Милославская Юлия Игоревна: другие произведения.

Преступление 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   0x08 graphic
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x01 graphic
  
   ...и пока смерть не разлучит нас...

Часть 2.

   Глава 1. Макс.
   Возможно обо мне уже кто-то слышал, а может и нет. Наша с Викой любовь была внезапным душевным порывом, трагедией, величайшей тайной. Порой мне кажется, что такие как мы в принципе не могли встретиться. Она родилась в далекой Росси. Далекой от Америки, я имею в виду. А я так же холоден, как тамошние зимы. Когда гангстер едет по делам он как правило легко заводит романчики. Или командировочные, как я их называю. Один из таких романов и перерос в настоящие отношения, счастливо окончившиеся браком. Да вы не ошиблись, я гангстер, а она... Она моя богиня, моя звезда. Моя жена.
   Сейчас мне уже 33 года и я бросил прошлый бизнес ради моей жены и дочурки. Я прикупил пару отелей и раза три в неделю появлялся в офисе, чтобы поиграть в игрушки на компьютере. К тому же, зачем магнату работать. Эта работенка так, для отвода глаз. Жаль, бизнес был доходным, но ради моей любимой я готов на все.
   В жизни моего брата, Хауи Мартина, не все так радужно. На брак он так и не решился. Видно Ева была его судьбой. Странно, но именно из-за этой глупой привязанности к памяти он потерял такое чудо как Викуля. Моя единственная и неповторимая. Мой доверенный телохранитель Дебби сотни раз приглашала меня назад в Майами, но я не вернулся. Почему я снова заговорил об этом? Просто произошло кое-что, что перевернуло мою жизнь вверх тормашками, если бы я знал, что этим вечером уже не буду спать с ней в одной постели, я бы не вставал утром.
   Я ехал по Голливудской дороге к особняку Мартинов, моему особняку, с единственным желанием, приникнуть к её теплым устам. А потом пойти с ней в спальную и провести незабываемую ночь. Но ещё из начала улицы я понял, что что-то не так. Стояли машины "скорой" и пожарных. Я выскочил из машины и бросился в дом не обращая внимания на протесты пожарных. Сразу за дверью меня ожидал сюрприз из пламени. Я отскочил в сторону, боясь быть раздавленным горящей балкой, которой приспичило рухнуть с потолка, но на этом вся ирония кончилась, я услышал кашель моей доченьки. Стрелой пролетел я по лестнице и распахнув дверь в детскую, увидел её башмачок под кроватью. Я кинулся на пол плашмя.
   -Ева, малышка, иди сюда.
   -Я боюсь! - плакала она.
   -Не бойся. Я же тут с тобой, пойдем со мной, котенок, - я протягивал к ней руку и наконец ухватил за запястье. Я выволок её из под кровати и прижав к себе побежал вниз.
   -Мамочка! - она протянула руки к телу в гостиной, но рухнувшая балка... Нет, моя Вики! Я не знал что делать и наконец почувствовав, что задыхаюсь, выскочил на улицу. Пожарники подбежали к нам. От недостатка кислорода у меня закружилась голова и я пошатнулся.
   -Там моя жена, - слабо сказал я вцепившись в Еву и кашляя. Тут столб пламени взметнулся в воздух, вероятно газовая труба, крыша обвалилась и несколько миллионов долларов сложились как карточный домик. Но тут до меня дошло - она там... Внутри. Всё кончено. Еву забрали, а я рухнул на колени и опустил голову. Криков я не слышал, рева огня тоже. Я смотрел на красивое голубовато-оранжевое пламя и ненавидел. Ненавидел всех и вся. Каждую тварь, которая это делала. Я поклялся отомстить, прекрасно понимая, что её уже нет со мной. Что она ушла, а я остался. Она погребена под горящими обломками. Я молился и надеялся, пока не нашли её тело. Её хрупкая фигура и мой крест на шее. Мне не стоило это видеть. То что от неё осталось; не стоило. Я хотел запомнить её красивой, поэтому так и остался стоять на коленях посреди лужайки. Её увезли в черном мешке. Я видел это только мельком, но все понял. Эмоций и слез не было, хотя это было уместно. Я очнулся, когда мои пальцы впились в землю настолько сильно, что стало больно. Сейчас и здесь умер Макс, которого все знали. Да тот самый семьянин и идеальный муж умер вместе с ней и родился другой. Жестокий, озлобленный на весь мир гангстер. Клянусь родная, я отомщу за тебя. Чего бы мне этого не стоило. В этот момент смерть настигла и меня. Мой мир рухнул. Теперь я понимал Хауи. Понимал как никогда. Что у меня осталось? Моя дочка и все. Ничего больше, но она мне оставила ребенка и я обязан быть идеалом. Это дань её памяти.
   Помню, как подошли врачи, подняли меня и дали подышать нашатыря.
   -Вы поедите в больницу? - спросил один из них. Я рассеяно кивнул, а потом помотал головой. Видимо они решили, что я спятил, потому что выглядел я совершенно растерянным. Они запихнули меня в машину и Ева уселась мне на коленки. Она обняла меня за шею. Я хотел улыбнуться, но не вспомнил, как правильно сложить губы. Шок проходил, а вместе с ним и проходило то прекрасное чувство забытья. Горько, больно, одиноко. Я мог спасти её! Мог, но не пошел. Я боялся за Еву. Но я не мыслил себя без своей любимой. Я не мог вынести мысль, что никогда больше не увижу её, не услышу её голос. Странно больно, словно у меня самого вырвали сердце, только от этого умирают, а вот я почему-то остался жить.
   Я сидел посреди пустой приемной и ждал пока закончиться осмотр Евы. Влетел Хауи и замер возле меня. Вероятно он прочитал в моих глазах ту боль потери, которую я некогда видел и у него в глазах. Он присел на корточки и положил ладони мне на колени.
   -Как ты?
   -Не знаю, что тебе и ответить. Ещё утром я был счастлив, а сейчас... - я закрыл лицо руками и вздохнул поглубже, чувствуя, как меня душат слезы. Я не верил, что больше никогда не обниму её, не поцелую.
   -Макс, ты сильный, ты выдержишь.
   -А что мне остается?! Я этих скотов закопаю рядом с ней! - зашипел я.
   -Ты думаешь, её убили? - Хауи смотрел на меня с каким-то восхищением.
   -Мне не надо думать, - я достал из кармана гильзу от 45-го. - Эта штука не могла быть там случайно. В её голове наверняка есть пуля. Пусть исследуют тело, Хауи.
   -Кусок поджаренного мяса нельзя исследовать, Макс!
   -Не говори так. Мне... мне больно это слышать. Когда умерла Ева, ты мог с ней попрощаться, а я уже не смогу.
   Моя малышка прибежала ко мне по коридору и крепко обняла за шею.
   -А где мамочка? - спросила она и я взял себя в руки.
   -На небе, котенок. Поехали домой.
   -Но наш домик развалился, - сказала она.
   -В маленький, мы были там прошлым летом помнишь? После того как ездили к бабушке.
   -Вас подвезти? - спросил Хауи.
   -Да. И останься, я никакой, - я взял дочь на руки и отнес в машину. Она прижалась ко мне и позевнула. Я гладил её по золотым кудряшкам и кусал губы. Я не могу плакать. Не могу. Ради неё, я обязан быть сильным. Уже через час я сидел в кухне и опустошал бутылку, мешая хмельной дурман с сигаретным дымом. Но я не пьянел. Как назло.
   -Послезавтра похороны. Ты пойдешь?
   -Как я могу не пойти на похороны моей любимой женщины, моей жены, Хауи?! - я даже вскочил на ноги.
   -Просто я не хотел идти на похороны Евы тогда.
   -Не сравнивай ты, случаи совершенно разные. Что мне сказать дочке?
   -Не говори пока ничего. Она мала, - сказал Хауи.
   -Ведь мы тебя совсем не понимали, Хауи. Я думал, что был влюблен, но когда я стоял у её гроба тогда, много лет назад, это чувство... оно было другим. Сейчас это так... это не объяснишь. Господи, ведь я был с ней так счастлив, - мне все же удалось улыбнуться.
   -Ты стойкий. Помню себя, суицидник несчастный. Я горжусь тобой, Макс.
   -Нашел чем гордиться. Мама с папой знают?
   -Они уже летят сюда. Я заезжал в морг, они снимают все украшения и я решил забрать это для тебя, - Хауи положил на стол мой крест и пару её колец. Я продел их в цепочку и одел себе на шею.
   -А свое не снимешь?
   -Я не верю в то, что она мертва.
   - Макс, я тоже...
   -Хауи, послушай меня, может тебе покажется, что это паранойя, но я чувствую, что она не оставила меня. Нет ощущения одиночества. Сначала оно было, но его род был другим. Так я чувствовал себя, когда она уезжала на гастроли. Моя жена... я не знаю как это объяснить, но она не умерла, - убеждал я.
   -А как объяснить тело и все остальное?
   -Я пока не знаю. Но я и до этого дойду. Господи, пусть мое чутье не обманет меня, - я сжал на груди крестик и спрятал лицо в руках, сложенных на столе.
   -Оставить тебя одного?
   -Да. Если можно.
   В эти минуты мне хотелось проснуться рядом с ней и прижать её к себе. Но это был не сон. Я был действительно один. Моей богини больше нет со мной. Но у меня было острое ощущение того, что я что-то забыл. Но в конце концов, Хауи был прав. Это мой рассудок пытается уцепиться за реальности. Я поднялся и подошел к окну. Где-то вдалеке плескался океан. Она так любила его. Моя девочка, мое солнышко.
   -Да за что же?! - я опустился на колени и хотел уже разрыдаться, как услышал звук открывающейся двери. Мама кинулась ко мне и обняла.
   -Ненаглядный мой, мы с папой прилетели как только узнали. Как ты, мой маленький?
   -Нормально, насколько это возможно в моем положении.
   -Почему ты? Это не справедливо! - мама гладила меня по голове, ожидая моих слез, но я просто прижался к ней жаждая тепла, которое у меня отняли.
   Еще до конца работы экспертов я знал, что все это убийство, а не несчастный случай. Все подтвердилось. Сначала была пуля в висок, что ж моей девочке почти не было больно. На утро я решил немного пробежаться. Надо было почистить мысли. Я часа четыре бежал вдоль побережья, разбираясь в мыслях. Какая-то вещь никак не могла оформиться в моем мозгу. Она не давала мне покоя. Что-то связанное с любимой, какие-то непонятные образы. Но наконец боль поутихла, а именно этого я и добивался, все же психологи дают умные советы. Если вам надо расслабиться и разобраться в проблемах - займитесь физическими упражнениями. Я появился дома только поздно вечером и приняв душ, рухнул на постель. Несмятые простыни. Как это угнетало! Вся эта обстановка, каждый предмет, каждая вещь, напоминающие о тебе, моя родная, действуют оглушающее, на мое сознание. В утро похорон я выглядел неплохо и подумал о том, что это слишком хорошо для вдовца. И вот, весь в черном, я спустился вниз. В доме было так много людей, что я был даже не уверен что всех их знаю. Репортеры замучили меня расспросами и я слинял к машине. Шел дождь и на кладбище было особо гадко. Я держал в руках большой черный зонт и Ева прижималась ко мне. Она похоже все понимала.
   -Мы поедем к маме? Ты сказал она на небе, это далеко? В другой стране? - прошептала она.
   -Малышка, мамочки нигде нет на Земле, - попытался объяснить я.
   -Мамочка там? - спросила она и кивнула в сторону гроба.
   -Да.
   -А зачем? Ей больно? - спросила Ева.
   -Нет, котенок, ей уже не больно. Она не дышит, она умерла, солнышко, - прошептал я и прижал её к себе свободной рукой.
   -Я поняла, - она уткнулась мне в шею. - Мне так грустно.
   -Мне тоже, солнышко.
   -Макс, иди, попрощайся, - мама взяла Еву на руки и на негнущихся ногах я пошел к полированной, коричневой, уродливой громадине. Я положил на крышку охапку из сотни белых лилий и нагнувшись к гробу низко-низко, почти касаясь губами полировки прошептал:
   -Прости, что не уберег тебя, мое золотко. Если сможешь, прости меня, хоть когда-нибудь, моя маленькая звездочка, - я шептал эти слова только ей. Эти маленькие нежности были только нашими. Репортеры щелкали затворами камер, когда я водил ладонью в перчатке по крышке.
   -Жди меня, малышка, я скоро буду с тобой, - прошептал я и коснувшись губами гроба, широкими шагами пересек кладбищенский сектор. Я не смог даже поцеловать её напоследок и это казалось мне ещё большей подлостью, чем все остальное. Я не смог бы видеть, как её закапывают. Хауи положил руку мне на плечо.
   -Ты даже не заплакал.
   -Такие как я не показывают чувств. Я обещал ей быть сильным... - я увидел черный длинный автомобиль и не мог ошибиться. Дебби. Она неторопливо подошла ко мне вглядываясь в глаза и обняла с чувством.
   -Почему вы здесь стоите, шеф?
   -Не могу видеть как её отнимают у меня.
   -Я вас оставлю, - Хауи ушел вздернув нос, он не выносил Дебору.
   -Бедный мой шеф, как же так получилось? Что вы будете делать?
   -Мстить! Я закопаю их возле её могилы, даже голыми руками. Дебб, босс вернулся. Макс Мартин снова гангстер номер один. Если конечно получиться.
   -Я позвоню в Майами. Как Еви?
   -А как может чувствовать себя маленькая девочка, у которой какие-то скоты отняли маму?! - возмутился я.
   -Какой же нужен потенциал, для таких поступков?
   -Никакой. Достаточно безумной любви.
  
  
   Глава 2.
   Я не люблю поминки по двум причинам, во-первых это само по себе гадкое мероприятие, а во-вторых кто-то внизу засмеялся и это меня взбесило. Но очевидно, что этому человеку напомнили о нормах поведения. Я стоял у окна и держал руки за спиной. Начиналась гроза и мне стало плохо. Она боялась грозы, моя малышка. Я ведь обещал ей, что она не будет одна. Я поймал себя на мысли, что поглаживаю свое обручальное кольцо. Злоба на себя росла с каждой минутой. Где-то далеко я услышал её песню и пошел в ванную. Умывшись я почувствовал себя ни чуточки не лучше. В зеркале я увидел свое отражение.
   -Мартин, ты трусливое ничтожество! Ты не имел права уезжать в этот день на работу! Она же просила тебя остаться дома, с Евой, а ты... Это все моя вина, только моя. Её из-за меня убили, - на глаза мне попался бритвенный станок. Я отвернул кран с теплой водой и пошел в спальную. Я извлек из шкафа мою трость и обнажил клинок. Я посильнее взялся за рукоятку и встав на колени посреди комнаты, я положил левое запястье на лезвие и провез вниз. Кровь побежала по клинку на ковер. Дверь открылась и я получил мощный удар в челюсть. Клинок отлетел в сторону. Дебби стояла передо мной, она схватила мое запястье и встала возле меня на колени.
   -Шеф, вы спятили что ли?! Вы хотели... Да как вам это в голову пришло?!
   Я отвел взгляд и слышал шум воды в ванной. Дебора вскочила на ноги и кинулась в ванную. Она закрыла кран и принесла бинт из шкафчика с зеркалом, над умывальником. Она туго замотала мое запястье.
   -Зачем вы это? - она прижала меня к себе и гладила по спине.
   -Я не могу жить без неё.
   -Босс, мстите, убивайте, крушите все, бейте посуду, плачьте, но не это. Самоубийство, это не выход. Это доказательство слабости и сломленности, а вы не такой.
   Я не мог больше удерживаться, я крепко обнял её и расплакался. Она гладила меня по голове и ничего не говорила. Не утешала.
   -Поплачьте, вам станет легче.
   -Как она посмела меня оставить?! - злился я.
   -Это хорошо, что вы злитесь на неё, это нормальная реакция на такую потерю, - сказала она. Я уткнулся в её грудь и всхлипывал, не в силах больше держать в себе эту боль.
   -Господи, шеф, я чуть вас не потеряла. Вы хоть представляете, что было бы со мной, с вашей матерью? А с Еви? О чем вы думали?! Что мне прикажите было говорить ей? Извини детка, но твой папочка тоже решил тебя бросить.
   -Я не брошу её. Она моя дочь! - я вскочил и почувствовал головокружение.
   -Ну вот. Вас давно надо было встряхнуть. Выспитесь. Завтра мы летим в Майами.
   Я увидел как Ева заглянула ко мне. Она подозрительно посмотрела сначала на меня, а потом на лужицу крови на ковре.
   -Ты поранился? - она подошла ко мне, таща за собой большую пушистую игрушку. Я присел возле неё и улыбнулся.
   -Нет, киска, нет.
   -Мне страшно одной. Можно я с тобой посплю, мамочка всегда брала меня к вам в кровать.
   -Конечно, - я обнял её и почувствовал как слезинка течет по щеке. Дебора поднялась и ушла тихо прикрыв за собой дверь. Ева прижималась ко мне, лежа в постели и я понимал, что больше никогда не испытаю других объятий. А если и испытаю, то это будет без страсти или любви. Я снова возьмусь за старое, но на этот раз с определенной целью. Я отомщу за тебя, дорогая.
   Ночь была очень длинной, но перелет я весь проспал. Еву мама взяла к себе и за дочку я был спокоен. Самолет приземлился в Майами и сойдя по трапу, я уселся в лимузин вместе с Дебби.
   -Идейки есть?
   -Только одна - мои старые приятели. Видно то, что я не появлялся два года ничуть их не смутило, что ж, Родео Драйв 1348, - продиктовал я. Уже через полчаса я увидел в окне замшелый особнячок.
   -Ждите тут. Я сам разберусь, - взяв покрепче трость я прошагал по дорожке к двери, нажал звонок и стал терпеливо ждать. Ах, былые времена, как часто заколотилось в груди сердце. За этой дверью жил один мужчинка, который принимал ставки на скачки. Этот гад был в курсе всех дел Майами.
   Дверь все же открылась. Худосочный, низкий, лысый мужичек стоял передо мной в цветастом халате и блеклых тапках. Он уставился на меня.
   -Ну здравствуйте Уилфред, как лошадки, сегодня?
   -Мистер Мартин! Хотите сделать ставку? - он с ловкостью фокусника извлек из кармана карандаш и свернутый листок бумаги. Проходите в холл.
   Я вошел в дом и опустился на диван в холле. Я достал сигарету и закурил, пока дожидался своего коктейля.
   -Я слышал у вас жену убили. Соболезную.
   Вот и ответ. Если продолжать разговор по психологической линии, то он выложит мне все и сам не поймет.
   -Спасибо, конечно, но я хотел бы просадить кое-какие деньги. Мне надо немного развеяться. Сами понимаете. Такое сложно пережить.
   -Могу назвать лошадку с допингом. Но вы сами понимаете, это чревато последствиями, - Уилфред нервно теребил кисточку на пояске халата.
   -И чья же это лошадь? Мне бы хотелось знать.
   -Понимаете, мы не выдаем...
   Пришлось заворожить этого ублюдка тремя сотенными бумажками. Я обмахал ими лицо и этот ублюдок истекал слюнями.
   -Сколько за информацию, Уилфред?
   -Я знаю лишь человека, который может дать вам мало-мальски путную информацию, - он хищно улыбнулся. Как земля таких держит?
   -И во сколько мне это обойдется?
   -Тысяча.
   Я внимательно посмотрел на него, думая не спятил ли он. Штуку баксов за полтора слова?! А задница у тебя не слипнется?! Острое лезвие клинка оказалось у его лица раньше, чем он успел достать "пушку". Уилфред вспотел и затрясся.
   -Ну что вы! Я пошутил! Этого парня зовут Даррелл Пойс. Его отель "Хайкс", находиться на Гранд Авеню.
   -Спасибо, за информацию и последний вопрос, вы знаете, кто убил мою жену?
   -А почему вы думаете я отослал вас к Пойсу? - его смешок застрял у него в горле. Я мерно шагал к машине, а труп Уилфреда остывал в холле. Этого заразу найдут ещё не скоро и труп успеет разложиться. Жаль копов, которым придется с ним возиться. Но эти сволочи знали что-то, что могло навести меня на след.
   -Узнали что-то?
   -Вечером едем к Пойсу в "Хайкс". А сейчас я хочу побывать дома. По настоящему дома.
   Мой дом у кромки океана показался мне огромным и холодным. Дебора уловила мой настрой.
   -Тоскуешь? - она иногда обращалась ко мне не официально, но исключительно наедине. Мне кажется, ей нравилось чувствовать себя в моей власти. Это была одна из её странностей - принадлежать мне без остатка.
   -Да, тоскую. Я так хочу прижать её к себе. Услышать её голос, почувствовать аромат её духов. Я так люблю её, Дебби! Но так жаль, что я оценил это только когда потерял.
   -Я бы тоже за тебя погибла, Макс.
   Я посмотрел на неё удивленно. Она впервые назвала меня по имени.
   -Поцелуйте меня, шеф, - она положила мне ладони на плечи и потерлась своим бедром о мое. Мысленно я попросил прощение у Вики и исполнил её просьбу. Дебора страстно целовала меня, прижимаясь ко мне и обнимала за шею. Так я не был близок с ней уже очень давно. Дебби жаждала заменить мне Вику, но это не возможно. Я приколочен к ней как Иисус к кресту. До и после её смерти. Она рухнула на диван и увлекла меня за собой. Она стаскивала с меня одежду, говоря что-то ласковое. Её влекло ко мне с огромной силой и Дебора рывком прижалась ко мне. Она нежно и мучительно сладко целовала меня. И я вспомнил как просила меня Вика делать это, когда мы были в Миссури. Нежно и беззвучно. Но сейчас я был с другой женщиной и невозможно было описать то восхитительное чувство, что ты все ещё кому-то нужен. Все это продолжалось, до тех пор, пока мы оба не рухнули на диван без сил. Краска стыда залила мое лицо. Только вчера я похоронил жену, а сегодня уже занимался любовью с другой женщиной.
   -Вы же оба понимали, что если без любви, то не измена. У неё были романы и интрижки на стороне, вы же сами знаете, да и вы не безгрешны.
   -Закроем эту тему, Дебби. Я и без тебя все знаю, - грубо бросил я. - Не обижайся. Нервы уже как струна. Надо ещё пробежаться.
   Я одел футболку, брюки спортивного покроя и удобные ботинки. Я снова бежал вдоль берега. Я выкладывался на всю катушку, но видимо ярость совсем затуманила мне мозги и я почти не устал пробежав мили три. Молодая леди увязалась за мной еще с пляжа и по её взгляду я понял, что она читает газеты.
   -Странно... вы ещё не сняли... кольцо? - задыхаясь говорила она.
   -В смысле? - я повернулся к ней и остановился, упершись ладонями в колени.
   -У вас же убили жену? - она последовала моему примеру. - Извините. Не тактично с моей стороны.
   - Макс, - я протянул ей руку.
   -Софи, - она пожала мою руку. - Уже темнеет. Не проводите меня?
   -Вам в ту сторону по берегу? - махнул я в сторону своего дома.
   -Да.
   -Тогда пойдемте.
   И мы пошли в сторону моего особняка и она говорила мне о чем-то, но я её не слушал. Таким как я не надо много усилий, чтоб поиметь женщину, но чтоб влюбить её в себя... Для чего все это? Для чего эта девушка попалась на моем пути? Надо уметь уходить так, что бы не обидеть, так, что бы забыть эту встречу. Пусть она запомнит меня таким. Сильным. Потому что стоит мне влюбиться и я начинаю проявлять слабости. Но тут на глаза мне попались сережки с камнями цвета моих глаз.
   -Где-то я видел такие...
   -Мой парень сделал их мне, он ювелир, а я попросила такие же как у Вики Мартин. Это конечно не изумруды, но все равно красиво. Верно? - она улыбнулась, а я рассмеялся. Вот оно эта мысль! Хауи принес мне украшения и сказал, что когда исследуют тело, то снимают ВСЕ украшения, а такие сережки я дарил Викуле на первую годовщину нашей свадьбы. Она их никогда не снимала, только в исключительных случаях. На приемах или концертах.
   -Что-то случилось? - спросила Софи.
   -Ничего. Ничего такого. Просто... Спасибо вам. Большое вам спасибо! - я на радостях обнял её и побежал к дому, взлетел по лестнице и принял ванну. Одел свой лучший костюм и сам почистил "Мэгги" (так я окрестил "Магнум").
   Дебора увидела мою сияющую физиономию и удивилась.
   -Что-то случилось?
   -Да! Она жива, дорогая, моя Вики жива! - я схватил её за плечи и прижал к себе.
   -Но...
   -Только никому не говори об этом, сначала я проверю свою теорию. Поехали к Пойсу! - я обкатывал в мозгу мысли о возможных вариантах. С меня ещё не стребовали выкуп, следовательно была другая причина. Инсценировка её смерти тоже была не спроста. Это выглядело как изощренный план мести, но кто мог так жестоко отомстить мне? Фиск? Крошка Уолш? Родственнички Спунера? Это вряд ли. Они слишком безмозглы, чтобы так издеваться. Хотя Фиск... Мартин, посчитай в столбик, ему уже лет пятьдесят, неужели он будет мстить тебе, в сущности не за что? Конечно нет. На этом варианты кончались. Ответы на мои вопросы я мог найти только у Пойса. Игорный дом оправдывал название самого элитного казино в Майами, хотя до моего "Небесного озера" ему было довольно далеко. Внутри царила напряженная атмосфера. Игроки стояли у столов и дрожали в ожидании чуда. Я заметил вальяжно развалившегося за столиком для покера мужчину. Он лениво прикладывал к губам дымящуюся сигару и морщил нос или шевелил пальцами стряхивая пепел, при вопросе одного из двоих парней, взволнованно втирающих ему что-то.
   -Шеф?
   -Покер - мой конек. Не я ли ездил с Лиз по всем забегаловкам Лас-Вегаса? Столько приемов сколько знаю я, не снилось и шулеру экстра-класса. Ты просто постой сзади.
   Я подошел к столику и перетерпел ленивый взгляд Пойса. Он был таким замученным, что казалось развалиться на кусочки прямо у этого стола.
   -Сколько за вход? - спросил я. Пойс радикально переменился в лице. Он подобрался, выплюнул сигару и сел, сложив руки на столе.
   -Пятьсот.
   -Идет. А ваши друзья тоже будут играть? - спросил я видя как профессионально Пойс тасует карты.
   -Конечно, а вы против?
   -Вовсе нет, Дебби, дорогая, принеси мою чековую книжку, надеюсь чеки принимаются?
   -Смотря кто их выписывает, - глаза Пойса горели и я понял, что ему не терпится опорожнить мой бумажник.
   - Макс Мартин.
   -Ах, знаю. Ваше "озеро" близко по духу к моему казано. Правда я пока немного не дотягиваю до вашего заведения.
   Еще бы! Да тебе не доплюнуть до моего клуба, хоть в лепешку расшибись! Близко по духу, да сравнить не с чем! Успокойся Мартин. Тебе предстоит поиграть с ним в серьезную игру, на серьезные деньги.
   -Знакомьтесь. Это Стефан Старринг, а это Николас Вельнер. Владельцы аналогичных клубов и казино.
   -Компания, что надо. Можно мне мартини? И я куплю жетоны, как только пойму на какую сумму вы рассчитываете, - я откинулся в кресле и положив руку на трость, поцеловал ладонь Деборы. Оказалось, что эти парни любят играть по-крупному и я выписал чек на полмиллиона. Это было не мало даже для человека моего достатка. Передо мной стояли столбики жетонов разного цвета, который обозначал их ценность. Первый кон был не большим и позволил взять его Пойсу. Ему это понравилось и задор взял его. Этого-то я и дожидался. Еще два кона я подарил Нику и Стефану. Это заставило Пойса засиять. Он подумал, что я сопливый новичок, который ни хрена не смыслит в покере, но я вывел его из душевного равновесия. И это главное. По законам психологии, если человек азартен, то он не сможет остановиться. А я не азартен в отличие от Пойса.
   -Вы в клубе просто так? Поиграть? - спросил он подвигая на середину стола столбик жетонов.
   -Я по вопросу жизни и смерти, - я бросил пару солидных сумм и парни утроили ставку.
   -Вскрывайтесь, мистер Мартин, - с удовлетворением промолвил он кидая на стол хороший набор карт, но мой оказался лучше всех. Без малого флешь - рояль. Пойса затрясло от такой наглости.
   -Впечатление киллера вы не производите, стало быть хотите нанять меня на работу? - нервно тасуя колоду говорил он. Идиот, а? Да если бы мне нужен был киллер я попросил Дебби. Пойс раздал карты и я посмотрел на сдачу. Да, скажу я вам. Он играл явно краплеными картами. От меня не ускользнули ухмылки парней, но и я широко улыбнулся, теребя загнутый кончик карты.
   -А колоды поновее не найдется? - спросил я и Пойс подозвав одного из крупье здорово наорал на него.
   -Извините, мистер Мартин, такого больше не будет. Так что там?
   -Нет, я хотел узнать, кто из ваших ходил на дело в Лос-Анджилес, - я специально сказал так, словно уже знаю, что такое было и он назвал мне пару прозвищ, которые мне ничего не дали.
   -И на кого?
   -На какую-то певичку. Я не знаю её имени, только лицо. Красивая женщина, - он выложил на стол карты и я снова взял кон. Я вернул все проигранное с лихвой.
   -Да, красивая. Моя жена. А кто, простите прицел, навел? - я спросил это холодным тоном с туманом любопытства.
   -Я лишь исполняю свою работу мне ни к чему имена, - он улыбнулся и я сделал хорошую ставку. Игра была резкая, быстрая и рискованная. Я не сомневался, что теперь она была честной, но в рукаве у меня всегда была запасная карта, хотя он не разрешал мне сдавать. Я изредка позволял ему выиграть небольшую сумму и тут же спускать её в мою пользу. Парни то набирали жетоны, то оставались почти без всего. Но о них я не беспокоился, их я мог вывести из игры в любой момент, а вот с Пойсом мне ещё предстояло поговорить. Игра была честной, какое-то время, а потом стала опасной. Законы причинности то и дело получали солидные пинки и я с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться при виде трясущегося от злобы Пойса, когда благодаря мне ему совершенно не шла карта. Некоторые люди обладают талантом к карточной игре и в 26 я открыл в себе такой талант. Я подумал, что надо добивать. Первым вылетел Ник, за ним Стефан и мы с Пойсом разделили их добычу между собой. Парни остались за столом и с интересом наблюдали за игрой. Пойс начал нервничать и чем больше он нервничал, тем больше проигрывал. Суммы зашкаливали за семьдесят сотен за ставку. Мне показалось, что он готов заложить казино, но обыграть меня.
   -Ставлю все! - он двумя руками подвинул груду жетонов на середину стола. Я легкой рукой сделал то же самое. Он блефовал. У него были поганые карты и он был уверен, что у меня не лучше. Но я держался холодно и лишь сморщенной переносицей выказал свое недовольство по поводу такой ставки.
   -Вскрывайся, Мартин.
   Я выложил карты. Три короля и две дамы.
   -Ты пошел ва-банк даже не с тузами?!
   -Но этого хватило. Открывайся, Пойс, - я улыбнулся. На стол вывалилось почти флешь-рояль. Он тянул до него, но не вытянул. Блеф был не его коньком.
   -Спасибо за игру парни, - сказал я поднимаясь.
   -Постой, Мартин! Я хочу взять реванш! Дай мне реванш! - вскричал Пойс.
   -Но тебе нечего поставить.
   -Я скажу тебе имя. Я дам тебе документы и информацию! Она жива, Мартин!
   Я спокойно сел на место. Он был ошеломлен моим ледяным темпераментом. Что я никак не отреагировал на его слова.
   -Все, что я выиграл, против того, где находиться моя жена.
   -Я не знаю...
   -Тогда игры не будет, - я снова поднялся.
   -Хорошо, хорошо! Я скажу где она. Точнее имя человека, который знает где она.
   -Хорошо, Пойс. Но игра должна быть честной. Я имею в виду то, что если моя ставка реальна, то и имя будет реально, - предупредил я.
   -Конечно, - заверил он. Я опустился в кресло и дождался сдачи. Прекрасные карты. Так даже мне ещё не везло. Пойс занервничал и начал менять карты, а я сделал всего два обмена и о чудо! Мне сегодня определенно везет.
   -Все, Даррелл, лимит исчерпан. Выкладывай.
   Он с злорадным ехидством выложил передо мной хорошие карты, но я положил червовую десятку и он сглотнул, потом валета червей, даму, короля и туза.
   -Королевский флеш, Пойс. Мне жаль, но тут тебя ничего не могло спасти. Я слушаю.
   -Фрэнки Шелдон. Его контора находится в "Маунтин Индастриз" На двери его имя. Мартин, ты шулер?
   -Я всегда играю честно, - поднявшись я щелкнул пальцами и со мной пошла только Дебби. Остальные подкараулят Пойса и когда он будет один пристрелят.
   -Вы прекрасно играли, шеф, - она сняла с меня шляпу и водрузила себе на голову.
   -В машине нет ветра.
   -Вам надо залечь на дно. Я пока узнаю об этом парне все и...
   Я приложил палец к её губам.
   -У меня другая идея. Нам принесут документацию Пойса и тогда мой план реально будет воплотить в жизнь. Я начинаю кое-что понимать и мне это совсем не нравиться.
  
  
   Глава 3.
   Недели три я провел закопавшись по уши в бумагах Пойса. Ничего путного. Я почти забыл обо всем. Даже о самом себе. В моих мечтах я минута за минутой планировал сцену нашей встречи. Но наконец я понял, что все, что у меня есть это имя того мужчины из "Маунтин Индастриз". Вечером по программе у меня был диван, телевизор, "Майами Ньюс", кофе с ромом. По ящику в этот вечер показывали исключительно тупые шоу и сериалы. Дебби села рядом со мной.
   -Ночью поедите к Фрэнки?
   -Верно, - господи, месяц без женщины! Она сидела рядом и прижималась ко мне, а я чувствовал слабый аромат муската. Дебби стащила у меня из тумбочки её духи. На столике завопил телефон и я потянулся к трубке рукой.
   - Макс, сынок, почему ты так долго не звонишь? Ева очень соскучилась по тебе.
   -Мое солнышко! Дай мне поговорить с ней! - я очень обрадовался услышав её голосок.
   -Привет, папочка! Как у тебя дела?
   -Хорошо, я так соскучился по тебе. Так хочу обнять тебя и поцеловать, - признавался я.
   -И я тебя. Тут так классно! Почему мы никогда не ездили к бабушке зимой?! - она оскорблено хмыкнула.
   -Не знаю.
   -А ты скоро приедешь?
   -Конечно, котенок. Только ещё немножко подожди.
   -Бабуля хочет с тобой поговорить.
   -Пока, Еви.
   -Пока, папа, - я услышал как она бежит по гостиной и понял, что кусаю губы.
   -Тебе очень плохо без неё, сынок? - спросила мама.
   -Я очень тоскую по ней. Мам, она простит меня когда-нибудь?
   -За что?
   -За то, что я не сдержал обещания защищать её. Оберегать. Это из-за меня, мам. Вики не стало из-за меня. Из-за моих поганых делишек, - сказал я. Дебора сочувственно похлопала по моему колену.
   - Макс, милый, это не твоя вина. И в любом случае, Вики давно тебя простила. Она так любила тебя, что прощала все. Даже измены. Ты же знаешь. Пока, Макс. Береги себя.
   -Пока, мам. Я позвоню как-нибудь, - я положил трубку и пошел на веранду. Я снял туфли и пошел по ещё теплому песку к самой полоске прибоя. Я присел на корточки и зачерпнул в ладонь воды. Она была теплой и соленой. Как её слезы. Моя Вики, мой ангел, где же ты?
   -Шеф, а что будет если вы её не найдете, или найдете слишком поздно? - Дебби опустилась на колени рядом со мной.
   -Я умру, Дебби. Я не могу жить так. Без неё, это даже не жизнь.
   -Мужчину убить просто, но убейте его любовь и он умрет тысячу раз, - она посмотрела на меня с уважением и немой преданностью. - Как бы я хотела быть на её месте! Шеф, если бы вы только знали, как... что я к вам чувствую.
   -А я знаю, - я провел ладонью по её лицу. - Ты любишь меня. Но я не хочу так. Я не могу без неё и ни одна мне её не заменит. Я может и питаю к тебе чувства, может я даже люблю тебя, но как-то по-другому. Как-то по своему.
   -Ты устал так жить. Я помогу тебе. Все что ты попросишь, только скажи... - она поцеловала меня. Этот поцелуй и объятья увидят только пляж и море. Мое предательство, мое преступление... О нем никто не узнает, кроме нас двоих. Никогда и никто. Она судорожно стаскивала с меня рубашку. Дебора, моя глупая Дебора. Ты можешь соблазнить меня, переспать со мной, но никогда не будешь вместо неё. Ах... Боже мой! Ну хорошо, сегодня я буду твоим...
   Она лежала у меня на груди и любовалась на закат. Я закинул руки за голову и наблюдал как волны мерно набегают на берег. Я ещё никогда не чувствовал себя таким жалким. Может сейчас где-то ей делают больно, а я прохлаждаюсь на морском пляже. От этой мысли защемило сердце.
   -В Лос-Анджилесе только и разговоров, что о море. Там говорят, как чертовски красив закат в этих местах. Я никогда не видел заката в Лос-Анджилесе, но могу с уверенностью сказать, что в Майами солнце садиться очень красиво, - я дрожащими руками зажег сигарету и закурил.
   -Почему вы это сказали?
   -Я прожил с ней три года в Лос-Анджилесе. Три года, Дебб и ни разу не видел заката.
   -Мой экселент. Я убью того, кто заставил вас так страдать.
   -Я сам убью. Это моя месть, - сказано это было с такой агрессией, что она отпрянула от меня. - Собирайся, солнышко, мы едем к Фрэнки.
   Красивый автомобиль был подан к дверям. Водитель элегантным жестом открыл передо мной дверь и я удобно устроился на сидении. Моя очаровательная спутница протянула мне револьвер.
   -Ты же знаешь, что я редко сам убиваю.
   -Но может вы услышите что-то, что вам не понравиться. Возьмите. Хуже не будет.
   - Почему мы въезжаем в пригород? - спросил я.
   -Этот ублюдок отдыхает сейчас на берегу Флоридского пролива. В Парадиз - Сити. У него там дом, - сказала Дебби.
   -Хорошо. Поторопись, Генри. Я не люблю ждать.
   К середине ночи мы въезжали в пригороды Парадиз - Сити. Дом можно было назвать милым, но зная, что тут начал щелкать счетчик, измеряющий сколько времени осталось до убийства моей богини, я видел его исключительно мерзким. Свет горел в трех окнах и мои телохранители вбежали в дом. Выстрелов не было слышно из-за глушителей, но я знал, что всю охрану положили на обе лопатки. Я сжал покрепче рукоять трости и пошел в дом. Тут же напоролся на двоих охранников. Они стояли нацелив мне в спину револьверы. Дебора стояла боясь пошелохнуться. Я еле заметным движением повернул рукоятку и разворачиваясь вытащил клинок. Кровь брызнула мне на лицо и я отскочил. Парни рухнули на пол с вспоротой грудной клеткой.
   -Шеф! - Дебби кинулась мне на шею и расплакалась. Я редко видел как она плакала и не помню, видел ли вообще, но сейчас это было именно так. Она вытащила платок и начала обтирать мое лицо, всхлипывая.
   -Я убью этих остолопов! Вы из-за них чуть не погибли!
   -Тише, дорогая. Мне надо послушать.
   Я направился к двери Шелдона. Я чувствовал как пот заструился у меня по спине, что большое и темное было там, с другой стороны двери, какая-то страшная тайна. Тайна о местоположении моей жены. Я слышал голос и даже разбирал слова, в силу не большой толщины двери. Он говорил по телефону.
   -Двадцать один человек уже погиб от руки этого психа!
   Он назвал меня психом, докатились. Ребята, дорогие, психи вы, раз собрались обставить меня, ещё никто не наступил Максу Мартину на ногу так, чтоб не вывихнуть лодыжки. Пауза была приличной и я даже слышал тихий голос, но очень приглушенный. Для меня он был таким, а на Фрэнки несусветно орали. Я уже хотел войти, как услышал продолжение разговора.
   -Вы и правда думаете, что он заплатит? Мистер Джейкоб, это неправильно. Я боюсь уже, а что если он заявиться сюда?
   Я почувствовал холодный пот на лбу. Я же вроде пристрелил его?! Может у меня тогда слишком затуманило мозги, но я помню как он падал, как я спустил курок... Я видел это! Эта скотина не перед чем не остановиться, чтобы сжить меня со свету. Ладно, пора опереться на голос разума и логики и войти в кабинет, вытрясти из этого гада информацию и сделать уже хоть шаг ближе к ней. Я толкнул двери и оказался в склепе. Все черное, серое и алое. На мужчине за столом был элегантный костюм, черная рубашка и дурацкий салатовый галстук. Лицо его не запомнилось бы, поскольку было обычным. Даже если я убью его, то оно сотрется в памяти, как стерлись все лица. Фрэнки понял, кто я и что мне нужно. У меня была слишком красивая физиономия, что бы её не помнить.
   -Вы... вы...
   -Мартин. Почти как мартини, только без одной буковки, - я присел возле его стола и внимательно посмотрел на него. Он занервничал, было видно по его вспотевшему лбу и нервному тереблению этого идиотского галстука.
   -Хотите выпить или закурить? - предложил он, но почти фальцетом и я понял, что он очень боится меня.
   -Фрэнки, я долго ехал, чтобы пить или курить. Можешь ещё предложишь поговорить о погоде? Ты знаешь что мне нужно, я знаю, что ты это знаешь, для чего эти заминки. Выложи информацию и никто не пострадает. Если информация меня устроит. Где Рен?
   -Я не знаю его местоположения, сэр.
   -В игрушки играть вздумал?! - мне показалось, что от моего голоса дрогнули стекла и стены, а может так оно и было. Я схватил его за воротничок рубашки и притянул к самому лицу. В его глазах сузились зрачки и мне показалось, что сейчас он потеряет сознание.
   -Я правда не знаю! Он послал меня совершать сделку с героином!
   -Во сколько и где? И да, эти люди тебя хоть раз видели?
   -Это новые рынки сбыта! Они хотят сотрудничать с китайской мафией и эта сделка...
   -Где и когда, я спрашиваю! Мне не интересна подноготная вашего бизнеса.
   -Здание под снос на Венисуэлла стрит. Завтра в половину первого ночи!
   -Она жива? - спросил я.
   -Не понимаю о чем...
   -Она жива?! - я встряхнул его посильнее.
   -Да, но если на этой неделе они не позвонят, значит выкупа не будет. Её убьют.
   -Когда они должны позвонить? - спросил я.
   -В пятницу.
   Я поднял трубку и набрал номер оператора.
   -По какому номеру сейчас звонили с этого телефона? - спросил я и записал на бумажке номер свободной рукой. Я отпустил Фрэнки и махнул Деборе двумя пальцами. Это был сигнал. Я сидел в машине, когда язычки пламени взвились по шторам и начали целовать стекла. Эти скоты мне ответят. Все до единого! Моему солнышку наверняка сделали больно и от этого на душе заскребли кошки. Я стал как сопливая половая тряпка в последнее время. Соберись Мартин! Сидя на заднице и упиваясь мартини ты её не вернешь! Действуй, думай, придумай что-нибудь! Против всех на свете ты не попрешь. Так, первый раз парни друг к другу в гости приезжают. Выходит если...
   -Дебби достань мне героин. Около кило. Запакуй в пакеты и положи в кейс. Снизу муки хоть насыпь, не знаю. Только чтобы героин был сверху.
   -Шеф, что вы задумали?
   -Увидишь, не задавай вопросов.
   По прибытии в особняк я повалился по верх постели и тут же вырубился. Ещё чуть-чуть и она будет со мной. Ещё капельку потерпи, солнышко мое. Ещё капельку.
  
  
   Глава 4.
   Ночной город одно из самых красивых зрелищ, но ночное Майами не сравниться ни с чем. Мне неприятно холодили спину два револьвера, лежащие за поясом. Но я понимал, что убью и убью с радостью. Этот источник информации был наверняка последним и приведет меня по цепочке событий до заветной цели. Я жаждал её. Хотел её и рвался к ней. Я все бы за неё отдал. Заплатил бы любой выкуп. Любые деньги, но это было им не нужно. Теперь я понял. Ренделл ассоциировался у меня в голове с изощренной пыткой мести. Он убьет её, я знаю убьет, если я не потороплюсь, то потеряю её насовсем.
   -Шеф, вы не выглядите человеком, который почти достиг своей цели.
   -До этой цели ещё очень далеко, Валькирия моя. Прошу, найди её, если меня сегодня прикончат.
   -Вас не убьют. Лучше я сама подохну, но вам умереть не дам. Слышите?! Ни за что! - она положила голову мне на грудь и я почувствовал как она дрожит. - Не надо больше смертей с нашей стороны. Хватит, шеф, пожалуйста.
   Я улыбнулся и машина плавно затормозила возле старого дома. На окнах были доски и целлофан. Я знал такие помещения, там часто проворачиваются сделки подобного рода и тут проще всего убивать. Никто и разбираться не будет. Дело - висяк, это поймет даже такое тупое создание как коп Майами. Я вышел из машины не дожидаясь пока водитель оббежит радиатор и откроет дверцу. Я наткнулся на взгляд ошеломленный совершенно. На десять ошеломленных взглядов.
   -Парням вы всегда нравитесь, когда сами приезжаете на сделки. Это придает им уверенности, что они точно получат деньги. Но те, охранники нашего сдельщика похоже вас бояться.
   -Смерть свою чуют, падлы, я вздерну их за Вику, - странно, я редко говорю по-русски, но сейчас назвал её русское имя. Господи, моя королева, только держись, я скоро.
   -Кто был исполнителем, Дебби, я... хочу лично застрелить этого подонка. Приведи его мне.
   -Я постараюсь.
   Помещение было темным. Мы поднялись по лестнице, прошли коридор. Дверей не было и я оказался в комнате с голыми стенами и лампочкой на потолке. Огромный металлический стол и девять стульев. На том конце сидел пижон в темном костюме. На вид ему было не больше двадцати двух и эта шмакодявка могла... Я может и был таким же когда-то и тоже злился на то, что все меня называют щенком, но я не лез в такие сделки! На пижоне был кристально-белый костюм, такая же сорочка и вишневый галстук. Его белокурые волосы торчали на голове дыбом, словно обладатель этой головы страдал мигренью 24 часа в сутки. Он был ирландцем или англичанином, но его светло-зеленые глаза и холодный огонек выдавали. Уроженец Ирландии. Я никогда не забуду как Лиз, моя первая женщина-гангстер сказала мне, что у меня холодные ирландские глаза и такое же сердце. Вот и этот был похож на меня. Эта сволочь почти утекла киселем под стол и пора его глазок высматривали мою фигуру из-под шляпы, сильно сползшей набок. Он закинул ногу на ногу и закурил, довольно улыбаясь. Пара узкоглазых субъектов стояли у стены и я заметил краем глаза, как Дебора отдала команду моим ребятам встать по периметру. Если в его руках был револьвер из которого застрелили ту девушку и которым угрожали Викуле, я его в салат покрошу!
   -Добрый вечер, мистер Шелдон. Вы точны как часы.
   -Стараюсь, - я швырнул чемодан на стол и к нему подъехала груда хромового цвета. Он удовлетворенно открыл чемоданчик и попробовал героин на зуб. Нижние пакеты он вскрывать не стал и я расслабленно откинулся на стуле. При мысли о муке в чемодане мне страшно захотелось есть. Глупость какая-то как хочется есть. На моих руках были тонкие перчатки и щелчок пальцев получился звонкий. Ирландец отвлекся от нюханья героина и уже ко мне подъехал чемодан. Зеленые глаза стали немного пьяными, но он не был под кайфом и это хорошо.
   -А вас все еще беспокоит этот Маар... Мур...
   -Мартин, - помог я и почувствовал как кулаки зачесались, ну уж это-то сверх нахальства.
   -Верно. Мы можем доделать дело.
   -Я вообще не в курсе, но мне будет интересно послушать из-за чего этот парень так взбесился, - мне редко приходится говорить о себе в третьем лице, но тут случай такой.
   -Нам заказали положить всю его семью. Мы должны были пристрелить его шлюшку, поднявшись наверх прикончить дочурку, а дождавшись его насладиться зрелищем соплей над её телом и добить.
   -И что же вам помешало? - процедил сквозь зубы я. Дебби положила руку мне на плечо, но я нервно её сбросил.
   -Ты видел эту шалаву?! Видимо заказчик передумал и захотел поиметь её. А мы чем хуже? Ну не всем парням такое пиршество. Я заперся в их спальне и от души повеселился с этой птичкой. Он любит шикарные кровати и простыни, прямо как я. Представляешь как приятно, дамочка на шелке и все чужое. А потом в машину и видели нас. Дом правда жалко, но ничего у него бабла навалом.
   -Грязная похотливая свинья! - я вытащил револьверы и тут же пристрелил его охрану. Это было умно, поскольку этот кретин даже не знал "пушка" с какого конца стреляет, а что такое курок и вовсе было для него загадкой. Я отшвырнул его пистолет носком туфли и отдав Дебби один револьвер, покрепче сжал рукоять трости. Я прострелил ему одно колено. Говорят чертовски больно. Он завопил так, что было слышно наверное в Нью-Йорке.
   -Кто ты?!
   -Макс. Этого будет достаточно, но твои дружки подумают, что сделка сорвана и окрысятся на Рена и его компанию, если ты хоть чего-то стоишь.
   -Шеф за меня голову свернет!
   -Посмотрим, - я взял из чемодана пакет с мукой и высыпал на него. Он кашлял, чихал и отплевывался.
   -Чего ты хочешь? - плача спросил он.
   -Знать где она.
   -Ни черта ты не получишь! - он завыл от второй простреленной коленки. Что ж, я сделал его калекой на всю жизнь. Не долгую оставшуюся жизнь. Я вытащил клинок и у Ирландца вырвался визгливый звук. Я швырнул его на стол и воткнул рядом с его виском клинок. Моя рука лежала у него на груди и я чувствовал, как трепещет под ней это гадкое сердце. Он схватил мое запястье своими окровавленными ладонями.
   -Я по-прежнему ни черта не получу?
   -Мы отвезли её в аэропорт! В сумке! В большой черной спортивной сумке! Это все, что мы сделали! Из рук у нас её взял Рэнделл и пошел к маленькому частному самолету!
   -Куда он летел?
   -Я не знаю! - плакал парень.
   -Врешь, сукин сын, знаю, что врешь, по глазам вижу! Выкладывай!
   -Он сказал, что повезет девочку домой и если каким-то образом ты до меня доберешься, молчать об этом! Я лишь исполнитель, лишь группа зачистки.
   -Зачищал бы лучше, - я вырубил его ударом кулака и высоко занес лезвие. Я резко опустился на колени и увидел как стекает по столу кровь, ведь со мной и клинок опустился. Я сидел в луже крови и ею были забрызганы лицо и одежда. Стон разорвал тишину, мой стон. Эта тварь укладывалась своим пузом на мою жену. Мою Вику! Господи, за что?!
   -Шеф? Шеф, вы чего? - она пыталась поднять меня на ноги, но я был не в силах стоять, говорить и идти. Меня взяли под руки и буквально донесли до авто. Всю дорогу мы ехали молча. Я только клял себя за все это. В эту минуту я вообще был не уверен, что Бог есть, раз допустил такое. Может быть я и грешник, какого еще поискать, но она-то за что страдает?!
   -Сладкий мой, не надо так убиваться. Ты же найдешь её и вы снова будете вместе, Макс, прошу! Ты только смирился, только заглушил эту боль.
   Я ничего не ответил. Был не в силах. Я не помню как дошел до постели, помню только, что уткнулся в подушку и заплакал как маленький ребенок. Как я мог быть где-то когда её мучил этот ублюдок?! Как я мог?! Она никогда мне этого не простит. Я знаю, что не простит. Может она с Рэном чувствует себя комфортней, даже. Если он влюбиться он не предаст и не обидит её. Тяжелые мысли не покидали меня всю ночь. А утром пришла Дебби. Она увидела меня все в той же грязной одежде и лежащим поверх покрывала прямо в туфлях.
   -Так, сезонная хандра, поднимайтесь, шеф. Давайте. Лежа тут и жалея себя вы её не вернете! Вы может и виноваты, но лишь в том, что позволили им обвести себя вокруг пальца, как сопливого мальчишку! Вставай и иди спасать свою жену, Мартин! - закричала она на меня и получила пощечину.
   -Не смей орать на меня. Не тебе меня тыкать носом в то, что я был влюблен на столько, что перестал замечать все, - тихо и злобно вымолвил я. Дебора стояла с слегка развернутой от удара головой.
   -Меня ни разу не ударил мужчина, - тихо призналась она.
   -Запомни этот день.
   Я увидел как она закрыла лицо руками и отвернулась к окну. Я поднялся и подойдя к ней уткнулся носом в затылок.
   -Прости, солнышко. Я просто сам ничего уже не понимаю. Я не хотел сделать тебе больно.
   -Вы не можете сделать мне больно. Я слишком люблю вас, шеф и я даже испугалась, когда почувствовала от удара не боль и не обиду, а какое-то удовольствие. Своего рода. Может я извращенка, какая-то?
   Я засмеялся. Она недоверчиво взглянула на меня.
   -Вы смеетесь, я так давно не видела вас счастливым. Шеф, пожалуйста, поторопитесь. Я так люблю, когда у вас в жизни все хорошо.
   -Этот свинтус сказал, что Рэнн повез её домой. Куда домой?
   Я стоял под душем, смывая с себя эту дурацкую кровь и думал. Мне на ум пришла какая-то тупая песенка и я даже начал напевать её, одеваясь. Позавтракав я уселся в авто и назвал водителю аэропорт. Много вещей мне не нужно, одного узенького чемоданчика хватит. Но куда мне лететь?! Домой... Не может быть, ну конечно! На родину, в Россию. Так, а как бы мне лучше пройти на самолет? Я понимал, что регистрацией могу себя выдать, но не знал иного пути, хотя постойте! Какая чудесная коробка там стоит. Еще не погруженная. Интересно, в ней что-то лежит? Да в этой здоровенной коробке лежит не менее здоровенный... гроб. На хрена им гроб?! Причем пустой? Ну ладно, вам не нужен, мне пригодиться. Как бы человек чувствовал себя лежа в гробу и будучи при этом живым? А я скажу вам, довольно комфортно. Я вцепился в чемодан, который легко влез в гроб вместе со мной. Да ещё и трость уместилась. По правде говоря в этот гроб влезла бы дюжина Максов Мартинов с поклажей. Он для кого вообще был сделан? Но мягко и удобно.
   -Тяжелый какой, - послышалось снаружи и я постарался даже не дышать. Воздуха у меня было хоть задушись, винтики же ещё не вкручены да и ручки не плотно прилегают... Мне кажется или ко мне вернулся мой сарказм? Викуля, как только встречу тебя, сразу начну шутить и улыбаться. Только с тобой это возможно, моя самая большая любовь. А тем временем парни снаружи уже развели полемику на тему: сколько весит среднестатистический гроб. Но вся проблема в том, что это был широкогабаритный ящик и довольно мягкий, даже подушечку положили. Что-то в сон потянуло. Я лег на бок и позевнул. Загудели двигатели почти одновременно с моей установкой на какую-то криво - горизонтальную поверхность. Подумать только, лечу сейчас туда, где встретил мою девочку, но в гробу. Интересный вопрос, а трупы при перелетах пристегивают ремнями безопасности? Наверное нет, но оставим это на совесть стюардесс.
   Я так скучал сейчас по Викуле! Мне вспомнилось прошлое лето, которое мы с Евой и Вики провели вместе, у моих родителей. Моя жена спелась с одним соседом, но я сам был виноват. Сидел все время с телефоном в руках и ноутбуком на коленях, а она хотела, между прочим, ещё ребенка.
   Тогда мы впервые поссорились, со времени нашей свадьбы. То что сделала моя Вики привело меня в ужас и восторг одновременно. Я сидел мрачный как туча возле калитки и ждал её возвращения. За поясом у меня был револьвер и если бы она вернулась с Марвином, то клянусь я пристрелил бы его. Ева уже спала, когда она пришла, сами понимаете время было позднее, ревность сильней и я накинулся на неё, а она вытащила мой револьвер и наставила на меня. Я опустил глаза и вымолвил:
   "Стреляй, если сможешь". Вика швырнула пистолет куда-то в траву и обрушила на меня град поцелуев. Сказала, что никогда меня не бросит. А потом мы занимались любовью на заднем сидении моего "бэнтли". В то лето я был самым счастливым человеком на свете. Она повела меня в поле и распугивала светлячков бегая босиком по колосьям. Я догонял её и целовал. Мы словно маленькие дети носились по полю. Я лежал в колосьях и смотрел на свою Вику, клявшуюся мне быть только моей. Я простил ей все. Всегда прощал и прощу ещё миллион раз. Я не чаял в ней души и давно позабыв обо всем, почти не слушал. Потом она пела мне. Пела, только для меня, мне одному... Песню, которую написала сама и посвятила некоему Максу Мартину. А я... а что я?! Я за всю жизнь стиха ей не прочел, а она посвятила мне песню.
   Утром мы вернулись домой, счастливые и уставшие. Я забросил все дела и был с моими девочками остаток лета. Вика часто говорила, что гордиться мной, поскольку я занимаюсь теперь честным делом. Я пререкался и был прав. Если бы не эта тупая фирма, то сейчас мне не пришлось бы лететь через пол мира в гробу! Если бы я остался гангстером, то не пришлось бы мне терзаться мыслями и каждый раз изображать кретина, когда Ева спрашивает: "А где мамочка?"
   Если бы можно было повернуть время вспять, то я бы завалил её в то злосчастное утро поцелуями и комплиментами, позвонил в офис и сказал, что у меня диарея, ангина, сезонное обострение геморроя, СПИД и рак! Остался бы с ней в теплой постельке. Ну какого меня понесло на этот треклятый совет директоров?!
   Мимо кто-то протопал и я инстинктивно сжал мою трость. Никто не заглянул в гроб и я почувствовал дикую усталость. Глаза мои слипались и я поддался сну. Свернувшись в уютном и теплом гробу, я уснул.
  
  
   Глава 5.
   Какая бы у вас была реакция, когда покойник в гробу спокойно так потягивается, зевает, поднимается и спрашивает: "уже прилетели?" Вот и парни побелели и рухнули в обморок. Все разом. Я забрал свои вещи и вышел на взлетную площадку. Снег укрыл мои плечи. Россия как всегда была приветлива. Страшно хотелось доспать несколько часов. Американская тряпка ты, Мартин! Самокритика мне всегда помогает взбодриться. Так, надо тормознуть в отеле пораскинуть мозгами, где эта су... масшедшая скотина может обитать. Так, "Космос", ага. Припоминаю такое явление на данной улице. Так, мне бы кофеёчку с сигареткой и мир станет краше. Регистрируемся - раз, кофе заказываем в номер - два, на постельке с ним и с сигаретой перед ящиком разваливаемся - три и думаем на тему, куда могли мою жену спрятать - четыре. Да, скажу я вам, график плотный. Кто-то барабанится в дверь. Нет уж, не встану! Кто-то так тихонечко дверь приоткрыл в комнату вижу юркнул. Ага, знакомая физиономия, сколько дней сколько зим, Марина, кажись. Да, такие ночи не забываются. Спокойствие, нутро, спокойствие. Мартин, может тебе придется всех там положить на обе лопатки и секс... Мама дорогая, она в свою хреновину, что спереди, похоже ещё силикончика поднакачала. Памелла Андерсен отдыхает. Но именно благодаря этой горе я пренебрег принципами и оказался влюбленным по самое не хочу в свою Викулю. Горничную с золотыми волосами и глазами цвета неба.
   -Макс? - она произнесла это таким тоном, словно в моем имени было сокрыто все сущее.
   -Представь себе, не капитан Сильвер.
   -Что вы тут делаете?
   -Ну лежу, для начала, а в Россию я прилетел по делам.
   -А где Вика? - она меня хотела похоронить под вопросами. Нет уж, хватит про трупы и так в гробу покатался.
   -Она у родителей, мы поцапались маленько, - сочинял я. В принципе правдоподобно.
   -Ты злишься на неё? - Нет, девочка, нет! Держи дистанцию! Но эта Марина нагло прильнула к моей руке и просунула её под форму горничной. Сразу пролетела искра и замерла внизу живота, отзываясь ноющим желанием. Я высвободил ладонь и провел по волосам.
   -Нет, не злюсь.
   Я с трудом вспомнил то, о чем мы говорили до того как моя рука попала в плен её форм. Чистейшее безумие но я захотел поцеловать её. Расслабиться окончательно. Что меня ждет завтра? Может смерть, надо уж до сыта на последок. Я приблизился к её лицу и она впилась в мои губы. Чуть голову не оторвала. Марина скользнула под одеяло, а я там без всего. Мамочки мои, сдохнуть от таких вещей хочется.
   -Думай о чем-нибудь приятном, - сказала она и накрыла себя с головой. До мыслей ли тут о приятных вещах? Она целовала мои губы, шею грудь, влажная дорожка по животу... Мне было сладко и мне показалось, что сердце мое сейчас выпрыгнет. Наконец она скинула свою униформу и позволила мне перевернуть её на спину. Её стон ласкал слух, но под утро он не казался таким уж прекрасным. Признаться честно, устал я жутко но и приятно было чрезвычайно. Подмывало послать её к такой-то матери, но до этого дело не дошло. Слышали когда-нибудь слова девушки, которую в состоянии удовлетворить только вы? Советую послушать. Столько нежностей, хоть словарь пиши. Да, что-то со мной твориться. Ирония так и брызжет.
   -Фантастика... - простонала она, не в состоянии говорить иначе. Она чмокнула меня в кончик носа и стало паршиво. За мной ещё один грешок. Простишь ли? Да куда ты денешься?! Простишь. Как я прощал все твои выходки на сцене.
   -Мой Макс, мой драгоценный...
   -Солнышко, смойся пожалуйста. Спать хочу до полусмерти.
   -А деньги?
   -Ка... Какие такие деньги?! - я прошептал это в панике. Она что шлюхой местной стала? Так я на это не подписывался.
   -Двести долларов. Ты же богатый, а я тебе такое удовольствие доставила...
   Я, проклиная её по-своему, вытащил из брюк бумажник и отдал ей такие родные две сотни. Радует, что векселя из казино Пойса я забрал. Марина так посмотрела на мой бумажник, словно он был сочной индейкой.
   -Сколько у тебя денег...
   -Вике повезло, так думаешь, да? Так вот, ей совсем, ну не капельки со мной не повезло! Я такая сволочь, каких ещё поискать. Может у меня банкнот хоть вместо обоев клей, но это не залог счастья. А ты брысь из номера! - я запер дверь, допил холодный вчерашний кофе и уткнулся в подушку. До вечера мне можно поспать.
   В ванной я снова наткнулся на здоровенное зеркало, которое отразило все аспекты моей симпатичной личности. Да, Мартин, было время и за тобой толпами бегали симпатичные студентки. Все девочки из группы поддержки. А ведь ты даже не играл в регби. Но надо заметить, что и сейчас за тобой бегают дамочки. Только ты теперь кольцом перед их носиками машешь, но от этого меньше их не становиться. Да, богатый красавец с манерами джентльмена и характером Казановы. Чего ещё желать, а я скажу чего! Любви, друзья мои. Любви. А моя любовь сейчас где-то в этой гадской Москве, могу поспорить на что угодно, что Рэнделл не знает как это даже произноситься правильно. Я начал приводить себя в человеческий вид. Перед любимой я всегда появлялся идеальным. Парфюм, после бритья, пара стопочек виски на голодный желудок, костюмчик от Гуччи, пальтецо от Армани и звонок другу. Приятно иметь друзей из автосервиса, всегда машинку подкинут, да не какую-нибудь там, а "бэнтли". Это нам смертным - машина хорошо, а товарищам милиционерам, постовым "доильщикам" - машина - чудесно! Реакция у них на красивые и дорогие машины, как на таких же женщин - жезлы поднимаются сами собой. Вот такая вот картина и была написана с меня минут сорок спустя. Толстый такой, в форме с меня красивого и статного берет честное обещание, что больше так не буду скорость превышать и сто баксов в придачу. Ради чего все это? Зарплаты мало что ли? Ну ладно, положил ему денежку в фуражку и поехал себе спокойно дальше, а кому нужны права, когда есть деньги? Кончай острить, Мартин. Время идет, её пытают. Действуй - злодействуй. Так-так, посмотрим, "Эдельвейсик" притаился за скоплением деревьев, но в это время года лысых, поэтому виден. Выхожу из машины и натыкаюсь на взгляд вышибалы. Дав ему взятку, прохожу в зал и смакую рюмку мартини за барной стойкой. Налижусь, вероятно. Но слишком боюсь думать о том, что может произойти, а алкоголь притупляет чувство страха. Ба, какие люди, собственной персоной. Некий Рэнделл Джейкоб с некой Викой Мартин. Я схоронился в углу стойки и скрежеща зубами наблюдал как она отворачивается от него. Мое сердце упало вниз и забилось тугим комком, когда этот щенок прижал её к себе и за волосы подставил лицо к своей роже. Поцелуй, похотливый и поганый. Она отвернулась. Плачет. Моя девочка, моя малышка, потерпи. Дождись меня, слышишь? Я скоро. Не могло быть удачным вариантом перебить тут всех и схватив её за руку выволочь на улицу. Я стал ждать. Рэнн ушел, таща её за собой, как собаку на поводке. Ты мне ответишь, сука, за каждую слезинку, за каждый синячок, ответишь! Ладно, там остались его люди. Не все конечно, но есть парочка. Я спокойно и размеренно закурил и пошел к ним.
   -Что вы хотеть? - на ломаном русском спросил один из них и по-дамски взмахнул ресницами. Компания зашибись. Я избавил их от мук и спросил по-английски:
   -Могу я увидеть Рэнделла? У меня с ним деловая встреча.
   -Он в домике за городом. Но я могу написать тебе адрес, малыш.
   Я стерпел это обращение. Какой я тебе малыш, дамочка чертова?! Написал адрес, поцеловал листочек и протянул. Слава богу в перчатке левая рука была, а то двумя пальцами бы взял. Ничего не имею против таких людей, но когда они ко мне не пристают.
   -Ты торопишься? - спросил он меня и я успел схватить его руку в дюйме от брючного ремня.
   -Тороплюсь, а ты ручонки свои не распускай. У меня тут проблемы, с Реном и его грязными лапами, которыми он трогал молодую женщину.
   -А ты её брат?
   -Муж, - вымолвил я и парень отвернулся. Поторопись, пуля слева, справа. Толпа несется на выход. Тарам - пам - пам сейчас задам! Нет не задам. По черепу какая-то скотина саданула. Да так ли саданула, что я валялся на полу. Сознание взяло отпуск минуточек на двадцать, но этого мне хватило, чтобы оказаться в незнакомом помещении связанным. Восемь каких-то парней во главе с этим выродком. Да, тюремные годы, дотошный Смитти, его сопливые подружки... Так, так, что это ты делаешь?! Мою трость не тронь, получишь куда следует.
   -Привет парни, в чем я виноват? - спросил я как можно невинней.
   -Лежи детка, отдыхай. Скоро будешь работать, - этот ублюдок коснулся губами моего носа и у меня появилось острое желание сблевать ему на ботинки. Руки связаны, но когда это меня останавливало? Парни, веревок тут мало, когда в деле замешана моя жена, меня якорными цепями не удержишь.
   -Сейчас вот это нога, - я похлопал себя по правому бедру, - влетит тебе в пах, если не положишь мой клинок.
   Надо заметить я вежливо предупредил этого сопляка, а он? Что вы думаете? Правильно, не поверил. А зря. Я поднялся на ноги одним не хитрым движением. Подсечка, руки влево, руки вправо, ножичек! Какая прелесть, спасибо за свободные руки. По морде получите - распишитесь. Как там? Ах, да. Ударили по одной щеке - подставь другую. Подставил? Умничка, до свидания сознание. Так, а ты что к стенке с моим клиночком жмешься?
   -Ну? Детка, остались только мы, - парировал я. Тяжелый взгляд моих глаз давил на этого... плохого человека подобно прессу.
   -Сдохни! - он замахнулся надо мной мечом, а я приклонил колено и поймал лезвие между ладоней. Если уж я заимел холодное оружие, надо взять пару уроков у мастера, но так, чтоб никто не знал.
   -Не шали, сволочь, - в следующую секунду парень съезжал по стенке на пол бесформенной кучей.
   -Ты же обещал мне ногой в пах! - завопил он когда я посмотрел на меч. Ну в самом деле, обманщик я что ли? Размахнулся и посильней, чтоб больше к честным гражданам не приставал. Так, трость собрали и пошли на выход. Челюсть, зараза болит. Ну не поймал я одну руку, ну шмякнули по челюсти, терпи.
   Моя тачка была уже без шин. Ну посмотрите, раздели - отвернуться не успел. И что мне теперь? На дисках кататься? Форменный беспредел, а эти постовые - доильщики куда смотрят? Промеж глаз светофора что ли? Ладно Мартин, релаксация, посчитаем до десяти и пойдем пешочком. А выбора нет. Метро уже не ездит. Сверившись с бумажкой я понял, что дом, который мне был нужен, находился в пригороде. Переться в самое... далекое место. Туфли жмут, собаки. Сказал сапожнику размер маловат, а он - растянется, растянется. В жизни больше обувь у него шить не буду! Так, что-то уж я совсем разворчался. Тебе тридцать три или восемьдесят один, а Мартин? Идти надо было аж два часа. Легким бегом, надо заметить, а не прогулочным шагом. Я взглянул в небо и увидел полную Луну. Прекрасная ночь для смерти, Рэнделл, ты не находишь?
   Дерево возле его коттеджа без забора предоставляло классное убежище. Я увидел алую "шестерку" у гаража. Дамочке, вышедшей из дома посередь ночи понадобилось уехать. Я прижался к стволу и слился с теменью. Она покурила, попилила ногти, потрепалась по "мобильнику" и уехала. Ванну ещё приняла бы! Сука! Я юркнул в дом и обнаружил приятную неожиданность - охранников было всего двое. Бамц сковородой по куполу и мир чудесен. Трость я схватил покрепче и пошел по лестнице. Оживаю - слышу её голос. Улыбаюсь как дурак и плачу. Спокойно, без паники. Ты уже почти с ней. Потерпи немного, не губи все дело!
   -Где ваши деньги?! Не умная что ли? Опять хочешь от меня побоев? Или все же скажешь? - подслушивал я. Это не Рэнделл, а какая-то здоровенная гора, торчащая в замочной скважине. Ладно, мой цветочек минуточку потерпи, урода добью и избавлю тебя от этого оболтуса. Логичнее было бы наоборот, но эта скотина смоется и информация будет гулять по Бродвею. А я столько планов построил... Войдя в спальную я бесшумно запер дверь. Кругом шмотки Рена, на люстре женские голубые трусики. Это ж в каком виде надо было любовью заниматься? Вверх тормашками что ли?! Но уверяю вас, что так спят только после самой фантастической ночи любви. Под левой лопаткой я увидел рубец. Почти как у меня самого, но я в отличие от него потратился на пластического хирурга. Шрамы может и украшают мужчину, но не от пулевых дырок. К тридцати восьми решетом тогда быть можно! Два года назад эта хреновина должна была в сердце ему влететь, но как прицелишься, когда одной ногой на том свете? Я резко откинул одеяло. Этот придурок пробормотал что-то во сне и подтянул колени к подбородку. Ренн лежал передо мной нагишом в позе эмбриона. Это приводило меня в ярость и удовлетворение от его беспомощности одновременно. Но эта скотина во сне не умрет. Я сделаю с ним такое, что ад покажется ему раем! Пара тройка пощечин и наша спящая красавица проснулась. Видимо люди пугаются спросонок револьвера приставленного ко лбу. На эту мысль меня натолкнула бледность данного экземпляра гомо сапиенса.
   -Макс...
   -Не угадал, старуха с косой. Пришла по твою грязную душонку! Нет, нет, охрану звать не надо! - я зажал ему рот ладонью и он не посмел противиться. Я показал ему свое обручальное кольцо и начал толкать речь, которую придумал по пути сюда:
   -Это мое обручальное кольцо, оно одето мне на палец женщиной, которую я люблю больше своей жизни. Ты понимаешь, что это значит? Верно, дорогуша, я пришел вздернуть тебя за неё. Ты прикладывался к её личику, изнасиловал её и целовал при мне, Рэнделл. Такого я не прощаю. Ладно, тогда много лет назад, ты пристрелил Еву, я придушил Шонтьеву. Мы были квиты, но тебе показалось мало. Ты сам этого захотел. Мой брат мне сказал однажды, что миру только полегчает от того, что он пришьет такого как я, а уж по такой гадине, мир точно плакаться не будет!
   -Она жива! Она жива, Мартин!
   -Я знаю, а вот ты уже мертв.
   Клинок пронзил насквозь не только его грудную клетку, но и постель. Его сердце ещё сделало пару сокращений, я видел это. Словно птичка, маленькое и теплое сердце и мне стало обидно, что у такой скотины такая красота в груди. Я вынул пистолет с глушителем и пошел в соседнюю комнату. Детина кинулся было на меня, но получил пулю, а потом ещё пяток таковых. Я никогда не делал "контрольных" выстрелов, а сейчас увлекся. Три раза механизм щелкнул без пули прежде чем я смог остановиться. Потом я увидел её лицо и пистолет выскользнул из моей руки. Она сидела привязанная к стулу простыней какой-то. Но эти глаза, эти озера, наполнились водой и она шепнула мое имя. Потом ещё десятка два раз, пока я на негнущихся ногах пересек комнату. Мои пальцы плохо слушались, поэтому узел поддался не сразу и вот она в моих объятьях и мы оба рыдаем взахлеб.
   -Моя малышка, солнышко мое, девочка моя любимая... - в голову шли только такие тупые нежности. Ничего оригинальней. Она гладила мой затылок и целовала висок, пока я держал её в нескольких сантиметрах от земли.
   -Ты пришел! Ты пришел за мной! Я верила, каждую минуту надеялась, что ты не поверишь и придешь за мной. Мой Макс, мой хороший, - она шептала мне это на ухо и я чувствовал ноющее желание и жжение где-то внизу живота.
   -Я люблю тебя, богиня, слышишь?! Люблю, больше всех на свете, больше жизни своей собственной люблю! - походило это признание на вой собаки на луну.
   -Тише, милый, тише. Там этот Ренделл...
   -Нет там никого. Я всех их перебил.
   Тут до меня дошло, что я действительно пристрелил все возможные источники информации, но больше всего меня пугало то, что я убил при ней. Я клялся не делать этого. Сам себе клялся, но не сдержал свое обещание. Мертвое окровавленное тело валялось на полу и Вика жалась ко мне, сторонясь его. На ней было только шелковое платьице, поэтому я завернул её в свое пальто и понес на руках в гараж. Черная машина Рена минут за пятьдесят доставила нас к гостинице. Викуля замерзла и дрожала. Она не проронила ни слова, когда мы ехали, да и я молчал. А что тут скажешь? Спросишь, как провела прошедший месяц?
   -Макс, а ты... тебе разве не плохо, оттого, что ты убил? Совесть там... - проронила она уже в городе.
   -Совесть? Да пошла она на фиг эта совесть! Я тебя спасал, милая, мне наплевать на совесть, а особенно на число психопатичных извращенных козлов, у которых на уме только деньги, женщины и смерть конкурентов! - пафосно сказал я. Молчал бы, кандидат в президенты. Она сбросила мое пальто, выйдя из машины и вступая на снег босиком. Слезы располосовали её личико и я не знал, что с ней. Может она с ума сошла от пережитого. Да какая разница?! Она жива и невредима. Моя девочка. В номере я попытался её обнять, но она не позволила.
   -От тебя пахнет чужой женщиной. Мариной. Она была тут. В этом самом номере. На этой самой постели, ты занимался с ней любовью. И с Дебби, дома. На твоем пляже. А ты обещал, что он будет только нашим. Я все знаю! Мне приносили фото, чтобы я сказала им номер твоего банковского счета, но я не знала! - закричала она на меня. Я тряхнул головой чтобы вникнуть в смысл сказанного. Так, намечается буря. Смерч и торнадо. Мартин, попробуй оправдаться, придумай что-нибудь. Она поверит. Ты сотни раз отбрехивался, не молчи!
   -Вики, детка, я...
   -Вот она - твоя верность! Не успел похоронить меня, а уже завалился в койку с другой женщиной?! Вот чего стоит твоя любовь! Может ты и искал меня, но не сломя голову, а так, удовлетворяя все свои желания, а меня били, меня поимел и этот подонок и половина его парней, понимаешь?! Нет, ты никогда не поймешь! Ты же всесильный супер - гангстер! Убирайся! Оставь меня одну.
   Я пошел из номера и подавил желание перекреститься. Мама дорогая, что это с ней? Я понимаю ситуацию и очень виноват, знаю, что виноват, но хамить-то мне зачем? Интересно, она уже плачет в подушку и уже можно заходить и жалеться или ещё рановато? Даже пальто не дала, вредина. И угораздило меня втюриться в такую характерную! Так, берем денежки, идем в магазинчик цветов и Бог с ним, что он не работает. Кредиточка, замочек. Фокус покус, двери открываются. Забираем все белые розы, смотрим на цену, оставляем ценник и деньги на прилавке и уходим. Уф, цветы ещё не крал. Но это не кража, конечно, но все равно. И чего только не сделаешь ради этой неврастенички! И как у меня мысля повернулась? Ну ладно. Потом будем за это себя ругать. Прокравшись к номеру и дрожа от холода (это вам извините не лето красное, в замке в шелковой рубашке ковыряться), стучусь и жду. На колени встать что ли? Хуже не будет. А коленки все уже оббиты. Двери открываются и госпожа Виктория появляется перед своим покорным рабом. У меня вода с ресниц капает - снег тает, а ты даже не скажешь своего "Ты сумасшедший! Встань!"?
   -Прости меня, Вика, - как официально, а получше-то ничего придумать не мог? Ну давай. Я вот так жалобно на тебя посмотрю и ты меня простишь, правда? Я же не могу без тебя!
   -Ты думаешь, что твоего "прости" и этого веника мне достаточно?! Думаешь я растаю?
   -Это вовсе не веник, а розы. Я конечно могу их выкинуть в урну и мне будет наплевать, может мне наплевать что с тобой делают, может мне наплевать на себя, но мне не наплевать на наш брак! Я все ещё твой муж, хочешь ты того или нет и я чуть не совершил самоубийство в день твоих похорон! - я швырнул охапку роз на ковролин и яростно вздохнул. Я не мог без неё и я точно застрелюсь если она меня оставит. Даже я не мог за один день весь свет вверх ногами перевернуть, чтобы найти её. Но казалось это мое "самоубийство" её зацепило.
   -Ты? И как?..
   -Вены вскрыть хотел. Дебора не дала, - я отвернулся, чтобы она не видела моей улыбки. - Я не могу без тебя, понимаешь?
   -Неужели мне умереть для этого нужно было? - она поднимала цветы. Я помог ей, случайно касаясь её рук. Конечно она права, а я как всегда не прав, но это просто слова. Она озлилась на меня. Она многое пережила, но я пережил в своей жизни ещё больше. И её никто не может заставить делать то, что она не хочет. Она должна была драться за себя, как я дрался в Джерсвилле. Мне же умела отказывать, а уж если мне отказывала, что про этих говорить. Мы вошли в номер и она налила в вазу воду.
   -Почему ты изменил мне?
   -Не знаю. Просто... мне было одиноко.
   -Решил почувствовать себя нужным? Так ты был нужен мне! Нужен как никогда прежде! Я молилась, каждый вечер молилась чтобы ты пришел, каждый раз, когда меня насиловал этот ублюдок, молилась! - она накинулась на меня с кулаками и я прижал её к груди. Она рыдала. Все было не так ужасно, как она говорит, ей просто так казалось... Не утешай себя. Ты ублюдок и мерзавец, последняя эгоистичная сука, Мартин. И ты это знаешь.
   -Почему, Макс?! Неужели ты меня ни капельки не любишь?
   Я усадил её на постель и встал на колени возле неё.
   -Подумай, детка, был бы я тут сейчас, если бы не любил тебя? Да я виноват, но может я заслужил прощение? - спросил я в надежде.
   Вика взглянула на цветы.
   -Ты ни разу не дарил мне белых цветов. Почему подарил теперь?
   -Не знаю. Но белые цветы я дарил тебе. На похороны я приволок сотню белых лилий. И это та малая крупица из вороха, который лежал на могиле той бедняги. Я люблю тебя, Вика.
   Она поцеловала меня и обняла за шею. Я не мог больше терпеть. Я уложил её на постель и мы занимались любовью...
   -Я люблю тебя, милый, - я лежал у неё на груди и она гладила меня по голове.
   -И я тебя, а как все получилось? Ты хоть что-то знаешь?
   Глаза её судорожно "забегали" искав место на котором можно остановиться. Она уставилась на розы, чтобы не дай Бог не встретиться со мной взглядом. Короткие частые вздохи. Вика не умела врать, но я делал вид, что слушаю.
   -Они пришли и вволокли за собой девушку. Они мучили её прямо у нас в гостиной, - несовпадение номер раз. Ирландец не придумывал бы ложную победу. - Эти скоты сказали, что убьют тебя и взяв меня за шиворот потащили в машину, аргументировав это тем, что им нужен номер счета, а ты мне его никогда не говорил.
   Врешь. Не так все было! Сказать или не сказать?
   -А теперь расскажи, что было на самом деле.
   -Как?.. Ты не веришь мне?!
   -А должен? Виктория, пока я искал тебя я очень много узнал.
   -Я знала об этом давно. Эти люди шантажировали меня грозясь убить тебя и Еву. Я не могла позволить им отобрать тебя у меня. Я предложила этот план, когда они пришли и приставили к горлу нож. Я боялась, что они Еву убьют, а потом... а потом и тебя! Они притащили какую-то девушку, напялили мои украшения, а этот ублюдок повеселился со мной, но только он один, за все это время только он и Ренделл. Я не знала, что ты начнешь мстить! Я готова была быть у них до конца жизни!
   -Как ты посмела рисковать вашими жизнями?! Я гангстер мать твою! Если я три года ни хрена не делал это не значит, что я разучился револьвер в руках держать! Ты подписала монополию на убийство нашей семьи! У тебя вермишель вместо мозгов что ли?! - негодовал я. - Ты заставила меня поверить, что тебя нет, что ты мертва! Ты позволила этому ублюдку иметь тебя на моей постели! В моей спальной! На моих простынях! Мою женщину!!!
   -Не кричи на меня... - она всхлипнула.
   -А что мне делать? Ты хоть поняла, что сделала? Эти подонки подожгли дом, а в нем была наша дочь! Дочь, понимаешь? Крыша обвалиться могла и раньше, я мог задержаться на работе, я мог не броситься в дом! - возмущался я.
   -Но этого не было!
   -А могло быть! Не надо полагаться на случай, Вика! Я не господь Бог! Я не могу успеть везде! Ты заставила меня быть добропорядочным гражданином, а сама поддавалась рэкетирам. Я что, уже ни на что не способный кретин, чтоб не сказать мне о таком?!
   -Я боялась за тебя! Боялась потерять тебя! Я уже достаточно жила без тебя, чтобы потерять! - она отвернулась к стене, а я к окну. Каждый думал о своем. Она о наших отношениях, а я о том, что за сволочь хочет моей смерти. Раньше я просто действовал, не думая. А сейчас пришло время сообразить кто, зачем и почему меня собирается прихлопнуть. Таинственный незнакомец нанимает Ренделла и тот начинает оплетать все своими сетями. Хочет подключить мафию, а я проявляю чудеса дедукции и скажу, что мафию нанимали именно для меня. Что же получается? Видимо киллеров Пойса ему было не достаточно. Он нанимает и китайскую мафию и киллеров, или оных нанимает уже сама мафия, но не в этом суть. С Пойсом в контактах Уилфред. Бог знает как они состыковались, но факт остается фактом. Интересно, кто же все-таки заказчик? А ещё мне интересно, почему это она меня так берегла-то?!
   -Почему ты мне все не рассказала?
   -Я думала, что сама справлюсь. И потом, из-за меня ты уже был в этой передряге.
   -Как это? - я приподнялся от постели.
   -А вот так! Помнишь ты помог моему отцу? Так вот этот человек был кредитором, Макс.
   Мне показалось, что я сейчас буду где-то в районе небес. Это Тайлер. Ну конечно! Это подонок делал в России бизнес, круче только у меня и мафиози Китая. Да, Мартин, ты вляпался!
   -Вики, ты хоть понимаешь, что наделала?! - я встряхнул её за плечи и она поняла, что меня скоро пристрелят.
   -Макс, ты спятил?! Ты не справишься один!
   -Мне поможет Дебби. Я уже в дерьме и не собираюсь опускаться в него по макушку! - я тяжело рухнул на постель и почувствовал как её руки обвили мою талию.
   -Не надо, солнышко, не дерись ты с ними! - сказала она.
   -Мне нужно время. Если сейчас вернуться в Штаты, можно проблем заиметь столько, что до конца жизни не разгребешь. А ты должна быть в безопасности, - сказал я.
   -Можно немного побыть тут у моих родителей.
   Так, весело. Только тещи-гарпии и долбанутого тестя мне не хватало! И это у неё язык повернулся такое мне предложить?! Это идиотизм чистейшей воды!
   -Вики, не надо! - взмолился я.
   -Почему?
   -Просто, не надо! - я прижал её к груди. Господи, неужели мы только две минуты назад ненавидели друг друга?
   -Прости меня, милый, - она шепнула мне это в самое ухо и у меня снова проснулось желание. Вика вообще значила для меня очень много, а когда была так близко, то я вообще не мог понять почему до сих пор не прижал её к постели.
   -Но нам надо где-то переждать. Ты же уже бывал у них и вроде рвался свидится тогда.
   -Тогда я их не знал!
   -А что тогда? - спросила она и я посмотрел в её глаза полные слез.
   -Ну хорошо, мы немного побудем у твоих родителей и поедем в Миссури. Там ты отсидишься, а я пока поеду на разборки.
   -Но Макс...
   -Хоть раз меня послушай, ладно?
   -Какого тебе было, когда ты думал, что меня не стало? - спросила она и я понял, что следующим вопросом будет: а почему ты думаешь, что мне будет иначе.
   -Сейчас не в этом дело. Я хочу попробовать один план.
   -Ну зачем я заставила тебя стать этим владельцем?! Ну зачем? - спросила она.
   -Я сам думаю об этом.
   Мне хотелось плакать, но я боялся показаться тряпкой. Напуганным и беспомощным. Что толку реветь навзрыд и рвать на себе волосы? Вике нужен сильный и решительный муж, а не нытик какой-нибудь.
   -Но директор не защитит жену и дочь, а гангстер сможет! Раньше я этого не понимала. Теперь понимаю. Я ведь люблю когда ты злишься.
   -Понятно почему ты меня постоянно доводишь, - улыбнулся я.
   -Нет. Сегодня я впервые увидела, как ты убил человека. Макс, ты был таким...
   -Каким? - спросил я.
   -Решительный, мужественный, опасный. С ухмылкой на губах, в глазах мерцает пламя ненависти. Ты был чертовски красив и манящ. Я чуть с ума не сошла, когда тебя увидела таким.
   -Ну милая, до сумасшествия тебе останется не далеко. Я макс Мартин, а это имя - хорошего гангстера и плохого человека, - я снял с креста её кольца и одев на пальцы поцеловал руку.
   -Спасибо, что не бросил.
   -Я никогда тебя не брошу, - я обнял её и вскоре она уснула на моем плече, а я смотрел в ночь окна и думал о том, что будет, если меня не станет...
  
  
   Глава 6.
   Я съездил в аэропорт за чемоданом, который попросил у Деборы по телефону ещё ночью. Она отправила его скорым рейсом. Там была одежда Вики. Какая здоровая сумка надо заметить! И тащить эту громадину куда-то совершенно не хотелось, но пришлось. Зато мне достался такой поцелуй, что ради него полжизни таскал бы такую штуку.
   -Макс, ты чудо! Ты волшебник! - она обвила мои бедра ногами и я чуть не упал в обморок.
   -Ну тише, тише дорогой. У нас автобус скоро.
   -Автобус? Никаких автобусов! Такси и только такси.
   -Какое мне надеть? - она приложила к себе по очереди две вешалки с платьями.
   -Алое, - облизнулся я.
   -Не можешь дождаться ночи?
   -Хочу медовый месяц! - заканючил я. Она обязательно подойдет, сядет на колени и поцелует, а остальное дело техники. Я очень хотел её. Прямо сейчас в этой комнате. Вика села ко мне на колени и поцеловала, как и было говорено, но поцелуй этот был коротким.
   -Не сейчас. Не здесь.
   -Ну да, у твоих родителей, на столе в кухне! - обиделся я.
   -Глупый, не на этой неделе. У меня маленькие женские сложности.
   -Чтоб их... - она закрыла мне рот ладонью. Вика не могла поверить в то, что мне действительно приспичило по самые гланды, а я мать твою, не собираюсь тебе все по полочкам раскладывать. Я ни слова не сказал пока мы ехали в этом долбанном драндулете. Ни слова не сказал, пока поднимались в вонючем разбитом лифте, а родителям буркнул неразборчивое "Здрасьте". Я прошагал в ванную и умылся холодной водой. В конце концов, не она в этом виновата. Когда я снова вошел в комнату уже с широкой улыбкой, в окно светило яркое апрельское солнце и было ощущение того, что скоро все это холодное и мерзкое исчезнет. И у Макса будет ещё один день рожденья... Люблю об этом думать, что становишься солиднее и старше. Хотя в тридцать три уже пора думать, что старее и безмозглей. Ну да ничего. Кристина ведь все ещё строит мне глазки. Вика сидела у меня на коленях. Она это любила.
   -Ну рассказывай, как вы поживаете? Как Ева? - спросила Мария. Сегодня она была в хорошем настроении, что с ней редко случается. Видимо в тридцать пять приходится унимать свой темперамент, который у неё как у кобры, а то и хуже. Помните все те русские анекдоты про тещу? Так вот, все это про неё. Ух, зараза! Ну что ты на меня смотришь? На, улыбнусь, полегчало? Ой, покраснела. Интересно, Николай спятивший или просто больной от природы? Так, так, а Крис похорошела. Кем говоришь, работаешь? Менеджером? Хвалю! Давно пора. А то Вика спину гнула охрененное количество времени и все впустую. И квартира приобрела черты жилья, а то приехали в тот раз два стула, тумбочка, диван и телевизор. Нога Крис заскользила по лодыжке. Случайно или нет. Ай-ай, как нехорошо получается, а я-то ведь не металлический. Намек понимаю! Гормоны сволочи весной бунтуют. И как тут быть? Вика откинулась спиной на мою грудь. Люблю быть креслом.
   -А вы как, Макс?
   -Все хорошо. С Викой не бывает по-другому.
   Я был рад, что не отослал им телеграммы о смерти жены. Я знал, что это "липа", а теперь у вас ещё и темы для разговора кончились, меня надо колебать? Как бы так ответить, чтоб и сказать все и дать понять, чтоб отстали?
   -Эх, Кристинка, где б и тебе найти такого мужика! - воскликнула Мария. Боже упаси! Бедный парень повесится в первую же брачную ночь!
   -А как бабушка?.. - я пошел в комнату, которую нам отвели. Нет, определенно я не могу сидеть на заднице и обсуждать проблемы семейства Мартины - Самойловы. Появилось желание пойти в туалет и сунуть два пальца в глотку.
   -Макс? Да что с тобой сегодня?! Не с той ноги встал?! - Вика обняла меня за шею.
   -Не знаю. Просто ощущение дурацкое. Может я простудился? - с надеждой спросил я самого себя.
   -А где тогда температура - кашель - насморк?
   -Почем я знаю? На улицу хочу. Пошли прогуляемся? - предложил я.
   -Но папа...
   -Викуля! - воззвал я. Она сжалилась и правда, лучше я себя почувствовал только на улице. Видимо атмосфера этого дома действовала на меня отвратительно.
   -Ты какой-то уставший в последнее время. Ты хоть спал в этот месяц? - спросила она прижимаясь ко мне. Идя по улице мы представляли из себя ту сладкую парочку, которую можно встретить где угодно.
   -Не много. Знаешь, я хотел найти тебя каждую минуту этого месяца.
   -Прости за истерику. Не хотела, чтобы правда открылась. Ты говорил, что хотел покончить с собой. Из-за меня, такой эгоист как ты? Я не верю в это, - сказала она тихо. Не веришь, ну смотри. Я показал ей еле заметную полоску на запястье.
   -Дурак ты, Макс! Каких днем с огнем не сыщешь! - её голос дрогнул. - О чем ты думал-то? Как же Ева?
   -Я винил себя в твоей смерти и от этого было так паршиво! Я понимал, что ты где-то очень далеко, что тебя мучают и возможно уже убили. Даже после того как до меня дошло, что ты вовсе не умерла тогда, я не мог простить себя за то, что дал им украсть тебя! - я обнял её нежнее и моя рука совершенно случайно сползла пониже талии.
   -Макс, ты же... Ну неужели от тебя что-то зависело?
   -Если бы я не пошел...
   -Знали б где упали - соломки подстелили! - перебила она. - Я люблю тебя, Мартин. Не надо больше таких вещей даже в мыслях допускать, ладно?
   -Конечно, моя дорогая.
   Снег таял, превращаясь в веселые лужицы, которые звенели ручейками перетекая в водостоки. Да, да! Скоро будет тепло и здесь. Скоро все будет как тогда, когда я ухаживал за ней Когда любил её так же пламенно и нежно как и теперь. Когда больше всего надеялся, что когда-нибудь будет! А она была совсем молоденькой студенткой. Господи Мартин, ведь ты старше её на целых десять лет! Она тебе если не в дочки, то точно в сестры годится, но не как не в жены. Но все эти стереотипы ломаются, когда в деле замешана любовь. Вот и сейчас выходит, что симпатичный молодой мужчина гуляет по Красной площади с привлекательной девчушкой. Она так радовалась солнцу и родному городу, каким-то по-особенному своим улицам, каким-то необычно близким прохожим. Вика смеялась и хотела сделать все, что не могла в этот месяц. Пройтись по магазинам, поужинать в ресторане, побыть со мной вдвоем. Мы гуляли до сумерек. И вот мы шли вдоль набережной и Вика тихо напевала что-то. Она облокотилась на заграждение.
   -Макс, а ты был в Венеции? - спросила она. Я достал сигарету, зажег её и с наслаждением затянулся. Не курил вечность. Выпустив струйку дыма я встал сбоку от нё и смотрел на воду.
   -Никогда не был. Лиз была, но без меня.
   -Кто такая Лиз? - спросила Вика и мне вдруг захотелось рассказать ей все-все. И про то как я стал таким ублюдком, и про тюрьму, и про то как меня поимели. Все без утайки, но это мои тайны. Мои самые сокровенные тайны и никто и никогда не узнает об этом, а если я каким-то образом угожу в Джерсвилль, эта сволочь мне ответит.
   -Макс? - я понял, что она пытается до меня отчаянно достучаться.
   -Что?
   -Ты задумался. Это твоя женщина?
   -В какой-то степени. Я работал на неё когда-то, - я привалился спиной к поручням и примостил локти.
   -Ты работал на кого-то? Создается такое впечатление, что ты в жизни ничего не сделал сам, - усмехнулась она, смотря на меня.
   -Милая, все, что у меня сейчас есть, не упало на меня с неба. Мне пришлось все это отработать. Где руками, где головой, где револьвером, а где и постелью.
   -А сколько ты человек уже убил?
   -Я сбился со счета в двадцать пять. Но человек десять, наверное. Я редко занимаюсь этим. Это мерзко, - сказал я. Мне было приятно откровенничать с ней сейчас.
   -А та Лиз, она все ещё твоя, гм... твой работодатель? - я знал, что она хотела сказать хозяйка. Но Лиз никогда не владела мной полностью. Всегда оставалось что-то недосказанное, недоделанное. Такое, что создавало грань, за которую я так и не переступил.
   -Её убили. Уже очень давно. Ей было около тридцати пяти. Но эта женщина заставила меня взять в руки револьвер и спустить курок, - я бросил окурок вниз и Вика положила голову мне на плечо. Я обнял её стоя сзади и тяжело вздохнул. - Меня посадили из-за этого. На меня свалили вину.
   Надо же себя обелить. И потом, в моих словах есть доля правды. Если бы Лиз не завещала мне свое состояние, то я не пошел бы воровать трость, из-за которой меня и сдали.
   -Так ты... Я думала, что ты убил кого-то, или может что-то украл. Почему же тебя посадили, если ты этого не делал?! - возмутилась Вика.
   -А копы будут разбираться? Улики против меня и никого не интересует, что они подделаны, откапали парочку свидетелей, заполучили Хауи для психологической атаки и двинули прикладом по морде, за то, что я хотел поставить на место прокурора.
   -А я ещё тебя укоряла...
   -Я вообще психую из-за этого. Подло, когда мотаешь три года в таком месте за кого-то другого. Три года, это очень много, когда тебе всего двадцать семь.
   -Выходит я была у тебя первой после тюрьмы? - улыбнулась она. Наивность святая! Хоть нимб напяливай.
   -Нет. Но серьезные отношения у меня были только с тобой. Я вообще не думал, что женюсь когда-нибудь.
   -Ты жалеешь об этом?
   -А что так похоже? - спросил я, видя как медленно выплывает Луна на небо и ночь разворачивает над страной свои черные крылья. Сумерки сгущаются, становясь почти осязаемой теменью. Что-то теплое пульсирует у виска и хочется прижаться к Вике посильней. Хочется почувствовать, что в твоей жизни есть кто-то, кому ты можешь довериться.
   -Я хочу побывать с тобой в какой-нибудь другой стране. У меня турне должно было быть. Заграничное турне, Макс.
   -Только через мой труп! Никуда не пущу! - отрезал я.
   -Ревнуешь?
   -Конечно. Почему ты думаешь я Рэна пришил? Из-за ревности. Эта скотина касалась тебя своими грязными лапами, а раньше это разрешалось только мне.
   -Раньше? - не поняла она.
   -Знаю я про твои интрижки.
   -Но откуда... то есть про какие интрижки?! - она казалась изумленной. Актриса. Я засмеялся, а она прижалась ко мне.
   -Я так давно не слышала как ты смеешься. Ты вообще редко смеешься. Только улыбаешься. Почему?
   -В моей жизни мало смешного. Только последние три года были счастливыми.
   -Как там Ева? - спросила Вика.
   -Хорошо. Она у мамы. Ей там нравиться. Господи, мне так тебя не хватало. Особенно когда она спросила где ты. Я не знал как объяснить ей, что ты не придешь. Я не знал как себе это объяснить. В какой-то момент я понял, что твои руки больше не обнимут меня, твой голос не обласкает мой слух, а твои губы больше не коснуться моих, наверное тогда я и решил покончить с собой, - я уткнулся холодным носом ей в шею.
   -Мне никто и никогда не говорил чего-либо подобного. Ты мастер говорить красивые слова. Женщины любят ушами, поэтому ты и пользуешься популярностью, - она всхлипнула.
   -Почему сейчас плачешь?
   -У тебя ведь тоже были романы, верно? - она спросила оскорблено, словно я уже признался. Она могла не спрашивать. Я ничего ей не ответил, сказал только, что люблю её. И поцеловал. Под полной апрельской луной.
  

* * *

   Мы ехали домой. Целый месяц мы были у родителей Вики, но надо заметить дома почти не находились, а гуляли по столице. Пару раз были в казино и Вика полюбовалась на то, как её муж гениально играет в покер. А сейчас она сияла, потому что ехала в Лос-Анджилес. Хватит уже всего этого. Постель, спальная, сигарета и кофе. ВСЕ! Вот так хочу теперь. Я три года пахал как проклятый.
   -А наш дом сгорел дотла?
   -Верно.
   -Покажешь мне рай? - спросила она прижимаясь ко мне.
   -Ну об этом меня долго просить не надо, - моя рука просочилась под её юбку и Вика тихонько вздохнула. Водитель многозначительно хмыкнул. Черт, совсем забыл, что мы в такси, а не в лимузине в стиле а-ля Мартин.
   -А дом я могу отстроить заново. Все как было.
   -Нет, давай купим другой.
   -Зато на голливудской вилле тебя никто не домогается с автографами.
   -Ну хорошо, хорошо. Отстраивай.
   Таксист, мразь, так посмотрел на нас, что удавить его захотелось. Что смотришь? Я жадный, чаевых не дам! Сволочь! Спокойно, спокойно. Без истерик. Дебора повисла на мне едва я остановился у ворот.
   -Шеф, ну неужели за месяц ни разу нельзя было позвонить?!
   Спасибо хоть шеф сказала, а то Вика устроила бы мне разнос номер два и цветочками тут не откупишься! И вообще, чего ты ко мне прижалась?! Вики, солнышко, не надо по лицу мне бить.
   -Я в спальной, - она прошла по дорожке так, что мое горло сжалось.
   -Ну зачем ты так?! - возмутился я.
   -Ещё недавно вы занимались со мной любовью, - напомнила она. Её взгляд был тоскливым и разочарованным. Она хотела бы, что бы Вики была мертва. Знаю, что хотела, но я не имею права её винить.
   -Забудь все, забудь обо всем, что между нами было. Если ты хочешь, чтобы я был счастлив, забудь! - взмолился я.
   -Конечно, шеф.
   -Можешь нанять людей, чтобы отстроить дом в графстве? - спросил я идя в дом.
   -Могу, - серебряные дорожки заискрились на её щеках.
   -Милая, не обижайся на меня. Я просто не могу быть с кем-то кого не люблю... - говорю как Ева в свое время. Нет, не моя дочка, а жена моего брата, в которую я был безумно влюблен. Но как вы уже догадались, она меня отшила.
   -В Штатах большая подпольная разборка. Китайцы наезжают на всех, кто хоть как-то относится к Ренделлу.
   -Относился. И не к Ренделлу, а к Тайлеру Кертису. Учили же меня мочить всех и сразу, нет, оставил жизнь скотине, а он мне такую свинью подложил! - возмущался я нервно смоля сигаретой. У нас было время поговорить в гостиной. Вика млела в ванной наверняка.
   -Вы хотите сказать...
   -Да, этот подонок решил меня угробить. Нашел себе сообщника и поспешил за помощью к китаезам. Они-то думали, что у меня вместо мозгов опилки. Так что теперь, грызутся все и вся?
   -Полиция устала таскать трупы. Но никто не возмущается, потому, что дохнут отъявленные мерзавцы, - Дебби всегда оживала, когда говорила о делах.
   -Так, так. Они не догадываются, что за всем этим стоит моя скромная персона?
   -Давно догадались, но им нужно подтверждение. Того парня мог убить и Фрэнки, а потом к нему придти вы. А могло быть и наоборот. Но думаю вас потрясут некоторые приличные фигуранты дел полиции.
   -В гробу я их видал! На сегодня никаких визитеров. У меня с женой отпуск! - я махнул рукой и пошел в спальную. Вика была в шелковом халате и еще влажными волосами. Она расчесывалась, сидя у туалетного столика.
   -Я позвонила Винсу, - сказала она имея ввиду своего продюсера.
   -А он?
   -Был рад, что это ошибка и вообще все это один большой фокус с целью потрепать тебе нервы, - она откинула волосы и встала напротив окна так, что на фоне окна вырисовывался её силуэт и халатик стал почти невидимым.
   -Про нервы ты точно подметила.
   Это тяжелое ноющее чувство внизу живота сводит меня с ума уже месяц, если не больше.
   -Макс, а у нас когда-нибудь будет спокойная жизнь?
   -Теперь уже нет.
   -А если я попрошу развод, ты дашь мне его?
   Я сел на постели и уставился на неё так, словно она попросила меня походить по потолку.
   -Нет конечно. А с чего такие вопросы? - я насторожился, когда она рассмеялась.
   -Неужели ты так боишься потерять меня? - я понял, что она просто неудачно шутит, только когда халат соскользнул с её плеч. О Боже, моя милая, не расхаживай по комнате, как Афродита! Вика повернула ключ в двери и забралась на постель приближаясь ко мне как кошка, а я уже судорожно развязывал галстук и расстегивал пуговицы на рубашке. Я швырнул все это на пол, а Вика почему-то заинтересовалась шнурками на моих туфлях. Она аккуратно их развязывала.
   -Куда ты спешишь? - спросила она. - Мартин, у нас вся ночь впереди.
   Вика часто называла меня по фамилии особенно в такие моменты. Докатились, рассматривает мои носки, ну что в них интересного?! Чистейшие носки, только утром одетые.
   -Они разного цвета, - подытожила она.
   -При чем тут это?! - простонал я.
   -Ну смотри, один синий, а другой черный.
   -Да хоть фиолетовый в зеленую точечку! - я вырвал у неё из рук носки и швырнул их куда-то в сторону. - Меня может, пришьют через день-другой, а ты думаешь о цвете моих носков.
   -Как так?! - молчать надо было! Черт дернул за язык что ли?!
   -Из пистолета.
   -Макс, ты правда можешь нарваться на неприятности? - она серьезно смотрела на меня. Все её игривое настроение улетучилось. А мое-то нет!
   -Я уже на них нарвался. Вики, детка, давай не будем об этом, - я хотел коснуться её плеча, но она отпрянула.
   -Ты так просто говоришь об этом! Я могу... - я зажал ей рот.
   -Не можешь ты меня потерять. Я почти всю жизнь ходил по лезвию ножа. Я привык к этому и я знаю как уберечь свою задницу. А сейчас я хочу заняться любовью с моей любимой женщиной.
   Я заменил руку ртом и она закрыла глаза. Вика почти всегда закрывала глаза, когда целовала меня, а я любил наслаждаться видом женщины перед собой. Я жадно целовал её, словно мы не были вместе столетие. Её руки легли на мой брючный ремень и я почувствовал, как по спине забегали мелкие мурашки. О да, милая, я твой!
  
   Глава 7.
   Сегодня я уехал пока она ещё спала и оставил ей записку на холодильнике. Мы всегда писали друг другу записки. Я уходя на работу, а она - уезжая в студию. Перед зданием аэропорта я взглянул на часы и понял что осталось 9 минут до посадки. По терминалу я летел пулей. Вика ждала у поста безопасности и припала к моим губам. Поцелуй был жарким и я готов был ради такого на все. Дебора отвернулась.
   -Успел... - выдохнула Вика.
   -Я, да не успею. Ну хорошо, лети моя птичка, а я приеду скоро.
   -А если не приедешь?
   -Приеду. Мне только один денечек надо. Я сегодня кое-кому под зад с ноги двину и завтра прилечу к тебе. На целый месяц. На четыре недели, золотко.
   -Хорошо, мой дорогой. Я жду тебя, - она поцеловала меня в лоб, едва дотянувшись и помахала рукой у дверей в терминал. Дебора не могла смотреть на меня спокойно и я прижал её к себе рывком, нашел своими губами её и задержался на них на секунду, но не больше.
   -Зачем...
   -У меня сердце разрывается, когда ты так на меня смотришь. Ну, пойдем? - она прошла к авто, а я ещё проводил взглядом самолет, взметнувшийся в небо, словно стрела. Я проехал к одному субъекту, который знал все биржевые сводки и ворочал счетами всяких подонков. Он сказал мне, что мои счета в полном порядке и назвал парочку субъектов, чьи денежки стали моими. А это значило одно: Меня начнут искать и будут охотиться.
   -Ну что, босс?
   -У нас большие неприятности, собирай всех кого найдешь и скажи им чтобы залегли на дно.
   Но поведать все я смог ей только в столовой наедине.
   -И что вы собираетесь делать?
   -Сухари сушить! Что за идиотский вопрос? В Миссури меня никто не найдет.
   -А кому вы хотели пинок отвесить? - спросила Дебора.
   -Мне нужны приспешники Кертиса. Его доверенное лицо, или секретарь, все, что угодно. И да, мне нужна какая-нибудь сделочка с вышеупомянутыми китайцами. Они меня не тронут, если мы будем с ним в ладах. Так что подумай над этим, а я пойду расслаблюсь немного.
   Я снял ботинки и уселся на балконе с бутылкой белого вина. Оно переливалось на солнце и искрило в бакалее. Надо бы чемоданы собрать, но это подождет. Как же иногда приятно побыть наедине с самим собой. Самым любимым и единственным. Слушая далекий прибой... Ах, жизнь дана одна, так чего же её проживать в дыре?! Вот я и расслабляюсь в доме Лос-Анджилеса. Правда тут нет особого прибоя, но вспоминая Майами представляешь, что есть. Сумерки сгущались над городом и заливали небо чернильной тьмой. Я поднялся и потянулся. После ванной я лег в постель и уснул почти сразу. Мне впервые за последние 12 лет не снились дурные сны. Проснулся я от шума внизу. Дебби была ещё в городе, иначе бы разбудила, что могло... Ага, выстрел. Вскакиваю, напяливаю брюки и несусь вниз. Бамц и кажется, что плечо твое валяется где-то в другом месте. Ну ничего, черт, кровь течет как из крана, но эти подонки рады что меня подстрелили. Потеряли бдительность, а зря! Вот этому с ноги и перелом шеи в конце лестницы, а этих двух из его пистолета! Что, все? На этом веселье кончилось? Обидно. Дьявол, как больно! Надо перевязать эту рану. Так, навылет, кости не задеты и калибр не очень большой. Это вам не "Мегги". Тут двадцать пятый или двадцать второй. Я поплелся в ванную и замотал плечо бинтом, который оказался в шкафу. Мило. Смыл кровь полотенцем. Я взял чемодан и запихал в него пару костюмов, несколько рубашек и галстуков. Мать твою, ну неужели обязательно "пушкой" размахивать на всю комнату?! Я оделся в элегантный костюм и спустившись вниз выпил пару таблеток антибиотика. Мне ещё заражения какого-нибудь не хватало. Запил я все это виски. Пока добрался до аэропорта, почувствовал, как рубашка пропиталась потом. Да, выглядел я офигенно! Бледный, в поту и сразу видно, подстреленный. Ну может подстеленный и нет, но больной точно. Господи, мне совсем не хочется помирать! В самолете я уснул и проспал до самой посадки. Я еле выполз из салона и доковылял до традиционной прокатной машин. По пути я пару раз чуть не врезался в дерево. На лужайке играла Ева. Она кинулась ко мне и повисла на шее, доставив плечу такую боль, что я застонал, но только в мыслях.
   -Я так соскучилась! - она чмокнула меня в щеку и улыбнулась.
   -А где мама?
   -У дяденьки через три дома. Он пригласил её на чай, - Ева неопределенно махнула рукой влево. Марвин. Да я их обоих в салат покрошу! Не успела приехать, как тут же побежала к любовничку, что ж, где там у папы "винчестер" храниться?
   -Солнышко, скажи бабушке, что я приехал.
   -А ты куда?
   -К дяденьке через три дома, - ответил я. Ну ничего, я им мозги-то вправлю! Видимо порция виски на голодный желудок и ревность совсем затуманили мне мозги. Я схватил винтовку у папы из гаража и пешочком прогулялся по улице. Ферма Марвина представляла собой жалкое зрелище. Родители убили бы его, если б были живы. Они холили и лелеяли ферму, а этот ублюдок забросил хозяйство. Это обнищавшее местечко вызывало теперь лишь отвращение.
   -Никогда! Я не изменю Максу! - Вика вылетела из дверей и я вздохнул с облегчением. Она действительно ходила на чай. А вот у Марвина на уме были иные планы.
   -Я тебя су... - она замер, когда я сунул ему под нос "винчестер". Вика спряталась за моей спиной.- Крутой, типа, да? Уголовник хренов! - Марвин заткнулся, когда я передернул карабин.
   -Не ждал меня, да, Марвин? Знаешь что тебе будет за то, что ты прикоснулся своими обрубками к моей женщине? - спросил я несколько высокопарно. - Я собственник и жутко ревнив и поэтому если не хочешь заметь себе десятка два лишних пупков, вали в свою хибару и сиди там! Еще раз увижу тебя около нашей калитки, даже калитки, Марвин, мозги от стены отскребать будешь! Если конечно таковые у тебя есть, - я закусил губу. Боль была невозможная. Он поспешно забежал в дом и я развернувшись зло посмотрел на жену.
   -Ты не так все понял... Я не...
   -Да знаю я, что "не", но могла бы и не ходить.
   Пройдя десяток шагов я рухнул на четвереньки. Судорожно хватая воздух ртом, я старался не потерять сознание.
   -Макс? Что с тобой? Тебе плохо? - она встала на колени рядом.
   -Меня подстрелили... - я простонал это. - Мне больно так...
   -Дорогой... Ты, идти сможешь? Тут чуть-чуть, еще шагов двадцать. Макс, пожалуйста.
   Я поднялся, шатаясь как пьяный. Она нырнула мне подмышку и буквально взвалила на себя. Так, спокойно, ты дойдешь, Мартин. Ты не сдохнешь посреди дороги, понятно?! Давай, медленно и осторожно.
   -Умница! Давай, тихонько, мы дойдем, родной. Вместе! - её слова были почти не слышны из-за пульсирующей в ушах крови. Я споткнулся и грохнулся бы, если бы вовремя не мотнулся назад.
   -Тише, Макс, тише. Не торопись.
   Эти несколько шагов казались вечностью. А потом лестница дома... Вика не хотела пугать мать. Я считал ступени. Их было двенадцать. Но я не досчитал. Ноги подкосились и в глазах потемнело. Я подумал тогда лишь об одном, чтобы не сломать в полете шею. Было темно и тихо, а потом я услышал мелодию, потом слова. Она мне пела. Тяжесть на груди - она лежала рядом.
   -Помнишь я пела тебе эту песню в отеле? Мы едва были знакомы, а я уже влюбилась по уши. Ну очнись же, Макс! - просила она.
   -Спой ещё, - улыбнулся я и она заплакала. Легла мне на грудь и запела уже другую песню. Я никогда её не слышал. Песня была грустная и красивая.
   -Ты такой бледный. Очень больно?
   -А как ты думаешь?! - беззлобно возмутился я.
   -Ты так напугал меня.
   -Поскольку я не очень помню, что было на лестнице?.. - спросил я.
   -Я втащила тебя, а потом отца позвала.
   -Мама волнуется наверное. Иди, скажи, что со мной все хорошо. И бинты с йодом возьми заодно.
   -Хочешь, чтоб я тебя перевязала? Думаешь я медик?! - она испуганно взглянула на меня.
   -Я тебя проконсультирую. Давай. Мне уже лучше, - я и вправду чувствовал себя значительно лучше, но и ранение было не таким уж тяжелым. Просто кровопотеря большая. Вика вернулась с бутылочкой йода и бинтами. Я приподнялся на локте и Вика расстегнула мою рубашку. Повязка уже намокла от крови.
   -Когда тебя ранили?
   -Сегодня утром. Эти паразиты вломились в особняк когда я спал ещё.
   -А ты как обычно полез на них с кулаками? - укорила она и полила йод на рану. Мать вашу, черти подери, разрази гром! Тысяча ощущений. Я застонал и Вика отпрянула.
   -Забинтовывай, - дрожа сказал я. Она быстро обмотала мое плечо и грудь бинтом. Жжение унялось.
   -Я очень больно сделала? - она смахнула слезинку и отвела взгляд.
   -Нет, не больнее, чем эти твари. Ай! - я прилег на постель.
   -Мой дорогой, - она поцеловала меня в губы. В комнату вбежала Ева размахивая листком бумаги.
   -Смотри что я нарисовала тебе! - Ева запрыгнула на кровать и сунула мне листок. Видимо она срисовывала колли в гостиной. Собака у нее получилась очень не плохо, учитывая, что ей всего три года.
   -Спасибо, солнышко, - я поцеловал её в лоб.
   -Ты заболел?
   -Нет, папе сделали больно плохие дяденьки, - сказала Вика. Я не понимал для чего она это сказала.
   -А почему? - она изумленно смотрела на Вику.
   -Твой папа очень богатый человек и эти люди хотели его ограбить, а папа их взял и... выкинул из дома, - выкрутилась она.
   -Как в кино?
   -Почти, - согласился я. Ева недоверчиво посмотрела на меня, а потом начала говорить, что я самый-самый и если её будут обижать мальчишки, то она скажет мне, чтобы я им накостылял. Потом болтала ещё о чем-то, а я просто любовался дочкой и понимал, что она очень похожа на свою маму, только глаза как у меня. А характер мягкий и покладистый, но если разбередить её, то можно получить и получить не плохо. В этот момент я представил что будет, когда я буду выдавать её замуж. Её ухажер наверное семью потами изойдет, когда меня умолять выдать её за него будет.
   -Ева, детка, папа наверное устал. Да и поздно уже, пойдем я тебе сказку расскажу, Вика взяла дочку на руки и понесла в спальную.
   -Спокойной ночи, папа.
   -Спокойной ночи, милая, - я провел ладонью по её волосам. Девочки ушли, а я задремал.
   -Макс? - позвала меня Вика шепотом. Она всегда так делала, когда проверяла, сплю я или нет.
   -Извини, я разбудила тебя?
   -Нет, - я приподнялся и поцеловал её.
   -Ты же ранен, - простонала она, когда я расстегивал "молнию" на её платье.
   -Дорогая, мне это совсем не мешает.
   Часа два спустя она легла на мое здоровое плечо.
   -Домой я поеду вместе с тобой.
   -Нет. Ты не поедешь. Только потом.
   -Макс, я не безвольная тряпка, которую ты вынужден постоянно оберегать и защищать. Я - жена гангстера и обязана быть такой же как ты. Как сказал великий русский писатель: тот кто любит, должен разделять участь того, кого он любит, - строго сказала она.
   -Несносная ты.
   -Правильно. И научи меня пистолетом пользоваться.
   -На ноги встану и научу. Это тебе в любом случае пригодиться, - я поцеловал её в макушку и укрыл одеялом.
   -Думаешь я замерзла?
   -Нет, просто люблю о тебе заботиться.
   Мы лежали в темноте и я поглаживал её спину, рисуя невидимые узоры пальцем. Вика улыбалась и в полутьме комнаты целовала меня.
   -Макс, а ты плакал, когда думал, что меня не стало? - внезапно спросила она.
   -Да.
   -А в тюрьме ты плакал?
   Меня покоробило. Об этом вспоминать мне совершенно не хотелось, но от того, что было в жизни никуда не денешься.
   -Нет. Ни разу, а почему ты спросила?
   -Просто хочу знать, какого тебе было там, за решеткой.
   -Вообще-то о том что проявлять слабость нельзя я усвоил с первого дня. Махровые бандюги ставили пари на новичков, кто первый расплачется. Я стоил парню двадцатку.
   -Почему ты только теперь начал говорить о тюремных годах?
   -А разве это самые радужные воспоминания в моей жизни? - спросил я и она смутилась.
   -Извини. Но я все равно очень горжусь тобой. Что бы ни было там, - она позевнула и уснула на моей груди.
   Прошло около месяца, прежде чем Вика разрешила мне подниматься с постели. А потом я начал учить её стрелять по банкам. Вечером мы уходили в поле и я приобняв её, держа вместе с ней пистолет, учил её стрелять. Мне нравилось это. Она попала сегодня сама.
   -Видел?! - она часто дышала, глаза горели необъяснимым огнем восторга и возбуждения.
   -Видел. Ты попала. Вот видишь, ты теперь настоящая леди - босс, - засмеялся я и поцеловал её.
   -Уже полночь... - она взглянула в темное небо. - С днем рождения, любимый.
   Там - та - дам! У Макса, Днюха! Кто бы мог подумать? Люблю лето, определенно люблю лето. Я поцеловал её снова, проводя по бедру.
   -Жаль, что мне нечего подарить тебе.
   -Подари мне сына, солнышко, - попросил я.
   -Макс... Ты... У нас есть Ева! - она испуганно взглянула на меня.
   -И что с того?
   -Я хочу петь, я хочу продолжать карьеру! Скоро вручение национальной премии в области популярной музыки и я приглашена!
   -Вот именно, скоро, а я прошу тебя не сию секунду рожать. Но понимаешь, чего-то такого хочется, чтобы можно было сказать: моя империя даром не пропадет. Она перейдет моему сыну.
   -Ну а я-то тут при чем?
   -Заявочки, а жена моя кто? Липа у пруда? - возмутился я.
   -Хорошо, хорошо, но тебе надо будет потрудиться.
   -Уж за это-то не волнуйся, а сейчас нам пора в дом.
   Вика пошатнулась и упала мне на руки.
   -Что с тобой?
   -Голова закружилась, - отмахнулась она.
   -А с утра тошнило. На солененькое не тянет? - улыбнулся я. - Почему ты думаешь я об этом заговорил?
   -Может задержка и вправду не спроста?
   -Эх и... Ну слов нет! И она молчит! - оскорбился я.
   -Ну ничего же ещё не известно! Это может быть просто совпадение.
   -А может и не быть. Завтра в город съездим. Идет?
   -Сегодня. Уже сегодня, - улыбнулась она, а я подхватил её на руки.
   -Твое плечо!
   -Ничего с ним не случиться.
   Утром Вика нещадно сражалась с желудком, а я довольно улыбался лежа на кровати. Я повез её в город. Вика грохнулась в обморок у самых ворот консультации. Пришлось объяснить ситуацию. Молодая врач приняла нас и велела уложить Вику на кушетку. Свои чудесные глаза, моя прелестная жена открыла лишь после нашатыря.
   -Макс! - она встрепенулась, но успокоилась, увидев меня. Я поддернув брюки сел на стул около кушетки и взял Вику за руку.
   -Где я?
   -В больнице, родная, не волнуйся.
   -Ты раньше не называл меня родной, - Вика обняла меня за шею и врач заулыбалась.
   -Ну, ультразвук делать будем?
   -Будем, - сказала Вика. Она схватила меня за руку и впилась ноготками в кожу.
   -Все верно. Видите этот пульсирующий комочек? - спросила врач и у меня задрожали коленки.
   -Да, - выдохнула Вика сквозь слезы.
   -Солнышко, может у меня паранойя, но я вижу два пульсирующих комочка.
   -И то верно. Мадам, у вас будет двойня, - нашатырь понадобился уже мне.
   -Что вы так нервничаете, папаша? - засмеялась врач.
   -Такое счастье не каждый день бывает. Спасибо, - я приник к губам Вики.
   -И все?
   -С Днем рождения меня!
  
   Глава 8.
   Когда я вышел из ванной в одном полотенце, Вика стояла перед зеркалом в моей рубашке.
   -Скоро я буду похожа на гору! - возмутилась она.
   -Красивейший Эверест, - я обнял её сзади и мне показалось, что я упаду в обморок от счастья.
   -Тебя не тошнит каждое утро, у тебя не будет жутко болеть спина и уж конечно тебе не придется орать от боли в родах, - отчитала Вика, а я положил ей на плечо голову.
   -А как я люблю когда у тебя животик появляется! Ты такая соблазнительная, что я просто не могу сдержаться.
   -Противный ты, Мартин! Кошмар какой-то!
   Я уложил её в постель и начал целовать. А тут этот дурацкий телефон. Обычно я шнур выдергиваю, но у мамы фиг упомнишь об этом.
   -Да?
   -Шеф, это я. Я нашла секретаря того Тайлера и мафия ждет вас сегодня на сделку. Я забронировала вам место в самолете, - пропела Дебби в трубку.
   -Хорошо, когда рейс?
   После инструктажа что, когда, во сколько и где, я положил трубку и вздохнул.
   -Уезжаешь?
   -Да. Уезжаю. Но ты приедешь на свое вручение или как там его. Не раньше, - я поцеловал её в кончик носа.
   -Он опасен, Макс, - предупредила она.
   -Не опаснее чем я сам. Я буду осторожен. Только ты не верь, кто скажет что меня нет. Я могу это сам подстроить. Хорошо?
   -Премия в Майами будет проходить. Может ты домой заедешь? - спросила она меня.
   -Если время будет. Но я буду в Майами какое-то время. Еву с собой возьмешь?
   -Да. Приедешь на концерт? - спросила она.
   -Там и встретимся. Я могу опоздать немного, но приеду. А сейчас мне пора, котенок. Не волнуйся ни о чем. И не из таких передряг выкручивался, - я улыбнулся.
   -Поцелуй меня напоследок, - попросила она и я нежно и долго целовал её ощущая всю романтику поцелуя влюбленных.
   Уже несколько часов спустя я садился в лимузин, который ждал меня в аэропорту Майами.
   -Добрый день, шеф, - Дебби улыбнулась. - А где Вики?
   -Смысл таскать с собой по всей стране беременную женщину? - поделился я невзначай новостью.
   -Поздравляю, шеф! - она чмокнула меня в щеку.
   -Спасибо.
   В доме нас ждали далеко не охранники. Мы с Дебби немного поцапались с ними, но успели удрать невредимыми. Давно не участвовал в гонках на выживание, а именно таковым можно было назвать лихачество по улицам Майами в надежде удрать от преследователей. Вела Дебби.
   -Шеф, выпрыгивайте на фиг! Сейчас тормозну в подворотне. Зарегистрируйтесь в каком-нибудь мотеле поблизости и переждите немного. А я их обведу вокруг пальца!
   -Только осторожней, милая. Я не хочу лишиться такого сокровища, - я коротко поцеловал её и выскочил из машины, едва она тормознула в подворотне. Она вылетела на проезжую часть и за ней пронеслись неприятели. По адресу находились паршивенькие меблированные комнаты. Сразу за ними пролегала железная дорога, а на первом этаже находилась китайская прачечная. За два доллара я снял себе комнату. Убогость помещения привела меня в ужас. Железная кровать, дырявый квадратный коврик, древнее трюмо с алюминиевым тазом. Ни о какой ванной или туалете речи не было, да что там?! Не было даже шкафа! Единственное окно закрывала занавеска, а над кроватью висела штопанная - перештопанная марля, как я догадался от мух. И что я, Макс Мартин, человек который зарабатывает почти столько же сколько Билл Гейц у истоков карьеры, делает в столь убогом месте?! Да не рисуюсь я в такой вот обстановочке!
   -Вы могли бы подыскать местечко получше, - сказала толстуха из приемной.
   -А мне не надо другого, - я захлопнул дверь и расстелил пиджак на постели, поскольку он показался мне гораздо чище, чем это белье. Теперь надо было подумать. Дебби сказала что завтра В Майами прибывает круизный корабль, который везет секретаря Кертиса. Что ж, завтра, значит завтра. А сегодня у меня встреча с китайцем. Только надо попасть к нему в приемную и уточнить время и место действия. Я открыл кейс. Деньги, тысяч десять, ствол, и адрес кабинета. Твою мать, переться в другой район города! Ладно, главное все предусмотреть. Я выглянул во двор. Белая тачка стояла на углу. Парочка крутых типов были около неё и не стесняясь никого протирали револьверы плащом. Так, так, типа мы крутые к нам не подходи. Как только совесть позволяет, как на душе не гадко убивать такого симпатягу в расцвете сил как я? За что я люблю задний выход, так это за то, что его никогда не догадываются караулить. Я зашел в телефонную будку и позвонил в контору китайца.
   -Приемная мистера Тикасимы. Чем могу помочь? - пропела секретарша.
   -Мисс, это господин Мартин. Я желаю уточнить время встречи с мистером... сегодня, - я не решился произносить фамилию.
   -Через два часа в бухте. Что-то передать?
   -Нет. Все замечательно. Спасибо вам.
   Я пошел к остановке. Там был припаркован маленький двухместный автомобильчик. Я подергал ручку - не заперто. Ключи упали мне в ладони, когда я отогнул воротничок от солнца. Я почти никогда не угонял машины, но тут выбирать не приходилось. Наверное хозяин отошел по нужде. Подумать только, уже почти девять вечера! Я завел мотор и поехал по трассе. За мной поскакал парень. В крайне непечатных выражениях меня приглашали вернуться для сворачивания шеи и других проявлений членовредительства. Внешний вид парня наводил на мысль о наемном убийце. Вослед мне несся неразборчивый крик посылавший меня в разные неуютные места и я подумал о том, что авто надо будет оставить на этом месте.
   -Ну что ты так разорался, автобусы ещё ходят, а завтра получишь тачку назад в целости и сохранности, - подумал я. Через час я был в бухте. На сколько хватало взгляда, было поле молодой травы. Да, День рожденья, блин! Какие-то придурки сейчас заявятся, а мне остается только ждать. Фамилия ещё какая-то непонятная. Моя для него конечно тоже абракадабра ещё та, но в ней хоть букв не столько! Ночь опустилась на город и страх начал медленно подниматься изнутри. Капот машины, на котором я сидел казался таким холодным, словно постоял на морозе. Но это был просто та волна страха и чистого адреналина, которая всегда появляется перед чем-то неизведанным. Мелкая дрожь побежала по телу. Три автомобиля остановились на пустыре и я задрожал ещё сильнее.
   -Вы мастер эффектного появления, - заметил я, когда вместе с Тикумуси... Титканоси... короче китайцем, передо мной столпилось два десятка узкоглазых подонков.
   -В ваших глазах нет страха, почему?
   -А мне что-то угрожает? - спросил я.
   -Верно, вы первый, кого не трясет передо мной.
   -Ну, уж извините.
   Какой-то парень из свиты с диким воплем кинулся на меня и я рефлекторно обнажил лезвие клинка и тот вцепился в лезвие, которым я проткнул его живот. Хрип вырвался из его горла и после того как его тело упало на землю, на меня наставили "пушки".
   -Надеюсь это не был ваш сын, кузен или самый лучший телохранитель? Если так, то приношу свои искренние извинения.
   -У вас хорошая реакция, мистер Мартин, - он произнес это довольно чисто и пожал мне руку. Китайцы редко ручкаются с людьми иной национальности (я имею в виду данный экземпляр и прочих гадов), но я ему понравился.
   -Трость - это хорошо. Она символ власти. Какую работу вы мне предложите?
   -Могу ссудить вам некоторую крупную сумму денег и вы вложите её во что-нибудь. 30% с прибыли передадите мне и под моим прикрытием сможете работать в США, если, конечно, вас некому прикрыть, - сказал я, убирая клинок в ножны. Поправив перчатки, я посмотрел на него открыто.
   -Заманчивое предложение. Я приму его. К кому обратиться, мистер Мартин?
   -К Деборе - она мое доверенное лицо.
   -О! Извините нас, пожалуйста, я немедленно позвоню и скажу, чтобы её отпустили.
   -Надеюсь вы её не пытали? - спросил я строго.
   -Нет. Это не наши методы.
   -Уф, успокоили. Можно вопрос довольно личного характера?
   -Конечно.
   -Вам меня заказали? - спросил я.
   -Да. Мистер Кертис, но он так и не заплатил.
   -А где я могу его найти? - дрожа от нетерпения спросил я.
   -В Ки - Уэсте. Только я...
   -Ничего мне не говорили и вообще мне это на хвосте сорока принесла, - сказал я на русском, поэтому ни черта он не понял, но суть, кажется, уловил. Я дождался пока они уедут, скинул окровавленный пиджак и уселся в машину. Я оставил её на том же месте, где и взял. Я быстро заехал к себе и взял кое-какие нужные вещи.
   Толстуха из приемной окликнула меня и побежала ко мне, когда я уже поднимался к себе.
   -Вам с утра газету надо?
   -И кувшин с водой, - я протянул ей десятку.
   -Это мне?
   -Вам, - я закрыл дверь и улегся на плащ, на постель. Надо выспаться, завтра целый день как ищейке бегать. Часа в два ночи мне показалось, что началось землетрясение. Я вскочил и вытащил из-под подушки "пушку". Через полминуты до меня дошло, что это поезд и я выругался. Остаток ночи на мне спала жирная муха.
   Утром я потянулся, разбудив упомянутую муху. Брюки почти не помялись, рубашка выглядела свежей. Я достал черный пиджак и повязал галстук. У двери меня ждал кувшин с водой и свежий номер "Майами - Ньюс". Видимо за десятку, эта тетка могла и черта лысого достать. Я умылся, капнув воду немного одеколона, чтобы ржавчиной от рожи не воняло и сел на постели с газетой. Так, так, мафиозные группировки все ещё грызуться, политики что-то выясняют, а Тикасима купил землю под строительство бетонного завода. Ого! Да этот мужик умен, раз построит на нашей земле такую полезную для своей страны хреновину. Ладненько, надо бы перекусить. Кафе внизу удивило меня хорошим картофелем и хорошим кусочком поджаренного мяса. За кофе я дочитал газету, оглядев зал и не наткнулся на кого-то опасного. Видимо гангстеров Кертиса порешили остальные подонки, ну что ж, у меня деловая встреча с секретаршей на плавучем судне. Я зашел в магазинчик и приобрел коробку конфет и хорошее белое вино. Когда я выложил на прилавок свой набор Дон - Жуана, продавщица метнула взгляд на мое лицо, на полметра пониже и разочарованно на руку с обручальным кольцом.
   -Кому-то повезло, - вздохнула она, а я лишь улыбнулся.
   Корабль был красивый, двухпалубный. Такие ходят до Кубы или Гавайев. Очаровательно, может на нем найдется пара пышногрудых брюнеточек? Так, что опять меня на приключения потянуло? Нет уж, выясняем кто эта дамочка и где Кертис конкретно и уходим. Я подошел к стюарду и постучал по его плечу ладонью. Он развернулся и чуть склонился.
   -Где я могу найти секретаря мистера Кертиса? - я конечно, понимал, что не зная имени мне не ответят, но стюард сказал, что она сейчас на открытой палубе. Я прошагал по лесенке и пол зашатался под ногами, когда я увидел подругу детства - Лану Уотсон. Она сияла брильянтами на солнце, а мне достаточно было одного взгляда, чтобы отличить бриллиант от стекляшки. Она и есть секретарь Кертиса. Мама говорила, что она уехала в город, но я не думал, что по этой причине. Наверное ей предложили такую работу, а она подумала: почему нет? И к слову пол действительно пришел в движении. Поскольку яхта была туристической, я мог предположить, что это был утренний моцион с целью продуть двигатели. Я уселся за один из столиков и подставил лицо ветру и солнцу. Лана подсела ко мне и недоверчиво назвала по имени.
   -Именно, детка.
   -Как ты тут очутился?! - она схватила меня за руку.
   -Вошел по трапу, - я щелкнул пальцами и подошел официант. - Ведерко со льдом и два бокала.
   Я выставил на стол свои дары и Лана заулыбалась.
   -У тебя же жена воскресла?
   -А это дружеский завтрак, считай. Фирма по трудоустройству подсобила с бизнесом? - спросил я закуривая.
   -А тебе-то что за дело? - свирепо спросила она.
   -Просто ваш босс, должен мне дать кое-какие объяснения касательно его выходки по отношению к моему семейству.
   -А я-то думала, что ты здесь для того, чтобы кадрить девушек.
   -Я женатый человек, детка. И да, где обитает твой босс?
   -Пошел ты!
   -Да, и эта дамочка раздевалась по мановению моей руки, - укорил я.
   -Макс, наши отношения были детскими играми и ты сам не самый честный в мире.
   -Ты помогала ему искать Ренделла? Какое тебе было от этого удовольствие? Чтобы потом придти и утереть мне сопли, лечь под меня и стать миссис Мартин? - предположил я.
   -Метод дедукции в исполнении Макса Мартина. Мозги не устали? - засмеялась она. Соленые брызги и ветер летели в лицо.
   -Либо ты дашь адрес, либо я все равно полечу в Ки - Уэст и постучусь в каждую дверь, пока не найду его! - я упер ей в живот револьвер и Лана сглотнула.
   -Макс...
   -Пошли вниз.
   Спустившись на первую палубу я обыскал её карманы и пришел к выводу, что она не носит белья. Но адрес был записан на бумажке. Я положил её в бумажник и застегнул его. Берег был милях в двух и быстро приближался. Лана дрожала от возбуждения. Ведь мои ручки пошарили не только по карманам.
   -Ты все ещё все тот же Макс, которого я любила, просто стал старше и чуточку опасней, - она притянула меня к себе и потерлась своим бедром о мое. А потом с размаху заехала коленом в пах. Господи боже! Ну за что?! Я же ничего плохого тебе не сделал! Какая боль!
   -И все так же возбуждаешься от одного прикосновения! - она шарахнула туфлей по щеке и разодрала её в кровь. Всего одного толчка хватило, чтобы отправить меня за борт. Я тут же скинул туфли и пиджак. Бумажник! Пришлось нырнуть за пиджаком и плыть, держа ворот в зубах. Да я ещё и плаваю паршиво, воду поэтому и не люблю, но я все же добрался до берега. Чертова сука! Ну ничего, я тебя задушу собственными руками! Пока я шел до трассы палящее солнце высушило мою одежду и я поймал такси.
   -Ботинки украли? - обеспокоено спросил таксист.
   -И пиджак, а ты поезжай на Джошфилд стрит, - я выложил десять долларов. Бумажник кожаный, поэтому деньги не промокли. В комнатке я опустошил пару бутылок виски и вокруг меня сгустились сумерки...
  
  
   Глава 9.
   Солнце уже село, когда я пришел в себя. Кровать куда-то поехала, но вовсе не виски было причиной потери сознания. Хотя виски, но косвенно. Меня шарахнули по башке бутылкой. Дебби сидела в ногах постели и как только я открыл глаза приникла к моим губам.
   -Это ты меня?
   -Нет, я нашла вас здесь уже без сознания.
   Я глухо застонал от головной боли и свалившись с постели, дотянулся до бутылки и влил в себя её содержимое. Приятное тепло распространилось по телу. Я с трудом открыл один глаз и глянул в зеркало. То, что я там увидел, заставило меня вскочить и кинуться к тазу с водой. Что за рожа такая?! Мартин, тебе скоро заклятого врага убивать, в таком виде перед ним ты не появишься! Я скинул грязную рубашку, сорвал с шеи галстук. Ополоснув лицо и протерев его полотенцем, я уже увидел знакомые черты лица. Поплескавшись в тазу, я одел бежевый костюм, который мне принесла Дебби, рубашку, захваченную из дома и красивые сверкающие туфли. Я всегда любил, чтобы мои туфли сверкали, потому что сразу вспоминался тот день, когда мы с отцом поехали в город, устраивать меня в школу. У него были дорогие сверкающие туфли, которые он одевал в исключительных случаях. Я понимал, что он очень горд за меня, просто потому, что я у него есть, а этого слабоумного братца Хауи, он не отвозил, мать устраивала. У нас с братом очень натянутые отношения, но не буду сейчас об этом распространяться.
   Я повязал золотистый галстук и наконец увидел в зеркале Макса Мартина, а не сорокалетнего бомжа.
   -Вам не стоит больше пить, - предупредила Дебора, когда я взялся за горлышко бутылки.
   -Последний глоточек, не пойди во вред младенцу Максу и его ненасытной утробе, аминь! - я отпил немного, понимая, что на голодный желудок нарежусь моментально и поставил виски на трюмо.
   -У вас мобильный звонит, - Дебби думала что я пьяный или глухой? Слышу я.
   -Да?
   -Приятно услышать ваш голос, моя секретарь сказала, что вы меня ищите? - пропел Тайлер.
   -Верно.
   -Если вы все ещё хотите подраться, то садитесь на электричку до пляжей и...
   -А шнурки тебе не погладить!?! - эта сволочь ещё будет мне указывать?!
   -К слову, вы в своих любимых туфлях?
   -Не понял? - я действительно не понял при чем тут мои туфли.
   -Вы застрелили в них Джерри. Это был мой брат, сволочь! - проорал в трубку Тайлер.
   Понятно, значит они спектакль ставили на тему "Мы не знаем друг друга, но заказ ты выполнишь для нас двоих". Хауи такое для меня не сделал в свое время. А у жуликов, оказывается есть чувство долга.
   -А прыща на левом мизинце ноги у меня не разглядел? - спросил я и страсти на том конце провода утихли.
   -В Ки - Уэсте тебя будет ждать водитель, лети на водном самолете.
   Далее шли гудки и я улыбнулся.
   -Ваша жена уже прилетела в Майами. Завтра в шесть вечера состоится награждение. Вы приедете?
   -Да. Приеду.
   -Мне сказать ей где вы?
   -Лучше не пугай. - Я знал, что Дебора непременно скажет все в сто раз хуже, чем есть на самом деле и Вика разнервничается. - Охраняй её и Еву. А я только этого придурка укокошу и приеду.
   Внизу я взял машину Дебби и поехал к пляжу, смакуя сигарету и наслаждаясь теплым ночным ветром. К восходу самолет приземлился на воду. Я видел на востоке розовую дымку. Черный автомобиль стоял на парковке порта.
   -Вы Мартин?
   -Да. - Водитель больше ничего не стал спрашивать и за час я добрался до дома Тайлера. Во дворе меня ждало с десяток парней. Я увидел довольную ухмылку в окне. Рыло Кертиса светилось счастьем. Ну ничего, без боя не сдамся. При мне была лишь трость, но кто сказал, что холодное оружие хуже револьвера? Налетай, торопись! Гробом обзаведись! В общем о моментах боя распространяться не буду, скажу лишь то, что мне удалось-таки всех их положить. В крови и поту я распахнул дверь и увидел Тайлера с подсвечником. Меня пробрало на смех.
   -Драться будем? Мне даже стыдно такого как ты убивать. Посмотри на себя! Ты же выглядишь на шестьдесят! И Джерри был настоящим подонком. Мы оба это знаем и потом, разбирался бы со мной, при чем тут моя жена?! - зло сказал я.
   -Ваши деньги и ваша супруга, были единственным способом создать мощную преступную организацию.
   -Поиметь Вики ты называешь способом создать мощную преступную организацию?! - я схватил его за шиворот и он закрылся подсвечником.
   -Я... Я...
   -На что ты надеялся, на то, что эти салаги меня убьют? Твоих лучших гангстеров перебили китайцы, которые теперь являются моими компаньонами. И потом, я свидетелей не оставляю, а ты самый главный свидетель.
   -Какой ещё свидетель?!
   -Свидетель моей слабости. Играть на чувствах влюбленного мужчины - уже само по себе достойно смерти, - я одним движением воткнул клинок ему в грудь. Повернул и вытащил. Кровь побежала у него изо рта, взгляд помутнел и Тайлер рухнул на пол. Ну вот и все. Никаких больше погонь, самолетов, смертей, поджогов и мучений. Все! Неужели я никогда так и не буду жить спокойно, неужели от этого не убежишь?! Ладно, Тайлеру уже все равно, а домик у него ничего. Я прошел в ванную и принял душ. Потом выбрал себе элегантный костюмчик, прямо как на меня шитый, поел хорошенько и поехал к аэропорту. Мне нужно было успеть! Но я впритык приехал да ещё и в пробку попал. Я знал, что Вика будет дергаться, если не увидит меня в зале, но я ничего не мог поделать. Я швырнул таксисту мелочь и вылетел из машины. Сунул билет при входе и только в фойе успокоился. В зале надо появиться невозмутимо. Я услышал музыку и как её голос дрогнул на одном аккорде. Она не увидела меня на месте, а Дебб трепанула лишнего. Уф, надо идти. Я скользнул за двери и пошел по главному широкому проходу, Вика увидела меня и не переставая петь начала спускаться в зал. Песня уже почти закончилась, осталась только музыка. Она бросилась ко мне и поцеловала. Нежно и страстно. Её платье слегка искрило под пальцами, а зал уже поднял протяжное "у - у - у".
   -Как ты напугал меня, - прошептала она мне на ухо и улыбнулась сквозь слезы.
   -Иди на сцену. После поговорим.
   Я уселся на свое место в первом ряду и Ева заползла мне на колени. Дебб улыбнулась. Я очень гордился своей Викой, ведь она получила гран - при. В этот момент я понял, что действительно должен быть кем-то очень могущественным, потому что только такого мужа достойна эта женщина.
  

* * *

   -А что потом?
   -Что потом? - не поняла Вика сидя у меня на коленях. - Вам мало, господин корреспондент?
   -Журналист, солнышко, - поправил я и стер краску с носа. Мы вроде как красили стены в новом доме, но немного поспорили из-за цвета. Она вымазала меня за это краской.
   -Так что? - он сменил исписанный листок.
   -Мы приехали в Лос-Анджилес и стали жить по старому, только Макс начал отстраивать себе небоскреб. Работа у него такая интересная будет, - Вика нежно провела по моему лицу ладонью.
   -Выходит скоро на рынок выйдет "Мартин Эмпайерз"?
   -Возможно. Но не будем торопить события.
   -Ладно, я скоро напишу статью. Не волнуйтесь, неприятностей не будет. Я выпущу особо противозаконные детали, - подмигнул журналист. Он слезно умолял нас дать интервью, потому что никто решительно не знал что за непонятное воскрешение с Вики приключилось. Он удалился и я закурил.
   -Опять ты куришь. Это вредно и для меня и для твоего легкого.
   -Ну, милая, удовольствия требуют определенных жертв.
   -Ты знаешь, что Хауи жениться? - она прошла на кухню - единственное жилое место в доме.
   -Теперь знаю, а ему повезло так же как мне?
   -Наверное. Я её сама не видела. Он просто звонил, пока ты был на стройке и сказал мне. Пригласил на свадьбу. Макс?
   -Что?
   -А покажи мне клинок, - попросила она. Я принес трость. Вика обхватила рукоять и я немного повернул набалдашник. Она добрых пять минут любовалась на сталь, а потом заметила две витые буквы "М".
   -Красивая штука. А ты серьезно хочешь стать карьеристом?
   -Нет, я хочу заведовать всеми темными делишками в Штатах. Такая биржа труда для подонков. Но прикрываться буду вполне легальным заработком, - сказал я.
   -Ты с ума сошел! Это же преступление.
   -Нет, ты мое преступление, - сказал я и поцеловал её алые губы, без которых моя жизнь не имела смысла.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   123
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"