его одежды, даже украшенные клыками погоны хват-лейтенанта, казалось, испуганно ёжатся на колбасоподобных плечах.
   - Что тут у нас? - хрипло поинтересовался демон.
   Небрежным движением он утопил толстенный палец в наручный мозгомпьютер на запястье. Темное Зерцало Душ, угрюмо восседавшее на трех полусогнутых ножках у левой стены, содрогнулось и оглушительно чихнуло.
   - Будьте здоровы, - пожелал я казенному аппарату.
   - Кокой воспитонной, - восхитилось Зерцало. - Побольше бы токих приходило.
   - Спасибо, - моя благодарность была совершенно искренней. С малых лет я научился уважать любой воодушевленный предмет. - Всегда рад услужить.
   - Во, - на гладкой поверхности зеркала появилось подобие улыбки, состоявшей из мелкой стеклянной ряби. - Воспитонной и культурной. Не то что этот... Доже пыль не протироет. О у меня аллергия на пыль.
   Колдовской агрегат нахмурился с помощью той же ряби и слегка покосился в сторону демона. От Зерцала веяло настоящей, тысячелетней старостью. Его бы давно отправить на пенсию, куда-нибудь в Пансионат Благородных Предметов. Но нет, государство экономит на работниках, заставляет вкалывать до последнего. Наших чиновников не интересуют такие мелочи, как невероятная дряхлость воодушевленной вещицы и некоторые проблемы с речью: вместо буквы "а" выговаривает "о".
   - Чего тебе, ирод?
   Хват-лейтенант посмотрел на Зерцало так, будто бы впервые его заметил. Стряхнул с погон невидимую пылинку и с видимым пренебрежением бросил какую-то служебную пароль-фразу активации. Знаю таких индивидуумов. Мелкая шишка, ничего из себя не представляет, но к подчиненным относится словно к распоследнему отребью. Был у меня когда-то командир взвода с подобным типажом характера. Плохо кончил...
   - Досье на посетителя, - потребовал демон.
   - Сейчос, - буркнул агрегат, подключаясь к мозгомпьютерной линии, сиявшей алыми змейками над плинтусом.
   - Ноступин, Носреддин... Во! Носледиев. Довоть детольную информоцию или огроничиться общедоступной бозой Полицейского Упровления?
   Хват-лейтенант смерил меня тяжелым взглядом. Я почти физически почувствовал, как на плечи опустились пудовые глазищи демона.
   Немного поразмышляв, клерк не увидел на моем лице ничего необычного.
   - Давай вкратце.
   Зерцало вдруг решило пообщаться на нормальном языке и не путать буковки.
   - Ходжа А. Наследи, лисоборотень высшей касты. Родился...
   - Еще короче, пожалуйста, - демон мученически закатал глаза. Нетрудно догадаться, что думал он об обеденном перерыве и нескольких килограммах (не меньше) чего-нибудь съедобного.
   - Служил в специальных войсках, наград и поощрений не имеет. Есть несколько порицаний и сто шестнадцать суток гауптвахты за неподчинение приказов. Образование чуть-чуть высшее, не смог закончить Университет Наземно-Подземных Войск. Из армии уволился в звании хват-сержанта. Четырнадцать лет проработал в Главном Управлении по...
   - Еще короче.
   - Так... Беспорядочные связи с женщинами, неудачная женитьба... Ярое не восприятие алкоголя... Характеризуется как очень нервный, вспыльчивый... Нет, не то. Надо покороче. Во! В настоящее время занимается частным сыском, имеет надлежащую лицензию, удостоверение и право на ношение именного полиморфоружия. Доступ к архивам Полиции обнаружен. Хранящееся хап-фото совпадает со слепком ауры и физиономией посетителя.
   - Идите, - напоминающая свиную ляжку краснокожая рука грохнула по чистому бланку пропуска, оставляя огненную печать. - Вход разрешен.
   - Спасибо, - эти слова я проговорил, уже растворяясь в двери. Надо же, Юласия даже не позаботилась о том, чтобы создать для меня дополнительные трудности.
   - Досточтимый, - донеслось из кабинета, - смахните, будьте добры, хоть немного пыли.
   - Перебьешься. У меня перерыв на первый ленч. Будь добро, сделай заказ в столовой...
  
   Энт Седобор никогда не отличался приятной наружностью. К тому же он постоянно старался выглядеть как можно неприметнее. Насколько это возможно для многотонного векового дуба.
   Комната архива, куда я бесцеремонно забрался, преодолев три поста вооруженной охраны, напоминала скорее дремучую чащу, чем административное помещение.
   Лес раскинулся сразу же за порогом. Под ногами зашелестела густая трава, во все стороны порскнули мелкие жуки и бабочки. Несколько километров пространства занимали толстые, тонкие, переплетающиеся, мясистые, хлипкие, колючие, гладкие и еще кто знает какие стволы разнообразных цветов, деревьев, кустов и так далее. В общем, растений.
   Воздух наполняли свежие ароматы хвои. Ощущался слабый ветерок - он вырывался откуда-то со стороны невидимых окон. Густые ветви, покрытые бурыми наростами древесных кровопийц, тяжело колебались над самой макушкой. Стоял невообразимый вой и писк множества зверьков, во множестве населявших это царство природы.
   Обнаружить энта в подобном бедламе, если деревяшка к тому же не хочет, чтобы его нашли, всегда проблематично. Впрочем, у меня всегда с собой несколько трюков.
   - Седобор! - заорал я в полную глотку. - Нужна справка из архива!
   В ответ лишь тишина. Многозвучная такая тишина, сдобренная криками горластых обезьян, цикад и птичьей братии.
   - А еще необходимы вещи одной убитой девушки!
   Результат аналогичный.
   - А еще у меня есть немного огня! - пришлось возопить до хрипоты.
   Я плавно вытащил активированный "Каратель" из ножен-кобуры. Повинуясь мысленному приказу, лезвие превратилось в длинный металлический шомпол с ярким пламенем на кончике. Нависающие ветви испуганно зашипели и отдернулись подальше от меня - к самым верхушкам деревьев.
   - Кого там демоны притащили? - из чащи донесся приглушенный рев. - У меня обед!
   - У энтов не бывает обеда, - я спокойно уселся на ближайшую кочку. Или это пенек, обросший мхом? - Вы круглосуточно жрете прямиком из земли.
   - Есть только один бессовестный оборотень, - недовольно покорили меня, - позволяющий себе паршивые шуточки с огнем в государственном архиве Полиции.
   Голос воодушевленного дерева приближался с пугающей скоростью. Легкий холодок прополз у меня по спине. Расстроенные энты двигаются быстро только в случае атаки. По-доброму он бы ко мне полчаса добирался. Видимо, не забыл еще прошлогодних разногласий.
   - Это я, Седобор! - с большим трудом я заставил губы не дрожать от страха.
   - Бесстыдный бабник Наследиев собственной персоной, - громыхнуло над самым ухом. И как деревяшка умудрился подойти столь незаметно? - Посмел явиться здесь после того, как обманул меня?
   - Это была случайность, - я миролюбиво поднял руки и бросил деактивированное оружие на траву. - Меня заставили!
   Дело в том, что какое-то время назад мне пришлось слегка "похимичить" а архиве. Один темный эльф, будучи на дежурстве заметил мою персону (а я тогда находился в браке с полицейским инспектором) в компании некой молодой особы женского пола. В полностью обнаженной компании на скамейке в общественном парке рядом с Черным Озером. Согласно Священному Расписанию, тьмэльф внес этот хулиганский акт в регистр полицейских дел. И, конечно же, данная досадная случайность оказалась в моем личном деле.
   Опасаясь грозной расправы с женой, я хитростью проник в архив, споил Седобора отравленными удобрениями и удалил ненавистную запись из своей биографии. Впрочем, деяние не прошло безнаказанным. Меня поймали, энта лишили месячной зарплаты, а жена подала на развод. В общем, получился весьма резонансный скандал. С драками, синяками и шишками на моем лице. Юлань же едва не лишилась звания - из-за паршивейшого морального облика бывшего мужа.
   - Ладно, - это короткое слово повергло меня в полнейшее недоумение. От последовавшей же за ним фразы мои глаза эффектно полезли из орбит. - Кто старое помянет - тому и дупло-глаз долой.
   - Чего?.. - не сдержался я. - Ты на меня не сердишься?
   Вот уж не ожидал такого от злопамятного энта. А ведь ожидал всего, даже удара тяжелой веткой по макушке. Потому и шел в архив на не сгибающихся ногах и с ожиданием наихудшего.
   - У тебя есть еще тот гумус?
   Шершавый ствол, рассеченный глубокими морщинами трещин, приблизился почти вплотную. Края широкого дупло-рта Седобора нервно затрепетали перед моим носом.
   Все стало на свои места. Мог бы и припомнить, что алкогольная отрава действует на энтов точно сильнейший наркотик. Даже одна дегустация волшебного зелья превращает их в последних наркоманов.
   Какой же я засранец! Из-за меня этот несчастный работник архива почти целый год пребывал в плохом самочувствии. Надо бы ему помочь.
   - Есть, конечно, - успокаивающие похлопывания по нижним ветвям немного помогли. Энт перестал нервно покачиваться и шевелить корнями под землей. - Могу тебе завтра притащить ведерко-другое.
   - Принеси, будь добр, - живая деревяшка признательно склонила крону. Сверху посыпались мелкие желуди и парочка свернувшихся листиков. - Мочи нет больше терпеть. Даже работу бросить хотел - только бы тебя найти с той божественной отравой.
   - Договорились, - пообещал я. При этом твердо намереваясь приволочь ему два ведра самых дорогих лекарств от наркомании. Если такие существуют в природе, конечно.
   - Окх-тр-тр-акх, - расслабленно выдохнул энт. - Если принесешь - все для тебя сделаю.
   - Вот и сделай, пожалуйста, глубокоуважаемый. Необходима информация по некой Марии бель-ал Сепио. Плюс личные вещи для осмотра.
   - Сию секунду, - затрещал Седобор. Его думательная ветка повернулась в сторону леса. Земля во многих местах взбугрилась - корни зашевелились, подключаясь к мозгомпьютерной линии архива. - Не ответишь, пока я тут копаюсь, почему так долго не заходил?
   - Да что-то дел в последнее время попадалось мало, - проворчал я, мысленно подсчитывая, сколько заработал за последний год. - К тому же развод...
   - Развод?!! - дупло-рот широко раскрылся в изумлении. Маленькие ветки-манипуляторы взметнулись поближе к думательной ветви. - Ты что, с Юланью развелся?!!
   - Угу...
   Грусть моя была столь же всеобъемлюща, как и недавний восторг по причине избиения Раваша.
   - Из-за того случая? - энт старался очень тактично выведать информацию. - Не помогло удаление?
   - А ты не в курсе? - я запоздало припомнил, что по причине возлияния отравленными удобрениями, Седобор почти месяц простоял в полной прострации. Откуда же ему знать о моих злоключениях в семье?
   - Понятия не имею, чего там у тебя случилось.
   Пришлось рассказать все по порядку. И о досадном бракоразводном процессе, и о многочисленных скандалах. Под конец упомянул, что таки намылил рожу ненавистному братцу госпожи инспектора.
   - Он всегда был против нашего брака, - пожаловался я. - Всегда по роже схлопотать норовил.
   - Ясно, - над лесом повисла деревянная грусть. Даже мартышки слегка приумолкли.
   Впрочем, длилась тишина недолго. Спустя какие-то секунды природа вновь возвратилась к своим беззаботным задачам. Цикады затрещали, птицы принялись надирать себе глотки.
   - И как ты теперь? Где живешь? - листья на думательной ветви Седобора налились хлорофиллом, почти заблестели в полумраке чащи.
   - Снимаю небольшую квартирку. До последнего времени даже мебели не имел, все осталось у Юлани. А вот недавно с боем прорвался в поместье дел-ар Пиллио. Хапнул парочку стульев, кожаное кресло для посетителей и миниатюрную тумбочку. Мы с бывшей когда-то прикупили целый гарнитур в прихожую, так что она не обеднеет.
   - Полагаю, - ствол Седобора мелко затрясся, изнутри послышался прерывистый треск, - госпожа инспектор была не очень рада твоему визиту и последующей за ним экспроприацией некоторых вещей из фамильного поместья.
   - Чего ты смеешься? - я стиснул кулаки в благородном гневе. - У меня было право на несколько вещиц! Пусть даже они не из того мебельного гарнитура, что мы приобрели... Надо же моим клиентам на чем-то сидеть.
   - Зная тебя, предположу, - вновь хихикнул энт, - после счета на твои услуги, клиенты остаются сидеть на задницах.
   - Не смешно, - парировал я. - Ты собираешься давать мне информацию по интересующей меня девушке.
   - Мертва, - буркнул деревяшка с таким видом, будто выдал мне полное досье госпожи бель-ал Сепио.
   - Это и без твоей помощи известно, - пришлось нахмуриться и принять угрожающий вид. Я демонстративно уставился на лежащий в траве "Каратель". Всем видом показывая, что размышляю о массовом сожжении многих деревьев в здешнем кустистом бардаке. - Можно поподробнее? Где живет, связи, прочее?
   - Многого не скажу, - ветки энта широко разошлись, словно бы он развел руками. - Мария бель-ал Сепио проживает не в Валибуре. Ее родителям, сиятельным господам Шамур и Донне бель-ал Сепио принадлежат шестнадцать акров земли в городке под названием Дубльвилль. Этот провинциальный город находится почти у самой границы с Княжеством Хаоса. Большего в архиве не найдешь - придется слать запрос в Полицейское Управление Дубльвилля, а это займет не менее недели времени.
   Я сидел на кочке (или все же пне?), уткнувшись лицом в ладони. Вот это попал! Если бы знал, что клиентка из провинции - содрал бы в десять раз больше. Но теперь уже поздно - наш словесный договор зарегистрирован в ОРКе (Отделе Регистрации Клятв) и ЭлФЕ (Электронном Фиксаторе Епитимий). К тому же такую договоренность не разорвать без согласия обеих сторон - таковы проклятые правила Большого Мира.
   - Далеко до него добираться?
   - Сейчас... - энт некоторое время безмолвно покачивал ветвями. - Двести шестнадцать километров от центра Валибура. Поедешь на фитильмобиле? Или могу заказать тебе билет на живовоз. От железнодорожной станции всего полчаса пешком к поместью бель-ал Сепио.
   - Заказывай, - мой вздох был похож на стон. Больше всего ненавижу длительные путешествия. - Машина такого расстояния не выдержит.
   - Уже, - дупло-рот разошелся в широкой улыбке. - Ездишь все на той же рухляди?
   Еще один тяжелый вздох.
   - Ладно, - я до упора открыл вентиль своего оптимизма. - Можешь потребовать личные вещи убитой из склада вещественных доказательств?
   - Они перед тобой.
   Что-то щелкнуло на уровне моей головы. Ствол Седобора раскрылся широкой трещиной. Из темного отверстия показался серебристый поднос. На нем - завернутая в целлофан одежда, несколько монет, выпотрошенная дамская сумочка, пара тюбиков помады, какой-то крем, тени для век, румяны, вечный носовой платок, украшенный витиеватыми кружевами, магическая ручка, мозгомпьютер на тонком золотом ремешке, круглый бронзовый кулончик на простенькой веревочке. И туча всяких женских мелочей.
   - Ты помнишь, что вещдоки брать запрещается?
   - Конечно, - я тут же отпустил мозгомпьютер девушки обратно на поднос. - Как о таком забыть?
   - То-то, - по-отечески вздохнул энт. Он то и дело ждал от меня подвоха. - Нашел что-нибудь интересное?
   Кулон не представился мне достойным внимания, обычная поделка с родовым гербом. Косметику тоже пришлось отложить. Носовой платок, если верить короткому описанию, лежащему тут же, на подносе, носил следы ауры только своей владелицы. Больше ничего. Единственное, что меня заинтересовало - мозгомпьютер Марии. Там могли бы найтись разнообразные сведения, необходимые для дела. Но раз Седобор запрещает брать...
   - Ладно, - я отодвинул вещи убитой обратно в утробу деревяшки. - У меня все.
   - Так скоро? - удивился энт. Он привык, что я часами копаюсь в вещественных доказательствах. - Ты гляди, не умыкнул ничего с подноса! Я-то думал, что хапнешь какую-нибудь безделушку. "Очень необходимую для следствия", как ты когда-то выражался. Каждый сыщик - тот еще ворюга. Ага-ха. Тр-р-кряк-тр-р.
   Пришлось признать:
   - Тут нет ничего ценного для детектива.
   - Даже не спросишь о причине ее смерти?
   - Зачем? Ее ведь убили у меня на глазах. Стрелой - прямо в сердце.
   - Зря не спрашиваешь, - покорил меня Седобор. - А еще детектив! Скажи, ты знаешь, что стрела не добралась в грудь убитой дальше кожного покрова?
   - Чего? - мои брови едва не прикоснулись к темени. - Как не дошли? Отчего же она умерла?
   - От паралита.
   Странно. Паралит - практически безвредный химикат, вызывающий у оборотней обычный паралич. Или летаргический сон, если быть точнее. Отравленный паралитом не умирает - полежит часок-другой, а потом проснется с кошмарной головной болью.
   Довольный моим ошеломленным состоянием, энт захлопал ветвями, точно большая деревянная птица, собравшаяся взлетать.
   - У Марии бель-ал Сепио было очень слабое сердце. Если верить заключению дежурного патологоанатома, а также медицинским записям в столичной Хирургической Больнице, девушку ожидала операция буквально на следующий день после ее скоропостижной смерти. Паралит вызвал мгновенную деградацию тканей сердечнососудистых мышц. Вот тебе и результат.
   Я вышел из архива в страшном волнении, даже не попрощавшись с начинающим наркоманом. Вот дела какие! Никто Марию не собирался убивать - только усыпить. А дальше что? Ко мне в кабинет ворвались бы те двое, избили бы одного детектива до состояния комы и забрали бы девицу? Мол, просто хотели ее обездвижить и забрать... Куда? Уж не в клинику ли? На операцию. Или собирались с ней поговорить? Потому меня и не прихлопнули на крыше!
   Да уж, загадка - так загадка. В кабинете смертельно опасного детектива хотели похитить клиента.
   Единственное, что подняло настроение моей озадаченной особе - мозгомпьютер. Конечно же, не моя магическая машинка. Я незаметно сменил браслет Марии своим собственным, когда Седобор разглагольствовал о моральных качествах частных детективов. Когда вернусь из путешествия в Дубльвилль, проделаю ту же операцию в обратном направлении.
   Я прислонился к стене, в самом темном уголке коридорчика, ведущего из архива в общий зал Управления. Несколько минут ушло на взлом допотопной защитной системы. Еще мгновение понадобилось на вход в личное пространство Скандалнета Марии бель-ал Сепио.
   Ага, понятно. Последние записи. Ничего интересного: легкая эротическая переписка с неизвестным поклонником из сети, рецепты варений, чертежи-раскройки для шитья, дневник, заполненный глупыми девичьими секретами и мечтаниями - не люблю такое.
   А вот тут уже любопытно. Файлик называется "Если я умру". Без пароля.
   "Если я умру, завещаю мое имущество..."
   Ничего интересного - короткий список имен, которые пришлось запомнить на всякий случай - вдруг потеряю эти думающие часики. Далее прощальная записка, мол, я всех вас любила. Простите, если ушла из этого мира, не попрощавшись и не попросив прощения за, трам-пам-пам, какие-то там прегрешения.
   Последняя фраза меня убила наповал. Я даже перечитал ее трижды, проверяя, понял ли суть. А, надо отметить, ничего не понял.
   "Меня убила собственная кровь", написала девушка. Именно так и написала.
   Пока я размышлял о новой загадке, в самом центре Полицейского Управления Валибура, в нескольких метрах от забитой до упора инспекторами и детективами комнаты, на меня напали.
   Серебристое лезвие примчалось из полумрака настолько быстро, что я не успел защититься.
  
  
   ________
   Писательский кризис, кажется, преодолен. Появилась новая интересная работа, потому обновлений каждый день не обещаю. НО:
   продолжение следует...
  
   Кто желает помочь финансово трудолюбивому автору - номера кошельков ВебМани:
   Рубль - R147842330341
   Доллар - Z330146008143
   Евро - E165319009301
   Гильдия Смертоносцев или Гильдия Убийц - профсоюз свободных киллеров, занимающихся "бизнесом" на территории Валибура. Считается одним из самых дисциплинированных деловых сообществ. Справно выплачивает налоги и частично выполняет государственные заказы. (упоминается также в романе "Вернуть себе клыки")
   Выдроборотень - оборотень, наполовину человек, наполовину выдра.
   ГУпНИКИС - аббревиатура обозначающая Главное Управление по Несанкционированному Использованию Колдовства и Иррациональных Сил. Со времен четвертой войны с Хаосом ГУпНИКИС курирует Полицейское Управление и другие структуры, отвечающие за безопасность Валибура.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В. Михальчук и еще кое-кто "Полный дом смерти" (Частный детектив Ходжа)
  
  

30

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"