Минаев Михаил Геннадьевич: другие произведения.

Аттракцион

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вам не хватает приключений и драйва, если вашу жизнь сжирает рутина, и вам скучно в роли офисного планктона - вы сами можете всё изменить...


Аттракцион

Часть 1.

- Здравствуйте!

- Добрый день! Вы записывались?

- Нет, мы случайно зашли. Очень уж у вас вывеска интригующая - "Проверь себя на прочность!". Что вы предлагаете? Расскажите, пожалуйста, в общих чертах.

- Мы предлагаем пройти лабиринт-квест с препятствиями, разгадыванием ребусов и головоломок, стрельбой и многим другим, что щекочет вам нервы. Мероприятие довольно опасное. Игра может быть как одиночная, так и командная, на время. Возможно проведение соревнования двух команд с оговоренными условиями победы. Вот проспект, где описана часть нашего лабиринта...

- А почему только часть?

- Все это делается для того, чтобы вам было интересно. Также вы можете выбрать пониженную или среднюю степень сложности прохождения лабиринта, и в этом случае вы не попадёте на некоторые участки. Тем самым мы мотивируем вас на повторное посещение нашего аттракциона.

- Хм, разумно. А вот насчет подписки о предупреждении об опасности. Это что?

- Перед заключением договора на проведение игры...

- Договора на проведение игры???

- Да. Как я уже сказала, игра довольно опасная, возможны ушибы, ссадины и даже истерики. До серьёзного членовредительства, конечно, не доходит, пока, во всяком случае, не доходило, но такая опасность существует. Так вот, перед заключением договора на проведение игры с вами проводится инструктаж о том, как и в каких случаях, следует себя вести, чтобы избежать неприятностей. Вас ознакомят с элементами техники безопасности для особо сложных участков, причём за каждый вы расписываетесь отдельно. Также вам объяснят, каким именно способом следует воспользоваться для решения возникающих задач. Познакомят с системой оповестительных знаков и световых подсказок и т. д. Инструктаж платный, потому что после его прохождения некоторые игроки отказываются от участия. Если в дальнейшем вы захотите пройти лабиринт снова, то инструктаж необязателен.

- Меня смущает, что вы не улыбаетесь? Красивая девушка, так подробно и монотонно всё объясняете и не улыбаетесь. А как же привлечение клиентов, радушный прием, чай, кофе и т. д.?

- Дело в том, что наш аттракцион не для всех. Он для настоящих мужчин, сильных женщин и вообще людей со стержнем внутри. Далеко не каждый с первого раза, даже на первом уровне, может пройти до конца. Это не дешёвая забава для толстосумов и сладких мальчиков. Не дешёвая в смысле качества, хотя и в финансовом смысле тоже. Это серьёзное испытание! И наша вывеска - это не завлекаловка, это констатация факта. По результатам прохождения инструктажа и заполнения анкеты, в которую вы впишете возможные ограничения по здоровью, мы оставляем за собой право не допустить вас до участия в игре. В этом случае деньги за инструктаж вам возвращаются.

- Да уж... серьёзный подход. Что-то мне тоже улыбаться перехотелось. Хорошо, а что по ценам?

- Какая игра вас интересует?

- Ну, а общего прайса у вас нет?

- Нет. Всё подбирается под ваш запрос. К примеру, одиночная игра верхнего уровня стоит около ста тысяч рублей за три часа. Командная игра рассчитывается индивидуально на каждую игру. Первый уровень на трёх человек примерно пятьдесят тысяч, и т. д. Инструктаж проводят за символическую плату - тысяча рублей с человека.

- Понятно. А сейчас можно пройти инструктаж?

- Да, конечно. Вы один?

- Нет, нас четверо. Сейчас позову остальных...

Инструктор напоминал сержанта из американских боевиков. Несмотря на то, что на нем не было формы цвета хаки, кепки на голове и берцев на ногах, выглядел он весьма устрашающе. Под два метра ростом, абсолютно лысая голова, мощная, в виде чайки, складка на переносице, чёрные брови и уничтожающе-пронизывающий взгляд. Всем своим видом он демонстрировал нам свое презрение. "Интересно, этот тип там, в лабиринте, на нас с мачете не выскочит?" - пронеслось у меня в голове.

- В армии, конечно, никто не служил! Так?

- Нет, не так. Я служил, - довольно самоуверенно и непредусмотрительно произнес я.

- Писарем, наверное? Твой живот тебя дальше перехода по бревнам не пустит. Да и на скалу ты не заберешься. Ты, вообще, зачем сюда пришёл?

- Вы знаете, конкретно сюда я пришел получить инструкции по прохождению лабиринта, и мне непонятен ваш тон. Если это начало игры и такая странная форма обслуживания...

- Обслуживание?!! Я бы тебя так обслужил, если бы на улице встретил, - ты бы месяц потом на больничной койке валялся! Хочешь играть - слушай и отвечай на поставленный вопрос коротко и внятно, не хочешь - проваливай!

Я взял секундную паузу, поглядел на моих спутников, сидящих рядом и вопросительно смотрящих на меня. Со мной были трое коллег по работе, а точнее, подчиненных. Будучи недавно назначенным на новую должность и встав во главе нового коллектива, я решил культивировать у них корпоративный дух. Месяц назад вывез отдел почти в полном составе на пейнтбол. Получилось неожиданно весело. Потом кто-то в разговоре упомянул, что слышал про крутой аттракцион не для всех, и что пускают туда не каждого. Многих это заинтриговало. Тогда-то я и решил заняться поиском этого чуда. Надо сказать, что реклама в Интернете отсутствовала полностью. Целую неделю я пытался что-то нарыть. Но нет. Пришлось обзванивать знакомых менеджеров среднего звена, с вопросом - не слышал ли кто чего? Нашелся один любитель острых ощущений, который сам заинтересовался, когда приятели его приятелей хвалились, что недалеко от Москвы можно почувствовать себя Индианой Джонсом. Правда, для них всё закончилось минут за тридцать, и больше, по их словам, они туда не пойдут.

И вот теперь я смотрю на тупого громилу и думаю: "А что я, собственно, тут делаю?"

С одной стороны, хотелось выругаться, как следует, объяснить этому племяннику Шрека, что не все вокруг него черви, плюнуть на всё и уйти. Но с другой... вроде бы тебя опускают, но мы же за это деньги платим - может, они просто смотрят на твою реакцию? Может, это проверка на стрессоустойчивость, хрен его знает? Глупо будет уйти, даже не попробовав. Да и подчиненные нехорошие выводы сделают. Ладно, пока бить не начали, посидим, послушаем.

- Я всё понял.

Дима, коренастый качок невысокого роста, поджал нижнюю губу и одобрительно кивнул головой. Мы уставились на злодея.

- Цель вашей сладкой группы - дойти до конца за два часа. Перед началом игры вас экипируют. Полностью экипируют. Из своего на вас останутся только трусы и носки. В процессе игры вы будете проваливаться под землю, скатываться в провалы, залезать на скалы, падать в воду и, надеюсь, тонуть в болоте. Поэтому ваши дорогие и бесполезные шмотки останутся в раздевалке. Там же должны остаться все средства коммуникации с внешним миром. Повторяю, из своего на вас только нижнее белье! На входе лично всех проверю.

- А если что-нибудь случится? Как мы...

- Молчать! Вопросы будешь задавать, когда я спрошу - что вам, дебилам, непонятно? Понятно???

Задавший вопрос, Евгений, молодой человек, лет тридцати, с совсем не мужским телосложением, втянул голову в плечи и робко мотнул головой в знак согласия.

- Идем дальше. Перед входом в лабиринт вам на выбор предложат взять с собой кое-какие полезные мелочи. Какие для чего - разберетесь на месте. Скажу лишь, что каждая из них может помочь в преодолении препятствий. Простой пример - верёвка: можно сползти на заднице в яму с вонючей жижей и выбраться с другой стороны по мокрой скале, ломая ногти на ваших нежных пальцах, а можно сделать петлю на верёвке, набросить на что-нибудь, если найдёте на что, и перелететь эту яму. Никаких полезных советов больше давать не буду, всё будет зависеть от вашей сноровки и изобретательности. Поэтому будьте внимательны, когда будете делать выбор.

Каждому участнику на левую руку наденут вот такой прибор - он поднес к каждому из наших носов металлический хромированный браслет с выпуклостью, размером с пятирублевую монету. Затем, с определенным усилием, открыл крышку на вершине браслета, и в глубине появилась незатейливая красная кнопка

- Это единственная ваша связь с внешним миром. Крышка, если вы заметили, открывается с трудом, кнопка глубоко внутри. Всё это исключает возможность случайного нажатия. Когда вы должны воспользоваться этим прибором? Лучше, конечно, сразу, чтобы не создавать нам проблем с вылавливанием вас из болота или снятием вас со скалы. Короче - после нажатия кнопки игра прекращается. Если один из вас нажал кнопку, находясь не в одиночестве, т. е. в зоне видимости других игроков, то игра заканчивается для всех, кто рядом. Нажимать кнопку следует, если с вами случилась неприятность, типа: упал и сломал руку, или если вы заблудились и уже не знаете что делать, или когда просто обмочите штанишки и захотите к мамочке. В момент нажатия кнопки в блоке, где вы находитесь, включается освещение и загорается зелёная лампа над закамуфлированным выходом. В игровом режиме вы эту дверь не найдёте, да она и не откроется. Ещё раз повторяю для тупых: прежде чем нажать кнопку, убедитесь, что рядом нет таких же молокососов, не желающих, пока, покидать игру. Допустим, что кто-то из вас всё-таки решил войти в лабиринт. Первое: в переходах между игровыми зонами не стойте на одном месте дольше пяти секунд. Второе: если вы всё-таки угодили в ловушку, главное - сгруппироваться. В местах запланированного падения всё сделано так, чтобы вы не отшибли свой зад, но, при неправильном положении тела, вероятность перелома ваших хрупких цыплячьих костей не исключена.

Дальше. Участки с препятствиями делятся на несколько категорий. Первая: есть место входа и видно место выхода, но до него надо добраться. Как - ваши проблемы. Вторая: вы, вроде как, в западне, и непонятно как выбираться. Тут надо либо искать потайной выход, либо разгадывать ребусы. Какие - разберётесь на месте. Третья: есть смешанные зоны и система световых подсказок. Зелёный свет - правильно, красный - неправильно. Вопросы?

Наш четвёртый спутник, Слава, заёрзал на стуле и закрутил головой в поисках поддержки среди нас. Его и без того большие, выражающие вечную скорбь глаза округлились до размеров двухрублевой монеты.

- А какие могут быть вопросы, если вообще ничего не понятно?!! Что значит "угодили в ловушку"? Какие бывают варианты потайных дверей? Что за ребусы? Какие предметы с собой брать???

Человек-гора медленно, с ехидной, уничтожающей улыбкой, подошел к Вячеславу. Так же медленно, не отрывая глаз, присел перед ним на корточки и тихо, почти по-отечески, произнес:

- Мальчик, иди домой. Не нужно тебе себя испытывать. Если ты пошел в лес за грибами и увидел перед собой канаву, через которую тебе надо перебраться, какие тебе понадобятся инструкции? Если ты, с какого-то перепугу, попрешься в горы, какие вещи ты с собой возьмешь? Если ты провалишься в волчью яму, как ты сгруппируешься для мягкого приземления? Но ведь ты туда не пойдешь. Тебе это не нужно. Тебе тепло и уютно в твоем комфортном, убогом мирке. Иди домой.

- Да не пойду я домой. Я пройду этот лабиринт вместе со всеми. И не надо меня запугивать.

- Ну-ну, поглядим, каким ты вернёшься...

Девушка за стойкой слегка улыбнулась глазами и едва заметным движением губ.

- Ну что, молодые люди, кто хочет вернуть деньги за инструктаж? Кто не передумал пройти свое испытание? У нас сейчас как раз окно между забронированными играми.

Вопрос повис в воздухе. Я внимательно оглядел спутников.

Дима расплылся в саркастической улыбке и ехидно поглядывал на меня своими чёрными глазами. "Всё-таки он татарин, что бы ни рассказывал о своем славянском происхождении", - подумал я. Чёрная, аккуратно выбритая бородка, окаймляющая подбородок, добавляла выражению его лица ещё большую лукавость. Он был, пожалуй, самым подходящим кандидатом для подобного рода испытаний. Такой самовлюбленный физкультурник, боготворящий свое тело. С явной хитрецой, но при этом плохо умеющий скрывать эмоции. Всегда понятно, в каком он настроении, но никогда не ясно, что скажет или сделает в следующую минуту. Хотя, при необходимости, умеет подстроиться под ситуацию.

Женя, стройный мальчик с глазами оленёнка Бемби. Таких характеризует короткое и обидное слово - хлюпик. Хотя, после игры в пейнтбол и принятия алкоголя, он выглядел довольно агрессивным. А ещё большой неожиданностью для меня были его логичные рассуждения во время игры в "Мафию", к которой я решил их пристрастить с недавнего времени. Сейчас он смотрел на меня с недоумением. В его взгляде читался только один вопрос: "Вы что, правда, собрались туда пойти?".

Слава - логист, с одной стороны, частенько вызывающий у меня подозрения в левых заработках, с другой - ему удается решать практически все поставленные задачи по срочным и сложным доставкам. И поменять его на кого-либо другого, менее подозрительного, я не решался. Он нервно переводил взгляд, как бы пытаясь найти поддержку у окружающих. Его состояние граничило между удивлением и легкой паникой.

- Да вы чего? Вам жить надоело? Нет, понятно, конечно, - щекочет нервы, в любой момент можно выйти и всё такое... но ведь можно и руки переломать! Зачем вам это надо?

- А можно и не переломать. Ты-то чего нервничаешь? Не хочешь - не ходи. Тебя же на аркане не тянут. Мне вот интересно и я хочу попробовать. - Дима, не переставая улыбаться, теперь сверлил взглядом паникера.

- Ну, может, тогда уровень самый простой и по времени не самый долгий? Так, попробовать...

- А давайте в другой раз придем? На работе расскажем, может, ещё кто-то захочет. Подготовимся получше. Опять же, больше народу - дешевле обойдётся, - промямлил Женя как-то неуверенно, хотя разумное зерно в его словах было.

Дима тоненько, несоразмерно его комплекции, захихикал:

- Что ты там про деньги блеешь? Скажи честно, что ищешь повод смыться отсюда и больше не приближаться к этому месту.

- Да нет. Чего сразу я? Я не боюсь, просто...

- Просто ты боишься! И не надо ничего выдумывать.

Я понял, что обсуждение пора заканчивать, пока все не переругались.

- Давайте так: если идём, то вместе, если нет, то никто не пойдёт. А дальше разберёмся.

- Молодые люди, вы определились? Учитывая время на подготовку, через двадцать минут будет поздно начинать игру.

- Мы готовы, - неожиданно для себя и, не обращая внимания на робкие протесты со стороны Славы и Жени, сказал я, повернувшись к девушке. - Посчитайте нам уровень попроще.

- Какие вы выбираете условия окончания игры?

- А какие варианты?

- Игра может закончиться, когда остался один участник. Неважно, дошёл до конца или нет, - он объявляется победителем и выходит из лабиринта по запасному выходу. Второй вариант: игра автоматически заканчивается, если кто-то первым дошёл до выхода. Третий вариант: пока в лабиринте остаётся хотя бы один человек, игра продолжается до истечения установленного времени.

- А бар у вас тут предусмотрен?

- Мы не допускаем к игре людей даже с запахом алкоголя.

- Да я не об этом. Я просто думаю - если вылечу раньше всех, где мне стресс снимать.

- Конечно, для таких случаев у нас предусмотрена комната отдыха со всеми необходимыми удобствами.

- Отлично! Я думаю, нас устроит третий вариант, - сказал я, и, повернувшись к своим спутникам, спросил:

- Все согласны?

Двое обреченно кивнули, а Дима не смог отказать себе в удовольствии:

- Конечно третий, я надеюсь всё-таки дойти до конца.

Девушка разложила перед нами бумаги.

Через пятнадцать минут мы, в сопровождении Шрека, вошли в комнату со скромной табличкой на двери "НАЧАЛО".

"Да уж, ничего лишнего. Просто начало", - подумал я и мысленно оглядел себя с ног до головы. Берцы, камуфлированный комбинезон, под ним - термобелье или гидрокостюм, не знаю, как это лучше назвать. Легкий, но прочный материал облегал всё тело и застёгивался на молнию сзади. Комбинезон тоже был необычным. На коленях и локтях серьёзные уплотнения, не мягкие, но и не деревянные. Вокруг груди и спины тоже уплотнения, вроде пластикового панциря, переходящего в такой же плотности горловину, которая, в свою очередь, заканчивалась мягкой оторочкой под головой. "Чтобы шею не сломать", - сказал инструктор, заметив мой вопросительный взгляд. На руках перчатки, плотные, кожаные, с нашивками на ладонях и обрезанными пальцами. На левой руке браслет с кнопкой. И в довершение всего был шлем. На первый взгляд ничего особенного, шлем как шлем, нечто среднее между мотоциклетным и пейнтбольным. Но в нём совершенно не потели стёкла забрала, и дышалось довольно легко. Ещё от него шла кожаная горловина, застегивающаяся на молнию вокруг шеи, поверх горловины комбинезона. Получался чехол на чехол. Но, при всем обилии амуниции и таких серьёзных способах защиты, моё тело не испытывало никакого дискомфорта.

На столе, перед которым мы выстроились, находилось порядка двадцати разных предметов. Инструктор встал напротив и развел руками:

- Выбирайте! Кому что нравится, но только по одному предмету.

- Почему по одному? Вы же на инструктаже говорили о трёх вещах.

- Три вещи - это для серьёзных игроков и сложных уровней игры. Вы же выбрали простейший вариант, поэтому только по одному предмету, и каждому свой.

- Ну а почему всем разные? Может, мы хотим два фонаря взять. Кстати, там везде темно?

- Темно не везде, но фонарь пригодится. И, что касается фонаря, он рассчитан на пять минут постоянного горения, так что рекомендую им пользоваться лишь в крайних случаях. А почему всем разные предметы, - он прищурился и неприятно ухмыльнулся. - Пока вы вместе, у вас четыре шанса прохождения препятствий. Чем меньше вас останется, тем труднее решать возникающие проблемы. Выбирайте, время идёт...

Дима взял верёвку, скрученную, как у альпинистов, и надел её через плечо. Женя схватил фонарь и всем видом показал, что никому его не отдаст. Я выбрал трос с кошкой на конце, а Славе посоветовал небольшой багор длиной не больше метра. Даже не багор, а так - палка с крючком на конце. Поскольку собственных идей у него не было, он согласился.

- Последняя вводная: так как у вас первый уровень, в особо затемнённых участках будет гореть слабая опознавательная иллюминация. Толку от неё мало - видно не дальше метра, но ориентироваться немного помогает. Ну и чтобы с ума от страха не сойти. Если дойдёте до середины лабиринта, в чем я лично сомневаюсь, подсветка отключится, но в некоторых местах будут встречаться табло с таймером обратного отсчета, чтобы вы понимали, сколько осталось времени. Ну, всё, девочки, праздник начинается, - с этими словами он открыл массивную железную дверь, над которой тут же засветились цифры уходящего времени.

- Молодые люди!

Мы обернулись на девушку.

- Вы заплатили по десять тысяч рублей за эту игру. Так вот, в связи с тем, что вы у нас впервые, и чтобы играть было интереснее, победитель получит свои деньги обратно. Но только при условии, что он доберется до выхода. Удачи, мальчики! - и она в первый раз лучезарно улыбнулась. Дима, прищурив глаза и стрельнув в меня взглядом, довольно потер руки.

Мороз, пробежавший по моей спине, после её улыбки, усилился, когда мы вошли в темноту и дверь, с грохотом, захлопнулась за нами.

Если опознавательным освещением называлась жёлтая и тусклая лампочка, нервно мигающая на высоте четырех метров, свет от которой едва доходил до шлемов моих спутников, то можно только догадываться о том, что ждёт нас впереди.

А впереди не было ничего, то есть ничего не было видно. Понадежнее закрепив на плече трос, я сделал несколько шагов и расставил руки в разные стороны. Обе руки уперлись в стены. Под ногами начал вибрировать пол. Ловушка? Не рано ли? Только вошли.

- Парни, пол вибрирует, я думаю это напоминание, чтобы долго не стоять на одном месте. Пошли потихонечку...

- Михалыч, давайте я вперёд пойду, - Дима протиснулся вперёд и скрылся в темноте.

- Только не молчи, говори чего там и постарайся не убежать от нас в самом начале.

- Да куда мы денемся друг от друга? Тут ступеньки вверх пошли.

Несмотря на то, что, судя по голосу, он был рядом, видно его не было. Я так и шёл, держась руками за стены, и осторожно трогал ногами пол, прежде чем сделать шаг. А может и ерунда это всё? Так, страху нагнали, чтобы бабки слупить. Ну не сгинем же мы тут, в самом деле?

- Эй! Вы чего там притихли сзади? Голос подайте.

- Тут мы, тут, - голос у Славы был далек от радостного.

- А Женя?

- И Женя тут, он за мою палку держится. Мы в связке идём.

- Вы смотрите, а то один провалится и второго за собой утащит...

- Ладно, сориентируемся как-нибудь.

- Как-нибудь не надо, надо хорошо.

Я нашёл ногой ступеньку. Наклонился и, ощупывая каждую ступеньку руками, пополз вверх на четвереньках. "Четырнадцать. Это если по двадцать сантиметров, то на три метра поднялись", - подумал я.

- Осторожно, тут площадка небольшая, а дальше ещё ступеньки пошли, и они влево поворачивают.

- Дим, а я уж думал, ты в середине где-то.

Позади зажёгся фонарь.

- Женя! За каким ... ты энергию тратишь? Тут пока и без света всё понятно.

- Мой фонарь. Хочу свечу, хочу - нет. По ступенькам неудобно за палку держаться и в Славкину задницу тыкаться. Я на секунду зажёг, посмотреть, где вы.

- Чего смотреть, если ты нас слышишь? В общем, экономь энергию. Дима, чего там?

- Ещё площадка, побольше. Не видно ни хрена! Поднимайтесь, вместе стены ощупывать будем.

Ещё десять ступенек и налево градусов двадцать. Хотя зачем мне это - всё равно запутаемся, если лабиринт хороший. На площадке я выпрямился во весь рост и прислонился к стене слева от входа. Топнул ногой. Гулко. Внизу пустота, пол металлический...

- Эй, вы чего там? Все живы? - послышался голос Славы из глубины.

- Все. Это я пол на прочность проверяю.

Глаза понемногу привыкли к темноте, и я уже мог различить, когда в метре от меня из прохода высунулась Славина голова в шлеме. За ним пыхтел Женька. Где-то метрах в двух, у противоположной стены, угадывалась фигура Димы, обшаривающего стены. Я стал обшаривать с другой стороны. Помещение оказалось бесформенным многоугольником с тремя выходами, через один из которых мы вошли. Слава остановился у нашего входа, Женя прошел в центр, а мы с Димой засунули головы в две оставшиеся ниши и стали прислушиваться.

- Слышу легкий шум воды, - сказал Дима.

- А у меня тишина. Хотя я на ухо туговат - может, просто не слышу. Иди, послушай.

- Нет, у вас точно ничего не слышно. У меня слух хороший.

- Пойдемте туда, где вода шумит. Там наверняка свет есть, надоело эти стены облизывать, - Слава подошел ко второй нише и прислушался.

- Точно, шумит.

Я повернулся к Жене.

- Дай фонарик, в этот проход посветим быстро и решим.

Он сделал шаг и протянул фонарик.

- Может, пока лучше туда, где сухо? Успеем ещё воды нахлебаться, - я взял фонарь и посветил в нишу. С двух сторон глухо стукнуло по шлему, всем не терпелось поглядеть. Но ничего, кроме ступенек вниз, мы не увидели, так как света фонаря хватало метра на два, не больше. Женя не унимался:

- Вы меня слышите? Надо туда спуска... А-ай! Мама!

Мы резко обернулись, не забыв, при этом стукнуться шлемами друг о друга. Жени не было...

- Все к стенам прижмитесь! Отойдите друг от друга! Дальше! Спокойно. Сейчас разберёмся. Он на месте долго стоял. Ловушка сработала. Надо двигаться.

Я начал передвигать ногами вдоль стены туда-сюда.

- Хорошо, фонарик вовремя отдал. Я предлагаю к воде двигаться, - и Димина фигура исчезла в проеме.

- А может, его достать можно? - неуверенно спросил Слава.

- Хрен ты его достанешь. А если Дима убежит, мы без верёвки тоже сгинем. Пошли за ним, и надо уже вторую скорость включать. А то за десять минут десять метров всего прошли...

- А-а-а-а-а-а! Ох! Ой!

- Это Дима был?

- Вроде. Только я никогда не слышал, чтобы он так орал.

- Значит, туда мы тоже не пойдем. Держимся друг за друга, давай свою палку. Идем быстро, но аккуратно. Так, фонарь здесь, трос здесь. Держи конец троса. Если я провалюсь, бросаю палку с тросом и попытаюсь фонарь успеть кинуть, чтобы тебе остался. Если ты рухнешь, попробуй меня не утащить за собой. Бросай всё. Понял?

- Понял.

- Пошли.

Мы начали спускаться. Локтем левой руки я упирался в стену, в ней же держал фонарь, включая через каждые два метра и быстро фиксируя освещённую картинку. Правой держал палку и часть троса. Слава шёл след в след.

- Ступеньки уменьшаются, вроде, и покатые какие-то стали. Оп-па! Скользко, давай вторую руку поднимай, за стенку держаться будем. Чего-то сыростью запахло, чуешь?

- Чую! И воду слышу.

- Точно! А там, впереди, просвет вроде. Ай, ё..!

Я поскользнулся на остатках ступеней, которые плавно перешли в пологую горку. Причём она стала ещё более скользкой по мере приближения к воде. Слава шлёпнулся следом за мной, и мы полетели вниз, побросав всю амуницию. Единственная мысль, которая задержалась в моей голове: "Сгруппироваться!". Через пару секунд я вылетел на освещенную площадку и плюхнулся в небольшую копну свежего сена. Следом упал фонарь. Я поднял голову. Метра два до трубы - вроде и не высоко, но всё равно страшно.

- Блин! Сейчас же Слава вылетит! - я пулей скатился с копны и уставился наверх. Славы не было.

- А Слава тоже провалился?

Я обернулся. Неподалеку от меня потирая ушибленный локоть, на такой же копне, сидел Дима и продолжал ухмыляться.

- Или Вы его сами куда-нибудь скинули, чтобы не тащить за собой?

- Я вот не пойму, ты такой ехидный на самом деле или притворяешься?

- Ну почему сразу ехидный? Просто у меня юмор такой.

- Хреновый у тебя юмор! И улыбка ехидная!

- Ну, какая есть.

- Да не ругайтесь вы, лучше скажите, там приземление действительно мягкое? - из трубы надо мной показалась Славина голова.

- Ты где был? Твою дивизию!

- Вы же трос-то бросили, а он кошкой за ступеньки зацепился. А я за трос. Да ещё багор в раскорячку в этой трубе встал. Так и полз потихоньку - то палкой упрусь, то кошку перецеплю. Вас слушал. А улыбка у тебя, Дим, и в правду, ехидная.

- Ладно, прыгай, давай. Надо разбираться, куда дальше двигать. Может, Женька вывалится откуда.

- Женька уже коньяк в комнате отдыха хлещет, сто пудов. Он, наверное, как приземлился, так сразу на кнопку и нажал. И кайфует теперь.

- Вот откуда в тебе желчи столько? Вроде нормальный мужик, но так и прёт из тебя хрень всякая. Ты, Дим, по себе людей не суди.

- Да я ж говорю - это юмор у меня такой.

- Ладно, что тут у нас дальше по плану? Ты уже хорошо огляделся? Я за этим паром ничего не вижу. Слав, ты слезать собираешься оттуда, в конце-то концов?

- Слезаю уже. Отдышался немного.

Площадка, на которой мы стояли, была примерно пяти метров в длину и метра три с половиной до воды, над которой плотным облаком клубился пар. Отделано всё было под скальный грот или пещеру со сталактитами. Я подошёл к копне и приподнял сено. Как я и думал, под сеном лежали кожаные маты, сложенные стопкой. В углу стояли брёвна разного диаметра и длины, здесь же валялось несколько палок.

- Раз валяются, значит зачем-то нужны, - сделал вывод я.

- А до воды метра два будет, - Дима вытащил палку, которую опустил у края площадки в воду. - Судя по намоченному концу, около двух метров.

- Ещё бы понять, сколько метров до другого берега. А ты, когда палку опускал, до дна достал?

- Нет. А палка больше трёх метров.

- Значит, там ещё воды метра на два, если не глубже.

- С другой стороны, можно смело прыгать, если убедиться, что там никаких гадостей, в виде коряг, нет, - с этими словами он лег на край площадки и стал макать шест в разные стороны в радиусе метра от себя.

- Прыгнуть-то можно. Но ты знаешь, что на том берегу? Может, там отвесная скала выше этого берега. Как потом выбираться?

- Не, ну это нормально? Тоже мне, первый уровень! Чего же тогда на высших уровнях происходит? - Слава уже выбрался из трубы, смотал трос, и подбоченясь двумя руками, наблюдал за нами.

- Давай сначала с первым разберёмся, а потом про остальные будем думать, - я взял корягу из тех, что валялись под ногами, и бросил её в туман. "Бум!"

- Во! В дверь попал, точно говорю. Ну-ка, ещё разок, - на этот раз я взял немного левее. "Шмяк!"

- О! Это стена. Век воли не видать!

- А если ещё чуть в сторону возьмете, как раз в меня попадёте...

Мы удивленно переглянулись. Голос шёл из тумана.

- Жень, ты что ли?

- Нет, призрак Индианы Джонса! Я, конечно! Вы кого рассчитывали тут встретить?

- А ты чего там делаешь, и почему молчал до сих пор?

- Я в клетку провалился. На дверце замок. Пока вас не было, всё вокруг обшарил - ключа нет. У меня тут тоже пара до задницы - видно плохо. Помочь ничем не могу. А вы как раз про меня заговорили, вот я и решил на ваши лица посмотреть, когда переберётесь. А улыбка у тебя, Дима, действительно, противная и юмор дурацкий. Согласен с предыдущими высказываниями.

- Нет, ну чего вы все привязались к моей улыбке? За собой следите. Юмор у меня, какой есть! Я сейчас из себя выйду и драться начну!

- С кем, интересно? С Женей? Так до него сначала добраться надо. Ладно, харэ трепаться. Давайте думать быстрее. Время идёт. Хотя чего тут думать, надо брёвна перекидывать. Только мы расстояние до берега не знаем.

Я взял ещё одну корягу и бросил под углом вниз, чтобы определить по звуку, сколько до другого берега: "Шмяк! Бульк!"

- Метра четыре, может, пять. Не больше. Слава, дай-ка кошку. Разматывай. Сколько тут? Метров восемь? Должно хватить. Держи конец, только не упусти, когда брошу. Встань вот тут.

Бросил кошку туда, где примерно была дверь, и стал медленно подтягивать к краю: "Бульк!"

- Упала. Вот тут заметь расстояние, где край нашего берега был. Так. Вытаскиваем и получаем, - мы растянули трос от кошки до замеченного места:

- Четыре метра, к гадалке не ходи. Только не отпускай заметку. Дима, тащи сюда бревно, самое длинное.

- Они почти все одинаковые, а таких длинных всего два.

- Тащи любое из них. Быстрее давай! В этом лабиринте, похоже, есть опасность провалиться, если стоишь на одном месте, так что надо побыстрее двигаться.

Дима подтащил бревно.

- Так, меряем. Точно подходит. Сантиметров на двадцать длиннее. Десять с этой стороны, десять с той. Ну что? Как перекидывать будем?

- Поставим на этом краю и опустим на том. Чего тут мудрить-то?

- А если упадёт? Давай верёвку к дальнему концу привяжем, этот край упрём, а тот потихоньку на верёвке опустим. Должно получиться.

Слава сел на край площадки, ногами упёрся в конец бревна. Мы, закрепив верёвку чуть выше середины, стали медленно её отпускать.

- Слав, ты бревно-то руками тоже придерживай, а то соскочит и будет у тебя яичница между ног.

- А вы не дёргайте верёвку, чтобы не соскочило. Аккуратнее. Чего оно у вас из стороны в сторону ёрзает. Ай! Не удержу!

В этот момент, бревно, опущенное где-то на сорок пять градусов, начало резко уходить влево, соскочило с нашего берега и плюхнулось в воду. Гулкий удар оповестил нас о том, что оно ударилось о дно.

- Тащим! Тащим быстрее, пока верёвка не соскочила. Слава, откатись в сторону, не мешай!

Конец бревна выскочил из тумана, как поплавок.

- Тащи! Слава, помогай! Вытаскиваем! Отлично.

Дима потрогал намокший край бревна и понюхал руку.

- А вода тёплая и вроде обычная. Никакая не вонючая жижа. Пугал инструктор.

- Погоди, всё ещё впереди.

- Ну, возможно, и так, - ухмыльнулся славяно-татарский спортсмен.

- А чего Вы бревно не удержали?

- Я не удержал?! А ты что, не держал его, что ли?

- Я в этот момент как раз перехватывал.

- Ну вот, значит, ты и виноват. Перехватывать надо было аккуратнее. Отпустил резко верёвку, бревно и повело влево. Слава, тащи второе бревно. Надо было сразу додуматься.

- До чего додуматься?

- До чего... До того! Бревно круглое - хочешь, не хочешь, всё равно покатится, а два бревна - это уже две точки опоры. Цепляем сразу два. Блин, тяжёлые.

Мы смотали брёвна с одной стороны. На этот раз завязали так, чтобы исключить вероятность соскальзывания верёвки. Второй конец верёвки тоже прикрепили туда, чтобы стравливать верёвку с двух сторон.

- И давай теперь не по центру бревно класть, а ближе к правой стене. В любом случае, лучше рядом со стеной идти. Да и вдоль стены опускать проще.

- Логично, а почему к правой?

- Потому что где-то слева Женя в клетке сидит. Мы же не знаем, что там за клетка. Может, столкнём её, а она в воду грохнется. И что тогда? Жень, ты там жив вообще?

- Жив, только спать хочется. Давайте быстрее, у меня уже от пара глаза, по-моему, распухли и задница от решёток болит. Вы, вообще, помните, что вам ещё ключ найти надо?

- Да подожди ты со своим ключом. До тебя сначала добраться надо.

В этот раз всё получилось быстро и красиво. Слава опять придерживал конец бревна, мы встали под углом в разные стороны и потихоньку опустили брёвна. "Бум!". Легли. Интересно, сколько сантиметров на том берегу лежит?

- Не будем терять время. Так, мы ничего не забыли? Слав, фонарь забери. Кошка здесь, всё нормально.

- Ну, чего? Я первый пошёл? - Дима поставил ногу на брёвна и взялся за выступ на стене.

- Нет уж! Давай теперь я первый, за мной Слава, а ты последний.

- А почему я последний?

- Потому! - и не обращая внимания на его возмущение, я пошёл по брёвнам. - Слава, ты брёвна держи, чтобы не разъехались, а то рухну в этот артезианский бассейн к едрене фене.

- Держу.

Опираясь правой рукой на стену, а вторую вытянув в сторону для балансировки, я начал свой переход. Ноги дрожали, пальцы правой руки выискивали впадины и выступы на искусственной стене. Ноги не переставлял, а передвигал, боясь соскользнуть. Одно бревно всё ещё было мокрое после недавнего купания. Ничего не видно. Наверное, пар не просто от горячей воды, а ещё и специально какого-то дыма поддают. Не может пар иметь такую плотность. Да ещё слова инструктора, о моем животе из головы не выходят.

"Хрен тебе! Пройду чисто из принципа теперь" - подумал я. Показались очертания стены, на которой обозначились контуры двери. Всё! Прошёл! Встал на твёрдый пол и потёр пальцы правой руки. Нормально.

- Я на месте! Дима, ты конец верёвки натяни, а я отсюда буду держать. Пусть Славка за неё левой рукой держится.

- Ага. А чем я фонарь с палкой держать буду? Так пройду.

Я огляделся. У другой стены угадывалась клетка, и в ней скрючился наш бедолага. Клетка была подвешена на цепи, примерно в метре от берега. Высотой метра два и где-то метр на метр в ширину. Толстые квадратные прутья, в ячейку голова пролезает. Прямо средневековье какое-то. Три стороны из решёток, а задняя отсутствует, просто прикреплена к стене кусками цепи. И дырка в стене, откуда, собственно, Женя и вывалился. Он просунул ноги в нижние ячейки так, что они болтались над водой. Руки плетьми повесил перед собой и уныло на меня уставился. Узник замка Иф, почему-то вспомнилось мне, хотя там была камера, а не клетка.

- Ну и долго вы меня рассматривать будете? Вы ключ нашли?

- Да чего его искать? Вот он, на двери висит, - Слава уже перебрался и изучал дверь. - Только непонятно, как дверь открывается. Ни кнопки, ни ручки. На тебе твой ключ.

Он вытащил ключ из зажима, в котором тот был закреплён, и в этот момент дверь с неприятным металлическим скрипом начала отодвигаться. Над дверью замигала зелёная лампочка, и включилось цифровое табло.

- 30, 29, 28...

- Это время, через которое дверь закроется! Двадцать пять секунд осталось! Дима ты где? Слава! Женю открывай!

Я бросился к брёвнам, пытаясь разглядеть Диму. Вот он, подползает. Оглянулся на табло: 19, 18, 17...

- Пятнадцать секунд! Давай руку!

Дима почему-то полз на четвереньках.

- Всё, отлично, перебрались. Отвязывай верёвку! Слава, что там у вас?

13, 12, 11...

- Всё нормально - открыли. Женя, надо прыгать! Я ловлю, давай быстрее. Время!

Женя скакнул со всей дури. Даже не на край берега, а дальше на метр. Правда, упал на четыре кости одновременно.

- Блин! Руку отшиб.

Мы подняли его на ноги. Дима доматывал верёвку.

7, 6...

- Все готовы? Ничего не забыли? Пошли.

Я кинулся в проём. За мной Слава, подталкивая Женю. Дима просунулся в уже начавшую закрываться дверь последним.

- Смотри-ка, и впрямь закрывается. А если бы кто-то остался? Чего тогда делать-то?

- Кнопку нажимать! Конец игры для того, кто не успел. Я думаю, как-то так.

Женя дёрнулся к закрывающейся двери.

- Куда? Ты сдурел что ли? Стоило столько в клетке сидеть, чтобы сейчас всё бросить. Ты чего, Жень?

- Я не хочу больше играть. У меня рука болит. Я вас в баре подожду. Идите вперёд, я через пять минут кнопку нажму. Не хочу я больше...

- Женя! Давай мы до следующего этапа вместе доберёмся, а там решим, останешься ты или нет.

Дверь закрылась, и наступил мрак.

- Фонарь у кого? Слава?

- Вот он...

Он зажёг фонарик, но ничего нового мы не увидели. Всё тот же коридор и метрах в двух от нас начинались ступеньки наверх.

- Выключай, пошли. Не стоим на месте. Если кто падает - бросайте снаряжение. Побежали. Ступеньки теперь уходили вправо и по кругу, как винтовая лестница. Я насчитал тридцать штук. Опять площадка.

- Тут площадка, метра два вперёд, потом пустота. Старайтесь на площадке ноги от пола не отрывать.

- В смысле - пустота? - Дима протиснулся между мной и стеной вперёд.

- В прямом смысле. Я ногу опустил, насколько хватило - ни пола, ни ступенек. Слава, посвети.

Вспышка света осветила коридор, и мы увидели, что пол отсутствовал дальше, чем хватало света от нашего фонаря. Лишь метра через полтора вперёд видна была тонкая, сантиметров десять шириной, перемычка от стены до стены. Даже не перемычка, а стена, начинающаяся на уровне пола и уходящая вниз, в темноту.

- Если это новый этап, то провалиться мы здесь не должны, - логично предположил Дима.

- Будем надеяться. На том бордюре один человек устоять сможет. Только добраться до него как? - я посмотрел наверх в темноту.

- А тут, случайно, нигде доски не подвешены?

Слава включил фонарь и посветил наверх.

- Нет тут никаких досок, зато крючки на потолке какие-то.

Насколько хватало света, были видны крючки из потолка на расстоянии полуметра друг от друга, натыканные в хаотичном порядке. Несколько крючков торчали из стен, но вставлены были чуть ниже потолка. Диаметр закруглений самих крючков сантиметров пять-семь.

- Форд Байярд хренов. Смотрел кто-нибудь? Там две верёвки давали с петлями с обеих сторон. Верхнюю петлю на крючок, в нижнюю петлю ногу. И, как макака, перебираешься с крючка на крючок.

- Да, помню, смотрел в детстве чего-то такое, - сказал Слава.

- А я не помню, но идею понял. Только чем мы верёвку на куски порежем? Или угол какой-нибудь острый найти, перетереть? - спросил Дима.

- Не надо верёвку резать, она нам может длинная пригодиться. Можно на ней через каждые три метра петли наделать. Петли на крючки, руками держишься, а ногами на верёвке стоишь. Следующую петлю на следующий крючок... Короче, я пока сам плохо понимаю, но надо попробовать. Опять же перегородка там эта есть. На неё можно встать, если придумать, как зафиксироваться.

- Слушайте, тут рычаги какие-то на стене. Шесть штук, - подал голос Женя. - Может, их повернуть надо?

- Не трогай ничего! Ты повернёшь, а мы скатимся куда-нибудь. Дай посмотрю, - Дима взял у Славы фонарь, подошёл к Жене и осветил стену. Шесть хромированных рычагов, вроде ручек со старых холодильников, зловеще поблескивали на покрытой ржавчиной стене. Все повёрнуты вниз, на одном уровне, и на расстоянии сантиметров 30 друг от друга. На стене, возле каждого основания рычага, были горизонтальные риски.

- Вот видишь, положения показаны, в которых поворачивать можно, - не унимался Женя.

- Не надо ничего никуда поворачивать. Там крючки под потолком и пола нет. Значит, надо по потолку пробираться, - в голосе Димы появились угрожающие нотки.

- Жень, Дима прав, давайте попробуем с верёвкой поколдовать. Не получится - будем думать дальше. И фонарь выключите, а то сядет в самый ответственный момент.

Мы погрузились в темноту. По звукам стало ясно, что Дима снял верёвку и бросил её на пол.

- Через три метра, говорите? А с конца начинать или оставить кусок?

- Давай знаешь чего? Давай сначала одну петлю на конце сделаем и попробуем тебя на эту перемычку закинуть, а там видно будет. Может, за ней земля близко...

- Да какая тут, к хренам собачьим, земля?

- Ну, пол. Какая разница? Ты же понял о чём речь. Не придирайся к словам.

- Да? А чего тогда вы все к моей улыбке придираетесь?

- Потому что улыбка у тебя, Дима, ехидная, - практически одновременно сказали мы втроем и засмеялись.

- Ничего, вот выберемся отсюда, и я от вас смоюсь. Посмотрим, как вы без моей улыбки ехидной выкручиваться будете.

- Да? А если бы ты в таком месте один оказался, чего бы ты делал?

- То же, что и сейчас - петли на верёвке. А вот вы без моей верёвки хрен бы отсюда выбрались.

- Ладно, ладно. Ты сначала сам выберись, а потом рассуждать будем.

- Готово. Три петли через три метра. Думаю, хватит.

- А как ты в темноте три метра отмерял? На глаз? - хихикнул Слава.

- Ты что, совсем тёмный? От кисти руки до противоположного плеча у среднестатистического человека примерно метр. Дима, ты так мерил?

- Так и мерил, я же не Слава - таких вещей не знать.

- Женя, ты чего там притих?

- Я рычаги ощупываю. Довольно странно. У средних рычагов риски по обе стороны, а у крайних только с внутренних.

- Я тебя умоляю, не надо трогать эти рычаги. Если мы все в одну клетку провалимся, мы уже до ключа точно не доберёмся.

- Да не трогаю я ничего. Я изучаю. Всё равно я вам пока не нужен.

Дима протиснулся к проходу, на ощупь передав мне фонарь.

- Так, включайте свет. Будем лассо кидать.

Я щёлкнул кнопку на фонаре, Дима пару секунд прицеливался. Бросок - мимо. Ещё бросок - верёвка чуть коснулась выбранного крючка, но не зацепилась.

- Блин, не видно ни хрена.

- Дим, может, на стенку попробуешь, вон тот крючок в нашу сторону повёрнут.

- Сейчас, попробую. Есть! - он натянул верёвку, проверяя на прочность, поджал ноги и, без предупреждения, прыгнул на перегородку. Зацепился за неё ногами с двух сторон, зафиксировался.

- Блин, зацепиться не за что, - пошарив правой рукой по стене, сказал он.

То есть в данный момент он левой рукой держался за верёвку, правой ногой зацепился за перегородку, левая беспомощно болталась в воздухе, а правой рукой обшаривал стену в поисках, за что бы зацепиться.

- Отпускай потихоньку верёвку, подтягивай ногу и садись на эту перегородку, как на бревно.

Мы легко могли бы вытянуть его обратно - конец верёвки держал Слава, но жаль было тратить время. Уж раз сиганул, так надо удержаться.

- Не так-то всё просто, как казалось, - усевшись на перегородку и, переведя дух, сквозь зубы процедил Дима. Дальше, находясь в том же положении, он, с нескольких попыток, забросил следующую петлю на крючок над головой. По почти вертикальной верёвке гораздо легче было подняться на ноги на такой узкой перегородке. Зато теперь он стоял двумя ногами на плоскости, держался обеими руками за верёвки и довольно улыбался. Я не забывал периодически выключать фонарь, помня о его коротком времени жизни. Хотя от частых включений и выключений он мог ещё быстрее разрядиться.

- Вот теперь ты похож на победителя и совсем не ехидно улыбаешься.

- Да? Буду стараться так держать, - опять сострил Дима.

Металлический скрежет неприятно пронзил темноту.

- Что это? - я вжался в стену.

- А-а-ай! - с Диминой стороны послышалась непонятная возня, и предельно понятная ругань.

- Свет! Включите фонарь! Я сейчас сорвусь! - Дима был не готов первым покинуть игру, а я понял, что уронил фонарь.

- Не ори! Сейчас будет свет, - очень аккуратно и медленно я присел на корточки, продолжая прижиматься спиной к стене. Начал обшаривать пол. Вот он! Только бы не разбился. Горит! Отлично. От неожиданности Слава, откинув голову назад, гулко стукнулся шлемом о стену. Я перевёл свет на Диму. Он был похож на детёныша коалы, испуганно висящего на ветке. Мне пришлось сделать усилие, чтобы не захохотать, но я сдержался, ограничившись легким смешком. Двумя руками он держался за одну верёвку, ту, что была по центру потолка, ноги согнуты в коленях и поджаты почти да груди. Он мерно покачивался и старался не шевелиться.

- А мне ни хрена не смешно! Вытаскивайте меня отсюда.

- Как же мы тебя вытащим? Ты же на той верёвке повис. А у нас конец от другой верёвки. А это откуда взялось? - только сейчас я заметил, что прямо передо мной, в половине расстояния до перекладины, появилась металлическая плита.

- Ты видел, откуда она взялась?

- Я что, кошка - в темноте видеть? - Дима пришел в себя и стал взгромождаться на перегородку.

- Эт-то я, р-рычаг повернул, - из темноты, заикаясь, проблеял Женя.

Мы перевели свет на Женю и молча уставились на него и на рычаги: крайний левый из них был повернут по горизонтали вправо. Я подошёл к рычагам и стал их рассматривать.

- Эта хрень болтается. На неё нельзя наступать, - Дима уже забрался на перегородку и, повиснув на двух верёвках, правой ногой нажимал на плиту. Она как бы складывалась от центра проёма в нашу сторону вниз. Слава лег на пол и стал разглядывать место примыкания плиты к полу.

- Тут что-то вроде петель внутренних. Мощные такие, - он перевел взгляд на перегородку. - Дим, ногу правую убери. Там тоже такое же крепление.

- Значит, если мы второй рычаг переключим влево, должна открыться, а вернее закрыться, вторая половина. Приготовьтесь! - рычаг нехотя подчинился моим усилиям, и вторая половина со скрежетом поднялась. Дима попробовал наступить. Плита не прогибалась. Встал на вторую, тоже не прогибается.

- Женя! Твою маму! Чего ж ты раньше молчал?

- А я говорил, - обиделся он.

- Хреново говорил! Неубедительно. Столько времени потеряли с этим эквилибристом.

- Сами бы лезли, может, быстрее получилось бы, - Дима снял верёвки с крючков и стоял уже рядом с нами. Я выключил свет.

- Давайте подумаем. Тут шесть рычагов - значит, у нас впереди пять провалов по полтора метра. Вместе с перемычками восемь метров. С крайними рычагами всё ясно, но внутренние - один на две стороны.

- Причём, если закрыты не обе крышки, то ходить по ним нельзя - заметил Слава.

- Точно. А если мы закроем первый провал, третий и последний, то нам останется только перебраться через второй и четвёртый, а это мы уже умеем. Да, Дмитрий Дмитриевич?

- Умеем, умеем. Я посмотрю, как вы будете там, на верёвке, раскачиваться.

- Не хочу вас расстраивать, но, кажется, больше двух рычагов одновременно нельзя переключить. Я, по крайней мере, не могу остальные сдвинуть с места, - прокряхтел Женя, и стало понятно, что он прилагает усилия.

- Дай я попробую, - Дима нащупал рычаги и запыхтел. - Точно. Не переключаются.

- Значит, пойдем по очереди. Кто первый?

- Давайте я попробую, - неуверенно сказал Слава.

- Нет. Давай, Дима, всё-таки ты пойдешь. Мы тебя к верёвке привяжем и, если провалишься, вытянем. Крышки всё равно только от рычагов работают, так что под плитой не останешься. Потом двое, страхуясь за верёвку, пройдут. А последний...

- Да, вот насчет последнего поподробнее? - Слава явно не хотел быть последним.

- А последним буду я! - неожиданно твёрдо заявил Женя. - Потому что я с вами дальше не пойду. Мы же так договаривались? До следующего этапа доходим, и я остаюсь.

- Ну, как знаешь. Не хочешь - как хочешь, конечно. Но ты точно решил? Давай я последним на верёвках доберусь? - Дима захихикал, но никто не обратил внимания. - Я серьёзно. Развесим верёвку на крючках над каждым проёмом, переползу как-нибудь. Дима уже откровенно хохотал.

- Дима! Я что сейчас смешного сказал?

- Не, извините. Я просто эту картину представил - как вы на верёвках висите.

- Очень смешно.

- Не надо ничего придумывать. Я не пойду. Всё! Давайте! Я буду рычаги поворачивать.

Дима несколько раз обмотался верёвкой, сделал серьёзный узел и пошёл. Остановившись на перегородке, расставил руки от стены до стены, ноги пошире и скомандовал:

- Давай!

Женя опустил первые два рычага вниз, второй вверх и вправо, третий, соответственно, вверх и влево. Раздался неприятный скрежет.

- Ура! Заработала! Давай следующие!

Через полминуты Дима победно прокричал:

- Я на месте! Тут такой же коридор и дверь.

- Пошарь по стенам - может, там тоже рычаги есть?

- Не-ет! Хотя один всё-таки есть. И это не такой рычаг, это рубильник. Врубать?

- К стенам прижмитесь. Давай!

"Бумс!" И на правой стене под потолком зажглась дежурная иллюминация. Тускловато конечно, но Диму было видно.

Ещё через несколько минут мы со Славой стояли на другом конце прохода, а Женя, не обращая на нас внимания, ковырялся с крышкой браслета. Мы свернули верёвку, проверили наличие фонаря, палки и троса с кошкой, и напоследок помахали Женьке.

- Может, всё-таки передумаешь?

- Не... Там меня коньяк дожидается. Пойду я обратно в свою комфортную и убогую жизнь.

Мы повернулись к выходу. На этот раз справа от двери находилась большая зелёная кнопка.

- Дави!

Дверь стала отползать, над ней забегали цифры: 15, 14... А сзади опять заскрежетало, только как-то многоголосо. Дима уже протиснулся в дверь, Слава стоял на изготовке, а я обернулся и... Все люки одновременно закрывались. Я заорал:

- Женя! Беги! Десять секунд!

- Да чтоб вас всех! - он сорвался и побежал со всех ног, протолкнув Славу перед собой и, ещё раз оглянувшись, я шагнул в темноту.

- Все здесь? Никто не провалился?

- Не провалился никто. Пока...

- Почему пока?

- Потому что тут все стены мягкие, а выхода нет! - Дима был раздражён. Я потрогал стены. Действительно, мягко.

- Я уже всё обша-а-а...

- Мама!

- А-а-а!

Мы одновременно полетели вниз. Просто две половинки пола открылись снизу и мы провалились. "Сгруппироваться!" - автоматически сработало подсознание... Мы не упали, не шлёпнулись, не покатились и даже не нырнули под воду. Это было очень странно и неудобно. Мы зависли. Нас плотно прижимала друг к другу и удерживала на весу какая-то ткань. Такое ощущение, что мы застряли в чулке. Причём ноги ниже колен болтались свободно, а всё, что выше, - как в презервативе.

- Мальчики, не вздумайте кто-нибудь испортить воздух. Меня и так подташнивает от этой невесомости, не доводите до греха. Акцентирую на этом внимание, потому что сам борюсь с этим желанием.

- У меня может юмор и ехидный, а у вас шутки плоские, - Дима заёрзал и попытался протиснуться. Получилось.

- Потерпите, Глеб Михалыч, сейчас я выскочу и можете давать волю своему организму, - с этими словами он проскользнул вниз, а мы продолжали болтаться, но уже посвободнее.

- Прыгайте смело, тут невысоко и мягко.

По очереди, выбравшись из чулка и приземлившись на мягкий пол, мы огляделись. Слава включил фонарь и осветил круглую комнату с мягкими стенами, в которых имелось семь круглых ниш наподобие дупла, около метра в диаметре и на равном расстоянии друг от друга.

- Непонятно, - Дима забрался в одно дупло и толкнул заднюю стенку.

- Не открывается.

В этот момент что-то щелкнуло и ниши поползли вверх, а точнее, пол с потолком стали опускаться. Дима продолжал сидеть в дупле и молча глядел на меня.

- Судя по всему, дальше у каждого своя дорога. Не стойте столбами - залезайте в те, что ближе.

Я забрался в ближайшую ко мне, не забыв проверить трос на плече. На всякий случай тоже толкнул заднюю стенку. Не поддалась. Ниши уже были на высоте больше метра от пола, и через минуту так просто в них было бы не забраться. Слава начал карабкаться в свое дупло и выключил свет.

- Фонарь отдай! - потребовал Женя.

- Зачем он тебе? Ты же остаться хотел, а нам он пригодится.

- Кому это вам? Ты уверен, что вы после этого встретитесь? А если не встретитесь у всех равные возможности без фонаря. И вообще! Это мой фонарь! Дай сюда, а то я забраться не успею.

Он, судя по звукам, взгромоздился в своё дупло, и наступила зловещая тишина, нарушаемая только шорохом опускающейся конструкции. Я высунул руку, пытаясь определить далеко ли потолок. Разговаривать не хотелось. Все просто ждали, что будет дальше. Надо было как-то поднять дух боевых слонов.

- Парни, как думаете, сколько у нас времени осталось?

- Мы тут уже целую вечность ползаем, - Женин голос звучал глухо, но обиженный тон всё равно угадывался.

- Полчаса ещё точно осталось, - а вот по Диминому голосу было ясно, что он полон решимости идти до конца.

- Полчаса вряд ли. Может, минут пятнадцать, - Славе, похоже, тоже всё порядком надоело.

Рука дотронулась до опускающегося потолка. Вот он уже на треть закрывает дупло. Я стал ощупывать наползающий цилиндр изнутри, надеясь обнаружить пустоту - ничего. Толкнул заднюю стенку - поддалась. Значит, я был прав - дальше каждый сам за себя.

- Парни! Задняя стенка открывается!

Кто-то что-то ответил, но я уже не разобрал. Заслонка полностью открылась, и всё замерло. Понятно: значит, только туда. Перевернулся головой вперёд и стал ощупывать нору. Круглая, мягкая, такого же диаметра. Пошли потихоньку. Прополз метра три и упёрся шлемом в стену. Справа и слева проходы. Так, куда дальше?

- Эй! Есть кто живой? - не надеясь получить ответ, крикнул я.

Так и есть, тишина. Была бы женщина рядом - спросил бы куда дальше и пополз в другую сторону. Но женщины не было. Где-то в глубине души нехорошо ёкнуло. Ерунда, это просто игра. Свернул вправо. Через пару метров нащупал слева ещё лаз. Пропустил, пополз дальше. Ещё разветвление. Начал нервничать. В мозгах пролетал инструктаж, неулыбчивая девушка, вывеска, рассказ знакомого знакомых, которые сюда больше не пойдут... Я перестал соображать и просто двигался, наугад поворачивая, где было возможно. "Эй!" - тишина. Может полежать тут, пока время кончится? Представляю физиономию Димы, если он дойдёт до конца. Хрен тебе! Раз подсветки нет, значит, выход близко. Давай! Ползи! Ты что, самый слабый? Лидер хренов! Кто за тобой пойдёт, если ты себя из дерьма вытащить не можешь? Я ругал себя и полз. Ну, должны же быть какие-то подсказки. Логика на чём-то должна основываться. Ещё раз ощупал стены вокруг себя. Ничего. А что наверху? Перевернулся на спину и поднял руки к потолку. Тоже ничего. Так и пополз на спине, отталкиваясь ногами и ощупывая потолок, пока в очередной раз не упёрся шлемом в стену. Опять разветвление вправо и влево. А это что такое? Руки, автоматически поднявшиеся к потолку, нащупали небольшую твердую пластину. Вроде пластик. Нажал. Открылась крышка, и что-то лёгкое стукнуло о шлем и отлетело в сторону. Где же это? Ага, вот оно. Коробок, что ли? Точно - спичечный коробок и одна спичка. Негусто. Уселся поудобнее, спиной к стене. Слева, справа и передо мной проходы. Чиркнул спичкой о коробок. Невольно прищурился - сказывалось долгое нахождение в темноте. Ну и что? Много ли от этой спички света? Меньше, чем от того фонаря. Видно не дальше метра. Я взял спичку за самый кончик и перевернул вертикально, чтобы максимально продлить срок её горения. Огонек дернулся и погас. В последний момент я успел заметить, что пламя потянуло вправо. Стоп! Где-то я это уже видел. Кино какое-то было. Там люди по пещерам ползали, и женщина додумалась стекло с фонаря снять. И куда пламя наклонилось, туда они и пошли. И вышли. А точно, куда пламя наклонилось? Да вроде туда. Ну, логично же, что тянет воздух из пещеры к выходу! Короче, нечего тут думать, ползем вправо. Нора, вроде, вниз пошла, может, сейчас выкачусь куда-нибудь, пора бы уже. Стоп. Опять перекрёсток и теперь уже полноценный, в четыре стороны. Ну, отсюда я выполз, это понятно. Осталось выбрать из трёх. А спичек тут случайно не подкинут? Пошарил по потолку. Есть! Нажал крышку, чуть заметный щелчок и ничего... пусто. Не может быть. Возможно, просто не услышал? Стал шарить вокруг себя. Спичка! Мне подкинули спичку. А коробок? А коробок, я, умный Вася, бросил там. Баран! Спокойно. Зажав спичку в зубах, пополз обратно, забрал коробок и вернулся к перекрёстку. Чирк! Теперь влево тянет. Коробок в руке, трос на плече. Всё нормально. А вот и награда! Справа от меня появился свет. Свобода! Свобода!

Я выбрался из норы на небольшой уступ. Передо мной была пропасть. Ну, не то чтобы настоящая пропасть, метров шесть до дна, вероятно, может чуть больше. Стилизация под ущелье. По краям скалы, на них - редкие сухие коряги торчат, кое-где кактусы. Внизу песок. Кости какие-то, похожие на человеческие. Точно, вон даже скелет с черепом валяется. Юмористы! Прямо передо мной, в полуметре от уступа, начиналась хлипкая конструкция, напоминающая железную монорельсовую дорогу для вагонеток с углем. А вот и вагонетка. Рельсы уходили дугой влево и скрывались за скалой. Край вагонетки как раз торчал из-за угла. Метров шесть. Троса должно хватить. А может, по рельсам пройти? Я лег на живот и, дотянувшись до рельсов, покачал их из стороны в сторону. Хлипкая конструкция, по такой не пройти. Надо доставать тележку. Размотал трос, чуть отпустил конец с кошкой... Бросок - недолёт. Ещё бросок - кошка зацепилась за перемычку между рельсами. Пришлось помучиться, прежде чем удалось её отцепить. Так, давай-ка поточнее. Соберись, боец! Бац - есть! Ай да я! Аккуратненько, потянули. Вагонетка, нервно дрогнув, начала подползать. Жизнь начинала налаживаться. Дотянув вагонетку до конца рельсов, я прикинул, как лучше и удобнее в ней разместиться. Места хватит только для одного. Ну, это и понятно, не зря же нас в этой бочке с дырками разделили. Поболтал вагонетку. Вроде устойчиво. Смотал трос, закрепил на плече, двумя руками вцепился в край вагонетки, одну ногу на край, второй оттолкнулся, что было сил. Поехали! Я прокатился мимо того места, где примерно сначала стояла тележка, ещё метра два и уже увидел конец рельсов, как вдруг тележка замедлила ход, остановилась и покатилась обратно. Качнувшись туда-сюда пару раз она остановилась там же, откуда я её притащил тросом. Ах, вот оно что! Концы рельсовой дороги чуть вверху, а посередине впадина. Недолго думая, размотал трос и начал кидать в сторону предполагаемой высадки. С пятого раза удалось зацепиться в нужном месте, и через минуту я уже сматывал трос на твёрдой поверхности, а тележка, важно покачавшись, остановилась в середине дороги.

Итак, что тут у нас? Справа и слева крысиные норы. Что - опять в лабиринт?! Нет уж, дудки! Впереди проём метра два в диаметре и за ним небольшое пространство. Я подошёл к краю проёма. Похожая картина. Скалы, песок, кактусы, только размером поменьше. Высота такая же и крысиная нора на стене - выход из лабиринта. Может, кто-нибудь сюда выберется? Над норой табло: 0 ч. 16 м. 32 с. Значит, конец уже близко.

- Глеб Михалыч, а не могли бы Вы мне опустить кусочек Вашего троса?

Я посмотрел вниз и увидел Славу. Он карабкался по стене прямо подо мной. Быстро опустил ему кошку.

- Цепляйся!

Через минуту Слава, растянувшись на площадке, тяжело дышал и массировал свои пальцы.

- Я уже два раза успел навернуться с этой скалы! - округлив глаза и, как бы высказывая мне претензию, отдышавшись, сказал он. - Первый раз ещё ладно, там метра два было, невысоко. А второй раз думал - всё! Не быть мне больше полноценным человеком. Чудом ноги не переломал, но на кактус задницей угодил всё же.

Он поднялся и показал пальцем на сломанный пополам кактус, метрах в двух от скалы.

- Видите?

- Вижу, - усмехнулся я. - А ты чего на скалу-то полез?

- Так, а больше некуда. Вон из той дырки вылез, а больше там нет ничего, кроме кактусов.

- Понятно. Значит, всё-таки придётся опять в норы залезать. Ты как? Восстановился? А где палка твоя?

- Восстановился. А палку в норе бросил. Неудобно с ней ползать было. Все колени об неё обдолбил. А вы как выход нашли?

Я задумался. Почему-то не хотелось рассказывать про спички.

- Никак. Ползал, ползал и нашёл. А ты как?

Он прищурился.

- Так же, - наверное, тоже решил не раскрывать свою тайну, а может, и правда, повезло. Ладно, потом разберёмся.

- В одну дырку полезем или в разные?

- Михалыч, а может, тут посидим? Наверняка время на исходе. Всё равно до выхода не доберёмся. Мне после этого кактуса, - он потер рукой свой зад, - уже никуда не хочется. Честно.

- Ты знаешь, что? Ты это заканчивай. Тем более, время действительно на исходе. Вон, видишь, над твоей норой табло висит. Десять минут осталось.

Он обернулся и посмотрел на табло.

- Так что не расслабляйся. Даже если мы не выйдем, а просто выход найдём - уже хорошо будет.

Знал бы он, как мне хотелось сесть рядом с ним, свесить ноги и просто выждать десять минут.

- Пошли. Прыгай в нору смело. Я посмотрел, там резкий спуск сразу. Сползать надо.

Он послушно подошел к краю правой норы, свесил в неё ноги, обернулся на меня и, обречённо вздохнув, прыгнул вниз. Я уже собирался последовать за ним, но в этот момент лаз закрылся решёткой. Чуть ноги не зажало. "Здрасьте, пожалуйста. Этого нам только не хватало", - подумал я и быстро спрыгнул в другую нору, пока и та не закрылась. Летел недолго, пару секунд. Труба изогнулась горизонтальнее, и я мягко выскочил на свет. Плюх! Мягонько. И что у нас на этот раз? Капсула. Пластиковый эллипс с мягким полом и белыми непрозрачными стенами. С одной стороны дырка, из которой я прилетел, с другой тоже лаз. За ним помещение. Я осторожно приблизился к лазу и заглянул внутрь. Приглушённого света было достаточно, чтобы понять, что это небольшая, кубической формы, комната. "Минут пять осталось", - пронеслось в мозгу. Была - не была. Быстро перелез в комнату, лаз за спиной с шипящим звуком закрылся. "Нормально, Григорий! Отлично, Константин!" - всплыла откуда-то идиотская фраза. Постучал по стене - металл. Гулко. Откуда-то сбоку послышался глухой стук. Я стукнул ещё три раза через равный период. Ответом были три глухих удара с той же стороны. Значит, я тут не один. Словно в подтверждение моих слов, с другой стороны раздалась яростная барабанная дробь. А это, наверное, Слава или Женя. А первым, конечно, Дима стучал. Эх, говорила бабушка, бывшая радистка, учи азбуку Морзе. Теперь бы пригодилось. Ладно, делать-то что теперь? Огляделся. Точно куб, два на два и в высоту, кажется, тоже около двух метров. Я прикинул свой рост и ещё сантиметров двадцать над головой. Стены, пол и потолок состояли из четырёх металлических пластин на каждой плоскости.

На всех этих плоскостях по углам были крепления в виде больших шурупов с шестью прорезями. Когда перед началом игры мы выбирали, что с собой взять, я обратил внимание на предмет, похожий на большую отвёртку. Но какой смысл был брать с собой вещь, назначения которой не понимаешь? Снял с плеча кошку и стал рассматривать края её клыков - может, подойдёт? Вставил кошку одним клыком в прорези шурупа и резко повернул. Пошло. Ещё немного усилий и шуруп, а это действительно оказался большой шуруп, был у меня в руке. Ещё минута и четыре шурупа валялись на полу. Между пластинами было расстояние сантиметра два - как раз, чтобы руками ухватиться. Рывок - и пластина у меня в руках. А за ней... Ничего нет. Металлическая стена. Вот так. В общем, надо все пластины снимать. Барабанная дробь повторилась ещё раз... и ещё раз. Потом перешла в монотонные, однообразные удары. Наверное, Славка по стенам головой стучит от бессилия. Кстати на конце его палки крючок тоже заканчивался, как клыки моей кошки. Зря он палку бросил, сейчас бы шурупы крутил, как все нормальные люди. Я снял вторую пластину. Опять ничего. А вот интересно, чем Дима шурупы откручивает? У меня перед глазами встала отчетливая картина, как Дима грызет шурупы зубами. Я, почему-то, не сомневался, что рядом со мной Слава и Дима. Славу я видел только что, а Дима настырный, как бульдозер. Очень уж ему победить хотелось, как тогда на пейнтболе.

- Внимание! Время вашей игры истекло. Выходите по световым сигналам.

Ну, наконец-то! Над местом, где я влез, загорелся зелёный свет, причём шёл он откуда-то изнутри металла, т. е. ни лампочки, ни стеклянного глазка, просто на металле замигал зелёный кружок. Лаз под ним открылся и я, не дожидаясь особого приглашения, нырнул в него. Та же капсула, наверху отверстие, из него опустилась винтовая лестница почти до пола. Ну что за люди? Попроще нельзя было выход продумать? Поднялся по лестнице, через люк вылез в коридор. На стенах мигают зелёные стрелки. Туда! Ускорить шаг - а то пропаду тут, как герой Фарады в "Чародеях". Дверь с надписью "Выход". Ну, наконец-то! Перед нажатием ручки чуть помедлил и закрыл глаза. Открылась! Свет! Дима. Слава. И неулыбчивая девушка с ресепшен.

- Ну, я думаю, мы немного не дошли. Да? - Дима с горящими глазами и счастливым видом добивался от неё положительного ответа. - Наверняка, ведь из этой комнаты прямой выход? Так?

- Не могу вам ответить однозначно, потому что это запрещено правилами. Скажу только, что для первого раза и при такой слабой подготовке вы прошли достаточно много. Я удивлена, - наконец-то улыбнулась она. - И мы с радостью будем ждать вас в следующий раз.

- А Женя где? - спросил я

- Игрок номер четыре, попал в ловушку в лабиринте и досрочно закончил игру. Поэтому он уже покинул стены нашего заведения.

- Как покинул? Он же хотел коньяку выпить и нас дождаться?

- Точно не знаю, кажется, у него сильно разболелась рука, и он уехал.

- Понятно, - мы прошли очередной поворот и вошли в комнату, где остались наши вещи. Быстро начали переодеваться. Душ, шампунь, полотенца. Всё на хорошем уровне. Пока собирались, Дима нам поведал, как из крысиной норы попал в железную комнату и чуть ли не зубами пытался выкручивать шурупы. Вымотанные, но довольные, мы вышли на улицу.

- Дим, а чего ты по брёвнам на карачках полз? - спросил я, набирая номер Жениного мобильного.

- Дык это... Брёвна-то раскатываются, - начал он как-то неуверенно, и закончил, будто убеждая самого себя: - А держать их уже некому было.

- Странно, у Женьки абонент не абонент.

- Может, в метро едет? Или после стресса говорить ни с кем не хочет, - Слава вернулся в своё обычное состояние убежденного пессимиста. - Я вот сейчас до дома доберусь и напьюсь. Сильно.

- И начнёшь знакомых обзванивать и рассказывать про аттракцион и про то, какой ты герой?

Дима был неисправим. Видимо, что-то вспомнив, он захихикал своим ехидным смешком.

- Опять меня на верёвках представил?

- Нет, я вспомнил, как Слава по стенам долбил. Хи-хи-хи...

- А что мне делать оставалось?! - возмутился Слава. - Я когда понял, что мне дальше ничего не светит, на кнопку нажал, а меня никто не достает! Само собой, я занервничал.

- Так они же видели, что игра через минуту закончится, вот и промариновали тебя. Хи-хи-хи...

- Ладно, мальчики, давайте по домам, - сказал я, открывая свою машину. - В понедельник на работу не опаздывать! И давайте сильно про аттракцион не будем распространяться, а то потом за месяц записываться придётся.

- Не, ну некоторым близким друзьям, думаю, можно будет рассказать? Меня так и распирает от желания с кем-нибудь поделиться, - Дима уселся в свой BMW и включил двигатель.

- А я так расскажу, что сюда точно никто не пойдёт. Да и сам я вряд ли снова соглашусь на такую авантюру.

- Да ты чего, Слав? - мы с Димой вылезли из машин и уставились на него. - Я уже продумываю, какое снаряжение в следующий раз брать, а ты идти не хочешь.

- Слав, ты это всерьёз говоришь? - Дима начинал кипятиться. - Ты что, не хочешь узнать, чем всё заканчивается?

- Не-е-е. Больше вы меня в эти норы не затащите. Даже не пытайтесь. Всё, до свидания, до понедельника. Я поехал.

Мы проводили взглядом удаляющегося Славу и посмотрели друг на друга. Димино лицо выражало недоумение.

- Ладно, не парься. За неделю мы ему мозги промоем. А нет, так кого-нибудь другого найдем. Всё, давай, поехал я, чего-то жрать очень хочется. Да и горло промочить, как следует надо. В этом Слава абсолютно прав. Давай, пока. 

Мы пожали руки и разъехались, каждый в свою сторону.

Часть 2.

- Алло. Здравствуйте, Глеб Михайлович, это Женя.

- Привет, Жень. Ты как?

- У меня рука сильно болит. Вчера в травмпункт ездил, толком ничего не сказали, но направили на МРТ. Так что я возьму больничный. Можно?

- Ну, конечно, можно. А что, прям сильно болит? Зачем тебе больничный? Ты же по телефону разговаривать можешь. Какая рука?

- Левая.

- Тем более. И писать можешь. Ты же не грузчиком работаешь. Давай езжай на МРТ, делай, что нужно, и приезжай на работу.

- Глеб Михалыч... у меня стресс. Только не говорите никому, пожалуйста. Давайте я за свой счет две недели возьму. Пожалуйста.

- А что у тебя с текущими делами, у меня вопросов не возникнет?

- Нет. У меня ничего срочного нет. Всё в процессе... - не слишком уверенно ответил он. В его голосе действительно чувствовалась какая-то нервозность. Возможно, и в правду, стресс.

- Ладно, отдыхай, восстанавливайся. И...

- Спасибо, - он дал отбой...

- И будь на телефоне, - произнёс я в уже замолчавшую трубку и с недоумением уставился на телефон. Да, и впрямь дело плохо. Ладно, отойдёт.

Дима зашёл ко мне в кабинет уже в третий раз за утро.

- Ну что? Когда в следующий раз идём? Вы решили уже?

- Да что ты ёрзаешь целый день?! Ты про работу думай. А то потом опять будем разбираться, почему у нас трубы фонят.

- Ну, разобрались ведь уже. Зачем постоянно напоминать об этом? И потом, я про работу не забываю. Я в перерыве между переговорами, так сказать. Я же не курю. Так вот, это вместо перекура. Когда поедем? Может в пятницу, после работы?

- Да уймись ты! Не знаю я пока. Сам постоянно думаю об этом, но надо хотя бы до середины недели дожить. Дел по горло, не до этого сейчас.

- Так надо же резервировать заранее. Нам может больше не повезти в окно между играми попасть. Давайте на пятницу забронируем игру, а потом посмотрим? - у него горели глаза в предвкушении новых приключений.

- А кто пойдёт?

- Ну, как в прошлый раз, наверное, или ещё кого-нибудь позовём?

- Жени не будет. Он звонил, сказал с рукой что-то серьёзное. МРТ надо делать, ещё какие-то вещи...

- Ну, втроём пойдем, или я сейчас ещё кого-нибудь подтяну.

- Иди со Славой для начала поговори. Он же говорил, что не пойдёт больше. Да ещё и антирекламу обещал, - я усмехнулся. - Как он вообще? Я его ещё не видел сегодня.

- Весь в делах. Я подходил пару раз, он только отмахивается - потом, потом, типа занят.

- Вот видишь! Все нормальные люди делами занимаются, только тебе заняться нечем. Иди, работай!

И добавил вдогонку:

- Я думаю, на субботу надо ориентироваться. Пятница неизвестно чем закончится и неизвестно во сколько.

- О' кей! - потирая руки, он удалился.

Ещё через два часа он влетел, еле сдерживая возмущение.

- Представляете?! Славка ни в какую! Говорит: "Не пойду и всё!", остальные тоже отказываются. Наверное, он успел уже на них страху нагнать.

- Ну, значит, вдвоём пойдем, - отрываясь от бумаг с отчётами, сказал я. - Чего ты кипятишься?

- Да как вдвоём-то? Мы даже брёвна вдвоём не перекинем! Да и вообще, - он замялся. - Мне с вами соревноваться неинтересно...

- Ах, вот оно что? Неинтересно ему со мной соревноваться! Ишь ты какой! - я скорчил презрительную гримасу. - Если бы ты до выхода дошёл - я бы понял, а так мы с тобой в равных шансах. Но вдвоём, действительно, можно не справиться. В этом ты прав.

- Я, вообще, думал надо пять или шесть человек. И дешевле, и интереснее.

- Нет. Это уже многовато будет. Ты помнишь, какие там площадки маленькие? Метр на два. Четыре человека это оптимально.

- Ну, не знаю...

- А я знаю! И не спорь! Нужны ещё двое.

В дверь постучали. Из кабинета смежного с моим, появился Стас.

- Добрый день, Глеб Михайлович! Могу?

- Да, привет, Стас, заходи.

- Я по поводу последнего задания. Там, значит, такая ситуация... - мы переглянулись с Димой. Я вопросительно поднял брови, он одобрительно поджал губу и кивнул.

- Стас, погоди с заданием, присядь-ка.

Я знал Стаса больше десяти лет. Ещё по прошлому месту работы. Он имел неброскую внешность, но при этом был неординарной личностью. Практически на каждый вопрос он отвечал словом "Да". Но это не всегда означало согласие, а точнее, очень редко. К примеру, на вопрос: "Правильно ли будет закупить партию товара у данного поставщика?" - он отвечал: "Да, мы можем купить это здесь, но это будет ошибкой". Или, если поинтересоваться его мнением о каком-нибудь фильме, - а он был прирождённым кинокритиком и большим знатоком кинематографа, - то в ответ можно было услышать что-то вроде: "Да, чушь полная, не стоит это покупать и смотреть". Но не это было его самой оригинальной чертой. Года четыре назад начали поговаривать о его поездках в глухие таёжные леса и, так называемые, аномальные зоны. Потом он уволился из-за одной идиотской истории, к которой я был, некоторым образом, причастен, так что какое-то время он не здоровался, проходя мимо меня. Через полгода, кто-то мне сказал, что он совсем умом тронулся, нигде не работает и практически не вылезает из своих лесов - инопланетян ищет. Я не удивился, потому что, по моему мнению, он всегда был странным. Даже мысль мелькнула, что с такими как он непременно должно что-то необычное происходить. Когда меня перевели на новую должность, выяснилось, что он устроился в тот же отдел тремя днями раньше. И, судя по сплетням, очень расстроился, узнав, что я снова буду его руководителем. Но... всё течет, всё меняется. Сделав акцент на его профессионализм и педантичность, я поручил ему самый ответственный участок нашей работы, и довольно быстро мы восстановили хорошие отношения. Кто старое помянет... И мы не поминали. Я расспрашивал о его походах по странным местам, он с увлечением рассказывал. Бывало интересно. С тех пор среди моих знакомых появился настоящий сталкер. И хотя сам я во всё это не верил, но его рассказы приятно разнообразили наши перекуры, а иногда даже зарождали в моей голове сомнения: а может, и в правду в этом что-то есть?

- Стас, а ты в эти выходные никуда не собираешься? 

Идея привлечь его к нашему мероприятию показалась мне интересной.

- Через неделю собираюсь. А в эти выходные нет.

Интересно, как он определяет время для своих вылазок? Может, полнолуния ждёт или наоборот.

- Мы тут в субботу забрели в одно интересное местечко... На этой неделе опять собираемся. Не хочешь с нами?

- Да? А что за место? - по интонации было понятно, что кроме встречи с инопланетянами его вряд ли что может заинтересовать.

- Стас! Это такой кайф! - сорвался с места Дима, почувствовавший запах серьёзного соперника. - Это лабиринт. Там препятствия всякие преодолевать надо и до выхода добраться, - фонтанировал он эмоциями. Дима подсел на эту штуку. Он стал в подробностях описывать то, что нам удалось пережить, передавая наши мысли и ощущения, упомянул и про брутального инструктора, и про неулыбчивую девушку, и в конце с гордостью произнес: "Мы почти до конца дошли!".

Я всё это время наблюдал за Стасом. Он снисходительно кивал головой, сдержанно улыбался, и стало понятно, что Димина пламенная речь его не зацепила.

- Да откуда ты знаешь, что это был конец? Там дальше что угодно могло быть. Вспомни, сколько времени мы на брёвна угрохали, - я попытался хоть немного заинтересовать Стаса. - Нет, я уверен, что мы были где-то в середине.

- А на сложных уровнях что добавляется? - скорее из чувства такта, чем из интереса, спросил Стас.

- Да там вообще круть начинается. Там по три вещи с собой брать можно! И...

Я остановил Диму взглядом.

- Стас, мы сами не знаем, что там будет. Они ничего не рассказывают. Но я честно тебе скажу - в крысиных норах меня охватил ужас. Вроде понимаешь, что это игра, и что в любой момент можешь кнопку нажать, но в душе так хреново было. Попробуй. Вдруг что-то новое для себя откроешь?

- Да нет. Что там может быть нового? Всё это уже когда-то и где-то встречалось. Ничего нового вы мне не рассказали.

- Вот именно, Стас! Когда-то и где-то, а тут всё в одном месте, в часе езды и адреналина выше подбородка.

- Ну, разве что самый верхний уровень? Или... вы опять простой хотели?

- Ну, мы не думали пока...

- Конечно, самый верхний! - снова оживился Дима. - Только самый сложный и времени побольше! Три часа возьмём - точно дойдём...

- Ладно, вы ещё подумайте пока, а мне поработать надо.

Они вышли из моего кабинета, а я, прикурив сигарету, уставился в окно. Работяги разгружали машину с металлом. Толстый мужик махал руками и постоянно орал. Наверное, бригадир. Почему у нас окна не моют? Лето прошло, а я ни разу не видел, чтобы окна мыли. Даже курить у такого окна неприятно. Внизу что-то грохнуло, и бригадир стал отчитывать молодого пацана, используя ёмкий строительный язык. "Похолодало", - подумал я, и закрыл окно. В комнату тихо вошла моя помощница, Нора.

Когда я впервые увидел её, мне сразу захотелось обладать этой красивой диковинной птичкой. Всё в ней вызывало восхищение, интриговало и завораживало, начиная с необычного имени и заканчивая вызывающей манерой покачивать бёдрами при ходьбе. Мы были знакомы более пяти лет, четыре из которых между нами продолжается бурный роман.

- А почему ты меня в свой лабиринт не зовёшь? - с интонацией легкой обиды спросила она.

- Ты смеёшься? Мне что тебя там, на закорках таскать? - я, конечно, рассказал ей о нашем субботнем походе, и она чуть ли не визжала от страха и восторга. Но я и представить не мог, что она тоже захочет туда пойти. - Ты шутишь, что ли?

- Не шучу! Я тоже хочу в лабиринт. Ты же меня не бросишь. Ну, может быть, где-нибудь и придётся меня потаскать, но не везде же там ямы и канавы. И потом, мне безумно интересно. Я слышала, в этом лабиринте предполагаются шарады и головоломки. А на высшем уровне их наверняка полно.

- А с чего ты взяла, что мы пойдем на высший уровень? - насторожился я. - Я ещё и сам не знаю, что мы выберем. Подслушивала?

Она сделала невинное лицо и часто захлопала ресницами.

- Вот ещё! Просто Дима очень громко говорил, и я кое-что расслышала.

- Расслышала она. Скажи лучше, что ты сегодня полезного сделала?

- Так, посчитаем: чай тебе делала - два раза. В магазин за конфетами съездила, и... А, и ещё я подобрала несколько отелей для нашего отпуска.

- А мы едем в отпуск?

- Ну, тебе же надо отдыхать. Ты посмотри на себя, у тебя уже круги под глазами. Ты же спать нормально не можешь. Ты вспомни, когда мы последний раз отдыхали.

- Да мы каждую пятницу отдыхаем так, что потом все выходные голова болит!

- Вот именно! Это всё ты, со своей "Мафией" и со своей дурацкой "Дискотекой восьмидесятых". Приползаем под утро чуть живые и в себя потом приходим два дня. А я тебе говорю...

- Подожди...

- О спокойном, романтическом отдыхе. Ты вспомни, как хорошо было на Бали? Опять будем придаваться сладкому ничего неделанию, массаж тебе делать, тебе ведь нравилось? Неужели ты не хочешь...

- Да погоди ты...

- Валяться на пляже и загорать? Спать сколько влезет? Мы...

- Дай сказать-то, в конце концов! - гаркнул я. - Сколько тебе можно говорить - не тарахти! И говори тише, стены тонкие. Я не могу сейчас никуда ехать. Меня руководство не отпустит. У нас завал, ты же видишь, что происходит, мне покурить некогда.

- Тигр, - мне льстило, когда она меня так называла. - Мой, Маленький Тигриный Медведь, - ещё одно милое прозвище, особенно учитывая мой стокилограммовый вес, - с этой работой всегда так, а отдыхать нам нужно, чтобы восстановиться и ещё лучше потом работать...

- Ага, как же! Я там расслаблюсь, потом месяц буду в себя приходить.

- Что за чушь?! - её категоричность была обычным делом. - Ты прекрасно отдохнёшь, и будешь потом работать с новыми силами. Что-то я не помню, чтобы ты после Бали долго на работу настраивался. Вышел из отпуска и в первый же день двоих уволил.

- Это тут не при чём. Это манера руководства такая. Они расслабились, пока меня не было. Это было показательное выступление.

- Да какая разница, я вообще не об этом. Я говорю, что мы должны съездить в отпуск. Ты устал! Я хочу позагорать и расслабиться. Я хочу СПА, я... - она слегка надула губки, наморщила лобик и опустила глаза. - Я из последних сил каждый день на работу прихожу. Сейчас осень, всё вокруг серое, скоро дожди пойдут. Потом зима. Ты же знаешь, что я теплолюбивая. Я умираю от холода.

Она очень редко плакала, но иногда пользовалась приёмом, который я называл: "Щас разрыдаюсь!". Получалось хорошо, а главное, действенно.

- Ну, подожди. Что ты дуешься? Я же не сказал нет. Давай подождём немного, я со сроками определюсь, а там посмотрим.

- Ты всегда так говоришь, а потом находишь причины, чтобы не ехать. Я хочу на море!

- Знаешь что?! Ты уже определись, на море ты хочешь или в лабиринт! А то в лабиринт она полезет. Ишь ты! Тебе после этого лабиринта не на море, а в институт Склифосовского надо будет, если не в Кащенко.

- Сначала в лабиринт, потом на море, - она хитро улыбнулась. - И с чего это мне в Склифосовского попадать, если ты у меня есть, мой Герой и Победитель!

- Ах, вот оно что? Так ты просто хочешь мне нагрузку увеличить? Думаешь, мало мне будет высшего уровня, ещё и тебя спасать до кучи??? Никуда я тебя не возьму. И даже не начинай больше.

- Ну почему? Так нечестно! - это было одно из её любимых выражений, придававшее ей ещё одно сходство с капризным ребёнком.

- Всё, ладно, не выдумывай.

На следующий день я начал злиться из-за этого аттракциона. Дима уже не мог ни о чём больше думать. Он постоянно забегал ко мне, с какими-то документами, типа по делу, и начинал говорить о лабиринте. Я несколько раз намекнул, что сейчас не до этого, но он возвращался снова и снова. Под вечер я вскипел.

- Да уймешься ты, наконец, или нет?! Ты можешь понять, что я так далеко наперёд ничего не планирую? Мы не знаем, что с нами через пять минут будет, а ты меня про эту субботу достаёшь!

- Так резервировать же надо. Я же почему беспокоюсь? Я узнавал. Там ещё два окна есть - в одиннадцать утра и в девять вечера.

- Да какая мне разница, в одиннадцать или в девять! - я перешёл на крик. - Я не знаю, как завтрашнее совещание пережить, а ты мне голову морочишь. Я тебе сказал - не до этого мне сейчас. Распустились совсем. Устроили себе здесь пасеку, а я отдуваюсь перед руководством. Не пойду я никуда. Всё!

Он всем видом показал, что я напрасно на него накричал и удалился. Я закурил и подошёл к окну. Темнеть стало рано. Скоро зима. Работяги под светом прожектора собирали инструменты и грузили их в микроавтобус. Почему бы им там каптёрку не поставить? Вот охота ведь каждый день инструмент с собой возить. Хотя, при нашей охране, наверное, лучше возить. Целее будет. Так, что у нас по плану? Бетон, трубы, арматура... Мысли противным роем жужжали в голове. Я пытался сконцентрироваться и выбрать из них самые значимые. Очень сложно разложить текущие проблемы по полкам и в порядке приоритета, если все они одинаково важны. И, главное, времени ни на что не хватает. Последний месяц как будто тащу телегу с проблемами, а мне по дороге ещё подкидывают. И ни одна не сваливается. И это как снежный ком. Хотя вчера работалось легче, чем обычно. Может, выспался за выходные? Да нет, всё как обычно, кроме этих приключений в лабиринте. Может, из-за него жажда жизни возродилась? Ведь мелькнула же предательская мысль в норах, что могу и не выбраться. Тьфу, только что на Диму орал, а теперь сам об этом же. Короче, надо идти... Или, лучше сказать, лезть. Обязательно. Тут, в реальной жизни, что? В ней всё более или менее предсказуемо. В ней постоянно будут возникать проблемы, которые я буду тащить, решать, пока не крякну или не уволюсь. А там? А там неизвестность... Вроде и гарантия есть, но всё равно страшно. И непонятно. Это сейчас понимаешь, что брёвна, в принципе, ерунда, и что на рычаги в туннеле надо было сразу обратить внимание. Но тогда-то, там - хрен сообразишь. Да и темно ещё. В общем, пойдём. Завтра надо Диме сказать, чтобы зарезервировал игру на субботу. Так, а пойдем-то с кем? Слава отказался, Женя обо... заболел, в общем. Стас! А что у нас со Стасом? Из коридора постучали...

- Да! Заходите, - это был Слава.

- Глеб Михалыч, я попрощаться. До завтра! - это было нормально, почти все сотрудники перед уходом заходили отметиться. Но лицо его мне не понравилось.

- Да, до свидания, Слав. А ты чего такой? Случилось что?

- Да, нет. Всё нормально. Спал плохо.

- Ты голову-то не морочь! Что случилось? По работе или личное?

Он помялся, как обычно делает, когда хочет сказать какую-нибудь гадость, типа: "Нам не отгрузят трубы без оплаты" или что-то в этом роде. На этот раз я ошибся.

- Глеб Михалыч, у Женьки телефон не отвечает.

- И что?

- Ну как - что? Мы же его не видели с субботы, а теперь ещё и телефон выключен.

- Так выключен или не отвечает?

- Вне зоны действия сети. Странно.

- Ну и что тут странного? Он же мне звонил в понедельник, - я не понимал смысл его беспокойства, но на всякий случай задумался. - Ну да, вчера утром позвонил и сказал, что больничный возьмёт.

- Это я знаю. Но он же не говорил, что телефон отключит.

- Да ты заболел что ли, Слав? Он сказал, что ему процедуры там какие-то надо делать, МРТ. Вот и выключает телефон, чтобы не мешал.

- Но не на целый же день его выключать!

- А ты что, целый день ему звонил? - я набрал номер Жени.

- Ну, нет, конечно, но раз двадцать позвонил. И вчера звонил. Он недоступен.

"Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети", - объявил мне холодный, металлический женский голос.

- Так, я не понял?! Ты что, вместо того, чтобы на работе работать, целый день по телефону разговариваешь?

- Да в том-то и дело, что не разговариваю.

Я привык к постоянному трагизму в его лице, но сейчас это была просто мировая скорбь.

- Слава, ты зачем ко мне зашёл? Нервы на ночь помотать? Так ты уже опоздал. Это сделали до тебя, и не один человек, и гораздо профессиональнее. Ты домой шёл? Вот и иди. Всё, пока. До завтра, - я пожал ему руку и мягко подтолкнул к двери, похлопывая по плечу левой рукой. - Иди, поспи, завтра он тебе сам перезвонит. И всё будет хорошо...

- А главное, скоро, - добавил я, когда он вышел и, почему-то представил Женьку, падающего в ловушку крысиной норы. И темнота... Жуть! Но всё равно интересно. Надо завтра самому со Славой поговорить, а то и вправду придётся, вдвоём идти, а это не интересно. Нору я, по понятным причинам, даже не рассматривал. Оказалось, зря.

Как только я перешагнул порог квартиры, она начала допрос.

- Ты уже решил, во сколько мы пойдём в лабиринт? Мне надо выбрать, что надеть. Если это будет с утра, мне надо всё с вечера подготовить. А если вечером, то я утром соберусь. Кто ещё с нами, кроме Димы?

- Так. Подожди. Я только что с работы пришёл - устал, как собака. Не разулся, не разделся, есть хочу. Ты чего с порога накинулась?

- Я не накинулась, я просто спрашиваю. А чего ты стоишь? Раздевайся, проходи, у меня всё готово.

- Если бы я не понимал, что всё готово, - остренький аппетитный запах, исходящий из кухни, щекотал нос, - я бы с тобой по-другому разговаривал. Ты с какого перепугу решила, что я тебя с собой возьму?

- Как?! Мы же договорились...

- О чём? Ни о чём мы с тобой не договаривались. Ты говорила, что хочешь пойти. Но я не говорил, что возьму тебя с собой.

Она засуетилась, накрывая на стол. Когда мы ещё только начинали наши отношения, мне было очень сложно представить её на кухне. Это совершенно не вязалось в моём представлении с тем образом, который она воплощала. Помню, что в первый раз меня это даже немного обескуражило. То было полное перевоплощение из заносчивой, немного стервозной светской львицы в домашнюю пушистую кошечку. Казалось, в этот момент для неё ничего не существовало, кроме еды, посуды и меня, которому это всё предназначалось. К тому же выяснилось, что она прекрасно готовит. Сколько раз я говорил себе, что не стоит обжираться на ночь. Но не было такой силы на свете, которая могла бы заставить меня отказаться от её кулинарных шедевров.

Насладившись изысканным ужином и выпив бокал красного вина, я с удовольствием закурил.

- Ну что? - она часто захлопала ресницами и театрально посмотрела на меня.

- Что - ну что? - будто не понимая вопроса, сделал удивленное лицо я.

- Ну-у-у, - теперь в ход пошли надутые губки. - Возьмёшь меня с собой?

- Нора, мышка моя, ты даже не представляешь, что это такое. Ты не понимаешь, что это опасно?

- Ну, конечно, опасно. Я понимаю. Но я же буду аккуратно. Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Возьми меня с собой. Мне тоже интересно и я хочу попробовать. Я тебе рассказывала, как с парашютом прыгала?

- Рассказывала. Только не с парашютом, а с парашютистом, - я усмехнулся, представляя пристёгнутую к инструктору Нору. - Какой смысл было прыгать, если ты глаза закрыла в самолёте, а открыла на земле?

- Ну, положим, все было не совсем так! В любом случае, я же прыгнула!

- Тебя прыгнули.

- Всё равно. Даже так не каждый решится! - она опять надула губки.

- Нора. Посмотри на себя. Горсть костей и ложка крови. В тебе же веса всего килограммов пятьдесят пять.

- Ты озверел? Пятьдесят три! И то я сейчас поправилась! Не надо мне приписывать лишние килограммы, - смех сдержать не удалось. Как же я не подумал? Ведь два лишних килограмма - это катастрофа.

- Тем более! Пятьдесят три, и это ты ещё поправилась. Ты представляешь, какая ты оттуда вылезешь? Сорок восемь, не больше! - откровенно заржал я.

- Зато в старые платья влезу, - невозмутимо продолжила она. - У меня там такое зелёное есть, с синими вставками. Помнишь? - и она пошла в комнату, с явным намерением начать демонстрировать мне свою старую коллекцию платьев.

- Я помню, помню. Не надо ничего сейчас мерить, пожалуйста.

- Ты понимаешь, - она эротично прислонилась бедром к косяку и потерлась об него щекой, - что теперь мне придётся пойти? Ты же сам подкинул мне ещё один повод для похода в лабиринт.

- Ну, фраернулся, бывает...

- Значит, я иду?

- Нора, пожалуйста, если мы дальше продолжим это обсуждать, то, наверняка, поругаемся.

Игру зарезервировали на одиннадцать утра в субботу. Но мы, по-прежнему, не могли определиться, кто дополнит нашу команду. В очередной раз, зайдя ко мне, Дима пошёл в атаку.

- Глеб Михалыч, надо уже решение принимать. Кого с собой берём?

- Ты так говоришь, будто у нас очередь из желающих выстроилась. А у нас, кроме Стаса под вопросом и Норы, которую придётся на себе таскать, вариантов, насколько я понимаю, больше нет.

- А может, вы кого-нибудь со старой работы позовёте? Вы же говорили, что с ними в пейнтбол ездили играть.

- Одно дело в пейнтбол большой группой. А другое - неизвестно куда, да ещё руки-ноги переломать можно. Я бы, конечно, мог позвать с собой пару человек, но они сразу поймут, что вылезти оттуда я им не дам. Столько мы друг другу крови выпили, ты даже не представляешь...

- Глеб Михалыч, это неспортивно.

- А я сейчас не о спорте, я о работе.

- А вы, оказывается, мстительный человек.

- Просто у меня память хорошая. Ты со Стасом на чём остановился?

- Да непонятно. Мутный он какой-то. Вы же лучше меня его знаете. Расспрашивал подробно, какие-то пометки на листе делал, а потом сказал, что это недостаточно интересно. Я больше не знаю, как его уговаривать.

- Слава не прозрел?

- Да я вообще с ним больше разговаривать не хочу! Сам не идёт и остальных запугивает. Двое сначала загорелись, а потом отказались под разными предлогами.

- Понятно, значит остаётся только Стас. Ладно, я сам с ним поговорю.

На утреннем совещании я, как водится, немного получил по шапке, немного покричал на нерадивых подрядчиков - в общем, всё как обычно. Хотя нет, настроение было лучше, чем обычно. Наверное, сказывалось то, что постоянно мысленно возвращался в лабиринт. Я пытался представить, на что может быть похож сложный уровень, и предавался сладким мечтам о том, как мастерски смогу всё преодолеть. Что из увиденных приспособлений надо будет взять в следующий раз? Как ещё могла пригодиться палка с крючком, которую взял Слава? Почему, интересно, Дима полз на четвереньках по брёвнам? Неужели боится высоты? Но самый частый вопрос, возникающий в моей голове, был прост и сложен одновременно - за каким хреном я опять собираюсь подвергнуть себя этому кошмару?

После обеда я зашёл к Стасу.

- Привет, как дела? Что нового?

- Добрый день, Глеб Михайлович. Ничего, всё как обычно. А что у вас?

- Да тоже всё как обычно. Завтра в лабиринт собираемся. Ты не надумал? Или опять в свою зону пойдёшь?

- Нет, в эти выходные точно не пойду.

- Почему? Неблагоприятное расположение планет? - я залил чайный пакетик кипятком из диспенсера и усмехнулся.

- Можно и так сказать, - невозмутимо ответил он. - Просто, посоветовавшись, я решил в эти выходные никуда не ездить.

Я чуть не выронил кружку с чаем.

- Посоветовавшись с кем? Ты же говорил, что один ходишь и никого к этому не подключаешь!

- Я советуюсь с высшими силами, то есть спрашиваю разрешения на вхождение в зону.

Я уставился на него и на секунду завис.

- Как это?

- Вы что-нибудь слышали о методе биолокации? В простонародии - маятник.

- Ну, что-то такое, вроде, слышал, - я ещё не понимал, он говорит серьёзно или издевается. Теперь он усмехнулся.

- Берёте простой небольшой предмет из любого материала, подвешиваете на нитку и задаёте вопросы. Он отвечает: да, нет, не знаю.

Я продолжал на него смотреть и сомневаться.

- Кто-то берёт кольцо, кто-то монетку, можно кусочек пластика... У меня это камень.

- Покажи.

- Да нет, Глеб Михайлович, я его с собой не ношу. На работе он не нужен. И вообще к нему надо обращаться крайне редко и только в исключительных обстоятельствах.

- А в зону ты его с собой берёшь?

- Конечно! Даже обязательно! Он мне несколько раз очень помог.

- Как? Дорогу показывал?

- Ну, типа того. Я спрашивал, стоит ли мне идти туда или нет. И он меня выводил несколько раз.

Видимо, на моём лице был ясно написан скептицизм, с которым я относился ко всему выше сказанному и он предложил:

- Давайте я вам пару ссылок сброшу, сами почитаете, разберётесь.

- А он мне нужен, этот маятник?

- Он всем нужен. Мы слишком часто сталкиваемся в жизни с вопросами, на которые нет однозначных ответов, а ответы бывают жизненно необходимы. Хотя, многие этого просто не понимают или не верят. Но, если вы решите это использовать, то надо очень серьёзно к этому относиться.

- Ладно, кидай ссылки, почитаю, - я чуть не забыл, зачем приходил. - Так если ты в зону не пойдёшь, может с нами в лабиринт?

- Я думаю об этом, но ещё не решил.

- А чего тут думать? Планов-то у тебя других всё равно нет. А может, денег жалко?

- Да нет. Деньги тут не при чем. Просто не уверен, что для меня это окажется захватывающим приключением. Хотя с другой стороны, судя по вашим с Димой рассказам, это искусственно созданная, постоянно действующая аномальная зона.

- Переведи...

- Ну, вот я хожу в зону - и не знаю, активна она или нет. А между тем, настоящий интерес представляет только активная зона. И пока ждёшь этой активности, может вся жизнь пройти.

- А какой активности ты ждёшь?

- Да любой. Это может быть контакт с инопланетными формами жизни, переход в параллельный мир... да что угодно!

- То есть, ты туда ходишь и не знаешь, к чему готовиться?

- Ну, конечно. В этом же весь интерес. Каждый раз навстречу неизвестности.

- Ну, а что-нибудь конкретное с тобой уже происходило?

- Да разное было. Я же рассказывал. Там время изменяет скорость течения. Несколько раз было, что иду до места часов шесть, а возвращаюсь по той же дороге за два. Или компас начинает крутиться, как бешеный, и не знаешь, куда идти. Кстати, в таких случаях меня маятник выводил.

- Ну а контактов-то не было?

Он замялся.

- Был один...

- Ну? И как это было?

- Я ехал из одной глухой деревни в другую, там расстояние километров семь. С километр отъехал, вижу - идёт женщина, вся в белом. Белые волосы, белый плащ, белые брюки и сапоги. Ну откуда в этих местах женщина в белом? А перед ней, шагов за тридцать, мужик весь в чёрном и гигантского роста. Два метра с чем-то точно. И я понять не могу: вместе они или нет. Когда я женщину обгонял, мне показалось, что она махнула. Типа, подвези. А у меня правило: никогда никого не подвозить в зонах. А тут что-то сработало, но не сразу. Я доехал до мужика и встал, как вкопанный. У него лицо такое страшное, как у неандертальца. А чтобы его целиком увидеть, мне пришлось на правое сидение прилечь. Рост огромный. И вот я на него смотрю, а он на меня. И тут я по газам дал и помчался, не оглядываясь. Опомнился уже в лесу.

- И? - я окончательно понял, что он надо мной издевается. - Где контакт?

- Так в тот момент, когда мы друг на друга смотрели, и произошёл контакт.

Я непонимающе помотал головой.

- Меня похитили и вернули в то же время, в то же место, в ту же позу, а память стёрли. Поэтому мы не знаем, что там с нами делают. Я потом на форуме это рассказал, и мне подтвердили, что белая тётка и чёрный гигант часто встречаются в этих местах. И ни в коем случае нельзя останавливаться.

- Да уж, интересно девки пляшут, - протянул я, чтобы хоть что-то сказать. Отхлебнув остывшего чая, я пошёл к себе. Проверил почту, почитал ссылки, полученные от Стаса. Отметил для себя, что на маятник действительно стоит обратить внимание, и снова зашёл к Стасу.

- Ты мне голову своими инопланетянами заморочил, а главное не сказал. Ты с нами завтра в лабиринт полезешь?

- Да. Я думаю, стоит попробовать. Может быть, это именно то, о чём я думаю.

- В смысле?

- Вы говорили, что из всего персонала там только неулыбчивая девушка и здоровый пехотинец. Так?

- Ну и?

- Возможно, это они.

- А-а! - я понял ход его мыслей и решил этим воспользоваться. - Ну, в этом смысле, да. Хм, возможно. Короче, завтра утром встречаемся. Если что, позвони.

- Договорились.

- Алло, Дима, я договорился со Стасом. Он идёт.

- Супер! А четвёртая Нора?

- Да вот я хотел с тобой посоветоваться. Может, втроём пойдём?

- Ну, вы же сами говорили, что четверо - это оптимально.

- А ещё я говорил, что её на себе таскать придётся. И не факт, что это буду я.

- Намёк понял. Я согласен.

- Согласен он. Ишь ты. Может, я её тебе не доверю.

- Ну, вы тогда сами определяйтесь, брать её или не брать.

- Тоже мне, посоветовал. Ладно, в крайнем случае, из ловушки её не будем вытаскивать, если провалится.

- Хи-хи-хи. А зачем тогда брать?

- Чтобы острые ощущения испытала. В другой раз нудить не будет, чтобы её в мужские игры брали играть.

- А представьте, что мы вылетим, а она одна до конца дойдёт?

- Это ты говоришь? Ты же в мечтах одной ногой уже на финише.

- Ну а вдруг? Всё бывает.

- Стас вроде тебе говорил про самый сложный уровень. Так?

- Да. По-другому ему не интересно.

- Ну, а ты что думаешь?

- Согласен. Испытание так испытание.

- Ох, говорила мама - не ходи в чужие дворы играть. У них там свои правила. Чует мое сердце - доиграемся мы. До завтра!

- До свидания!

- Алло, привет! Чего делаешь?

- Привет! Ужин готовлю. Ты скоро?

- Скоро. Давай, бросай ужин, начинай думать, в чём ты завтра пойдёшь. Главное, туфли на высоком каблуке не забудь.

- Ура! Вы меня берёте?! Тогда я надену чёрные брючки, спортивные...

- Нора! Надевай что хочешь. Там всё равно переодеваться. Всё. Не грузи меня. Пока. Скоро буду.

- Пока...

Часть 3.

Мы плавно въехали на стоянку и припарковались. Нора всю дорогу ёрзала и задавала вопросы. Я немного подустал от этого, но старался не заводиться. Понятно, что она испытывала возбуждение перед игрой. Я же, напротив, старался сосредоточиться на всяких мелочах, проносящихся в голове. Дима вылез из своей "бэхи" и довольно помахал рукой.

- Наверное, с вечера тут сидит. Пан спортсмен.

- Ну, зачем ты так? Хороший мальчик. Весёлый.

- А что, хороший и весёлый мальчик не может быть спортсменом?

- Ну, ты же это не по-доброму сказал.

- Просто я был уверен, что он нас тут будет встречать. Странно, что он ещё не позвонил ни разу.

Мы вышли из машины.

- Доброе утро! А я уже вам звонить собирался. Думал, проспали.

Я скорчил гримасу и посмотрел на Нору, она просто хмыкнула.

- Привет! Ты тут ночевал, что ли?

- Да нет. Просто не спалось, вот и приехал пораньше.

- Понятно. Стасу не звонил?

- Нет пока, только вам собирался.

- Нора! Я тебе вроде бы на все вопросы ответил, но ты их генерируешь с завидной скоростью. И я понимаю, что их ещё будет много. Так вот. У меня просьба. Пока не войдём в лабиринт, запоминай все вопросы, а потом я тебе на них отвечу. Очень не хочется, чтобы Шрек над тобой глумился, а я не мог ему ответить.

- А если потом будет поздно?

- Не будет. А вот и Стас, - все посмотрели на приближающуюся "Киа". Стас вышел из машины с непроницаемым выражением лица, но лёгкая тень неуверенности всё-таки угадывалась в глубине глаз.

- Добрый день, Глеб Михайлович. Здравствуйте! - мы обменялись рукопожатиями. "Всё-таки приятно, когда с тобой персонально здороваются, а потом с остальными", - поймал я себя на мысли. Что ж поделать, с медными трубами у меня проблемы...

- Стас, ты чего такой хмурый? Случилось чего?

- Да нет, всё нормально. Только вот идти туда сегодня не надо. Я, собственно, и приехал, чтобы это сказать.

- Мог бы и по телефону позвонить, сказать, что передумал, - Дима состряпал недовольное лицо.

- Я приехал, чтобы попытаться вас отговорить. Но, если вы решите идти, я тоже пойду, - он пристально посмотрел на меня. Наверняка он не хотел, чтобы я во всеуслышание обсуждал его маятник, поэтому я спросил по-простому:

- Ты посоветовался?

Он кивнул.

- А почему всё равно пойдёшь?

Он пожал плечами. Понятно, что ничего не понятно. Дима начал кипишить.

- Да вы чего обсуждаете? С кем он посоветовался? Мы идём или нет?

- Стас. Несмотря ни на что, давай попробуем. Меня в прошлый раз действительно зацепило. Заодно и проверим твою гипотезу. В крайнем случае, наши знакомые знают, где нас искать.

- Да что за это хрень?! - продолжал кипятиться Дима. - Что за тайны? Это же просто игра!

- Мальчики, а можно я скажу? - удивительно, что за всё это время Нора в первый раз подала голос. - Давайте зайдём туда, посмотрим, а потом решим. Мне очень, очень интересно. Там же предусмотрен выход в любой момент.

- Как ни странно, здравая мысль, - сказал я. - Стас, если у тебя более весомых оснований нет - пошли.

- Я должен был вас предупредить.

Девушка за стойкой сидела с таким же мраморным лицом, как в прошлый раз. Только теперь она была одета во всё белое. Во всё, насколько позволяла увидеть стойка ресепшен. Я поглядел на Стаса. Он, не отрываясь, смотрел на девушку.

- Стас, это не то, что ты думаешь. Просто совпадение.

- Хотелось бы в это верить.

Диме наши разговоры, видимо, надоели, и, боясь, что всё может отмениться, он решительно подошёл к стойке.

- Здравствуйте! Мы записывались на одиннадцать. Четыре человека.

- Да, мы вас ждём, - ни одной эмоции не отразилось на её лице. Она на нас даже не взглянула.

- Ну, так что? Когда можно начинать? - Дима выглядел озадаченно.

Девушка впервые подняла голову и обратилась, почему-то, ко мне.

- В вашей группе новые люди. Вы будете проходить инструктаж или всё уже объяснили сами?

- Объяснили, конечно. Но, может быть, будут какие-то новые вводные, в связи с тем, что мы хотим взять сложный уровень?

- Новых вводных не будет, цыплятки, - мы обернулись. Сзади нас стоял Шрек, скрестив руки на груди и довольно ухмыляясь. Он практически полностью закрывал входную дверь. Но самое главное было не это. Я посмотрел на Стаса и понял, что мы думаем об одном и том же. Шрек был с ног до головы одет в чёрное. Казалось, даже лицо и лысина потемнели. Мне стало жутковато. Инструктор смотрел на Стаса, Стас на него. Оба не мигали. "Интересно, нас уже похитили или только собираются?" - я стряхнул с себя оцепенение и попытался урезонить разыгравшееся воображение.

- Никаких вводных. Повторяю ещё раз. Всё то же самое, только времени три часа и берёте с собой по три вещи. Можно одинаковые. А эту курицу вы с собой зачем притащили? Типа медсестра, раны перевязывать? Ха-ха-ха, - это был очень нехороший смех.

- Сам ты кабан здоровый! Выбирай выражения! - неожиданно обозлился я, и подумал: "Наверное, сейчас меня будут бить".

- Что ж, сразу понятно, чья это женщина. Приношу свои извинения, - неожиданно ответил Шрек.

Стас продолжал буравить взглядом инструктора.

- Не загоняйся, Стас. Это тоже совпадение, - тихо сказал я ему.

- Да, я понимаю. Только лицо очень похоже, - он наконец-то перевёл взгляд на меня и сказал вполголоса. - Это аномальная зона... и она действует.

- Ты чего, специально страху нагоняешь? Я уже сомневаться начал.

- И я об этом, - он стал говорить совсем тихо. - Маятник сказал, что не надо туда ходить.

- А почему тогда, если мы пойдем, то ты тоже пойдешь?

- Потому что я задал второй вопрос, идти ли мне с вами, если вы меня не послушаете - и он сказал "Да". Поэтому я и приехал.

- Вы долго шушукаться будете? Я уже всё подписал. - Дима помахал перед нами бумагами с договором.

Мы подошли к стойке и принялись изучать бумаги. Я быстро просмотрел их на предмет отличия от предыдущих. Ничего не поменялось, всё те же меры предосторожности, другие только сумма и время. Стас же углубился в детальное изучение договора.

- А что означает фраза о том, что в определенных случаях администрация оставляет за собой право продлить время прохождения лабиринта?

- Всё очень просто - быстро, будто ждала этого вопроса, и так же непроницаемо, ответила девушка в белом. - За вами постоянно наблюдают наши операторы, и если мы видим, что до финиша вам осталось немного, то мы продлим время в пределах разумного. Опять же, если в это время нет другой команды, ожидающей своей игры...

- Понятно, а почему нельзя брать с собой мобильный?

Что-то тяжёлое и холодное опустилось на мое плечо. Я обернулся и отпрянул. Человек-гора держал меня за плечо и недовольно сверлил взглядом.

- Ты опять с собой сладкого мальчика притащил? Я уже не говорю про твою девушку. Ты что, не объяснил ему, что много вопросов вредно для здоровья?

Я стряхнул его руку, повернулся, встал, как можно ближе и сдержано процедил сквозь зубы:

- Объяснил. Но эти люди не бараны и имеют право знать, что к чему. И вообще тебе стоить поблагодарить всевышнего, что моя девушка молчит. Стоит мне разрешить ей задавать вопросы, как твоя, и без того огромная голова, превратится в тыкву. Понял? И хватит нас запугивать своим грозным видом. Ты сам-то в лабиринте был или только по камерам наблюдаешь?

Он посмотрел на Стаса поверх меня, потом снова на меня и опять на Стаса, словно оценивая, стоит ли вступать с нами в словесную перепалку.

- Мобильный брать не следует по нескольким причинам. Прежде всего, там нет связи и, соответственно, он превращается в бесполезную игрушку. А также, при неудачном падении, вы можете не только раздолбить его вдребезги, но и пораниться. Такое объяснение вас устраивает?

- Не устраивает! - Стас произнёс это тоном, не терпящим возражений. - Во-первых, мы берём с собой несколько вещей, упав на которые тоже можно пораниться. А фонарь тоже может разлететься вдребезги. Во-вторых, у меня специальный походный вариант телефона со спутниковой связью.

С этими словами он извлёк из кармана чёрную коробку, раскрыл её, как раскладушку, откинул антенну и продемонстрировал нам.

- Металлический корпус, водонепроницаем в закрытом состоянии, - он сложил телефон и убрал обратно,- настаиваю на том, чтобы мне разрешили взять его с собой!

Мы уставились на Шрека. Он, в свою очередь, вопросительно посмотрел на девушку за стойкой. Я успел перехватить их молчаливую беседу - то есть, её полное отсутствие. Я видел, что девушка ничего не показала, ни мимикой, ни жестом, однако Шрек, после этого странного диалога, невозмутимо произнес:

- Хорошо. Ты можешь его взять с собой, но это пойдёт в зачет трёх вещей, которые ты мог бы взять с собой. То есть, для тебя осталось две вещи.

Нехорошая улыбка опять появилась на его лице.

- Договорились, - произнёс Стас.

- А я с тобой не договариваюсь. Я объявляю условия, на которых ты можешь взять с собой эту игрушку.

- В таком случае, я тоже с вами не договариваюсь, а объявляю условие, при котором я пойду в лабиринт.

Стас резко повернулся к девушке в белом:

- Ведь вы хотите, чтобы я туда пошёл?

- Мне всё равно, - немного замешкавшись, ответила она.

- И всё же я услышал то, что хотел услышать, - и Стас стал подписывать договор.

Нора прижалась ко мне всем телом, взяв меня двумя руками за локоть, и тихонько прошептала:

- А Стас сумасшедший или прикидывается? Что-то мне жутковато стало. Может, правда, не пойдём сегодня?

- Ну, давай, давай, доставь Диме удовольствие. Жени нет, Славы нет, над кем-то ему надо подтрунивать. Надо мной нельзя - не положено, а на Стаса где сядешь, там и конечная. Так что, только ты остаёшься. Давай, скажи это погромче, чтобы все услышали. А Стас нормальный, только верит в хрень всякую и преподносит это так, что особо возразить нечего.

- Не-ет. Я пойду. Мне интересно, только жутко... почему-то.

- Ты договор подписала?

- Ага.

- И что, вопросов не возникло? Ничего не хочешь спросить?

- Вроде бы всё ясно. Думаю, вопросы появятся в процессе. Только не злись на меня, пожалуйста, если я не вовремя буду их задавать. Хорошо?

- Хорошо, злиться не буду. Я просто взорвусь от бешенства! - сказал я неоправданно раздражённо и увидел, как изменилось её лицо.

- Ну-ну, - тут же исправился я, поймав себя на том, что мне нравится, когда она так надувает губки. - Ладно, ладно, я пошутил.

Стас закончил изучение договора, подписал все необходимые бумаги и повернулся к нам.

- Я готов.

- Наконец-то, - недовольно резюмировал Дима. - Не прошло и года.

Стас никак не прореагировал.

- Итак, молодые люди, не будем терять время. Прошу пройти в комнату для переодевания, - девушка аккуратно сложила все документы в папку и убрала их в сейф.

"Странно", - подумал я. - "В прошлый раз этого не было".

Единственное, чем этот процесс отличался от предыдущего, были комментарии Норы в связи с неэстетичными и непродуманными, на её взгляд, костюмами:

- Ой, какой неудобный комбинезон. Он мне будет между ног натирать, у меня там очень нежная кожа.

- Она у тебя везде нежная. Не ной!

- Ну-у, может быть, можно в своих брюках остаться, а их комбинезон сверху надеть? Мне тогда не будет так натирать.

- Ты хочешь, чтобы тебя Шрек на входе заставил их снимать перед всеми? Не выдумывай.

- Блин! Какие застёжки неудобные. Посмотри, на мне это не мешковато сидит?

- Нормально. Ты же не в ресторан идёшь.

- Ну и что? Одежда должна быть комфортной... и красивой, - добавила она тише.

- Ты тогда с собой утюг на аккумуляторе возьми. Упадёшь в воду, вылезешь и "погладишься".

- Очень смешно.

Я помог ей надеть шлем и открыл забрало.

- Как ощущения? Ничего нигде не мешает?

- Всё везде мешает! - она поёрзала всем телом, как бы пристраивая его внутри костюма. - Я точно себе всё натру!

- Так! Харэ! Или сейчас пойдёшь домой, а не в лабиринт.

- Ну, ты что, потерпеть не можешь? Знаешь ведь, как я к одежде отношусь.

- Знаю. Практически, как каждая женщина. Только не каждая додумается в такую клоаку лезть, да ещё дефиле тут устраивать.

- Ты нетерпимый шовинист!

- Просто я обычный мужик. Готова? Пошли.

Стас с Димой уже стояли перед столом с "подарками". За столом всё так же и в той же позе стоял инструктор.

- Ну что, девочки? Определились? А-а, вот и основные силы подтянулись, - опять усмехнувшись, сказал он.

Вообще надо отметить, что в этот раз он был менее груб в общении, но ухмылки его всё равно были неприятны.

- Ну, теперь точно до финиша дойдёте. А вас, дамочка, так просто донесут.

- Я сама дойду, - резко ответила Нора, - а вам придётся признать, что не все женщины курицы. Встречаются и орлицы!

- Орлица моя, - я нежно приобнял Нору и легонько стукнулся шлемом об её шлем. Типа поцелуй в щёчку. - Так держать!

- Ну-ну, - Шрек переключил внимание на ребят. - Итак, на чём вы остановились? Рекомендую всем взять фонари. Зарядка в них посильнее, чем на простом уровне, а то, что вас раскидает в этой игре, я гарантирую.

- Скажите, а вы ведь регулируете происходящее в лабиринте? Так? То есть не всегда ловушки сами срабатывают? Вы искусственно можете нас всех разделить? - Стас подозрительно взглянул прямо в глаза Шрека.

- Не совсем так. Конечно, в некоторых случаях мы можем добавить остротых ощущений, но я имел в виду другое. Этот уровень организован так, что вы сами вынуждены будете идти разными дорогами. Вспомните опускающийся цилиндр. И это далеко не единственный разделяющий элемент игры.

- Значит, всем нужна верёвка. Однозначно, - я взял верёвку и повесил Норе на плечо.

- Тяжёлая какая! - она артистично прогнулась под весом верёвки. - Может, мне её не брать?

- Брать! Это не для тебя, а для меня. Ты всё равно с ней ничего путного не сделаешь. Просто мне больше нравится трос с кошкой. А всё желаемое нам взять не дадут, - я покрутил в руках нечто похожее на большую отвёртку. - Вот этот ключ, думаю должен быть у всех. В тех комнатах, где мы тогда закончили, с ним будет намного проще.

Шрек, едва заметно, одобрительно кивнул головой.

- Держи, Норик, и постарайся не потерять.

- Я думаю, с этим проблем не будет, - лысый гигант повернулся к нам спиной и стал что-то доставать из ящика у стены. На его черепе, выше шеи, я отметил три мощные складки, как у борцов-тяжеловесов. Над ними была небольшая татуировка. Сфера с выходящими вверх тремя стрелами, внутри которой был странный иероглиф. "Инопланетянин хренов", подумал я. Он повернулся и продемонстрировал нам портупею.

- На высшем уровне вам полагается вот такая сбруя, - он раскатисто захохотал, видимо самому понравилась шутка. - На ней есть всё необходимое, чтобы вы не растеряли свои пожитки.

Прилаживая портупею на Нору, я отметил, что вещь действительно удобная. Верёвка очень хорошо крепилась на плече и фиксировалась на поясе. Фонарь тоже крепко держался на левом боку, в специальном кармане. А вот и место для ключа. Значит, опытные игроки его всегда берут с собой. Экипировав Нору, я занялся собой. Всё так же, только вместо верёвки я приладил кошку. Посмотрел на ребят. У Димы такой же набор, как у Норы, а Стас разглядывал клыки от кошки и сравнивал их с гранями ключа.

- Стас, я тебе рассказывал, что использовал клыки кошки вместо ключа? - поняв его сомнения, попытался подсказать решение. - А может, всё же оставишь телефон?

- Нет, телефон я не оставлю, а вот ключ действительно не возьму. Кошкой обойдусь, а без фонаря, конечно, никак не обойтись.

- Может, начнём уже? - Дима подпрыгнул, проверяя, хорошо ли всё закрепил. Довольно крякнув, похлопал себя по груди и продолжил. - Собираемся дольше, чем играть будем.

- Не спеши в Лепеши, в Сандырях ночуешь, - откуда-то из далекого детства вспомнил я фразу.

- В смысле? - он глуповато уставился на меня, - Сандыри с Лепешами - это что?

- Потом объясню. Все готовы? - я посмотрел на Нору и невольно засмеялся. Она была похожа на маленькую испуганную мышку с огромной головой. Казалось, что шлем вот-вот согнет её пополам. Она попыталась подпрыгнуть. Это было больше похоже на нервное подёргивание.

- Ничего смешного. Может, ты у меня верёвку заберёшь?

- Ага, и давай ещё шлем сними. Он же тебе тоже мешает?

- Да мне всё мешает! Ты не говорил, что придётся такие тяжести таскать!

- Может, не пойдёшь? Я, честно, не горю желанием тебя на себе таскать, а, судя по твоему настроению, мне это точно светит.

- Пойду! И ещё вперёд тебя выход найду! - ох, эти надутые губки. Что они со мной делают! Ради них можно Родину продать. Хотя кому она нужна, наша Родина?

- Пока сама всё понесёшь, а внутри разберёмся. Хорошо?

- Ладно, только не забудь. Ты обещал.

- Я повернулся к остальным.

- Мы готовы. Пошли.

Шрек с уничтожающей улыбкой открыл дверь. Надпись "Начало" загорелась зелёным светом, и часы начали обратный отсчёт:  3ч. 59м. 55с.-54с.-53с...

Дима рванул с места, не дожидаясь никого. Стас жестом предложил нам пойти вперёд и вошёл в дверь последним. Дверь со скрежетом стала закрываться и Шрек театрально, но от этого не менее жутко произнес:

- Добро пожаловать в ад!

Дверь закрылась.

- Гад какой! - я расставил руки, нащупывая стены.

- Нора! Руки расставь и держись за стены. На месте никогда не стой.

- Помню. А можно я за тебя держаться буду?

- Нельзя, а то утащишь меня в какую-нибудь ловушку.

- Михалыч! - Дима, судя по голосу, был метрах в трёх впереди. - Тут это... дорога другая.

- В смысле?

- В смысле, ступенек нет. В стенку упёрся. Справа и слева проходы. Куда идём?

Мы приблизились к нему. Я ощупал стены. Так и есть.

- Нора, куда идти надо? Направо или налево?

- М-м, налево.

- Отлично! Направо идём.

Дима, не дожидаясь объяснений, двинул вправо и исчез из виду.

- А ведь обещали, что на сложном уровне света совсем не будет, - я посмотрел на тусклую лампочку под потолком. В тоже мгновение лампа погасла.

- Вот, блин! Напомнил. Они за нами не только наблюдают, но и слушают, похоже.

По стенам и полу пошла вибрация и зазвучал зловещий металлический гул, похожий на смех Шрека.

- Точно, слушают и жути нагоняют.

Я зажёг фонарик и, подняв голову вверх, сказал:

- Ты там не очень-то веселись, Громозека! Без твоих приколов обойдёмся.

Гул исчез, и стены перестали дрожать. Я погасил фонарь, памятуя о коротком времени его жизни.

- Глеб Михалыч, а я вижу, у вас с собой постоянно действующий маятник. Точнее антимаятник.

- Да нет. Простое правило - послушай женщину и сделай наоборот. Выбирать-то больше не из чего.

Мы медленно продвигались вперёд. Нора одной рукой всё-таки уцепилась за портупею у меня за спиной. Стас шёл след в след. Только Димино присутствие не ощущалось. Словно понимая это, он подал голос:

- Ну, вы что там, уснули что ли? Тут тупик и металлические скобы в стене. Подтягивайтесь. Я вверх полез. О-ой! - послышалась какая-то возня - Скобы еле держатся. Осторожнее тут.

Я упёрся в стену и нащупал скобы в стене. Насколько хватало света фонаря, были только они. Подёргал одну, другую - шатаются, того и гляди из стены выпадут. Вверху послышались скрипы.

- Тут тупик! - Дима явно был разочарован.

- Что за хрень? Не работает ваша интуиция, Глеб Михалыч. Придётся обратно идти.

- А ты, когда лез, стены ощупывал? Может, там ход какой есть? Посвети фонарём-то.

- Щас...

- Нора, надо лезть или ходить туда-сюда, а то провалимся. Я полез, ты сразу за мной. Стас, ты давай по ситуации.

- Есть! Только он на противоположной стене от ступенек. Ай! Твою маму!

Послышался металлический скрежет, и я посветил на Диму. Он болтался, ухватившись одной рукой за край прохода, другой удерживаясь за ступеньку. Видно было, что ступенька повыше выскочила с одной стороны и висела на другой.

- Держись! Сейчас помогу.

Я полез быстрее, скобы предательски дрожали под руками и ногами. Высота приличная, метров шесть. Громыхнёшься - мало не покажется. Почти добравшись до Димы, подставил под его ногу плечо и стал медленно подниматься дальше.

- Давай, попробуй туда заползти, второй ногой в стену упрись, и второй рукой попытайся перехватиться за край прохода.

- Вы такой умный, конечно, но тут не так всё просто, - он попытался перехватиться и заскочить в проход. Не получилось, но теперь он двумя руками держался за край прохода.

- Не груби мне! Давай я ещё поднимусь повыше, а ты вторую ногу мне на плечо поставь.

- Сами говорили, что в походе и в выходные можно не акцентировать внимание на должностях, - проговаривая это, он забрался в проход, повернулся и посветил вниз.

- Ого! Высоко! - Нора стукнулась шлемом о каблук моего ботинка. - Мальчики, а я вам сейчас никак не могу помочь?

- Лучшая твоя помощь сейчас - это не мешать. Как бы тебя сюда затащить?

Я посмотрел на Диму разматывающего верёвку. Он весело мне подмигнул.

- Сейчас вытащим. Нора, хватай верёвку одной рукой и держись крепко.

- А другую мне давай.

- Только не уроните меня, пожалуйста. Ай! Я боюсь на верёвке!

- Не бойся, там Стас внизу. Если что, но тебя поймает. Стас! Слышишь?

- Да, да. Я страхую!

- Дима уже немного подтянул нашу мышь, а я схватил её за портупею, как щенка за шиворот, и таким "макаром" мы плавно впихнули её в проход.

- Нора, пока мы тут ковыряемся, пройдись, посмотри, чего там дальше, только про ловушки не забывай.

- Нет уж, я вас подожду. Мне одной там страшно.

- Понятно. Стас, ты где?

- Рядом уже, верёвку бросайте.

Со Стасом всё получилось гораздо проще, чем с Норой. Потом перебрался я, не забыв сильно стукнуться больным коленом о стену. Пока мы проверяли амуницию на предмет всё ли на месте, Нора посветила в коридор и сообщила:

- Там дальше поворот и ничего больше не видно.

- Ну, так слазала бы, посмотрела, что там за поворотом.

- Не-ет. Хитренькие! Я одна боюсь. Так и хотите от меня поскорей избавиться. Фиг вам, сами смотрите, - и она, протиснувшись между нами, встала сзади меня, и вцепилась в портупею. - Вот, теперь можно идти.

Дима со Стасом пошли вперёд и скрылись за поворотом. Мы двинулись следом. За поворотом было ещё несколько поворотов, пару раз мы поднялись по ступенькам и, наконец, вышли на открытую площадку. Приключения Индианы Джонса в чистом виде. Нашим взорам открылась большая пещера с тусклым освещением, исходящим от факелов, развешенных на стенах. От края нашей площадки до края противоположной было не меньше десяти метров. Внизу сильным, бурлящим потоком справа налево текла вода, подобно горной речке, и уходила куда-то под стену. Из воды хаотично, но на одном уровне торчали столбы, заканчивающиеся небольшими площадками, сантиметров пятьдесят в диаметре. Эдакие каменные грибы, похожие на лисички с длинными ножками. Расстояние между ними было в один большой шаг. Сверху спускались сталактиты. Тоже достаточно беспорядочно, где выше, где ниже, и, в некоторых местах, опускаясь почти до краёв каменных столбов. Стены были негладкие и неровные. Кое-где угадывались глубокие ниши. На всякий случай включили фонарь. Бесполезно. Ничего, кроме уже виденного, обнаружить не удалось.

- Хорошо хоть пара нет и понятно, что делать. - Дима стал разматывать верёвку, а я огляделся в поисках палок или брёвен.

- Ну, и что тебе понятно? - я убедился в полном отсутствии вспомогательных средств.

- А чего тут непонятного? Надо перебраться на ту сторону и постараться не упасть.

- А верёвку зачем разматываешь?

- Сейчас зацеплю за что-нибудь.

- Ну-ну. Давай, попробуй.

- А интересно, там вода холодная? - Нора подошла к краю площадки и посмотрела вниз.

- Скоро узнаешь. Только крикнуть не забудь, чтобы и мы узнали, - я представил, как Нору уносит бурный поток, и она скрывается под стеной.

- Сам узнаешь! И мне потом расскажешь, когда тебя из ловушки достанем. Хотя, если я одна останусь, я тебя спасать не буду. Только и думаешь, как от меня отделаться.

- Не злись. Никто в воду падать не собирается, и уж специально я тебя туда точно не сброшу.

Стас долго разглядывал свод пещеры и подошёл ко мне:

- Глеб Михалыч, меня смущают верёвки, уходящие от потолка в ниши.

Я присмотрелся, посветил фонарём, хоть толку от этого было мало, но всё же разглядел три верёвки в центре пещеры. Они крепились в метре друг от друга и уходили в три ниши на правой стене.

- Да, уж. Какая-то гадость там задумана. Но, не проверив, мы ничего не узнаем.

Я снял трос с кошкой, размотал и попробовал закинуть на ближайшую верёвку. Не получилось. Кошка всё время попадала в сталактиты и отскакивала, так и не долетев до цели.

- Ну, давайте все три часа за этой верёвкой охотиться, - Дима тоже несколько раз попробовал набросить петлю на дальние столбы. Эффект был тот же. Он скрутил верёвку, закрепил на портупее и встал наизготовку перед переходом.

- Я пошёл, - победно произнёс он и сделал первый шаг. Поставив ногу на ближайший камень, проверил его на прочность и перескочил на него, расставив руки в разные стороны для равновесия.

- Ну, видите - ничего сложного.

- А ты не хочешь обвязаться верёвкой и бросить нам конец для страховки?

Разумное зерно в предложении Стаса, конечно, имелось, но, учитывая, что Диме надо было петлять между сталактитами, верёвка могла ухудшить маневренность и помочь лишний раз соскочить с камня. Видимо, Дима подумал так же.

- Не хочу и вам не советую. Дёрните неосторожно и в воду плюхнетесь, - он хихикнул и, опёршись рукой на ближайший сталактит, перескочил на следующий камень. Площадка слегка закачалась.

- Ух, ты! Эта качается, - он упёрся руками в два сталактита по разным сторонам.

- Вы там запоминайте, где камни ненадёжные, - преодолев ещё пару камней, он остановился передохнуть. Через полминуты камень дрогнул, завибрировал и стремительно пошёл вниз. Дима прыгнул на ближайшую сосульку и повис на ней, как обезьяна на пальме.

- Говорил инструктор - не стойте долго на одном месте, - невозмутимо и не отрывая взгляд от примата, произнес Стас.

- Это была моя реплика, Стас, - улыбнулся я, тоже с интересом наблюдая за происходящим.

- А я так не смогу, Гле-еб. Ты меня перетащишь?

- Начинается! Ты ещё даже не попробовала.

- Я пальцы обдеру об эти камни.

- Конечно, обдерёшь, и ещё ногти переломаешь, и с диким визгом исчезнешь вон там! - я показал на стену, под которой скрывался поток. - Если, конечно, ныть не прекратишь. Подожди, не отвлекай.

- Дима, что дальше? - сосулька начала вибрировать. - Думаю, через минуту, ты нам крикнешь последнее "прости". Сейчас сталактит рухнет!

- Сам знаю, - сквозь зубы процедил он в ответ и стал перемещаться вокруг сталактита в сторону ближайшего камня. Ещё пара секунд и он бы упал. Как только он отцепился от сосульки, та перестала дрожать, а Дима, не дожидаясь повторения, резко зашагал вперёд по камням.

- Хорошо идёт! Даже завидно. Упс!

Он почти дошёл до середины. Когда Дима поравнялся с первой верёвкой, которая свешивалась с потолка, из ниши выскочило нечто, похожее на мешок с песком и полетело в его сторону.

- Держись!

Хрен там. Мешок снёс его, как пушинку, и Дима с воплями полетел в воду. Мешок, отстегнувшись от верёвки, громко плюхнулся туда же. Дима, даже не вынырнув, исчез под стеной.

- Салам алейкум, камера восьмая, - я повернулся к Стасу. - Какие будут предложения?

- Действовать по ситуации, - он снял с плеча Норы верёвку, размотал, сделал петлю и надел на себя. Конец верёвки дал мне.

- Держите крепко, только не внатяжку, чтобы не ограничивать мои действия.

- Понятно. Чего ж тут непонятного.

В принципе, ход его мыслей был понятен. Рисковать без страховки больше не стоило. Дима, конечно, хороший парень, но слишком самонадеян. Если Стас плюхнется, есть шанс его вытащить, хотя силу потока тоже не следовало сбрасывать со счетов. Опять же, если ему посчастливится благополучно дойти до конца, то верёвку между сталактитами перекинуть с берега на берег практически невозможно. А без верёвки нам Нору на тот край точно не перетащить.

- Нора, возьми конец верёвки и отойди подальше от края. Просто держи и ничего не делай, будешь меня страховать, если придётся Стаса вытаскивать. Главное - не упусти верёвку, если что. Хотя, скорей всего, это не понадобится. Стас старый "сталкер". Ему не привыкать к трудностям переходов.

- Вы уже Диму сглазили, Глеб Михайлович, - он подошёл к краю площадки и посмотрел на меня, чуть улыбнувшись. - Хорошо идё-от,.. аж за-авидно.

- Ну, Стас, вот от тебя я точно не ожидал таких глупых суеверий, - он отвернулся и сделал шаг. Попробовав камень на прочность, покачался и двинулся вперёд. Один камень, второй, третий. Один раз чуть не соскользнул, но удержался за сталактит.

- Я бы сказал, что они довольно скользкие, эти столбики, - он быстро добрался до середины, а я регулировал верёвку, постепенно стравливая её и пропуская под сталактитами, чтобы держать, на сколько возможно, прямую между мной и Стасом. Подойдя, максимально близко к предполагаемому месту вылета мешка, он остановился на мгновение, посмотрел вверх и огляделся вокруг себя.

- Внимание, Нора, Держи верёвку сильнее, - сам я встал покрепче, готовый в любую секунду тащить мокрого Стаса из воды. Дальше, насколько позволял видеть лес сталактитов, мы наблюдали следующее: Стас прыгнул на камень под верёвкой с мешком и тут же резко отскочил назад, на всякий случай, ухватившись двумя руками за ближайшую сосульку. Я посмотрел на Нору. Она наблюдала за происходящим немигающими, широко раскрытыми глазами, и казалось, что для неё в этот момент ничего не существует, кроме Стаса и его манипуляций. Щелкнул механизм, освобождающий мешок из заточения. Шасть!

- Супер! Стас, молодчина! - мешок просвистел рядом с ним и громко шлёпнулся в воду, оставив после себя кучу брызг. - Красавец!

Он скрылся из виду за сталактитами, и о его движении можно было понять только по мелькавшей тени да периодически дергающейся верёвке.

- Я на месте! - услышали мы через минуту. - Странно только, что последний мешок не сработал.

- Ничего странного. Его для Норы приготовили или для меня, что несколько хуже.

- Чем же это хуже? - спросила Нора, выйдя из оцепенения. - Совсем даже наоборот. Я же девочка, меня мешком нельзя.

- Да? А чем тебя можно?

- Ничем. Мне надо мостик тут перекинуть, чтобы я быстренько перебежала, а потом по тебе мешком долбануть. Бе-е-е! - она высунула свой очаровательный, маленький, острый язычок. - Вот тебе.

- Ста-ас! У тебя сколько верёвки осталось?

- Метра три.

- И у меня метра два. Если мы Нору за мой конец привяжем, мне её нечем страховать будет с этой стороны. Давай троса с каждого края привяжем, тогда должно хватить.

- Уже привязываю. Тяните на себя верёвку, - я подтащил верёвку.

- Стоп! У меня всё.

- О' кей! - приладив как можно прочнее на свой край верёвки кошку, я стал обматывать Нору верёвкой.

- Ой, как туго! Нельзя слабее привязывать?

- Можно вообще не привязывать и сразу туда прыгнуть, - я показал рукой на стену, под которой скрывался поток.

- Злыдень какой! Только и хочешь от меня избавиться.

- Тебе всё равно где-нибудь сгинуть придётся. Почему не в самом начале?

- Ах, так?! Ну, что же, когда ты сгинешь, я еще подумаю, стоит или нет, тебя из ловушки вытаскивать?! Точно - не стоит. Пройду мимо и ручкой тебе помашу, а потом всем буду рассказывать, как ты в ловушке остался сидеть. Бе-бе-бе, - эротичный язычок опять явил себя моим очам.

- Ладно, - я подвёл её к краю площадки и ещё раз проверил, хорошо ли закрепил верёвку.

- Ты запомнила, как Стас от мешка увернулся? Сможешь так?

- Запомнила, только я пальцы об сталактит покарябаю.

- И ногти поломаешь, и в воде искупаешься, если ныть не прекратишь! Думай о переходе, сосредоточься.

- Не ори на меня! Ты думаешь, у меня совсем мозгов нет? Я всё поняла.

- Нет, у меня, конечно, бывают такие мысли, но я же тоже могу ошибаться.

- Просто поверить не могу, что ты такой гадкий! - она повернулась к камням. - Ста-ас! Я иду! - и сделала шаг.

Откуда что берётся? В последний момент я увидел, как изменился её взгляд. В нём больше не было избалованной девчонки, а засверкал решительный и, вместе с тем, азартный огонек.

- Страшно! - Нора уставилась на бурлящий поток. До воды было метра два, и она угрожающе шумела.

- Нора! Не стой на месте! Двигайся! Не забудь перед мешком дать знать, что тебя сейчас вытаскивать придётся.

- Сама знаю! И вытаскивать меня не придётся. Верёвку лучше держи и не отвлекай меня! - каких-то полминуты ей понадобилось, чтобы добраться до середины. Она пару раз замешкалась, пропищала что-то типа: "Дурацкие камни!", но продолжала двигаться вперёд, и вот я уже едва мог различить её силуэт за сталактитами.

- Я перед мешком. Сейчас прыгать буду.

- Подожди. Стас, ты её видишь?

- Да, Глеб Михалыч, всё под контролем. Она уже недалеко.

- Нора, давай!

Дальше послышались непонятные шорохи и Норин голос:

- Пожалуйста, пожалуйста, не надо! Ой! Мамочки...

- Давай быстрее, не раздумывай! - Стас, судя по интонации, был чем-то обеспокоен: - Оп-па! Вот так. Она дошла! И это надо было видеть, Глеб Михайлович. Вы многое потеряли.

- Я дошла, я дошла, а ты ещё там. Ха-ха-ха, - я представил, как она подпрыгивает от радости и дразнится в мою сторону.

- Что я потерял, Стас?

- Она последний отрезок пути просто пропрыгала без остановки. Я бы даже сказал, проскакала, как белка. Сейчас я с неё верёвку сниму.

- А-а! Как испуганная мышь она проскакала, а не белка. А мешок-то где? Завис, что ли? - я стал медленно подтягивать трос с концом верёвки.

- А его не было. Я поэтому ей и крикнул, чтобы быстрее бежала, пока он не вылетел. Может, не сработало что-то, а может, его там и нет вовсе.

- Ну да, ну да. Нет его там, как же, - пробурчал я. Освободив верёвку от троса и закрепив его на плече, я начал обматываться. - Специально для меня припасли! Я ж говорю, они за нами следят. И отсортировывают, как им нравится.

- Вполне возможно, вы правы, - после минутной паузы ответил Стас. - И мне это очень не нравится.

- Не загоняйся, я не к этому говорю, - понятно, что Стас опять увидел в этом происки инопланетян.

- Я думаю, они просто решили Нору оставить с тобой. Сжалились надо мною. С тобой она так скулить не будет.

- Кто это тут скулит? Я между прочим уже на этом берегу, а вот ты всё никак с силами не соберёшься, - и, повысив голос, крикнула мне: - До вечера, что ли там сидеть собрался?

"Ишь, раскудахталась" - подумал я про себя и пошёл.

- Стас! Страхуй!

- Кто страхуй? Я страхуй? Я не страхуй! - голос его был неожиданно весел.

- Шутите, шутите. На работе обсудим.

Стас редко шутил, его скорее можно было назвать саркастическим, чем юморным, но иногда и у него проскакивали дурацкие штампы, и видимо, ему нравилось иногда нарушать свой привычный образ. Выбирать камни особенно не приходилось, так как я был вынужден идти вслед за верёвкой. Попробуй пойти в другую сторону - и есть вероятность зацепиться. Ещё один качающийся камень остался позади. Вроде бы всё просто, только почему поджилки на ногах трясутся? Я мысленно разговаривал сам с собой, чтобы отогнать мысли о бурлящем потоке. Вот тут Дима повис на сосульке, а тут мы его потеряли. Это верёвка от второго мешка болтается, значит, сейчас начнётся. Ага, вот и мой мешочек в засаде висит. Я приготовился к главному прыжку. Только я выбрал, на какой камень перескочить с "опасного" места, и уже хотел протянуть ногу вперёд, как вдруг щёлкнул срабатывающий механизм, и мешок пролетел прямо перед моим носом. Я с недоумением проводил его взглядом. Он отстегнулся, как обычно, и плюхнулся в воду.

- Ха! Видали? Эти ротозеи поторопились! Путь свободен, встречайте меня с цветами, - сказал я, и смело шагнул вперёд...

Удар с правой стороны был настолько мощным, что я снёс ближайший сталактит и в обнимку с ним полетел в воду. Последнее, что успел заметить, это мощная струя воды из стены там, где только что стоял я, и несколько падающих в мою сторону каменных грибов. Течение было таким сильным, что если бы не забрало на шлеме, вовремя опустившееся при падении, глаза бы, наверное, выдавило. Я завис. Поток тянул меня под стену. Грудь больно сдавила натянувшаяся верёвка. Видимость близкая к нулевой. Я попытался подтянуться по верёвке, но она шла не вверх, куда меня уже должны были вытаскивать Стас и Нора, а почему-то вниз. С трудом передвигаясь по верёвке, дополз почти до дна. Нехорошие предчувствия оправдались. Моя верёвочная связь с берегом зацепилась за один из упавших камней. Верёвка резко ослабла, и меня оттащило от камня метра на два. Видимо Стас решил, что мне может не хватить воздуха и надо меня отпустить в бурлящую неизвестность. Я отчаянно задёргал верёвку, и меня подтащило обратно к камню. Стас понял, что я ещё не сдаюсь. Поджав колени под живот, одной рукой удерживая спасительную нить, другой обхватив гриб, я резко оттолкнулся от дна. Камень поддался. Высвободив верёвку, встал на брошенный камень и вынырнул. Глоток воздуха. Какое счастье!

- Тащи!!! - прохрипел я и закашлялся. Всё-таки успел наглотаться воды. Верёвка натянулась, и я гулко ударился шлемом о стену. В глазах потемнело.

- ...Он дышит?

- Дышит. Сейчас в себя должен прийти, - Стас и Нора склонились над моим распластанным телом.

- Глебушка, миленький, ты жив? Ты себе ничего не сломал? - она стала ощупывать мои ноги и руки. - Болит где-нибудь? Чего ты молчишь? Скажи что-нибудь.

- Ничего не болит, - я попытался приподняться на локтях, - Всё нормально, только в голове шумит, - потряс головой и вытряхнул воду из ушей. Шлем валялся рядом, и на его левой стороне отчетливо виднелась огромная царапина. Если бы не шлем... Противный холодок пробежал по спине. Я вдруг явно осознал, что, несмотря на все меры предосторожности, тут запросто можно свернуть себе шею.

- Стас, как думаешь, это запланированный сценарий? У них всё просчитано, или возможны сбои? Мне всё меньше кажется, что несчастные случаи у них редкость.

- Не знаю, - он освободил меня от верёвки и сматывал её. - Я вам всё перед началом игры сказал. Больше добавить нечего.

Нора продолжала меня ощупывать и наглаживать.

- Маленький мой! Он в водичке искупался, чуть не утонул, а Нора со Стасом его вытащили...

- Харэ издеваться! Кстати вода не холодная. В следующий раз можешь сразу прыгать.

- Хорошо, мой маленький герой. Когда ты в следующий раз будешь тонуть, я сразу прыгну тебя спасать, - её пронзительный смех пронёсся под сводом пещеры и затерялся среди сталактитов.

- Очень смешно. Я чуть не захлебнулся! Ладно, надо собираться. Стас! А где дверь? - оглядев стену с предполагаемым выходом и не найдя его, я уставился на Стаса.

- Думаю, там, - проследив в направлении его указательного пальца поднятого вверх, метрах в пяти над нами я увидел дыру.

- Опять крысиные ходы, - поморщился я, вспоминая, как в прошлый раз я подумывал о красной кнопке в этих лабиринтах.

- До него сначала добраться надо. Я уже пробовал кошку кидать. Не зацепляется. Видимо, надо использовать эти сучки, - под ногами валялось много толстых сучков, а в стене до самой норы были отверстия разного диаметра, хаотично натыканные, как гнезда ласточек. Я приладил шлем на свою многострадальную голову и подобрал несколько палок. Попробовал вставить одну. Болтается. Другая не влезла, третья подошла идеально.

- Кажется, их по диаметру надо подбирать. Тут-то ещё ладно, а вот выше будет сложно. Ну что? Полезли?

Вместо ответа Стас набрал охапку сучков и стал вставлять их в гнезда. Я проверил свою и Норину амуницию.

- Ну что, весело тебе, да? - почти шепотом спросил я.

- Конечно, весело. Я не только сама не утонула, но еще и тебя спасла, - она изобразила забавный танец, не забыв показать язык. - Не надо было мне говорить, что я балласт и от меня надо избавляться.

- Хорошо, больше не буду. Давай ветки собирай, подавать будешь. Стас уже поднялся на метр от земли и всовывал последнюю оставшуюся в руках палку.

- Чего там дальше? Потоньше или потолще давать?

- Давайте разные по две-три штуки, - я взял несколько палок и начал карабкаться вслед за ним. Приходилось удерживаться локтями, так как в руках были палки.

- Ненадежная конструкция, - я вспомнил реплику Шрека про мой живот. Он и вправду сильно мешал. Худеть надо, и, в конце концов, перестать жрать по ночам. Всего сорок лет, рост метр восемьдесят шесть, а вешу почти сто десять. Нет, надо срочно заниматься здоровьем и худеть. Передавая Стасу очередную порцию палок, я отвлекся на свои мысли и чуть не соскочил одной ногой.

- Нора, передай мне побольше палок и сама захвати парочку, и давай тоже поднимайся. Будешь меня снизу страховать. Если я упаду не так жестко будет.

- А от меня что останется? Ты опять за своё? Я вообще думала, вы залезете, и меня на верёвке поднимите.

- Так верёвка-то у тебя. На чём мы тебя поднимать будем?

Настроение заметно улучшалось, и я опять начал над ней подтрунивать.

- Нет уж. Тут тебе придётся самой забираться.

- Я так не играю. Возьми у меня верёвку, пока выше не залез.

- Нора, я не хочу вас расстраивать, но, похоже, вам действительно придётся забираться самой. - Стас уже добрался до норы и изучал её с помощью фонаря, но внутрь не влезал.

- Почему это? - Нора подняла голову и удивленно уставилась на нас.

- Стас, что там? Совсем плохо?

- Абсолютно не за что зацепиться. Стены как зеркало. Какой-то отполированный камень и ни одного выступа, ни одной впадины. Поэтому и кошка соскакивала. Но самое неприятное, что эта нора идёт сразу вверх и вправо. Через три метра уже ничего не видно. Я даже зафиксироваться в ней не могу.

Я долез до него и заглянул внутрь. Всё было именно так, как он описал. Зацепиться не за что.

- Давай сначала тебя туда затолкнём, а я поддерживать буду. Упрёшься ногами и руками враспор, а потом я заберусь. Всё равно ничего другого на ум не приходит. А когда доберёмся, Нору на верёвке вытащим.

Он начал вползать в дыру, упираясь руками в разные стороны.

- Нора, верёвку сможешь добросить? - не оборачиваясь, крикнул я.

- Зачем? - её голос был совсем рядом. Посмотрев вниз, я увидел её шлем рядом с моим коленом.

- Ну, ты даёшь! Не ожидал!

- Чего ты не ожидал? Сами сказали, что мне лезть надо. Да и страшно там внизу одной стоять, - она схватилась за мою портупею и поднялась ещё ближе.

- Тихо ты! И так еле держусь тут, ты опять меня обогнать решила, да ещё и скинуть до кучи?

- Ничего я не решала. Я высоты боюсь.

Как же я мог забыть? Она же даже на балкон не выходит.

- Высоты боишься, девочек мешком нельзя, вы меня поднимете. Чего ты сюда полезла-то? Оставайся и нажимай кнопку, когда мы уползём.

- Черта с два тебе, любимый! Ты ведь знаешь, что основная движущая мной сила - это любопытство! Так что не надейся. Я от вас не отстану. И вообще, лезь скорее - вон, Стас уже в норе сидит.

- Верёвку давай, командирша, - надев моток через плечо, я так же, как Стас, пополз внутрь. Через пару минут зафиксировался рядом с ним, только в противоположную сторону. Получилось, что его ноги были рядом с моим шлемом, а мои ноги рядом с его.

- Мальчики, вы так смешно смотритесь, как двойняшки в утробе матери. Жаль, фотоаппарата нет. Стас, а у вас в телефоне фотокамеры нет? Давайте я вас щёлкну.

- Нет, - коротко ответил Стас, а я просто пропустил её слова мимо ушей.

- Давайте потихонечку двигаться.

Он передвинул плечи на десять сантиметров, ногами упираясь мне в плечо. Потом переместил ноги чуть подальше.

- Держишься?

Он кивнул

- Теперь я.

Переставил ноги к его плечу, и, ухватившись рукой за его ноги, пододвинул корпус.

- Нормально получается.

Добравшись, таким образом, до поворота, мы увидели свет метрах в двух от себя. Я отмотал немного верёвки и бросил конец Норе.

- Держи, только не дёргай, а то мы обратно соскользнём.

- Ты думаешь, я совсем дура?

- Не совсем, не совсем. Успокойся.

Мы добрались до выхода. Лучше бы меня унесло бушующей водой. Зацепившись за край норы, и высунув только головы, мы оценивали открывшийся вид. Прямо под нами небольшая площадка округлой формы. От неё вправо и влево уходили стены с еле заметными выступами, такими, что с трудом уместится нога. Перед предполагаемыми тропами нарисованы цифры. Слева "15 мин", справа "10 мин". Правая дорожка была чуть шире левой. По центру написано "5 мин", и от этого места вперёд тянется навесная канатная дорога. Впрочем, дорогой это назвать трудно. Четыре каната - два внизу, два вверху. На нижних, на расстоянии шага друг от друга, закреплены доски. Судя по виду, довольно ветхие. Всё помещение неправильной круглой формы со стенами, отделанными под скалы. Кое-где из скал торчали кусты и другая растительность. Все три дороги сходились к такой же площадке метрах в двадцати перед нами. Стены под дорожками отличались от скал наверху. Они были такие же гладкие, как нора, в которой мы до сих пор, лежали и вылезать не торопились.

- Стас, ты видишь эти стены внизу?

- Да, я обратил внимание. Если упадём, оттуда уже не выбраться. А вода действительно тёплая была? - он задумался, глядя на кипящую воду метрах в шести под нами. Было непонятно, кипит она или булькает, и есть ли там течение.

- Да не разобрал я. Так, для Норы ляпнул. Но холодно не было. Наверное, из-за гидрокостюма. Но если там, - я указал вниз, - кипяток, то, думаю, даже это не поможет.

- Лучше об этом не думать.

- Мальчики, вы про меня не забыли? Мне тут надоело одной сидеть. Что у вас там? Давайте вытаскивайте меня. Я тоже хочу посмотреть.

- Подожди ещё немного, мышка моя. Дойдёт и до тебя очередь.

Она продолжала говорить, но мы уже её не слушали. Справа, метрах в трёх от нас и довольно высоко над тропой, в стене было ещё одно отверстие, похожее на наше. Из него небольшим водопадом лилась вода.

- Не нравится мне этот водопад. Если по той дороге пойти, наверняка он скорость течения поменяет и смоет на хрен.

- Не будем прогнозировать негативный исход дела, - не отрывая взгляд от водопада, сказал Стас.

- Знакомая мысль. Ты "Трансёрфинг реальности" не читал?

- Четыре книги, - так же безэмоционально ответил он.

- А я на первой бросил. Мура какая-то.

- Готов поспорить, но позже, когда выберемся. Не могу понять, куда идти, если мы сорвёмся.

- Не надо прогнозировать... - повторил я его фразу. - Думай о хорошем.

- Это не прогноз, а просчёт вариантов.

- Ладно, давай выбираться и Нору вытаскивать. Я так понимаю, что эти цифры - максимальное время прохождения по разным тропам, - выбравшись на площадку, я подёргал за верёвку. - Нора, ты готова? Я тяну.

- Наконец-то про меня вспомнили! У меня уже ноги от сучков болят.

Послышались звуки ползущего тела.

- Ты же в берцах. Через их подошву ничего не чувствуется.

- А у меня чувствуется, - её шлем показался из-за поворота. - У меня кожа на ногах очень нежная.

- Скажи лучше, где она у тебя не нежная? Стас, пока не вылез, помоги ей.

Он взял её за портупею и резко подтащил к краю.

- Ну, как тебе видок? - я смотал верёвку и огляделся ещё раз. Стас помог Норе спуститься и вылез сам. Нора молча разглядывала помещение.

- Вы про эти цифры говорили? - показывая под ноги, спросила она.

- Про эти. Я тоже думаю, что по истечении указанного времени дороги обрушатся, и мы будем купаться в кипятке.

Стас снял с плеча трос и стал его разматывать.

- Зачем тебе кошка?

- Для страховки.

Сзади раздался негромкий треск, и мы обернулись. Слева от норы на стене три лампочки, под ними кнопки с надписями "+1", "+2" и "+3". Первая мигала зелёным светом. Я поглядел на Стаса.

- Думаешь это помощь другу?

- Вероятнее всего.

- Может, не будем его спасать? Опять выкобениваться начнёт.

- Он может потом пригодиться. Да и не по-мужски это.

- Согласен.

Я нажал кнопку. Водопад из верхней норы усилился так, что струя добивала до середины озера. Послышалось непонятное уханье и глухие стуки. "Это моя лягушонка в коробчонке едет", - вспомнил я сказку о царевне-лягушке. Через пару секунд из норы выскочил большой пластиковый шар, в котором отчаянно барахтался наш физкультурник. Брызги от соприкосновения шара с водой долетели до нас. Дима крутился и переворачивался, стучал ногами по шару, и выглядело это весьма комично. Я невольно засмеялся. Стас тоже хмыкнул, только Нора со своим обострённым чувством сострадания не веселилась.

- Чего вы смеётесь? Сами бы так поплавали. У него там воздуха может надолго не хватить.

Смеяться и вправду расхотелось.

- Точно, Стас. Был бы доступ воздуха, он бы уже наполовину водой заполнился.

- Воздуха хватит минут на десять, не больше. Надо его срочно вытаскивать. Видите кронштейн на шаре? Надо попытаться его кошкой зацепить.

- Если бы он ещё на месте стоял, а то крутится, как волчок. Дима, ты нас слышишь? - я помахал рукой, пытаясь привлечь его внимание. Он увидел и помахал в ответ и тут же, тронув ухо рукой, помотал головой. Не слышит. Это хуже. Мы знаками объяснили, что хотим зацепить его за кронштейн, и для этого надо, чтобы он выровнялся и удерживался в одном положении. Он понял и подплыл к нам максимально близко, упёрся руками и ногами вокруг себя и более или менее держал равновесие. Стас опустил кошку и после нескольких попыток зацепил шар.

- Есть! Ну, что? Тащим? - в этот момент прозвучал противный звук, похожий на сирену и над дверью, на противоположной площадке, замигали цифры... "25м. 59с... 58с...

- Стас! У нас на всё про всё двадцать пять минут!

- Понял! Потом его достанем, - он закрепил конец троса на портупее и пошёл вперёд по канатной дороге.

- Я боюсь! Я там не пройду! Мамочки!

- Мы с тобой по левой стенке пойдём.

Я пропустил скрутку верёвки себе под рукой и через голову. Потом быстро обмотал концом Нору и отпустил конец на расстояние метра от себя.

- Если сорвёшься - брошу! Цепляйся за скалу, как кошка. Поняла?

Она лишь кивнула в ответ, не отводя широко раскрытых глаз от пропасти. "Состояние, близкое к панике", - отметил я про себя, и пошёл по узкой тропке, вжимаясь в скалу повернувшись лицом к воде.

- Иди наоборот, лицом к стене. Ноги не поднимай, а передвигай. Поняла? У нас меньше пятнадцати минут на эту дорогу, - она опять кивнула, стукнувшись шлемом о стену. Я небольшими шагами передвигался по стене, нащупывая, за что можно ухватиться, не забывая давать Норе советы, как лучше поставить ногу и за что держаться. Она молча исполняла, только иногда, в глубине шлема были видны расширенные от ужаса глаза.

- Не смотри вниз! - опять легкий стук шлема о стену, в знак согласия. Стас перебирался по канатке и уже дошёл почти до середины. Дима в шаре плыл за ним, как мопсик на поводке. Судя по запотевающим стенкам шара, воздух был на исходе. Мы прошли треть пути.

- Стас! У него воздух кончается!

- Какая разница? Всё равно, пока не дойду, ничего для него не сделать.

Очередная доска под ним подломилась, и он повис на руках. Я бы в этой ситуации барахтался изо всех сил, пытаясь зацепиться за что-нибудь ногами. Он же напротив, замер в воздухе, сконцентрировался, подтянул ноги к животу и резко выбросил их вперёд на следующую доску. Через полминуты он уже стоял на ногах.

- Стас, а ты не рассказывал, что гимнастикой занимался.

- А я и не занимался, - он посмотрел на часы. - Через минуту мой мост рухнет. Готовьтесь вытаскивать нас обоих, - его раскатистый смех придал ситуации ещё большую трагичность.

- Нам бы самим доползти.

Мы перебирали ногами и прошли уже половину. Надо было по другой стороне идти, там тропа шире.

- Нора, ты как?

- Мне страшно. Очень сильно. Кажется, я сейчас в обморок упаду.

- Я тебе упаду! Я тебя за это потом в комнату с пауками посажу и свет выключу, - зная её панический страх перед пауками, я решил, что это будет весомый аргумент, чтобы она передумала падать в обморок.

- Ты озверел, что ли? Я и так боюсь, а ты ещё пауками запугиваешь. Теперь я буду от каждой ветки шарахаться!

- А я сейчас за себя тоже не ручаюсь! Не перестанешь в обмороки падать - сброшу и делу конец.

- Ой! - она оступилась и одна нога повисла в воздухе, левой рукой вцепилась в ближайшую корягу, а правой за верёвку. - Мама! Держи меня, Глеб! Я падаю! Мама!

- Не ори! И не тащи меня за верёвку. Отпусти её, успокойся.

Я подошёл к ней поближе. Одной рукой получше зацепился за подходящий куст, другой схватил её за портупею и прижал к стене.

- Всё нормально, ставь ногу. Вот так, молодец. Ты моя орлица... Полетать захотела? Рано ещё, потом полетаешь. Успокоилась? Пошли потихонечку.

Я продолжал её придерживать рукой и чувствовал, как она дрожала всем телом. Но, несмотря на это, шла и даже, надо сказать, ускоряла шаг. Вот ведь понесла её нелёгкая со мной. А я-то, старый дурак, как мог согласиться на эту авантюру. Не надо было её брать. Переживай вот теперь. Одно дело я с разбитой головой вернусь, и она за мной ухаживать будет, - а если она себе что-нибудь сломает? Ни в жизнь себе этого не прощу.

Стас уже был метрах в пяти от площадки, когда визгливая сирена сообщила о том, что его пять минут истекли. Посередине моста канаты были скреплены механизмом. Он-то и расстегнулся, когда сирена стихла. Стас успел обернуться и увидеть распадающиеся концы канатов. За секунду до разрыва он прыгнул рыбкой вперёд, цепляясь, за начинающий падать, мост. Нижняя часть его остатка плюхнулась в воду рядом с уже полностью запотевшим Диминым шаром. Диму практически не было видно, только на пластике оставались следы от его пальцев. Он так долго не протянет. Надо что-то делать - но что я могу, если сам того гляди, окажусь рядом с ним. Стас начал подтягиваться по деревяшкам. Пара из них уже разломилась под его ногами. Индиана Джонс отдыхает. "Интересно, они это всё записывают? Надо будет спросить, когда выберемся... Если выберемся", - почему-то поправил я себя.

- Давай, Стас! Два метра осталось. Постарайся, а то Дима, похоже, уже задыхается.

Он ничего не ответил. Может, не слышал? Мы остановились. Теперь у меня начали дрожать ноги от напряжения. Шутка ли? Напрямую метров двадцать, а у нас все сорок будут, - и всю дорогу на пятках. Тропа настолько узкая, что мысы ботинок на ней не умещались.

- Норик, ты жива? Давай передохнём. Что-то ноги меня пугают, - я поочерёдно потряс ногами в воздухе, стараясь снять напряжение. - Ты чего молчишь-то? - я повернулся к ней и увидел слезы на милых щёчках. Она поняла, что я увидел это, и резким движением шлема о скалу, закрыла забрало.

- Пошли уже! Хватит отдыхать.

- Ну, чего ты злишься, Норик? Зато сколько эмоций? Ты же этого хотела?

- Я не думала, что будет так страшно. Ты мне об этом не рассказывал.

- Так я, как и ты, тут в первый раз. До этого всё гораздо проще было.

- Зачем мы самый сложный уровень выбрали? Надо было опять простой взять.

- Ты опять заныла? Только я подумал, что моя девочка героиня, а ты за старое принялась. Стас не соглашался на простой уровень, да и Дима тоже. Я же не мог сказать, что ради твоей прихоти надо всё поменять.

Стас уже на полкорпуса залез на площадку.

- Вон, видишь? Стас уже на месте, скоро и мы доползём.

Я стал медленно перебирать ногами. Дорожка стала ещё уже. В воздухе почти полботинка висело. От звука сирены я чуть не сорвался, но вовремя ухватился за выступ на скале.

- Держись!

Десять минут прошло. Насколько мне удалось разглядеть, на противоположной стене тропинка начала трансформироваться.

- Как в кино! Была дорога - стала стена!

- Ты о чём? - Нора не могла этого видеть.

- На той стене дорожка складывается от первой площадки в сторону второй.

- Как это?

- Да хрен его знает! Говорю же, как в кино. По-моему, она в стену убирается. Так, у нас пять минут осталось. Давай-ка, побежали. Очень не хочется в кипяток падать.

Мы ускорили шаг. Стас стоял на площадке и пытался вытащить шар с Димой. Пару раз приподнял на полметра, но, видимо, одному было не осилить. И шар опять плюхался в воду.

- Стас, тебе одному его не вытянуть.

- Да, я это уже понял.

- Закрепи трос где-нибудь, чтобы шар не унесло. Я тебе конец нашей верёвки на всякий случай кину. Чует моё сердце, что за оставшиеся две минуты мы не доберёмся.

Оставалось каких-то пять метров, но идти дальше было невозможно. Тропа оставалась только под пятками, а Нора с трудом удерживалась на мысках.

- Кидайте верёвку. - Стас прицепил трос к коряге справа от площадки.

- Норик, держи меня.

- Как?

- Нежно. И по возможности крепко. Я верёвку бросаю. И сама смотри не сорвись. Лови! - моток попал Стасу точно в руки.

- Во как! От страха такая точность появилась. Второй раз так точно не получится.

Стас перекинул верёвку через ближайший с нашей стороны куст и немного натянул.

- Норик, ты лучше на месте стой. Я без тебя быстрее дойду, а вдвоём мы тебе точно улететь не дадим.

- Ладно, - неожиданно спокойно согласилась она. Я хотел отпустить по этому поводу пару колкостей, но времени не было.

- Минута осталась, - напомнил Стас.

- Я в курсе, - торопливо перебирая ногами и одной рукой держась за верёвку, я быстро приближался к площадке. Осталось три метра, два... один...

- Есть! Дошёл!

Мой победный клич заглушила сирена. Мы со Стасом натянули верёвку и приготовились вытаскивать Нору.

- Давай! Что ты стоишь? Не смотри туда. Двигайся! - не помогало. Она, не шевелясь, смотрела на убирающуюся в стену дорожку и судорожно шарила руками по стене.

- Твою мать! Больше ни на одну шмотку денег не получишь! Ползи сюда!

Подействовало. Она, как балерина у станка, на цыпочках пошла в нашу сторону. До площадки оставалась пара метров, когда убирающаяся дорожка добралась до неё.

- Хватайся за верёвку! Прыгай!

На этот раз уговаривать не пришлось. Правда, ухватившись за верёвку, она просто рухнула вниз, но и этого было достаточно. Мы резко потянули верёвку и, через секунду, она вцепилась в меня, даже не ударившись о край. Стало тяжело дышать.

- Нора, ты меня задушишь, а нам ещё Диму доставать. Он, наверное, уже не дышит.

Сострадание победило, и она отпустила меня, прижавшись спиной к двери выхода, стала медленно сползать.

- Потерпи ещё минутку. Скоро всё закончится.

Стас уже отцепил трос и протянул мне конец.

- Тянем.

- Давай.

Шар был тяжёл. Даже вдвоём мы не с первого раза его подтянули. Дима внутри не подавал признаков жизни. Следы от пальцев исчезли, и лишь тёмное пятно внутри шара проглядывалось сквозь пелену. Возникла новая проблема. Площадка была не продолжением стены, а вроде балкона на ней. Поэтому дотащив шар до верха, мы никак не могли его окончательно вытащить. Он упирался в низ площадки.

- Нора, вам придётся нам помочь, - Стас движением головы показал ей куда подойти. - Садитесь здесь и толкайте шар ногами от себя.

Она уселась на площадку, упёрлась шлемом в мои ноги, и поставила свои на шар, где был кронштейн.

- Толкай! - мы из последних сил тащили трос. Руки ужасно болели, но других вариантов не было.

- Ещё толкай! - она перебирала берцами по шару, отталкивая его от площадки и пытаясь удерживать равновесие.

- Тяжёлый, какой этот Дима. А с виду и не скажешь.

- Я смотрю, ты к жизни вернулась, раз из тебя колкости полезли.

Шар мерно покачивался посреди площадки. Стас осмотрел его и, используя кошку как рычаг, попытался сдёрнуть с места кронштейн. Под ним явно угадывалась крышка. Кронштейн поддался, крышка открылась. Мы, стукнувшись шлемами, заглянули внутрь.

- Неужели задохнулся?

Дима не шевелился. Я просунул руку и потрепал его за плечо.

- Дима! Эй! Просыпайся. Ну не может же быть, чтобы они его в эту хрень засунули и не продумали, как не дать задохнуться.

- Запах чувствуете? - Стас пошмыгал носом. - Я думаю, что его усыпили слабой концентрацией газа.

Я принюхался...

- У меня нос забит. Ничего не чую. Ну, хорошо, а доставать-то его как? Через эту дырку он не пролезет, - сказал я, изучая шов между сферами.

- Я видел, в такие шары хомяков сажают, и они там кайфуют, раскатывая по квартире.

Я сам развожу хомяков, но стараюсь этого не афишировать. Нора хмыкнула и насмешливо на меня посмотрела.

- Короче, у хомяков полусферы на резьбе. Давай попробуем.

Я уселся на пол и обхватил руками и ногами нижнюю половину шара.

- Держу. Крутите верх влево.

- Получилось.

Мы сняли верхнюю часть, и Стас не задумываясь бросил её в воду, проводив взглядом.

- Упала... и утонула. Пускай сами теперь достают.

- Стас, а вы коварный, - Нора сняла шлем и поднесла ухо к Диминому носу. - Дышит. Она водрузила шлем на место. Я помог его застегнуть.

- Без лишней необходимости шлем не снимай, - строго сказал я.

- А что такого?

- Ничего такого! На часы посмотри.

Она подняла голову.

- Ещё две минуты.

- А когда они кончатся - знаешь, что будет?

- Не знаю, - растеряно произнесла она, два раза выразительно моргнув. - А что будет?

- Я думаю, балкон под нами рухнет, - спокойно произнес Стас и несколько раз сильно хлестнул Диму ладонью по щекам. Тот дёрнул ресницами и открыл глаза.

- Привет, как самочувствие?

Я и раньше знал, что Стаса трудно вывести из себя и что он крайне редко демонстрирует эмоции, но сейчас подумал, что абсолютно не знал этого человека.

Дима обвёл нас глазами, приподнялся на локтях и тряхнул головой. Выбрался из своей скорлупы, пару раз присел и размял руки.

- Нормально я поспал, - нервное хи-хи прозвучало неуверенно.

- Ты где был?

Он непонимающе на меня уставился.

- А-а! Да... Грибы собирал.

- Какие грибы? - теперь была моя очередь удивляться.

- Потом выясните. Идти надо, - Стас нажал на зелёную мигающую кнопку рядом с дверью. Неприятный скрежет открыл перед нами новый лаз. Он полностью походил на тот, через который мы сюда попали. Абсолютно гладкая труба, уходящая вниз и вправо.

- Я пошёл, - Стас проверил амуницию и прыгнул внутрь. Вжик - и он исчез за поворотом. Дима оглядел себя с ног до головы и молча нырнул в лаз. Я посмотрел на часы: 37... 36... 35... Бросил взгляд на скорлупу и на трубу.

- Думаю, пройдёт, - взял сферу и засунул в дыру. - Лезь!

- Что ты задумал?

- Залезай скорее. Время уходит. Не хочу, чтобы ты руки-ноги переломала при падении. Так в самом крайнем случае задницу отшибёшь. Залезай и попробуй закрепиться. Упрись ногами и руками. И не спорь! Она вскарабкалась в скорлупу, устроилась и замерла.

- Готова?

- Угу!

- Что бы там ни было, увидишь свет - сгруппируйся, - я отпустил тазик, и Нора с пронзительным визгом унеслась вниз. Поправив трос на плече и, проверив ключ, я вскочил в трубу...

Если вы бывали в аквапарке и катались на горках, то ничего нового я вам не расскажу. Разница лишь в том, что меня несколько раз подкидывало вверх, да и скорость была заметно быстрее. Всего несколько секунд полёта, но казалось, прошла вечность, прежде чем я плюхнулся в воду. Ещё не вынырнув, понял, что мощный поток подхватил меня и понес вправо. Вынырнул, глотнул воздуха. Автоматически проверил, не потерял ли трос. Всё на месте. Вода бурлила со всех сторон, и сразу оглядеться не получилось. Ширина потока метра три-четыре. По краям высокие стены. Вода постоянно накрывала с головой. Забрало постоянно спадало на глаза. Бац! Я больно ударился. Камень... Бац! Почти сразу второй. Плечо предательски заныло. Интересно, как тут Нору пронесло. Будто в ответ на мой вопрос впереди раздался женский визг. Значит, пока плывёт. Хорошо. Мысли сбивались в кучу и, главное, было непонятно, что делать. Сзади кто-то схватил меня за портупею. Обернулся...

- Стас! Ты откуда? Ты же впереди должен быть.

- Нету тут ни переда, ни зада. Нас по кругу таскает. Вы как?

Я посмотрел вверх и увидел на правой стене дыру, из которой, судя по всему мы, вылетели.

- Точно. Значит, скоро опять камни будут. Я нормально, Стас, только обилие водных процедур в этих аттракционах начинает напрягать. Ты выход уже нашёл?

Впереди опять послышался крик Норы. Я даже успел заметить её шлем, возвышающийся над водой.

- Ого! Она всё ещё в скорлупе! Неожиданно!

- Нора молодец! Стойкая девушка.

- Да у тебя все всегда молодцы. Я говорю - выход нашёл?

Бац! Бац! На этот раз ударило не так сильно, но всё равно неприятно. Да ещё и Диму, пытавшегося удержаться за камень, сшиб.

- Спасибо вам, добрый руководитель.

Дима бултыхался рядом и я схватил его за руку.

- Надо вме-кхе-кхе, - на полуслове меня накрыло водой, и кашель подавил голос. - Я говорю, вместе держаться надо.

- Там над камнями бревно висит. Только высоко. Метра два будет, - крикнул Стас.

В очередной раз, пролетая мимо камней, я увидел бревно и отметил небольшую расщелину в скале, где оно примыкало к острову. Ну, раз мы вокруг него плаваем - значит, это остров.

- Дима! Разматывай верёвку! Надо за камни цепляться.

Я помог ему снять моток, а Стас продолжал надежно держать меня за портупею. Обмотав Диму и передав конец Стасу, я зацепился за середину.

- Вы попробуйте вокруг камней проплыть, а я посередине буду цепляться.

Показались камни. Не так-то всё оказалось просто, по крайней мере, для меня. Пройдя между камней, я не удержался и отпустил верёвку. Ребята зацепились, уносящий поток всё же позволил мне увидеть их шлемы справа и слева от камней. Проплыв ещё круг, я увидел Нору. Это было очень смешно, даже в такой ситуации. Её скорлупу с двух сторон удерживали ребята, а она, как маленькая собачка, металась то в одну, то в другую сторону. Представьте маленького длинноногого йорка на куске пенопласта посреди океана. Очень похоже. Меня поднесло к камням. Зацепившись за Стаса, перебрался на другую сторону камня.

- Давай верёвку!

Он протянул мне конец.

- Нора! Можешь у Димы взять верёвку и подать мне?

- Я сейчас могу только умереть! Вытащите меня отсюда. Я больше не хочу играть!

- Сдаётся мне, что игры давно закончились, - отплёвываясь от воды, крикнул Стас. - Придётся потерпеть.

Странно, но его слова подействовали на Нору магическим образом.

- Дима, давай верёвку! Глеб, лови!

Я схватил верёвку и связал два конца.

- Готово! Надо ещё пару раз обмотать для верности.

С верёвкой между двух камней всё стало намного проще. Мы сделали ещё несколько витков вокруг камней, и я перебрался поближе к ребятам. Мы одновременно посмотрели на бревно. Нора тоже подняла голову.

- Норик! Ты ближе всего к бревну. Придётся тебе на него кошку закидывать.

Я снял трос и передал ей один конец. Второй намотал себе на руку - вдруг упустит? Она попробовала перегруппироваться для броска. Скорлупа качалась, даже несмотря на то, что мы её поддерживали.

- Какая-то неустойчивая конструкция. Я так вывалюсь отсюда.

- Из всех нас только ты одна ещё не купалась, так что не расстраивайся. Тебя всё равно потом к нам принесёт, - попытался я пошутить.

- Не хочу я купаться. Сами в воде сидите, - она бросила кошку и с первого раза зацепила её за бревно.

- Молодец! Дима, давай ты первый. Ты любишь впереди идти.

- Заметьте, не я это предложил, - он с весёлым блеском в глазах ухватился за кошку и, натянув трос, стал карабкаться по камню. Пару раз соскользнул, но сумел встать на камне во весь рост. Подтянувшись на тросе, он зацепился за бревно и вскоре, с довольной физиономией, оседлал его.

- Давайте. Кто следующий?

- Ты сначала до расщелины доползи, посмотри что там. Стас, давай ты следующий. Я тяжёлый. Мне на бревно без помощи не залезть.

Стас, согласно кивнув, начал выбираться из воды. Нора молча наблюдала за происходящим.

- Тут не видно ни хрена. Давайте сначала все выберемся, потом будем разбираться, - Дима помог подтянуться Стасу, и вскоре они вместе сверху глядели на нас.

- Нора, я вам брошу свою кошку, а вы прикрепите к ней свою верёвку. И мы вас вытащим, - Стас отцепил трос от портупеи и бросил Норе. Она быстро сняла верёвку и прикрепила к кошке, оставив себе небольшой конец. Стас подтянул верёвку, смотал трос с кошкой и крикнул:

- Держитесь крепче, за верёвку и за трос. Тащим!

Немного поойкав для порядка, Нора влезла на бревно. Ребята помогли ей пройти внутрь расщелины. Меня вытащили тем же способом. Правда, мне пришлось повозиться с верёвкой, намотанной на камни. Не бросать же. Отцепив свой трос от бревна, я пополз в расщелину, где уже скрылись ребята.

- Ну что тут? Вы где? Ау!

За мной гулко проскрипела задвигающаяся дверь. Темнота полная. Справа зажёгся фонарь, тут же ещё один.

- Мы тут.

Стас посветил перед собой. Я тоже достал фонарь и включил свет. В три луча мы быстро исследовали новое место. Правильный цилиндр метров шести в диаметре. Мягкие стены. Площадка по окружности шириной в метр. Я посветил наверх. Метрах в трёх под потолком блеснула конструкция из хромированных трубок. Она напоминала клетку, в которой сидел Женя, только теперь у неё было четыре стены и не было дна. Дальше ничего не видно.

- Нам, наверное, туда, - я указал ребятам на клетку. - А где Нора? Внезапно меня охватило беспокойство.

- Я здесь, - голос был от противоположного края цилиндра. Я направил туда фонарь и едва различил контуры её вжавшейся в стену фигуры.

- Ты как туда попала?

- Я поняла, что впереди дна нет, и пошла по стенке потихонечку. Потом вы пришли.

- Понятно.

- Дно-то есть, - сказал Стас присев на край площадки и посветив вниз - Только до него метров шесть будет.

А других выходов ты там не видишь? - Дима лег на площадку и принялся изучать стены внизу. - Не видно ничего.

Я устало опустился на пол и свесил ноги вниз.

- Может, передохнем? Парни, вы как?

- Отдохнуть, конечно, неплохо бы, но неизвестно, что тут будет через пять минут происходить. Надо кошки бросать и подниматься.

Стас начал готовить трос.

- Ты по тросу до этой клетки не доберёшься. Надо на верёвке узлов навязать и прикрепить её к тросу. Трос попробуем через ячейку в клетке прокинуть.

- Мальчики, я не хочу наверх. Давайте спустимся и внизу выход поищем.

- Нора, не влезай в мужские разговоры, лучше сюда иди, мне спокойнее будет, - я посветил на неё и продолжал светить, пока она не дошла до меня. Прижавшись к моему плечу, она быстро зашептала:

- Миленький мой, хороший, ну, пожалуйста, пожалуйста, можно я не полезу? Скажи, чтобы меня вниз опустили.

- Норик! Да нет там никаких выходов, а тебя потом вытаскивать придётся. Это же ещё целая история. Сядь, отдохни пока.

- Не-ет! - она стала говорить громче. - Я хочу сама посмотреть, что там внизу. Я уверена, что там тоже выход есть. 

И опять перешла на шёпот:

- Пусть они вверх лезут, а мы с тобой внизу выберемся, и обгоним их. Я чувствую, что там выход.

- Ну, ты и аферистка! Ладно, я тебя опущу, но только для того, чтобы ты поняла, что там ничего нет. А ты мне обещаешь, что когда вылезешь оттуда, больше никогда не будешь со мной спорить. О 'кей?

- Вообще никогда? - она недоуменно смотрела на меня.

Да уж, это я переборщил.

- До конца игры хотя бы. Договорились?

- Договорились.

Она быстро сняла с плеча верёвку и стала обматывать себя. Я проверил, хорошо ли затянут узел и начал её потихоньку опускать. Боковым зрением наблюдал за ребятами. Они уже навязали на Диминой верёвке десяток узлов, привязали к тросу и Стас, пока безуспешно, метал кошку.

- Нора, ты фонарь-то свой включи. Может и не придётся тебя до конца опускать.

Она включила свет и осветила стены вокруг себя.

- Придётся. Света до другой стены не хватает. Но я уже что-то вижу.

Блин! Неужели она окажется права! Потом десять раз скажет: "Я же говорила, говорила!"

- Что видишь? Опиши.

- Не знаю, но похоже на дверь.

- Парни, может не будете пока кошку метать. Нора там вроде выход углядела.

- Поздно! - Стас попал в ячейку кошкой и, отпуская верёвку, подергивал её, когда узел цеплялся за клетку.

- Надо второй кошкой эту подцепить и подтянуть её, - сказал он, когда его кошка поравнялась с нашими шлемами и одиноко болталась по центру цилиндра.

- Глеб Михалыч, дайте ваш трос.

- Бери сам. Я Нору держу.

Он отстегнул мой трос и размотал.

- Ребята! Я на полу. Он, кстати, тоже мягкий. Можете прыгнуть.

- Была охота ноги ломать. Каким бы он мягким ни был, высота для прыжков очень большая. Ну что там с дверью?

- Пока ничего, я ещё не добралась.

- В смысле? - я посветил вниз. Почти ни чего не видно, только в центре возилось нечто, напоминающее Нору.

- Тут пол, как сетка какая-то. Я когда верёвку отпустила, сразу в середину скатилась. Сейчас подползу к двери... Тут кнопка. Нажимать?

- Подожди. Посмотри, над дверью часы есть? А то нажмёшь, а мы не успеем спуститься.

- Нет. Дверь и кнопка, больше ничего. Жму! - мы уже привыкли к звукам сирены, но всякий раз это было неожиданно. А Нора в этот раз завизжала даже громче неё. Включилось освещение, и мощный поток воздуха взметнул болтающийся трос вверх, а через секунду я увидел орущую Норину голову прямо перед собой. Таких огромных глаз у неё никогда не было. Руки и ноги в разные стороны. Поток воздуха прижал меня к стене, а под ногами дрогнул и стал задвигаться в стену пол.

- Это аэротруба! - успел я крикнуть, прежде чем меня подхватил поток. Таких ощущений я никогда в жизни не испытывал. С парашютом мне прыгать не приходилось. Несколько раз перевернувшись, я схватил орущую Нору. Меня бросало то вниз то вверх. Мы сталкивались и разлетались в разные стороны. Кто что кричал, слышно не было. Только мелькающие фигуры. Я кое-как засунул свой фонарь в портупею, обхватил Нору и помог ей сделать то же. Как она его только не бросила. Стас держал в руке верёвку, а другой пытался ухватить извивающийся трос. С минуту мы беспорядочно бултыхались. Потом все, кроме Норы, отойдя от первого шока, стали более- менее выравниваться. По телевизору все видели позу, в которой парашютисты летят в свободном падении. Нору пришлось бросить. Она беспорядочно кувыркалась где-то надо мной. Трос удалось ухватить Диме, и теперь он пытался дотянуться до Стаса с верёвкой. Я подлетел к ним и протянул каждому руку. Ухватившись друг за друга, мы сблизились. Стас схватил трос и привязал к нему верёвку. Протянул мне конец, я в свою очередь передал её Диме. В итоге мы все болтались вокруг верёвки. Я посмотрел на Нору. Она тоже пыталась выровняться, только почему-то лицом к стене. Я сильно толкнул её ногой, и она перевернулась. Вытаращилась на меня, пошевелила губами и покрутила пальцем у виска. Наверное, больно было. Я протянул ей ногу и мотнул шлемом в сторону верёвки. Поняв мой жест, она стала перебираться по мне в центр. Верёвка под весом наших тел натянулась, и Дима со Стасом уже ползли по ней вверх. Я дернул плечами, за которые держалась Нора и она поползла вверх. Я последовал за ней. Чем ближе была клетка, тем труднее было подниматься. Поток воздуха ослабевал и уже не поддерживал тело. Ребята добрались до клетки и стали подтягивать верёвку. Вскоре все мы забрались внутрь конструкции и переглядывались между собой. Дима счастливо улыбался, Стас кивал головой, типа всё нормально, а Нора всем видом выказывала свое возмущение по поводу происходящего. Я лишь усмехнулся. Сверху по шлему постучали. Подняв голову, увидел Диму, жестом показывающего, что надо лезть вверх. Согласно кивнув, я подтолкнул Нору. Стас полез последним. Шум внизу стих и свет погас. Прошли, - подумал я.

- А хорошо полетали! Мне понравилось! Я раньше никогда с парашютом не прыгал и в такой штуковине не летал, - Дима фонтанировал эмоциями и параллельно открывал люк, которым заканчивалась наша клетка. Скрывшись наполовину, он опять появился и весело озвучил:

- Знакомые места, Глеб Михалыч! Тут мы уже были. Сейчас разделяться будем.

Мы вылезли в тот цилиндр с дуплами, куда в прошлый раз вывалились из чулка.

- Нормально. Ну что, орлица моя? Полетала? Теперь придётся поползать. Фонарь не потеряла?

- Нет, вот он. А что там, дальше?

- Я тебе рассказывал. Сейчас потолок начнет опускаться. Мы должны в эти дупла забраться и дальше у каждого своя дорога. Они нас естественным способом не разделили. Теперь будут делить искусственно.

Пол дёрнулся и начал опускаться.

- О! Началось, - я забрал у Стаса свою кошку и закрепил на плече, Дима смотал верёвку и полез в ближайшее дупло.

- Я не хочу свою дорогу. Я с тобой полезу.

- Не получится. В дупле и одному-то места мало, - она недоверчиво на меня посмотрела и подошла к ближайшей дыре.

- Подсадите меня!

Мы помогли ей забраться.

- Не выдумывай! Лезь сюда. Тут места полно. Я без тебя боюсь. Ну, пожалуйста, пожалуйста. Скорее! Ты опускаешься.

- Может, тут специально для нас двуспальное гнездо сделали? Стас, подсади.

Я запрыгнул и вжал Нору в стену. Она ойкнула.

- А как ты хотела? Я говорил, что тесно. Могу сойти, если хочешь...

- Нет! - она вцепилась мне в руку. - Мне нормально. Всё хорошо.

- Стас, ты залез?

- Да, всё хорошо. Я так понимаю, мы теперь в белых комнатах встретимся?

- В прошлый раз было так, а сейчас никто не знает. - Дима продолжал веселиться.

- Дим, а ты чего такой радостный?

Дупло наполовину закрылось.

- Ты Стасу хоть спасибо сказал, за то, что он тебя вытащил?

- А если бы я вас вытащил, вы бы мне сказали? Я считаю, что помощь попавшим в ловушки, разумеется, сама собой.

- О как! Что-то в прошлый раз я от тебя таких здравых мыслей не слышал. Ты всё вперёд убежать хотел. Да и сейчас тоже.

- Зато вы на моих ошибках учитесь, - довольно хохотнув, парировал он. Потом сказал ещё что-то, но слышно уже не было. Дупло закрылось и начало открываться с другой стороны. Нора зажгла фонарь.

- Зачем? Береги энергию. Тут и так всё ясно. Сейчас стенка вниз уйдёт, и поползём по туннелям.

- А я хочу посмотреть.

- Да выключи ты свой фонарь, а то паука увидишь, и я оглохну тут от твоего крика.

- А где паук? Она принялась светить в разные стороны, - стенка опустилась и я, не дожидаясь, когда она закончит изучать дупло, выполз.

- Пока всё то же, - осветив туннель, сказал я и пополз вперёд. - Не отставай, а то паук догонит.

- Ну, хватит уже. Нет там никакого паука, я всё проверила.

- А себе на плечи светила? - я еле сдерживался от смеха.

- Мама! - сзади послышалось шуршание. Я резко обернулся и посветил, мысленно готовясь нырять вслед за ней в ловушку. Не пришлось. Нора лежала на спине и извивалась, как змея. Судя по всему, пыталась сбросить воображаемое насекомое.

- Норик, я пошутил, нет там никого. Сама подумай. Чем они тут питаться будут? Ты хоть одну муху видела?

- Ты озверел, что ли, со мной нельзя так шутить, у меня арохнофобия! Я чуть со страху не умерла.

- Ладно, не буду, - продолжая посмеиваться, пополз дальше. - Так, тут у нас развилочка, - посветил вверх, указателей нет. - Ну конечно. Сложный уровень - зачем тут указатели?

- Ты с кем разговариваешь? Со мной или сам с собой?

- Со всеми, - огрызнулся я, - Куда ползём - направо или налево?

- А ты наоборот сделаешь? Тогда налево.

- Значит налево.

- Не-ет! Ты же направо должен ползти.

- Почему это?

- Ну, я же антимаятник и ты всегда делаешь наоборот.

- Ну, ты же мой антимаятник. Как хочу, так и трактую. Не отвлекай меня.

- От чего? Тут же только ползти можно.

- От мыслей! - я остановился и посветил на неё. - Может, я сейчас стихи сочиняю! Мысленно!

- А-а! Ну, ты бы вслух сочинял, я бы рифмы подсказывала.

- Я уже жалею, что тебя к себе в дупло пустил!

- А я нет, - весело ответила она.

- Опять развилка. Куда?

- М-м. Давай теперь направо. Только по правде направо, а не наоборот.

- Договорились. Прямо пойдём.

- Как прямо? Ты не говорил, что там ещё прямо есть.

- А ты не спрашивала, - туннель пошёл чуть вверх. - Ты знаешь, а вдвоём действительно комфортнее ползать. Я в прошлый раз чуть не обделался от страху.

- Вот видишь, какая я умная... и находчивая!

- Не вижу, но слышу хорошо. Дальше налево поворачиваем.

- А почему ты у меня не спросил?

- Будем считать, что ты выкинула зеро, и мне пришлось самому решать.

- Ладно, как скажешь.

- В совместном ползании есть ещё один плюс.

- Какой?

- Если умрём тут, то вдвоём не так обидно. Ты в детстве песенку про двух скелетов в гробу пела?

Мы лежим с тобой в маленьком гробике,

Ты костями прижалась ко мне-е-е-е,

И твой череп, аккуратно обглоданный,

В темноте улыбается мне-е-е-е...

- Фу! Прекрати. Идиотская песенка и нет, я не пела такого в детстве.

- У тебя случайно спичек или зажигалки нет?

- Откуда? Когда они у меня были?

- Да знаю. Это я так, для поддержания разговора. Хрен знает, как тут без огня выход искать.

- А давай мой волос подвесим. Он же тоже может на сквозняк реагировать.

- Да? - я повернулся к ней лицом. - Неожиданно. Не уверен, но попробовать можно. А они у тебя высохли?

- А я, особо, и не вымокла. Ты забыл, что это вы все купались, а я нет.

- Да и после такого фена в трубе, вообще всё высохнуть должно, - я потрогал свой комбинезон.- Почти сухой. Давай волос, - она выдернула волосок и протянула мне. Я неловко его взял и тут же потерял. - Блин... улетел куда-то. Давай другой.

- Ты что, хочешь, чтобы я отсюда лысая вылезла?

- Ты сама это предложила. Давай.

Она протянула другой волосок. Я взял его двумя пальцами и вытянул перед собой руку. В тусклом свете фонаря, он несколько раз плавно качнулся влево.

- Работает. Ползи за мной.

На следующей развилке волос указал правый поворот.

- Отлично. Всё-таки не зря я тебя с собой взял. Чего бы я без твоих волос делал? Как ты додумалась-то? Ты знала или видела где?

- Нет, не видела. И не знала. Просто у меня логика хорошо работает, я подумала, что надо что-нибудь лёгкое. Представила пёрышко, кружащееся на ветру, потом провела аналогию с тем что мы имеем, самое подходящее это волос.

- Умная ты, аж дух захватывает. Так, опять развилка.

На этот раз волос нервно задрожал и стал покачиваться из стороны в сторону.

- Вот такая ерунда.

- Что там? - Нора протиснулась поближе. - Что это значит?

- Это значит, что выход и справа, и слева. Куда пойдем? - я боднул её шлем своим.

- Не знаю. Сам решай.

- Решил. Я пойду направо, а ты налево. Доползёшь до развилки или поворота, посмотришь, что там. Я тоже. Поползли.

- Я боюсь одна.

- Я тоже, но так мы время сэкономим. Давай, не бойся.

Через метра три опять повернул направо и увидел свет.

- Вижу выход! А у тебя что?

- Тоже свет вижу. К тебе ползти или ты ко мне?

- Ползи к своему выходу, а я к своему. Наверняка в одно место вылезем.

Я пополз к выходу. Высунув голову, стал рассматривать открывшийся вид. Ощущение, что передо мной была бесконечная пустыня. Песок внизу. Небо сверху и бескрайняя перспектива со всех сторон. Я осторожно спрыгнул на песок и посмотрел назад на трубу. Труба была, только она как будто висела в воздухе. Слева вторая труба метрах в пяти. Тоже в воздухе. Я протянул руку и упёрся в стену. Понятно. Хороший у них художник, раз так искусно стены разрисовал. Придвинул шлем почти вплотную к стене. Ни единого следа от кисти или ещё чего-нибудь. На ощупь непонятно. На фотобумагу похоже. Из второй трубы высунула голову Нора.

- Как краси-иво-о! - протянула она и стала выбираться наружу. - Песок такой белый. Я такой только на картинках видела с рекламой Мальдивских отелей. Когда уже мы в отпуск поедем?

- Когда из лабиринта выберемся, - я продолжал ощупывать стены и двигался по периметру.

- А ты чего в воздухе руками размахиваешь?

- Это не воздух, это стены разрисованные. Подойди поближе.

- Круто! - она провела рукой по стене рядом со своей трубой. - А в чем же тут прикол?

- В том, что выхода нет. Оглянись. Кроме этих двух труб только пустыня вокруг и ни одного намека на дверь, - я уже добрался до противоположной стороны пустыни. - Стой на месте и не двигайся, я сейчас стены до конца проверю и к тебе вернусь. Как они любят круглые помещения, просто мания какая-то.

Вернувшись к Норе, я прикинул, что помещение всего метров шесть в диаметре. Опустился на песок и стал рыть небольшую яму.

- Ты что, в крота хочешь поиграть? - захихикала она.

- Скорее в суслика или в песчанку. Кроты в пустыне не живут. А ты что предлагаешь?

Она подняла голову вверх.

- А там нет ничего похожего на выход? - и Нора двинулась в сторону центра, изучая небо. Я тоже поднял голову.

- Даже не могу понять, сколько тут до потолка. Так грамотно они всё сделали. И где стена с потолком соприкасается не видно. Класс! А-а-ай!

Я успел увидеть исчезающий в песке шлем.

- Твою дивизию! - не раздумывая, прыгнул туда, где только что стояла Нора, но ничего не произошло. Я плюхнулся на песок. Ничего не понимая, несколько раз подпрыгнул в этом месте. Бесполезно. Вскочил на ноги и стал прыгать по песку, как взбесившийся орангутанг, мечтающий провалится под землю. Не помогало. Я пропрыгал и пробегал всю территорию по несколько раз. Меня упорно не хотели выпускать из этой ловушки. Опустившись без сил у стены, посмотрел вверх, где, возможно, находились камеры наблюдателей. Я представил, как группа операторов за пультом ухохатывается над моими прыжками и снова и снова перематывают этот момент на начало.

- Ну, суки! Выберусь - поговорим! - не на шутку разозлившись, я стукнул кулаком по стене. Оп-па! Стена завибрировала. Я быстро вскочил на ноги и ещё раз стукнул по стенке. Опять вибрация. Посмотрел вокруг. Вся стена немного колыхалась. Простучал стенку кулаками на расстоянии вытянутых рук. За стеной пустота. Упёрся обеими руками и сильно надавил. Стена поддалась, но, немного промявшись, вернулась в первоначальное положение. Я отошёл к центру площадки, прикинул место, куда хотел обрушить свой удар, и ринулся на стену. Откуда-то из глубины подсознания выскочил эпизод, как в фильме "Чародеи" герой Абдулова учился сквозь стены проходить. Мне повезло больше. С первого же раза я снёс метровый фрагмент стены и ударился уже о настоящую стену, которая была в метре от декораций. Потерев ушибленное плечо, высунул голову обратно в пустыню и крикнул вверх:

- И декорации у вас дерьмо!

Быстро побежал между стеной и фальшстеной и чуть не споткнулся об открытый люк на полу. Посветил вниз. Ступеньки. Так, с этим можно подождать. Должен быть служебный выход в коридор или ещё куда-нибудь. Я был уверен, что пролом в стене пустыни не был запланирован, и я оказался в служебном помещении. Пробежав вокруг пустыни и остановившись перед люком, понял, что ошибся. А может, нет? Может, этот люк и есть вход-выход для персонала? Раздумывать некогда. Полез внутрь. Через два метра ступеньки кончились, и я повис на последней, пытаясь дотянуться до предполагаемого пола. Люк с оглушительным грохотом закрылся. Я даже вскрикнул от боли в ушах. Зато теперь я знаю, что такое легкая контузия - подумал я и безнадежно разжал руки...

Через пару секунд понял, что вишу в воздухе, запутавшись в верёвках.

- Глеб! Ну, где ты так долго был? Я уже оборалась тут! - Нора барахталась метрах в трёх от меня и отчаянно дергала за верёвки вокруг себя. Это был верёвочный куб, метра четыре на четыре. От всех его вершин тянулись верёвки в темноту. Посветив в сторону ближайшей, я увидел, что она закреплена на стене. При тусклом освещении фонарь не сильно помог, но всё же. Послышался звук включающегося механизма и куб пришёл в движение. Не обращая внимания на Норины вопли, я пытался сообразить, куда мы попали, и что надо делать. Внутренность куба состояла из тех же верёвочных пут, в которых я запутался. Кое-где угадывались ячейки побольше, такие, что человек мог пролезть. На дальней от меня поверхности от куба тянулась верёвочная лестница и уходила в темноту. Значит, нам туда. Куб вращался в разные стороны, и если сначала мы с Норой были в одной плоскости, то теперь она барахталась надо мной. Ещё через несколько минут уже я был наверху, а она внизу. Центр тяжести постоянно менялся, и мне понадобилось минут пять, чтобы выпутаться из верёвок и подобраться к Норе.

- Долго ты можешь орать без остановки?

- Долго! Не знаю. Но так долго, как сейчас, мне ещё кричать не доводилось. Я, по-моему, охрипла уже.

- Так чего же ты орёшь, если охрипла? - я постепенно вытаскивал её руки и ноги из пут.

- Чтобы ты меня услышал и спас. Я же сообразила, что летела недолго, значит ты рядом. Услышишь меня и пойдешь на звук.

- Хочу тебя расстроить: до того момента, как я попал сюда... - ноги выскочили из ячеек, потому что в этот момент они оказались выше моей головы и я повис на руках в ожидании более удобного ракурса, - я тебя совсем не слышал. Так что в следующий раз береги горло и не ори.

Мне удалось перехватиться и зафиксироваться ногами, и я продолжил её распутывать.

- Я только не понимаю, почему ты не замолчала, когда я уже влетел сюда.

- Не знаю. Нет, знаю! Я подумала, что это гигантская паутина и сейчас на нас поползут большие пауки. И вообще, мне очень страшно. И не устраивай допрос. Хочу и ору. Ты уже знаешь, как отсюда выбираться?

- Ты одно и то же спрашиваешь в каждой новой зоне. Не замечала?

- Ну и что? Я же хочу побыстрее выбраться.

- Раньше, чем три часа истекут, всё равно не выбраться. Можешь кнопку нажать.

- Не-ет. Так я не хочу.

Я её уже распутал, и она начала возвращаться к своему обычному состоянию.

- Я хочу до конца дойти, или когда время кончится.

- Так чего же ты торопишься. Давай покружимся тут. Время кончится - нас вытащат.

- Я уже думала об этом, но мне всё время кажется, что это последний участок игры и за ним выход.

- Я вообще-то думал, что мы после нор в белую комнату попадём, - дождавшись удобного момента, я пролез в большую ячейку и оказался в другом верёвочном коридоре с двумя большими ячейками.

- По крайней мере, в прошлый раз было так. Лезь за мной. Я так понимаю, что это новый лабиринт. Теперь верёвочный. Где-то я это видел по телеку. Наверное, в "Форте Байярд".

- А что это такое?

Я даже оторопел.

- Ты меня не перестаёшь удивлять. Мне порой, кажется, что мы параллельные биологические виды, как ты любишь говорить. У тебя, вообще, детство было или ты как родилась, сразу взрослой стала? Да "Форт Байярд" вся страна по выходным несколько лет смотрела, так же, как "Поле чудес"!

- А-а! Это где карлики были, и противный старик загадки загадывал? Я тоже смотрела... пару раз, - она задумалась. - Может, три раза.

- Я ж говорю! Ты инопланетянка, - я подобрался к ближайшему лазу и, нырнув в него, огляделся. - Тут тупик. Надо в другое окно пролезать.

Вернулся и полез дальше.

- Я книжки читала, - она старалась не отставать ни на сантиметр. - Мне неинтересно было перед телевизором сидеть.

- Ну, во-первых, это интересно. Хотя, мне там тоже не всё нравилось. Видно было, когда устроители передачи игрокам подыгрывают, или наоборот. А когда стали нашу версию выпускать, я вообще смотреть бросил.

- А была ещё и наша версия?

- Ну да. Её Ярмольник вел, и там наши звезды дурачились. Но дело не в этом, - я пролез в следующую дырку и определил новое направление движения. Теперь мне надо было спуститься вниз. - Когда я пацаном был, то ни футболом, ни хоккеем не увлекался. Не знаю почему. Мне хомяки интереснее были. Но каждое утро перед уроками одноклассники с увлечением обсуждали игры прошедшего дня. Кто как забил, кто как пропустил. А мне сказать было нечего. И я, как бы, выпадал из общего круга. Так вот, - новый лаз опять привел к тупику, и я повернул обратно. - Мне пришлось себя заставить смотреть хоккей. Я даже газеты стал спортивные покупать, чтобы было о чём слово вставить, - опять пришлось зависнуть, пока куб не повернулся в пригодное для перемещения положение. - Ты никогда в такой ситуации не бывала? На заводе, помню, тоже постоянно "Поле чудес" в обед обсуждали.

- Нет. Я всегда была индивидуалистской, люди ко мне и без телевизионной шелухи тянулись.

- Понятно. Индивидуалистка, инопланетянка... Почти одно и тоже, - мы уже были на расстоянии вытянутой руки от лестницы, но чтобы до неё добраться, надо было проползти ещё несколько сетчатых коридоров. - Хорошо, что тут таймера обратного отсчёта нет. Это был бы наш последний аттракцион. В панике тут ничего не сообразишь.

- Да уж. Я вообще ничего не понимаю, просто ползу за тобой.

- А от тебя сейчас другого и не требуется. Просто разговаривай и не сбивай меня с маршрута.

- Ой-ой-ой. Какие мы умные. Как мы дорогу хорошо находим. А волосок-то я тебе подсказала.

Я остановился и посмотрел на неё.

- Хочешь - лезь вперёд. Я уже похвалил тебя за волос. Чего ты опять начинаешь?

- Не хочу. Я просто пошутила. Настроение тебе поднимаю.

- Поищи какие-нибудь другие методы, - я нырнул в очередной проход. - А то от этих мне совсем не весело.

- Ладно, ладно. Ты мой герой. Пришёл меня спасать.

- Добрались.

Лестница была прямо под нами и заканчивалась у края сферы люком с едва различимыми ручками, как у дверей на кораблях. - Подползай как можно ближе и зафиксируйся. Спуск по верёвочной лестнице - не самый удобный способ передвижения. Поэтому дождемся, когда она вверх пойдёт, и полезем. Только надо быстро, чтобы она опять вниз не ушла. Поняла?

Она судорожно вцепилась в ближние верёвки и кивнула. Лестница прошла горизонтально и поползла вверх.

- Пошли!

Я стал быстро карабкаться, Нора не отставала. Даже пару раз схватила меня за ботинок.

- Нора! Ты так меня скинешь сейчас. Не цепляй меня за ноги.

- Мне шлем мешает вперёд смотреть, и я на ощупь ползу. И хватит меня ругать. Ой!

Лестница заняла правильное вертикальное положение, и механический звук остановил вращение сферы с кубом.

- Что это? Почему крутиться перестало?

- Потому что мы всё правильно делаем. Видимо, раз мы на лестницу выбрались, нас подвезли к единственно возможному выходу.

Я толкнул люк. Закрыто. Перевел все четыре ручки в вертикальное положение и опять толкнул.

- Свобода! Давай быстрее вылезать.

Выбравшись на поверхность, я несколько растерялся. Откуда здесь подземная парковка? И дело даже не в том, что целесообразность подземной стоянки тут напрочь отсутствовала. Больше всего меня занял вопрос - где они умудрились её построить. Вход в аттракцион находился на первом этаже незаметного трёхэтажного здания. Этот вопрос и раньше крутился в голове, но как-то не особо остро. А теперь вот засел в мозгу и отказывался выходить. Откуда стоянка? Как можно все эти аттракционы поместить в небольшое здание?

- Стой на месте. Ни шагу назад, ни в другую сторону. Стой, будто я тебя вкопал. Поняла?

- Поняла. А ты куда?

- Я проверю, где эта стоянка заканчивается, и нет ли тут бутафорских стен, как в пустыне.

- Да какая бутафория? Ты что, не понял? Мы же выиграли! Эта стоянка и есть выход. Мы победили.

Я, не оглядываясь и не обращая внимания на её слова, шёл вперёд с вытянутыми руками, надеясь наткнуться на стену. Двадцать шагов, двадцать пять, тридцать... Нет, ну так далеко смысла нет идти. Если бы перспектива на стене была, то гораздо ближе. Может, в другую сторону пойти?

- Ты чего туда-сюда бегаешь? От радости, что ли? - она, пританцовывая, стояла там, где минуту назад был люк. Я тупо уставился на решётку в бетонном полу и пытался вспомнить, как мы сюда попали.

- Тут люк был.

- Какой люк?

- Через который мы сюда вылезли. Ты что, издеваешься? Был люк, а теперь решётка какая-то, - я перешёл на крик. - Ты тут стоишь ногами дрыгаешь и не видишь, что у тебя под носом происходит. Тут люк был, мы с тобой через него вылезли!

- Ну, был... А ты чего так завелся-то? Ты пошёл стены искать - а тут решётка задвинулась. Тут же всегда двери закрываются, когда зону проходишь.

Мне показалось, что я сплю, а она издевается надо мной.

- Ты помнишь, как мы с тобой сюда попали? - мысль бредовая, но проверить стоит. Когда человек находится во сне, он не может вспомнить, как оказался в том или ином месте. То есть, как он там находится, он ощущает, а вот как попал в это место - никогда не знает.

- Конечно. После верёвочного куба по лестнице поднялись...

Визг тормозов вернул меня к жизни. Я посмотрел в направлении звука. Ничего! То есть абсолютно. Звук есть, а картинки нет. Может, уехал уже? Вряд ли. Не успел бы. Тусклое освещение не давало видеть дальше десяти шагов. Лес серых бетонных столбов терялся в темноте. Куда бы я ни повернулся, был один и тот же вид. Нора продолжала пританцовывать в такт напеваемой мелодии. Звук набирающей скорость машины раздался прямо за мной и угрожающе приближался. Не оглядываясь, подхватил Нору и кинулся к ближайшему столбу.

- Ай! Как больно! Ты что? Одичал в своём лабиринте?

Звук исчез, машину я так и не увидел.

- Чего ты от машин шарахаешься?

- Ах, извините, извините, что хотел спасти вам жизнь. По-твоему надо было стоять и ждать когда по нам машина проедет?

- Чего бы ей по нам проезжать, если её не было?

- В смысле, не было? - я тупо уставился на неё. - Ты слышала, что машина скорость набирала?

- Да, - она недоуменно пожала плечами. - И что?

- Как что?! - не успев успокоиться, я снова начал кипятиться, - Она же на нас ехала!

- Откуда? Я не видела...

- Как не видела? Ты же на неё смотрела! Она же на меня сзади ехала.

- Да не было там никакой машины. И вообще, звук где-то слева был...

- Почему слева? Я точно слышал, что она на меня сзади ехала... Новый визг тормозов и урчание двигателя на этот раз раздался справа. Я посмотрел на звук и отошёл от колоны, чтобы попытаться разглядеть этого стритрейсера, тренирующегося на пустой стоянке. Опять никаких видимых следов. Нора смотрела в другую сторону. Она уже не танцевала и была несколько настороженна.

- Странно. Почему он в этом мраке без фар ездит?

- А ты его сейчас видела?

- Нет.

- А почему в ту сторону смотришь?

Она посмотрела на меня с легкой усмешкой.

- Потому что звук оттуда идёт, - и показала в противоположную сторону.

- Не понял, - я стал крутиться вокруг себя и всматриваться в темноту. - Так, иди сюда. Встань рядом и смотри прямо перед собой, ничего не делай, просто смотри и слушай.

Мы встали плечом к плечу и смотрели в противоположные стороны. Прошла минута, может меньше. Двигатель заработал слева от меня и пронесся параллельно. Визг тормозов и всё стихло. Обернулся на Нору.

- Откуда был звук? - она указала прямо перед собой и растерянно повела рукой влево...

- И туда ушел...

- Очень хорошо.

- Что хорошо?

- То, что я слышал это же, но в другой стороне... Непонятно. Хотя нет. Понятно.

- Что тебе понятно?! - теперь она перешла на крик. - Говоришь загадками и ничего не объясняешь! Что тебе понятно?

- Успокойся. Мне понятно, что игра ещё не закончилась и это, похоже на новый аттракцион.

- Ага! Да ты представляешь, сколько бабок надо ввалить в такой аттракцион? Им строительство этой стоянки под землёй лет десять отбивать придётся!

- А с чего ты взяла, что мы под землёй? - я взял её за руку, успокаивающе погладил, и мы медленно пошли вперёд. - Я лично, уже ни в чём не уверен.

Она молча шла рядом, вцепившись в меня второй рукой и оглядываясь по сторонам.

- Внимательно слушай, откуда будет следующий звук.

Метров через пятнадцать справа что-то громыхнуло. Послышалась возня и сразу там же шум двигателя и визг тормозов.

- Вашу мать! Вы что, охренели?

Пара секунд тишины, и Димин голос продолжил:

- Эй! Аллё! Есть кто-нибудь?

На этот раз мы с Норой смотрели в одном направлении.

- Есть! Иди на звук, - мы двинулись в его сторону.

- А что за урод надо мною проехал?

Дима вынырнул из темноты, довольный и возмущённый одновременно.

- Нам тоже интересно.

- Слушайте! Как я сейчас с бандитами разобрался круто! Я прямо, - он положил руку на грудь. - Вот, прямо, на душе хорошо стало! - тут же он озабоченно оглянулся. - Меня там чуть не задавили! Да с такой скоростью пронеслись, я даже не заметил. А вы тут как? Давно? Где выход-то?

- Подожди. Ты от переизбытка эмоций вопросами как пулемет строчишь. Ты где был?

- Пиво пил! - он продолжал озираться по сторонам и выискивать обидчика. - Я ж говорю, по бандитам стрелял. Там в комнате такой интерактивный шар из сетки металлической. Заходишь внутрь, надеваешь на глаза очки с монитором и автомат берёшь. Круть! Я по телеку видел, но не думал, что всё так реалистично будет.

Звук разгоняющейся машины и очередной визг тормозов заставил нас прерваться. Я ждал этого и не стал смотреть в сторону звуков, а наблюдал за Димой и Норой. Мои догадки подтвердились. Они смотрели в разные стороны! Причём Нора, будучи в непосредственной близости от меня, смотрела туда же, откуда и до меня доносился звук, а Дима в другую сторону и немного назад.

- Дим, покажи, откуда машина ехала.

- Оттуда.

Его непонимающий взгляд меня не удивил.

- Нора. А ты покажи, где был звук?

Она показала.

- Да ты чего? Там же было! - Дима уставился на меня. - Вы что, шутите?

- Всё нормально. Мы между собой из-за этого уже поругались. С тобой уже смысла нет. Я думаю, звук из-за большого количества колонн и в виду огромной площади, преломляется, и, в зависимости от местоположения, мы слышим его с разных сторон.

- Как это? - он медленно обернулся вокруг себя и опять пробуравил меня глазами.

- Так это. Ты физику в школе учил? Преломление звуковой волны и всё такое... Непонятно только, почему он без фар ездит.

- Потому что его нет.

Мы все обернулись. Стас медленно вышел из мрака и направился к нам.

- Стас! - Нора чуть не запрыгала от радости. - А вы откуда? Как вы нас нашли?

- Спросила она у "сталкера" со стажем, - пошутил я.

- Да, наверное, откуда и все. Из люка. Я уже давно тут хожу, вас выслеживаю.

- В каком смысле выслеживаешь? - мне начал надоедать этот ребус.

- Вы абсолютно правы, Глеб Михайлович, говоря о том, что тут звуки искажаются. Я полагаю, что вышел сюда первым, и сначала, так же как и вы, изучал движение машины. Потом услышал вас с Норой и пошёл на звук. Но, пройдя метров пять, услышал вас с другой стороны. Повернул туда - опять вы с другой стороны разговаривали. Да ещё и машина эта носилась в разных направлениях. С толку сбивала.

- Ты же сказал, что машины нет...

Двигатель снова заурчал и мы посмотрели в разные стороны, но одновременно стали смотреть друг на друга.

- Вот видите! Мы все повернулись в разные стороны, потому что стоим по разным сторонам света и звуки до нас по разному доходят.

- Короче! С эхом разобрались! - я подошёл к Стасу почти вплотную - Почему машины нет, если мы все её слышим?

- Потому что звук идёт из динамиков, - мы проследили за его указательным пальцем. На одной из колонн висел небольшой, едва заметный, динамик.

- Бред какой-то, - настала очередь кипятиться Диме. - Ты же сам себе противоречишь. Если бы звук шёл из этого динамика, мы все бы его слышали из одного места.

- Да, ты прав. Это при условии, что именно из этого динамика был звук, но насколько мне удалось выяснить, динамики включаются не всегда. Я, думаю, ими управляют. И задают траекторию перемещения машины.

- То есть, - Дима взял паузу и выразительно поднял брови, - ты хочешь сказать, что это не конец? Это не выход?

- Если бы это был выход, мы бы сразу поняли, а пока мы не понимаем, куда идти. Эксперимент продолжается.

- Какой эксперимент? Мальчики, может, хватит уже меня пугать? Пойдёмте в одну сторону, дойдём до стены и найдём выход. Уже время должно было выйти. Или давайте кнопку нажимать... - Нора потупила глаза и негромко сказала. - Я писать хочу.

- Уж эту проблему мы и без кнопки решим. Парни, давайте немного во мрак отойдём. Тебе пары минут хватит? - я завел её за ближайшую колонну.

- Я одна боюсь. Пусть ребята отойдут, а ты стой, чтобы я тебя видела. И помоги мне со всей этой амуницией, - она бросила верёвку, и стала снимать портупею...

- Стас! Вы далеко-то не уходите, а то потом опять блуждать будем.

- Хорошо. Мы тут, недалеко... ждём.

- А про какой эксперимент ты говорил?

- Да ну, это же понятно. Я сразу об этом подумал, но всё искал подтверждения. Это всё психологический эксперимент. Нас изучают, как кроликов.

- Кто? - Нора решила свои проблемы и теперь была готова к длительному спору. - Кому мы нужны? Мы что, какие-то необыкновенные? Или среди нас есть гении? Кому надо изучать простых людей?

- Именно! Простых, обычных и среднестатистических. Именно таких изучают внеземные цивилизации.

- Так, понятно, - почему-то именно сейчас мне не хотелось выслушивать его теории. - Стас, я предлагаю отложить эти разговоры на тот момент, когда мы все вместе будем сидеть в ресторане и обмениваться впечатлениями. О`кей? Но для этого нужно ни много, ни мало - найти выход.

- Да, я согласен. Я пришёл оттуда, вы отсюда. Дима, насколько я успел понять, где-то тут вылез. Так?

- Как-то так. Хотя, если честно, я уже потерялся, где мы и откуда пришли.

- Нет, я точно знаю, что последние шагов сто шёл строго на юг.

Только сейчас я заметил в руках Стаса телефон. Он открыл его. Откинул антенну и упёрся взглядом в экран.

- Интересно. Что бы это значило?

Я приблизился. На экране бешеным волчком крутилась стрелка компаса и не собиралась останавливаться.

- Ты хочешь сказать, что у тебя в телефоне встроен компас?

- Я хочу сказать, что это вовсе не телефон, а GPS-навигатор с электронным компасом, указателем высот, глубин и других полезных вещей. Но, судя по всему, тут он бесполезен. А может быть они, - он указал пальцем вверх, - поняли, что у меня с собой, и включили какие-нибудь электромагнитные помехи или что-то в этом роде. Я же сюда по нему шёл, и он показывал направление на юг.

- Похоже, мы все устали, - я последовал Диминому примеру, который уселся на пол и откинулся на колонну. - Норик, садись ко мне на ноги, а то пол холодный.

Она устало опустилась и уютно устроилась на мне.

- Стас, присаживайся. Отдохнём, подумаем...

Он опустился с другой стороны колонны. Говорить не хотелось. Хотелось просто сидеть и дожидаться, когда прозвучит сирена и появится выход. Желательно, чтобы он материализовался из воздуха и был в метре от меня. Уж больно не хотелось больше никуда идти.

- Что-то автомобильный хулиган пропал. Давно его не слышно. Эй! Наблюдатели! - сказал я куда-то вверх. - Где ваш Шумахер? Наверное, где-нибудь от столба отдирают? Доездился, наконец?

Сверху не ответили, двигатель не заработал и никто не поддержал мою шутку. Я в очередной раз подумал, что пора бы уже игре закончиться.

- Стас! А время у тебя в бандуре есть?

Нора от неожиданности подпрыгнула.

- Чего ты пугаешь-то так? Я только пригрелась и задремала, а ты орёшь, как ненормальный.

- Молчи, женщина! Стас, у тебя говорю, время есть в твоей бандуре? - я повернулся и опешил. Стаса не было. Резко в другую сторону. Дима тут. Кемарит. Это хорошо. Я вскочил на ноги, чуть не уронив Нору.

- Ста-а-ас! Ста-ас!

Эхо закладывало уши.

- Глеб Михайлович! Я, конечно, понимаю, что за время этих испытаний мы почти сроднились, но мне кажется, всё равно не стоит так кричать, - он спокойно вышел из темноты. - Мы все живые люди, не только Нора.

- Понятно. Мог бы предупредить. Я уж думал, что ты под землю провалился. У тебя в бандуре время есть? Посмотри, сколько мы тут сидим.

- Было время. Теперь нет. Ничего нет. Все цифры скачут. Они точно защиту включили.

- Игра блуждающих токов, - задумчиво произнес я забытую со времен института фразу.

- Возможно... - так же задумчиво произнес Стас.

- Мальчики, мне кажется или кто-то курит?

- Было бы неплохо, - я мечтательно вздохнул и осёкся. - А с чего ты взяла?

- Да, дымом пахнет, вы не чувствуете?

- И это не табачный дым, - Дима пошмыгал носом. - Это гарь. Что-то горит. Вон, - он показал вверх, откуда, как бы, не спеша и нехотя, из вентиляционного отверстия выползал жёлтый дым.

- Сдаётся мне, что надо бежать, - я посмотрел на Нору.

- Куда? - она казалась вымотанной и безразличной.

- Да какая разница? Подальше отсюда. Вы что, задохнуться хотите? - Дима решительно повернулся. - Вы идёте или я один?

- Да, погоди ты сразу бежать! Ты как в норах выход искал?

- Никак, - он удивлённо на меня посмотрел. - Просто ползал и искал выход. А что?

- Ничего, - я был разочарован. Как-то хотелось, чтобы остальные тоже искали ходы-выходы не по наитию, а включая мозг. - Стоп! Давайте разберёмся! Стас, ты как из нор выполз? Тоже ползал наобум?

- Не-ет, Глеб Михалыч, я в коммуникаторе маршрут прокладывал и записывал повороты. Потом географически соображал куда поворачивать. Выбрал, в каком направлении двигаться, и полз. В результате выполз.

- Кстати, куда?

- В зеркальный лабиринт. Но я бы с удовольствием рассказал об этом позже, так как поддерживаю Димино желание поскорее отсюда убраться.

- Я тоже поддерживаю! И выйти хочу, и выпить, и покурить! Но нельзя же просто идти и не понимать куда. Я предлагаю два выхода. Либо разойтись в четыре стороны и строго по колоннам дойти до стен. Кто первый дойдёт, позовёт остальных. Но тут есть вероятность, что мы опять растеряемся.

- Я одна никуда не пойду! - Нора сказала это тоном, не терпящим возражений.

- Вы можете пойти с Глебом Михайловичем, а туда, откуда я пришёл, никто не пойдёт. Там за сто шагов стены нет, - Стас перевёл взгляд на меня. - А второй вариант?

- Проследить за движением дыма, - я поднял голову. Дыма становилось всё больше и больше. - Тут же должна быть тяга... Хотя, честно признаться, что делать дальше, я не знаю.

Мы некоторое время изучали дымные потоки, но никаких видимых движений не увидели. Он просто медленно заполнял пространство под потолком и висел над нами тяжелыми клубами. Через несколько минут всё видимое пространство было покрыто плотной грязно-жёлтой массой.

- Дальнейшее изучение ни к чему не приведёт. Надо расходиться, - Стас посмотрел на меня в ожидании согласия.

- Я пошёл! Только время потеряли, - и Дима исчез в темноте.

Стас молча развернулся и тоже пропал из виду. Нора молча стояла возле колонны.

- Маленькая моя, ты совсем устала, - я прижал её шлем к своей груди и мягко постучал по нему кончиками пальцев. - Я думаю, минут десять осталось. Хочешь, никуда не пойдём? Подождём, пока ребята до стен дойдут. Или тут посиди, а я один сбегаю.

- Я одна не останусь. Пойдём, - она обречённо вздохнула. - Всё равно идти надо. Только, пожалуйста, не быстро. Я, по-моему, ноги до крови натёрла...

Чем дальше мы продвигались, тем мрачнее становилась ситуация. Дым уже нависал над нашими головами. Я ничего не видел в метре от себя. Дышать становилось всё труднее. Чтобы не сбиться с прямой, переходили от колонны к колонне.

- Михалыч! Я дошёл! Слышите меня? - Димин голос был приглушён и едва доносился до нас.

- Слышим! - как можно громче крикнул я, и неожиданно наскочил на стену. - Мы, похоже, тоже дошли! Ста-ас! - ответа не последовало. Я принялся ощупывать стену одной рукой, второй крепко держа мою хрупкую малышку. Всё-таки у неё сильный характер. Попискивает, конечно, но всё равно, мне было очень приятно сознавать, что эта леди во всех отношениях так стойко переносит все тяготы данной ситуации. Дима что-то прокричал, но я ничего не понял.

- Норик, достань фонарь. Посвети вокруг. Может, увидим чего.

Я ещё раз позвал Стаса, но ответа не было.

- Он вас не слышит, только меня. Идите по стене в мою сторону. Тут встретимся, - на этот раз голос Димы был более чётким.

Толку от фонаря не было, и мы просто пошли в сторону Димы, ощупывая стены.

- Не нравится мне всё это. Должны же быть какие-то надписи или провода на стенах. Какая-то неправильная стоянка. Ты чего молчишь?

- А что говорить? Я не специалист по стоянкам. Я не знаю, какие у них должны быть стены. И от этого дыма у меня всё лицо горит. Я, наверное, лет на десять тут состарилась. Тебе придётся дать мне денег на омолаживающие процедуры. Если после такого стресса кожу не нормализовать, потом уже ничего не поможет.

- Дам. Ты же знаешь, тебе трудно отказать.

- И ещё мне новые зимние сапоги нужны, - тут же оживилась она, почуяв мою сговорчивость. - Я хотела с зарплаты купить, но на следующей неделе обещают минус пятнадцать. Так что надо брать! Купим?

- Я смотрю, ты притворяешься, что устала. Сапоги, процедуры. Ты бы лучше думала, как отсюда выбраться, если мы дверь не найдем, - мы дошли до угла и повернули. Дым немного рассеялся, но всё равно видимость была плохая.

- Дашь денег на сапоги - скажу.

- Чего скажешь?

- Как отсюда выбраться.

Я остановился и обернулся на неё:

- Ну и как?

Она хитро улыбнулась и произнесла:

- Так прикинем, во сколько же это обойдётся папаше Дорсету?

- Ты же понимаешь, что у меня с собой нет денег. Говори.

- Обещай, что денег дашь, - куда только девалась пять минут назад умирающая девушка?

- Обещаю!

- Они дорогие.

- Сколько?

- Двадцать пять.

- Грабёж среди бела дня. Ну, ладно, договорились. Как выбираться?

Она включила фонарь и посветила на стену под потолком. Прошла несколько шагов назад, потом вернулась и пошла впереди меня.

- Вот! - через несколько шагов остановилась, и в свете фонаря я увидел вентиляционный люк. - Как в американских фильмах. По вентиляции.

Я молча взял у неё фонарь и поднёс поближе к люку.

- Мысль, конечно, интересная. Только, если учесть количество дыма на стоянке, мы там задохнёмся минуты через две максимум. А сколько люков ты до этого видела?

- Один. Там, раньше. Где ты сказал фонарь включить.

- А чего сразу не сказала?

- Не подумала об этом.

- А когда про сапоги вспомнила, подумала, да?

- Да! Я вообще становлюсь весьма изобретательная, особенно когда что-то милое присмотрела. А сапожки такие классные. Они тебе понравятся. У них застёжки необычные и по четыре камня на каждом. Красиво. Только ушить надо будет.

- Я понял! С сапожками решили. Пойдём дальше. До ребят надо дойти.

Мы прошли ещё шагов тридцать, и я отметил ещё одну вентиляционную решётку. Дым заметно рассеялся и вскоре показался Дима, сидящий возле стены.

- Ты чего?

- Чего - чего?

- Чего расселся тут?

- А чего делать-то? Сижу, вас жду, - он нехотя поднялся и подпрыгнул, разминая затёкшие ноги.

- Как, чего делать? Выход искать! Мы зачем сюда пришли?

- Нет тут выхода. Я туда-сюда по стене прошёлся - нету. Думал, вы пока до меня дойдёте - найдёте.

- Понятно. Ста-ас! Ты где?

- Иду. Рядом уже.

- Нашёл дверь?

- Нет. А вы?

- Тоже нет.

Сначала блеснул свет фонаря и за ним из темноты вышел Стас.

- Ну, хорошо хоть все вместе собрались. А то я думал, опять потеряемся. Какие будут предложения?

- Да, какие предложения? Время вышло давно! Мы хрен знает, где находимся. Ни одной двери, даже закрытой, нет! Надо кнопку нажимать.

Я никогда раньше не видел Диму в таком состоянии.

- Я был уверен, что перестреляю бандитов - и игра закончится!

- Спокойно. Мы все понимаем, что время кончилось и что-то не так.

- Ну почему же не так? - Стас выглядел спокойным и уверенным. - Как раз всё именно так, как я и предполагал. Они же не зря сказали, что могут продлить время игры. Вот и будут тут нас держать столько, сколько им надо.

- Прекрати, Стас. И так тошно. У тебя по поводу этой стоянки мысли есть?

- Есть. Надо через вентиляцию лезть, - и он осветил решётку в двух метрах от нас.

- Оп-па! - я хлопнул в ладоши и повернулся к Норе потирая руки. - Накрылись твои сапоги, мысль не новая.

- Так нечестно. Я первая придумала. Ты обещал.

- Да шучу я, шучу. Стас, ты не одинок. Нора мне пять минут назад продала эту мысль за двадцать пять тысяч.

- Вы поторопились, Глеб Михайлович. Я бы отдал за пятнадцать.

- Вот, блин! Одно расстройство с вами. Ну, чего? Дима, давай мы тебя подсадим. Отковыривай эту решётку.

Мы со Стасом подняли Диму. Почему-то эта идея не вызвала у него восторга.

- Чем я её отковыривать буду? Пальцем? - он подёргал решётку и посмотрел на нас. - Давайте, тогда, что-нибудь типа отвёртки. Что у нас есть в активе? - я снял кошку и подал ему.

- Ковыряй, давай, не выпендривайся.

Он поддел решётку крюком от кошки, и, вскоре, она с грохотом упала на пол, а его ноги исчезли в глубине стены. Потом из отверстия высунулся его шлем.

- Ну что? Будем забираться или дырку рассматривать? Кто следующий?

- Стас, давай, ты лезь, потом Нору затащишь. Что-то я не доверяю этому атлету. Он нервный какой-то стал.

Стас забрался внутрь и подал руки Норе. Через минуту мы все были внутри.

- И впрямь, как в американских фильмах.

- Вы о чём? - Стас подал голос из темноты.

- Да так, о своём, о женском. Да, Норик?! Только крыс не хватает, для полноты ощущений.

- Ну почему же не хватает? - Стас не переставал удивлять меня своим спокойствием, - судя по дерьму, крысы тут есть, и немаленькие.

- Хватит вам! - Нора остановилась. - Не надо меня пугать! Глеб, отдай мой фонарик, я светить буду. Не надо мне тут крыс.

- А ты чего переполошилась-то? Они почти такие же, как хомяки. Ты же хомяков любишь. А крысы, чтобы ты знала, ещё и умные. Они могут до пяти команд запомнить.

- Я не думаю, что те крысы, которые тут обитают, знают какие-либо команды. Так что не надо меня подбадривать. А, кстати, почему мы ползём только вперёд? Мы уже два поворота проползли и не повернули.

- Резонный вопрос. Дима! Ты куда нас ведёшь? К светлому будущему? Ты там что-нибудь видишь впереди?

- Не хочу вас расстраивать, но Диму я не вижу уже несколько минут, - невозмутимость Стаса начинала подбешивать. Все на нервяке и только ему всё ясно и он спокоен. - Так что это я веду вас вперёд и не поворачиваю. Мне кажется это самый правильный вариант.

- А Дима-то куда делся?

Опять растерялись, подумал я. Никакого духа коллективизма.

- Ты чего же сразу не сказал, что он пропал?

- Я решил, что пусть лучше над ним эксперименты проведут...

- Тьфу, Стас! Харэ уже! Сколько можно страх наводить? Ты ещё скажи, что нас всех на органы пустят! Достала твоя бредятина про инопланетян!

- Я допускаю, что мои теории не всегда реалистичны, но это единственно возможное объяснение происходящему, которое приходит мне на ум. Для органов мы с вами не годимся. Если только Нора...

- Спасибо, добрый человек, - отозвалась Нора иронично. - С моими органами понятно, а ваши почему не подойдут?

- Дело в том, что после сорока лет я проходил комплексное обследование, и у меня выявили более двадцати отклонений в разных органах. У Глеба Михайловича, при его работе и образе жизни, думаю ситуация не лучше. Так что остаётесь только вы, Нора.

- Ты вперёд-то светишь? Чего видно? - тему надо было менять.

- Свечу, но картинка не меняется. Всё тот же унылый коридор воздуховода. Хотя нет... Ситуация меняется.

Мы остановились.

- Что там?

- Проход пошёл вниз. Думаю, надо перевернуться вперёд ногами и спускаться.

- Вот и спускайся! Чего ты время тянешь? Я на воздух хочу, а ты, похоже, кайфуешь от всего происходящего!

Он не ответил, лишь приглушённый шорох объявил о том, что он унесся вниз.

- Давай, Норик. Только поаккуратнее.

- Я одна боюсь. Может, вместе покатимся? - робко спросила она меня.

Я подумал, что мне всё изрядно надоело и, в конце концов, мне плевать, что там впереди, лишь бы быть рядом с нею и не терять её из вида.

- Поехали, - обняв её, я сполз вниз, и мы понеслись навстречу очередной неизвестности...

Перемещение в неизвестность было недолгим. Мы мягко плюхнулись в знакомую мне по прошлому посещению аттракциона капсулу, из которой был выход в комнату с панелями на стенах. Стас уже был внутри и изучал стены. Люк закрылся, как только мы перебрались в комнату. В отличие от прошлого раза освещение было очень ярким и белым, так что приходилось жмуриться, пока не привыкли глаза. Стас начал откручивать панели клыком от кошки. Все молчали. Нора села на пол и опёрлась на стену. Устала моя героиня. Да уж, если у меня ноги от усталости подкашиваются, то, что говорить о ней. Я взял у неё ключ-отвёртку и протянул Стасу.

- На, держи, не мучайся.

Он снял первую панель, за которой оказалась стена, и положил её на пол.

- Спасибо, Глеб Михалыч, отвёрткой действительно удобнее, - он сосредоточенно откручивал крепления панелей и, казалось, ничего другого для него в этот момент не существовало.

- А ты чего такой? - я стал откручивать панели со своей стороны.

- Какой - такой?

- Ну, как будто в себя ушёл...

- Да нет, что вы, - неожиданно легко и приветливо ответил Стас, - Я просто задумался...

- О чём? - почему-то тон Стаса не вызвал у меня ощущения, что всё в порядке.

- Да ни о чём. Так. Копаюсь в памяти, - при этом он указал взглядом на Нору, сидящую у стены с полуприкрытыми глазами.

- Что? - я решительно ничего не понимал. Нора открыла глаза.

- Он пытается тебе сказать, что не хочет озвучивать свои мысли при мне, думая, что я на грани срыва или что-то в этом роде. Ведь так, Стас?

- Хм... Я очередной раз поражён вашей проницательностью, Нора.

- И почти наверняка вы вспомнили "Куб", - она прикрыла глаза, и устало откинула голову, поуютнее устроившись в углу. Стас удивлённо уставился на неё.

- Она права, Стас?

- В самую точку!

- А что за куб, расскажи? - я ничего не понимал.

- Это кино, - коротко ответил Стас. - Там такие же комнаты были, и они перемещались относительно друг друга. В этот куб поместили группу незнакомых людей. Причём, как они там оказались, никто не знал. Просто проснулись в кубе и всё. Это был психологический эксперимент. У меня эта мысль возникла, ещё тогда, когда вы рассказывали, а теперь я точно уверен, что это нечто похожее.

- А эксперимент, конечно, проводили инопланетяне? - не смог удержаться я. - Бред! Стас, мы же знакомы и пришли мы сюда сами. Какой эксперимент? Сейчас пару люков откроем и найдём выход...

Я открутил свою панель. Пустышка. У Стаса тоже. Нора дремала в углу. Для неё это было нормально. Она не раз умудрялась засыпать в ресторанах и даже в караоке-клубах. Наверное, это свидетельствует о хорошей нервной системе. Хотя в данной ситуации всё можно списать на усталость.

- А чего-то Диму не слышно? - я открутил ещё одну панель. - Есть!

В образовавшемся отверстии появилась такая же комната, только свет в ней был менее яркий и отдавал в красноту. Стас осторожно просунул голову внутрь и долго изучал небольшой зазор между комнатами. Посветил фонарём вверх, вниз, по бокам.

- Ничего не видно.

- А что ты там хотел увидеть?

- Механизм, который будет перемещать кубы. В том фильме одному герою чуть ноги не оторвало, когда из комнаты в комнату перелезал.

- Так не оторвало же?

- Не помню. Может, и оторвало. Старый фильм. Давно смотрел.

- Короче, фильмографией потом будем заниматься. Полезли. Норик! Подъём, - я ласково потряс её за плечо. Она, часто моргая, открыла глаза, недовольно поморщилась и, обхватив меня за шею, поднялась на ноги.

- Всё? Игра закончилась? Мы выходим?

- Нет, моя радость, пока мы только переходим.

Стас перебрался в другую комнату.

- Давай, я тебя подсажу.

Она легко перебралась в другую комнату и я, оглянувшись, последовал за ней.

- Странное освещение. После всех ваших рассказов кровавые оттенки вызывают у меня нехорошие предчувствия, - Нора устроилась в углу и замолчала, а мы стали интенсивно откручивать панели. Опять все молчали, и это напрягало.

- Норик, ты уже спишь?

- Нет, а что, нужна моя помощь?

- Нет, - я усмехнулся. - В данной ситуации лучшая от тебя помощь - это не мешать, и надо заметить, ты прекрасно с этим справляешься...

- Хоть бы раз сказал, что-нибудь милое.

- Но раз ты ещё не спишь, я пошумлю немножко... Ди-и-и-ма-а-а! - изо всех сил крикнул я и одновременно несколько раз сильно стукнул по стенам.

- Ты озверел, Глеб! Я чуть не оглохла! - она сняла шлем и, закрыв ладонями уши, сделала несколько массирующих движений.

- Я же предупредил.

Три приглушенных, еле слышных удара, непонятно с какой стороны, возвестили о том, что наш физкультурник где-то рядом.

- Значит, всё хорошо. Надеюсь, скоро встретимся.

- Не думаю, что скоро. Удары слишком глухие. Он не за соседней стенкой и даже не за двумя, - произнес Стас, не отрываясь от стены. Он снял первую панель.

- Пусто. Идём дальше, - я стал крутить болты рядом с ним.

- Думаю, что целесообразнее откручивать с разных сторон, чтобы не мешать друг другу. Не так уж тут и просторно, - спокойствие Стаса опять начало меня раздражать.

- Как скажете, заслуженный "сталкер", - я театрально поклонился и отошёл к другой стене. Мой жест остался без комментариев. По понятным причинам мы откручивали панели с трёх стен. С каждой панелью возрастало возбуждение, и увеличивался темп работы. Открутив очередную крышку и сняв её, я резко отпрянул от появившегося лаза. В комнату ворвался ярко жёлтый свет, будто в ней находилось само солнце.

- Что бы это могло значить? Такой желтизны я даже в "Фотошопе" не видел!

- А моя комната, видимо, называется "Гнездо трубочиста".

Я оглянулся на Стаса. Он, не выпуская из рук панели, вглядывался в абсолютную темноту своего отверстия.

- А в том фильме были моменты, когда из одной комнаты было несколько выходов?

- Не помню, - он посветил фонариком внутрь. - Да это и не важно. Даже если это подобие того куба, то наверняка модернизированное и усовершенствованное. Да и комнаты были без цветовой дифференциации. Все белые, как наша первая.

- И куда же ты предлагаешь идти?

- Я в свою, а вы в свою. Так быстрее получится.

- А если они закроются? Опять разойдёмся... Помнишь, Шрек говорил, что на этом уровне мы вынуждены будем расходиться постоянно.

- Наверное, следует прислушаться к его словам. А закрываться тут нечему, - он ещё раз посветил в проём между комнатами. - Нет там никаких механизмов и задвижек. Я, по крайней мере, ничего не вижу.

Я внимательно изучил проём своего отверстия. Ничего не видно. Только металлические трубки, соединяющие комнаты.

- Будем надеяться. Норик, ты со мной или тут посидишь?

Она молниеносно приладила шлем на место и вскочила на ноги.

- Я с тобой. Я одна не могу. Меня на органы забрать могут...

- Ты так шутишь или заразилась от Стаса идеей инопланетного захвата и заговора имплантологов?

- Шутить будем, когда выберемся, - она перебралась в жёлтую комнату. - А пока я рассматриваю все возможные варианты. Чего стоишь? Залезай сюда и панели откручивай.

- Ишь ты! У нас новый предводитель появился. Слушаю и повинуюсь, моя королева, - я перелез к ней и стал работать отвёрткой. На правой стене проходов не обнаружилось. На противоположной от входа вторая крышка открыла проход в синюю комнату.

- Стас! У меня есть выход! Синий.

Насыщенный цвет завораживал. Интересно, как им удалось создать такую цветопередачу. Свет во всех комнатах шёл из пространства между панелями, но, несмотря на это, был ровный, без перепадов.

- У тебя что?

- Две стены - ничего. Сейчас с третьей закончу.

Я перебрался в синюю комнату. Нора держалась рядом. Она уже не пыталась устроить себе лежанку, а помогала мне, складывая открученные панели в стопку. Стас просунул голову в люк и оглядел нашу комнату.

- У меня пусто.

- В смысле?

- Все панели снял, лазов нет.

- Слушай. Я в жёлтой комнате только две стены исследовал, а третью даже не начинал. Меня терзают смутные сомнения. Покрути на ней панели, может, там ещё ход есть, как в красной.

- Разумно. Сейчас поищем, - он скрылся в проёме.

Открутив очередную панель, я открыл ещё одну белую комнату.

- Мы что, по кругу ходим? Опять белая! Хотя нет, - заглянув внутрь, изрёк я. - Это другая комната.

Три мощных удара донеслись со стороны Стаса.

- Ты кого-нибудь убил?

- Нет. Это Дима к нам прорывается. Похоже, он в соседней комнате.

Мы с Норой подошли к лазу в жёлтую комнату и просунули головы в люк. Стас снимал последнюю панель, оставшуюся на стене.

- А вот и он.

Дима, довольно улыбаясь, смотрел на нас из зелёной комнаты.

- Давно не виделись! Что у вас тут? Я через три комнаты прошёл. А вы?

- У нас чуть больше. У тебя какие цвета?

- Провалился я в белую, потом опять белая, потом синяя и вот эта. Зелёная. А что?

- Я пытаюсь понять, какая тут взаимосвязь. Стас, у тебя мысли есть?

- Да я тоже думаю, что цвета не случайны, и откручивать панели надо на всех стенах, чтобы не пропустить возможный выход.

- А сколько мы тут уже времени сидим? - неожиданно подала голос Нора, и мы поглядели на неё. Пауза затянулась. Первым очнулся Дима.

- Действительно. По всем параметрам время давно должно было кончиться. Не могут же они растянуть ещё на одну игру?

- Да и времени между играми нужно немало, чтобы вернуть всё в первоначальный вид.

Я проанализировал своё внутреннее состояние. Вроде всё логично и правильно, но какое-то неприятное чувство, зародившееся в глубине души ещё час назад, не давало мне покоя. Что-то тут не так.

- То, что тут что-то не так, я вам в начале сказал, - Стас помахал в воздухе ключом и полез в зелёную комнату Димы. - Но сейчас самое правильное крутить болты и искать выход.

Мы разошлись по комнатам и стали откручивать подряд все панели, периодически сообщая друг другу о цветах новых помещений. Так прошло ещё минут пятнадцать. Руки начали болеть от монотонных усилий, прилагаемых к отвёртке. Закрученные болты с каждым разом поддавались всё сложнее и сложнее. Нора не отставала от меня ни на шаг. Складывала панели в стопку посреди каждой нашей комнаты. Когда мы удалялись от наших спутников, она ползала и перелазила из комнаты в комнату, чтобы ориентировать меня по местоположению ребят. Ещё минут через десять, в очередной белой комнате, я обессилено сполз по стене и снял перчатки.

- Да, уж. Давно на этих руках не было мозолей. А уж таких... - ладони вспухли, на правой руке одна мозоль кровоточила, на левой тоже готова была прорваться. -- И подавно никогда не было. Даже после тёщиного огорода с картошкой.

- Кошмар! Глеб, ты что? - Нора присела на стопку панелей передо мной и взяла мои израненные руки. - Как ты будешь дальше крутить? Надо останавливать это всё. У тебя заражение крови может быть!

- А может и не быть, - я отнял руки и несколько раз подул на вспухшие мозоли. - Переживём как-нибудь. На мне всё как на собаке заживает. Не расстраивайся.

- Маленький мой. Ни черта у них не продуманно. Надо в такой игре снабжать аптечкой. Был бы бинт, сейчас бы перевязала тебя.

- Санитарка ты моя, - я попытался прижать её к себе. Руки заныли и защипали. - Ерунда это всё. Выкрутимся.

Аккуратно натянув перчатки и откинувшись в угол, я прикрыл глаза. Должна быть какая-то взаимосвязь. В принципе, все предыдущие этапы были не такие уж и сложные. Всё рассчитано на среднестатистического человека с мозгами. Конечно, кое-где нужны определенные физические способности, но в основном расчёт на действия людей в стрессовой ситуации. Допустим, брёвна в первой игре. Там и вариантов-то других не было. Понятно, что по двум брёвнам идти легче, чем по одному, и простой расчет позволил преодолеть этот этап. Железный коридор с люками тоже довольно просто преодолевался. Просто на нервяке, в ожидании ловушек, которые нам сразу продемонстрировали, не сразу пришло решение. Хорошо, что Женька такой любознательный оказался. Кстати Слава отчасти прав. Что-то странное было в его телефонном звонке. Да и ушёл тогда, не попрощавшись... Не похоже на него. Я был уверен, что мы увидим его в баре в дребадан накачавшегося коньяку. Странно, странно. Но вернёмся к нашим баранам. В бурлящей реке любой человек сообразит через пару кругов, что надо по камням выбираться на бревно и в расщелину. Одному, правда, это сделать трудно, но потому, наверное, нас и кинули туда вместе. Совершенно понятно, что устроители игры направляют нас так, как запланировали. И разъединяют, когда им это надо, и так же воссоединяют. Над пропастью тоже особо думать не надо было. Беги, лезь, ползи. Только время ажиотаж создаёт. А интересно, куда ребята попадали, когда провалились? Стас что-то про лабиринт говорил, а Дима вроде стрелял в кого-то. Да, точно, Дима про металлический шар с бандитами рассказывал. Но до этого он ещё где-то грибы собирал. Блин! Всего несколько часов, а мозг уже не шевелится, и память будто атрофировалась. Может, и впрямь опыты проводят? Что-то неприятное опять зашевелилось в глубине души. Брось! Ты же не будешь сам себя загонять. Это просто игра. Только сложная. Интересно, возникнет у меня ещё желание посетить это заведение? Пока есть только одно: выбраться отсюда поскорее. Из забытья меня вывел голос Димы.

- Нормально! Мы там панели крутим, а они тут спят. Стас, погляди на них.

Я открыл глаза. Норин шлем лежал у меня на коленях, а я обнимал её хрупкую фигурку за талию. Она спала. Я даже не заметил, когда она ко мне пристроилась.

- Не ори! Видишь, спит человек.

- Я не сплю. Так прилегла чуть-чуть.

В проёме показался Стас.

- Ну, что тут у вас? - он оглядел стены, освобождённые от панелей, и продолжил. - Вижу, то же, что и у нас.

- А именно ничего. Мысли не появились?

- Нет, а у вас?

- Я был уже близок к решению этого вопроса, но некто, - я выразительно посмотрел на Диму, - прервал мои глубокие аналитические исследования, и решение этой задачи отодвинулось на несколько ступеней назад.

За театральным жестом израненной руки последовала не менее театральная пауза.

- А ведь я уже почти достиг прозрения, - сказал я и почему-то подумал, что во мне умер хороший драматический актёр.

- Ага! Исследования аналитические. Спали тут вдвоём и похрапывали, - он ехидно захихикал.

- Во-первых, хочу вам заметить, молодой человек, я не храплю. Нора, ведь это так?

- Угу, - она чуть улыбнулась. Наверное, всё-таки храплю, но сейчас не об этом.

- А во вторых, если вы не знаете, то Менделееву его периодическая таблица приснилась. Так что не надо грязи. Я почти нащупал выход, а ты всё испортил.

- Может быть, это действительно так, но внешне очень было похоже, что вы просто спите.

Они со Стасом устроились по разным углам комнаты, и было понятно, что они устали и короткая передышка нужна всем.

- Ты лучше расскажи, какие грибы собирал, когда первый раз провалился, и как в капсулу попал.

- Ах, да, сейчас расскажу. Вывалился в тёмную комнату. Свет едва пробивался из-под потолка. Я даже лампочку не разглядел. С фонарём ходил. Комната больше этой, метра три на четыре. Вокруг меня грибы стоят разных размеров. От пятидесяти граммов и до десяти килограммов. На ощупь вроде керамика. Знаете, такие на садовых участках ставят?

- Знаем. Ландшафтный дизайн называется. И что же дальше?

- У дальней стены площадка покатая небольшая. На ней весы и место для одного человека. А перед площадкой ров метра полтора. И доска к весам лежит. Узкая. Пока ходил по ней, пару раз чуть не соскочил.

- А чего делать надо было? - мне стало весело от его рассказа.

Нора со Стасом тоже улыбались. Дима не обращал на это внимания. Его захлестнуло возбуждение от воспоминаний о пережитых приключениях.

- Я ж говорю, грибы надо было собирать. Там над весами табло электронное, на нём написано: "ВЫХОД 100 кг. 10 мин." Ну я стал грибы на весы таскать.

- А как ты узнал, какой у них вес? - Стас с интересом слушал Диму.

- На них написано. Фонарь на шляпу направляешь и выбираешь. Ну не перебивайте вы! Сейчас всё узнаете. Я прикинул, что больших грибов по десять кило много, даже больше, чем на сто килограммов. Вот с них и начал. Взял два под руки и пошёл. Тут в первый раз чуть не навернулся. Положил их на весы, и тут на табло секунды убегать начали: 20,19,18... Прикиньте! Там темнота, грибов целая поляна, ещё к каждому нагнуться надо, выбрать - и всего двадцать секунд. Я, сломя голову, за другими понёсся, опять чуть с доски не слетел. Схватил, которые ближе лежали, сколько в руках уместилось, и к весам. Пока уложил - восемь секунд осталось, а у меня всего тридцать восемь пятьсот высветилось. Я побежал на полтора килограмма гриб искать, думаю, остальное десятками добью. Тут сирена завыла. Смотрю, на табло "0", крышка весов поднимается, и все мои грибы в ров полетели.

- Нормально, - сейчас, в спокойной обстановке, я быстро сообразил, что надо было делать. Поглядел на Стаса и увидел, что его тоже забавляет эта ситуация. Видимо, он тоже знал более простое решение. Но Дима так увлечённо рассказывал, что я решил раньше времени его не разочаровывать.

- И как же ты решил эту проблему?

- Угу, - обиженно хмыкнул Дима. - Если бы я её решил, вам бы меня не пришлось из шара доставать. Я подтащил десять больших грибов к краю рва, сложил, чтобы удобнее брать было, две кучки по три штуки и две по две. За двадцать секунд, по любому, можно туда-сюда четыре раза сбегать! - он посмотрел на нас, пытаясь получить одобрение его действий. Мы со Стасом молча кивнули, а Нора чуть всё не испортила.

 - Ай, ай, ай! Как больно! Ты озверел, что ли? - я приблизился к ней так близко, насколько позволял шлем, и прошептал еле слышно...

- Тихо. Пусть до конца расскажет. Не одна ты такая умная. Весь кайф обломаешь, - она недовольно отпихнула меня и повернулась к Диме и подбодрила его: - Ну... Дальше-то что?

- После третьей ходки грибы на весах сами рассыпались. Очень сложно на такой плоскости десять больших грибов уложить.

- А весы маленькие, что ли?

- Ну, как - маленькие? - он задумался. - Пятьдесят на пятьдесят где-то. Человек спокойно встанет, - мы переглянулись, и по лицу Стаса и Норы я понял, что они тоже прикладывают огромные усилия, чтобы не расхохотаться. - А вот десять больших грибов не уместилось. Опять всё в воду улетело.

Мы с интересом смотрели на него, предвкушая финал.

- Тогда я собрал из оставшихся грибов кучу в сто килограммов и связал их все верёвкой. А на табло общего времени уже минута осталась. Но я бы точно успел, просто не сообразил сразу.

- Чего не сообразил?

- Как я мог посчитать, сколько будет весить верёвка, которой я грибы связал. На весы всю эту связку положил, а на табло сто три кило выскочило и тут же сирена по ушам. Люк в стене открылся, а над ним надпись "ВЫХОД". Я уж было подумал, что прошёл. Грибы отвязал, верёвку скрутил и туда. А там это капсула. Сел в неё, меня сверху второй половиной накрыло, чуть пальцы не прищемил. Прошуршало чего-то, и покатился. Дальше вы знаете.

Мы выдержали паузу, переглянулись и весело засмеялись.

- Чего вы смеётесь? А вы бы что делали? - он возмущенно водил по нам взглядом. Первым отсмеялся Стас.

- Дим, а ты сколько весишь?

- Восемьдесят три, а что?

- Это точный вес? - продолжила Нора.

- Да. Я каждый день взвешиваюсь, а ещё в фитнес-центре у меня дневник изменения веса и других данных есть.

Новый взрыв хохота заглушил его повествование.

- Да чего вы ржёте-то? Объясните толком! - чем больше он возмущался, тем веселее нам становилось.

- Дим, ты не обижайся. В твоей ситуации не каждый сразу бы сообразил, что проще всего встать на весы самому и добрать необходимый вес грибами.

Он ошарашенно посмотрел на меня и как будто залип.

- Мне бы там тоже несладко пришлось, потому что у меня вес больше ста кило, - он задумчиво покачал головой и по ожившему взгляду я понял, что что-то в его голове сложилось.

- А я ещё думаю, за каким хреном они в анкете рост и вес запрашивают? Думал - может, ограничения какие-то есть.

- Дим, извини за нескромный вопрос, а изменение каких данных, кроме веса ты в этом дневнике записываешь?

- Никаких.

Он ушёл в себя и стал вычерчивать перед собой одному ему ведомые иероглифы. Потом встрепенулся и посмотрел на Стаса. - А ты где был? Я слышал про какой-то лабиринт.

- Да. Но у меня всё было прозаичнее. Обычный лабиринт, только зеркальный. Ничего интересного.

- Ну и как ты вышел?

- Никак. Просто ходил, бродил и вышел.

- Стас! Голову не морочь! - зная его, я был уверен, что всё не просто так в этом лабиринте. - Наверняка что-то было. Рассказывай!

- Да не-ет! - он изобразил подобие смешка. - Правда. Обычные стены и столбы из зеркал. Ты ходишь и смотришь на себя со всех сторон. Просто ощущение, что в мире остался только ты и тебя много...

- Вот объяснил! Ну и что, совсем ничего необычного?

- Стас, не томите, рассказывайте, - Нора приняла позу благодарного слушателя, усевшись на панельную табуретку лицом к нему и подперев шлем руками.

- Да ну, вы сейчас опять будете говорить, что я с инопланетянами общаюсь и всё такое.

Я тоже придвинулся поближе и вперился в него взглядом.

- Стас, я ни слова не скажу, пока ты до конца не расскажешь.

- Я тоже могила, клянусь здоровьем мамочки, - Нора подняла правую руку вверх, а левую положила на грудь. Дима молча кивнул.

- Да, правда, нечего рассказывать. Я быстро потерял место, откуда начал движение. Все зеркала примерно одного размера - в метр шириной, от пола до потолка. Стены из зеркал с проходами и такие же столбы. Но столбы из трёх граней, четырех и больше. Пару раз я пытался по длине троса определить, но не получалось, потому что они крутятся.

- Кто? - Нора не удержалась от вопроса, и я легонько ущипнул её пониже спины. - Молчу, молчу! Мне просто непонятно. Кто крутился?

- Столбы. Я даже сейчас не могу примерно сказать, какого размера эта площадка. То ли я до стен не дошёл, то ли постоянно по кругу ходил. И везде я. Со всех сторон смотрю на себя и головой кручу. В один момент мне показалось, что у меня везде разное выражение лица. Ощущение, что с ума сошёл.

Я чуть не ляпнул очередную скептическую мысль, но сдержался.

- Я бы так и подумал, если бы вы появляться не начали.

- Это как? - Дима удивлённо поднял брови. - Нас же там не было.

- Вас не было, но ваши проекции начали появляться в дальних стеклах.

- Почему в дальних?

- А я откуда знаю? Наверное, чтобы я шёл им, то есть, вам, навстречу. Может, это подсказки были, куда идти. Пару раз шлемом о зеркала стукнулся, когда к вам шёл. Судя по звуку, они металлические. Стекло бы точно разлетелось. Была у меня мысль долбануть по ним кошкой с размаху, но понял, что бесполезно.

- Ну... А дальше?

- А что дальше? Пытался по своему навигатору маршрут проложить и время засечь, но он себя повёл так же, как на стоянке. То показывал, что хотел, то отключался. В общем, бесполезен оказался. Потом поймал себя на мысли, что потерялся во времени, наверное, тогда они меня и изучали.

На этот раз я не сдержался.

- Стас! Почему они именно тебя изучают? Почему у меня таких ощущений не возникает?

- Вы не можете этого однозначно утверждать. Вам же память стирают. Вас уже сто раз тут могли просканировать. Да всех нас. Просто я допускаю такую вероятность, а вы нет.

- Ну, а как ты вышел?

- Вот! В этом самое странное! Я уже практически не двигался. Ходил вокруг одного столба и ждал.

- Чего?

- Не знаю чего. Просто ждал. Ваши проекции больше не появлялись, и я подумал, что выход где-то рядом. Потом передо мной просто появилась стена и лестница вверх. Там люк на стоянку. Дальше как у всех.

- Интересно. А наши проекции как выглядели? В чем одеты были?

- В камуфляже. Я понял, что они с предыдущих этапов кино крутят, только вы были, как бы, вырезаны из контекста. Вы двигались, а фона не было.

- Да. Ты прав. Это сто процентов были подсказки. О чём это говорит? - я посмотрел на Диму.

- О том, что везде надо искать подсказки.

- Правильно. Ну и какие у нас есть тут подсказки? Все комнаты разного цвета, переходы то сверху, то снизу. А сколько мы комнат открыли?

- Вряд ли мы сможем точно подсчитать. Обязательно собьёмся.

Стас посмотрел вдаль через проход.

- Двадцать. Может, больше.

- Я думаю, больше, - Дима на секунду задумался. - Я только семь открыл. А вы сколько?

- Примерно так же, но ты не забывай, что из каких-то комнат есть по два выхода.

- И даже три, - Стас тоже задумался. - Я в двух белых комнатах по три выхода открыл. Да там целый лабиринт из этих комнат. Наверное, всё-таки больше двадцати. Я в некоторые даже не залазил, дальше шёл.

Неожиданно мелькнувшая мысль заставила меня резко вскочить на ноги.

- А какие цвета?

- Что цвета?

- Какие цвета были у комнат? Вспоминайте!

Мы стали перечислять.

- Синяя, жёлтая.

- Красная, белая, чёрная.

- Зелёная, синяя... это уже было. Темно-синие были. Точно, - Дима тоже поднялся на ноги.

- И несколько голубых было.

- А оранжевые были?

- Были, - Стас тоже поднялся и размял ноги. - Две.

- Это спектр? - Нора посмотрела на меня с надеждой.

- Умница моя! Конечно спектр. Как там про фазана говорится?

- Каждый Охотник Желает Знать Где Сидит Фазан.

- Красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый. Дима, ты про темно-синюю говорил. Возможно, это фиолетовый?

- Возможно - неуверенно ответил он.

- А чего ты стесняешься? Я вот тоже дальтоник. Мне что синий, что фиолетовый - без разницы.

- Я не дальтоник! А как же вам права дали?

- Ты что, с Урала? Справку купил. Как все дальтоники.

- А как в вашу схему вписываются белые и чёрные комнаты? - Стас прервал наш диалог.

- Так, давай подумаем. Может, это начало и конец. Хотя не логично. А что мы знаем про них?

- С белых действительно всё начинается. Из остальных белых комнат, кроме первых, по три выхода. А из чёрных ни одного.

- Вот и ответ. Чёрные - тупик, а белые как перекрестки. Короче, выход там, где фазан. В фиолетовых комнатах. Пошли, чего встали?

- Нора! Подъём, рота. Всеобщая мобилизация!

- Иду, иду, - она нехотя поднялась и пошла за мной. - А если фиолетовых комнат несколько, то, как мы поймем, какая нам нужна?

- Откуда я знаю? Не додумал ещё. Но с чего-то начать надо?

Через несколько минут мы столпились в одной из фиолетовых комнат. Все панели со стен сняты. Один вход и один выход. Все смотрели на меня в ожидании. Менее терпимой на этот раз оказалась Нора.

- Ну? И где выход?

- Да, не знаю я! Давайте вместе думать, - очень не хотелось признавать, что ошибся, и я начал нервничать. Стас переполз в другую комнату и через минуту влез через другой лаз.

- В этой комнате, судя по вашей теории, выхода нет.

- Почему?

- Потому что фиолетовая должна идти после синей, а рядом таких комнат нет.

- Точно! Надо цепочку искать. Мы с конца начали, а надо с начала.

- Начнём с красной и пойдем по спектру. Только давайте разделимся. Вы с Димой обследуйте оставшиеся фиолетовые - может, так повезёт, - а мы с Норой будем цепочку искать, - я задумался на мгновение. Такая теория вроде складная, жаль будет, если ошибусь. - Других цветов, кроме спектра, чёрного и белого, точно нет?

- Нет, - Дима помотал головой.

- Я не видел, - ответил Стас, исчезая в другой комнате.

- Норик, поползли. Ты не помнишь? Вроде рядом с нашей первой красной комнатой оранжевых не было?

- Не было. Жёлтая и чёрная были.

- Значит, туда мы не полезем. Давай другую красную искать.

Не так-то это было просто, если учесть, что все лазы в комнатах находились в разных углах и то вверху, то внизу. Из одной комнаты не было видно, какой цвет нас ожидает дальше. Через несколько минут подобных передвижений, мы вошли в красную комнату.

- Это не та, - сказала Нора.

- Почему не та?

- Рядом оранжевых нет.

- Зато белая есть. Полезли.

- А зачем нам белая?

- Я же говорил, это как перекресток или переход хода. Понимаешь? Оранжевая должна быть за ней. А вот и она. А за ней жёлтая. Тут вообще всё просто. Слева чёрный тупик, а справа нужная зелень. Упс... Стоп, ну не дурак ли я?!

- Что там?

- Тут конец нашей сказочке. Голубой нигде нет. Полезли другую красную искать, - минут через десять мы все встретились в одной из фиолетовых комнат и расселись по углам.

- Подведём итоги. Что у нас вышло?

- Ничего, - Дима, казалось, даже радовался, что мы ничего не нашли.

- Ничего в нашей ситуации тоже много. Сколько у нас фиолетовых комнат?

- Три, и рядом с ними ни одной синей, - Стас уставился в потолок.

- И красных у нас три. И только от одной из них можно цепочку проследить до зелёной. Значит, моя версия приказала долго жить...

- Не факт, - Стас, перевёл взгляд на пол. - А почему мы только стены вскрываем?

Мы все посмотрели на потолок и на пол.

- Чего ж ты раньше-то молчал? - ощущение близости разгадки сразу наполнило тело адреналином. Я стал быстро откручивать панель наверху, Стас тоже. Нора с Димой перетащили панели, разложенные на полу в другую комнату, и Дима начал вскрывать пол. Через две минуты мы молча созерцали плоды нашего труда. Вернее, их отсутствие. Ходов не было. Ни вверх, ни вниз.

- Прежде чем что-нибудь сделать - надо подумать, - глубокомысленно произнес я. - Был такой хороший мультфильм про цыпленка.

- Вы о чём? - Дима задумчиво прищурился. Всем хотелось выбраться отсюда, и любая идея могла приблизить нас к этому долгожданному моменту.

- Глеб Михайлович хочет сказать, что мы не там ищем, потому что к этой комнате не прилегает ни одна синяя.

- Правильно, - я многозначительно поднял указательный палец. - И потому же в оставшихся двух фиолетовых комнатах искать, смысла нет. Надо идти в ту зелёную комнату, на которой обрывается единственная и самая длинная цепочка. Где она у нас? Вроде в той стороне, - я указал на один из выходов, и Дима тут же устремился туда. Добравшись до искомого места, мы молча занялись откручиванием панелей.

- Есть! - Дима даже затанцевал возле открывшегося лаза вниз.

- И у меня есть, - Стас спокойно опустил открученную крышку.

- Очень хорошо. Внизу голубая и белая вверху - значит, у нас два варианта. Дим, залезь наверх, посмотри, там дальше голубая есть?

Мы подсадили его, а сами спустились вниз. Нора осталась между нами, но на месте ей не сиделось. Она то появлялась в нашем люке с вопросом: "Ну что? Есть что-нибудь?", то, судя по звукам, подпрыгивала к Диме с тем же вопросом.

- У меня одна зелёная и одна жёлтая. Сейчас третью стенку закончу, - отрапортовал Дима после очередного Нориного вопроса. Мы тем временем открыли одну синюю и одну чёрную. На третьей стене лаза не было.

- Нет тут больше ничего, - опять крикнул Дима и через мгновение показался в нашем люке вместе с Норой.

- Ну? Я скоро умру здесь! Что у вас?

- Норик! Прыгай сюда, у нас есть синяя комната. Потерпи ещё чуть-чуть и скоро мы будем ужинать. Я надеюсь. Потому что мой желудок предательски подвывает.

Мы спустили Нору вниз. Стас уже орудовал в синей комнате, и Дима, не мешкая, присоединился к нему.

- Зачем ты про еду заговорил? У меня и без напоминаний скоро голодные обмороки начнутся. Ты же знаешь, что я не могу так долго не есть, - она прижалась ко мне и обмякла.

- Ну-ну, хватит уже. Все устали, все есть хотят. А ты, так вообще, героиня. Никак не ожидал, что ты так долго продержишься. Всё, ещё пара комнат и мы выберемся. Я... - что-то громыхнуло, затрещало, бухнуло и наступила ночь. Нора вжалась в меня изо всех сил и прошептала:

- Что это?.. Что происходит?..

- Кина не будет. Электричество кончилось. Дима, Стас! У вас всё нормально?

- Нормально, - свет от фонарей начал мелькать в нижней комнате.

- Норик, ничего не бойся. Это заключительный аккорд. Точно говорю, - на самом деле я произнёс первое, что пришло в голову, только бы заполнить эту темноту словами.

- Идите сюда. Похоже, мы двигаемся в правильном направлении.

Мы перелезли к ребятам.

- Ну, и что тут у нас хорошего?

- У нас тут две комнаты, - победно сказал Дима. - И перед тем как свет вырубили, я видел, что она чёрная. А у Стаса тоже лаз, только цвет я не видел.

- И я тоже не видел, - сказал Стас, просунув голову в лаз и осветив его фонарём. - Свет вырубился как раз, когда я крышку снимал. Но, думаю, что это именно та комната, - он вылез из лаза, зажмурившись от света Диминого фонаря, светившего ему в глаза, и устало привалился к стене. - Фиолетовая...

- Почему? - Нора была похожа на маленького обиженного ребенка.

- Потому что там есть дверь... и кнопка.

Мы с Димой стукнувшись шлемами, одновременно ринулись к лазу. Дима проскочил первым и подлетел к двери. Три раза сильно нажал на кнопку, но ничего не произошло. Он начал бешено колотить в дверь.

- Почему? - Нора прижалась ко мне. - Почему дверь не открывается?

- Не знаю...

Дима, вдоволь настучавшись, сполз по стене и затих.

- Кто-нибудь что-нибудь понимает? - потирая отбитые руки, спросил он.

- Я - нет, - усаживаясь в ближайший угол и посадив Нору рядом, произнес я. - Стас, ты чего там затих? У тебя мысли есть?

- Есть. Но мои объяснения вас никогда не устраивают.

- Знаешь, в данной ситуации, я готов поверить в самую откровенную чушь, если только она будет хоть что-то объяснять.

Стас перелез к нам и тоже пристроился в углу.

- Им нужно время, чтобы нас протестировать.

- Ты про похищение и стирание памяти?

- Да.

- Но ты же говорил, что мы этого не должны замечать. Быстро взяли, протестировали и вернули в то же время.

- Это когда человек один, а когда несколько - нужно время.

- Бред! Если даже предположить на секунду, что ты прав, то при их уровне технологий что один, что десять - разницы нет.

- Других объяснений у меня нет.

- А давайте за руки на всякий случай возьмёмся, - Дима передвинулся поближе к нам и свет фонаря больно ударил по глазам. - Может, хоть кто-то что-то почувствует, если нас правда похитят?

- Да ерунда это всё! У них тонна времени была, чтобы нас протестировать.

- Я думаю, что они это делают после каждого этапа. А потом показатели будут сравнивать.

- Стас, давай отложим твою версию и подумаем над другими вариантами.

- Думайте, - он пожал плечами. - Я же вам не мешаю. У меня других мыслей нет.

- Может, кнопку нажать? - я оглядел спутников.

- Бесполезно, - Стас открыл крышку на браслете и несколько раз нажал на кнопку. - Я уже пробовал.

Я открыл свою кнопку и сильно вдавил её в корпус. Дима и Нора последовали моему примеру.

- Нормально, - неприятное ощущение заставило мое тело передёрнуться. - Это уже действительно становится похоже на похищение, только не пришельцами, а реальное... Ну, и чего им от нас может понадобиться?

- Я живым не дамся, - Дима отстегнул верёвку, бросил её на пол и покачал увесистым ключом-отвёрткой, как молотком, вероятно прикидывая, можно ли им проломить череп.

- А помните дым на стоянке? - оживилась Нора. - Может, у них авария произошла, пожар какой-нибудь, а теперь и электричество вырубило...

- Разумно... - Я погладил её по спине и посмотрел на Стаса. - Вот такое объяснение мне кажется более убедительным. Что скажешь?

- Возможно.

- По твоей интонации трудно сказать, что тебе это кажется возможным.

- Ну, а что тут обсуждать, Глеб Михалыч? У вас есть сомнения, что перед нами выход, и мы его нашли?

- Нет.

- И у меня нет. И, думаю, ни у кого нет, - он обвёл взглядом присутствующих. - Поэтому самое логичное сейчас просто ждать, - помолчав минуту он продолжил. - Если это пришельцы, то они сделают своё дело так, что мы не заметим. Если это авария, то нас через какое-то время отсюда вытащат...

- А если нас захотят пустить на органы, - Дима перебрался подальше от двери, - то мы примем бой, - с весёлым огоньком в глазах закончил он и расположился между мной и Стасом.

- Мальчики, хватит вам ужас нагонять. Я думаю это обычная авария...

- А вот интересно, куда после прошлой игры Женька делся, - эта мысль уже какое-то время не давала мне покоя.

- Так он же вам звонил.

Луч фонаря был направлен на дверь, и я не видел выражения лица Димы, но, судя по тону, он был удивлён.

- А ты можешь со стопроцентной уверенностью сказать, что человек на том конце провода именно тот, за кого себя выдаёт? Да и голос у него был приглушённый. Вроде его, а вроде и не его. Но, абсолютно точно, что не такой, как всегда. Я сразу на это внимания не обратил. Потом, когда Слава доставать начал, подумал - возможно, что-то не так, но списал это всё на стресс и на болезнь.

- Может, его тогда того? Похитили на органы?

- Вот и я о том. Всё может быть.

- А где вы его потеряли? - оживился Стас.

- Мы же рассказывали, - Дима принял позу поудобнее и продолжил. - Мы когда по гнёздам расселись, больше его и не видели. Нам потом сказали, что он нажал кнопку и досрочно закончил игру. И, типа, не стал нас дожидаться, сославшись на больную руку. Ну, бред, полный!

- А чего же ты раньше об этом не говорил? - вмешался я.

- Я раньше об этом не думал. А теперь думаю, что если нас тут не просто так держат, то с ним точно что-то случилось.

- Вполне возможно, что он не пережил эксперимент, - Стас смотрел в пол и чертил воображаемые геометрические фигуры фонарём.

- Так. Это что-то новенькое. Ну, не томи, рассказывай. Что там с нами пришельцы вытворяют?

- Ну, откуда ж я знаю? Что-то вытворяют. Если они нам мозг сканируют и данные обрабатывают, то почему бы им на наших организмах опыты не проводить? Не все после похищений возвращаются.

- А то, что нас похищают и стирают память, мы должны принять за аксиому? Так получается? Вот откуда у тебя такая уверенность в этом, если кроме мужика с тёткой у тебя ни одного контакта не было?

- Это далеко не единственный контакт, который я пережил. Я про другие специально не рассказывал. Просто, когда этим занимаешься, то некоторую информацию воспринимаешь на подсознательном уровне. Да свидетельств очевидцев предостаточно. Почитайте в Интернете. Может, тоже заинтересуетесь.

- Во-первых, - я опять начал злиться, - до Интернета ещё надо добраться. Во-вторых, дядя Федя из деревни Пиндюркино с пьяных глаз ещё не то расскажет. Доказательства где? Ты лично со свидетелями общался?

- Да, - Стас оставался невозмутимым. - Общался.

Я недоверчиво посмотрел на него.

- И?

- Что "и"? Я же вас не заставляю в это верить. Очень трудно говорить, когда оппонент априори настроен отрицательно.

- Не уходи от темы. С кем ты разговаривал? Кто свидетель?

- Академик, преподаватель из МИФИ, физик.

- Из тебя всё клещами надо вытаскивать?

- Да то, что он рассказывал, вам неинтересно, да и не нужно. Это его тайна, он охраняет её от непосвященных. Но реальный человек есть, и не один. Просто этот самый высокий статус занимает среди прочих.

- Понятно. И много таких прочих?

- Я знаю семерых лично.

- О `кей! В общем, ты считаешь, что его похитили, и он не перенёс нагрузок. Так?

- Возможно, возможно. Этого нельзя отрицать. А может, наоборот - он им настолько стал интересен, что они его решили у себя оставить.

- Это какой-то дурной сон.

А я уже начал думать, что Нора спит. Как же она так долго молчала и не вступала в диалог. Тема-то интересная. Она любит всё сверхъестественное и загадочное. 

- Вы на полном серьёзе это обсуждаете? Глеб, ты не заболел?

- Я-то чего? Я и говорю, что это бред.

- А если это бред, то чего ты столько времени это обсуждаешь?

- А ты куда-то торопишься? Что ещё делать-то? Выход вон, да он закрыт...

- Женьки нет, и он зарыт, - в рифму продолжил Дима.

- Дима, хватит! Никто никуда не зарыт! Никого никуда не похитили! - Нора сказала это необычно резко. - Болеет ваш Женька и коньяк дома попивает. А вам везде ужасы и пришельцы мерещатся, - она поднялась, взяла у меня отвёртку и подошла к двери. Гулкие удары отразились от двери и ударили по мозгам.

- Нора, прекрати!

Она обернулась.

- Мы из крайности в крайность бросаемся. Чего ты долбишь? Думаешь, они Димину дробь не слышали, а твой молоток услышат? Устроители знают, что мы здесь. Наши ребята на работе знают. Скорее всего, ты права, и у них просто авария. Садись. Давай спать. Делать всё равно больше нечего.

- Я не могу сидеть. И спать не могу, - и, подойдя ко мне вплотную, добавила. - И я опять писать хочу.

- Ну, и в чем проблема? Вон сколько комнат - выбирай любую.

- Я одна боюсь. Пойдём со мной.

- Ладно, ползи. Я за тобой.

Она включила свой фонарик и нырнула в лаз. В этот момент за дверью раздались звуки. Мы резко вскочили на ноги. Дима кинулся к двери и, замахнувшись отвёрткой, застыл в ожидании... Секунды длились целую вечность. В последний момент я шепнул Норе: - Замри и не шевелись.

В знак согласия за проходом погас свет фонаря. Дверь распахнулась, и в свете нашего фонаря возник Шрек...

...Если бы на его голове сохранился хоть один волос - и тот, наверное, стоял бы дыбом, настолько малый был перевозбужден. Он закрыл лицо от света и, в свою очередь, осветил нас своим фонарём.

- Все живы? А где ваша девушка?

- А она вам зачем?

- Вы что тут, отупели от темноты? Где вы её потеряли? У нас не в каждой ловушке можно просидеть долго. На каком этапе она пропала? Надо её быстро доставать!

Дима опустил руку с ключом и вопросительно поглядел на меня.

- А почему света нет? - я не спешил вытаскивать Нору.

- У нас возгорание было, и система зависла, - начал торопливо объяснять Шрек. - Потом ещё замыкание, но мы на резервный генератор перешли. А теперь и он накрылся. Давно профилактику не делали.

- Вот видите, видите. А я вам говорила, что у них просто авария, - Нора выползла из своего укрытия и продолжила щебетать. - А вы меня не слушали, - Шрек с дебильноватым видом уставился на неё. Но, быстро справившись с собой, лишь сказал:

- Вы первая женщина, которая дошла до конца. Мужеподобных атлеток я не считаю.

- Это, конечно, здорово, но почему вы нас тут так долго задержали?

- Может быть, сначала выйдем, и вы приведёте себя в порядок? А потом мы всё объясним. Идёмте, - и, не дожидаясь ответа, он скрылся в темноте за железной дверью.

Мы, не сговариваясь, включили фонари и двинулись за ним. Тёмный и однообразный коридор, петляя, поворачивал, спускался и поднимался по ступенькам. Казалось, что это продолжение лабиринта, только к нам добавили одного игрока. Мы прошли несколько дверей. Периодически пахло горелой проводкой, и свет фонаря выхватывал не рассеявшиеся клубы дыма под потолком. "Похоже, и впрямь горело", - подумал я. Но в прошлый раз мы так долго не шли и коридор был поцивильнее. Хотя логично, мы же часов шесть там ползали, забрели далеко. Но, всё равно, какой-то неприятный осадок оставался. Что-то в объяснениях инструктора мне не нравилось. Наконец мы вошли в помещение, откуда всё начиналось. Повсюду были расставлены разнокалиберные свечи, это придавало что-то мистическое всему происходящему. Девушка выскочила из-за стойки с таким выражением лица, будто встречала поезд с любимыми родственниками, которых не видела лет пять.

- Наконец-то! Как хорошо, что вы все вместе, и никто нигде не застрял. Я так рада. Я даже представить не могу, как бы мы вас вытаскивали, не зная, где вы остались. Это же кошмар! У нас тут всё позагоралось. Компьютеры зависли. Генератор сломался.

- Серьёзная фирма, а такой бардак, - я недовольно пробурчал, больше для себя, чем для них.

- У нас такое впервые! Уверяю вас...

- Говоря "у нас", вы подразумеваете себя и своего гориллоподобного помощника? - Стас смотрел на неё, не отрывая глаз. Она замялась.

- Нет, у нас много людей работает, просто требования нашего руководства таковы, что мы не имеем права демонстрировать... - и быстро справившись с заминкой, добавила. - Весь персонал устраняет последствия аварии.

Она развела руками и, будто вспомнив что-то важное, продолжила:

- Да, в связи со сложившимися обстоятельствами мы возвращаем вам ваши деньги и, если можно, верните нам договоры, которые вы подписали.

- Вот это правильно! - Дима довольно потер руки. - Где можно получить деньги?

- Здесь, у меня. Только переоденьтесь и принесите документы.

- А почему вы их сами не взяли? Они же в вашей раздевалке лежат?

Меня не покидало чувство ненормальности ситуации.

- Вы же сами сказали, мы солидная фирма, - она снова превратилась в железную леди с непроницаемым лицом. - Мы не можем себе позволить рыться в ваших вещах.

- Глеб, - Нора устало посмотрела на меня. - Может, уже поедем. Я, правда, сейчас в обморок упаду.

- Поехали...

Горячий душ сделал своё дело, и минут через двадцать мы были уже у стойки. Конечно, никто не мог сейчас думать ни о чём, кроме отдыха, но душ помог нам вернуть хоть какие-то силы. Безумно хотелось спать. Нора практически повисла у меня на руке.

- Дай мне ключи, я в машину пойду.

- Сейчас вместе пойдём. Кто же тебе дверь откроет, если ты одна пойдёшь.

- У тебя еще силы остались острить...

Мы получили деньги, оставили договоры, ещё раз приняли извинения за технические проблемы, получили карточку на скидку во всех последующих играх и вышли.

- Не думаю, что у меня возникнет желание ещё раз сюда прийти, - сказал я, усаживая Нору в машину.

- Да ладно, Глеб Михалыч. Сейчас отдохнём пару недель и можно опять попробовать, - Дима весело плюхнулся в свою BMW.

- До свидания, Глеб Михайлович! - Стас протянул руку. - Нора, до свидания...

- Пока, Стас, - устало бросила она и закрыла окно.

- Ну, ты как? Не жалеешь?

- Да нет, конечно. Что вы. Хотя пару раз я мысленно со всеми попрощался.

- Я не знаю, в пришельцах тут дело, или ещё в каких махинациях, но что-то тут однозначно не так. Согласен?

- Этого, боюсь, мы никогда не узнаем.

- Почему это?

- Так, жизненный опыт... Давайте в понедельник на работе обсудим.

- На работе надо работать! - придав голосу начальственный тон, пошутил я. - Ладно, до понедельника.

Я сел в машину и закурил. Нора спала. Достал мобильник, скинул пропущенные вызовы и набрал Женькин номер.

- Абонент не абонент, - тихо сказал я вслух и поехал спать.

Часть 4.

Понедельник начался тяжело. С самого утра пошли бесконечные звонки от поставщиков и подрядчиков. Всем было что-то от меня надо. Приходилось решать по несколько вопросов за раз. Я курил без остановки, разговаривая по трём телефонам одновременно и параллельно отвечая по электронке. Вентиляция не справлялась. Я открыл окно, но лучше не стало. Только холоднее. Не май месяц на улице. Рабочие за окном опять что-то с грохотом разгружали. На этот раз был задействован большой кран, а их брань была даже громче, чем обычно. К обеду разболелась голова и я начал чихать. "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день", подумал я и закрыл окно. Такие насыщенные дни случались довольно часто, и я даже радовался им. Это помогало отвлекаться от мрачных мыслей, которые меня посещали последнее время, в связи с изменениями в личной жизни. Но сейчас меня не покидала только одна мысль: куда делся Женька? За воскресенье я несколько раз набирал его номер. Он был недоступен. Не мог же человек так разболеться, что выключил телефон. Да и не принято у нас это. Всегда возникали вопросы, которые требовали немедленных действий, а без ведущего менеджера их решить практически невозможно. Дима несколько раз забегал по текущим вопросам, но на то, чтобы обсудить волнующую меня тему, времени не было. Стаса я с утра даже не видел, а Нора, сказавшись, больной, осталась дома. Видимо, воскресенья ей показалось мало, чтобы восстановить потраченные в лабиринте силы.

- Алло, Дима, это я. Ты, где сегодня обедаешь?

- Не думал ещё, а что? Есть предложения?

- Я думаю, надо обсудить наше субботнее приключение и ещё пару вопросов.

- Ого! Не думал, что вы так быстро захотите организовать новую игру.

- Голову не морочь! Я не об этом. Короче, спускайся вниз, я через пять минут выйду.

- О `Кей, жду.

Я открыл дверь в соседний кабинет и пристально посмотрел на Стаса. Он с невозмутимым видом смотрел в монитор, и лишь спустя несколько секунд обратил на меня внимание.

- Добрый день, Глеб Михайлович. Какие-то вопросы?

- Привет, - к его неестественной приветливости я давно привык, но сейчас меня это задело. - Ты обедаешь, как всегда, на рабочем месте?

- Да, вы же знаете.

- Домашняя еда это хорошо, - я прошёлся по кабинету. - Что у тебя сегодня?

- В смысле, на обед или по текущим делам?

- Стас, не юродствуй! Поехали со мной на обед. Поговорить надо.

- Да нет, Глеб Михалыч, - деланный смешок я пропустил мимо ушей. - У меня же диета. Еда специальная, вы же знаете, я не могу в наших ресторанах питаться.

- Во-первых, ты давно там не бывал, а между тем, кухня там изменилась в лучшую сторону. И, во-вторых, - я посмотрел ему прямо в глаза и послал сигнал неприятия отказа. - Это не обсуждается! Пошли! И не начинай свою волынку про личное время на обед и язву желудка. От одного раза с тобой ничего не случится.

- Ну, хорошо, - он достал из принтера только что распечатанные листы, аккуратно сложил их и положил во внутренний карман пиджака. - Куда едем?

- Куда повезу, - коротко бросил я и пошёл одеваться.

На занимаемой нашей компанией территории находится много ресторанов, больше десяти. Я бывал почти во всех, но любил обедать лишь в двух. Цены демократичные, обслуживание быстрое, еда нормальная и желудок потом не болит. Но в этот раз я выбрал один из кавказских ресторанов с не самой лучшей кухней и ещё более спорным качеством сервиса. Но зато он располагался в подвальном помещении. Там можно было уединиться в отдельной нише и, главное, туда не пробивалась мобильная связь. Мне не хотелось отвлекаться на неожиданные звонки. Сделав заказ, я закурил и посмотрел на собеседников.

- Стас, я сразу говорю, что не хочу вдаваться в дебри твоих взаимоотношений с пришельцами, и поэтому прошу тебя не затрагивать эту тему в нашем разговоре. 

Он пожал плечами - типа: "Я вообще молчу".

- Меня беспокоит вопрос: где Женя? С ним после моего разговора по телефону никто больше не разговаривал. Во всяком случае, из наших сослуживцев.

- Да, это не похоже на него, - Дима знал его дольше нас со Стасом. - Он даже когда за границу в отпуск уезжал, телефон не выключал.

- Ну, мало ли что может случиться у человека? - Стас поводил ножиком по салфетке.

- Ты прекрасно понимаешь, что всё происходящее, по меньшей мере, странно.

- Да, но что вы предлагаете? Объявить его в розыск?

- Не утрируй. Для начала я просто хочу разобраться. Дело в том, что я взял в отделе кадров его домашний телефон и позвонил несколько раз. Никто не берёт.

- Это ещё ни о чём не говорит, - сказал Стас, а Дима добавил:

- Он же вам говорил, что будет на процедуры ездить.

- Не постоянно же он на процедурах находится? А дома, почему никто не отвечает?

- Да может, на работе все. Мы даже не знаем, с кем он живет.

- А это как раз твоя недоработка, Дима.

- Это ещё почему?

- Потому что ты сидишь с ним за соседним столом. И ты начальник отдела. Должен знать о подчиненных всё.

- Да? А вы, как мой руководитель, знаете, с кем я живу?

- Конечно, знаю. Жена, двое детей и тёща. Хотя нет, тёща живет отдельно.

- Правильно, - он сделал удивленное лицо. - А когда я вам это рассказывал?

- Никогда. Просто я умею слушать и связывать обрывки информации, - он многозначительно кивнул головой. - Но не в этом суть. Я больше чем уверен, что с Женькой что-то случилось. И пока мы не выясним этого, я не успокоюсь. Вы что думаете?

Подошёл официант и расставил салаты.

- Я не буду в этом участвовать, - Стас попробовал блюдо и продолжил. - Это не моё дело.

- Ты что говоришь-то? Он вместе с нами вошёл в здание, а после этого его никто не видел.

- Ну и что?

- Как что? А если бы ты был на его месте?

- Тогда бы это была моя проблема. А так - не моя.

Я уткнулся в тарелку, пытаясь сдержать эмоции и подобрать нужные слова. Салат был вкусным. Давненько я тут не бывал, наверное, повара поменяли.

- Вот я от тебя всего мог ожидать, но в данной ситуации, мне кажется, ты не прав.

- Вы не можете знать этого наверняка. Даже если бы я и захотел в этом разобраться, что мы можем?

- Так я об этом и говорю! Надо подумать, что мы можем сделать.

- Ничего не можем, - он попробовал суп. - Хм, вкусно. И съедобно. Надеюсь, желудок на меня не обидится. Ещё раз говорю, смысла сейчас что-то предпринимать нет.

- Почему? - вставил Дима. Обычно он был более словоохотлив. Стас обратился к нему.

- Потому что если с ним всё в порядке и он действительно лечится, то через пару дней сам объявится.

- А если нет?

- А если нет, то мы его вряд ли найдём. Если бы ты занимался похищением людей для продажи на органы, ты бы оставлял следы?

- Я бы этим не занимался, - обиженно сказал Дима.

- Я говорю - если бы.

- Нет, ну понятно, что все следы заметают, и если это поставлено на поток, то работают они профессионально, - вмешался я. - Но почему тогда они нас оставили? Мы же свидетели.

- Свидетели чего? Того, что с вами в лабиринте был Женя? Ну и что? Вы же не видели его бездыханное тело? Вы не видели, как он трансформировался вследствие проводимых над ним экспериментов? Хотя, извините, об этом мы не говорим, - он начал планомерно разделывать стейк. - Кому и что вы можете предъявить?

- Я тебя не понимаю. То ты говоришь, что это не твоё дело, то выстраиваешь оправдательные версии для злоумышленников...

- Да ничего я не выстраиваю. Я лишь пытаюсь предостеречь вас от неприятностей. Сам не полезу в это дело, и вам не советую.

- Значит, ты всё-таки согласен, что тут что-то нечисто?

- Конечно, нечисто, но вы меня слушать не хотите.

- Что значит, не хочу? Я, наоборот, у тебя совета спрашиваю, что делать? А ты говорить не хочешь.

- Нет, вы меня не так поняли, Глеб Михалыч. Вы не хотите принимать во внимание мою версию. Вы же мне сами запретили об этом говорить.

- Ах, вот ты о чём! Понятно, - я решил схитрить. - А если мы рассмотрим, как один из вариантов, твою версию с пришельцами?

- Тем более не полезу в это.

- Ну, теперь-то почему?!!

- Потому что если я прав, то мы для них неинтересны. Они нас выбросили, как отработанный материал. А Евгений их заинтересовал и, если он жив, то вполне может сейчас гулять где-нибудь на Альфе Центавра в виде ушастой бабочки. Какой смысл его искать? А если взяться всерьёз за эту тему, то закончим мы в Кащенко. Я туда не стремлюсь.

Всё сказанное им звучало фантастично и даже бредово, и ровно настолько же он был убедителен в своих выводах. Я даже растерялся.

- Ты можешь предоставить мне хоть одно, самое примитивное, но всё же приемлемое доказательство твоих догадок?

- Пожалуйста... - он достал из кармана пиджака те бумаги, которые я видел и, развернув их, положил передо мной. Дима поднялся и перегнулся через весь стол. Первое, что бросилось в глаза, это знак, точно такой же, какой я видел на черепе инструктора. Или почти такой же. Он был выполнен плавными линиями и стрелы были не прямые, а чуть извивались, всё остальное очень похоже.

- Ничего не напоминает? - с лёгкой иронией спросил Стас.

- "Союз Чёрной звезды", - прочитал я заголовок. Пробежал глазами по тексту. Древние цивилизации, зарождение жизни на Земле, первые данные, 2-й век до нашей эры, странный союз звезды и чёрной дыры, астрономы США... - Хрень какая-то. То есть, ты хочешь сказать, что наши новые знакомые имеют к этому отношение?

- Как-то так... Они вполне могут оказаться пришельцами или землянами, завербованными пришельцами.

- Нормально, - Дима взял бумаги и принялся их изучать. - Чего ж ты раньше молчал?

- Да я это только сегодня в инете накопал.

- А я, когда у Шрека эту наколку увидел, подумал что он рокер или скинхед. Блин, смотрите, что пишут: "Известные члены этого союза крайне неохотно выходят на контакт с общественностью, и на сегодняшний день остаётся тайной цель и идеи данной организации... Несмотря на слухи о большом количестве адептов, точно известны имена лишь тридцати трёх человек...". Это, выходит, мы общались с одним из тридцати трёх? Круто! - он посмотрел на Стаса, потом на меня. - И что теперь делать?

- Летающую тарелку строить, - я поглядел в глубь зала и сказал в никуда. - За Женькой на Альфу Центавра полетим, - отодвинул тарелку, есть расхотелось. - Сачок надо будет побольше с собой взять. Хрен знает, какие там бабочки...

Дима тупо переводил взгляд с меня на Стаса, смотрел на бумаги и опять возвращался ко мне.

- А может, для начала, к ним вечерком сгоняем? Типа о следующей игре договориться, условия обсудить. Посмотрим, как примут, что скажут.

- Я не поеду, - Стас встал, положил деньги за обед на стол и направился к выходу. - Спасибо за приглашение пообедать. Качество еды действительно улучшилось.

- Да погоди ты, сейчас вместе поедем.

- Нет, спасибо. Я хочу пройтись.

Оставшись вдвоём с Димой, мы какое-то время молчали. Каждый думал о своем. Чай остыл, время обеда подходило к концу. Надо было принимать решение.

- Ты прав. Надо к ним съездить сегодня. Жалом поводить. Одно дело - первое знакомство или настрой на игру, а другое - когда конкретно на разведку идёшь. Может, увидим то, чего раньше не замечали. Только нельзя допустить, чтобы они догадались об истинной цели нашего визита.

- Ага, а они такие тупые? Чего это нам понадобилось через день после игры опять приехать? Просекут сразу. Надо что-то придумать.

- Или просканируют... - задумчиво сказал я.

- В смысле?

- В смысле, мысли прочитают. На расстоянии.

- То есть вы всё-таки верите в предположения Стаса?

- Я их не отрицаю на сто процентов и рассматриваю как одну из возможных версий. Так будет правильнее.

- А может, вы там телефон забыли?

- Точно! Молодец! Вот сразу видно, что ты не все силы на развитие мышц расходуешь. Мозги, когда надо, тоже работают.

- Это грубо, Глеб Михалыч. Что вы из меня тупого спортсмена всё время делаете? Вы же знаете, что это не так.

- Да знаю, конечно. Не обижайся. Юмор у меня такой, угловатый. В общем, поехали, поработаем для порядка, а вечером туда сгоняем. По дороге детали обговорим...

Остаток дня пролетел быстрее, чем ожидалось. Погода заметно улучшилась. Осенью не часто выдавались такие тихие вечера. Кран за окном, закончив свою работу, покорно ждал отправки на своё стойбище. Рабочие, привалившись к стенке вагончика, мирно курили и негромко смеялись над очередным анекдотом. Непривычная тишина, раскрашенная цветами уходящего осеннего солнца, задержала меня у окна, пока пальцы не обожгла тлеющая сигарета.

Я оглянулся на стук в дверь. Дима выглядел собранным и обеспокоенным одновременно.

- Я вот думаю, может, сказать кому-нибудь, куда мы собираемся ехать? Или взять с собой ещё кого-то? Ну, на всякий случай. Мало ли что?

- Дим, мы же не на войну идём, а в разведку. А тут лишние люди только во вред. А куда мы поехали, Стас знает.

- Если он с нами не пошёл про Женьку узнать, то когда мы сгинем, он один уж точно никому ничего не скажет, и не полезет никуда.

Я открыл дверь в соседний кабинет и пристально посмотрел на Стаса, копающегося в документах.

- Стас! Мы едем к инопланетянам. Если мы завтра не выйдем на работу, и наши телефоны будут молчать, что ты будешь делать?

- Ждать, когда мне назначат нового руководителя, - не поднимая головы, ответил он.

- Понятно. Что ж тут непонятного? - закрывая дверь, пробурчал я. - Поехали. Из машины Норе позвоним. Она нам точно спокойно сгинуть не даст.

- А почему не сейчас?

- С нами будет проситься. А когда в дороге будем, скажу что возвращаться плохая примета. Она знает, что я никогда не возвращаюсь.

- Я в машину. Спускайтесь.

Пока одевался и выключал компьютер, мысли лихорадочно стучали о стенки черепной коробки. Куда едем? Зачем? Стоит ли так загоняться? Что, если там, правда, экспериментальное гнездо пришельцев? Что сказать Норе, чтобы не истериковала? Отпускать ли Степана? Оп-па! Степан! Вот кто нас подстрахует. Я быстро закрыл кабинет и набрал номер моего водителя.

- Алло, Степан, ты тут или в общаге? - он жил в общежитии на территории нашей компании. Я не видел необходимости постоянно держать его у выхода, поэтому звонил всегда минут за десять до предполагаемого выезда. Но перед обедом и перед концом дня он подъезжал сам.

- Тут. Только подъехал. Выезжаем?

- Я сейчас выйду и сяду в машину моего сотрудника. Ты езжай за нами, не стесняйся. Но когда съедем с основной трассы, чуть приотстань и держись в зоне видимости. Там километра через три будет стоянка. Ты туда не заезжай. Развернись и встань где-нибудь рядом, чтобы видеть машину и, в случае чего, сорваться с места. Если мы выйдем, и я тебе знака не подам, просто езжай за нами. На основной трассе я к тебе пересяду. Всё понял? - он давно привык к моим шпионским заворотам и лишних вопросов почти никогда не задавал.

- Всё. Если Нора будет звонить, что отвечать?

- Трубку не бери.

- Хорошо.

- Я вышел из офиса, прошёл мимо него и сел в Димину "бэху".

- Поехали, - съехав со МКАДа, набрал Нору. - Привет. Как ты? Оклемалась?

- Привет. Да какое там. Я целый день в Интернете сижу, уже глаза болят. И знаешь, что я нашла?

- То-то я думаю, чего ты мне за весь день ни разу не позвонила. Знаю, что ты нашла. Наверное, страшную историю про союз Чёрной звезды.

- Откуда ты знаешь? - не смогла она скрыть удивление.

- Ты же не одна такая умная. У нас ещё Стас есть. Удивительно другое. Какие вы параметры поиска задавали, чтобы на этот знак выйти?

- Я просто читала всё, что связанно с описанием контактов и похищений людей инопланетянами. Недавно наткнулась на рисунок, как татуировка у Шрека. Вот сижу, читаю.

- До конца ещё далеко?

- Да. Тут много всего понаписано.

- Это хорошо.

- Почему это?

- По двум причинам. Во-первых, ты не будешь мне сейчас всё это пересказывать по телефону, а во вторых, тебе будет, чем заняться пока я вернусь.

- Так ты же вроде едешь уже?

- Еду, но не домой. У меня дела.

- Какие?

- Телефон в субботу забыл на мероприятии.

- Какой? Я же вчера твой телефон видела?

Да уж. Для Норы надо было придумать, что-нибудь посерьёзнее.

- Это версия для них. На самом деле мы с Димой хотим узнать, как проходят командные игры и какие там дополнительные правила. Ну и так, посмотреть на каких машинах к ним клиенты приезжают.

- Что за чушь?! Ты что-то темнишь. По телефону нельзя было про новые правила узнать? Где вы сейчас? Может, за мной заедете? Я тоже хочу с вами. Вот, теперь нервничать буду. Заезжайте за мной!

- Нора! Тормози. Ты как пулемёт слова выстреливаешь. Слово нельзя вставить. Не заедем. Уже на трассу выехали. Я возвращаться не буду. Мы туда и обратно. Давай, пока.

- Хоть позвони, когда обратно поедете. Я теперь издергаюсь вся.

- А ты не дёргайся. Читай там свои страшные истории. Я приеду - расскажешь. Позвоню. Пока.

- Пока...

- Вот и славненько, - сказал я, выключив мобильник...

Мы припарковались.

- Подожди! - удержав Диму за руку, я проследил за машиной, которая проехала дальше стоянки, развернулась, остановилась на другой стороне дороги и выключила свет фар. Степан на месте, можно идти. - Теперь пошли.

- А что-то не похоже, что они работают, - Дима закрыл машину и уверенно направился к входу. Подёргав закрытую дверь, он оглянулся на меня. - Вы что-нибудь понимаете?

- Пока только то, что дверь закрыта и нас тут не ждали. Объявлений никаких нет?

- Нет. Время рабочее, без выходных, - он ещё раз внимательно изучил единственную вывеску на двери, потёрся возле тёмных окон, пытаясь что-нибудь разглядеть, и, ничего не обнаружив, уставился на меня. - И что теперь?

- Теперь всё абсолютно ясно.

- Что именно?

- Да всё! Они скрылись и теперь мы их хрен найдём.

- А может, у них игра в разгаре? И они все в мониторной сидят, наблюдают?

- Если бы ты вёл бизнес, ты бы позволил себе или своим подчинённым упускать потенциальных клиентов, которые в это время могут прийти и заинтересоваться аттракционом?

- Гм, логично. А может, у них ремонт системы? Может, они ещё проводку не починили?

- Да? Очень умный ты! А вывеска, почему тогда светится? - я поднял указательный палец, и Дима задрал голову. - Да и стоянка освещена. Не думаю, что они запитаны от разных источников. И потом, если ремонт - добрый бы хозяин объявление с извинениями повесил, телефон контактный, сроки.

- Хорошенькие дела. Что делать будем?

- Спать поедем. Утро вечера мудренее. Что-то нет у меня никакого желания тут светиться слишком долго.

Уже садясь в машину, я ещё раз окинул взглядом фасад здания.

- Камера!

- Что камера?

- Вон камера висит и под ней огонёк горит. Значит, и электричество есть, и запись ведётся.

- Точно, - он присмотрелся к камере, через лобовое стекло.

- Валим отсюда по-тихому и по-быстрому.

Ещё минуту назад я думал о том, чтобы сразу пересесть к Степану. Но теперь решил отказаться от этой затеи.

- Поехали, поехали... - ещё раз поторопил Диму и проследил, как моя служебная машина, выждав немного, двинулась за нами. - Если я сегодня не напьюсь, мой мозг лопнет от напряжения.

- Я бы поучаствовал, только машину придётся на работе бросить.

- Не надо. Я домой приеду, там и приму. А тебе завтра на работу. Так что не выдумывай. Езжай домой.

- А вам на работу не надо? - он хитро ухмыльнулся.

- Я железный. На работу всё равно приду. Да и думается мне лучше в одиночестве.

- А как же Нора? - не терял надежды он.

- А Нора... это часть меня. Я её не отделяю.

Мы выехали на трассу.

- Притормози вот тут.

- У вас на всё всегда объяснение найдётся. Причём, оно всегда выгодно только вам. А зачем мы остановились? Естественные нужды?

- Пока, Дима, - я, вздохнув, протянул ему руку. - До завтра. Дальше я на другой машине поеду.

Он оглянулся на подъехавшую машину и, ухмыльнувшись, пожал мне руку.

- Ну, вы даёте! До свидания.

- Работа такая, - я вышел из машины.

- Привет, Степан. Как жизнь? Что нового?

- Да всё как обычно, - пожал он плечами. - А где это мы были?

Я работал с ним уже четвёртый год. И сейчас просто не представлял, как раньше без него обходился. Вернее, конечно представлял, просто он решал такую кучу моих проблем, что я ни при каких обстоятельствах не хотел бы его лишиться. Даже в тяжелое время, будучи на грани увольнения, я прикидывал, как можно было бы его удержать возле себя. Но главное даже не в том, что у меня были развязаны руки или, точнее ноги, а в том, что у него золотой характер. Он прекрасно чувствовал мои настроения, умел поддержать беседу, а главное - умел молчать. Все многочисленные тайны, которые он знал, хранились, как в швейцарском банке.

Бытует мнение, что хороший парень это не профессия. Я бы сказал, что это призвание. И это дорогого стоит. А Степан был просто хорошим парнем. И меня это устраивало.

- А были мы с тобою в какой-то заднице. Давай я тебе завтра всё расскажу. Мне надо подумать и всё осмыслить. Я пока сам ничего не понимаю.

- Хорошо, Глеб Михалыч, - он включил радио "Релакс" и я в очередной раз подумал, что это именно то, что мне сейчас нужно.

Открыв дверь, Нора повисла у меня на шее.

- Ну почему ты не позвонил? Я бы ужин разогрела, теперь ждать придётся. Слушай, такие ужасы в Интернете про похищения людей пишут. Жуть! Может, Стас не так уж и не прав? Я такого начиталась!

Я начал раздеваться, а она засуетилась на кухне.

- Сейчас ты будешь есть, и я тебе всё расскажу.

- Хорошо, хорошо. Только говори медленнее и паузы делай подлиннее, а то у меня голова трещит. У нас выпить чего есть?

- Наверное. Тебе лучше знать, - открыв холодильник, и заглянув в шкаф с вином, она перечислила: - Водка, виски, две бутылки вина.

- А кола есть?

- Есть, полбутылки.

- Отлично. Доставай виски с колой.

Утро следующего дня выдалось солнечным и морозным. Я расценил этот факт как добрый знак в связи с намеченными планами. А планы были просты - во что бы то ни стало разобраться, где Женька и почему закрылся аттракцион. Норе я не рассказал детали нашей вечерней прогулки, несмотря на двадцатиминутный допрос перед сном. Сказал: "Всё завтра!" Поэтому, едва проснувшись, она снова пошла в атаку.

- Ну, расскажи, что вы там вчера делали? Я полночи не могла уснуть от любопытства. А Женька не объявился? Вы что-нибудь выяснили?

- Мне подождать, пока ты все вопросы задашь, или ты на секунду прервёшься? Если ты не остановишься, то я забуду с чего ты начала.

- Хорошо. Первый вопрос - что вы вчера выяснили?

- Ничего!

- Почему?

- Потому что аттракцион закрыт.

- Как закрыт?

- Да просто. Света нет и дверь закрыта. Никаких признаков жизни, кроме камеры слежения. Потоптались пять минут да домой поехали.

- И что теперь будем делать?

- У меня есть некоторые мысли, но до конца я пока не определился. Так что говорить не о чем. На работу приедем, там разберёмся.

- А Женька не объявился?

- Вот зачем задавать вопросы, ответы на которые лежат на поверхности? Если бы он объявился, ты бы сразу об этом узнала и без вопросов. Это же сейчас основной вопрос! Я только что на домашний ему звонил. Тишина.

- Ох, мамочки, жуть какая-то. Я до конца поверить не могу, что случилось что-то ужасное. А как начинаю думать, что и мы могли не выбраться, вообще сердце холодеет.

- Не загоняйся. Может, он просто в запой ушёл или с девушкой поругался, а мы тут все на ушах стоим.

- Но, согласись, что всё это довольно странно.

- Было бы не странно, я бы сейчас на работу ехал, а не с тобой лясы точил. Всё, пока. Я опаздываю, - вспомнив одну из своих идей, добавил. - Такси вызови, Степан сейчас занят будет.

- Чем?

- Спецзаданием! - сказал я тоном указывающим на то, что разговор закончен.

Пробка началась практически от дома. Гадство какое! До работы семь минут чистого времени, а каждый день уходит по сорок минут, пока доберёшься. И это ещё нормально. Вечерами, бывает, и по полтора часа толкаемся.

- Степан, ты запомнил, куда мы вчера ездили?

- Да.

- Сейчас как меня высадишь, сразу поезжай туда.

- И что делать?

- Наблюдать. Еды с собой возьми и заправь полный бак на всякий случай. Телевизор не смотреть, на одном месте долго не стоять. Периодически отъезжай и возвращайся. Если кто подойдёт с дурацкими вопросами, сразу сваливай и звони мне. Смотри, кто заходит и кто выходит в то здание, где мы вчера стояли. Если машины будут подъезжать, номера запиши. И вообще, фиксируй всё по времени. В общем, сориентируешься там.

- А что вас конкретно интересует?

- Да я сам точно не знаю. Для начала просто посмотрим, что там происходит. Ты вот что, чтобы я сразу в курсе был, пиши эсэмэс. Время, зашли столько-то, вышли столько-то, опять время.

- Понял.

- Только близко не подходи. Там камера, крутиться не надо, чтобы тебя срисовали. И главное, ещё раз повторяю: если что-нибудь почуешь неладное, несись оттуда быстрее ветра и мне звони.

- Глеб Михайлович, вы меня пугаете. Что случилось-то?

- Ты понимаешь, я не хочу выглядеть идиотом, но существует вероятность, что одного из моих сотрудников похитили. Или убили... - он с полминуты смотрел на меня, не мигая, а потом задал всего один вопрос, ещё раз, таким образом, продемонстрировав свой профессионализм.

- А если Нора позвонит...

- Ты на задании и больше ничего. Так и скажи, что я не велел ничего говорить.

- Хорошо, Глеб Михайлович. Как скажете, - и, подумав немного, добавил. - А если я пропаду? Что вы делать будете? - чем вызвал у меня легкую улыбку.

- Артиллерию вызывать, и разнесём там всё к едрене фене.

Мы подъехали к офису, и я вышел из машины.

- Давай, поаккуратнее там. Пока.

Он уехал. Я в очередной раз подумал, как мне повезло с водителем, и что он давно уже не просто водитель, а помощник и доверенное лицо. Двенадцатилетний опыт работы в компании жёстко трансформировал моё мировосприятие. Поступив на работу наивным молодым человеком с верой в доброту и порядочность людей, сегодня я не верил практически никому. Иногда моя подозрительность превращалась в паранойю. Я месяцами находился в состоянии тотального недоверия и ощущения, что кругом враги. Даже с теми людьми, которым я симпатизировал, я бывал не до конца откровенен. Но Степану я доверял безоговорочно. Конечно, это случилось не сразу, и нам пришлось съесть не один пуд соли вместе, но в определенный момент я понял, что полностью могу на него положиться в любых вопросах.

День покатился в обычном ритме, если не считать, что прямо с утра зашёл Стас.

- Добрый день, Глеб Михайлович. Как вы вчера съездили?

- А ты чего, вдруг, заинтересовался? Это же не твоя проблема.

- Проблема это общая и, к сожалению, она есть. Просто я стараюсь дистанцироваться по некоторым личным обстоятельствам.

- Чем дальше, тем интереснее. Это, по каким?

- По личным. Большего не могу добавить.

- Ладно, это твои заморочки. Короче, нет там ничего. Аттракцион закрыт.

- Я чего-то подобного и ожидал.

- Да. Странно, что объявления никакого нет, и вывеска светится. Если бы на ремонт закрылись, наверняка бы что-нибудь на двери написали. В общем, ничего не понятно, но понятно, что оставлять этого так нельзя.

- Или ждать, когда само всё рассосётся, - он собрался вернуться к себе в кабинет, но я остановил его за руку.

- Подожди, что значит - само рассосётся?

- Да я подумал, что если бы с Евгением, что-то случилось, то его родственники или близкие люди уже давно бы забили тревогу.

- Ты что, издеваешься? Я же говорил, что мы про него ничего не знаем. С родителями он живёт или нет? Есть ли у него девушка? Единственное, что есть, - это адрес и домашний телефон из отдела кадров. Номер не отвечает, мобильник заблокирован. Квартира, наверняка, съёмная и не факт, что он последнее время там жил. Он родом не то с Омска, не то с Томска. Родственникам, скорее всего, редко звонит. Вот никто в колокола и не бьёт.

Я закурил сигарету и как-то обречённо спросил:

- Может, в ментовку обратиться?

- Вот! Это именно то, чего делать нельзя ни в коем случае. И поэтому я не ввязываюсь в ваше расследование. Как только вы напишете заявление, хотя вам даже этого сделать не дадут, вас тут же отвезут на психиатрическое обследование.

- Судя по твоей реакции, можно предположить, что ты уже побывал в подобной ситуации и не хочешь повторения.

- Я оставлю это без комментариев, но в органы советую вам не обращаться! - и он закрыл за собой дверь.

Ближе к обеду, более или менее разобравшись с текучкой, я подошёл к окну. Странно, работяг не было. Ни крана, ни машин, ни рабочих. Всё построили, что ли? Ну и ладно. Зато тихо и никто матом не орёт. Можно окно не закрывать... Мысли жили как будто своей жизнью, отдельно от меня. Я расслабился и просто смотрел на улицу. У входа в офис курили мои сотрудники и провожали взглядом девушек выходящих на обед. О, обед! Не пора ли нам пора? А Степана-то нет. На чём бы мне до харчевни доехать? Так, а чего это у меня Степан молчит? Отметился только один раз, когда на место приехал. Словно в ответ на мои мысли мобильник проинформировал о новой эсэмэске. "13:37 - вошла девушка, 13:52 - вышла, отпустила машину и вернулась". Я посмотрел на часы, было 13:57. Интересно, значит, всё-таки не сбежали. Может, и обойдётся всё.

- Алло, Степан. Как ты там? Не замёрз?

- Не, всё нормально. Я уже пообедал, чуть не уснул. Тут мёртвое царство какое-то. За всё время только три машины мимо проехали, и людей почти нет. Даже птицы, и те редко летают. И вот недавно девушка эта подъехала.

- А как она выглядела?

- Хорошо. Стройная такая. Но я не успел получше разглядеть. Она быстро из машины вышла. А потом вообще только дверь открыла, водителю махнула и обратно.

- Это понятно. Одета во что была?

- В куртку с капюшоном, сапоги... - он взял паузу, видимо, пытаясь вспомнить детали.

- Степан, ты меня пугаешь. Цвет какой?

- А, белая вся. С ног до головы.

- Понятно. Дальше не надо. Тебя там никто не срисовал ещё?

- Ну, а я откуда знаю? Если срисуют, они же не доложат.

- А ты можешь, как клиент зайти внутрь и поинтересоваться, что да как? А то, может, тебе и не надо там больше сидеть.

- Сейчас схожу, поговорю. Перезвоню потом.

- О `кей, - я глубоко затянулся, выпустил дым и наблюдал, как его клубы растворялись под потолком. Через пару затяжек зазвонил телефон. Степан. Что-то быстро.

- Алло, ты что, уже поговорил?

- Нет. Там закрыто.

- А ты стучал?

- Стучал. Погодите... - в телефоне что-то зашуршало.

- Чего погодить-то? Алло! - Степан не отвечал. - Алло! Степан! Ты где? - в висках застучало. - Алло!

- Да тут я... - чуть сдавленным голосом ответил он.

- Твою дивизию! Напугал. Что там у тебя?

- Она уехала.

- А ты с ней не поговорил?

- Я же говорю, дверь закрыта. Вам позвонил и вижу, что её машина едет. Я тут за кустами присел, думал - машина сюда поедет, чтобы её забрать. А она уже в машине сидела.

- А за рулём кто?

- Мужик вроде лысый. Но я плохо разглядел. Стёкла тонированные.

- Да не. Нормально! Всё сходится. Они тебя точно не заметили?

- Нет.

- Тогда покатайся туда-сюда и продолжай наблюдение. Давай, до связи.

- Ага, - он отключился.

Я позвонил Диме и сказал, что надо поговорить за обедом, так что идём туда же. Оставалось решить со Стасом. Не хотелось опять выслушивать его предостережения. Сам понимаю, что можно вляпаться по самое некуда с этой историей. Но третий взгляд на ситуацию лишним не будет. Открыл его дверь.

- Тебе вчера обед понравился?

- Да, я же сказал. Еда заметно улучшила свое качество. Желудок не болел.

- Тогда собирайся. Едем обедать, только не надо опять начинать... то, что ты обычно начинаешь.

- Да я и не собирался. С удовольствием. Я так понимаю, у вас появились новые идеи? Мне интересно послушать, - он встал и начал собираться.

- Ты так рассуждаешь и отговариваешь нас от всех действий, что я начинаю думать - не завербован ли ты своими друзьями с Альфы Центавра?

- Ха-ха, - у него был своеобразный смех. И по моим наблюдениям он использовал его, когда необходимо было взять небольшую паузу, чтобы обдумать ответ. Обычно после этого он мотал головой, глядя в пол, улыбался, и протяжно говорил "Не-ет". Так случилось и сейчас.

- Не-ет, Глеб Михайлович, вы ошибаетесь. Ха-ха-ха. Если бы меня завербовали, я бы тут не сидел.

- А где бы, интересно, ты сидел? - я тоже оделся, и мы вышли из кабинетов. - Откуда ты можешь точно знать, какое бы у тебя было задание? Что-то ты не договариваешь...

- Вы абсолютно правы, не мог бы знать. Но просто думаю, что пришельцев вряд ли заинтересует торговая деятельность нашего предприятия.

Дорога до ресторана прошла в такой же ничего не значащей беседе. Дима вставил свои пять копеек про то, что Стас действительно похож на засланного инопланетного казачка.

Наконец, разместившись за столом и сделав заказ, мы перешли к основной теме.

- Давайте, я сразу расскажу новости, а дальше просто прикинем, что надо делать и вообще стоит ли. Стас, я тебя попрошу менее категорично относиться к нашему желанию найти Женьку. Мне хотелось бы услышать от тебя просто дельные советы. Обещаю, что на войну мы тебя не позовём.

- Да не будет никакой войны. Ерунда это всё, - он стряхнул воображаемые соринки со стола. - Но я понял вас. Слушаю.

- Сегодня утром я послал своего водителя наблюдать за точкой. До настоящего времени никакого движения не было, кроме одного. Приехала наша белая красавица, зашла внутрь, а через несколько минут вышла через другой выход, и уехала в сопровождении Шрека.

- А она что-нибудь выносила? - Стас задумчиво изучал рисунок на салфетке?

- И что это за другой выход? - нетерпеливо спросил Дима. - Где он находится?

- Не знаю. И где выход не знаю. Степан не видел, где она вышла. Я послал его под видом клиента войти и поспрашивать там. Дверь опять оказалась закрыта, и в этот момент она мимо на машине проехала. За рулём, судя по всему, Шрек сидел. Вот такие дела.

Я посмотрел на Стаса.

- Мысли есть?

- Пока нет. Надо подумать...

- Да чего тут думать? - Дима отчаянно жестикулировал и был готов прямо сейчас сорваться с места, только не понятно куда. - Они, наверняка, уже не один десяток людей подрезали, а теперь следы заметают. Вам надо было водителю сказать, чтобы он за ними проследил. Нельзя было их отпускать. А теперь Женькины органы по десятерым миллионерам собирать придётся.

- Ты особо-то не кипятись, - представив свежевырезанные органы, я расхотел есть. - Нашёл где про трансплантацию разговаривать.

- А что такого?

- Да ничего! Жрать перехотелось. Понятно? Впечатлительный я.

- Ну, извините, я не подумал.

- Да мы уж привыкли, ты частенько этим грешишь.

- Чем? - он непонимающе уставился на меня.

- Тем, что не думаешь.

- А вы меня постоянно тупым выставляете! - нервы у всех были на пределе. И мы наверняка поругались бы...

- Если вы будете так кричать, - Стас медленно водил по рисунку на салфетке кончиком вилки. - То наша тайна станет достоянием общественности. А если мы переругаемся из-за этого, то Евгения уж точно не спасём.

Мы уставились на него и некоторое время молчали.

- А ты всё-таки предполагаешь, что мы можем его спасти? - я заметил перемены в его настроении.

- Да. И хотя я всё равно с вами никуда не пойду, считаю, что это похищение не инопланетного происхождения. Слишком грубо всё сделано.

- А как же наколка у Шрека?

- Во-первых, она несколько отличается от той, что я нашёл в Интернете, во-вторых, насколько я понимаю, это братство не афиширует своего существования. По крайней мере, свою принадлежность к союзу его члены точно не демонстрируют.

- Интересные выводы. Ты всю ночь в инете, что ли, сидел? - я почему-то стал подозревать Стаса в неискренности. Хотя понятно почему - слишком резко он поменял свое мнение о происходящем.

- Не всю, конечно, но полночи посидел, - он не отрывался от салфеточных узоров, и это раздражало.

- Ну вот! А я что говорю? Или на органы, или выкуп за него хотят, - Дима потёр перед нашими лицами пальцами. - Бабки за него хотят получить.

- Дима, я могу взорваться. А нам это сейчас действительно не нужно. Ты хороший сотрудник и образованный человек, - надо было как-то аккуратно заставить его замолчать. - Но сейчас ты говоришь глупости. И не заводись, пожалуйста.

- Я не буду заводиться, - он оглядел посетителей зала и понизил голос. - Но объясните мне, недоразвитому, в чём вы увидели глупость?

- Для получения выкупа воруют обеспеченных людей или их родственников. У тебя когда-нибудь складывалось мнение, что Женя имеет отношение к бизнес-элите?

- А может, он внебрачный сын миллионера?

- Мне иногда кажется, что ты специально придуриваешься. Ну, какой сын миллионера, если он на работу на метро ездит? А даже если и сын, то про него папаша не знает или забыл и, соответственно, выкуп платить не будет...

- Тогда, - он развёл руками. - Не к столу будет сказано, остаются органы.

- Мне кажется, вы не о том спорите, - Стас поднял голову и многозначительно постучал вилкой по салфетке. - Какой смысл обсуждать причины похищения? Я бы сказал - возможного похищения. Давайте лучше наметим план действий по его розыску.

- А ты участвуешь? - Дима удивлённо на него посмотрел. Стас перевёл взгляд на салфетку.

- Мы пока просто разговариваем. Не будем забегать вперёд.

Я запутался. Меня всё злило. Я не понимал Стаса, и сильно раздражала пустая болтовня Димы. Мы отказались от еды и ограничились чаем. Говорят, нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Ещё хуже строить планы при практически полном отсутствии информации. Хренов аттракцион! Я начал размышлять вслух.

- Подведём итоги. Что мы имеем? После первой игры пропал Женька. Ничего необычного в первый раз мы не заметили. Потом его странный звонок и странный голос. Больше о нём никакой информации нет и телефон выключен.

- И на домашнем никто не отвечает, - вставил Стас.

- Да. Но адрес мы не проверяли, и с родственниками тоже нет контактов. Идём дальше. Ты, Стас, рассказываешь мне историю про таинственную встречу с чёрно-белыми инопланетянами и возможном похищении со стиранием памяти. Сначала ты не хотел идти с нами, но потом согласился, объявив это постоянно действующей аномальной зоной. Я ничего не путаю?

- Не-ет, Глеб Михайлович, - он кивнул и издал свой фирменный смешок. - Всё так.

- Далее, мы все видим, что инструктор и администратор одеты как люди из твоего рассказа, да ещё у Шрека на черепе странная наколка, которую в первый раз никто из нас не заметил, - я пристально посмотрел на Диму. - Тебе это в голову не приходило? Или он к нам в прошлый раз спиной не поворачивался?

- Не помню, может, и не поворачивался, но наколку я точно не видел. Я бы запомнил.

- Да что ты "помню, не помню" устроил? Он нам дверь в лабиринт открывал! Не было никакой наколки! А потом появилась. А позже Стас про неё информацию подсунул. А теперь, когда мы говорим, что он завербован пришельцами, сразу наколка непохожая и сработанно грубо, - я окончательно потерял самообладание. Несмотря на то, что я старался говорить тихо, на нас стали поглядывать из-за соседних столов. Видимо, накал эмоций в нашей маленькой компании начал зашкаливать. Я затих и принялся изучать чайник перед собой. Все молчали. Стас допил чай, и принялся крутить перед собой пустую чашку.

- Глеб Михайлович, у меня создалось впечатление, что вы верите в пришельцев больше, чем я.

Я выдержал паузу и ответил:

- Ошибаешься. Не верю. Я тебе объясню - когда я чего-то не понимаю, я начинаю бояться. А когда я боюсь, я становлюсь агрессивным и подозрительным. А тебя я не по-ни-ма-ю, - произнес я, четко проговаривая каждый слог. - Ты всегда был мутным и себе на уме, но у тебя были чёткие высказывания и суждения во всём. Я не помню случая, когда бы ты поменял свое мнение. Даже несмотря на то, что ты говорил: "Да, вы правы, я ошибался", - я понимал, что ты остался при своём мнении.

- Но люди меняются, и каждый имеет право на ошибку. Мы все запутались и не знаем, что делать.

- Ладно, проехали. Дальше мы начинаем играть. Игра затягивается, причём на длительное время. Да, нас предупредили, что такое возможно. Но никто не говорил, что время может увеличиться втрое! Потом это нелепое объяснение. Типа у них пожар, замыкание и система зависла.

- А что тут нелепого? - Стас искренне удивился.

- А то, - я перевел взгляд с него на Диму и обратно, - что мы нечто подобное предполагали и обсуждали, находясь в заточении. Это же психология. Нам подсунули версию, которую мы сами же и выдумали. Всё очень просто! Думаете, у нас пожар? Вот вам дым. Думаете, что сбой системы? Вот вам запах горелых проводов по офису. И под конец ещё свет вырубили, непонятно зачем. Для полноты картины, наверное.

- А может, не хотели, чтобы мы следы крови на стенах в офисе видели, - Дима весело посмотрел на меня, а мы, непонимающе, на него. - Да я просто представил, что кто-то из таких же, как мы, потерявших своих знакомых, пришли к ним с разборками в это время и устроили погром. Шрек, конечно всех победил, только времени на уборку не было. Проще выключить свет и расставить свечи.

Я изумленно посмотрел на Стаса.

- А в этом что-то есть.

- Да, мне тоже это как-то в голову не приходило. Это может всё объяснить. Пока они там бились, им не до нас было.

- Всё, кроме наколки, - не мог я успокоиться. - И ещё у меня стоянка из головы не выходит. Где можно такую махину спрятать? Там квартал-то небольшой. Возможно, что готовую стоянку взяли в аренду и переделали, но за каким хреном её было там строить изначально? И последнее, может быть, главное: откуда вышла девушка в белом? Что это за театр с запасными выходами?

- Может, они там вынесли что-нибудь? - сказал Дима.

- Может. Но если бы что-то тяжелое...

- Например, труп...

- Дима, не перебивай, пожалуйста, я сам собьюсь. Возможно и труп. Но тогда почему девушка пошла? А если что-то небольшое, то почему бы тут не вынести? Непонятно.

- А почему вы нам сразу, утром, не сказали, что послали водителя в засаду? - Стас пристально посмотрел мне в глаза.

- Потому что хотел быть уверенным в чистоте эксперимента, - как бы оправдываясь, ответил я, и в свою очередь протяжно посмотрел на Диму.

- А у тебя, правда, даже не мелькнула мысль, когда грибы собирал, самому на весы встать?

- Нет. Сами же говорили, что в такой ситуации трудно быстро соображать.

- Но это же элементарно!

- Глеб Михайлович, ваша подозрительность передалась всем. Я понимаю, когда это на почве работы, когда все вокруг связаны с закупками и продажами, и, соответственно, с откатами и левыми фирмами. Но в этой ситуации никто не имеет материальной выгоды.

- Да? А ты знаешь, кто первый на пейнтболе про этот аттракцион заговорил? - я повернулся к Диме. - Не ты ли?

Он пожал плечами и сделал удивленный вид.

- Нет. Я про него, так же как и вы, в первый раз там услышал.

- И я, если честно, не помню. Но мог и ты. И что тебе помешало бы в темноте вылезти из гнезда и долбануть Женьку по башке?

- Мне?!! - казалось, он сейчас бросится в драку.

- Да я понимаю, что это бред. Ровно так же, как и пришельцы. Но я рассматриваю все возможные варианты. И то, что ты, Стас, отказываешься с нами ездить и разбираться с этим делом, мне тоже кажется подозрительным. Всё! Я высказался! Надеюсь, теперь мне полегчает. Думайте что хотите, но я должен был сказать о своих подозрениях.

- Вам, Глеб Михайлович, нервы надо лечить, - Стас состряпал кислую мину. - Или книжки писать. Очень у вас фантазия сильно развита.

- Обязательно подумаю насчёт книжек. Позже. В старости. А нервы лечить сегодня каждому второму надо. В Америке, вон, у каждого личный психоаналитик есть. А нам даже поговорить иной раз не с кем. Ладно, чего делать будем?

Опять повисла пауза. Наши взгляды были устремлены в разные стороны, а на лицах отражалась растерянность. Первым очнулся Дима.

- Слушайте! Если предположить, что у них это не первый случай пропажи людей, может, попытаться найти контакты всех клиентов и расспросить их?

- Ага. Алло, здравствуйте, вы в аттракционе людей не теряли? Бред! И где ты собираешься эти списки брать?

- Надо туда залезть, - он сказал это с таким видом, будто предложил сходить в ночной клуб.

- Как ты себе это представляешь? - Стас задал этот вопрос с неожиданно серьёзным лицом.

- Для начала поищем, откуда девушка вышла, а потом по ситуации. Можно через крышу попробовать. Или стоянку поискать. Должны же были на неё въезды запланировать. Изнутри заблокировали, а сверху-то, зачем разбирать? Да на месте сориентируемся. Инструмент с собой надо взять.

- Верёвку, кошку и фонарик, - я оглядел наше скромное собрание и добавил. - И ломик вместо ключа. Одним словом, друзья, аттракцион продолжается.

Мы вышли из ресторана и направились к выходу. Димин мобильник прокукарекал что-то по поводу принятой эсэмэски. Он прочёл её и посмотрел на меня.

- Нора звонила. Два раза. Странно, - тут же мой мобильник многократно пропищал, сообщая о куче пропущенных вызовов.

- Ничего странного, - сказал я, изучая послания, - Степан звонил двенадцать раз. Потом Нора четыре. Не дозвонились, решили через тебя искать.

Мы вышли на улицу и столкнулись лицом к лицу с вбегающей Норой. Она выглядела крайне возбуждённой.

- Наверное, в "Молле" через полчаса заканчивается распродажа года. Скидки до семидесяти процентов! Что ещё могло привести тебя в такое состояние?

- Ты, как всегда, блещешь своим остроумием! Браво! Очень смешно... Степан мне всё рассказал. Его преследовали!

- А где он?

- Вон там, - она махнула рукой в сторону моей служебной машины. - Я сразу поняла, что вы здесь. Ну, что вы надумали? Надо что-то делать. Это уже не игра...

- Так, погоди. Успокойся. Пошли к Степану, там всё и обсудим. Если за нами следят, то лучше тут не светиться.

- Да какая теперь разница? - Стас опять хохотнул. - Если всё так, как говорит Нора, то они про нас и так всё знают. Мы же все свои данные в договорах прописали.

- Договоры! - я чуть не остолбенел от посетившей меня мысли.

- Что - договоры?

- Они же у нас договоры забрали! Теперь нет никаких доказательств, что мы вообще там были, - мы забрались в машину, и я продолжил. - Сейчас даже в ментовку предъявлять нечего. Степан, рассказывай, только подробно.

- Да чего рассказывать? Покрутился по улице туда-сюда после нашего разговора и встал в новом месте. Минут через двадцать джип тонированный проехал, один из тех трёх машин, которые я утром видел. Потом вернулся и встал сзади меня. Ну, не вплотную, а так, метрах в тридцати. Никто не выходит. Магазинов рядом нет. Чего бы ему там вставать? Я решил место сменить и поехал потихонечку. А он за мной. Вы же сказали, что если что-то подозрительное замечу, то надо уезжать. Я и поехал прямым ходом до трассы. Он за мной. На трассе я на заправку заехал. Он тоже. Только заправляться не стал. Я в магазине сигарет купил и дальше. Джип опять за мной. Я рванул сюда. По дороге вам звоню. Вы недоступны. Позвонил Норе. Тут мы встретились. Всё.

- А джип?

- А он перед МКАД пропал. Больше я его не видел.

- Повисла тишина. Мы переглядывались и смотрели по сторонам в поисках возможного преследователя. Я приоткрыл окно и закурил.

- Поехали отсюда.

- В офис? - спросил Степан.

- Нет. Давай по территории покатаемся, - я сделал глубокую затяжку и выпустил дым в окно. - Нам нужна экипировка.

- И оружие, - поддержал Дима.

- Это лишнее. Пока мы просто разбираемся - это одно. А оружие - это уже срок. Потом, поди, рассказывай, что ты преступников выслеживал.

- Или пришельцев, - задумчиво произнес Стас. - Только эти рассказы мы будем рассказывать в Кащенко.

- Стас. Мы же договорились, что эту тему не затрагиваем.

- Да? А я это вслух сказал? Извините, задумался.

- Я предлагаю тебе с Норой "на Степане" съездить прямо сейчас на Женькину квартиру. Мы с Димой поедем за обмундированием. По-любому туда лезть надо. Пусть мы ошибёмся, но выяснить это можно только так. Возражения есть?

- Я с тобой поеду.

Нора. Моя верная и преданная Нора.

- Ты без меня боишься?

- Нет. Теперь я за тебя боюсь.

- А-а-а. Понятно. Это не обсуждается. Во-первых, мы пока никуда не едем, и будем просто готовиться. Во-вторых, мы будем ждать от вас звонка. Может, там всё выяснится, и мы весело посмеёмся над нашими предположениями.

- Ладно, но если поедешь, то я с тобой.

- Договорились, - конечно, я её обманул, но как ещё было остановить эти препирания. - Степан, высади нас у Диминой машины, а вы сразу поезжайте.

- "Зверюга - всё для охоты и экстремальных видов спорта", - прочитал я вывеску. - Если верить Интернету - это ближайший магазин с широким ассортиментом того, что нам надо.

Дима припарковал машину, и мы вошли внутрь.

Продавец выкладывал на витрину всё, что мы выбрали, и кидал на нас изучающие взгляды, но лишних вопросов не задавал. Мы переоделись в камуфлированные комбинезоны, натянули берцы, надели куртки под стать комбинезонам. Выбрали фонари с максимально долгим временем работы. Две рации, верёвку. Троса не оказалось, но нашлась кошка. После того, как мы попросили баллончики с нервно-паралитическим газом, электрошокер и две шапочки с прорезями для глаз, продавец не выдержал...

- Ребята, я сначала подумал, что вы альпинисты или диггеры. Но теперь я абсолютно не могу предположить, зачем вам такой странный набор. Вы случайно не банк грабить собрались в какой-нибудь высотке?

Мы переглянулись.

- Да, - ответил я. - Нам бы ещё ломик или монтажку помощнее, чтобы сейф взломать.

- Ребята, я не шучу. Мы обязаны сообщать обо всех подозрительных клиентах в соответствующие органы.

- Братан, - я положил руку ему на плечо и притянул к себе почти вплотную. - Дай нам три часа, а потом звони. И ты будешь в доле. Век воли не видать.

Грубый юмор разрядил обстановку и, не дожидаясь ответа, мы забрали свою поклажу и вышли на улицу.

- Темнеет. Может, Норе позвоните? Что у них там?

- Думаю, что по пробкам в центре они ещё не добрались до места. И потом, я уверен, что они там ничего не разузнают. А нам надо засветло добраться до места.

- Зачем? Нас же срисуют сразу.

- Будем действовать осмотрительно. В любом случае территорию надо изучить, пока светло. Много ты в темноте увидишь?

- Согласен. Значит, сначала вокруг поездим, обстановку изучим?

- Да.

Нора позвонила, когда мы уже съехали с трассы.

- Алло. Ну что, вы всё, что нужно прикупили?

- Почти. У вас что?

- Пусто. Квартира закрыта, никого нет. Соседи по описаниям вспомнили Женю, но сказали, что уже давно его не видели и жил он один. Иногда, правда, приходил с девицей. Больше ничего не знают.

- Понятно. Этого стоило ожидать. Ладно, мы ещё в пару мест заедем, и я позвоню. Езжайте пока на работу.

- О `кей.

Я посмотрел на Диму.

- Выключай мобильник.

- Думаете, они не поймут, что мы на точку уехали?

- Пока поймут, мы уже что-нибудь нароем. Надеюсь. Не надо их сюда тащить. Сами разберёмся. Нам лишний шум не нужен, а Нора, сам знаешь, какая. Да и мало ли чем для нас вечер закончится. А так они знают, что мы тут были.

- Пессимистично рассуждаете, Глеб Михалыч, - он весело посмотрел на меня. - Всё будет хорошо.

- Считай, что это я тебе сказал. И впредь, не воруй мои девизы.

Подъезжая к аттракциону, я принялся тщательно изучать местность. Вход в аттракцион находился в трёхэтажном здании. Справа и слева от него стояло по два таких же или очень похожих по архитектуре дома. Проехав вокруг несколько раз, мы отметили, что на улицах нет ни одного человека. Редкие машины на обочинах казались брошенными. В некоторых окнах горел свет, но движений не наблюдалось. Никакой инфраструктуры. Даже киосков с сигаретами и газетами нет. Странно, что мы раньше этого не замечали. Картинка вырисовывалась следующая: квартал, в котором находился аттракцион, состоял из примерно одинаковых домов. Некоторые построили вплотную друг к другу, реже через небольшой проход. Эдакий парижский вариант. В проходах тоже просматривались строения, но пока не было ясности, что это. Мы оставили машину в наименее, по-нашему мнению, заметном месте и пошли на разведку. Темнело.

- Шапку спецназовскую надень, - сказал я, натягивая этот чулок с глазами на голову.

Подойдя к двери ближайшего дома, подёргали ручку. Закрыто. Ни вывески, ни номера дома. В некоторых окнах всё тот же приглушённый свет без движений. В следующем доме то же самое. Мы вошли в узкий проход. Я обратил внимание на кирпичные стены. Слишком яркие цвета. Будто только что покрашенные. Провёл рукой по поверхности...

- Это не кирпич, - постучал костяшками пальцев. - Пластик, или панели стеновые. Посвети фонарём, где-то шов должен быть.

- Есть. Точно, панели. Это ж бутафория! - Дима продолжал изучать стены.

- Планета Голливуд, твою дивизию! Неужели они специально для этого целый квартал построили?

- Я не удивлюсь, если окажется, что весь этот городок - аттракцион.

- Вряд ли. Слишком большие вложения. Неоправданно.

- Ну, возможно.

- Идём дальше.

За домами мы увидели ещё несколько строений, похожих на огромные склады. Но по высоте такие же, как и дома, или ниже. Везде, и между складами, и от домов к ним, на разных уровнях видны были переходы. Причём они проходили под разными углами.

- А вот тебе и наши норы с ускорением, - сказал я, разглядывая переходы. - Я так понимаю, во всех зданиях зоны. Сколько мы зон прошли?

- Не помню. Около десяти.

- Да, и ещё ловушки. А тут гораздо больше строений. Значит, не везде нам удалось побывать...

- Всё впереди, Глеб Михайлович. Ещё побываем, - он хитро посмотрел на меня.

- Ну, это вряд ли. Скорее мы разнесём весь этот мистический сгусток.

- Вы камеры видите?

- Да, уже мимо четырёх прошли.

- Все работают.

- Видел. И это очень хорошо.

- Почему?

- Потому что если бы тут была охрана, нас бы уже повязали. Но время терять всё равно не стоит. Давай вход искать.

- Да их тут полно. Вон, вон, они на каждом здании есть. Только ведь, наверняка, все закрыты.

- Это точно. Ты через крышу хотел. Лестницу нигде не видишь?

- Нет, но можно кошку закинуть и по верёвке...

- Молодец! - саркастически оскалился я. - На минуточку, мы не внутри, где есть система предосторожности от увечий. Упасть с трёхэтажного дома мне совсем не улыбается.

- Тогда что?

- Как ты думаешь? Где у них офис? Где они могут документы хранить?

- Да где угодно, - он покрутил головой. - Тут полно зданий.

- Значит, начнём с начала. Пойдём к главному зданию, только не снаружи, а отсюда. В крайнем случае, стену разберём. Всё равно бутафория, как ты говоришь.

- Годится. Нам туда, - и он уверенно зашагал вперёд.

Я устремился за ним. На наше счастье переход от главного здания к следующему шёл по земле. Дверь, конечно, оказалась закрытой, и мы стали простукивать стену перехода в поисках места взлома. Впрочем, звук был везде одинаковый, и мы принялись крушить проход поближе к зданию.

- Глеб Михалыч, тут же металл. Может, дом поломаем, там вроде полегче.

- Это не металл, а сэндвич панели. Сантиметров шесть толщиной. Сверху и снизу метал, но тонкий, а внутри стекловата плотная. Да чего я тебе объясняю? Ты и сам всё знаешь.

- Знаю, знаю, - он с усилием корёжил жесть в месте стыка панелей. - Всё равно, на доме было бы проще.

- Проще, но дороже.

- В смысле?

- Если окажется, что мы фраернулись, и нас тут за задницу возьмут, то отремонтировать переход дешевле, чем дом. Мы же не знаем, что там за ней, а в переходе никакой дорогой отделки, думаю, нет.

При очередном ударе монтировка ушла внутрь.

- Есть отверстие. - Дима вынул инструмент и прильнул к дырке. - А там свет есть.

- Уже неплохо. Не придётся с фонарями заморачиваться. Ломай дальше.

Минут через пять мы протиснулись внутрь через образовавшийся лаз.

- Так и есть, - сказал я, оглядевшись. - Труба, по которой Женька в первую ловушку улетел.

Посреди перехода на металлических конструкциях и цепях висела труба. По стенам были небольшие технические проходы.

- Пошли дальше.

Метров через пять мы оказались перед дверью.

- Открыта. - Я толкнул дверь и прошёл внутрь. - Неосмотрительно. Закрывать надо помещения от нежданных гостей, - говорил я сам с собой. Мы шли по коридору. Две двери, попавшиеся нам на глаза, были закрыты.

- Хоть бы надписи повесили, типа "Архив" или "Туалет".

- Зачем? Они-то знают, где у них что.

- Логично.

Мы упёрлись в дверь.

- А это похоже на вход на ресепшен, - я подёргал дверь. - Закрыта. Ломай!

Дима попробовал дверь плечом.

- Да, это вам не у нас в офисе. Непонятно, зачем нужны двери, которые с одного удара открыть можно. А тут двери - так двери. Ломать приятно. Он проделал манипуляции с ломиком, и дверь с треском открылась.

- Точно, это ресепшен.

Света не было. Включив фонарь, я стал изучать оставленные на рабочем столе девушки документы. Ничего интересного не попадалось. Бланки, рыбы договоров, правила нахождения... В ящиках стола тоже ничего интересного не нашлось. Дима пропал из виду. По звукам было понятно, что он изучает содержимое столов в другой комнате.

- Дима. Я думаю, что они не идиоты, эти договоры на видных местах держать. Надо архив искать. Пойдём к тем двум дверям в коридоре.

- Ага, иду. Сейчас только последний ящик выпотрошу.

- Ты хоть там не всё подряд переворачиваешь?

- Нет. Я аккуратно.

Он вышел и сразу направился в коридор. Послышался треск ломаемой двери. Я навёл на столе порядок, по типу, так и было, и двинулся к "медвежатнику". Он уже вошёл в первую комнату.

- Нет. Это не архив. Это комната отдыха с баром.

- Слушай, мы так до утра тут бродить будем. Ломай вторую дверь. По всем правилам тут или бухгалтерия с архивом должна быть или мониторка.

- Это, по каким правилам? По вашим?

- По правилам детективного жанра. Не ёрничай. Пошли.

- Надо же! Как вы угадали? - сказал он, вскрыв вторую дверь. - Это мониторная.

Окон в комнате не было. Все стены были завешаны экранами мониторов. Мы молча принялись изучать пульт управления всем этим "кинотеатром". Дима нажимал на все кнопки подряд, я щёлкал тумблерами. Загорелось несколько мониторов.

- О! Смотрите: вот центральный вход, а вот поляна с грибами. Интересно, как тут можно записи посмотреть? Наверное, со стороны весело наблюдать, как люди по сталактитам прыгают или по трубам летят...

Я бросил пульт управления и занялся ящиками с бумагами.

- Ага, вот на этом центральном мониторе видеоархивчик имеется.

Дима продолжал разбираться с видео, а я наткнулся на ящик с мини-дисками. На них были написаны только дата и время.

- Дима, мы какого числа тут в первый раз были?

- В позапрошлую субботу.

- Опять тупишь? Это я и сам помню. Я чего-то с числами запутался.

- Да вы что? - он весело поглядел на меня. - Ну и кто из нас тупит?

- Повыделывайся ещё!

- Двадцать седьмое ноября, - он сказал это, чётко выговаривая каждое слово.

- Спа-си-бо, - в тон ему ответил я и принялся искать диск с нужным числом. Он продолжил изучение кнопок на пульте.

- Вот! Диск с нашей первой игрой. Вставь в комп, - я передал ему диск.

- Секундочку. Загружаем, - он веселился от души. Всё происходящее забавляло его, как ребёнка новая игрушка. Похоже, он даже не задумывался над тем, что мы совершаем противоправные действия. И за всё это по голове не погладят.

- О' кей. Рассаживайтесь поудобнее, начинаем кинопоказ.

На мониторе появилось несколько файлов. Дима выбрал первый, и мы увидели себя в инфракрасном свете, идущих и ползущих по ступенькам.

- Это самое начало. Время не теряй, крути дальше.

Он поводил курсором по экрану.

- Не знаю я, как тут дальше перематывать. Какой-то неизвестный проигрыватель. Замороченный.

- А ты монитор с видом на дупла не встречал?

- Встречал, - он покрутил головой. - Вон он.

Я подошёл к нужному экрану и посмотрел на его маркировку.

- "А-5". Посмотри, у нас такой файл есть?

- Есть.

- Открывай. Это должно быть то, что нам нужно.

- Пожалуйста.

Мы подождали загрузки, и перед нами появился чулок, из которого по очереди выпадали наши тела. Затем начал опускаться пол с потолком, и мы комично полезли по дуплам. Вот нас закрыло, и файл кончился.

- Так, это не то. Надо искать, где мы по норам ползаем. Там на каждого свой файл должен быть. Блин, может, валим отсюда? На работе досмотрим.

- Секундочку... Тут все файлы разные, а "А-5" две штуки. Ещё "А-5-2" есть. Посмотрим?

- Давай, только быстро и уходим.

Несколько секунд на экране было темно. Потом яркий свет осветил комнату с дуплами и в неё вошёл Шрек. Он подошёл к одному дуплу и вытащил оттуда Женьку... Женькино, видимо уже бездыханное тело, повисло на огромных руках инструктора. Экран погас.

- Финита ля комедия, - сказал я, глядя в пустоту монитора.

- Да уж... - Дима, очень тихо и как-то бесцветно спросил. - Как вы думаете? Он может ещё быть жив?

- Я думаю, что если мы прямо сейчас отсюда не уберёмся, то очень скоро присоединимся к нему. Причём, я даже боюсь предполагать, в каком состоянии. Валим! Диск забери... Тихо! - в коридоре кто-то был. - Шапку натяни, - прошептал я Диме и, пригнувшись, подошёл к двери. Выглянул... Никого. Но звук исходил от места, где мы влезли через проход.

- Быстро пошли к ресепшену. Выйдем через парадный.

- Здравствуйте! Чем могу помочь? - посередине холла стоял Шрек и миролюбиво улыбаясь, разминал кисти рук. - Шапочки сами снимете или помочь?

Мы молчали. Пока ещё был шанс вырваться, и не хотелось, чтобы он узнал нас по голосу. Дима встал в боевую стойку, угрожающе помахивая ломиком, а я судорожно ощупывал карманы в поисках газового баллончика и электрошокера.

- Ребя-ата, - нараспев сказал инструктор. - Как же мне вас не хватало...

И он двинулся на нас. Моё участие в драке было стремительным и коротким. Направившись к Диме, эта гора мускул просто снесла меня рукой наотмашь. Взмахнув руками и растеряв свои оборонительные штучки, я отлетел к стене, собирая по пути предметы мебели в кучу. Последнее, что увидел, прежде чем потерять сознание от удара о стену, это как Дима ударил Шрека ломом по плечу. Тот взвыл...

Придя в себя и выбравшись из под мебели, которой меня завалило, я увидел, как инструктор одной рукой прижимал Диму к стене, причём его ноги не доставали до пола сантиментов сорок, а второй медленно стягивал маску.

- Ну, и что тут у нас? Это вы?! - мне показалось, что он был несколько обескуражен. - А что вы здесь... - Стас выскочил из коридора, кинулся к Шреку и с силой всадил в него шокер.

- А-а-а!!!

- А-а-а!!! - Дима тоже заорал, извиваясь от боли.

- А-а-а!!! - отчего орал Стас, я не понял.

Шрек, отпустив Диму, рухнул на пол. Дима сполз по стене рядом. Стас в ступоре смотрел на лежащих перед ним.

- Чего застыл? - я принялся связывать руки инструктора верёвкой. - Ждёшь, когда он очухается?

В комнату влетела Нора.

- Глеб! Ты жив? - она кинулась мне на шею.

- Ты чего тут делаешь? - я взял её за плечи и тихонько встряхнул, потом посмотрел на Стаса, связывающего Шреку ноги. - Вы вообще как тут оказались?

- Нора после разговора с вами по телефону сказала, что вы её обманываете, чтобы с собой не брать. И мы решили поехать сюда. Объехали местность, увидели Димину машину, ну и пошли по вашим следам.

Он закончил с ногами. Мы перевернули Шрека на спину и подтащили к стене.

- Рот ему надо залепить, на всякий случай.

Нора подала скотч и спросила:

- А с Димой всё нормально? Ему никакая медпомощь не нужна? Он жив вообще?

- Ему через Шрека тоже электричеством досталось, но меньше. Сейчас очухается, - сказал я, заклеивая рот нашему пленнику. В подтверждение моих слов Дима мотнул головой и открыл глаза.

- Стас, ты так не шути больше, ладно? Я думал, у меня все кишки наружу выпрыгнут от такой тряски...

- Ну, извини.

- Мальчики, ну расскажите, что тут произошло? Вы нашли что-нибудь? Что мы дальше будем делать? Надо в милицию звонить?

- На какой из четырех вопросов тебе ответить раньше? - голова болела после удара о стену, и Норино щебетание не способствовало её выздоровлению.

- Между прочим, мы со Стасом вас спасли, а вы нас брать не хотели.

- Спасительница, помассируй мне голову вот тут, а то болит сильно.

- Да у тебя тут шишка в полголовы. Тебе надо томографию сделать.

- Нор, ну хватит уже... Не кипиши. Мы с Димой диск нашли. Там видно, как Женьку без чувств Шрек из аттракциона выносит.

- Кошмар! - Нора посмотрела на инструктора. - Мы будем его допрашивать или вызовем милицию?

- Может, его перевезти куда-нибудь? - предложил Дима. - Вдруг сюда его сообщники заявятся, а так в тихом месте потолкуем с ним. У меня стройка заброшенная есть на примете. Там даже пытать можно. Никто не услышит.

- Милицию точно не надо. Они нас же и примут, - я огляделся. - Незаконное проникновение, грабёж, драка, этого в плен взяли, - кивнул на Шрека. - Наверняка, при такой организации у них подвязки в органах есть. А пытать, наверное, придётся, если в отказ пойдёт.

- Давайте сначала просто поговорим с ним, - Стас потряс лицо инструктора. - Диск у нас, там видно, что он Женьку выносит. Какой смысл отпираться?

- Только надо его покрепче связать, пока он в коматозе...

Мы усадили нашу жертву в кресло. После долгих манипуляций Шрек стал похож на мумию, замотанную в несколько слоёв скотча и верёвки. Мы отдавали себе отчёт, что если эта машина для убийств вырвется, шансов на спасение у нас не будет.

- Я бы его ещё столом к стене припёр, - сказал Стас, проверяя прочность верёвок на руках.

- Думаю, это уже чересчур. Надо его в чувство приводить, - я уже занёс руку, чтобы хлопнуть его по щеке, но в этот момент Шрек мотнул головой и открыл глаза.

Несколько секунд он непонимающе хлопал ресницами и оглядывал нас. Потом начал дёргаться, пытаясь освободиться, и угрожающе мычать. Мы молча смотрели на него. Я на мгновение представил, что он вырвался, и по спине пробежал предательский холодок страха. Через минуту, поняв бессмысленность своих действий, он успокоился, посмотрел на меня мстительным взглядом и промычал что-то похожее на: "Ну?".

- Что ну? Говорить будешь? - я наклонился к нему поближе. - У нас к тебе пара вопросов есть. Я сниму скотч, только не ори сразу. О' кей?

Он мотнул головой в знак согласия. Я резко сорвал скотч.

- Ублюдки! Дебилы! Червяки болотные! Я из вас паштет сделаю! Быстро меня развязали, и тогда я вас только покалечу, но оставлю в живых. М-м-м!

Дима, выбрав увесистую папку с документами, обошёл Шрека сзади и сильно стукнул его по голове. Инструктор на мгновение затих.

- Ого! Работает! Не зря это в кино показывают. Пригодилось, - Дима хохотнул.

Я снова залепил рот Шреку и сильно ударил ладонью по щеке. Он очнулся, и в очередной раз задёргался, пытаясь высвободиться от пут.

- Чего ты дёргаешься? Имбецил! Я тебе рот не для этого открывал. Мы и без твоих криков знаем, что ты нам не рад...

- Оп-па! Интере-есно... - протянул Дима, уставившись Шреку на затылок. - У него нет наколки.

Мы по очереди изучили затылок громилы. Стас даже потёр место, где была татуировка. Шрек недовольно подёргал головой.

- Стас, - я довольно ухмыльнулся. - Версия с инопланетянами провалилась.

- Не знаю, не знаю, - он, задумавшись, подошёл к окну рядом с входной дверью и, аккуратно раздвинув жалюзи, стал изучать улицу.

- Мальчики, давайте уже что-то делать. Мне тут страшно. Сейчас, наверняка, кто-нибудь вломится или ещё что-нибудь плохое произойдёт. Глеб, давай его в милицию сдадим, и диск. Там разберутся. Не так уж и много вы тут разбомбили, чтобы нас в тюрьму сажать.

- Подожди ещё пару минут, - я приобнял её и чмокнул в ушко. Повернулся к Шреку и сказал. - Если ты мне сейчас коротко, ясно и без истерик не ответишь на вопросы, мы затолкаем тебя в багажник вместе с этим креслом, чтобы не отвязывать. Вывезем в лес или на стройку. И продолжим там. Но это будет уже не просто разговор. Я прекрасно понимаю, что ты натренирован и подготовлен. Но моя фантазия, подпитанная отечественным и иностранным кинематографом, заставит тебя говорить. Просто поверь мне!

Последняя фраза была сказана особенно жёстко и, похоже, он понял всю серьёзность моих намерений. Глядя мне в глаза, Шрек едва заметно кивнул два раза. Я сдёрнул скотч. Он молча ждал.

- Хорошо. Наш товарищ после первой игры таинственным образом исчез. Мы нашли в вашем архиве диск с записью, где ты его выносишь на руках. Вопрос простой - где Женька и что с ним случилось?

Даже лучшие актёры Голливуда не смогли бы так искренне сыграть изумление, которое появилось на лице Шрека. Он оторопел, потряс головой, как бы сбрасывая наваждение. Несколько раз посмотрел на каждого из нас и, наконец, громогласно захохотал. Пока стены сотрясал гром его хохота, мы непонимающе переглядывались. Насмеявшись вдоволь и отдышавшись, он сказал неожиданно дружелюбным тоном:

- Развяжите меня, ребята... Я вас практически простил, - и снова залился смехом.

- Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Пока мы не получим информацию о Женьке, мы вас не отвяжем, - я предусмотрительно перешел на "вы", понимая, что ничего не понимаю.

- Да он же нам голову морочит! - Дима завёлся с пол-оборота и решительно приблизился к Шреку. - Надо его на стройку везти.

- Нет, вот тебя, - инструктор говорил сквозь душащий его смех. - Тебя я, пожалуй, не прощу. И в наказание ты отработаешь со мной десять минут на ринге.

- Послушайте! - Нора протиснулась ближе к пленнику. - Может, вы перестанете говорить загадками и просто скажете, где Женя? Нам и самим неприятно то, что тут происходит.

- Поверить не могу! - Шрек опять обвёл нас взглядом. - Неужели я настолько плохо разбираюсь в людях. Вы, никчёмный и беспомощный офисный планктон, забрались сюда, раскопали архив, связали меня... Да я просто в шоке! И всё это ради вашего хлюпика?!

- Хватит! - я взорвался. - Где он?!!

- Да не брал я вашего Женьку! - он посмотрел на распахнувшуюся дверь. - Да вон он стоит!

Мы оглянулись. В дверях стоял молодой человек, отдалённо напоминающий нашего пропавшего товарища. Короткая стрижка вместо длинных свисающих соплей. В глазах вместо заискивания - хищный, уверенный блеск. Одежда милитари вместо бесформенного свитера и джинсов, к которым мы привыкли. Гордая осанка вместо поникших плеч. Заметные мышцы, уверенная широкая стойка вместо зажатой позы со скрещенными конечностями, в какой мы его обычно видели на докладах. На плече внушительных размеров походно-спортивная сумка, которую он небрежно бросил на пол перед собой и, судя по звуку, совсем не легкая. Даже в росте как будто прибавил. Он довольно оглядел наше собрание, задержал удивлённый взгляд на связанном Шреке и произнёс:

- Здрасьте всем! А чё-й-то вы тут делаете?

- Генная инженерия... - Стас первым пришёл в себя. - Как я сразу об этом не подумал?

В воздухе повисла тишина...

Шум, гам и весёлый хохот не прекращался уже больше часа. Администратор кавказского ресторана, в котором мы засиделись, второй раз подошёл к нам.

- Я извиняюсь, уважаемые, но уже два часа ночи, да? Мы закрываемся. Пажалста, можна вас рассчитать?

- Гардаш! - я обернулся к нему. - Я тебя как брата прошу, не порти нам праздник. Даём к счёту двадцать процентов. Лады? Только дай нам пообщаться, "пажалста".

- Харашо, уважаемый. Ми только кухня закроем.

- Договорились. Главное, чтобы водка не кончилась.

- Не-ет! Водка много есть, - он покинул нас, и я снова включился в разговор.

- Да, Дима, здорово тебя Шрек отделал. И хоть ты два раза с ринга вылетел, всё равно молодец. Стойкий ты наш...

- Не смешно, - Дима насыпал на тряпичную салфетку свежую партию льда, свернул и приложил к распухшей левой скуле. - Интересно получается - лезли мы все вместе, а отдувался на ринге я один, - произносить слова ему было всё труднее и труднее.

- А ты хотел, чтобы мы все вместе сейчас с компрессами сидели, - раскат смеха заполнил зал. - Не надо было быковать со Шреком. Видишь, как всё обернулось?

- Да ладно тебе, Дима, - Нора похлопала его по плечу. - Ты же спецназовец, тебе не привыкать...

- Да это понятно. Но почему только я?

- Не расстраивайся. Ты же честь всей команды защищал. Ты у нас теперь герой отдела. Мы гордимся тобой, - новый взрыв смеха поглотил его недовольное бормотание.

- Женя! - я разлил водку по рюмкам. - Ты тоже у нас герой как выяснилось. Давай, за твоё возвращение и расскажи всё подробно, с самого начала, а то я так и не понял, почему ты в этот лагерь поехал и ничего толком не объяснил.

Мы подняли рюмки, чокнулись, выпили, закусили и уставились на него в ожидании рассказа.

- Да я ж говорю, всё спонтанно получилось. Я и опомниться не успел, как меня побрили и форму выдали.

- Подожди... - я дожевал закуску. - С самого начала... Почему тебя Шрек на руках выносил?

- Когда мы в дупла залезли, мне чего-то поплохело. Я решил на кнопку нажать. Нажал, а ничего не происходит. Ну, и накрыло меня. То ли от страха, то ли воздуха не хватило. Короче, сознание потерял. Очнулся в комнате отдыха на диване. Мне та девушка вату с нашатырём в нос совала. Шрек ржать стал и всякие вещи обидные говорить. Я ему сказал, что не всем выпало по военным дорогам ходить и от этого человек хуже не становится. А он говорит:

- Да ты бы и дня не выдержал в настоящем деле! Этот аттракцион для детей, а ты и тут в обморок грохнулся. Как ты перед своими друзьями, голубыми воротничками, теперь выглядеть будешь? Засмеют...

- Ну и что мне теперь, не жить, если я не Рэмбо?

- Жить, конечно, можно, только что это за жизнь? С девушкой по улице пройти, небось, страшно. Парень-то не плохой вроде. Ты спортом-то заниматься пробовал? Сейчас же для вас, белоснежек, все условия есть. В фитнес походи.

- Да пробовал я, только времени не хватает.

- А хочешь, я тебя на десять дней спецподготовки отправлю?

Ну, он мне вкратце рассказал, что в лесах Тверской области, его боевые друзья организовали нечто, типа лагеря для подготовки бойцов. Иногда они группы из гражданских набирают. Так сказать, коммерческие. С финансированием у них туго. Я сказал, что это интересно. Он тут же телефон набрал, поговорил с кем-то. Потом сказал, что как раз с понедельника новая группа сформирована, и решение надо принимать сейчас. Я как подумал, что вы выйдете, и Дима мне проходу не даст, со своими подколами, так сразу и согласился. Времени отпуск оформлять не было. Я уже оттуда позвонил вам, Глеб Михалыч, и сказал, что заболел. Шрек обещал с больничным помочь. Я, в принципе, сегодня как вернулся, сразу к нему за больничным и поехал. А там вы... в войнушку играете.

- Ну, это понятно. А про лагерь? Тебя там точно никакой дрянью не подкармливали? За десять дней так в плечах не раздашься...

- Не-е, вы что-о... Там всё серьёзно. Гоняли по шестнадцать часов в сутки. Спать не давали больше четырёх часов подряд. Тренировки, марш-броски, спарринг... Ну, это всё сразу не расскажешь. В общем и целом, школа выживания. Несколько человек соскочили за первые четыре дня. Очень тяжело. Я даже представить не мог, что такие нагрузки выдержу, - в его глазах не переставал блестеть победный огонь во время всего рассказа. - А теперь думаю, что в отпуск опять туда поеду.

- Дорого? - я разлил очередную партию расслабляющего напитка.

- Да нормально...

- Глеб! Ты туда не поедешь! - Нора редко позволяла себе такой тон.

- Это кто это у нас тут заговорил повелительным тоном?

- Пожалуйста, - она примирительно прильнула ко мне. - Это опасно.

- Да и не собирался я...

- А я бы съездил, - Дима убрал компресс, и опрокинул рюмку. Опухоль спала, и он заметно повеселел. - Если Женька выжил, значит и мне понравится.

- Там не только мышцы тренируют, - Женя уничтожающе улыбнулся, глядя на Диму. - Там ещё и мозги нужны.

- Ты на что намекаешь? - Дима посерьёзнел.

- Э! Э! Хорош в остроумии состязаться. Женька жив, здоров, накачан. Всё хорошо закончилось. Давайте радоваться и думать о дальнейших приключениях.

- Глеб, ты же сказал, что не поедешь туда.

- Я и не отрицаю. Туда не поеду. А вот новое приключение для нас всех, - посмотрел на Нору. - Ну, может, и не для всех, - я гарантирую.

- О чём это ты? - Нора надула губки.

- Что за приключение? - Дима хлопнул в ладоши и потёр руки.

- А вы не удивились, что Шрек так легко нас отпустил, после того, что мы с их офисом устроили. Шутки шутками, игра игрой, а бизнес бизнесом. Мы им реальный ущерб нанесли.

- Нечего было на ремонт системы столько времени тратить! - Дима опять завёлся. - Если бы не их сбой, если бы они лабиринт не закрыли на несколько дней, мы бы и не полезли туда. Ведь так?

- Так-то оно так, но они хозяева положения и аттракциона. Хотят - закрывают, хотят - работают. Это совсем не означает, что все подряд могут вваливаться в их частную собственность.

- А она у них в собственности? Ни хрена, скоко у них бабла! Тем более, не обеднеют от небольшого ремонта.

- Я так и не понял, кто там собственник. Шрек как-то туманно ответил, но, судя по всему, он один из партнеров.

- Так о чём вы с инструктором договорились, когда он вас в сторону отводил? - Стас, до сих пор молчавший, задал этот вопрос неожиданно резко. Он, конечно, поддерживал беседу и даже смеялся вместе со всеми. Но, наблюдая за ним, я видел, что он не с нами, а где-то глубоко в себе. Правда, для него это было нормальное состояние, и я не придавал этому значения. Его глаза неприятно сверлили мои.

- Ну, что же, - я налил водки, встал и продолжил. - Предлагаю выпить за хорошее окончание нашего небольшого приключения и за новое большое, в котором нам, волею судеб, придётся поучаствовать. Дело добровольное, но хотелось бы, чтобы участвовали все, - опрокинув рюмку, я оглядел собравшихся. - Нора под вопросом, а за остальных я дал обещание.

- Да чего вы тянете-то? - Дима аж вскочил от нетерпения.

- Женя сказал, что друзья Шрека периодически живут за счёт коммерческих групп. И я так понимаю, что это поставлено на поток в их организации. Чтобы покрыть нанесённые убытки, нам надо купить тур в джунгли. Две недели под палящим солнцем, на острове, с минимальным набором вспомогательных средств. Стоит дорого, но обещают незабываемые впечатления. Что-то типа шоу "Последний герой", только без камер и постановочных трюков. Какие будут мнения?

Собрание молча смотрело на меня. Даже Дима молчал. Стас перевёл взгляд на рюмку и стал изучать её грани. Нора взяла меня за руку, а Женя закатил глаза и шевелил губами - наверное, деньги подсчитывал.

- Гм-м... Я очень извиняюсь, уважаемые, но... - администратор подошёл так тихо и неожиданно, что я вздрогнул.

- Да-да. Мы поняли. Несите счёт. Нам пора, - я ещё раз посмотрел на нашу могучую кучку. - Нам надо собираться в дорогу...

1

1


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"