Милитарев Виктор: другие произведения.

Пора вернуть эту землю себе!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    2000-2001 годы


I. Мы - социал-демократы

1. Кто мы такие?

  
   Мы - социал-демократы, то есть участники и наследники живой традиции европейской и мировой социал-демократии, участники европейского и мирового политического движения за достойный человека общественный порядок и лучшее будущее человечества.
   Главное, что нас объединяет, это общность нравственных убеждений - вера в достоинство человека: мы убеждены, что люди рождаются свободными и равными. Это положение мы считаем фундаментальной истиной, не нуждающейся в доказательствах.
   Нас объединяет также стремление воплотить наши нравственные убеждения в жизнь. Поэтому мы стремимся способствовать продвижению общества из наличного состояния к состоянию общества людей равно-свободных, которые живут и работают в соответствии с принципом солидарности. Движение в этом направлении есть цель, которая сама себя оправдывает.
   При реализации этой цели мы руководствуемся принципом: "исходя из того, что есть, постоянно думать о том, что должно быть". Иначе говоря, мы считаем, что лучшим методом достижения наших целей является проведение социальных реформ, ограниченных демократическим механизмом их реализации. Целью социальных реформ является достижение относительно наилучшего результата, ведущего к наибольшему продвижению в желательном направлении, возможному при наличных условиях. Это значит, что мы против насильственной переделки существующей действительности. Мы не желаем подминать настоящее под образ будущего, даже для достижения основополагающих целей. Добросовестное следование эволюционно-реформистским путем позволяет добиться желаемого, возможно, за большее время, но с гораздо меньшими социальными издержками, чем революционное насилие над действительностью.
   Любой человек, разделяющий эти основные положения, является для нас социал-демократом, нашим товарищем, какие бы обоснования для них он ни использовал, марксистские, христианские, экологические и т.д.
   Таковы наши основные ценности, на основе которых мы вырабатываем отношение к существующей социальной действительности, планируем действия по ее улучшению и воплощаем наши планы в реальность. В этих ценностях - квинтэссенция всей социал-демократической традиции и социал-демократического движения.
   Но наши предшественники пришли к ним не сразу. Чтобы прийти к ним, им пришлось проделать значительный исторический путь.
  

2. Наш исторический путь

  
   Социал-демократы девятнадцатого века в основной своей массе были ортодоксальными марксистами. Они жили ожиданием всемирной пролетарской революции, призывали к экспроприации экспроприаторов, к национализации средств производства.
  
   Начиная с конца девятнадцатого века это мировоззрение стало постепенно меняться. От мысли Энгельса о возможности победы социалистической революции парламентским путем социал-демократы постепенно перешли к поддержке идеи Бернштейна о желательности достижения социализма не революционными, а реформистскими средствами.
  
   После того, как большевики в России, применив грандиозное насилие и разрушив основы экономики и культуры, в начале двадцатых годов окончательно установили антидемократический режим Ленина-Сталина, достигший пика массового государственного террора к концу тридцатых годов, социал-демократы получили возможность более точно определить свою идентичность. Уже в 1918 году ведущий теоретик ортодоксально-марксистского крыла немецкой социал-демократии Карл Каутский призвал товарищей по партии пересмотреть представления о диктатуре пролетариата и о национализации средств производства, поскольку большевистский опыт показал, что они непригодны для достижения целей построения общества свободных и равных.
   Призывы Каутского были услышаны лишь наполовину. В то время как демократия стала общепризнанной ценностью и была отвергнута диктатура, относительно национализации мнение изменилось не сразу.
   И до второй мировой войны, и сразу после нее большинство социал-демократических партий намеревалось провести национализацию базовых отраслей производства и организовать плановое хозяйство. А некоторые партии сохранили эти положения в своих программах до семидесятых годов.
   Постепенно, с тридцатых по семидесятые годы, по мере отказа от идеи национализации, социал-демократы приняли на вооружение кейнсианскую модель государственного регулирования экономики. Привлекательность этой модели для социал-демократов заключалась в том, что она позволила обеспечить одновременно высокий уровень занятости, высокую зарплату и высокий уровень социальных выплат. Это не означает, что, сменив модель социализации экономики на кейнсианскую модель антициклического регулирования, социал-демократы тем самым сменили одно учение, которое "всесильно, потому что верно", на другое. Если рецепция социал-демократами демократии и прав человека стала выбором в пользу такой ценности, от которой нельзя отказаться ни при каких условиях, то принятие кейнсианства было типичным компромиссом с действительностью, позволявшим при данных условиях выбрать сравнительно наилучший путь для реализации основных ценностей в данный исторический момент. Неотменимым здесь было не само принятие кейнсианства, а понимание того, что элементы рыночного порядка столь же важны, как элементы порядка планирования, и что всякая экономическая модель, удовлетворяющая основным ценностям, будет тем или иным сочетанием этих двух порядков.
   Кейнсианская модель послужила основой так называемого "золотого века" социал-демократии. Но процессы глобализации, развившиеся в последние десятилетия, постепенно подорвали основания эффективности и работоспособности этой модели. И сегодня социал-демократия переживает кризис идентичности, не менее острый и очевидно более затяжной, чем оба кризиса идентичности, переживавшихся ею после каждой из мировых войн двадцатого века.
   Итак, чему нас учит полуторавековой опыт истории социал-демократического движения?
   Урок первый:
   Одновременно была опровергнута идея Маркса о революционной смене капитализма социализмом и была подтверждена его же идея о постепенном прорастании нового исторического уклада сквозь прежний. За прошедшие полтора века капитализм - не в последнюю очередь под влиянием идей социал-демократии - основательно гуманизировался. Более того, можно сказать, что сквозь тело капитализма проросло новое тело социалистического общества. Чего сейчас больше в европейских демократиях - станет яснее на историческом удалении, но можно сказать, что от того капитализма, который описан Энгельсом в "Положении рабочего класса в Англии", от того капитализма, возмущение которым вызвало к жизни социалистическое движение, в настоящее время практически не осталось и следа.
   Урок второй:
   Была опровергнута идея Маркса о том, что социализм с неизбежностью приходит на смену капитализму благодаря тому, что история в большом якобы управляется связкой производительных сих и производственных отношений, и тому, что развивающиеся в лоне капитализма производительные силы якобы требуют все большего обобществления.
   Мы, социал-демократы, заявляем, что источник демократического социализма - это нравственное чувство людей, в соответствии с которым они представляют себе справедливое общество. Никакой неизбежности в появлении общества, соответствующего комплексу нравственных ценностей, нет и не может быть. Такое общество может быть создано только солидарными усилиями свободных людей, сделавших соответствующий выбор.
   Урок третий:
   Нет и не может быть никакой раз и навсегда заданной модели социал-демократии. Неизменными для нас остаются только базовые ценности свободы, справедливости и солидарности и выработанные на горьком опыте социальных катастроф двадцатого века не менее базовые ценности социального реформизма, социального партнерства и терпимости.
  

3. Чего мы хотим?

  
   Исходя из базовых ценностей свободы и справедливости, мы признаем основные права и свободы человека.
   Это те неотъемлемые права человека, которые в иерархии ценностей стоят выше любого писаного права.
   Государство и экономика должны действовать в интересах человека и его прав, а не наоборот.
   Важнейшими из этих прав являются:
  -- право на уважение достоинства человека, свободу и личную неприкосновенность;
  -- свобода совести и вероисповедания, мысли и слова, право на публичное высказывание своих убеждений;
  -- свобода объединений и собраний;
  -- основные политические права и свободы;
  -- право на труд, право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род занятий и профессию;
  -- право на государственные гарантии защиты жизни и здоровья личности, право на гарантированный прожиточный минимум, право на гарантированный минимум социальных и культурных благ;
  -- право на образование;
  -- государственные гарантии недопущения дискриминации граждан при осуществлении ими своих прав и свобод.
  
   Действие прав человека в полном объеме подразумевает одинаковые гарантии прав на личную свободу, активное участие в политических процессах и основных социальных прав. Они не могут подменять друг друга и использоваться друг против друга. Коллективные права должны служить расцвету личности.
   Мы выступаем против всех форм эксплуатации, угнетения и дискриминации человека по любым основаниям: политическим, религиозным, национальным, сословным, классовым, экономическим, половым, возрастным и т.д.
   Мы признаем естественными, свойственными природе человека товарищеские отношения между людьми. Исходя из этого мы поддерживаем развитие всех форм солидарности, социальной кооперации и социального партнерства.
   Мы всемерно поддерживаем все формы самоорганизации граждан, не наносящих ущерба законным правам других лиц, поддерживаем все формы базисной демократии и социальной самозащиты в рамках закона.
   Мы признаем самостоятельную ценность философии, наук, искусств, культуры и основанного на них образования. Мы выступаем за равный доступ к этим благам для всех людей.
   Признавая, что права и свободы человека могут быть ограничены только правами и свободами других людей, мы тем самым признаем необходимость социальной координации прав и свобод.
   Мы выступаем за такое общество, в котором обеспечены возможности свободного развития каждого человека.
   Мы выступаем за такое общество, в котором все люди будут иметь равный доступ к необходимым для жизни минимальным благам, в котором каждый ребенок будет учиться у хороших учителей, в котором каждый человек сможет выбрать занятие по своим наклонностям и способностям.
   Мы выступаем за общество без сословий, классов и привилегий, в котором все формы труда будут пользоваться уважением в равной степени.
   Мы хотим солидарными усилиями всего общества добиться благосостояния для всех и справедливо его распределять.
  
   Мы убеждены в том, что демократически управляемое национальное государство может являться средством для преодоления несправедливого господства человека над человеком, в том, что демократическое государство способно проводить реформы в интересах своих граждан, в интересах свободы и справедливости.
   Мы являемся непримиримыми противниками любого использования государства как инструмента господства человека над человеком, как инструмента деспотизма, репрессий, угнетения, эксплуатации и дискриминации.
   Мы отдаем себе отчет в том, что возможности государства как инструмента социальных реформ небезграничны. Условием успеха любых реформ "сверху" является встречное движение снизу. Ограниченность государственных возможностей влияния и содействия в проведении реформ должна восполняться самоорганизацией граждан в сферах труда и повседневной жизни, - возможностями гражданского общества и базисной демократии.
  
   Мы считаем национальное народное хозяйство основным инструментом достижения общественного блага. Капитал должен служить человеку, а не человек капиталу. Задачами национальной экономики являются:
  -- предоставление трудящимся рабочих мест и заработной платы, обеспечивающей возможности достойной жизни;
  -- удовлетворение спроса потребителей на необходимые товары и услуги по доступным ценам;
  -- обеспечение возможности получения дополнительных доходов, необходимых для функционирования социального государства.
   Исторический опыт убеждает нас, что в сегодняшних условиях единственным экономическим порядком, способным обеспечить выполнение этих задач, является смешанная экономика, в которой органически сочетаются рыночная конкуренция и государственное регулирование. Этот экономический порядок можно еще назвать социально-рыночным хозяйством.
   Чисто плановая экономика не способна удовлетворить спрос потребителей на весь спектр товаров и услуг, то есть она непрерывно порождает тот или иной дефицит.
   Она с необходимостью возлагает на себя задачу, выходящую за пределы возможностей человеческого разума. Поэтому накапливающиеся в ней диспропорции приводят к тому, что она становится неспособной также обеспечить занятость и социальные выплаты.
   Любая экономика, для того чтобы быть эффективной, нуждается в предпринимательской инициативе.
   Чистый рынок не способен обеспечить людей общественным богатством и общественными услугами, не может обеспечить полной занятости, с необходимостью приводит к несправедливому распределению, не может защитить окружающую среду, не способен обеспечить необходимый уровень развития материальной и социальной инфраструктуры, не способен обеспечить необходимый уровень инвестиций в будущее общества, в частности, не может обеспечить условий для научно-технического прогресса.
   Создавать инфраструктуру, проводить структурную политику, осуществлять инвестиции в будущее и предоставлять социальные услуги - это прежде всего задача общества и государства.
   В задачи государства входит также поддержание существования самого рынка как социального института - то есть, борьба с монополизмом и недобросовестной конкуренцией, гарантирование соблюдения договоров и отслеживание того, чтобы договоры заключались исключительно на основе информированного согласия сторон.
   Итак, экономическое соревнование - насколько возможно, планирование - насколько необходимо!
  
   Будучи сторонниками социально-рыночного хозяйства, мы являемся противниками капиталистического экономического порядка.
   Этот экономический порядок порождается связью экономического порядка, основанного на конкуренции, с частной собственностью на средства производства. Капитализм приводит к несправедливому распределению доходов, имущества, труда и времени. Капитализм приводит к не поддающейся контролю экономической власти.
   Экономическая власть - это:
  -- господство на рынке крупных предприятий, которые реализуют свои интересы за счет потребителей, поставщиков и конкурентов;
  -- господствующая власть капитала над людьми в процессе труда и на рынке труда;
  -- возможность превращать экономическую власть в политическую;
  -- возможность крупных агентов рынка оказывать влияние на структуру и развитие всей экономики через свою инвестиционную политику.
   Будучи сторонниками эволюционно-реформистского пути, в некоторых исторических условиях мы вынуждены терпеть присутствие капиталистического порядка как одного из экономических укладов общества. Но это не означает, что мы смиряемся с ним. Мы боремся с ним и в тех обстоятельствах, когда его почти нет, подавляя его зародыши, и в тех обстоятельствах, когда он занимает влиятельное положение, вытесняя его с господствующих высот в обществе. Основным инструментом борьбы является экономический порядок, базирующийся на экономической и социальной демократии.
  

4. Экономическая демократия

  
   Достоинство человека и социальная справедливость требуют демократизации экономики. Экономическая демократия сама является целью, так как она обеспечивает и совершенствует политическую демократию. При экономической демократии общественные цели преобладают над частнохозяйственными целями приложения капитала. Направление и цели экономической деятельности должны определяться посредством демократически принятых решений в интересах всеобщего блага. Именно они должны определять экономическую политику, а не господствующие на рынке монополисты и экономическая власть. Экономическая демократия служит всеобщим интересам, она осуществляет контроль за всеми формами экономической власти и определяет экономическое развитие.
   Чрезмерная концентрация ослабляет возможности рынка как эффективного инструмента регулирования. Концентрация может сделать мелкие и средние предприятия неконкурентоспособными и ослабить действенность демократически узаконенных инструментов государственного управления. Поэтому мы поддерживаем многообразие предприятий и уделяем особое внимание укреплению мелких и средних предприятий. Мелкие и средние предприятия выполняют две важнейшие функции в национальной экономике. Во-первых, именно мелкие и средние предприятия являются полигоном для внедрения основной массы передовых научно-технических и экономических инноваций. Мировой опыт показывает, что оптимальной формой венчурного предприятия является именно организационная форма малого предприятия. Во-вторых, как показывает исторический опыт, малые предприятия выполняют роль социальных демпферов в периоды социальной нестабильности и экономических кризисов, предоставляя населению дополнительные возможности резервной занятости. Государство должно облегчать создание, в том числе при помощи бизнес-инкубаторов, и давать налоговые льготы малым и средним предприятиям
   Развитая экономика немыслима без крупных предприятий. Их сила заключается в их способности проводить долгосрочные исследования и разработки, рационально вести производство. Опасность, исходящая от них, заключается в том, что в силу развития власти рынка крупные предприятия подчиняют себе мелкие и средние предприятия, отгораживаются от установленного политического порядка или даже определяют его сами.
   Этому необходимо противодействовать. Сильные профсоюзы должны ограничить господствующую власть капитала. Перерастанию экономической власти в политическую должна противодействовать максимальная открытость. Она является одной из основ общественного контроля.
   Еще одной формой экономической власти является влияние банков, страховых компаний и других финансовых институтов на основные решения в экономике. Этой власти также необходимо противодействовать. Основными способами этого противодействия являются: деконцентрация их долевого участия, в том числе и в косвенной форме, в капиталах промышленных предприятий; ограничение вытекающего из их долевого участия в капитале представительства и права голоса на собраниях акционеров. Мы считаем, что нормальные отношения между финансовыми институтами и промышленными предприятиями заключаются в том, что первые предоставляют вторым кредиты и инвестиции, а не в том, чтобы финансовые институты владели промышленными предприятиями и определяли их стратегию.
   Не только рынок, но и государство может оказаться несостоятельным. Мы должны вести борьбу против обеих опасностей. Государственные или общественные предприятия нужны там, где это диктуется необходимостью противодействия или интересами общественного хозяйства, где отсутствует частная инициатива или где имеется чрезмерный риск при производстве товаров общественно признанного спроса. Руководствуясь не только мотивами прибыли, они зачастую могут лучше всего удовлетворить общественно признанный спрос.
   Особую приверженность мы выражаем кооперативному движению, объединяющему солидарную взаимопомощь с демократическим самоуправлением. Мы выступаем за государственную поддержку всех видов кооперации, производственной, потребительской, сбытовой, страховой и финансовой. Государство должно облегчать создание и давать налоговые льготы кооперативам, народным предприятиям, арендным предприятиям, предприятиям, находящимся в собственности работников, товариществам по совместной обработке земли, коммунам, товариществам взаимного кредита, страховым кассам, кассам взаимопомощи и т.д. Мы приветствуем такие предпринимательские инициативы, когда столь нужные для научно-технического прогресса и развития национальной экономики предприятия, такие как венчурные фирмы, инновационные фирмы, венчурные фонды и технопарки, учреждаются на основах кооперативной собственности или собственности работников.
   Общественная собственность полезна и необходима там, где иными средствами невозможно обеспечить такое соотношение сил в экономике, которое отвечало бы требованиям общества, и где невозможно обеспечить качественные критерии экономического развития. Обобществление должно стать одновременно как демократическим элементом, так и инструментом экономической политики.
   Мы являемся сторонниками германского опыта участия работников в управлении производством. Мы выступаем за создание на каждом крупном частном и государственном предприятии Производственных советов, в которых на паритетных основах представлены собственники и работники, за равноправное и квалифицированное участие наемных работников и их профсоюзов в управлении предприятиями и в принятии экономических и социальных решений:
  -- на рабочем месте в процессе труда, при разработке концепции, планировании и внедрении новой техники или новых форм организации производства;
  -- на предприятии, когда принимаются решения об условиях и организации труда, об охране труда и здоровье, о получении и повышении квалификации, о применении новой техники, а также о готовой продукции и процессах производства;
  -- на всех крупных предприятиях путем равного представительства труда и капитала и путем квалифицированного участия в Производственных советах.
   Элементом демократизации экономики может быть также и соучастие наемных работников в управлении производственным имуществом и капиталом. Там самым работающие по найму участвуют в распределении прибыли и получают часть созданного ими прироста капитала, не затрагивая при этом средства, выделенные на необходимые инвестиции.
  

5. Социальное государство и социальная демократия

  
   Исходя из основных ценностей, мы признаем неотъемлемыми, неотчуждаемыми и священными социальные права человека:
  -- право на жизнь как право каждого человека на гарантию от угрозы голодной смерти;
  -- право каждого человека на труд, достойное применение его труда, достойные условия труда и достойную оплату труда;
  -- право каждого человека на охрану его здоровья и бесплатное медицинское обслуживание;
  -- право каждого человека на предоставление ему муниципального жилья;
  -- право детей, стариков и инвалидов на государственное пенсионное обеспечение;
  -- право каждого гражданина на бесплатное среднее образование и право каждого гражданина, прошедшего экзамены в рамках университетской автономии, на бесплатное высшее образование;
  -- право работников образования, здравоохранения, фундаментальной науки, правопорядка и вооруженных сил на государственное финансирование их деятельности в рамках закона.
   Обеспечение прав человека есть обязанность государства. Эти обязанности государства мы считаем самыми приоритетными функциями государства. Как мы уже говорили, эти права и эти обязанности стоят выше любого писаного права.
   Исходя из того принципа, что права и свободы человека могут быть ограничены только правами и свободами других людей, что ведет к признанию необходимости социальной координации прав и свобод человека, мы считаем государство в праве перераспределять доходы, имущество, труд и время граждан в обеспечение своих основных обязанностей.
   Такая государственная система, в которой национальное государство и национальная экономика обложены минимальным отрицательным социальным налогом на каждого гражданина, и есть социальная демократия как социально-экономический порядок, обеспечивающий реальное равенство гражданских прав и свобод каждого человека. Конъюнктура внутреннего и мирового рынка не может служить основанием для отказа государства от этих обязательств. При любых условиях предметом обсуждения могут быть только пределы изменения величины этого отрицательного социального налога, но не фундаментальное обязательство государства по его выплате.
  

II. Россия в глобализирующемся мире

  

1. Мир, в котором мы живем. Возможна ли "глобализация с человеческим лицом"?

  
   Важнейшее событие последних десятилетий - распад Советского Союза и уход с мировой арены так называемой "мировой социалистической системы", - приведшее к демонтажу биполярной системы мира, еще больше обострило базовое противоречие современного мира - противостояние богатого центра и бедной, зависимой периферии. Вот как об этом пишет один из столпов мирового капитализма Джордж Сорос: "Центр предоставляет капитал, периферия его использует. Правила игры действуют в пользу центра. Можно спорить, находится ли центр в Лондоне или в Нью-Йорке, потому что именно здесь находятся международные финансовые рынки, или в Вашингтоне, Франкфурте или Токио, потому что здесь определяется мировое предложение денег; модно стало утверждать, что центр находится в оффшорной зоне, поскольку здесь сосредоточена наиболее активная и мобильная часть мирового финансового капитала".
   Богатство промышленно развитых стран покоится на эксплуатации государств Юга. Сегодняшняя мировая экономическая структура отмечена традициями 500-летней эпохи колониализма. Она выражается в неравных и дискриминационных экономических и торговых отношениях и ложится тяжелым грузом на плечи стран Третьего мира, зачастую управляющихся коррумпированными и авторитарными элитами, ограниченных в своем развитии в результате протекционизма промышленно развитых стран, стран Третьего мира, находящихся в зависимости от банков, сырьевых бирж, концернов и государств Севера.
   Это противоречие частично трансформировалось, а отчасти также и дополнительно обострилось под влиянием нового мирового процесса, процесса сращивания экономик всех стран в одну единую экономическую систему, процесса глобализации.
   Глобализация - это процесс, состоящий из множества взаимосвязанных процессов, среди которых можно выделить следующие:
  -- Возрастающая роль транснациональных корпораций.
  -- Ослабление экономической и политической роли национальных государств, уменьшение их возможностей в управлении национальной экономикой.
  -- Увеличение прозрачности границ.
  -- Огромное увеличение роли политических и экономических международных организаций.
  -- Создание мирового рынка капитала, который перетекает в те места, где более высокий процент прибыли на фондовой бирже, и в те места, где более дешевая рабочая сила.
  -- Концентрация достижений научно-технического прогресса в малом числе стран и даже в узких регионах внутри этого малого числа стран, но на фоне влияния этих достижений научно-технического прогресса на все большее количество стран и отраслей экономики во всем мире.
  -- Нарастание не только процессов миграции капитала, но и процессов миграции рабочей силы в территории с лучшими условиями заработной платы и более высокого уровня жизни.
  -- Чудовищное увеличение роли секторов экономики, связанных с телекоммуникациями и информационными технологиями, и спекулятивное распухание капитализации кампаний, создающих виртуальные продукты.
  -- Ускорение и глобальный характер процессов, происходящих на фондовом рынке.
  
   Интересно, что тот же Сорос, описывая процесс глобализации, обильно цитирует "Коммунистический Манифест". Так что, оказывается, марксов анализ капитализма еще не утерял своей описательной и прогностической силы.
   Глобализация сделала мировой рынок менее регулируемым и существенно сократила возможности регулирования рынков внутри национальных государств. Глобализация рынков капиталовложений и денежных инвестиций еще больше сузила национальные возможности в управлении капиталистической экономикой. Поэтому современная мировая экономика по уровню стихийности и неконтролируемости рынка стала походить на национальную капиталистическую экономику европейских стран девятнадцатого века.
   Концентрация экономической власти в руках немногих делает неизбежной борьбу за рынки и сокращает источники помощи бедным странам. Все более сокращается время движения капитала вокруг земного шара. Гигантские мультинациональные концерны планируют во всемирном масштабе свои стратегии получения прибыли, чинят препятствия демократическому контролю и принуждают к принятию политических решений. Экспансионистские устремления и стратегия получения прибыли создают огромное богатство, однако способствуют обнищанию людей и даже целых народов. Глобальные структурные и конъюнктурные кризисы вызывают развал целых экономических регионов.
   Эта стихийность увеличивает социальное расслоение: богатые становятся богаче, а бедные беднеют. Но с той, старой стихийностью справиться было легче, так как и современные экономические процессы стали на несколько порядков сложнее и объемнее, и ныне существующие международные организации имеют меньше силы для регулирования, чем тогдашние национальные государства.
   Увеличение неравномерности развития приводит также к тому, что ускоренно богатеют те страны, которые сумели создать мощный инновационный сектор, а отстающие страны подвергаются все большей эксплуатации и иногда беднеют даже в абсолютном выражении.
   Неимоверно разросшаяся виртуальная экономика с перегретой ценой ее активов и с незащищенностью от биржевой паники грозит такими обвалами, что великие кризисы старого капитализма покажутся в сравнении с ними невинными колебаниями развития.
   Таким образом, глобализация подорвала достижения социал-демократии в деле построения справедливого общества и требует от социал-демократов новых существенных усилий для хотя бы возвращения прежнего уровня справедливости.
   В этой связи нельзя не отметить объективно неоколониалистскую роль международных финансовых организаций, какими бы мотивами они ни руководствовались. В то время как страны Третьего мира в условиях глобализации нуждаются в расширении внутреннего рынка, низкой ставке процента и государственной поддержке профсоюзов, эти финансовые организации прописывают им рецепты финансовой стабилизации, бездефицитного бюджета и снижения социальных расходов.
  
   Политическая картина мира после распада СССР и ликвидации Варшавского блока характеризуется ростом влияния США и НАТО. Используя изменившееся соотношение сил в свою пользу, США и НАТО немедленно стали применять военные методы для достижения своих целей.
   Кроме того, в США сложился консенсус политической, финансовой и отчасти экспертной элит, направленный на контролируемую долговременную дестабилизацию России. Этот курс мало кем провозглашается открыто, существенно нелокален по структуре, вряд ли управляется законспирированными центрами, но тем не менее является "суровой реальностью".
   Мировые информационно-пропагандистские процессы так же, как и экономические, стали глобальными. Но в противоположность экономике они привели к существенному уменьшения разнообразия (чуть ли не к унификации), к управляемости как бы из единого нелокализованного центра, напоминающей тотальную. Это открыло широкие возможности для манипуляции, надзора и наказания непокорных.
   Глобализация - эта "чума двадцатого века" - представляет собой, возможно, самый большой вызов мировому социал-демократическому движению за все время его существования. Этот вызов поставил под вопрос все социальные достижения в развитых странах и возможность построения социального государства в развивающихся странах. Этот вызов особенно значим для социал-демократии, поскольку ставит под вопрос саму ее идентичность.
   Этот вызов нельзя оставить без ответа.
   Вызов глобализации - это вызов поистине глобального значения. Ответ на него не сможет дать по отдельности ни одна социал-демократическая партия, даже самая сильная и влиятельная. Ответ на него могут дать лишь все вместе партии-сестры и весь Социалистический Интернационал. Так при переходе к двадцать первому веку вновь приобретают смысл, казалось бы, прочно забытые слова о всемирной солидарности трудящихся. Преодоление вызова глобализации может оказаться проектом, который придаст социал-демократическому движению двадцать первого века второе дыхание и позволит ему обрести новую идентичность.
   Нам неизвестен точный список необходимых мероприятий. И это понятно, так как для его выработки необходимы совместные творческие усилия лучших умов всего мира. Но уже сейчас можно с уверенностью констатировать следующее. Глобализация по сути есть второе пришествие дикого капитализма, но на этот раз уже в мировом масштабе. Во второй трети двадцатого века проблема дикого капитализма в странах Западной Европы и Северной Америки была в основном решена. Инструментом ее решения было национальное государство, а результатом стало создание социально ориентированной рыночной экономики. Сегодня мы нуждаемся в создании транснациональных институтов регулирования мирового рынка, результатом деятельности которых станет мировое социально ориентированное рыночное хозяйство. Ясно, что для этого, как минимум, потребуется усиление роли ООН, сближение международных финансовых организаций с ООН, перепрофилирование функций некоторых из существующих международных организаций и, возможно, создание новых.
  
   Примечание разработчиков. Нижеследующий фрагмент может как включаться, так и не включаться в текст программы. В последнем случае имеется в виду использовать его, например, в отдельном "Меморандуме Горбачева" по проблемам глобализации.
  

Мировой "Новый курс" против "Нового мирового порядка"

  
   1. Необходимо изменить принцип формирования международных организаций, управляющих мировой экономикой. Мы признаем, что ныне действующий принцип представительства в соответствии с вложенным капиталом имеет свои основания, так как уровень прав и ответственности должен повышаться по мере роста затрат. Но его необходимо дополнить другим принципом, принципом "одна страна - один голос", так как действия этих организаций затрагивают все страны, а бедные страны, не способные вносить значимый вклад в общий капитал международной организации, тем не менее лучше всех представляют свои собственные проблемы и возможные методы их решения.
   К тому же само благополучие богатых стран в условиях глобализации самым тесным образом связано с благополучием бедных стран и, таким образом, сама проблема регулирования мирового рынка является общей проблемой и богатых и бедных стран.
   В соответствии с этим мы предлагаем избирать руководящие органы международных экономических организаций аналогично тому, как это делается при выборах производственных советов на предприятиях в Германии, где равным образом представлены акционеры предприятия и его работники.
   Таким образом, половина совета директоров должна будет избираться по ныне действующим правилам, а другая половина будет избираться избираться Генеральной Ассамблеей ООН.
   Такой порядок приблизит, наконец, международные финансовые организации к Организации объединенных наций и придаст им, тем самым, недостающюю легитимность.
   2. Необходимо переориентировать МВФ и Мировой банк. Кредиты МВФ новым индустриальным странам, развивающимся странам и странам с переходной экономикой должны выдаваться под задачи расширения и развития внутреннего рынка, строительства социального государства, защиты отечественного товаропроизводителя, поддержание низкой процентной ставки. Мировой банк должен инвестировать проекты, направленные на повышение уровня образования, культурного и квалификационного уровня работников в этих странах.
   3. Необходимо разработать методы страхования портфельных инвестиций в эти страны, при необходимости создавая для этого новые международные организации или расширяя права уже существующих. Это будет аналогом того, что делала администрация Рузвельта в отношении страхования личных сбережений граждан. В первую очередь для этой цели в Америке в свое время и была создана Федеральная резервная система. Это успешное решение в рамках национального государства заслуживает того, чтобы его основные механизмы были перенесены на мировую экономическую систему.
   4. Необходимо разработать методы, смягчающие остроту биржевой паники. Для этой цели может быть создана специальная международная организация, например, агентство, которая имела бы возможности и права замедлять трансферты. При этом не должно задерживаться прохождение платежей, но в периоды паники можно будет, скажем, задерживать изымание или вбрасывание средств портфельным инвестором или временно закрывать некоторые национальные биржи.
   5. Для поддержания сравнительно стабильных курсов национальных валют стран, принимающих инвестиции, относительно резервной валюты, в том числе и для препятствования попыткам спекуляции, может быть создано еще одно специальное международное агентство.
   6. Стоит также создать общемировую систему обязательных резервов. Ее можно было бы включить в функции и задачи Мирового банка.
   7. Реструктуризацию долгов развивающихся стран и стран с переходной экономикой можно осуществить посредством выпуска облигаций на всю сумму долга и инвестирования этих облигаций в проекты Мирового банка.
   8. В более отдаленной перспективе возможно создание единого транснационального бюджета фундаментальной необоронной науки, экологических мероприятий, общего и профессионального образования. Через какое-то время (например, через 8-10 лет) все страны будут отчислять в этот бюджет одинаковую долю своего государственного бюджета, скажем, почти равную той доле, которую занимают сейчас аналогичные статьи в бюджете США.
  
   Все эти проекты следует осуществлять в самой тесной координации с ООН, а те из них, которые непосредственно связаны с экологией, наукой, культурой и образованием, следует проводить под непосредственным патронажем ЮНЕСКО.
  
  

2. Исторический путь России в двадцатом веке

  
   В двадцатый век Россия вошла страной периферийного зависимого капитализма, с сильными элементами докапиталистических укладов, страной с огромным внешним и внутренним долгом, с антидемократическим авторитарным режимом и полицейским государством, с чудовищным неравенством в распределении доходов и доступе к образованию, страной с высочайшим уровнем социальной несправедливости, с высочайшим уровнем эксплуатации и угнетения основной массы крестьянского населения.
   Уровень напряжения в обществе и острота социальных проблем были настолько высоки, что можно сказать, что страна была "беременна революцией", тем более, что революционное освободительное движение в России имело к этому моменту почти восьмидесятилетнюю историю.
   Ожидание скорой революции в России стало к этому времени почти общим местом в кругах мирового левого движения. И когда революция произошла, она не стала неожиданностью для мировой социал-демократии.
   Российская революция 1905-1917 гг. органично вписывается в череду таких антифеодальных, антикапиталистических и национально-освободительных революций, как революции в Иране в 1905-1911 гг., в Турции в 1908-1909 гг., в Китае в 1911-1912 гг., в Мексике в 1911-1917 гг. Это была первая волна освободительного движения двадцатого века.
   Как и все революции этой волны, российская революция сумела справиться только с некоторыми из своих задач, большинство из своих задач оставила нерешенными, в целом же потерпела поражение.
   Неспособность буржуазных и мелкобуржуазных партий удовлетворить чаяния народных масс предопределила необходимость прихода к власти радикально социалистической группировки большевиков во главе с В.И. Лениным.
   В результате этого был создан режим, основанный на тотальной государственной собственности, в котором основной состав партийно-государственного аппарата превратился в господствующий эксплуататорский класс.
   Этот режим по сути представлял собой прикрываемое социалистической фразеологией возрождение деспотических империй древности и средневековья на новой индустриальной основе.
   В плане демократии, прав человека, социальной справедливости, свободы от эксплуатации и угнетения это означало фатальный регресс даже по сравнению с предшествующим авторитарным режимом Романовых.
   Невозможно, однако, отрицать, что этот регресс сопровождался прогрессом в других отношениях. Страна вышла из зоны периферийного зависимого капитализма и обрела экономическую независимость. Возник более равномерный доступ к образованию, оно стало массовым. Невиданное в истории России развитие получили фундаментальная наука, прикладная наука и техника. Была создана мощная, хотя и имеющая серьезные внутренние проблемы, национальная промышленность. Хотя представление режима о себе как о социалистическом являет собой типичную форму превратного сознания, созданная им система социального обеспечения являлась одной из лучших, если не лучшей в мире.
   Сколь бы жестоким и несправедливым к своему народу ни был советский режим, Великая Отечественная война была для народов России национально-освободительной. Выигрыш в ней потребовал высочайшего напряжения всех духовных и физических сил народа. И эта победа останется в памяти народа величайшим подвигом, который никогда не должен быть забыт.
   После смерти Сталина в стране наступила относительная либерализация режима, напоминающая либерализацию последних десятилетий франкистского режима в Испании. Но эта либерализация не способствовала стабилизации режима. В течение почти четырех десятилетий он переживал непрерывную череду серьезных кризисов.
   Казалось бы, наиболее опасными для жизнеспособности советского строя могло бы стать накопление кризисных явлений в сфере национальной экономики или обороноспособности, но причиной его гибели стали совсем не они.
   Фатальными для советского строя стали процессы, которые поверхностному взгляду могут показаться субъективными и эфемерными, но по сути своей являлись выражением глубочайшего структурного противоречия советской системы. Эти процессы - нарастающая оппозиционность образованных слоев и раскол в правящем классе.
   Советская система содержала в себе глубочайшее структурное противоречие между деспотическим строем и его индустриальной базой. Необходимость развивать промышленность и поддерживать обороноспособность заставляла развивать науку и технику и поддерживать высокий уровень образования в стране. Однако ментальность, свойственная ученым и инженерам, плохо совместима с деспотическим советским строем. Кроме того, проблема перепроизводства аппарата, с которой столкнулся Советский Союз в последние десять лет своего существования, создала дефицит рабочих мест в сфере власти и управления. Таким образом, поздняя советская система регулярно производила социальный слой, который была неспособна ассимилировать.
   Второе структурное противоречие советской системы обычно для систем такого рода и хорошо известно из истории. Это проблема глубокого недовольства части правящего класса негарантированностью своего положения, невозможностью передавать свой статус по наследству и невозможностью конвертировать свой статус в значимые денежные сбережения, которые можно было бы передавать по наследству.
   В результате этих процессов правящий класс в последнее десятилетие советского режима раскололся на три группировки. Первая из них пыталась не видеть проблем и править по-старому. Во второй из них, особенно озабоченной проблемой конверсии статуса в собственность, постепенно вызревала готовность пойти на все ради достижения своих целей, вплоть до готовности вернуть страну на рельсы зависимого периферийного развития. Третья группировка, психологически связанная с оппозиционными настроениями образованных слоев, имела проект, опираясь как на базу на прогрессивные достижения советского строя, постепенно демонтировать систему деспотизма и привить к советской системе основы демократии, прав человека и социальной справедливости. Существует серьезное основание считать позицию этой группировки в советских верхах близкой к социал-демократической.
   Когда эта группировка, возглавленная Михаилом Горбачевым, приступила к реализации программы структурных реформ, она была поначалу поддержана большинством советского образованного слоя. Но при проведении программы реформ группа Горбачева неверно оценила стратегическую обстановку. Она переоценила возможности в сопротивлении реформам первой группировки и недооценила возможности второй.
   Все пропагандистское обеспечение реформ было построено на основе этой ошибочной диспозиции. И когда вторая группировка начала действовать, это стало для группы Горбачева неприятным сюрпризом.
   Вторая группировка приступила к открытым действиям не сразу, а лишь после того, как накопившиеся в ходе проведения реформ ошибки начали вызывать недовольство основной социальной базы режима Горбачева, - советского образованного слоя.
   Тогда эта вторая группировка, возглавленная Ельциным, выбрав в качестве политического молота рыночно-фундаменталистскую идеологию, умело направила недовольство советского образованного слоя в нужное для нее русло и, использовав как рычаг провал опереточного путча августа 91 года, умело осуществила "бархатный" государственный переворот декабря 1991 года.
  

3. Итоги десятилетия правления рыночных фундаменталистов

  
   За эти годы валовой внутренний продукт России (по сравнению с РСФСР 1991 года) уменьшился примерно в два раза и плавает вокруг этого уровня. Объем национального богатства также уменьшился примерно в два раза. Основные фонды все более изнашиваются и почти не обновляются. Другие же страны за это время увеличили объемы своей экономики.
  
   Население России неуклонно уменьшается из-за повысившейся смертности и снизившейся рождаемости. Основными причинами этому служат постоянное недоедание широких слоев населения и сознание отсутствия приемлемых жизненных перспектив. По сравнению с советскими временами средняя продолжительность жизни уменьшилась на четыре-пять лет.
  
   В стране образовалась огромная безработица, неравномерно распределенная по регионам. В некоторых регионах она стала непреодолимой из-за необратимого закрытия предприятий, определявших занятость.
  
   Образовалась пропасть между богатыми и бедными. В то время как в Советском Союзе различие в доходах между богатыми и бедными было меньше, чем в развитых странах, в нынешней России оно в четыре-пять раз больше, чем в тех же странах.
  
   Следование рекомендациям Международного валютного фонда, направленным на сдерживание инфляции, финансовую стабилизацию и сокращение социальных выплат, привело к сокращению производства, уменьшению покупательной способности населения и катастрофическому сокращению денежной массы.
  
   Затраты на фундаментальную науку снизились по разным оценкам в 20-40 раз.
  
   Снизилась обороноспособность страны: и за счет ухудшения для России международного расклада сил, и за счет недостаточных темпов перевооружения армии, и за счет недостаточного финансирования вооруженных сил.
  
   Большая часть экономики находится в серой и черной области - из-за этого доходы бюджета в конечном счете как минимум в два раза меньше, чем могли бы быть. Существенная часть доходов от продажи сырья попросту разворовывается. Узкая кучка людей, незаконно завладев собственностью на недра страны и извлекая сверх этого огромные незаконные прибыли из того, что в эту собственность не входит, а связано с преступными трансфертными схемами, большую часть наворованного прячет за пределами России, а остальное расходует на роскошную жизнь.
  
   Массовое разворовывание не оставляет места для сколь-нибудь значимых инвестиций, так как воровство прибыльнее любого другого бизнеса.
  
   Сельское хозяйство находится в глубокой депрессии: Россия - это страна с самым рискованным в мире земледелием, а госдотации многократно уменьшились.
  
   В стране не существует сколь-либо приемлемой банковской системы, фондовый рынок не смог выйти из зачаточного состояния. Значительная часть транзакций осуществляется при помощи бартера и денежных суррогатов.
  
   Инновационный сектор российской экономики довольно слаб - не столько по потенциалу, сколько по трудностям внедрения в уже распределенный мировой рынок.
  
   До 80% российской экономики неконкурентоспособно на мировом рынке.
  
   У страны накопился огромный внешний долг, в семь-восемь раз превышающий объем годового госбюджета.
  
   Если не предпринять мер по прекращению разворовывания национальных богатств, положение будет неуклонно ухудшаться.
  
   Что привело российскую экономику к такому состоянию? Необходимо признать, что правительство России получило в наследство от СССР и плохое экономическое положение, и неблагоприятную его динамику. Но российским правительством были предприняты чуть ли не все возможные меры, чтобы его еще ухудшить. Достаточно вспомнить либерализацию цен без компенсации предприятиям и гражданам, ваучерную приватизацию и фальшивые залоговые аукционы. К этому нужно прибавить огромные подарки в виде преференций, которые Ельцин раздавал своим приближенным бизнесменам.
   Все эти действия сопровождались чудовищной по глупости утверждений, но эффективной по гипнотическому эффекту рекламной кампанией, в которую в большой мере верили сами ее авторы. Здесь можно привести такие ее лозунги, как "рынок все расставит по своим местам", "фермеры нас накормят". В 1993 году во время пропагандистской войны с Верховным Советом уровень и накал этой пропаганды сравнялся, пожалуй, с уровнем и накалом ждановской PR-ной кампании против "космополитизма". Впоследствии накал ельцинских пропагандистских кампаний несколько ослаб, но еще в 1996 году мы имели возможность наблюдать очередное художественное повествование на тему "О кровавой собаке Тито и его клике".
   Осуществлению ельцинской политики способствовал тот консенсус, который сложился в обществе после успеха бархатного переворота конца 1991 года. На короткое время российское общество было объединено рыночно-фундаменталистской идеологией. В этот момент российский парламент, в котором у Ельцина к тому моменту было устойчивое большинство, предоставил ему временные дополнительные полномочия почти диктаторского характера с целью проведения рыночных реформ.
   Однако политика ельцинско-гайдаровского правительства была настолько очевидно пагубной для уровня жизни большинства населения и настолько не соответствовавшей предшествовавшим ельцинским обещаниям, что уровень парламентской поддержки Ельцина стал резко падать. А тем временем срок окончания действий дополнительных полномочий стремительно приближался к концу. Наступал момент, когда президенту предстояло отчитаться перед парламентом о результатах их использования.
   Есть основания полагать, что и Ельцин уже в 1992 году понял, что его "радикально-рыночные реформы", мягко говоря, провалились. Это видно из того, что во второй половине 92 года Ельциным был внесен в парламент в качестве "компромисса" проект закона "О Совете министров". Единственным смыслом этого закона было придание дополнительным полномочиям законного и не ограниченного во времени характера. После того как парламент отверг этот проект, Ельцин приступил к подготовке государственного переворота, который и осуществил в сентябре-октябре 1993 года.
   Разумеется, расстрел Белого дома есть не менее позорное преступление, чем расстрел дворца Ла-Монеда в 1972 году. Может быть, даже более позорное, поскольку в отличие от чилийского переворота осуществлялся при почти единодушной поддержке "мировой общественности".
   Но важно здесь другое. Первое, что осуществил наш герой после успешного избавления от демократической парламентской оппозиции, это протащил Конституцию 1993 года. В своих базовых положениях эта Конституция подозрительным образом ничем не отличалась от законопроекта "О Совете министров" 1992 года.
   Отсюда следует, что основным смыслом всей этой цепочки действий было отнюдь не стремление Ельцина к деспотическому правлению, а стремление уйти от ответственности за катастрофические последствия радикально-рыночных реформ для российского общества.
   После получения индульгенции в виде Конституции можно уже было не опасаться последствий. И на смену лживой ваучерной приватизации 1993 года пришла откровенно воровская приватизация по схеме залоговых аукционов 1995 года. Так Ельцин заранее оплатил своим инвесторам победу на выборах 1996 года.
   При этом в настоящий момент ельцинская экономическая политика на Западе встречает широкое осуждение. Те же самые люди, которые ее рекламировали, теперь - справедливо - описывают ее самыми черными красками, но держат себя так, как будто они тут совершенно ни при чем, включая даже платных советников ельцинско-гайдаровско-чубайсовско-черномырдинских правительств. Деятели МВФ, которые не только поддерживали политику этих правительств, но кое-что из нее даже навязывали, теперь частично признают ошибочность своих рекомендаций, однако продолжают выдавать новые уверенные рекомендации, выдержанные в прежнем духе. Чего только стоит, например, их предложение понизить в России уровень образования!
   Российские же либералы также не признают никакой своей ответственности, а настаивают на продолжении этого экономического курса "с улучшениями". Сюда относятся предложения о полной амнистии экономических преступлений и сохранении статус-кво в области собственности на сырьевые ресурсы. Как "творческое развитие" рекламной кампании начала девяностых годов можно привести их теперешние лозунги о том, что развитие российской экономики тормозит в первую очередь неправильная налоговая система.
  

4. Политические итоги десятилетия

  
   За эти годы было создано странное государство, сочетающее неэффективность власти с существенной компонентой авторитаризма на различных уровнях. В некоторых отношениях оно было совсем не похоже на государство. Так, например, в течение последних двух лет "правления" Ельцина почти не выходило президентских указов, так как Ельцин был способен работать не более 20 минут в сутки, а за это время надо было успеть убедить его подписать указ, но перед этим нужно было собрать 12-15 визирующих подписей. Так как никто не хотел собирать эти подписи, имея очень мало шансов на подписание указа Ельциным, то вместо указов стали выпускать распоряжения. И за два года ни одно из этих распоряжений не было выполнено!
   Во многих регионах, и в особенности в республиках, федеральные законы грубо нарушались. Главы исполнительной власти во многом вышли из-под федерального контроля. Особенно это относится к захвату ими контроля над собственностью, мошенничеству с трансфертами и попранию свободы слова.
   Но при этом Конституция, навязанная стране в результате государственного переворота 1993 года, содержит большие возможности для установления авторитарного режима. Ни в одной демократической стране Европы и Северной Америки конституция не дает так много власти главе государства и так мало власти парламенту.
  
   В области средств массовой информации образовалось несколько медиаимперий, строго стоящих на страже интересов своих хозяев. Некоторые из этих империй попытались обзавестись многими атрибутами государства, заведя себе, например, обширные спецслужбы, и попытались напрямую конкурировать с государством в вопросах определения внешней, оборонной, экономической политики и т.п.
   Центральная для России проблема здесь в малом числе доступных большинству населения телеканалов. Это приводит к колоссальному монополизму, к огромному росту влияния телевидения на политические взгляды населения и открывает широкие возможности для манипуляции.
  
   За эти годы образовалась только одна политическая партия с реальной членской базой - КПРФ. При этом она в основном выражает интересы самой инертной и неперспективной для страны части населения. Остальные партии стали в основном электоральными инструментами своих вождей.
   Общественное мнение России проявило очень неприятную черту - практически невозможно добиться электорального успеха тем партиям, вожди которых не поддерживаются исполнительной властью или не состояли в ней сами (исключение здесь - КПРФ в силу ее партийной реальности), а президентом не может быть избран никто, кроме президента, премьер-министра или бывшего премьер-министра.
  

III. Моральный кризис и пути выхода из него

  

1. Моральный кризис российского общества

  

А. Симптомы морального кризиса

  
   Сильнейший моральный кризис в России есть одновременно результат и причина политико-экономического кризиса последнего десятилетия.
   Он проявляется в росте депрессивности населения, в частности, в массовой апатии, в сильнейшей атомизации, выражающейся в сужении, а то и распаде профессиональных сообществ и дружеских связей, в резко и повсеместно снизившемся уровне доверия. О нем свидетельствует возросшая бессовестность и алчность сильных, податливость и трусость слабых, увеличившееся число убийств и других преступлений против личности. О нем говорит совершенно спокойное отношение общества к убийствам как типичному методу разрешения имущественных споров в среде крупного бизнеса. О нем говорит и сугубо пассивное "участие" масс населения в политике и чрезвычайная их податливость на телевизионную пропаганду. О нем же говорят и масштабы разворовывания всего добываемого, производимого и выделяемого из бюджета, оставившие далеко позади рекордные десятые годы двадцатого века. О нем же говорит и стадно-индивидуалистическая приспособленческая "активность" масс трудящихся, потерявших большую часть заработной платы на своем рабочем месте, но не бастующих, а изыскивающих способы заработать на рынках или приусадебных участках.
   И наконец, пышным цветом расцвел принцип "я начальник - ты дурак", порой достигающий уровня своего рода "дедовщины". Ее можно увидеть в правительстве и администрации президента, в банке и крупной нефтяной кампании, в аппарате парламента и любой политической партии, почти на любом заводе и в почти любом НИИ, в совхозе и на ферме, в семье и приятельской компании.
  
  

Б. Причины морального кризиса

  
   Если не входить в глубины истории и антропологические изыскания, то непосредственные истоки нынешнего морального кризиса можно легко увидеть в жизни позднесоветской эпохи.
   В годы правления Брежнева советское общество окончательно стало мафиозно-клановым обществом. В отсутствии реального рынка труда каждый сколько-нибудь активный человек вынужден был сознательно или неосознанно примыкать к тому или иному властному клану - ведомственному или региональному, профессиональному, национальному, родственному, - если не хотел прозябать.
   Горе той стране, сказал английский премьер Дизраэли, в которой единственный путь к успеху и богатству лежит через коридоры власти. Но именно такой страной и стал Советский Союз. Единственный путь к успеху был связан с повышением статуса человека в том или ином клане.
   Этому соответствовало полное отсутствие горизонтальных структур, которые могли бы защитить человека от кланового произвола. Максимум того, что было достигнуто в Советском Союзе в этом отношении, - это различные кружки рукоделия, шахмат и шашек, физкультурно-оздоровительные секции и т.п.
   Отсюда вытекает полное отсутствие у простого человека опыта солидарности, коллективной защиты своих прав и интересов.
   А сегодняшняя жизнь в России устроена так, что у простого человека зачастую просто нет реальных средств изменить свою жизнь в материальном плане к лучшему. Это создает у него общее чувство отсутствия жизненных перспектив и, как следствие, постоянную депрессию.
   Он также постоянно видит всевластие и процветание подлецов, богатеев и бандитов, которые безнаказанно и без всякого страха рассказывают по телевизору, кто, сколько и когда незаконно приватизировал собственности и как потом за этот подарок финансировал избирательную кампанию Ельцина. После этого на голубом глазу они немедленно начинают рассуждать, как хорошо бы было, чтобы все их прежние дела амнистировали, потому что ведь "все понемногу нарушали, с такими законами нельзя ведь было не нарушить хоть что-то", и предлагают все начать с чистого листа, оставив у каждого столько, сколько он успел наворовать.
   Он также видит, что убийства есть самое распространенное средство разрешения конфликтов среди "хозяев жизни", и понимает, что уж его то - в случае чего и подавно никто не защитит.
  
   Что же касается элит, то строго иерархическая номенклатурная их организация в Советском Союзе не могла дать будущим элитам новой России никакого положительного опыта в процедурном разрешении конфликтов и согласовании интересов. Ведь опыт номенклатурного подсиживания конкурентов никак не назовешь положительным. И теперешняя безнаказанность и продолжающееся процветание самых крупных воров также не способствуют стремлению к согласованному разрешению споров, а вызывают лишь законные зависть и злобу.
  

В. Сущность кризиса

  
   Решающими для определения состояния морали в обществе являются практикуемые в нем отношения власти во всех сферах общественной жизни: в семье, на работе, на улице, в магазине, в больнице, в контактах между чиновником и его "клиентом", в профессиональном сообществе, в политике и т.д. и т.п.
   Сущность российского морального кризиса состоит в том, что почти все общество строго разделилось на две неравные части и каждая из них живет в почти полном соответствии со своими первичными естественными реакциями и привычками. Эти две части можно описать как "волков" и "баранов", при этом "волков" раз в десять меньше.
   Итак, примерно десятая часть населения живет в соответствии со своими желаниями, то есть делает в прямом смысле то, чего хочет. Верхние пятьдесят-сто тысяч человек из этих десяти процентов определяют судьбы страны.
   К выше- и нижестоящим в этой среде относятся как к какому-то природному явлению, с которым надо просто считаться. То есть нужно просто подчиняться вышестоящим и командовать нижестоящими, и нет никакой необходимости думать о том, как это тебя затрагивает, не требуется оценивать это положение дел и пытаться на него влиять, тем более, что это, по их мнению, "бесполезно".
   Равные же ведут между собой бешеную борьбу. Когда у них возникает конкуренция из-за денег, им не приходит в голову попробовать договориться и без всякого риска получить половину. Вместо этого с риском для жизни, они борются за то, чтобы получить всё. Деньги, за которые идет такой опасный спор, могут быть совсем малыми - значит, статус для них намного важнее выгоды и безопасности.
   Все они постоянно проводят в своей среде "невидимые референдумы" о том, кто из вышестоящих является "сильнейшим". А когда верхние пятьдесят тысяч "выбирают" верховную власть, то для зоркого взгляда референдум становится почти видимым - так было летом 91 года, осенью девяносто третьего и летом девяносто шестого.
   У них нет никакой корпоративной солидарности и верности предыдущим "сильнейшим", более того, у них практически нет никаких убеждений и они постоянно пытаются примкнуть к победителю. При этом "сильнейший" избирается всякий раз очень быстро и когерентно, по всем этим выборщикам словно бы проходит волна выстраивания на основе получаемых косвенных сигналов. И этот избираемый вовсе не есть какой-то там "истинно сильнейший", а просто выборщики почему-то решают, что он сильнее, и тем самым превращают его в победителя.
   А большая часть из остальных девяти десятых населения подстраивается под чужие желания и приспосабливает к ним свою жизнь. Они даже не пытаются им сопротивляться и не проявляют никакой солидарности и взаимопомощи, присущей, кстати, бедным слоям традиционных обществ. Например, если им подолгу не платят зарплату, они не бастуют, так как это, по их словам, "бесполезно", и не увольняются, а пытаются где-то подработать, соглашаясь на большие затраты труда за малую плату. При малейшем намеке на возможный рост конфликтности эти массы как бы перетекают в другое место - и у них в поведении легко обнаружить стадную когерентность, ведь одинаковые решения они принимают вовсе не в результате обговоренного соглашения. Как раз в среде подобных людей, видимо, некогда и возникла поговорка о том, что "рыба ищет, где глубже".
   Они чрезвычайно податливы к политическим кампаниям, настолько, что в обычных природных явлениях этому нельзя найти аналогий - даже осенние листья ветер не может перемещать столь же эффективно, как этими людьми управляет незамысловатое пропагандистское давление начальства через телеэкран.
   Чего только стоят их массовые прозрения! Если во времена перестройки эти прозрения еще можно было пытаться списывать на что-то объективное, то уж в 93 году они проявили себя во всей красе. Не сговариваясь, после несколько раз повторенных телеведущими фраз, они хором стали повторять, что своими же глазами видели морды этих депутатов, - зато морды Ельцина, Лужкова и Гайдара стали для них настоящими человеческими лицами.
   И вообще в политике они "участвуют" даже еще более идиотским образом, чем вышеописанные верхние десять процентов: вместо "референдумов" у тех небольшая часть этих людей почему-то вовлекается в митинговые клаки "вождей", а остальные "болеют" за тех же вождей по телевизору. Если им указать на то, что существуют и другие способы стремиться к политически желаемому, то они вам ответят, что в них нет смысла, потому что они "бесполезны" (в смысле бесперспективны).
   Эти люди неспособны противостоять малейшему давлению в денежных и политических вопросах. Виды давления могут быть прямо-таки смехотворными - в силу их несоразмерной эффективности. Часто бывает достаточно недовольного нечленораздельного ворчания, поднятия брови, скривления рта и т.п. Они легко смиряются с получением за свою работу и за дополнительные унижения на работе десятой части от той цены, которую сами считают справедливой. Их существование протекает в "стратегии" улавливания отдаленных "угроз" возникновения конфликтов и в попытках от них убежать или спрятаться на манер анекдотического страуса. Они также непрерывно и, можно сказать, активно приспосабливаются к обстоятельствам, прямо-таки стелятся под них. В этом отношении они ведут себя в высокой степени когерентно.
  
   Подавляющее численное преобладание в населении этих двух групп и определяет общую моральную картину российской жизни.
  

Г. Меры по преодолению морального кризиса

  

1) Как нам демократизировать Россию

  
   Институты разрешения и урегулирования конфликтов и согласования интересов, которые являются сердцевиной всего того, что обозначается словом "демократия", создавались не одно столетие. Каким-то образом элиты западноевропейских стран решили, что им самим выгоднее ввести в своей среде механизмы не непосредственно силового, а процедурного разрешения конфликтов. Они также пришли к мнению, что с "плебсом" нужно разговаривать вежливо и правдиво. И оказалось, что эти два решения сильнее повлияли на историю, чем последующие теории о "естественно-правовом равенстве" всех людей, чем выборность институтов власти, чем декларации прав и свобод и т.п.
   Например, в России последнее начало реализовываться, а насчет первых двух положений вопрос в элитах даже еще не поставлен - если только речь не идет о естественно сложившихся формах приличий и иногда принимаемой в расчет минимальной гуманности.
   Всеобщее недоверие и неумение договариваться вообще есть вековая проблема России - это относится не только к элитам, но и к простым гражданам.
   В этой связи необходимо построить институты демократии, имеющие непосредственное отношение к простым гражданам. Эти институты должны дать основным массам населения опыт принятия решений, опыт солидарности, опыт сотрудничества. Люди должны научиться доверять друг другу, действовать согласованно, но на основе самостоятельных размышлений, а не предложенных кем-то готовых рецептов. Они должны пройти, так сказать, курс коллективного переобучения.
   В деле построения этих институтов не обойтись без реформы политической системы, так как имеющаяся политическая система была создана совсем не для того, чтобы развить демократию. Люди, называвшие себя "демократами", сделали всё, чтобы уничтожить ростки демократии и насадить вместо нее какой-то каудильистский режим, похожий и на режимы Франко и Муссолини, и на диктаторские режимы в латинской Америке.
   Для демократизации политической системы прежде всего необходим созыв Конституционного Собрания, избираемого всенародно и получающего абсолютные права на модификацию Конституции. Нынешняя Конституция почти ничего из этого не допускает, но она не имеет достаточной легитимности, так как была навязана в результате военного переворота и принята суперфальшиво, а именно, безальтернативно (хотя имелась реальная альтернатива в виде проекта, который называли Конституцией "Румянцева-Шейниса"), пакетно, без обсуждения ее положений, без возможности агитации против нее, без демократического контроля за подсчетом голосов. И принята она была при помощи референдума - известного инструмента, самого удобного для закрепления власти диктатора: например, все такие референдумы выиграли Гитлер, Луи Бонапарт и Кальвин, все их выиграли и вожди бывших советских республик.
   Всенародно же избранное Конституционное Собрание впервые в истории России, наконец, обеспечит необходимую легитимность конституционного устройства.
   Это Конституционное Собрание должно работать на постоянной основе и переизбираться раз в четыре года.
   Мы будем предлагать Конституционному Собранию следующие мероприятия, направленные на демократизацию политической системы.
   Прежде всего необходимо увеличить властные права парламента и соответственно уменьшить права президента. В частности, парламент должен играть значимую роль в формировании правительства. Возможна также замена всенародных выборов президента на выборы его парламентом.
  
   Нижняя палата парламента должна избираться либо полностью по партийным спискам, либо, как и сейчас, наполовину. Но в последнем случае выборы по одномандатным округам должны проходить не так, как сейчас, а до получения победителем абсолютного большинства голосов от принявших участие в голосовании, то есть как правило будет требоваться второй тур между двумя лидерами первого тура. Причем если во втором туре никто не наберет абсолютного большинства голосов от принявших участие в голосовании, то должны проводиться повторные выборы. Кроме того, все кандидаты должны выдвигаться только от партий.
   Вариант выборов полностью по партийным спискам предпочтительнее, так как одномандатные выборы приводят в депутаты в основном либо богатеев, либо их непосредственных ставленников. Достаточно взглянуть на так называемые "профессиональные" парламенты в США и Англии, в которых полным-полно всяких юристов, представляющих интересы крупных компаний. В то же время в парламентах континентальной Европы, избирающихся по партийным спискам, широко представлены люди обычных профессий, таких как учителя, врачи, инженеры и т.д. Цель представительной демократии состоит не в том, чтобы представлять все слои общества, а в том, чтобы максимально были представлены небогатые.
   Если для нижней палаты парламента будет избрана система выборов полностью по партийным спискам, то в первые два-три цикла выборы следует проводить по пропорциональной системе без барьера, чтобы могли быть избраны все известные политики и чтобы избиратель увидел, кто из них заслуживает доверия. А затем нужно будет ввести семипроцентный барьер, чтобы уменьшить число партий и сделать партии более крупными.
   В любом случае кандидатов на всех уровнях, а не только на федеральном, должны иметь возможность выдвигать только партии.
   Кроме того, следует отменить сбор подписей и внесение залога, чтобы небогатые партии имели возможность на равных принимать участие в выборах.
   Следует также выделять бесплатное строго одинаковое время для предвыборной агитации на телевидении и радио и бесплатные строго одинаковые объемы в газетах для всех партий, при этом необходимо полностью запретить всякую коммерческую, то есть платную агитацию. То же самое касается всех других видов агитации, наподобие плакатов, рекламных щитов, рассклеенных листовок и т.п. Следует абсолютно последовательно проводить принцип равенства всех зарегистрированных партий и кандидатов, так чтобы преимущество в богатстве было максимально снивелировано.
   Принцип регионального представительства будет реализован в верхней палате парламента. В нее нужно будет избирать по два представителя от каждого региона прямым голосованием всего населения региона. Здесь должны действовать те же правила: выдвижение только от партий, равные объемы и только бесплатной агитации, отсутствие сбора подписей и залога.
   Принцип же территориального представительства естественнее всего реализовывать не на федеральном, а на региональном уровне, то есть на выборах в законодательные собрания областей.
  
   Следующим важным аспектом строительства демократии является повышение роли профсоюзов и государственная поддержка создания новых профсоюзов. Необходимо, чтобы профсоюзы реально отстаивали интересы трудящихся, а не решали свои внутренние проблемы.
   Другим важнейшим направлением демократизации России является направленная на ограничение самовластия глав администраций на местах реформа региональной власти. Тираны-губернаторы выращены все той же ельцинской Конституцией, и в них ее пагубность выразилась, может быть, яснее всего. Вероятно, следует вообще отменить должности губернаторов и президентов республик и заменить их правительствами, назначаемыми региональными парламентами. А сами региональные парламенты также следует избирать по партийным спискам.
   Реформа власти, проводящаяся нынешним руководством России, идет в правильном направлении, но ее следует уже на первом этапе скорректировать, а именно, необходимо сделать не совпадающие по территориям округа для судов, милиции, прокуратуры и т.д.
   Необходимо также провести широкую чистку органов исполнительной власти, судов, правоохранительных органов от коррупционеров и ставленников организованной преступности. Необходимо восстановить доверие граждан к государству, к институтам исполнительной власти, к судам, милиции, прокуратуре.
   Необходимо восстановить доверие граждан к экономическому курсу, проводимому правительством, для этого его следует повернуть в пользу бедных и средних слоев, а не в пользу богатых и сверхбогатых, как это есть в настоящее время. Например, широко рекламируемая богатыми налоговая амнистия вполне допустима, но только для тех, у кого объем утаенных доходов не превышает десяти-двадцати тысяч долларов в год.
   Необходимо восстановить доверие к национальной валюте. Для этого потребуется, в частности, ввести государственные гарантии на выплату заработной платы, включая соответствующие штрафные санкции за ее невыплату, в том числе и для частных предпринимателей. Потребуется также ввести государственные гарантии на частные вклады в банки, не превышающие определенной величины (вероятно, суммарной для одного человека и всех российских банков).
   Необходимо провести широкую реформу средств массовой информации, осуществить реальную свободу слова, сделать СМИ реально независимыми и от исполнительной власти, и от толстосумов.
   Мы выступаем за реформу системы муниципального самоуправления. Необходимо отменить порочный принцип выборов глав местного самоуправления прямым голосованием населения.
   Этот принцип, следующий если не букве, то духу ельцинской Конституции, придает архитектурную завершенность режиму "выборной монархии сверху донизу", приводя к узурпации главами муниципальных администраций прав местного самоуправления.
   Мы выступаем за широкое развитие базисной демократии или, говоря по другому, демократии участия.
   Мы за повсеместное создание органов территориально-общественного самоуправления, за развитие форм домового самоуправления, таких, как жилищные и жилищно-строительные кооперативы, жилищные товарищества и кондоминиумы.
   Мы за поощрение создания в муниципальном жилье домкомов.
   Мы за развитие форм участия граждан в строительстве своих домов, то есть за создание аналогов МЖК советского времени.
   Мы за участие трудящихся в управлении производством, за производственную демократию.
   Мы за развитие потребительской кооперации - школы солидарности простых граждан.
   Мы за поощрение создания организаций самозащиты потребителей и мелких вкладчиков.
   Мы за создание организаций самозащиты, правозащиты и социальной правозащиты граждан от произвола властей, крупного бизнеса и криминалитета.
   Мы за создание самоуправляемых профессиональных организаций и ассоциаций во всех сферах, таких как Союз ученых, Союз программистов и т. д. Мы также выступаем за поощрение университетской автономии и самоуправления научных коллективов.
   Особо следует подчеркнуть роль в развитии демократии организаций третьего сектора: неприбыльных организаций, гражданских инициатив, волонтерских организаций, просветительских организаций (особенно тех, которые повышают управленческую и политическую культуру населения), педагогических организаций, психологических фирм (при этом услуги психотерапевта должны включаться в медицинскую страховку или в любой другой набор эффективно почти бесплатного комплекса медицинских услуг), организаций социальных работников. Мы за создание для этих организаций своего рода инкубаторов по аналогии с бизнес-инкубаторами. Им необходимо дать право принимать участие в парламентских слушаниях по их профилю, а для особо заслуженных организаций - право на законодательную инициативу по их профилю.
   Мы за воссоздание разрушенных "демократами" клубов и дворцов культуры, за развитие кружков по интересам, физкультурно-спортивных секций.
   Мы поддерживаем гражданские инициативы по контролю за деятельностью органов власти, чиновников и крупного бизнеса.
   Мы поддерживаем создание организаций гражданского правопорядка по типу народных дружин.
  

2) Меры партии по преодолению российского морального кризиса (на период, пока партия не стала правящей)

  
   На базе своих региональных организаций партия будет создавать правозащитные и социально-правозащитные центры, в функции которых будут входить защита прав граждан от произвола администрации всех уровней, правоохранительных органов, бизнеса и криминалитета.
   Первым шагом в этом проекте является создание такого центра на базе центрального аппарата партии. В первую очередь в этом центре следует организовать социально-правовую консультацию с телефоном доверия. Нужно постараться изыскать возможность сделать звонки для обращающихся за консультацией из регионов бесплатными.
   Вторым шагом на этом пути должно стать создание домкомов по месту жительства, которое члены партии должны инициировать и принять в этой работе самое активное участие.
   Территориальные организации партии должны бороться за предоставление домкомам нежилых помещений домов в бесплатное пользование.
   Они также должны способствовать созданию на базе этих помещений магазинов потребительской кооперации, в которых будут продаваться товары повседневного спроса по доступным ценам и со скидками для членов кооператива.
Партия также будет способствовать созданию при активном участии ее членов потребительских кооперативов по месту их работы.
   Сельские территориальные организации партии будут помогать созданию сбытовой кооперации для защиты производителей от произвола скупщиков.
   Для защиты трудовых прав своих членов по месту их работы партия будет сотрудничать с дружественными профсоюзами или создавать новые профсоюзы.
   Партия будет поддерживать забастовочное движение трудящихся, в особенности забастовки, направленные против приватизационных махинаций.
   По мере развертывания этой работы следует провести кампанию против использования банкротств в качестве инструмента воровства. Следует добиться того, чтобы в случае фиктивных банкротств собственность предприятия передавалась трудовым коллективам.
   Партия будет участвовать в создании обществ защиты потребителей и мелких вкладчиков.
   Партия также будет создавать свои или заключать соглашения с дружественными союзами предпринимателей для реализации, в особенности, следующих целей:
      -- привлечения социально-ответственного бизнеса для реализации программ потребкооперации;
      -- способствования созданию на базе этих союзов правозащитных организаций и организаций самозащиты предпринимателей, которые будут информировать общественность, при необходимости подавать в суд иски, осуществлять реальную защиту от рэкета, крыш, произвола чиновников, милиции, бандитов, крупных бизнесменов.
  
   Партия будет поощрять участие своих членов в воссоздании органов народного контроля как правозащитной организации, которая будет проводить независимые расследования, подавать иски и информировать общественность, борясь с правонарушениями и преступлениями администраций, чиновников, правоохранительных органов, предпринимателей и криминальных элементов.
   Партия будет поощрять участие своих членов в народных дружинах по месту жительства и военно-патриотических организациях.
   Партия будет создавать союзы журналистов или заключать соглашения с существующими журналистскими организациями для защиты прав журналистов от произвола федеральных и местных властей, правоохранительных органов, крупного бизнеса и криминалитета.
   Партия будет поддерживать все гуманитарные инициативы на местах, такие как создание профессиональных организаций, неприбыльных организаций, волонтерстких организаций, просветительских организаций, педагогических организаций, психологических фирм, организаций социальных работников, клубов по интересам и т. д.
   Партия будет регулярно проводить митинги, пикеты и демонстрации в защиту нарушенных политических, социальных и экономических прав граждан внутри страны и за рубежом, равно как и в защиту нарушенных прав соотечественников и постоянно проживающих российских граждан за границей и способствовать максимальному освещению этих мероприятий в федеральных, международных и региональных СМИ. Они будут проводиться у иностранных посольств и консульств, у зданий федеральных органов власти, у зданий региональных администраций и их московских представительств, у зданий федеральных министерств и ведомств (особенно правоохранительных) в Москве и в случае необходимости на местах.
   Партия будет принимать участие в избирательных кампаниях на базе своих территориальных и региональных организаций и формировать из их членов свой депутатский корпус в региональных и местных органах власти.
   На базе своего центрального аппарата партия будет создавать экспертные советы, которые будут разрабатывать социальные и экономические проекты, законодательные инициативы, проекты международного сотрудничества и т.д.

2. Национальный вопрос

  
   Мы выступаем за то, чтобы достичь таких же юридических правил и стандартов относительно этнического происхождения, какие приняты в Западной Европе и Северной Америке, то есть за построение "национального государства" или - что синонимично - просто "государства" вместо имеющихся у нас пережитков "многонационального государства".
   Это, в частности, означает замену в отдаленной перспективе национально-территориально деления на чисто территориальное. Задача эта довольно трудная в силу ее специфической деликатности.
   Этнический вопрос в Российской Федерации остро стоит только в Чечне. Большая часть пятнадцатипроцентного нерусского населения в значительной мере ассимилировалась, то есть культурно и социально стала почти однородной с этнически русским населением, даже на Северном Кавказе.
   Основной проблемой являются элементы неравноправия нетитульных национальностей в некоторых национальных республиках. Это проявляется в предпочтениях к представителям титульной национальности при комплектовании властных структур, правоохранительных органов, профессорско-преподавательского состава, при приеме студентов в высшие учебные заведения. В этой связи федеральное правительство должно выработать систему квот минимального (но не пропорционального) представительства во всех субъектах Российской Федерации со смешанным населением и строго следить за тем, чтобы ее не нарушали. Здесь мы отчасти подражаем американской практике, в которой выделяются квоты минимального представительства для афро-американцев и испано-американцев, причем они распространяются даже на частные фирмы. Этой последней меры (то есть в отношении частных компаний) мы пока не поддерживаем из-за ее, возможно, излишней радикальности.
   Каждый человек имеет прирожденное неотъемлемое право пользоваться родным языком. Государство обязано удалять все препятствия на реализацию этого права. В частности, на тех территориях, где этническое меньшинство составляет не менее десяти процентов, должны создаваться школы, пресса, издательства, радиопрограммы и телепередачи на соответствующем языке. А на тех территориях, где этническое меньшинство составляет не менее 25 процентов, его язык должен признаваться законным вторым языком делового общения и деловой документации. Государство при этом должно обеспечивать доступ к материалам на этом втором языке для тех, кто им не владеет, посредством организации бесплатных курсов этого языка и предоставления достаточного количества переводчиков.
   Ключевым вопросом мы считаем вопрос о символах и наименованиях. Мы выступаем за поощрение замены в средствах массовой информации слова "россияне" на слово "русские". Для всех желающих должна поощряться система двойной идентификации: человек может, например, называть себя татарином и одновременно или попеременно русским, либо только татарином, либо только русским, но именование себя россиянином должно вызывать негативную реакцию как не соответствующее культурным нормам. Естественно, что это правило действует для всех национальностей. Такая практика будет способствовать исключению одного из типов дискриминации - любой человек, не являющийся этнически русским, с гораздо меньшими внутренними, а также культурными внешними барьерами сможет называть себя русским, а не россиянином. Термин "россиянин" несет на себе печать какой-то неполноценности.
   Этот момент особенно важен для этнических украинцев, белорусов, евреев, армян, азербайджанцев, грузин, немцев, поляков, являющихся гражданами России.

3. Чеченский вопрос

  
   Основной проблемой здесь мы считаем преодоление последствий геноцида нечеченского населения, а также захвата заложников, работорговли и рабства, практиковавшихся в периоды отсутствия федерального контроля над Чечней.
   Так как состояние чеченской экономики еще долгое время не позволит говорить о компенсациях выжившим пострадавшим или родственникам погибших за счет нынешнего населения Чечни, то эту компенсацию должно обеспечить федеральное правительство.
   Другой мерой в решении этой проблемы должно стать включение в обязательные школьные курсы по всей территории России подробных сведений об этих преступлениях. Эти сведения должны быть собраны как на основе работ правозащитников, так и по заданию государства специальными комиссиями, которым должны оказывать содействие все органы МВД и другие государственные органы Российской Федерации.
   Кроме того, на основе государственного заказа должны быть созданы исторические, пропагандистские и учебные фильмы, написаны книги и справочники по типу "белых книг". Необходимо, в частности, создать соответствующие телефильмы и обеспечить их показ по общероссийским каналам с эффективной предварительной рекламой.
   Особой задачей государства является продвижение этих фильмов на Западе.
   Что касается текущей политики нынешнего российского руководства в отношении Чечни, то мы в целом ее поддерживаем и надеемся, что в ней сохранится достаточная последовательность и взвешенность, тем более что ошибки здесь будет трудно исправлять, так как потом придется платить большую цену жизнями людей. Прежде всего мы надеемся, что российское руководство не прекратит военных усилий вплоть до полной капитуляции террористической армии Масхадова-Басаева-Хаттаба.
   Мы считаем не основательными претензии российских и зарубежных критиков действий нынешних федеральных властей в Чечне. Мы считаем, что федеральные войска в целом не применяют неоправданной меры насилия. Напротив, как правило, они несколько более гуманны, чем следовало бы, исходя из существа дела, из-за чего несут дополнительные потери. Эти дополнительные потери федеральных войск, таким образом, во многом на совести этих критиков.
   Мы также считаем, что имеющиеся преступления военнослужащих федеральных войск расследуются в основном адекватно, насколько можно судить по имеющимся на данный момент сведениям.
   Мы осуждаем прежнее российское руководство, которое не пресекло зарождавшейся криминально-террористической язвы в Чечне в 1991-1993 годах. А в тот период это можно было сделать наиболее бескровным образом.
   Мы осуждаем также недостаточно последовательные действия правительства Ельцина в 1994-1996 году, а Хасавюртовское соглашение считаем преступлением.
   Попустительство чеченским террористам из Москвы, по всей видимости, имело криминально-коммерческую природу.
  

4. Молодежная политика

  
   Мы намерены осуществить следующую реформу армии и армейской службы.
   Костяк армии, состоящий из таких войск, как десантники, ракетчики, спецвойска и другие, следует сделать профессиональным. Но ограничивать армию только им не следует, так как тогда в связи с вынужденной по нынешнему финансовому положению России малочисленностью такая армия, во-первых, не могла бы справиться с задачей обеспечения безопасности страны, и, во-вторых, у нее легко мог бы возникнуть соблазн превратиться в "преторианскую гвардию" режима.
   Остальную часть армии следует по-прежнему формировать посредством призыва, но с тем важным отличием, что следует предоставлять человеку право выбора: служить ли обычным порядком, как в настоящее время, или начинать службу во время учебы в школе, начиная с полутора лет до ее окончания, то есть совмещать службу с обычной учебой. А после окончания школы такой солдат должен будет прослужить оставшиеся полгода во внутренних войсках в своем городе или населенном пункте - с домашними ночевками, если не производится выезд на полевые учения. Право такой службы по формуле 1,5+0,5 надо будет предоставить и девушкам. Так как теперь школу заканчивают на год позже, чем прежде, то такие солдаты не будут слишком молодыми.
   Выгода первого, то есть старого, способа службы будет состоять в том, что окончившие школу могут сразу поступать в ВУЗ и получать отсрочку от службы (с сответствующими известными вариантами), а служащие по второму способу смогут поступать в ВУЗ только через год после окончания школы.
   Для общества выгода будет состоять в том, что более робкие люди будут в основном служить по "школьному варианту", а более смелые - по традиционному. Это повысит боеспособность частей с традиционным набором и уменьшит в них проявления дедовщины. При службе же по школьному варианту для дедовщины места почти не останется.
   Таким способом можно будет также помочь в решении проблемы трудоустройства увольняемых в запас офицеров: они смогут работать учителями, причем не только по военной подготовке, но и по основам программирования, по электронике, физике и математике - если то позволит их прежняя военная специальность и их личная подготовка.
  
   Вторая идея молодежной политики партии состоит в принятии закона о государственном распределении выпускников ВУЗов, которое будет производиться по желанию выпускника, а для "принимающей стороны" будет обязательным, причем квоты будут в обязательном порядке налагаться не только на государственные, муниципальные и т.п. предприятия, но и на частные, коммерческие структуры.
  
   Третья идея заключается в принятии специального закона о молодой семье, в котором наряду с прочими льготами будет прописано право на получение ипотечного кредита на жилье.
  
   Четвертая идея - проект "молодежной экономики", который подразумевает создание посредством льгот и преференций как бы некоего заповедника высоких технологий, в котором будут трудиться молодые люди. Здесь возможны такие проекты, как народный костюм, народная мода, народный автомобиль - все это со специальным упором на дешевые и экологически чистые материалы. Возможен также проект переработки сырой нефти в более дорогие, высокотехнологичные материалы.
  

IV. Стратегия прорыва

  
   Для возможности экономического развития, для создания эффективной системы внедрения инноваций, для перехода к новому технологическому укладу необходимо иметь в России вменяемое государство, подконтрольное народу, а не шайке расхитителей и коррупционеров. Необходимо, чтобы это государство предъявило программу, чтобы по ходу реализации этой программы оно постоянно разговаривало с народом и объясняло, что происходит. Оно должно добиваться общественной поддержки реформ, чтобы широкие общественные слои почувствовали, что происходящее отвечает их интересам. Необходимо далее, чтобы на следующем этапе широкие массы ощутили, пусть небольшое, но реальное улучшение качества жизни. Необходимо далее, чтобы успешные воспринимались населением как достойные своего успеха с точки зрения принятых в российской культуре стандартов достойного. Необходимо поддержание в обществе атмосферы доверия, которое заключается в том, что обещания выполняются, договоры выполняются, а ошибкт признаются. Необходимо поддержание здорового общественного климата, которое заключается в том, что достойные поощряются, а недостойные наказываются. Необходимо поддержание атмосферы общественного согласия, поощрения процедурности и солидарности.
  

1. Новый социальный контракт

  
   При советской власти существовал неявный социальный контракт: если человек не критиковал власти, режим и вообще государственный строй, если он не конфликтовал со своим непосредственным начальством и если он выполнял свои производственные обязанности хотя бы на 20-25 процентов, то он имел возможность получить минимум социальных благ.
   Ельцин ввел новый и такой же неявный социальный контракт: мы вас не трогаем и о вас не беспокоимся, а сами воруем, сколько хотим; вы же не пытаетесь нас спихнуть, а в остальном можете делать, что хотите - хотите воруйте, хотите занимайтесь предпринимательством, хотите прозябайте на своем рабочем месте, а можете и вообще не работать.
   Мы же предлагаем новый, явно и открыто прописываемый социальный контракт, за который, получив власть, готовы нести ответственность.
   Его основные положения следующие.
   Пресечение крупного и сверхкрупного воровства и перераспределение сырьевой ренты в пользу государства позволяет немедленно восстановить государственную систему социальных гарантий на уровне примерно 75% от позднесоветского периода с последующим постепенным ростом этого уровня гарантий.
   Таким образом, уже на первом этапе государство должно взять на себя обязательство обеспечить:
  -- минимальный уровень пенсий не ниже реального прожиточного минимума;
  -- законодательную замену минимального месячного размера оплаты труда на минимальную почасовую оплату труда, обеспечивающую не менее полутора прожиточных минимумов в месяц при 40-часовой рабочей неделе, с реальным контролем за злоупотреблениями в этой области и с соответствующими штрафными санкциями;
  -- поддержание цен на жилье, коммунальные услуги, электричество, газ, городской, районный, железнодорожный и другой транспорт и т.п. на приемлемом уровне (то есть включать эти расходы в расчет прожиточного минимума);
  -- частичное восстановление системы социальных путевок в санатории и дома отдыха;
  -- обеспечение возможности трудоустройства каждого человека:
      -- для тех, у кого нет возможности устроиться по специальности, создается системы переобучения, например, нетрудоустроенные инженеры и рабочие переобучаются на другие соответственно инженерные и рабочие специальности;
      -- для трудоустройства людей с общественно ценными специальностями, такими как математики, психологи, художники, музыканты и т.д., создаются новые бюджетные учреждения или расширяются уже существующие;
      -- для тех, кто не хочет работать на государственных предприятиях, максимально облегчается возможность завести собственный бизнес;
  -- создание дополнительных рабочих мест для ведения муниципальных и коммунальных работ;
  -- создание системы пособий по бедности для тех, кто не может трудоустроиться, с примерным размером пособий в 75% от реального прожиточного минимума;
  -- переобучение работников отрасли в случае ее закрытия;
  -- бесплатное среднее и - для прошедших по конкурсу - эффективно бесплатное государственное высшее образование;
  -- эффективно бесплатное медицинское обслуживание.
   Государство должно взять на себя обязательство непрерывно, по мере роста общественного богатства, менять методику расчета прожиточного минимума в сторону его увеличения и не уменьшать прожиточный минимум в периоды спада производства.
  

2. Принципы социал-демократического подхода к реформированию российской экономики

  
   Когда европейские социал-демократы перешли от идей национализации к применению кейнсианской модели, они в определенном смысле примирились с капитализмом. Но они это сделали не потому, что признали его непревосходимым достижением общественного развития, а потому, что, исходя из эволюционно-реформистского подхода, признали его при прочих равных условиях наименьшим злом, посчитали его подходящей основой для политики, позволяющей постепенно осуществить базовые ценности социал-демократии.
   Они определили отношение к разным сторонам капитализма.
   Они выделили в нем безусловно положительное, то есть порядок, основанный на демократической системе и соблюдении прав человека.
   Они также выделили в нем условно положительное, то есть экономический порядок, основанный на конкуренции. Они поняли, что для эффективного ведения хозяйства без рынка нельзя обойтись. Но сознавая недостатки чистого рынка, они сочли необходимым дополнить его элементами государственного регулирования и планирования.
   Они также выделили в капитализме нечто безусловно неприемлемое, а именно, экономическую власть крупного капитала. И в соответствии с этим они приняли решение всемерно с нею бороться.
   Таким образом, они воспользовались двумя основными принципами:
  -- выделением конкретных исторических условий и ограничений, с которыми необходимо считаться как с реальностью;
  -- и дифференциальным подходом к различным элементам реальности на основе применения базовых ценностей.
   По такому же принципу должно строиться наше отношение к "советскому наследству" - системе социальных и экономических институтов, доставшихся нам от советского времени.
   Мы не являемся сторонниками тотальной национализации и планирования, но именно поэтому мы и не можем быть сторонниками обвальной приватизации и дерегулирования.
   Мы никогда не были в восторге от "коллективизации, индустриализации и культурной революции", но именно поэтому мы не собираемся поддерживать деколлективизацию, деиндустриализацию и культурную контрреволюцию.
   В отношении к советскому наследству мы применяем реалистический подход, чуждый идеологическому догматизму любой окраски.
   Прежде всего, необходимо выделить не зависящие от советского периода, а в значительной степени и вообще от истории, геоэкономические предпосылки, во многом определяющие относительную долю государственного регулирования, которое необходимо применять в России. Сюда относятся самый холодный на Земле климат, удаленность большинства промышленных центров от моря, огромная протяженность суши, отсутствие достаточного количества водных транспортных магистралей и связанная с этим растянутость транспортной инфраструктуры. Наконец, сюда относится неравномерность и относительная редкость заселения значительной части территорий. Все эти факторы обусловливают ровно одно и то же, а именно, самые высокие в мире издержки в любой экономической деятельности. Это делает крайне маловероятными сколь-либо значительные частные инвестиции в большинство отраслей российской экономики по причине их нерентабельности. Поэтому единственным крупным стратегическим инвестором, способным поднять крупные проекты, у нас почти всегда остается только государство.
   Другим существенным ограничением является неорганичная несбалансированная структура промышленности, унаследованная нами от советского периода, но во многих своих структурообразующих чертах восходящая к временам еще петровской модернизации. Эта структура характеризуется большими объемами военного производства, использованием сырьевых ресурсов (а раньше и сельского хозяйства) для его финансирования путем жесткого перераспределения получаемых средств. Можно к ней как угодно относится, но она реально существует, и другого народного хозяйства у нас нет. Попытки ее одномоментной либерализации приводят только к экономическим катастрофам. И если мы не хотим вернуться к натуральному хозяйству, то совершенно неизбежно мы будем вынуждены реформировать эту экономику посредством государственных программ реконструкции, постепенно выправляющих перекосы ее технологической структуры.
   Сверх того, необходимо отметить, что ключевую роль в этой структуре играет ТЭК. Поэтому для ее хоть сколько-нибудь удовлетворительного функционирования требуется самое жесткое государственное регулирование ТЭКа. Ведь если злоупотребления отдельного предприятия или даже группы предприятий в других отраслях не могут принципиально изменить общеэкономическую ситуацию, то в добывающей промышленности при высочайшем уровне монополизации своекорыстное поведение крупных монополистов может привести не только к перераспределению дохода в ущерб государству, но и к упадку значительной части экономики.
   Наконец, третья группа ограничений, унаследованная нами от прошлого, связана с традиционными для нашего общества низким уровнем доверия и высоким уровнем неуважения к следованию писаному праву и к соблюдению договоров. Это может показаться всего лишь социально-психологическим фактором, но его наличие требует более высокого уровня государственного регулирования, а преодолеть его возможно лишь в сроки, сопоставимые с жизнями поколений.
   Положительными элементами советского наследства являются остатки системы социального обеспечения, системы образования и системы поддержки науки, а также сохранившийся в обществе высокий уровень образования и остаточный научный потенциал. Их необходимо беречь, укреплять и, по возможности, воссоздавать. С другой стороны, в любой реформаторской деятельности необходимо опирать именно на них, потому что по-настоящему опереться можно только на что-то позитивное.
   Безусловно же отрицательным в советском наследии являются деспотические структуры общества, представленные победившей группировкой номенклатуры, сделавшей ставку на конверсию власти в собственность и обладающей и экономической, и политической властью. К ней прежде всего относятся Б.Н. Ельцин и его сообщники, а также всем известный круг финансовых олигархов, нефтяных баронов и газовых генералов. Непримиримая борьба с ними является непреложной задачей социал-демократии в политической и экономической области.
  

3. Основные цели государства в экономике

  
   Выполнение социального контракта - это основная, но не единственная экономическая цель государства, тем более, что от реализации этих других целей в конечном счете весьма существенно зависит сама возможность выполнения социального контракта.
   Каковы же эти основные цели? Кратко говоря, это:
      -- создание необходимой инфраструктуры экономики,
      -- проведение соответствующей структурной политики,
      -- осуществление инвестиций в будущее.
   Форма реализации этих целей диктуется временем, в которое мы живем, временем перехода человечества к постиндустриальному развитию. Задача перехода к постиндустриальному развитию встала перед советской экономикой еще в шестидесятые годы. Нельзя сказать, чтобы она не осознавалась советским руководством. Но методы, которые могли бы привести к ее решению, слишком уж сильно противоречили советской идеологии и советскому политическому устройству. Органичными для ведущей идеологии они стали только в конце восьмидесятых годов. Это состояние продлилось недолго, и вскоре ведущей стала идеология перехода не к постиндустриальному обществу, а к рынку, который должен был "расставить всё (!) по (каким-то там) своим местам".
   Упущенные десятилетия, во время которых ведущие страны уходили все дальше вперед, наверстывать трудно, но тем не менее другого пути у России нет.
   Таким образом, на современном этапе первой основной экономической задачей российского государства является переход к постиндустриальной экономике.
   Основной характеристикой такой экономики является новая, существенно возросшая роль квалификации, образования и знаний, что в совокупности может быть названо "человеческим капиталом". Причем знания тут имеются в виду не только научные и инженерные, но и, так сказать, "производственно-сетевые", "управленчески-сетевые" и "маркетинго-сетевые". Требуется понимать "как?", "кто?", "кому?", "откуда?", "куда?", "из каких материалов?", "за сколько?", "в какой последовательности?" и т.д. и т.п.
   Капитализм может использовать человеческий капитал, но не может сам его выращивать, так как для его выращивания требуется времени больше, чем допускается капитализмом. Кроме того, человеческий капитал не может стать собственностью (если не говорить о личном человеческом капитале самого капиталиста), а в то, что не может им принадлежать, капиталисты инвестиций не делают.
   Это приводит одновременно к повышению роли государства как планирующей инстанции, учитывающей интересы всего общества, к уменьшению размеров предприятий и к уменьшению времени их существования. Предприятия могут складываться на время осуществления какого-либо проекта, а по окончании его распадаться. На таких предприятиях постепенно стираются грани между предпринимателями и наемными работниками, предприятия превращаются в "команды". Успешные проекты в соответствии с принципом естественного отбора имеют малую капиталоемкость и приносят высокие прибыли. Если пользоваться метафорой стоимости, то основную долю в стоимости выпускаемого ими продукта составляют транзакционные издержки и нематериальные компоненты, такие как знания и информация.
   Человеческий капитал в современной России потенциально довольно значителен, но пока в основном не доведен до такой формы, которую можно немедленно использовать в постиндустриальных проектах. Основная причина здесь в отсутствии опыта участия в таких проектах из-за малого до сего времени количества самих таких проектов. Но это поправимо, как показывает опыт территорий с высоким общим уровнем образования в тех странах, которые развивали постиндустриальные проекты.
  
   Второй основной экономической задачей российского государства является исправление неорганичной структуры промышленности. В течение последних трехсот лет средства для развития каждого нового технологического уклада создавались не за счет естественного накопления капитала в фазе роста предыдущего и создания потребительского рынка, а изымались у предыдущих укладов, не давая им полностью пройти цикл своего развития. Поэтому предыдущие технологические уклады оставались воспроизводящимися и автономно развивающимися, в результате чего данная система не имела собственного механизма и средств развития. Изымаемых средств не могло также хватить на развитие всех укладов во всех отраслях экономики с целью форсирования перехода от предыдущего уклада к последующему.
   Главные составляющие этой унаследованной неорганичности следующие.
   Во-первых, российская экономика до сих пор не завершила этапа индустриализации. Это связано с историческим перекосом в пользу военного производства, возникшим еще во времена Петра Первого и увеличившимся при Сталине. Сталин не хотел развивать производство товаров "группы Б", то есть внутренний рынок потребительских товаров, так как зажиточное население создавало бы препятствия в проведении сталинской политики низкооплачиваемых трудовых армий и массовых репрессий.
   Таким образом, перед российской экономикой стоит задача развития внутреннего рынка потребительских товаров.
  
   Во-вторых, российская экономика имеет неудачную транспортно-энергетическую структуру. Группа отраслей, в которую входят коммунальное хозяйство, строительство, энергетика и транспорт, потребляет непропорционально много государственных средств. Это связано как с неблагоприятными геоэкономическими условиями России, так и с устареванием используемых в этих отраслях технологий и с чрезвычайно высоким уровнем физического и морального износа оборудования.
   Таким образом, необходимо улучшить энергетический баланс российской экономики посредством модернизации энергетической и транспортной системы.
  
   Третья основная задача российского государства состоит в преодолении "ельцинского наследия", то есть в пресечении продолжающегося сверхкрупного воровства и в возврате государству подаренного Ельциным небольшой группе людей топливно-энергетического комплекса.
  

4. Как разворовывается Россия

  
   Важнейшей проблемой российской экономики, да и общества в целом, является тот факт, что большая часть этой экономики находится в серой и черной зонах. Каковы же основные схемы ухода экономики в тень? Каковы основные механизмы разворовывания России?
   Первичными и самыми базовыми из них являются, конечно, схемы трансфертных платежей. К ним по типу примыкают и другие аналогичные схемы. Перечислим основные "черные дыры" российской экономики.
   1. Вертикально интегрированные нефтяные компании закупают у своих аффилиированных нефтедобывающих компаний сырую нефть по трансфертным ценам, в 5-10 раз меньшим, чем рыночные.
   2. Вертикально интегрированные нефтяные компании и Газпром продают при экспортных сделках сырую нефть и газ свои аффилиированным оффшорным компаниям по ценам значительно ниже мировых. Те же, в свою очередь, перепродают это сырье зарубежным покупателям по равновесным ценам.
   3. Компании-импортеры поручают своим аффилиированным оффшорам закупать за рубежом продукцию по равновесным ценам, а сами, в свою очередь, перекупают ее у них по значительно более высоким ценам.
   4. Схема внешнего толлинга, которая применяется в основном в алюминиевой промышленности. Импортер закупает сырье и передает его перерабатывающему заводу на переработку, оплачивая только факт последней.
   5. Схема внутреннего толлинга. Переработка давальческого сырья. Широко используется в сельхозпереработке, в текстильной промышленности и в нефтепереработке.
   6. Нецелевое использование федеральных трансфертов и средств регионального бюджета региональными администрациями.
   7. Оплата муниципальными властями муниципальных работ и услуг по завышенным ценам - за "откат". Разница делится между "высокими договаривающимися сторонами". Если учесть количество муниципалитетов в России, суммарные объемы воровства в этой сфере могут оказаться сопоставимыми с воровством нефтяных компаний.
   8. Нецелевое расходование средств правлениями крупных компаний. (Примеры - Центробанк, Газпром, МПС и т.п.)
   9. Использование векселей и схем взаимозачетов при неденежных формах расчетов.
   10. Нецелевое использование средств организациями, в функции которых входит осуществление социальных выплат.
   11. Использование в обход закона на основе постановлений правительства различных льгот и преференций.
   12. Таможенные взятки.
   13. Взятки пограничников и контрабанда.
  

5. Как прекратить разворовывание России

  
   Самый простой и наиболее либеральный способ прекратить преступные трансферты заключается в использовании механизма объявленных цен. Он подразумевает создание государственного бюллетеня, в котором будет публиковаться список цен, действующий в течение определенного периода. Этот период может быть сколь угодно малым, но не менее, чем одни сутки.
   Таким образом, нефтяные компании будут обязаны продавать сырую нефть всем желающим по этим ценам вплоть до следующего объявления цен. Точно так же компании-импортеры будут обязаны покупать по объявленным ценам продукцию у каждого, кто предлагает такую продукцию на продажу.
   Необходимо законодательно запретить внешний и внутренний толлинг.
   Для предотвращения нецелевого расходования средств региональных бюджетов необходимо создать в каждом регионе депозитный банк. Все организации-налогоплательщики должны будут получить в этом банке карточку электронных расчетов и все свои расчеты с региональным бюджетом должны будут проводить через эту карточку. Это должно быть дополнено казначейской системой исполнения федерального бюджета.
   Для предотвращения муниципального воровства следует запретить любые муниципальные внебюджетные фонды. Расходная часть бюджета формируется строго на основе его доходной части. Все необходимые для данной территории работы и услуги, оплачиваемые из бюджета, проводятся на основе договоров о предоставлении прав осуществлять эти работы или услуги, в которых определяются все условия. Например: транспортная компания заключает с муниципалитетом договор об обслуживании населения. В договор включаются расписание, маршруты, цена билета, штрафные санкции за нарушение расписания вплоть до расторжения договора. Представляется бизнес-план, в котором определяются затраты и доходы. Если компания получает прибыль, то муниципалитет ничего ей не платит. Если же такой проект является планово-убыточным, то муниципалитет дотирует компанию, чтобы покрыть ее расходы.
   На аналогичных условиях следует сдавать объекты муниципальной инфраструктуры в концессию.
   Для прекращения нецелевого расходования средств правлениями крупных компаний необходимы постоянные аудиторские проверки и уголовное преследование нарушителей.
   Неденежные формы расчетов, в частности, финансовые векселя должны быть запрещены.
   Для пресечения нецелевого использования средств организациями, осуществляющими социальные выплаты, необходимо перейти к адресной системе социальных выплат.
   Необходимо отменить все незаконные льготы и преференции. Необходимо также проверить личные счета всех тех чиновников, которые утверждали, согласовывали и исполняли эти постановления.
  
   Необходимо восстановить законность в вопросах приватизации собственности.
   Во-первых, необходимо аннулировать результаты залоговых аукционов как типичных притворных сделок.
   Во-вторых, необходимо аннулировать продажу предприятий стратегическим инвесторам, если они не выполнили своих обязательств по инвестициям в приобретенные прелприятия.
   В-третьих, необходимо отстранять неэффективных собственников путем государственного инициирования процедулы банкротства.
   В-четвертых, поскольку так называемая ваучерная приватизация была осуществлена по не менее чем на порядок заниженным ценам, государство должно осуществить дополнительную эмиссию акций приватизированных предприятий на сумму недооцененной стоимости, восстановив, таким образом, государство в правах собственности.
  

6. Меры по развитию внутреннего рынка

  
   Чтобы иметь возможность перейти от денежных суррогатов к денежным расчетам, необходимо установить реальные ценовые пропорции. Для этого нужно осуществить следующие мероприятия.
   При участии региональных администраций, законодательных собраний и профсоюзрв провести по всем регионам кампанию заключения тарифных соглашений между энергетиками и транспортниками.
   Создать по всей стране систему сырьевых бирж для всех однородных товаров: для угля, нефти, нефтепродуктов, пшеницы.
   Способствовать созданию центров встречной торговли при этих биржах.
   Следует ввести безналичный рубль. Выявленные ценовые пропорции позволят определить его курс.
   Необходимо осуществить следующие мероприятия по повышению платежеспособного спроса населения и предприятий.
   Повышение пенсий, компенсация сбережений, поддержка профсоюзов в их борьбе за повышение заработной платы.
   Развитие системы потребительского кредита и ипотечного жилищного кредита.
   Меры по государственной поддержке операторских, эксплуатационных и сервисных компаний.
   В рамках государственной промышленной политики должны осуществляться льготы и преференции по продвижению своих товаров и услуг на внутренний рынок тем производственным компаниям, которые осуществляют экспорт продукции с высокой долей добавленной стоимости, в размерах, пропорциональных величине экспорта.
   Национальный рынок должен быть защищен государственными протекционистскими мерами от импорта продукции стран, превосходящих нас в экономическом развитии. Национальный рынок можно открывать только для стран равного или меньшего экономического развития.
   Должны быть предприняты меры по импортозамещению в области продуктов питания.
   Иностранные компании, производство которых расположено на территории России и которые торгуют на российском рынке, должны считаться отечественными товаропроизводителями.
  

7. Аграрная политика

  
   Во всех развитых странах сельское хозяйство дотируется государством. Но там дотации направлены на то, чтобы избежать массового разорения мелких производителей и поддержать производство на избыточно высоком уровне.
   В России же большая часть территории входит в зону рискованного земледелия. Поэтому государственные дотации необходимы для самого выживания сельского хозяйства. А без сельского хозяйства России не обойтись из соображений безопасности и государственной независимости.
   Кроме того, сельское хозяйство необходимо поддерживать и потому, что вся перерабатывающая промышленность, связанная с сельским хозяйством, конкурентоспособна на мировом рынке.
   Путем прямого сравнения выяснилось, что отечественные продукты питания часто превосходят по качеству зарубежные аналоги. Необходимо также сознавать и то, что невозможность потреблять те продукты питания, к которым люди привыкли, ущемит их человеческое достоинство.
  
   В настоящее время на большей части территории России разорвана единая цепь сельскохозяйственного производства. В основном действует схема внутреннего толлинга, при которой финансовые операторы по дешевке скупают сельскохозяйственное сырье у его производителей, а потом отдают его на переработку и сами организуют сбыт продукции, получая основную прибыль. Производители же сырья влачат жалкое существования, так как на их долю приходятся все основные расходы.
   Эта схема и несправедлива, и неэффективна. Из-за нее все больше полей перестают обрабатываться.
   Для того чтобы решить эту проблему, необходимо создавать вертикально-интегрированные холдинги, в которых сельскохозяйственное производство вновь станет единым циклом и формируемая в отрасли прибыль будет более равномерно распределяться между участниками процесса.
   Помимо госдотаций средства можно привлекать посредством залога земли. Для этого необходимо разработать законодательство по ипотеке земель и земельным банкам. Необходимо также принять законы о рынке земель под государственным контролем, гарантирующим их целевое использование, то есть только для сельскохозяйственного производства.
   Меры по защите продовольственного рынка от массового вторжения импортной продукции должны быть лишь мерами против недобросовестной конкуренции, то есть против демпинга и так называемой "гуманитарной помощи", так как иностранные сельхозпроизводители зачастую продают свою низкокачественную продукцию в 5-10 раз дешевле, чем у себя дома.
  

8. Развитие инновационного сектора и научно-промышленного комплекса

  
   Инновационный сектор экономики естественно делится на две части. Первая состоит из небольших венчурных компаний, вторая состоит из компаний с высокой концентрацией ресурсов.
   Венчурные компании не требуют больших капитальных вложений и обычно состоят из малого числа сотрудников. Зато они производят продукцию массовыми тиражами и могут получать высокую прибыль, оказываясь тем самым значимым источником инвестиций в дальнейшие инновации. Государство должно всячески поддерживать венчурные компании, вплоть до создания для них внутренних оффшоров.
   Россия может стать центром предоставления образовательных услуг для азиатских "драконов". Она может также продавать им технологии и ноу-хау, тем более что западные страны зачастую не предоставляют им доступа к аналогичным технологиям. Кроме того, росстйские технологии обычно дешевле западных аналогов.
   Что касается второго сектора, то государство должно определять направления работ, подбирать под них предприятия, создавать из этих предприятий крупные компании, концентрируя в них необходимые ресурсы.
  
  
  
  
   2
   Программа РОСДП - проект для обсуждения
  
   Составители: Виктор Милитарев, Михаил Денисов
   Ответственный редактор: Михаил Кузнецов Версия от 31.07.2000г.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"