Минаев Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Пара слов. Прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today


  
   Тем не менее, рассмотрим ещё одну статью данного автора.
   "Очень важные обобщения в связи с применением машин в промышленном производстве сделал величайший философ XIX столетия К. Маркс. Говорить о его отношении к машинам можно в плане трех следующих аспектов: определения, экономического (производственного) эффекта и социального. Очевидно, производственный эффект является составляющей социального. Но у Маркса есть соответствующее разграничение, которое само по себе имеет важное значение для анализа его творчества.
   Рассмотрение перечисленных аспектов составляет содержание настоящего очерка. В краткой форме каждый из них может быть охарактеризован следующим образом: определение Марксом машин - гениально, производственный эффект от их применения он описал достаточно кратко, социальный эффект по его мнению является только отрицательным. Последнее положение Маркс обосновывает, анализируя многие особенности капиталистического способа производства.
   Итак, что такое машина? Ответ Маркса на данный вопрос интересно сопоставить с определением, которое дал выдающийся ученый нашего времени, коллега Н. Винера - Стаффорд Бир. В целом можно сказать, что инженерный подход последнего имеет важное значение в плане разработки и конструирования машин. Однако, философское превосходство Маркса - бесспорно. Его способность обнаруживать существенное позволяет ему быть кратким и не менее точным, чем того требует математика. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к его высказываниям.
   "Прежде всего движение и деятельность средства труда приобретает в машине самостоятельный характер по отношению к рабочему. Средство труда становится само по себе промышленным PERPETUUM MOBILE, который производил бы непрерывно, если бы он не наталкивался на известные естественные границы со стороны своих помощников - людей ... " (Маркс К. Капитал. Т. 1. // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 23, стр. 414. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm).
   " ... машина ... или система машин, приводимая в движение... такой движущей силой, которая сама себя приводит в движение" (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 46, ч. 2, С. 203. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm). То есть эта сила характеризуется бесконечностью действия. И то, что машина в случайные моменты прерывает свое движение, изнашивается и в конечном итоге разрушается, имеет второстепенное значение. В этом только ее материальная бренность. Изношенную машину можно заменить новой. И в этой замене, и в ее движении воплощена потенциальная бесконечность, являющаяся неотъемлемым свойством той силы, которая "сама себя приводит в движение".
   Подобных высказываний в трудах Маркса достаточно много, и все они в полной мере соответствуют тем представлениям о машинах, которые вряд ли будут пересмотрены в науке ХХI столетия.
   Самодвижение, составляющее сущность рефлексии, имеет две особенности:
   а) самоопосредование, образующее замыкание;
   б) потенциальная бесконечность движения.
   Опосредование имеет место уже в простейших механизмах, приводимых в движение мускульной силой, однако здесь не всегда можно обнаружить замыкание. Кроме этого реальное движение обеспечивается затратами энергии. Однако энергия мышц человека, энергия мышц животного и энергия стихии природы - все это суть только различные количества. Порождаемые ими качества принципиально одни и те же. Все количества конечны, но дело не в этом. Дело в повторяемости, в возможности возобновления движения. И в этом смысле все движения, для которых предусмотрен повтор, бесконечны независимо от источника энергии. И по этой причине их обобщением является рефлексия.
   Механизм, реализующий рефлексию, является машиной, и уже в этом есть "самостоятельный характер", "самость". Но это стало особенно зримым после того, как он обрел независимость от мускульной энергии. Бесконечность движения стала реальностью. Маркс подчеркивает, что в производственном процессе человек часто является источником всевозможных ограничений.
   Для сравнения вспомним другое определение, которое дал выдающийся английский ученый середины XX века Ст. Бир: " ... мы применяем термин "машина" в качестве названия любой целесообразной системы" (Бир Стаффорд. Кибернетика и управление производством. Изд-во физико-математической литературы, М., 1963, С. 43). Здесь есть определение целесообразной машины, но нет определения машины вообще. Заметим, что рекурсия (или рефлексия) не предполагает ни какой целесообразности. Последняя - в ней самой. В ней есть только замыкание, но нет актов выбора, нет актов принятия решения. Бир пишет, что машина является целесообразной системой, наделенной обратной связью. Для машины как таковой все это излишне, если ее рассматривать в более широком плане, т. е., не с позиций кибернетики.
   В свете трактовки Бира ветряная мельница машиной не является, поскольку она не имеет обратной связи. Он увлечен чаcтными проблемами кибернетики и технической реализации, поэтому его подход не обладает необходимой широтой и общностью. Что он мог бы ответить на вопрос о том, какая существует цель для движения по кругу? Для Маркса же здесь очевидно, что цель может существовать только для того, кто организовал это движение. То есть, она может быть только внешней. Поэтому организация обратной связи, о которой пишет Ст. Бир, относится к сфере более высокого уровня. Целесообразной система может быть только для внешнего наблюдателя, который и является создателем обратной связи. Для него машина является средством. Сама же машина обладает только способностью движение, но цели может не иметь. Другими словами, понятие обратной связи к определению машины никакого отношения не имеет, поскольку далеко не всякое повторяющееся движение является целесообразным.
   Все то, что сказано Марксом о машинах, укладывается в понятие рефлексии (несмотря на то, что он нигде не упоминает этого слова) - философской категории, выражающей самоопосредование, самодостаточность, самодвижение в самом широком смысле. В Гегелевской диалектике рефлексия составляет основу всякого определения, она - необходимое и достаточное условие целого...
   С философской точки зрения машина - суть воплощение рефлексии в конечных пределах. Заметим, что рефлексия только и может осуществляться в конечных пределах. Иначе говоря, это положенная рефлексия. Причем эти границы, в частности, могут быть положены замыслом разработчика. Вне этих условий машин не существует. Вообще без ограничения не может быть движения (по причине диалектики конечного и бесконечного) и тем более не может быть управляемого движения, подчиненного конечной цели. Поэтому, конструируя машину, человек возбуждает движение и вместе с этим кладет ему пределы, из которых сам себя исключает. Здесь сразу же возникает размежевание сущности человеческой и машинной, размежевание в сфере труда и деятельности. В этом состоит и цель, и экономический эффект. Совершая положенные ей движения, машина превращается в "производительную силу", как совершенно справедливо говорит Маркс, включается в производственные отношения и решает проблему количества, являющегося фактором абстрактного труда.
   Маркс пишет: "Машина ни в коем случае не выступает как средство труда отдельного рабочего. Ее специфическое отличие заключается вовсе не в том, чтобы, как это имеет место у средства труда отдельного рабочего, опосредствовать деятельность рабочего, направленную на объект; наоборот, деятельность рабочего определена таким образом, что она уже только опосредствует работу машины, ее воздействие на сырой материал - наблюдает за машиной и предохраняет ее от помех в работе" (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 46, ч. 2, С. 203. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm).
   К этому трудно что-либо добавить. Машина конечно же является средством, но она принципиально отличается от орудия труда, и Маркс на это указывает.
   И далее: "Здесь дело обстоит не так, как в отношении орудия, которое рабочий превращает в орган своего тела ... . Теперь, наоборот, машина, ... сама является тем виртуозом, который имеет собственную душу ... и для своего постоянного самодвижения потребляет уголь, смазочное масло и т. д." (Там же).
   Ключевым словом здесь является "самодвижение".
   "Средство труда, выступая как машина, тот час же становится конкурентом самого рабочего." (Маркс К. Капитал. Т. 1. // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 23, стр. 440. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm).
   В этих высказываниях Маркс продолжает раскрывать сущность машины. Благодаря самодвижению машина обретает "самость". Быть "конкурентом самого рабочего" она может лишь при том условии, если является субъектом труда, и она таковым в действительности является.
   Иначе говоря, машина не есть то, посредством чего человек трудится. Подчеркивая это обстоятельство, Маркс в очередной раз указывает на самодостаточность (самостоятельность) машины в процессе выполнения нужной для человека работы. Последняя ориентирована на достижение конкретной цели, в связи с чем она является средством. И машина, и все условия, необходимые для ее функционирования, составляют ту конечную сферу, которая включает в себя человека...
   Как было замечено выше, "машина не является средством труда рабочего" (т.е. инструментом), но она является средством в более широком плане. Определяя машину, созданную человеком, заметим, что она - суть воплощение рефлексии, и в ней "труд приходит сам к себе". В связи с этим она имеет все особенности капитала, который является средством по отношению к внешним целям. Поэтому Маркс, конечно же, прав, относя ее к сфере постоянного капитала.
   Таким образом, машина обладает внутренней рефлексией, то есть способностью самодвижения в положенных границах, и поэтому являет собой целокупность и завершенность в плане этого конечного движения. Она не потребляет энергии человека для совершения работы, и этим отличается от простых инструментов. Человек же задает только начальные условия, возбуждает в ней самодвижение, исключая из него себя. В связи с этим она представляет собой, как говорит Маркс, "непосредственную производительную силу", и ничем иным быть не может. Но кроме этого, она включена во внешнюю рефлексию - производственные общественные отношения, и таким образом является составляющей постоянного капитала.
   Анализ Маркса обнаруживает много общего между машиной и капиталом. Одна только эта общность имеет очень важное значение для науки. В его "Экономических рукописях" особенно интересным представляется подраздел "Система машин как адекватная капитализму форма средств труда" раздела "Развитие основного капитала как показатель развития капиталистического производства". (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 46, ч. 2, С. 201-222. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm).
   Массовое применение машин в общественном производстве резко увеличило производительность труда и количество выпускаемых товаров...
   Но все эти факты для Маркса как бы "не столь важны". Он больше нигде о них не вспоминает и, в частности, в "Капитале". В аспекте обсуждаемой темы "Капитал" (особенно первый том) представляет собой совокупность противоречивых утверждений Маркса о машинах. В некоторых из них он глубоко по-философски определяет и сущность машин, и их социальную роль. В других же суждениях Маркс с упорством, достойным лучшего применения, достоинства машинного производства превращает в недостатки. Он совершенно явно заботится о том, чтобы не создалось впечатление того, что с помощью машин можно решить какие-то социальные проблемы. Поскольку в этом случае классовая борьба может утратить всякую актуальность.
   Конечно же Маркс глубоко прав, определив экономический аспект машин термином "постоянный капитал". Но сказав это, он погрузил в непроглядный туман и природу машины, и природу капитала. К сожалению, политические интересы Маркса взяли верх над интересами науки, и это не позволило ему быть последовательным до конца. Почему возрастает капитал? Маркс (и не только он) говорит, что это является результатом эксплуатации живого труда. Обосновывая это утверждение, он прибегает к явной софистике, которая совсем недавно марксистами-ленинцами выдавалась за величайшее достижение науки.
   Ощущается стремление обосновать вполне определенные политические заявления. В частности, он хочет показать, что применение машин в общественном производстве зависят от политического строя. Он утверждает, что существует, якобы, специфический "капиталистический способ применения машин". Что это за способ? И какой существует иной способ? На эти вопросы ответа нет.
   Маркс не употребляет слова "рефлексия", но именно это слово является ключевым в данном случае с позиций принципиальной науки. Развертывание рефлексии имеет место уже в последовательности предметов: машина, система машин, капитал. Данная последовательность состоит в последовательном включении этих объектов друг в друга: система машин есть форма основного капитала. Маркс это многократно повторяет. В его утверждениях капитал часто представляется в виде живой субстанции, активного духа, "порабощающего тех, кто присоединяет к нему свой труд". В действительности же рефлексия машины всегда лежит в отведенных ей границах. И рефлексия капитала ограничена тем же самым, он служит человеку, и им же ограничен.
   Согласно определению Маркса основной капитал - это капитал, потребляющий сам себя в процессе производства. Он является агентом превращения сырья и себя в продукт и представляет собой средство производства. В свою очередь средство труда, будучи включенным в исторический процесс производства капитала, преобразуется, развивается, эволюционирует и в конечном виде превращается в машину, в которой " средство труда ... по своему вещественному бытию, переходит в существование, адекватное основному капиталу и капиталу вообще ... ". (Маркс К. Нищета философии. / Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 203. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm).
   Замечательно. И далее: в машине средство труда "переходит в существование адекватное основному капиталу и капиталу вообще ..." (Там же, С. 204). Или другими словами, движение машины становится составной частью движения капитала, и это не вызывает возражений.
   Но здесь же Маркс пишет, что человек-рабочий является придатком машины: "деятельность рабочего определяется и регулируется движением машины, а не наоборот" (Там же).
   Как это понимать? Что хочет Маркс этим сказать? Это идеалистическое утверждение, которое не делает чести философу-материалисту.
   Вообще существует множество условий, которые человек вынужден соблюдать. Все они - суть многочисленные связи и отношения реального мира, игнорировать которые невозможно. В том, что сказал Маркс - только одна сторона. Другая же более важная состоит в том, что сама машина - это реализация замысла человека. Поэтому, подчиняясь ей, человек подчиняется собственному разуму, и в этом ничего нет ненормального. На протяжении необозримого количества страниц Маркс пытается показать, что благодаря применению машин степень эксплуатации живого труда увеличивается. Но в действительности - все наоборот. Как бы человек не "ухаживал" за машиной, он все равно остается вне ее основной функции, и Маркс это скрывает. Согласно замыслу человека рефлексия самодвижения осуществляется внутри замкнутых границ, внутри которых машина остается наедине с собой.
   Если рабочий виртуозно владеет инструментом, то с некоторой долей условности можно утверждать, что инструмент стал частью его тела. Другими словами, если человек владеет инструментом результативно, то это благодаря тому, что его движения контролируются сознанием подобно тому, как контролируются движения всех органов его тела. Имеющее здесь место замыкание реализуется через инструмент и органы человека, и это является составляющей рефлексии.
   Сущность машины состоит в рефлексии, которая замыслом человека вынесена за пределы его тела. Она является плодом человеческого разума, цель которого состоит не в том, чтобы эксплуатировать кого-либо, а в том, чтобы оставить рабочего за пределами замыкания и тем самым освободить его.
   Машины не являются живыми существами, но везде и всюду, где удалось сложный процесс труда разложить на элементарные составляющие, представить его конечным образом в конкретных пределах и осуществить эту рефлексию, машина превосходит человека во многих отношениях. Она сильнее физически, обладают неограниченной энергией, скоростью движения, точностью, и этот список достоинств может быть неограниченно продолжен. Благодаря всему этому появились качественно новые продукты труда. Именно этим обеспечено то увеличение производительности труда (в 27 раз), о котором пишет Маркс в "Нищите философии".
   Желая представить все это в превратном свете, Маркс пишет: "Наука ... не существует в сознании рабочего, а посредством машины воздействует на него как чуждая ему сила, как сила самой машины" (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 46, ч. 2. стр. 204. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm).
   Нельзя сказать, что это заблуждение. Вообще все вещи когда-либо созданные людьми, машины, наука, искусство - все это элементы социальной среды, которые, конечно же, "воздействуют на рабочего". И вполне уместно сказать "как чуждая ему сила". Но с позиций диалектики все это лишь необходимый момент социального прогресса, сопутствующий фактор, который Маркс идеалистически абсолютизирует, превращает в сугубо негативное явление. При этом он желает наполнить "живым содержанием" выдуманное им выражение "капиталистический способ применения машин".
   Положительный момент применения машин в общественном производстве, как известно, состоит в колоссальном экономическом и социальном эффекте, в эффекте "освобождении труда". Кроме этого благодаря безразличию ("чуждости") машина может быть применена абсолютно всюду, если при этом не нарушаются законы природы. Имеющее здесь место частное диалектическое противоречие состоит в том, что в той степени, в какой она безразлична и чужда по отношению к каждому, она общедоступна. (В этом тоже - одно из ее сходств с капиталом). Именно благодаря этому она имеет общественное значение и общезначима. Но ни одна наука не создала ни одной машины с целью "воздействия на рабочего" да еще как "чуждая сила". Обдумывая эти слова, Маркс вполне сознательно "изобретал аргументы", которые должны были убедить читателя в необходимости пролетарской революции...
   Продолжая игнорировать границы рефлексии, Маркс во всевозможных выражениях повторяет идею о господстве овеществленного труда над трудом живым: "Рабочий выступает как излишний ... , ... полное развитие капитала имеет место лишь тогда, ... , когда ... основной капитал противостоит труду ..., ... тенденция капитала заключается в том, чтобы ... непосредственный труд низвести до всего лишь момента процесса производства" (Там же, С. 206).
   Кратко все это можно охарактеризовать так: "перевернуть все вверх ногами", и Маркс это делает, прибегая к следующему хорошо известному приему: он формулирует заведомо истинное утверждение, а затем его абсолютизирут, идеализирует. В результате этого истина изменяет сама себе, вместо истины выдается нечто совсем другое. Этим методом он пользуется бесчисленное множество раз. Справедливости ради заметим, что великое множество подобных случаев рассмотрено в известной книге Ленина "Материализм и эмпириокритицизм".
   "Рабочий выступает как излишний ..." - это абсолютно верно в том смысле, что машина для того и создается, чтобы замкнуться в круге своей рефлексии. В этом круге человек действительно "излишний". Но благодаря этому человек освобождается для иной деятельности. Это совершенно истинное положение Маркс представляет таким образом, что человек, якобы, оказывается излишним вообще. Посредством данной спекуляции принципиально истинное утверждение Маркс совершенно сознательно превращает в ложное. Совершенно очевидно, что в данном случае главное значение имеет не научный фактор, который предельно ясен, а моральный.
   Машина не может возникнуть и существовать без человека, а если она уже создана, то без человека она теряет всякий смысл, саморазрушается и исчезает, подчиняясь закону возрастания энтропии, и как материальный предмет, и как составляющая основного капитала. Без человеческой необходимости машина не существует. Он для нее и оправдание, и необходимость. Поэтому "излишним" (в смысле Маркса) он быть никак не может.
   Выражение "Присвоение живого труда капиталом" (Там же, С. 212) тоже верно в смысле определения капитала, так как благодаря этому присвоению он растет и развивается. Но опять это только момент. А поэтому процитированное суждение в целом создает ложное представление, поскольку освещает лишь сторону явления, явно упуская сущность. Процесс не состоит только из "присвоения живого труда". Его сущность состоит в том, что он нацелен на удовлетворении общественной материальной потребности, на создание необходимых материальных благ.
   Подобных высказываний правильных в частности, но ложных в более широком плане у Маркса весьма много.
   "Таким образом, - пишет он - здесь определенный способ труда прямо оказывается перенесенным с рабочего на капитал в форме машины, и в результате этого ... его собственная рабочая сила обесценивается" (Там же, С. 212).
   Как это понимать ? Действительно "обесценивается". Но о чем идет речь ? Здесь два труда, но Маркс различать их не желает, специально создавая путаницу. Машина создается именно для того, чтобы освободить человека от рутинного труда и тем самым "обесценить" этот труд. В этом состоит цель, достижение и прогресс. О чем здесь "скорбит" Маркс ? - догадаться не трудно. Он хочет сказать, что здесь, якобы, обесценивается сам человек, и причина этого явления состоит в том, что способ применения машин является капиталистическим.
   Другой труд, состоящий в изобретении и разработке машины, то есть труд ученого, инженера и рабочего, создавших ее, не обесценивается ни в малейшей мере. Маркс это умалчивает и огульно заявляет, что обесценивается, якобы, всякий труд. Это абсолютно ложное утверждение, после которого ничего не остается более, как пожалеть рабочего и решительно отказаться от всех машин и всякого социального прогресса.
   И далее: "Вместо того, чтобы быть главным агентом процесса производства, рабочий становится рядом с ним" (Там же, С. 213). Верно. И чуть ниже: " ... труд выступает уже не столько как включенный в процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек, наоборот, относится к самому процессу производства как его контролер и регулировщик" (Там же).
   Здесь снова "скорбь", но по какому поводу ? Неужели, стоять рядом и контролировать - это хуже, чем проливать пот и получать ничтожный результат? Не трудно видеть, что вторая фраза опровергает первую. Именно став контролером и регулировщиком, рабочий стал "агентом процесса производства" в еще более существенном значении, чем прежде. Такова суть, но признавать ее Маркс не желает.
   Слово "труд" здесь (и всюду) трактуется только как "живой труд" и никак иначе, несмотря на то, что у Маркса есть и другое понятие, которое в данном случае весьма уместно, - "машинный или мертвый труд", о чем он как бы не помнит.
   "Деятельность рабочего ... определяется и регулируется движением машины, а не наоборот" (Там же).
   Это совершенно ложное утверждение. Здесь имеет место диалектическое явление, но углубляться в анализ, что было бы совершенно естественно, Маркс не пожелал. Вместо этого он развивает идею о подчинении рабочего машине, причем степень угнетения прямо пропорциональна мощности машины.
   Продолжая "логику" Маркса, уместно заметить, что он является "рабом" своих ботинок, поскольку левый ботинок нужно носить на левой ноге, а правый - на право. Как человек свободолюбивый он, вероятно, когда-то пытался игнорировать данное обстоятельство, но он нигде об этом не пишет. Очевидно, нарушать это условие нельзя, в этом случае тоже "деятельность человека определяется свойствами вещей". Но это мало беспокоит Маркса. Здесь он, как и во многих иных случаях, делает истинное по форме утверждение, но ложное по содержанию, явно рассчитывая на простодушного читателя. Безусловно известная ему диалектика формального и содержательного совершенно упускается из виду.
   Таким образом, есть все основания для следующего заключения. Автор "Капитала" фактически необоснованно утверждает, что существует якобы какой-то специфический "капиталистический" способ применения машин в общественном производстве. И тогда, очевидно, предполагается какой-то иной способ - "некапиталистический", на который он только намекает, но никогда о нем не говорит. В первом томе "Капитала" этой теме посвящена 13-я глава. В ней он достоинства машин превращает в их недостатки. В частности, он пишет, что применение механической силы повлекло применение детского труда. Для убедительности Маркс приводит многочисленные свидетельства тяжелой жизни рабочих в условиях капитализма. Все это совершенно верно. Но при феодализме основная масса людей вряд ли жила лучше. Как известно "все познается в сравнении", однако эту мудрую мысль он как бы не помнит.
   Применение детского труда на производстве свидетельствует, в частности, о том, что благодаря применению машин уменьшилась эксплуатация живого труда, поскольку физическая мощность подростка меньше мощности взрослого мужчины.
   Благосостояние народа в любом обществе зависит прежде всего от состояния производительных сил. А поэтому в феодальную эпоху, когда производительные силы находились на еще более низком уровне, жизнь людей была еще более тяжелой. Это доказывает только то, что более благоприятные жизненные условия могут быть созданы только благодаря техническому прогрессу. Фактор эксплуатации, конечно же, здесь имеет место, но он не может быть устранен посредством "пролетарской революции".
   В 3-м томе "Капитала" Маркс пошел еще дальше, изобретя новое понятие: "... средства производства в процессе капиталистического производства являются в то же время и средствами эксплуатации ... " (Маркс К. Капитал. Т. 3, ч. 1. // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 25, ч. 1. стр. 97. http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm).
   В строгом смысле момент эксплуатации в общественном производстве существует всегда, и не может быть исключен независимо от общественно-экономической формации. Здесь необходимо уточнить понятие "эксплуатация". Как известно, сущность не совпадает с явлением. Переоценивая явление и игнорируя сущность, Маркс превращается в идеалиста. Его выражение "средство эксплуатации" не отражает никакой сущности. Такое понятие науке не известно, его не было ни до, ни после Маркса. Более того, не существует и не существовало такой объективной реальности, которая бы соответствовала этому выражению. Это чистейшей воды выдумка Маркса, причем абсолютно пустая. Она может быть полезной только в сфере политической демагогии...
   Зависимость от машины представляет собой плату за социальный прогресс. Вообще существует бесчисленное множество условий, которым мы вынуждены подчиняться - физические, биологические, социальные и т. д. Но подлинная проблема связана с тем, что изменения наступают очень быстро, и уже сегодня человек едва успевает не только "подчиняться" новшествам, но даже замечать их.
   Все эти явления философы обсуждали и во времена Маркса и до него, но это его мало интересовало, поскольку из этого широкого плана выпадает тема классовой борьбы и тема взаимоотношения труда (живого) и капитала в трактовке Маркса. Машины - важнейший фактор социального прогресса. Работы Маркса о них в "Экономических рукописях" (первый вариант "Капитала") написаны в 1857-1859 годах, а первый том "Капитала" в последнем варианте вышел в 1872 году. То есть, прошел значительный отрезок времени, и Маркс фактически никак не изменил своего отношения к машинам. Точнее говоря, политические интересы для него всегда имели доминирующее значение, и поэтому он явно игнорировал научную принципиальность. На протяжении всех этих лет все его усилия были направлены на то, как представить технический прогресс таким образом, чтобы убедить читателей в "эксплуататорской сущности" капитала. Всю свою интеллектуальную мощь он сосредоточил на том, чтобы показать, что в условиях "капиталистического способа производства" машины являются эксплуататорами рабочих. На протяжении многих лет он настойчиво искал "научные основания" тех положений своего учения, которые по существу являются ложными. И конечно же, кроме изощренного софизма из этого ничего не получилось.
   Таким образом, Маркс сначала дал определение машины, а затем "утопил" это понятие в трех других понятиях: "постоянный капитал", "производительная сила" и "средства труда". Все они имеют важное значение в политической экономии и философии как абстракции, отражающие важнейшие моменты объективной реальности. Постоянный капитал - это, в частности, машины. Однако это понятие является настолько широким, что оно объемлет все многообразие накопленного труда. У Маркса оно используется только для того, чтобы особо противопоставить капитал постоянный капиталу переменному. Производительной силой он называет и человека, и вола, и машину. Последнюю он нигде и никак не выделяет, стараясь скрыть ту ее особенность, что она обладает способностью самодвижения и является субъектом абстрактного труда неограниченной мощности. Эта особенность несовместима с тем представлением о социальном прогрессе, которое Маркс пытается внушить "почтенной публике"...
   Благодаря рефлексии машина обретает способность совершать нужную человеку работу, и таким образом, она является субъектом труда. В третьем томе "Капитала" Маркс вполне справедливо наравне с термином "живой труд" употребляет выражения "машинный труд" и "мертвый труд". В этой связи уместно поставить вопрос о разделении труда между человеком и машиной. И такое разделение труда существует. Его не существует только в работах Маркса.
   К такому разделению органически ведет диалектика товара. Как известно, товар имеет две стороны - потребительную стоимость и стоимость, которым соответствуют конкретный труд и абстрактный. Марксово выражение "абстрактный" в высшей степени удачно, поскольку речь идет об отвлечении от качества, о тождественном самому себе труде, о его количественной стороне. Последняя создается количеством относительно простых движений, машинально, автоматически и определяет стоимость как суммарный результат. В этом аспекте труда выравниваются все различия, усредняются все показатели. Данная простота является результатом предельного разложения хорошо освоенных форм труда, что дает возможность практически неограниченно увеличивать производительность труда посредством применения животных и машин.
   Чем абстрактнее и "механичнее" становится человеческий труд, тем больше возможностей для человека "изъять" себя из этого процесса и на место своей деятельности подставить "деятельность" технического устройства. Машина реализует ту сторону отчуждения, которая была связана с "механическим" применением человека, с использованием его в качестве "силы природы", принимая на себя значительную долю "отчуждения труда" (Давыдов Ю. А., Ли О. С. Неомарксизм и проблемы социологии культуры. C. 278)." (Яцкевич В.В. Машины, их определение и их социальная роль в трактовке Маркса. http://all-referats.com/103/1-55424-mashiny-ih-opredelenie-i-ih-socialnaya-rol-v-traktovke-marksa.html).
  
   Подводя итог вышеизложенному, нужно отметить следующее. В.В. Яцкевич совершенно верно определил, что:
   1. политэкономические воззрения К. Маркса противоречивы и в них есть масса спорных моментов,
   2. приведённые им факты необъективны и не отражают картины в целом, а те, что не укладываются в его теоретические построения или игнорируются, или замалчиваются,
   3. сделанные "основоположником" выводы тенденциозны и антинаучны.
   Короче говоря, Маркс-учёный (если такой имеется) плетётся на поводу у Маркса-революционера, идя на всевозможные подлоги и подтасовки, до неузнаваемости искажая действительность, ради бредовых идей.
   Спрашивается, в чём его "гениальность"? В том, что он, как ловкий карточный шулер, дурит идеалистов и доверчивых работяг? Ну, раз вам так нравится, то можете считать его таковым.
   Но вернёмся к исследованию Яцкевича.
   С сожалением приходится констатировать, что, разоблачая "фокусы" Маркса, особенно касающиеся фетишизации так называемого "живого труда", автор впадает в другую крайность, медленно, но верно, скатываясь к фетишу "труда мёртвого". Вообще-то, в этих статьях до удивления много места занимает философская трактовка "живого" и "мёртвого" труда, как и труда в целом, тогда как сам "Капитал" Маркса, или точнее "Капитал. Критика политической экономии" (как полностью называется это произведение), посвящён изучению общественно-экономических проблем. Так давайте же обратимся к ним.
   Яцкевич очень верно подметил, что "основоположники", как К. Маркс, так и Ф. Энгельс, ничтожно мало внимания уделили использованию в процессе труда домашних животных. Гораздо меньше, чем использованию таких "дармовых" источников энергии, как вода и ветер.
   Использование тягловой силы животных, наряду с изобретением колеса и снабжённых ими повозок, стало гигантским шагом на пути развития человечества и решающим моментом в истории развития транспорта.
   Действительно, если раньше для того, чтобы переместить на сравнительно небольшой расстояние 10 мешков с зерном или мукой, требовалось не меньше десятка крепких мужчин, то теперь, с использованием повозки с упряжкой пары лошадей или волов, а то и одного животного, можно было переместить тот же груз на значительно большее расстояние. Не говоря уже о том, что с подобным транспортом, при минимальном обучении, могли легко справиться женщина или ребёнок.
   Вот наглядное высвобождение так называемого "живого труда", о котором столько пишет Маркс. А сколько подобного труда может высвободить водитель со своим "Бычком", не говоря уже о трейлере с прицепом? Разумеется, шофёр должен знать и уметь гораздо больше, чем "водитель кобылы", так у него и ответственность поболе.
   Нас же интересует другое. Несмотря на то, что вес и объём перевозимых грузов возрос в сотни, а то и в тысячи раз, разве труд "водилы" стал тяжелее труда носильщика? Пусть баранку крутить не сахар, но это же не на своём горбу тяжести таскать!
   Возникает вопрос: "А где же тут нещадная эксплуатация?" Разве труд работника не становится легче?
   Нам могут возразить, ведь мы рассматриваем не товарное производство, а транспорт, но разве там дела обстоят как-то по-другому?
   Что касается домашних животных, то их мускульная сила издревле использовалась для откачки воды из шахт и подъёма руды на поверхность, помола муки и соли. Даже в кузнице Уилла Тёрнера (одного из главных героев фильма "Пираты Карибского моря: Проклятие Чёрной жемчужины"), приводя в действие довольно сложный механизм, работает ослик.
   Со временем широкое применение получили ветряные и водяные мельницы, которые использовали для хозяйственных целей энергию ветра и падающей воды. Но подлинную революцию в промышленности совершило применение энергии пара, а затем - электричества.
   А что же эксплуатация? К. Маркс приводит данные, что за 70 лет производительность труда увеличилась в 27 раз! Так что, рабочие стали в 27 раз больше трудиться? Яцкевич утверждает, что этого просто невозможно, и он в этом абсолютно прав!
   Но так обстояли дела на заре капитализма, а как теперь, в наше время? Выше уже приводились результаты расчётов советского экономиста С.Л. Выгодского, согласно которым норма прибавочной стоимости в обрабатывающей промышленности США в 70-х годах прошлого века составляла более 500 %! Что и эксплуатация возросла во столько же?!
   В реальности дело обстояло так... Приведу пример из горбачёвских времён (середина 80-х годов прошлого аека), когда недавно выбранный глава СССР М.С. Горбачёв решил, что достаточно объявить перестройку, ускорение, закупить иностранное оборудование и в стране сразу же начнётся подъём.
   Не обошли новые веяния и обувную фабрику... сейчас уже точно не помню, как она называлась, то ли "Заря", то ли "Коммуна"... Но так ли это важно?
   Короче, привезли туда американскую установку. Если раньше рабочие изготавливали подошвы на прессе: один человек - один станок, то новом оборудовании должно было работать несколько человек... то ли трое, то ли четверо.
   Сперва с дьявольским порождением капиталистического разума никто работать не хотел: оборудование незнакомое, написано всё не по-нашему... это сейчас с помощью "Тырнета" перевести англоязычный текст - раз плюнуть, а тогда это сделать было некому.
   Однако начальство, которое поджимали сроки... отчитываться-то за новое оборудование надо, как и за выпуск продукции, которой пока нет... посулило хорошие деньги, в том числе и за "освоение новой техники" (была раньше такая статья расходов), вот парень (тот, что мне это всё рассказывал) с друзьями и согласился.
   Сперва хитроумный агрегат не поддавался, всё-таки там и электрика, и гидравлика, и пневматика... народ на бедолаг косился, про себя посмеиваясь. Так продолжалось месяц, другой... А на третий они выдали по четыре нормы на каждого, в следующий - ещё больше. И зарплаты получили соответствующие.
   Тут уж взиравшим на них весельчакам стало не до смеха и они побежали к начальству: "Как же так мы тут в поте лица на старом оборудовании (ещё довоенных каракатицах, 30-х годов), а у них..."
   Начальник: "Так они же производят больше!"
   А ему: "А у них всё само работает!"
   Действительно, подумаешь, фигня какая: какие-то дозаторы, манометры, датчики, за которыми нужно постоянно следить... Пота-то не видно!
   Хотите знать, чем кончилось дело? Понятно, что работягам, вкалывающим на старье, денег не прибавили, зато тем, кто с таким трудом освоил мудрёную технику, срезали и расценки, и зарплату. Моему знакомому с этой работы пришлось уйти - ответственность всё больше и больше, а платят всё меньше и меньше.
   Поучительно? Наверно.
   Возьмём другой пример уже из так называемых "тучных" двухтысячных. Дело было на вагоноремонтном заводе имени Войтовича, переименованном к тому времени в вагоностроительный. Начальство в кои веки решило пересмотреть расценки, существовавшие с незапамятных, ещё советских, времён. Пересмотрели. Всё получилось примерно, как в предыдущем сюжете.
   В колёсном цехе стояло два вида полуавтоматических вертикальных токарных станков, один старый - середины 70-х годов, другой поновее - уже 80-х. Оба - карусельные, для точения вагонных колёс, только тот, что постарше, обрабатывал посадочное отверстие, а более новый - всю остальную поверхность.
   После первой же зарплаты рабочий, что работал на "старичке", возмутился: "Как же так? На моём станке каждая операция выполняется в несколько проходов - черновых и чистовых. Всё вымеряется с точностью до микрона, с учётом посадочного размера оси. А у соседа - станок с чпу! Кнопку включил - всё само работает. Даже держатель с резцами сам поворачивается. Только знай, стружку снимай, чтоб на резец не намоталась. Причём обработка черновая (чистовую делали совсем на другом станке), допуски не идут ни в какое сравнение, не говоря уж о чистоте поверхности! Никогда раньше такого не было, чтобы за более точную и трудоёмкую работу платили меньше!"
   Потом сделали так называемую "фотографию рабочего дня". Всё правильно, просто кто-то "шибко грамотный" позабыл, что при обработке отверстия нужно несколько раз делать замеры, а на это тоже требуется рабочее время.
   Проблема разрешилась, а вот у нас осталась. К чему эти притчи, а к тому, что при росте производительности оборудования, пусть даже в несколько раз, никакой бешеной эксплуатации рабочей силы не происходит. И абсолютно прав В.В. Яцкевич, когда утверждает, что "Применение детского труда на производстве свидетельствует, в частности, о том, что благодаря применению машин уменьшилась эксплуатация живого труда, поскольку физическая мощность подростка меньше мощности взрослого мужчины."
   Но справедливо ли его следующее утверждение: "Для убедительности Маркс приводит многочисленные свидетельства тяжелой жизни рабочих в условиях капитализма. Все это совершенно верно. Но при феодализме основная масса людей вряд ли жила лучше."
   Всё дело в том, что К. Маркс как раз таки и приводит примеры внеэкономического давления власть имущих (тут, позабыв о былых распрях, единым фронтом выступают и высокие лорды, и чиновники, и дворяне, и капиталисты), загоняя ими же ограбленных мелких собственников в рабочие чуть ли не палкой. Используя для этого полицию, тюрьмы, суд! Где же тут свободный рынок труда?!
   Машины, действительно, усугубляют бедственное положение дел, пополняя и без того выросшую армию безработных, но не они создали этот переизбыток рабочей силы! Он был создан искусственно массовым сгоном крестьян с земли!
   Однако, К. Маркс в своём "Капитале" этого, как будто, не замечает, талдыча о каком-то свободном обмене эквивалентов! Разве драконовские английские законы того времени, заставляющие мужчин, женщин и детей идти на кабальные условия найма - это не внеэкономическое принуждение?!
   Пусть это ещё не рабство (как утверждает В.Ю. Катасонов), но уже точно не свобода!
   Так в чём тут пресловутая "гениальность" Маркса?! В том, что он в очередной раз "не заметил" лежащих на поверхности фактов?!
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Марго "Не будите Спящую красавицу!" (Любовное фэнтези) | | С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | Е.Флат "В прятки с судьбой" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Роман "Вопреки всем запретам" (Современный любовный роман) | | П.Роман "Игра. Темный" (ЛитРПГ) | | Е.Горская "Нелюбимый мой" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"