Алексеева-Минасян Татьяна Сергеевна: другие произведения.

Под защитой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ участвовал в "Конкурсе крови" на портале "Квазар". Призовых мест не занял. Действие происходит в той же реальности, что и в романе "Не такие, как все".


Татьяна Минасян

  

Под защитой

  
   Ночью маленький аккуратный сквер перед библиотекой, в центре которого красовалась клумба в виде большого каменного шара, выглядел далеко не так мирно, как днем. Шар с торчащими из него стеблями и свисающими длинными листьями казался огромным яйцом с треснувшей скорлупой, из которого начал вылупляться какой-то инопланетный монстр со щупальцами. Да и библиотека, при свете дня бывшая ничем не примечательным обшарпанным зданием, в темноте напоминала развалины старинного замка, в которых, несомненно, должны были скрываться призраки...
   Игорь решительно отогнал все эти мешающие сосредоточиться ассоциации. Хотя в том, что они так настойчиво лезли ему в голову, не было ничего странного - учитывая, что сейчас должно было произойти. Молодой человек посмотрел на часы - было без двух минут час ночи. Он пришел чуть раньше назначенного времени. А тот, с кем он должен был встретиться, наверняка явится минута в минуту. Даже если сейчас он уже где-то здесь, за кустами, он будет прятаться там, чтобы продемонстрировать свою нечеловеческую точность. Искать же его там - дело совершенно бесполезное, так что придется подождать.
   Стараясь хотя бы внешне выглядеть спокойно, Игорь обошел каменную клумбу и присел на одну из скамеек. Следующая мысль, которую он тоже попытался отогнать, была о том, что у него еще есть возможность передумать и уйти из сквера. Выйти из темноты на освещенную улицу, добежать до своего дома, забраться в кровать - и больше никогда не вспоминать об этом ночном визите к библиотеке. Даже если за ним сейчас наблюдают, останавливать его и упрашивать остаться никто не будет. Правда, могут и не дать ему уйти из сквера, как слишком много знающему... Однако молодой человек остался сидеть на скамейке по другой причине. По крайней мере, в первую очередь по другой.
   Последняя минута ожидания растянулась в целую вечность. Но, в конце концов, из темноты за деревьями выступили чуть более светлые очертания высокой фигуры, и Игорь поднялся со скамейки ей навстречу.
   - Крушинин? - спросил подходящий к нему мужчина.
   - Да, - коротко ответил Игорь, делая еще шаг вперед. Сохранять спокойствие с каждой секундой становилось все сложнее - сердце у него в груди колотилось так сильно, что, казалось, его стук должен был разноситься по всему кварталу.
   Тот, кого он ждал, тоже шагнул к нему, и его слегка осветили слабые лучи света от далеких уличных фонарей. Стало видно его бледное, чуть ли не чисто-белое, без кровинки худое лицо и глубоко посаженные темные глаза, которые из-за бледности казались особенно глубокими черными провалами.
   - Не передумал? - спросил этот мужчина, подходя совсем близко к Игорю.
   - Нет, - так же коротко ответил тот, заставляя себя смотреть в эти черные глаза. Его собеседник выглядел довольно молодым, лет на двадцать с небольшим, и только глаза выдавали его истинный возраст - такой взгляд мог быть лишь у того, кто прожил многие десятки лет. А то и сотни.
   Сейчас эти древние глаза всматривались в лицо стоящего перед ними молодого - по-настоящему молодого - человека, выискивая в них хотя бы тень сомнения. Игорь так и не отвел взгляд, и в конце концов, его собеседник удовлетворенно кивнул:
   - Я в тебе не ошибся.
   Крушинин промолчал. Говорить что-то теперь не требовалось - обо всем было несколько раз сказано раньше, по переписке. И судя по всему, его собеседник думал так же. Он тоже не сказал больше ни слова, а лишь сделал еще один, последний шаг к Игорю, встал вплотную к нему и резким движением запрокинул ему назад голову, одновременно прижимая его другой рукой к себе. Молодой человек рефлекторно дернулся и попытался отшатнуться назад, но ему не удалось ни на миллиметр сдвинуться с места: собеседник, несмотря на то, что внешне выглядел худым и слабым, держал его железной хваткой. Он нагнулся еще ниже к шее Крушинина и в следующий миг впился в нее мгновенно выдвинувшимися из-за его верхних зубов длинными клыками. Его жертва еще раз дернулась, сделав последнюю, слабую и безуспешную попытку вырваться, после чего застыла неподвижно, а потом обмякла в его руках. Голова Игоря запрокинулась назад еще сильнее, глаза закрылись - теперь он безвольной куклой висел в руках того, с кем минуту назад мирно беседовал.
   Дальнейшие действия вампира были четкими и привычными - за без малого двести лет своего существования он проделывал это не раз. Несколько минут он стоял, присосавшись к горлу уже не сопротивляющейся жертвы, а потом начал медленно наклоняться вперед, опуская ее все ниже, пока она не оказалась на газоне возле клумбы, а сам он - на коленях около нее. Еще несколько минут - и вампир оторвался от неподвижно застывшего на газоне молодого человека, на мгновение выпрямился, но затем снова наклонился к нему и поднес ко рту собственную правую ладонь. Из-под верхней губы у него снова выдвинулись клыки, которые с легкостью вспороли кожу на его руке, и в царящем сквере полумраке тускло блеснула темная кровь. Все тем же привычным движением он приложил окровавленную ладонь к губам своей жертвы и снова на некоторое время замер. Вид у него теперь был не серьезный и сосредоточенный, а, скорее, скучающий.
  
   Лежащий на спине парень по имени Игорь сделал несколько глотков льющейся ему в рот крови и медленно открыл глаза. Несколько секунд он смотрел на склонившегося над ним вампира бессмысленным взглядом, но потом вдруг прищурился, скосил глаза в сторону, затем в другую и, наконец, уже вполне осознанно сфокусировал взгляд на наблюдающем за ним мужчине, который к тому времени уже втянул клыки и снова стал похож на обычного, хотя и очень худого и бледного человека.
   - Светло... - пробормотал он слегка удивленно. - Светло, как днем... сколько сейчас... времени?
   - Все еще ночь, - отозвался вампир, продолжая с любопытством смотреть на него. - Сейчас темно, но ты теперь видишь гораздо лучше, чем прежде.
   - Да, похоже на то... И звуки!.. - Игорь осторожно приподнялся на локтях, быстро приходя в себя и со все более сильным интересом оглядываясь по сторонам. - Ночью ведь не бывает так шумно? И запахи...
   - Ну да. И это только малая часть того, что ты теперь можешь, - усмехнулся вампир, вставая и протягивая ему руку.
   - Значит... все получилось?! - его недавняя жертва оперлась на его руку и неловко поднялась на ноги.
   - А ты сомневался?
   - Да не то, чтобы... - Игорь сделал пару шагов в сторону, взмахнул руками и вновь повернулся к своему собеседнику. - Все получилось, - повторил он, теперь уже не спрашивая, а утверждая это.
   - Доволен?
   - Еще как! И значит, никто из ваших обо мне не знает?
   - Ну я же сказал тебе. Нам позволено жить в этом городе, но нельзя обращать новичков. Но ты не волнуйся за это, о тебе никто не узнает, если ты сам себя не выдашь.
   - И это просто замечательно! - воскликнул Крушинин, расставляя руки в стороны и бросаясь к вампиру с явным желанием обнять его. Тот снисходительно улыбнулся, но тоже обнял новичка, позволив ему обхватить себя обеими руками.
   В следующий миг он, не издав ни звука, стал заваливаться на бок. Игорь плавно опустил его на землю, почти в то же место, куда минуту назад вампир уложил его самого, и выпрямился, выдернув из его спины блеснувший в свете далеких фонарей серебром нож. Спустя еще секунду мертвое тело перед ним потемнело и рассыпалось в мелкую пыль, похожую на пепел.
   - Это просто замечательно, что обо мне никто не узнает, - шепотом повторил Игорь, собирая одежду убитого вампира и заталкивая ее в ближайшую урну.
  
   В окнах школы было темно, за исключением нескольких на последнем этаже, в которых вспыхивали разноцветные огни и из которых доносилась музыка. Да еще на крыльцо школы время от времени, осторожно оглядываясь по сторонам, выбегали старшеклассники - убедившись, что поблизости нет никого из взрослых, они ныряли под крыльцо и, достав из карманов сигареты, чиркали зажигалками. Взрослых, желающих помешать им курить, возле школы и правда не было. Были лишь двое молодых парней, спрятавшихся за углом школы и незаметно наблюдающих за крыльцом, которых курильщики не интересовали. У них были дела посерьезнее.
   - Ну и где эта твоя фифа? - шепотом спросил один из них своего товарища.
   - Погодь, скоро выйдет, - так же шепотом отозвался тот. - Ей надо большую компанию собрать и всех уговорить на улицу выйти.
   - Да зачем большую, взяла бы с собой пару человек и все!
   - Ага, вышла с парой человек, а вернулась с четырьмя! Ты думаешь, их охранник считать до пяти не умеет?
   - Подозреваю, что он умеет и до двадцати. И что, ей весь класс на крыльцо тащить?
   - Тихо, кто-то идет!
   Оба парня прижались к школьной стене и некоторое время стояли так, затаившись, но потом один из них вновь аккуратно высунулся из-за угла. На крыльце со скучающим видом курил сам охранник, а это значило, что подростки, пляшущие на дискотеке, в ближайшие несколько минут из школы не выйдут. Прячущиеся за углом молодые люди затаили дыхание, стараясь уловить каждый доносящийся со стороны крыльца звук. Оба так сосредоточились на этом, что не сразу заметили, когда из-за растущих чуть в стороне кустов сирени послышался негромкий шорох, а потом оттуда вышел и направился к ним еще один парень.
   Спохватились оба злоумышленника, когда было уже поздно: этот парень подошел достаточно близко к ним, и они, взглянув в его бледное, осунувшееся лицо, почувствовали, что не могут ни сдвинуться с места, ни спросить, что ему нужно, ни вообще сделать хоть что-нибудь. Зашевелились они, лишь когда он махнул рукой, поманив их за собой к тем же самым кустам - один из них тут же покорно двинулся за ним следом, другой помедлил, словно бы борясь с какой-то невидимой силой, тянущей его прочь от школы, но затем тоже зашагал к кустам неровной походкой, то и дело запинаясь и ненадолго останавливаясь. Так все трое обошли кусты, миновали маленькую детскую площадку за ними и оказались перед несколькими выстроившимися в ряд заброшенными гаражами. Парень, который пытался сопротивляться ведущему его за собой незнакомцу, заметно отстал, но все-таки продолжал идти за ним. Сам же незнакомец лишь изредка оглядывался на него, уверенный, что тот в любом случае никуда от него не денется. Подойдя к одному из гаражей, он с легкостью дернул на себя ржавую металлическую дверь, и она со скрипом распахнулась. Первый из уведенных им от школы парней, подчиняясь его взгляду, сразу же прошел внутрь. Второй еще больше замедлил ход, а у самой двери и вовсе остановился, но потом все же сделал еще шаг вперед и оказался в тесном помещении, заваленном горами какого-то хлама. Дверь за ним закрылась, и на мгновение в гараже стало темно, а потом бледный и худой парень, который привел туда двух других, включил большой налобный фонарь и положил его на один из стоящих возле стены ящиков. После этого он снова посмотрел на замерших посреди гаража молодых людей, особенно задержав взгляд на том из них, который пытался сопротивляться его воздействию. Прошла пара секунд, и лицо этого парня приняло осмысленное выражение. Он завертел головой, озираясь вокруг, а потом с ужасом уставился на своего похитителя.
   - Ты кто?! Где мы?.. Куда ты нас..? - забормотал он хриплым шепотом, но бледный незнакомец больше не смотрел в его сторону. Теперь этот странный юноша повернулся к своей второй жертве, все еще смотревшей прямо перед собой застывшим взглядом и явно не понимавшей, что происходит.
   - Коль! - позвал очнувшийся парень своего неподвижного подельника, но тот никак не отреагировал на его голос. Незнакомец шагнул к нему, резким движением схватил его за волосы на затылке и запрокинул его голову назад.
   - Колька!!! - заорал парень, пытавшийся сопротивляться, и шарахнулся в сторону двери, словно собираясь убежать, однако в последний момент его удержала на месте все та же невидимая сила, которая до этого притащила его в гараж.
   Бледный парень, по-прежнему остававшийся единственным, кто мог действовать по собственной воле, тем временем, наклонился к шее своей жертвы. Сообщник Кольки снова дернулся к двери, а когда у него не получилось пошевелиться, попытался зажмуриться или отвернуться. Но ему не удалось даже это, и он вынужден был смотреть, как незнакомец присосался к горлу его товарища, как на земляной пол гаража капала кровь, и как, в конце концов, на этот пол рухнуло небрежно отброшенное мертвое тело.
   Незнакомец же повернулся к своей второй жертве, не сводившей с него широко распахнутых от ужаса глаз.
   - Все видел? - спросил он, вытирая перепачканные кровью губы и подбородок и недовольно морщась. - Скажешь, у кого покупаешь дурь - останешься жив. Вот, - он вытащил из кармана куртки маленький блокнот и ручку, - записывай все имена и места, где вы встречаетесь.
   - Я... - начал было парень и хрипло закашлялся, удивленный, что снова может говорить. - Я не знаю имен, у них клички у обоих...
   - Записывай все, что знаешь. И имена тех школьников, кого ты уже подсадил, тоже, - вампир положил блокнот на один из ящиков у стены, и молодой человек, получивший теперь и возможность двигаться, бросился туда со всех ног.
   Руки у него дрожали, но он склонился над ящиком и старательно выводил имена своих подельников, названия баров, где с ними можно было встретиться, и время, когда они там бывали. Исписав полторы страницы, он добавил к ним несколько имен тех, кому сам продавал наркотики, после чего выпрямился, протянул блокнот вампиру и посмотрел на дверь. Тот забрал у него записи и ручку, помедлил несколько мгновений, а затем вдруг точно таким же движением, как и несколько минут назад, схватил его за волосы на затылке и потянул за них. В глазах наркоторговца вновь вспыхнул ужас, но сопротивляться он опять не мог, и еще через минуту его тело упало рядом с телом его сообщника.
   Вампир обыскал оба трупа, вытащил у них из карманов пакеты с белым порошком и кошельки, а потом оттащил в угол и завалил их ящиками и прочим хламом - обнаружить убитых должны были не скоро, и к тому времени понять, от чего они умерли, будет уже нереально.
  
   В приемной главы районной администрации, несмотря на поздний час, все еще толпилось много народа, но он с решительным видом вышел из своего кабинета и зашагал по коридору сквозь мгновенно окружившую его толпу, не обращая внимания на посыпавшиеся со всех сторон вопросы.
   - Дмитрий Евгеньевич, так что же все-таки с тринадцатыми квитанциями?
   - Что насчет нашего заявления, Дмитрий Евгеньевич?
   - Я уже третью неделю пытаюсь к вам попасть, назначьте мне точное время, я не успеваю в эти часы...
   - Дмитрий Евгеньевич, во дворе дома номер двадцать два уже реально опасно находиться, у одного дерева уже обломилась огромная ветка, она чудом никого не убила! Примите меры - или мы будем писать в прокуратуру! Дом двадцать два по Энергетиков...
   - Мы по закону имеем право знать, на что пойдут деньги, которые мы платим за капитальный...
   - Чья это была гениальная идея красить стены в подъездах в декабре?! В квартирах воняет краской, дышать нечем, и проветрить нельзя - холодно!
   Секретарша главы администрации выскользнула вслед за ним из кабинета и быстрым движением заперла дверь. Сам же он повернулся к так и не попавшим к нему на прием жителям и с невозмутимым видом развел руками:
   - Прием окончен. Ничего не могу поделать. Мне вообще-то тоже надо хоть иногда отдыхать. Приходите через неделю!
   Толпа в коридоре загалдела еще громче. На этот раз почти все пытались донести до чиновника одну и ту же информацию: о том, что устраивать приемное время раз в неделю всего на два часа - это слишком мало, и что так большинство из них никогда не смогут сообщить ему о своих проблемах. Секретарь в это время прошмыгнула мимо своего начальника и улизнула на улицу. Сам он, впрочем, тоже был уже на пути к выходу.
   - Я все понимаю, но неужели вы думаете, что у меня нет других дел? - проворчал он в ответ на жалобы и тоже шагнул за порог. - Была бы у меня возможность принимать вас чаще - тогда конечно... Но вы же знаете, что сейчас я очень занят.
   - Знаем, да - к выборам в думу готовитесь! На взятки для этого копите! - уже даже не пытаясь быть вежливыми, закричали сразу несколько его подопечных.
   - В прокуратуру надо писать, - буркнул еще кто-то из них.
   - Лучше жилищный комитет сначала, - возразил кто-то другой.
   Дмитрий Евгеньевич пожал плечами и вышел на лестницу. Угрозы недовольных жителей района мало его беспокоили - все заявления о том, какой он плохой руководитель и как неправильно расходует выделенные на благоустройство района деньги, все равно вернутся в районную администрацию, к нему в кабинет. Хотя, конечно, приемный день всегда здорово утомлял чиновника - вот и теперь он чуть ли не засыпал на ходу. "Сократить бы прием до одного часа раз в неделю! - мелькнула у него мысль по дороге домой. - Но ведь не дадут, будут вопить, что и так слишком мало времени им уделяю, будут лезть в другие часы..."
   Вздохнув, он перешел через дорогу и направился к своему дому, находящемуся совсем рядом со зданием районной администрации. Несмотря на сильное желание спать, чиновник поглядывал по сторонам, готовый дать отпор особо упрямым жителям района, которые могли подкарауливать его по дороге домой со своими жалобами и заявлениями. Он бы конечно от них отбился, еще и припугнул бы, что сам напишет на них заявление в полицию о том, что они его преследуют, но очень уж не хотелось больше ни с кем спорить и ругаться...
   До дома он добрался благополучно - никто не выпрыгнул на его из синих декабрьских сумерек, никто не поджидал у подъезда. Вскоре Дмитрий Евгеньевич уже поднимался по лестнице на свой третий этаж, предвкушая отдых за бокалом вина. Теперь он уже был уверен, что на сегодня отделался от всех надоедливых просителей и от остальной работы и сможет весь вечер наслаждаться жизнью - пить хорошее вино, смотреть диск с одним из своих любимых фильмов... Делать все то, ради чего он в свое время так отчаянно добивался своей немаленькой должности, а теперь пытался подняться еще выше...
   В дальнем конце его этажа послышался какой-то шорох, и мужчина с досадой обернулся в ту сторону, надеясь, что это просто кто-то из его соседей. И действительно - в царившем на этаже полумраке Дмитрий Евгеньевич увидел темный силуэт возле одной из дверей, который поначалу принял за одного из снимавших по соседству с ним комнату студентов. Он повернулся к своей собственной двери, полез в карман за ключами - и в следующий миг темная тень из другого конца лестничной площадки стремительно метнулась в его сторону.
   Глава районной администрации почувствовал это, но не успел даже обернуться. Подскочившая к нему на невероятной для человека скорости высокая и худая фигура с размаху ударила его ребром ладони в тонкой перчатке по затылку, и он тут же рухнул на коврик возле двери. После этого напавший на него незнакомец так же быстро и ловко залез к нему в карманы, вытащил оттуда кошелек и мобильник, снял с его руки дорогие часы и поднял упавший рядом портфель. Проверять, жив ли лежащий на полу мужчина, он не стал - ему это не требовалось, он и так чувствовал, что сердце его жертвы больше не бьется.
   Еще секунду убийца с сожалением смотрел на шею убитого над безупречно белым воротником рубашки, а потом, отвернувшись от него, все так же стремительно и при том почти не слышно бросился вниз по лестнице. Это тело, без сомнения, должны были тщательно исследовать, так что его нельзя было больше трогать, не говоря уже о том, чтобы пить его кровь...
  
   На детской площадке было шумно и весело: несколько малышей с хохотом гонялись друг за другом вокруг песочницы, еще двое старательно лепили в ней куличики, а их мамы и бабушки, сидящие на скамейках вокруг, оживленно пересказывали друг другу последние слухи и сплетни. Тем для болтовни было не очень много, все любопытные случаи с жителями ближайших домов были уже не раз и не два пересказаны друг другу, и поэтому когда к одной из наблюдающих за детьми мам подошел симпатичный и стройный молодой человек, остальные следившие за детьми женщины мгновенно навострили уши, радуясь новому поводу для сплетен. К их огромному удовольствию, молодой человек попросил эту женщину пересесть на скамейку, расположенную чуть дальше, в углу площадки, и, усевшись туда, они начали о чем-то разговаривать, причем беседа их сразу стала очень эмоциональной и напряженной. Любительницы слухов не сводили с них глаз и пытались уловить хоть слово из их разговора, но в этом не преуспели: и мужчина, и женщина говорили очень тихо. Сплетницам оставалось только надеяться на свое богатое воображение. Хотя догадаться, о чем эти двое спорили на самом деле, им бы точно не удалось.
   - Еще раз повторю: я абсолютно не понимаю, о чем вы говорите, - равнодушно пожала плечами Эльза Мухина. Слишком равнодушно и слишком небрежно, отметил про себя ее собеседник и продолжил убеждать ее:
   - Елизавета Николаевна, погибло уже, как минимум, двадцать три человека. И это только те, о ком нам известно - люди более-менее благополучные, у которых были родственники и друзья. Наверняка на самом деле жертв больше - приезжие, бездомные, подростки из таких семей, где родители и не заметят, если ребенок пропадет. Неужели вы не понимаете, что в опасности весь ваш округ, да и весь район, пожалуй?
   - Молодой человек, - усмехнулась женщина, бросая быстрый взгляд на детей в песочнице. - Вы сами-то понимаете, что говорите? Какое отношение я имею к бомжам, понаехавшим и малолетним преступникам? Они, может быть, и в опасности, но моя семья - не приезжие и не бомжи.
   - А вы внимательно слушаете, что я вам говорю? Были и благополучные жертвы. Три главы администрации - их назначать не успевают! - и еще шестеро других ее сотрудников, это вам как? Две продавщицы, один грузчик, один...
   - Все, кто работает в администрациях - воры, и в районной, и в округах, - вновь пожала плечами Эльза. - Продавцы в наших магазинах хамят направо и налево. С грузчиками я не общаюсь, но сильно сомневаюсь, что это был порядочный человек. Еще раз спрашиваю: какое я ко всем этим людям имею отношение и почему меня должно волновать, что они умерли? Причем умерли от естественных причин или несчастных случаев, так ведь?
   - Значит, вам все-таки кое-что известно, - удовлетворенно кивнул ее собеседник.
   Женщина не удостоила его ответом.
   - Ну а ваша приятельница? - продолжил он более мягким тоном. - Она осталась без мужа с маленьким ребенком, она плачет целыми днями - не жалко?
   Мухина в ответ лишь фыркнула:
   - Когда муж ее бил, она тоже плакала, что никуда не может от него деться! Лично я считаю, что таким помогать бесполезно - она наверняка скоро найдет нового мужика, который тоже будет ее лупить.
   - Значит, вы считаете, что убийца помогает жителям вашего округа?
   - Это вы сказали, я вообще не понимаю, о чем речь, - мгновенно вернулась к прежним ответам Эльза.
   - Елизавета Николаевна, - сделал еще одну попытку достучаться до нее собеседник. - Попробуйте все же меня услышать! То же самое, что сейчас происходит у вас, уже случалось в других районах и городах. Появляется человек... хм, личность, которая намного сильнее... обычных людей. Личность, которая может убивать и обладает... ммм... еще некоторыми необычными способностями. И эта личность воображает, что может сделать весь мир лучше - в том смысле лучше, как она это видит. Эта личность начинает убивать неугодных ей людей. Иногда людей другой национальности, иногда только мужчин или только женщин, иногда стариков. А чаще всего - как у вас, тех людей, которые не нравятся всем остальным. Чиновников и грубых продавцов, приезжих, уличных подростков, мужей, которые распускают руки. Всем остальным кажется, что их жизнь действительно становится лучше, но потом все меняется. Потому что "плохие" люди заканчиваются, а убийце нужно все больше крови. И дальше он будет убивать уже не тех, кто избивает жен, а кто только голос на них повысит, тех, кто косо посмотрит на другого человека - понимаете? А это уже может быть абсолютно любой. И вы тоже, и ваши дети.
   Эльза посмотрела собеседнику в глаза, и на мгновение ему показалось, что в ее взгляде промелькнуло сомнение. Он почти поверил, что ему удалось убедить ее и что она расскажет все, что ей известно о таинственном убийце, но внезапно взгляд женщины снова метнулся к песочнице, и она заговорила все так же холодно и безразлично, как раньше:
   - Вот именно, у меня дети. Двое, погодки. Сын и дочь. И я хочу жить в районе, где нет маньяков, которые могут их украсть, где нет воспитательниц, которые выливают им за шиворот недоеденный суп, где нет наркоторговцев, которые будут караулить их у школы со своим "товаром", где нет гопников, которые будут их бить и грабить в подъездах. И где на меня, и моих подруг, и их детей тоже никто не нападет.
   Сидящий рядом с ней мужчина только вздохнул. А она продолжала, все больше распаляясь:
   - Если бы все этих бандитов и чиновников вовремя ловили и сажали, нам бы не понадобилась помощь этого... этой личности! Но полиция абсолютно бессильна, они ничего не делают, и власть абсолютно бессильна - и что нам, простым людям, жителям "спальника", остается? Еще месяц назад на этой площадке вы бы ни одного ребенка не увидели - только банды подростков, которые тут курили, били бутылки и целовались у всех на виду! А теперь можно спокойно из дома выйти с детьми, и вечером, когда темно, можно в магазин выбежать, и вообще... Так что знайте: никто из наших вам про него ничего не скажет. Мы никому ничего не скажем. Не дадим в обиду нашего защитника.
   - Елизавета Николаевна, вы все же подумайте, и если вам все-таки захочется мне кое-что рассказать, то вот моя визитка...
   - Оставьте ее себе, - женщина оттолкнула протянутую ей визитную карточку и внезапно вскочила со скамейки, услышав раздавшийся из песочницы громкий рев. - Данил! - взвизгнула она, бросаясь к мальчику лет четырех, пытавшегося отобрать формочку у другого ребенка. Игравшая рядом с ним девочка лет трех тоже вмешалась в драку и принялась колотить не желавшего расставаться с формочкой мальчишку совочком. - Я кому говорила - нельзя брать чужие игрушки! Попроси вежливо!!! - рявкнула Эльза на обоих драчунов, запрыгивая в песочницу и отвешивая обоим по слабому, чисто символическому шлепку. - Все, раз не умеете играть дружно - уходим домой!
   Ее собеседник с грустью посмотрел, как она тащит к подъезду ревущих на весь двор малышей, и со вздохом поднялся на ноги. Остальные мамы и бабушки продолжали изучать его любопытным взглядами, пока он не свернул за угол дома Эльзы.
  
   Из-за туч выглянуло солнце, и парень, вышедший с детской площадки, болезненно поморщился и достал из кармана темные очки. Ускорив шаг, он двинулся к припаркованной чуть в стороне машины с тонированными стеклами, возле которой его поджидал еще один мужчина. На вид он был старше этого юноши, но в остальном они были довольно похожи друг на друга: оба худые и довольно бледные, оба в солнцезащитных очках...
   - Ну что? - спросили они друг друга почти одновременно, после чего более молодой мужчина снял автомобиль с сигнализации и забрался на водительское место. Его товарищ тоже сел на переднее сиденье и с огорченным видом развел руками:
   - У меня ничего. Поговорил еще с пятью жильцами в седьмом доме. Четверо делают вид, что не понимают, о чем речь, а пятый признался, что все знает, но не хочет ничего менять.
   Его молодой собеседник с досадой скрипнул зубами:
   - А у меня еще хуже! Шестеро, все знают, что происходит, все даже понимают, что их "защитничек" - не человек, но их это устраивает!
   - Тот старик, который со мной разоткровенничался, тоже понял, кто здесь орудует. Он и меня сначала принял за вампира - пришлось ему объяснить, что я, хм, в два раза безопаснее, - усмехнулся старший из напарников.
   - Даже так? Они знают о вампирах - и все равно рады, что их убивает один из кровососов?! Как это возможно, Захар?!
   - Они отчаялись найти справедливость среди своих...
   - Но это же не имеет к справедливости никакого отношения!
   - Это мы с тобой понимаем, а им кажется...
   - Захар! - молодой парень распалялся все сильнее. - Я уже ничего не понимаю, честно! Это вообще нормально, когда люди хотят, чтобы кто-то чужой пришел и разрулил все их проблемы? Да еще так разрулил, как этот вампир - убивая всех, кем они недовольны?
   - Может, и не нормально, но большинство людей хотят именно этого, - пожал плечами Захар. - Чего ты так удивляешься, я не понимаю - не помнишь, сколько раз так уже было?
   - В том-то и дело, что помню! Во все прошлые разы этих диких вампиров удалось поймать, когда они уже поубивали по сотне человек! Или даже больше! Неужели мы и этого поймаем, когда будет уже поздно?
   - Боюсь, что так. Если местные знают, кто он, значит, среди них наверняка уже есть те, кто доносит ему на своих "врагов", так что про наши визиты ему тоже расскажут. Он на какое-то время затаится, а потом будет действовать еще осторожнее, так что нам его без помощи местных вряд ли удастся найти...
   - И с этим ничего нельзя сделать?!
   - Будем делать все, что в наших силах, может, нам и повезет. Или кто-нибудь из местных одумается...
   - Чтобы эти - и одумались?! Если уж они до сих пор не поняли, что он опасен для каждого из них...
   - Миша, эти люди считают его своим избавителем, этаким "санитаром леса", который убивает только "плохих". Они уверены, что их самих это не коснется, что они для вампира - "хорошие".
   - Да понял я уже, - проворчал младший из напарников и нервным движением повернул ключ зажигания. - Поехали, отчитаемся...
  
   Затаившееся в подвале существо, когда-то бывшее молодым человеком по имени Игорь Крушинин, прислушалось к затихающему вдали шуму мотора отъехавшей от дома машины и презрительно усмехнулось. Эти двое охотников назвали его "санитаром леса"! Как бы не так - он не санитар, он хирург, удаляющий "опухоли", из-за которых человечество может погибнуть. Ладно, пока не все человечество, пока только один небольшой район - но это только начало. Дальше будет больше. О нем уже узнали в соседнем районе, он уже слышал, как какая-то бабка, приехавшая в гости к давней подруге, живущей на его территории, говорила, что завидует этой подруге и ее соседям и что ей самой тоже хотелось бы жить в безопасном месте. Что ж, ее желание скоро исполнится. Он, конечно, и правда будет теперь действовать осторожнее, раз о нем узнали охотники-полувампиры, но прекращать свои "хирургические вмешательства" и не подумает. В мире еще слишком много зла, с которым надо бороться - нельзя терять времени!
   Вампир оглянулся на сидящую под забитым досками подвальным окошком женщину, которая смотрела в темноту ничего не выражающим, бессмысленным взглядом. Жаль, что она тоже оказалась злом, от которого надо избавить человечество, а в первую очередь - ее детей. Все же Эльза была одним из лучших его осведомителей, больше половины людей он устранил именно по ее наводке... Но матери, которая применяет насилие к детям, среди порядочных людей не место.
   А он - единственный защитник этих людей, значит, должен избавить их от нее.
  

СПб, 2016


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"