Минасян Татьяна Сергеевна: другие произведения.

Победившие ненависть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ участвовал во втором литературном конкурсе "Русский Эквадор". В финал не вышел.

  Татьяна Минасян
  
  Победившие ненависть
  
  Свернутое окошко внизу экрана призывно замигало оранжевым. Валентин ткнул в него мышкой, и из встроенной в монитор колонки послышался радостный голос Джулиуса:
  - Ну как вы там все, не совсем еще от скуки загнулись на своем побережье?
  - Не дождешься, - отозвался Валентин тоном человека, которого мессадж коллеги-приятеля оторвал от очень важной работы. На самом деле Джулиус был прав: и Валентин, и вся база, уже давно не знали, куда себя деть, и, по выражению медички Дины, постепенно начинали "возвращаться в первобытное состояние". Начальник экспедиции охарактеризовал их поведение еще более конкретно: "Дурью они маются от нечего делать!"
  - Скоро будет весело, - пообещал бесконечно довольный голос Джулиуса. - Мне сегодня Ирэн кое-что рассказала о шефовских планах!
  Валентин насторожился. Официально должность самой молодой участницы экспедиции называлась "Младший ассистент" и означала выполнение всяких мелких дел вроде "подай то, принеси это". Однако столь узкий круг обязанностей Ирэн не устраивал, и она с первых же дней пути принялась, так сказать, на общественных началах, узнавать и передавать всем сотрудникам информацию о руководстве - о настроении главного археолога Константина Михайловича и его замов, о том, что они говорили о своих подчиненных и что собирались делать в ближайшие дни. Как ей удавалось все это выведывать, общаясь с руководителями в лучшем случае по пять минут в день, для членов экспедиции оставалось загадкой.
  - Ирэн сказала, - продолжил Джулиус после умеренно длинной паузы, - что шефу так надоели наши выходки, что он собирается разрешить нам посетить один из городов. Скорее всего, тот большой приморский, который недалеко от вашей базы!
  - Супер! Давно пора!
  - А все благодаря мне, между прочим!
  - Да, похоже на то.
  Два молодых космоархеолога, скучающие на разных материках планеты в нескольких тысячах километров друг от друга, дружно засмеялись. Последней "выходкой" Джулиуса, которая, судя по всему, действительно подтолкнула начальника изменить свое решение, была его самовольная отлучка в тропические джунгли, рядом с которыми находилась его база. В джунглях он уже через полчаса благополучно заблудился, после чего обнаружил, что забыл подзарядить аккумулятор в мобильной рации. Следующие несколько часов археологи и обслуживающий персонал с обеих баз прочесывали джунгли, старательно скрывая свою радость от возможности погулять и рассмотреть вблизи местные заросли вместо сидения перед микроскопом или компьютером. Волновались за Джулиуса не сильно: ядовитых животных на планете обнаружено не было, крупные хищники встречались только на равнинах, а с остальными проблемами хорошо подготовленный космоархеолог был вполне в состоянии справиться сам.
  Что он и сделал незадолго до заката, совершенно случайно выйдя из зарослей к базе и заработав от шефа строгий выговор и неделю "домашнего ареста" в своем кабинете. Однако прецедент был создан: то один, то другой сотрудник принялись время от времени убегать в "самоволку", к счастью, без таких серьезных последствий, как у Джулиуса. А чем еще прикажете заниматься на планете, разумные жители которой по непонятным причинам погибли, оставив свой мир вполне пригодным для жизни и практически не загрязненным?
  Как такое могло произойти, космоархеологи могли только догадываться. Многие из них уже побывали на нескольких планетах, практически полностью уничтоженных своими жителями. Обычно такие миры выглядели похоже: развалины, чаще всего фонящие радиацией или кишащие искусственно-созданными вирусами и бактериями, реже насквозь пропитавшиеся какой-нибудь смертоносной химией. А здесь, на единственной планете, вращающейся вокруг белой звезды, не получившей пока ни имени, ни даже номера, все было не так - чистый воздух, никакого намека на радиацию, заброшенные, но в целом нормально сохранившиеся города и поселки... И ни одного разумного живого существа.
  Некоторое время среди руководства экспедиции шла весьма бурная дискуссия: стоит ли высаживаться на подозрительную планету или лучше, собрав о ней самую общую информацию, вернуться на Землю, а планетой пусть занимаются специалисты по космическим загадкам? Однако те, кто настаивал на возвращении, изначально оказались в меньшинстве. Слишком уж заманчивой была перспектива разгадать эту загадку самим, не говоря уже о возможности провести пару месяцев на свежем воздухе без скафандров: климат на планете оказался довольно теплым, даже жарким, атмосфера - вполне пригодной для дыхания, хотя кислорода в ней было немного меньше, чем на Земле, а бактерии - полностью несовместимыми с организмом человека-землянина.
  В результате, на поверхности планеты появилась сначала одна, а потом и вторая базы, сотрудникам которых было поручено "собирать образцы растений и минералов и наблюдать за животными", что они и делали уже шестую неделю, изнывая от скуки и от желания хотя бы ненадолго заглянуть в один из мертвых городов. А начальство, хоть и пресекало все попытки археологов уйти далеко от базы, судя по всему, тоже не было лишено любопытства и постепенно предоставляло им все большую свободу действий. Теперь же, если верить Ирэн, а ее сообщения о намерениях руководства всегда были точными, шеф сдался окончательно.
  - А когда нас туда отправят, Ирэн не сказала? - поинтересовался Валентин.
  - Наверное, скоро, может быть, даже завтра! - радостно сообщил Джулиус. - Раз уж они на это решились, то тянуть не станут. Ладно, пока, у меня тут, вообще-то, куча дел.
  - Ага, - Валентин скорчил крайне серьезную рожу и лишь потом сообразил, что приятель его все равно не видит. - У меня, знаешь ли, тоже.
  
  Сидеть в кабинете после такого известия было невозможно, и Валентин, радуясь, что его, в отличие от Джулиуса, никто не наказывал, отправился на улицу. Там, перед входом на базу, собрались почти все ее сотрудники, и молодой археолог сперва подумал, что они тоже обсуждают новость об исследовании города. Однако услышав негромкий голос экспедиционного врача, Валентин понял, что, вероятнее всего, коллеги заняты более прозаичным делом - выслушиванием выговора за очередную провинность, "недостойную цивилизованного человека". Так и есть - на этот раз Дина за что-то распекала двух своих лаборантов.
  Из ее тихого монолога и нервных реплик оправдывающихся парней Валентин понял, что ребята опять поссорились из-за какой-то ерунды и не удержались от небольшого, но строжайшим образом запрещенного в экспедиции рукоприкладства. Точнее, один из ассистентов медички назвал другого "маменькиным сынком", за что и схлопотал от него в челюсть. К сожалению, ругающиеся не заметили, что их непосредственная начальница в этот момент вернулась в медпункт и увидела финал ссоры собственными глазами. Впрочем, даже если бы она пришла позже, разбитый подбородок одного из помощников от нее бы в любом случае не укрылся, так что воспитательная беседа лаборантам, а заодно и всей остальной базе, была обеспечена. Валентину еще повезло - заболтавшись с Джулиусом, он успел только на окончание "проповеди".
  - Я не понимаю, как такое вообще возможно в середине двадцать третьего века. Я не понимаю, почему взрослый, образованный человек не в состоянии держать себя в руках. Почему он позволяет себе опускаться до состояния пещерного человека с дубиной в руках... Ничего смешного я не сказала, Олег! Почему мы все готовы в любой момент наброситься друг на друга с кулаками за любое обидное слово?
  Большинство присутствующих, возможно, считали, что медичка несколько преувеличивает, но в ее голосе была такая печальная усталость, что ни у провинившихся лаборантов, ни у остальных членов группы не возникало даже мысли о том, чтобы прервать ее или хотя бы отойти в сторону и перестать ее слушать. Валентин сердито взглянув на опустивших головы "пещерных людей" - кто бы из них ни был сегодня виноват, то, что в присутствии Дины себя надо вести хорошо, они теперь запомнят надолго.
  
  Вечером на "приморскую базу" прибыл начальник экспедиции вместе с несколькими сотрудниками "базы в джунглях". Сведения, раскопанные Ирэн, как всегда, оказались верными - шеф дал добро на исследование одного из городов. Джулиус, полностью "реабилитированный" после своего похода в тропический лес, расхаживал по базе с крайне самоуверенным видом, словно заранее знал, что отправится в город с первой же группой. Впрочем, ничего удивительного в этой его уверенности не было: он по-прежнему оставался одним из лучших космоархеологов в экспедиции, в опыте уступая только начальнику и одному из его замов. И никакие приключения в джунглях отменить этот факт не могли.
  Ужинать решено было под открытым небом рядом с базой - уже помирившимся помощникам Дины пришлось для этого вытаскивать на улицу два пустых контейнера для образцов. Усевшись на углу этого импровизированного стола, Валентин, неожиданно обнаружил, что рядом с ним сидит Ирэн, а Джулиус подсел к ней с другой стороны. Дина, пройдя мимо них, выбрала место недалеко от начальника экспедиции.
  - Шеф собирается взять с собой в город кого-нибудь из молодых, - шепнула Ирэн, наклонившись к уху Валентина. - У тебя довольно приличные шансы.
  - Вряд ли, - космоархеолог надеялся, что его голос звучит достаточно нейтрально, - у нас тут и помоложе народ есть.
  - Динкины ассистенты не едут, - покачала головой Ирэн. - Она уже настучала шефу про их "повышенную агрессивность".
  - Делать ей нечего, - вступил в разговор Джулиус. - Ребята, наверно, уже забыли, из-за чего цапались, а она их все достает. Чем, интересно, их агрессия может нам там повредить? Контактов с местным населением здесь, вроде бы, не предвидится.
  Валентин промолчал. Порой ему казалось, что медичка в своем стремлении всех воспитывать несколько "перегибает палку", однако не соглашаться с ее тихими спокойными доводами он не мог. Но в любом случае, подумал он неожиданно, лаборанты устроили разборку очень вовремя. Теперь Дина вполне может посоветовать начальнику отпустить в город его, Валентина, как самого "неагрессивного" члена экспедиции.
  
  Утром выяснилось, что логические доводы Валентина не подвели - Джулиус растолкал его за полчаса до рассвета, припугнув, что все уже давно готовы и собираются ехать в город без него.
  - Раз так, ты тоже останешься, - парировал Валентин, мертвой хваткой вцепившись в комбинезон приятеля.
  - И не мечтай, без меня они с места не двинутся! - Джулиус засмеялся, но на всякий случай попытался вырваться. - Я сегодня сам вас туда повезу. Да пусти же!
  На улице молодых людей уже ждал нагруженный аппаратурой вездеход. Рядом стоял начальник экспедиции и врач Дина. Последней, не обращая внимания на ее неодобрительные взгляды, к вездеходу подбежала Ирэн.
  - Ты тоже едешь? - одновременно выпалили космоархеологи.
  - Если кто забыл, в вездеходе пять мест, - подмигнула им девушка, запрыгивая на заднее сидение. Джулиус пожал плечами и уселся за руль.
  Стоило им отъехать от базы, как Константин Михайлович развалился на переднем сидении, потребовал, чтобы до въезда в город его не будили, и почти сразу после этого задремал. Валентин хотел было последовать его примеру, но в это время за окном вездехода открылся такой потрясающий вид, что археолог понял - спать, путешествуя по чужой планете, он научится еще не скоро, если это вообще когда-нибудь произойдет.
  Наглухо закрытый вездеход, рассчитанный на езду по радиоактивным развалинам, несся вперед, почти без тряски, лишь изредка подпрыгивая на особо неровных местах. Белое солнце, в полдень заставляющее космонавтов прятаться в кабинетах, пока еще было чуть теплым, но уже ярко освещало заросшую высокой сине-зеленой травой равнину и четкие очертания гор вдали, на фоне светло-фиолетового неба. Если представления местных жителей о красоте были похожи на человеческие, они должны были быть очень счастливыми - эту мысль члены экспедиции повторяли с первого дня на планете. Хотя теперь они были единственными, кто мог любоваться этой красотой.
  Из показавшейся впереди небольшой рощицы ползучих деревьев выбежала представительница местной фауны - изящная четыреххвостая хищница, одновременно похожая на лисицу и на пантеру или крупную кошку. Археологи заворожено следили, как она грациозно, огромными скачками неслась навстречу их транспорту, словно летела над землей, опустив вниз свою остренькую лисью морду, как она, сделав последний особенно красивый прыжок, настигла свою добычу - крупного местного грызуна - и все с той же грацией развернулась и поскакала назад, к деревьям.
  - Ненавижу хищников! - неожиданно произнесла Дина, ни к кому не обращаясь.
  - За что? - удивленно спросил Валентин, перед глазами которого все еще стояла только что увиденная сцена охоты.
  - За их образ жизни. Они не могут существовать, не убивая других живых существ. Они даже между собой грызутся. Во всем, что они делают, чувствуется агрессия, - тихо ответила медичка.
  - А мне они нравятся, - не глядя на нее, заговорила Ирэн. - Такие сильные, красивые, гордые...
  - Разумеется, - сухо отозвалась Дина. - Большинство людей уважает только силу и красоту.
  - Хищники еще и самые умные, - возразил Джулиус. - И приручаются легче всего, и дрессировке поддаются.
  - Вот именно, - почувствовав поддержку, оживилась Ирэн. - Кошки и собаки - тоже хищники, а какие ласковые! А ты говоришь - агрессия.
  - Предпочитаю хомячков, - Дина всем своим видом старалась дать понять, что больше говорить на эту тему не хочет. Но заставить Джулиуса замолчать, когда он уже разошелся, было не под силу даже ей.
  - Без хищников твои хомячки расплодились бы по всей Земле и еще другие планеты бы заселили, - заявил он с вызовом в голосе.
  - Не отвлекайся, пожалуйста, от дороги, - сердито попросила медичка. - Ты сейчас сам ведешь себя, как хищник.
  - Это почему же это, позвольте спросить? Я что, на кого-то нападаю?
  - Ты злишься. И не можешь сдержать свою агрессию. Тебе все равно, что это может всех нас угробить.
  - Ха, чтобы нас угробить, эту машину надо как минимум уронить в пропасть, - фыркнул Джулиус. - Да и то не факт - амортизаторы-то работают!
  - Дело не в этом. Дело в агрессивности. Ты сейчас ненавидишь меня только за то, что я не люблю хищников. Вчера Хуан избил Кима только за глупое обзывание. Я такое поведение называю хищническим.
  - Ну уж и избил! - презрительно поморщилась Ирэн. - По мне, так он был совершенно прав. Если парень не способен за такие слова дать по морде, то это не парень а тряпка.
  - Вот, типичная хищническая логика, - удовлетворенно произнесла Дина. - Добрый, неконфликтный парень тебе не нужен, ты ищешь злого и кровожадного.
  - Конечно. Злой и кровожадный сможет, если понадобиться, меня защитить, а добрый и неконфликтный - нет.
  - Ну, женщины! - проворчал Джулиус, въезжая на высокий холм. - Любой разговор сведут к спору о мужиках!
  - Скажи мне, пожалуйста, девочка, - реплику водителя Дина пропустила мимо ушей, - от чего тебя надо защищать в двадцать третьем веке на космическом корабле?
  - Так ведь это у нас еще с первобытных времен инстинкты, - решил вставить свое слово Валентин.
  - Правильно. Но сейчас-то мы не в Каменном веке живем! А избавиться от агрессивности никак не можем. Хотя, лично я все-таки верю, что когда-нибудь мы преодолеем и это.
  Ирэн хотела что-то возразить, но, подумав, махнула рукой и снова прилипла к окну. Джулиус некоторое время был занят дорогой, и разговор сам собой прекратился. А через час они подъехали к городу.
  
  Пятеро путешественников медленно шли по заброшенной улице. Поверхность под их ногами когда-то была почти идеально-ровной, но теперь растрескалась, и сквозь образовавшиеся в ней щели пробивалась густая растительность цвета морской волны. Стены некоторых домов, построенных из странного блестящего материала, обрушились и местами рассыпались в пыль, но большинство лишенных углов зданий сохранились вполне прилично. Было видно, что, перед тем, как погибнуть, местная цивилизация успела здорово обогнать земную.
  Ирэн, не расстававшаяся с крошечной цифровой камерой, заглядывала в каждый дом, но картина везде была одна и та же: повсюду были разбросаны покрытые толстым слоем пыли вещи, то удивительно похожие на земные, то, наоборот, выглядевшие так странно, что об их назначении можно было только догадываться. Единственными живыми существами в городе были мелкие зверушки, удивительным образом напоминавшие крыс - для полного сходства с ними им, правда, не хватало хвостов.
  'Крысы есть везде, на каждой погибшей планете, - рассказывал им начальник экспедиции, когда все четверо его молодых подчиненных отправились с ним в свой первый рейс. - Выглядят чуть-чуть по-разному, но образ жизни всегда ведут один и тот же. И выживают в любых условиях, даже когда все остальные гибнут'. Он оказался прав: крыс археологи встречали везде, и эта планета не стала исключением.
  В центре города исследователи не нашли никаких следов разумных существ. Но ближе к окраине в домах стали попадаться высохшие останки их хозяев. Некоторые из них лежали на полу, раскинув в стороны длинные руки-щупальца и задрав вверх вытянутый нос-хоботок, но большинство висели в спускающихся с потолка сетках, напоминающих гамаки: такие сетки космонавты видели также во многих пустых домах и пришли к выводу, что в этих гамаках местные жители спали.
  Это было на редкость странное зрелище. На других планетах, переживших глобальные катастрофы, всегда оставалась хоть какая-то высшая жизнь. Организмы некоторых виновников этих катастроф умудрялись и приспособиться к радиации, и приобрести иммунитет против искусственных вирусов. Их было слишком мало, и они быстро скатывались к первобытному образу жизни, сбиваясь в племена и медленно расселяясь по более-менее сохранившимся территориям, бессознательно стремясь через миллионы лет начать свою историю заново. Но на этой планете не было ничего похожего. Ее хозяевами были грациозные хищники с четырьмя хвостами, маленькие аналоги крыс и еще несколько видом животных. Ни один из создателей блестящих городов и гладких дорог не сумел остаться в живых.
  - Может, это все-таки был вирус? - спросил Джулиус, когда археологи расположились на отдых прямо на середине дороги. - Убил всех жителей, а потом и сам умер. Могло ведь такое быть?
  - Очень сомнительно, - покачала головой Дина. - Чтобы на всю планету не нашлось ни одного устойчивого к вирусу жителя? Это только в фантастических романах такое бывает.
  - Но ведь теоретически такое может быть? - поддержал приятеля Валентин.
  - Тебе пересказать всю вирусную теорию или поверишь мне на слово? И, кстати, вирусы так просто не умирают. Если бы они даже убили здесь всех людей... в смысле, разумных жителей, они должны были мутировать и перекинуться на другую живность. А здесь вся экология в полном порядке, значит, ни один вид животных не вымер.
  - А может быть, они все куда-нибудь переселились с этой планеты? - вступила в разговор Ирэн. - Что-то им здесь помешало, и они улетели? А некоторых забыли, или они сами решили остаться...
  - Ты еще скажи, что их похитили враждебные пришельцы! - презрительно хмыкнула медичка.
  - А что, это мысль!
  - Да нет, непохоже, - поддержал Дину Константин Михайлович. - Ребята с корабля вчера переслали снимки планеты, сделанные с орбиты. Такое впечатление, что у них тут вообще не было ни одного космодрома. Вернее, здесь есть несколько участков, которые могли когда-то служить для взлета кораблей, но они все застроены разными зданиями. Если эта цивилизация и выходила в космос, то потом, по каким-то причинам, перестала это делать.
  - Ну, с орбиты многого не разглядишь... - скептически пожал плечами Джулиус. - Может, это и не космодромы вовсе, а что-то другое.
  - Естественно, мы это еще проверим, - заверил его шеф. - Хотя снимки довольно четкие.
  - Знаете, а меня больше интересует, почему это вообще произошло? - задумчиво произнес Валентин. - Я имею в виду, здесь ведь не было никаких войн, никаких крупных катастроф. Значит, они не пытались уничтожить друг друга, как те, другие погибшие цивилизации?
  - Да, - подтвердил шеф. - По крайней мере, именно так все выглядит.
  - Это значит только то, что они не вели явных войн, - холодно отчеканила Дина. - Возможно, они тайком изобретали какое-то оружие, которое и вышло у них из-под контроля. Но причина, Валентин, у таких трагедий всегда одна - ненависть к чужим и природная агрессия.
  - Дин, только не начинай опять занудствовать! - простонала Ирэн.
  - Очень надо, - усмехнулась медичка. - Вам же ничего не объяснишь! Уж кажется, вы, космоархеологи, бывали на стольких вымерших планетах, должны бы понимать, к чему приводит ненависть. А вы все равно восхищаетесь хищниками и дикарями, которые чуть что - сразу лезут в драку.
  - Ладно, не ссорьтесь, - остановил ее начальник. - Пошли собирать трофеи, а то скоро совсем жарко станет.
  И снова они бродили по городу, посещая одну постройку за другой и складывая в контейнеры все более-менее прилично сохранившиеся мелкие вещи. Начальник покрикивал на сотрудников, чтобы они брали только самые типичные предметы, встречающиеся во многих домах: по ним, он надеялся, ученые смогут составить представление об образе жизни погибших существ. Археологи, впрочем, эти распоряжения благополучно игнорировали и утаскивали из домов все, что попадалось им под руку, в тайне жалея, что не могут разобрать по кирпичику и унести с собой весь мертвый город. В последний пустой контейнер с кучей предосторожностей погрузили высохшую мумию одного из лежащих в "гамаке" горожан. Солнце к тому времени как раз начало припекать, но исследователей это уже не пугало - самое жаркое время дня они собирались провести в вездеходе.
  На базу группа вернулась, когда жара уже спала, и на вчерашних столах-контейнерах был накрыт обед. Дина, выгружая из вездехода трофеи, сокрушалась, что на базе нет нормальной лаборатории и что для исследования тела местного жителя ей придется ждать возвращения на корабль. Джулиус, умыкнув из кучи привезенных вещей нечто, напоминающее узкую вазу с толстым дном, некоторое время вертел ее в руках, пытаясь догадаться, из какого материала она сделана, но был пойман начальником и вынужден вернуть находку обратно в контейнер.
  
  Несколько следующих дней члены экспедиции ездили по разным населенным пунктам, откуда, по словам руководителя, "утаскивали все, что плохо лежит". Возможность хотя бы раз погулять по мертвым улицам получили все высадившиеся на планету космонавты, но бессменными исследователями городов были только шеф и, к удивлению многих археологов, его младшая ассистентка. Дина, напротив, от поездок в другие города отказалась, заявив, что все-таки попытается исследовать мумию при помощи имеющихся на базе "подручных средств". Чем она и занялась, выдворив из медпункта своих собственных ассистентов и даже разрешив им совершить "экскурсию в город" - лишь бы не лезли ей под руку.
  Через два дня медичка объявила, что физиологией местные жители мало отличались от обитателей большинства кислородных планет, а нервную систему и вовсе имели почти такую же, как у землян. А после того, как поисковая группа привезла из очередного города еще один высохший труп, Дина засела в лаборатории почти на сутки и выбралась оттуда лишь к обеду следующего дня. Несмотря на усталый вид, ее глаза сверкали от исследовательского азарта. Даже не взглянув на поставленную перед ней тарелку, она принялась рассказывать об открытии, которое ей удалось сделать:
  - Эта цивилизация действительно была очень развитой. Они безумно далеко зашли в генетике, на Земле ученые о таком еще только мечтают. Я сравнила эти два тела, и оказалось, что они оба были по-разному генетически изменены! Они были... как бы это попроще объяснить? У них были различия на клеточном уровне, довольно сильные. В природе представители одного вида так резко отличаться не могут, а эти двое - отличаются. Хотя они оба, безусловно, местные люди, то есть, тьфу, разумные существа.
  - А чем именно они отличались? - заинтересовались члены экспедиции.
  - Этого я пока сказать не могу. Может быть, это удастся определить на корабле, а может, вообще только в земных лабораториях. Но я думаю, что эти двое обладали разными способностями: ну, например, один от рождения умел делать какую-нибудь специальную работу, а другой - тоже от рождения - был более творческой личностью. Или один умел видеть в расширенном спектре, а другой слышать ультразвук.
  - Круто! - оценил возможности местной генетики Джулиус. - Хотя выжить им это все равно не помогло.
  - Это верно, - согласилась Дина, и ее энтузиазм ученого тут же угас. - Сам по себе прогресс их не спас. Вот если бы они направили свою науку на то, чтобы генетически выключить у себя агрессию...
  
  А еще через пару дней шеф с Ирэн и еще одним космоархеологом привезли из самого большого города ответ на один из важных для исследования погибших цивилизаций вопросов - каким образом местные жители хранили и воспроизводили информацию. Группа долго не возвращалась, и Валентин вышел их встречать, отойдя довольно далеко от базы. Но подъехавший вездеход он заметил не сразу - как раз в этот момент молодой археолог засмотрелся в бинокль на красавицу-хищницу, за которой вприпрыжку бежал выводок неуклюжих детенышей. Услышав шум мотора, хищница, как кошка, выгнула спину и злобно зафырчала на вездеход, приготовившись, если понадобится, защитить от него своих малышей.
  - Почему не на базе? - строго окликнул Валентина шеф.
  - А где Джулиус? - высунулась в приоткрытую дверцу голова Ирэн. - У нас для него сюрприз! Мы узнали, для чего были нужны те вазы!
  - Какие еще вазы? - проворчал Валентин, подходя к вездеходу и забираясь на сидение рядом с девушкой.
  - Ну, помнишь, он все возился с одной из них? Ты не поверишь, но это вовсе не вазы! Это книги!
  - В смысле? - Валентин ничего не мог понять.
  - Ну, строго говоря, не книги, а скорее, видео- и звукозаписи, - пояснил сидевший за рулем начальник. - Короче, поехали на базу, там мы все и расскажем.
  Приехав на базу, начальник потребовал всем членам экспедиции собраться вместе и начал свой рассказ. Оказалось, что исследователи случайно забрели в дом, бывший не то местной библиотекой, не то архивом новостей. В нем было несколько комнат, заставленных такими же узкими с расширяющимся верхом сосудами, как тот, что в свое время заинтересовал Джулиуса. А кроме них, там хранились цветные изображения обитателей планеты - местный аналог фотографий, нисколько не пострадавших от времени. На некоторых из них были видны местные жители, сидящие на мягких шарах, которые - об этом археологи догадывались уже давно - служили им чем-то вроде кресел, и держащие в щупальцах "вазы", в которые были опущены их длинные хоботки.
  - И тогда наша храбрая младшая ассистентка, - шеф сердито мотнул головой в сторону Ирэн, - не придумала ничего лучше, как засунуть туда руку. Дальше она вам сама все объяснит.
  Ирэн гордо вскинула голову:
  - Я действительно залезла туда рукой. У других руки туда просто не помещались, а у меня-то они тонкие! В общем, когда я дотронулась до дна, я на какой-то момент словно бы отключилась - не видела ничего вокруг, только темноту... А потом, я даже не знаю, смогу ли это описать... Потом я словно бы увидела себя в другом месте. На этой планете, может быть, даже в том же городе, где мы сегодня были. Но этот город был живым, по нему ходили эти самые местные, они носили в руках разные вещи. Я даже заметила на заднем плане одно такое существо, которое несло в щупальцах другого, маленького, видимо, ребенка. Но я не успела ничего разглядеть, потому что вы, Константин Михайлович, меня ударили и вырвали у меня эту вазу, вот!
  Дина взглянула на шефа с укоризной, но тот в ответ лишь пожал плечами:
  - Надо же было как-то привести ее в чувство! Человек на незнакомой планете сунул руку непонятно во что и перестал реагировать на происходящее... Я уж думал, все, останусь без такой полезной помощницы!
  - Да ладно, я не в обиде, - улыбнулась Ирэн. - Главное, мы теперь сможем увидеть, как они жили!
  - Что-то я не понимаю, - Джулиус потянулся к одной из привезенных начальником "ваз". - Если даже это запись информации, то ведь она была рассчитана на местных. И они засовывали туда свой хобот. Почему же Ирэн смогла там что-то увидеть рукой?
  - А я, кажется, догадываюсь, - приблизилась к "вазам" Дина. - Эта форма записи действует не на зрение или слух, а прямо на нервные окончания. У местных таких окончаний было больше всего на кончике хобота, я это еще при первом осмотре обнаружила. А у нас их очень много на кончиках пальцев. Ну а поскольку нервные системы у нас и у них очень схожие, то и результат получился соответствующий...
  - То есть мы действительно сможем все это прочитать... или просмотреть? - загалдели участники экспедиции.
  - Вероятно, - отозвался начальник, придвигая "вазы" к себе. - Но я пока не решил, стоит ли нам сейчас этим заниматься. Возможно, нам лучше доставить эти сосуды на Землю, пусть их там сперва как следует изучат.
  Среди археологов моментально поднялся страшный гвалт, из которого можно было понять, что с таким решением они, мягко говоря, не согласны. Быть в двух шагах от потрясающего открытия и отдать его земным ученым, которые их потом и близко к "вазам" не подпустят! Да разве можно так поступать, особенно если учесть, что Ирэн одну "вазу" уже испытала и ничего, жива и здорова, и, кстати, громче всех кричит, что "вазы" надо проверить немедленно!
  - Очень хорошо, - вскинул брови начальник. - А добровольцы для проверки сосудов есть?
  Тут шум и крики как-то плавно сошли на нет. Только Ирэн, уже заглянувшая в прошлое местных жителей, сразу же подняла руку, а остальные космоархеологи начали оглядываться по сторонам и бормотать себе под нос что-то маловразумительное. Младшая ассистентка с победоносным видом повернулась к начальнику:
  - Я же говорю, пробовать надо мне! Остальные испугаются.
  Джулиус и Валентин быстро переглянулись и сделали шаг вперед. На лицах обоих ясно читалось, что рискнуть ради науки они, конечно, согласны, но делают это абсолютно без всякого удовольствия. Ирэн просияла:
  - Вот видите, Константин Михайлович, нас уже трое! Для чистоты эксперимента вполне достаточно! Парни, вы просто молодцы, я так и знала, что вы решитесь!
  Археологи, вместе с Диной, заворчали, что только глупые мальчишки позволяют не менее глупым младшим ассистентам так разводить себя "на слабо", но оба добровольца пропустили эти реплики мимо ушей. Начальник экспедиции со вздохом обвел всю группу глазами. Он только что сделал еще одно открытие, возможно, не такое важное для науки, но зато просто необходимое для руководителей любого ранга: достаточно уступить подчиненным один раз, и после этого поддаваться на их уговоры придется всю жизнь.
  
  - Ну, молодые люди, теперь ваша очередь! - Шеф поставил на стол еще две "вазы", сделанные из более темного материала, чем предыдущие. Верхняя часть обеих "ваз" была аккуратно срезана, чтобы в них могла поместиться мужская рука. - Эти два сосуда были спрятаны в стене, - пояснил шеф, - мы наткнулись на них практически случайно. Возможно, в них записала какая-нибудь особенно важная информация.
  Джулиус и Валентин снова, уже в который раз, посмотрели друг другу в глаза.
  - Прошу вас! - Валентин кивнул на изуродованные объекты исследования.
  - Что вы, только после вас! - тут же откликнулся его коллега.
  - Да перестаньте вы, черт возьми, паясничать! - вспыхнула Ирэн, уже опробовавшая несколько "ваз" попроще и теперь нетерпеливо ерзающая на месте.
  - Не нервничай, - буркнул Джулиус. - Ты же в любом случае первооткрывательница! Дай прославиться и другим!
  Ирэн начала что-то отвечать, но Валентин этого уже не слышал. Медленным движением он придвинул к себе один из сосудов и, зажмурившись, дотронулся кончиками пальцев до его дна, успев подумать, что разумнее было бы делать это левой рукой, а то мало ли что...
  
  Впоследствии ему приходилось огромное количество раз рассказывать об эксперименте, но ни сразу после него, ни много позже на Земле он так и не смог описать словами то, что тогда почувствовал. Сказать, что он увидел и услышал давно погибших хозяев планеты, было все равно, что не сказать ничего. Записи, хранящиеся в круглом дне сосуда, действовали сразу на все органы чувств и, одновременно, на эмоции. Валентин не просто видел, как компании длиннохоботных гуманоидов проходили мимо своих сородичей, неподвижно лежащих возле дороги, не просто слышал и понимал их легкомысленную болтовню, он всем своим существом ощущал и их равнодушие, и отчаяние умирающих. Он не только увидел местного жителя, тонущего в каком-то водоеме со стороны, но и испытал на себе его страх и уверенность в том, что ни один из его отдыхающих на берегу друзей даже не попытается его спасти. Он пережил множество трагических эпизодов, очень разных, но объединенных одной чертой - с жителями планеты случались всевозможные несчастья, но никому из тех, кто при этом присутствовал, даже в голову не приходило прийти им на помощь. И при этом те, с кем происходили эти несчастные случаи, твердо знали, что будь они на месте наблюдателей, у них бы тоже не возникло никакого желания помогать погибающим.
  Ближе к концу записанные в сосуде "сюжеты" изменились. Теперь Валентин видел почти полностью опустевший город, лишь в некоторых домах которого еще жили гуманоиды. Некоторые из них лениво доедали оставшуюся в их жилищах еду, но большинство неподвижно лежало в гамаках, дожидаясь смерти. Им не хотелось выходить из домов, чтобы найти пищу или других жителей города, потому что им вообще не хотелось жить.
  И на протяжении всей записи, Валентина не покидало странное навязчивое ощущение, что все происходящее - ненормально, что ничего этого не должно было быть, что когда-то раньше, во времена расцвета этой исчезнувшей теперь цивилизации, все было по-другому. Было ли это чувство протестом самого Валентина против того, что он видел, или же тот, кто сделал эту запись, передал ему свое собственное настроение? Этого археолог не знал.
  - Все, Валь, уже все, - Дина старательно тормошила молодого человека, не давая ему вновь возвращаться в мир прошлого. Валентин открыл глаза. Рядом с обеспокоенным видом столпилась чуть ли не вся приморская база. Археолог принялся искать глазами Джулиуса и успокоился лишь после того, как увидел приятеля - тот с мрачным выражением на лице стоял немного в стороне от остальных.
  
  - Они действительно достигли очень больших успехов в генетике, - рассказывал Джулиус, стараясь не смотреть никому в глаза. - Поначалу они избавились от разных болезней, потом, как и предполагала Дина, привили себе разные необычные способности, а потом, если я правильно все понял, решили пойти еще дальше и сделать всех жителей планеты более добрыми, что ли... В общем, они стали что-то менять в генах, и их дети стали рождаться с меньшим количеством разных гормонов, которые отвечают за злость и тому подобное. Они стали спокойными и ласковыми, неспособными никого обидеть...
  - Избавились от агрессии, - тихо повторила Ирэн фразу, так сильно любимую медичкой Диной. Самой Дины в кабинете начальника не было. Познакомившись с первыми впечатлениями Валентина и Джулиуса, она, впервые на памяти членов экспедиции, вышла из себя и, заявив, что "никогда ни во что подобное не поверит" ушла в свой медпункт. Остальных же выгнать из кабинета возможным не представлялось, и они с живейшим интересом слушали отчет своих коллег.
  - У них там много было споров, насчет того, можно это делать или нельзя, - продолжал Джулиус. - Но дети были нормальными, здоровыми и такими... Как бы это сказать? Послушными, вот. Их не надо было воспитывать, они делали все, что им говорят, никогда не спорили. И все согласились, что это гораздо лучше, что такие дети, когда вырастут, никогда не будут ни с кем воевать. У них ведь были войны, но очень давно, в смысле, задолго до этой истории с генами. И один раз они едва друг друга не уничтожили, но смогли вовремя остановиться.
  Валентин сидел, опустив голову. Он был на трех планетах, жители которых вовремя остановиться не смогли, а всего таких планет было открыто не меньше десятка. Примерно столько же было известно и цивилизаций, которые сумели пройти этот кризис более-менее благополучно, и Земля была в их числе. И вот теперь выяснилось, что этого недостаточно: после кризиса глобальной войны разумную жизнь ждет другое испытание, которое также способны пройти не все.
  - А потом у них прошло несколько поколений, и начались какие-то странности. Люди стали какими-то очень осторожными. Они отказались летать в космос - слишком опасно, корабли могут взорваться. Потом отказались ездить на местном транспорте, потому что там иногда случались аварии. Перестали путешествовать по диким местам - там нужно было отбиваться от зверей, строить дома, а они словно бы разучились это делать...
  Валентин заметил, что Джулиус говорит так, будто бы сам пожил в ту эпоху, о которой рассказывал. Хотя, в сущности, примерно так оно и было. Их обоих ненадолго пустили в тот навеки исчезнувший мир, приготовив для них краткую, но весьма информативную экскурсию. Интересно, подумал молодой человек, не на это ли рассчитывал тот, кто сделал эти записи и положил их отдельно от других? Может быть, он надеялся, что в его мире останется хоть кто-то живой, кто сможет все это увидеть и прочувствовать?
  - Короче, еще через некоторое время они отказались от всего, что связано с риском, пусть даже совсем небольшим, - отчет Джулиуса подходил к концу, и он заметно оживился - какими бы трагическими ни были показанные ему картины, природное легкомыслие постепенно брало свое. - От тяжелой работы они тоже отказались, но у них, в принципе, и так почти все делали автоматы, так что они все равно смогли жить довольно долго, ничего не делая. И еще там была одна сцена, когда несколько местных поняли, что здесь что-то неладно, и попробовали провести исследование, не связано ли это с тем, что людей отучили злиться. Но им это делать не позволили, сказали, что всем и так неплохо живется. Да они и сами не очень-то рвались - бороться-то они тоже уже не могли. Вот, собственно, у меня все.
  - Валентин, давай теперь ты, - шеф направил диктофон на второго "испытателя". И Валентин, тоже избегая чужих взглядов, принялся излагать свою часть полученной информации. Где-то в середине отчета он поймал себя на том, что не просто пересказывает увиденное, но и пытается связать его с тем, что говорил Джулиус:
  - По-моему, они сперва разучились злиться друг на друга, потом воевать, а потом вообще бороться с чем-либо. Они не могли убить хищника, если он на них нападал, не могли броситься в воду, если кто-то тонул, потому что это была бы борьба - с хищником или со стихией. А борьба означает агрессию, так ведь? А их-то как раз агрессии и лишили! И еще, у всех живых существ есть инстинкт защищать себя и своих близких, своих детенышей, например. А у местных этот инстинкт, видимо, заблокировался, потому что защищать может только тот, кто готов броситься на врага, а они этого сделать не могли. В общем, получается, что они вымерли из-за того, что стали нежизнеспособными - разучились защищать себя и других.
  - Что ж получается, они разучились защищаться, потому что их отучили нападать? - спросил кто-то из членов группы.
  - Выходит, что так, - неожиданно серьезно произнесла Ирэн. - Умеешь любить - значит, умеешь и ненавидеть, например тех, кто угрожает твоим любимым. А перестанешь ненавидеть - автоматически перестаешь любить.
  - Видимо, вы правы, - подвел итог начальник экспедиции. - Я эти записи тоже просмотрю. А пока - всем отдыхать, вам двоим - в первую очередь! - он указал на Джулиуса и Валентина.
  
  Отдыхать молодые люди не пошли. Пока другие члены группы, обсуждая услышанное, накрывали столы-контейнеры для ужина, они задумчиво гуляли вокруг базы. Через пару кругов к ним присоединилась Ирэн.
  - Знаете, ведь у них была классная цивилизация, - заговорила она. - Те записи, что я видела, они, наверное, были сделаны раньше, до того, как у них все это началось... Они летали в космос, они изобретали черт знает какие штуковины, писали потрясающие картины! Неужели все это было зря? Ведь от них никого не осталось, ни одного самого жалкого племени, как на тех, других планетах! Неужели все было напрасно?
  - Нет, не напрасно, - неожиданно отозвался Валентин. - Никто не умирает напрасно. Те, другие цивилизации подали нам урок, как не надо воевать. А эти - как не надо жить мирной жизнью. Мы могли бы дойти до того же самого, но теперь, я надеюсь, не повторим их ошибку.
  - Думаешь, у нас тоже могло так быть? - удивился Джулиус.
  - А ведь запросто! - подхватила Ирэн. - Такие, как наша Дина, они ведь тоже могут отучить человечество от ненависти. И у нас будет все то же самое! Мы точно так же вымрем.
  - Ну уж нет, у нас так не будет! - одновременно вспыхнули оба молодых человека.
  - Надеюсь, что нет, - вздохнула Ирэн. - А то представьте себе: вернется Динка на Землю - она же не собирается всю жизнь в космосе провести! - начнет изучать генетику и додумается до чего-нибудь подобного!
  - Народ, идите ужинать, только вас ждем! - к беседующим космонавтам подбежал один из ассистентов Дины. Все трое направились к "столу".
  Сама медичка уже сидела на своем обычном месте. Судя по всему, она успела успокоиться и теперь, как всегда тихо, но твердо, высказывала собственное мнение о судьбе жителей планеты, полностью подтверждая опасения Ирэн:
  - Разумеется, у местных где-то была ошибка. Но говорить, что без ненависти не может быть любви - это, извините, абсурд. Уверена, земные ученые сумеют избавить людей от агрессии без всяких последствий...
  Валентин, уже собиравшийся сесть на свободный стул напротив Дины, вдруг резко наклонился в ее сторону
  - Никогда! - рявкнул он, ударяя по крышке контейнера кулаком с такой силой, что легкие пластиковые тарелки и стаканы полетели на траву. - Запомни, никогда вы не отнимите у нас любовь к жизни!
  
  СПб, 2005
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"