Миловзоров Борис Валерьевич: другие произведения.

Центр Вселенной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Центр Вселенной

  
   Петр Иванович завязал халат и перекинул через плечо новое полотенце.
  -- Маша, я в душ! - крикнул он, проходя мимо кухни.
  -- Хорошо, дорогой, - донёсся оттуда ласковый голос жены, - только недолго.
   Петр Иванович с сожалением отложил в сторону газету и принялся намыливать мочалку. Жена не любила, когда он слишком долго сидел в ванной. Потерев себя мочалкой до скрипа, Петр Иванович взялся за душ и включил воду, но в намыленной руке тяжелая металлическая лейка развернулась и щедро брызнула водой в противоположную стену. Петр Иванович вскрикнул: "Чёр..!", и вдруг для него всё померкло и переменилось.
  
   Он открыл глаза и привычно потянулся шестью щупальцами. Он лежит в Центре Вселенной. С яркого нескончаемого неба незыблемо льётся тёплый свет и благодатный дождь, питая и орошая бескрайние заросли бунджута. Всемогущий бог Бунджа изначально создал этот рай обетованный для их вечного комфортного проживания: глубокие и густые бунджутные заросли уходили на километры вниз, давая кров и пищу многочисленным поколениям баков. Верхние кончики нежного бунджута шли на питание учителям и детям, чтобы росли и умнели скорее, в угоду благословенному Бундже. Это был их город, удобный и бесконечно родной. Сколько тысяч поколений родилось, счастливо жило и умерло в Бунджуте? Не счесть!
  -- Эй, Пикалино, привет!
   Перед затуманенным в мысленной неге взором Пикалино возникли четыре радостных глазных стебля Шелероя пятнадцатого, в просторечье Шел.
  -- Привет, Шел, как поживает твоё досточтимое семейство?
  -- Как всегда, делится.
  -- Бунджа ей в помощь.
  -- Спасибо, и твоему семейству того же. Что поделываешь, брат?
  -- Готовлюсь к диспуту. Он состоится через пару четвертей деления.
  -- Знаю. Извини, Пикалино, но мне ваши разговоры скучны. По мне, чем рассуждать о возможном конце света и воды, лучше сходить вниз, к корням бунджута.
  -- Недоброе затеваешь, Шел, там внизу священные места упокоения наших предков! Стоит ли их беспокоить?
  -- Ну, да, нехорошо, но так хочется совершить что-нибудь!
  -- Наше предназначение в этом благословенном мире - творить добрые размышления. Разве ты не помнишь заветы учителей?
  -- Пикалино, ты всегда прав, и это ещё больше меня толкает на свершение несделанного.
  -- Ох, Шел, ты меня пугаешь: свершённое несделанное всегда разрушает имеющееся!
  -- Пикалино, я никогда этого не понимал, я просто хочу если не вниз, то за горизонт.
  -- Зачем?
  -- Хочу сам потрогать границу мира. Пикалино, пошли со мной?
  -- Но я уже знаю, что граница есть, другие ходили и видели.
  -- Пикалино, пошли, вдруг что-то найдём?! Такое, от чего у тебя возникнут новые размышления?
  -- Новые размышления? - Пикалино застыл от нахлынувшего озарения: Шел прав, в очередную дискуссию надо внести нечто новое, а то она уже давно застыла. Но самое главное, новые мысли могут повысить его статус от думателя до хранителя знаний! А это самые сладкие побеги бунджута, которые будут собирать специально для тебя и с почтением класть к щупальцам... - А что, Шел, пошли!
   По рассказам хранителей знаний, недалеко за границами их благословенного города находилась непроницаемая твердь, на которой держалось пространство из света и воды. Но хранители также учили, что покидать город Бунджут не в угоду светлому господу Бунджу, жить надо там, где ты явился на свет.... Впрочем, эти заветы не были уж очень строгими.
   Пикалино и Шел, шустро перебирая щупальцами, сравнительно быстро вышли из города, наполненного шумом и гомоном, так как их семьи жили с краю. Дальше начинались дикие заросли бунджута. У него никто не обирал нежных верхних побегов, поэтому они округлялись, твердели, потом вдруг подламывались и падали вниз. Кругом стоял тихий шелест падающих плодов.
  -- Пикалино.
  -- Да, Шел.
  -- А эти плоды можно есть? Они выглядят аппетитными.
  -- Нет, в них яд. Так говорят хранители знаний.
   Горизонт остался позади, потому что впереди возникла твердь. Она ярко сияла в лучах льющегося света, по её склонам текли нескончаемые потоки воды. Заросли бунджута здесь были особенно густыми и сочными, в них был особый привкус приключения, пьянивший наших путешественников. Они остановились на краю бунджутного леса: впереди высилась громадная горная гряда, склоны которой были исчерчены каньонами и пещерами. Картина завораживала. Пикалино и Шел, усевшись на огромном листе бунджута, таращили свои глазные стебли в грандиозную картину неведомого ранее мироздания. Особенно зачарован был Пикалино.
  -- Великий Бунджа, как же это грандиозно!
  -- И красиво! - вторил ему Шел. - Ой, Пикалино, смотри, там правее, на скале что-то движется!
  -- Да, верно... так это же бак! Пошли, поговорим.
   Они, что есть прыти, помчались к странному баку, восседавшему на одной из каменных круч, прямо рядом с потоком воды. Незнакомец видел их, но не прятался, что уже было хорошим знаком. Они остановились рядом, возбужденно перебирая щупальцами.
  -- Приветствуем тебя, собрат! - торжественно начал Пиколино традиционную песнь первого знакомства, но незнакомец его перебил.
  -- Помилуй Бунджа, только не пой!
  -- Но как же... - растерялся Пиколино.
  -- А просто, - ответил незнакомец. - Меня зовут Полисор. Я давным-давно ушёл из города, наверное, вас ещё и не было под тёплым светом?
  -- Да, мы ещё молоды. Моё имя Пиколино, я думатель, а это просто мой друг Шел.
  -- Что ж, будем считать, что познакомились. А теперь давайте, дуйте обратно.
  -- Как обратно?! - хором спросили Пиколино и Шел.
  -- Вы же хотели увидеть границу мира? Вот она. Увидели? Теперь уходите.
   Пиколино поджал щупальца и опустился на камни.
  -- Мы не уйдём.
  -- Да, не уйдём, - Шел опустился рядом с другом.
  -- Ну, тогда я уйду! - Полисор вскочил.
  -- Нет, нет, только не это! Прошу вас, - взмолился Пиколино. - Нам так повезло, что мы встретили здесь собрата.
  -- Повезло? - Полисор уселся обратно. - А ведь точно, повезло невероятно. - Он задумался. - Хм, а вдруг это знак? Ладно, молодёжь, я тут тоже скучаю иногда, готов с вами поговорить. И так, вы пришли посмотреть на границу мира. Так?
  -- Так.
  -- Эх, блаженные, а с чего вы взяли, что это граница?
  -- Но так нам говорили хранители знаний.
  -- Хранители, подумаешь! Да я, если хотите знать, сам был хранителем! И сюда пришёл для уединённого осмысления знаний, а оказалось, что все наши знания, это детский лепет, по сравнению с истиной.
  -- Как же такое может быть, достопочтимый хранитель Полисор?
  -- Не надо почтенных званий, Шел, отвык я от них, лучше просто имя.
  -- Но может быть, вы расскажете нам часть своего знания, Полисор?
  -- Пиколино, ты явно метишь в хранители? Ну, признайся.
  -- Я? - Пиколино засмущался, - ну, если честно, то да.
  -- Молодец, что не соврал. Шел, а тебе-то знания зачем?
  -- Я мечтаю совершить несделанное.
  -- Ого! Ничего себе желание.
  -- А Пиколино меня отговаривает.
  -- Правильно делает. Впрочем, решайте сами. Я расскажу вам, что знаю, берите себе и распоряжайтесь. Наш мир, юные друзья мои, состоит из тверди и пространств. Твердь, она перед вами, разделяет пространства.
  -- Вы хотите сказать, что есть ещё пространства?
  -- Конечно есть, Пиколино! Бесконечность должна быть чем-то заполнена.
  -- То есть вокруг нас бесконечность?
  -- Именно так, Шел.
  -- Позвольте, Полисор, а как же тогда быть с центром вселенной?! Хранители говорят...
  -- ...что мы живем в центре вселенной? Да пусть говорят. В бесконечности нет центра. В каждом конкретном мире центр есть, а в бесконечности нет.
  -- Простите, Полисор, я не понял, - Пиколино повернул свои глазные стебли к другу: Шел, ты понял?
  -- Неа.
  -- Объясняю: миры конечны, потому что их разделяет твердь, зато количество миров и пространств бесконечно.
  -- То есть за этой твердью есть другой мир?!
  -- Я уверен, что есть.
  -- А в него можно попасть? - спросил с надеждой Шел. Он подумал, что поход в соседний мир был бы лучшим свершением несделанного.
  -- Можно. Видите пещеры?
  -- Видим.
  -- В глубине бунджутного леса, у самых его корней, есть огромные пещеры. Они и ведут в другой мир. Но не вздумайте спускаться к ним.
  -- Почему?
  -- Потому что их охраняют чудовища. Так что в нижние пещеры не суйтесь, всё равно заблудитесь и вас съедят.
  -- Как это съедят?
  -- А так, "Ам", и вы внутри чудовища вместо бунджута.
  -- Полисор, а вы видели чудовищ?
  -- Нет, сам я не видел, но я спускался вниз.
  -- Вниз?! - Шел подскочил, - а глубоко?
  -- До середины, туда, где живут сумеречные баки.
  -- Сумеречные?
  -- Да, сумеречные. Спросите своих хранителей, знают ли они о сумеречных? Не знают! А вот они о нас знают. Знаете, как они нас называют: блаженными светлыми.
  -- Ого, круто!
  -- Красиво!
  -- Пиколино, ничего красивого! Напротив, сумеречные считают, что мы - это великая опасность для мира.
  -- Мы, баки, опасность?! Но мы же никого не трогаем, живем в добре!
  -- Конечно, ещё в каком добре! А вот подумайте, разве заслуженно Бунджа наделил нас любовью к свету? Мы живём праздно, едим досыта нежные побеги бунджута, а сумеречные вынуждены грызть толстые и твердые ветви. Я пробовал - ужасно невкусно.
  -- А чудовища?
  -- Ах, да, чудовища. Сумеречные называют их афагарами. По их рассказам, это большие баки, больше нас в десять раз. Они живут ещё ниже и съедают всё, что падает вниз, в том числе и ваших мертвых предков. Иногда некоторые афагары пробираются повыше и охотятся на сумеречных.
  -- О, какой ужас!
  -- Они же могут вылезти наверх!
  -- Нет, пока нет. Афагары света не переносят, да, и пищи им видимо внизу хватает. Но вот если свет исчезнет, тогда они все повылезают и сожрут всё вокруг.
  -- Полисор, ваши знания потрясли меня до глубины души, но я не могу их принять, - Пиколино вскочил на щупальца и изобразил поклон. - И потерять их не имею права. Умоляю, пойдемте с нами в город на диспут. Все баки превознесут вас, как хранителя истины.
  -- Да-да, Полисор, пожалуйста!
  -- К вам на диспут? Возможно, в этом и состоял знак? - Полисор встал на щупальца. - А пошли, надоело мне тут сидеть.
  
   "...ёрт!" - сказали губы, а руки выключили воду. Петр Иванович потряс головой: что это с ним за затмение вышло? Он вновь включил душ. Вода успокаивала, от её ласковых прикосновений странное видение туманилось, теряло очертания. Петр Иванович почти всё забыл и удовлетворенно тер себя мохнатым полотенцем. Перешагивая через борт ванны, он вдруг неловко поскользнулся и завалился обратно в пустую, но ещё теплую ванну. Падение было мягким, лишь затылок слегка стукнулся о бортик.
  
  -- Внимание, ловцы воды, приготовиться!
   Бунджутовый лес поредел, заматерел. На одной из сплетенных площадок стояли катапульты, к которым направлялись ловцы. В их щупальцах были катушки с бухтами тонкой прочнейшей бунджутной нити. Один из ловцов залез в катапульту. Выстрел! Огромная мгновенная тяжесть на всё тело, потом нескончаемый полёт и лёгкое поскрипывание катушки, сбрасывающей нить. Исчез внизу старый город, вокруг в светлом пространстве плавали тени. Это или твердые шары или водяные пузыри. Никогда нельзя было угадать, что тебе на пути попадется. Некоторые ловцы гибли, расшибаясь о твёрдую поверхность шаров. Профессия ловца была опасной, но самой важной и почётной в мире баков.
   Вот впереди показалась тень: шар или пузырь воды? По-особому блеснул бок. Вода! Какая удача с первого прыжка! Ловец мягко воткнулся в водяную плёнку, она прогнулась, но не прорвалась. Опять удача! Ловец заученными движениями выхватил из сумки сеть и стремительно принялся её расправлять. Лишь бы хватило, молился он Бундже.... Хватило! А теперь вниз, чтобы всем народом тянуть и тянуть вниз благодатное сокровище, высшую ценность их мира - воду. Слава Бундже, хотя бы тёплого света у них в избытке. Хранители говорят, что в далекой древности вода в избытке лилась с неба вместе со светом и то были райские времена. Ловец этой сказке не верил, ведь все его предки были ловцами воды. И его потомки всегда ими будут....
  
   Петр Иванович потер затылок. Вроде не болит, а вот всё-таки вновь чертовщина какая-то померещилась. "Не, Маше не скажу, - подумал он, надевая халат, - к врачу отправит. Вот сейчас пивка засажу бутылочку, лучшего лечения и не придумаешь". Петр Иванович закрыл дверь ванной и выключил свет.
  
   Заключение: исчез свет и раздался вселенский шорох: афагары лезли наверх.

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Миловзоров

  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"