Шереги Милена : другие произведения.

Письма Из Провинции. Глава 2

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ощущение надвигающегося пыльными облаками конца света. Словно момент, секунда - и земля падет, изнутри взорвется. Обреченность застряла в облаках, в скупых лучах солнечного света, в скупых улыбках и пугливых взглядах людей. Ведь каждый чувствует приближение неизбежности. Внутри каждого зашкалил приборчик сейсмической активности природы. А насколько все было бы проще, не будь атомных бомб, компьютеров, машин... Не было бы и горе-приборчиков внутри каждого из нас.Не было бы заасфальтированных дорог, только тракты. Не было бы линий электропередачи и оптико-волоконной связи, только деревья по обочинам. Перо, свиток и сургуч - вместо диктофона. Сердце - вместо сейсмоприборов.КУДА Ж ВЫ НЕСЕТЕСЬ, БЕЗУМНЫЕ?К СОБСТВЕННОЙ СМЕРТИ...НАМ НЕ ПО ПУТИ


   22 ИЮНЯ 2002
   Пыль в уголках рта. Я слизываю ее. Я перехитрила небо. Ненастная стихия собиралась запереть меня в четырех стенах. Чтобы я смотрела на мир через слой песка и боялась, боялась, боялась...
   Я перехитрила тебя, о, Небо! Я вижу тебя не сквозь пелену - живьем. Ты движешься, нагоняя серые тучи, пытаясь вселить в меня страх. Я не боюсь ничего!
   Хотя, момент страха все же присутствует. Но, скорее, это не страх, это - давление непривычности, первичности времени.
   В лесу лежим вдвоем на траве, на прошлогодних листьях, которые еще не успели стать перегноем. Едва заметное красное пятнышко на правой руке - твой след, твое напоминание о себе. Это столь же обычно, сколь непривычно. Без боли. Голова, полная неведомых мне мыслей и дум, нашла покой на моем плече. Как-кап. Еще одно мое желание начинает исполняться. Медленно, но назойливо накрапывает летний дождик. Легкая паника. Мы бежим в кусты. Я тону в травах, доходящих мне до пояса, но пробежка нам не повредит. Красивый бег... кружимся в кустах. Еще не намокли. Голова и мысли в ней сухи, как были сухи прошлогодние листья, на которых мы лежали и которых больше нет...
   В нашем распоряжении одеяло и полиэтиленовый пакет. Кап-кап! Не успеваю желать - желания исполняются со скоростью капель, падающих с неба. Или в небо? Поза практически из Камасутры. Накрылись с головой. Дышим одним воздухом. Мне не хватает только эпохи Средневековья, костров инквизиции и нас с тобой вот так сидящих, укрывающихся от себя и от других под сводами готического собора.
   Но ты не любишь Средневековья. Да и меня ты тоже не любишь. Ты любишь мои глаза. Мои волосы. Ты любишь мою кожу. Ты любишь мой запах. Но ты не любишь меня. Как и я тебя, впрочем. Говоришь, просидел бы так три дня? Я - целую вечность. Но время, наше время! Оно имеет особенность утекать, как струи холодной родниковой воды сквозь твои пальцы.
   Мы бежим по проселочной дороге, которой я никогда не знала. Силюсь запомнить этот момент, но... Дальше бежим по знакомой дороге. Помню то небо над нами: недружелюбное, злое, пытающееся напугать. Бегу, что есть мочи, задрав голу вверх. Босиком. Боюсь смотреть под ноги. Боюсь, что вместо твоих глаз и своих ног, испачканных песком, увижу только снег и лед.
   Я мелю чушь. В голове - каша. Причина? Ты ее уже знаешь. я хочу знать, горят ли в темноте твои глаза. Больше - ничего. Пусть я хитрая, пусть я перехитрила небо, но тебя мне перехитрить не удастся, если ты сам этого не захочешь. Мы просто поняли друг друга. Я не поняла (просто не могла подумать), что ты хочешь; ты не понял (или не хотел верить), что я хочу.
   Да ладно, пустое.
   До завтра. Степная Волчица.
   23 ИЮНЯ 2002
   Нет, а ты чего хотела, Золушка? Чего-чего, а в глубине души ты хотела как раз этого.
   Так, все по порядку.
   Все началось с полной уверенности, что мне там делать нечего и что меня там обязательно посетит Тошнота. Но, не считая, что меня почти все бросили, было вполне терпимо. Пока.
   Пока тащили Тюхе сэм в бутылке (у бутылки не было крышки, а какая-то тряпичная пробка), завернутой в бумажный пакет, половину расплескали по причине плохо завинченной крышки, а вторая половина вылилась через дырку в пакете.
   Трам-тарарам.
   Прошло вручение аттестатов. Было псевдоэмоционально, чопорно и официально. Даже лампа от накала страстей сгорела, лопнула и надымила. Хотелось чем-нибудь разрядить обстановку. Даже ногу завела, чтоб упасть для изображения обморока (было жарко до дури), но остановилась. Побоялась испортить людям праздник.
   Потом началась эта самая тошнотворная дискотечка. "Диск жокей" слегка напоминал интонациями Леопольда. Что ж, его изголения раз в неделю перед публикой не проходят даром. Вот только у этого ДиДжея была огромных размеров проблема с ударениями. Он не произнес правильно ни одной фамилии. Даже когда я на помятой салфетке написала фамилию и поставила это чертово ударение, он все равно не правильно прочитал.
   Пор музыку я молчу, это же деревенская дискотечка! Так вот, началась эта тошнотворная дискотека. Час, два часа. Все танцуют, я танцую. Тошноты нет. Я начинаю волноваться. Но кроме озабоченности тошнотой, на меня сваливают еще кучу забот: как лежиться заветной бутылочке с сэмом, которую мы заховали от чужих глаз аккурат рядом с учительским "особняком"; желудок мой некормленый пел псалмы, а кто-то из выпускников вот-вот дожен был притащить жратву, и все были озабочены тем, как бы не пропустить раздачу, да так, чтоб побольше досталось. В итоге Тошноты все не было, мы ходили проверять, как спиться бутылочке каждые пятнадцать минут. Нам с двумя дамами удалось подхватить тарелку (блюдечко такое, пластмассовое), на которой находились: здоровая груша и неменее здоровый огрызок, сыр, "сникерс" и конфеты. Конфеты у нас утащили сразу же. Грушу, откусив по разу, мы успешно уронили в траву, а в темноте найти и доесть ее не представлялось возможным. Сникерс тоже стрескали. Потом было очень темно. Я зажигала по полной, несмотря на странное отсутствие Тошноты. И тут на медляк ко мне подкатывает нечто, но в темноте я не могу толком ничего разобрать и соглашаюсь...Этот уж прижимает меня к своему бревенчатому... да и не телу вовсе! От него воняет алкоголем и сигаретами, его голый живот трется о мою одежду...и тут, вот Она, дамы и господа, Тошнота! Ну вот, я и не сомневалась! Полное отвращение к этому элементу. И тут я решила поиграть, развлечься, строя положительную реакцию. Медляк кончился, я слиняла. Но этот гад подкатил ко мне снова минут через двадцать, прижимаясь ко мне во время быстрого танца. Чертов уж! Пытался смотреть мне в глаза, но его ужасные карие зыркалки вызвали еще большее отвращение, нежели его довольная рожа (руки-то его сползали все ниже и ниже), он соизволил осведомиться, дружу ли я с кем-нибудь? Пришлось безжалостно соврать и сказать, что дружу со взрослым липчанином, который этого всего богохульства явно не одобрит. Но какой самоуверенный уж, говорит: "Но мы тебя ведь отобьем, отобьем ведь, а?". Палку о двух концах в жопу тебе! Его губы вытянулись в трубочку, склоняя меня (о ужас!) к поцелую. Это меня поразило окончательно, я попыталась оттолкнуть нахала-ужа, но он, сволочь, не пускал. А вот когда этот гад положил свою тыкву мне на плечо, я просто взорвалась: толкнула его, он отлетел в сторону, успевши схватить меня за ручонку. Тут подоспела одна девушка, которая тактично меня утащила оттуда, а потом послала этого придурка уже не совсем тактично. Вскоре ко мне подкатил еще один моральный и физический урод (Осподи, за что же мне такое наказание?!). Этого я послала собственноручно: "Я занятая!". Что оказалось весьма опрометчивым шагом, так как в это же время в мою сторону направлялся (да что там, шел прямо на меня) на вид совсем не аморальный, а очень даже моральный пропрошлогодний выпускник. Услышав, как я тут посылаю направо и налево, он сразу же сменил траекторию своего движения, что не помешало ему простоять еще с полчаса, нервно куря и наблюдая за моими танцевальными выкрутасами. Потом мы пошли фоткаться. И тут бухнувший "малость" выпускник Зевс причитал, что не хочет уходить из школы, что чувство это, не описываемое словами - твой выпускной. Короче слезно говорил парень, и вообще, он хааароший. Так и хотелось подойти к нему, похлопать по плечу: все в жизни будет нормально, старик, только верь в хорошее... Он подкатил к нам, всучивая Шуле (его неразделенная любовь и моя спасительница) зефирину в шоколаде, банан и персик. Волосатый фрукт она у него оторвала с руками, зефир взяла тоже, а от банана отказалась. Зевсюк с таким видом, будто бы оттого, возьму я этот банан или нет, зависит вся его жизнь, протянул фрукт мне. Из приличия отказавшись, смотрела на часы. Он наклонился поближе к лицу, заглянул в глаза и сказал: "Ну пажалуста". И тут меня прорвало. Я погнала желать ему успехов, сщастия и любовей. Зевс слушал внимательно, а в конце поблагодарил, впихнув-таки мне несчастный банан в руки. Моральный чувак был где-то рядом, нервно куря и нарезая круги возле меня. А мне пофигу. Мне неспокойно. Все мои вещи, ключи от дома лежат у Ирсы. Но я плюю на перспективу кидать камешки в окна и еду домой с Шулей.

Мне спокойно только с Волком.

Патрон зажат в кулачке.

Награждена и наказана сроком

На спусковом крючке.

   Творила историю на следующий день с Волком. Рассказывала о своих похождениях на выпусном. Говорила, на кой хрен ты меня отправил туда, старче? А он: "Зато теперь ты точно знаешь, что делать там те было неча. А то сомневалась бы до конца жизни и жалела".
   27 ИЮНЯ 2002, 12:26
   Горький, затхлый воздух. Привкус аммиака. Тошнотворно. Все это творит тошноту, и еще какую! Тошноту со всеми, Тошноту от всего. Горький привкус аммиака.
   Степная.
   27 ИЮНЯ 2002, 2:01
   Я ясно поняла, что существует только то, что я вижу. Вижу себя в поезде N 015 Москва-Мукачево - это существует в будущем. Вижу капли дождя и глаза Волка - это существует в прошлом. То, чего я не могу увидеть, не существует. Впору решить: это мир так тесен или фатал тянет нас за руки навстречу друг другу? Скорее всего, у нас просто чувствительный нюх. Просто мы, двое из десятитысячной толпы, оказались в одно время в одном месте. Видно я настолько прочно в твоей голове, что телепатия не исключена.
   Ошарашила своего дудулю историческими опусами, дзен-буддизмом, мифологией, архитектурой и всем тем прочим, что унаследовала от тебя, Волк. Это все.
   Степная.
   3 ИЮЛЯ 2002, ВЕЧЕР
   Липецк. Город. Городской воздух толкает на разные поступки. Подталкивает и сталкивает. ДТП - авария - обычный случай в наше время. Железные кони, не согласовав меж собой движения, не успевают уступить друг другу дороги... Как следствие - кучи покореженного железу, не подлежащего восстановлению, на нем уже никто не покатается хотя бы потому, что хозяин этого мутанта-чудовища обескровлен. Он лежит рядом, подле своего питомца, а его кровь превратилась всего лишь в маленькую лужицу на раскаленном за день асфальте. В багровой мути этого озерца, бывшего жизнью, отражается вечернее небо, лучи предзакатного солнца проникают вглубь и в страхе бегут обратно; их побег, их сияние слепит мне глаза. НО Я НЕ БОЮСЬ ЭТОЙ, БЫВШЕЙ ЧЬЕЙ-ТО ЖИЗНЬЮ, КРОВИ! НЕ БОЮСЬ! Где-то внутри меня брезжит твердая уверенность в том, что я должна страшиться этой кровавой лужицы, бояться ее, бояться смерти... Но я не боюсь!.. Вглядываюсь в ее глубину с интересом, присущим отвергнутой жизни, и с безразличием, словно это и не кровь вовсе, а машинное масло или бензин.
   Степная Волчица.
   13 ИЮЛЯ 2002 УРБАНИЗАЦИЯСЕЛЬСКОЙМЕСТНОСТИ
   Я кричу. Но и сама не слышу своего голоса. Голос-два-раза-помноженный-на-вакуум-деленный-на-сумму-принципов-в-квадрате-дробная-черта-разность-характеров-умножить-на-разность-взглядов-вторая-степень-оживления-скобки-открыть-ВОЛКИ-скобки-закрыть-равно-моему-крику
   Степная Волчица.
   24 ИЮЛЯ 2002
   Терпеливо жду, когда же, наконец, услышу твое ничегонезначащее "Привет". Я не знаю, что сказать и молчу. А потом ту спросишь меня: "Как сама?". Садись по-удобней, тут-то я подготовилась.
   Как сама?.. Плохо. Очень плохо. Нестерпимо плохо. Что является причиной этой мини-депрессии? Может, Луна?
   Полнолуние. Достаю бинокль и иду в сумерки на съедение комарам. Я могу смотреть на желтый лунный пряник часами; дохожу до того, что чуть ли не разговариваю с ним - пытаюсь договориться и образумить Луну. Прошу не смотреть в мое всю ночь в мое окно, не соблазнять меня своим светом, не пробуждать во мне то, что просыпается рядом с Волком. Еще один луч, и я обрасту шерстью, выпущу когти и пойду на охоту.
   Следствием лунного света является жестокая бессонница. Не спать! Провалиться в мир снов не помогает даже добрый дядька Бах. Его фуги приходиться слушать очень-очень тихо, что уже само по себе свинство. Тихие всхлипы органа заставляют настороженно вслушиваться в тишину, малость разбавленную лунным светом. Шелковыми нитями органных фуг в полудреме меня опутывает настоящее. Прошлого нет. Тонкие, но прочные нити превращаются в цепи, из которых я не могу высвободиться. Выключить всю эту адскую машину тоже не могу - больше улечься так, чтобы лунный свет не будил, не удастся...
   Но вот, казалось бы, спасение, - таймер, прогнав баховские фуги по 7 раз каждую, отключается. Долгожданная тишина. ...кап-кап... "...Древняя, как мир, пытка, в которой слух может только мешать..." Приходиться выбирать: или мне вообще никогда не услышать больше твоего голоса, или мне так и не удастся заснуть...
   Лето, так и не начавшись, оборвалось на полукрике. Своей необъективной оценкой пвтаюсь определить, было ли за все это мои 15 лет лето, хуже этого. Первые 2-3 года жизни не в счет. Дальше - все более-менее сносно. Пожалуй, хуже лета 99 ничего не вспоминается. Целыми днями сидела и потела в своей комнате, не видя белого света. Взаперти и разговаривала только с собой. Тишину разбавляло допотопное радио с Фоменко, Пряниковым и любимым Марселем Гонсалесом внутри. Даже ночью, треща и покряхтывая, они все были рядом, по правую руку. Но тогда хоть была надежда на что-то хорошее. Сейчас надежды нет. Мертвый сезон.
   Степная
   27 ИЮЛЯ 2002, 20:29
   Я научилаьс.... Что, принципе, не входило в обязательную программу посещения деревни, но все же... Водить железного коня за поводья оказалось не таким уж сложным делом. Я думала, сложнее будет. Еду без дрожи в коленях до 90 км/ч по прямой пока, правда. Что-то чересчур легко мне это далось. Даже не представляла себя в кювете. Спокойно как-то. Я бы ехала еще быстрее, благо страх не успевал за моей скоростью, но в девятке печка работала, и чем сильнее я жала на газ, тем жарче пекло босую ногу, жгло адским огнем.
   Лучше всего получается тормозить - чисто городской стиль. Аккуратно, не спеша, с характерным визжанием тормозов. Скорость, безусловно, захватывает. Меня вот так захватила, что вряд ли теперь отпустит. Спасибо, мой инструктор и хозяин девятки заверил, что я ездить буду, только дай мне машину. Я почти поверила. Если то, что владелец ни разу не вцепился в руль, когда я с детской радостью визжала: "Еще, Еще!!!", давя со всей силы на газ и сжигая кожу огнем автопечки, что-то значит...
   Степная Волчица.
   3 АВГУСТА 2002
   Что я получила? За что заплатила?
   Зачем ты со мною жесток?
   Не радует даже зажигающиеся в будущем перспективы - огоньки светлячков. За что мне награда? Была ли я рада? Ненавижу будущее. И неоправдавшиеся надежды. Ненавижу себя. Стала слабая. Убила свою осторожность.
   Что я порешила? И где согрешила? Я не чувствую себя. Я осталась в прошлом. Мое тело - будущее. Моя душа - настоящее. Я сама - в прошлом.
   Станет ли прошлым Степной волк?
   4 АВГУСТА 2002
   Твое имя - табу. Твой голос - непозволительная роскошь. Механизм движется с обратным ускорением. То место, где наши дороги пересеклись, все дальше. Этот богом забытый перекресток остался далеко позади, в прошлом. Я проскочила его на всей скорости, не смакуя эти драгоценные секунды. Я спешила. К лучшей жизни, к лучшей себе.
   Ты сделал меня лучше. Ты дополнил собой то, что нуждалось в этом дополнении больше всего. Вслед за этим пафосным предисловием я должна была сказать, что переросла тебя. Нет. Ты вырастил монстра-мутанта. Моя рукотворная сущность вышла из-под контроля и перестала тебе подчиняться. Или еще крепче запуталась в твоих сетях...
   Степная Волчица.
   15 АВГУСТА 2002
   Полное разочарование в людях. Ты для них все, они тебе - пинок под зад.
   Впечатления делятся на две группы:
      -- Внутрисемейные;
      -- Личные.
   О первой группе говорить не буду - внутри перекипело. Снесло крышу. Навсегда.
   А вторая... Люди как крысы. Пока не перенюхаются со всеми в радиусе 55 км, не умрут.
   Глупая. Наивная. Любви нет. Счастья нет. Есть обязанности. Есть одиночество. Но, самое главное, есть свобода.
   Принца на белом мерседесе не будет. Никогда. Откуда я знаю, люди вокруг меня или ходячие микросхемы? Укороти свою боль. Я - живая. Вещи и микросхемы - мертвые. Я дышу. Эти псевдолюди не знают вкуса воздуха. Рядом с ними я задыхаюсь. Я боюсь себя выдать, я не дышу. Одна. Совсем одна. Память меня угнетает. Она терроризирует мен, заставляет жить. И дышать, только когда я одна. Примите меры против террора!
   21 АВГУСТА 2002
   Хочу обратно. Хочу снова стать маленьким беспечным бебиком. Хочу снова оглашать магазин игрушек истошным фальцетом: "Хочуууууууу!!!" и тыкать розовеньким пальчиком пухленькой ручонки в куклу, одетую по последней, постсоветской моде. Хотя, вообще-то, кукол я не особо любили и не хотели никогда. Хочу подходить к каждой собачке и, протягивая ей шоколадку, выданную заботливой мамочкой с собой в детский садик, кричать еще громче: "Хочуууууууу!!!!!!!!!!". Хочу упиться клюквенным морсом и читать по слогам. Хочу рисовать закорючки в прописи и лететь в самолете во Львов. Хочу носить розовенькие и голубенькие платьица и беленькие носочки. Хочу, чтобы все мне улыбались и называли Малышка. Хочу вновь выказать свою "особенность" и уйти от ответственности, обязанности и непримиримости "взрослой" жизни. Хочу оставаться собой. Хочу заткнуть за пояс всех тех, кто во мне сомневается. Хочу...Хочу... Хочу... Хочу снова верить в сказки, чудеса и Деда Мороза.
   Вольфрам.
   27 АВГУСТА 2002
   Кровь и фруктовый сок.
   28 АВГУСТА 2002, ЗАПОЛНОЧЬ
   Неботрясение. Звезды трясутся в адском танце.
   Смешная боль. На сердце - ноль.
   А жизнь моя, седьмая, - в ранце.
   Ее не тронь, а брось в огонь себя
   Сожги; остатки я, не плача, сожгу еще раз и сомну.
   Вся жизнь - такая педарача, ее порежу и помну.
   29 АВГУСТА, РАССУЖДЕНИЕ ЕВЫ
   Тихая, беспечная... вечная?
   Женщина.
   Нежная, милая. В гриву
   Запусти ладонь.
   Почувствуй, как из меня в тебя
   Льется энергия добра и силы.
   Богиней
   Меня не назовешь.
   Не позовешь,
   Убьешь.
   Я птица Феникс, возрождаюсь
   Из пепла можжевеловых ветвей.
   Я женщина. На туалетном столике
   Парад из баночек и тюбиков.
   В них не благовония,
   Не эликсиры молодости, не привораживающие мази...
   Там часть моей любви и ненависти к людям,
   К их поступкам, к их суете и к жизни без ответов.
   Они не могут научиться ничему у Матушки-Земли,
   Природы и у меня.
   Даже за многие тысячелетия и века...
   В ту вазу хрусталя прозрачного
   Я собираю свои слезы. И ими
   Окропляю бездыханную почву,
   которую они убили алчностью своей.
   Налей и выпей
   Жизни яда. Ты выпьешь и родишься вновь!
   Ты будешь ощущать любовь
   И ненависть, отличать добро от зла (только с закрытыми глазами).
   И, так до конца не осознав всего,
   Ты вновь умрешь. И вновь ко мне придешь.
   И снова будешь рассматривать баночки
   И коробочки на моем зеркале.
   И снова будешь пить яд.
   И снова родишься.
   Ты будешь во мне, в моей утробе,
   В моей комнате.
   Я женщина.
   Я мать.
   Я жизнь.
   Я свет.
   Я добро.
   Я мир.
   Я муза.
   29 АВГУСТА 2002, ЧТОЗА
   Ты - зло, чудовище.
   Покроешься больными язвами.
   Ты будешь молить о пощаде.
   Не утруждай себя.
   Они все сами сделают.
   Они очистят мир от гнили:
   От тебя и от таких, как ты.
   Прислуги совести убьют тебя
   Так мастерски и так искусно,
   Что ты и не заметишь, что ты труп.
   Угрызенья совести - вот имя их!
   Но незачем оно тебе...
   Я повторяю: не взывай ко мне
   Или какому другому богу,
   Не требуй правосудья, я - оно!
   С тобой все решено:
   Ты идешь на дно.
   Так будь же ты мужчиной!
   Не мог достойно жить,
   Так сделай смерть красивой!
   И не реви, как маленький ребенок,
   Что, дескать, ты настолько тонок,
   Что переломишься-де надвое.
   Учись в решающий быть сильным час!
   Ты мужчина.
   Я женщина.
   И мне решать твою судьбу.
   9 СЕНТЯБРЯ 2002
   Депрессия - это, когда черное кажется черным, синее кажется черным, красное кажется черным и белое тоже кажется черным.
   Девиз депрессии: ЧернееЙЙЙ!!!!
   10 сентября 2002
   Такая боль.
   Мне черти устилают путь.
   Препроводили они меня в кабак
   Под названием "АД".
   И этот кабак, без сомнения,
   Держишь ты,
   Искуситель.
   Грязный ангел,
   Как в песне,
   Продал свои крылья.
   Эту пару белых крыл
   Ты отнял у меня.
   Ты отнял...
   ПЯТНИЦА, 13 СЕНТЯБРЯ 2002
   Волей случая
   Я везучая
   Я уверена
   Что беременна
   Она не я
   Твоя
   Семья
   15 СЕНТЯБРЯ 2002
   Дождь. Сыро. Серо. Из года в год ничего не меняется в этой осени. Увидеть гномиков под огромными зонтиками. Старые оранжевые домики Нидерландов. В Лондоне дождь не такой. Дома не такие. И гномов нет. Гномы вообще остались только в сказках и в садиках некоторых венгерских замков.
   Я хочу их увидеть, а ты?
   Степная
   25 сентября 2002
   То, что в последнее время было единственной моей отрадой,
   Стало пыткой, стало адом.
   Мой слух меня убивает. Я слышу миллион ненужных звуков. Слышу, как мой пьяный отец в соседней комнате ревет в голос за жизнь Сергея Бодрова-мл., которого накрыло ледником в Северной Осетии. Слышу штурмующий сознание голос моей матери, голос, как иглы в ушах. Мое сердце стучит оглушительно громко - в такт с жилкой на виске. В моей голове барабан военного оркестра. Солдатики хором грянули "ГЕЙ!!!!" лет пять тому назад, а эхо, сто раз отскочившее от главного барабана, до сих пор звенит в моих ушах. Я слышу, как слезинка скатывается по щеке - шуршит и не высыхает. Для меня шорох слезинки громче водного грохота водопада Анхель в Южной Америке. Я слышу даже беззвучный крик моего внутреннего голоса. От твоего голоса, от твоих журчащих речей я либо приду в себя, либо скончаюсь.
   Вольфрам
   29 СЕНТЯБРЯ 2002
   Люди не делятся на хороших и плохих. Они ужасны все.
   НА СТЫКЕ ОКТЯБРЯ
   Что-то чересчур рано я соскучилась по солнцу, по лету, по субботним ночам, в которых и кипела жизнь. Безумно хочется сидеть двух ночи, напиваться до одурения кофе, а потом, ровно в 2:00, выбросить из жизни один, лишний час, просто сократить ночь на одну восьмую. Потеря невелика - всего шестьдесят минут. Что я смогла бы сделать за эти шестьдесят минут?
   Могла бы набрать 10320 знаков. Если перевести эти знаки в слово "вечность", то, не считая пробелов, я напечатала бы это слово 1290 раз
   Мышца моего сердца произвела бы 5400 сокращений.
   Телефонный аппарат издал бы 9000 коротких гудков, отчетов: "Занято".
   Плеер прокрутил бы песню, длиной в 3:48 минуты, 17.241379 раз.
   Из крана бы упало 600 капель драгоценной влаги - воды.
   За 216000 мгновений я все равно бы не выспалась.
   А вот если бы я была светом, я облетела земной шар 1296000000 раз.
   Но я не свет. Я - тьма, жаждущая света.
   Я жду летнего рассвета.
   Того момента, когда, перед тем как проснуться, все живое в последний раз слизывает с глаз теплое молоко с медом, которым в обилии поливает их очи Оле-Лукойе...
   Верните время!!!
   8 ОКТЯБРЯ 2002
   Я умерла. По крайней мере, в реальности. Я живу только мечтами и легендами в своем обособленном мире, не обращая внимания на реальный, помоечный мирок, в котором обитают псевдоличности. В своем же царстве я владею временем, местом и ситуацией. Я могу остановить время, прокрутить назад пленку, переделать все и посмотреть, что же получится из по-новому сложенных ингредиентов.
   Сейчас официально мое присутствие можно отметить в той части моего иллюзорного мира, которая характеризуется позывными "Лето. Горы. Свобода". Я иду по брусчатке тенистой улицы. Не в пример стройным липам, тротуар окаймляют раскидистые, дающие благодатную тень, конские каштаны. Полная европеизованность не дает вспомнить и ужаснуться черным, пыльным русским захолустьем. Иду, с непривычки натыкаясь на стоящие на подметенном (!) тротуаре рекламные алюминиевые планшеты, вопреки русской "традиции" не прикованные насмерть и не посаженные на замок (чтобы неблагодарные посетители, не дай Бог, не унесли ценный металл), а свободно стоящие на дороге... Надпись "КАВА" на этих планшетах и запах, дурманящий запах кофе, персиков и ванильного мороженного из глубины бара. Таких кафешек много, но каждое имеет свой набор запахов и неповторимую атмосферу свободы.
   На входной двери табличка: "Не Беспокоить!". Я сейчас там.
   9 ОКТЯБРЯ 2002
   Однобортный корабль чудом до сих пор держится на плаву. Но ему осталось совсем недолго. В трюме вода. Крысы бегут с корабля. Похоже, я иду ко дну... Я утону. Я утону?
   19 ОКТЯБРЯ 2002
   Несколько камней, весом в -сот килограммов, пучок ковыля, лоза винограда и я дома... Я увидев горы, впадаю в сладкое забытье. Я вижу чудесный сон, не будите меня! Все, чего я хочу, - получить возможность быть там, снимать мои горы, разговаривать с многовековыми камнями, пить родниковую воду, есть ежевику и жить горами. Я - горец на европейский манер. Кавказ уже не вернется. Остались лишь Альпы, да Карпаты. Вся моя жизнь сосредоточена вокруг этих гор, бугров и холмов. Не укоряй в излишней ухабистости российские дороги. У России две беды... А, может, уже три...
   18 НОЯБРЯ 2002
   Бабульки в общественном транспорте. От них воняет рыбой. Как будто они ловят руками зеркальных карпов в окрестных прудах и лопают их живьем, не счищая чешуи... Брррррр...... А мне, вместо ненавистной рыбы, пахнет травой и свободой. Ничто не изменилось. Просто стало на свои места.
   Мы не приобрели любви и не утратили жизни.
   Расслабься, все в порядке.
   25 НОЯБРЯ 2002
   Как убить маленького красненького человечка?
   Не знаю.
   Неужели так заметно, что я хотела твоего непосредственного присутствия при моей дефлорации? Хотела красивой жизни и любимой работы? Хотела заполучить работу диджея? Да и сейчас хочу. Хотела всего и сразу? А теперь поняла, что твое тело - не главное в моей жизни. Гораздо главнее твой голос. И в прямом, и в переносном смысле. Хочу заполучить эту работу, слышишь? Поэтому открыто спрашиваю: буду ли я в том количестве (и качестве) работать на радио? Ладно, ты тоже имеешь право на вопрос.
   Как убить маленького красненького человечка?
   Пусть живет. Имеет полное право.
   Ты перестал быть праздником. Ты стал раздражением. Все, что я хотела сказать - сказала. Обошлась без твоего присутствия. Вы влез в меня не меньше, чем я в тебя. Ты полностью заполнил собой все закоулки моей памяти. Я включаю радио и вспоминаю тебя; я читаю книгу и думаю о тебе; снится мне твой прообраз...
   Как убить маленького красненького человечка?
   Маленькими красными пульками? Дай мне берету, и я сделаю это!!!
   Степная
   26 НОЯБРЯ 2002
   Вот ты и укатил в Москву, сняв с души камень, с сердца ответственность и шеи меня.
   Все идет наперекосяк. Подрабатываю психологом - выслушиваю свои сумасшедшие мысли и идеи по поводу тебя. До сих пор снимаю с ушей лапшу, которую ты мне когда-то навесил. Хотя, тебя я не упрекаю. Тогда мне было просто необходимо, чтобы кто-то подошел поближе, закрыл своей рукой мне глаза и стал вешать на мои уши длинную, по самое колено, китайскую лапшу. И вот я достаточно продолжительное время ходила с таким украшением, даже гордилась им. А что же было на самом деле? Черт его знает. Будь любезен, объясни мне ты. А также сдержи все свои обещания, данные неясно в каком порыве. Обещание накормить меня спагетти болоньез, обещания реально в эфире посидеть за диджейским пультом (ладно, частично исполнил), посетить меня в одиночестве моем после скитаний своих по Москве-матушке. И самое главное - всегда быть рядом.
   Тебя надо, бесспорно, убить за все твои свершения, но, пожалуй, я не отказалась бы сейчас от порции той самое, прозрачно, рисовой китайской лапши...
   Если ты думаешь, что тебе удастся так же легко выйти из моей жизни, как ты в нее пришел, то ты ошибаешься. Для того, чтобы тебя забыть надо треснуть меня по голове чем-то тяжелым. Ты везде!...гляжу тебе в глаза... и вспоминаю лето.
   Ты был для меня Богом, был для меня всем. Не говори, что я все испортила, что я влезла в тебя по самое нельзя. Ты не сопротивлялся, ты был рад. Не хочешь, чтобы жизнь была красивой и "романтичной", она будет жестокой и алчной. Я хочу заняться любимым делом, а не любимым. Я больше не живу чувствами, а полагаюсь на холодную расчетливость. Она меня спасет или погубит, а не ты.
   Мне не о чем жалеть.
   Я помню все.
   Ты все забыл.
   Завыл.
   26-27 АПРЕЛЯ 2003
   Ежедневный сон по 6 часoв, вопреки всеобщему мнению, не наполняет меня жизненными силами, а, наоборот, лишает последних. Причем, если верить старику Фрейду, причина страха спать изменилась в корне. Если раньше я пыталась, но не могла спастись (т.е. исход зависел как бы от меня [закрываю, но не могу захлопнуть дверь; кричу беззвучно и т.п.]), то сейчас я получаю страх не из-за того, что оступилась, сделала что-то не так (не туда свернула на перекрестке, не с тем персонажем поговорила), а из-за того, что все идет своим чередом, крутится колесо сансары, а я принимаю события как само собой разумеющиеся. Снова и снова преодолеваю препятствия (авианалет [самая частая тема кошмаров с недавнего времени], химическая атака, плен, побег).
   Ощущение надвигающегося пыльными облаками конца света. Словно момент, секунда - и земля падет, изнутри взорвется. Обреченность застряла в облаках, в скупых лучах солнечного света, в скупых улыбках и пугливых взглядах людей. Ведь каждый чувствует приближение неизбежности. Внутри каждого зашкалил приборчик сейсмической активности природы.
   А насколько все было бы проще, не будь атомных бомб, компьютеров, машин... Не было бы и горе-приборчиков внутри каждого из нас.
   Не было бы заасфальтированных дорог, только тракты. Не было бы линий электропередачи и оптико-волоконной связи, только деревья по обочинам. Перо, свиток и сургуч - вместо диктофона. Сердце - вместо сейсмоприборов.
   КУДА Ж ВЫ НЕСЕТЕСЬ, БЕЗУМНЫЕ?
   К СОБСТВЕННОЙ СМЕРТИ...
   НАМ НЕ ПО ПУТИ.
   13 МАЯ 2003
   Вся лаконичность ни к черту... Перепись населения в саду. Муравьишки - 20 тысяч, мыши-полевки - 100. Птицы с неустановленным гражданством, пчелы, шмели и грустные мысли - в размере бесконечности.
   Кто сказал, что есть высшие касты? Что, налепили на себя мантры и все, думаете, - боги? Ты похож на тринадцатилетнего мальчика, просящего автограф у Юрия Шевчука. Но тебе 23... И чем больше ты узнаЕшь, тем меньше ты знаешь. Ты заносишь информацию куда угодно, на сидирв, на дискеты, вешаешь на своем сайте, но все не туда, куда нужно. Не на жесткий диск в твоем мозгу.
   Пойду сплету венок из желтых одуванчиков...
   Теперь я похожа на Принца Осени с короной из золотых пережитков прошлого. Принц с каштановыми кучеряшками и фиалковыми глазами. Именно принц. Я не похожа на девочку.
   17 МАЯ 2003
   Слушайте все:
   иду я, Степная Волчица
   с пистолетом у виска
   и огромной раной на сердце.
   иду, только что проснувшись,
   по улице
   и не понимаю, сплю я или нет.
   вокруг снуют беззвучные прохожие,
   и цветут выбеленные сакуры.
   японцы сочли бы это красивым.
   а по мне - все одно.
   а по мне - красота в нас.
   заснеженный город не рукоплещет мне,
   а мне и не нужно его
   завядшего очарованья.
   не приходи сегодня,
   меня не будет дома,
   я пойду совершенствовать
   красоту в нас.
  
  
   LinkList:
   http://zhurnal.lib.ru/m/milena_s/predpisanie.shtml - есть предыстория к сему повествованию
   http://zhurnal.lib.ru/m/milena_s/pisma.shtml - есть последствия его повествования

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"