Михеев Михаил Александрович: другие произведения.

Конец операции переход. Новая версия.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.81*29  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Господа. Выкладываю сильно отрихтованную и малость дополненную версию. Просьба, кому интересно, написать обо всех недостатках, какие увидите (кроме орфографии - сам разберусь).


Конец операции "Переход".

Пролог

   Война - очень страшная, однако при этом одновременно и очень интересная штука. Все знают, что когда-нибудь она начнется, все к ней готовятся, но... Она всегда начинается неожиданно, причем для всех. И самым неожиданным при этом оказывается, что не готова к ней не только сторона, на которую напали. Нападающий, как ни странно, тоже оказывается не готов. И в этом, в принципе, нет ничего удивительного, ибо готовятся всегда к одной войне - а получается совсем другая. И летят в корзину планы, на которых красиво, с точностью до минуты расписано, когда и где будет развернут тот или иной полк. И следуют следом за ними карты с каллиграфической точностью нарисованными стрелочками и кружочками. И начинают раскаляться телефонные трубки, и натужно сипит промышленность, и... Да много еще и, а все потому что еще ни одна война не проходила так, как хотелось бы многомудрым штабным генералам. Иногда отклонения всего лишь в деталях - ну, потеряли не двадцать самолетов, а двадцать два, или заняли стратегически важный холмик на пару дней позже. Иногда все идет вообще не так - взять хоть Вторую мировую, когда облажались все, кроме, пожалуй, адмирала Ямомото. Впрочем, никто из стратегов его не послушал, оставив талантливому адмиралу чисто тактические вопросы, которые тот решал с честью до самой своей гибели. Общим остается одно - что-нибудь да пойдет не так.
   А когда нарушаются планы и приходится срочно искать выход всегда и везде происходит одно и то же - генералы, писавшие планы, вдруг оказываются неспособны командовать современной армией в стремительно меняющихся условиях. И потому, что они элементарно потеряли квалификацию, долгие годы занимаясь (и не всегда успешно) организационной работой, имеющей мало общего с войной, и потому, что карьеру делают не лучшие военные, а лучшие дипломаты, знающие, где, кого и как подлизнуть и с кем договориться. Это закон, универсальный для любой армии и исключения из него крайне редки, ибо на одного Рокоссовского приходятся десять Буденных. Или, на худой конец, Жуковых, умеющих воевать, заваливая пушечным мясом вражеские позиции.
   И тогда начинают продвигаться наверх люди из низов - те, кого учила война. Майоры, становящиеся генералами, каперанги, дорастающие до командующих флотами - словом, те, кто не имел шансов в мирное время, но чьей стихией оказалась война. Они талантливо или не очень планируют операции, но при этом знают, что надо их солдатам, храбро воюют и, случись нужда, поднимают бойцов в штыковую и гибнут вместе с ними. Такие есть в любой войне. Вот только недостатком большинства из них является неумение делать то, что умеют штабисты - планировать на годы вперед, их предел - тактика, стратегов среди них, как правило, нет. И не их вина, что так вышло - их просто не учили этому. Но, тем не менее, именно они на своих плечах вытягивают войну, а рядом с ними идут комбаты, поднявшиеся из неглупых сержантов, и ротные, начинавшие войну рядовыми. Те, кто пережил и горечь поражений, и радость побед, те, чьей звездой была удача, а учителем - война.
   То же самое произошло и в новой, третьей по счету мировой войне. Десятки лет мира приучили людей к мысли, что так будет всегда, но они же заставили забыть о том, какие ужасы приносит с собой война. Результат оказался вполне закономерен - люди потеряли осторожность. А потом полыхнуло...
   Никто так и не понял, как это получилось - еще вчера президенты с премьерами договаривались о сотрудничестве и обсуждали экономику, армии постепенно сокращались, медленно и неуклонно теряя квалификацию, новые оружейные системы почти не разрабатывались. Всех волновал очередной экономический кризис, массовая гибель дельфинов в Австралии и права гомосексуалистов в России, американцы соревновались в боксе и поедании гамбургеров, немцы изобретали новые сорта пива, а французы придумали очередной сыр с плесенью, которым потом массово отравились. Евреи наезжали на палестинцев, те в ответ устраивали теракты, спецслужбы охотились за очередным неуловимым главой Аль-Каиды, а тот регулярно крыл их через Интернет и невозбранно общался с журналюгами. Словом, все как обычно, и никто не обратил внимания на очередную мелкую возню в Африке. А зря.
   Ангола, окрепшая в последние годы, поднакопила силенок и напала на ЮАР. Смешно - всегда было наоборот, но за годы мира жестокие поражения забылись, а обиды остались, так что негры поперли в атаку неудержимой волной. Танков у них было просто невероятное количество - Россия и США при очередном перевооружении в массовом порядке задешево распродали старые арсеналы и теперь любая третьесортная страна могла обеспечить своей армии хорошее техническое оснащение. С одним маленьким нюансом - в ближайшие год-два, потом технику можно списывать в утиль. Непонятно почему, но руки у негров растут не из того места и грамотно обслуживать технику они просто не в состоянии. А может, тут вина в абсолютном отсутствии у местных даже зачатков образования? Кто знает, но правительство Анголы явно учло этот нюанс и, получив бронетехнику и кое-как обучив своих танкистов, решило не мешкать и тремя лязгающими гусеницами колоннами вломились на сопредельную территорию - отомстить за прошлые обиды, а заодно и пограбить слишком хорошо, по их мнению, живущих белых.
   Надо сказать, местные встретили их с честью - и белые, и негры. Жили они неплохо и отнюдь не горели желанием делиться с полунищими соседями, да и армия у ЮАР традиционно была неплохой, поэтому блицкрига у Анголы не получилось. Более того, армия ЮАР, имея на вооружении отличные танки собственного производства, хоть и уступала нападающим в численности, но очень, очень сильно превосходила их в боевой выучке. А на вооружении их авиации стояли самолеты седьмого поколения, и тоже собственного производства. К слову, США только что поставила на вооружение восьмое, их и сделано-то было от силы штук десять, а Россия, как обычно, запаздывая, все еще испытывала прототип и строить серийные машины пока что даже не начинала.
   Так что армия Анголы получила по зубам - быстро и резко. Особо усердствовали как раз те части армии ЮАР, которые традиционно комплектовались из чернокожей части населения (хотя черными многих можно было уже назвать только с натяжкой - за прошедшие годы различные расы, живя бок о бок, сильно перемешались) - они отнюдь не стремились перейти на сторону "братьев по крови", как утверждала Ангольская пропаганда, а напротив, испытывали к ним нескрываемое презрение, считая чуть ли не "недочеловеками". Этакая разновидность фашизма, несомненно, заслуживавшая бы порицания, если бы не тот факт, что сейчас они защищали свой дом и свою страну.
   Авиация ЮАР буквально вымела противника с неба и обрушила на наступающие танковые колонны шквал огня. В небо было поднято все, что только могло летать, благо противостоять ВВС Южной Африки у наступающих было уже нечем, и обрушили на их головы море огня. Танки армии ЮАР с легкостью отрезали наступающих от тылов, окружили и даже не стали добивать - как только техника встала без горючего, Ангольские военные попросту побросали ее и разбежались. Словом, полный разгром.
   Наверное, если бы на этом все и закончилось, то и дальнейшего продолжения происшедшие события бы не имели - сложившийся статус кво устраивал, в принципе, всех и очередной, уже традиционный разгром Анголы ничего, в принципе, не менял. Но преследующая разбегающихся врагов армия ЮАР уже сама с грацией носорога вломилась на территорию Анголы и, благо остановить ее было некому, двинулась дальше - генералы не без основания предположили, что раз уж все идет так здорово, то грех этим не воспользоваться. Вот тут уже многочисленные соседи не стерпели и решительно вмешались - не столько из сочувствия к Анголе, сколько из боязни того, что могут оказаться следующими в очереди. Ну и плюс свой кусок пирога хотели отхватить, конечно - только кто же им даст?
   В завязавшейся свалке мощная, закаленная в боях армия ЮАР медленно, но неуклонно перемалывала аморфные войска обнаглевших соседей и явно намеревалась, раз уж пошла такая пьянка, по максимуму использовать результаты этой войны, желательно с большими территориальными приобретениями. Однако это не слишком устраивало весь остальной мир, имеющий в этом районе свои интересы - и политические и, в особенности, коммерческие. К тому же в войне оказались замешаны интересы многих крупных корпораций. К примеру, тому же де'Бирсу, активно кредитовавшему перед войной местные правительства, ясно дали понять, что после того, как ЮАР установит контроль над алмазодобывающими районами, ему там делать будет совершенно нечего. Вполне логичная, однако многим сильным мира сего не нравящаяся позиция. Так что вполне закономерным развитием ситуации стало появление в регионе очередных миротворцев.
   Первыми, как всегда, заявились американцы, однако на сей раз ЮАР, обычно лояльна к ним относившаяся, проявила полное нежелание сотрудничать и выперла миротворцев куда подальше, благо те, увидев надвигающиеся танки, побросали оружие не хуже местных негров. Разъяренные генералы в Вашингтоне, не привыкшие к такому хамству, по привычке направили в регион пару авианосцев с кораблями сопровождения, однако они не сообразили сразу, что имеют дело не с запуганными арабами и не с пытающимися вписаться в Европу сербами, а с сильной и независимой страной, вдобавок получившей в последнее время реальный боевой опыт - как раз то, чего сами американские военные совершенно не имели. В результате американские самолеты буквально посыпались с неба, завязнув в сильной и грамотно построенной противовоздушной обороне, частью созданной на основе закупленных в разных странах ракетных комплексов, а частью опять-таки собственной разработки. А после отражения первой волны самолетов южноафриканские военные, памятуя о том, что сидя в обороне войну не выиграть, нанесли ответный удар. В результате флагман американской эскадры, новейший американский авианосец, считавшийся неуязвимым, получил не меньше двадцати противокорабельных ракет и опрокинулся раньше, чем команда успела хоть что-то предпринять. Вместе с кораблем на дно ушли почти две тысячи человек во главе с адмиралом. На втором авианосце от прямого попадания ракеты загорелось топливо для истребителей. Противопожарная система оказалась не на высоте, что, впрочем, тоже было заслугой ракетчиков, сумевших очень удачно разворотить нутро корабля. Авианосец два дня горел, заволакивая небо тучами черного маслянистого дыма, а потом пошел ко дну вслед за флагманом и двумя эсминцами, попавшими под раздачу вместе с ними.
   Однако американцы не успокоились и направили в район конфликта эскадру вторжения - авианосцы, крейсера, подводные лодки, а главное - транспорты с пехотой. Их, видимо, ничему не научила судьба первой эскадры, хотя логика в их действиях, несомненно, была - показать себя слабыми, утереться после плевка от небольшой страны означало потерю международного авторитета, а этого Америка позволить себе ну никак не могла.
   Конечно, ЮАР смяли бы - Америка все еще оставалась сильнейшей военной державой в мире, однако тут вмешались Россия и Китай, имеющие свои интересы в регионе и, главное, не желающие усиления США. Потом, сообразив, что в стороне отсидеться не удастся, подключилась расколовшаяся на два примерно равных лагеря Европа, всунулись вездесущие евреи, выползли из своих нор арабы - и понеслось!
   Сначала в стычках участвовали шестерки - сателлиты крупных и сильных государств, однако уже через неделю в дело вступили регулярные войска Китая, затем Америки, потом России, а еще через неделю у кого-то не выдержали нервы, кнопка пуска ядерных ракет было вдавлена и вялотекущий конфликт перерос в полномасштабную войну.
   Правда, ни одна баллистическая ракета цели тогда не достигла, а прорвавшихся тактических было ничтожно мало. Весь мир не зря столько лет совершенствовал системы ПРО и теперь это затратное и многими не воспринимавшееся всерьез мероприятие, как ни странно, принесло свои плоды, разом сделав бесполезными ядерные арсеналы. Даже новейшие гиперзвуковые ракеты перехватывались почти мгновенно, так что апокалипсиса не получилось - все участвующие в конфликте стороны почти одновременно лишились своих ядерных арсеналов. Потом пришел черед авиации - зенитные ракеты, как оказалось, все-таки обогнали в развитии самолеты. В результате очень скоро увидеть в небе истребитель или, тем паче, бомбардировщик, стало крайне затруднительно, так что войну пришлось вести по старинке - автоматы, пулеметы, гранатометы да разнотипная бронетехника на весь период войны стали основным аргументом. Разработанные с учетом современной войны тактические приемы пришлось отставить в сторону.
   Нечто похожее творилось и на море. Колоссальные авианосцы оказались бесполезны - ведь самолеты, стоящие на их палубах, стали вдруг никому не нужны. Подводные лодки, уцелевшие в первые дни войны, лишившись своих ракет, вынуждены были теперь довольствоваться только торпедами, что отнюдь не повышало их боевые возможности. Вынужденные работать со сравнительно небольших дистанций, они оказались слишком уязвимы для оказавшихся очень уж эффективными противолодочных оружейных комплексов и гибли одна за другой. Зато, как ни удивительно, вновь возросла роль тяжелых надводных кораблей.
   Незадолго до войны морские державы начали вновь строить линкоры и тяжелые крейсера - не столько для боевого применения, сколько для того, чтобы поддержать своего производителя. Нужны были рабочие места, надо было загружать верфи, а дорогостоящие проекты строительства крупных боевых кораблей давали все это в полном объеме. К тому же на артиллерийские корабли не распространялось ни одно международное соглашение, так что был шанс настроить их заранее, а потом, в нужный момент, быстро перестроить их в авианосцы или ракетоносцы. Ну и потом, эти громоздкие, внушительные и, благодаря отличной броне, малоуязвимые для противокорабельных ракет корабли оказались просто великолепным инструментом в локальных конфликтах. Достаточно было подогнать такого гиганта к побережью какой-нибудь Кореи - и любой политический вопрос решался дипломатами намного проще. Что, впрочем, неудивительно - современные орудия стреляют и далеко, и точно, поэтому спасения от них практически нет - разве что такие же орудия, стоящие на таких же кораблях. Поэтому именно такие корабли вновь, как и за столетия до этого, стали основой любого серьезного флота и именно на них сейчас легла основная тяжесть войны на море.
   Даже космос не остался в стороне - как оказалось, многие державы имели на орбите не только спутники связи и разведки. Большинство имели и чисто военные спутники, которые незамедлительно были пущены в ход. Результатом оказалось практически полное взаимное уничтожение орбитальных группировок. Естественно, полноценно следить друг за другом противники уже не могли. Вдобавок несколько мощных ядерных взрывов на границе космоса и атмосферы (кто-то, а может, и все, протащил втихую на орбиту ядерное оружие) хотя и не причинили людям сколь либо заметных проблем, однако вызвали мощные магнитные бури, затянувшиеся на десятилетия и сильно ограничившие возможности использования радаров, так что возможности сражающихся армий скатились фактически до уровня второй мировой войны, а в чем-то и ниже.
   Война, правда, начиналась довольно культурно - никто не собирался уничтожать русских за то, что они русские или евреев за то, что они понтуются своей богоизбранностью. Были определенные геополитические интересы, которых каждая из воюющих сторон стремилась достичь - и только. Так что воевали аккуратно, соблюдали всевозможные договоренности, эвакуировали раненых и хорошо кормили пленных. Первые месяца два, примерно - потом, как обычно, озверели.
   Опять же, как обычно, наиболее серьезные потери на первых порах несли воюющие стороны, однако вскоре конфликт вышел из стадии локальной стычки. Непонятно зачем, но в него влезли арабы, частью на стороне американцев, частью - русских. Потом Индия схватилась с Пакистаном, схватилась всерьез, США бросились помогать союзнику, русские - индусам. Теперь в средствах уже не церемонились - в ход пошла химия, а потом и боевые бактерии. В результате очень скоро население ближнего востока сократилось примерно до полутора тысяч человек, а Африка и вовсе массово вымерла, за исключением все той же многострадальной ЮАР - их медицина оказалась на высоте.
   Китай из войны вылетел птичкой - его население из за эпидемий сократилось на восемьдесят процентов. К тому же все воюющие приложили максимум усилий, чтобы загнать узкоглазых кроликов обратно в каменный век - что китайцев слишком уж много считали все. Следом за Китаем последовала Индия - непротивление злу насилием по заветам Ганди не сильно им помогло, когда пошла война на уничтожение. От полного разгрома их спасло только то, что кто-то из воюющих, не узнать уже, кто, решил применить сейсмическое оружие. Фактически единственный раз за всю войну оружие сработало. Правильно или нет - неизвестно, но что сработало - точно, потому как иначе ничем не объяснить несколько десятков вулканов, практически одновременно появившихся в самом центре Пакистана. Впрочем, индусов тоже зацепило.
   Евреи, традиционно стригущие дивиденды с любого конфликта, на сей раз получили по полной. Хотя эпидемии обошли их стороной и никто вроде бы специально по ним не бил, но как-то одновременно рванули сразу все израильских АЭС. Естественно, постарались диверсанты, но чьи... Была версия умного человека, что тут постарались и Россия, и США, и кто-то еще, договорившись тишком на время прерваться и решить наконец еврейский вопрос, благо большая часть евреев собралась все таки в одном месте - грех не использовать такой шанс. Однако эта идея как-то подозрительно быстро заглохла, да и государство Израиль тоже. Поэтому принято стало считать, что все происшедшее - происки Аль Каиды. А может, так оно и действительно было.
   В Европе страсти кипели, на первых порах, тоже не по детски, но досталось, в основном, маленьким и слабым, ибо всем известно: в любой заварушке хорошо быть большим и сильным, иначе съедят. Тезис полностью подтвердился и на Балканах, где сербы, получив много-много оружия и лишившись противодействия со стороны США, бодро резали албанцев, и в Прибалтике, где, при полном попустительстве оккупационных властей, нацменьшинства (русские, белорусы и прочие "малые" народы) тысячами ставили к стенке местных националистов. Венгры, поляки, румыны, молдаване и другие соседи России разбегались, как тараканы - гусеницы русских танков вращались спокойно, неторопливо и вполне предсказуемо, то есть не останавливаясь перед такой ерундой, как не успевшие разбежаться. Примерно то же самое происходило на Украине, с той лишь разницей, что в тамошнем политическом разброде никто даже не помышлял о сопротивлении. Большая часть украинской армии и вся их пародия на флот бодро и с песнями сложили оружие, чтобы завтра вновь его взять, но уже в составе армии Российской (все-таки почти родня, да и платили у русских неплохо), остальные попытались было сопротивляться, но почти сразу поняли всю бесперспективность этого занятия и просто разбежались. А вот с Грузией обошлись жестко, даже скорее жестоко - кто попытался сопротивляться был просто уничтожен, кто сдался - тех загнали в резервации в горах и наглухо отрезали от мира, подорвав мосты и тоннели. Выживайте, дескать, как хотите, но кормить мы вас не будем. Примерно то же самое происходило и по другую сторону фронта.
   Однако, несмотря на убыль числа участников, любимый спорт людей под названием "Война" продолжал пользоваться популярностью. Враждующие стороны разделились на два лагеря - с одной стороны США, Великобритания, Франция, Канада и несколько менее значимых игроков, с другой - Россия, Германия, Япония и опять же куча стран поменьше и послабже. Некоторые, правда, попытались отсидеться в стороне - Австралия, например, или гордые латиносы в своей Южной Америке, однако ни к чему хорошему это не привело - в Австралии, например, США разместили лагеря для военнопленных, в результате чего континент стал регулярно подвергаться набегам русского и японского флотов не столько спасающих соотечественников, сколько громящих инфраструктуру побережья и попутно прихватывающих в качестве трофеев все, что плохо лежит. В Южной Америке и вовсе развернулись настоящие сражения - обе воюющие стороны стремились поставить под свой контроль этот континент с его удобным географическим положением и немалыми ресурсами. Словом, мало не показалось никому.
   Война длилась восемь долгих лет. Гремели орудия, сталкивались танковые армады, линкоры и крейсера сходились на морских просторах, чтобы расползтись потом с пустыми погребами и порванной в клочья броней. Регулярные армии были выбиты в первые месяцы войны, а на место погибших пришли молодые, кое-как обученные волчата. У них особых принципов не было, как не было и подготовки кадровых военных. Ушел в прошлое легендарный спецназ, каждый боец которого стоил взвода обычных солдат. Исчезли ВДВ, потому что исчезла авиация, десантные части были быстро выбиты и обучать замену было некому и не из кого. Из элиты сохранились разве что морпехи, да и те... Ладно, не стоит о грустном.
   Молодежь училась воевать непосредственно на войне, а она - суровый учитель. Выживали или удачливые, или талантливые, причем с обеих сторон. Но в конце концов все свелось к войне ресурсов. Большие сражения постепенно прекратились. Коалиция, сплотившаяся вокруг России, контролировала Европу, за исключением Англии и Ирландии, и нефтеносные районы Ближнего Востока. Могли бы контролировать и остальные, но делать там было, в общем-то, нечего - населения уже не осталось, разве что какие-нибудь племена в горах. Контроль над Азией был неполным - часть Китая все еще принадлежал собственно Китаю, а часть Индии - индусам, но на общем фоне это было мелочью. Более мелкие государства региона предпочли прикинуться ветошью и не отсвечивать - любой другой вариант был чреват, что не раз доказывали орудия русских и американских крейсеров, периодически наведывавшихся в те районы. Впрочем, это их не очень спасало - химии не жалела ни одна из участвовавших в конфликте сторон, сделать химический боеприпас было, в отличие от ядерного, не сложно, а ожидать от какой-нибудь Малайзии, что она сможет организовать противоракетную оборону, по крайней мере наивно.
   США и их союзники, помимо Северной Америки, Австралии и Англии, контролировали почти всю Южную Америку, население которой тоже сильно поубавилось (примерно в разы), за исключением района Амазонки, ну да этот район никогда и никто всерьез не контролировал - тропические леса есть тропические леса. В Африку вообще никто не лез - боялись эпидемий, от которых континент практически вымер. И вообще, население планеты сократилось до несчастных двух миллиардов человек. В принципе, на этом можно было бы и остановиться, жизненного пространства людям хватало, но война продолжалась - никто не хотел уступать. Это тоже понятно - признать, что все зря и не достигнуть окончательной победы для любого правительства означает потерю лица, а дорвавшиеся до власти люди не слишком хотят с ней расставаться. В принципе был вариант, когда нет ни войны, ни мира - так, нечто вялотекущее, благо между противниками раскинулись океаны. Возможно, этим бы и кончилось, если бы одна из сторон не получила все же на море преимущества, и преимущества подавляющего. Это и привело, в конечном итоге, к ее победе в войне, а вместе с ней и к страшным и не слишком понятным для многих простых людей событиям...
  
   В просторах голубого, большого океана
   Я сам за рулевого, я сам за капитана.
   Находчивость и храбрость, отвага и удача,
   В беде не растеряться - вот главная задача.

(песня барона Мюнхаузена)

   Итак, Россия была разбита и разорена. Очередная война против всего мира, пусть и с немногочисленными союзниками, оказалась слишком тяжела для нее, и поражение в войне было равносильно гибели - сил подняться у страны уже не было, Россия потеряла почти все. Но из штаба флота в разрушенном Владивостоке пошел в эфир сигнал и, повинуясь ему, на самом дне Марианской впадины шевельнулся и двинулся к свету бронированный ужас морских глубин - подводный дредноут "Громобой".
   Они стояли перед командующим, пять человек, весь экипаж сверхсекретного и сверхсовершенного атомохода, последняя непобежденная частица Российского флота - командир корабля, он же штурман, контр-адмирал Сенюков Виктор Анатольевич, невысокий, коренастый, как всегда в застегнутом на все пуговицы кителе, образец офицера и один из последних кадровых моряков довоенной формации; механик, доктор наук, специалист-ядерщик, создатель уникальной силовой установки "Громобоя", человек, в котором пятнадцать лет службы и звание капитана первого ранга не стерли штатского Васильев Николай Петрович; радист и электронщик, обаятельнейший человек, любимец всех женщин Владивостока, капитан третьего ранга Сергей Федорович Малинин, до войны полярник, зимовавший в Арктике аж трижды; артиллерист, спокойный как мамонт и такой же сильный, добродушный гигант, капитан третьего ранга Петр Ильич Сомов, которого все, и в экипаже, и на берегу, называли не иначе, как Ильич - в той, прошлой жизни талантливый математик; врач, капитан-лейтенант Степан Макарович Волков, чрезвычайно дисциплинированный в море и большой любитель крепко выпить и подраться на берегу. Весь экипаж корабля был молод - самому старшему, Васильеву, было тридцать семь, самому младшему, Волкову, двадцать пять, и погоны свои эти люди получили только благодаря себе самим, своей смелости и таланту. Идеальный экипаж военного времени, когда собирают людей с бору по сосенке. Даже, можно сказать, идеальные герои. Идеальные уже потому, что других, похоже, не осталось. Хотя этих, видимо, подбирали с умом, даже происхождение проверяли - фамилии говорят сами за себя.
   После гибели под Владивостоком суперлинкора "Победа", больше года терроризировавшего американские корабли в Тихом и Атлантическом океанах, "Громобой" с честью занял его место, потопив в общей сложности пятьдесят восемь судов и нанеся единственный удачный в этой войне ядерный удар по базе вражеского флота в Перл-Харборе. За кораблем охотились, но у американцев просто не было аналогов "Громобою", они не представляли его возможностей, а потому подошли к охоте со старыми мерками. Результат был вполне закономерен - экипаж русской субмарины был жив и здоров.
   Они не проиграли своей личной войны, и даже сейчас, когда была подписана капитуляция, они не сдались. По пути во Владивосток они засекли американский эсминец и, не имея уже торпед, потопили его артиллерией. "Громобой", надо сказать, был единственной в своем роде подводной лодкой, имеющей столь мощное артиллерийское вооружение - три выдвижные трехорудийные башни с восьмидюймовыми магнитодинамическими орудиями и шесть стомиллиметровок - предназначенное для уничтожения как вражеских кораблей, так и береговых укреплений. К этому прилагались дюжина скорострельных зениток, ракеты класса "корабль-воздух" и "корабль-корабль", тридцать две баллистические ракеты в шахтах, крылатые ракеты и два десятка торпед. Если прибавить к этому более чем трехсотметровый корпус, закованный в непроницаемую титановую броню и уверенно выдерживающий давление в самых глубоких океанских впадинах, и реактор, энергии которого с избытком хватило бы для обеспечения энергией такого города, как Москва, можно получить полное представление о мощи и величии этого океанского рейдера. А если к этому добавить эффективную систему маскировки и практически полную бесшумность... Словом, к идеальному экипажу прилагался идеальный корабль.
   Понятно, что у эсминца не было никаких шансов. "Громобой" легко догнал его, благо аппаратура обнаружения эсминца была недостаточно совершенна, чтобы его обнаружить. На глубине двадцать метров, когда давление уменьшилось настолько, что не могло уже выдавить сальников, из корпуса выдвинулись огневые башни - две спереди, перед рубкой, и одна сзади, позади ракетных шахт. Дальнейшее было делом техники. Радиостанция "Громобоя" заглушила сигналы эсминца, дредноут всплыл, дал залп, а затем спокойно покинул место боя, не озаботясь вылавливанием из воды людей. Все было как всегда - через несколько часов шторм не оставит никаких следов...
   - Господа офицеры, прошу садиться, - сказал командующий. Экипаж не заставил себя ждать - загремели придвигаемые стулья, Сомов задымил папиросой, Волков механическим жестом провел расческой по своей темно-рыжей шевелюре, Малинин отпустил плоскую шуточку насчет женщин, от которой все заржали, а Васильев сконфузился - здесь все тоже было как всегда, готовилось обычное сверхсекретное задание о котором во всей стране знало не больше десяти человек и разница в звании как-то стиралась.
   Наконец все расселись и командующий приготовился начать свой рассказ. Говорил он всегда очень спокойно, но в его голосе чувствовалась сила, его авторитет на флоте был непререкаемым и отчасти именно поэтому за всю войну не было приказа, которое не выполнил бы экипаж "Громобоя". Для него не было сомнений, что и сейчас приказ будет выполнен любой ценой, хотя, если признаться честно, он вполне допускал, что приказ этот будет для собравшихся здесь последним.
   И все же он медлил. Ему не нравилась ситуация как в стране в целом, так и на флоте в частности. Ему не нравился приказ, который он должен был отдать. А еще, его не слишком устраивали эти люди, полуштатские и не слишком дисциплинированные, хотя он и понимал, что выбирать не из кого. Этой великолепной пятерке он мог хотя бы доверять, зная, что предателей среди них нет - а это уже немало, и все же, все же...
   С Сенюковым они когда то служили на одном корабле. Ничем не примечательный штурман, потом старпом на крейсере, никогда не собиравшийся переходить на подплав. Амбиции ограничивались на уровне командира корабля, да и не тянул он на большее, если честно - не было в нем того, что делает неплохого офицера адмиралом. Но человек предполагает, а Бог - располагает. Началась война, штурманов не хватало, хороших штурманов - тем более, а подготовить штурмана ох и сложно, особенно когда все сверхсовременные системы навигации вдруг оказываются бесполезны. На надводных кораблях проблему частично решили за счет штурманов с торговых и пассажирских теплоходов, а на строящиеся в лихорадочном темпе субмарины спешно переучивали немногих уцелевших после сражений первого года войны профессионалов.
   Васильев - бывший профессор математики в заштатном ВУЗе. Талант, не гений, конечно, но все же несомненный талант. С группой энтузиастов, в основном аспирантов и студентов, спроектировал ядерный реактор, на пол века опередивший свое время. Настырного профессора никто не принимал всерьез, особенно маститые столичные академики, свято убежденные, что науку могут двигать они и только они. Толку от них, если честно, не так и много, зато понтов и самомнения... Когда-то они и в самом деле кое что сделали, но все заслуги в прошлом, и одни не хотели этого понимать, а другие, наоборот, понимали слишком хорошо. Вменяемых ученых всегда немного, а вот маразматиков всегда в избытке, поэтому уделом профессора Васильева было так и загнуться, преподавая основы математики тупицам-студентам и снося смешки за спиной с тем, чтобы те же концепции спустя десятилетия вновь (возможно, вполне самостоятельно и, возможно, случайно) открыло какое-нибудь столичное светило и (опять же, возможно, вполне заслуженно) получило какую-нибудь государственную или международную премию. Но - война, братцы, война. Строились новые надводные корабли и субмарины, им требовались мощные и дешевые силовые установки, а довоенные разработки оказались и дороги, и сложны. Словом, все как всегда - то, что годится и даже кажется идеальным в мирное время, зачастую совершенно неприемлимо в войну, а столичные светила... В общем, на гребне волны или, скорее, войны всплыла разработка провинциала. А потом и сам провинциал, вкусив славы и признания, внезапно заявился в штаб флота и потребовал взять его в море. То ли любопытство ученого взыграло то ли комплекс неполноценности, но он сам руководил испытаниями силовых установок на новых кораблях, потом доводил "Громобой", да как то незаметно и прижился на нем, стал его неотъемлемой частью. А комплекс-то никуда не делся, это ясно, все старается доказать, что он не хуже других, всем и каждому доказать, и в первую очередь самому себе.
   Малинин... Да, Малинин. Самое, пожалуй, слабое звено в экипаже. Жена, пока муж зимовал, гуляла направо и налево. Ему доносили - он не верил. Ему смеялись в лицо - он считал, что клевета. Любил он жену. А в разгар войны, когда его крейсер встал в док, выпросив у командования отпуск, он приехал домой - и любовь кончилась, кончилась разом и страшно. Он вышиб мозги какому-то тыловому интенданту, но жену не тронул пальцем. Просто пришел в комендатуру и сдался. Чуть не загремел в штрафбат, а это - верная смерть, но повезло. Старый приятель-майор, по ранению заработавший инвалидность и не попавший на фронт, а оставшийся при штабе округа, раскопал на этого интенданта что-то. Ну, было на него когда-то начато вялотекущее расследование, ибо что за интендант, который не ворует? Но с другой стороны, если их всех сажать, то всех и посадишь. Поголовно. А так... Вот и пригодилось, смогли замять дело. Правда, улетела у Сергея одна звездочка с погон, но на фоне того, что ему грозило, это и не неприятность даже, а так, мелкая заморочка. Вот только с тех пор бабником стал радист, ох и бабником. Циничным и презирающим женщин как людей, а тыловиков - как класс.
   Сомов - тоже математик. Ученик Васильева, лучший ученик. Сам преподавал уже, но сманил учитель флегматичного сибиряка и тот влюбился в море, как раньше любил, пожалуй, только свою тайгу. Математику в артиллерии самое место и Сомов стал идеальным артиллеристом. Вместе с Васильевым и Малининым разработал новую систему управления огнем, ввел в баллистический компьютер "Громобоя" оригинальное, собственного производства, никем не проверенное, но безотказное, как оказалось, программное обеспечение. В штабе потом не знали - снимать его с должности за самоуправство или награждать. Решили компромиссом - сначала наказали, задержав на пол года очередное звание, а потом наградили. Так, слегка, но все равно приятно. Единственная, пожалуй, слабость гиганта - охота. Ну да это у многих, простительно.
   Ну и Волков. Самый молодой, самый невыразительный. Врач, терапевт, не успевший закончить последний курс медицинского - надвигалась война, всех дипломников в срочном порядке призвали. Дали авансом лейтенантские звездочки и обещание, что доучиться сможет как только - так сразу. Попал в морскую пехоту, немного поднатаскался в стрельбе, тактике и рукопашном бое, впрочем, на полулюбительском уровне во всем, кроме рукопашной. Ну, любил он это дело и потому морды бить научился действительно классно. А потом началась собственно война и посредственному терапевту пришлось стать классным хирургом, благо раненые шли непрекращающимся потоком и что не выучил в институте - то освоил на практике. И еще он люто ненавидел американцев, потому что вся его семья - отец, мать, младшие брат и сестра, бабушки, дедушки - все погибли во время прорыва американских войск. Совсем недавно, уже под конец войны. О справился, даже в запой не ушел, вот только как-то зло стал улыбаться, когда тонули торпедированные американские корабли, да приобрел скверную привычку расстреливать шлюпки со спасшимися. Впрочем, в той или иной степени этим грешили все, так что за пределы нормы это не вываливалось.
   Командующий вздохнул и наконец начал:
   - Я вызвал вас, чтобы сообщить неприятную новость.
   - О том, что наши болтуны решили сдаться, мы и так знаем, - фыркнул Сенюков.
   - Да, это уже старая неприятность, - согласился командующий. - Новая неприятность заключается в том, что по условиям мирного договора мы, похоже, лишимся права иметь армию.
   - Как, совсем? - удивленно спросил Волков.
   - Только полицейские силы, - подтвердил командующий. - Мы теряем армию, мы теряем флот.
   - Этого нельзя допустить...
   - Именно поэтому был разработан план под кодовым названием "Переход". Взгляните на карту.
   Все склонились над огромной картой, расстеленной на столе. На ней было побережье Европы, часть Африканского побережья и восточное побережье Северной Америки. Вся остальная суша и большая часть Атлантики были сплошным белым пятном.
   - Странная у вас карта какая-то, - задумчиво сказал Сенюков. Как штурман, он первым заметил многие странности и обратил на них внимание остальных. - Очертания Средиземного моря изменены, на Балтике неправильно проставлены глубины, может, и еще что-то не так, сразу не разглядишь. И этого острова здесь тоже нет, - ткнул он пальцем в обведенную красным карандашом точку милях в трехстах от Мексиканского залива.
   - Ты совершенно уверен в этом?
   - Разумеется, я ходил в этих водах еще курсантом.
   - И все же ты не совсем прав. Остров этот есть, называется он Нежданный, и побережье изображено правильно. Все дело в том, что это не карта Земли.
   Командующий невольно улыбнулся, рассматривая замерших с открытым ртом офицеров. Насладившись произведенным эффектом, он продолжил.
   - Дело в том, что в свое время, пока мы еще были круче яйца и могли не жалеть денег на науку, нашими учеными были проведены успешные эксперименты по проникновению в параллельные миры. Точнее сказать, эксперимент был один, открыт был переход лишь в один мир, сопредельный нашему. Как показали исследования, миры в целом тождественны, отличия в основном в деталях. Немного отличаются очертания материков, есть несколько островов, которых нет у нас, и нет других, которые у нас есть. Уровень развития населения соответствует примерно нашему шестнадцатому - девятнадцатому веку, точнее пока сказать нельзя, но историю нашу их цивилизация в основном повторяет. Эксперимент не был доведен до конца - началась наша знаменитая Перестройка и все мы сели в глубокую лужу. Исследования были свернуты. К счастью, на фоне общего безобразия, эти работы сохранили в секрете.
   - Сейчас у нас средств и возможностей не больше, чем тогда, - саркастически усмехнулся Васильев.
   - Средств - да, а вот возможностей... Все дело в том, что для открытия каналов между мирами использовались сверхмощные лазеры. Как это все происходило не знаю, мне дали вот эту книжку - командующий показал присутствующим огромный пухлый том. - Здесь сплошная математика, я ее так и не понял. Возьмите, может быть на досуге разберетесь. Для нас важно что: переход возможен лишь в одной точке земного шара, прямо посреди Атлантики, и выход в параллельный мир происходит всего в каких-то пятистах милях от Нежданного. Именно поэтому на острове еще в советское время была сооружена база. Впоследствии базу забросили, но за несколько лет до войны эксперименты возобновились, базу частично восстановили, но потом вновь забросили - денег не нашли, ни до кого не дошло, что эту базу можно использовать в практических, а не только в чисто научных целях. Идиоты! К счастью, во время войны о ней вспомнил вице-адмирал Гаранин, командир "Победы". В свое время он принимал участие в экспедиции и даже пару месяцев командовал гарнизоном базы. На наше счастье, работы были в ведении флота, и тогдашний командующий сделал правильный выбор. Вне всякого сомнения, Гаранин был не только талантливым флотоводцем, но и незаурядным ученым. Вместе с профессором Вицкевичем им была создана аппаратура, позволяющая прокалывать пространство без использования лазерного оружия, силами одного корабля, оснащенного ядерным реактором. Гаранин оснастил "Победу" своей установкой и перед самой войной сумел вновь пробиться в параллельный мир. Он переоснастил базу на Нежданном и, когда началась война, перебазировал туда свой корабль. До сих пор непонятно, каким образом он смог удержать все в тайне, но это именно так, и секрет его побед заключался именно в неуловимости его линкора. Обратный прокол значительно менее энергоемок, и поэтому обратный переход можно осуществить в любой части океана, а возможно, и материка. Адмирал Гаранин просто выходил на позицию, включал свою аппаратуру и выскакивал в самом неожиданном месте.
   - Неплохо, - задумчиво пробормотал Васильев. - Я бы попробовал разобраться в их записях. Жаль, что Гаранин погиб. Впрочем, Вицкевича я знавал. Он, наверное, тоже...
   - Нет, он и сейчас живее всех живых, - одними губами усмехнулся командующий.
   - Все это очень интересно, но какое это имеет отношение к нам? - не слишком вежливо перебил их Сенюков. Глупый вопрос, конечно, начальство ничего не говорит зря, да и ждать от начальства в такой ситуации чего-то хорошего наивно, но надежда умирает, последней...
   - Самое прямое, - командующий чуть понизил голос. - Вам не приходило в голову, что ваш корабль слишком универсален для нашего мира?
   - Иногда приходило. Мы редко можем использовать нашу огневую мощь полностью.
   - Вот именно. "Громобой" был заложен еще в те дни, когда страна процветала и денег было много. Он - корабль-авантюра, именно он должен был быть использован для исследования неведомого мира и не его вина, что строили его слишком долго и что участвовал он совсем в другой войне.
   С минуту все молчали, обдумывая услышанное, потом Малинин, не встревавший все это время, мрачно заметил:
   - Если вы хотите использовать наш корабль по назначению, то ничего не получится. Мы способны пройти в любую часть Мирового океана и нас никто не заметит, но ваши лазеры туда не протащить.
   - И не надо. Ваш корабль будет оснащен лично профессором Вицкевичем, аппаратура уже доставлена. Потребуется неделя для переоснащения ею вашего корабля, загрузки продовольствия и боеприпасов. Мы собрали здесь все, даже ядерные ракеты.
   - Можем не справиться с базой, - задумчиво пробормотал Васильев. - "Победа", как-никак, имела полторы тысячи человек экипажа, а нас только пятеро.
   - Открою вам страшную тайну, - улыбнулся командующий. - База действует, на ней тридцать тысяч человек, все постройки расположены под землей, все полностью автоматизировано. Туда перед самой капитуляцией успели перевести несколько военных заводов и остатки нашего флота.
   - Что за остатки?
   - Ударная авианесущая группировка, в том числе атомные "Варяг" и "Нахимов". Ракетные крейсера "Петр Великий", "Ураган" и "Москва", эсминцы, субмарины, катера, транспорты. Гарнизон - дивизия морской пехоты. Кстати сказать, они там не очень и нужны. Для функционирования базы достаточно двух человек.
   - Как это так?
   - Представьте себе что-либо, стократ более автоматизированное, чем ваш "Громобой". Трудно? Тем не менее это так. На базе когда-то внедряли последние достижения науки и техники.
   - Тогда на фига там нужны мы? - удивленно спросил Волков, и остальные согласно зашумели.
   - Открою вам еще одну тайну, - помрачнел командующий. - Связь с базой потеряна три недели назад и до сих пор все попытки восстановить ее успеха не имели. Вас посылают разобраться. Кроме того, с вами пойдут профессор Вицкевич и новый комендант базы генерал-лейтенант Кирильчук.
   - А они что там забыли?
   - Профессор должен проверить свою аппаратуру. Возможно, связь прервалась из-за этого. А генерал... Он зять самого, - командующий многозначительно поднял палец, - и поэтому вне нашей компетенции. По правде сказать мужик он говнистый, связываться не советую. Впрочем, переход - штука сложная и неизученная. Всякое может случиться...
   - Не учите нас, шеф, - Волков потянулся и громко хрустнул пальцами, - если что, то сразу, - он сделал выразительный жест рукой. - Не в первый раз замужем.
   - Вот и ладушки. А теперь, ребята, у вас неделя отдыха. Можете съездить в город, расслабиться. Только не сравняйте мне его с землей.
   - Простите, но мы останемся, - ответил ему Сенюков. - Нам на этом корабле служить, значит, нам и руководить ремонтом.
   - Хорошо. Господа офицеры, не смею больше вас задерживать.
   - У меня тут вопрос возник, - поднял вдруг голову молчавший до того Сомов. - А не могли там америкосы отметиться? Может, из-за этого и проблемы?
   - Сомневаюсь, - задумчиво отозвался командующий. - Я слышал, что до войны они не смогли выйти в параллельные миры, хотя и занимались чем-то подобным. А в войну... С ресурсами у них тоже был не густо. Да что там, не было у них лишних ресурсов. А от внедренцев у нас контрразведка есть.
   Уже на борту "Громобоя, в боевой рубке, где их никто не мог услышать, Сенюков сказал:
   - Ребята, не хочется думать о своих плохо, но это задание для смертников. И контрразведчикам нашим я не слишком доверяю - они не один раз уже ошибались, да так, что... А, да что там. На всякий случай возьмите из арсенала автоматы и из своих кают без оружия - ни шагу. Петя, особенно это тебя касается.
   - Да ладно тебе... - чуть смущенно прогудел Сомов.
   - Не ладно, а выполняй. Это ко всем относится, ясно?
   - Так точно! - дружно рявкнула команда.

---

   В город они все-таки выбрались. Произошло это через девять дней, в последний вечер перед отплытием, когда все было погружено, установлено, сто раз проверено и перепроверено. В конце концов, они были сейчас никому не подконтрольны, на суше не были давно, а когда в следующий раз удастся отдохнуть - и вовсе неизвестно. Поэтому, взяв катер с "Громобоя", бравый экипаж бодро преодолел восемьдесят миль и в полном составе десантировался в порту, где стояли у причала иностранные военные корабли и уже налаживался мирный быт, то есть разрешали ходить по улицам ночью и, при наличии денег, покупать все, что заблагорассудится.
   Первой жертвой отдыхающих подводников стал частный ларек у входа на пристань. Ларек уже закрывался, но Ильич громогласно пообещал хозяину, что если тот сейчас-же не выдаст им требуемое, то "они ему такое устроят..." и в доказательство взял ларек левой рукой за угол и слегка приподнял. После этого им были немедленно выданы две бутылки водки и какая-то колбаса на закуску. Приняв на грудь по сто пятьдесят и рассудив, что водка неплохая, а они, в конце концов, не варвары какие-нибудь, экипаж решил оплатить водку по справедливой цене. Получив примерно треть от указанного на ценнике, хозяин начал было протестовать, но его пыл быстро охладили вид адмиральских погон Сенюкова и его железный кулак, оставивший большой, быстро темнеющий синяк на скуле горе-предпринимателя.
   Прикончив водку, слегка пошатываясь и горланя на всю улицу непристойную песню, они пошли гулять по городу. Редкие патрули связываться с ними не рисковали - здесь еще не разучились уважать офицерские погоны.
   Возможно, выход в город закончился бы самой обычной пьянкой, если бы не три слегка подвыпивших матроса с французского корвета, тоже не ко времени решившие поискать развлечений в ночном городе. Две компании, уставшие от дисциплины и долгого плавания и жаждавшие приключений, неумолимо сближались, пока не столкнулись нос к носу на пустой и пыльной улице засыпающего города. Французы, сильнее других пострадавшие в этой войне, решили хотя бы на словах продемонстрировать, кто сейчас хозяин в городе, и это решило все дело...
   - Слушай, Серега, ты французский изучал, тебе и переводить,- вынес вердикт Сенюков.
   Малинин задумчиво пожевал губами и перевел, в точности воспроизводя обороты чужой речи.
   - Та-ак, - протянул разом протрезвевший Волков, - они что же, обозвали нас всех пассивными гомосексуалистами?
   - Да, ты правильно понял, всех козлами, а тебя, Степа, еще и рыжим козлом.
   - Мужики, да что же это делается? Меня оскорбляют, а все молчат? Чья сегодня очередь безобразия нарушать?
   - Моя, - просто ответил ему Сомов.
   - Слышь, Ильич, уступи очередь, а? Ты ведь уже ларек тряс.
   Сомов секунду подумал, а потом ответил:
   - Но ты вместо меня три раза дежуришь по камбузу.
   - Годится. Ну, я пошел.
   Волков снял фуражку, отдал ее Васильеву и не торопясь, вразвалочку двинулся к ожидавшим его французам. Подойдя к ним на три шага, он остановился, поглядел на них сверху вниз (его рост был метр девяносто два) и совершенно спокойно, на сносном английском высказал им, кто они такие и, не мелочась, кто такие французы вообще. После этого, не давая им опомниться, он подпрыгнул и в прыжке с разворота достал самого рослого из противников по голове тяжелым ботинком. Того отшвырнуло в сторону, прямо на одного из товарищей, а Волков тем временем пнул второго ниже пояса и повернулся, чтобы лицом к лицу встретиться с третьим, только-только освободившимся от упавшего на него тела.
   Щелкнуло лезвие открывающегося ножа, но воспользоваться им француз не успел - Волков аккуратно ударил его левой ногой в коленную чашечку и, когда француз нырнул вниз, хватаясь за ушибленное колено, не теряя даром времени перехватил руку с ножом. Мягкое движение обоими руками, и кости чуть слышно хрустнули. Впрочем, для француза этот звук слабым не показался. Страшно закричав, он попытался ударить Волкова здоровой рукой, но получил короткий удар в челюсть и растянулся на асфальте.
   - Как врач, гарантирую одному перелом нижней челюсти, второму - перелом запястья, третьему - отсутствие в будущем детей. Вечер начался славно.
   - Стоило ли калечить людей? - укоризненно покачал головой Васильев.
   - Стоило, Николай Петрович, стоило, а то совсем обнаглели, гады.
   - Ну, тогда чего уж мелочиться - пошли "Казбек" громить.
   - Пошли.
   И экипаж решительно двинулся в направлении сияющего огнями ресторана "Казбек".
   Этот ресторан открылся совсем недавно и уже был облюбован местной мафией. Он был тихим местом с сильной охраной, которая вполне профессионально обыскивала посетителей на предмет оружия и могла оторвать головы тем, кто смел не подчиниться этому правилу. Ни милиция, ни военные патрули здесь не появлялись - хозяин платил им немалую мзду. Впрочем, он мог себе это позволить, ведь цены в ресторане были, мягко говоря, запредельными. Впрочем, в "Казбек" редко ходили ради еды - здесь, на нейтральной территории, встречались представители криминальных группировок, ссорились и мирились, заключали миллиардные сделки, а бдительная охрана следила за тем, чтобы никто не вздумал изменить такое положение вещей. Впрочем, "все приходяще и уходяще", как выразился Васильев, примеряя на руку тяжелый медный кастет.
   Швейцар в шикарном мундире, как обычно стоящий у входа, сразу отметил, что люди, приближающиеся к ресторану, не только не входят в число постоянных клиентов, но и вообще не должны здесь появляться. Поэтому он загородил своей громоздкой двухметровой тушей вход и, напустив на себя грозный и в то же время важный вид, громогласно объявил:
   - Закрыто!
   - А почему люди внутри? - вежливо поинтересовался Сенюков.
   - Не ваше дело. Закрыто.
   - Мужик, отойди с дороги.
   - Вы что, не поняли? - швейцар коротко свистнул и рядом материализовались трое парней с могучими фигурами и наглыми рожами. - Валите отсюда.
   - Да ты что, офонарел? - вмешался Малинин. - Не видишь, мы только с моря, хотим поужинать в хорошем ресторане...
   - Поужинать! Нет, вы слышали, поужинать! - швейцар расхохотался. - Да твоего месячного заработка не хватит здесь на одну котлету. Слушайте, идите-ка вы отсюда, а?
   - Ты, орел! - вскипел внезапно еще не остывший от драки Волков. - Ты где был, когда мы воевали? Дома сидел? Или зэков охранял? С дороги, сволочь!
   - Вы что, обнаглели? - швейцар шагнул назад. - Ребята, объясните им...
   Объяснить "ребята" ничего не успели - Сомов внезапно схватил двоих за горло и резким движением ударил друг о друга головами. Пока они медленно оседали на землю, Васильев с неожиданной для ученого ловкостью врезал третьему кастетом в солнечное сплетение и добавил другой рукой по лицу. Тем временем Волков неторопливо придвинулся к ошалело глядящему на побоище швейцару.
   - Ну что, гнида, хочешь узнать, что чувствует мясо, подвешенное на крюке? - и, не дожидаясь ответа, поддел его двумя пальцами под ребра и резко потянул вверх. Швейцар тихо взвыл, дернулся, пытаясь освободиться, но получил кулаком под дых, тихо охнул и присоединился к первым жертвам драки.
   - Вперед, - скомандовал Сенюков и все пятеро, миновав огромный пустой холл, где пришлось вырубить еще двоих томящихся от безделья охранников, вошли в сияющий огнями зал. Неторопливо оглядевшись, адмирал махнул рукой и они направились к свободному столику.
   Официант с лицом знающего себе цену холуя подскочил почти сразу.
   - Господа, этот столик заказан.
   - Ну и что? Ты лучше принеси нам шампанского и, пожалуй, всего остального, только по первому разряду. Шевелись.
   - Но, товарищ адмирал...
   - Два года уже адмирал. Неси, сказано!
   Официант убрался, но спустя минуту вместо него подошли пятеро громил, сопровождающие невысокого пузатого человека в строгом сером костюме. За его локоть цеплялась красивая, но, на взгляд Сенюкова, излишне накрашенная женщина лет тридцати.
   - Господа, этот столик заказан, - заявил один из громил.
   - Кем, если не секрет?
   - Мной, - толстяк нагло усмехнулся, - и если вы не освободите его немедленно, вас сейчас выкинут вон.
   - Нас многие пытались... - начал было Сенюков, но Волков, имевший хорошую память на лица, внезапно перебил его:
   - Вить, погоди, ты его не узнаешь?
   - Нет, а что?
   - Да ведь это майор Шевченко. Помнишь, он был комендантом склада снабжения?
   - Кажется, припоминаю...
   - Да помнишь, помнишь. Это ведь с его легкой руки мы получили пятьсот банок консервированной кеты, от которой у нас у всех во время похода был жуткий понос. Помнишь, когда мы из гальюнов вылезти не могли?
   - Так это он?
   - Конечно, кто же еще? И ведь живой до сих пор.
   - А почему?
   - Не знаю. Впрочем, это можно исправить.
   Волков медленно поднялся из-за стола, совершенно спокойно взял с него правой рукой бутылку минералки, подбросил ее, ловко поймал за горлышко и внезапно разбил ее о голову Шевченко. Потом посмотрел на опешивших охранников, кивнул им на лежащего майора и с усмешкой бросил:
   - Так будет с каждым, кто посмеет спереть что-то, принадлежащее нам. И с тем, кто нам угрожать посмеет, тоже.
   Вместо ответа охранники бросились на него. Без сомнения, они были крепкими парнями, кое что смыслившими в драке, но сейчас они нарвались на того, кто был им не по зубам - до того, как попасть на "Громобой", Волков служил в разведроте морской пехоты и то, чему его учили, забывать пока еще не собирался. Поэтому двое из нападавших сразу отлетели назад, прямо на соседние столики, где, не растерявшись, их приняли в кулаки сидящие там блатные. Еще одного Волков перебросил через себя, крепко приложив головой об пол. Остальных уработали его товарищи, вовремя повскакавшие со своих мест.
   На помощь павшим "героям" поспешили их товарищи со всех концов зала, но их постигла та же участь. При этом перевернулись прямо на посетителей еще несколько столов и через какую-то минуту в зале началась всеобщая потасовка. С треском ломалась мебель, летали по воздуху тарелки, визжали женщины, а виновники всего этого не слишком торопясь покинули зал через громадное, во всю стену, окно, предварительно выбив стекло каким-то не в меру решительным блатным, попробовавшим почесать о них кулаки.
   Решив, что с "Казбека" на сегодня достаточно, они двинулись обратно в порт, но по дороге Малинин сумел их убедить, что длительное воздержание, сопутствующее дальнему походу, может вредно сказаться на здоровье, и потому пришлось сделать еще одну непредвиденную остановку - на сей раз в публичном доме. Там побыли часа полтора и ушли не заплатив, благо вышибал вырубили еще когда заходили. Больше приключений по пути не было и в порт прибыли благополучно.
   Катер исправно ждал их у причала, мягко покачиваясь и демонстрируя всему порту довольно бездарно намалеванную на корпусе эмблему - карточную колоду с пиковым тузом сверху. Эмблему придумал и нарисовал все тот же неугомонный Малинин, решивший однажды с похмелья, что грешно такому кораблю, как "Громобой", не иметь своего фирменного знака. Остальной экипаж был в тот момент не в лучшем состоянии, поэтому идею одобрили - лишь бы отвязался побыстрее. К счастью, было это недавно и пиковый туз не успел еще примелькаться в этих водах, а то пришлось бы соскребать перед каждым визитом.
   - Ну что, кому вести катер? - спросил Сенюков.
   - А кто меньше всех принял, тому и карты в руки, - ответил Васильев.
   - Так поровну же наливали, - робко заметил Сомов.
   - Все верно, но ты, Ильич, тяжелее всех, а значит, на единицу массы...
   - Ну вот, как морды бить, так Степан, а как развозить всех, так Ильич, - обиженно прогудел великан.
   - Ладно, я поведу, - заявил Малинин, - только если что - не взыщите.
   - Решено, - подвел итог адмирал, - поехали.
   Малинин напялил на голову шлем управления, надел электронные перчатки и включил двигатель. Обычно такими катерами управляли втроем - один пилотировал, второй был у двигателей, а третий - у пульта управления огнем, управляя при необходимости четыремя огневыми башнями со спаренными тридцати семи миллиметровыми пушками, две из которых были расположены на носу, а две по бортам, чуть выше. При атаке все башни могли вести огонь прямо по курсу, при отступлении две бортовые башни прикрывали катер сзади. Кроме того, на катере были четыре противокорабельные ракетные установки, по две с каждого борта.
   Сейчас, надев шлем и перчатки и задействовав тем самым уникальное, как и все на "Громобое", оборудование, Малинин переключал на себя одного все управление катером, связываясь напрямую с бортовым компьютером и становясь как бы его частью. Он действительно сравнительно мало пьянел, поэтому, подняв катер на воздушной подушке, достаточно легко вывел его из порта и привел на базу, лишь один раз едва не выскочив по дороге на берег. Лихо подрулив к "Громобою", он подал сигнал компьютеру субмарины, и в борту корабля, чуть позади третьей башни, поднялся громадный люк, впуская катер в ангар. Едва не зацепившись бортом, катер мягко вошел внутрь и люк закрылся, наглухо отрезав их от внешнего мира.
   Как оказалось, торопились они зря - Вицкевич, конечно, прибыл вовремя, минута в минуту, наверное, служба вместе в Гараниным приучила его к так не свойственной крупным ученым точности, а вот генерал со своей охраной задержался изрядно. Почему, правда, никто выяснять не стал - субординация не позволяла, да и, по большому счету, не интересовало это никого.
   В результате, в море вышли с опозданием на сутки, ранним утром, когда на сопках еще стелился туман и солнце только-только показалось из за моря. Не было оркестра, не было торжественных речей, лишь тяжко взревел на прощание ревун "Громобоя", тускло блеснул мокрый пиковый туз на рубке, и последний корабль Российского флота вышел в море, навстречу неведомому...

---

   Первые три дня пришлось таиться, вести корабль на больших глубинах, чтобы не быть замеченными с американских судов, рыскавших в этих водах. Сенюков почти не вылезал из рубки, хотя с самого начала вахты несли по очереди, но не стандартные четырехчасовые, а свои собственные, шестичасовые, дающие больше времени для отдыха. Вообще в экипаже все достаточно квалифицировано могли подменять друг друга, но Сенюков предпочитал в этих опасных водах все контролировать сам.
   Выбравшись на просторы Индийского океана, они могли не беспокоиться больше о возможности обнаружения, и потому, не теряя даром времени, они дали полный ход. И тут-то уж "Громобой" показал, на что он способен.
   "Громобой" был своего рода рекордсменом - при необходимости он мог разгоняться до сорока узлов - больше, чем любая другая субмарина и даже больше, чем большинство надводных кораблей. Правда, при такой скорости он терял свое главное преимущество - бесшумность. Теперь любой корабль, оснащенный простейшей акустической аппаратурой, мог обнаружить его, но курс "Громобоя" пролегал вдали от торговых путей, а вероятность встречи с рейдерами в конце войны была невелика.
   Обогнув мыс Доброй Надежды, "Громобой" развернулся на северо-запад. Теперь его курс был прямым как стрела и заканчивался непосредственно в точке перехода. На борту корабля все было спокойно - экипаж по очереди дежурил в боевой рубке, почти всю работу брала на себя автоматика и вмешательство человека требовалось крайне редко. Генерал, шесть солдат его личной охраны и профессор почти не выходили из своих кают, благо все удобства были прямо там, и появлялись лишь для приема пищи. В рубку они не совались, потому что идентификационных браслетов, открывающие экипажу доступ во все помещения корабля и, как оказалось, базы, у них не было - судя по сему, они и не предполагали, что генералу такой браслет по должности положен, а никто в экипаже не захотел утруждать себя, объясняя ему это, и тем более не стал бы выдавать ему браслет, хотя в сейфе имелось несколько запасных. Вообще, ни от кого не было секретом, что власть Кирильчука на Нежданном будет чисто номинальной - нынешний комендант был уважаемым на флоте адмиралом и в случае конфликта между ним и генералом на его стороне выступят и команды кораблей, и морская пехота, да и экипаж "Громобоя" тоже. С шестью увальнями из тылового подразделения против эскадры не попрешь, так-то, генерал.
   Один-единственный конфликт между моряками и генералом, правда, произошел - обладатель длинного и острого языка, Малинин сумел довести одного из солдат до белого каления своими насмешками, кстати, ничем не обоснованными, и солдат, не долго думая, не без успеха попытался набить Малинину морду. Видимо, не сообразили, что перед ними офицер - в походе весь экипаж ходил в простых рабочих комбинезонах, понятных для солдат знаков различия в виде погон на корабле во время похода не носили и звания своего противника солдат не знал. К счастью, в отсек вошел возвращавшийся к себе в каюту с вахты Васильев и, не долго думая, одним ударом сломал солдату ключицу. После этого Кирильчук пошел жаловаться Сенюкову, но это ни к чему не привело - во первых, за своих Сенюков стоял горой, а во вторых, как открытым текстом было объяснено генералу, неприятности были бы у солдата, напавшего на офицера. Тыловой генерал, похоже, только сейчас сообразил, что рядовых здесь нет, и заткнулся, решив не нарываться на скандал.
   В точку назначения они прибыли ночью. Дредноут всплыл на перископную глубину и довольно долго маневрировал, занимая позицию для перехода. Профессор Вицкевич, впервые почтивший рубку своим посещением, требовал как можно более точной ориентации корабля в пространстве, видимо, радуясь возможности покомандовать, но в конце концов даже требовательный профессор был удовлетворен и, убрав перископ, субмарина застыла на месте.
   - Всем занять места по боевому расписанию, - скомандовал Сенюков, но это была чистая формальность - все и так уже находились на местах, пристегнутые к креслам на случай теоретически возможных сотрясений.
   - Профессор, программа перехода задействована, приступаем по вашему сигналу.
   - Хорошо. Всем приготовиться... Старт!
   Палец профессора вдавил кнопку на пульте. В недрах дредноута загудел реактор, впервые после испытаний развивая полную мощность. Гигаватты энергии, которые ранее никогда не требовались "Громобою" в таком количестве, теперь поглощались аппаратурой перехода без остатка. Корабль дрогнул, на всех, даже самых стойких, накатил мгновенный приступ морской болезни. Из всего экипажа лишь Волков, как врач готовый к самому худшему и надевший кислородную маску, сдержал приступ рвоты, да профессор, уже бывавший в ином мире, ничего кроме легкого головокружения не почувствовал. Легко можно было представить, что происходит в каютах непривычных к морским походам солдат и генерала. Раскачиваясь и дрожа, "Громобой" стремительно проваливался сквозь, как любили говорить полузабытые фантасты древности, "пространственно-временной континуум".
   А в воздушной системе дредноута в момент начала перехода автоматически открылся тайком присоединенный туда баллон с отравляющим веществом...

---

   Качка прекратилась так же внезапно, как и началась. Почувствовав это, Волков с омерзением стянул с лица влажную от пота кислородную маску и глубоко вздохнул. Тут же его лицо перекосилось, он поспешно натянул маску обратно и часто-часто задышал, вентилируя легкие. Поднявшись с кресла он, шатаясь, добрался до шкафа с лекарствами.
   Благодаря своей профессии врача он очень хорошо знал, как спастись от отравления различными ядами, а благодаря немалому жизненному опыту он мог определить многие яды с ходу, по вкусу или запаху. Теперь это умение пригодилось. Яд, который присутствовал в воздухе, имел уже чрезвычайно малую концентрацию и только поэтому Волков не умер сразу. Это был мгновенно действующий нервно-паралитический яд, но время жизни его составляло лишь пять-шесть минут после распыления, после чего он распадался на три абсолютно безвредных компонента. Сразу же приняв противоядие, Волков отделался сильнейшей головной болью, но боль была не самое страшное. Самым страшным была мысль о том, что остальные-то противоядия не имеют, а значит...
   Как только истекло время распада газа Волков снова содрал с лица маску. К тому времени он был уже нагружен лекарствами и находился в машинном отделении. Однако он опоздал - Николай Петрович Васильев, добрейший человек и талантливый ученый, был уже мертв. Вероятно и он, и остальные члены экипажа даже не почувствовали, что умирают, настолько быстро это произошло. Лишь Сомов, чей могучий организм дольше всех сопротивлялся яду, успел встать и умер уже в коридоре. Он лежал животом на высоком комингсе, тело в коридоре, а ноги в отсеке, и не было силы, которая вернула бы его к жизни...
   - Эй, смотри, дохтер-то живой, - раздался сзади удивленный голос. Волков обернулся и увидел двух солдат из охраны Кирильчука. Видимо, встреча оказалась неожиданной для обеих сторон. Только этим и можно объяснить, что умерли именно они, одетые в бронежелеты и вооруженные до зубов, а не Волков, имеющий при себе лишь кортик. Впрочем, в тот момент Волков не думал об этом. Рефлексы, намертво вдолбленные в него еще в морской пехоте, сработали раньше, чем у уступающих ему по подготовке солдат. Он стремительно шагнул вперед и влево, на ходу выхватывая кортик, и очутился лицом к лицу с одним из солдат. Их пули еще выбивали искры из бронированной переборки там, где он только что стоял, а Волков уже оказался в точке, где его мог достать только один из стрелков оказавшийся между Волковым и своим товарищем. Закрываясь солдатом как щитом Волков точным движением ударил его кортиком в глаз и толкнул труп, а это был уже труп, на второго и, пока тот освобождался, вновь скользнул вперед и вбок, на этот раз вправо, и достал его кортиком в горло.
   Вернувшись в свою каюту, надев бронежилет и прихватив "Стечкин" с глушителем, Волков бегом направился в рубку. Тремя выстрелами свалив двоих ничего не подозревающих часовых у входа, он как буря ворвался внутрь.
   В рубке явно не слышали почти бесшумных хлопков за толстой переборкой. Двое последних солдат, один с рукой на перевязи, были убиты сразу. Генерал, склонившийся над пультом, обернулся и лапнул было рукой кобуру, но точный удар в висок опрокинул его на палубу. Оглушив генерала, Волков обернулся к Сенюкову с профессором.
   С первого взгляда было ясно, что они мертвы. Профессор лежал на палубе лицом вниз в неестественной позе, его труп уже успел окоченеть. Сенюков остался в кресле, его левая рука была отрублена - генералу нужен был браслет-ключ, но он не знал, как его снять и прибегнул к самым радикальным мерам. Крови почти не было, значит, браслет снимали уже с трупа.
   Волков подошел к пульту, осмотрел его и зло улыбнулся - браслет не помог генералу. Пульт нельзя было активизировать, не зная кода. По видимому, генерал считал иначе, но "Громобою" было наплевать, что о нем думают его пассажиры, и теперь уже сам Кирильчук, связанный, лежал в боевой рубке.
   Когда генерал пришел в себя, он обнаружил, что связан по рукам и ногам и лежит на верхней палубе дредноута. Вокруг, куда ни глянь, простиралось море, а над генералом нависал Волков, только что похоронивший товарищей и жаждущий крови. Увидев, что Кирильчук пришел в себя, Васильев нагнулся, приподнял его и резко встряхнул.
   - Ну что, гнида, очнулся? Молодец! - он похлопал генерала по щеке. - А теперь ты скажешь мне, на кого ты работаешь...
   Вначале генерал пытался гордо молчать, но Волков знал много способов развязывать языки и уже через пять минут генерал говорил так быстро, что пришлось включить магнитофон. Закончив допрос Волков спокойно скрылся в рубке, не обращая внимания на отчаянные вопли Кирильчука. Почти сразу же подводная лодка погрузилась.
   После этого была сумасшедшая гонка в незнакомых водах. За бортом ревела вода, а Волков вел корабль к острову по проложенному еще Сенюковым курсу. Напряженная работа всегда помогала ему отвлечься от мрачных мыслей и этот случай не был исключением. И всего через четырнадцать часов в перископ уже виден был остров Нежданный, пристанище русских кораблей в этом мире. Идеальная база, если вдуматься, просто подарок для любого флота.
   Если смотреть по карте, остров больше всего напоминал вытянутый желудь с большими выщеребинами с обоих концов. Эти выщеребины были ничем иным как хорошо защищенными от ветра бухтами, в которых и размещались корабли. Остров, весь заросший лесом, был вытянут на добрых сорок километров почти точно с севера на юг. Подойти к нему можно было только через эти бухты - с запада и с востока берега представляли из себя неприступные скалы, а вдоль них протянулась сплошная полоса рифов, через которые невозможно было перебраться ни шлюпке, ни пловцу, которые грозили гибелью не только местным судам, но и современным крейсерам, рискни они приблизиться.
   Северная бухта была много больше южной, в ней и была основная стоянка и корабли набились туда, как сельди в бочку. Между стоящими борт о борт кораблями были переброшены трапы, но даже сильная оптика перископа не позволяла разглядеть на кораблях ни одной живой души.
   Южная бухта была не столь удобна, зато имела одну оригинальную особенность - нависшая над берегом скала не доставала до дна, образовывая гигантскую подводную пещеру, уходящую вглубь острова почти на три мили. Высокий купол пещеры был заполнен воздухом и имел многочисленные выходы на поверхность. В пещере была устроена вторая стоянка, тайная, невидимая снаружи, и стояли там три подводных ракетоносца типа "Сталин", выведенные с баз Северного флота перед захватом их врагом, и подводный крейсер типа "Барс" с Тихого океана. В южную бухту и направил Волков свой корабль.
   Медленно, осторожно, кормой вперед, чтобы в случае нужды не тратить время на разворот, "Громобой" проник в пещеру. Подняв перископ, Волков огляделся и отметил, что волнения в пещере нет совсем, хотя снаружи море было неспокойным и даже в бухте гуляли волны. Не обнаружив никакого движения он пошел на всплытие и воды пещеры с шумом расступились, выпуская наружу ощетинившееся огневыми башнями чудовище. Теперь любой, рискнувший устроить засаду, рисковал напороться на огонь девяти крупнокалиберных орудий, но все было спокойно. Выждав с полчаса, Волков вышел на палубу и огляделся. Вокруг не было ни души, лишь мощные прожектора освещали пещеру мертвым белым светом. Вздохнув, он хотел уже выводить катер, но в последний момент у самого дальнего причала взревел мотор и легкая шлюпка, в стремительном броске преодолев пещеру, лихо подрулила прямо к вежливо спущенному Волковым трапу. Три человека почти бегом поднялись по нему и направились к капитан-лейтенанту, придерживая кортики. На одетом в десантный камуфляж Волкове не было знаков различия и это, по видимому, ввело встречающих в заблуждение.
   - Где генерал Кирильчук? - спросил старший, в погонах капитана третьего ранга.
   - Там, - неопределенно мотнул головой Волков и шагнул в сторону. Офицеры один за другим исчезли в люке, а Волков, вынув из кобуры старый, но безотказный "Стечкин", бесшумно шагнул следом.

---

   Через два часа он уже сидел в узле связи базы и вызывал штаб. На это у него ушло еще час, но вот по экрану пробежала рябь и перед Волковым возникло лицо командующего, похудевшее от недосыпания. Посмотрев на Волкова, командующий удивленно вскинул брови.
   - А где Сенюков?
   - Контр-адмирал Сенюков убит при попытке захвата "Громобоя" американской спецслужбой.
   - Какой спецслужбой? - не понял командующий.
   - ЦРУ. Экипаж мертв, база мертва, - и Волков коротко, не вдаваясь в подробности, описал все, что произошло на "Громобое". В заключение он сказал:
   - На базу были внедрены трое агентов, - он назвал фамилии. - Ваши идиоты из особого отдела лопухнулись, как всегда... Против базы было применено бактериологическое оружие, наше оружие, с наших складов. Это штамм легочной чумы, крайне активный, убивающий человека в течении двух-трех дней, но полностью вырождающийся за две недели. Очень эффективное оружие, вычищающее огромные территории и не дающее для завоевателя вредных последствий, мы что-то подобное в Египте применяли, помните? Когда я прибыл, база была не только мертва, но и очищена от трупов. Уцелели только заранее вакцинированные агенты, но... - Волков развел руками, - после допроса я их, гадов, расстрелял. Генерал признался, что уже семь лет работал на ЦРУ и должен был передавать вам дезинформацию и ждать американского флота. Показания я на видео записал, а генерала, уж извините, того... Можете хоть под трибунал отдавать - ваше право. В целом база полностью дееспособна и готова принять гарнизон.
   - Гарнизона не будет. Точку перехода контролирует американский флот.
   - Тогда я возвращаюсь. Буду во Владивостоке через...
   - Степан, - командующий вздохнул, - пойми, пожалуйста, эта база - наша последняя надежда. Ее нельзя оставлять, ни в коем случае. Я не могу тебе приказывать, но и я, и весь штаб, просим тебя: прими командование базой. Через несколько лет мы, возможно, оправимся и сможем послать помощь, а сейчас, если согласишься, ты назначаешься главнокомандующим нашей группировкой в этом мире и получаешь звание, - тут он повернулся к кому-то стоящему сбоку и невидимому Волковым и кивнул, - контр-адмирала.
   - Но смогу ли я...
   - База автоматизирована полностью, в сейфе "Громобоя" полный пакет кодов для компьютера базы. Ты справишься. В крайнем случае, ты всегда можешь вернуться. А если не будет другого выхода, можешь даже нанять себе в помощь местных... Не объясняя им как управлять базой, конечно.
   - Постараюсь обойтись без этого, - Волков вздохнул. - Хорошо, я согласен. Когда следующий сеанс связи?
   - Я сам выйду на связь. Дело в том, что нам сейчас придется уйти в подполье, ничего не поделаешь, мы проигравшая сторона. Аппаратура сейчас не только в узле связи, но и на "Громобое", разберешься. Прости, и удачи тебе, адмирал!
   Связь прервалась и, посидев с минуту перед экраном, Волков вздохнул, потер усталые, слезящиеся глаза и отправился на "Громобой" спать. На завтра у него было много дел.
   Прошло четыре года. Нельзя сказать, что это были самые лучшие годы в жизни контр-адмирала Волкова. Вначале он работал, как каторжный, пытаясь освоиться на базе, понять, как и что на ней работает, но в конце концов бросил это неблагодарное занятие. Принципы управления он понял, с центральным компьютером базы разобрался, а в остальное лучше было не лезть - системы авторемонта обеспечивали базе практически бесконечную автономию. Не совсем бесконечную, конечно, но пока есть энергия, база будет функционировать, а реактор оказался рассчитан на триста лет - более чем достаточный, на взгляд Волкова, ресурс. Так что с этой стороны все было закрыто достаточно плотно и надежно. Единственной неприятностью, кроющейся в невозможности справиться со всей этой машинерией для Волкова была еще одна добавка к куче и так имеющихся у него комплексов, однако комплексом больше, комплексом меньше... Какая разница?
   Гораздо хуже была ситуация с кораблями. Корабли - не база, даже в законсервированном виде долго им не простоять - сгниют. Реакторы кораблей заглушены, но если какой-нибудь крейсер или там авианосец затонет - мало не покажется, достойно бороться с радиоактивным загрязнением человечество так и не научилось, поэтому Волков всерьез ломал голову над тем, как бы в случае нужды в одиночку отбуксировать аварийный корабль подальше в море.
   Ну и наконец сам Волков. Одиночество, даже на таком шикарном острове, можно сказать, райском уголке с пальмами и попугаями - вещь сама по себе тяжелая. А когда могил на острове больше, чем деревьев - еще хуже. Волков, как врач, прекрасно понимал, что рано или поздно у него съедет крыша, а поселяться в доме с высоким забором и мягкими стенами ему категорически не хотелось. Пока было много работы - еще ничего, но появилось свободное время - и пришли мысли. Тяжелые мысли. А главное, не с кем было даже поговорить. Сеансы связи были редкими и короткими, передал, что все в порядке, получил бодрое "одобрям" - и сиди дальше, кури бамбук. Иногда Волкову казалось, что ничего нет, ни центра, ни родины, ничего. Что он остался один, и это было первым шагом к безумию.
   Нет, он не терял времени зря - и самообразованием занимался, и на катере в море выходил, на рыбалку. С берега не ловил, брезговал - часть трупов, как он знал, сбросили в море и, хотя на фронте ему довелось повидать всякого, но ловить рыбу, разжиревшую на человечине... Это, знаете ли, не совсем то, что надо для успокоения нервов.
   Однако всего этого было мало, поэтому Волков, после долгих размышлений, решил выйти в море и добраться до ближайшего оплота местной цивилизации, благо карта глубин у него была - предшественники постарались. Они, кстати, неплохо постарались, даже несколько спутников на орбиту вывести успели - и картографические, и для связи. Не всю планету охватили, конечно, но и то хлеб. Из их записей Волков четко уяснил, что уровень местной цивилизации соответствует примерно началу восемнадцатого века на земле, да и по летоисчислению первая половина восемнадцатого столетия идет. Вообще, история здесь повторяла земную почти один в один, не присматриваясь специально отличий и не увидишь - это многое упрощало. Еще больше упрощали дело звонкие дублоны с пиастрами, сиречь местные денежные знаки, которых на складе, вместе с прочими золотыми побрякушками, нашлось неожиданно много. То ли пару золотых галеонов ребята в свое время подняли, то ли ограбили кого ненароком. Волков в подробности вдаваться не стал, да и спросить было не у кого, а в абсолютно ненужных записях рыться было лень. Главное в это деле что? То, что золото в кошельке, пистолет в кобуре и шпага на поясе во все времена облегчали контакты с аборигенами.
   Первый бросок Волков совершил к берегам местной Северной Америки - и недалеко, и меньше вероятности, что нарвешься на неприятности. Если рвануть в вечно воюющую Европу, то можно и нарваться. Получилось неплохо - оставил "Громобой" в море, благо шторма в ближайшую неделю не ожидалось, на десантном катере подошел к берегу, а последние пять миль пешочком, пешочком. Рисковал, конечно - места незнакомые и практически дикие, мало ли что случится, но, к счастью, обошлось. Если вдуматься, наверное, у него все же немного поехала крыша, однако, как известно, дуракам везет. Добрался до ближайшего города и неделю оттягивался - вино, драки, бабы, а главное, живые люди вокруг. Конечно, жуткое нарушение дисциплины и, с учетом ситуации, непростительный риск, но... Невозможно же и дальше терпеть одиночество. На базу Волков вернулся усталый, с фингалом под левым глазом и царапиной от чьей-то рапиры на плече, но довольный. Хотел щенка взять, но не рискнул - мало ли как повернется жизнь, а оставлять, случись что, собаку в одиночестве на острове будет совсем не по человечески. Говорят, чем больше человек узнает людей - тем больше он любит собак. Волков считал, что людей он знает.
   Потом такие броски-рейды стали регулярными. Волков облазил побережье Северной Америки, Европы, Средиземного моря. Прочие места его не слишком интересовали, индусов, китайцев и прочих корейцев с неграми он не слишком жаловал, да и интересовали его больше всего здешние оплоты цивилизации. Он не старался навербовать людей, хотя и имел вроде бы на это право - не стоило, по его скромному разумению, допускать на базу чужаков. А вот агентурную сеть создать стоило, что он и старался сделать. И информация была нужна, и, главное, обеспечить возможность для будущей вербовки рекрутов. Как Волков не без основания считал, несколько наемных дивизий лишними в грядущей войне никак не будут, а что будет сама война, он нимало не сомневался. Несколько раз его пытались перехватить боевые корабли, пару раз Волков даже обратил на них внимание, но все это были мелочи, не более. И так продолжалось до тех пор, пока не случилась одна из тех мелких неприятностей, которые иногда переворачивают мир.
  

Глава 1

   Вот повернулся боком флагманский фрегат
   И левый борт окрасился дымами.
   Ответный залп - на глаз и наугад,
   Вдали пожар и смерть, удача с нами.
  
   Из худших выбирались передряг,
   Но с ветром туго, да и в трюме течи.
   А капитан нам шлет привычный знак:
   "Еще не вечер, еще не вечер"...

В. Высоцкий

  
   Бриг "Король Ричард" вышел из гавани Порт-Рояла в Бристоль ранним утром, имея на борту груз табака и более полусотни пассажиров. Пересекая Карибское море, он был захвачен штормом, но опытный капитан сумел сохранить корабль и не потерять при этом ни одного матроса. Подгоняемый попутным ветром, бриг уже почти миновал опасные воды, когда его заметили с пиратского фрегата "Морской дьявол", которым командовал Лысый Джек, один из самых опасных людей, промышлявших когда-либо в этих местах. В отличие от остальных пиратов, охотившихся в основном на испанские и, реже, французские торговые суда, он перехватывал всех, кого видел и поэтому, заметив бриг, немедленно погнался за ним.
   "Король Ричард" был отличным, быстроходным кораблем, вооруженным двадцатью пушками, и поэтому был не по зубам большинству пиратов - при нужде он справлялся с мелкими противниками и легко уходил от более крупных. Многие купцы для перевозки своих товаров предпочитали именно его, поэтому хозяин и капитан брига Джон Вильямс никогда не сидел без дела. Будучи старым, насквозь просоленным морским волком он не бледнел перед опасностью но, когда можно было обойтись без боя, предпочитал использовать не пушки, а скорость. Так он поступил и сейчас.
   Однако на сей раз противник попался ему под стать - "Морской дьявол" оказался не только лучше вооружен - на борту у Лысого Джека было тридцать шесть пушек, что делало его капер одним из сильнейших в Карибском море. "Морской дьявол" был еще и одним из самых быстроходных кораблей в этих водах и, хотя и очень ненамного, превосходил "Ричарда" в скорости. В течении трех суток пират, знаменитый своим упрямством не меньше, чем своей жестокостью, преследовал несчастный бриг и наконец, к середине четвертого дня, приблизился на расстояние залпа.
   Теперь беглецам оставалось только готовиться к бою. По команде Вильямса канониры отдраили пушечные порты и разожгли фитили. Над палубой спешно растягивали прочную веревочную сеть, защищающую команду от обломков рей, которые могли посыпаться вниз во время боя. Все мужчины - матросы и пассажиры, способные носить оружие, - собрались на палубе, готовясь к отпору в случае абордажа. Однако их было слишком мало, не более сорока человек, остальные - женщины и дети. Против полутора сотен пиратов Лысого Джека это было не спасение.
   Первые выстрелы, произведенные с большой дистанции, не принесли никому особого вреда. Через некоторое время, когда корабли сошлись на расстояние около мили, последовал повторный обмен залпами. "Морской дьявол" первым открыл огонь. Шестнадцать орудий его правого борта смели все с палубы "Короля Ричарда" и сразу же Лысый Джек скомандовал поворот. Фрегат, бывший не только быстроходным, но и чрезвычайно маневренным судном, повернул вправо и устремился наперерез бригу. Ответный огонь "Ричарда" безнадежно опоздал - успевший повернуться к нему носом, "Морской дьявол" представлял собой плохую мишень и отделался небольшими пробоинами, не представляющими опасности. Однако Вильямса не огорошила даже потеря половины залпа - у него был свой план. Резким поворотом руля он положил "Короля Ричарда" на новый курс, строго на север, почти параллельно "Морскому дьяволу", но в обратном направлении.
   Этот маневр принес успех. "Король Ричард" прошел в каких-то трех кабельтовых под правым бортом фрегата, пушки которого были только что разряжены. Зато девять орудий правого борта "Короля Ричарда", до этого не принимавшие участия в бою, прямой наводкой дали залп по "Морскому дьяволу", и на сей раз Вильямсу сопутствовала удача - грот-мачта фрегата с треском рухнула, а одно из наиболее удачливых ядер вдребезги разнесло ему руль.
   Однако этим дело не кончилось. Завершая маневр, "Король Ричард" прошел слишком близко от "Морского дьявола", и канонир фрегата не подкачал. Четыре кормовые пушки ударили, целясь по корпусу брига, и "Король Ричард" задрожал под страшными ударами. Пущенные с небольшой дистанции ядра проломили ему борт ниже ватерлинии. Сильно кренясь, бриг уходил на север, а на "Морском дьяволе" спешно устраняли повреждения, стремясь любой ценой настигнуть его.
   Команда "Короля Ричарда" смогла подвести под пробоины парусиновый пластырь, но до конца устранить течь так и не смогла. Приняв много воды, отяжелевший бриг с трудом слушался руля. Через два часа к Вильямсу подошел его помощник и бессменный на протяжении уже семи лет штурман и доложил, что барометр падает. Надвигался шторм, и необходимо было срочно укрыться - в бурю корабль с такими повреждениями пошел бы на дно как камень.
   - Я намерен идти на север, - объявил Вильямс своим офицерам. - Там, на севере, есть остров, который называют островом Дьявола. В его бухте мы будем в безопасности.
   - Дьявол у нас за кормой, - мрачно усмехнулся кто-то.
   - Не смейтесь. Об этом острове известно давно, но он лежит в стороне от караванных путей, поэтому туда редко заходят корабли. Свое название он получил недавно и не без оснований. Я сам разговаривал с матросом с "Лиса", они тогда в шторм потеряли мачты, их несло на камни этого острова. Он рассказал мне, что их спас странный корабль - огромный, низкий, без парусов, он шел против ветра. С него на палубу "Лиса" метнули канат, вытащили их, считай, с того света, привели в бухту и там этот корабль погрузился в море. В бухте они простояли три дня, набрали воды, отремонтировались, но когда попытались исследовать остров, то трое матросов, отправленные на разведку, вернулись по частям, сваленные на плот и спущенные по течению реки, а потом нечеловеческий голос прокричал с берега, чтобы они убирались и никогда не возвращались на остров. Были и другие подобные случаи. Капитан Бойль хотел создать на этом острове базу. Кто после этого видел Бойля и его корабль? Нет, на острове есть что-то странное. И страшное. Нам придется идти туда, у нас нет иного выбора, но приказываю: с корабля не сходить, быть крайне осторожными.
   Увы, этому намерению не суждено было осуществиться. На следующее утро, когда остров был уже невдалеке, с мачты раздался голос матроса:
   - Парус! На горизонте парус!
   Это был "Морской дьявол", настигающий наконец свою жертву.

---

   Кто знает, как могла продолжиться эта история? Корабли редко заходили на остров Нежданный. Еще реже они уходили оттуда. Вернее всего, с острова не вернулся бы никто, но судьба распорядилась по иному - адмирал Волков вернулся из похода.
   В общем-то, не было ничего странного в том, что он вернулся. Не было странным и то, что его целых два месяца не было на острове. Власть, даже власть над бездушной автоматикой, всегда ударяет людям в голову и Волков не стал исключением. После того, как он привел остров в порядок, привык к управлению хитрым и сложным оборудованием, научился работать с лучшим в мире стратегическим суперкомпьютером, который управлял работой всех систем - от исправной работы канализации до спутников наблюдения, кружащих на орбите, а потом еще и совершил несколько рейдов, он потерял всякий страх. А потому, уверовавши в собственные силы, плюнул на приказ охранять остров и принялся исследовать планету.
   Последний поход был на север. В принципе, ничего нового он не принес - в те места Волков ходил уже трижды, - зато адмирал, большой любитель рыбалки, хорошо провел время на северной реке, куда он проник на катере, а заодно запасся свежей семгой, подстрелил и притащил на корабль несколько лосей и двух медведей (ну надоела экзотическая, да еще в основном рыбная кухня - хотелось чего-нибудь простого и, желательно, мясного) и закупил у местных меха, которыми адмирал время от времени приторговывал. Вернувшись из похода, он счел необходимым расслабиться, а расслабляться он любил "по цивилизованному", те есть долго и со вкусом, после хорошей русской баньки и под хорошую закуску. Самое противное в этом было то, что если принять слегка, то отвыкшего за время плавания от спиртного адмирала всегда начинало тянуть на мрачные мысли и еще более мрачные воспоминания. Чтобы прогнать дурное настроение приходилось добавлять еще и еще, и в результате отличные местные напитки (а вина были самые лучшие, других Волков здесь не держал) поглощались вместе с закуской (тоже великолепной) в немыслимых количествах. Всю следующую неделю адмирал, как правило, страдал от обжорства, и этот раз не грозил быть исключением, благо начальства в этих местах в ближайшее время не предвиделось.
   Где-то к четырем часам ночи количество перебило качество, то есть вино преодолело барьер из вкусной и здоровой пищи и добралось, наконец, до мозгов адмирала. С трудом добравшись до койки, Волков забылся тяжелым сном и не услышал сигнала тревоги, поданного сторожевой системой час спустя. Он тогда и подумать не мог, что пара лишних рюмок перевернут его жизнь...
   Везение капитана Вильямса заключалось в том, что к острову он подошел уже после того, как Волков вернулся, ибо в противном случае корабль вместе со всем экипажем был бы потоплен береговыми батареями. Программа, заложенная Волковым в компьютер, не допускала двойного толкования - любое судно, приблизившееся в его отсутствие к острову ближе чем на три мили, подлежало уничтожению. Однако сам Волков никогда не отказывал в помощи терпящим бедствие, и бриг, едва держащийся на воде и явно неспособный выдержать надвигающийся шторм, в его присутствие вполне мог рассчитывать здесь на убежище и ремонт. С другой стороны, везение, а может, невезение Лысого Джека заключалось в том, что вдрыбадан пьяный адмирал проспал сигнал тревоги. Его корабль, за исключением сломанной мачты, не имел особых повреждений и поэтому, проснувшись вовремя, адмирал вероятнее всего подал бы предупредительный сигнал, а после этого открыл бы огонь, посмей фрегат не подчиниться. Зная характер капитана "Морского дьявола" и его полное незнание сигнальной системы, принятой в Российском ВМФ, можно смело предположить, что карьера знаменитого пирата оборвалась бы именно здесь, у входа в южную бухту.
   Как бы то ни было, контр-адмирал Волков позорно проспал и не видел, как с бросившего в бухте якорь брига на шлюпках перебирались на берег люди, как они перетаскивали сундуки с оружием и наиболее ценными вещами и тащили их прочь от берега, а проснулся он лишь спустя минут сорок, разбуженный артиллерийским залпом - это капитан Вильямс, оставшийся на судне с десятком матросов, в упор отсалютовал входящему в бухту фрегату из девяти орудий.
   Канонада, в отличии от сирены, разбудила Волкова мгновенно. Не обращая внимания на слабость в ногах и сильнейшую головную боль, он в одних трусах примчался в пост управления, где и смог наблюдать гибель отважного капитана и его товарищей - они пытались, пользуясь замешательством пиратов, добраться до берега, но одно из пущенных им вслед ядер угодило прямо в шлюпку. После этого пираты в свою очередь высадились на берег, причем сделали это очень быстро. Заторможенная реакция подвела Волкова, и прежде чем он успел что-либо предпринять, на берег высадилось человек пятьдесят. Сгоряча он хотел расстрелять оба корабля, рискнувшие устраивать сражение в его вотчине, а потом поодиночке перебить высадившихся, но потом подумал и просмотрел данные компьютера, который сообщил ему, что с двух кораблей высадилось более двухсот человек. Даже с больной головой он моментально пришел к выводу, что, чем устраивать драку с непредсказуемым концом, проще подождать, пока они сами не перебьют друг друга и потом утопить уцелевших вместе с их кораблем. Проверив состояние базы и убедившись, что все люки как на берегу, так и на кораблях надежно задраены, он успокоился, принял лекарство от головной боли и отправился спать, предоставив пришельцев своей судьбе.

---

   Джейн со всех ног бежала по горной тропе, думая лишь о том, как бы не сорваться в пропасть или не сломать ногу, поскользнувшись на влажных камнях и в тысячный раз благодаря Бога за то, что одета не в платье, а в сшитый специально для поездки мужской костюм. В свои четырнадцать лет она отличалась ясным и гибким умом и, имея благодаря отцу некоторый опыт морских путешествий, прекрасно знала, как неудобно бывает в море женщине, поэтому и заказала себе мужскую одежду. Теперь крепкие башмаки стучали по камням, легкий камзол не стеснял движений и у Джейн были все шансы уйти от двух преследующих ее пиратов, чей топот позади постепенно отдалялся.
   Пираты напали на них внезапно, ночью, когда уставшие за день беглецы расположились на ночлег. Теперь Джейн понимала, какой ошибкой было разжигать костер, но тогда им, вымотавшимся за день, голодным и мокрым, это показалось замечательной мыслью. Они сидели у костра, разведенного посреди поляны, жевали мясо, которое захватили с корабля, радовались своему спасению, удивлялись отсутствию на острове Дьявола комаров и гнуса, и никому даже в голову не пришло, что пираты уже сняли часовых и окружили их.
   Атака пиратов была абсолютно внезапной. Залп из мушкетов смел большую часть мужчин, поэтому защищаться было, в общем то, некому. Пираты из кустов толпой бросились на поляну и Джейн была единственной, кому удалось скрыться - она лежала чуть в стороне и успела сразу откатиться в темноту...
   Она уже почти поверила в спасение, когда узкая тропа внезапно кончилась. Джейн оказалась вдруг на небольшой каменной площадке, нависающей над большой, скудно освещенной луной бухтой. И всю бухту заполняли корабли - маленькие, много меньше "Короля Ричарда", и огромные, которым мачты брига не достали бы и до фальшборта. Корабли замерли на гладкой, как зеркало, поверхности воды, и сверху их освещала луна, а снизу слабо фосфорецировала вода, наполненная мириадами морских микроорганизмов. И все корабли были мертвы - ни одного человека не было на широких, как футбольное поле, палубах, ни одного лучика света не пробивалось из иллюминаторов. Это было великолепное и в то же время мрачное, зловещее зрелище. Впрочем, на это Джейн в тот момент внимания не обратила - камень выскользнул у нее из под ноги и она, не удержавшись, с отчаянным криком сорвалась с обрыва вниз, прямо на торчащие из воды у самого берега камни.
   Говорят, что перед смертью перед глазами человека проходит вся его жизнь. Правда это или нет, Джейн так и не узнала - прежде, чем она успела что-либо вспомнить, наперерез ей с площадки метнулась стремительная темная фигура, и ее правое запястье вдруг оказалось оплетено крепкими пальцами. Затем последовал страшной силы рывок, рука мгновенно онемела, но падение в пропасть прекратилось.
   Подняв глаза, Джейн увидела подхватившего ее человека. Он висел, вцепившись левой рукой в торчащую из отвесной скалы скобу, а правой держал ее. Лицо его было скрыто в тени и Джейн не смогла его рассмотреть, зато она очень хорошо почувствовала огромную силу этого человека. Вместо того, чтобы подтянуть ее к одной из многочисленных скоб, торчащих тут и там из гранита, он внезапно одним мощным рывком подбросил ее вверх и вышвырнул обратно, на площадку.
   Упала Джейн неловко, больно ударившись спиной о камни, но гораздо худшим были руки, сразу схватившие ее за плечи и хрипловатый голос, явно принадлежащий одному из пиратов, который удовлетворенно произнес:
   - Попалась, птичка!
   Подняв Джейн за воротник и держа ее на весу, пират весело ухмыльнулся и скомандовал своему спутнику:
   - Эй, Дик, сходи посмотри, что там!
   Пират, которого назвали Диком, высокий и толстый человек со сломанным носом, шагнул вперед и наклонился над обрывом. То, что он увидел, было последним в его жизни, и рассказать своим товарищам об увиденном он уже не успел, потому что протянувшаяся снизу рука как клешней сжала ему ногу и резко дернула. Громко вскрикнув, потерявший равновесие пират рухнул с обрыва вниз.
   Дальнейшее произошло очень быстро. Из под обрыва стремительно, будто вытолкнутый могучей пружиной, выпрыгнул человек в черном. Пират, державший Джейн, отшвырнул ее в сторону, а правой рукой выхватил из-за пояса нож. Прежде чем странный спаситель Джейн успел повернуться к нему, пират ударил его ножом в грудь, но тот успел отшатнуться вправо и нож вонзился в левое плечо. Сразу же вслед за этим великан - а незнакомец был на голову выше пирата, хотя последний был очень высоким и крупным мужчиной - схватил пирата правой рукой за горло и сжал с такой силой, что Джейн услыхала, как с треском ломаются шейные позвонки. Подхватив разом обмякшее тело за пояс, незнакомец одним движением швырнул его со скалы вниз и только после этого повернулся к Джейн.
   Он стоял спиной к свету и, как и раньше, она не смогла рассмотреть его лица. Зато она рассмотрела кровь, черную в лунном свете, обильно сочащуюся по черной-же одежде, хотя он и зажимал рану в плече здоровой рукой. Еще она обратила внимание на широкий блестящий браслет на повисшей левой руке и берет со странной эмблемой, прочно сидевший на голове. И она не знала, что ей делать и кого больше бояться - пиратов, которые вполне могли убить ее, или этого человека, который убил двоих пиратов и, в принципе, даже не запыхался - рана была явной случайностью.
   Между тем незнакомец тоже осмотрел ее с ног до головы и, по-видимому, составил свое мнение. Джейн даже поежилась, представив себе, что он видел - худощавую, смуглую от загара девчонку небольшого роста, с коротко, по-мужски постриженными рыжими волосами, в драной и грязной мужской одежде, с разводами грязи и ссадинами на лице и руках. Однако здесь ее мнения не спрашивали. Незнакомец подошел к ней, взял ее за все еще не вернувшую чувствительность правую руку и резко встряхнул. Боль с новой силой пронзила плечо и на миг Джейн стало дурно, однако в следующий момент она почувствовала что, хотя и с трудом, может снова владеть рукой. Меж тем незнакомец кивнул головой вправо и хрипловатым голосом, с чудовищным акцентом сказал:
   - Иди туда... Вниз... Тропа кончится - повернешь направо, в лес. Руку береги... - он поднял с земли окровавленный нож, - на, возьми, пригодится.
   После этого он с заметным усилием шевельнул пальцами левой руки, и за его спиной зажглась цепочка невиданных фонарей. Яркий свет озарил склон и широкий уступ, плавно сбегающий вниз, явно вырубленный в твердом граните человеком. Незнакомец отступил в сторону, пропуская Джейн, и она, взяв у него нож, неуверенно пошла по тропе. Пройдя несколько шагов, она обернулась и увидела, что он смотрит ей вслед, но он сразу отвернулся, шагнул назад и... скала позади него расступилась. Незнакомец шагнул в зияющее отверстие, и оно бесшумно закрылось за ним. Это было столь невероятно, что Джейн не поверила своим глазам. Мотнув головой, чтобы согнать наваждение, она протерла глаза, но по-прежнему увидела лишь голый камень.
   Со стороны тропы послышались голоса. Плюнув на непонятное событие, Джейн побежала прочь по уступу. Едва она успела сбежать вниз, как свет погас и теперь до самого рассвета никто не смог бы найти ее следов. Как ей и было сказано, она повернула вправо и через минуту густой лес поглотил ее.

---

   Адмирал Волков был недоволен собой. Впрочем, недоволен - это мягко сказано. Точнее будет выразиться "он был разъярен и испуган". Впервые он почувствовал, как сильно он за четыре года потерял форму. Ничего удивительного в этом не было - Волков никогда не считал себя непобедимым рукопашником, а четыре года имея в противниках лишь пьяных моряков в портовых тавернах, да и то редко, трудно сохранить прежнее мастерство. Вдобавок он был недоволен своими действиями - выйти подышать свежим воздухом в такой ситуации, когда остров кишит людьми, мог только круглый идиот. Кроме того, он винил себя в том, что спас эту девчонку. Да за одно то, что она увидела корабли в северной бухте, ее положено было устранить, причем немедленно. В такой ситуации то, что она сорвалась с обрыва можно было считать подарком судьбы, но вот ведь незадача - сработал проклятый рефлекс. А потом, когда вылез... Это же уму непостижимо. Навалились старые воспоминания! Да кому они нужны, идиот? Кому нужны те, кого ты когда-то не смог спасти? Воспоминания - это твое, личное, а у тебя на руках флот. Если из-за своей сентиментальности ты погубишь все дело, то зачем было его начинать? Нет, надо исправить ошибку. Девчонку придется устранить, пиратов, которые сейчас безуспешно пытаются проникнуть на борт авианосца, тоже. С острова никто не уйдет живым!
   Приняв это эпохальное решение, адмирал Волков решительно двинулся в командный пункт базы, на ходу поправляя наброшенный на плечи китель. Перевязанная рука болела, но на перевязь Волков ее вешать не хотел - в конце концов рана была пустяковая, нож лишь слегка повредил мышцы. Конечно, не увернись он тогда, то не пиратам, а ему пришлось бы лежать под скалой, а так - ничего страшного. От этой царапины переживаний больше, чем вреда...
   Постепенно переведя таким образом мысли в более спокойное русло, Волков добрался до командного пункта уже в почти благодушном настроении. Переключив на себя камеры обзора он полюбовался великолепным разноцветным попугаем, сидевшим на ветке прямо перед объективом, потом понаблюдал за пиратами, которые не только сумели наконец преодолеть препятствие в виде высоких бортов корабля но даже успели сломать несколько ножей, пытаясь открыть один из люков. Потом он включил микрофоны и послушал, о чем они разговаривают, но ничего кроме ругани, из которой, к своему удивлению, сумел узнать несколько новых слов, не услышал. Зато он впервые увидел капитана пиратов и с интересом отметил, что Лысый Джек - фигура весьма колоритная. Мало того, что пират, как и положено истинно-народному вожаку, имел мощную фигуру и длинную шпагу, он еще был весьма добротно одет - в настоящий, хотя и потрепанный капитанский мундир с золотыми эполетами. На голове у капитана была треуголка, которую он время от времени снимал, чтобы утереть пот с обширной лысины. Эта лысина весьма заинтересовала Волкова как врача и, усилив до предела разрешение камеры, он пришел к выводу, что лысина эта благоприобретенная. Скорее всего, в детстве капитану чем-то обожгло голову, да так, что волосы на ней уже больше не росли.
   Когда Волкову надоело слушать ругань по поводу очередного сломанного кинжала, он переключил камеру на поиск, но девчонки так и не нашел. Подумав, он отдал приказ компьютеру на поиск и через несколько секунд перед ним были последние кадры, на которых она фигурировала. Как оказалось, она точно следовала его приказу и шла прямо к лесу. Вот она входит в лес... а навстречу ей бесшумно выходят двое.
   Что ж, хорошее решение проблемы. Адмирал откинулся в мягком кресле, потянулся и крякнул от удовольствия. Потом вдруг задумался, и хорошее настроение мгновенно улетучилось.
   Он не был святым. Самому отъявленному местному душегубу и не снилось столько трупов, сколько было за спиной Волкова. Однако и у него был свой кодекс чести, которому адмирал следовал неукоснительно. И в этом стихийно возникшем еще в студенческие годы кодексе был один пункт: не предавать. За всю свою жизнь он сделал много хороших дел, еще больше плохих, но никогда и никого он не предавал, за исключением, может быть, одного случая, но тогда он не был в этом виноват... Или был?... Черт знает. Все равно не забыть. А теперь получается, что эту... как ее там... не важно. Главное, что она пошла туда, куда он ее послал, и нарвалась на засаду. Значит, это он ее подставил, хотел он этого или нет.
   Все это он додумывал уже на ходу, застегивая бронежилет и проверяя пистолет. Почти бегом он добрался до выхода, стремительным броском добрался до леса и растворился в нем, как умели только они, разведчики морской пехоты...
  

Глава 2

  
   ...Ах как он бьет рукой, наш Вася,
   И никуда не убежит негодник никакой,
   Ах как он бьет ногой, наш Вася...

Группа "Дюна"

  
   Зло ругаясь, пожилой тщедушный пират нажал на спину Джейн коленом и потуже затянул веревку, практически сведя ей вместе плечи, когда сзади раздалось:
   - Слушай, ей же больно. У нее рука повреждена, а ты ее вон как...
   Голос был слегка хрипловатый, незнакомый, но мыслимое ли дело помнить голоса всех ста шестидесяти семи членов экипажа? Естественно, пират даже не обернулся, лишь выругался сквозь зубы и ответил:
   - Мне наплевать, что с ней. Я бы, если бы не капитан, вообще бы ее убил.
   - За что?
   - Да за то, что она грохнула Дика и Длинного - вон его нож, у нее нашли, весь в крови. Думаешь, это ребенок?
   - Да нет, девочкой ее уже не назовешь. Сколько ей лет?
   - Не знаю и знать не хочу. Знаю только, что это не ребенок - это ураган, тайфун. Только я отвернулся, смотрю - веревка перетерта. Пока скручивал, она мне все руки искусала, да еще башмаком по роже попала - смотри, весь глаз заплыл.
   Пират повернулся, чтобы показать заплывший глаз, и увидел перед собой совершенно незнакомого человека в пятнистой зеленой одежде. От удивления его заплывший глаз стал почти нормальных размеров, но лишь на одно мгновение - потом этот глаз соприкоснулся с тяжелым кулаком и заплыл окончательно.
   Не торопясь оттолкнув в сторону бесчувственное тело, адмирал Волков кортиком осторожно разрезал веревки на запястьях и лодыжках Джейн и перевернул ее на спину. Девчонка была без сознания, поэтому он принял меры - залепил ей две полновесные пощечины. Пощечины не помогли и пришлось дать ей понюхать нашатырного спирта. Это возымело действие - Джейн застонала, длинные ресницы дрогнули и на Волкова уставились большие, удивительно зеленые глаза.
   Придя в себя, Джейн сначала ничего не могла понять: только что ее пинали ногами двое пиратов, а теперь ей кто-то растирает руки, разгоняя застоявшуюся кровь, а воняет здесь так, как может вонять только в аду. Но в аду не бывает солнца, а здесь оно явно было, причем светило очень ярко и прямо в глаза. Потом над ней нависло что-то большое, закрывая собой солнце, и хрипловатый голос спросил:
   - Ну, как ты?
   Джейн моргнула несколько раз, сгоняя с глаз слезы, и с удивлением поняла, что не знает говорившего, а ведь его лицо было не из тех, которые легко забываются. Оно было молодым, очень молодым и очень спокойным, узким и слегка загорелым. На лоб падали густые рыжие волосы, чуть поярче, чем у Джейн и к тому же сильно тронутые сединой. Холодные, льдисто-серые глаза смотрели безо всякого выражения - судя по всему, какие-то эмоции были, но этот человек старательно и небезуспешно скрывал их. Джейн могла поклясться, что никогда не видела этого человека, но голос его был странно знаком ей.
   - Если ты в порядке, пошли, а то нашатырем воняет - не могу, - сказал человек, и тут Джейн узнала его голос. Это был тот самый голос, который она слышала ночью на скале.
   - Кто вы? - спросила она, удивляясь слабости собственного голоса.
   - Это неважно. Впрочем... в этих водах меня называют Дьяволом.
   - Дьяволом? - Джейн от удивления даже села, но тут же охнула от боли и вновь опустилась на траву. - Дьяволом, - повторила она и, не сдержавшись вставила длинную соленую тираду.
   - А вот это уже лишнее, барышня, - Дьявол помог ей сесть. Видя ее удивление, он пояснил: - Видишь ли, для того, чтобы так ругаться, есть взрослые сильные мужчины с бычьими шеями и тупыми мозгами. Когда ругается девушка, это шокирует, причем очень неприятно.
   - А меня шокирует ваше имя, - ответила Джейн и на всякий случай отодвинулась.
   Вместо того чтобы рассердиться, Дьявол рассмеялся и смеялся долго и весело. Окончив смеяться и утерев слезы, он сказал:
   - Ну хорошо, не нравится Дьявол, называй меня адмиралом. Адмирал Волков к вашим услугам, леди, - он встал и церемонно поклонился. - А теперь позвольте узнать ваше имя?
   - Джейн... Джейн Смит, сэр.
   - Это правда, что у вас Смитов пол-острова?
   - Да нет, что вы, - Джейн улыбнулась. Внезапно ей стало очень спокойно рядом с этим огромным, сильным человеком. - Наша фамилия, конечно, не редкая, но все же...
   - Понял, не обижайся, - адмирал подхватил ее под мышки и помог подняться. - Тогда уходим, не будем дожидаться, когда явятся товарищи этого... - он кивнул на лежащего ничком пирата.
   Джейн казалось, она не сможет сдвинуться с места, так болели ее ноги, но адмирал взял ее за руку и потянул за собой и, чтобы не упасть, ей пришлось сделать шаг, потом второй, третий, и с каждым шагом идти было все легче и легче. Потом адмирал перешел на бег и ей тоже пришлось бежать, и уже у самого края поляны адмирал ее отпустил, чтобы лицом к лицу встретить двоих пиратов, вышедших им навстречу.
   Пираты, похоже, не ожидали увидеть их, и поэтому чуть-чуть помедлили. Тот, который стоял ближе к Волкову, был, наверное, самым большим человеком, которого он видел в жизни. Ростом почти не уступая адмиралу, он был накачан так, что куда там Шварценеггеру и весил, наверное, вдвое больше Волкова. Впрочем, свою силу, которая наверняка давала ему преимущество в схватках, он продемонстрировать не успел - Волков с разбегу взвился в воздух как сжатая пружина и нанес одновременно удары ногами в голову и в грудь противнику. Того, оглушенного, отнесло метра на три, а Волков был уже на ногах, чтобы лицом к лицу встретиться со вторым пиратом.
   Второй был явно деревенским парнем, коренастым и сильным, но совсем недавно впервые вышедшим в море. Во всяком случае, у него не было еще привычки чуть что хвататься за оружие, зато он сразу обнаружил и подхватил с земли крепкий сук - оружие мужика, причем в умелых руках весьма опасное. Впрочем, опасно не оружие - в первую очередь опасен человек, который держит его в руках. Против Волкова у парня не было никаких шансов. Пока он замахивался, адмирал голыми руками сто раз мог отправить его на тот свет, а из автомата, висевшего поперек груди на ремне, и того больше. Поразительно, но сегодня был прекрасный, яркий день и еще с утра у Волкова просто не было настроения никого убивать. Возможно, именно это внесло разброд и шатания в рефлексы глубоко штатского человека, которым Волков так и остался где-то в глубине души. Поэтому он встретил своего противника самым неэффективным, но зато самым эффектным способом - подставил ему под удар собственную руку и прочный сухой сук с треском переломился об нее. Пока парень изумленно глазел на оставшийся у него в руках короткий, не больше трех дюймов в длину, обломок, Волков спокойно дал ему в челюсть и, перешагнув через бесчувственное тело, потащил Джейн дальше в лес.
   Они пробежали по лесу уже около мили, когда путь им преградила река - неширокая, текущая с гор и потому с исключительно чистой, прозрачной водой, холодной даже на вид. На берегу Волков остановился, внимательно осмотрелся вокруг и повел Джейн направо, вверх по течению. Пройдя метров двести он вновь остановился и внезапно подхватил ее на руки.
   - Что вы... Зачем...
   - Тихо, не дергайся, - Волков шагнул в обжигающе холодную воду, ноги сразу свело, но он не обратил на это внимания. - Если ты промочишь ноги, то через час сотрешь их в своих башмаках, - вода была ему уже по грудь, - и ты не сможешь бежать дальше.
   - А вы?
   - А мне уже недалеко, - Волков вышел из воды и аккуратно поставил Джейн на ноги. - Здесь наши дороги расходятся. Ты можешь идти куда хочешь, это уже не мое дело.
   - Как, вы оставляете меня одну?
   - Да. Прими на прощание хороший совет, девочка: при первой возможности покинь остров. Пойми меня правильно - здесь тебе не выжить. Этот остров хранит слишком много тайн и даже я не могу, не имею права раскрыть тебе их. Более того, я обязан убить тебя прямо сейчас, за то лишь, что ты видела. А теперь иди...
   - Весьма трогательно, - раздался вдруг громкий голос из-за деревьев. Волков мгновенно шагнул вперед и Джейн даже не поняла, как перекочевала ему за спину. Осторожно высунувшись, она увидела прямо перед собой, шагах в десяти, выходящих им навстречу пиратов. Их было человек двадцать, все с мушкетами наизготовку.
   - С дороги, шмакодявки, - рявкнул Волков, поднимая автомат.
   - А это кто еще такой? - с удивлением спросил изящно одетый мужчина, бывший, по видимому, за главного.
   - Дьявол, если угодно. А ты кто?
   - Первый помощник капитана барон Самуэль де*Гри, - отрекомендовался франт.
   - Ну и пошел прочь.
   - Прочь можешь идти ты, а вот она, - он ткнул в Джейн пальцем, - пойдет с нами.
   - Во-первых, тыкать пальцем, тем более в женщину, неприлично. Тебе, как дворянину, это надо бы знать. Ты ведь дворянин?
   - Да, - машинально кивнул де*Гри.
   - Вот видишь, значит, я прав. Во-вторых, может кто-нибудь объяснить мне, почему вы за ней так охотитесь?
   - Она - единственная, кто уцелел с их корабля. Наши ребята, - де*Гри кивнул на стоящих за его спиной пиратов, - перестарались ночью. Теперь только она знает, где зарыто золото.
   - Какое золото? - не понял Волков.
   - Они сгрузили с брига все самое ценное и спрятали где-то здесь, на острове.
   - Это не дает вам права наезжать на меня в моем собственном доме. С дороги!
   - Он меня утомил. Убейте его, - скомандовал своим людям де*Гри. Волков нажал на курок, но автоматная очередь безнадежно опоздала. Две пули ударили его в грудь и в бок и отшвырнули назад, а одна попала в автомат и разворотила его.
   Перешагнув через упавшего адмирала, де*Гри подошел к Джейн, сбитой падающим телом. Даже не пытаясь встать, она шарахнулась от него, но де*Гри, нагнувшись, ловко поймал ее за руку. Он был силен и ему не составило труда рывком поставить ее на ноги. Внимательно рассмотрев ее, он обернулся к своим:
   - А она, похоже, крепкий орешек. Вон, все еще на ногах, а смотрит то как - съест ведь сейчас. - Он рассмеялся. - Ничего, скоро ты у нас иначе запоешь...
   - А если она не захочет?
   Все аж подпрыгнули и как по команде дружно повернулись на голос. Ко всеобщему изумлению Волков сидел на земле и пытался отряхнуть прилипшие к мокрой одежде травинки.
   - Ты... Мужик, ты чего... а? - один из пиратов начал мелко-мелко креститься.
   - Да Дьявол я, разве не слышали? - Волков кряхтя поднялся на ноги. - Вы бы хоть серебром стреляли, а то решили, видите ли, меня наездом взять, - он поправил бронежилет. - Девочка пойдет со мной.
   - Та-ак, - протянул де*Гри. - Значит, Дьявол. Оригинально. Ну ка, ребята, покажите ему, кто тут главный.
   Четверо пиратов тут же окружили Волкова, и он мгновенно определил, что эти четверо привыкли работать вместе и что если они навалятся одновременно, ему не устоять. Впрочем, за ним оставались преимущества в координации, скорости и, наверняка, умении драться. Следовательно, лучше всего бить их поодиночке. Что ж, нападают с четырех сторон, дистанция невелика, диспозиция прямо как на тренировке...
   Широкий, стремительный а главное, совершенно неожиданный шаг назад и вправо, поворот на правой ноге и удар левой с разворота в пах заходящему с тыла. Сразу, не давая остальным опомниться, движение вперед и вправо, к ближайшему из оставшихся противников, блок руки с кинжалом в самом начале движения и удар левой рукой по ребрам. Такой удар ломает кирпичи и ребра его, естественно, тоже не выдерживают. Человек еще падает с пропоротым обломками костей легким, а Волков уже движется вперед, и в результате двое, еще только начавшие атаку, оказываются в очень неудобной позиции - тот, который раньше нападал спереди, теперь находится между адмиралом и своим уцелевшим товарищем. Пока он пытается что-либо сделать, Волков одним точным ударом в челюсть отправляет его в глубокий нокаут и, не давая последнему из пиратов опомниться, наносит ему два сокрушительных удара ногами в голову... Всем остальным кажется, что схватка еще только началась, а на траве уже лежат четыре искалеченных тела и адмирал Волков, широко улыбаясь, направляется к де*Гри со словами:
   - Эй ты, носатый, я тебе сейчас шнобель оторву...
   Демонстрация силы и мастерства произвела впечатление на де*Гри, однако впечатление это явно было не столь сильным, как рассчитывал Волков. Промедлив секунду или две, де*Гри совершенно спокойно повернулся к своим и скомандовал:
   - Мао, начинай. Это - твой клиент.
   Маленький даже в этом мире невысоких людей, узкоглазый китаец вышел навстречу Волкову и адмирал нутром почувствовал: это - боец не чета остальным. Машинально он положил руку на кобуру, но тут же понял, что, как это ни нелепо, пистолет разделил участь автомата. Второй пистолет, во внутреннем кармане, далеко - сразу не доберешься. Значит, опять кулаки. Смешно...
   Джейн с удивлением рассматривала маленького желтокожего узкоглазого человечка, который вышел навстречу Волкову. С таким, казалось, справится даже она, а могучий адмирал наверняка раздавит его двумя пальцами, потом разгонит остальных пиратов и спасет ее, как и положено благородному герою, рыцарю без страха и упрека. Однако, к ее большому удивлению, адмирал отнесся к противнику более чем серьезно. И когда они церемонно поклонились друг другу, она поняла - что-то сейчас будет.
   Мао ждал. И Волков тоже ждал. А потом он подумал: "Почему я жду? Этот китаец или японец - черт его знает, кто - наверняка опасен, но он слабже меня физически. Настолько слабже, что мне достаточно достать его один раз, и чем быстрее, тем лучше". И, подумав так, он напал первым.
   Джейн увидела, как неподвижная фигура адмирала вдруг взорвалась градом ударов, которые буквально погребли Мао. Потом, так же внезапно, как и начался, этот град прекратился и Волков вскочил с земли. А как он упал, никто даже не заметил.
   Китаец оказался страшным противником. Дело даже не в том, что он был вдвое быстрее Волкова, и не в том, что он состоял, казалось, из одних только каменной твердости мускулов. Главное, его техника была и богаче, и лучше отточена. Первые несколько секунд Волкова спасал тяжелый, но жесткий и прочный бронежилет, но потом Мао ухитрился попасть в раненое плечо. Рука, и так слушавшаяся с трудом, разом онемела. Секунду спустя мощный удар в живот отбросил его назад, в очередной раз сбив с ног. На сей раз не спасли ни бронежилет, ни собственные, далеко не слабые мышцы. От боли Волков согнулся пополам.
   Стоя на четвереньках, он огляделся вокруг. Мао стоял рядом, не добивал. Пираты откровенно ржали. А Джейн... Она смотрела на него с отчаянной надеждой. Так утопающий хватается за соломинку. "Смотри-ка ты, а ведь на меня уже сколько лет никто так не смотрел" подумал Волков и, преодолевая боль, рывком поднялся с колен.
   Мао удивился. До этого на его азиатском лице не проявлялось никаких эмоций, но теперь он удивился. После такого удара противник, как бы силен он ни был, уже не вставал. Однако этот встал и даже выпрямился, расправив и без того широкие плечи. Что ж, сейчас мастер у-шу... Впрочем, додумать эту мысль Мао уже не успел. В два шага набрав скорость, он прыгнул, нанося удар сразу обеими ногами.
   Волков даже не стал защищаться. Правая нога Мао ударила его в лицо, левая - в грудь, но он устоял - не зря в нем было больше шести пудов костей и крепких, тренированных мускулов. Вместо того, чтобы защищаться, как раньше, он перехватил ногу китайца и намертво зажал ее в руках. Не давая противнику времени освободиться или еще хоть что-нибудь предпринять, он сшиб его на землю, схватил уже за обе ноги, крутанулся на месте, отрывая Мао от земли, раскрутил в полтора оборота (вот она, разница в весе: не будь Мао чуть ли не вдвое легче Волкова - хрен бы получилось) и с размаху ударил о ствол ближайшего дерева. Мастер у-шу переломился о него, как тряпичная кукла, а Волков, отпустив труп, резко повернулся к пиратам и выплюнул выбитые зубы.
   - Ну что, орлы, будем воевать, или как? - чуть шепелявя спросил он и тяжело зашагал к ним. В груди болело, похоже, проклятый китаец отбил-таки ему легкие. Он шел в наступившей внезапно тишине и как бы видел себя со стороны - избитого, окровавленного и еле держащегося на ногах. А для них он, наверное, казался воплощением мощи - неуязвимый (ха, это они та думают) для пуль, великий боец, только что расправившийся один на один с непобедимым Мао. Черт возьми, так и в легенду попасть недолго.
   Он подошел к де*Гри и остановился в двух шагах, рассматривая его. Потом сплюнул кровь и твердо сказал:
   - Барон, она пойдет со мной, - и, опережая де*Гри, добавил: - но я заплачу за нее выкуп. Вот, - он снял с пояса гранату и дернул кольцо, - вы знаете, что это такое?
   - Нет, - честно признался де*Гри.
   - Возьмите, сейчас узнаете, - и протянул гранату барону. Де*Гри машинально принял ее и, не дожидаясь последствий, Волков в прыжке достал Джейн, отшвырнул ее за деревья и сам кинулся туда же. За спиной оглушительно грохнуло, шальной осколок завяз в бронежилете, послышались крики боли, ругань, испуганные вопли. Не теряя даром времени, Волков подхватил Джейн и потащил ее прочь прямо через лес, не обращая внимания на хлещущие по лицу ветки.
   Сил хватило километра на два, до взлетно-посадочной полосы, протянувшейся от южной бухты на несколько километров вглубь острова. Эта полоса способна была принимать стратегические бомбардировщики и принимала их - штук пять до сих пор пылились в подземном ангаре в компании с другими самолетами. И это полоса была единственным, кроме самой эскадры, объектом, который не удалось замаскировать - слишком уж велика она была. Прямо на эту полосу Волков и рухнул. Грудь болела нещадно, легкие раздирал дикий кашель. После таких драк надо лежать в постели, а не бегать по лесам, но особого выбора не было - позади уже трещали сучья, погоня приближалась.
   - Где мы? Что это?
   - Джейн, пожалуйста, потом. Беги, я догоню... Отдышусь и догоню...
   - Нет, я без тебя...
   - Брысь! - страшно рявкнул Волков. - Ты меня связываешь по рукам и ногам. Бегом, быстро!
   Джейн обиженно фыркнула, но на этот раз подчинилась и побежала, только ботинки застучали по бетону. Волков повернулся навстречу преследователям, выудил наконец-то из-под броника пистолет, отдышался и когда пираты появились из за деревьев, то двое или трое упали под пулями, а остальные шарахнулись назад. Воспользовавшись их замешательством, Волков кинулся вслед за Джейн.
   Догнал он ее легко, почти сразу - видимо, Джейн не особенно хотела бежать в одиночку. Обогнав ее, Волков побежал чуть впереди, показывая дорогу. Позади раздавался треск сучьев, но на этот раз преследователи, наученные горьким опытом, не слишком усердствовали. Однако, по видимому, на шум спешили и другие группы пиратов. На двоих таких беглецы нарвались у самых скал и Волков сбил их короткими, сильными ударами. Бил он сразу насмерть, противники разлетелись как сломанные куклы и больше уже не шевелились.
   Вверх, на скалу, вела узкая тропа. Волков бежал по ней легко - здесь он знал каждый камень, зато Джейн поминутно спотыкалась и в конце концов подвернула ногу. Пришлось Волкову вернуться, взвалить ее на плечи и бежать дальше с грузом. Впрочем, груз был невелик - это был мир невысоких людей, а Джейн была не слишком высока даже по местным стандартам.
   На вершине скалы Волков остановился. Отсюда открывался замечательный вид на южную бухту и парусники, стоящие в ней. Ветер приятно холодил разгоряченное тело, а внизу, разбиваясь о подножие скалы, глухо рокотал прибой. Картина стоила того, чтобы ей полюбоваться, но времени не было - крики преследователей раздавались все ближе.
   Адмирал поставил Джейн на ноги, попробовал пройти по тропе дальше, но его, по видимому опередили. Несколько выстрелов прозвучало из за камней. Волков выпустил туда последние заряды из пистолета, кинул гранату, потом вторую но, хотя стрелки выжить явно не могли, пройти дальше было невозможно - взрывами завалило дорогу. Оставался единственный путь.
   - Джейн, извини, но похоже придется прыгать.
   - Вниз?
   - Да.
   - Нет, я не смогу, - Джейн попыталась броситься прочь, но Волков удержал ее.
   - Пожалуйста, пойми - другого пути нет. Ты мне доверяешь?
   - Да.
   - Тогда держись за меня. Не отпускай ни в коем случае. Ты поняла?
   Джейн молча кивнула и, когда Волков, морщась от боли в ребрах, стянул бронежилет, изо всех сил вцепилась в жесткую камуфляжную куртку адмирала. Волков мрачно улыбнулся про себя, сделал шаг, другой, и когда пираты уже появились над кромкой скалы, изо всех сил оттолкнулся и прыгнул со скалы вниз, в голубую и невероятно чистую воду.

---

   Удар о воду был невероятно силен, настолько силен, что даже ослабленный телом адмирала едва не вышиб из Джейн дух. Потом был шум воды и готовые разорваться легкие, и когда казалось, что терпеть это больше невозможно, рядом раздался хриплый, но веселый голос Волкова:
   - Все, можешь дышать.
   Джейн глубоко вдохнула и холодный соленый воздух показался ей невероятно ароматным. Однако когда она открыла глаза, то ничего не увидела. Лишь несколько секунд спустя она смогла различить в полумраке, что они находятся посреди огромной, заполненной водой пещеры, что она лежит на спине по горло в воде и что Волков быстро плывет и тащит ее за собой за шиворот. Она дернулась, освободилась и дальше поплыла сама. Волков не возражал, но уже через несколько секунд Джейн попросила его плыть помедленнее - она считала, что плавает неплохо, но Волков одним гребком преодолевал больше, чем она пятью. В ответ на эту просьбу Волков засмеялся, но темп сбавил.
   По широкой лестнице они выбрались на сложенный из гранитных глыб причал. Здесь Джейн наконец смогла оглядеться вокруг и увиденное удивило ее еще больше, чем сама пещера. А увидела она в неярком свете ламп корабли - огромные, намного больше любых виденных ею ранее, непривычных очертаний, похожие скорее на невероятно больших китов. Ни мачт, ни парусов на них не было и непонятно было даже, как они попали сюда, в место, отгороженное от моря каменной стеной.
   - Поздравляю тебя, - раздался позади нее голос Волкова, - ты - первый абориген этого пространства, попавший в святая святых моей базы.
   - Но что это?
   - Это - подводные лодки, ударные корабли нашего флота. Вон та, самая большая - это "Громобой", мой флагман. На нем я прибыл сюда, на нем исследовал этот мир, на нем хожу в походы.
   Джейн на мгновение зажмурилась - яркая картина вдруг всплыла перед глазами. Корабль, на котором плывут они с отцом, ясный, как сегодня, день, и боевые корабли, бьющие всем бортом по огромной стальной туше, как две капли воды похожей на "Громобой", но отличающейся... чем? Ну конечно!
   - А вон там... и там должны быть башни с пушками. Верно?
   - Откуда ты знаешь?
   - Я видела этот корабль однажды. Видела, как он уничтожил целую эскадру.
   - А, ерунда, - махнул рукой Волков. - Тогда на меня напали. Приняли, наверное, за морского змея и попытались исследовать. Даже не попытались поговорить - просто открыли огонь, экспериментаторы. К счастью, местные пушки не оставляют на бортах "Громобоя" даже царапин.
   - Но вы все же потопили их.
   - Я не оставляю безнаказанным ни один выпад в мой адрес, иначе люди не умнеют. - Волков зевнул и добавил, - а вообще, по большому счету, люди никогда не умнеют. Так то вот. И я не умнею.
   - Почему? - удивилась Джейн.
   - Да потому что постоянно лезу не в свое дело. Вон сейчас полез - и трех зубов как не бывало. А прошлой ночью плечо поцарапали. Вообще интересно получается - с каждым разом ты обходишься мне все дороже, - Волков невесело рассмеялся.
   - Могли бы и не лезть, - обиженно фыркнула Джейн.
   - То-то и оно, что мог бы. Да вот не получилось. Слишком уж ты похожа...
   - На кого?
   - На мою сестру. Она погибла в самом начале войны, а меня не было рядом. Я сто раз мог погибнуть тогда - я был в десанте на Сицилии и от батальона морской пехоты, в котором я служил, осталось двадцать человек. А она была в тылу. Почему именно она? Почему не я? - Волков сплюнул, нервно прошелся взад-вперед по причалу и закончил, - а ты почти точная ее копия. Только глаза другие.
   - А какие были у нее?
   Волков мрачно посмотрел на нее, потом вздохнул и безо всякого выражения ответил:
   - Как у меня.
  

Глава 3

   Ведь были-ж схватки боевые,
   Да говорят еще какие...

М.Ю.Лермонтов

  
   Джейн проснулась от звонка. Повернувшись на невероятно мягкой постели, она поискала глазами источник шума и обнаружила, что это - телефон, стоящий на столе рядом с кроватью. Вчера адмирал объяснял ей, как пользоваться всем тем, чем были напичканы ее большие трехкомнатные апартаменты, но она так устала, что не поняла или забыла большую часть сказанного. Впрочем, как пользоваться телефоном она помнила.
   - Ну как, проснулась? - раздался в трубке веселый голос Волкова.
   - Нет, разбудил, - фыркнула она в ответ.
   - Разбудил? Да уже три часа! Ну-ка, вставай, будем обедать. У тебя пять минут, - и Волков отключился.
   Джейн зевнула и села на кровати, свесив босые ноги. Поискала глазами одежду, которую вчера бросила здесь же, рядом, но не нашла. Вместо нее обнаружился костюм и рубаха из странной, очень гладкой и мягкой ткани. Все было ей велико, но не настолько, чтобы, подвернув рукава и штанины, это нельзя было носить. Одевшись и сунув ноги в мягкие тапочки, Джейн отправилась в ванную. Здесь все было понятным - этим она уже пользовалась.
   Вчера они приехав в жилой комплекс базы по подземному туннелю на экипаже, похожем на плохо сделанную карету и странным образом обходившемся без лошадей. Волков, уже успокоившийся, называл этот экипаж "козлом" и жаловался на то, что в замкнутом пространстве он очень уж шумит ("А что делать, что делать? Остров прошит туннелями, как сыр. Сто пятьдесят километров коммуникаций. Без техники не обойдешься."). "Козел" оправдал свое прозвище - проехав метров двести, он остановился и Волков, едва сдерживая ругательства, полез в мотор. Возился он долго, Джейн успела порядком замерзнуть в прохладном воздухе подземелья. Адмиралу она об этом не сказала, но он догадался сам ("Извини, пожалуйста. Придется потерпеть. Накинь вот."). Два часа просидела Джейн в машине, завернувшись в широкий подбитый мехом (и зачем ему такой плащ на тропическом воздухе?) плащ Волкова, успела обсохнуть и даже поесть. Голодна она была страшно - тогда, ночью, у костра, не успела и в результате не ела почти сутки. Не особенно вкусные консервы, которые нашлись в кабине и которые Волков назвал НЗ, она съела в один присест. После еды ее потянуло в сон, но тут загрохотал мотор и довольный донельзя ("Я думал, не справлюсь.") Волков залез в кабину, распространяя вокруг себя противный запах ("Ты не морщься, не морщься, это бензин - без него далеко не уедешь.").
   Ехали они не торопясь, по главному туннелю, мимо подземных складов, по словам Волкова, забитых оружием, мимо подземных заводов, которые, опять же по словам Волкова, могли производить это оружие и топливо для двигателей с нереальной прямо-таки скоростью, проезжали рядом с колоссальной естественной пещерой, расширенной, со сглаженным полом, забитой невиданными боевыми машинами. А потом они прибыли в командно-жилой центр, находящийся под горой в самом центре острова.
   Волков отвел ей адмиральские апартаменты рядом со своими. Наскоро показав ей, чем и как пользоваться, он поспешил удалиться, и Джейн осталась одна. Буквально пару минут постояв под струями горячей воды, она вытерлась громадным мягким полотенцем, переоделась в какое-то подобие нижней рубахи до колен ("моя футболка, не волнуйся, чистая", почему-то смущенно сказал Волков, уходя) и, с трудом добравшись до кровати, она уснула...

---

   Волков явился лишь минут через двадцать. Джейн как раз закончила умываться, когда раздался стук в дверь, и через несколько секунд она уже созерцала улыбающуюся физиономию адмирала. Волков в свою очередь оглядел ее с ног до головы и остался доволен.
   - Я решил малость подождать - женщинам надо больше времени, чем нам, мужикам. Кстати, твои шмотки я отправил в стирку. Можешь забрать, когда высохнут, а пока придется походить в спортивном костюме. Извини, но твоего размера не было - народ у нас на базе был крупный, так что пришлось выбрать тебе самый маленький из больших, - Волков рассмеялся. Он был огромный, веселый, одетый в такую же как у Джейн, только отлично сидящую одежду и совершенно не похожий на того усталого, избитого человека, каким Джейн видела его вчера. - Ну как, есть хочешь?
   Джейн была голодна - за двое суток она съела только НЗ в машине, о чем и сказала адмиралу. Волков рассмеялся, показав дырки на месте выбитых зубов, и предложил срочно пообедать. Его собственное жилище было дальше по коридору, метрах в десяти, не больше. Туда они и отправились.
   Пока Волков возился на кухне, из которой текли умопомрачительные запахи, Джейн оглядела помещение. К ее удивлению, оно было меньше того, которое отдал ей Волков - всего две комнаты. Первая, в которой она сидела, была заставлена мягкой удобной мебелью, вторая, намного меньше, была, по видимому, кабинетом. Во всяком случае, именно там был огромный рабочий стол, заваленный книгами и несколько огромных, забитых книгами шкафов. Больше из-за полуоткрытой двери не было видно ничего.
   - А вот и я! - Волков ввалился в комнату, толкая перед собой стол на колесах, весь заставленный тарелками, бокалами, бутылками и прочими обеденными аксессуарами. - Прости, особо готовить времени не было.
   Волков по настоящему увлекался кухней и поэтому говорил чистую правду - с его точки зрения стол был бедноват. Однако, по-видимому, в этом мире к таким кулинарным изыскам, какие он подал на стол, не привыкли - средневековье, однако, или как там это называется. Пока Джейн за обе щеки уписывала его стряпню, он подошел к окну и отдернул тяжелые шторы - он любил смотреть на природу.
   За окном бушевал добравшийся наконец-то сюда шторм. Гнулись едва не до земли деревья, хлестал дождь и лишь в северной бухте, отлично видной отсюда, было спокойно - ни волны, ни ветра...
   - А это не опасно?
   - Что? - Волков обернулся.
   - Это ммм... - Джейн с трудом справилась с куском, - это не опасно - такие большие окна?
   - Нет, не особенно. Видишь ли, снаружи их не видно, а от случайностей они застрахованы - их не пробить даже из местных пушек, к тому же они при нужде прикрываются снаружи броневыми плитами.
   Джейн, держа в руке тарелку, подошла, задумчиво посмотрела наружу.
   - А почему так тихо в бухте? Там, кажется, даже дождя нет...
   - Нету, - подтвердил Волков, - там силовой экран. Чудо нашей науки. У меня было много времени, но разобраться в его принципе я так и не смог, - он кивнул головой на рабочий стол.
   - Во второй бухте такой же?
   - Нет, там такого нету, и твоим приятелям сейчас приходится несладко. Видишь ли, экран способен защитить от чего угодно кроме, пожалуй, атомной бомбы... Ах да, ты не знаешь что это... Без разницы. Важно что: он жрет столько энергии, что использовать его можно только на ограниченном пространстве, поэтому прикрыли только стоянку флота и командный центр. Ну и, конечно, сам реактор.
   - А зачем вам столько книг? Я видела столько только в библиотеке моего дяди, да и то там было не так много.
   - Видишь ли, девочка, я адмирал, но ни опыта, ни специального образования не имею. Когда я попал сюда, я мог управлять кораблем, и то кое-как, но с эскадрой бы не справился. А тут звание, надо соответствовать... Все эти книги - стратегия, тактика, да еще научные разработки - без них в одиночку не справиться с аппаратурой. Вот что, - он предупредил очередной вопрос, - ты садись и ешь, а я пока расскажу тебе все по порядку...

---

   - Итак, - начал он, удобно устроившись в кресле с бокалом вина в руке, - ты, наверное, заметила, что все, что здесь есть, слишком совершенно, не соответствует, так сказать, местным мастерам.
   Джейн энергично закивала головой - рот у нее опять был набит, на сей раз салатом.
   - Все верно. Все, что ты видишь вокруг - продут цивилизации, развившейся в ином мире, очень похожем на этот, но обогнавшем его, как минимум, на четыре столетия... Не пытайся понять это, просто прими как данность, мне нет смысла лгать тебе.
   В том мире, как и здесь, существовали могучие страны, которые соперничали, торговали, воевали. Многие из них есть и на ваших картах и твоя Англия соответствует нашей. И среди них есть страна, которую мы называем Россия...
   - Россия? - перебила его Джейн. - Мы с отцом два года жили в там.
   - Неужели? - Волков был очень удивлен.
   - Да. Мой отец купец, он жил во многих странах и меня таскал с собой с младенчества.
   - Ты и сейчас, кажется, не вышла из этого возраста, - неуклюже пошутил Волков.
   - Я даже разговариваю по русски...
   - Да? И насколько хорошо? - спросил Волков, перейдя на родной язык.
   - Не мне судить, - ответила Джейн также по русски.
   - Неплохо. Даже без акцента. - Волков опять перешел на английский. - Так вот. Моя страна называется Россия. Страна талантливых дураков.
   - Почему?
   - Да потому, что мы всегда превосходили остальных в науке и технологии и никогда не могли воспользоваться этим на благо самих себя. Мы всегда выигрывали войны (ну, почти всегда, мысленно поправил себя Волков, но могу я хоть чуток приукрасить действительность?) и всегда при этом теряли больше, чем приобретали. Нами всегда управляли бездарности. Но мы чувствовали себя хозяевами мира - как же, самые большие, самые сильные, - Волков горько усмехнулся. - В известной степени, это было так. Во время своего расцвета, а такие периоды случались у нас часто, мы могли соперничать по мощи со всем миром. Часто наши правители решали помочь в войне кому-нибудь из соседей, с выгодой для себя, конечно. Чаще всего, выгоды не получалось, но не в этом суть. Дело в том, что, бывало, нам не приходилось даже посылать войска. Достаточно было послать местным недоумкам наше оружие, не самое лучшее, и научить их с ним обращаться - и все, война выиграна. В бухте ты видела наши боевые корабли. Согласись, с такими можно при желании завоевать ваш мир... Но за каждым расцветом следовало падение, из которого выбирались с трудом, со скрипом в зубах и болью в мышцах. А из последнего выбраться так и не успели.
   Волков со вздохом встал, прошелся по комнате и остановился у окна, глядя на косые струи дождя. Потом снова вздохнул, вернулся в кресло и монотонным голосом продолжал:
   - У власти слишком долго были продажные идиоты. Страна развалилась. Когда сообразили, что все, амба, армии лишились, производства тоже, резервы кончились, сейчас раздавят соседи, было уже слишком поздно для того, чтобы исправить ситуацию. Конечно, кое что сделали - частично восстановили армию, флот, но... Как всегда, война началась неожиданно для нас. Удар был страшен. К счастью, ядерное оружие, которое применили американцы, не достигло цели. Почти. У нас была хорошая спутниковая оборона, у них тоже. К исходу первой недели от спутников не осталось ничего, от ядерных арсеналов тоже. У них цели достигли три ракеты, у нас - ни одной. Почти все ядерные субмарины с обеих сторон были потоплены, пусковые установки разрушены бомбами. Остатки своего арсенала противник высыпал на Китай и Ближний Восток. Погибли миллиарды людей. Да-да, не усмехайся, именно миллиарды. Мы в ответ малость достали Австралию и выжгли ее север до основания. Правда, кому нужен тот север, если все живут на юге? Японский флот второй раз в истории разбил американский под Перл-Харбором, наши танки захватили Европу, объединенные мусульманские войска заняли почти всю Африку.
   Потом наступило равновесие. Африка и Ближний Восток благополучно вымерли - там обе стороны испытали бактериологическое оружие. Американцы перегнали резервы своего флота и разнесли японцев в клочья. Сто пятьдесят или двести, не знаю точно, миллионов китайцев - все, что от них осталось, вначале объявили нейтралитет, потом, когда отсидеться не удалось, держали с нашей помощью фронт. А потом Китай предал нас, ударил с тыла. И мы проиграли. Конечно, можно было продолжать войну. Можно было даже выиграть, хотя сделать это было и невероятно сложно. Но кто-то наверху, в правительстве, а может, и выше, решил сдаться. Теперь мы уже ничего не имеем.
   - Но этот флот...
   - Осколки былого величия. У наших противников даже сейчас, после демобилизации и консервации, судов вдесятеро больше сил, чем здесь. Нет, мы проиграли, и проиграли окончательно. Единственное, что радует, это то, что я не попал в плен - скорее всего, меня бы повесили за военные преступления. Смешно, - Волков горько улыбнулся. - Победи мы - и меня назвали бы героем.
   - Но почему вы спрятались именно здесь? Почему именно в нашем мире?
   - Во-первых, это - единственное место, в которое наши враги еще не получили доступ. Во-вторых, мощная база - отличный плацдарм для будущего завоевания.
   - Завоевания чего?
   - Вашего мира, разумеется. Это не сообщалось даже нам, но сложить два и два нетрудно. Наверняка наши боссы хотят поживиться здесь. И они имеют на это все шансы. Все логично: потерял свое - отбери чужое.
   - А вы?
   - А что я?
   - Вы разве допустите это?
   - А почему нет? Ваш мир для меня ничего не значит. А вот перспектива стать губернатором провинции размером с три-четыре Англии, да еще и иметь при этом неограниченную власть, значит для меня многое. И потом, бессмертие...
   - Бессмертие?
   - Да. Дело в том, что тот, кто прошел сквозь Безвременье, обретает бессмертие. Правда-правда. Клетки не стареют, раны стремительно затягиваются, начинают восстанавливаться даже нервные клетки, так что, если не убьют, жить можно очень долго. Бессмертие, одним словом. Ну вот, ты узнала еще одну тайну, за которую стоит пристрелить тебя на месте.
   - А что же тогда делать мне?
   - Тебе? - адмирал внимательно посмотрел на Джейн. - Жить хочешь?
   - Да, конечно...
   - Ну так живи.

Глава 4.

   ... и друг не предаст вас в драке,
   если у вас друга нет...

Песня из фильма "Ирония судьбы..."

   Темнота стояла - хоть глаза выколи. Джейн выпустила несколько пузырей, включила фонарь, осматриваясь, и... яркая вспышка ударила ей в лицо, ослепив на миг, лезвие учебного ножа слегка царапнуло по обтянутому гидрокостюмом горлу, сильная рука рванула ее вверх и как пробку выбросила на поверхность.
   - Очень неплохо, - адмирал вынырнул рядом, в три гребка достиг пирса и ловко выбрался на сушу. - Очень неплохо, - повторил он, снимая акваланг, - я не думал, что смогу так выдрессировать тебя всего за пару месяцев. Но тактика у тебя неверная. Пойми, под водой, да и вообще в бою, нет места рыцарству. Бить надо не красиво, а эффективно. Если ты не видишь противника, не обнаруживай хотя бы себя...
   Вот уже два месяца Джейн жила на базе. Ее положение было странным, если не сказать более. С одной стороны, Волков позволял ей смотреть и слушать все, что ей было угодно, поселил ее в адмиральских апартаментах и даже учил ее драться, стрелять и плавать с аквалангом. С другой стороны, Джейн чувствовала себя пленницей - адмирал контролировал все ее перемещения вне жилища, не позволял подниматься на поверхность и сразу дал понять, что знает Джейн слишком много для того, чтобы вообще покинуть остров.
   Хотя Джейн понимала, почему так происходит. Волков и так был не слишком уравновешенным человеком - холерический темперамент требовал выхода энергии, а на острове девать ее было, по большому счету, некуда. Адмирал явно тяготился бездельем, а более всего - одиночеством. Вот и пригрел симпатичную девчонку, чтобы было с кем поболтать. Хотя ей, надо сказать, разговаривать с ним было интересно - Волков, сидя вечерами у горящего камина с бокалом своего любимого белого вина в руке, рассказывал ей о своем мире. Джейн в такие минуты сидела, открыв рот и, боясь шумом или лишним движением сбить его с мысли, жадно впитывала информацию. Она обладала живым воображением, а у Волкова было достаточно фотографий и фильмов, и постепенно перед Джейн выстроилась картина чужого мира - прекрасного и страшного, опасного и притягательного одновременно. Мира, где люди летали по небу, плавали под водой, проникали глубоко под землю - и все равно воевали. Мира, где были красивые девушки в коротеньких (вот стыд-то) юбках и могучие мужчины в красивых, стремительных машинах - и копающиеся в помойках нищие. Мира, рождавшего прекрасную музыку и великолепные картины - и одновременно с этим породившего оружие, сжигающее до основания целые города, а главное, людей, готовых его применить. И один из этих людей хотел ее убить, а вместо этого спас. И что ей теперь делать, она даже не представляла.
   Впрочем, Волков не только рассказывал. Он и расспрашивал Джейн о ее мире, выуживая крохи информации, дополняющей уже имеющуюся у него. Особенно ей запомнилось, когда он спросил ее: а что же такое Стоухендж? В его мире, как она с удивлением узнала, он давно превратился в развалины и назначение его было прочно забыто, служа предметом споров для ученых. А здесь он вполне даже стоял, но каждый раз, когда Волков пытался что-либо о нем выяснить, на него смотрели, как на придурка. Джейн пожала плечами и объяснила, что Стоухендж тысячи лет, с момента постройки, используется как самая большая ярмарка Британии. Два раза в год съезжаются купцы со всей Англии, в дождь накрывают все сооружение плотной тканью, на манер шатра, и вперед - торговать. Волков тогда ошарашено помотал головой, пробормотал что-то нелестное в адрес историков и надолго задумался.
   Вообще же ситуация складывалась по меньшей мере непонятно. С одной стороны, адмирал контролировал остров, с другой, он ничего не мог поделать со шляющимися по острову пиратами. Его сил хватило лишь для того, чтобы изгнать пиратов с кораблей и прикрыть их защитным полем. Перебить всех пиратов ему было по меньшей мере затруднительно, а сами они уходить явно не собирались.
   - Слушай, но когда же я смогу драться так, как ты?
   - Никогда, - Волков аккуратно сложил снаряжение в машину. - Пойми меня правильно, но это невозможно.
   - Почему?
   - Во-первых, тебе вряд ли хватит терпения...
   - Мне же хватило его, чтобы уговорить тебя.
   - Во-вторых - безжалостно продолжал адмирал, даже если тебе хватит терпения, его не хватит мне - делать мне больше нечего, только обучать тебя несколько лет подряд. И в третьих, ты просто физически никогда не станешь равной мне. А физическая сила, ты мне поверь, очень многое значит. Когда переоденешься, возьми машину и езжай домой, а я хочу выйти осмотреться. Разговор окончен.
   Волков исчез в туннеле, а Джейн некоторое время сидела молча, переваривая услышанное. Потом, зло усмехнувшись, она надвинула на лицо маску - если она так никогда и не станет сильной, чего же еще ждать? она сможет отомстить и сейчас...

---

   "Морской дьявол" спал глубоким сном. Часовой на палубе тоже дремал - все уже убедились, что на корабле им ничего не грозит. Правда, они не знали, что это лишь потому, что адмирал Волков хочет позволить им спокойно выйти в море, где можно уничтожить и корабль, и весь экипаж не беспокоясь о том, что кого-то придется потом с риском для жизни ловить по всему острову. Тем не менее, сейчас им действительно ничего не грозило. Ничего, кроме Джейн, которая почти бесшумно подплыла к кораблю и ловко, как учил ее адмирал, взобралась по якорному канату на палубу. Акваланг и ласты она сбросила еще в воде и их дальнейшая судьба ее ничуть не беспокоила - вернуться она все равно не рассчитывала.
   Часовой не успел даже проснуться - острое лезвие ножа аккуратно вошло ему под челюсть. Осторожно прислонив обмякшее тело к мачте, Джейн кошкой метнулась на корму, туда, где слабо светились окна капитанской каюты.
   Джек Монинг по прозвищу Лысый Джек и его штурман, заменивший на посту первого помощника покойного де*Гри, как раз закончили партию в шахматы, когда дверь каюты неожиданно отворилась. Помощник, повернувшись к двери, успел лишь увидеть, как черная фигура абсолютно бесшумно шагает через порог, и отточенный за долгие годы рефлекс сработал - он уже стоял на ногах, держа в левой руке абордажную саблю (он был левшой), а в правой пистолет. У Джейн получилось не хуже, хотя она свои рефлексы нарабатывала всего несколько недель. Стрелка из четырехствольного подводного пистолета совершенно бесшумно ударила в грудь пирата и штурман, тихо ойкнув, завалился на рундук.
   - Ну, здравствуй, собака - сказала Джейн без всякого выражения. - Вот мы и встретились.
   - Кто ты? - спросил капитан удивленно, но без страха.
   - Я - пассажир с "Короля Ричарда". На нем погиб мой брат и сейчас ты ответишь за это...
   - Не думаю - Джек щелкнул пальцами, и позади Джейн из-за совершенно неуместной здесь богатой портьеры шагнули, окружая ее, четверо крепких матросов - личная гвардия капитана. - Положи пистолет и сядь.
   Джейн среагировала достойно. Первая стрела досталась капитану, две других - ближайшим матросам. Поворот на пятке и точный удар правой ногой в пах третьему. Удар ножом в горло четвертому. Во всяком случае, именно так все выглядело в теории. На практике же дело обстояло чуть-чуть иначе.
   Лысый Джек успел метнуться в сторону и стрела лишь оцарапала ему плечо. Две другие, правда, пошли точно по назначению и матросы послушно рухнули. А вот удар подкачал - вместо того, чтобы уложить пирата на месте Джейн по недостатку опыта (ну что поделать? Девушка она, конечно, была талантливая, но за два месяца многому не научишь, как ни старайся) попала чуть выше и не причинила ему вреда. На мгновение она задержалась, блокируя ответный удар, и это оказалось роковым - четвертый ударил ее сзади по голове, сбил с ног и спустя мгновение она оказалась скручена так, что не пошевельнешься. Ее подняли на ноги и капитан подошел к ней, сорвал маску с лица...
   - О, леди... Мне говорили - я не верил, теперь вижу - зря. Леди самого Дьявола. Теперь ты расскажешь нам все - и где спрятаны сокровища, и как поймать самого Дьявола.
   - Ни за что.
   - О, мы гордые. Что ж, я цивилизованный человек, сам мараться не буду. Позовите Доктора, пусть он ее расспросит...

---

   Катер с ревом летел над водой. Впервые со дня появления пиратов на острове адмирал Волков шел к ним в открытую. Впрочем, в открытую - это сказано с большой натяжкой, вряд ли пираты видели раньше скорострельные пушки и противокорабельные ракеты, но все же...
   Лихо подрулив к самому борту фрегата, Волков выключил воздушную подушку и опустил катер на воду. Потом снял шлем управления, вышел из рубки и ловко поднялся по спущенному штормтрапу на палубу.
   Лысый Джек ждал его. Едва лишь оказавшись наверху, Волков был схвачен и обыскан. Он не сопротивлялся - все равно у него при себе был лишь кортик, который пираты как раз и не отобрали, видимо, не посчитав его достаточно грозным оружием, чтобы угрожать им целому кораблю. Что ж, возможно, в чем то они были правы...
   - Так вот ты какой... - протянул Лысый Джек, глядя на Волкова. Адмирал, на голову возвышаясь над окружившими его кольцом пиратами, лишь усмехнулся в ответ.
   - А ведь ты меня боишься, - чуть заметно улыбнулся он.
   - Ты тоже - ответил пират.
   - Ну, вот и познакомились. - Адмирал внимательно осмотрел мундир Джека. - Если не ошибаюсь, лейтенант флота Ее Величества?
   - Бывший лейтенант.
   - А я контр-адмирал. Действующий.
   - Впервые вижу у себя на борту настоящего живого адмирала.
   - А я впервые вижу в своей бухте настоящего живого пирата. Впрочем, это ненадолго. Мои условия: ты отпускаешь моего человека, а я позволю твоему кораблю беспрепятственно убраться отсюда.
   - А мои условия...
   - Полно тебе. Ты не в том положении, чтобы ставить мне условия. Я ведь уже на борту и мне ничего не стоит отправить вас всех к праотцам, - отчаянно блефуя заявил Волков.
   Это вызвало дружный хохот пиратов, не понявших еще, что адмирал и рассчитывал на это. Небрежно распихав разом ослабивший бдительность конвой, он подошел к капитанскому мостику, взял в руки прислоненную к перилам трапа швабру, одним движением отломил ручку.
   - Вы знаете, господа, с этой палкой я страшнее вас всех,- почти грустно сказал он и прыгнул.
   Это было скорее эффектно, чем эффективно - можно было положить больше народу за меньшее время и с меньшими усилиями. Зато со стороны это смотрелось великолепно - вот Волков стоит с палкой в руке, а вот его здесь уже нет, зато чуть в стороне образовалась куча мала. Секунду спустя куча рассыпается и остается один лишь Волков, а вокруг него груда изломанных тел.
   Лысый Джек даже не пошевелился. Он лишь внимательно взглянул на Волкова и с какой-то ностальгией заметил:
   - А Мао сумел бы лучше.
   - Да, я знаю, - кивнул головой Волков. - Кстати, откуда он у вас?
   - Мы подобрали его в море, в шлюпке. Он говорил, что учился своим фокусам где-то в Китае, в горном монастыре, а потом сбежал оттуда. Долго странствовал по разным странам, подрабатывал в основном телохранителем. А потом корабль, на котором он был со своим хозяином, попал в шторм и раскололся пополам.
   - Вполне реально, что ваш Мао не врал. В Китае действительно есть места, где можно научиться подобному. У нас они тоже есть, но за последние годы все это превратилось в шоу. А здесь, у вас, пока что по-прежнему готовят бойцов.
   Лысый Джек наклонил голову в знак согласия.
   - Я слышал рассказ о том, как ты расправился с Мао. Сейчас я видел, как ты сражаешься и, по чести говоря, не могу понять: в чем секрет той победы? Мао был сильнее тебя.
   - Не сильнее, - поправил его Волков. - Искуснее. Нас же учили надеяться и на мастерство, и на силу. На силе, грубой физической силе, я его и подловил.
   Лысый Джек задумчиво кивнул и сделал приглашающий жест:
   - Пошли, поговорим.
   - Пошли, - Волков шагнул вперед. Пираты перед ним поспешно расступились. В полном молчании два врага двинулись к капитанской каюте на корме фрегата. Их провожала гробовая тишина - так опасны были эти двое и так мало находилось охотников случайно вызвать их гнев. Они шли - пират, пользующийся невероятным, замешанным на крови авторитетом у таких же головорезов и адмирал, сумевший мгновенно внести страх в их души, - и никто на "Морском Дьяволе" не мог сказать, чем закончится их разговор.

---

   Волков удобно устроился в глубоком мягком кресле, по привычке сдвинув его так, чтобы за его спиной оказалась стена, а глазами можно было контролировать широкие окна и дверь капитанской каюты. Лысый Джек оценил его действия и широко улыбнулся:
   - Поверьте, адмирал, я не собираюсь вас убивать, - один на один он вдруг стал чрезвычайно вежлив. - Я мог бы еще там, на палубе, скомандовать своим молодцам...
   - Угу. Положили бы немеряно народу без гарантии успеха, - Волков в ответ тоже перешел на "вы".
   - Именно. Зачем мне это? И потом, я так предполагаю, вы предусмотрели этот вариант.
   - Да. Я, в принципе, всегда смогу подорвать ваш корабль, даже сейчас и отсюда.
   - А сами? Сами ведь тоже погибнете.
   - Почему? Ну почему, скажите мне на милость, я должен обязательно погибать? Будет у вас дырка в корме... Или в носовой части, если уж на то пошло. Пока ваша шаланда будет тонуть, я в два счета успею сделать дело и смыться.
   - Позвольте усомниться в этом. Впрочем... Я не намного ошибусь, если предположу, что судно, на котором вы прибыли, способно причинить нам немалую головную боль?
   - Намного. В действительности, чтобы разнести ваш корабль в мелкие щепки не потребуется и четверти огневой мощи моего катера.
   - Вот даже как... - протянул Лысый Джек. - И ради сопливой девчонки вы рискуете подняться ко мне на борт?
   - Девочка того стоит, - усмехнулся Волков. - В конце концов, она своя, а своих надо защищать. Это чужих, типа вас, можно резать в любом количестве и не испытывать угрызений совести, а своим надо помогать вне зависимости от ситуации.
   - Да вы прямо философ, адмирал, - Лысый Джек улыбнулся. Потом он, внезапно приняв решение, скомандовал появившемуся как из под земли громиле выполняющему сейчас, по видимому, роль стюарда: - Сходи к Доктору, пусть приведет сюда девчонку. Живо!
   Матрос бегом умчался выполнять приказ. На этом судне, похоже, все приказы капитана выполнялись по команде "бегом". Лысый Джек встал, налил два кубка рому и протянул один из них Волкову:
   - Выпейте, адмирал, нам с вами это сейчас не помешает.
   Волков благодарно кивнул, взял кубок и сделал небольшой глоток.
   - А недурно, право, недурно. Благодарю вас, капитан. А скажите мне, если не секрет, каким образом получилось, что офицер королевского флота стал командиром пиратского судна?
   - Да какой уж тут секрет, - махнул рукой Лысый Джек. - В свое время все Карибское море об этом говорило. Я был штурманом на этом самом фрегате. Но я не был дворянином - я родился здесь, в колонии, в семье кузнеца. Здесь же, кстати, я заработал и это вот, - он провел рукой по голому черепу. - Мне было одиннадцать лет, когда испанцы напали на наш дом. Мои родители погибли, а меня, по-видимому, не заметили. Я весь обгорел, чудом остался жив. И я решил отомстить. Я ушел юнгой на капере, бриге "Фобос", и мы тогда вернулись с богатой добычей. Потом я пятнадцать лет ходил на разных судах. Я выучился на штурмана и, когда флот набирал рекрутов, я ухитрился стать мичманом, а потом и офицером. Но среди офицеров я всегда был парией. Как же, не джентльмен. Потом один из матросов попытался сбежать и его хотели повесить. Я заступился за него и меня связали и хотели отдать под трибунал. Ночью матросы подняли бунт, покидали за борт офицеров и освободили меня. Так я стал капитаном пиратского фрегата и, честно говоря, не жалею об этом.
   - Ясно, - Волков вежливо улыбнулся, отхлебнул еще рому и с интересом спросил: - А вы не боитесь, что я схвачу сейчас Джейн и выпрыгну отсюда? Вон в то окно, например?
   - Нет, не боюсь. От девчонки мы кое что успели узнать о вас. Вы опасны, смертельно опасны, но с острова нас выгнать не можете. С другой стороны, мы не можем выйти из бухты. Я так понял, что у вас достаточно пушек, чтобы пустить мой корабль ко дну со всем экипажем.
   - Вот в этом вы правы. Один выстрел из шестнадцатидюймовки - и от вашего корабля останется пыль. А выгнать вас... На острове вы долго не усидите. Давайте просто посчитаем: за последний месяц вы потеряли девять человек. Четверо подорвались на минах, когда нашли случайно один из входов на базу и сдуру попытались войти. Еще двое умерли после того, как случайно угодили под излучение радара - поджарились заживо. Еще троих я подстрелил - так, чтобы размяться. В прошлом месяце вы потеряли семерых. Напомнить, где и как? Плюс те, кого я пришиб во время нашей первой встречи. Плюс те, кого убила сама Джейн, а я думаю, двоих-троих она убить успела, я неплохо учил ее. При нужде, капитан, я смогу уничтожить вас всех. Только это опасно, времени займет немало и сил тоже потребует довольно много.
   - Вот-вот, - обрадовался Лысый Джек. - Поэтому нам с вами лучше договориться по хорошему. Вам надо, чтобы мы вернули вашу девушку и покинули остров, нам - гарантии того, что мы сможем уйти отсюда живыми. Да и компенсацию за потерянное время нам получить тоже желательно.
   Волков усмехнулся и пожал плечами.
   - Сколько вы хотите?
   - Груз брига мы оценили примерно в пятьдесят-семьдесят тысяч ливров. Может, немного больше. Это мы и хотим получить. К тому же, вам это не будет стоить абсолютно ничего - нам достаточно того, что экипаж сумел сгрузить с корабля и зарыть на острове.
   - Логично, - кивнул Волков. - Хорошо... Хорошо, вы получите свои деньги. А гарантией безопасности для вас станет очень простой факт: вы мне не опасны. После того, как вы уйдете, к острову не сможет подойти ни один корабль. Но девочку вам придется отдать.
   - Вы даете слово, что мы получим то, о чем сейчас говорили?
   - Да, капитан. Но неужели моего слова вам достаточно?
   - Да. Ваша девушка сказала, что слово вы держите. Знаете, я склонен ей верить.
   - Я даю вам слово, - медленно и торжественно произнес Волков, - что вы получите свои деньги и ни одно орудие не выстрелит в сторону вашего судна до тех пор, пока вы не скроетесь за горизонтом в случае, если вы отплывете сразу после того, как деньги будут подняты к вам на борт. Устраивает?
   - Вполне.
   - А теперь объясните мне, почему вы так верите словам Джейн?
   - Ну, тут все просто. Доктор напоил ее какой-то дрянью. После нее не лгут и не умалчивают.
   Волков кивнул и хотел задать еще один вопрос, но не успел - дверь распахнулась и в каюту вошли Джейн и высокий, очень худой человек в неопределенного цвета одежде. Он крепко и, по-видимому, довольно болезненно держал Джейн за плечо костлявыми пальцами и та, к удивлению Волкова, не пыталась освободиться.
   - Познакомьтесь, адмирал, это наш Доктор. У него, конечно, есть имя, но мы все называем его просто Доктор и он не жалуется. Кстати, Доктор, девушку можете отпустить.
   Оказавшись на свободе, Джейн секунду стояла, будто не веря, а потом кинулась к Волкову. Адмирал стремительно встал, сделал два быстрых шага ей навстречу и подхватил ее на руки, прижал к себе. Китель на правом плече моментально промок. Волков долго стоял так и боялся пошевелиться, до тех пор, пока приглушенные тканью рыдания не перешли в такие же приглушенные всхлипы, а потом и не затихли вовсе. Тогда он осторожно поставил Джейн на пол, чуть отстранил и взглянул ей в глаза. А потом внезапно шагнул к Доктору и с размаху ударил его по лицу.
   Он бил не так, как его когда-то учили. Он бил просто, со всего размаху и изо всех сил. Будь на месте Доктора мужчина сложением покрепче и весом побольше, ему бы просто сломало шею. Доктор же просто отлетел и с силой ударился о стенку каюты. Волков последовал за ним, подхватил сползающего по стене Доктора за грудки левой рукой и поднял. Доктор повис в воздухе, носки его сапог качались сантиметрах в десяти от пола, а Волков свободной рукой изо всех сил принялся бить его по лицу.
   Он, наверное, забил бы его насмерть, если бы не подоспел капитан. Лысый Джек с ходу оценил обстановку и схватил Волкова в охапку. От неожиданности адмирал выпустил свою жертву, но мгновенно опомнился и резко развернулся. Лысый Джек повис на нем, как клещ, тщетно пытаясь его удержать. Но отрезвило Волкова не это, а то, что он с силой приложился головой о какую-то балку. Дело в том, что, хотя капитанская каюта фрегата имела достаточно высокий для своего времени потолок, Волков, выпрямившись во весь рост, практически упирался в него. А всевозможные выступы и балки ему приходилось огибать, в противном случае он рисковал разбить себе лоб. Что, собственно, сейчас и произошло.
   Пока он, ругаясь, поднимался с пола, Лысый Джек успел оттащить Доктора назад и спрятать его за своей широкой спиной.
   - Что вы так взъелись, адмирал? Он ведь ничего...
   - Эта сволочь накачала девчонку какой-то наркотой. Я его за это сейчас вообще прибью.
   - Не надо, я сам приказал это сделать.
   - Зачем? Хотите, чтобы я и вас прибил?
   - Но послушайте, это гуманнее все же, чем ломать ей пальцы.
   - Не уверен. Если она успела привыкнуть...
   - Не успела. Мы проверяем так каждого нового члена команды - и ничего, привычки не образуется.
   - Организмы разные бывают, - остывая, ответил Волков.
   - Зато это позволило нам обойтись без масштабного кровопролития. Мы узнали от нее достаточно, чтобы понять - лучше договориться с вами по-хорошему. И мы были уверены, что она не врет, описывая ваши возможности.
   -Да, лучше договориться по-хорошему, - вздохнул Волков. - свои пятьдесят тысяч вы получите завтра утром и тогда же покинете остров. Но девочку я забираю уже сейчас.
   - Хорошо, я полагаюсь на вашу честь, адмирал.
   - И еще. Если из-за микстур вашего коновала с ней что-нибудь случится... - Волков сделал неприятную улыбку. - Короче, считайте тогда, что я вам ничего не обещал - утоплю прямо в бухте. И вообще, лучше вам тогда было бы не свет не рождаться.
   - Хорошо, - вздохнул Лысый Джек. - Пусть будет так. Но все же, я вас не понимаю, адмирал. Что вам эта девчонка? Или вы ее регулярно... - и он сделал непристойный жест.
   Лысый Джек был чуть ниже Волкова, но заметно шире и тяжелее. Но, несмотря на это, весь путь до стены он преодолел по воздуху.

---

   Когда они с Джейн спускались по трапу, на палубе "Морского Дьявола" стояла гробовая тишина. Такая же тишина стояла на следующий день, когда Волков привез деньги. Их быстро подняли на борт фрегата, а Лысый Джек тем временем спустился на катер.
   - Я так понимаю, с девушкой все в порядке? - вежливо осведомился он. На Волкова он глядел одним глазом - правым. Левый глаз совсем заплыл и превратился в слезящуюся щелочку, а вокруг него расплылся колоссальный синяк.
   - Да, с Джейн все нормально, - кивнул Волков. - К счастью Доктор, вводя свою сыворотку правды, сумел неплохо рассчитать дозу.
   - Ну, тогда все в порядке. Прощайте, адмирал. Несмотря ни на что, я рад, что познакомился с вами. Вы - великий боец. Вот, возьмите на память.
   Лысый Джек протянул Волкову длинную шпагу с великолепной работы гардой. Волков осторожно извлек клинок из ножен, согнул клинок - попробовал гибкость, крутанул его для пробы пару раз, а затем принялся стремительно вертеть ее, чертя в воздухе хитрые финты. Лысый Джек с улыбкой наблюдал за ним, рассеянно гладя рукой ствол пушки. Вдоволь наигравшись, Волков довольно улыбнулся:
   - Отличный клинок и балансировка великолепная. Капитан, да вы, я вижу, ценитель.
   - Да, я люблю хорошее оружие. Эту шпагу я захватил в бою, справившись в поединке с испанским капитаном. Это был настоящий идальго, он не сдался без боя, хотя из груза у него на борту было лишь несколько тонн кофе, его корабль мы взяли с трудом и прежде, чем военное счастье свело нас, он успел убить четверых моих людей.
   - Да, такие противники достойны уважения, - согласился Волков. - Но как-то неудобно ничем не отдариться взамен. Вот что...
   Волков извлек из ножен на поясе отличный боевой нож и протянул его Лысому Джеку. Тот подкинул его в руке, посмотрел на клеймо и удивленно пожал плечами. Потом он вытащил из-за голенища свой нож и попробовал резать им лезвие подарка. На клинке не осталось даже царапины. Тогда он попробовал резать свой. Результат превзошел все ожидания - от одного легкого нажатия лезвие его ножа переломилось пополам. Лысый Джек удивленно хмыкнул.
   - Ну что ж, адмирал, давайте прощаться?
   - Давайте прощаться, капитан. Желаю вам успеха. Но не вздумайте больше подходить к острову - вас разнесет в клочья.
   - Спасибо за предупреждение. Прощайте. Даст Бог, еще свидимся.
   - Прощайте. Даст Бог, не свидимся никогда.
  

Глава 5.

  
   На судне бунт, над нами чайки реют
   Вчера из-за дублонов золотых
   Двух негодяев вздернули на реях,
   А мало - надо было четверых!
   В. Высоцкий.
   Они стояли рядом на высокой серой скале, на узком, защищенном от ветра уступе, и смотрели в бинокли на медленно удаляющийся фрегат. Подгоняемый легким бризом корабль величественно и прекрасно уходил в сторону Тортуги. Впрочем, возможно, в открытом море он изменит курс. Это неважно - радары еще долго будут следить за ним. Волков на миг оторвался от зрелища, чтобы протереть окуляры. Выполнив сей важный и значительный ритуал, он обернулся к Джейн и вздохнул:
   - Вот когда появляется соблазн решить все дело одним махом.
   - Как?
   - Да очень просто. Я обещал не причинять им вреда, пока корабль не скроется за горизонтом. Через час его уже не будет видно, но радары его все еще будут отслеживать, не говоря уже о спутнике. Артиллерия острова способна поражать цели на дистанции более сорока миль, а ракеты и еще дальше. И, главное, с десятка миль трудно промахнуться. Утопить бы его, и вся недолга.
   - Так утопи! Чего ты ждешь?
   - Я дал слово.
   - Ты его не нарушишь.
   - Нет, ты не поняла. Я дал слово себе. Я устал, я больше не хочу убивать. Ты думаешь, здесь я убил многих? Черта с два. Там, в нашем мире, мы убивали стократ больше. И вот я пришел сюда. В тот момент, когда я уничтожил предателей, я решил не убивать больше. И что же? Я только и делаю, что убиваю. Топлю корабли, мешающие мне каким-то боком, режу тех, кто каким-то образом высадился на остров. Надоело!.. И потом, по чести говоря, мне симпатичен их капитан. Смелый человек и не жестокий вдобавок. Он наверняка страшен, как враг, но такому не опасно доверить спину.
   - Но то, что он сделал с моим братом, с остальными пассажирами...
   - Это мало меня касается. Кстати, а сколько в действительности денег вы зарыли?
   - Около пятидесяти тысяч.
   - Смотри-ка, не соврал. Чьи это были деньги-то?
   - Главным образом мои.
   Тут уж настала очередь Волкова удивленно присвистнуть.
   - Вот оно как. Да вы у нас, оказывается, богатенький Буратино. Интересно, и зачем вы везли эти деньги в Старый Свет?
   - Это выкуп. За отца. Он решил попробовать торговать в Средиземном море, в Алжире. Там его и взяли в плен, требуют выкуп. Мы продали, что могли, и... Впрочем, это уже неважно. Денег больше нет.
   - Почему нет? - Волков усмехнулся, глядя на вытаращенные на него глаза Джейн. - Я даже не знаю, где вы их закопали.
   - А пираты...
   - Я заплатил из своих. Это не очень много.
   Джейн тихо охнула.
   - Ты заплатил свои деньги?
   - Конечно. Да не расстраивайся ты. Я эти деньги честно заработал. Вернее, честно нашел. Милях в ста к востоку есть небольшой риф. Год назад или чуть больше на него напоролся галеон с золотом и камешками тысяч на четыреста, это если в ваших фунтах. Матросы спаслись на шлюпках, но корабль погрузился очень быстро и снять груз они, естественно, не смогли. Да и как бы они его вывезли? А я потом подошел, выпустил одну химическую дрянь, чтобы вся живность навроде акул вокруг передохла, и потихоньку перегрузил золото на "Громобой".
   - Значит...
   - Значит, ты собираешь вещички и двигаешь до дому. Через неделю около острова пройдет корабль. Ты отправишься на нем.
   - А разве ты не...
   - Девочка, - устало вздохнул Волков. - Я тебя домой отвозить не буду и помогать тебе больше не хочу. А все потому, что с каждым разом это обходится мне все дороже. Ты отправишься домой сама. Деньги твои я присваивать не собираюсь, но и на острове держать тебя больше не хочу. Извини.
   Волков резко повернулся и пошел прочь. Он не оборачивался и потому не видел слез на глазах Джейн. Впрочем, по большому счету, его никогда не волновали слезы. Ничьи. Даже свои собственные.

---

   Бриг "Гелиос" шел в Англию с грузом кофе и пряностей. Стремительный, легкий корабль давал сейчас почти девять узлов и его капитан рассчитывал на попутный ветер до самого дома. Он не раз ходил в этих водах и знал ветры и течения. И он даже не испугался, а скорее удивился, услышав рев, напоминающий ураган. Лишь несколькими секундами позже он понял, что это не ветер, а голос, невероятно громкий и искаженный до полной неузнаваемости. И голос этот приказывал ему немедленно лечь в дрейф.
   Капитан быстро вышел из каюты. В узком коридоре ему навстречу попался матрос, посланный собственно за капитаном, но то ли он был пьян, то ли что-то еще, но вразумительного ответа по поводу того, что происходит, капитан от него не услышал. Тогда капитан торопливо вышел наружу и бегом поднялся на мостик. Почти вся команда уже толпилась на палубе, а в пяти кабельтовых по правому борту шел странной формы корабль. Он был заметно меньше брига, без парусов и весел, зато значительно превосходил "Гелиос" в скорости. Капитану об этом поведал слегка заикающийся от пережитого рулевой. По его словам, неизвестный корабль появился внезапно, легко настиг бриг, обошел его вокруг и занял свою позицию. После этого послали матроса за капитаном. Пока матрос спускался, чужой корабль издал ни на что не похожий ревущий звук и неприятный мертвый голос потребовал остановиться.
   Противник был непонятен, и это было самое неприятное. С обычным врагом понятно, как себя вести: если ты сильнее - атакуй, если слабже - сдавайся или беги. Сейчас ясно было, что от этого противника не убежишь. С другой стороны по тому, как уверенно он держался, можно было понять, что пушек брига он ну вот никак не боится. Подумав, капитан выбрал компромиссное решение - взял рупор и громко, со множеством принятых во флоте для поддержания авторитета оборотов и вставок, спросил, зачем он нужен. Ответ его обескуражил. Ему предлагалось принять на борт пассажира и за хорошую плату отвезти его в Бристоль, благо сам он шел именно туда.
   Подумав, капитан решил согласиться - в конце концов, на бриге было достаточно свободного места и, к тому же, лишние деньги никогда не лишние. Кроме того, собеседник попался явно настырный и спорить с ним, рискуя нарваться на неизвестную неприятность, капитану не хотелось.
   Исходя из столь веских аргументов, капитан решил действовать сообразно обстановке. По его приказу "Гелиос" лег в дрейф и капитан лично на шлюпке отправился за пассажиром - помимо всего прочего, он был молод и не растерял еще любопытства. А сейчас ему весьма хотелось и взглянуть поскорее на таинственного пассажира и на непонятный корабль, который так же лег в дрейф и как будто осел на воду в трех кабельтовых от брига.
   Корабль был невелик, имел обтекаемую форму и, как оказалось, был целиком металлическим кроме нижней части борта, где его корпус напоминал на ощупь очень жесткий черный каучук (хотя где это видано, чтобы из металла, а тем более из каучука строили корабли?). По металлическому трапу капитан поднялся на палубу и первое, что он увидел, были две пушки очень малого калибра, упрятанные в металлическую башенку и наведенные на "Гелиос". Секунду спустя он обнаружил, что таких башенок несколько и решил, что был дураком, испугавшись - вряд ли артиллерия такого калибра опасна для брига.
   И почти сразу же он обнаружил тех, кто, собственно, вынудил его прибыть сюда. Они, казалось, совсем затерялись среди непонятных надстроек своего суденышка, но не обратить на них внимание было трудно. Это была, надо сказать, довольно странная пара: мужчина лет тридцати, очень высокий и стройный, в черной одежде без каких либо украшений и невысокая девушка, почти девочка, худощавая и смуглая, с резкими чертами чуть скуластого лица и коротко остриженными волосами, в такой же одежде. Волосы у обоих, надо сказать, заслуживали внимания - оба были обладателями рыжих шевелюр, у мужчины чуть темнее, у девушки, соответственно, ярче. Лишь внимательно присмотревшись, можно было рассмотреть в волосах мужчины седину. Однако куда большего внимания, чем цвет волос, заслуживала длинная шпага с отделанным серебром эфесом, висевшая у мужчины на поясе, и здоровенный, странной формы пистолет, торчащий у него из кобуры.
   Человек представился контр-адмиралом Волковым и очень вежливо попросил капитана принять на борт пассажирку. В подкрепление своей просьбы он вручил капитану кошелек солидных размеров под завязку набитый, судя по весу, золотом. Секунду подумав, скорее для солидности, чем реалньно, капитан кивнул и поинтересовался только, почему уважаемый контр-адмирал, имея такой корабль, не довезет девушку до Бристоля сам. Контр-адмирал усмехнулся и ответил что, во-первых, ему необходимо оставаться пока здесь, во-вторых, его катер (странная, однако, характеристика для такого судна) не приспособлен для дальних походов и, в третьих, это его личное дело, а дело капитана отвезти пассажира и не более.
   Капитан чуть оскорбился, но виду не показал - незачем пугать столь богатого клиента. По его знаку на борт поднялись два матроса, которые перенесли в шлюпку вещи - два сундука, один довольно легкий, зато второй казался набитым свинцом и капитан внезапно понял, что у него внутри (не свинец, это точно!).
   Пассажирка спустилась в шлюпку сама. Отказавшись от помощи капитана, она совершенно спокойно добралась до свободного места. Когда шлюпка отвалила оставшийся на корабле мужчина вскинул на прощание руку. Вместо ответа девушка фыркнула и гордо отвернулась.

---

   Волков проснулся от неясной тревоги. Такого с ним не случалось уже давно - пожалуй, с того самого дня, как они вышли в этот злосчастный поход. Последнюю же неделю он вообще спал достаточно крепко. Секунд двадцать он старательно искал причину для тревоги и никак не мог найти. Он уже решил плюнуть на предчувствия и даже перевернулся на другой бок, но тут взвыл ревун и Волков оказался на ногах и полностью одетым прежде, чем осознал это.
   Меньше чем через минуту Волков уже был в командном пункте базы. Еще через минуту база ожила - выдвинулись в боевую позицию локаторы и принялись решительно обшаривать окрестности, отыскивая опасность. Поднялись из замаскированных капониров бронированные башни береговых батарей. Силовое поле над северной бухтой набрало предельную мощность и слабо засветилось.
   Шли секунды, минуты, а никакой дополнительной информации не поступало и лишь через шесть минут пятьдесят одну секунду Волков узнал, что было причиной сигнала и откуда он исходит. Узнал и за голову схватился...
   "Степан, я не хочу уезжать без тебя. Не хочу!." "Ты сама виновата. Я предупреждал тебя и я не намерен менять своих решений. Завтра утром ты отправишься домой. В сорока милях от острова будет проходить бриг "Гелиос". Уедешь на нем." "Степан, пожалуйста..." "Завтра уезжаешь. Возьми на память браслет. Наденешь на руку. Когда... Если тебе станет действительно страшно - поверни здесь и нажми здесь вот. Я приду на помощь. Но помни - вызывай меня, только если действительно не будет другого выхода..."
   "Что за девчонка. Вечно влипает в неприятности", тихо злился Волков на бегу. Еще через пять минут он был на борту "Громобоя", а еще через час океанский исполин вышел в море и сорокаузловым ходом устремился на восток.

---

   За бортом субмарины ревела черная вода. "Громобой" мчался по пеленгу, благо глубины здесь были большие, а рифов не попадалось. Волков сидел за главным пультом в боевой рубке подводного дредноута, внешне спокойный и собранный. Боевой поход, неважно против кого - против американского конвоя или толпы дикарей на деревянной лоханке, всегда заставлял его собираться. А внутри его переполнял целый спектр ощущений - злоба, досада и, как ни странно, страх. Страх не за себя - в конце концов, он слишком много раз в своей не слишком длинной жизни мог умереть. Страх этот был скорее иррационален и Волков никак не мог уловить его причины.
   Вначале он хотел взять вертолет, но, по зрелому размышлению, остановился на "Громобое". Неизвестно, что случилось, неизвестно, удастся ли там вообще приземлиться, да и пилотом Волков был неважным. С другой стороны, "Громобой" - это плавучая крепость, неуязвимая ни для какого оружия здесь и почти ни для какого там, в родном мире. При нужде на нем можно собрать в один кулак огневую мощь, способную с легкостью смести все местные флота вместе взятые. И еще, "Громобой" - корабль-арсенал. На нем есть оружие на все случаи жизни. А то, что до цели придется идти более десяти часов, так это не страшно - Джейн жива, это факт. При остановке сердца браслет, включающий в себя, помимо всего прочего, минидиагност, моментально изменит модуляцию сигнала. Пока же модуляция, слава Богу, оставалась стандартной.
   Когда "Громобой" получил визуальный контакт с бригом, Волков ничуть не удивился увидев, что "Гелиос" не имеет повреждений и вполне бодро придерживается заданного курса. Он успел просчитать варианты, пока шло преследование, и пришел к выводу, что происшедшее связано непосредственно с бригом. А отсюда выходило, что придется стрелять. Правда, на борту корабля были пассажиры и среди них женщины и дети, но Волкова, по большому счету, это не волновало. А если происшедшее - хохма... Что-ж, в этом случае Джейн последует за ними.
   Впрочем, надо отдать Волкову должное - он попытался решить дело без драки. Повинуясь его воле, "Громобой" всплыл на поверхность в тридцати кабельтовых от "Гелиоса", уравнял скорости и мегафон взвыл, далеко разнося над морем требование лечь в дрейф и капитану явиться на "Громобой". Менее минуты спустя прогремел ответ из десятка бортовых орудий. С такой дистанции для местных пушек было бы большим достижением вообще попасть в цель. К тому же, в момент залпа "Громобой" отработал "полный назад" и окончательно сбил им прицел. И почти сразу же ударила стомиллиметровка. С такой дистанции можно бить прямой наводкой, что Волков и сделал. Бронебойный снаряд смахнул руль брига и разорвался где-то над морем. Второй снаряд в щепки разнес бригу бушприт. Корабль, лишившись управления, начал неуклюже поворачивать на север. Несколько минут спустя в кормовой части "Громобоя" открылись ворота ангара. Волков вышел в открытое море на катере - иного варианта он не видел - "Громобой" мог разнести противника в щепки, вот только тонкости ему при этом не хватало. Сейчас же предстояло не морское сражение, а специальная операция и, при всем своем опыте, Волков участвовал в ней впервые в жизни.
   Что же, когда-то все приходится делать впервые. Шлем управления удобно сидит на голове, мир вокруг неузнаваемо преображается, стократ ускоряются все реакции, а все остальное, наоборот, замедляется. Время вязнет, как муха в патоке. Легко чувствовать себя всемогущим, если даже снопы пламени, вырывающиеся из вражеских пушек, становятся медленными и ленивыми, а ядра легко разглядеть в полете. От них легко уклониться, благо корабль повинуется малейшему движению пальцев. Честное слово, гением был тот, кто выдумал виртуальную реальность!
   Компьютер катера выдал диспозицию. Объект находился в трюме, ниже уровня ватерлинии. Сигнал был устойчивым и четким, положение Объекта удалось локализовать с точностью до полуметра.
   В считанные секунды бриг был просвечен насквозь. На схеме, мерцающей зеленым на экране компьютера, выделились два красных пятна - Объект и крюйт-камера, в которой хранились сотни пудов пороха. Значит, в этих точках сейчас будет безопаснее всего - ни один снаряд с катера там не разорвется...
   Бешено взревели винты, закручивая воздух в тугие спирали. Приподнявшись на воздушной подушке, катер пошел в атаку.

---

   Рев сирены разбудил капитана "Гелиоса" и первая мысль, что пришла ему в голову, была "Вот оно, началось". Ему с самого начала не нравилась мысль скрутить пассажирку и присвоить деньги. Правда потом, когда он увидел, СКОЛЬКО было денег, мысль стала казаться ему вполне здравой. Второй здравой мыслью было, как он считал, оставить пассажирку в живых с тем, чтобы потом потребовать за нее выкуп. Все было сделано чисто и только после того, как бриг ушел на достаточное, по мнению капитана, расстояние, в ту часть океана где, как он считал, не могло быть никаких случайностей. Похоже, он ошибся.
   Капитан пулей взлетел на мостик. Зрелище, которое он увидел, было страшным - милях в трех от "Гелиоса", почти на пределе досягаемости пушек, маячила в полуденном мареве чудовищная тень. Черный корпус мокро отблескивал в лучах солнца. Неизвестный корабль был во много раз больше предыдущего и, хотя также не имел парусов, легко шел параллельно бригу, не обгоняя его, но и не отставая. А сейчас бриг давал не меньше пяти узлов. И над морем вновь грохотал приказ лечь в дрейф.
   Капитан отдал приказ поднять дополнительные паруса и открыть огонь. Матросы, как муравьи, полезли на мачты. Громыхнули пушки. Неизвестный корабль внезапно словно ударился о скалу. С невероятной для такого исполина легкостью он остановился и даже, казалось, подался назад, хотя как такое возможно было совершенно непонятно. Ядра подняли фонтаны брызг далеко впереди по курсу и в тот же момент, почти сливаясь, блеснули две вспышки.
   От страшного двойного удара бриг содрогнулся. Секунду спустя он начал резко забирать влево и капитан понял, что бриг лишился управления. Рулевой, стоящий за штурвалом мешком осел на палубу - огромный штурвал крутанулся столь резко, что ухитрился переломать матросу кости. С кормы закричали, что руль разбит. Бушприт повис обломками. Несколько человек было убито обломками дерева.
   Капитан перевел взгляд на вражеский корабль. Тот все так же держался в трех милях по правому борту, в точности повторяя все рыскания потерявшего управление брига. Нечеловеческая легкость, с которой он производил маневры, наводила на неприятные мысли, но оформиться в слова они так и не успели. Из-за кормы чужого корабля стремительно выскочило что-то небольшое и юркое. Подняв к глазам подзорную трубу, капитан сразу узнал то самое суденышко, которой видел в прошлый раз. Ничтожное по сравнению с черной громадой, так легко остановившей бриг, оно приближалось с пугающей быстротой. Нестройно затявкали пушки, но канониры не могли попасть в непрерывно маневрирующего противника и лишь впустую разряжали свои орудия. В считанные секунды приблизившись на какие-то пять кабельтовых, судно внезапно резко замедлило движение, благо пушки правого борта были только что разряжены. Капитан отчетливо видел, как башенки, которые он не принял в прошлый раз всерьез, развернулись в его сторону. Затем из стволов его смешных орудий вырвались языки огня и это было последнее, что капитан видел в своей жизни.
   Огненный вал прокатился по палубе и надстройкам его корабля, сметая все на своем пути и как бритвой срезав обе мачты. Второй такой же вал обрушился на орудийную палубу. Борта были из прочного дерева, но они моментально разлетелись в щепки. Канониров разорвало на куски, пушки покорежило и сорвало с креплений. Разрушения были столь колоссальны, что немногие уцелевшие шпангоуты не выдержали веса верхней палубы и она с грохотом просела в центральной части, погребая под собой убитых и раненых...

---

   Восемь стволов калибром тридцать семь миллиметров исправно отработали по бригу почти в упор, оставив от великолепного корабля лишь слабо дымящийся остов. Вряд ли на бриге остался хоть кто-нибудь, способный оказать Волкову активное сопротивление, однако рисковать все же не стоило - в конце концов, сейчас за его спиной не было никого, готового подстраховать и, буде возникнет такая надобность, заменить его. Поэтому Волков напялил на себя тяжелый бронежилет и шлем, тщательно проверил ножи и пистолеты. Из оружейного ящика он, подумав несколько секунд над немалой коллекцией лежащего там оружия, извлек Всплеск - новый автомат, поступивший на вооружение уже во время войны. Лишь небольшая партия такого оружия успела попасть в действующую армию - в основном эти автоматы использовались ФСБ и, реже, ГРУ. Впрочем, на "Громобой" перед отходом этого добра загрузили более чем достаточно. Машинка была несколько тяжеловата, зато обладала очень мощным боем и большой скорострельностью, практически не давала отдачи и была весьма компактна. Благодаря довольно крупному калибру, ее пули обладали сокрушительным эффектом, хотя именно из-за этого пришлось присоединять к автомату излишне большой магазин. Конечно, Узи не в пример легче и, пожалуй, удобнее, но это - оружие для стрельбы в американских сортирах. Слишком малый калибр и высокая скорость пули дают при попадании в более-менее твердую поверхность массу рикошетов, опасных и для самого стрелка, и для людей, которых он собирается спасать. К тому же проникающая способность пули Узи невелика. Здесь же, возможно, предстояла перестрелка в коридорах со стенами из твердого, прочного дерева. Тут больше подошел бы Калашников или даже пулемет, но Волков не без основания предполагал, что в замкнутом пространстве, среди обломков, с ними будет не развернуться, а АКСУ ему упорно не нравился. Всплеск же не уступал в мощи огня пулемету и на короткое время и на малой дистанции вполне мог его заменить. А что до большого для такого типа оружия веса, так Волков и сам был чрезвычайно силен.
   Борт брига был заметно выше, чем у катера, но технология абордажа была неплохо отработана еще дома - там не раз приходилось брать на абордаж транспортные корабли и танкеры. Разница была только в том, что сейчас Волков шел один. Зато и противостояли ему не вышколенные морские пехотинцы, а недоделанные бандиты, которых и пиратами-то назвать язык не поворачивается. К тому же их вряд ли осталось много. Абордажный мостик лег точно на палубу "Гелиоса" и Волков быстро, но осторожно поднялся на судно.
   Палуба была мертва. Может, кто-нибудь и уцелел, но признаков жизни благоразумно не подавал. Впрочем, чудом уцелевшая часть надстройки Волкову не понравилась. Именно поэтому он выпустил в нее длинную очередь и удовлетворенно хмыкнул, услышав звук падающего тела. Дальше он шел уже спокойнее - до самого люка, ведущего на нижнюю палубу. А вот вниз он спустился, только бросив предварительно шоковую гранату. Яркая вспышка и страшный грохот обездвиживают предполагаемого противника моментально, хотя и ненадолго. А в целом вполне безобидная штучка - стороннему человеку грозит впоследствии лишь небольшая головная боль.
   Спустившись, Волков понял, что старался не зря - кто-то конвульсивно дергался, кто-то старался уползти. Не принимая во внимание пол и возраст, Волков выбрал троих наименее, на его взгляд, пострадавших. Остальных он спокойно и хладнокровно перестрелял, стараясь беречь патроны - в конце концов, у него их с собой не ящик.
   Когда те трое пришли в себя, их глазам предстало неприятное зрелище - здоровенный жлоб в черной броне, тяжелом шлеме и с оружием при том, что у них самих оружия не наблюдалось, а руки и вовсе были связаны. Этот жлоб мрачно поглядел на них и спросил:
   - Где она?
   - Кто? - не понял крайний слева.
   Вместо ответа Волков выстрелил ему в живот и, не обращая внимания на его вопли, повторил вопрос. Остальные оказались понятливее и буквально через минуту бодро шли впереди, показывая ему дорогу.
   Джейн держали, как оказалось, в отдельной каюте, запертой на тяжелый висячий замок. Изнутри не доносилось ни звука, а на вопрос Волкова насчет ключа его проводники лишь развели руками. Тяжело вздохнув, Волков примерился, одним страшным ударом снес засов и пинком открыл дверь.
   Первым желанием его после этого было кого-нибудь убить, желательно каким-либо максимально жестоким, болезненным, длительным, извращенным способом (кто хочет, может вставить свои эпитеты - это, в общем-то, не будет противоречить истине). Джейн лежала в углу совершенно пустой крохотной клетушки, в которой стояла невыносимая вонь. Лицо девушки представляло из себя один сплошной кровоподтек, а за ногу она была прикована крепкой, хотя и слегка тронутой ржавчиной цепью, намертво закрепленной другим концом за кольцо в полу. Единственным источником света служил небольшой, наглухо задраенный иллюминатор, а больше в каюте ничего и не было.
   Наверное, лицо Волкова показало ход его мыслей достаточно ясно - во всяком случае, оба пленника, не сговариваясь, попытались бежать, но адмирал уже овладел собой и короткой очередью поверх голов заставил их рухнуть и закрыть головы руками - в замкнутом пространстве Всплеск ревел оглушительно.
   Кольцо из пола Волков выдернул одним рывком. Легко, как пушинку он подхватил Джейн на руки. Девушка слабо застонала и открыла глаза.
   - Ты пришел...
   - Пришел, пришел. Молчи, тебе нельзя разговаривать, - ответил ей Волков, хотя насчет "нельзя разговаривать" было полным бредом, он видел это как врач. По видимому, Джейн не сдалась без боя и потому ее сильно избили, может, сломали пару ребер, но не более. Хуже было то, что она пролежала здесь почти пол суток и, похоже, успела надышаться и травануться - видимо, в каюте раньше лежало что-то скоропортящееся.
   - Ты пришел, я знала... Ты заберешь меня?
   - Заберу-заберу. Эй вы, олухи!
   Оба пленных возникли, как по волшебству.
   - Где ее сундук?
   Пленные объяснили. Оказалось, почти рядом.
   - Берите его, и вперед. Будете хорошо себя вести - оставлю в живых. Попробуете что-нибудь выкинуть - повышибаю мозги. Вы меня знаете.
   Его действительно успели узнать. Во всяком случае, его слова, произнесенные спокойным, негромким голосом, произвели впечатление. Подхватив сундук, оба бросились вперед, сгибаясь под его тяжестью. В мгновение ока они выскочили на палубу. Волков с Джейн на руках, держа автомат одной лишь правой рукой, следовал за ними. Доверять этой парочке он не собирался.
   По его приказу сундук оттащили на палубу катера. После этого пленные вытянулись во фрунт, ожидая указаний. Видимо, им очень хотелось остаться в живых. Волков не собирался их разочаровывать - в конце концов, он же обещал...
   - Вы, двое! Там, на корме, шлюпка. Думаю, она не пострадала. Грузите продовольствие, воду и сматывайтесь. У вас есть пол часа, не больше. И поторопитесь - я намерен потопить эту посудину.
   Пленные буквально испарились. Поглядев им вслед, Волков усмехнулся, вошел в рубку и осторожно усадил Джейн в кресло. Пока он убирал абордажный мостик и аккуратно отваливал, она непрерывно следила за ним и наконец спросила:
   - А если бы в тебя попали ядром - что было бы?
   - Меня разнесло бы в клочья.
   - Я не о том...
   - Я прекрасно понял. Если бы попало в "Громобой", появилась бы царапина, не более. "Громобой" неуязвим. Если бы попало в катер, то это могло кончиться плачевно, броня здесь - одно название.
   - И ты решил...
   - Мы всегда в ответе за тех, кого приручаем. Даже если это дорого нам обходится.
   Катер стремительным броском преодолел расстояние, отделяющее его от "Громобоя". Оказавшись в прохладном чреве ангара, Волков заглушил двигатели и хотел было отнести Джейн в лазарет, но она оттолкнула его руку и, кривясь от боли, встала сама.
   - Ты не ответил на мой вопрос. Я для тебя никто. Почему?
   - Вольно или невольно, я подставил тебя. Я не сдаю своих, даже если свои перед этим сдали меня.
   На "Громобое" Джейн была в первый раз. Раньше Волков не позволял ей заходить на корабль и она видела его лишь снаружи. Сначала она удивленно озиралась, но потом колоссальные размеры субмарины и обилие приборов в самых неожиданных местах начали действовать угнетающе. Видя это, Волков осторожно обнял ее за плечи и отвел в боевую рубку. Оттуда, благодаря огромным экранам, открывался великолепный вид, но Джейн там явно было неуютно. Вздохнув, Волков вывел ее на внешний мостик, специально выдвинув его из под брони. Оттуда бриг был как на ладони.
   - Обрати внимание, эти придурки взяли с собой еще кого-то. Они и в самом деле надеются выжить.
   Джейн взяла предложенный ей бинокль и внимательно посмотрела. Да, так и есть, кроме тех двоих в шлюпку спускались еще несколько человек, в основном - женщины и дети.
   - Они поступают благородно. Я даже не ожидала.
   - Обрати внимание, я тоже. Впрочем, они дураки. Сейчас они меняют легкую смерть на долгую и мучительную. До ближайшего берега не одна сотня миль. Здесь сильные течения, их далеко отнесет от морских путей, да и без того корабли здесь - редкость. Будь они вдвоем, ну максимум втроем у них оставался бы шанс, благо шторма в ближайшее время не ожидается. Но теперь они посадили в шлюпку человек пятнадцать. У них просто не хватит ни пищи, ни воды. Ни сил, чтобы выгрести. Под солнцем их будет мучить жажда, да и голод - не лучшее, что есть на свете. Они обречены.
   - И ты не поможешь им?
   - Джейн, добрая ты душа. Они ведь только что едва тебя не убили. Кстати, выключи свой браслет - он орет сейчас на всю планету, благо спутников на орбите достаточно. А эти... Они получат по полной программе. В конце концов, им заплатили за твой проезд и их никто не заставлял нарушать условия соглашения, не так ли? Или я в чем-то неправ? Тогда объясни, в чем?
   - Там женщины и дети. Они...
   - ...Мне безразличны, - окончил за нее Волков.
   Адмирал подождал еще минут десять, пока шлюпка не отошла от брига на достаточное, по его мнению, расстояние. После этого он склонился над пультом и отдал команду. В недрах корабля глубоко, почти неслышно запели сервоприводы. Одно из стомиллиметровых орудий плавно развернулось. Громыхнул выстрел - и миг спустя бриг исчез.
   Фугасный снаряд разорвался прямо в крюйт-камере корабля. От взрыва вспыхнул порох. От чудовищного внутреннего взрыва корабль превратился в огненный шар с грибовидным облаком дыма. Когда опал фонтан воды, на этом месте ничего уже не оставалось, кроме плавающих по воде мелких щепок и мусора.
   - Вот теперь все, - удовлетворенно заметил Волков. - Теперь я сам отвезу тебя домой.
   - Куда? Опять на остров? - вздохнула Джейн.
   - Зачем на остров? Ты ведь, кажется, из Бристоля? Вот туда мы сейчас и отправимся. Надеюсь, после этого я избавлюсь и от тебя, и от сопутствующих тебе неприятностей.
   И вновь ревела вода, сквозь которую продирался величественный подводный корабль. Владыка местных океанов шел к новой цели. Возможно, если бы Волков мог предвидеть, куда его это заведет, он плюнул бы на все и вернулся, но он даром предвидения не обладал и очертя голову ринулся навстречу судьбе...
  

Глава 6.

   Досадно, что сам я немного успел,
   Но пусть повезет другому.
   Выходит, и я напоследок спел:
   "Ми-р-р-р вашему дому!"

(В.Высоцкий)

   "Громобой" подошел к Бристолю ночью. Милях в четырех от берега Волков застопорил ход. Ночью в порт ему лезть не хотелось - Волков сильно сомневался, что фарватер, годный для местных судов, достаточно глубок для океанского рейдера. Приборы приборами, но лучше все-таки заполучить в свое распоряжение опытного лоцмана. Некоторое время корабль еще шел по инерции, но затем все-же остановился и Волков с Джейн внимательно осмотрели гавань.
   - Вон, видишь - наша церковь. Боже, как давно я не была в церкви!
   - Церковь? И что вы все в ней находите?
   - Как, ты не любишь ходить в церковь?
   - По чести говоря, в последний раз я в церкви был двадцать лет назад вместе с матерью - на экскурсии.
   - Но как это возможно...
   - Мне не нужен Бог, - усмехнулся Волков. - Говорят, он создал человека... В таком случае, Бог - мои родители. А если исходить из того, что человек - раб Божий, то это повод для драки. Если кто-нибудь скажет мне, что я чей-то раб, то я этому кому-нибудь откручу башку. Понятно?
   - Но Господь дает нам вечное блаженство после смерти.
   - Вечная жизнь у меня уже есть, а блаженство я могу получить и без этого. Вон, у меня в каюте полный бар бутылок. Кстати, а шлюхи у вас, в Бристоле, есть?
   - Как ты можешь сравнивать благодать Господню с вином и проститутками! - от возмущения Джейн залилась яркой краской.
   - А что? Думаешь, когда Христос еще был человеком, он не пил? Или не шлялся по бабам? И пил, и шлялся - в конце концов, воду в вино он превращал и гомиком точно не был. Интересно было бы, кстати, поговорить с ним - каково это, когда мгновенно изменяется мировосприятие... - Волков мечтательно закатил глаза.
   Джейн заплакала.
   - Ну вот, теперь пошли слезы, - Волков вздохнул. - Я никогда бы не поверил, что человек, в одиночку вышедший против битком набитого пиратами фрегата, расплачется от такой чепухи. Впрочем, у вас, у женщин, все не как у людей. Ну успокойся, - он погладил Джейн по голове, - в конце концов, даю тебе слово: если этот, который Бог, решит со мной познакомиться, я его приму с уважением и даже чаем напою. А пока - извини, если я его не видел, то для меня он не существует, если он мне незнаком, то мне он безразличен.
   - Бог слишком...
   - Да хватит тебе, - с досадой прервал ее Волков. - Если честно, я вполне допускаю, что Бог есть. В конце концов, никто пока не смог доказать обратного. Я не воспринимаю не Бога, а церковь. Слишком уж много толстомясые попики на себя берут, объявляя себя посредниками между Богом и человеком. И если доказательства существования Бога не требуется, можно лишь верить или не верить, то посредник доказательства своих полномочий предоставлять должен. Или идет он... Довольно далеко.
   Некоторое время они молчали. Волков рассматривал гавань, Джейн тихонько всхлипывала. Потом всхлипы постепенно утихли - девушка успокоилась. Волков улыбнулся про себя. Похоже, очень скоро ему вновь придется иметь дело с прежней Джейн - бойкой и несдержанной, но зато живой, умной и непосредственной, - а не с хлюпающей носом барышней. Он жестом подозвал ее и указал на гавань:
   - Внутрь не полезем, - объявил он. - Там три крупных военных корабля. Не могу пока точно определить, что это за суда, но не меньше чем фрегаты. А может, и линейные корабли, хотя что им здесь делать?
   - Боишься?
   - Не хочу осложнений. Конечно, я могу превратить Бристоль в кучу оплавленного шлака прежде, чем ты скажешь "мама", но зачем лишние жертвы? И потом, у тебя в городе родственники. Зачем рисковать их жизнями?
   - В смысле?
   - О Боже, ну это же элементарно! Мы сейчас заходим в порт. Эти служаки на кораблях играют тревогу и начинают испытывать на нас свои пушки. Я их не виню: это их долг - стрелять во все враждебное, этому их учили всю жизнь... Ну, хотя бы всю службу. Как говорится, тяжело в учении - легко в гробу. Так вот, все непонятное - суть враждебное. "Громобой" им будет непонятен абсолютно. Но дело даже не в том, что они будут стрелять, главное - мне придется ответить. Ядром, конечно, борт не пробьешь, но зачем корпусу лишние удары? А когда я отвечу, то вполне реально, что часть снарядов попадет в город. На что они способны, ты уже видела.
   - Но разве нельзя зайти в порт тихонько, на кошачьих лапках? Ну, под водой, скажем? Ведь "Громобой" может погрузиться так глубоко, как ты хочешь.
   - А ты знаешь глубины? Я - нет.
   - Но может...
   - Хватит! - взорвался Волков. - Во первых, я устал и хочу спать. Я не спал с момента отплытия. Во вторых, мы не застрахованы от случайностей, а одиночку, как бы силен он ни был, может погубить что угодно. У меня нет второго "Громобоя", ясно?
   - Что может повредить твоему кораблю здесь, в нашем мире? - удивилась Джейн.
   - Не знаю, - честно ответил Волков. - Потом я расскажу тебе одну историю. Думаю, ты поймешь, что я имею в виду. Но сначала спать...
   "Громобой" мягко опустился на твердый грунт. Здесь он находился еще довольно много времени - гораздо дольше, чем требовалось для того, чтобы отоспаться и отвезти Джейн на берег. Впрочем, это - совсем другая история...

---

   Волков проспал шестнадцать часов. Когда он проснулся, Джейн сидела рядом с его кроватью и молча рассматривала его. Увидев, что он проснулся, она заулыбалась. Волков протер глаза, с чувством зевнул и улыбнулся в ответ. И подумал вдруг, что, если бы не начинающий уже желтеть фингал под глазом, лицо девушки можно было бы назвать вполне симпатичным, а может, и красивым.
   Отогнав от себя посторонние мысли, Волков командирским голосом отправил Джейн на камбуз готовить поздний завтрак (или, может быть, ранний ужин - кто знает?). Сам он тем временем побрился и залез под душ, прогоняя вялость в мышцах и головную боль. Словом, привел себя в порядок.
   Ели они в кают-компании "Громобоя". Помещение, способное вместить несколько десятков человек, казалось пустым и гулким и это навевало неприятные мысли. Джейн приготовила яичницу с беконом - не самое худшее. Как-то, еще на острове, она сварила Волкову национальное английское блюдо - овсянку. Помимо того, что Волков ее не любил, Джейн еще и была довольно паршивым кулинаром. В результате он возненавидел каши во всех их проявлениях. Впрочем, яичница - это блюдо, которое трудно испортить, в результате Волков не стал ненавидеть яйца.
   Закончив трапезу, Волков отправился в боевую рубку. Там он долго рассматривал берег и гавань, потом дал посмотреть Джейн. В целом, картина не изменилась, изменилась только обстановка у причалов в порту - теперь к ним приткнулось вдвое больше рыбацких суденышек. Больше никаких изменений не было и вряд ли они могли ожидаться в ближайшее время.
   - Ждем еще пять часов, - решил Волков.
   Джейн удивленно взглянула на него и он пояснил:
   - Темнота. Когда наступит ночь мы сможем высадиться, не привлекая избыточного внимания. Я доведу тебя до дому, возьмем слуг и вернемся за деньгами. Потом, наконец, можно будет поставить точку в этой затянувшейся истории. Согласна?
   Джейн кивнула. Потом подумала несколько секунд и спросила:
   - Слушай, если все равно здесь сидеть - может, расскажешь мне насчет случайностей?
   - Каких? - не понял Волков.
   - Ну, ты говорил, что "Громобой" может погубить что угодно и обещал рассказать историю о том...
   -Понял, - кивнул Волков. - Ну что ж, пойдем.
   Они направились в боевую рубку "Громобоя" - единственное место на борту, кроме собственной каюты, где Волков после гибели друзей не чувствовал себя подавленным. Но сейчас дело было не в этом. Просто рубка идеально подходила для задуманного.
   - Взгляни сюда, Джейн, - Волков сидел за пультом. На огромном, в половину стены, экране справа от него появилось изображение корабля в трех ракурсах - сбоку, сверху и спереди. - Ну что, красив?
   С точки зрения Волкова корабль на экране был, несомненно, красив. Классический линкор с четыремя башнями главного калибра и целой пирамидой надстроек, воплощение мощи и стремительности. Лучший надводный корабль его мира...
   - Не знаю, - честно ответила Джейн. - Уж больно он какой-то... Тяжелый, если спереди, - честно закончила она.
   Действительно, невероятно изящные и гармоничные обводы корабля спереди были не видны. Огромный линкор, чудо русского кораблестроения, казался грузным, расплывшимся под собственной тяжестью. Волков усмехнулся.
   - Ты видишь перед собой самый мощный боевой корабль, когда-либо существовавший в нашем мире. Броня его достигала метровой толщины, в четырех башнях размещались шестнадцать орудий калибром четыреста двадцать миллиметров. Я не говорю уже о мощнейшем ракетном вооружении, зенитках и легких орудиях. Его водоизмещение было, не много ни мало, девяносто шесть тысяч тонн, а экипаж... Кстати, как думаешь, сколько?
   - Человек пятьсот, не меньше.
   - Восемьсот. И для такого корабля это - невероятно мало. Это было лучшее, что смог еще тогда, в мирное время, создать военный гений нашего мира. Суперлинкор "Победа", прошу любить и жаловать. Ни до, ни после него не было создано ничего подобного. В годы войны вице-адмирал Гаранин на этом корабле наводил ужас на наших врагов.
   Так вот, теперь о том, что я хочу тебе рассказать. Этот корабль строился для штурма вражеского побережья. Планировалось построить серию из десяти таких кораблей - ядро будущего флота. Прежний мы потеряли в годы смуты по собственной нашей дурости. Пришлось отстраивать все заново - эти вот линкоры, крейсера, эсминцы. Хорошо хоть подводный флот был частично сохранен и мы смогли восстановить его достаточно быстро.
   Будь этот план осуществлен, мы смогли бы властвовать над морями. Но, хотя корабли были заложены одновременно, как обычно первым отстроили один - для испытаний. С тем, чтобы в случае нужды можно было еще внести изменения в проект.
   "Победа" оказалась непревзойденным кораблем. Вот только наших умников из высокой правительственной комиссии смутил один момент - скорость корабля не превышала тридцати двух узлов, в то время как новые американские линкоры, которые в тот момент только-только заложили, должны были по проекту разгоняться аж до тридцати четырех. И хоть ты тресни - плевать комиссии, что наши корабли способны два-три американских запросто разметать, главное, скорость-то все равно ниже.
   Резерв мощности двигателей был уже исчерпан. Пришлось срочно искать выход. Мрачно это все было. Я сам обо всем узнал случайно - кое-какие данные уже здесь, на базе нашел. Короче, подставили моряков. Спустили на воду сразу два корабля в облегченном варианте - "Паллада" и "Петропавловск". Вместо шестнадцати четырехсот двадцати миллиметровых орудий - дюжина пятнадцатидюймовок, а броню сделали втрое тоньше. И плевать всем было на то, что остойчивость у кораблей оказалась так себе, а огневая мощь чуть не вдвое упала. Главное - до тридцати шести узлов разгонялись. Хорошо, нашлись умные люди, которые сообразили - вместо линкоров получили мы линейные крейсера. Мощные, быстроходные, но уже не то.
   Четвертый корабль - "Гангут" - достроили более грамотно - броня почти полноценная, раза в полтора только слабже, чем у "Победы", орудий, правда, всего дюжина и почему-то четырехсот девятимиллиметровые. Шестнадцатидюймовки, короче. Ну да это было уже не столь опасно. Просто непонятно мне до сих пор, почему вооружение облегчили и калибр поменяли - в конце концов, на эти новые орудия опять же времени больше ушло.
   Пятый корабль должны были достроить опять в измененном варианте - вместо шестнадцати четырехсотдвадцатимиллиметровок должны были поставить на нем дюжину пятисот двадцати двухмиллиметровых орудий. Впрочем, это был не худший вариант. Вот только война помешала, так и не спустили его на воду. НАТО начало атаку очень грамотно - первые удары пришлись не только по военным базам, но и по промышленным объектам. Почти сразу сгорели крупнейшие верфи. Десятки недостроенных кораблей были разрушены прежде, чем их успели спустить на воду. Ни одного крупного боевого корабля Россия после этого так и не построила.
   Короче, вместо полноценного флота получили мы всего четыре линейных корабля, построенных по одному проекту и друг на друга при этом не похожих. А ведь если бы не теряли время на разные эксперименты, то штук восемь точно на воду спустили бы. Но не в том дело даже, что мало кораблей построили. Хуже, что получили набор кораблей, из которых флот составить трудно было. Ну не приспособлены они для действий в одном строю оказались.
   Конечно, грамотный флотоводец сумел бы правильно этими кораблями распорядиться. В первый момент даже с ними можно было разнести у американцев оборону в любой точке побережья и высадить десант. Да вот только грамотных потом уже ставить стали, когда поздно было что-либо менять. А тот орел, что в начале флотом командовал, использовал эти корабли, как рейдеры-одиночки, причем "Победу" и "Гангут" загнали на Тихий океан, а "Палладу" с "Петропавловском" - в состав Северного флота. И кончилось все нехорошо - "Паллада" угодила во льды и потеряла ход. Прежде, чем успели вытащить, налетела вражеская авиация и прикончила неподвижный корабль. Капитан тогда отказался уходить с мостика и погиб вместе с кораблем, хотя винить его в чем-либо трудно. В конце концов, он не имел опыта плавания в тех широтах, а опытного помощника дать ему никто не догадался.
   "Петропавловск" перехватили у берегов Великобритании. Он вместе с тяжелым крейсером "Рюрик" разгромил конвой, идущий из США. Бой был тяжелейший. "Рюрик" получил серьезные повреждения, да и "Петропавловск" пострадал сильно. А главное, его скорость упала до двадцати узлов. Поэтому, когда их засекли и выслали корабли на перехват, им не удалось уйти и пришлось принять бой.
   Их атаковали три линкора - два американских, устаревших, и один новый, английский, авиация, какая оставалась, поднялась с береговых аэродромов и с авианосцев, крейсера и подводные лодки тоже вмешались. Короче, половина английского флота была там. Когда-то давно так же англичане ловили немецкий линкор "Бисмарк". Впрочем, не обижайся, Джейн, твои соотечественники в нашем мире оказались дураками. Они не смогли извлечь уроков из того сражения и в результате охота за "Петропавловском" кончилась для них неприятностями. Думаю, окажись на месте "Петропавловска" "Победа", неизвестно, чем кончилось бы дело.
   В общем, ошибку они сделали с самого начала. Вместо того, чтобы бить по флагману, они начали обстреливать "Рюрика". Не знаю, ошиблись они или специально выбрали мишенью крейсер, сейчас это уже безразлично. Короче, влипли они крепко. Сначала "Петропавловск" буквально расстрелял их флагмана. Потом, как передавала разведка, оказалось, что во вражеском линкоре ниже ватерлинии насчитали более сорока пробоин. Точность огня наших кораблей была в том бою поразительной. Линкор "Куин Элизабет" лег на борт и затонул на мелководье, даже часть корпуса осталась над водой. Это спасло жизнь многим морякам, которые смогли взобраться на него и дождаться помощи.
   Два других линкора "Петропавловск" поджег и заставил отступить. "Рюрик" к тому моменту успел выйти из зоны наблюдения и прорвался в конце концов в Мурманск, хотя удивительно, как он это сумел - слишком велики были повреждения.
   "Петропавловск" несколько раз атаковали подводные лодки, однако броню его торпедами было не пробить - бронепояс по ватерлинии конструкторы отстоять сумели. Ядерные же торпеды вблизи своих берегов англичане применять не решились - слишком велик был риск радиационного заражения побережья.
   От самолетов "Петропавловск" отбился - зря, что ли, его нашпиговали зенитными ракетами? Несколько противокорабельных ракет в него все таки попало, но для него это было несмертельно - даже в урезанном состоянии броня у корабля оставалась приличная. Линкор прорвался, повредив по пути крейсер и авианосец и потопив один эсминец, не успевший вовремя убраться с дороги.
   А кончилось дело все равно плохо. По дороге домой корабль попал в шторм. Не очень сильный шторм был, надо сказать. Только вот с остойчивостью у корабля проблемы были и в нормальном-то, неповрежденном состоянии, а когда весь левый борт в пробоинах и в трюме вода плещется... Короче, перевернулся линкор. Из всей команды спаслось четверо - схватились за какие-то деревянные обломки, чуть ли не за вывалившийся из кают-компании рояль, и выплыли. На следующий день их подобрала случайно проходившая в том районе наша подводная лодка. В общем, повезло ребятам. Или не повезло, это уж как посмотреть.
   Потом всем погибшим награды посмертно дали, командиру корабля героя присвоили - а толку-то? Людей погубили, корабль потеряли. Зачем, спрашивается, мертвецам награды? На тот свет с собой забрать? Вот так и лишились мы тогда линейных кораблей на севере да в Атлантике.
   На Тихом океане события развивались чуточку по другому. Флот там был помощнее, а линкоры - получше. Главное-же, что "Гангут" был стелс-кораблем, то есть невидимым для радаров. Еще когда он был на стапелях, пока его строили, конструкторы смогли доказать, что резкое удорожание конструкции сторицей окупится во время войны. Пожалуй, это было то единственное, чего не хватало нашим линкорам. И это с лихвой окупило даже ослабление огневой мощи корабля. Чуть позже, перед самой войной, "Победу" модернизировали, пытаясь также сделать ее невидимой. Получилось чуть похуже, но так как спутники-шпионы посбивали почти сразу, то это не играло существенной роли.
   В операциях флота "Гангут" долго играл роль "чертика из табакерки". Его включали в состав конвоев, в небольшие авианесущие соединения, в обеспечение десантных операций. Американский флот пытался перехватить русские корабли и нарывался на огонь его шестнадцатидюймовок. Представляешь, каково это было для их моряков - рассчитывать на безнаказанный растрел нескольких транспортов и внезапно увидеть перед собой бронированного монстра, в упор наводящего орудия? Многие просто сразу спускали флаги, не дожидаясь, пока их будут топить.
   Погиб "Гангут" по глупости - разведка прошляпила вражескую эскадру. На караван вместо нескольких крейсеров налетели четыре новейших американских линкора в сопровождении двух десятков судов охранения. Сражение было тяжелейшим. Мы на "Громобое" подоспели в самый его разгар и успели даже потопить торпедами один крейсер прежде, чем нас начали глушить глубинными бомбами. Один из американских линкоров к тому моменту уже затонул. Второй взорвался на наших глазах - по-видимому, снаряд попал в пороховой погреб третьей башни. Во всяком случае, эпицентр взрыва был именно там. Корабль буквально раскололся пополам. Кормовая часть затонула почти сразу, как камень, а носовая часть, может, продержалась бы еще некоторое время на плаву, но потом взорвался боезапас второй башни - и все. Не стало ни корабля, ни двух тысяч человек экипажа.
   А потом пришла очередь и "Гангута". К тому моменту у него действовала только одна башня и, по-видимому, были разрушены все радиолокационные системы. Еще хорошо, что бой шел на расстоянии прямой видимости. Это редкость в современном бою, но, тем не менее, это произошло. Капитан "Гангута" попытался прорваться. Это ему почти удалось, но тут у него рвануло прямо под винтами. Не знаю, была это торпеда или просто крупнокалиберный снаряд, но скорость корабля резко упала. Его догнали и расстреляли в упор. Подавили артиллерию и попытались захватить. После того, как замолчала последняя башня, подогнали крейсер и взяли "Гангут" на абордаж, но наши моряки, не долго думая, сами наваляли американцам и захватили их крейсер. Американцы сдуру подогнали еще один. Он пришвартовался к боргу только что захваченного крейсера и высадил десант. Получилась свалка с неясным исходом - наших было меньше, зато дрались они лучше. Тогда вмешался линкор "Алабама" - подошел и встал борт о борт с "Гангутом". На "Алабаме" было тысяча шестьсот моряков и четыреста морских пехотинцев, но об этом мы узнали уже потом. А в тот момент мы просто решили - все, конец кораблю. Приготовили торпедные аппараты - чтобы добить линкор. Самоубийство, конечно - уже подошли американские эсминцы в количестве десяти штук. Нас оставили в покое только потому, что решили - ушли мы или потоплены. Обнаружь мы себя - и кранты. Но тут с "Гангута" сигнал открытым текстом - "умираю, но не сдаюсь". И линкор взорвался. Экипаж, видимо, подорвал уцелевший боезапас. А потом взорвался и реактор - наши корабли, в отличие от американских, имели ядерные реакторы. Будь мы чуть ближе, нам пришел бы конец - или от ударной волны, или от излучения.
   От "Гангута", "Алабамы" и тех двух крейсеров не осталось ровным счетом ничего. Остальным кораблям, оказавшимся поблизости, тоже досталось. Я не знаю, как у американцев, а у нас уцелели тогда только мы, два крейсера и эсминец, державшиеся в отдалении. Остальные корабли получили столь серьезные повреждения, что их пришлось затопить. Впрочем, я полагаю, у наших врагов были схожие проблемы. Во всяком случае, сражение закончилось само собой и уцелевшие расползлись по базам.
   После того случая у нас остался только один линкор - "Победа". И он стал тем ужасом, который наши враги испытывали почти до конца войны. Грозный океанский рейдер, владыка морских путей - так называла его американская пресса. Он появлялся где хотел, топил, кого хотел и исчезал в небытие. Совсем недавно мне сообщили, что Гаранин знал о параллельных мирах и умел уводить в ваш мир свой корабль. Отсюда он совершал свои рейды. Мне сказали, что он пользовался моей базой, но я кое-что посчитал и оказалось, что некоторые его перемещения не соответствуют скорости его корабля. Либо он мог при нужде разгонять "Победу" минимум до сорока узлов, либо имеется вторая база, где-нибудь здесь, в Тихом океане. А может, и то, и другое. А может, был возможен переход еще в один параллельный мир. Кто знает? Боюсь даже предположить, на что было способно трио Гаранин-Вицкевич-"Победа". Возможно, мы никогда не узнаем, как все было на самом деле...
   Так вот, теперь о случайностях. "Победа", благодаря своей вездесущести и неуязвимости, практически в одиночку сдерживала все попытки вражеского флота организовать более-менее сносное снабжение своих войск на нашем континенте. Всего два удачных удара позволили избежать высадки американских войск на Японские острова. А потом удача кончилась - во время одного такого рейда "Победа" попала под обстрел береговой батареи. Взрыв случайного снаряда смертельно ранил Гаранина, а кроме него никто уже не смог увести корабль из нашего мира - профессора Вицкевича на борту не было.
   Потом "Победа" три месяца стояла во Владивостоке - никак не могли решить, кто же будет командовать этим кораблем. В конце концов, президент своим личным распоряжением назначил капитаном собственного племянника. И эта тварь... Этот кабинетный моряк посадил линкор на камни в первый же выход в море. А разведка у американцев поставлена была, как надо. Они почти сразу обнаружили "Победу" и атаковали обездвиженный линкор прежде, чем мы успели снять его с камней. Навстречу им вышел наш флот и получилось последнее крупное морское сражение той войны...

---

   Волков вздохнул и вытер пот со лба. Джейн смотрела на него с приоткрытым от удивления ртом. Адмирал налил себе в стакан воды, залпом выпил и улыбнулся уголками рта:
   - Вот так всегда и бывает. Хочешь знать, что было дальше?
   - Да, конечно. Чем все это закончилось?
   - А чем оно могла закончиться? - Волков пощелкал клавишами и на экране появилась немного размытое черно-белое изображение - явно любительская фотография. Черный, обгоревший остов, весь измятый и развороченный... - Вот так выглядела "Победа" после того сражения. Ее долбил практически весь американский флот - шесть линкоров, восемнадцать крейсеров, самолеты с четырех авианосцев. Это не считая эсминцев и прочей мелочи типа фрегатов - их артиллерия против брони нашего линкора ничего не стоит. Им противостояла обездвиженная "Победа", шесть крейсеров, два авианосца, самолеты с береговых аэродромов, эсминцы и несколько подводных лодок. Сражение было жестоким и кровавым и мы его выиграли. И проиграли.
   - Но как такое возможно?
   - Просто, девочка, очень просто. Мы уничтожили три линкора противника. Два авианосца были потоплены подводными лодками. Шесть крейсеров было потоплено, а два - захвачено. Но мы потеряли три крейсера и авианосец, это не считая эсминцев... Те два крейсера, которые мы захватили, годились только в металлолом. "Победа"... Ну, ты видела, во что превратился лучший в мире корабль. Вот так мы потеряли флот. Победа в сражении обернулась проигранной войной на море.
   - И что же, вы больше не смогли сражаться?
   - Почему не смогли? Наш флот действовал активно, даже очень. Мы сражались и побеждали еще не раз. У нас оставались еще и подводные лодки, и крупные надводные рейдеры. На счету "Громобоя", например, почти шестьдесят потопленных кораблей. Только вот противник ходил, в основном, конвоями, а их мы не могли громить, могли только пощипывать. У нас не было сил сражаться, когда противник выставлял против нас пару линкоров - им просто нечего было противопоставить. Про наступательные операции нам вообще и думать было нечего - защитить бы свои берега. Впрочем, нам не удалось даже этого.
   - И что же следует из твоей истории?
   - А ты не поняла? Следует очень простой и логичный вывод: если тебя некому страховать - постарайся избегать авантюр. Правда, это не всегда получается, но все же...
   - Но ты полез вытаскивать меня. И не раз, кстати.
   - Ну, с пиратами риска особого не было - они, как правило, люди практичные. А с этими орлами с брига... Ну, я просто не видел в тот момент другого варианта. И потом, от этого зависела, возможно, твоя жизнь. А сейчас, если вдуматься, нас никто не торопит. Сутки туда, сутки сюда - не страшно. А вот если мы сядем на мель... Зачем рисковать кораблем? Лучше мы через несколько часов, когда стемнеет, выйдем с "Громобоя" в десантной субмарине и тихонько высадимся. Кстати, ты как хочешь, а я пошел готовить транспорт.
   И они пошли в ангар "Громобоя" и два часа в поте лица готовили миниатюрную субмарину, а потом Волков в одиночку на плече спустил в ее объемистый трюм здоровенный сундук с деньгами, который могли с трудом поднять два человека. А после того, как Джейн ушла мыться (ну все лицо в солидоле - и как она ухитрилась?) он быстро и аккуратно спустил в лодку еще один сундук. Такой-же.
  

Глава 7.

   Теперь для страха места нет
   И больше прятаться не надо.
   С тобой клинок и пистолет,
   С тобой клинок и пистолет,
   И за тобой твоя команда.

(В. Крапивин)

   Преимущество миниатюрной десантной субмарины заключалось не только в ее малых размерах, но и в форме корпуса. Когда-то ее создатели неплохо потрудились, маскируя кораблик под обычный катер. Сейчас, пришвартовавшись к причалу, субмарина почти не выделялась среди десятков других небольших судов, стоящих по соседству. Конечно, хищные и незнакомые обводы десятиметрового титанового корпуса могли бы вызвать у местных удивление, но отнюдь не страх, который неминуемо возник бы, объявись здесь черная громада "Громобоя". А тех, кому очень любопытно будет посмотреть, что у такого необычного корабля внутри, ждет препятствие из сверхпрочной брони. И еще несколько неприятных сюрпризов внутри - для разнообразия. Хотя, по чести, навряд ли они, эти любопытные, будут - Волков пришвартовался у самого дальнего, почти пустого причала и не собирался стоять здесь долго. Кроме того, субмарина была почти полностью скрыта мутной от ила портовой водой, лишь рубка торчала на поверхности, но она-то как раз вряд ли могла вызвать ажиотаж - ее когда-то, еще на стадии строительства, весьма искусно замаскировали под вполне обычную деревянную шлюпку.
   Сторож прошляпил появление субмарины - еще бы, она ведь шла совершенно бесшумно. Однако, когда Волков швартовался, он вылез из похожего на собачью конуру строения неподалеку и зычным голосом спросил, кто там и какого черта. Вместо ответа Волков, придерживая перевязь со шпагой, шагнул ему навстречу, бросил ему золотой соверен, который сторож поймал с невероятной для старика ловкостью, и попросил присмотреть за судном. Сторож буквально растекся от нахлынувших чувств и пообещал всенепременно, не спуская глаз, не щадя живота своего и так далее и тому подобное. Волкову было все равно, а словоизлияние слушать ему не хотелось, поэтому он просто пообещал сторожу еще один соверен (а это для простого человека невероятно много), но если что... Сторож понял сразу.
   Джейн сказала, что ее дом недалеко, и не соврала - шли минут десять, не больше. Улицы города были кривые, узкие, плохо освещенные. Из сточных канав воняло тухлятиной, а в переулках то и дело появлялись и иногда брякали оружием неопределенной внешности личности. Впрочем, к путешественникам они не приближались - чрезвычайно высокий по местным меркам рост и длинная шпага на бедре Волкова производили впечатление.
   До дома, в котором жила семья Джейн, добрались без приключений, благо стоял он на окраине. Сам дом оказался старым, но еще вполне крепким, трехэтажным, а главное, большим - Волкову нравились большие дома. Темные окна не были чем-то удивительным - ночь, все спят, - однако Волкову дом показался странно запущенным, будто хозяева давно махнули на него рукой. Стены, такое чувство, потемнели не только от времени, но и от того, что их элементарно давно не красили, крыльцо чуть покосилось, небольшой сад - запущен и зарос сорняками. Похоже, когда-то семья, живущая в нем знала намного лучшие времена. Судя по лицу Джейн, она испытывала подобное же ощущение. Возможно, именно поэтому она, подойдя к дверям, остановилась в нерешительности и оглянулась на адмирала. Поймав ее взгляд, Волков ободряюще кивнул, подошел и постучал сам. Хорошо постучал, сапогом. Так, что дверь задрожала и грохот разнесся по всему дому.
   Хозяева отреагировали быстро. По всему дому разом зажегся свет, а из небольшого окна справа от входа высунулась чья-то всклоченная голова и злой надтреснутый голос хрипло прокаркал, чтобы незваные гости убирались прочь, а не то он будет стрелять. В доказательство был продемонстрирован внушительных размеров и допотопного вида мушкет. Старый болван даже не подумал о том, что любой мало-мальски решительный и быстрый человек может тридцать раз взять его за шиворот и выдернуть из окна, пока он разглагольствует. Волков так и хотел поступить, но тут Джейн с криком "Дядя Бертрам! Дядя Бертрам! Не стреляйте, это я!" бросилась к окну. И тотчас все изменилось.
   Дверь распахнулась нараспашку. Старый Бертрам, уронив ружье, бросился к Джейн, оттолкнув Волкова с такой силой, что не ожидавший этого адмирал потерял равновесие и чудом не упал с высокого крыльца. Секунду спустя из дверей вывалилась толпа народу. Волкова толкали, пихали и совершенно не заботились о почтении к адмиральской персоне. Впрочем, им это было простительно - вряд ли они могли понять, что значат его погоны.
   А потом все внезапно шарахнулись в стороны, открывая дорогу высокой для этих мест, немолодой, но все еще чертовски красивой женщине. Волков после секундного замешательства сообразил, что именно так будет выглядеть Джейн лет через тридцать и тут же получил подтверждение своим мыслям - Джейн придушенно пискнула "Мама" и одним прыжком повисла у женщины на шее...

---

   На завтрак была овсянка. Правда, Волков обратил внимание, что у него в тарелке, помимо овсянки, находится внушительного вида отбивная. Видимо, Джейн расстаралась и сообщила домочадцам о некоторых привычках адмирала, к которым относилась, в частности, привычка плотно кушать. Овсянка, кстати, если ее приготовит не дилетант, а профессиональный повар - вполне сносное кушанье. Во всяком случае, эту овсянку Волков ел без содрогания.
   Джейн тоже, не боясь потерять фигуру, наворачивала мясо - за время, проведенное вдали от Англии, она научилась питаться не как положено, а как возможно. Да и то сказать - требовалось подкрепить силы. Волков не знал, насколько это нужно Джейн, но ему это было просто необходимо. В конце концов, он всю ночь пахал в поте лица. Пришлось вдвоем со старым Бертрамом съездить в порт. Там Волков в одиночку по очереди выволок сундуки и забросил их в обшарпанную карету - от Бертрама толку было мало, ему просто не хватало сил.
   Зато боец Бертрам когда-то был отменный - некая личность с небритой физиономией и довольно потрепанной одеждой живо заинтересовалась: чем это тут джентльмены занимаются и не надо ли помочь? В качестве добровольных помощников выступали пятеро здоровенных лбов с рожами, не обремененными печатью излишнего образования, зато с длинными и тяжелыми ножами, которыми они поигрывали с профессиональной ловкостью.
   Волков положил троих почти мгновенно - пираты Карибского моря, не говоря уж об американских коммандос, были не в пример опаснее. Еще один размахивал ножом столь лихо, что Волкову даже стало жаль убивать такого молодца. Он ограничился тем, что сломал ему обе руки, а потом, подумав, и обе ноги. После этого он поспешил на помощь Бертраму и обнаружил, что старый слуга семейства Смитов успел расправиться с небритым и лихо рубится с последним из врагов. У Бертрама была длинная и довольно тяжелая шпага, у его противника - абордажная сабля, которую он извлек непонятно из каких складок своей одежды. Преимущество бандита в силе полностью искупалось длиной клинка и мастерством Бертрама, поэтому дрались они на равных и так вошли в раж, что не замечали ничего вокруг.
   Волков некоторое время с интересом наблюдал за схваткой, но потом, заметив, что старик начинает уставать, вмешался, приняв самые кардинальные меры - сломал бандиту ребром ладони шейные позвонки. Окрыленные победой, они единым духом домчались до места, где их уже ждали. После того, как сундуки затащили в дом (Джейн так и не вышла), Волков отправил Бертрама спать, а сам еще некоторое время обходил дом по периметру, благо выспался еще на корабле. Потом, правда, от нечего делать стало скучно и он отправился в отведенную ему комнату где, к собственному удивлению, заснул без сновидений и не просыпался до самого завтрака.
   К завтраку собралось достаточно много народу. Во главе огромного, старого, покрытого потрепанной скатертью стола сидела мать Джейн, рядом с ней - героиня дня, то есть сама Джейн с одной стороны и ее младшая сестра десяти лет - Айрин - с другой. Далее, один напротив другого, следовали: Волков (на правах почетного гостя), священник, роль которого Волков еще не понял, престарелый дедушка Джейн, не расстающийся со слуховой трубкой, ее совершенно инфантильный дядюшка (как оказалось позже, инвалид - левую ногу он потерял на какой-то войне и с тех пор впал в полнейшую прострацию), сын этого самого дядюшки, довольно противный пацан, уже попытавшийся спереть у Волкова кортик и до костей порезавший себе пальцы и сосед, парень лет двадцати, непонятно как здесь оказавшийся.
   Впрочем, если вдуматься, как раз понятно, как за этим столом оказался соседский щеголь - он примчался сразу после того, как разнесся слух о возвращении Джейн и всю трапезу не сводил с нее глаз. Хотя нет, сводил иногда - для того, чтобы ревниво и зло взглянуть на адмирала. Волкова это скорее забавляло, чем тревожило, поэтому он спокойно ел овсянку и молчал. Все остальные, впрочем, тоже.
   Разговор состоялся чуть позже, когда трапеза закончилась и все расселись в гостиной. Горел камин, хотя было не холодно. Волков, однако, признал в душе, что мера это вынужденная и весьма своевременная - сырость на улице пробирала буквально до костей. Что поделать...
   Вообще, по чести говоря, Волков даже не ожидал, что задержится. Он думал отправиться обратно на базу еще до рассвета, но раз уж получилось по человечески, в приличной компании передохнуть, почему бы и не остаться на пару дней?
   Теперь он сидел, протянув к огню ноги в мягких стоптанных тапочках (захватил с "Громобоя". В конце концов, надо же чувствовать себя комфортно?), держал в руке старинный серебряный кубок с густым красным вином - удивительно вкусным, чуть терпким и вяжущим. Впервые за последнее время ему некуда было спешить, не о чем беспокоиться, ничего не надо делать. Он просто отдыхал - ему было хорошо сидеть, глядеть на огонь и ни о чем не думать. Зал - когда-то великолепно убранный, а теперь постаревший и слегка запущенный, но все равно красивый - создавал редкое сочетание простора и уюта. Играла тихая, приятная музыка - Джейн играла на рояле, стоявшем тут же, в углу. "Надо же, а у меня она не играла никогда, хотя пианино на острове было, и не одно", мимолетно и чуть лениво подумал Волков, но в этот момент его грубо вырвали из объятий Морфея, в которые он начал незаметно для себя проваливаться.
   Кто же оказался способен на такое хамство? Конечно же, священник, духовник этой семьи. Сейчас он с пеной у рта и фанатичным блеском в глазах пытался втолковать Волкову правильность исключительно протестантского вероисповедания. Волков попытался не слушать его, но не смог - острый, режущий голос святого отца пробивался через любую преграду. Остальные сидели и не вмешивались - очевидно, подобный спектакль был им не впервой. Возможно, они даже радовались тому, что объектом психологической атаки стал практически незнакомый им человек, а не они сами. Волкову показалось даже, что кто-то тихонечко хихикнул, но заострять этот вопрос адмирал счел нецелесообразным.
   Решив, что хватит с него слушать дурь, Волков перешел ко второму варианту обороны от назойливых собеседников - со свойственным ему хамством громко, на весь зал, объявил, что данная тема его не интересует. Все замолчали, даже рояль стих. Священник не унялся.
   И тогда Волков перешел к третьему варианту. Дома он срабатывал почти всегда - ну, иногда правда не срабатывал, вернее срабатывал, но не так, как задумано. Это несоответствие случалось в основном тогда, когда метод применялся против наглой молодежи - мелкая и не слишком дальновидная шпана частенько начинала в ответ размахивать кулаками. За что и получала по морде, соответственно.
   На этот раз все получилось, как надо. Смех, который раздавался в ответ буквально на каждую фразу священника, заставил-таки попа стушеваться и замолчать. Все, кто сидел в зале, с удивлением уставились на Волкова, кто-то даже тихонько зааплодировал, но настроение адмирала было уже нарушено. Всплыли в памяти не сделанные на базе дела - не срочные, но тем не менее... Волков со вздохом встал.
   - Господа, спасибо этому дому, пойду к другому, как говорится. Благодарю за внимание, но мне пора - дела, знаете ли. Прошу меня извинить.
   Он коротко и резко кивнул и быстрым шагом вышел из зала. Единым духом преодолев три лестницы - а в этом доме их было множество, словно архитектор был на них помешан - он вошел в свою комнату. Меньше минуты потребовалось ему, чтобы переодеться. Еще минута или две ушла на то, чтобы сложить в легкую сумку немногочисленные вещи, взятые с "Громобоя". Одним стремительным движением надев перевязь, шагнул к двери... и остановился - в дверь постучали.
   - Не заперто, - Волков сделал шаг назад, не глядя нащупал кровать и сел. - Войдите.
   - Это я, - Джейн вошла и нерешительно остановилась на пороге.
   - Проходи, садись.
   Джейн вошла, огляделась, придвинула к себе трехногий табурет с продавленным сидением и осторожно села. Волков обратил внимание, что одета она в легкий комбинезон, взятый с корабля. Непонятно было, когда же она успела переодеться - в гостиной она была в платье.
   - Ты собираешься уходить?
   - Да, у меня дела.
   - Какие?
   - Ну... - Волков чуть стушевался. - Надо проверить кое что на базе, осмотреть пару островов... И вообще, какая тебе разница?
   - Не уходи. Пожалуйста!
   Волков внимательно посмотрел на Джейн. Девушка сидела, опустив глаза и сцепив руки на коленях. Адмирал тяжело вздохнул.
   - Послушай, девочка...
   - Ты все врешь! Тебе ничего не надо, ты никуда не торопишься. Зачем ты уходишь?
   - Да не все ли равно? - вскипел адмирал. - Какая кому разница, что я делаю и куда иду? Зачем тебе все это?
   Вместо ответа Джейн встала и подошла к Волкову вплотную. Несколько секунд она стояла, молча глядя ему в лицо, а затем ее руки внезапно обвили шею адмирала. Прежде чем Волков успел отстраниться, она крепко поцеловала его и чуть отодвинулась, глядя ему в глаза.
   - Это ответ?
   - Да, ответ. Он тебя устраивает? Отвечает на все вопросы?
   - Девочка, - Волков тяжело вздохнул, встал и нервно прошелся взад-вперед по комнате. - Ты, кажется, не понимаешь, что делаешь. Я на пятнадцать лет старше тебя, я связан присягой и мой долг быть там, на острове. Ты красивая девушка, ты еще...
   Волков не договорил. Джейн вскочила и, закрыв лицо руками, выбежала из комнаты. Волков шагнул было за ней следом, но потом внезапно остановился и махнул рукой.
   - Сволочи, - сказал он, глядя в пустоту перед собой. - Какие же все сволочи...
   Он снова поднял вещмешок, снова взвалил его на спину, снова шагнул к двери... В дверь постучали.

---

   На сей раз пришел Бертрам. Старик смущенно кашлянул, а потом передал Волкову приглашение хозяйки зайти к ней, и желательно поскорее. Волков сплюнул про себя, но отказываться счел невежливым. Посему через какие-то пять минут он уже сидел в кабинете матери Джейн и внимательно смотрел ей в глаза. А она рассматривала его.
   - Вас, наверно, удивило мое приглашение?
   - Не скрою, весьма.
   - И заинтересовало, надеюсь?
   - Нет, ни с какой стороны. Я намерен как можно быстрее покинуть ваш город.
   - Это из-за нашего духовника? Или из-за Джейн?
   - А что Джейн? - не понял Волков.
   - Ну, все-таки она была с вами несколько месяцев, а сейчас выбежала от вас в слезах...
   - Да, в старых домах фискальная служба поставлена неплохо, - Волков чуть поморщился и почесал нос. - Вы можете думать обо мне, что хотите - мне, по большому счету, без разницы. Имейте только в виду две вещи: во-первых, я хоть и не джентльмен, но в отношении женщин существует элементарная порядочность. И второе, - он пригнулся к лицу женщины и негромко, но веско прошипел: - Джейн - хорошая девочка. Если ее кто-нибудь заденет, то дело этот кто-нибудь будет иметь со мной. Не надо возводить на нее напраслину. Лучше подумайте о себе - отправили ее за океан за деньгами. Кто вы после этого? Любящая мать? Или обыкновенная дура? Ну хоть насчет векселей вместо сундука вы подумать могли?
   - Ну-ну, не надо так резко, - мать Джейн сделала примирительный жест. - Я приношу извинения, если чем-то вас обидела.
   - Обидели, не скрою, - Волков усмехнулся, придвинул к столу кресло и сел. - Давайте перейдем к делу.
   - Хорошо. Сколько мы вам должны?
   - В смысле?
   - Ну, вы понесли определенные затраты. Ради нее вы снаряжали корабль для похода через океан. Плюс к тому, вы сами пострадали. Далее, вы привезли вдвое больше денег, чем мы думали. Откуда недостающая сумма? Видимо, это ваши деньги. Поэтому я спрашиваю вас: сколько мы вам должны, на каких условиях и когда мы должны это вернуть?
   Волков несколько секунд раздумывал, машинально барабаня пальцами по столу. Потом он вздохнул и сказал:
   - Неважно, сколько денег привезла Джейн. Сейчас все это - ее деньги. Она вольна использовать их по назначению, а вольна пропить в ближайшем кабаке или раздать нищим. Это - ее вопрос. А ВЫ не должны мне ничего.
   - Благодарю, - мать Джейн вздохнула с облегчением. - Вы нас, можно сказать, спасли.
   - Спас? От чего?
   - Ну, вы в курсе, для чего нам нужны деньги?
   - Разумеется.
   - Дело в том, что денег, которые везла Джейн, мало. Очень мало. Для выкупа их надо вдвое больше. Мы рассчитывали взять деньги с нашего счета в банке, но нам отказались их выдавать. Сказали, что их клал мой муж и только он сможет их снять...
   - Ясно, - Волков на минуту задумался. - Кинули вас, короче. Ладно, я помогу вам еще раз. Только для этого мне потребуется... Бертрам, иди сюда!
   И, склонившись над столом, заговорщики принялись обсуждать детали операции.

---

   Когда Волков вновь вошел в гостиную, за окнами уже смеркалось. Несложный, казалось бы, разговор потребовал неожиданно много времени. Впрочем, возможно, он был не так уж и долог - завтрак явно начался много позже обычного. Волкова никто не заметил. А может, не сочли нужным заметить. Священник демонстративно глядел в окно и молчал, дядюшка Джейн разговаривал с ее дедушкой, а сама Джейн (кстати, опять в платье) вместе с сестрой и кузеном, раскрыв рот слушали соседа (того самого, что ревновал Джейн к Волкову. Кстати, его звали Ричард и сейчас он вертел в руках трубку необычной формы). Волков невольно прислушался.
   - ...его привез мне из Китая брат. Он дарит наслаждение и счастье. Достаточно выкурить трубку...
   Договорить он не успел - Волков стремительно пересек зал, выхватил трубку из руки Ричарда и сжал в кулаке. Раздался хруст, на пол посыпались осколки фарфора.
   В наступившей тишине Ричард медленно поднялся и внезапно схватился за шпагу - короткую, обильно украшенную парадную игрушку. Только выхватить он ее не успел - Волков положил свою руку поверх его кисти и намертво вдавил шпагу в ножны. Ричард попытался вырваться, но безуспешно - Волков держал его мертвой хваткой.
   - Слушай меня внимательно, щенок, - совершенно спокойный, негромкий голос Волкова разносился по залу. - Если я еще раз увижу, что ты даешь им опиум или еще какую наркоту, я тебя убью.
   - Да как ты...
   - Смеет он, смеет, - голос Джейн прозвучал чуть насмешливо. - Он вот сейчас думает: убить тебя сразу или просто покалечить.
   - Ты не права, - Волков усмехнулся. - Я пока не собираюсь пачкаться об этого глупого и трусливого хлюпика.
   - Да ты... Ты сам трус и... Да если бы я был на острове, я бы...
   - Тебя там не было, - небрежно отмахнулся Волков. - А если Джейн тебе небезразлична, ты сам бы отправился с ней. А теперь пошел вон.
   Одним небрежным движением Волков взял Ричарда за шиворот и легко поднял. Ноги парня задергались в полуметре от пола. В следующий момент Волков одной рукой отшвырнул его через весь зал. Ричард распахнул спиной дверь и загрохотал по лестнице. Когда грохот стих, Волков подошел к двери и крикнул вслед:
   - И не дай тебе Боже вернуться - голову оторву, щенок!
   - Я вас вызываю...
   - На дуэль? Легко. Если я вам потребуюсь, то послезавтра я свободен. Выбор оружия за вами.
   Ответа не последовало.
   - Осторожнее, он отменный фехтовальщик, - раздалось вдруг сзади.
   - Не волнуйся, Джейн. Никакое фехтование ему не поможет. Если что, я его просто убью.
   - Значит, ты остаешься?
   - На некоторое время, девочка, на некоторое время, - Волков обернулся и с улыбкой взъерошил Джейн волосы. - Беги к матери, она кое что хочет тебе сказать. И еще: ты не забыла мои уроки?

---

   Прежде, чем решать проблему с банком, Волков заехал к начальнику полиции города. Получилось удачно - тот был один (ну не считать же за человека секретаря в приемной), сидел в своем огромном, полупустом кабинете с потемневшими от времени стенами и со скучающим видом пил кофе. Черный. Без сахара. Волков так и не понял, как же можно пить эту гадость.
   Аккуратно притворив за собой дверь, что было, возможно, излишней предосторожностью, ибо секретарь все равно должен был прийти в себя не раньше чем через пол часа и вряд ли что-нибудь запомнит, Волков подошел к столу, за которым восседал полицмейстер, и молча положил перед ним на стол увесистый мешочек и не менее увесистый кремневый пистолет. Начальник полиции удивленно поднял глаза.
   - Что это значит, сэр?
   - Это взятка, и вы можете получить ее или золотом, или пулей.
   Полицмейстер не был ни трусом, ни дураком - да и не становятся трусы полицейскими и не вырастают дураки до таких чинов. Во всяком случае, в этом мире, и это - одно из главных преимуществ молодой и слабо развитой технически цивилизации перед родным миром Волкова, где изнеженные техническими благами люди часто забывали, что такое настоящая жизнь и настоящий риск и где большими начальниками почти всегда становились те, у кого больше связей, а не действительно способные принимать решения люди. Возможно, именно это и привело, в конечном итоге, к большой войне, которая, если вдуматься, является ничем иным, как одним из инструментов Его Величества естественного отбора.
   Несомненно, начальник полиции был далеко не самым образованным человеком. Возможно, да что там возможно, почти наверняка он был взяточником, но при всем при том он за свою не такую уж и короткую жизнь не раз смотрел в глаза смерти, да и умом обладал весьма и весьма незаурядным. Во всяком случае, Волкова он не боялся, но при этом прекрасно понимал, что дергаться лишний раз не стоит - кабинет сработан добротно, окна закрыты, ни один звук наружу не выйдет. Да и в людях он разбирался и прекрасно понимал, что странный посетитель с мягкой, кошачьей походкой и спокойными глазами много повидавшего человека намного сильнее его и при нужде легко свернет ему шею. Пистолет - так, метафора. Но, раз есть разговор - почему бы и не поговорить?
   - Мои сотрудники найдут вас и на дне морском, - спокойно сказал он, не подозревая даже, как оказался близок к истине.
   - Именно поэтому я и хочу договориться, - улыбнулся Волков. - Я успею исчезнуть из кабинета раньше, чем вас хватятся, никто не видел, как я заходил, и никто не увидит, как я уйду. Прежде, чем на мой след выйдут, меня не будет ни в этом городе, ни в этой стране. Но даже если я ошибаюсь - вам то что? Вас в это время уже закопают.
   - Логично, - кивнул полицмейстер, потом встал и под внимательным взглядом Волкова подошел к огромному, грубой работы шкафу. Достал из него бутылку виски и два бокала, набулькал в них на пол пальца, один взял сам, второй протянул Волкову. - А какова альтернатива?
   - Сто гиней, - волков кивнул на мешочек на столе. - За маленькую услугу.
   - Интересно, какова же должна быть услуга, если за нее платят ТАКИЕ деньги?
   Действительно, сто гиней - сумма более чем приличная. Волков понимающе кивнул.
   - Я хочу, чтобы ваши люди завтра вечером не появлялись на Малой Морской улице с пяти до, скажем, восьми вечера. Народу у вас немного, так что, думаю, если вы пошлете их в другое, более криминальное место, ни у кого не возникнет подозрений.
   - Банк Чендлера брать будете? - понимающе улыбнулся полицмейстер.
   - Именно, - кивнул Волков.
   - Давно пора, он у нас у самих как бельмо на глазу. И не подкопаешься до шельмеца. Имейте в виду, у него сильная охрана.
   - Не проблема, - Волков демонстративно похлопал себя по шпаге на бедре.
   - Ну-ну, - с сомнением покачал головой полицмейстер. - Впрочем, ваше дело, ваше право... Итак, двести гиней...
   - Сто двадцать, - моментально сориентировался Волков.
   - Двести, молодой человек, двести. Я не торгуюсь, я называю цену. Тем более что в банке вы возьмете намного больше. И еще сто, если вы хотите, чтобы подозрение пало на банду... Ну, скажем, Седого. Его и так не сегодня-завтра возьмут и виселица ему уже обеспечена. Так что концов, думаю, никто и никогда не найдет.
   Волков вздохнул, извлек еще два приятно звякающих мешочка и аккуратно положил их на стол. Полицмейстер кивнул и, не пересчитывая, смахнул их в ящик стола. После этого высокие договаривающиеся стороны выпили, не чокаясь.
   - Приятно было иметь с вами дело, - наклонил голову полицейский. - Рекомендую не оставлять свидетелей. Мы, конечно, не найдем живых, но мало ли...
   - За что вы его так не любите? - полюбопытствовал Волков.
   - Скупает краденое, контрабандистов финансирует... Много чего за ним есть, а взять не получается, потому как мэр у него едва не на жаловании. Ну а против мэра я... - Начальник полиции развел руками. - Недавно одного из моих ребят нашли в канале. Скорее всего, по приказу того самого Чендлера - парень вел за замком наблюдение. И доказать ничего не могу.
   - Понятно, - кивнул Волков. - И за что же тогда гинеи, если у вас там личный интерес?
   - Ну, а почему бы и не взять, раз предлагают?
   - М-дя...
   - Рекомендую взять с собой миссис Смит, для лигитимности, так сказать. Вы ведь на нее работаете?
   - Разведка у вас внушает уважение.
   - Кот предупрежден - тот вооружен. Не так ли?
   - Вполне с вами согласен, - вновь кивнул Волков и вышел из кабинета.

---

   Потрепанная карета прогрохотала по мостовой и остановилась около конторы банка "Чендлер и К*". Был уже вечер, банк закрылся и лишь сам Чендлер и несколько доверенных клерков занимались счетами. Охранники ждали внизу, коротая время за игрой в кости. Карета не привлекла ничье внимание - мало ли кто ездит здесь и зачем останавливается? Может, пассажиру потребовалось справить малую нужду. А может, ха-ха, и большую. Людей в банке это волновало мало, в конце концов, двери были прочные, а охранники - опытные головорезы, вооруженные до зубов.
   Тем не менее, по долгу службы один из охранников вышел посмотреть, что же, все-таки, происходит на улице. Картина, которую он увидел, встревожить его не могла, хотя и была она чуть необычной для этого места и этого времени.
   Сначала из кареты вылезла миссис Смит - незадачливая клиентка банка, которую охране приказано было не пускать на порог. Ее сопровождал, как всегда, старый слуга, правивший лошадьми, а сейчас церемонно помогающий даме выйти из кареты. А вот дальше начались не совсем понятные вещи.
   Из кареты легким, скользящим шагом вышла, не вылезла, а именно вышла, совсем молоденькая девушка, почти девочка, в изящном легком платье. По видимому, это была дочь миссис Смит. А за ней вылез мужчина огромного роста и с широченными плечами. Кто это, телохранитель или какой-нибудь родственник, было непонятно, но явно, что не простой слуга - слишком уж уверенно он держался.
   Когда странная компания, почти неразличимая в сумерках и густом, как кисель, тумане, направилась в сторону банка, старший из охранников скомандовал шестерке:
   - Предупреди хозяина. Бегом! - а сам остался смотреть дальше.
   Между тем, приехавшие решительно направились к дверям банка с явным намерением попасть внутрь. Первой шла миссис Смит - быстро, широкими мужскими шагами, с высоко поднятой головой и гордо выпяченным подбородком. За ней шли ее дочь и слуга. Замыкал шествие тот самый непонятный верзила. Шел он неторопливо, но, благодаря длинным ногам, не отставал. Длинная шпага покачивалась у бедра и вид этого явно не декоративного оружия начальнику охраны не понравился.
   -Эй, вы! Назад! - один из стражей, дежуривший у самого входа и изнывающий от скуки, решил показать служебное рвение, а заодно и развлечься.
   Миссис Смит остановилась, пожала плечами и небрежно кивнула головой в его сторону. Все остановились и лишь замыкающий не замедлил шага. Совершенно спокойно и неторопливо он поднялся на крыльцо и направился к двери.
   - Ты что, не слышал?
   Охранник загородил дорогу. Вид он имел весьма внушительный, вот только незнакомцу было на это наплевать. Он лишь чуть шевельнул плечом - и охранника смахнуло с места, вмяло в стену. Движение нападающего не замедлилось и не ускорилось.
   Охрана схватилась за оружие, но начальник удержал их жестом - ему вдруг захотелось посмотреть, что же будет дальше. В конце концов, двери банка были довольно-таки прочными, да вдобавок засов был отличной ковки. Было интересно, что же предпримет странный противник.
   А того, что он сделал, не ожидал никто. Подойдя к двери, он остановился, внимательно посмотрел на нее и вдруг, как-то резко "хекнув", ударил ногой. Несокрушимая на первый взгляд дверь распахнулась настежь - засов, вырванный "с мясом", болтался на одном гвозде.
   На сей раз начальник охраны не только не стал удерживать своих людей - он сам первым бросился наперехват чужакам. Почти мгновенно все пятеро (шестой лежал с помятым видом и неловко шарил вокруг себя руками, безуспешно пытаясь найти, обо что бы опереться) выстроились перед нападающим полукольцом и, повинуясь молчаливому приказу командира, один из них шагнул вперед и громко сказал:
   - Назад. Оружие на пол.

---

   Когда перед Волковым как из под земли (это для других, конечно, сам он отлично разглядел, откуда и как они появились) выросла пятерка головорезов, адмирал даже улыбнулся про себя - все шло, как он и думал. Однако он весьма удивился тому, что вперед вышел не главный - уж его то Волков вычислил сразу. Впрочем, дела это не меняло - спокойно, механически выверенным движением Волков ткнул вышедшего вперед пальцем в глаз. Тот с воплем откинулся назад, инстинктивно понимая - это уже все, это необратимо... Остальные выхватили пистолеты и ножи, подались назад...
   Никто из них, опытных, хватких головорезов, так и не успел пустить в ход свое оружие. Весь их опыт не мог подсказать, что их враг - человек иной эпохи, с иной подготовкой, а главное, с иным оружием. Стечкин с глушителем тихо рыкнул, и двадцать пуль отшвырнули трупы - а это были уже трупы - к стене. Кого-то забросило прямо в дверь, кто-то слетел с крыльца и изломанной куклой застыл в пожухлой траве... Схватка кончилась, не начавшись.
   "Жизнь, как говорил классик, не проста - она еще проще", мрачно думал Волков, входя в здание банка. Он был недоволен собой - как это частенько бывало и раньше, на него навалилась обида. Обида на свой мир, свою судьбу, а главное, свою голову, привыкшую к простым решениям. Да, те, кто лежал сейчас перед банком (а может, и не лежал уже - расторопный Бертрам наверняка позаботился... нет, позаботится, пока еще затащить трупы в здание он не мог успеть чисто физически) наверняка много чего имели на своей совести. Но сейчас они честно попытались исполнить свой долг - и умерли. На памяти адмирала, несмотря на его короткую, в общем-то, жизнь, содержащей много и страшного, и интересного, слишком часто так же вот умирали люди. Умирали, идя в атаку и сидя в окопе, прошитые пулями и отравленные газами. Умирали, выполнив свой долг. Но ведь от этого не легче.
   Но Волков был не только костоломом-недоучкой (а так и было, если вдуматься - он ведь стал тем, кем стал, уже в войну, а до того был сначала мирным врачом, а потом ничем не выделяющимся, наскоро обученным морпехом). Он теперь был еще и адмиралом, а значит, должен был уметь доводить до конца намеченное - вне зависимости от масштабов. Усилием воли подавив так некстати лезущие в голову мысли, контр-адмирал Волков решительно прошел в глубь помещения, выбил дверь и пошел наверх, в кабинет мистера Чендлера. Обе женщины поспешили следом.
   Чендлер оказался почему-то как раз таким, каким его и представлял Волков - невысокий, полноватый. На голове круглая лысина, выразительный мясистый нос, плоские вытянутые вверх уши почти без мочек. Национальность, как говорится, налицо. Что ж, зато не жалко. Хотя, впрочем, излишней жалостливостью Волков не отличался никогда.
   В кабинет он ввалился нагло - пинком распахнул дверь, выбив красивый узорчатый засов, тяжело протопал (благо ботинки позволяли при нужде производить максимум шума при минимуме усилий) к сидящему за огромным, великолепной работы столом Чендлеру, демонстративно игнорируя двух находившихся здесь же клерков, смахнул со стола кипу бумаг и огромную красивую чернильницу и, перегнувшись через стол, схватил Чендлера за грудки.
   - Это что же ты себе позволяешь, козел? - почти ласково осведомился он, вытаскивая банкира через стол на свет Божий. - Это кто же тебе позволил чужие бабкинги прикарманивать? - и дал ему в ухо.
   Человек, привыкший сам командовать, обычно наглеет. Но как раз наглецы, столкнувшись с еще более наглым и решительным напором, ломаются легче всего. Физическое воздействие при этом - неважно, пинок, удар кулака или еще что-нибудь - позволяет добиться куда больших результатов, чем ум и логика. Как правило, получив по морде человек моментально проникается важностью и серьезностью момента и в дальнейшем ведет себя в соответствии с уготованной ему в данной ситуации ролью. Чендлер не был исключением. Всего одно распухшее ухо, "фонарь" под глазом, пара выбитых зубов и сломанный нос - и он уже готов был к диалогу. Волков швырнул его в ближайшее кресло, сам сел на стул и с усмешкой сказал:
   - Ну вот, теперь можно и приходить к консенсусу. Так зачем ты, сволочь, ограбил моих знакомых?
   - Я не грабил, - всхлипнул сквозь слезы банкир и тут же снова получил в морду.
   - Пойми, гад! Все сводится к тому, что в твой банк положили деньги, а ты отказываешься их вернуть. А причина - что не появился глава семейства. И ведь прекрасно знаешь, что, пока деньги не отдашь, он появиться не сможешь. В тех местах, откуда я родом, это называется "кидалово". Вот только тех, кто любит кидать, там принято убивать. Ты понял раскладку, гад? Я ведь с тобой спорить не буду - я тебе рот заткну и буду медленно и со вкусом резать тебя на кусочки. Начиная с пяток, наверное. А потом узнаю, где ты хранишь эти самые деньги у кого-нибудь из этой парочки, - Волков кивнул головой на клерков. - У тебя остается один шанс - отдать деньги и заплатить компенсацию за моральный ущерб. Ну что, выбирай?
   - Сюда придут, меня будут искать...
   - Не, дорогой. Здесь народ привычный к разборкам и непривычный нос в чужие дела совать - я это уяснил уже. Ребятенков твоих, да и тебя самого, мы зароем. Издали в сумерках нас никто не разглядел, так что последствий я не боюсь. Устраивает?
   Банкир внезапно усмехнулся. Когда сломанный, казалось бы, человек начинает усмехаться, это не к добру. Волков быстро обернулся.
   Диспозиция не изменилась. Клерки сидели за столом, а женщины - напротив них. Только вот в руках у клерков были теперь пистолеты, а Джейн с матерью сидели смирненько, положив руки на колени. Один из клерков, увидев, что Волков заметил изменение расстановки сил, навел свои пистолеты на него и скомандовал бросить оружие, положить руки на стол и не шевелиться. Адмирал думал не больше секунды. Конечно, он положил бы этих увальней, даже несмотря на четыре ствола - он и лучше подготовлен, и лучше вооружен, и пространства для маневра в избытке. Бронежилет рассчитан на оружие куда более мощное, чем эти убогие пистолеты. Но главное - в любой момент можно выхватить Чендлера из кресла и закрыться им, как щитом. Вряд ли клерки (а они именно клерки, канцелярские крысы, это видно даже по тому, как они держат оружие) рискнут стрелять в босса. Вот только обоих женщин эти гады успеют положить... И шпага с пистолетом загремели об пол.
   Лишь на мгновение клерки отвлеклись и расслабились. Потом их головы разлетелись на куски. Старый, но вряд ли известный в этом мире трюк - здоровенный верзила, размахивающий оружием и увешанный им по самые уши привлекает на себя все внимание, расценивается как главная угроза. А убивать вас будет кто-нибудь маленький и неприметный. Тот, на кого вы подумаете в последнюю очередь. В данном случае - Джейн, благо под местными женскими юбками и дорожными плащами базуку легко можно спрятать, а не только маленький и аккуратный пистолетик.
   - Вот и еще два трупа, - обернулся Волков к Чендлеру, поднимая с пола свое оружие. - У нас есть еще один кандидат - вы. По чести говоря, правда, я меньше всего ожидал такого поворота событий - скорее, я предполагал, что за какой-нибудь ширмой или потайной дверью сидит взвод телохранителей, а тут все куда как умнее и опаснее. Примите мои поздравления, сэр. Только вас это не спасет. Вот у ваших людей был шанс - стрелять сразу, пока никто не опомнился. Ну а теперь вы скажете мне, где деньги.
   С этими словами Волков прострелил Чендлеру колено - аккуратно так прострелил, чтобы и не умер человек, и инвалидом на всю жизнь остался. И сразу же вколол бедняге противошоковое средство - а то еще помрет ненароком...
   На сей раз Чендлер поступил так, как ему и полагалось поступить. Тщательно замаскированный сейф был открыт и звонкие дублоны (в данном случае, фунты и гинеи, но это ничего принципиально не меняло) перекочевали в принесенный старым Бертрамом (он уже затащил трупы в здание) мешок. Волков выгреб все - деньги, ценные бумаги, целую коллекцию драгоценных камешков. Мешок в результате стал совершенно неподъемным, тем более что под дулом пистолета Чендлер выдал и тайник, в котором нашлось немало ценного. Похоже, пуля в ноге донесла наконец до банкира всю серьезность происходящего и ничтожность в этом его собственной роли, да так донесла, что Волкову и заранее предусмотрительно подготовленная "сыворотка правды" не потребовалась.
   Наконец, тщательно упаковав добычу, Волков взвалил ее на плечо.
   - Пошли,.. девушки, - усмехнулся он. - Нам здесь больше делать нечего.
   Все четверо направились к дверям, но были остановлены криком банкира, умоляющего не бросать его здесь истекать кровью. Волков подумал секунду, согласно кивнул, достал пистолет и всадил Чендлеру пулю между глаз. На удивленный вопрос миссис Смит, зачем он это сделал (женщине явно стало не очень хорошо от обилия крови. Вот Джейн держалась лучше, но она и повидать этой самой крови успела куда как побольше), Волков ответил, что он-то не сегодня завтра уйдет в море, а вот чета Смитов останется в Бристоле. Им здесь жить, поэтому нежелательно оставлять свидетелей, тем более таких, которые могут напакостить. Бертрам согласно кивнул - он уже добил выживших после встречи с Волковым охранников. Как и адмирал, старик был рационалистом и в таких вещах излишней сентиментальностью не страдал. Более того, он считал Волкова излишне мягкотелым - у него Чендлер мучился бы не один час и открыл бы еще не один тайник.
   Карета мигом отвезла их к дому. Награбленное (Волков называл его мудреным словом "реквизированное", но суть от этого не менялась) было аккуратно унесено в дом, а потом Волков с Бертрамом отогнали карету за город и утопили в болоте. Домой они вернулись, когда уже светало и адмирал, наскоро перекусив, отправился поспать хотя бы пару часов. Завтра у него должен был быть тяжелый день - на завтра у него была назначена дуэль.
  

Глава 8.

   Тишина. Только режут густой закат
   переливы свирели.
   Кто сказал, что из перса плохой солдат?
   Постоял бы в ущелье...

(Л. Вершинин)

   Отличительная черта дуэли - ее личностность. На войне сталкиваются безликие массы, называемые армиями. В дуэли сталкиваются конкретные люди.
   Вторая отличительная черта дуэли - невозможность спрятаться за чужую спину. Обычно такое случается редко - богатый человек прикрывается от опасности деньгами, чиновник - служебным положением, генерал - своими войсками. Здесь же все иначе. Здесь между человеком и его судьбой не стоят ни деньги, ни власть. Его не защищают ни примкнутые штыки солдат, ни корабельные орудия, мрачно глядящие на мир из своих бронебашен. Вокруг человека нет ни свободного пространства, на котором можно спрятаться, ни толстой брони боевой рубки. Нет у человека даже простенького бронежилета. Есть лишь он сам, его сила, его мастерство. И единственное утешение - то, что противник находится в равном положении, то есть стоит напротив, раздетый до пояса, и оружие у него точно такое же.
   Волков стоял, держа в правой руке свою шпагу (не подарок старого пирата, а взятую специально для дуэли, парную с клинком Ричарда. Она была заметно короче, легче, и Волкову это не нравилось, но не более. В конце концов, он ничуть не сомневался в своем превосходстве и легкости намечающейся победы), а в левой дагу - Ричард, как истец, имел право на выбор оружия и выбрал его. Что ж, шпага в правой руке, дага в левой руке - ничего оригинального.
   Адмирал стоял спокойно, ветер шевелил мокрые волосы (Волков успел искупаться - в конце концов, если он солдат, то почему от него должно пахнуть согласно человеческому представлению о солдатах?). Ричард слегка поеживался - было прохладно, моросил дождик, превращая землю в липкую грязь. Волкова это нисколько не волновало - мало того, что он был хорошо подготовлен - он еще и родом был из холодных краев, а вот его противник, похоже, мерз. Впрочем, для Волкова это было нормально - замерзшие мышцы куда менее подвижны, чем разогретые. Другое дело, что и его собственные мышцы немного остыли, но он слегка напрягал и расслаблял их, не давая себе замерзнуть.
   Его секундантом был тот самый духовник семьи Смитов - по нелепой случайности, тезка его противника. К удивлению Волкова, священник не возненавидел его, а даже, кажется, зауважал - по-видимому, он умел проигрывать, а может, тут были еще какие-нибудь мотивы. Адмирал не стал вдаваться в подробности, в людях он немного разбирался и святому отцу верил. Другое дело, что это не совсем совпадало с общепринятыми правилами дуэли, но, в конце концов, священник по происхождению был дворянином и потому отступление от традиций было минимальным. Секунданта Ричарда Волков не знал. Впрочем, ему это было неинтересно.
   Шпага в правой руке, кинжал - в левой. Гордый обоюдный отказ на предложение помириться. Команда! Волков стремительно и бесшумно шагнул вперед. Клинок устремился к груди противника, стремясь решить дело одним ударом... И адмирал с трудом успел отбить ответный выпад дагой. Его противник был опаснее, чем казалось.
   Дуэлянты кружили по поляне, изредка обмениваясь короткими ударами, стремясь нащупать слабое место в обороне противника. Волков несколько раз пытался атаковать, но всякий раз его клинок натыкался на сталь, а вот Ричард по-настоящему атаковал лишь раз, и на виске Волкова появилась кровоточащая царапина. Не успей он уклониться - и клинок выбил бы ему глаз.
   Адмирал начал вдруг понимать, как он сглупил. Он мог оторвать голову этому пацану тысячей способов - и оказался в единственной возможной, пожалуй, проигрышной ситуации. В его активе были лишь юношеское увлечение фехтованием (не очень долгое) и многочисленные кабацкие схватки уже здесь, в этом мире (с не особенно сильными, надо сказать, противниками). Ричард же оказался из тех, кого принято называть мастерами клинка. Правда, он был еще очень молодым и не слишком опытным мастером, но сейчас это было не принципиально и лишь позволяло оттянуть развязку.
   Волков дрался отчаянно, понимая, что сражается за свою жизнь. Шпага в его руках крутила невероятные финты, но перевес в скорости не был подавляющим, а легкость клинка не позволяла использовать перевес в физической силе. Можно было бы, правда, использовать свои навыки в рукопашном бое, но правила дуэли подобное запрещали настрого, а Ричард тем временем давил отточенной техникой, все чаще пробивая оборону адмирала.
   Волков отскочил назад, разрывая дистанцию. Ричард тоже чуть замедлился - он явно подустал, но не настолько, чтобы это сказалось на ходе схватки. Но все же Волков успел сделать некоторые выводы. Основным из этих выводов было то, что выбранное Ричардом оружие не совсем соответствует его стилю боя. Ричард фехтовал в классическом французском стиле, повернувшись к противнику боком и используя лишь конец клинка. В то же время дага служила ему лишь противовесом, не используясь непосредственно в бою. Волков первоначально дрался почти так же, но теперь он резко изменил стиль атаки - развернутая стойка хотя и делала его более уязвимой мишенью, но зато позволяла использовать и кинжал. К тому же, в этой стойке практически нет разницы между блоком и ударом, а потому в ближнем бою быстрый и хладнокровный боец мог вполне рассчитывать на успех.
   Буквально со второй попытки адмиралу удалось поймать клинок противника своей шпагой и нанести удар кинжалом. Ричард успел уклониться, но теперь уже на его плече появилась длинная царапина. Будь он чуть помедлительней - и схватка была бы уже закончена, но он был молод и гибок. Спустя секунду он в свою очередь разорвал дистанцию, а потом Волков обнаружил, что шпаги в его руке нет - каким приемом Ричард это проделал адмирал так и не понял.
   Нельзя сказать, что Волков испугался. Нет, страхом это чувство назвать было нельзя. Просто он вдруг сразу очень устал. Ричард кружил вокруг него со своей шпагой, а Волкову было все равно. За свою не самую длинную, но насыщенную жизнь он повидал немало побед и немало поражений. Сейчас ему грозило поражение - что ж, не в первый раз. Он механически оборонялся и дага в его руке плела смертоносную паутину, раз за разом отражая попытки Ричарда атаковать. Выбрав удобный момент, Волков даже перекатился через плечо и подхватил с земли свою шпагу. Ричард вновь моментально выбил ее, теперь уже другим приемом, и Волкова это совершенно не обескуражило. Его лишь рассмешили шипящие слова Ричарда о том, что, дескать, Волков сейчас будет лизать ему сапоги и молить о пощаде. И лишь острая боль в щеке отрезвила его, мгновенно вернув к реальности. Инстинктивно он вскинул свободную руку к лицу - пальцы стали мокрыми от крови.
   Ричард продолжал улыбаться. Шпага в его руке металась легкой, почти незаметной тенью и раз за разом доставала Волкова. Лицо адмирала было все в крови, кровь бежала из длинных ран на руках и на груди. Ричард убивал свою жертву медленно.
   То, что делал Ричард, не запрещалось никакими правилами, ведь бой был до смерти, поэтому секунданты не вмешивались. Правда, секундант Волкова двинулся было к месту схватки, но его визави остановил его короткой гортанной фразой. А потом они даже не поняли, как изменился вдруг характер схватки. Дага в руке адмирала засверкала вдруг быстро-быстро и теперь уже Ричард не успевал отбивать удары короткого хищного клинка. Волков лез в ближний бой и показывал сейчас то, чему его учили в родном мире. Показывал комплекс приемов, которые здесь были просто-напросто неизвестны.
   Ричард отбивался, забыв даже и думать об атаке, хотя Волков практически открылся. Несколько раз дага со свистом разрезала воздух у самого его горла и он поспешно отшатывался назад. Адмирал пер, как танк, не останавливаясь ни на секунду. И все же его скорости чуть-чуть не хватало. Ричард крутился ужом, стремясь оторваться, и наконец ему удалось уйти вбок. Уйти совсем ненамного - но много ли надо опытному фехтовальщику?
   Волков ощутил внезапно боль в груди. Мгновение спустя он осознал, что источник боли - шпага, пробившая его тело насквозь. Ричард сумел достать его, и достать качественно. Однако в те мгновения, которые оставались у Волкова до того, как его ноги стали ватными, а глаза застлала пелена, он успел сделать шаг вперед, еще сильнее надеваясь на клинок. Ричард сглупил - он не успел выдернуть шпагу, а рефлекс фехтовальщика не позволил бросить ее, разжать пальцы на рукояти. Лишь мгновение потерял он - и Волков достал его. Дага ударила в глаз Ричарда, пробила мозг и затылочную кость. Ричард умер прежде, чем почувствовал боль, а вот адмирал, проваливаясь в спасительное небытие, успел еще увидеть бегущих к нему секундантов...

---

   Он снова был молодым, совсем молодым офицером, пол года назад закончившим медицинское училище. Двадцать один год... Институт еще не закончен, но весь курс призвали - надвигалась война. Волков попал в морскую пехоту и ему было тяжело, очень тяжело. И все же именно тяжелейшая подготовка спасла его, когда война все-таки началась. Их батальон был размещен на базе ВВС на Балканах, в Югославии. Средиземное море, шикарные пляжи... Зачем их там держали, для Волкова осталось тайной. Их было слишком много для обычной охраны, и слишком мало, чтобы всерьез защищать базу. Это подтвердилось почти сразу, как только американцы нанесли свой удар.
   Правда, первую атаку знаменитых американских коммандос они отразили. Отразили так, что те к морю бегом драпали. Пилоты тем временем выкатывали из ангаров свои новейшие (и весьма секретные, надо сказать) СУ 80. Эти истребители-бомбардировщики были грозной силой, вполне способной контролировать половину Средиземноморья, поэтому американцы и пытались захватить их. Однако, когда их план не удался, они нанесли ракетно-бомбовый удар, благо их самолеты были уже в воздухе - сумей взлететь хоть одна эскадрилья, и кому-то вполне могло прийтись несладко.
   Удар был такой силы, что все зенитные комплексы оказались бессильны. Бомбы перемешали с землей и самолеты, и саму базу, и почти всех ее защитников. После этого американцы въехали, как на параде.
   Волков уцелел тогда чудом. Вместе с таким же везунчиком-пилотом они прорвались к единственному уцелевшему самолету, стоящему чуть в стороне, в тени скалы. Поливая врагов из трофейного пулемета, подобранного на месте боя, Волков прошел сам и протащил товарища. Они запустили двигатели и взлетели по запасной рулежке, обрывающейся со скалы в пропасть. Какой-то храбрый, а может, просто глупый американец, когда они еще только выруливали, попытался поставить поперек дороги джип, чтобы помешать им, а сам залег между колес машины и обстреливал самолет длинными очередями из своей древней М 16, впрочем, совершенно безуспешно - бронирование истребителя было приличное.
   С машиной и стрелком они справились запросто - короткая очередь из авиационной пушки вдребезги разнесла препятствие, и самолет, почти мгновенно разогнавшись, взлетел, прыгнув со скалы, будто с палубы авианосца. Его попытались сбить на взлете - безуспешно, все истребители оказались слишком далеко, а попадания двух Стингеров броне были ничуть не страшны.
   Американские истребители попытались перехватить их, но пилот выпустил по ним все ракеты (а их было много, куда больше, чем на обычных самолетах) и, пока истребители закладывали крутые виражи и выписывали в воздухе фигуры высшего пилотажа, СУ 80 набрал высоту. Конечно, это было лишь временной отсрочкой, но оба офицера (лейтенант ВВС и младший лейтенант медслужбы) в кабине знали, что идут на смерть, и смирились с этим. Они были молоды, они только начали жить, но сейчас они защищали Родину и были обречены, ибо сдаваться не собирались. Им оставалось лишь подороже продать свою жизнь, чем они и занялись. Под крыльями их машины находились две новейшие противокорабельные ракеты "Кобра", которые были выпущены почти сразу после того, как американская эскадра, с которой, собственно, и взлетали вражеские самолеты, оказалась в пределах досягаемости.
   Поединок между новейшими ракетами "Кобра" и новейшими зенитными комплексами "Мангуст" закончился, несмотря на название, не в пользу последних. Правда, одна из ракет была сбита, зато вторая безошибочно нашла свою цель и с находящихся поблизости кораблей и самолетов было видно редкостное зрелище - авианосец, который выворачивает наизнанку, причем в воздухе. Сила взрыва была столь велика, что осколками и взрывной волной повредило соседние корабли и сбило прицел всем вокруг. Это дало возможность дерзкому самолету прорваться и уйти в сторону гор. Пилот до конца использовал подвернувшийся шанс, но все же их догнали. Град авиационных снарядов изрешетил фюзеляж, но самолет не взорвался. Каким-то чудом он продержался в воздухе еще несколько секунд и экипаж катапультировался.
   Их искали, но допустили ошибку - американские военные даже не могли предположить, что ловят не пилота, вернее, не только пилота, и что им противостоит не слишком опытный, но все же почти профессиональный резчик по чужой кости. Конечно, пошли они на поиски своих знаменитых Зеленых Беретов или хотя бы нормально подготовленных морских пехотинцев - и участь беглецов была бы решена. Однако, по-видимому, наиболее боеспособные солдаты нужны были в другом месте, а может, кто-то из вражеских офицеров решил воспользоваться моментом и поднатаскать новичков в условиях, максимально приближенных к боевым. Кончилось это плачевно. Очень скоро американцам пришлось высылать вертолет за ранеными. Когда же вертолет приземлился, пилоты его на собственной шкуре испытали ощущения, которые бывают, когда в висок врезается тяжелая девятимиллиметровая пуля с аккуратно подпиленным кончиком.
   Так вот и получилось, что домой Волков и его компаньон добрались на трофейной машине с кучей пленных на борту, и спецотдел возился с ними почти неделю. А потом их пути разошлись - Волков ушел в десант на Сицилию, летчик получил новое назначение куда-то на запад. Больше они так никогда и не увиделись...

---

   Волков рывком сел на кровати. Ленивый солнечный луч попал на его лицо и заставил зажмуриться, прогнал остатки сна. Того самого сна, который снился контр-адмиралу Волкову уже который день подряд. Сна о его первом в жизни настоящем бое.
   Волков потянулся, пробуждая ото сна затекшие мышцы. Грудь кольнула боль - но кольнула лишь на мгновение. Здешние микробы понятия не имели о таких вещах, как пенициллин, и потому раны заживали стремительно, без нагноений и прочих неприятных эксцессов. Боль, конечно, проходила не столь быстро, но Волков знал, что такое боль, и мог ее переносить.
   Конечно, ему повезло, что он остался жив. Повезло и в том, что догадался прихватить с "Громобоя" аптечку. Еще больше повезло, что помощники ему попались понятливые и, когда после боя Волков пришел в себя и объяснил им, как с этой аптечкой обращаться, вполне справились с задачей. Так что выжил он, выжил и, наверное, еще поживет.
   Волков встал с кровати, прошелся по комнате. Движения были еще чуть скованными, но уже совсем немного. Скоро пройдет и это. В конце концов, это не суть важно, гораздо важнее то, что сегодня пришло время снимать повязки с головы. Именно этим Волков и собирался заняться.
   Вежливо постучав, в комнату вошел отец Ричард. Волков приветливо кивнул ему - в конце концов, если бы не священник и Джейн, буквально не отходившие от его кровати, адмирал (а он прекрасно понимал это) вполне мог и не выжить. К его крайнему удивлению, для остальных обитателей дома он оказался до крайности безразличен. Он списал это на традиционную английскую холодность да еще, пожалуй, на обычную человеческую неблагодарность. Это было понятно, хотя и немного обидно. Впрочем, отец Ричард как-то очень аккуратно намекнул ему, что Ричарда считали неплохой (и даже очень неплохой, мальчик должен был вскоре унаследовать приличное состояние) парой для Джейн - во всяком случае, такого мнения придерживалась ее мать. Неудивительно поэтому, что она не очень-то жаловала человека, выбившего мозги потенциальному жениху ее дочери. Хотя сам Волков, надо сказать, угрызений совести не испытывал совершенно.
   - А где Джейн? - поинтересовался Волков.
   - Я отправил ее с матерью в гости к соседям, пусть проветрится.
   - Да, вы правы, святой отец - девочке на это смотреть вряд ли стоит. А удержать ее в этом доме не сможет сейчас никто. Нам, наверное, следует воспользоваться моментом. Начнем, пожалуй?
   Бинты снимали довольно долго. А когда последний бинт сняли и Волков подошел к стоящему в углу зеркалу, он только тихо охнул. Он ожидал, конечно, что его лицо будет порядком попорчено, но такое... Вся левая сторона лица представляла из себя рубленую котлету - пласты кожи наползали друг на друга, сизые шрамы тянулись по всей щеке, уходя к шее. Один такой шрам пересекал чудом уцелевший глаз, второй проходил наискосок через весь лоб. Короче говоря, и так-то не красавец, Волков превратился в законченного урода.
   Несколько секунд адмирал подавленно молчал, потом вздохнул и выпрямился.
   - Святой отец, вы знали отца Джейн?
   - Да, я неплохо знал его. Впрочем, почему знал? Ведь он жив...
   - Простите, мой английский иногда слишком корявый. Но суть в другом: Вы сможете его узнать?
   - Разумеется. А для чего это?
   - Когда Джейн собирается отправиться за отцом? - вопросом на вопрос ответил Волков.
   - Корабль в Тунис уходит через месяц, они с Бертрамом...
   - Бертрам - это лажа, старая развалина, - махнул рукой Волков. - Но за месяц, я думаю, можно сделать так, чтобы им не пришлось ехать.
   - Каким образом?
   - Мы с вами поедем туда сами.
   Несколько секунд отец Ричард переваривал услышанное, а потом спросил, не считает ли сам Волков эти слова оговоркой? Волков так не считал.
   Тогда отец Ричард популярно объяснил ему, что, во-первых, ближайшее судно отходит через месяц и это именно тот корабль, на котором отправятся Джейн с Бертрамом, а во-вторых, такой поход отнимет куда больше времени.
   - Скажите, святой отец, Джейн рассказала вам о "Громобое"? Да не мнитесь вы, не мнитесь. - Волков широко улыбнулся, от чего шрамы на его лице стали еще страшнее и, вдобавок, заболели. - Вы, конечно, дали слово не говорить мне о том, что она проболталась, но почти все женщины имеют одну особенность - им надо время от времени выговориться, и в этом Джейн не исключение. А вы ее старый наставник. И в вопросах веры, и в образовании. Так?
   Отец Ричард кивнул.
   - Ну вот и замечательно. То, что она рассказала, вы приняли за сказку. Так?
   Отец Ричард снова кивнул.
   - Это не сказка, - печально улыбнулся адмирал. - Или, во всяком случае, не все сказка. Этот корабль существует, и мы можем воспользоваться им и разом решить все проблемы. Согласны?
   - Да, я рискну, - пожилой, священник вдруг как-то сразу выпрямился, стал выше ростом. - В конце концов, живем мы только один раз.
   - Тогда собирайтесь. У вас есть пол часа.
   - Но Джейн вернется только к вечеру...
   - Мы идем вдвоем, святой отец. Вдвоем, если вы не поняли этого сразу. Это - дело для настоящих мужчин, а ведь мы с вами мужчины, правда? Джейн остается с матерью, а мы идем... - Волков на миг застыл, будто о чем-то задумываясь или что-то вспоминая, и тихонько пропел: - Там, среди пампасов, бегают бизоны... Ладно, жду вас внизу.
   Уже на мостике "Громобоя", полной грудью вдыхая соленый ветер, Волков подумал, что зря это он так, но священник перебил его мысли.
   - Я не представляю, адмирал: если у вас были такие корабли, как кто-нибудь мог представлять для вас опасность? Как вас смогли победить?
   - У наших врагов они тоже были. Правда, они были хуже, но зато и было их куда как побольше. Ничего, святой отец. Прорвемся!..

---

   Гуссейн смотрел на сидящего напротив человека со страхом. Вообще-то страх уже давно был для него чувством непривычным - он привык, чтобы другие трепетали перед ним, самым богатым и самым влиятельным купцом в Тунисе. Однако перед этим человеком у него всегда тряслись поджилки - он прекрасно знал, какая мощь стоит за спиной адмирала Волкова (в конце концов, благодаря ей они и познакомились - Волков подобрал Гуссейна из воды после того, как на куски разнес фрегат, на котором плыл небогатый тогда купец Гуссейн). А главное, купец знал - этот человек никогда не боялся и не побоится пустить свою огневую мощь в ход, хотя бы и для того, чтобы уничтожить не нравящегося ему человека.
   Правда, с момента последней встречи (а виделись они, надо сказать, весьма редко) адмирал изменился - он похудел, и похудел очень сильно. В огненно-рыжих волосах седины стало уже больше, чем меди. Лицо адмирала было изуродовано, как будто его хозяин побывал в мясорубке. Но главное - глаза. Раньше они были вполне человеческие, разве что излишне спокойные. Теперь это были глаза мертвого человека - ничего не выражающие, потухшие, лишенные каких-либо эмоций. И от этого было еще страшнее.
   Человек с такими глазами способен на все, и Гуссейн понимал это очень хорошо. Такие глаза он видел у палачей: им скажешь убить - убьют, скажешь покалечить - покалечат. И при этом ни ненависти, ни любопытства, ничего. Работа у них такая.
   Все же он нашел в себе силы улыбнуться. За годы знакомства он убедился, что его патрон не только не обижается на шутки в свой адрес, но и поощряет их. Ну, нравится ему это. Потому, будучи человеком рисковым, Гуссейн спросил:
   - Адмирал! Вы, я слышал, непобедимы. Похоже, это сильно преувеличено?
   В глазах адмирала мелькнул на миг отблеск иронии. Но лишь на миг, мелькнул - и тут же погас.
   - Это верно. Слухи о моей непобедимости сильно преувеличены. Равно как, кстати, и слухи о моей смерти. Я нарвался на противника, который сумел меня достать. Только и всего.
   - И не один раз сумел, я вижу. Вы, наверное, убили его?
   - Да, - неохотно кивнул адмирал.
   - И как вы его убивали? Час? Два? Три? Честное слово, интересно было бы...
   - Я его ПРОСТО убил, - прошипел вдруг Волков. Рука его непроизвольно сжалась в кулак и тяжелый серебряный кубок, который он только что опорожнил (Аллах, конечно, запрещает пить вино, однако гость - не правоверный, ему можно, а за компанию с ним, чтобы не обидеть, можно и хлебосольному хозяину), скомкался в кулаке, как бумага. - Я его просто убил. И не лезь в это дело - а то, знаешь, незаменимых у нас нет.
   Гуссейн заткнулся, переваривая информацию. Все говорило за то, что сидящий напротив него человек сильно переменился, и не в лучшую сторону. Раньше таких вспышек гнева за ним не наблюдалось, равно как и угроз. Инстинкт купца подсказал Гуссейну: заткнись и внимай, иначе можешь лишиться не только честно нажитого богатства (кстати, нажитого за счет денег и информации, которые щедро предоставлял адмирал), но и собственной головы. Что адмирал на это способен, Гуссейн нимало не сомневался, а посему счел за лучшее сидеть и внимать.
   Волков несколько секунд рассматривал Гуссейна с какой-то непонятной смесью жалости, брезгливости и безразличия на лице. Потом он мрачно усмехнулся и негромко заговорил.
   - Меня интересует Фарли Смит. Англичанин, пятидесяти одного года. Вот его портрет, - Волков кинул на стол ксерокопию портрета, который висел на стене в гостиной дома Смитов. - Здесь находится в плену чуть больше года, точнее сказать не могу. Хозяин - некий Ахмед-паша. Завтра утром, самое позднее к вечеру, этот человек должен быть свободен.
   - Механизм выкупа достаточно отработан, - понимающе кивнул Гуссейн. - Сложнее найти этого самого Смита, но и это реально, даже за такой короткий срок - Ахмед-паша - личность в городе известная.
   - Обеспечишь, - кивнул головой Волков. - Завтра утром я за ним приду.
   - Остается вопрос о сумме выкупа. Мне кажется, это обойдется вам...
   - Посидим-поматеримся, как большие мужики, - задумчиво перебил его Волков. - Ты, Гуссейн, кажется не понял: меня не интересует твое мнение или твои советы. У меня своя голова есть, а когда они мне потребуются, я сам об этом скажу. Ты получил ЦУ? Получил. Если не понял еще: приказы выполняются и, желательно, по команде бегом. А выкуп... Пусть будет так: я не буду топить корабли, стоящие в порту, если они не попытаются его покинуть, конечно.
   - Но ваш приказ нереален.
   - Это меня не интересует. Когда ты согласился работать на меня, тебе стоило подумать о том, что бесплатно не дается ни богатство, ни положение. Ты живешь и процветаешь за счет денег, которые получил от меня, и за счет информации, которая позволяет этими деньгами распорядиться. Не подумал, откуда она у меня? Рацию видишь в углу - она ведь не только у тебя стоит. Таких, как ты, не один десяток. Потребуется - поставлю вместо тебя другого. И ведь сделаю это, если ты не справишься, благо в этом городе у меня кандидатуры три еще есть. Так что думай: либо выполняй, либо сдавай дела. Тысячи три, которые ты имел при нашей первой встрече, останутся у тебя, а вот все остальное...
   - Я согласен, - быстро закивал Гуссейн. Он как-то вдруг сразу сообразил, что его собеседник не шутит. В изворотливой голове купца моментально созрел план, но для его реализации требовалось время. - Завтра к утру все будет сделано.
   - Я надеюсь, - с угрозой в голосе отозвался Волков. - А чтобы все, и ты в том числе, поверили в серьезность моих намерений, я... У вас на внешнем рейде стоит линкор "Капудание". Я его через пару часов потоплю. Понятно?
   Гуссейн лихорадочно кивал. Волков Посмотрел на него, склонив голову на бок.
   - Не боись. А чтобы подсластить пилюлю... Начинай скупать огнестрельное оружие. Два дня тому назад караван с грузом оружия попал в шторм и из четырех кораблей уцелел один, да и тот еще не скоро сможет выйти в море. Так что на оружии ты можешь неплохо заработать, тем более, что у вас назревает война с Францией.
   Волков поднялся и зашагал к выходу. У самых дверей он остановился и, обернувшись к Гуссейну, добавил:
   - И не надо пытаться сбежать - тогда я обстреляю город, сравняю его с землей и позабочусь, чтобы всем стало известно: это - по твоей вине. И не елозь глазами, не надо пытаться меня убить - во-первых, это не удастся, а во вторых, результат будет тот же самый...
   Дверь оказалась заперта. Волков несколько раз толкнул ее, обернулся и удивленно поднял брови. Из скрытой за портьерами двери вышло сразу трое воинов, именно воинов, а не просто вооруженных мордоворотов. Волков был профессионал и умел определять профессионалов с первого взгляда. А в том, что перед ним были именно профессионалы, сомневаться не приходилось. Это были не здоровенные ходячие груды мышц, которых обычно любят нанимать к себе в охрану купцы - те своим внушительным видом способны внушить уважение случайным прохожим, но в настоящем бою они зачастую стоят немногого. Нет, эти не отличались огромным ростом - так, чуть выше среднего, - и непомерной шириной плеч. Но то, как они двигались, держались, а главное, как держали в руках свои клинки, говорило о многом. Да и само оружие не блистало украшениями, зато было отменно сбалансировано и отточено, уж это Волков мог определить сразу. В конце концов, чего еще ждать от профессионалов, пусть не столь хорошо подготовленных, как сам адмирал, но все же...
   Гуссейн еще только открывал рот, чтобы что-то сказать, а ситуация уже разрядилась сама собой. Пистолет-пулемет Клин оружие, вообще-то, не армейское, а МВДшное. Зато он имеет одну приятную особенность - даже с глушителем его легко спрятать под дорожным плащем и в нужный момент использовать в качестве последнего аргумента. Именно так и поступил Волков, одной короткой, скупой очередью отправив к праотцам всех троих.
   Реакции Гуссейна мог бы позавидовать любой, равно как и скорости, с которой тот на четвереньках добрался до потайной двери. Автоматная очередь в щепки раздробила стол и перечеркнула пол за его спиной, но Гуссейн уже успел перекатиться через порог и захлопнуть за собой дверь - прочную, надежную, сбитую из прочных досок, привезенных из далеких северных стран. Кованый засов глухо лязгнул, надежно отрезая Гуссейна от преследователи, и он облегченно перевел дух, но в следующий момент дверь вздрогнула и в образовавшуюся чуть выше засова дыру влетел кулак. Голый кулак, пробивший доски, как бумагу!
   Гуссейн шарахнулся назад - и вовремя. Дверь вылетела от страшного удара вместе с косяком и Гуссейн замер, парализованный ужасом - адмирал стоял в дверном проеме и глядел ему прямо в глаза и взгляд его, все такой же безжизненный, не сулил купцу ничего хорошего. Адмирал шагнул в комнату.
   - А-ва-ва-ва-ва, - только и смог произнести Гуссейн, оседая на задницу. В штанах стало вдруг противно мокро, но он этого не заметил. Отталкиваясь руками и ногами, он попытался отползти назад, в глубь комнаты, но почти сразу уперся в стенку - эта комнатушка была невелика. Волков шагнул к нему и Гуссейн застонал. Взгляд адмирала притягивал глаза Гуссейна, гипнотизировал его. Из глаз Волкова смотрела смерть.
   Адмирал наконец подошел, неторопливо нагнулся. Гуссейн в ужасе попытался вжаться в стену, но тяжелая, широкая рука схватила его за горло и подняла в воздух. Адмирал без малейшего усилия держал Гуссейна на вытянутой руке и разглядывал его - без злобы, спокойно и даже чуть цинично. Так разглядывают насекомое, решая - раздавить его сразу или перешагнуть согласно буддийской заповеди. Гуссейн вдруг увидел (лезут же в такой момент в голову всякие дурацкие мысли), как он огромен, этот адмирал. Он и раньше знал, что Волков высок, очень высок, но только теперь понял, что он огромен, огромен до неприличия.
   Между тем адмиралу надоело держать Гуссейна и он швырнул его на стул. Большой, добротно сколоченный стул жалобно пискнул, а вместе с ним радостно запела душа Гуссейна - как только его ноги коснулись наконец пола, он понял: убивать его не будут, во всяком случае не прямо сейчас.
   - Я не собираюсь убивать тебя, - Волков усмехнулся. - Я мог бы пристрелить тебя еще там, но я предпочту тебя пока что попользовать. Сочтем происшедшее неудачной шуткой и забудем. А ты теперь зато знаешь, что такое страх. Запомни, щенок: если еще раз попробуешь что-нибудь сделать - пеняй на себя, я шуток не люблю и не понимаю. А сейчас бегом - выполнять приказ. К восьми утра Смит должен быть на пристани. И штаны смени - воняет.
   Волков демонстративно сморщил нос и вышел из комнаты. Секунду спустя до Гуссейна донесся глухой удар и вопли и он понял - наружная дверь слетела с петель, да еще и придавила кого-то. А Гуссейн, когда к нему вернулась наконец возможность соображать, подумал, что сотрудничать с адмиралом и получать от него информацию, которая позволяет вдвое увеличить годовой доход выгоднее, чем получить от него же пулю в лоб... А посему, будучи человеком рациональным, он быстро сменил одежду и помчался выполнять приказание. Со всех ног...

---

   Шестидесятипушечный линейный корабль "Капудание" взлетел на воздух поздно вечером, когда солнце уже село и ночь вступила в свои права. Торпеда ударила точно в середину корпуса и заряд, предназначенный для того, чтобы топить крейсера и авианосцы, разнес корабль буквально в клочья. Вспышка была настолько яркой, что на миг в городе стало светло, как днем...
   А утром "Громобой" всплыл в трех милях от берега во всей своей красе - орудийные башни выдвинуты, ракетные установки развернуты в сторону берега. Тяжелая, сокрушительная мощь подводного дредноута впервые демонстрировалась миру во всей полноте, и миру стоило бы содрогнуться - во всяком случае, это было бы грамотно и соответствовало бы ситуации.
   Контр-адмирал Волков стоял на многометровой высоте, куда вознесла его рубка корабля, облокотившись на фальшборт, и спокойно курил. Он любил это время - раннее утро, полный штиль, солнце только поняло свой край над горизонтом и окрасило зеркальную гладь моря в немыслимые тона. При виде такой картины Волков всегда жалел, что он не художник - запечатлеть эту картину для потомков он мечтал всю жизнь, хотя и понимал, что скорее всего не будет у него ни жизни, ни потомков. Что ж, зато у него была мечта...
   Отец Ричард подошел неслышно. Волков вздрогнул, услышав у себя за спиной его голос и потому в ответ на "Доброе утро" лишь проворчал:
   - Святой отец, вы когда-нибудь с этой вашей привычкой подкрадываться или меня до инфаркта доведете, или по морде получите.
   - Смирения вам ни хватает, сын мой, - фыркнул священник, зябко ежась и плотнее запахивая рясу.
   - Угу, смирения... - Волков повел плечами, потом подумал, ослабил галстук и расстегнул ворот рубахи. В отличие от священника, ему было жарко даже в обычной рубахе с коротким рукавом, а мысли о том, что надо надеть китель, у него даже не возникало.
   - Именно, что смирения..., - у отца Ричарда было с утра философское настроение. В таких случаях он становился до ужаса нудным и брюзгливым.
   Волков вздохнул, достал из предусмотрительно прихваченного с собой пакета с сухпайком банку концентрированного молока и двумя точными ударами ножа проколол крышку. Молоко это он любил, причем прямо так - из баночки, с нарушением всех правил этикета.
   - И что вы будете делать, если они не выполнят ваши условия? - отец Ричард вопросительно уставился на Волкова. Адмирал тяжело вздохнул, посмотрел на город и неохотно ответил:
   - Буду бомбардировать город и порт. Очень быстро там поймут, что дешевле подчиниться.
   - А стоит ли? Может, действительно лучше заплатить?
   - Не хочу, - Волков мрачно почесал изувеченную щеку. - Я слишком долго прятался от мира, а теперь не пойму - зачем? Миру пора привыкать, что у океана появился новый владыка. Пускай теперь мои проблемы решают орудия "Громобоя" - это будет просто.
   - Владыка ли? Мне кажется, вы берете на себя слишком много.
   - А почему нет? Мой корабль - самое мощное средство уничтожения, бороздившее когда-либо эти воды. Соберите здесь все флоты мира - и я пущу их на дно. Это - сила, перед которой не устояли бы даже Боги, существуй они в действительности.
   - Не богохульствуйте, сын мой! Бог един и могущество его не знает границ.
   - Не видел я его могущества. И следов его не находил.
   - А Содом и Гоморра, которые Он испепелил по воле своей? В Библии об этом написано достаточно ясно.
   Волков достал из кармана записную книжку и карандаш, несколько секунд что-то быстро считал...
   - Я могу вскипятить это море, - просто ответил он.

---

   В восемь утра Фарли Смита на пристани не оказалось. В восемь пятнадцать первый снаряд разорвался на палубе стоящей в порту шхуны и расколол ее пополам. А дальше пошло по накатанной - девять орудий "Громобоя" превратили порт в огненный ад. С такой дистанции Волков не боялся промахнуться и каждый снаряд находил цель. Лишь два корабля успели сняться с якорей и попытались выйти в море. Их потопили уже у самого выхода из гавани. А когда корабли в порту кончились, снаряды посыпались на город. Волков не без основания считал, что когда горят корабли, волнуются в основном их владельцы. А вот когда снаряд попадает в твой дом - неважно, дворец это или хижина на окраине, - тогда уже интерес шкурный, весьма даже близкий твоей душе и телу.
   Обстрел длился меньше часа, после чего Волков вызвал Гуссейна. Рация довольно долго недовольно пищала, прежде чем установилась связь. Правда, связь установилась на автоматике - самого Гуссейна пришлось ждать минут десять и, когда он ответил, голос его дрожал. Впрочем, Гуссейну было чего бояться - весь приморский квартал лежал в руинах, город горел, а ведь это было только начало. Гуссейн, тайный агент адмирала Волкова, лучше других представлял себе, на что способен "Громобой".
   - Успокойся, - почти ласково сказал ему Волков. - Квартал, в котором ты живешь я обстреливать пока не собираюсь, а если что - предупрежу. Ты передал мои условия?
   - Да, господин.
   Волкова позабавило это "господин", но по здравому размышлению он пришел к выводу, что обращение соответствует действительности, а раз так, то его вполне можно оставить на будущее.
   - Что Ахмед-паша, не колется?
   - Нет, мой господин, он посмеялся надо мной.
   - Повтори мое предложение. Следующий срок - четыре часа дня. И предупреди местного князька или как он тут у вас называется, что если мое требование не будет выполнено, то я снова начну обстрел. У меня тут есть боеприпасы объемного взрыва - посмотрим, что они сделают с городом...
   Когда на часах было без пяти четыре, на полуразрушенный причал вышла группа людей, среди которых отец Ричард в бинокль без особого труда узнал отца Джейн. Дальше все было просто - к берегу Волков лихо подкатил на катере с воздушной подушкой, продемонстрировал комитету по встрече его артиллерию и после этого местные, проявив исключительную понятливость, без лишних вопросов отбежали подальше. Принять Фарли Смита - довольно высокого по местным стандартам, немолодого уже человека - на борт было делом нескольких секунд, вернуться на "Громобой" - минутное дело. А несколько дней спустя в дверь дома Смитов в Бристоле постучали и разбуженный Бертрам, увидев хозяина, едва не лишился чувств. Потом бегали люди, хлопали двери, а фигура, одетая во все черное, внимательно наблюдала за домом из-за кустов...
   Потом Волков тяжело вздохнул и не оглядываясь зашагал в сторону порта. Через два часа "Громобой" уже несся к своей базе, оставив туманный Альбион за кормой...
  

Глава 9. И последняя.

   Сегодня гости на балу,
   И ночь безумно хороша.
   Ты разгреби в душе золу,
   Коль есть душа.
  
   Раздуй костер - остаток чувств,
   И до упаду веселись.
   За все, за все я расплачусь -
   За страсть, за боль, за жизнь.

(Неизвестный автор, псевдоним - Гровен)

   Волков просидел на своем острове безвылазно больше двух месяцев. Каждое утро он с остервенением и каким-то мазохистским удовольствием брился, глядя в зеркало на свое изувеченное лицо и, как ни странно, это приносило ему отупляющее спокойствие. Целыми днями он работал, плодя груды исписанной бумаги, а по вечерам внезапно полюбил стоять на краю скалы - той самой, на которой он впервые встретился с Джейн - и смотреть на море. Он не замечал ни скал, ни уродливо приминающих водную гладь мертвых бронированных исполинов, заполонивших бухту - он видел лишь Море - свободное и прекрасное. И это тоже приносило ему успокоение и заволакивало мозг туманом забытья.
   Он редко пил - водка не давала ничего, кроме пустоты. Он прекратил вылазки с острова - не было настроения, не было смысла. По инерции он еще руководил по радио своими агентами, которых по миру был разбросан не один десяток. Вот только зачем он это делает Волков уже не понимал. Безразличие разъедало его мозг, как ржавчина разъедает железо, только во много раз быстрее.
   Конец этому положил сигнал молчавшей уже пару лет станции межпространственной связи. Волков так привык к ее немоте, что даже вначале не понял, что происходит. Зато потом...
   - Ну, здравствуй, Степан, - голос командующего звучал устало. - Как жизнь молодая?
   - Неплохо, Петр Григорьевич, - Волков слегка слукавил, благо видеосвязь с родным миром пока не работала. - А вы как?
   - Помаленьку. Я тебя поздравляю. За успешное выполнение задания тебе присвоено звание вице-адмирала.
   - Благодарю за доверие, - не по уставному усмехнулся Волков. - К чему мне здесь чины?
   - А сейчас они потребуются. Прибывает гарнизон, с ним новый командующий группировкой - введи его в курс дела.
   - Слушаюсь. Кто он?
   - Бригадный генерал Дарли, из международных миротворческих сил.
   Сказать, что Волков был удивлен, значит ничего не сказать. Он был ошарашен, ошарашен настолько, что почти минуту искал слова, чтобы задать совершенно идиотский вопрос:
   - А кто же тогда я?
   - Ну, я думаю...
   - Вице-адмирал какого флота, я спрашиваю?
   - Международных миротворческих сил.
   - Ага, кажется, понял. А заправляют там, естественно, американцы?
   - Ну... - командующий замялся.
   - А и сволочь же вы, Петр Григорьевич, - Волков зло рассмеялся. - Кажется, наши вооруженные силы расформированы? Тогда я отказываюсь выполнять этот приказ. Я буду драться.
   - Ты погибнешь!
   - Пустое. Зачем мне сейчас жизнь? Если я не смогу удержать остров, я его взорву. Прощайте.
   Волков вздохнул и выключил станцию. На душе было пусто и мерзко - только что его предал человек, которому он верил больше, чем самому себе. Которому верили все. Волков схватился за голову и застонал. В чувство его привел писк станции - на экране монитора вспыхнули буква Сообщение!
   "Степан, прости. Я не мог ничего сделать и не смог предупредить тебя раньше. Какая-то сволочь, вернее всего из президентского окружения, опять продала секреты, в том числе и секрет перехода. А может, сам президент подстраховался - он ведь нас все еще боится. Теперь здесь все, чем я могу помочь тебе.
   В состав объединенной эскадры входят три линейных корабля типа "Вашингтон", авианосец "Инвинсибл", пять крейсеров, два десятка эсминцев, в том числе два наших. Корабли, правда, собраны с бору по сосенке - и американские, и немецкие, и английские, и даже китайские. Десант идет на пяти транспортах. Возможно, будет еще что-нибудь помельче - точно выяснить не удалось.
   Теперь о главном. Переход состоится двадцатого июня, в семь часов утра. Используют они устаревшую систему, благо оборудования, подобного установленному на "Громобое", у них нет. Переход осуществят там же, где и вы - больше мест они не знают. Точных сведений о возможностях базы у них тоже нет - это я знаю точно. Это все, что я могу сообщить. Прости еще раз и не поминай лихом. Я верю, ты справишься".
   Волков вздохнул. Потом встал. Не торопясь, очень спокойно. А потом решительно, стремительным шагом направился в центр управления базой. Сообщив время и место, старый адмирал рисковал жизнью, но тем самым давал Волкову шанс, и он намерен был использовать его до конца. Делай что должно - случится, что суждено. Фраза идеально подходила к ситуации... Именно такой приказ в свое время был отдан эскадре адмирала Верещагина, когда американцы попытались блокировать ее в Мраморном море. Тогда война не началась лишь чудом, но один крейсер американцы все-таки потеряли. Волков был намерен не отставать. То, что он задумал, было опасно, смертельно опасно, куда опаснее, чем все остальные задумки человечества вместе взятые. Это могла стоить жизни не только Волкову, но и всему миру, а может, и нескольким мирам. Ни один теоретик не смог бы сказать, чем обернется план адмирала - что ж, во все времена практика сплошь и рядом опережала теорию. Пусть так. В конце-концов, хуже уже не будет. Потому что хуже не может быть.

---

   Адмирал Моуэт стоял на мостике своего флагмана - линкора "Алабама", и мрачно курил. Он был едва ли не единственным на корабле курящим офицером и многие смотрели на это косо. Точно так же смотрели на его вредную привычку и в штабе флота, однако лучшему флотоводцу НАТО было на это наплевать. Курил его отец, курили дед и прадед. И сам адмирал успокаивал нервы именно табаком, плюя с высокой колокольни на помешанных на своем здоровье сослуживцев.
   Сегодня ему было, о чем волноваться - помимо собственно перехода, который был штукой новой, непонятной и потому опасной, перед ним оказался внезапно готовый драться противник. Моуэт слишком хорошо знал, как умеют воевать русские. Крейсер "Кавказ", блокированный в первый день войны в Сан-Франциско, где он находился с дружественным визитом, повторил судьбу "Варяга" с той лишь разницей, что успел малость побольше. В ответ на ультиматум крейсер сбросил торпеды в ближайший американский корабль - новейший линкор "Аляска" - и, пока тот величественно переворачивался кверху килем, успел выпустить все имеющиеся на борту ракеты и значительную часть снарядов по городу, порту и стоящим там кораблям. Потом он был, разумеется, потоплен, но жертв было очень много, а разрушения - чудовищны.
   Помнил Моуэт и знаменитый бросток "Сокола", когда пять тяжелых крейсеров под командованием адмирала Крылова, державшем флаг на крейсере "Сокол", совершили стремительный рейд на Сингапур, где находился крупнейший лагерь военнопленных. Крейсера были своевременно обнаружены, однако удар был так рассчитан, что к месту боя ни один корабль просто не успел. Русские одним ударом разгромили береговые батареи, сожгли половину города, заняли лагерь, освободили пленных и ускользнули вместе с ними, уведя с собой все корабли, стоящие в порту, в том числе пять эсминцев, экипажи которых предпочли не воевать, а вплавь добираться до берега.
   Таких случаев было более чем достаточно, и Моуэт сильно подозревал, что и здесь не все пройдет гладко. Однако он был солдат, а значит, обязан был выполнять приказ. Повинуясь его воле, эскадра двинулась в сторону портала.
   Больше всего адмиралу не давала покоя мысль, что его противник непредсказуем. Именно так и сказали психологи: адмирал Волков - офицер от медицины. Он не кадровый моряк, а значит, может плохо представлять себе расстановку сил. Кроме того, хотя он и не отличается особо серьезной подготовкой (ну не успели его перед войной подготовить до конца), но в мире, где он обосновался, его мастерство и техническая мощь обеспечивают ему подавляющий перевес. Соответственно, он привык к своей непобедимости и чувствует себя едва ли не богом. Все это, плюс недостаток образования, конечно, плохо, но сейчас от этого не легче. Все психологи в один голос заявили - Волков будет драться. Как, какими силами, насколько грамотно - неясно, однако вполне возможно, что именно это недопонимание сделает его гордым и сильным, а в свете всех прочих событий еще и слегка чекнутым. А гордый и сильный флотоводец опасен, опаснее даже, чем пара лишних линкоров, потому что он не отступит и будет драться до конца, даже в безнадежной ситуации желая хотя бы утащить с собой побольше врагов.
   Впрочем, Моуэт даже не предполагал о том, какой сюрприз заготовил ему Волков. А спасла его тогда дурная, как все считали, привычка идти навстречу опасности первым. Его линкор тяжело плюхнулся в чужой океан, уровень которого оказался почти на метр ниже, чем дома (что делать, портал точно совместить не удалось), за ним выпрыгнули два эсминца, транспорт - и тут над головами почти беззвучно пронеслась ракета. Секунду спустя портал вспух чудовищным огненным пузырем. Ядерная боеголовка, взорвавшись в открытом портале, сотрясла пространственно-временной континуум. Корабли, находящиеся в Безвремении, раскидывало как пушинки или просто сминало, а спустя две или три секунды портал схлопнулся. Четыре корабля адмирала Моуэта остались одни.
   Еще через мгновение на корабли покатился колоссальная волна - метров двадцать высотой, не меньше. Почти вся энергия взрыва была поглощена при схлопывании портала, но само схлопывание вызвало отдачу, столь мощную, что образовалось миниатюрное цунами. Адмирал моментально понял - если не выдержат корпуса или подведут рулевые - смерть... Впрочем, корабли выдержали, выдержали и нервы экипажей. Возможно, правда, кто-нибудь, видевший все, что здесь творилось, и сошел с ума, но этот процент потерь оказался исчезающе мал.
   Когда все немного пришли в себя, начали стирать с формы капли воды и закончили ругать последними словами сумасшедшего русского, на мостик сообщили, что принято сообщение от адмирала Волкова. Информация строго секретна, и потому адмирала просят прибыть в радиорубку. Все еще ругаясь, но в голове уже прокручивая дальнейшие действия, адмирал Моуэт решительно двинулся туда.

---

   Экран на мгновение замерцал, потом изображение рывком наладилось. Стал виден человек в черной морской форме с контр-адмиральскими погонами, со спокойным злым лицом, сидящий в профиль к камере. Человек мрачно улыбнулся и негромко заговорил:
   - Если вы меня слышите, Моуэт, значит, вы уцелели, если же нет - ничего страшного. Мне главное, чтобы меня услышал человек, который окажется во главе прорвавшейся группы. Слушайте и внимайте!
   У вас есть не более суток на принятие решения. Мои требования таковы: вы уходите к побережью и покидаете корабли, взяв с собой все, что считаете нужным. Поверьте, этот мир не так и плох. Группе образованных, хорошо вооруженных людей не так сложно устроиться. Если поступите грамотно, то, вполне возможно, завоюете окрестные земли и станете королями и герцогами. Или можете осесть и выращивать спаржу - материк большой. Я обязуюсь не выслеживать и не убивать вас.
   Если же вы не выполните этого моего чертовски простого требования, я потоплю ваши корабли и пощады тогда не ждите. Поймите меня правильно, адмирал - я не хочу с вами драться. Вы были сильным и честным противником там, дома - но дома у нас с вами больше нет, надо привыкать к новым реалиям. А новые реалии говорят, что мне нежелательно оставлять позади себя опасного и многочисленного врага. Поэтому я просто вынужден нейтрализовать вас.
   Впрочем, мы можем поискать компромисс - подумайте над этим. Только недолго, если через сутки вы не начнете движение к побережью, я вынужден буду атаковать вас. Поймите, я не шучу, этот мир быстро убивает чувство юмора.
   Волков спокойно повернулся к камере. На Моуэта глянула страшная, неприятная маска. Вся левая сторона лица Волкова была как будто изрублена, жуткие шрамы наползали один на другой, переливаясь всеми оттенками синего. Живым на этой стороне оставался только глаз, смотрящий внимательно и насмешливо.
   - Что, адмирал, неприятно? Я знаю. Не будь этой дурацкой войны, моя семья была бы жива, а я все еще был бы вполне нормален. А сейчас... Короче, у вас сутки. Или соглашайтесь и выходите на связь, или предложите мне альтернативу. Или можете еще что попробовать. Пусть тогда говорят пушки...
   Экран погас - кончилась запись. Лицо Волкова исчезло, но Моуэту еще несколько секунд казалось, что оно осталось где-то там, в призрачной глубине.

---

   "Нет, жизнь не проста, она очень проста. Интересно, принял он меня за шиза или просто за придурка?", думал Волков, глядя на экран. Видеоинформация со спутника подтверждала его предположения - лишенный времени на обдумывание ситуации и поставленный перед угрозой уничтожения, адмирал Моуэт не стал ждать, пока у Волкова кончится терпение. Вместо того, чтобы выполнить условия или драпать со всех ног, он атаковал, разумно предполагая, что вблизи острова второй ядерный удар ему не грозит. Только он не учел один нюанс - Волкову именно это и было нужно. Ядерный удар он бы все равно не нанес - слишком велика была опасность, что подводные течения принесут радиоактивные частицы к острову, заразят акваторию вокруг базы. Этого Волков допустить никак не мог.
   Если бы Моуэт попытался сбежать, то он представлял бы серьезную угрозу. Даже не имея ядерного реактора, линкор мог на собственных запасах топлива продержаться довольно долго - достаточно, чтобы начать разработку нефтяного месторождения где-нибудь в акватории Персидского залива. В этом случае, получив в свое распоряжение практически неограниченный источник энергоносителей, противник обретал мобильность и становился опасен, не говоря уже о том, что на базе такой плавучей крепости, какую представляла "Алабама", можно было и собственную империю создать, и промышленность до опасного уровня развить. Так что попытайся Моуэт бежать, Волков дал бы ему уйти на безопасное расстояние, а уж потом не пожалел бы ни ракет, ни ядерных боеголовок.
   Выполни Моуэт условия Волкова (что почти невероятно, у американцев слишком много гонору и они слишком привыкли к комфорту), это, возможно, и создало бы проблемы, но не скоро - только с ручным оружием против подводной лодки не повоюешь и вреда много не сотворишь. Даже просто устроить свою жизнь оно не очень поможет.
   Но Моуэт шел к острову, намереваясь навязать бой, а это (не бой, а то, что собранную в единый кулак эскадру было легко контролировать) давало Волкову надежду свести сражение к одной единственной стычке - тут уж никто не уйдет. Победитель, кто бы он ни был, получит все. К тому же, Моуэт не знал ни оборонительных систем базы, ни того, насколько Волков их контролирует. Американец сам сунул голову в капкан, решив захватить базу, ликвидировав тем самым угрозу и обеспечив возможность для нормальной жизни здесь и, возможно, для возвращения на родину. Оставалось только дождаться, когда Моуэт зайдет достаточно далеко, чтобы можно было надежно обеспечить уничтожение его эскадры. Тогда капкан захлопнется, а пока...
   Адмирал с отвращением сжевал бутерброд - есть не хотелось, но надо было поддерживать силы. А вот кофе он выпил с удовольствием, оно здесь было отменным и к тому же прогоняло дремоту. Последнее было немаловажно - Волков не спал уже несколько дней. Но вот кофе кончилось, ведь всему хорошему приходит конец.
   Волков со вздохом склонился над пультом, отдавая команды. Теперь главное было не ошибиться...

---

   Корабли эскадры несли четыре вертолета - два базировались на линкоре и по одному на эсминцах. Именно вертолетам была доверена честь первыми высадить десант на остров. Эскадра была еще в ста милях от цели, а все четыре бронированные стрекозы уже ринулись к цели. Впереди шел "Апач-40", переделанный под разведывательную машину. Он намного обогнал неуклюжие транспортные машины и прошел над островом. Это было опасно - если на острове имелась система ПВО, то экипаж вертолета был обречен. Однако джунгли казались мертвыми.
   Установленные на вертолете камеры транслировали изображение в рубку флагмана, где расположились адмирал Моуэт со своим штабом. Правда ничего интересного, кроме не замаскированной взлетно-посадочной полосы, камеры пока не показывали. Даже если что-нибудь и было, оно, это что-то, было надежно замаскировано, спрятано от чужих глаз. Зато многое сказали бывалому моряку съемки при подлете. Похоже было, что подойти к острову можно было лишь по сравнительно узкому коридору между рифами. Коридор вел прямо в бухту и обойти его было практически невозможно.
   - Черт возьми, - выругался внезапно Веллер, офицер морской разведки и командир прикомандированной к эскадре группе спецназа. - У них маскировочное поле...
   Действительно, все магнитомеры на вертолете молчали, все радары, как на вертолете, так и на эскадре, не фиксировали ничего, даже самого острова. Маскировочное поле - один из секретов русских, который не достался победителям. Эта система, позволяющая скрыть от любой локации, кроме визуальной, что угодно, появился лишь в конце войны - иначе справиться с русскими было бы куда сложнее. Маскирующее поле не успело получить широкого распространения. Американцам не досталось не только ни одной действующей установки, но и ни одного специалиста - только груды обожженных обломков и несколько трупов. Похоже, здесь у них был шанс получить такую установку - и какую! Скрывающую целый остров.
   Однако тут вертолет перевалил через очередную скалу и глазам зрителей предстала невероятная картина: огромная бухта было заполнена под завязку. Боевые корабли стояли в ней борт к борту - и среди фрегатов и эсминцев грозно высились крейсера и авианосцы, лучшие корабли в мире, русские корабли.
   Адмирал Моуэт мгновенно оценил ситуацию: в случае огневого контакта с островом ему ни в коем случае нельзя было атаковать с севера. Достаточно одному-единственному снаряду попасть в реактор стоящего в бухте корабля - и все. Даже если заглушенный реактор и не взорвется, радиоактивное заражение, вполне возможно, сделает остров и всю базу непригодными для жизни. Моуэту-же хотелось получить базу и, желательно, дееспособную - это позволило бы ему контролировать ситуацию на всей планете...
   Его прервали. Вышколенный адъютант был столь возбужден, что не сумел этого скрыть и новость он принес страшную - все три десантных вертолета на подлете к острову были сбиты зенитными ракетами. Морские пехотинцы, летящие на них, погибли. Это был конец...
   "Апачу" был передан приказ вернуться, но это решение запоздало. Едва вертолет начал разворачиваться, из джунглей навстречу ему протянулись две тонкие, почти не видимые в ярком солнечном свете огненные линии. Две ракеты класса "земля-воздух" превратили вертолет вместе с пилотами в груду оплавленного и измятого металлолома.
   Однако Моуэт и не думал сдаваться. В конце концов, автоматические зенитно-ракетные комплексы - это далеко не новость. А вот оружие, способное противостоять линкору, вряд ли было на острове. Исходя из этого дальнейшие действия адмирала были стремительны и решительны - раз уж они обнаружены, значит, надо подойти всей силой и решительно подавить сопротивление. И, казалось, все было за. Корабли приблизились на дистанцию, которая позволяла вести прицельный огонь и некоторое время обстреливали остров. В ответ по ним не было сделано ни одного выстрела. Похоже было, что отвечать Волкову либо нечем, либо он просто не способен в одиночку управлять тяжелой артиллерией или что там у него есть. Корабли начали осторожно приближаться к острову. Однако милях в трех от входа в бухту атака захлебнулась - эсминец, шедший головным, напоролся на мину. Корабль остался на плаву, однако лишился хода - взрыв оторвал ему форштевень и море упиралось теперь лишь в сравнительно тонкую сталь переборок. Попытавшийся развернуться линкор в свою очередь получил пробоину от мины и, хотя была она невелика и бронированному исполину не опасна, движение застопорилось. Эскадра сгрудилась у входа в бухту. Несколько минут спустя, на воду начали спускать шлюпки для десантников. Боевые пловцы намерены были добираться, соответственно, вплавь.
   В этот момент остров и показал всю свою огромную, но скрытую до поры до времени мощь. Южная бухта была прикрыта куда слабже, чем северная, однако все в этои мире относительно - и сила, и слабость. Вход в бухту прикрывали четыре батареи тяжелых орудий. Самая мощная - две трехорудийные башни из числа тех, что предназначались в свое время для линкора "Адмирал Ушаков". Шесть орудий калибром пятьсот двадцать два миллиметра способны были вести огонь снарядами весом по три тонны каждый.
   Две другие батареи также имели на вооружении артиллерию в трехорудийных башнях, однако это были четырехсотдевятимиллиметровые орудия - их когда-то рассчитывали установить на линкорах "Адмирал Колчак" и "Адмирал Корнилов". Каждая из батарей имела по четыре огневые башни и вес их залпов мало чем уступал первой. Четвертая батарея, самая маломощная, имела четыре трехорудийные башни с пятнадцатидюймовыми орудиями. Несколько батарей, вооруженных шести-, восьми-, пяти-, четырех- и трехдюймовыми орудиями, а также разнокалиберными скорострельными пушками предназначались для уничтожения десанта, буде таковой найдется. Но даже не эти батареи представляли основную угрозу для вражеских кораблей - в скалах притаилось более двухсот пусковых установок ракет "земля-корабль". Они были великолепно замаскированы и вдобавок прикрыты тяжелыми бронированными плитами. Американские корабли напрасно корежили скалы - их снаряды не были способны нанести сколь либо заметный урон оборонительным сооружениям базы.
   С дистанции в три мили из современного орудия очень трудно промахнуться. Огненный ураган обрушился на корабли, сметая все на своем пути. Ответить им из всего имевшегося у американцев арсенала смогли лишь две носовые башни "Алабамы". Построенный в самом конце войны и получивший имя в честь погибшего в ходе ее линкора, этот корабль был вооружен дюжиной шестнадцатидюймовых орудий. Шесть из них дали залп в белый свет как в копеечку - непонятно, как они уцелели после того, как в линкор попало больше двадцати снарядов. Однако на второй залп времени уже не было - противокорабельные ракеты, выпущенные с острова, достигли цели. Поврежденный эсминец после первого же попадания разлетелся в клочья. Второй эсминец получил три снаряда и пять ракет и если снаряды превратили корабль в вулкан, то ракеты просто развалили его на части.
   Транспорт получил дюжину ракет - его буквально вывернуло наизнанку, а десант, который он нес, сгорел заживо прежде, чем люди смогли что-нибудь понять. А вот линкор уцелел, вернее, остался на плаву. Первые несколько секунд уцелевшие зенитки отчаянно отстреливались и даже сбили несколько ракет, однако их было слишком много. Более сотни ракет способны уничтожить даже не корабль - эскадру. Однако линкор устоял - слишком прочную броню наложили на него конструкторы. Все надстройки корабля, все огневые башни, все, что находилось выше трех метров от ватерлинии было буквально срезано, однако искалеченный корпус еще держался на воде. Держался до тех пор, пока не прогремел второй артиллерийский залп. Снаряды проломили броню, вода стремительно разлилась по отсекам и некому и нечем было ее остановить. Исполинский корабль застонал, как смертельно раненый человек, и величественно лег на борт. Несколько минут спустя на том месте, где он находился, остался лишь небольшой водоворот.
   В принципе, на этом сражение и кончилось. Правда, еще три ракеты разорвалось над самой водой - но эти несли не взрывчатку, а газ, плотным облаком накрывший место боя. Почти одновременно заработали генераторы инфразвука - если и спасся кто-то из аквалангистов, то смертоносные звуковые волны не дадут ему добраться до берега. Своеобразная зачистка, просто мера безопасности...

---

   Через три недели, когда лишь несколько воронок напоминали о происшедшем, на базе вновь взревел сигнал тревоги и адмирал Волков, склонившись над пультом, искал новую опасность. Но опасности не было - был только потрепанный фрегат в утреннем тумане, в пяти милях от берега. И был сигнал, аварийный сигнал с индивидуального браслета, сигнал, исходящий с фрегата.
   Трудно сказать, что почувствовали на борту корабля, когда стремительная тень катера метнулась из темноты им навстречу. Пушечные порты остались задраены, а на носу корабля маленькая фигурка замахала руками. И когда абордажный мостик с лязгом перекинулся на палубу фрегата, она первая кинулась навстречу.
   Волков спрыгнул на палубу корабля и в следующий миг на шее у него повисла всхлипывающая Джейн. И он подхватил ее на руки и прижал к себе, а команда корабля, проявив такт, не свойственный зачастую людям из так называемого цивилизованного мира, стояла поодаль и не вмешивалась. И лишь минуту или две спустя, когда прошел первый взрыв эмоций, Волков чуть отстранился и прошептал:
   - А ты не подумала, что я рассержусь? Я ведь разрешил тебе пользоваться браслетом, только если тебе будет грозить беда...
   - Она грозила мне, честно. Я не смогла бы жить без тебя.
   - Глупышка. Посмотри на меня - кому я нужен? На меня и смотреть-то страшно.
   - Если я испугаюсь, я закрою глаза.
   И тогда, отбросив сомнения, Волков рассмеялся, подхватил Джейн на руки и одним прыжком перескочил на катер.
   Час спустя, когда они уже сидели в кают-компании базы, Джейн рассказала, как на свои деньги снарядила этот корабль. Мать попыталась было воспротивиться и отец присоединился было к ней, но отец Ричард и старый Бертрам помогли - в конце концов, деньги Волков оставлял для Джейн и против этого факта трудно было поспорить.
   Они больше месяца блуждали по всему Карибскому морю, но все-таки нашли остров, нашли благодаря рассказу одного шкипера - в день, когда разыгралось сражение, его корабль проходил невдалеке и моряки слышали взрывы и видели вспышки от разрывов снарядов. Джейн сообразила тогда, что это может быть, и настояла на том, чтобы отправиться туда. Памятуя о том, что орудия базы способны разнести фрегат в щепки, она приказала лечь в дрейф на безопасном расстоянии и воспользовалась браслетом.
   В свою очередь Волков рассказал ей, что произошло за последние месяцы, рассказал о том, как уничтожил всех, кто покушался на его базу и что теперь в родном мире он вне закона. Когда он закончил рассказ Джейн, помолчав минуту, спросила:
   - Выходит, теперь ты не можешь вернуться домой?
   - Выходит, что так, - Волков рассмеялся без след грусти. - Только это ведь бабушка еще надвое сказала, могу или нет.
   - То есть?
   - Видишь ли, я так думаю, не я один не смирился с поражением. У меня есть база, корабли, а главное, возможность перемещаться между мирами - то, чего лишены теперь мои враги. Я посчитал тут - выходит, что при помощи той аппаратуры, что они использовали, сюда уже не прорвешься. Я натворил слишком много дел и так покорежил структуру пространства, что восстанавливаться она будет не одно десятилетие. А вот я перемещаться могу не хуже, чем раньше - оборудование "Громобоя" использует чуточку иной принцип. Теперь я могу вернуться домой, набрать команды - и вперед! Только делать это надо быстро, а то корабли без ремонта даже в законсервированном состоянии долго не протянут. Еще несколько лет - и они начнут разрушаться, - Волков рассмеялся. - Впрочем, раз ты здесь, они уже не разрушатся.
   - Почему? - удивленно подняла на него глаза Джейн.
   - Да потому, что такое дело не поднять в одиночку, зато вдвоем мы, думаю, вполне справимся. Я надеюсь, девочка, я могу доверить тебе свою спину?
   - Да, - голос Джейн звучал уверенно, она не колебалась ни секунды. - Я пойду с тобой до конца, каким бы он ни был.
   - Он будет хорошим, обещаю. Завтра с утра... Или нет, послезавтра, приступим. Я думаю, пора сделать тебя бессмертной.
  

Оценка: 3.81*29  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"