Алексеева-Минасян Татьяна Сергеевна: другие произведения.

Кровь - великое дело!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статья опубликована в газете "Секретные материалы", N 3, 2018 г.


Татьяна Алексеева

  

Кровь - великое дело

  
   В конце прошлого года вышел в свет документальный фильм "Блокадная кровь", снятый известным писателем и публицистом Дмитрием Каралисом. Этот фильм рассказывает о развитии донорства в предвоенные годы и о донорстве в блокадном Ленинграде - тема практически неизвестная не только широким массам, но даже специалистам по истории Великой Отечественной войны.
  
   Историческим консультантом фильма выступил писатель Даниил Гранин, один из авторов "Блокадной книги". А закадровый текст озвучил народный артист России Николай Буров, с удивлением обнаруживший во время этой работы, что ему никогда раньше не приходилось видеть многие показанные в нем кадры.
   - Я смотрел огромное множество документальных фильмов о Великой Отечественной войне и о блокаде, а память у меня хорошая, но то, что показал в своем фильме Дмитрий Николаевич, я точно увидел впервые, - сказал актер перед показом "Блокадной крови".
   Людям, которые хоть раз сдавали кровь или даже только слышали о том, как это делается, рассказ о донорах-блокадниках кажется невероятным. А врачи и физиологи открыто заявляют, что это невозможно полностью объяснить с научной точки зрения. Каким образом страшно истощенный от голода человек, с трудом способный передвигаться, мог еще и быть донором? Каким образом многие из этих людей сумели пережить блокаду? Ответов на эти вопросы у медиков нет. Хотя это далеко не единственная загадка, связанная с жизнью в блокадном Ленинграде. На вопрос о том, как вообще было возможно существовать в таких условиях и выжить, ответ тоже до сих пор не найден. Так что информация, которую удалось собрать для своего фильма Дмитрию Каралису, лишь добавила новую загадку к уже существующим.
   А еще благодаря этому фильму стало известно, что в те страшные годы ленинградцы не только выживали, как могли, но и спасали тех, кто воевал на фронте, защищая окруженный город, кто прорывал блокаду и окончательно освобождал его. Спасали своей кровью, которую переливали раненным и вместе с которой, как говорили получившие ее бойцы, им передавалась их невероятная воля к жизни.
  
   Как все начиналось
  
   Первые успешные опыты по переливанию крови от одного человека к другому имели место еще в начале XIX века. Чаще всего кровь требовалась женщинам, у которых открылось послеродовое кровотечение, а донорами в этих случаях становились их мужья. Но это были единичные случаи. Только в начале ХХ века были открыты группы крови и резус-факторы, а также найден способ хранить сданную кровь, не давая ей свертываться.
   В 30-е же годы ХХ века медицина, прежде всего, российская, сделала еще несколько шагов вперед в этой области. В СССР широко распространилось донорское движение, и были определены самые оптимальные условия, при которых человек мог сдавать кровь, не вредя своему здоровью. Было создано семь институтов переливания крови, один из которых открылся в Ленинграде, и больше сотни донорских станций. При этом между всеми этими станциями и разными медицинскими учреждениями существовала транспортная сеть, охватывающая практически всю страну и позволяющая быстро доставить донорскую кровь нужной группы туда, где она требовалась.
   Кроме того, шли поиски заменителя крови для тех случаев, если в ней все-таки будет нехватка - так был создан физраствор, то есть дистиллированная вода с растворенными в ней в определенной пропорции солями, по своим свойствам близкий к плазме крови. Правда, он не мог заменить кровь полностью, и при больших кровопотерях его было недостаточно, так что поиски замены на этом не закончились. В результате в Ленинградском институте переливания крови была изобретена "жидкость Петрова", на 10% состоящая из донорской крови первой группы и отрицательного резус-фактора и на 90% из физраствора. Эта жидкость, названная по фамилии создавшего ее профессора Ленинградского института переливания крови академика Иоакима Петрова, несмотря на совсем небольшое содержание крови, помогала даже в очень тяжелых случаях. Она не просто возмещала потерю крови, но и не давала раненому войти в состояние шока.
   Эти открытия спасли жизни множеству людей во время войны с Финляндией в 1939 году. Ближайшим институтом переливания крови к финскому фронту был ленинградский - именно там создавались физраствор и "жидкость Петрова" и именно оттуда их вместе с донорской кровью отправляли в полевые госпитали. А немного позже появилась еще и "таблетка Петрова", состоящая из тех же солей, которые входят в состав физраствора, в сухом виде - такую таблетку можно было растворить в дистиллированной воде уже на месте, в госпитале, и добавить туда же кровь нужной группы.
   Одновременно со всеми этими исследованиями продолжались призывы становиться донорами, на которые люди с радостью откликались. А после окончания Финской войны донорская кровь была признана стратегическим ресурсом. В крупных городах, включая и Ленинград, были зарегистрированы тысячи доноров с первой отрицательной группой, которую можно переливать всем без исключения. В случае новой войны эти люди должны были сдать кровь в первую очередь.
   И совсем скоро эти доноры с универсальной группой крови действительно получили повестки, в которых им сообщалось, что они должны явиться на станции переливания крови. Началась Великая Отечественная война.
  
   Очередь не только за карточками
  
   В первый день войны в Ленинграде к институту переливания крови выстроилась огромная очередь из желающих поделиться своей кровью. Среди них были и те, кто делал это уже не раз, и те, кто пришел туда впервые.
   - В тот момент в таком количестве доноров еще не было необходимости, - рассказывает Дмитрий Каралис. - В институте был большой запас крови, сделанный в довоенные годы, а кроме того, в Ленинграде были зарегистрированы около десяти тысяч доноров с универсальной группой, которым сразу же после нападения Германии на СССР разослали повестки. Но, конечно же, новых доноров тоже принимали - в первые месяцы войны институт каждый день брал кровь у примерно трехсот человек. В результате до конца 1941 года в институте побывали 35 856 человек. Уже после того, как город оказался в кольце блокады, после того, как продовольствие начали продавать по карточкам и нормы каждого продукта стали уменьшаться, доноры продолжали сдавать кровь - 170 миллилитров каждые пять-шесть недель. До войны здоровые и полные сил люди обычно сдавали по 200 миллилитров, то есть лишь немногим больше. Донорам в течение десяти дней после сдачи крови полагался дополнительный паек, но он был совсем небольшим - на 1050 калорий, а кроме того, в специальном магазине на Невском проспекте, где можно было отоварить карточки для получения этого пайка, не всегда были все необходимые продукты. Иногда мясо и рыба в нем заменялись консервами, а яйца - яичным порошком, а иногда доноры и вовсе обнаруживали там пустые полки. Тем не менее, они продолжали сдавать кровь, а после этого у них хватало сил еще и для того, чтобы работать.
   - Некоторое время назад в нашем институте было решено открыть музей, рассказала Наталья Алексеева, научный сотрудник Российского научно-исследовательского института гематологии и трансфузиологии (так Ленинградский институт переливания крови называется теперь). - И когда я разбирала фотографии, сделанные в годы блокады, мне несколько раз попалось фото бутылки с дистиллированной водой. Вроде бы ничего особенного - но когда я присмотрелась к этому снимку, то обнаружила, что на наклеенной на бутылку бумажке стоит время - шесть часов утра. То есть институт начинал работать еще раньше, потому что в шесть там уже были приготовлены бутылки с водой, из которой потом делали "жидкость Петрова".
   Донорская кровь и "жидкость Петрова" из Ленинградского института переливания крови отправлялась в военные госпитали, и раненые, получившие эту кровь при переливании, нередко были уверены, что быстро выздоравливают именно благодаря ей. Врачи тоже замечали, что кровь и "жидкость Петрова", привезенные из Ленинграда, дают пациентам больше сил, чем кровь из других городов - создавалось впечатление, что именно ленинградская кровь несет в себе какую-то особенно мощную энергию. Это можно было бы посчитать самовнушением раненых, однако исследования, которые проводились в ЛИПК, показывали, что кровь, которую сдавали истощенные жители города, действительно имела другие биохимические свойства, не такие, как довоенная кровь.
   Во время блокады и после нее в этом институте было исследовано 50 тысяч проб донорской крови. Именно тогда стало известно, что при длительном голодании в человеческом организме запускается особый механизм "внутреннего" питания: он начинает расходовать белок из всех органов и тканей на поддержание работы мозга и почек. Из-за этого все органы, кроме них, уменьшаются в размерах, в прямом смысле отдавая себя "на съедение", чтобы мозг и почки могли функционировать почти как в нормальных условиях. И по этой же причине меняется состав крови. В ней больше нет некоторых компонентов, которые человек получает с пищей, она переносит только те питательные вещества, которые отдают жертвующие собой органы.
   Можно предположить, что такая лишенная питательных веществ кровь, попадая в организм раненого, начинала особенно активно переносить питательные вещества - что и приводило к более быстрому выздоровлению. Но не исключено, что есть и другие причины такой сильной "энергетики" блокадной крови, о которых в те годы узнать было невозможно, так как некоторые исследования тогда еще не проводились. Кроме того, большинство ученых, сходятся в том, что все удивительные вещи, связанные с ленинградской блокадой, имеют еще и психологические, а также духовные причины. Страдающие от голода ленинградцы смогли выжить, благодаря особенно сильной воле к жизни, особенно острому желанию дождаться окончания войны, или встречи со своими воевавшими на фронте близкими, или еще чего-то значимого для них. Едва передвигающиеся от слабости люди могли работать на заводах, потому что понимали, что их работа крайне важна для фронта и для победы. А после работы им удавалось дойти домой, потому что там их ждали совсем ослабевшие близкие, не встающие с кровати и умершие бы без них. Так же обстояло дело и с донорством. Умирающий от голода человек мог сдать кровь, потому что знал, насколько это важно, знал, что эти отданные им 170 миллилитров спасут жизнь одному из тех, кто защищал его страну и его город, кто прорывал блокаду и приближал победу и мирную жизнь.
   В 1944 году в СССР было введено звание почетного донора, которое присваивалось тем, кто сдал кровь больше сорока раз. В Ленинграде его получили большинство из тех, кто начал сдавать кровь еще до войны. А еще три тысячи блокадников, которые тоже могли стать почетными донорами, до этого дня не дожили.
  
   "Тайный знак" петербуржцев
  
   Что было причиной блокадного феномена, а что следствием? Была ли у жителей города на Неве изначально какая-то особая воля к жизни, которая и проявилась в самое страшное для них время, или наоборот, блокадные дни сформировали у ленинградцев такой характер? На этот вопрос ответ тоже пока не найден. После войны об исследованиях Ленинградского института переливания крови говорили и писали мало. Мысль о том, что кровь ленинградцев как-то отличается от крови других людей, могла показаться "крамольной" - от таких упоминаний было недалеко до разговоров о запрещенной в те годы генетике.
   Однако с тех пор в стране появилось такое понятие, как "ленинградский характер". Жители других городов, встречаясь с ленинградцами, с легкостью догадывались, откуда они родом, еще до того, как те сообщали об этом. Те, кто пережил блокаду, а также первое поколение ленинградцев, родившееся после окончания войны, отличались спокойным, сдержанным характером, умением не показывать свои эмоции и огромной силой воли. Эти черты сохранялись и у тех, кто переезжал жить в другие города, они проявлялись и у следующих поколений жителей Ленинграда, и даже теперь, спустя больше семидесяти лет, они остаются отличительными особенностями коренных петербуржцев.
   - Это, разумеется, не значит, что жители Петербурга лучше, чем жители остальных городов, - заметил Николай Буров. - Просто мы - другие. У нас есть что-то общее, что даже трудно описать словами, но что позволяет двум петербуржцам узнать друг друга, где бы они ни встретились.
  
   Немцы нашей крови не получат!
  
   В Германии в 30-е годы ХХ века тоже начало развиваться донорство, но нацистская идеология резко тормозила прогресс в этой области. Сдавать кровь имели право только "истинные арийцы", и переливать ее тоже можно было исключительно "чистокровным" немцам. Поэтому запасы донорской крови у нацистов к началу войны были невелики, а после первых же сражений немецкие госпитали столкнулись с ее нехваткой. Каждый пятый пациент в них умирал от потери крови и от невозможности восполнить эту потерю. Видя такое положение дел, гитлеровцы стали брать кровь у военнопленных и у заключенных концлагерей - и обнаружили еще один удивительный и не имеющий строгого научного объяснения факт. У пленных, не желающих помогать фашистам, кровь из проколотой вены почти не текла. Иногда такое случается с донорами, сдающими кровь в первый раз, если они сильно волнуются - кровь идет очень медленно, потому что напряженные мышцы в руке пережимают сосуды. Но это бывает довольно редко, а кроме того, сдать кровь нервному донору в таких ситуациях все-таки удается - просто на это уходит больше времени. Здесь же явление было массовым: подавляющее большинство заключенных, которых немцы заставляли быть донорами, могли сдать лишь несколько капель. Как и у ленинградцев, способных, наоборот, расстаться с кровью, несмотря на истощение, воля у пленных оказалась сильнее физиологии. Как такое возможно, пока можно лишь догадываться.
   Потерпев неудачу с заключенными, фашисты стали открывать концлагеря для детей-доноров - детская кровь была объявлена "чистой" и подходящей для "высшей расы". Рядовые немцы, которых современные либералы считают "невинными" и жалеют больше, чем их жертв, открыли 16 детских концлагерей в Белорусии, а также по нескольку в Латвии и на Украине. Младшим детям в этих лагерях был всего год от роду, и все они сдавали кровь, пока не умирали - всего таких жертв было около 50 тысяч. При этом от детей немцы тоже получали довольно мало крови, и их госпиталям ее по-прежнему не хватало. Их командующие пытались узнать, откуда получают донорскую кровь русские врачи, и когда им сообщали, что кровь им привозят из блокадного Ленинграда, не верили этому. По их расчетам, все ленинградцы давно должны были умереть от голода, а представить себе, что они могут еще и быть донорами, нацисты и вовсе были не в состоянии.
  
   Правда не нужна, нужны развлечения
  
   "Блокадная кровь" - вторая киноработа Дмитрия Каралиса, посвященная блокаде Ленинграда. В 2015 году вышел в свет его фильм "Коридор бессмертия" о второй "дороге жизни", железнодорожном пути, известном далеко не так хорошо, как путь через Ладожское озеро. После того, как был снят этот фильм, Дмитрий Николаевич продолжил собирать малоизвестную информацию о войне и блокаде, и ему в руки попали записи о том, как доставлялась донорская кровь на Невский пятачок. Каралис стал узнавать, откуда именно она перевозилась - и в итоге у него появилось достаточно информации о донорстве в блокадном Ленинграде, чтобы выпустить фильм на эту тему.
   На предпоказ фильма были приглашены члены обществ блокадников, а также сотрудники Российского научно-исследовательского института гематологии и трансфузиологии - так Ленинградский институт переливания крови называется теперь. После того, как фильм закончился и в зале зажегся свет, зрители в один голос заявили, что его должно увидеть как можно больше людей. Однако с этим, как признались Дмитрий Каралис и Николай Буров, по всей видимости, будут серьезные трудности.
   - Современные телеканалы не хотят показывать никакую документалистику об исторических событиях, - рассказал Буров. - В России ежегодно создается множество документальных фильмов о разных периодах нашей истории, но показывают их только на фестивалях. Попасть на экраны телевизоров такие фильмы не могут, особенно, если это фильмы о войнах или еще каких-то тяжелых, страшных событиях. Руководство телеканалов хочет показывать только развлекательные, смешные фильмы и передачи, только веселить своих зрителей. Само по себе это неплохо, смеяться тоже надо - но смеющемуся человеку все же иногда надо остановиться хотя бы на минуту и подумать о более серьезных вещах. Но этого на телевидении не понимают.
   О том, чтобы показать "Блокадную кровь" в школах, тоже не может быть и речи. По словам Николая Витальевича, руководство некоторых петербургских школ, которым они с Каралисом предлагали устроить такой показ для старшеклассников, в ужасе отказались от этого.
   - Школы сейчас сопротивляются любой серьезной информации для учащихся. Нам так и говорят прямым текстом: мы не хотим грустного, не хотим негатива, пусть дети развлекаются, они пока еще маленькие, - поделился с пришедшими на просмотр фильма зрителями Буров.
   Тем не менее, Дмитрий Каралис пообещал, что постарается организовать показы своего фильма везде, где только будет возможно. Потому что это действительно должны увидеть и мы, жители Петербурга и потомки блокадников, и все остальные неравнодушные к истории нашей страны люди.
   И потому что сам Дмитрий Николаевич не мог не снять этот фильм, а теперь не может не поделиться им с другими людьми - ведь в нем тоже течет та самая блокадная кровь, кровь его пережившего блокаду отца.
  

СПб, 2018


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Ясная "Академия Семи Ветров. Спасти дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.Эм "Авантюристка поневоле. Баронесса" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Мальвина" (Романтическая проза) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | Л.Миленина "Жемчужина гарема " (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | Vera "История одной аренды" (Современный любовный роман) | | Галина Осень "Шаг в новый мир" (Фэнтези) | | М.Генер "Волк для Шарлотты" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"