Милосердов Максим: другие произведения.

Хокку для чайников

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Название красивое, но внутри просто статья-сочинение!

Поэт в пейзаже

На голой ветке

Ворон сидит одиноко.

Осенний вечер.

(Басе)

Скупые краски, всего лишь пара мазков, едва намеченный контур старинного японского рисунка. Поэт не сказал ничего. Он только наметил в миниатюре незатейливый пейзаж поздней осени. Высохшая, облетевшая ветка голого дерева, одинокий ворон в надвигающихся сумерках. Мацуо Басе возвращался к этому стихотворению в течение нескольких лет, пока не отшлифовал окончательный текст. Но что такое годы труда, когда сам поэт говорил: "Тот человек, который за всю жизнь создал всего три- пять превосходных стихотворений, - настоящий поэт. Тот же, кто создал десять - замечательный мастер." И вот вдруг за обыкновенным вороном, сидящим на ветке, за видимой тишиной сумерек вторым планом возникает какая-то напряженность, тягучее ожидание чего-то, ощущение неизбежности предопределенного и чувство одиночества человека в мире. За неприметным пейзажем скрывается вселенская глубина.

Таков жанр хокку, стихотворной формы, стремящейся сказать о многом немногими словами, единственной формы, успех которой зависит от фантазии читателя и его способности по одной- двум значимым деталям увидеть всю картину. В этом и основное отличие японской поэзии от западной. Читатель оказывается наедине с собой, со своими чувствами, знаниями и воображением. Поэт не ведет его куда-то, не разъясняет сути, а просто предлагает три короткие строчки.

Внимательно вглядись!

Цветы пастушьей сумки

Увидишь под плетнем.

Басе лишь сообщает, что под плетнем, неприметная, выросла пастушья сумка, растение, в котором тоже есть своя красота. Только не явная, не бросающаяся сразу в глаза, а та, которую еще надо суметь рассмотреть. И теперь это уже читателя дело, обратить на пастушью сумку внимание или перелистнуть страницу.

Хокку, короткое лирическое стихотворение, возникло из более сложной формы "танка". Еще в раннее средневековье японская поэзия выработала основной метрический закон, сохранившийся и до наших дней,- чередование пяти и семисложных строк. Длинна

танка равнялась всего тридцати одному слогу, расположенным по принципу 5-7-5-7-7. В силу особенностей японского языка рифма не получила распространения, и поэтому для ритмической организации стиха чередование слогов имело основополагающее значение. Поэзия хокку появилась и развилась как самостоятельный жанр в ХV-XVI веках, когда начали появляться антологии, составленные из образцовых первых трех строк танка. "Хокку" буквально означает "первая строфа", стих организованный по принципу 5-7-5. Второе название стиха "хайку" было введено в литературный обиход лишь в конце XIX века.

Словесное выражение уходит в хокку на второй план, главным становится скрытый смысл, эстетическое переживание, которое должен разгадать читатель. Как говорят японцы, хокку может показаться простым или возвышенным, примитивным или утонченным - в зависимости от способностей слушателя. Считается, что полностью понять произведение можно лишь путем изменения мыслительной деятельности, через погружение в медитацию.

Бушует морской простор!

Далеко, до острова Садо,

Стелится млечный путь.

(Басе)

Остров Садо находится в Японском море. Мы видим его в ветреную, но ясную осеннюю ночь. Море покрыто белыми бурунами, вдали, ближе к горизонту темнеют неясные очертания берегов острова. Через все небо, как кажется поэту, словно мост, протянулся млечный путь. Здесь хокку - миниатюрный рисунок, крошечное окошко, через которое видно огромное пространство.

Старый пруд.

Прыгнула в воду лягушка.

Всплеск в тишине.

Это хокку раскрывает сочетание вечного и мгновенного. Пруд безгранично стар и неизменен. Кажется, ничто не может нарушить его покоя, изменить течение вечности, но вдруг появляется действие- прыжок лягушки, длящийся всего миг, и через осознание этого мига читатель получает озарение, проникаясь идеей безграничного. "Кто хочет понять его до конца,- сказал про "Старый пруд" поэт Моро Нанимару,- должен отправиться в иной мир, повидать учителя и спросить его самого."

За три века существования жанра старинные хокку обросли множеством комментариев. Богатый подтекст давал возможность широкого толкования, а поскольку озарение доступно немногим, образцовое стихотворение становится воистину безграничным и неисчерпаемым. Вот почему трех-пяти превосходных стихов для Басе достаточно, чтобы назвать человека поэтом.

Для великих поэтов хокку становились самой жизнью. Вот что говорил по этому поводу большой знаток Японии, Константин Бальмонт: "Но как писать? Японцы не пишут стихи, а живут стихом, переживают его, как цветок не рисует цветов и не слагает им строк, а цветет и сам есть изваянный стих."

Это стремление стать стихом, слить с ним свою жизнь и определяет мастера хокку. Ведь помимо высоких образцов всегда существовала и так называемая поэзия городских низов, которая расцвела в среде ремесленников японского средневекового города. Были "сатирические" хокку, писавшиеся в большом количестве по любому поводу, будь то ловкий обман, незамеченная измена или веселая пирушка. Такие хокку- шутки, хокку- каламбуры, конечно не несли в себе поэтического звучания. Написанные в минуту развлечения они обычно не переживали этой минуты.

Иное дело свободный поэт- философ, созерцающий жизнь, пытающийся отразить всю ее сложность, в семнадцати слогах. При этом уже не поэт ищет тему, погружаясь в мучительные раздумья, но тема сама находит его. Здесь и раскрывается индивидуальность творца, находящего скрытое от глаз других людей, от глаз остальных поэтов.

Наша жизнь- росинка,

Лишь капелька росы наша жизнь,

И все же....

-говорит Исса об умершем ребенке. Вспоминая о недолговечности человеческого существования, внешне покорный, он тем не менее не готов смириться с судьбой, произносит многозначительное и полное печали "и все же"...

Иное дело Басе. Он спокоен, молчалив:

Сто крат благородней тот,

Кто не скажет при блеске молнии:

"Вот она - наша жизнь!"

Бунт оставлен, Басе чужд печали о бренности и тяготах жизни. Он лишь как бы невзначай замечает, что нет смысла в пафосном повторении известных истин и метафор.

Поэт- философ чуток лишь к красоте. Равнодушный к суете, он готов превратить и всю свою жизнь в эту красоту. У поэта сгорела хижина, он напишет об этом хокку, опустела тыква-горлянка, служащая кувшином для рисового зерна, он вставит в ее горлышко цветок.

Все волненья, всю печаль

Твоего смятенного сердца

Гибкой иве отдай.

(Басе)

Поэт погружается в свое произведение, сливается с ним, навсегда оставаясь жить в трех строчках или семнадцати слогах. Больше ему ничего не надо.

Ясная луна.

У пруда всю ночь напролет

Брожу, любуясь.

(Басе)

Милосердов Максим

1999


Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"