Минипутта Дарья: другие произведения.

Алиса и Капитан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.45*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Даже среди разрухи, даже во время затяжной межгалактической войны, когда ничего не остается, кроме потерь и разрушенных планет, можно найти место для настоящей любви.

  - Эй, что я нашел! - радостно хохотнул Дин.
  Громоздкие ботинки, при соприкосновении с металлическими решетками, играющими роль полов в заброшенном здании исследовательской базы, создавали пугающий грохот, отталкивающийся от пустых серых стен. К нему примешивался слабый отзвук шаркающих семенящих шажков, периодически сменяющийся скрипом - ноги заплетались, и то и дело волочились по полу, цепляясь порванными сапогами за металлические перекладины.
  - Норман как всегда... Вот что он там нашел опять? Если какого-нибудь гада дохлого, то я...
  - Да не гада, отвали, - ввалившись в разгромленное помещение, бывшее когда-то информационным центром, огрызнулся Дин, затыкая Марко. Тот, сворачивая приборы, только закатил глаза, даже не взглянув на товарища - слишком шумного и бездумно деятельного, чтобы заслужить внимание Марко Романо.
  - Ну как, сканировал? - спросил Дин.
  - Да. Можем двигаться дальше, - закрывая голографическое окно, проговорил Марко. - Отчет уже у капитана.
  - Теперь сканируй сюда, - хохотнул Норман, заставляя сослуживца обернуться.
  Марко редко реагировал на происходящее вокруг как-то эмоционально - самое большее, что он мог выдавить из себя, это выгибание черной, как смоль, брови, выражавшей практически все: начиная от привычного скепсиса, заканчивая насмешкой. И почему только кэп поставил его с Дином в напарники? Даром что Романо форму носил - ничего общего у этого ученого с Норманом не было. Ну, разве что кроме взаимного желания поддеть друг друга.
  Потому явное удивление на остроносом лице Марко принесло Дину небывалое удовлетворение. Да, это ему не дохлый фанатропус, которого Норман прикончил в прошлый раз буквально за секунду до того, как зубастый гад откусил голову Романо. Это...
  - Один из этих идиотов, - хохотнул Дин, встряхнув за шиворот съежившуюся человеческую фигурку. - Как только выжил тут один, непонятно.
  - Одна, - прищурившись, заметил Марко, подходя поближе.
  - Чего?
  - Ничего, вояка. Забыл уже, как женщины выглядят? - усмехнулся Марко.
  - Я прекрасно помню, как выглядят женщины. И даже помню, каковы они на ощупь, в отличие от тебя. Так что это... - фыркнул Дин, и его большая горячая ладонь, обтянутая в грубую кожаную перчатку, тут же легла на грудь нежданного пленника, где, несмотря на тщедушность тела, все же обнаружилась некоторая округлость - женственно-нежная.
  Алиса плюнула ему в лицо - тут же. Получилось скорее символически, чем от души - во рту пересохло. Да и вообще очень хотелось пить. И есть. А еще двинуть кулаком в это косматое, слишком веселое лицо с яркими голубыми глазищами, ошарашенно глядевшими на нее. Но больше, все-таки, пить.
  Дин вытер щеку, даже не обратив внимания на этот выпад со стороны девчонки, и проговорил:
  - И правда девка.
  - Ты из миротворцев? - чуть присев, чтобы заглянуть в глаза пленной, спросил Марко.
  Ответа не последовало, и Романо, поджав губы, не стал настаивать - судя по виду, девчонка не была способна на разговоры, а на то, что она хоть что-то соображает, указывали лишь упрямо поджатые потрескавшиеся губы и хмурый взгляд исподлобья. Она была страшно худая, и от нее пахло немытым телом и техническим маслом, в котором были измазаны лицо и волосы, прилипшие к шее. Одежда на ней была непонятного цвета и изорвана так, что в некоторых местах проглядывала перепачканная бледная кожа.
  - Ты одна здесь? - снова встряхнув девчонку, спросил Дин. - Тебе лучше ответить, потому что мы сейчас свалим отсюда, и на эту гребанную планету никто не прилетит в ближайшую пару сотен лет. Здесь чистка начинается, слышишь меня? И твои дружки подохнут.
  - Да одна она, непонятно, что ли? - скривился Марко. - И не тряси ты ее больше. А то живой не довезем до санитарного блока.
  Дин тут же отодвинул Алису на расстояние вытянутой руки.
  - Думаешь, у нее вши? - скривился он.
  - Я перефразирую, - закрывая контейнер с мобильными анализаторами, усмехнулся Марко. - Думаешь, у нее только вши?
  - Черт, - протянул Дин, стараясь отодвинуться подальше.
  - Дин, Марко, что у вас? Все уже на борту, - прозвучал голос капитана Грэйса в наушниках.
  - Все чисто, кэп. А у нас сюрприз, - со смешком отозвался Романо, проходя мимо Нормана. - Вшивый.
  - Чеерт, - снова выдохнул Дин под смех Марко и потянул девчонку за собой к выходу на улицу.
  - Терпеть не могу ваши сюрпризы, - привычно спокойно отозвался капитан. - Поторапливайтесь. Пришел приказ явиться на базу.
  - Есть.
  - Есть.
  Дин и Марко отозвались на этот раз без нотки шутливости.
  Алиса, все так же едва шевеля ногами, старалась поспеть за размашистым шагом Дина, последний раз оглядывая хмурое серое здание, ставшее ей приютом на долгие недели. Как же она была счастлива этот приют покинуть.
   ***
  - Как тебя зовут?
  Алиса стояла посреди просторного с низкими потолками помещения, которое, видимо, служило на военном корабле чем-то вроде гостиной. Там было сухо, чисто и тепло. Там было хорошо и, несмотря на обилие гладких металлических поверхностей, даже уютно. И если бы у Алисы были силы, то она возненавидела бы окруживших ее шестерых мужчин, с любопытством разглядывающих ее, еще сильнее, чем могла когда-то. Просто за то, что на них эта треклятая форма, за то, что они здоровы, сильны, и что у них есть эта теплая светлая комната. А у нее нет. И она едва ли не падает в обморок от голода.
  - Как тебя зовут? - терпеливо повторил внушительный высокий, широкоплечий военный. Вообще, они все были высокими и широкоплечими, и одеты в одинаковые черные футболки и брюки со множеством карманов, так что разницы большой Алиса не видела. Для нее, в принципе, они все были на одно лицо.
  - Алиса, - едва слышно выдохнула девушка и пошатнулась, с трудом удерживая равновесие.
  - Ты из миротворцев?
  - Так она и сознается, - хмыкнул блондин, поигрывающий какой-то штуковиной с четырьмя дырками для пальцев. Кажется, это называлось "кастет".
  Взгляд Алисы зафиксировался на блеске его изгибов и через секунду ее отчего-то замутило. Она зажмурилась и пропустила момент, когда допрашивающий ее мужчина быстро встал, а блондин, оставив вальяжную позу, убрал за спину свою игрушку. Вокруг наступила тишина, и только твердые шаги какого-то человека раздавались все ближе, пока не остановились подле нее.
  Алиса приоткрыла сначала один глаз, а затем и другой, стараясь сфокусировать взгляд: перед ней стоял еще один военный. Он мало чем отличался от остальных в плане внушительности фигуры и роста, на фоне которых она выглядела щуплым цыпленком, однако казался немного старше остальных. Года... тридцать два, возможно, в то время как другим было не больше двадцати пяти - двадцати семи лет.
  У него на лице красовалась щетина, у глаз угадывались ранние морщинки, а тонкий, явно давний шрам, протянувшийся от густой брови вплоть до четко очерченного подбородка, будто завершал портрет этого на вид непробиваемого человека. Да, истинный военный: ни эмоций, ни сочувствия. Не лицо, а гранитная маска.
   Как же Алиса их всех ненавидела...
  Судя по тому, что все присутствовавшие стояли в ожидании, глядя на этого мужчину, а он неотрывно смотрел на Алису серыми холодными глазами, она интуитивно догадывалась, что именно он и был тем самым капитаном, с которым разговаривал... Дин, вроде бы. Тот, который вытащил ее из ее укрытия.
  И ничего хорошего от такого пристального внимания ей ждать не приходилось.
  - Сюрприз, значит, - шумно вздохнув, проговорил капитан низким усталым голосом. Он поднял руку и легко, но как-то бесцеремонно прикоснулся к подбородку Алисы, приподнимая ее лицо вверх. Удивительно, откуда у нее взялись силы отвернуться, вырываясь из сильных пальцев. Какое право он имел ее трогать? - Отправьте этот сюрприз в санитарный блок. Потом в меданализатор. Марко, займись, - не обратив внимания на ее явный протест, приказал капитан.
  - Но капитан Грэйс, она еще ничего не сказала, - возразил блондин, но тут же осекся, поймав тяжелый взгляд капитана.
  - А я не помню, чтобы отдавал приказ допрашивать, - несколько раздраженно заметил тот, и Алиса фыркнула про себя - можно подумать, они захватили важного преступника. А если они на это рассчитывали, то она будет очень рада их разочарованию.
  - Что я и говорил, - изогнул бровь Романо.
  - Исполнять.
  Капитан, казалось, вмиг потерял к Алисе всякий интерес: повернулся внушительной спиной, обтянутой черной тканью футболки, и принялся что-то обсуждать со своими подчиненными.
  Алиса же продолжала смотреть на него рассеянным взглядом снизу вверх, пока крепкая рука Марко не схватила ее за локоть и не потянула из комнаты.
  - Пойдем, красотка, - усмехнулся он, и где-то очень глубоко в душе Алисы шевельнулась обида за эту насмешку, но она лишь поджала губы, послушно топая следом за Марко, чуть заметно вздрагивая каждый раз, когда перед ними раздвигались тяжелые металлические двери с едва заметным шипением.
  Куда ее вели, Алисе было не так уж важно - она была рада уйти из той комнаты, где от скопления агрессивных мужчин в форме ей становилось тяжело дышать. Она только надеялась, что ей все же дадут попить и поесть. А там уж она со спокойной совестью сможет упасть в обморок, переходящий в глубокий сон, после которого будет способна подумать обо всем происходящем.
  ***
  Алиса потянулась: сладко, с удовольствием ощущая, как теплая чистая ткань постели скользит по ее босым стопам. Удивительно, но впервые за долгое время она не видела кошмаров. Она вообще ничего не видела, и это было чудесно.
   Захотелось провести ладонью по лицу, прогоняя сон, но рука остановилась в нескольких сантиметрах от головы, удерживаемая чем-то. Разлепив глаза, Алиса хмуро уставилась на белую манжету, надежно овившуюся вокруг ее запястья, от которой шла тонкая белая цепочка, прикрепленная к поручню на кровати.
  - Черт, - хриплым ото сна голосом, проговорила она, вспоминая, наконец, что с ней произошло. Воспоминания были слегка затуманенными, но в ее памяти все же отпечатались особенно яркие моменты: странное облегчение, испытанное в момент, когда грубая рука солдата схватила ее за шиворот, вытаскивая из заваленной шкафами комнаты; причудливый душ, в который ее отвел другой военный с иссиня-черными волосами и странным именем Марко, где вода, попадая в рот, противно горчила... Это беззастенчивое "раздевайся" Марко, от которого страх прокатился волной по позвоночнику, и блаженное облегчение, когда указав, куда складывать одежду, он вышел из санитарного блока, оставляя ее в безопасном одиночестве. Интересно, она когда-нибудь перестанет вот так вздрагивать?
  А еще Алисе запомнился тяжелый взгляд серых глаз. Даже не серых - стальных. Пожалуй, именно это заставило ее волноваться сильнее всего - встречаться с этим человеком ей не хотелось вовсе. Уж лучше остаться в теплой постели, пусть даже и на привязи.
  - Проснулась, наконец.
  Громкий голос прорезал тишину помещения: Дин вальяжно ввалился в медблок, на фоне белых стен которого его фигура, облаченная в черное, выглядела почти зловеще. Чего нельзя было сказать о выражении его лица - Алиса, усаживаясь на кровати, задалась вопросом о том, сходит ли эта широкая улыбка хоть когда-нибудь?
  - Двадцать шесть часов, - присвистнул Норман. - А ты любительница поспать, да?
  - Двадцать шесть? - повторила Алиса, округляя глаза. - Да, видимо, да, - удивленно, пробормотала она, неосознанно покрутив на запястье манжету.
  - Алиса, так?
  - Да.
  - Да, - хмыкнул Дин, оглядывая ее с ног до головы сквозь густые светлые ресницы. - Теперь и правда видно, что не парень.
  Алисе захотелось притянуть ноги к груди в защитном жесте, но она только сжала ладони в кулаки, борясь с возникшей тревогой. Смешно - в какой-то момент, когда она осталась в пугающем одиночестве на заброшенной планете, выпив последние запасы воды, ей показалось, что она уже ничего не сможет испугаться. Очередное заблуждение.
  - Я рада, что ты прозрел, - буркнула Алиса, усаживаясь удобнее: благо, длинная большая футболка и просторные штаны, которые ей выдали вместо ее испорченной и, по всей видимости, признанной негодной одежды, позволяли чувствовать себя свободно. Тем более что, учитывая ее худобу, ее фигура просто терялась в складках материала.
  Хотя, судя по взгляду Дина, терялась не окончательно.
  - Да я вообще зоркий, - подмигнул ей Норман и подошел вплотную, возвышаясь над ней горой мышц.
  Алиса плотно сжала зубы, глядя на молодого военного снизу вверх полным злой паники взглядом. Да, это чувство так же было ей знакомо - ближе, чем хотелось бы.
  - Ладно, пошли, синеглазка, - усмехнулся Дин и одним движением отстегнул тонкую цепочку от манжета, освобождая ее руку.
  - Куда? - успела спросить Алиса, прежде чем Норман без каких-либо усилий поднял ее на ноги, держа за предплечья. Пальцы на ногах непроизвольно поджались от соприкосновения с холодным полом.
  - К капитану, - пожав плечом, ответил Дин и снова повел ее за собой. На этот раз поспевать за ним Алисе было легче - спасибо, что тащил не за шиворот.
  В кабинет капитана Грэйса Норман затолкнул ее с легкостью, явно не рассчитав силу. Алиса буквально подлетела к столу, покрытому какими-то картами, в которые она и уперлась руками, чтобы сохранить равновесие. Все же даже долгий сон и хорошая еда не могли полностью восстановить ее силы, после двух недель практически полной голодовки.
  Капитан хмуро посмотрел на маленькие ладони с расставленными пальцами, пока Алиса уставилась на бумагу, исчерченную звездными путями - она уже давно не видела таких карт. С самого детства, пожалуй.
  - Норман, полегче, - проговорил Грэйс.
  - Не рассчитал.
  Алиса подняла взгляд и тотчас отпрянула назад. Прямо перед ней, чуть склонившись над столом, стоял обладатель тех самых стальных глаз. Только на этот раз у него на лице не было щетины, и выглядел он куда как свежее, чем в прошлую их встречу. Даже моложе, как показалось Алисе. Правда, вид у него был все такой же суровый, смягчаемый, разве что тенью удивления, промелькнувшей в его глазах.
  А удивляться было чему - капитан терпеливо ждал, когда их пленница придет в себя, и, конечно, предполагал, что после нормального отдыха и посещения санитарного блока она приобретет более приемлемый вид и состояние, чем тогда, когда он увидел ее в первый раз. То грязное, не самым приятным образом пахнущее создание, глядящее куда-то сквозь него, мало напоминало человеческое существо. А тут оказалось, что напротив него стоит юная женщина с огромными синими глазами и ореолом белых кудрявых волос вокруг головы, спускающихся до самых плеч.
  И если изначально ее присутствие на борту обещало лишь небольшие проблемы - по большей части, связанные с протоколом перевоза пленных на военно-разведывательном корабле, то теперь стало ясно, что проблема куда как серьезнее. А взгляда на лейтенанта Мэтьюса, жадно оглядывавшего вошедшую девушку, было достаточно, чтобы опасения капитана укрепились.
  Утешало одно - через пятьдесят часов они прибудут на базу, где он сможет избавиться от этой белокурой неожиданной неприятности, передав ее в спецотдел. Всего пятьдесят часов.
  - Мэтьюс, Норман - свободны, - проговорил Грэйс, вновь посмотрев на Алису.
  Блондин, который в прошлый раз поигрывал с кастетом, шумно вздохнул и обошел девушку, совершенно бесцеремонным образом разглядывая ее.
  Поразительно - никогда она не считалась красавицей, и от повышенного внимания к своей персоне не страдала. Видимо, перелеты на дальнее расстояние делали мужчин не такими притязательными, или перепады световых скоростей как-то странно действовали на их мозг, раз худая, чересчур глазастая девица вызывала у них интерес. Порой слишком агрессивный.
  Потому, когда Алиса осталась в закрытом помещении один на один с высоким сильным мужчиной, которому, видимо, подчинялись все на этом корабле, ей стало более чем не по себе.
  Она ощетинилась и стала смотреть на капитана Грэйса исподлобья, сцепив ладони в замок. Едва заметная усмешка коснулась твердой линии его губ, и это только сильнее разозлило Алису: все в нем, начиная от аккуратно причесанных темных, почти черных волос, заканчивая гладко выбритым волевым подбородком, вызывало в ней злость. Ту самую, что всегда считалась бесполезной... за которой так просто можно было спрятать страх.
  - Садись, - просто сказал капитан, при этом сам остался стоять. Алисе тоже хотелось остаться стоять, гордо выпрямив спину... Но, во-первых, она в любом случае смотрела бы на этого военного мужлана снизу вверх, а во-вторых... ей на самом деле хотелось сесть. Усталость все еще чувствовалась в мышцах, да и, исходя из собственного опыта, Алиса успела выучить, что геройствовать не стоило ни при каких обстоятельствах. Лучше было схитрить, извернуться, притвориться... Правда, у нее не всегда это получалось, но она старалась.
  Опустившись на жесткий стул, она все же не удержалась от вздоха облегчения.
  - Итак, Алиса? - произнес капитан, прислонившись бедром к столу и скрестив мощные руки на груди.
  - Что? - нахмурилась девушка, проследив взглядом напрягшиеся вены, что тянулись от мужских запястий к предплечью. Ей показалось, что еще немного, и она сможет разглядеть его пульс.
  - Фамилия? - терпеливо пояснил капитан.
  - Литтл, - пожав плечами, ответила она.
  - Возраст?
  - Двадцать один год.
  - Ты из миротворцев?
  - Кого?
  - Миротворцев, - приподняв брови, повторил он, чуть склонив голову набок.
  - Кто это? - с неподдельным интересом спросила Алиса, на что в ответ серые глаза слегка сощурились, и вокруг них снова появились маленькие морщинки, вмиг делая капитана старше и как-то... строже.
  Алиса заерзала на месте, оттягивая футболку к коленям: она терпеть не могла, когда на нее вот так пялились, и в этот момент отчего-то почувствовала не злость, а скорее неловкость - давно позабытое ею чувство. Чувство из спокойной, мирной жизни, которой, как теперь казалось, никогда и не было вовсе.
  - Как ты очутилась на Серене?
  - На ком?
  - На Серене, - чуть ухмыльнувшись, повторил капитан. - Планета, где тебя нашли. Там не было колоний - только спец объекты. Как ты там оказалась?
  - Аа... - протянула Алиса, теперь припоминая, что уже слышала это название от Питера. От воспоминаний по коже пробежались мурашки. - Мы бежали туда на челноке с пиратского корабля, - откашлявшись, ответила она.
  - Мы?
  - Да. Я, Питер и... И Кассандра пыталась, но ее поймали раньше, чем мы успели добраться до челнока.
  - А Питер?
  - Погиб, - покачав головой, ответила Алиса.
  - И ты осталась одна?
  - И я осталась одна, - эхом повторила девушка, опуская взгляд на сжатые в кулаки ладони.
  - Где пираты захватили вас? - спросил Грэйс, и Алисе показалось, что его голос несколько смягчился.
  От этого едва уловимого участия в ее жизни, в груди Алисы заныло, но она тотчас внутренне одернула себя. Этот человек был таким же военным, как и те, из-за которых она с друзьями оказалась в столь ужасном положении. Из-за них им пришлось так много пережить... а выжить только ей одной.
  Эти люди не умели сочувствовать.
  - Конечно, они захватили нас, - вскинув голову, процедила Алиса, поймав удивленный взгляд капитана. - Ведь это вы оставили нас там погибать. На Орионе. Как-будто мы не люди вовсе, раз не имеем ученых степеней и... То есть, не имели. Ведь все погибли. Все! Только я осталась. И теперь я здесь на положении пленницы, а вы меня допрашиваете, будто я преступница, хотя преступники здесь вы! Вы все. И я не знаю, кто такие миротворцы, но если они вам не нравятся, то я определенно была бы в их рядах, если бы у меня появилась такая возможность, и...
  - Стоп, - подняв руку, резко сказал Грэйс, и Алиса тут же замолчала, как-то инстинктивно подчинившись. Теперь она только злобно пыхтела, раздувая тонкие ноздри при каждом вдохе, не без труда выдерживая его тяжелый взгляд.
  - Значит, ты с Ориона? Одной из эвакуированных планет? - снова ставшим ровным голосом, спросил капитан.
  Он прекрасно видел, что ничего, кроме злости в девушке не вызывал, но отправлять ее обратно только потому, что у нее начиналась истерика, не собирался. Он не любил женских криков, пусть даже вызванных тяжелыми воспоминаниями, и обычно справлялся с ними весьма простым и действенным способом. Однако, к собственному удивлению, гневный вид Алисы показался ему довольно-таки... занятным. Уже давно женщины не смотрели на него с таким негодованием, а вкупе с ее буквально эфемерным телосложением, эта картина выглядела почти забавной. Но все же не настолько, чтобы отступать от хода допроса, тем более что, она не убедила его до конца в своей непричастности к миротворцам.
  - Эвакуированных, - презрительно фыркнула Алиса, отводя глаза в сторону. - Эвакуировали только тех, кто мог бы быть полезен. Всех врачей, нескольких музыкантов, ученых. Доллинса - биолога - тоже забрали, вместе с его библиотекой. А на месте этих книг можно было уместить человек пять - не меньше! Но нет. Забрали книги. А остальным сказали ждать.
  - Кто сказал?
  - Как это кто? - всплеснула руками Алиса, бросив злой взгляд на капитана. - Ваши... коллеги? Сослуживцы? Как их назвать? Бездушные, безжалостные... Мы все понимали, что никто за нами не прилетит - это было ясно в тот момент, когда один из офицеров приказывал нам сохранять спокойствие. Он даже глаза не прятал, улыбался... Подлец. Обещали, что следующий корабль прибудет через двадцать часов. Он не прибыл и через пятьдесят. Зато прилетели пираты. Кто-то успел спрятаться, а кто-то нет. Кто-то, кого посчитали ненужными, недостойными спасения. Это ведь вы решаете, да? Кому жить, а кому пропадать на рынках, в рабстве?
  Алиса замолчала, изо всех сил борясь с подступившими слезами, и опустила ресницы, кусая щеку изнутри. Все это было так нечестно... И больше всего задевало то, что чувства брали над ней верх именно перед этим мужланом. Хотелось гордо бросить обвинения ему в лицо - просто так, ради жажды справедливости - а получалось, будто она жалуется, ищет сочувствия...
  А ей не нужно было его сочувствие. Она была уверена в этом. Убеждена.
  Алиса не просто вздрогнула - она подпрыгнула на месте, когда горячая тяжелая рука опустилась на ее плечо. Девушка вся сжалась, но, подняв взгляд, вдруг поняла, что не чувствует страха.
  - Мне жаль, что погибли твои друзья, - негромко проговорил капитан, легко сжав худенькое плечо. Он был таким большим по сравнению с ней, таким сильным и полным здоровья, что она почувствовала, как тепло его тела касается ее даже сквозь ткань одежды. Ей захотелось отодвинуться подальше, но отчего-то она продолжала смотреть на Грэйса, подняв лицо вверх. Как будто он должен был сказать что-то очень важное...
  - Но если за вами не прилетели, значит, на то были объективные и серьезные причины.
  Капитан повел плечом, нахмурившись - распахнутые голубые глаза Алисы, обрамленные пышными светлыми ресницами, обращенные к нему как-то чересчур доверчиво, заставили его почувствовать что-то... Что-то слишком близкое к чувству вины, хотя он действительно считал так, как говорил. Военные времена требовали подчас жестоких мер, и иногда, чтобы спасти тысячи людей, приходилось жертвовать сотнями. Здесь ничего нельзя было поделать. Это просто нужно было принять как данность. Как сделал он сам уже довольно давно.
  Алиса, после произнесенных капитаном слов, даже не совсем поняла, на кого больше разозлилась: на себя, за свою наивность, которая на мгновение позволила ей поверить, что этот человек способен на сострадание, и за то, что ей этого сострадания хотелось, или на капитана за то, кем он, собственно, являлся: бесчувственной машиной, винтиком, в котором нет ни души, ни сердца. Только "есть, сэр", да "исполнять" - вот и вся его вселенная.
  Хотя на кого Алиса больше злилась, было не так уж важно - вспыхнувший гнев полностью лишил ее хоть какой-нибудь способности вести спор. У нее остался один аргумент, совершенно бессмысленный и бесполезный против здорового мужчины. Но его так хотелось применить...
  Капитан, поражаясь, откуда в этой прозрачной девице взялось столько сил, без труда перехватил цепкие тонкие руки, которые норовились вцепиться ему в лицо.
  Вот тебе и доверчивые глаза.
  Он усмехнулся себе и почувствовал, как Алиса стала извиваться, точно змея в его руках.
  - Тише ты. Успокойся.
  - Вот так значит, да? - прошипела девушка, все еще тщетно стараясь зацепить ногтями до противного уверенное лицо Грэйса, который еще и смел ухмыляться, глядя на нее. - Объективные причины? Значит, все в порядке? Все нормально? Так, по-вашему? Это все оправдывает? Рабство? Голод? Насилие? Вы... Вы наглый, мерзкий...
  - Угомонись же ты, - прорычал капитан, стараясь не только удержать эту неугомонную девицу, но при этом не сломать ей запястья - она так выкручивалась, отчаянно пытаясь нанести ему хоть какой-то вред, что совершенно не замечала ни боли, ни того, как близко друг от друга они оказались. Настолько близко, что капитан легко мог почувствовать нечаянные прикосновения женского тела к своей груди и животу. Нельзя было сказать, что Алиса отличалась особенно женственными формами, но все же даже ее худенькая фигурка против его тренированных мышц чувствовалась нежной...
  Нет, это нужно было прекращать немедленно.
  Грэйс оттолкнул от себя девушку, ничуть не удивившись, когда она снова кинулась на него. Однако на этот раз он не стал ее удерживать: прежде чем тонкие пальцы успели впиться ему в лицо, он дарил ладонью по щеке девушки. Шлепок был слабым настолько, насколько капитан мог рассчитать, но и его хватило, чтобы на бледной коже вмиг затихшей Алисы тотчас расползлись красные пятна.
  Грэйс нахмурился, глядя, как на молодом девичьем лице злобу сменяет опасливая настороженность, а в ярко-голубых глазах накапливаются слезы. Ему вовсе не доставляло удовольствия причинять боль, особенно женщинам, но произведенный эффект сложно было переоценить: попытки членовредительства и крик прекратились. А главное, прекратились эти их соприкосновения - неуместные и ненужные. Им обоим.
   Алиса накрыла ладонью щеку и отступила на шаг назад, глядя на капитана исподлобья. Пощечина привела ее в чувства, напоминая, кто перед нею стоит. Глупо, как глупо...
  Адреналин, вскипевший в крови, испарялся с каждой секундой, унося с собой все немногие накопленные за часы сна силы, и Алисе пришлось опереться о стол, схватившись рукой за край, чтобы устоять ровно.
  - Два вопроса, и я тебя отпущу, - резче, чем хотелось бы, сказал Грэйс, понимая, что его желание закончить их общение более, чем взаимно. - Как долго ты пробыла на Серене?
  - Я не знаю, - пробурчала Алиса, действительно не зная точного количества дней и недель, проведенных ею на этой проклятой планете. Когда она осталась в пугающем своими перспективами одиночестве, дни начали сливаться в одну серую пустую бесконечность - такую, где мысли о самоубийстве становятся привычными и почти не пугающими. - Мне кажется, что много, но я могу ошибаться, - уткнувшись взглядом в свои босые стопы, Алиса осознала, что они замерзли до самых костей. И как такое можно не заметить?
  - Понятно. Кто-нибудь прибывал на базу? Пока ты там пряталась?
  - Нет, - покачала головой она. - Я бояла... Я думала, что пираты могут вернуться за нами, так что внимательно следила... за любыми сигналами. Я бы заметила.
  - А твой друг? Питер? Как он погиб?
  - Упал. В шахту, - еще тише сказала Алиса, и будто стала меньше, чем была, вжав голову в плечи.
  Глубоко вздохнув, Грэйс заставил себя отойти от нее, понимая, что его жалость ей не нужна, как не нужна в принципе никому.
   Видимо, девчонка действительно не имела отношения к миротворцам. Осталось отправить запрос в общую базу данных по их спискам, но капитан не сомневался, что заключение Алисе не грозило, и его главная задача заключалась в том, чтобы обеспечить ей в течение последующего полета безопасность. Ей и своей команде.
  Грэйс отвернулся, бегло взглянув на осунувшуюся девушку, светлые кудрявые волосы которой падали ей на лицо, пока она тихонько, но как-то сердито потирала покрасневшую щеку худой ладонью.
  Безопасность ей, своей команде... и себе.
  - Норман, уведи, - проговорил капитан, подойдя к встроенному в стену передатчику.
  Норман появился так быстро, что можно было подумать, будто он стоял под дверью, ожидая команды. Впрочем, почему будто?
  - Отведи мисс Литтл в медблок. Дверь заблокируй на красный код.
  - Есть, - кивнул Дин и снова потянул Алису за локоть, улыбнувшись ей ослепительной улыбкой. Она, наверное, нашла бы его симпатичным, если бы... Если бы все было иначе.
  - Вы меня запираете? - ошарашенно пробормотала девушка, переводя растерянный взгляд с одного военного, на другого. И если Дин пожал плечом, словно извиняясь, то капитан Грэйс остался невозмутим. Он никак не отреагировал на ее вопрос и даже не взглянул на нее, разворачивая интерактивный экран над столом.
  - Пошли, синеглазка, - пробормотал Норман, уводя упрямо поджавшую губы Алису. Как только за ними закрылась дверь, он более расслабленным тоном добавил: - Не пыхти, мисс Литтл. Если кэп приказал тебя запереть, значит, так будет лучше для всех. И для тебя тоже.
  - А что это ты такой дружелюбный? - прищурившись, спросила Алиса. Она не могла не заметить, что изменился и тон Нормана, и то, как он держал ее за локоть, нисколько не сжимая. Скорее придерживая.
  - Так ты же не из миротворцев, - усмехнулся тот и подмигнул, вызывая очередную волну удивления у Алисы.
  - Подслушивал, что ли?
  Дин тотчас утратил свой шутливый настрой и напрягся, чуть сильнее сжав пальцы на тонком локте.
  - Я человек военный, если ты не заметила. У меня нет привычки подслушивать.
  - Да уж не заметишь тут, - пробормотала Алиса, ускоряя шаг, чтобы не отставать от Нормана.
  - Кэп тебя мисс Литтл назвал. Была бы ты из этих неудачников, то тебя кроме как "пленной" или "арестованной" не называли бы.
  - Значит, вы не слишком-то церемонитесь с этими миротворцами?
  - А чего с ними церемониться? - криво усмехнувшись, спросил Дин и открыл дверь в следующий отсек, к которому они успели подойти. - Эти тараканы вообразили, что знают лучше, как закончить войну. Они не понимают, что своим вредительством только усугубляют наше общее положение. Идиоты.
  - Погоди... Я не понимаю. Чего они хотят?
  - Они хотят, чтобы мы сдались Гениусу. Чтобы просто так, после стольких лет войны, мы сложили лапки. Нет уж.
  Алиса внимательно посмотрела на Дина, на лице которого заходили желваки, делая его действительно пугающим. Да, видимо, этот парень все же умеет не только улыбаться.
  - То есть, эти миротворцы... Они хотят мира?
  - Ага. Любой ценой, - зло усмехнулся Норман. - О, вот и твои апартаменты.
  Дин приложил браслет к датчику на стене, и дверь в медблок тут же открылась.
  - А ты-то как попала на Серену? - спросил он, заводя Алису внутрь.
  - Бежала с пиратского корабля, - со вздохом ответила она, понимая, что довольно сильно утомилась за время беседы с капитаном.
  Дин в ответ присвистнул, и во взгляде его веселых глаз промелькнуло уважение.
  - Отчаянная девица, - сказал он, снова оглядывая Алису с ног до головы. Однако на этот раз она не испытала страха. На этот раз в его взгляде не было ничего оскорбительного или опасного... и это, пожалуй, не нравилось ей еще больше. - И как я мог подумать, что ты парень? - пожал плечами Дин и, не дав ответить, добавил: - Не скучай тут. Скоро принесут еду.
  Он снова подмигнул Алисе и вышел в коридор, закрывая за собой дверь.
  - Я и не собиралась скучать, - проворчала она, хмуро взглянув на белую манжету, так и оставшуюся на ее запястье.
  Зачем ее оставили, раз она здесь не заключенная? На всякий случай? На случай, если Алису придется приковывать к кровати? Можно подумать, она психически неуравновешенная.
  Скривившись, Алиса вспомнила о своем поведении в кабинете капитана, и ее возмущение немного поутихло, потесненное стыдом и раздражением на себя же. Никогда раньше она не вела себя, как ненормальная истеричка. Пусть этот Грэйс и заслужил хорошей взбучки за свои бездушные рассуждения, но это не значило, что Алиса должна была опускаться до такой жалкой сцены.
  Кошмар... С каким раздражением он оттолкнул ее от себя! Как надоедливую летучую мышь. А потом еще эта пощечина... Хотя за нее Алиса была даже благодарна - впредь она будет всегда держать себя в руках, помня, что просто-напросто может получить по лицу. А получать пощечины от такого здорового мужчины не очень-то хотелось. Тем более - от военного. Это даже хуже, чем от пирата - те хотя бы не строят из себя благородных людей. Они не лицемерят.
  Глубоко вздохнув, Алиса подошла к своей кровати и, сев на нее, прищурилась - обилие белого цвета вокруг обещало надоесть в очень скором времени. Правда, это все же лучше, чем полутьма заброшенной исследовательской базы, с потрескивающими, местами уцелевшими лампами.
  Поджав под себя замерзшие ноги, Алиса задумалась, отчего ей не дали что-нибудь из обуви, но, натянув на голову одеяло, задумываться перестала - сон сморил ее удивительно быстро.
  ***
  - Сколько еще осталось, Дин? - спросила Алиса, высасывая из мягкого пакетика ярко-оранжевую жидкость. Норман называл ее соком и раздражительно смеялся, глядя, с каким энтузиазмом Алиса его поглощает. Она хотела было бросить этот пакет ему в лицо, но вкус был слишком восхитительным, и она только хмуро смотрела на Дина, который стал ее стражником... а так же официантом и единственным человеком, с которым она могла поговорить.
  Алиса думала, что сможет игнорировать его, ну, или вести себя отстраненно. Но ни его форма, ни его непосредственность, граничащая с нахальством, не смогли оградить Алису от исходящего от Дина обаяния. И каждый раз, когда он заглядывал к ней, она сама того не замечая, начинала расслабляться.
  - Еще пятнадцать часов, синеглазка. Неужели так не терпится очутиться на военной базе? Там, знаешь ли, много военных. Я бы даже сказал - одни военные, - насмешливо протянул Дин.
  - Мне не терпится выйти из этой комнаты, - пробурчала Алиса, откладывая пустой пакетик на поднос. На самом деле, мысль оказаться в толще толстокожих вояк ее совершенно не прельщала, но окружающие ее стены в скором времени могли вызвать нервный тик. - Куда меня определят?
  - Я не уверен, - пожал плечами Дин, отводя взгляд. - Мирным населением занимается департамент эвакуации. Они там решают такие вопросы. Возможно, тебя отправят на Элдос. Хорошее местечко, надо сказать. Я там бывал.
  - Элдос?
  - Да, небольшая планета недалеко от Мириам.
  - Мириам? Это правительственная юрисдикция? Там же сенат, разве нет?
  - Да, там все шишки, - усмехнулся Дин. - Потому и планеты возле него в образцовом порядке. Тебе понравится, я уверен.
  - Да кто меня туда отправит? - отмахнулась Алиса. - У меня даже документов нет... Спихнут в какой-нибудь ссыльный угол.
  - Посмотрим. Не вешай нос, - схватив с подноса небольшой леденец, Норман забросил его в рот и громко захрустел.
  - Тебе никто никогда не говорил, что ты раздражающе оптимистичен? - изогнув одну бровь, спросила Алиса.
  - Да, кажется, это первые слова моей матери, которые я запомнил, - с серьезным видом кивнул Дин, и Алиса не удержалась от улыбки, покачав головой.
  - Норман, что у тебя с наушником? - недовольно прорычал Марко, появившийся в дверях. Он кивнул Алисе в знак приветствия и снова уставился на Дина.
  - Да все нормально, - пожал плечами тот, вынимая из уха маленький приборчик связи. - Сегодня еще работал.
  - Еще работал, - недовольно повторил Марко, оценивающе поглядев сначала на Дина, а затем на Алису. Она не видела Романо с того самого дня, как он отвел ее в санитарный блок, и теперь вполне могла оценить и слегка презрительный взгляд этого жилистого, гибкого черноволосого военного, и "понимающую" ухмылку, тронувшую его тонкие губы.
  Алиса со злостью сжала зубы: что бы он там ни надумал, этот Марко, все было бы оскорбительно для нее, реши он произнести свои мысли вслух. Между ней и Дином не могло быть ничего, ни при каких обстоятельствах. И то, что она разговаривает с ним, еще ни о чем не говорит. Разве только о том, что он более человечный, чем все остальные его сослуживцы. Не то, что их капитан. Эта глыба по имени Грэйс.
  - Идем, кэп тебя ищет, - с усмешкой проговорил Марко и снова скрылся за дверями.
  - Черт, - ругнулся Норман и быстрым шагом последовал за ним.
  - Дин, - позвала его Алиса, остановив у самого выхода. - А можно мне в душ? Ну, не сейчас, конечно. Я не знаю, когда еще такая возможность представится, - добавила она, поймав его вопросительный взгляд.
  - Я бы даже сказал нужно, - поджав губы, сказал Норман.
  - Исчезни, - взглянув на него исподлобья, буркнула Алиса, но когда за смеющимся Дином закрылась дверь, девушка тоже улыбалась.
  ***
  - Только быстро, синеглазка, - провожая Алису к санитарному блоку, проговорил Дин. - Скоро вход в атмосферу, и все должны быть на местах.
  - Мы так близко, - с легкостью поспевая за Норманом, взволнованно сказала она. Правда радости особенной по этому поводу она не испытывала: новые повороты в ее жизни мало когда приводили к чему-то хорошему.
  - Да. Каких-то десять часов, и мы на базе.
  - А... меня там при входе не расстреляют? - вдруг задумалась Алиса. - Все-таки воинская территория, и...
  Дин рассмеялся и снисходительно посмотрел на нее.
  - Это не секретный объект. Будь иначе, тебя передали бы одному из стыковочных кораблей.
  - А вы стыковались?
  - Нет. Но пришлось бы.
  - Из-за меня? - поразилась Алиса.
  - Из-за безопасности. Не обольщайся, - усмехнулся Норман.
  - Куда это ты ее ведешь?
  Алиса замедлила шаг, когда в коридоре появился тот блондин, который так нахально разглядывал ее в кабинете капитана Грэйса и вертел в руках кастет, когда ее только привели на корабль. Только на этот раз он был без своей игрушки.
  - А что, хочешь проводить? - скептически бросил в ответ Дин и шагнул в сторону, наполовину закрывая собой Алису. Она озадаченно посмотрела на Нормана, но всего лишь секунду, прежде чем перевести настороженный взгляд на блондина. Густые, зачесанные назад волосы, прямой нос и раскосые зеленые глаза. Он был откровенно хорош собой, но при этом кроме неприязни ничего не вызывал.
  - Хочу, - просто ответил он и посмотрел на Алису поверх плеча Нормана.
  От его внимания холодок пробежался по позвоночнику, а к горлу подкатил ком, который девушка с трудом сглотнула.
  - Занимайся своими обязанностями, лейтенант, - раздраженно бросил Дин и, ухватив Алису за руку, хотел провести ее мимо сослуживца, но тот резко уперся рукой в стену, преграждая им путь.
  - Не забывайся, Норман. Ты разговариваешь со старшим по званию, - тихо проговорил лейтенант.
  - Зато подчиняюсь только прямым приказам капитана, Мэтьюс, - ответил Дин, изогнув бровь. Точно как Марко.
  Все трое замолчали: мужчины пилили друг друга взглядом, а Алиса, поджав губы, смотрела то на одного, то на другого, при этом все больше проникаясь симпатией к Норману.
  Не известно сколько бы продолжался этот безмолвный поединок, если бы в воздухе не раздался резкий сигнал, а под потолком не замигали ярко-зеленые световые лампы.
  У Дина тут же заходили желваки, в то время как Алекс победно ухмыльнулся.
  - Тепловой отсек, Норман. Не твоя ли...
  - Заткнись, - рыкнул Дин, и Алиса вжала голову в плечи.
  - Иди и разберись. А я провожу нашу пленную, - сказал лейтенант Мэтьюс, пропустив вольность Нормана мимо ушей. - На вторую палубу, не так ли? В санитарный блок?
  - Я не пленная, вообще-то, - проговорила Алиса, отчетливо почуяв неладное. Она вцепилась в ладонь Дина изо всех сил и не собиралась ее отпускать ни при каких обстоятельствах.
  - Я сам отведу, лейтенант. А потом пойду в тепловой отсек, - решительно ответил Норман, бросив взгляд на их с Алисой скрепленные руки.
  Прозвучал еще один сигнал, и девушка услышала, как у Дина скрипнули зубы.
  - Боюсь, у тебя нет времени прогуливаться по палубам, Норман, - на этот раз не скрывая раздражения, сказал Мэтьюс и обхватил пальцами руку Алисы возле локтя. Она вдруг почувствовала себя предметом мебели или какой-то зверушкой, у которой нет никакой нужды спрашивать мнения. До противного знакомое чувство.
  - Дин? - тихо позвала она, не пытаясь скрыть тревогу. Он мог к ней как угодно хорошо относиться, однако наплевать на свои должностные обязанности не имел права, и Алиса это понимала. Но она понимала и то, что совершенно не хотела оставаться наедине с лейтенантом Мэтьюсом, от прикосновения которого по ее коже побежали мурашки.
  - Что здесь происходит?
  Алиса вздрогнула, услышав уже знакомый голос, но найдя взглядом капитана Грэйса, неожиданно для себя ощутила, что внутри стало спокойнее.
  - Норман, ты не заметил сигнал? - прищурившись, спросил Грэйс и, подойдя ближе, удивленно поднял брови, заметив, как оба его подчиненных вцепились в тонкую руку девчонки, что с раскрасневшимся лицом смотрела на него, как загнанный в угол зверь.
  Так ведь и знал, что будут проблемы. Девушка и изголодавшиеся по женщинам солдаты на одном корабле - это всегда проблема. Особенно, если девушка такая вот: слабая и беззащитная. Да что там - она была почти прозрачной, с этими белыми волосами и распахнутыми глазами. Такие женщины вызывают не только желание защищать... И Грэйс знал об этом не понаслышке.
  Заметив взгляд капитана, и Мэтьюс, и Норман одновременно отпустили руку Алисы, и уже за это она была благодарна.
  - Заметил, кэп, - отозвался Дин, зло зыркнув на лейтенанта.
  - Так какого...
  - Я вел мисс Литтл в санитарный блок, и...
  - Я могу отвести ее, капитан Грэйс, пока сержант будет исполнять свои обязанности, - снова усмехнувшись, проговорил Мэтьюс.
  - Дин, чтобы через тридцать секунд ты уже был в тепловом отсеке. А мисс Литтл я отведу сам, - ровным голосом проговорил капитан. Он кивнул Алисе и она, не медля, проскользнула между Дином и Алексом, вставая рядом с Грэйсом, который, в противовес остальным, не стал хватать ее за конечности.
  Прежде чем последовать за ним, она оглянулась: Дин будто испарился, непонятно каким образом исчезнув из коридора, а вот Мэтьюс стоял на том же месте и смотрел прямо на нее. И только один этот взгляд заставил Алису ускорить шаг.
  ***
  Капитан недовольно вздохнул, скрестив руки на груди. То, что он стоял под дверью и ждал, когда эта девица закончит свои дела, могло бы показаться абсурдом, но проблема заключалась в том, что доверить ее он мог только Норману и Романо, которые в данный момент занимались своими непосредственными обязанностями.
  "А у тебя, получается, полно свободного времени".
  Грэйс усмехнулся, потерев ладонью глаза. Десять часов... десять часов, и он сбудет ее с рук, а там пусть департамент эвакуации сам с ней разбирается.
  Дверь с шипением открылась и на пороге появилась Алиса с раскрасневшейся после горячего душа кожей.
  - Я все, - негромко сказала она, поправляя влажные волосы, прилипшие к щеке.
  - Пойдем, - кивнул Грэйс, тотчас отворачиваясь от нее.
  Алиса посмотрела на широкую спину капитана и, пожав плечами, последовала за ним. Она, в принципе, и не ожидала от него особенной галантности.
  - Почему босиком?
  - Что?
  - Почему босиком? - повторил вопрос Грэйс, лишь мельком посмотрев на Алису, которая так и ходила без обуви. Благо, Дин принес ей несколько пар носков, которые хоть и были слишком большими для ее ног, но зато как-то оберегали от холода.
  - Дин... то есть, сержант Норман сказал, что здесь нет подходящей для меня обуви. Вся слишком большая.
  - Придется надеть то, что есть, - отрезал капитан.
  - Да мне все равно. Могу и надеть, - быстро ответила Алиса. Можно было подумать, будто она капризничает.
  Дальнейший путь они провели в молчании, и когда Грэйс завел Алису в медблок, ставший ее комнатой, и закрыл дверь, так и не взглянув на девушку, она вздохнула с облегчением. Пусть капитан и избавил ее от Мэтьюса, его собственное общество мало отличалось теплотой. Впрочем, она этого и не ждала.
  ***
  - Одевайся.
  Алиса подскочила на кровати, растерянно хлопая глазами. Она не заметила, как уснула, ожидая посадки, и искренне удивилась, снова увидев перед собой капитана. На нем была теплая водолазка с высоким воротом и закатанными до локтей рукавами вместо привычной футболки. По обыкновению, черного цвета.
  Точно такого же цвета куртка и ботинки были у него в руках. Последние с грохотом упали у кровати Алисы.
  - Быстрее, - скомандовал Грэйс.
  Недолго думая, Алиса просунула ноги в просторные ботинки и принялась их шнуровать. Даже с туго зашнурованными голенищами, они оказались слишком большими.
  - И это, - сказал капитан, протягивая Алисе куртку. Она приняла ее и набросила на плечи, буквально утопая в ней.
  - А где Дин?
  Грэйс внимательно посмотрел на Алису: ей показалось, что она своим вопросом вызвала в нем раздражение.
  - Сержант Норман вместе с остальной командой на челноке. Они едут на базу.
  - А мы как же...
  - Мы едем в штаб к полковнику Винсу. Он вызовет представителей департамента, и дальше ты поедешь с ними. Идем.
  Капитан вышел из медблока, а Алиса поспешила вслед за ним, не без труда перебирая ногами.
  Только когда они оба оказались на нижней палубе, где изо рта валил пар, до нее дошло, что Грэйс отдал ей свою куртку.
   Он подошел к одной из машин и открыл дверь, вопросительно посмотрев на девушку.
  - Иду, - встрепенувшись, она неловко пошла к нему, но остановилась на полпути, замерев. - Что это?
  Капитан посмотрел в сторону открытого шлюза, куда смотрела Алиса, не понимая, о чем она спрашивает.
  - Что именно?
  - Вот это - белое? - проговорила она, показывая рукой на покрывавший землю снег.
  - Это снег, - немного удивленным тоном сказал Грэйс, и Алиса отчетливо услышала, как он усмехнулся. - Осадки. Заледеневший дождь. Садись, по дороге налюбуешься.
  Алиса несколько раз моргнула, прежде чем кивнуть и поспешить к машине.
  Капитан захлопнул за ней дверь и, глядя на ее удивленное выражение лица, покачал головой. Как удалось выжить этому кудрявому недоразумению, он понимал смутно.
  Встряхнув головой, Грэйс приказал себе выбросить подобные мысли из головы. В конце концов, еще немного, и больше это не будет его заботой. Его ждет увольнительная и спасительное уединение, а девчонку... ее собственная жизнь.
  ***
  - Что значит департамент эвакуации эвакуирован? - мрачно глядя на полковника, спросил Грэйс. Алиса, стоя за ним, поежилась от его низкого и холодного голоса - точно как и воздух на этой планете. Не удивительно, что вода здесь замерзает раньше, чем успевает коснуться земли.
  - То и значит, капитан, - строго ответил уже седой, но все еще крепкий мужчина невысокого роста. И пусть по комплекции он очень сильно уступал капитану, однако взгляд его был не менее твердым. - Все департаменты министерства по делам гражданского населения переведены в следующий сектор. Здесь для них слишком мало работы, а забот по их содержанию и обеспечению безопасности слишком много. Парламент облегчает себе задачу, как может.
  - Мало работы? А это что тогда? - рыкнул Грэйс, указав на Алису позади себя. - Не их работа? Что мне делать с этой девчонкой?
  Полковник поджал губы, посмотрев на Алису, глубже укутавшуюся в безразмерную куртку. Если бы можно было в нее спрятаться с головой...
  - Мы можем отправить ее на Элдос.
  - Каким образом? Телепортацией? Насколько я знаю, пока что люди добирались с помощью нее только по частям, - язвительно заметил Грэйс, и Алиса испуганно посмотрела на полковника. Не моргая.
  - Можно подумать, у нас есть телепортационный аппарат, - фыркнул тот, и лица Алисы и капитана вытянулись абсолютно одинаковым образом.
  - Вы шутите, должно быть, - пробормотала она, но умолкла, когда Грэйс зло глянул на нее через плечо.
  - На базу скоро приземлится "Бирон". На нем мисс Литтл и сможет отправиться дальше. А там, на Элдосе, уже обратиться в представительство департамента эмиграции. Уверен, что они смогут решить вопрос по дальнейшему...
  - Когда? - прервал его капитан, и теперь Алиса с удивлением смотрела уже на него. Разве он может вот так прерывать старшего по званию? Нет, она не очень разбиралась в военной субординации, но пиетет перед руководством у военных казался ей более чем логичным и ожидаемым. Видимо, капитан так не считал.
  - Через сто тридцать четыре часа. Примерно, - хмуро ответил полковник.
  - А до этого? Где она будет жить?
  Полковник Винс глубоко вздохнул и как-то многозначительно долгим взглядом посмотрел на капитана.
  Алиса молча наблюдала, как происходит этот молчаливый диалог, пока капитан, невесело усмехнувшись, тихим, немного жутким голосом повторил ее же фразу:
  - Вы, должно быть, шутите?
  - А что ты прикажешь мне делать? - вспылил полковник. - Поселить ее в казарменный отсек? К девяти десяткам мужиков, которые... - Винс осекся, бросив взгляд на покрасневшую Алису и, откашлявшись, продолжил более сдержанно. - Или в пустой корпус? Одну? А у тебя увольнительная, отдельный дом в офицерском квадрате.
  - Не у меня одного, - процедил Грэйс.
  - Да, у Мэтьюса тоже, - кивнул полковник, изогнув седую бровь. - Впрочем, мы можем отвести ее на гауптвахту. Там будет безопасно.
  Алиса закашлялась. Непривычное молчание, которое она отчего-то никак не могла нарушить, стоя в сторонке и наблюдая, как тут без нее решают ее судьбу, начинало ее оглушать.
  - Я... - начала она несмело, но не успела закончить, лишь вздрогнув, когда Грэйс резко развернулся и, схватив ее за запястье, выскочил из кабинета, таща ее за собой по ярко освещенному коридору.
  - Я... я не поняла...
  - Что? - рявкнул Грэйс, не оборачиваясь.
  Заплетаясь в ногах, на которых чудом держались огромные ботинки, Алиса вцепилась одной рукой в куртку, то и дело норовившую с нее упасть. Вторая была надежно закована в сильной горячей ладони.
  - Я не поняла, куда меня...
  Алиса умолкла, как заводная кукла топая за капитаном.
  - Я с вами буду жить? - пораженно пробормотала она, когда Грэйс затащил ее в кабину просторного лифта.
  Нажав кнопку с такой силой, что та чуть не ввалилась в панель, капитан перевел злой взгляд на взъерошенную девушку.
  - Я рад этому не больше, чем ты, - отрезал он, и возникшее желание возмутиться, тотчас угасло в Алисе. Наоборот, она отчего-то вдруг почувствовала себя виноватой.
  Глубоко вздохнув, она попыталась собраться с мыслями, и с надеждой спросила:
  - А здесь нет... может быть, какой-нибудь женщины? Служащей? Медсестры? Я бы могла...
  - Нет. Здесь нет никаких женщин. Их в армии нет уже больше десяти лет, - сказал Грэйс и снова потащил Алису за собой, как только лифт остановился.
  Они вышли в просторное помещение с низкими потолками, где стояли десятки различных машин. Алиса сама не заметила, как ускорила шаг, чтобы быть к капитану поближе: огромные гусеницы и умолкнувшие на время стволы орудий будто угрожали ей одним своим видом.
  Грэйс подвел их к машине с такими огромными шинами, что диаметр их был почти равен росту Алисы.
  - Залезай, - открыв дверь, рыкнул капитан, и девушка решила, что в данный момент лучше не спорить и, уж тем более, не злить ее провожатого, хотя происходящее ей совсем не нравилось.
  Оказавшись внутри просторной кабины, она чуть вздрогнула, при звуке захлопнувшейся за ней двери, и проследила, как размашистым шагом Грэйс обходит машину и залезает на водительское место. Теперь кабина не казалась Алисе такой уж просторной.
  Она осторожно посмотрела на капитана: он был так зол, что от напряжения даже вены на его руках вздулись, синими ветвями раскидываясь под теплой кожей.
  Пройдясь по ним взглядом, Алиса остановилась на ладонях Грэйса, крепко сжавших руль. Они были большими, под стать ему самому, но при этом не выглядели грубыми или неуклюжими - скорее наоборот. Длинные пальцы ловко обхватили ключ, торчавший в панели, и Алиса смело заключила про себя, что руки у капитана красивые. Однако эта мысль показалась ей настолько неуместной и глупой, что она нервно хихикнула и отвернулась к окну, искренне не понимая, как могла так беззастенчиво разглядывать этого человека, тем более сейчас.
  Грэйс завел двигатель и лихо надавил на газ.
  - Что? - спросил он, бросив короткий взгляд на Алису. И спросил так агрессивно, что ей показалось, будто он дал ей пощечину этим своим "что?".
  Самое странное заключалось в том, что во вторую их встречу, когда капитан решил ее допросить, и она попыталась выцарапать ему глаза, точно умалишенная, он с легкостью держал себя в руках, не проявляя хоть какого-нибудь раздражения. Даже та пощечина, которой Грэйс наградил ее, была не так оскорбительна, как его теперешний взгляд.
  Алиса ничего ему не сделала, а он разговаривает с ней так, будто она, по меньшей мере, разрушила всю его жизнь.
  - Знаете, я, конечно, сожалею, что невольно изменила ваши планы, но меня, насколько помните, тоже никто не спрашивал. И не надо вести себя так, будто это я напросилась к вам в гости. К тому же, скоро меня здесь не будет. Вам надо потерпеть всего чуть-чуть, - проворчала Алиса, однако голос повысить так и не осмелилась - сам вид Грэйса обострял ее чувство самосохранения.
  Капитан ничего не ответил и не посмотрел на нее, выруливая из здания на свежий воздух. Алиса отвернулась и, взглянув в окно, на минуту опять попала в плен завораживающего зрелища: теперь снег не просто лежал на земле, но кружил в воздухе большими хлопьями. Это было странно и невероятно красиво.
  - Здесь всегда так? - почти прилипнув к стеклу, пробормотала девушка, пытаясь разглядеть небо, которого не было видно из-за облаков.
  - Нет, не всегда, - отозвался Грэйс, и что-то в его голосе заставило Алису снова повернуться к нему. Заметив, что он немного успокоился, она примирительно произнесла:
  - Я не буду маячить перед глазами, обещаю. И я умею быть незаметной.
  На этот раз капитан посмотрел на Алису довольно долгим взглядом - так, что она успела разглядеть сталь его глаз. И когда снова повернулся к заснеженной дороге, ведущей прочь от здания штаба, с которой так легко справлялись огромные колеса их машины, ответил:
  - Сомневаюсь.
  Возможно, Алисе показалось, но в его голосе она впервые услышала оттенок веселья.
  ***
  
  Грэйс бросил сумку на стол, оглядываясь вокруг: уже более трех месяцев он не был в этом доме. Воздух внутри пропитался холодом, и врывающийся через открытую дверь ледяной ветер не так уж сильно контрастировал с окружающей обстановкой.
  Капитан, обернувшись, взглянул на Алису, что осталась на пороге: она смотрела вверх и, раскрыв ладонь, ловила снег. Со спины, в его просторной куртке и больших ботинках, она выглядела так беззащитно, что в груди Грэйса снова поднялась волна раздражения. Если судить объективно - совершенно необоснованного.
  Капитан скривился, проведя рукой по волосам: почему он так кипятится? Такой злости, близкой к растерянности, Грэйс не испытывал уже давно. Да, ему очень хотелось избавиться от этой проблемы, но ведь возлагаемая ответственность это не достаточный повод, чтобы позволять себе такую роскошь, как несдержанность и гнев.
   Как и сорванная увольнительная не является поводом. Как и присутствие незваного гостя в его доме. Точнее - гостьи, если ее можно было так назвать.
  - Зайди в дом, - бросил Грэйс, отводя взгляд от худой темной фигурки, увенчанной светлыми волосами.
  Алиса обернулась, вопросительно посмотрев на капитана, но тот уже отвернулся от нее, уходя вглубь дома.
  - Ох, да, - встряхнув головой, она быстро зашла внутрь, закрывая за собой дверь. Грэйс-то был без куртки, пока она стояла, изучая окружающую ее природу, где знакомым казался лишь лес, который чернел вдалеке от этого небольшого городка.
  Алиса подошла к окну и уперлась лбом в стекло.
  - А почему нигде не горит свет? - спросила она, рассматривая похожие на дом капитана здания, стоявшие в достаточном отдалении от них.
  Грэйс подошел к щитку, встроенному в стену возле двери, что вела в другую комнату, и поднял рубильник. Гостиную залил тускловатый свет и тихий гул.
  Алиса отвернулась от окна, осматриваясь. Чем-то комната напоминала ее спальню в общежитии на Орионе. Правда, здесь деревянный стол не был таким обшарпанным, а диван, стоявший под окном, казался и вовсе новеньким, в отличие от того, на котором Алиса спала почти десять лет. Зато полы в доме капитана были устланы деревянными досками так же, как и в общежитии, а стены оказались практически точно такого же цвета, как в ее комнате - светло-серого.
  - В этих домах живут офицеры в увольнительную. Если нет возможности улететь к себе домой. А такой возможности нет почти ни у кого, - ответил Грэйс, проходя мимо Алисы.
  Он присел возле радиатора, положив на его поверхность руки.
  - Скоро нагреется, - проговорил капитан.
  - Я думала, что такие рубильники остались только на Орионе, - усмехнулась Алиса.
  - Это старые здания. Раньше здесь располагался университет, а это - преподавательский городок. Но это было очень давно, - взглянув в окно, негромко ответил Грэйс. Он легко поднялся на ноги, вновь возвышаясь над Алисой, и прошел по направлению к другой комнате, даже не взглянув на девушку.
  Да, то, что капитан не испытывал радости по поводу ее присутствия, было слишком очевидно, а эта его немногословная терпеливость, пришедшая на смену вспышке гнева, отчего-то задевала Алису даже больше.
  Конечно, ей не было никакого дела до перепадов настроения какого-то вояки, с которым она вынуждена была провести вместе несколько дней. Но и наблюдать, как из нее делают виноватую, ей не хотелось.
  Лучше бы он продолжал злобно рычать, как в кабинете полковника, и бросал на нее свирепые взгляды. Так ей было бы легче сориентироваться, легче защищаться...
  - Капитан Грэйс, - окликнула она его прежде, чем он успел скрыться в другой комнате. Скинув с плеч тяжелую куртку, Алиса протянула ее капитану. - Спасибо, - откашлявшись, сказала она, стараясь выдержать его тяжелый взгляд.
  Грэйс внимательно посмотрел на нее, но, нахмурившись, отвернулся.
  - Вернешь, когда нагреется дом, - твердо сказал он, и Алиса, поджав губы, бессильно опустила руку. Ну не бросать же эту куртку ему вслед.
  Снова одевшись, она уселась на диван и поджала под себя ноги, глубоко вздыхая. Ну почему ее не поручили Дину? С ним она хотя бы разговаривала на одном языке.
  Алиса усмехнулась - никогда бы не подумала, что сможет сказать такое, но, похоже, Норман и правда стал для нее, если не другом, то хорошим приятелем. В отличие от капитана, чья темная фигура снова появилась посреди гостиной. Неужели он даже дома всегда выглядит угрожающе?
  - В это ты сможешь переодеться. Завтра я съезжу на склад, и попробую подобрать тебе что-нибудь более... подходящее, - проговорил он, опуская стопку одежды на диван рядом с Алисой.
  Она посмотрела на него снизу вверх и поспешила встать, чтобы хотя бы немного быть повыше в собственных глазах. Да и в его тоже.
  - Спасибо, - кивнула девушка, взглянув на теплый, аккуратно сложенный свитер, который лежал на самом верху стопки.
  - Спать будешь здесь, на диване, - будто не расслышав ее благодарности, продолжил Грэйс. - Еда вон там. Можешь брать, что хочешь, - сказал он, указав на металлическую дверь, встроенную прямо в стену.
  - Ага, - кивнула Алиса, внимательно слушая.
  - В ванную можно пройти только через спальню, - ровным тоном сообщил капитан, однако по его лицу проскользнула некая тень, которую Алиса тотчас приняла за недовольство.
  Видимо, пользоваться туалетом и душем ей придется не так часто, как хотелось бы.
  Всего несколько дней... Несколько дней.
  Алиса невесело усмехнулась, вдруг отчетливо понимая, что капитан, возможно, не терпит ее точно так же сильно, как и она всех, кто носит военную форму... ну, теперь, почти всех.
  Особенно после устроенной ею сцены на корабле.
  Тяжело вздохнув, она накрыла лицо рукой, почувствовав себя очень усталой - предстоящие дни в компании капитана не сулили ничего хорошего, как, впрочем, и дальнейший ее путь на неизвестную планету. Одно утешало - кроме скверного к себе отношения, впрочем, не лишенного взаимности, больших неприятностей ей ждать не приходилось.
  Алиса едва заметно вздрогнула, почувствовав, как Грэйс наклонился к ней, будто пытаясь разглядеть, что с ней не так. Она открыла глаза и взглядом уперлась прямо в шрам, красующийся на лице капитана. Наверное, из-за усталости ее реакция оказалась несколько заторможенной, и Алиса, вдруг задумавшись о том, кто и когда мог оставить рубец на лице Грэйса, позволила себе пялиться на него слишком долго.
  И, конечно, это не ускользнуло от его внимания.
  - Что не так? - спросил он, как-то жутко усмехнувшись. Алиса отвела глаза и вновь почувствовала неловкость.
  - Ничего, - пожав плечами, ответила она, заставляя себя снова посмотреть Грэйсу в глаза.
  - Ну да, - хмыкнул он. - Так ведь и должен выглядеть бездушный мерзавец-военный? С отталкивающими шрамами?
  Алиса вспыхнула от возмущения, смешавшегося со смущением. Она никогда не судила людей по их внешности, тем более по недостаткам в ней. Девушка и сама не считала себя эталоном, так что все подобные потуги были бы лишены хоть какого-либо смысла, и откровенная насмешка капитана была, по меньшей мере, абсурдна.
  Но с другой стороны, после ее яростных слов вкупе с дурацкой привычкой пялиться, куда не нужно, вполне объяснимо, почему Грэйс сделал такие выводы.
  - Я не...
  - Тебе нужно в туалет? - спросил он, и Алиса открыла рот от удивления. Затем закрыла и снова открыла, как выброшенная на берег рыбешка.
  - Я... нет. Не нужно, - хлопая глазами, ответила она, окончательно теряя надежду уследить за ходом их разговора.
  - Уверена?
  - Это не такой сложный вопрос, чтобы не знать, что на него ответить, - протараторила Алиса, чувствуя, что у нее даже волосы покраснели, не говоря уже о лице.
  - Прекрасно. Я иду спать.
  Капитан развернулся и все таким же уверенным шагом вышел из гостиной, закрыв за собой дверь, оставляя Алису наедине со своей растерянностью.
  Подойдя к кровати, Грэйс присел, чтобы снять ботинки, и прямо в одежде лег в холодную постель. Ему нужно было поспать - перелет отнял у него слишком много сил, хоть он и не чувствовал усталости как таковой. Странное и не очень полезное свойство - капитан не ощущал, как другие люди, что ему пора отдохнуть. Он работал до тех пор, пока не начинал отключаться, пока организм сам не начинал заботиться о себе, в то время как упрямый хозяин испытывал его на прочность.
  Да, определенно, Грэйсу нужен был отдых... Иначе как объяснить то, что произошло несколько минут назад в его гостиной? Что он хотел от этой девчонки? Поддеть ее? Заставить чувствовать себя виноватой? Можно подумать, его хоть когда-нибудь волновал шрам на лице - он служил лишь напоминанием о том, что полагаться полностью можно лишь на себя, но никак не служил поводом для расстройств.
  Грэйс фыркнул, накрывая глаза рукой - мысль о том, что он мог с грустью смотреть каждое утро в зеркало, впадая в тоску по поводу несовершенства лица, вызывала только усмешку.
  Как вызывал ее и тот факт, что непробиваемый капитан Грэйс совершенно был не готов к вторжению женщины в свое личное пространство, где он был не командующим, а простым мужчиной, желающим хоть ненадолго забыть о войне.
  Глупцами были те, кто считал, что Грэйс живет от задания к заданию, желая поскорее попасть в самое пекло. То, что он был хорошим военным, знающим свое дело, еще не значило, что ничего, кроме войны для него не существовало.
  У него была своя жизнь, которой он дорожил, и в которую неожиданно вторглась мисс Литтл: со своими огромными синими глазами, тоненькой шеей и колким взглядом.
  Будь на его месте тот же Мэтьюс, он бы отреагировал на присутствие хорошенькой женщины в соседней комнате совершенно иначе.
   Точнее сказать, она бы не осталась в другой комнате - у нее просто не было бы на это никаких шансов. Все те несколько дней, которые они бы провели с ним под одной крышей, Алиса вряд ли вылезала бы из постели Мэтьюса.
  Так поступили бы почти все сослуживцы капитана. Даже Дин, которым, видимо, Алиса оказалась очарована, не стал бы исключением. Просто методы убеждения у Дина совершенно другие, нежели у Алекса - лейтенант просто не стал бы с нею церемониться.
  Грэйс тяжело вздохнул, крепко сжимая челюсти - он никогда не был лицемером, и признавал, что не очень-то отличался от Мэтьюса и Нормана в своих желаниях. Тех, что редко оставляют мужчину даже во время войны.
   Однако прикасаться к мисс Литтл он не собирался. Ни прикасаться, ни привязываться, ни впускать в свою жизнь. Особенно учитывая, сколько ей пришлось перенести...
  Капитан тихо зарычал, злясь на самого себя - его мысли уходили в совершенно неподходящее русло. Ничем особенным судьба Алисы не отличалась от судеб сотен, даже тысяч других мирных жителей, которых затянул круговорот войны. К сожалению, слишком часто маленькие люди оказывались ее жертвами, и если начать сочувствовать каждому, то можно с легкостью сойти с ума.
  А ясный ум - это необходимость, щит, благодаря которому можно сохранить себе жизнь. Ведь стоит только дать слабину, и шрам на лице покажется удачей.
  - Спать, - тихо отдал приказ капитан, и, несмотря на холод, почувствовал, как усталость берет свое, а хаотичные мысли укладываются в его голове, оставляя после себя лишь слабое тягучее послевкусие, растекающееся по телу.
  ***
  Грэйс встал немедленно. Сознание его еще проснулось не до конца, но тело реагировало само по себе и реагировало правильно: как только до его слуха донеслись тихие звуки, слишком сильно напоминавшие глухие рыдания, не прошло и двух секунд, как капитан был на полпути в гостиную.
  Он распахнул дверь и уже ясным внимательным взглядом оглядел комнату, но никакой опасности не заметил. Если, конечно, не считать опасностью сжавшуюся под большой курткой Алису, лежавшую на просторном диване.
  Неловко двигая руками и ногами, она скользила по мягкой обивке и плакала.
  Грэйс приблизился и склонился над девушкой, в тусклом свете настенного светильника, вглядываясь в ее лицо: влажные от слез ресницы были плотно сомкнуты, тонкие брови сошлись на переносице, а губы что-то шептали, пока Алиса шумно дышала.
  Капитан понимал, что должен разбудить ее, но что-то заставило его склониться к ней ниже и прислушаться к едва слышным оборванным фразам.
  - По... пожалуйста, - всхлипнула Алиса, отворачиваясь в сторону. - Пожалуйста, Питер... Не надо...
  Грэйс скрипнул зубами, ощущая, как злость наполняет его, и обхватил худенькие плечи Алисы, аккуратно встряхивая ее.
  - Алиса, - позвал он негромко, но голос его был тверд. - Алиса, проснись, - потребовал капитан, приподнимая девушку с дивана. Он снова легонько встряхнул ее и, наконец, ее большие глаза распахнулись, испуганно уставившись на него.
  - Это я. Не бойся. - Грэйс заметил, как узнавание появляется в ее взгляде, и испуг сменяет облегчение. Он аккуратно опустил девушку обратно на диван и присел рядом на корточки.
  - Да, - сглотнув, пробормотала Алиса. Она провела ладонью по лицу, стирая привычные слезы, и снова посмотрела на капитана, чьи теплые руки только что крепко держали ее. Странно, но когда он разжал свои длинные пальцы, в ее душе появилось неожиданное сожаление.
  Чертовы сны, они просто сводят ее с ума.
   - Это вы, - едва слышно прошептала Алиса, слыша, как ее сердце бьется все спокойнее. Несколько раз глубоко вздохнув, она почувствовала, что приходит в себя. - Спасибо.
  - Спасибо? - изогнув бровь, спросил Грэйс. Он сидел довольно близко, практически на одном уровне с Алисой, и, упершись локтями в колени, не отрываясь, смотрел на нее.
  Алиса едва заметно усмехнулась: даже со спутанными после сна волосами и в помятой одежде, капитан выглядел... как капитан. Такой же серьезный, строгий и хладнокровный. Разве что чуть более хмурый, чем обычно - хоть что-то человеческое. Как и его шрам.
  Грэйс так легко обвинил Алису в том, что она видит в его увечье лишь уродливую маску бездушного вояки, однако на самом деле, прежде чем крепко заснуть, спрятавшись от холода под теплой курткой капитана, Алисе подумалось, что это несовершенство наоборот делает его более... живым? И, что уж скрывать, еще более мужественным.
   Хотя куда уж больше, представить было сложно.
  - Да, - приподнявшись на локтях, кивнула Алиса. - Спасибо, что разбудили. Эти сны... Я как-то понадеялась, что они больше не вернутся. На корабле мне ничего не снилось.
  Грэйс помолчал немного, но затем незаметно встряхнул головой, поймав себя на том, что неотрывно смотрит, как белые волосы Алисы рассыпаются по ее плечам. Он никогда не видел таких волос, и желание прикоснуться к мягким волнам рукой, словно ударило его по лицу. Обычно его мысли в отношении женщин были более приземленными, и капитана это вполне устраивало.
  - Это все газ, - проговорил задумчиво Грэйс, переводя взгляд к бледному лицу Алисы.
  - Газ? - нахмурилась она.
  - На корабле. В кислород добавляется специальный газ. Он повышает работоспособность солдат, но лишает снов, - монотонным голосом задумчиво ответил капитан, не двигаясь с места.
  - Вот как, - пробормотала Алиса, усаживаясь поудобнее. Она внимательно посмотрела на капитана, мысли которого очевидно были где-то очень далеко. - У вас случаем не завалялся баллон с этим газом? Я бы не отказалась им подышать, - полушутя произнесла она, однако ее шутка не показалась Грэйсу забавной, хотя и вернула его внимание к ней.
  - На Серене вы были с Питером вдвоем? - вдруг спросил капитан, и намек на улыбку тот час исчез с лица Алисы.
  - Вдвоем, - осторожно ответила она. - А почему...
  - Он что-то с тобой сделал?
  Алиса насупилась, но взгляда не отвела, упрямо глядя на капитана. Отвечать она явно не собиралась.
  - Он изнасиловал тебя? - спросил Грэйс, внутренне приготовившись к очередной атаке цепких маленьких пальчиков. И если бы Алиса сейчас вцепилась ему в лицо, он бы нисколько не разозлился - она имела на это право. А вот он спрашивать ее о таких вещах, права не имел никакого. Только остановить себя не мог - почему-то этот вопрос стал для него очень важен. Точнее - ответ на него.
  Впрочем, Алиса вместо того, чтобы вспылить, попробовать дать ему пощечину или, хотя бы, с оскорбленным видом отвернуться, тем самым давая понять, что разговор окончен, усмехнулась. Черты ее лица смягчились, а в глазах вспыхнула насмешка.
  - А вы не очень-то страдаете от тактичности, не так ли, капитан Грэйс? - спросила она и устало запустила пальцы в волосы, полностью открывая высокий лоб.
  - Тактичность - весьма бесполезная вещь на войне, мисс Литтл, - чуть склонив голову, ответил капитан, и Алисе показалось, что в голосе его прозвучало отражение ее собственной иронии.
  - Война когда-нибудь закончится, - напомнила она. - Кроме того, сейчас же мы не на поле военных действий.
  - На военной базе.
  - В вашем доме.
  - В имитации такового. Это служебное жилье, и...
  - Все равно, - упрямо сказала Алиса, начиная закипать от невероятного упрямства капитана. Он даже не пошевелился, бросая доводы своим ровным уверенным тоном. - У многих даже такой имитации нет. А у вас есть место, где можно хотя бы притвориться, что войны нет, - горячо проговорила она, увидев, наконец, как Грэйс поднял брови, а в его серых глазах блеснуло искреннее удивление. - Здесь можно не воевать, - выдохнув, чуть тише сказала Алиса, на миг задумавшись о двояком смысле собственных слов.
  Ведь им и правда можно было не воевать... Ей и Грэйсу. Хотя бы эти несколько дней, которые они должны были провести под одной крышей. Войны и так было слишком много.
  Грэйс посмотрел в окно, где в темноте угадывались очертания высоких деревьев, почувствовав, как уличный холод словно начал пробираться ему под кожу. Страх это был, или дурное предчувствие, капитан точно не мог сказать даже самому себе.
  В одном он был уверен - ему никогда не нравилось, когда кто-то угадывал его мысли, как только что сделала совершенно чужая ему девчонка. И пусть она сделала это случайно... Нет, так даже хуже.
  - Ты не ответила на вопрос, - чуть строже, чем намеревался, спросил Грэйс, не желая больше продолжать вдруг возникшую тему.
  - На вопрос... Ах, на этот вопрос, - вздохнув, проговорила Алиса и вся будто поникла. - Нет, капитан Грэйс, Питер не делал ничего такого, если это вас так тревожит, - невесело усмехнулась она. Кажется, Алиса уже начинала привыкать к его внимательному взгляду, который не изучал даже, а считывал с нее информацию, как из закодированного файла. - Наоборот, он спас меня от этого. Один из пиратов... - Алиса умолкла и поежилась от ужасных воспоминаний, среди которых всплыло молодое мужское лицо, искаженное злобой и похотью. - Питер спас меня. Он убил этого подонка, и так мы сумели добраться до челнока. В самый последний момент они схватили Кассандру. Прострелили ей ногу, а мы... Просто не могли вернуться за ней.
  - Понимаю, - кивнул капитан, тотчас поймав на себе взгляд прищуренных голубых глаз.
  - Конечно, понимаете. Это ведь так расчетливо, не так ли? - язвительно проговорила Алиса.
  - Разумно. Это разумно, Алиса, - спокойно отозвался Грэйс, словно разговаривая с неразумным ребенком, отчего девушка еще больше закипела.
  - Это жестоко. Это отвратительно! Я до сих пор помню...
  - Это спасло тебе жизнь, - перебил капитан.
  - Но моя подруга ее потеряла.
  - Вы бы потеряли ее все, - резче сказал Грэйс. - Иногда надо принимать разумные решения. Пусть они и кажутся жестокими.
  - Какая разница? - махнула рукой Алиса, в раздражении отворачиваясь от капитана. - Все равно все погибли.
  Она услышала, как Грэйс поднялся на ноги рядом с ней, но не повернулась, борясь с подступившими слезами, и вдруг снова почувствовала, как теплая ладонь легла на ее плечо - на этот раз намного деликатнее, даже нежнее.
  - Разница есть, - негромко проговорил Грэйс, глядя на Алису сверху вниз. Незаметно, он провел пальцем по мягкому завитку ее волос, на секунду поддаваясь соблазну. Каково бы это было - запустить ладонь в ее волосы, позволяя им щекотать кожу между пальцев?
  - Какая разница? - немного хриплым голосом спросила Алиса, заметно напрягшись под его рукой.
  - Разница в том, что ты жива. У тебя есть шанс, есть надежда, - сказал Грэйс, заставляя себя отпустить девушку, чуть отступая. - Твоя жизнь не досталась тебе в подарок. Ты за нее боролась, и от нее не стоит так просто отмахиваться. Скажи, разве твои друзья поступили бы так, иди речь об их жизни?
  Алиса обернулась, посмотрев на капитана с неожиданной тоской.
  - Питер так и сделал, - пробормотала она. - На Серене... Я не знаю, что с ним случилось, но он... Он решил, что мы не выживем, и что лучше не мучиться. Точнее, он не хотел, смотреть, как я...
  - Он решил убить вас? - мрачным голосом спросил Грэйс, на что Алиса только кивнула. - Слабак, - презрительно бросил он, сжав кулаки.
  - Не говорите так, - слабо запротестовала Алиса. - Он... он любил меня.
  - Хорошая любовь, - зло усмехнулся капитан. - Благородная.
  - Вы ничего не знаете! - воскликнула девушка, подтянув колени к груди. - Он просто...
  - Я знаю достаточно. Я знаю, что вместо того, чтобы взять на себя ответственность, он решил убить беззащитную женщину, стоило ему только попасть в тупик, - процедил Грэйс, чувствуя, как гнев разливается по его венам.
  Алиса поджала губы, не зная, что ответить... Капитан был прав - Питер оказался слабым. И из-за его слабости она пережила, пожалуй, самые ужасные моменты в своей жизни, ведь нет ничего страшнее, чем когда единственный близкий человек оборачивается врагом.
  - Мне повезло, что я выжила, - с прерывистым вздохом произнесла Алиса. - Если бы ваш корабль не приземлился на Серене, Питер оказался бы прав.
  - Но корабль приземлился, - взяв себя в руки, уже спокойнее сказал капитан. - И тебе не повезло. Ты выжила, потому что ты сильная. А Питер погиб, потому что оказался слизняком.
  - Не надо...
  - Он действительно упал в шахту? - спросил Грэйс, даже не став слушать попытки Алисы оправдать этого жалкого благодетеля. И ответ не очень-то волновал капитана - даже если девушка задушила своего палача голыми руками, он не осудил бы ее ни на мгновение, как и не потерял бы уважения к этой худой девчушке, которое прочно обосновалось в нем после ее слов.
  Просто капитану нужно было знать.
  - Да, - кивнула Алиса, задумчиво посмотрев на Грэйса: так, будто увидела его впервые. - Я успела повернуть, а он не удержался и упал. Там было очень темно.
  Капитан только кивнул, не отводя взгляда от Алисы. Он смотрел в ее глаза и не видел там злости или негодования. Наоборот, что-то теплое появилось в ее взгляде, отчего кровь быстрее побежала по его венам.
  - Так и не нагрелось, - проговорил Грэйс, проведя рукой по небритому лицу, пытаясь прогнать тем самым наваждение.
  - Что? - растерянно хлопнув ресницами, спросила Алиса. Она, видимо, никогда не сумеет научиться распознавать моменты, когда капитан считает, что один разговор окончен, а другой уже начался.
  - Холодно в доме, - пояснил Грэйс и, развернувшись, ушел в свою комнату.
  - Что есть, то есть, - пробормотала Алиса сама себе и, откинув с колен куртку капитана, поднялась, потихоньку потягиваясь. - А здесь длинная ночь? - крикнула она, вглядываясь в темноту за окном. Эх, сейчас бы чего-нибудь горячего... А то у капитана в запасах лишь готовые пайки, которыми был полностью заполнен шкаф для еды. Нет, в них, конечно, было много вкусного, особенно сок, но сейчас Алиса не отказалась бы от горячего травяного настоя, которым они с друзьями часто баловали себя на Орионе. Пожалуй, только он мог бы согреть ее сейчас.
  - Ночи длиннее дней.
  Алиса вздрогнула, почувствовав, как ее волосы зашевелились под горячим дыханием Грэйса, бесшумно вернувшегося в гостиную. Она обернулась, взглядом упираясь в широкую шею, обтянутую высоким воротом толстого свитера - почти такого же, как тот, что до сих пор лежал на крае дивана.
  Какой же он все-таки большой, этот капитан.
  Алиса откашлялась и отступила на шаг почти одновременно с Грэйсом, хотя тот не выглядел смущенным, в отличие от нее.
  - Звезды поднимаются, самое большее, на шесть часов, - сказал он, запустив руку в волосы, убирая несколько прядей со лба.
  Алиса улыбнулась одним уголком рта - почти незаметно - когда подумала, что в эту минуту Грэйс выглядел как-то иначе. Как-то... по-домашнему, что ли. Глупая мысль, конечно, но все же...
  - Вы куда? - встрепенулась Алиса, выплывая из своих размышлений, когда капитан повернулся к выходу.
  - Придется топить, - указав куда-то в сторону, сказал Грэйс. - Система разгонится только часов через десять, так что придется прибегнуть к старому способу.
  Капитан бросил взгляд на импровизированную кровать Алисы, где лежала его теплая куртка, и мысленно чертыхнулся - как можно было забыть дать ей одеяло? Да, слишком давно ему не приходилось нести ответственность за кого-то столь же хрупкого и, видимо, непритязательного. Если бы на месте Алисы сейчас стояла Лина, то ее возмущенные возгласы услышали бы даже в штабе.
  Грэйс нахмурился, неприязненно поведя плечом, будто пытаясь прикоснуться им к отметине на своем лице. При каждом воспоминании об этой женщине он словно начинал зудеть.
  - Топить? - переспросила Алиса, разглядев в стене, разделяющей их с Грэйсом комнаты, маленькую дверцу, изготовленную из черного металла. - В смысле... огнем? - удивленно проговорила она и посмотрела на капитана, как на безумца.
  Ее скептический взгляд невольно вызвал у него улыбку.
  - Огнем, мисс Литтл, - кивнул он, насмешливо посмотрев на девушку. - Он, как известно, дает тепло.
  - Но это же опасно, - проговорила она, неуверенно поглядывая то на спятившего Грэйса, то на странную дверцу. Алисе приходилось видеть камин, но эта штуковина совершенно не была на него похожа. - И вряд ли осуществимо, - изогнув бровь, добавила она, с трудом представляя, как от такого маленького отверстия может быть хоть какой-то толк.
  - Увидишь, - усмехнулся капитан и дернул ручку двери.
  - Капитан Грэйс, - позвала его Алиса, обхватив себя за плечи. Она вдруг поняла, что совершенно не хочет оставаться одна, и то, что компания капитана вполне устраивала ее, даже не показалось странным. По крайней мере, Алиса знала, чего от него ожидать. Ну... примерно. - А как вас зовут? - нашлась она, искренне удивляясь тому, что до сих пор не знает его имени.
  Капитан остановился, и даже на расстоянии было видно, как мышцы его мощных плеч напряглись.
  - Эван, - сказал он после секундной паузы, будто нехотя признаваясь, и вышел из дома, закрывая за собой дверь, так и не посмотрев на нее.
  Алиса поежилась, с досадой поджав губы - хоть и не так, как в начале, но в доме действительно было холодно, и заняться было совершенно нечем. Вернувшись на диван, она взяла теплый свитер со стопки и, проведя по пряже рукой, расправила его, с легкостью надевая на себя.
  Алиса тихо усмехнулась, когда чуть не утонула в огромном свитере - он доходил ей почти до колен, а рукава пришлось подвернуть несколько раз, чтобы показались ладони.
  - Эван Грэйс, - пробормотала она, бросив взгляд на приоткрытую дверь спальни. Подумав пару секунд, девушка встала и направилась прямиком туда - в конце концов, в туалет можно было попасть только через комнату капитана, так что ничего предосудительного в том, чтобы зайти туда, она не видела.
  Алиса ничуть не удивилась, когда обнаружила в спальне лишь просторную кровать, кресло и шкаф с большим зеркалом. Больше там ничего не было, но, видимо, больше Грэйсу ничего и не было нужно. Здесь все было почти таким же, как в гостиной - серо-бежевым, однако благодаря полам из больших деревянных досок, создавалось ощущение уюта.
  Алиса пошла к двери ванной комнаты, которая так же оказалась небольшой, но весьма функциональной: принять душ, умыться, сходить в туалет - там все отвечало самым основным потребностям хозяина дома. Но вот находиться в этом помещении дольше необходимого не возникало ни малейшего желания. Серо-голубой цвет стен не радовал глаз, а яркий свет лампы заканчивал нерадостную в своей строгости картину.
  Да... исключительно мужской дом. И что бы там ни говорил капитан об имитации и прочем, Алиса, вернувшись на свой диван в гостиную, пришла к выводу, что здесь все - начиная от входной двери и заканчивая неубранной постелью - пропитано Грэйсом. Как и ее комната на Орионе была пропитана ею.
  Как же она ненавидела ее, когда жила там... И как теперь ей не хватало этого закутка, где стены были украшены картинами Кассандры.
   Как же ей не хватало дома.
  Тяжело вздохнув, Алиса снова улеглась, накрывшись своим импровизированным одеялом с головой. Она свернулась клубком и удивленно задержала дыхание, когда ощутила, что у куртки есть еле уловимый запах, уже узнаваемый ею.
  Она с шумом выдохнула, а затем медленно, словно пробуя на вкус, снова втянула в легкие воздух: теплый, чуть терпкий, щекочущий ноздри. Приятный.
  Крепко закрыв глаза, Алиса не стала задумываться над тем, насколько это неправильно - она просто дышала, с каждым вдохом все больше чувствуя, как тепло растекается по ее телу. И что было тому причиной - нагретый под курткой воздух или невесомый аромат, она не знала. В ту минуту, это не имело никакого значения.
  ***
  Алиса вытянулась в полный рост, с удовольствием потягивая ноги. Она удивленно открыла глаза, поняв, что не почувствовала холода, и обнаружила, что лежит под большим одеялом, сложенном вдвое, в то время как куртка капитана куда-то подевалась. С сожалением поджав губы, Алиса обняла одеяло обеими руками и улеглась на другой бок, решив поспать еще немного, но услышала какой-то шум.
  Резко сев, она выдохнула с облегчением: у края дивана, приоткрыв ту самую маленькую дверцу в стене, сидел капитан. Он ворошил горящие поленья металлической палкой, повернувшись к Алисе спиной.
  - Аа... Где горит огонь? - спросила она сонным голосом, не совсем понимая, как устроен этот камин. - В стене?
  - В печи, - коротко обернувшись, ответил Грэйс и закрыл дверцу, отставляя в сторону свое орудие. - Она встроена в стену, а дымоход выводит дым через крышу, - добавил он тише и немного задумчиво.
  - Спасибо, - проговорила Алиса, поднимаясь на ноги.
  - За что? - неожиданно резко спросил Эван, и она на мгновение растерялась.
  - За одеяло, - пожала плечами Алиса, принявшись складывать свою постель. - И за свитер, и вещи. И вообще, - немного смешалась она, не глядя на капитана.
  Никогда она не думала, что будет благодарить его. И уж тем более, не думала, что действительно будет за что благодарить. - Спасибо за... за заботу, наверное, - промямлила она, вконец смутившись.
  Однако ледяной голос капитана Грэйса, за пару шагов преодолевшего разделявшие их жалкие два метра, очень быстро привел ее в чувства.
  - Не стройте иллюзий, мисс Литтл, - негромко сказал он, глядя на девушку сверху вниз, пока она, не моргая, удивленно смотрела на него, поражаясь, насколько этот мужчина, возвышающийся над нею, не похож на того, с кем она разговаривала ночью. Вроде бы, все было тем же: тот же шрам, тот же упрямый подбородок, покрытый щетиной, те же серые глаза с густыми ресницами... Нет, пожалуй, ресницы Алиса заметила только сейчас. А вот холодную злобу, игравшую на его лице, ей уже приходилось встречать.
   - Я не забочусь о тебе. Я всего лишь выполняю задание. Мне нужно обеспечить твою безопасность до отправки на Элдос, чем я и занимаюсь.
  Алиса хмуро поджала губы, пытаясь сдержаться, но долго не продержалась и возмущенно всплеснула руками, бросая сложенное одеяло на диван:
  - Ой, ну и пожалуйста! Не очень-то хотелось твоей заботы, - вздернув подбородок, она с легкостью перешла на "ты" и не без труда обошла застывшего Грэйса, направляясь к его комнате. В проходе Алиса обернулась и, посмотрев на мрачное выражение лица капитана, отчего-то почувствовала себя победительницей. - И это вам не стоило бы обольщаться, капитан Грэйс, - сказала она, изогнув бровь. - Я всего лишь пыталась быть вежливой. Но вы же не знаете, что это такое, не правда ли? Вас этому не учат.
  Только успев заметить, как серые глаза недобро сощурились, Алиса быстро шагнула внутрь спальни и захлопнула за собой дверь. Дверь в комнату хозяина дома.
  Да, наверное, по шкале наглости это было небольшим перебором, однако Алиса не остановилась и смело направилась в ванную - не станет же он вышвыривать ее оттуда за шкирку. Не станет же?
  ***
  Алиса откусила большой кусок хлеба с каким-то желе и с наслаждением прожевала его: даже в самой неблагоприятной обстановке она умела наслаждаться вкусом еды. Да просто - едой. А судя по атмосфере, витающей в доме капитана Грэйса, на втором пайке, который Алиса уже успела уничтожить, она могла и не остановиться.
  После их небольшого спора, больше они с Эваном не разговаривали. Алиса оказалась права, и он действительно не выбросил ее за шкирку из своей комнаты, но злоупотреблять удачей она не стала, довольно быстро вернувшись из ванной в гостиную.
  Грэйса там уже не было - он появился только спустя несколько часов, громко хлопнув входной дверью. На этот раз он был тепло одет с головы до ног: черная шапка на голове, куртка, бывшая недолгое время в собственности Алисы, и высокие ботинки, крепко обхватывающие сильные ноги, с заправленными в них брюками.
  В руках капитан держал большую стопку крупных поленьев. Пронося их мимо Алисы, он лишь бросил на нее короткий тяжелый взгляд, в ответ на что она отвернулась, с шумом допивая сладкий сок.
  Да, ее обещание быть незаметной теперь, и правда, выглядело неубедительно, так что насмешливое "сомневаюсь" капитана оказалось очень даже дальновидным.
  На самом деле Алиса никогда не отличалась вредностью характера или излишней взбалмошностью, но присутствие рядом капитана пробуждало в ней худшие качества. По крайней мере, к такому выводу пришла сама Алиса, снова разглядывая широкую спину Эвана, пока он загружал очередную порцию поленьев в печь, которая оказалась лучшим обогревателем из всех, что девушка только могла себе вообразить.
  Эта странное изобретение, встроенное в стену, прогрело весь дом за какие-то несколько часов, и внутри стало еще уютнее, чем раньше. По-настоящему тепло и как-то... хорошо. Если бы еще этот вояка со шрамом не портил своим хмурым видом и грозной фигурой все настроение, то предстоящие дни в маленьком домике показались бы Алисе настоящей сказкой. Ведь это так удивительно - знать, что ты в безопасности, что у тебя есть теплый дом и еда... И пусть частью этого заснеженного кусочка вселенной Алисе предстояло быть совсем недолго - даже за это время она была благодарна.
   Непривычное умиротворение, поселившееся в душе Алисы, пока она в отсутствие Грэйса при недолгом дневном свете разглядывала в окне деревья, что были щедро покрыты снегом, смущало. Однако она ни за что не отказалась бы от него, несмотря на всю вопиющую неуместность подобных эмоций.
  Шумно вздохнув, Алиса повернулась на бок, мельком поглядывая на капитана. Он встал, стягивая с плеч куртку, и с легкостью набросил ее на один из крюков вешалки, стоявшей возле входа, затем снял шапку, и положил ее на небольшой столик, со сколотым углом...
  Вообще-то, Эван мог раздеться у себя в комнате, но уходить он не торопился, отчетливо ощущая на себе пристальный взгляд своей... гостьи? Арестантки? Кем являлась Алиса в его доме, до сих пор было не совсем понятно - ни на ту, ни на другую, она не была похожа. И эта неопределенность нервировала его. И расслабляла.
  Капитан взглянул на Алису, заметив, как она быстро отвела взгляд, делая вид, будто очень занята разглядыванием пола. Что ж, может быть, оно и к лучшему - провести эти дни в тишине, совсем неплохой вариант. Лучше, по крайней мере, чем слушать ее пререкания и не иметь возможности отправить в какой-нибудь дальний блок.
  Конечно, можно было бы воздействовать на Алису иначе, чтобы она вела себя тихо... Но пугать ее никакого желания у капитана не было. Даже наоборот - мысль о том, что она будет бояться его, болезненно резанула Эвана.
  Хотя должно было быть абсолютно все равно.
  Сжав челюсти, он развернулся и ушел к себе в комнату, плотно закрыв за собой дверь.
  "Даже не спросил, нужно ли мне в туалет", - недовольно подумала Алиса, глядя вслед капитану. Она вздохнула и снова перевернулась на другой бок, вдруг подумав, что не видела, как Грэйс сегодня ел. Он вообще питается?
  А вдруг он из тех биороботов, о которых Алиса слышала на пиратском корабле? Вроде бы, они внешне ничем не отличаются от людей. И есть им не нужно.
  Да, наверняка так и есть. По крайней мере, судя по поведению капитана, он точно не человек. Стоило Алисе по-человечески к нему обратиться, как он тут же начал расставлять свои точки над "i". Наверное, человеческое отношение не записано у него в программе.
  Алиса тихонько хихикнула над своими рассуждениями, покачав головой. Все это было забавно и глупо, и, конечно, никаким Эван не был биороботом - у них не может быть шрамов. И таких глаз. Пронзительных.
  Шумно вздохнув, Алиса натянула на себя одеяло, которое так пренебрежительно бросила, когда они с капитаном спорили, и невольно обрадовалась тому, что Эван, все же, не забрал его обратно.
  - Лучше бы ты был биороботом, капитан Грэйс, - пробормотала она, снова прячась под одеяло с головой и думая о том, что не человек не вызывал бы в ней таких сильных эмоций. Как было бы все проще.
  ***
  Алиса резко проснулась, причем вовсе не из-за дурного сна, который уже начал прокрадываться в ее сознание, а совсем по другой причине. Причине довольно... примитивной.
  Ей срочно нужно было в туалет.
  Она подскочила на ноги и на носочках подбежала к двери Грэйса. Подняв руку, чтобы постучать, Алиса замерла - мысль о том, что ей придется унижаться и просить Эвана пустить ее в туалет, оказалась выше ее сил.
  Она помялась в нерешительности несколько мгновений, но затем, задержав дыхание, нажала на ручку, молясь о том, чтобы дверь не была заперта изнутри. К облегчению Алисы та с легкостью открылась, впуская девушку в темную комнату, где, казалось, не было слышно ни единого звука.
   Заперев за собой, Алиса стала прокрадываться к ванной комнате, но проходя мимо кровати, на которой спал капитан, остановилась, услышав, как он пошевелился. Постояв в испуге неподвижно несколько секунд, Алиса окончательно привыкла к темноте и уже могла различить очертания тела Грэйса.
  Он лежал на спине, закину одну руку за голову, и выглядел странно... расслабленным. Смешно, но Алисе казалось, что даже во сне он должен быть скован. Так, для тонуса накачанных мышц, чтобы всегда быть готовым к атаке или защите. Чем они там еще занимаются, эти военные?
  Но на самом деле Эван казался умиротворенным и... Нет, беззащитным он не выглядел, и Алиса тотчас отмахнулась от этой смешной мысли. В этом капитан Грэйс отличался от всех остальных людей, которых Алисе доводилось встречать - даже во сне он будто бы не терял своей силы. Интересно, его можно было застать врасплох?
  Шальная мысль о том, что произошло бы, подойди Алиса к нему поближе, заинтриговала и показалась глупостью в чистом виде. Что, если он ударит ее, даже не разглядев, кто перед ним? Ей хватит и одного удара, чтобы отлететь к другой стене и убиться. Или схватит ее и повалит на пол, раздавив своим тяжелым телом.
  Алиса сглотнула, вдруг почувствовав, как кровь прилила к ее лицу. Она непроизвольно обвела взглядом прорисовывающуюся под тонким покрывалом фигуру капитана: сильные длинные ноги, крепкий живот, рельефная грудь и - да - красивые руки... Грэйс был очень... очень привлекательным мужчиной, и пресловутый шрам его нисколько не портил. Даже наоборот.
  Алиса вздрогнула, заметив, как Эван снова пошевелился, положив руку себе на живот, и, не дыша, на цыпочках пробралась в ванную, тихонечко прикрывая за собой дверь.
  - Ну, вообще, - шепотом возмутилась она. На этот раз ее негодование было направленно исключительно против нее самой.
  Алиса принялась раздеваться, хмуро поглядывая на себя в зеркало.
  Отъелась, значит, отоспалась, и теперь можно заглядываться на мужчин? И ладно на мужчин - на военного! На Грэйса!
  Можно было подумать, будто потребность в мужском тепле была у Алисы когда-то в приоритетах! Те два раза, которые они были близки с Питером, происходили по его инициативе, и после каждого она вздыхала с облегчением от того, что все закончилось. Ей не было больно, и она даже чувствовала желание, но...
  Просто все выходило как-то неловко и странно. Хотя не так странно как то, что сейчас кровь запульсировала у нее в висках от одного взгляда на капитана Грэйса. Она же уже видела его!
  Алиса зло посмотрела на себя в зеркало: лицо раскраснелось, в глазах появился блеск, которого она не замечала в собственном отражении уже очень давно.
  - Какая же ты примитивная, Литтл, - с презрением фыркнула Алиса и отвернулась, снимая с себя майку и белье. Она тяжело вздохнула, увидев, насколько сильно кровь успела запачкать одежду, и шагнула в душевую кабину.
  И почему она отказалась от стерилизующей вакцины? Скольких неудобств можно было бы избежать. На что надеялась, совершенно непонятно. Будто бы у нее когда-нибудь будет возможность завести нормальную семью и рожать детей. Смешно даже.
  А теперь столько мороки.
  Алиса вымылась под душем и, не найдя стиральной центрифуги, застирала белье вручную, после чего отправила его в сушильный шкаф. Благо, он был старой модели, и разобраться с его устройством не представило для Алисы труда.
  - Ну, давай же, - нетерпеливо пробормотала она, притопывая ногой по гладкому полу. Она и так находилась в ванной слишком долго, а вернуться к себе хотелось незамеченной.
  "Главное не пялиться на спящих мужчин", - проворчала про себя Алиса, тревожно взглянув на закрытую дверь.
  Наконец сушильный шкаф подал сигнал об окончании сушки, и дверца неслышно открылась, позволяя Алисе забрать чистое сухое белье.
  Она быстренько оделась, зачем-то расчесала спутанные волосы пальцами и, уже предвкушая завтрашние боли, которые догоняли ее чуть позже начала женского периода, открыла дверь.
  Собственного короткого вскрика Алиса испугалась даже больше, чем Грэйса, стоявшего подобно какой-нибудь угрожающей статуе перед входом в ванную.
  Он, прищурившись, пристально смотрел на Алису, обеими руками упираясь в косяки, тем самым преграждая ей путь.
  И давно он не спит? А вдруг он уже не спал, когда она...
  Алиса нервно облизнула губы и шагнула обратно в ванную комнату, в глупой попытке снова закрыть дверь.
  Капитан с легкостью остановил ее одной рукой и шагнул внутрь следом за Алисой, ступая босыми ногами на гладкий пол.
   ***
  Эван оглядел небольшое помещение, лишь мимолетно скользнув тяжелым пристальным взглядом по лицу Алисы, будто она могла спрятать за спиной какое-нибудь оружие или... сообщника - любой вариант казался ей абсурдным. Как и то, что они с Грэйсом оказались вдвоем в таком маленьком закрытом пространстве - именно закрытом, ведь потеснив Алису своей мощной фигурой, капитан захлопнул за собой дверь с громким щелчком, заставившим ее вздрогнуть.
  Наконец его холодные прищуренные глаза вернулись к ее лицу, и помимо воли Алиса почувствовала вину, однако тут же упрямо поджала губы, решительно собираясь ни в чем не признаваться. Да и что такого она сделала? Всего лишь посмотрела на него... не так уж и долго.
  - Что с тобой? - спросил Эван, и легкая хрипотца его голоса дала Алисе надежду, что он все же спал во время ее небольшого исследования.
  - Что со мной? - протянула она, хмуря светлые брови.
  - Ты долго. Что случилось? - обведя Алису быстрым, но весьма пристальным взглядом, снова спросил капитан, и на этот раз поднял глаза несколько медленнее, чем следовало. По крайней мере, Алисе так показалось. Как и мурашки, пробежавшиеся волной по ее коже. Конечно, показалось.
  - Я что, не могу подольше побыть в душе? - спросила она, после недолгого замешательства. - Это запрещено? Так ты бы поставил мне таймер, вместо того, чтобы дежурить под дверью, пока я сижу в туалете!
  Осмелев, она шагнула к двери, пытаясь обогнуть Эвана, и к ее удивлению ей это удалось. Хотя правильнее было бы сказать - Грэйс позволил ей пройти.
  Но как только она взялась за ручку двери, ее локоть тут же крепко сжали длинные мужские пальцы.
  - Если ты заболела, то должна сказать мне, - чуть тише, но не менее требовательно, сказал капитан, глядя на кудрявый затылок. Он даже не понял, в какой момент улыбка тронула его губы - наверное, когда от его дыхания белые завитки на голове Алисы задрожали.
  Однако этот намек на улыбку исчез тотчас, как только она повернулась к нему: на ее лице застыло такое выражение, будто бы Эван не спросил о ее самочувствии, а оскорбил или даже ударил в спину. Ее тонкую, хрупкую спину.
  - А какое тебе дело до моих болячек? - бросила она, шагнув к капитану так решительно, что он почти отступил назад.
  Алиса неожиданно оказалась слишком близко к Грэйсу, и его тепло, сбивая с гневного настроя, снова коснулось ее кожи - как тогда, в его кабинете, когда он вздумал допрашивать ее. Лишь спустя пару секунд Алиса смогла собраться и, все же чуть отстранившись, продолжила:
  - Не ты ли мне сказал, что забота обо мне не входит в список твоих интересов? Это я очень четко уяснила, капитан Грэйс, так что можете больше не изображать участие.
  - Ты не...
  Эван не успел закончить, как перед его носом Алиса развернулась настолько резко, что кончики ее волос в полете коснулись его груди, лаская прикосновением незакрытую майкой кожу.
  Мысль о том, чтобы ухватить эту дерзкую воительницу и прижать к себе, была почти неизбежна.
  - Алиса, - позвал Эван, выходя из ванной следом за ней. - Стой.
  - Я не солдат, чтобы мне приказывать, - пробурчала она себе под нос и лишь прибавила скорости, не заботясь о том, что выглядит так, будто бежит, а вовсе не гордо уходит.
  - Алиса!
  Но она не послушалась, прошмыгнув в гостиную и закрыв за собой дверь.
  Грэйс не стал ее преследовать - все равно ей некуда было спрятаться от него, а загонять в угол беззащитную женщину ему совсем не хотелось.
  Хотелось совсем другого.
  Опустившись на кровать, Эван провел рукой по волосам, шумно вздыхая. Сожалел ли он о своих словах, которые Алиса со злостью только что бросила ему в лицо? Нет. Не сожалел.
  И он произнес бы их снова, потому что они были абсолютно верными - он не должен был заботиться о ней, он просто временно обеспечивал ее безопасность.
   Никаких привязанностей, никакого участия, никакой... Ничего.
  Только была одна проблема - "ничего" не получалось.
  Можно ли назвать ничем то, как пульсировали артерии на его шее в такт сердцу, пока он сдерживал себя, чтобы не подняться с кровати и не затащить туда Алису?
  Грубо, примитивно, так, как того требовало его нутро, изголодавшееся по нежности женского тела...
  Эван усмехнулся, откидываясь на постели - кого он пытался обмануть? Здесь играла роль не только мужская потребность. Он желал именно Алису, и всего полчаса назад осознал это в полной мере.
  Разглядывала его в темноте, как притаившийся в засаде зверек, думала, что он не знает, в то время как ее шаги капитан услышал, еще когда она не зашла в его спальню. Он даже слышал ее дыхание, пока она стояла у кровати. Только протянуть руку...
  Эван хмыкнул, покачав головой: "Я всего лишь пыталась быть вежливой" - интересно, что бы она сказала, поймай он ее на поличном? Ни о какой вежливости здесь речи и не шло. Как и о безразличии.
  Конечно, Алиса вполне могла раздумывать, замерев в темноте, о том, стоит ли воспользоваться моментом и хорошенько ударить ничего не подозревающего Грэйса в отместку за его грубость.
   Однако эта мысль, сколько бы ни забавляла капитана, казалась ему малоправдоподобной, и от этого он получал странное удовлетворение, которое, впрочем, довольно быстро улетучилось, уступая место менее приятным размышлениям.
  Для человека, который через несколько дней навсегда покинет его жизнь, Алиса стала занимать слишком много пространства в его мыслях. О доме Эван уже и не вспоминал.
  ***
  Когда входная дверь громко хлопнула, Алиса вздрогнула и тотчас проснулась. Она отодвинула край одеяла от лица, одним глазом взглянув в сторону выхода и понимая, что снова осталась одна.
  Алиса недовольно застонала, стоило ощутить не только знакомую тянущую боль в животе, но и совершенно новое и, что самое главное, непонятное чувство одиночества, которое ей пришлось испытать еще вчера, когда капитан ушел, оставив ее.
  Потянувшись, она поджала колени к груди, снова накрывшись одеялом с головой, когда услышала, как взревел мотор машины, на которой они с Грэйсом приехали с базы. Очень скоро звук затих, все больше отдаляясь от дома, и в наступившей тишине Алиса могла расслышать, как потрескивают дрова в печи - видимо, пока она спала, Эван разжег огонь.
  - Ммм... - промычала она, уткнувшись носом в подушку дивана - мысли о событиях прошедшей ночи снова вспыхнули в ее голове, проплывая перед глазами мутными картинками. А судя по тому, как долго они не давали уснуть Алисе, безрезультатно проворочавшейся с боку на бок почти до утра, избавиться от них было не так уж и легко.
  Она зажмурилась, игнорируя жалобное урчание в животе, и с чувством вздохнула, вспоминая, как тепло растекалось по ее крови, пока она смотрела на спящего капитана. Только... спящего ли?
  - О нет, - протянула девушка, не желая даже думать об этом. Ни о капитане, ни о том, насколько чуток его сон, ни о своем глупом поведении.
  Отбросив одеяло, Алиса живо поднялась и, лишь едва скривившись от тянущей боли, тотчас опоясавшей ее, направилась к шкафу с запасами продуктов. Она была твёрдо настроена занять этот день чем угодно, кроме мыслей о капитане Грэйсе, и начать было решено с завтрака, о котором ее желудок просил уже достаточно громко.
  ***
  - Ну и где ты, капитан? - пробормотала Литтл, неотрывно глядя в темное окно.
  Грэйс отсутствовал целый день, и давшая себе слово быть равнодушной Алиса довольно легко от этого слова отказалась. Не то, чтобы она волновалась... Но все же невозможно было не признать, что присутствие Эвана где-то неподалеку внушало ей что-то вроде уверенности. А вот следы его машины на снегу, уходящие в сторону от дома, напротив - заставляли испытывать дискомфорт.
  Алиса фыркнула, невесело рассмеявшись. Дискомфорт! Спроси у нее, что это такое две недели назад, она бы и не нашлась, что ответить. Как это она упустила момент, когда в ее жизни появилось место для каких-то определений, кроме как "жива" и "на волоске"? И главное, что частью всего этого волшебства являлся капитан Грэйс.
  Важной, неотъемлемой частью.
  Вспыхнув от этой мысли, Алиса спрыгнула с подоконника и беспокойно огляделась вокруг - в комнате уже давно стало прохладно, а она ничего с этим даже не попыталась сделать, бездумно ожидая возвращения капитана.
  - Да что это со мной? - удивленно проговорила она, не понимая, когда успела превратиться в такое беспомощное существо.
  Расправив плечи, она решительно направилась к выходу - ничего сложного в том, чтобы найти дрова и разжечь огонь не могло быть, так что мерзнуть не было никакой нужды. Пусть и в отсутствие Эвана.
  Спустя два часа, с испачканным сажей лицом, ожогом на руке, но удовлетворенной гордостью, Алиса сидела на своем диване и радостно слушала, как разгорается разведенный огонь, приятное тепло которого начинало распространяться по комнате.
  Хорошо, все-таки, что Грэйс оставил запас дров для топки в пристройке к дому - отправиться в лес, чтобы срубить там какое-нибудь дерево... Даже думать об этом не хотелось, как не хотелось думать и об Эване. Но, казалось, это уже было невозможно.
  Алиса еще раз взглянула на закрытую дверь, прислушалась к тишине за ней и, недовольно вздохнув, поднялась, думая, чем себя занять. Единственным вариантом развлечения был душ, который совсем не был лишним, а поскольку никаких альтернатив больше не было, Алиса неторопливо потопала в комнату Грэйса.
  Она прикрыла за собой дверь, оказываясь в темноте, и проходя мимо кровати, ускорила шаг - картинка из прошлой ночи и так не давала о себе позабыть, так что лишнее напоминание о собственном наглом поведении не доставляло Алисе удовольствия. В отличие от воспоминаний, которые с этим поведением были связаны...
  Закрытый водоотвод позволил воде быстро наполнить неглубокий поддон для душа, куда Алиса с удовольствием опустилась, прикрывая глаза. Ей всегда хотелось принять настоящую ванну - так, чтобы горячая вода доставала до самого подбородка, пока ноющие мышцы с беззвучным стоном расслабляются от приятного тепла.
  Здесь же вода едва доходила Алисе до талии, но и этому она была рада - так греться было намного приятнее, чем в колючем свитере капитана, от которого нещадно чесалась спина.
  Грэйс-то наверняка ничего такого не чувствовал - толстокожий.
  - Непробиваемый вояка, - проворчала себе под нос Алиса, водя ладонями по воде. Но получилось не так злобно, как хотелось бы.
  Почувствовав, что еще немного, и она окончательно разомлеет, Алиса всполоснулась под душем и быстро оделась, чтобы не замерзнуть - растопить так, как это делал капитан, у нее не выходило, и в доме все еще было далеко не жарко.
  Натягивая колючий свитер Грейса, Алиса недовольно скривилась, однако когда рукава были закатаны, а ворот ловко подвернут, она все же не удержалась от едва заметной улыбки - эта вещь была такой теплой, что в ней даже живот с поясницей болели меньше, так что жаловаться на его колкость было как-то неловко.
  Выйдя из ванной комнаты, Алиса твердо намеревалась вернуться к себе в гостиную. Правда. Твердо.
  Но снова остановилась возле широкой кровати капитана, небрежно заправленной покрывалом.
  - А вы не очень-то аккуратны. Да, капитан Грэйс? - пробормотала она, переминаясь с ноги на ногу.
  Что Алиса там делала, было непонятно... Но явно не торопясь уходить, осторожно присела на краешек матраса... Который, при дальнейшем исследовании, оказался очень удобным. Намного более удобным, чем диван, где ей приходилось спать.
  Совершенно позабыв о зудящих вопросах и голосе разума, Алиса забралась на середину кровати и вальяжно растянулась в полный рост: на такой площади могло бы поместиться как минимум четыре таких же, как она сама.
  - Как хорошо...
  Девушка притянула к себе подушку, удобно устраиваясь на ней головой. Глубоко вдохнув, она почувствовала знакомый запах, и возникшая мысль о том, что это то самое место, где Эван лежал прошлой ночью, пока она наблюдала за ним, волной мурашек растеклась по ее коже.
  Вздрогнув всем телом, чтобы прогнать от себя волнение, Алиса закрыла глаза, привычно подтягивая ноги к груди.
  Засыпая, она не знала, что больше ее тревожит: что когда она проснется, капитана все еще не будет дома, или что он вернется раньше, чем она успеет открыть глаза, и найдет ее в своей кровати. Впрочем, эти размышления тревожили ее не настолько сильно, чтобы помешать крепко заснуть на мягкой, невероятно удобной постели, пропитанной запахом капитана Грэйса.
  
  ***
  Растерянность? Нет, это точно не было растерянностью. Но что-то отдаленно напоминающее подобное ощущение Эван все же испытывал, стоя в своей комнате и наблюдая за спящей Алисой, которая так уютно вписалась в его постель.
  Не то, чтобы Эван не знал, что делать... Более того - в голове крутилось сразу несколько вариантов, но как раз в их количестве и заключалась загвоздка. Как поступить? Разумно или так, как подсказывает желание?
   Разумная сторона капитана Грэйса была однозначно против всяческих необдуманных поступков, а она была в нем более, чем сильна. Потому, наверное, Эван и простоял в тусклом проеме не очень долго, понимая, что чем дольше стоит и смотрит на белокурые волны, обрамлявшие лицо Алисы, странно красивое в спокойствии сна, тем больше возрастал риск, что он этот сон захочет нарушить.
  Бесшумно закрыв за собой дверь, капитан удивленно прикоснулся к стене, которая все еще хранила тепло от сгоревших поленьев, и улыбнулся, прекрасно понимая, кто без него хозяйничал.
  Напряжение, минуту назад сжигавшее его изнутри, начало потихоньку отпускать, и Грэйс с удовольствием вдохнул теплый воздух, который как никогда раньше казался ему наполненным домашним уютом.
  Дом.
  Вскользь посмотрев на стоящие возле двери контейнеры с вещами, некоторые из которых могли пригодиться Алисе, Эван подошел к ее дивану и без лишних сомнений лег, поражаясь тому, как она могла здесь так сладко спать: мало того, что там было невероятно жестко, так еще и элементарно не хватало места. Впрочем, места могло не хватать именно Грэйсу - Алиса была раза в два меньше его. Очень худая. Даже слишком.
  - О чем ты думаешь, Грэйс? О чем ты думаешь? - устало пробормотал капитан и закрыл глаза. Через пару минут уже двое крепко спали под одной крышей, разделенные лишь теплой стеной.
  
  ***
  Короткий вздох, широко распахнутые глаза и тонкое запястье, вот-вот грозившее хрустнуть под натиском сильных пальцев.
  Капитану понадобилось несколько секунд, чтобы разжать руку после того, как он осознал, кто перед ним. Как только он позволил ей подобраться так близко?
  Алиса ничего не сказала - лишь, нахмурившись, сопела, сердито осматривая свою руку.
  - Это у тебя привычка такая: наблюдать за спящими людьми? - мрачно спросил Эван и быстро сел, не понимая, как мог не услышать ее шагов раньше.
  - Нет у меня никакой привычки, - чересчур живо отозвалась Алиса, вскинув на капитана возмущенный взгляд. - Я вообще мимо проходила. К окну.
  - Да, и прошлой ночью тоже мимо. К ванной, - ухмыльнулся Грэйс, не без удовольствия наблюдая, как на еще сонном лице Алисы проступает яркий румянец, а рот то открывается, то закрывается в попытке что-нибудь сказать.
  - Ладно. Дай взгляну, - решив больше ее не мучить, Эван поднялся на ноги, возвышаясь над ней, и без разрешения снова взял ее за запястье. К удивлению капитана, это не вызвало у Алисы возмущения и не побудило к очередной попытке членовредительства. Наоборот - девушка затихла, исподлобья наблюдая за его действиями.
  - Я не сделаю больно, - заверил Грэйс, подумав, что она боится очередного крепкого захвата с его стороны.
  Алиса не ответила. На самом деле она даже и не пыталась вникнуть в его слова, думая только о том, какие странные... приятные ощущения вызывает их незамысловатый контакт.
   Капитан всего лишь держал ее за руку, но впервые делал это так нежно, и как бы Алисе ни хотелось отрицать, но она отчетливо понимала, что хочет большего. Впервые в своей жизни осознанно хочет, чтобы к ней прикоснулись, как только мужчина может прикоснуться к женщине.
  Ей остро захотелось, чтобы капитан прижал ее к себе и без слов позволил чувствовать безопасность, граничащую с безответственностью. Просто потому, что он больше, сильнее, невозмутимее. Просто потому, что он мужчина, а она женщина, и так должно быть, без всяких званий и ярлыков. И Грэйс мог это сделать - теперь Алиса ощущала это как никогда.
  - Ожог.
  - Что? - часто заморгав, переспросила Алиса, но услышав со стороны свой осипший голос, откашлялась и повторила: - Что?
  - Ожог на руке, - снова сказал Эван и провел пальцем по краю ярко-красного следа, оставшегося на ее коже. Алиса вздрогнула. - Прости, - нахмурившись, он отпустил тонкую белую руку. Когда маленькие пальчики скользнули по его ладони, к горлу подкатил ком.
  - Ничего. В смысле, мне не больно, так что... - забормотала Алиса, но успела вовремя закрыть рот, отвернувшись.
  Так что... что? Не отпускай меня? А еще лучше - прижми покрепче?
  "Да что со мной?" - подумала она, проведя рукой по лицу, словно пытаясь сбросить наваждение. Хорошо, что капитан отошел куда-то в сторону и не видел растерянного выражения на ее лице, как и выражения радостного облегчения, когда она узнала, что он дома.
  - Вот мазь, - проговорил Эван, снова возникнув за спиной Алисы. Она развернулась к нему, и несколько волнистых прядей ее волос снова задели Грэйса.
  Мягкие, как пух.
  Без лишних слов, она протянула ему руку, и этот жест показался капитану настолько доверительным, что на мгновение он даже ощутил тяжесть ответственности, которую очень быстро отогнал от себя.
  Ему приходилось перевязывать раны в разы серьезнее этой, и всегда действия его были почти что механически четкими. А здесь какой-то пустяковый ожог. Правда, на такой тонкой коже он смотрелся до противного неправильно.
  Сжав челюсти, Эван быстрым движением нанес лекарство на ярко-красный след, отмечая про себя, что Алиса даже не вздрогнула.
  - Порядок? - спросил он, не пытаясь удержаться от соблазна снова прикоснуться к ней, и взял маленькую ладошку в свою - большую.
  - Порядок, - выдохнула Алиса, завороженно глядя, как удивительно гармонично смотрятся их соединенные руки.
  Еще немного... Еще немного и если этот вояка не догадается отпустить ее, то она поцелует его. Еще только чуть-чуть...
  - Там контейнер, - словно прочитав ее мысли, Грэйс сделал шаг назад, разрывая их контакт. - В нем вещи, которые могут тебе пригодиться.
  - Ххорошо, - отозвалась Алиса, переводя бездумный взгляд на одиноко стоявшие посреди коридора серые ящики.
  Грэйс только кивнул и решительным шагом направился к выходу.
  - Ты опять уезжаешь? - не успев придать голосу равнодушия, спросила девушка.
  - Нет. Я за дровами. Холодает, - лишь мельком взглянув на Алису, ответил капитан и, набросив куртку на плечи, открыл дверь.
  - Аа... Эван?
  Он остановился, на этот раз полностью повернувшись к Алисе, и вопросительно посмотрел на нее, чувствуя, как давно позабытое тепло разливается по его венам. Ему определенно нравилось, когда она звала его по имени, и если он пытался разумом отвергнуть это, то тело реагировало само по себе.
  - Извини, что заняла твою кровать, - сказала Алиса и ухмыльнулась, понимая, что ничуть об этом не сожалеет. Спала она лучше, чем когда-либо.
  - Ничего, - ответил ей Грэйс, зеркально повторив ее ухмылку. - Сразу нужно было ее тебе уступить, - сказал он и вышел, помимо воли вспоминая, насколько хорошо Алиса смотрелась в его комнате. На его кровати.
  Тепло в венах начало медленно превращаться в жар, который едва приглушил холод морозного воздуха.
  ***
  Алиса сидела тихо, забравшись в угол дивана с ногами, и внимательно разглядывала голографическую карточку, с которой на нее смотрели большие темно-карие глаза женщины. Не то, чтобы красивой, но, безусловно, яркой, эффектной.
  Ее чувственный рот был приоткрыт в улыбке, показывая ряд ровных белых зубов, а густые каштановые волосы окружали лицо, спускаясь на сильную мужскую руку, которая крепко обнимала незнакомку. Руку капитана Грэйса.
  Он не смотрел в объектив, когда делали этот снимок, внимательно глядя куда-то в сторону, но его профиль Алиса узнала без каких-либо сомнений. И сомнений по поводу того, чьи вещи сейчас лежали перед ней, тоже не осталось.
  А чем дольше она смотрела на улыбающееся женское лицо, тем желание переодеться, возникшее поначалу, становилось все меньше.
  Алису так и подмывало спросить Эвана, что это за... В смысле, кто это на снимке? Но она понимала, что стоит ей заикнуться об этом, как снимок тут же будет у нее изъят, а ей очень хотелось рассмотреть все в подробностях. И не только улыбающуюся незнакомку, но и самого капитана.
  Он выглядел таким же непоколебимым, как и всегда, но был явно моложе и менее... суров. Что-то живое сквозило в его лице, в пока малозаметных морщинках в уголках глаз, а на небритой щеке еще не растянулся шрам.
  Хмыкнув, Алиса подумала, что со шрамом он ей нравится намного больше, и тут же, почти испуганно нажала кнопку, выключая карточку. Зажав в руке цилиндрический носитель, она перевела глаза на капитана, который, сидя за столом, внимательно изучал какие-то бумаги уже несколько часов.
  Нравится?
  - Что случилось? - спросил он, словно зверь почувствовав на себе взгляд Алисы.
  - Ничего, - резко отвернувшись, проговорила она. - Я в ванную.
  Быстро собрав вещи, она встала и ушла в спальню, заставляя себя не бежать.
  Оказавшись в ванной комнате, Алиса положила вещи в раковину и снова потянулась за карточкой, которую припрятала в рукаве.
  - Алиса?
  - Черт, - выдохнула она, едва не выронив носитель. Неловко спрятав его обратно в рукав, отозвалась: - Да?
  - Я могу войти? - с сомнением в голосе спросил Эван, и его неуверенность была почти забавной. Редко когда можно было уличить в этом капитана.
  - Да, заходи, - пожала плечами Алиса, откидывая волосы от лица.
  Грэйс открыл дверь и, чуть прищурив глаза, посмотрел на нее, будто решая, подозревать свою гостью в чем-то, или нет.
  - Что?
  - Ничего. Надеюсь, ты не собираешься стирать это руками, - мельком взглянув на горку вещей, сказал он.
  - Я... Ах, точно. У тебя же нет стиральной машины, - растерянно сказала Алиса, с явным неудовольствием представляя, что теперь придется одевать чужую одежду просто так, без обработки. Странно, но с одеждой капитана у нее не возникло подобных проблем. Да у нее в принципе таких проблем раньше не возникало.
  - Здесь все есть, - с легкой улыбкой, сказал Эван.
  Он подошел ближе к Алисе, и на этот раз в таком маленьком пространстве рядом с таким большим мужчиной, у нее не возникло никакого дискомфорта или страха. Даже наоборот.
  - Вот, смотри. - Он нажал на панель с кнопками от сушильного шкафа, и та с легким щелчком повернулась в стене, уступая место другой, почти такой же панели, только с другими переключателями. - Теперь здесь можно стирать.
  - Оу, - улыбнулась Алиса. - У нас на Орионе такой штуки не было, - сказала она несколько извиняющимся тоном.
  - Без проблем. Я обнаружил его только на второй год проживания в этом доме, - ухмыльнулся Грэйс, и как-то странно посмотрел на девушку, когда она тихо рассмеялась над его словами.
  Как-то... открыто.
  - Как рука?
  - Хорошо. Спасибо, - негромко проговорила Алиса, вдруг испугавшись, что он снова начнет читать ей лекции на тему "не обольщайтесь, мисс Литтл". Но ничего подобного не произошло, и Эван лишь кивнул в ответ, опуская взгляд к ее руке.
  Около секунды, казалось, он колебался между какими-то собственными мыслями, а затем без слов развернулся и вышел из ванной, закрыв за собой дверь, на которую Алиса смотрела еще несколько мгновений, понимая, что весь настрой на изучение старого снимка пропал.
  Вздохнув, она загрузила вещи в стиральный барабан, и начала раздеваться сама - пока была возможность принимать душ каждый день, ей не хотелось ее упускать, тем более в свой женский период.
  Алиса зашла в кабину, включила горячую воду, закрыла глаза... и неожиданно пронзительно почувствовала, что все это скоро закончится. Удобная постель, теплый дом, вкусная еда... А главное, не будет больше поблизости капитана Грэйса. И именно от последней мысли ей стало как-то не по себе.
  Когда Алиса вышла в гостиную, Эван все еще сидел за столом.
  - Что ты делаешь? - негромко спросила она, остановившись в дверном проеме.
  - Изучаю карты.
  - На бумаге? - удивилась девушка, вдруг вспоминая, что уже видела подобные чертежи на корабле. - А почему...
  - Бывает... Иногда они более точны, - подняв на Алису взгляд, Грэйс тут же отвел его. - Иди спать, ты выглядишь усталой.
  - То есть, я могу... занять кровать? Ты уверен? - уточнила она, даже не думая спорить с Эваном. Она действительно чувствовала себя без сил, хотя весь их совместный день прошел почти бездейственно для нее, и молчаливо для них обоих.
  - Да.
  Его короткий ответ говорил более чем красноречиво о том, что дальше беседовать капитан не собирался.
  Алиса чуть помедлив развернулась и ушла в комнату, где сразу забралась на кровать Грэйса. Свернувшись клубком, она посмотрела на полоску света в приоткрытой двери, и, закрыв глаза, стала прислушиваться к шелесту бумаги, которую, Алиса знала, капитан держит в своих руках. От этого знания ей стало странно спокойно...
  Она ухватилась за это редкое для нее чувство и постаралась запомнить. Запомнить как можно отчетливее, потому как не знала, придется ли ей снова почувствовать что-то подобное.
  ***
  - Нет! Отпусти! Отпусти!
  - Алиса! Да очнись же ты!
  Звонкая пощечина прекратила все крики, и Алиса, широко распахнув глаза, уставилась на капитана ничего не понимающим взглядом.
  - Ты... Ты меня ударил, что ли? - пробормотала она, прикоснувшись к горячей щеке. Несколько секунд она пыталась вспомнить, что произошло, но в голове у нее шумело, а прикосновение руки Эвана, крепко сжимающей ее плечо, сбивало с толку: он то ли держал ее, то ли успокаивал.
  - Пришлось, - не думая извиняться, сказал он.
  - Это уже входит в привычку, - пробормотала она, обнаруживая следы от слез на своей коже.
  - Ты кричала, и я не мог тебя разбудить.
  - Я знаю, - со вздохом сказала Алиса, прикрывая глаза. - Голова кружится.
  Эван помог ей опуститься на подушки, уже сомневаясь, не переборщил ли с силой удара. Вроде бы пощечина была едва ощутимой...
  - Не уходи, - едва слышно проговорила Алиса, поймав его руку, когда Грэйс собирался отойти. - Останься?
  Наверное, все же, переборщил.
  Он не ответил, глядя на белеющее в полумраке женское личико, но не мог себя заставить и уйти. Эван хотел остаться. Но хотела ли этого она на самом деле?
  - Алиса...
  - Просто побудь здесь. Со мной.
  Она сказала это едва слышно, почти безразлично, все еще не размыкая ресниц, но маленькая ладонь с силой сжала пальцы Грэйса, и он, глубоко вздохнув, опустился на кровать рядом с Алисой.
  Не тратя время на нерешительность, он просунул руку под ее хрупкие плечи и притянул к себе, чувствуя, как она прильнула к нему всем своим гибким телом, удобно устраивая голову на его плече.
  Эван ощутил, как знакомое томление начинает разгораться в нем, но прислушавшись к успокоившемуся дыханию Алисы, понял, что ему предстояла долгая... Очень долгая ночь.
  ***
  
  Алиса вытянулась в тонкую струнку на кровати, со сладостью потягивая мышцы, и повернулась на бок, тут же уткнувшись носом в крепкое плечо. Не открывая глаз, она едва заметно улыбнулась, вдыхая тепло, исходящее от капитана - странно, но ей нисколечко не было стыдно, что ночью она попросила его остаться с ней. Так сладко ей еще не приходилось спать.
  - Как твоя щека? - негромко, чуть хрипловатым голосом, спросил Грэйс.
  - Я думала, ты еще спишь, - пробормотала Алиса, поднимая голову. - Ты вообще спал? - нахмурив брови, спросила она, глядя в совершенно ясные, без намека на сонливость глаза Эвана.
  - Где-то час, да, - кивнул он, внимательно рассматривая лицо Алисы. - Как твоя щека?
  Она неспешно прикоснулась к своей скуле, и только тогда почувствовала, что это место стало довольно чувствительным после отрезвляющей пощечины Грэйса.
   - В следующий раз лучше вылей на меня воды, - усмехнулась Алиса, легонько потирая покрасневшую кожу, на которую с таким недовольством смотрел Эван.
  Как он умудрился так не рассчитать силу? С ним такое происходило... С ним такое вообще никогда не происходило, и это начинало его откровенно нервировать.
  - В следующий раз... - начал было он, но запнулся, не отводя глаз от Алисы, от которой не утаилось, как напряглись мельчайшие мышцы его лица. Казалось, даже шрам стал заметнее.
  - Что такое?
  - Его может и не быть, - спустя несколько бесконечных секунд, негромко сказал капитан.
  Алиса усмехнулась, подумав о том, как же она теперь будет жить без регулярных затрещин, но ее смешливое настроение тут же испарилось: одного только взгляда на Эвана хватило, чтобы она прониклась неизбежностью будущего, в котором не будет больше вот таких спокойных утренних минут, не будет его сильного плеча, в которое можно уткнуться носом. Не будет его. В следующий раз...
  - Да. Может и не быть, - почти неслышно повторила Алиса, ощущая, как тревога подступает к ним, словно сдвигающиеся стены, грозящие вот-вот раздавить.
  Наверное, именно эти невидимые стены и подтолкнули Алису к Эвану, словно хороший толчок в спину - она просто не могла сопротивляться, когда ее руки потянулись к его груди, а губы к губам. И судя по тому, как они встретились в поцелуе, почти причиняя друг другу боль, капитана толкала та же сила.
  Его движения не были нежными, но ей и не требовалась нежность - только сильное, проникновенное ощущение сопричастности их жизней.
  Сопричастности к нему... Алисе нравилось, как его большие ладони жадно исследовали ее, не задерживаясь ни на одном месте слишком долго: хрупкие плечи, округлость груди, чуть выпирающие ребра на худых боках...
  Эван не собирался соблазнять Алису, да и не умел этого делать - что-то живое, пульсирующее зародилось между ними, и никаким играм не было больше места. Все казалось лишним, неуместным - точно как и одежда, разделяющая их. Вот только снять ее не хватало терпения: задранная до шеи футболка Алисы упрямо лезла на подбородок, пока губы Эвана исследовали ее грудь с жадной нежностью, а рука по-хозяйски проникла под пояс штанов.
  Алисе тоже хотелось что-то делать: исследовать, целовать, кусать, гладить, прижимать к себе... Но она потерялась в новых для себя ощущениях и только, словно утопающий, хваталась руками за широкие плечи Грэйса, пока он сводил с ума все ее чувства. Ей показалось даже, что она слышит, как бьется его сердце - где-то у нее под ладонями, когда те самые красивые длинные пальцы капитана, которые она приметила в машине, оказались внутри нее.
  - Ох, что же это... - то ли восторженно, то ли испуганно выдохнула она, подгибая ноги, но тут же замолчала - Эван вновь накрыл ее губы поцелуем.
  Сплетение языков, громкое дыхание, непонятные, неподвластные Алисе движения ее собственного тела, вызванные уколами удовольствия... Наверное, они выглядели не так красиво со стороны, но ни ей, ни Грэйсу не было до этого никакого дела.
  Дергая за неведомые Алисе ниточки нервов, заставляя ее так сладко постанывать, капитан и сам распадался под эти звуки на мелкие куски, не понимая, как можно так сильно желать женщину. Так, будто умрешь, если не почувствуешь ее полностью, будто завтра... нет, через минуту мир обязательно обрушится, и в эти оставшиеся шестьдесят секунд единственным источником жизни была Алиса. А может, так и было...
  Эван ощутил ее влажный жар на своей руке и, не теряя ни секунды, стянул с ее бедер мягкие штаны, неотрывно исследуя ее губы своими: они были такими нежными, сочными, и так заманчиво открылись, выпуская прерывистый вздох, соединившийся с его собственным стоном, как только Грэйс вошел в нее.
  Они оба замерли на мгновение, и короткие ногти Алисы впились в его спину под футболкой, странным образом усиливая удовольствие... А затем Грэйс поднялся вместе с нею, усаживаясь на кровати на корточки, и позволил Алисе самой начать двигаться так, как ей того хотелось. И она попыталась... правда... Но почувствовав, как сильные руки капитана направляют ее движения, полностью отдалась в их власть - без каких-либо сожалений.
  Это было быстро, сладостно и непередаваемо остро...
  Конечно, так нельзя было поступать, нельзя вот так агрессивно, как-то по-зверски овладевать женщиной, особенно в их первый раз. Но Грэйс не мог остановиться, и черт бы его побрал, если мелодичные стоны Алисы, ее тонкие пальцы, впившиеся в волосы у него на голове, и ее томное "да", вкупе с напрягшимся стройным телом в его руках, не означали, что и ей было хорошо.
   В следующий раз, он все сделает по-другому. Если будет следующий раз, он все сделает иначе. А сейчас... Сейчас капитан утопал в их общих ритмичных, но становящимися рваными движениях, которые так скоро захватили его сознание, погружая в хаос точно так же, как он погружал ладонь в спутанные светлые кудри Алисы, крепко прижимая ее к себе.
   На несколько мгновений капитан Грэйс потерял себя, чего не делал уже давно, не позволял себе делать. И очнулся уже лежа на спине и обнимая Алису, что лежала на нем, шумно дыша, согревая его грудь разгоряченным дыханием.
  Эван выпутал руку из ее волос, только теперь сообразив, что довольно сильно сжимал их, и осторожно провел по ним ладонью, переходя на часто поднимающуюся спину.
  - Алиса? - выдохнул он, но она не отреагировала, даже не пошевелившись. - Посмотри на меня.
  На этот раз Алиса сделала над собой усилие, но только для того, чтобы отрицательно покачать головой. У капитана Грэйса, конечно, прекрасно получалось командовать, но у нее сейчас не было никаких сил его команды исполнять. Как не было и желания. Ей хотелось только одного - остаться здесь навсегда. Прямо на этой кровати, прямо на этой широкой груди, в которой колотилось сердце Эвана, и чувствовать каждую клеточку своего тела, что будто звенело от пережитого.
  - Нет? - усмехнулся капитан и почувствовал, что Алиса улыбнулась. - Ты в порядке?
  Она слабо кивнула и легонько, почти неощутимо обняла его.
  Вздохнув с облегчением, Эван крепче обхватил ее, подтягивая повыше. Он погладил ее ногу, скользя по гладкой коже к округлой, но все же очень худенькой ягодице, которую всего несколько минут назад так нещадно сжимал.
  Черт, наверняка остались синяки.
  - Не болит? - негромко и намного мягче, чем свое "посмотри на меня", проговорил Грэйс.
  На этот раз Алиса все же подняла голову, чтобы взглянуть на него, и на ее разрумянившемся лице не было видно и следа обиды или злости. Только утомление.
  - У меня все болит, - призналась она и хохотнула, увидев, как нахмурился капитан. - Но мне это очень нравится.
  - Я навредил тебе? Я...
  Алиса не дала ему договорить, прижавшись губами к его рту. Она никогда не была специалистом в этой области и целовалась не так уж и много, но с Эваном все получалось как-то удивительно легко - даже сейчас, когда неожиданно сильный порыв желания успокоился, и движения ее стали спокойнее, все получалось более, чем хорошо.
  Так хорошо, что их дыхание снова начало сбиваться.
  - Сейчас все пройдет, - пообещал Эван, укладывая Алису на бок. Он закинул ее ногу себе на бедро и опустил руку туда, где, как он предполагал, должно было быть больнее всего.
  Алиса не сопротивлялась, обняв его за талию, чувствуя даже сквозь ткань футболки рельеф крепких мышц. Она закрыла глаза, когда Грэйс опустил взгляд к своей руке - кокетничать и, уж тем более, мешать ему она не собиралась, но смотреть, как капитан ласкает ее, даже после того, что только что произошло, была не готова. Как не готова была отказаться от его прикосновений, которые, почему-то, спустя несколько секунд остановились.
  - Алиса, - позвал ее Эван. Его голос был негромким, но таким строгим, что по спине Алисы пробежались мурашки, и она тотчас открыла глаза, глядя в напряженное лицо капитана.
  - Что случилось? - не шелохнувшись, спросила она.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Хорошо, - пожав плечами, пробормотала Алиса.
  - Ты сказала, что все болит. Где именно? И как сильно?
  - Да я... Эван, со мной все в порядке, - неуверенно усмехнулась она, но тут же перестала улыбаться, глядя, как мрачнеет его взгляд.
  - Тогда что это? - спросил он, поднеся руку к ее лицу, и Алиса увидела на его пальцах кровь. За мгновение, наверное, ее лицо окрасилось точно в такой же кроваво-красный цвет, и она поспешно закрыла его ладонями.
  - Я забыла, - пробормотала она, раздвинув пальцы, чтобы взглянуть на капитана, непонимающе нахмурившего брови. - Прости, мне ужасно неловко. Я просто забыла! Тебе противно, должно быть, - заговорила она, скривившись, и порывалась встать, но Грэйс с легкостью уложил ее обратно, придавив к кровати рукой.
  - Мне не противно, успокойся, - сказал он твердо, но в голосе послышалось его замешательство. - О чем ты забыла, Алиса? Ты больна?
  - Нет! - воскликнула она, от возмущения убрав руки от лица, но тут же вернув их обратно. Она вдруг остро ощутила тот факт, что Грэйс полностью одет, а на ней только свободная футболка, которая не прикрывает ее ниже пояса, что вовсе не придавало ей уверенности. - Я здорова. Совершенно. Просто у меня сейчас... женский период.
  - Что? - спросил Эван, не без усилия отбирая руки Алисы от ее лица.
  - Ты не знаешь, что это? - раздраженно посмотрев на него, спросила она, и наконец-то увидела осознание на его лице.
  Капитан Грэйс удивленно посмотрел на нее, затем перевел взгляд на ее плоский живот, затем снова на нее.
  - То есть, ты не сделала себе вакцину?
  - Нет.
  - Почему?
  - Я... не знаю, - разведя руками, вздохнула Алиса. - Эван, раз ты мне не позволяешь встать, накрой меня чем-нибудь, а?
  Грэйс немедля выполнил ее просьбу, накрыв тонкие ноги углом одеяла.
  - То есть, - снова начал он, усаживаясь на кровати и не отрывая от нее взгляда, - ты можешь иметь детей.
  - Ну... да, - пожав плечами, ответила Алиса, не совсем понимая, к чему этот разговор. - А ты?
  - Я?
  - Делал вакцину?
  - Нет.
  Они оба уставились друг на друга: Алиса широко распахнутыми глазами, а Эван сосредоточенно прищуренными.
  - Кажется, у нас проблемы? - чуть притихшим голосом спросила она, натягивая одеяло повыше на себя.
  Грэйс шумно вздохнул, наконец, переставая напоминать Алисе каменное изваяние, и покачал головой.
  - Нет. Не думаю. В медицинском отсеке были лекарства для этих случаев.
  - Ты что... врач? - спросила Алиса, глядя на Эвана снизу вверх. Было не очень удобно, но организм просто требовал отдыха. Причем требовал так активно, что даже по-настоящему разволноваться у Алисы не получилось: она смотрела на уверенное лицо Эвана, и этого было вполне достаточно, чтобы не тревожиться. Плохая тенденция... Но в данный момент Алиса не собиралась ее анализировать.
  - Нет, - покачал головой Грэйс и прикоснулся рукой к ее спутанным волосам. - Раньше в моей команде были и женщины. По инструкции я должен был в этом разбираться.
  - А почему сейчас их нет? - непроизвольно потянувшись к руке Эвана, спросила Алиса.
  - Это решение главнокомандующего. Слишком много случаев насилия среди военнослужащих.
  - Насилия? - осторожно переспросила Алиса. - Над женщинами?
  - Да, - кивнул капитан.
  - Ты... Ты так спокойно об этом говоришь, - невесело усмехнулась она, глядя на Грэйса. - Как будто это в порядке вещей.
  - Это не так, - нахмурился он. - Если бы это было в порядке вещей, то все оставалось бы по-прежнему. Но ты не понимаешь, что такое война, Алиса. Не понимаешь, что происходит с людьми, когда они по тысяче часов проводят вместе в замкнутом пространстве, когда в любой момент ты можешь погибнуть. Когда становится все равно. У кого-то просто стираются грани.
  - Я знаю, что такое война. Я ее видела, - резко сев, ответила Алиса. - Не нужно мне рассказывать и оправдывать этот кошмар тоже не надо. Никто не имеет права...
  Она не успела договорить, поскольку Эван просто сгреб ее в охапку и поцеловал, преодолевая недолгое сопротивление, которое в очень скором времени пало.
  - Прекрати, - тихо проговорил он, оторвавшись от ее губ.
  - Что прекратить? - выдохнула Алиса, не совсем понимая, как ее руки оказались на его плечах.
  - Ты знаешь, - рыкнул капитан и одним движением пересадил ее к себе на колени. - Не борись со мной. Я тебе не враг.
  Что-то незнакомое шевельнулось в груди Алисы, и спорить резко расхотелось. Захотелось совсем другого.
  - Докажи, - сказала она, потянув футболку Эвана вверх. Он поднял руку, второй придерживая Алису, и помог себя раздеть.
  - Тебе же больно, - напряженно проговорил он, наблюдая, как Алиса с любопытством и желанием во взгляде изучает ладонями его шею, грудь, рельефный живот.
  - Я хочу еще.
  Алиса посмотрела на Эвана так прямо и открыто, что через мгновение ее губы снова оказались во власти его рта, пока его пальцы с таким удовольствием утопали в белых кудрях...
  На этот раз они оба были намного неспешнее, и капитан Грэйс уже не смог бы при всем желании осудить себя за грубость и нетерпение. Разве только за ненасытность.
  ***
  Алиса глубоко вздохнула, сидя за столом, где все так же лежали разложенные вчера карты. Только они не очень привлекали ее внимание - она не была знатоком в звездных путях и бывала всего на нескольких планетах за свою жизнь, хотя предпочла бы остаться на какой-нибудь одной.
  Она снова рассматривала фото Эвана и той женщины, которую он обнимал так естественно, ощущая, что теперь ни за что не сможет не спросить о ней.
  Конечно, Алиса прекрасно понимала, что у них нет отношений, а то, что было между ними... Это как попасть в оазис среди пустыни - как-то старик Мардо на Орионе рассказывал ей про эти странные места. Они прекрасны, они питают, спасают от жажды, но неминуемо приходится двигаться дальше по высушенной земле. И Алисе до этого "дальше" осталось ровно столько, сколько пройдет времени до прибытия корабля.
  Но даже несмотря на все эти логические доводы, упрямо указывающие на временность, непостоянство их с Эваном связи, потребность знать, что у него было с этой женщиной, оказалась сильнее логики.
  Он вернулся с базы, куда отправился за лекарством, намного быстрее, чем в прошлый раз и, зайдя в дом, улыбнулся Алисе. Ей стало как-то странно тоскливо, но она заставила себя улыбнуться ему в ответ.
  - Изучаешь карты? - спросил он, стряхивая с куртки снег, которого за ночь выпало едва ли не столько же, сколько лежало, когда они прилетели сюда.
  Эван подошел к столу, положил инъекционный пистолет на столешницу и замер.
  Его взгляд остановился на голографической карточке, мерцающей в руке Алисы. Она хотела ее спрятать, но не стала.
  - Откуда это у тебя? - спросил Грэйс, и его голос то ли показался, то ли на самом деле был совершенно спокойным.
  Он забрал у Алисы карточку и посмотрел на изображение несколько секунд, прежде чем выключить.
  - Была в вещах, которые ты принес, - подперев щеку кулаком, ответила она. - Это ее вещи?
  - Да, - просто ответил Эван, явно не видя в этом ничего неправильного. Впрочем, умом Алиса понимала, что он был прав. - На складе осталось очень много вещей.
  Грэйс протянул носитель Алисе, но она отрицательно покачала головой, глядя ему в глаза.
  Капитан чуть склонил голову набок, а затем усмехнулся. Было что-то обычное, женское в ее пытливом взгляде, что напоминало о другой жизни, которая была когда-то. Это было приятное чувство.
  - Ее звали Лина, - отодвинув стул, он сел рядом с Алисой.
  - Звали?
  - Да. Она погибла семь лет назад.
  Алиса опустила взгляд и уже пожалела о своем любопытстве.
  - Мне жаль.
  - Такое случается. На войне.
  Спокойный тон Эвана неприятно резанул слух, и Алиса, прищурившись, внимательно посмотрела на него.
  - Разве у вас не было отношений?
  - Были, - кивнул капитан.
  - И как же ты можешь вот так легко говорить о ее смерти? Неужели все забыл? - с недоверием спросила она, немного отодвинувшись в сторону.
  - Я ничего не забываю, - жестко ответил Эван. - К тому же, она оставила мне напоминание, которое сложно игнорировать, - усмехнулся он, указав на шрам на своем лице.
  Странно, но Алиса поймала себя на мысли, что уже перестала его замечать - так, будто он был частью самого капитана, как родимое пятно.
  - Она ранила тебя? - чуть тише спросила Алиса.
  - Хуже. Она предала меня. Нас. Команду, - холодно ответил капитан, и в этот момент Алиса поняла, что помогло ему забыть эту Лину. Предательство - лучшее лекарство от сожалений. Вместо нее всегда появляется злость. - Она была вторым пилотом на нашем корабле и ввела ложный курс, выводя нас прямо на Миротворцев. Их было в два раза больше. Я потерял половину своей команды, пытаясь увести корабль, а она провела их на борт, снимая все блокировки, полагая, что я в последнюю очередь подумаю на нее. - Алиса заметила, как Эван сжал кулаки, но уже через секунду взял себя в руки. - И она была права.
  - Но зачем? - растерянно спросила Алиса.
  - Ей надоело воевать, - усмехнулся капитан. - Надоело настолько, что все остальное уже не казалось важным.
  - Даже ваши отношения?
  - Даже они, - подтвердил Грэйс. - И поверь мне, об этом я никогда не забуду.
  Они оба замолчали на несколько минут, глядя перед собой.
  - Мне тоже надоела война, - пробормотала Алиса. - Ненавижу ее.
  Она подняла глаза и встретила пристальный взгляд серых глаз. Ей так хотелось сказать: "Но я никогда не поступила бы так", но промолчала, понимая, что эти слова сейчас прозвучали бы фальшиво.
  - И меня? - ровно спросил Эван.
  - Нет.
  - Я же бездушный вояка, - невесело усмехнулся он, и шрам стал более заметен на его лице.
  - Нет. Ты не вояка, - спокойно ответила Алиса, а капитан Грэйс только покачал головой, шумно вздохнув.
  Он отвернулся и задумчиво посмотрел в окно, где уже начало стремительно темнеть. На этой планете светила будто падали за горизонт, а не опускались плавно, и спустя всего несколько минут уже могла наступить ночь. Так быстро.
  - Когда прилетит корабль? - спросила Алиса, поднимаясь со стула.
  Эван посмотрел на нее снизу вверх и ответил не сразу:
  - Сейчас проблемы со связью. Кто-то глушит сигналы, и он может прилететь в любой момент.
  Алиса подошла к капитану вплотную, глядя сверху вниз, и, не сумев заставить себя улыбнуться или выглядеть хоть немного игривой, как, наверное, должна делать женщина, проговорила:
  - Тогда, может быть, не будем терять время?
  Эвану не нужно было объяснять, что она имела в виду.
  Он встал возвышаясь над Алисой и, подхватив ее, усадил на стол, прямо на карты, о которых они оба очень быстро позабыли, жадно приникая друг к другу.
  ***
  - Понятия не имею, - покачала головой Алиса, щекоча мягкими волосами грудь капитана. Она с усердием вычищала ложкой баночку с каким-то пудингом, пока Эван пытался втолковать ей элементарные на его взгляд вещи.
  - Как можно не знать Анкур? Это же одна из самых крупных планет в созвездии Ремидос! - возмущался он.
  - Очень просто, - усмехнулась Алиса, исподтишка взглянув на него. - Я знала только свою, где мне очень неплохо жилось.
  - Да, Либрус была красивой планетой, - согласился Грэйс, погладив худое плечико Алисы.
  - Была, - нахмурившись, пробормотала она. Ей не хотелось думать об этом, не хотелось воскрешать образы, которые ничего кроме боли в душе не вызывали. Она слишком много потеряла вместе с родной планетой, а сейчас ей было так хорошо... - Когда война закончится, ты вернешься домой?
  - Не знаю. Может быть, - пожал плечами Эван. Он не очень любил разговоры на тему "когда закончится война", потому что она казалась ему самообманом. Но сейчас, пока в его руках была Алиса, пока ее гибкое обнаженное тело прижималось к его, а ее волосы касались его подбородка, он готов был позволить себе обмануться. Хотя бы ненадолго. - А ты бы хотела вернуться на Орион?
  - Нет, - без раздумий сказала она. - Я там ничем, кроме выживания не занималась. Не самые приятные воспоминания.
  - А куда бы хотела?
  - Не знаю. Мне все равно, - вздохнула Алиса. - Туда, где есть лес и реки. И день подольше, чем здесь, - усмехнулась она, поднимая голову. - Хотя то, что тут длинные ночи, мне тоже нравится.
  Эван рассмеялся и только чуть крепче прижал Алису к себе.
  - Тебе бы понравилось на Анкуре, - сказал он, когда она перевернулась на живот, удобно располагаясь на его груди.
  - Там есть реки?
  - И даже океан.
  Они улыбнулись друг другу, словно без слов говоря: "Ты же понимаешь, что этого никогда не будет", но вслух сказали совершенно другое.
  - Океан - это сильный аргумент, - усмехнулась Алиса.
  - Убедил?
   - Убедил.
  Она поцеловала Эвана, только чтобы заглушить эту вдруг возникшую тоску, и уложила голову ему на плечо. Кажется, Алиса уже полюбила это положение.
  - Алиса, ты помнишь, что нужно сделать инъекцию? - негромко спросил Грэйс, поглаживая ее по спине.
  - Помню. Ничего, если попозже? - расслабленно спросила она.
  - Ничего.
  Капитан не стал ей мешать и позволил задремать, тихонько сопя и согревая легким дыханием его кожу. Сам он не спал, не желая терять ни одной из этих минут, и терпеливо дождался, когда Алиса, сладко потягиваясь, проснулась, чтобы снова притянуть ее к себе.
  Спустя несколько часов Алиса сидела в ванной и крутила в руках инъекционный пистолет, который больше походил на небольшую колбу и кнопкой с одной стороны и впрыскивателем с другой.
  - Тебе помочь? - Донесся голос Эвана из комнаты.
  - Нет, все в порядке, - тут же отозвалась Алиса. Неужели он правда думал, что она не решиться на какую-то небольшую инъекцию из-за неприятных ощущений? Там боли-то на пять секунд.
  Ну, вообще-то, она не решалась. Но совершенно по другой причине.
  Ей пришла в голову дурацкая, но удивительно надоедливая мысль о том, что приставь она пистолет к коже, нажми кнопку... и все, что было между ней и капитаном Грэйсом просто сотрется. Вот так - одним нажатием.
  Без последствий...
  - Что же ты делаешь? Что делаешь? - пробормотала Алиса, накрывая лицо руками.
  Еще никогда ее не мучали так сомнения, причем совершенно необоснованные, ведь она знала, как будет правильно. - Ладно. Все. Не дури.
  Выпрямившись, Алиса прижала к сгибу локтя пистолет и, несколько раз глубоко вздохнув...
  Никогда она не замечала за собой конвульсий или судорог, но ее рука сама дернулась, когда большой палец решительно нажал на кнопку, и голубоватая жидкость вспрыснулась в воздух, а не в ее кожу.
  - Ой...
  Алиса смотрела то на руку, то на пистолет, пока на ее лице не появилась улыбка: недоверчивая и в то же время радостная. Чему она радовалась, Алиса так и не поняла.
  - Эй, ты как? - в двери появился Эван, бесцеремонно заходя в ванную комнату.
  - Ты не можешь так заходить, - прищурившись, проворчала Алиса. - А если бы я...
  - Но ведь нет, - прервал ее капитан, изогнув бровь.
  - Все равно, - закатила она глаза. - Все нормально.
  Алиса всучила Грэйсу пустой пистолет и прошла мимо него, надеясь, что он ничего не заподозрит.
  Она едва заметно вздрогнула, когда Эван остановил ее, ухватив за запястье, но тотчас забыла о своих опасениях, оказавшись в его руках. Он поцеловал ее так нежно, будто хотел утешить, и Алиса почувствовала себя виноватой... Но очень быстро забыла об этом, как и об остальном, что ее тревожило: когда они с Эваном добрели до кровати, все снова перестало иметь значение.
  ***
  Сколько уже прошло часов, Алиса не знала. Она незаметно перестала за ними следить, хотя была уверена, что капитан четко отслеживает каждую протекшую минуту. Он просто не мог этого не делать, поскольку такую роскошь, как "не думать о времени" они себе позволить не могли.
  Но то, что было в их распоряжении, ни Эван, ни Алиса не собирались упускать. Они разговаривали, вместе молчали, занимались любовью.
  Отопительная система все же заработала, но нормально обогревала только спальню, откуда они почти не выбирались.
  Капитану Грэйсу впервые казалось, что он на самом деле отдыхал. Не впадал в сон, словно в обморок, а чувствовал, как набирается сил с каждым мгновением, проведенным вместе с Алисой.
  Но в то же время, он отдавал себе отчет в том, что чем дальше, тем ему сложнее будет ее отпустить - иллюзия того, что все это временно, что она улетит, а он вернется к службе, и все будет, как прежде, развеялась. Ничего уже не будет, как прежде. Просто не сможет быть.
  Алиса так же это понимала, но она отказалась думать об этом и решила просто быть с Эваном, целовать его шрамы и смеяться в ответ на его скупые улыбки, пока он ограждал ее от реальности. Она не спрашивала, о чем капитан думал, когда держал ее в руках и хмуро глядел перед собой, потому что прекрасно знала ответ, но не хотела его слышать.
  Как не хотела чувствовать, что конец их часам близок. Не хотела так сильно, что даже сумела удивиться, когда он все же настал.
  - Что случилось? - вмиг проснувшись, Алиса села на кровати, глядя, как Эван быстро одевается.
  - Меня вызывают на базу, - ответил он, посмотрев на насторожившуюся Алису. Она поспешно натянула на себя его футболку, убрала спутанные волосы от лица и только после этого прямо спросила:
  - Прилетел?
  - Нет, - покачал головой Эван, заметив, с каким облегчением вздохнула Алиса.
  Сам же он не мог разделить ее чувство - случилось что-то серьезное, и если его раньше времени отправят в следующий полет, то она останется одна до прибытия "Бирона". Одна. Этого он никак не мог допустить.
  - Иди сюда, - схватив Алису за руку, он вывел ее в гостиную, где на столе лежал рюкзак. - Смотри, - Эван расстегнул замок сумки и вытащил оттуда нераспакованную пачку инъекционных пистолетов, - это антибиотики. Очень сильные. Используй их только в крайнем случае. Это - электрошокер, - достав небольшое по размеру оружие, пояснил Грэйс. - Он заряжается от любого источника энергии...
  - Зачем ты мне все это...
  - Слушай меня, - резко прервал Алису капитан, и она закрыла рот, кивнув.
  Он показывал ей еще какие-то вещи, которые, видимо, приготовил для нее заранее, но Алиса почти не слушала его. Только смотрела, испытывая неприятное, грызущее изнутри чувство - она будто не насмотрелась на него за все эти часы, и сейчас пыталась восполнить пробел. Хоть и понимала, как это глупо и безнадежно.
  - Ты не вернешься? - спросила она, когда Эван, закончив свой инструктаж, направился к двери.
  Он остановился и посмотрел на нее тяжелым, полным решимости и тревоги взглядом.
  - Я вернусь. Но скорее всего, за тобой.
  Капитан протянул Алисе руку, и она немедля вложила в нее свою. Рывком он притянул ее к себе и крепко обнял, прижимая к себе.
  - Будь готова, - проговорил он, поцеловал ее волосы и отпустил.
  Алиса кивнула и ничего не ответила, глядя, как Эван выходит из дома.
  Вот и все.
  Она добрела до дивана и села. Поплакать бы... Но слез почему-то не было. Только давящее предчувствие потери болезненно сдавило грудь.
  Через двадцать минут она смогла взять себя в руки, чтобы подняться и выполнить указание Эвана - быть готовой.
  Если бы кто-то сказал ей раньше, что она с такой готовностью будет выполнять приказы военного, Алиса ударила бы этого кого-то по лицу.
  Она еще раз перебрала сумку, которую капитан приготовил для нее, доложила туда вещи Лины, которые ей подошли, провизию из шкафа с едой, и села обратно на диван, подобрав под себя ноги. Находиться в спальне совсем не хотелось.
  Как Алиса умудрилась заснуть - так же, почти не меняя положения - осталось загадкой. Последнее, что она помнила, это запертая дверь перед глазами. Мысль о том, что вот сейчас Эван вернется и выведет ее из дома, навсегда захлопнув за ними эту самую дверь, словно прожигала голову тысячами нитей - сон был хотя бы временным, но спасением от свалившегося напряжения. Черт, она действительно надеялась, что этот день не наступит?
  Проснулась Алиса от грохота - кто-то от души колотил в дверь. Едва не свалившись с дивана, она поспешила ко входу, но засомневалась, как только дотянулась до ручки. Разве у Эвана нет ключей?
  - Кто? - крикнула Алиса, сжав руки в кулаки.
  - Это я! Дин!
  - Дин?
  - Открывай скорее!
  Победив удивленное оцепенение, Алиса отворила дверь, впуская в дом Дина. Она была бы рада видеть его, но не в этих обстоятельствах.
  - Где Эван? - спросила она, даже не поздоровавшись. Но, видимо, Норману было не до приличий и обид: его веселое лицо было как никогда серьезно.
  - Организует эвакуацию. Он послал меня за тобой. Собирайся.
  - А как же... Эвакуацию? - растерянно повторила Алиса, до сих пор не веря, что капитан не вернулся. Она даже зачем-то заглянула Дину за плечо, будто бы Грэйс мог там спрятаться. Он же обещал...
  - Да. Всех эвакуируют с этой планеты. Алиса, давай быстрее.
  - А... А что случилось? - запустив руку в волосы, спросила она, но заметив явно угрожающий взгляд Нормана, все же заставила себя шевелиться.
  - Здесь скоро будут войска Гениуса. Скорее всего, базу уничтожат.
  Алиса зашла в спальню, где стояли ботинки, которые для нее принес Эван, и принялась быстро обуваться.
  - А почему вы не хотите защищаться? - крикнула она.
  - Мы выполняем приказ. У нас слишком мало людей и оружия для отпора. Нам не выиграть. А подкрепление не успеет.
  Алиса обулась, огляделась вокруг и заметила смятый свитер капитана, лежавший у изголовья кровати - она сама сняла его с Грэйса прошлой ночью. Недолго думая, Алиса надела его и только после этого почувствовала, что внутренне собралась, что растерянность отступает. Она слишком долго позволила себе быть расслабленной - пора было приходить в себя.
  Алиса вышла из спальни и направилась прямо к столу.
  - А что со мной? - спросила она, не оборачиваясь. - Корабль прилетел?
  - Нет. Он не будет приземляться, но уже на подходе. Ты сядешь на челнок еще с несколькими людьми, и вас пересадят на орбите.
  - С кем?
  - Штабные. Их немного.
  Алиса кивнула, забрасывая сумку на плечо. Она уже хотела повернуться, когда ей на глаза попался фото-носитель, лежавший на столе.
  - Алиса, идешь? - поторопил ее Дин, заметив, что она замешкалась.
  - Да, - негромко отозвалась Алиса, схватила носитель и засунула его в карман куртки, которая была ей немного велика. - Пойдем.
  Они вышли из дома и Дин, выходя последним, не запер дверь. Алиса заметила это, только когда села в машину.
  - Дин, а как же дверь?
  - Да плюнь, - нажав на газ, ответил Норман. - Сюда все равно уже никто не вернется.
  Уезжая, Алиса смотрела на дом до тех пор, пока он не превратился в маленькую черную точку на белоснежном фоне, а затем не слился с темной полосой леса...
  - Держись меня, - сказал Дин, выбираясь из машины.
  Алиса кивнула и, выйдя на улицу, поспешила к Норману. Держаться его было более, чем разумно - вокруг творилась если не суета, то очень оживленное действо. Такого количества военных за один раз Алисе видеть еще не приходилось: кто-то перегонял машины из стоянки ближе к кораблям, кто-то перетаскивал огромные ящики, забравшись в робота-погрузчика, который мог бы просто наступить на Алису и не заметить.
  Как назло вдобавок ко всему пошел снег, и среди белоснежных хлопьев темная военная форма превратилась в пестрящую рябь перед глазами, мешавшую ориентироваться в пространстве.
  Одной рукой крепко держа сумку, второй Алиса намертво ухватилась за угол куртки Дина, на что тот только обернулся и подмигнул ей, уже через мгновение вновь став серьезным.
  Он шел быстро, легко лавируя между людьми, машинами и робототехникой, и Алисе только и оставалось, как изо всех сил стараться не отставать от него, щурясь из-за снегопада.
  - Капрал! - крикнул Норман, и Алиса удивленно скосилась на него. Она не знала, что он так умеет. Думала, только Эван...
  - Дин, а капитан...
  Норман поднял руку, прерывая ее, и перед ними возник худой молодой паренек с раскрасневшимися щеками.
  - Сэр! - отдал он честь Норману.
  - Что с челноком 3567?
  - Приземлился, сэр! Производится загрузка.
  - Хорошо. Свободен.
  Капрал исчез так же быстро, как и появился, а Дин с Алисой направились в другую сторону, где сквозь снежную пелену вырисовывались очертания огромных кораблей.
  - Дин! Дин! - крикнула Алиса, но Норман то ли специально игнорировал ее, то ли просто не слышал из-за шума вокруг.
  Он резко остановился перед небольшой группой людей, кутающихся в куртки. Никто даже не обратил на них внимания, оживленно о чем-то разговаривая.
  - Стой здесь, - сказал он Алисе, и она осталась словно прикованная к месту, крепко вцепившись в сумку, пока Норман затерялся среди толпы.
  Натянув поглубже шапку, она спрятала волосы за воротом, чтобы не привлекать лишнего внимания - кажется, она и правда была единственной женщиной на базе.
  Оглядевшись вокруг, Алиса увидела очертания здания, куда ее привез Эван, как только они прилетели. Может быть, сейчас он был там, решал какие-то важные задачи и совсем не думал о ней... А может быть, он был где-то совсем недалеко, своим привычно-ровным, но громким голосом отдавал приказы, или уже успел улететь...
  - Алиса, пойдем. - Дин схватил ее за локоть, вырывая из размышлений, и потащил к одному из челноков: не настолько огромному, как тот корабль, на котором она прилетела сюда, но достаточно внушительному по размерам.
  - Сержант, это Мисс Литтл, - сказал Норман очередному парню в форме, лицо котоого Алиса даже не пыталась запомнить. - Вот сопроводительный лист, подписанный капитаном Грэйсом, - вытащив из внутреннего кармана какой-то документ, он передал его сержанту. - До Элдоса в сохранности, понятно?
  Сержант внимательно изучил документ.
  - Подождите, мисс Литтл. Сейчас закончится погрузка, и мы опустим трап.
  Он отдал Алисе документы, и она только кивнула, тихо ойкнув, когда кто-то ее толкнул, пробегая мимо.
  - Ну все, синеглазка, - наконец-то улыбнулся Дин, протерев лицо перчаткой: на его длинных светлых ресницах постоянно укладывались снежинки. - Мне пора. Удачи тебе. Может, еще свидимся.
  - Как... Подожди, - опустив руки, затараторила Алиса. - А как же Капитан Грэйс? Я... В смысле... Я не увижу его?
  Дин улыбнулся еще шире и, прищурившись, усмехнулся:
  - Закрутили все-таки, да? Да ты не злись, - заметив ее колкий взгляд, пожал печами Дин. - Это нормально. Даже хорошо.
  - Я увижу его? - даже не став ничего отрицать, повторила Алиса.
  Норман вздохнул и покачал головой.
  - Он, должно быть, уже улетел.
  - А как же ты? Ты разве не в его команде? - сглотнув, попыталась ухватиться за соломинку Алиса.
  - Это эвакуация, а не задание. Офицеры нужны на всех кораблях. Потом он снова соберет нас в команду. Прости, но мне нужно бежать.
  - Да. Конечно, - так и не сумев выдавить из себя улыбку на прощание, сказала она.
  - Может, еще увидимся, - повторил Дин.
  - Может.
  Норман чуть похлопал Алису по худому плечу, и через несколько секунд скрылся в окружающем хаосе.
  - Мисс Литтл, отойдите сюда, - все тем же автоматическим голосом попросил ее сержант. - Здесь вас не заденут.
  Она послушно отошла в сторонку, но не перестала разглядывать все вокруг, прекрасно понимая, что это бесполезно, но все же продолжая искать взглядом Эвана.
  "Он же улетел, дурында", - говорила она себе, но продолжала рассматривать черные фигуры, окутанные снежным ореолом.
  "Я вернусь"...
  Не вернулся.
  Алиса понимала, что капитан сделал для нее больше, чем кто-либо, но... Как же он мог не вернуться? Он же обещал.
  Только когда погрузка была закончена, трап опущен, и люди начали подниматься на челнок, Алиса осознала до конца, что он на самом деле не вернется к ней.
  Она сглотнула подступившие слезы и стала подниматься наверх. Что ж, может, оно и к лучшему - без долгих прощаний, без бесполезных и унизительных слез, которые все-таки потекли по ее замерзшим щекам. Все это никому не нужно. Все эти объятия, поцелуи, обещания. Она не сопливая девчонка, чтобы...
  Алиса чуть не упала, когда кто-то с силой дернул ее за куртку назад. Но ее вовремя подхватили сильные руки капитана Эвана Грэйса.
  Черт, кого она обманывала? Нужны, необходимы его: объятия, поцелуи, обещания... Чтобы знать, чтобы понимать, что они с Эваном пусть недолго, но были на самом деле.
  Эван накрыл ее холодные губы своими замерзшими губами, целуя безжалостно. Она обняла его, уронив сумку, и поняла, что не хочет больше отпускать, не хочет этого разумного "ты же понимаешь, что все закончится". Разум сейчас был ей противен.
  Но капитан все же отстранился от нее, прервав поцелуй. Оказалось, он был без куртки в обычной футболке, а его сбитое дыхание говорило о том, что он бежал. К ней.
  Эван помог Алисе встать ровно, повесил ей на плечо упавшую сумку и, сжав ее ладони, проговорил:
  - Я найду тебя. Ты веришь мне?
  - Верю, - почти неслышно ответила Алиса.
  Еще одну напряженную секунду они смотрели друг другу в глаза, намертво сцепив руки. Но затем капитан подтолкнул ее, направляя ко входу.
  - Пора, - проговорил он, чуть крепче сжав напряженные ладони Алисы.
  Она кивнула и сделала медленный шаг назад, с трудом отпуская холодные пальцы Эвана.
  Он стоял, не двигаясь, пока женская фигурка не скрылась в пассажирском отсеке, где должна была отправиться на Элдос, и только после этого поспешил обратно: к своим обязанностям, к своей службе.
  Алиса и капитан расставались, зная, что это неизбежно.
  Но теперь не только он, но и она точно знала, что капитан Грэйс никогда не нарушает своих обещаний.
  Что обязательно, несмотря на войну, чего бы ему это не стоило... Но он найдет ее.
  
  
Оценка: 7.45*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"