Арден Том: другие произведения.

Орокон-4. Сестры синей бури. Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


Глава 2

УЛЬТРАМАРИН

  
   - Осторожней с копьем, болван!
   - Что-то с моими глазами. Меня ослепило.
   Оджо и Ачиус стояли на Плато Голосов. По правде говоря, не такое уж это было и плато - самый обычный каменный выступ в скале, возвышающийся над морем цвета ультрамарина. Ачиус выпустил из рук свое копье, но по-прежнему крепко держался за веревку Киры. Он сморщил лицо и заслонил глаза. Он знал, что высоко над ними дым из вершины вулкана неторопливо уплывает в безоблачное небо. Внизу, мягко сталкиваясь с камнями, пенились морские волны.
   - Таким утром, - прошептал Ачиус, - не верится, что здесь бушевала Синяя буря.
   - Посмотри на нас, - с горечью сказал Оджо. - Разве наш вид не говорит тебе о том, что нам пришлось пережить?
   С этим Ачиус не мог не согласиться. С той ночи минул лишь один лунный цикл, но казалось, что с жизнью до шторма их разделяла целая вечность. Он устремил взгляд в морскую даль, в который раз вспоминая о неистовых завывающих ветрах, сверкающих синих огнях, которые поглотили Иноркис, их остров-близнец.
   - Иногда у меня такое чувство, что он все еще там. Где-то там, просто мы его не видим.
   - Ты о чем? О шторме?
   - Об Иноркисе, разумеется. О чем же еще?
   Ачиус вздохнул, за ним и Оджо - одно лишь упоминание об их потерянном доме навевало грусть. Коренастый парень покорно взял веревку и привязал Киру к камню возле жертвенной плиты.
   - Ачи, - произнес он мягче, чем раньше, - нужно набрать веток для костра. Леки, скорее всего, уже проснулся. Если он обнаружит пропажу Киры, он догадается, чем мы тут занимаемся.
   Они трудились в тишине, с силой выдергивая сухие сорняки, когда-то проросшие в трещинах каменного выступа. Рядом с плитой чернело небольшое углубление; солнце и ветер еще не успели развеять пепел от бесчисленных костров. Когда они наполнили ямку, Оджо вынул из кармана туники лупу и враскорячку нагнулся над ветками и листьями. Он сосредоточенно фокусировал солнечный свет, скривив лицо так, будто не яркие лучи, а его сознание должно было разжечь огонь.
   Кира жалобно мычала, словно догадываясь, для чего разводят костер. У нее, казалось, совсем не осталось сил на сопротивление. Ачиус сглотнул, не осмеливаясь смотреть ей в лицо, в ее огромные грустные глаза. За плитой невозмутимо зияла сотня ртов Сибил, или вернее, это была сотня отверстий в отвесной стене скалы, большая из которых размером, вероятно, с человеческую голову. Ачиуса не впервые бросило в дрожь рядом с этими дырами, такими темными, такими зловещими, по сравнению с залитым солнцем плато. Поговаривали, что отверстия тянутся вглубь моря, доходя, быть может, до самой преисподней.
   Листья начали дымиться, и Оджо убрал лупу в карман. Юноши обменялись взглядами. Оджо сглотнул. Хватит ли у него мужества выполнить задуманное? Его отец, Жрец Арока, не раз совершал жертвоприношения, но что это меняло? Сам юноша никогда в этом не участвовал, он даже не видел, как происходит обряд. На Иноркисе присутствовать на нем разрешалось только тем, кто прошел Испытание Мужества. Но сейчас Оджо должен взять инициативу на себя. Если Ачиус безоговорочно верит в одного лишь Майуса Энио, то он ему покажет... Оджо ему еще покажет!
   Парень подобрал с земли свое копье. Кира отшатнулась.
   - Не копьем, Оджо, - протараторил Ачиус.
   - Ты прав. - У Оджо на поясе висел кинжал, единственный, оставшийся у них троих. Ачиус давным-давно потерял свой, а Леки сломал, разделывая свинью. Какая бы сила ни убила их шестерых товарищей, никакого оружия после себя она не оставила. Оджо крепко сжал в руке плоскую, покрытую трещинами рукоятку кинжала, проверил остроту лезвия.
   Не заточено. Но деваться некуда.
   - Держи ее, Ачи.
   На то, что должно было произойти дальше, Ачиус не мог смотреть и закрыл глаза. Если бы он только мог заткнуть уши - и нос заодно! Раньше ему доводилось убивать свиней и кроликов - пустяки, по сравнению с этим. Сейчас это была Кира. Вздрогнув, он услышал ее отчаянный вопль. Корову начало беспощадно трясти, его негнущиеся руки задрожали следом. Липкий страх окружил Ачиуса, смешиваясь с едким дымом костра. Что было сил, навалясь всем телом, он старался удержать корову.
   - Быстрее, Оджо. Быстрее!
   - Я пытаюсь.
   Как заправский мясник, Оджо нанес резкий рубящий удар, потом продолжил бить кинжалом в рассеченное горло коровы. Плита оросилась кровью, которая сначала брызнула, будто молоко при дойке, а затем хлынула горячим, зловонным потоком. Ачиус ощутил липкие брызги на своих руках, теплая жидкость лужицей собралась вокруг его босых напряженных ног. Тут кишечник Киры отказал. Живот у Ачиуса скрутило, рвота заполнила его рот. Парень было уже отпустил корову, но Оджо, сыпля проклятиями, приказал ему не двигаться.
   Ачиус стиснул зубы, с трудом сглотнул, изо всех сил стараясь не дышать, в то время как корова сначала взбрыкнула, потом вся сжалась, затем в конвульсиях повалилась на землю. Наконец, дрожь в ее шее утихла. Ачиус отшатнулся в сторону. Дым застлал его глаза. Он услышал хлопающих крыльями птиц, которые, подобно камням, резко обрушивались вниз.
   - Иди сюда, черт бы тебя побрал!
   - Но все уже закончилось, правда?
   - Закончилось? Все только начинается!
   Оджо был прав. Ачиус, спотыкаясь, вернулся к корове. Первым делом они перевернули теплую тушу, вверх выменем, которое Ачи столько раз доил. Молокосос - так другие его прозвали. И хотя худой парень не любил эту кличку, сама работа ему нравилась. Когда Кира заболела и перестала давать молоко, ему и впрямь пришлось сосать ее грубые соски. Этому он давно научился у своего кузена Майуса Энио, на ферме дяди Кастора. Раньше Ачиус любил вспоминать о тех временах, но теперь любая мысль о прошлой жизни превращалась для него в сущую пытку.
   - Держи ее за ноги, - Оджо снова взялся за копье.
   Ачиус задержал дыхание, словно собираясь нырять, пока его коренастый друг сначала копьем проделал в туше несколько дыр, потом кинжалом неуклюжими рубящими движениями вспорол брюхо. Новые волны еще более отвратительной вони обрушились на юношей. К этому времени они оба были покрыты кровью. Она капала с их волос и век, с их губ и пальцев, пропитала насквозь их туники. Но останавливаться было нельзя. Прежде, чем работа завершилась, они еще долго надрывали руки, отдирая скользкую шкуру, вырывая теплые кости.
   Наконец, внутренности коровы были разложены на плите, ее мясо сгорало в костре. Птицы совсем обезумели. Ачиус, всхлипывая, едва мог дышать. Оджо выпрямился, сжав сердце Киры в дрожащих руках. Шатаясь от усталости, он подошел к стене с сотней отверстий.
   Парень прикусил губу, отчаянно подбирая слова. Оджо никогда не присутствовал на подобном обряде, но он все же заглядывал в священные тексты, слушал отца, когда тот с другими жрецами Арока читал молитвы в Священной Школе. Оджо не знал, будет ли его речь хотя бы на половину правильной, но чего уж теперь. Они столько сделали, осталась самая малость. Парень решительно шагнул вперед и рухнул ниц, больно оцарапав колени.
   - О, Многоголосая Сибил, - начал он с придыханием, - наимудрейшая Сибил, приходящаяся сестрой Сибил с Иноркиса, дочери Громовержца Арока Иноркиса, приходящегося братом Громовержцу Ароку Заро - пред тобой мы склонили головы с даром плоти... Услышь нас, Сибил с Заро, и поведай, о чем мы вопрошаем. Ты наша последняя надежда. Пусть возвестят твои сто голосов, Сибил, суждено ли нам когда-нибудь вернуться на Иноркис. Пребудет ли Громовержец с нами? И как преодолеть нам эти суровые испытания?
   Оджо тяжко вздохнул, следом и Ачиус. Птицы, будто испугавшись, внезапно исчезли. Тишину нарушали лишь шипение мяса на костре, да бившиеся о берег волны. Ачиус лежал на алой скользкой плите, смотрел в бескрайнюю даль спокойного моря. Как странно. Сейчас верилось с трудом, что раньше на синей глади лежал другой остров, точь в точь как этот, и на его склонах процветали селения и фермы! Он снова вспомнил о шторме. Что такого могла сказать Сибил, чтобы помочь им теперь?
   Лучше бы они спросили о Майусе Энио!
   - Ачи, - наконец, простонал Оджо, - все без толку...
   - Нет! - встрепенулся его друг. - Быть такого не может!
   Ачиус был прав: внутри скалы что-то шевелилось. Поначалу этот звук едва достигал их сознания. Юноши могли принять его за порывы ветра, что метался над безмятежным морем, или за таинственный рокот, который доносился из нутра дымящейся горы. Только когда Оджо опустил окоченевшее сердце по-видимому бесполезной жертвы, когда Ачиус отполз к краю обрыва и встал, готовый нырнуть в очищающие воды океана - только тогда песня Сибил настигла их.
   И юношей обуял ужас.
  

***

  
   - Та гора приближается, - пробормотал Раджал.
   Клубы дыма скользили по небу.
   - Ты хочешь сказать, мы приближаемся, - Малявка вскочил на ноги и начал возбужденно вертеться.
   - Ты что делаешь? - спросил Раджал.
   Похоже, совсем забыв про свой шар, Малявка простонал:
   - Ах, удалось бы нам исследовать все эти таинственные острова...
   Он прыгал и скакал.
   - Сядь на место, дурачок, - Раджал оттащил его от края ковра. - Не волнуйся. Мы точно побываем на каждом из островов Венайи прежде, чем все это закончится. Сколько, ты говорил, их всего, Джем?
   Но Джем не слушал. Ковер под ними раскачивался на волнах ветра, и юноша с дурным предчувствием рассматривал его замысловатые узоры. Там были завитки и спирали; глаза павлинов; реки, деревья и кометы. Загадочные фигуры в халатах и тюрбанах протягивали вперед руки со сверкающими камнями. Джем отыскал один из них, небесно-голубой, который источал яркие лучи света, вышитые лазурной нитью. Несомненно, это был Кристалл Джавандры.
   Ощущение приближающейся опасности у Джема росло, и он дотронулся до камня под своей туникой. Кристалл Терона теперь принадлежал ему. Юноша закрыл глаза, и перед его мысленным взором снова возник Тот-Вексраг. То же самое видение поглотило Джема за миг до того, как он завладел красным кристаллом. Если верить безумным речам Тота, силы анти-бога невероятно возросли, вскормленные всей той божественной энергией, что, как вода из обвалившейся плотины, прорвалась после разрушения самого священного храма Унанг-Лиа. Джем тяжело вздохнул, сильнее сжав в руке кристалл. Лишь день назад он нашел его, но уже чувствовал частью себя. И он знал, что так и будет, пока не разыщется голубой кристалл.
   В этот момент ковер слегка накренился, и Волшебный шар покатился в сторону Джема. Юноша дотянулся до него и уже было схватил, чтобы не дать ему сорваться вниз, как его глаза внезапно пронзила острая боль. Из глубины стеклянного шара на него злобно смотрело лицо Тота-Вексрага...
   - Шар! - завопил Малявка.
   - Да забудь ты о шаре, - сказал Раджал. - Смотри!
   Ковер мотало из стороны в сторону. К нему неслась стая морских птиц, их длинные когти сверкали, а крылья были широко расправлены.
   - Они летят прямо на нас!
   - Держись!
   Все вцепились в ковер. Радуга вонзила когти глубоко в ворс. Подобно грому, сотни крыльев били над ними, воздух наполнил визг, и ковер, вздрогнув, начал кружиться. Джем стиснул зубы. Он был уверен, еще мгновение - и на него посыпятся удары, а острые, как лезвия, когти разорвут на нем тунику. Однако, когда птицы их настигли, ковер резко отклонился и камнем упал вниз. Он несся сквозь ослепляющую синеву, и птицы его не преследовали.
   - Они вернутся? - задыхаясь, спросил Раджал.
   - Они не нападали, - ответил Джем. - Они... сами спасались от чего-то!
   - Значит, они улетели? Хвала Коросу!
   - Хвала твоему амулету, ты хочешь сказать, - подал голос Малявка.
   Подарок принцессы Бела Доны ярко блестел на темном напряженном запястье Раджала. Возможно, он действительно защищал от темных сил, и парень был готов поверить в это, но лишь на краткий миг. Птицы исчезли, но ковер по-прежнему, головокружительно вращаясь, падал вниз. Под ним со свистом проносился вихрь всех оттенков синего. Радуга лаяла. Раджал зажмурился и обхватил себя руками - но брызг так и не почувствовал.
   Ковер, продолжая пике, резко ушел в сторону. Будто выросшие из ниоткуда, показались лесистые склоны острова. Малявка благодарил амулет; Раджал восхвалял его, но затем снова проклял, как только вокруг них, подобно черной удушливой завесе, стянулся дым из вулкана. Их легкие наполнились серой. У них меркло сознание; они кашляли; слезы хлынули у них из глаз. Они услышали где-то внизу зловещее шипение из жерла вулкана.
   - Мы пропали! - закричал Раджал. - Пропали!
  

Далее: Глава 3


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | П.Працкевич "Код мира (5) - Секунду назад" (Научная фантастика) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | В.Кощеев "Злой Орк 2" (ЛитРПГ) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | |

Хиты на ProdaMan.ru На грани. Настасья КарпинскаяЯ хочу тебя трогать. Виолетта Роман��Колечко из другого мира (18+). Анетта ПолитоваЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаБукет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаОфисные записки. КьязаСнежный тайфун. Александр МихайловскийТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)В объятиях змея. Адика Олефир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"